Jump to content
Форум - Замок

Париж в новостях


dani
 Share

Recommended Posts

Меня уже давно беспокоит ситуация, сложившаяся в этой стране, которую уже несколько лет продолжают называть не Францией, а "шестиугольником". Меня особенно беспокоит наступление мусульман в центре Европы. Понимаю, они на этом остановятся, это только начало. Мне хотелось бы, чтобы здесь публиковались не все новости подряд, а с определенной тенденцией - как я уже сказал: вытеснение французского народа мусульманской диаспорой, которую таковой уже трудно назвать, ибо встречаешь их на каждом шагу. Все новости, так или иначе касающиеся этой проблемы представляются мне очень важными, поэтому я буду благодарен всем, кто внесет вклад в эту тему.

Link to comment
Share on other sites

Франция готова оказывать содействие Таджикистану

 

Сегодня, 11 апреля, в Душанбе состоялась встреча президента Таджикистана Эмомали Рахмона с министром иностранных дел Франции Бернар Кушнером, сообщает ИА REGNUM. Как сообщил журналистам глава Министерства иностранных дел Франции, на встрече с президентом Таджикистана обсуждались вопросы двусторонних таджикско-французских отношений, а также ситуация в регионе, в частности в Афганистане. По словам Кушнера, он поблагодарил президента республики за предоставление территории аэропорта Душанбе и воздушного пространства французским ВВС, что дало возможность Франции сыграть положительную роль в рамках контртеррористической операции в Афганистане.

 

Отвечая на вопрос об экономических отношениях между двумя странами, Кушнер отметил, что в настоящее время Франция ведет работы по реконструкции аэропорта и аэровокзала в Душанбе. "Инвесторы, которые могут придти к вам в страну должны иметь доверие к структурам власти. Если не будет такого доверия, то поток инвестиций будет малым. Мы готовы оказать содействие Таджикистану в решении этих вопросов, для этого необходима добрая воля обеих сторон. Как друг Таджикистана отмечу, что пока не будут начаты структурные изменения, мы не сможем привлечь средства в экономику вашей страны. Я не могу заставить французских бизнесменов против их воли вкладывать свои средства в Таджикистан. Поэтому, помогите нам, чтобы вам помочь", - отметил министр.

Глава МИД Франции также сообщил, что он предложил провести две встречи, первая из которых пройдет 12 июня нынешнего года в Париже, где планируется обсудить вопросы, разработки политической стратегии о принятии с нашей стороны определенных обязательств по борьбе с экстремизмом и терроризмом. Вторая встреча, по его словам, планируется на 17-18 сентября, после принятия Францией председательства в ЕС. "Эта встреча будет продолжением ашхабадской встречи, завершившейся накануне, между ЕС и странами Центральной Азии", - отметил министр.

Link to comment
Share on other sites

Дань, я часть статьи приведу, ладно? Остальное потом.... Только она старая. Не ругайся.

 

GlobalRus.ru, 20 декабря 2002 г.

 

"Куда более важными представляются другие характеристики мусульманского сообщества пятой республики – социальные. Конечно, среди пяти миллионов мусульман Франции есть люди и очень небедные, но в большинстве случаев французский ислам это религия социально неудовлетворенных уроженцев рабочих гетто, этакая архаичная и одновременно модернизированная, национально приспособленная вариация на тему традиционно европейского бунтарского активизма. Выходцам из северной Африки, приехавшим во Францию полвека назад, было не до джихада - миллионы французских магрибцев просто вкалывали от зари до зари в цехах завода Рено, с трудом прокармливая свои по-восточному большие семьи. В конце восьмидесятых ситуация изменилась, и дети тех самых иммигрантов, так называемые “харки” - выросшие в гетто на смешанной франко-исламской культуре, недовольные и готовые к действиям юноши, обратились за ответами как раз к вере предков – исламу, при этом в его максимально фундаменталистской, непримиримой и агрессивной артикуляции. Поколение “харки” безразлично отмахивалось от конформизма старших. Для родившейся во Франции молодежи радикальный ислам стал единственной верной социальной теорией, и этих фундаменталистов, конечно же, не устраивал привычный мусульманский истеблишмент Франции, лояльный Елисейскому дворцу. В стране будто появилось два ислама."

Link to comment
Share on other sites

Ничего особенного и так ненавязчиво...

 

 

МОСКВА, 7 апр - РИА Новости. Генеральный секретарь Совета Европы Терри Дэвис выступил в понедельник с заявлением, в котором осудил произошедшее в выходные осквернение могил французских солдат-мусульман на военном кладбище Нотр-Дам-де-Лорет близ Арраса на севере Франции.

Это самое крупное во Франции кладбище, где похоронены погибшие в боях Первой мировой войны.

"Осквернение 148 могил французских мусульман в эти выходные дни на военном кладбище Нотр-Дам-де-Лорет во Франции является отвратительным актом расизма", - говорится в размещенном на сайте Совета Европы тексте заявления.

"Французские власти и общественность решительно и резко осудили его, и их реакцию можно только приветствовать", - добавил Дэвис.

Вместе с тем он подчеркнул, что "урок, который мы все должны извлечь из актов вандализма в отношении мусульманских, еврейских или любых иных сообществ во Франции или где-либо еще в Европе, заключается в том, что решительного осуждения все же не достаточно".

Генсек Совета считает необходимым "упреждать исламофобию, антисемитизм и любые иные проявления расизма в наших обществах".

По мнению Дэвиса, сделать это можно, чтя память умерших.

"Память о них надо защищать, охраняя права и достоинство всех сообществ, отвергая ненависть и заботясь о терпимости и взаимном уважении повсюду и ежедневно, а не лишь тогда, когда мы вспоминаем о своем долге в связи с очередным разрушительным актом расизма",- заключил генсек.

Link to comment
Share on other sites

В статье говорится не только о Франции, но тенденция в Европе, как я полагаю, одинакова....

 

О.А. Скопич

 

 

В разделе Межгосударственные организации и программы размещено исследование научного сотрудника ИМЭМО РАН и преподавателя МГУ им. Ломоносова Хохлова И.И. - Субсидиарность как принцип и механизм политики Евросоюза.

 

В работе исследуется явление субсидиарности – основополагающий принцип, лежащий в основе распределения полномочий и компетенций между акторами, находящимися на разных уровнях властной пирамиды в рамках Европейского Союза.

 

 

Актуальные публикации

Хохлов И.И. Глобальный джихад Салафи: международная террористическая сеть Аль-Каида

 

Новое научное исследование Глобальный джихад Салафи: международная террористическая сеть Аль-Каида посвящена идеологии, структуре, системе вербовки новых членов и перспективам террористических исламских организаций, входящих в салафистскую сеть Усамы бен Ладена и Аймана аз-Завахири.

 

Вербовка террористов-смертников в мусульманской диаспоре на Западе

Очевидно, для молодых людей, полных жизненных сил и амбиций, ощущение безысходности, бессилия, реальные и мнимые предубеждения, что они вынуждены работать на благо западного общества, становятся решающими факторами в их выборе: либо опустить руки, либо «ответить участием во всеобщей борьбе со все подавляющим чудовищным цинизмом». Поэтому Кемаль Дауди отправился в Афганистан, откуда вернулся в Париж убежденным муджахедом, после чего его арестовали за участие в заговоре по взрыву американского посольства.

 

Значительная часть мусульманской молодежи отвергает свой статус второстепенных граждан, с которым мирились их родители. Первое поколение иммигрантов, оказавшихся в Европе и вынужденных зарабатывать на жизнь, в большинстве своем не получило надлежащего образования, что создало труднопреодолимую пропасть между ними и следующими поколениями. Молодежь ищет людей с общими интересами и убеждениями. Мусульмане объединяются, находя друзей и единомышленников в мечетях, в местах массового отдыха (кафе, спортивных клубах, торговых, сервисных заведениях и т.д.), принадлежащих представителям исламской диаспоры. Сегодня многие из них не готовы мириться с тем, что их игнорируют, особенно что игнорируют их чувства по отношению к войне в Ираке.

 

Нахождение в группе имеет большое значение. Многие иммигранты из мусульманских стран живут в своих анклавах, для них и их потомков большую роль играют различные связи, включая близкородственные и дружеские отношения, а также национальные «кластеры», например, группы марокканского происхождения. Особенно выделяются объединения студентов. По словам профессора Брунельского университета (Brunel University) Энтони Глиса (Anthony Glees), за последние 15 лет более чем в 20 английских университетах были выявлены студенческие группировки c экстремистскими исламскими взглядами [18]. В целом, сегодня студенчество является одной из самых мобильных и легко управляемых групп общества.

 

Группы с радикальными взглядами формируются не только в мечетях. Иммигранты, выходцы из иммигрантских семей записываются добровольцами на джихад в кофейнях Роттердама и Копенгагена, в молельнях Гамбурга и Брюсселя, в лавках исламистской литературы в Бирмингеме и Лондоне в тюрьмах Мадрида, Милана и Марселя [19]. Нахождение в группе избавляет их от страха, придает уверенности, делает взгляды более смелыми, радикальными. Параллельно идет отстранение от общества неверующих, что окончательно закрывает путь к интеграции.

 

Ярким примером служит террористический заговор, раскрытый в марте 2004 г.: группа из семи человек намеревалась взорвать один из популярных клубов в Лондоне. В эту террористическую ячейку входили молодые люди пакистанского происхождения в возрасте от 19 до 34 лет. Некоторые заговорщики встречались с двумя из подрывников-смертников, впоследствии осуществивших взрывы на лондонском транспорте 7 июля 2005 г. Заговорщики были знакомы несколько лет. Все они сочувствовали действиям радикальных исламистов в разных уголках мира. Главные заговорщики проходили вместе военную подготовку в секретных лагерях в Пакистане, соглашались, что насилие является главным средством в этой борьбе. Они обсуждали разные проекты, включая организацию взрывов в крупном торговом центре на юге Англии и в ночном клубе в центре Лондона [20].

 

Следует обратить внимание на тот факт, что поколения иммигрантов учатся в европейских школах по европейским учебникам истории, в которых нередко создается негативный образ мусульман и их религии. Профессор факультета языков и переводов Университета Аль-Азхар в Египте Мустафа Аль-Халваджи (Mustafa Al-Halwaji), исследовавший европейские учебники, считает, что мусульманские студенты могут чувствовать себя глубоко оскорбленными тем, как представлены ислам и мусульмане в этих книгах [21]. По его мнению, это вполне может подвигнуть их фанатически защищать религию, доказывать ее обоснованность и законность. Абдель Мохсен Бен Салем Аль-Акели (Abdel Mohsen Bin Salem Al-Ukely) – глава группы специалистов, исследовавших британские учебники, пришел к выводу, что в целом создается нейтральный или положительный образ арабов и мусульман, однако он становится негативным, если тема касается крестовых походов или арабо-израильского конфликта. В некоторых книгах смешиваются понятия терроризма и ислама, неверно истолковывается концепция джихада («экспансионистское движение, целью которого является доминирование над другими нациями, способ уничтожения», «Modern World Religion: Islam, 2002»). В итальянских учебниках встречается негативное описание концепции джихада и личности Пророка Мухаммеда. По словам Аль-Акели, в британских учебниках ислам показан как религия слепого поклонения и строгих запретов (например, «Examining Religions: Islam, 1999»). В некоторых книгах дается искаженное представление о вере и ритуалах. Нередко суфизм (мистическое течение в исламе) представлен как основа этой религии («Islam, 1999»). По сведениям египетской газеты «Аль-Ахрам» [22], во многих учебниках создается оскорбительный портрет арабов: или «развращенных богачей, которые любят тратить свои нефтяные доллары и не способны помогать развитию своих стран», или бедняков, часто «необразованных, притесняющих женщин, ратующих за полигамию и не способных реалистично смотреть на жизнь, после того как после смерти им пообещали рай». Однако еще более раздражающее действие сегодня оказывают СМИ, которые нередко связывают понятия ислама, терроризма и фундаментализма. Критика ислама лишь усиливает страхи и ощущение преследования среди мусульман.

Link to comment
Share on other sites

Европа станет мусульманской

 

 

Андрей МИЛОВЗОРОВ, 09 марта, 00:47

 

Lenty.ru: Полководец Балуевский - завоеватель Украины

 

Европа взялась кардинально решить проблему края Косово. Причем, тем же способом, как некогда начала это делать Османская Порта. Да и вообще, Европейский союз все сильнее напоминает ту империю.

 

Прецедент с 600-летней предысторией

 

В конце февраля в Вене состоялся первый раунд прямых переговоров между косовскими албанцами и Сербией. "Контактная группа" (РФ, США, Франция, Германия, Великобритания, Италия), а также спецпредставители ООН считают возможным определиться с международным статусом автономии уже в этом году. Пока поводов для оптимизма немного. Первый раунд переговоров носил "технический" характер: стороны обсуждали различные стороны жизнедеятельности косовской автономии – правоохранительной системы, здравоохранения и образования, а главное – участие в них сербского меньшинства. Но даже эта дискуссия началась без рукопожатия представителей сторон. То ли еще будет, когда они начнут обсуждать сам статус Косова, ведь стороны стоят на диаметрально противоположных позициях и не изъявляют никакого желания идти на компромисс. Сербия готова предоставить Косову самые широкие права автономии, но только в рамках единого государства. Албанцы же настаивают на независимости края: их делегация даже не имеет мандата на то, чтобы заключать соглашения на иных основаниях.

 

В этой практически тупиковой ситуации посредники (за исключением России, одобрившей переговорные позиции Белграда), по всей видимости, будут изо всех сил нажимать на сербов. Собственно, к этому ведет вся логика событий последних семи лет: с момента введения в Косово военного контингента KFOR западные "миротворцы" готовят автономию к независимости.

 

Пожалуй, единственный фактор, который несколько смущает в этой ситуации "посредническое" сообщество, это намерение России рассматривать отделение Косова от Сербии как прецедент для непризнанных государств на территории СНГ. Об этом своем намерении Россия уже заявила достаточно определенно, как и о том, что она не согласна ни на какие оговорки, ограничивающие значение косовского прецедента. Очевидно, Западу придется выбирать между желанием предоставить независимость Косову и нежеланием признать независимость Приднестровья, Карабаха, Абхазии и Южной Осетии. И, по всей видимости, решение будет все-таки в пользу независимости Косова. Во-первых, оно не повлечет автоматического предоставления независимости прочим "непризнанным" – в каждом случае потребуются длительные переговоры, которые еще неизвестно чем кончатся. А во-вторых, большинство посредников европейцы, и им, разумеется, хочется поскорее разрулить конфликт в родной Европе.

 

Но вся беда в том, что, решая одну проблему, Европа может создать себе другую, причем, куда более серьезную. Чтобы понять всю важность косовского прецедента, обратимся к истории этого края. Косово и Метохия (таково полное название автономии) было некогда духовной колыбелью сербского народа. Сербы поселились здесь в V-VI вв. и сразу же приняли христианство. Здесь же в IX в. благодаря просветителям Кириллу и Мефодию они получили письменность. А в XIV в. Косово и Метохия стало местом ожесточенной схватки между местным населением и османскими завоевателями. В 1389 г. произошла знаменитая Битва на Косовом поле, которую сербы проиграли. Однако туркам был нанесен большой урон, так что с тех пор они сильно невзлюбили сербов и стали целенаправленно заселять Косово и Метохию албанцами (которых предварительно обратили в ислам – тоже за злостное сопротивление). А чтобы облегчить эту задачу, территорию "зачищали" от сербов. Таким образом, на протяжении последующих шести веков православное население края постоянно подвергалось этническим чисткам и притеснениям, что, естественно, вело к его сокращению. В итоге к настоящему моменту сербы составляют менее 10% населения Косова и Метохии, а албанцы – 90%. И, разумеется, они считают эту территорию исконно своей, нисколько не смущаясь тем обстоятельством, что здесь на 10 тыс. кв. км сосредоточено более 2 тыс. сербских церквей и монастырей (кстати, за время "миротворческой оккупации" KFOR процесс уничтожения православных святынь в Косове заметно активизировался). Возможно, уже в следующем году они окончательно получат эту землю: Европа завершит процесс, начатый османскими султанами.

 

Завоеватели уже здесь!

 

Этот прецедент будет крайне опасен для самой Европы. И отнюдь не тем, что где-то в далеком СНГ им попытаются воспользоваться какие-то крохотные мятежные автономии, а тем, что в самом Европейском союзе в последнее время развелось огромное количество мусульманских "краев". И появились они тоже благодаря завоеванию – правда, относительно мирному – исконных европейских территорий выходцами из исламского мира. Они уже требуют себе определенный уровень автономии, влияют на политическую жизнь страны, а в недалеком будущем не постесняются потребовать и независимости. И непременно укажут возмущенным европейцам на косовский прецедент. Тогда очень многие европейские страны поймут, что переживала Сербия. Но будет уже поздно.

 

Всего в Европе (до границ СНГ) сейчас проживает, по разным оценкам, от 14 до 20 и более млн мусульман. В основном это иммигранты, выходцы из стран, бывших некогда колониями европейских держав. В течение второй половины прошлого века их доля в общем населении Европы возросла с 1 до 5%, а в настоящее время – в том числе из-за сокращения рождаемости коренного населения – увеличивается еще более стремительно. При сохранении нынешних демографических тенденций число коренных европейцев к 2050 г. сократится на 14%. Мусульмане же к этому времени могут составить, по некоторым оценкам, от одной трети до половины европейцев. В настоящее время наибольшее в Европе число выходцев из исламского мира проживает во Франции – до 6 млн человек (что составляет 10% населения страны). На втором месте Германия (2,3-4 млн), далее следуют Великобритания (1,5 млн), Нидерланды (730-870 тыс.), Швейцария (720 тыс.), Швеция и Испания (по 400 тыс.), Бельгия (300-370 тыс.), Австрия, Греция и Дания (160-200 тыс.), Норвегия и Португалия (по 50 тыс.), Польша, Словения и Чехия (20-40 тыс.). Меньше всего среди стран ЕС мусульман проживает в республиках Прибалтики и Финляндии – всего по 10 тысяч. В последние годы заметно растет мусульманское население Балканского полуострова, особенно в странах бывшей Югославии. В настоящее время там проживает свыше 4 млн мусульман (против 2,1 млн в начале 1950-х). Мусульманами являются 40% населения Боснии и Герцеговины, свыше 70% трехмиллионного населения Албании.

 

Мусульмане-иммигранты активно обживают определенные территории в Европе – в основном, пригороды столиц и крупных городов. Например, во Франции, по оценкам полиции, сейчас порядка 750 "неблагополучных" пригородов, представляющих собой иммигрантские "гетто", где и проживает основная часть мусульманской диаспоры. Пригород Парижа Клиши-су-Буа, откуда в ноябре прошлого года начался известный мятеж, является типичным исламским "гетто" современной Европы. Характерно, что из этого городка хулиганское восстание за десять дней распространилось на 300 аналогичных населенных пунктов, перекинувшись и в соседние государства ЕС.

 

К великому сожалению и разочарованию европейцев, компактно проживающие мусульманские общины практически не интегрируются в европейское социально-культурное пространство и уж, тем более, не ассимилируются. Они не воспринимают европейские демократические ценности и правовые нормы, живя по своим собственным законам и правилам. И ношение хиджабов и многоженство – далеко не самые страшные их отступления от европейских норм поведения. В мусульманских общинах нередко действуют нормы шариата, ширится влияние радикальных течений ислама. Совершаются убийства женщин за "оскорбление чести семьи": только в Берлине за последние полгода произошло 8 таких убийств, причем жертвами двух из них стали немки, вышедшие замуж за турок, а позже расставшиеся с ними.

 

Эксперты полагают, что тенденция к компактному проживанию будет усиливаться по мере роста мусульманской миграции. Во-первых, представителям "пришлой" цивилизации легче сохранить свою идентичность, селясь на чуждой культурной территории анклавными вкраплениями. Во-вторых, вновь прибывающему к ним "подкреплению" тоже легче обустроиться на чужой территории в своей диаспоре. А в-третьих, анклавности мусульман способствуют и сами европейцы: они не пускают их выше "подвала" социальной иерархии, в последнее время относятся к ним все более враждебно и зачастую стремятся переселиться прочь из местности, где появилась мусульманская община. Такая ситуация, например, недавно сложилась в Кройцбурге (район Берлина), где в местной школе вообще не осталось учеников-немцев. Коренное население там представлено лишь молодыми холостяками и малообеспеченными гражданами. Или, скажем, во французском департаменте Сен-Дени, который сейчас гораздо больше похож на восточную провинцию, чем на пригород Парижа: по грязным улицам мимо обшарпанных домов ходят арабы и африканцы в национальных одеждах, прямо на земле сидят торговцы, а с наступлением темноты хозяйничают молодежные банды. Французская полиция не показывается здесь даже в "мирное время".

 

Европа мусульманских регионов...

 

Таким образом, проще представить себе, что мусульманские анклавы обретут независимость, чем то, что они ассимилируются в атеистическую Европу. Ведь со временем эти общины станут только сильнее: уже сейчас в большинстве стран Западной Европы 20-30% молодежи составляют дети иммигрантских семей. А чуждое их менталитету либерально-атеистическое окружение способствует тому, что они обращаются к самым радикальным течениям в своей религии. Они ориентированы на жесткое противостояние, а многие – и на покорение западной цивилизации, опостылевшей Востоку еще со времен крестовых походов.

 

В Европе существуют и политические предпосылки для обретения мусульманскими анклавами настоящей независимости. Это так называемая "Европа регионов" – институционально оформленный пласт политических и экономических взаимоотношений между европейскими субнациональными территориальными единицами. Европе регионов присущи трансграничные связи регионов "через головы" национальных правительств, их выход на европейский уровень в качестве полноправных субъектов, а также представительство в Комитете регионов ЕС. Таким образом, даже не ставя вопроса о независимости, мусульманские анклавы в ЕС смогут получить существенный объем прав и возможностей просто в качестве регионов единой Европы. Кстати, на Европу регионов рассчитывают и сербы: в Белграде полагают, что именно вступление Сербии в ЕС снимет остроту косовской проблемы, поскольку эта автономия получит достаточно возможностей развиваться самостоятельно, формально оставаясь в составе страны.

 

Однако вряд ли мусульманские анклавы ЕС удовлетворятся определенной автономией – даже независимостью – в пределах своих регионов. Их политическая активность растет с каждым днем. И с подачи определенных сил эти диаспоры уже добиваются влияния на страну своего пребывания, а также на весь Евросоюз. На это их настраивают религиозно-политические организации, такие как "Федерация исламских организаций" (во Франции), "Союз исламских организаций Европы" (в Германии), Исламский совет Европы (в Великобритании), а также транснациональные мусульманские организации – от Всемирной исламской лиги и "Братьев-мусульман" до "Аль-Каэды". Кроме того, диаспоры являются проводником политики своих "исторических родин": через них определенное влияние на Европу оказывают такие страны, как Саудовская Аравия, Алжир, Тунис, Марокко, Египет, Турция.

 

...или Европейский халифат?

 

Впрочем, возможно, что самоизолирующиеся мусульманские анклавы – это еще цветочки. Эксперты говорят о том, что в них постепенно вызревает новая разновидность магометанства – европейский ислам. Это отнюдь не европеизированный ислам, а весьма радикальный, но использующий возможности и достижения западной цивилизации в своих целях. Он призывает мусульман не замыкаться в своих гетто, а получать европейское образование, активно участвовать в общественно-политической жизни Европы, тем самым содействуя распространению ислама и нейтрализуя его врагов. Национальный совет по разведке США называет это движение "политическим исламом". В опубликованном недавно прогнозе развития ситуации в мире до 2020 г. Совет утверждает, что "политический ислам" в последующие годы будет усиливать свои позиции в мире, в первую очередь, в западных странах. Он объединит различные этнические и национальные группы и, возможно, породит единую транснациональную структуру. В первую очередь "политический ислам будет бороться за влияние на мигрантов-мусульман, которые привлечены на Запад рабочими местами, но в то же время не являются частью западного общества, культуру которого они не приемлют", – полагают авторы доклада.

 

Есть два принципиальных пути построения взаимоотношений государства с религиозными организациями. Один – признание и уважение всех верований и традиций, как "титульной" конфессии (ценности которой должно разделять и само государство), так и всех остальных (за исключением деструктивных культов). Другой путь – это когда государство заявляет, что не играет в подобные игры: все равны перед законом, для всех свобода совести, и точка. Такое государство изо всех сил старается не выказать предпочтение ни одной конфессии и никаких норм и традиций, кроме чисто светских, не признает. Конечно, обе эти модели имеют свои слабые стороны. Скажем, держава, неравнодушная к религиозным вопросам, может легко скатиться к дискриминации "нетитульных" религий, что породит мощный конфликт. А подчеркнуто светское государство может вдруг получить религиозную "инъекцию" извне, которая способна разрушить все его устои. Ведь не зря же – как уже отмечалось – наиболее притягательной для иммигрантов европейской страной является Франция, которая на государственном уровне раньше всех и решительнее многих порвала со своими христианскими корнями – еще в конце XVIII века. С тех пор французы весьма преуспели в построении светского государства и общества – недавние скандальные инициативы по запрещению ношения хиджабов и вообще любой религиозной атрибутики (включая, по идее, и нательные крестики) – яркий тому пример.

 

Однако светское государство оказывается бессильным перед нашествием чужаков, не желающих отказываться от своих религиозных убеждений и традиций. Оно превращается в их легкую добычу: на либеральном правовом пространстве такого государства создаются религиозные общины и сети экстремистских организаций, а местное светское общество – оторвавшееся от всяких религиозных корней, но не лишенное духовного поиска – становится объектом миссионерской деятельности пришлых проповедников. Кстати, принятие ислама коренными европейцами давно перестало быть единичными эпизодами. Есть данные, что, например, во Франции число "местных" адептов ислама исчисляется уже сотнями тысяч, и ежегодно к ним прибавляется еще порядка 50 тыс. человек. В Германии магометанами стали уже более 100 тыс. коренных граждан, в Италии – около 50 тыс., в Великобритании – 10 тысяч. В Бельгии, Испании, Нидерландах, Швеции счет "коренным" мусульманам тоже идет на тысячи.

 

Поэтому европейские эксперты напрасно упрекают ЕС в отсутствии четкой стратегии интеграции мусульман в европейское общество. Такая интеграция уже идет, только ее осуществляют не европейцы, а сами мусульмане: они интегрируют европейские "свободные пространства" в свой мир ислама. В этой связи Европе уже предрекают "коррекцию" своей идентичности – только-только начавшей проклевываться после масштабного расширения ЕС. Теперь же придется европейцам мириться с тем, что не только "полусоветские" народы Восточной Европы, но и люди в тюрбанах и хиджабах будут одной с ними "идентичности" – европейской. А уж если у стратегов Евросоюза хватит решимости довести до конца процесс присоединения Турции, то эта мусульманская страна окажется едва ли не самым значительным по численности населения государством ЕС. В настоящее время 70-миллионная Турция всего на каких-то 10 млн жителей уступает Германии, а с учетом демографических тенденций в этих двух странах лет через 15-20 (эксперты полагают, что именно столько уйдет на переговоры по вступлению) турок будет уже больше, чем немцев. Да и мусульманские диаспоры к тому времени, очевидно, станут настолько влиятельными в Европе, что даже если ЕС в последний момент воспротивится вступлению Турции, они "убедят" его сделать это. Тогда, очевидно, ЕС переименуют в ОЕС – Османский европейский союз... Так что Косово – это только первая ласточка. За нею прилетят и орлы.

Link to comment
Share on other sites

Ольга Бибикова (выдержка из статьи):

 

Мусульмане во Франции

Выходцы из стран Северной Африки весь ХХ век пополняли ряды пролетариата и армии. Французское правительство постоянно совершенствует законодательство, которое направлено на то, чтобы иммигранты более активно адаптировались во французское общество. В отличие от многих других стран французская конституция не разрешает включать в переписи населения вопросы о конфессиональной принадлежности граждан республики. Поэтому количество мусульман в стране определяется исходя из сведений иммиграционного ведомства о численности иммигрантов, прибывших из мусульманских стран. В средствах массовой информации обычно указывают, что во Франции проживает более 4 млн. мусульман [2]. Примерно у 75% из них есть французские паспорта. В основном это те, кто родился во Франции или женился на французских гражданках (в том числе арабского происхождения) [3]. К мусульманам относят также французов, принявших ислам, значительную часть из них составляют мужчины и женщины, вступившие в брак с представителями мусульманской диаспоры [4].

По данным министерства внутренних дел Франции, в стране в 2002 г. насчитывалось 1536 мест, приспособленных для совершения мусульманских ритуалов. Сюда относят мечети, а также помещения для молитвы, которые организованы на некоторых предприятиях. Во Франции построено около пятидесяти мечетей [5], из них 12 могут принять одновременно более 1 тыс. человек, то есть имеют статус «соборных». Характерно, что крупные мечети, как правило, имеют своими прихожанами выходцев из одной страны. Например, Большая мечеть Парижа посещается преимущественно алжирцами. То же самое можно сказать и об организациях [6], созданных выходцами из мусульманских стран и зарегистрированных в соответствующих органах.

Link to comment
Share on other sites

Это из новостей ... тоже ведь ничего особенного, кроме того, что проскальзывают нотки геноцида (блин, надо было шепотом сказать, а то вдруг чего... у нас же теперь Органы стремятся прибрать инет к своим рукам и поставить всех тут на просмотр)

 

Новые беспорядки в Париже

 

18 апреля 2008, 15:48

По Парижу прокатилась новая волна погромов. Массовую демонстрацию устроили студенты и школьники, недовольные реформами в системе образования. Десятки тысяч молодых людей приняли участие в акции протеста. Толпа громила все, что попадалось у нее на пути. По словам очевидцев, участники демонстрации провоцировали стычки с полицией и затевали драки. Полицейским пришлось пустить в ход слезоточивый газ. Несколько человек было арестовано.

Подобные демонстрации во французской столице проходят регулярно. Сейчас учащиеся протестуют против планов правительства уменьшить дотации на образование и уволить после летних каникул более 10 тысяч преподавателей, сообщает Первый канал. Стоит отметить, что российских туристов беспорядки в Париже обычно не пугают, и от приобретенных ранее туров практически никто не отказывается.

 

Опубликованное фото

Link to comment
Share on other sites

Ну, вот следом довесок...

 

МОСКВА, 21 апр - РИА Новости. Франция отправит до конца августа дополнительный воинский контингент в Афганистан, сообщило в воскресенье агентство Рейтер со ссылкой на министра обороны Эрве Морена.

 

"Они отправятся (в Афганистан) этим летом, в июле-августе", - сказал глава оборонного ведомства Франции в интервью радио Europe 1.

 

Ранее в этом месяце президент Франции Николя Саркози обещал, что в восточный Афганистан будут направлены около 700 военнослужащих в качестве подкрепления канадскому контингенту из 2,5 тысячи человек.

 

В настоящее время французский воинский контингент в Афганистане насчитывает около 1,5 тысячи военнослужащих в составе международных сил содействия безопасности в Афганистане (ISAF) под руководством НАТО.

Link to comment
Share on other sites

Что это я все новое и новое? Вот хорошо забытое старое. Но какой ракурс, а?

Опубликованное фото

Дау Мескин и Никола Саркози 29 марта 2003 г. в мечети Мюро во время 4-го конгресса имамов Франции. Фото AFP.

 

 

Генеральный секретарь Совета имамов Франции Дау Мескин был арестован 20 июня 2006 г. и помещен в камеру предварительного заключения. Он обвиняется в финансировании исламских террористических группировок. Ожидается, что сегодня его нахождение в КПЗ будет продлено еще на 48 часов. Одновременно были допрошены еще 16 мусульман, близких к Мескину.

 

Следственные органы полагают, что источником финансирования были сети по эксплуатации нелегалов, находящихся на территории Франции. Затем деньги переводились на счета мусульманских ассоциаций и неправительственных исламских организаций (ONG).

 

Дау Мескин - выходец из Туниса, активный участник тунисской исламистской боевой организации Эннадха (Ennadha), имам мечети в Клиши-су-Буа (ставшей центром бунтов в ноябре 2005 года). Он стал основателем "Союза исламских организаций во Франции" и "Объединения мусульман Сен-Дени", а также Генеральным секретарем "Совета имамов Франции". В Сен-Дени им основан первый частный мусульманский коллеже ("Ecole de la Réussite").

 

По материалам газеты "Либерасьон" и сайта TF1

Link to comment
Share on other sites

Фотография просто исключительная: смотришь - как на двух близнецов)))

Отличная информация, спасибо, Лео.

Link to comment
Share on other sites

Французские музеи не работают из-за забастовки служащих

 

В связи с забастовкой во Франции закрыты десятки музеев. Профсоюзы музейных служащих протестуют против планов правительства Франции по реорганизации сектора госслужащих, в частности против сокращения рабочих мест. Для посетителей закрыты такие музеи Парижа и его окрестностей, как музей средневековья (Клюни), музей стран Востока (Гимэ), Оранжери, музей Пикассо, а также замок Фонтэнбло.

Забастовка почти не затронула такие крупные галереи, как Лувр и музей д'Орсэ. Так, в Лувре для посетителей открыты все залы, за исключением экспозиций крыльев Сюлли и Ришелье на втором этаже, где размещена французская живопись XVII и XIX века, а также произведения художников севера Европы. В музее д'Орсэ закрыта часть экспозиции, посвященная стилю ар-деко, остальные залы открылись с небольшим опозданием

 

 

Мне просто интересно, для чего сокращать финансирование образования своей старны и закрывать музеи? Разве это не уничтожение наследия, истории?

Link to comment
Share on other sites

Кажется, этот вопрос не требует ответа)) А то, что попадается старая информация - это просто отлично: помогает понять происходящее сейчас.

Link to comment
Share on other sites

Опубликованное фото

Во Франции мусульманская молодежь представляет собой самую социально взрывоопасную часть общества

 

Еврохалифат. К середине века до половины жителей единой Европы будут мусульманами

 

Светлана Сухова

 

21 апреля 2008 г. Источник: Журнал «Итоги»

Единая Европа взялась за ислам. В том смысле, что тема мусульманского фактора впервые обсуждалась не на общественных "посиделках", а на сессии ПАСЕ. Доклад "Европейские мусульманские общины перед лицом экстремизма" и содержащиеся в нем рекомендации депутатам понравились. На улицах Страсбурга, где пятая часть жителей являются последователями Пророка, настроения куда более пессимистические. Повод - стремительно растущая численность европейских мусульман на фоне их крепнущей приверженности нормам религии в ущерб законам государства. По прогнозам, доля этих "новых европейцев" в Евросоюзе к 2050 году может составить треть или даже половину населения.

 

Страсбург - город контрастов

Место для обсуждения болезненного вопроса было выбрано самое подходящее. Взяв в проводники молодую страсбургскую мусульманку Фатиму и призвав на помощь Интернет, корреспондент "Итогов" быстро сориентировалась в исламских маршрутах города. Все просто. От вокзала по улице мэра Кусса, поворот налево, и перед вами привокзальная мечеть рядом с арабским кафе. Или - на трамвае до остановки "Лицей" - "мечеть Турция". Или так: на трамвае до университета, повернуть в переулок - "мечеть Галия".

Впрочем, мечетями эти заведения называются сугубо неофициально. В действительности это молельные дома - ничем не примечательные помещения за выкрашенной в зеленый цвет дверью. Прихожан немного. В основном жители окрестных районов, преимущественно молодежь. Страсбургские мусульмане селятся компактно, соблюдая не только религиозную, но и национальную клановость. Привокзальная территория, например, практически полностью оккупирована турками - от многочисленных забегаловок "Донер Кебаб" пестрит в глазах. Хотя имеются и исключения: на соседней улочке нет-нет да и попадется ливанский ресторан, а между двух турецких "Донеров" окажется один курдский.

Дело в том, что Страсбург - город, где не действует французский закон об отделении церкви от государства. Таких департаментов во Франции, к слову, три - Нижний и Верхний Рейн и Мозель. Из-за того что эти территории отходили попеременно то Германии, то Франции, управление религиозными организациями здесь осуществляется на основании конкордата (договора), заключенного в 1801 году Наполеоном Бонапартом и Папой Римским. Согласно ему официальными религиями считаются лишь три - католичество, протестантизм и иудаизм. Их священники считаются госслужащими, а местные власти имеют карт-бланш на решение всех вопросов жизнедеятельности религиозных организаций.

Так что неудивительно, что Русская Православная Церковь до сих пор не получила согласия на строительство православного храма в Страсбурге: для прихода Всех Святых, чьим настоятелем является отец Филарет, помещение снимается. В продвижении вопроса строительства православного храма не помог даже приезд Патриарха Алексия II прошлой осенью. Вот вам и европейская веротерпимость!

В аналогичной ситуации находятся и мусульмане, пытающиеся добиться разрешения на строительство мечети. Еще в 2003 году тогдашний мэр Фабьен Келлер предложила лидерам мусульманской общины сделку: право на строительство мечети и субсидию из городского бюджета в 600 тысяч евро (десятая часть всей стоимости проекта) в обмен на чтение проповедей на французском, а не на арабском, помощь в борьбе с малолетней преступностью и одобрение запрета на ношение хиджабов в школах. Генсек ассоциации мусульман Абдерахим аль-Хелоуи ответил отказом: мол, "язык проповеди - вопрос теологический, и политикам не должно быть до него дела, а ношение хиджаба - политический, и не нам его решать". Мэрия обиделась. Официальной мечети в Страсбурге до сих пор нет. Но это местных мусульман, похоже, не очень смущает.

Здесь особенно ясно понимаешь главную проблему, связанную с исламским фактором в Европе. Она состоит в том, что европейские мусульмане, особенно молодежь, ставят законы шариата превыше государственных. При этом понимают они их весьма буквально. Например, объясняя корреспонденту "Итогов", почему они селятся замкнутыми общинами, молодой страсбургский араб привел цитату из Корана: "Не берите иудеев и христиан друзьями: они - друзья один другому. А если кто из вас берет их себе в друзья, тот и сам из них. Поистине Аллах не ведет людей неправедных!"

Впрочем, многие придерживаются мнения, что Европа сама виновата в таком положении вещей. По словам настоятеля прихода РПЦ в Страсбурге игумена Филарета, европейцев так шокирует приверженность мусульман нормам своей религии, потому что они уже давно не столь педантичны в соблюдении христианских: "Не только ислам, но и христианство утверждает необходимость следовать определенным правилам во всех сферах жизни". Это и порождает иллюзию, что ислам - воинственная религия. По словам отца Филарета, желание соблюдать обряды и жить по канонам как раз и приводит к созданию общин - ведь "светская жизнь не позволяет соблюдать все в полной мере".

Но главное, уверен представитель РПЦ, что разговор на эту тему все же состоялся: "Наконец-то Европа всерьез восприняла реалии религиозной стороны жизни".

Скандал в евросемействе

Реалии, что и говорить, не слишком приятные. Теракты последних лет заставили европейцев раскрыть глаза - их безопасности угрожают не иностранцы, а сограждане, родившиеся и воспитанные в Европе. Ответственность за такое положение дел, по мнению докладчиков ПАСЕ, лежит как на европейских правительствах, "создающих почву для экстремизма", так и на исламских фундаменталистских организациях, коих расплодилось на континенте великое множество.

Власти виноваты в том, что недостаточно делают для интеграции мусульман в "евросемью" и не борются с бедностью в исламских общинах. Тому, как исправить эту ситуацию, как раз и был посвящен доклад комитета по политическим вопросам ПАСЕ. В нем предлагается несколько способов решения проблемы: борьба с исламофобией (прежде всего через СМИ), отслеживание зарубежного финансирования исламистских объединений, организация "подготовки имамов на местах", вовлечение мусульман в общественную жизнь и формирование исламской светской интеллигенции.

Впрочем, многие эксперты полагают, что исправлять ситуацию уже поздно - Европа стремительно исламизируется. Сегодня во Франции насчитывается примерно 5 миллионов приверженцев ислама, в Италии - около миллиона, в Германии - более трех миллионов, в Великобритании - полтора, не менее 700 тысяч их в Швейцарии, почти по полмиллиона в Швеции и Испании. И это без учета нелегальных иммигрантов. Самое примечательное, что численность европейских мусульман растет не только за счет миграционного притока или высокого уровня рождаемости, но и за счет новообращенных - этнических немцев, французов, англичан и прочих европейцев, принявших ислам. Последних уже насчитывается сотни тысяч. Веру, кстати, в основном меняют европейские женщины - они опережают мужчин в пропорции четыре к одному.

Пока не то что о полной интеграции, о простом взаимопонимании двух культур речи не идет. Дискуссия в стенах Дворца Европы это подтвердила. Основными оппонентами доклада ПАСЕ были турецкие парламентарии. И самыми красноречивыми из них - дамы. Озлем Тюркен клеймила европейские СМИ за карикатурные скандалы. Ее коллега по делегации Бирген Келеш напомнила, что исламофобия в Европе началась задолго до 11 сентября, "европейцы же вообще не отдают себе отчета, что ислам - это религия, не содержащая экстремизма". По ее словам, в Европе не понимают, что мусульмане могут построить светское государство, хотя среди членов Совета Европы таких уже три - Турция, Албания и Азербайджан.

Европейские парламентарии изо всех сил старались быть политкорректными, правда, получалось не всегда. Кое-кто пугал собравшихся тем, что Европа сегодня сдает свои традиционные ценности. Британец Майкл Хэнкок предостерег, что главная опасность в "общинном строе" - компактном проживании мигрантов и их потомков: "В такой ситуации любой импортируемый из-за рубежа имам может настроить жителей как угодно".

Римская империя времен упадка

То, что ислам в Европе уже стал после всех христианских конфессий религией номер два, отмечают все. По словам игумена Филарета, в этом нет ничего удивительного: "Государства не помогали христианской церкви проповедовать основные ценности - семья, рождение детей, - отсюда и демографический кризис, решение которого давно увязывается с миграционной составляющей". Эта политика себя "оправдала": в последние годы зафиксирован рост рождаемости в странах Старого Света - за счет мусульманских общин.

Попытки же навести мосты между ними и государственной властью редко увенчиваются успехом. Достаточно вспомнить организацию в 2003 году по инициативе тогда еще главы МВД Франции Николя Саркози Совета французских мусульман. "За республиканским столом нет места фундаментализму", - гордо заявил тогда Саркози. И проиграл: на выборах в совет сорок мест из пятидесяти получили радикалы, а лояльный властям настоятель мечети Парижа Далиль Бубакер, которого прочили на должность главы совета, вообще еле-еле набрал нужное число голосов. И неудивительно: во Франции последователи Пророка все чаще заявляют, что они в первую очередь мусульмане, а уже потом французы. Особенно молодежь, избравшая формой протеста активное противодействие властям. В том же Страсбурге каждый Новый год мигранты из пригородов жгут автомобили на улицах города - это уже традиция.

Впрочем, не все лидеры европейских мусульман одобряют такое поведение. К интеграции в европейское общество призывает и неформальный глава мусульман континента Тарик Рамадан. По материнской линии он является внуком известного мусульманского деятеля Хасана аль-Банна, основавшего в 1928 году в тогда еще британском Египте организацию "Братья-мусульмане" и убитого спустя 21 год. Сам Тарик Рамадан родился в Женеве, родной язык - французский. Его призыв: "Не бойтесь перестать быть арабами, бойтесь перестать быть мусульманами". Рамадан призывает интегрироваться в европейское общество, изучать язык, получать образование. Это то, что хотели бы услышать во всех правительственных резиденциях стран Евросоюза. Но, как заметил депутат из Литвы Эгидиюс Варейкис, "большинство мусульман не готовы принять наши правила".

В попытках найти выход из сложившейся ситуации Париж и Берлин предложили идею формирования Средиземноморского союза. По мнению одного из авторов проекта Николя Саркози, союз - это панацея в том числе от наплыва мигрантов-мусульман. Они якобы смогут оставаться в своих странах, которым ЕС предоставит финансовую помощь, а в будущем, возможно, и пригласит вступить в Евросоюз. Недаром о Средиземноморском союзе с трибуны Дворца Европы столь увлеченно говорили и канцлер Германии Ангела Меркель, и глава МИД Франции Бернар Кушнер.

Однако многие участники сессии ПАСЕ констатировали: если и получится возродить Римскую империю, то это будет империя времен упадка. Интересное ощущение от дискуссии в ПАСЕ осталось у представителя российской делегации, депутата Госдумы Дмитрия Вяткина: "Европейцы чувствуют, что происходит что-то не так, но ничего поделать с этим не могут". По его мнению, приведенные авторами доклада факты свидетельствуют, что для 20 миллионов европейцев нормы ислама ближе и понятнее, чем нормы права.

Двадцать миллионов - это слишком много. Точка невозврата Старым Светом, похоже, уже пройдена. На смену нынешней Европе придет другая, где "исламский фактор" будет одной из ключевых доминант во внутренней и внешней политике. "Коренные" европейцы уже не надеются остановить процесс. И ставят перед собой куда более скромную задачу - пережить эпоху "еврохалифата" хотя бы без кровопролития.

Link to comment
Share on other sites

А то, что попадается старая информация - это просто отлично: помогает понять происходящее сейчас.

Я тут статью нашел, правда, большеватую, букафф много. Что-то вроде экскурса в историю, если захочется потратить время)

Мусульмане во Франции

 

Алексей Кудрявцев

(Опубликовано в РЖ "Россия и мусульманский мир", 2002, №11, с. 155-168)

http://www.demoscope.ru/weekly/2003/0115/analit05.php

Link to comment
Share on other sites

извиняюсь, если повторяю уже сказанное....

 

Пригороды Парижа вновь стали ареной ожесточенных столкновений. Второй день там не прекращаются поджоги муниципальных зданий, автомобилей, нападения на полицейских и грабежи простых французов. Однако по сравнению с 2005 годом бесчинствующая "цветная молодежь" превзошла сама себя. Видя, что французские стражи порядка в истинно европейском духе превратились в толерантных "ряженых клоунов", неспособных предотвратить погромы, выходцы из африканских стран решили именно полицейских использовать в качестве мишеней. По меньшей мере, огнестрельные ранения получили 10 служителей порядка, из них пятеро находятся в крайне тяжелом состоянии. Иными словами, противостояние начало переходить в вооруженную фазу.

 

Первые столкновения произошли еще 25 ноября в парижском пригороде Вилье-ле-Бель. Поводом к ним стало то, что двое арабских подростков погибли, врезавшись на мотоцикле в полицейскую машину. Сразу после этого образовалась толпа, состоящая из их соотечественников, которая тут же начала громить город. Воспитанный в современном "общечеловеческом духе" комиссар полиции попытался доказать цветной молодежи, что все люди – братья и что незачем уничтожать город, в котором они живут, после чего получил достойный ответ в виде удара железным прутом по голове и серной кислоты, которую погромщики плеснули ему в лицо.

 

Прибывшее на место происшествия полицейское подкрепление было встречено бутылками с зажигательной смесью. Под горячую руку попали и пожарные, которым вместо города пришлось тушить собственные машины. Однако на этом новоявленные революционеры не остановились. Перейдя в решительное наступление, они сожгли два полицейских участка и гаражи. Таким образом, в Вилье-ле-Бель на несколько часов установился "воинствующий халифат", в котором не было места коренным французам. Всех белых, имевших неосторожность оказаться на пути у погромщиков, они избивали и грабили. Когда с властью "фараонов" было покончено, "цветные революционеры", войдя в раж, разграбили и сожгли магазины, в которых они еще недавно покупали еду и одежду и в довершение всего обратили в пепел местный вокзал, видимо, полагая, что это помешает в случае чего отправить их на историческую родину.

 

После прибытия подкрепления погромы в Вилье-ле-Бель на время удалось остановить. Однако ненадолго. Стоило французским стражам порядка ослабить контроль над этим городом, как бунтари снова вышли на улицы с "коктейлем Молотова". Они обратили свой гнев на рейсовый автобус и местный "Макдональдс". Впрочем, истинное лицо нынешних бунтарей видно из того, что они нападают на съемочные труппы, избивают журналистов и отнимают у них оборудование. Особенно сильно пострадал корреспондент телекомпании France 3, которого жестоко избили и ограбили.

 

Сами погромщики пытаются предстать перед прессой "народными мстителями" и объясняют свои действия тем, что полицейские якобы специально сбили мотоцикл и скрылись с места происшествия. Однако в чем провинились сожженные ими технический центр Peugeot и филиал Hyundai, и зачем в таком случае грабить магазины и нападать на ни в чем не повинных французов, они не рассказали. Более того, расследование установило вину самих мотоциклистов.

 

Бунт перекинулся на северные пригороды французской столицы. Всего за время беспорядков пострадали, по меньшей мере, 90 представителей правопорядка. Уже сожжены свыше 100 автомобилей, включая несколько патрульных машин, а также целый ряд зданий, среди которых библиотека, две школы, детский сад, автошкола, парикмахерская и другие учреждения.

 

Происходящее сегодня во Франции живо напоминает события двухлетней давности. Напомним, что в октябре 2005 года погибли двое арабских наркодилеров, пытавшихся скрыться от полиции. Это вызвало трехнедельные волнения выходцев из Северной Африки по всей Франции, перекинувшиеся и на соседние страны. Тогда в ходе "джихада" было сожжено более 10 тысяч автомобилей, а также свыше 300 школ, библиотек и других общественных зданий. И нет гарантии, что "мятеж" не распространится на всю территорию страны.

 

Напомним, что прошедшие после "Осенней интифады-2005" два года также не были спокойными. Последний раз подобное происшествие имело место 5 октября этого года на северо-востоке Франции. Еще раньше, 27 марта 2007 года, произошли крупные беспорядки в парижском метро. В октябре 2006 года в парижских пригородах Нантерре и Гриньи последовала серия нападений на пассажирские автобусы. После этого они больше не ходят в тех местах с наступлением темноты.

 

На фоне парижских событий стало известно о появлении нового обращения главы "Аль-Каиды" Усамы бен Ладена к "воинам джихада", находящимся на европейской территории, с призывом "донести до глав государств тот факт, что они проиграли войну". Таким образом, можно говорить о том, что нынешние действия арабо-негроидной молодежи могут координировать из-за рубежа. О серьезности положения говорит и тот факт, что президент Франции Николя Саркози отменил свой визит в Китай, во время которого должны были быть подписаны многомиллиардные сделки.

 

Между тем, французская полиция в очередной раз демонстрирует собственную неспособность не только справиться с обнаглевшими бунтовщиками, но и защитить жизни и здоровье собственных сотрудников. Почему же французские стражи порядка, так лихо выбрасывающие за пределы страны мирных русских эмигрантов (последним подобным случаем является попытка выдворения "русско-чеченской семьи", во время которой пострадал ребенок), даже не помышляющих о погромах, оказались не в состоянии противостоять бесчинствующим подросткам? Как тут не вспомнить поговорку: "Молодец против овец, а против молодца и сам овца".

 

Все дело в том, что усилиями левых, которые десятилетиями руководили страной, местная полиция низведена до уровня наблюдателей, а не стражей порядка. Этим положением она обязана социалистам и коммунистам, которые долгие годы последовательно расширяли свой электорат за счет выходцев из бывших колоний тем, что делали их "священной коровой, тронуть которую не моги". Во Франции было несколько крупных дел, когда комиссаров полиции снимали со своих должностей лишь за то, что они заводили уголовные дела на представителей арабской и негроидной общины страны, виновных в том или ином преступлении или правонарушении. Для этого обвиняемым "цветным" достаточно было обратиться к любому левому депутату, который тут же раздувал страшный скандал о процветающем в силовых структурах расизме.

 

Ситуацию для " NewsInfo " прокомментировала Евгения Артюр: "Мы прожили с мужем-французом в Париже около трех лет, но два года назад оставили столицу и переехали в более спокойный Ренн. Главная причина – разгул преступности среди наводнивших Париж африканских иммигрантов. Приведу один пример: моя подруга, коренная француженка, работала в магазине. Однажды она задержала араба, пытавшегося похитить товар. С этого времени ее стали караулить родственники преступника, угрожая изнасиловать и убить. Она обращалась в полицию, но там ее заявление не принимали и отшучивались тем, что с ней хотят таким образом познакомиться. Однако подобное знакомство едва не стало причиной ее смерти. В результате она была вынуждена поменять и место работы, и место жительства. И это один из примеров. В последнее время участились случаи изнасилования француженок выходцами из Африки. И полицейские, узнав о том, что подозреваемые – арабы, отказываются даже принимать заявление, опасаясь лишиться работы. Не дай Бог кому-то из них ударить "цветного" дубинкой. "Виновный" в этом не только может лишиться работы, но и пойти по статье за "расизм".

 

Более того, бунтовщикам придают уверенности сами власти. Так, премьер страны Франсуа Фийон и министр внутренних дел Мишель Альо-Мари не нашли ничего лучшего, как лично приехать к родителям разбившихся подростков и оправдываться перед ними.

 

Поэтому не стоит удивляться тому, что в ответ на пули, дробь и картечь стражи порядка могут применять только "пугачи" с резиновыми пулями и слезоточивый газ.

 

Впрочем, представители левых сил уже поспешили обвинить "полицейских-расистов", что это они спровоцировали беспорядки. Однако профсоюзы сотрудников полиции охарактеризовали происходящее "настоящим уличным мятежом" и предостерегли от использования происходящих событий в "политических целях".

 

Что же происходит во Франции? Известный политолог Марк Штейн еще 11 сентября 2001 года предупредил о том, что бочка пороха, на которой сидит Европа, скоро взорвется: "В новостях 2020 года каждый вечер мы будем слышать о поджогах домов, толпах разъяренных людей на улицах и убийствах политических деятелей".

 

Впрочем, происходящее во Франции не является таким уж нонсенсом. "Тихую интифаду", начавшуюся еще в 2000 году, французские власти старались не замечать, поскольку она была направлена против евреев – синагог, еврейских школ, магазинов, торгующих кошерным мясом и пр. А теперь подобная "толстовщина" на французской земле оборачивается против самих французов.

 

Толерантность зашла слишком далеко не только во Франции. В Брюсселе, полицейским во время Рамадана уже запрещают обедать в открытых кафе, дабы не раздражать местных мусульман. Кое-где в Европе, например, в шведском Мальме, по этой причине водители "скорой" уже не выходят в рейс без сопровождения полиции.

 

Причина в том, что выходцы из арабо-мусульманских стран почти не ассимилируются, а предпочитают вступать в конфликт с представителями других наций.

 

Чем интересны события во Франции для России? Тем, что у нас также имеются свои проблемы и если без конца попустительствовать иммигрантам, то мы рискуем оказаться в том же положении, в котором сегодня очутились французы. И если бы в 732 году Карл Мартелл не дал арабам битву при Пуатье, а вел бы себя как Саркози, то сегодня в Сорбонне поголовно обрезанному населению втолковывали бы изречения из Корана.

 

В первую очередь, французским властям необходимо резко ужесточить ответственность за подобные деяния – например, лишать гражданства и отправлять на историческую родину, предварительно заставив отработать причиненный ущерб

 

А пока известный политолог Теодор Дэлримпл рисует довольно мрачное будущее "новой Европы": "Сладкий сон об обществе всемирного слияния культур уступил место кошмару непрекращающегося конфликта".

 

Сергей Балмасов, 27 ноября 2007, вторник - newsinfo

Link to comment
Share on other sites

Информация с небольшим опозданием, но тоже достаточно интересный факт: как отнеслись во Франции к факту объявления независимости Косово... Еще одна "горячая точка" Европы...

 

Косово провозглашено независимым государством

 

Парламент Косово проголосовал за независимость этой сербской провинции. Вслед за этим президент Сербии Борис Тадик подтвердил, что Сербия никогда не признает эту независимость.

В воскресенье парламент Косово единогласно проголосовал за провозглашение независимости этой провинции на юге Сербии, большинство населения которой составляют албанцы. За несколько минут до этого косоварский премьер-министр Хашим Таси заявил: «Мы провозглашаем независимость Косово – государства независимого и демократического». Косово «никогда не будет» управляться Белградом. «С сегодняшнего дня Косово независимо и свободно».

Звуки клаксонов, фейерверки и тысячи флагов на улицах – так косоварцы отпраздновали независимость своей страны еще до ее официального провозглашения.

Опубликованное фото

Ожидается, что вскоре после провозглашения независимости Косово Соединенные Штаты и несколько крупных стран Европейского Союза признают эту независимость. Напротив, Белград при твердой поддержке России, а также сербы, проживающие в Косово (они составляют чуть меньше 10% населения) категорически против независимости Косово.

Чтобы заручиться поддержкой ЕС и США, Хашим Таси несколько раз обращал внимание на то, что процесс, ведущий к объявлению независимости, направлялся ответственными лицами Косово «в координации» с западными странами. Кроме того, он повторял, что в независимом Косово будет гарантирована безопасность сербов и других меньшинств, и призвал перевернуть страницу «печального прошлого».

В субботу страны ЕС дали «зеленый свет» миссии, состоящей из 2000 полицейских и юристов, которые призваны сопровождать независимость Косово. Лидер косоварских сербов Милан Иванович сразу же назвал эту миссию «оккупацией».

Eulex (название миссии) началась в полночь в пятницу при единогласном одобрении всеми 27 странами-членами миссии. Кипр был против этого проекта в связи со своим несогласием признать независимость этой провинции, однако он не привел в исполнение свою угрозу заблокировать провозглашение, прозвучавшую на прошлой неделе.

Как только руководители территории, населенной главным образом людьми, говорящими на албанском языке, провозгласят независимость, эта миссия возьмет на себя функции полиции, суда и гражданской администрации, которую до этого выполняла миссия ООН, после 120-дневного переходного периода. Примерно 15 ответственных лиц, связанных с миссией, приступят к ней не раньше, чем через одну-две недели. Лишь после того, как все они прибудут на место, миссия ООН, управляющая провинцией Косово с 1999 года, передаст свои полномочия косоварскому правительству, деятельность которого будет курироваться европейской миссией.

Европейскую миссию возглавит французский генерал Ив де Кермабон, бывший главнокомандующий войсками НАТО в Косово.

В течение первых 16 месяцев бюджет миссии Eulex составит 205 миллионов евро. Европейские дипломаты считают, что миссия продолжится «от 5 до 10 лет». В течение этого периода Косово останется под международным наблюдением.

 

Газета «Фигаро» на основе материалов AFP и AP,

17 февраля 2008 г.

© перевод с французского: Boris Karpov

 

Как будто не было таких "миссий" и "наблюдателей" в Чечне. И она как была, так и осталась "горячей точкой". Всё это готовит почву для будущего конфликта в центре Европы, на мой взгляд. Тем более, что и в самой Франции далеко всё не ладно...

Link to comment
Share on other sites

Любой военный конфликт в наши времена - это финансовые интересы стоящих у власти. Территорию делят не первый день, но при этом власть держащих абсолютно не волнуют проблемы народа. Это мое мнение по поводу Косово.

Link to comment
Share on other sites

Неопределенное будущее Мусульманского совета Франции

07.05.2008

 

 

 

Париж. - Будущее французского Совета мусульман (CFCM), который должен представлять интересы второй по размеру мусульманской общины в Европе, в очередной раз оказывается под вопросом. Большая мечеть в Париже в субботу объявила о намерении бойкотировать выборы лидеров CFCM, которые состоятся в следующем месяце. Без ее поддержки Совет не может претендовать на звание организации, которая действительно выражает взгляды всех французских мусульман.

 

Пять лет внутренних раздоров практически парализовали деятельность CFCM. Несмотря на то, что, по замыслу тогдашнего министра внутренних дел и сегодняшнего президента Николя Саркози, Совет должен был объединить основные исламские движения Франции, CFCM так и не смог преодолеть разногласия внутри самой мусульманской общины.

 

На данный момент внутреннее противостояние угрожает выборам 8 июня.

 

Большая мечеть в Париже является символическим центром ислама во Франции, наряду с этим существуют такие влиятельные организации как Съезд французских мусульман (RMF), представляющих значительную этническую группу мусульман-выходцев из Марокко, а также близкий к движению Братьев-мусульман Союз французских исламских организаций (UOIF). Иммигрантская община марокканцев открывает множество мечетей не только в Париже, но и в маленьких городах, следовательно, число сторонников RMF постоянно растет.

 

Количество претендентов на место в Совете определяется, исходя из размеров помещений для молитв, принадлежащих каждой организации, из расчета 10 кандидатов на каждые тысячу квадратных метров.

 

Поскольку выборы в Совет 2003 и 2005 проходили по указу Министерства внутренних дел, назначившего ректора Большой мечети президентом CFCM, невзирая на реальное количество его сторонников, в этом году организации предстоят, по сути, первое открытое голосование.

 

В связи с этим Большая мечеть приняла решение бойкотировать любые выборы, на которых она не может победить. Нынешний президент мусульманского Совета Далил Бубакер (Dalil Boubakeur) назвал избирательную процедуру несправедливой, предложив при определении числа кандидатов принимать во внимание услуги, предоставляемые мечетями, уровень образования имамов и прежние достижения советов мечетей. Бубакер неоднократно выражал подобное мнение, однако до сих пор его поддержала лишь одна небольшая группа африканских мечетей.

 

В момент своего создания, CFCM представлял интерес как возможная модель мусульманской организации в европейской стране, озабоченной интеграцией растущей мусульманской общины. Сегодня, складывается впечатление, что агонизирующий французский мусульманский Совет, если он вообще переживет июньские выборы, не скоро дойдет до решения реальных проблем общины. Некоторые надеются на вмешательство Саркози, который в последнюю минуту обеспечит Бубакеру третий срок, но будет ли президент заниматься этим, когда его собственная популярность и так не слишком высока?

 

 

По материалам http://blogs.reuters.com

Link to comment
Share on other sites

Ой, ну просто душечка.... таааакой миленький! Знакомьтесь - епископ Мишель Лелонг

Опубликованное фото

Злоба и незнание демонизируют ислам, уверен французский епископ

 

12.12.2007

 

Организации правого крыла и невежество являются основными движущими силами демонизации ислама на Западе, заявил французский католический епископ Мишель Лелонг (Michel LeLong).

 

«Есть люди, которые создают негативный образ мусульман в Европе, преследуя свои злобные цели демонизировать и запятнать ислам», заявил епископ Мишель Лелонг, основатель Департамента исламско-христианского диалога при Французской Католической Церкви.

 

По его словам, исламофобия на Западе политически мотивирована.

 

«Некоторые хотят достичь своих целей и доказать, что ислам – ужасная религия».

 

Епископ обвинил двуличие западных политиков в демонизации мусульман. Они говорят, что борются не с мусульманами, а с экстремистами, другими словами, они хотят, чтобы мусульмане приветствовали политику Буша и его союзников.

 

Незнание

 

По словам епископа, незнание ислама – еще один важный фактор, питающий исламофобию на Западе.

 

«Многие на Западе, в том числе исследователи и те, кто работают в СМИ, непреднамеренно сеют превратное представление об исламе, поскольку они не имеют представления ни о мусульманах, ни об их религии».

 

«Они видят только отрицательные стороны мусульманского мира».

 

Епископ уверен, что мусульман не должны заставлять отрекаться от их веры, они должны интегрироваться в общество, «как это делали их предки на протяжении столетий».

 

Жизненная необходимость

 

Лелонг отмечает, что диалог между мусульманами и христианами – необходимость, продиктованная самой жизнью.

 

«Каждый день мы говорим друг с другом, не так ли? Христианско-мусульманский диалог начнется, когда мусульмане и христиане начнут говорить друг с другом в повседневной жизни».

 

Он высоко оценил инициативу 138 мусульманских ученых, в октябре отправивших открытое письмо христианским лидерам с предложением начать серьезный диалог.

 

«В первый раз такое количество мусульманских светил отправили послание всем христианским лидерам, как католикам так и протестантам, и я думаю, что папа Бенедикт без промедления ответит на призыв», сказал он.

 

 

По материалам ИсламОнлайн

Link to comment
Share on other sites

Извиняюсь за флуд....

смотрю на предыдущую статью и понимаю, как дурят людей. Ведь по словам епископа, в стране все спокойно. И никто не навязывает свою религию, да? Но вот чего так епископ-то ратует за мусульманство?

Link to comment
Share on other sites

Вот на чем я и споткнулся в своей последней книге. Люди могут бороться против опасности и исчезновения своей нации только под влиянием большой, зажигающей всех идеи. Я не верю, подобно Чудиновой, в решающую роль католицизма, способного открыть людям глаза на опасность ислама для Европы. Тем более, людям, которые очень смутно знают, что такое война с исламистами. История войн в Чечне и Югославии подавалась там тоже в основном с позиций наших многочисленных "правозащитников"- предателей собственного народа. Интересно, хорошо ли в школах Франции учат историю и как еще не снесли памятники Карлу Мартеллу?.. Думаю, он и сейчас остается для мусульман врагом №1...

Link to comment
Share on other sites

«Мы хотим остановить исламизацию страны», - говорит Патрисия Вайсьер (Patricia Vayssiere), представительница крайне-правого Национального Республиканского Движения из Монтрейя, добавив, что сооружение мечетей сделает ислам политической силой в стране.

 

«Мы не имеем ничего против ислама, до тех пор, пока он не выходит за рамки личного дела».

Link to comment
Share on other sites

Еще бы уточнить, что именно имелось в виду под понятием "личное дело"...

Link to comment
Share on other sites

 Share

×
×
  • Create New...