Jump to content
Форум - Замок
Борис Либкинд

Знаменитые еврейки

Recommended Posts

Боннэр Елена Георгиевна
Дата рождения : 1923, 15 февраля


Публицист, общественный деятель. Родилась в городе Мары Туркменской ССР. В 1937 году окончила в Москве седьмой класс средней школы. В этом же году остается без родителей. Отец, Алиханов Геворк Саркисович, работник Коминтерна, был арестован 26 мая 1937 года, 13 февраля 1938 года на закрытом судебном заседании выездной сессии военной коллегии Верховного суда СССР приговорен к высшей мере наказания, расстрелян в тот же день 13 февраля 1938 года, реабилитирован в 1954 году. Мать, Боннэр Руфь Григорьевна, арестована 10 декабря 1937 года. 22 марта 1938 года, особым совещанием при народном Коминтерне внутренних дел СССР приговорена к 8-ми годам лагерей, как член семьи изменника родины, освобождена в 1946 году, реабилитирована в 1954 году. После ареста родителей уехала в Ленинград. В 1940 году окончила среднюю школу и поступила на вечернее отделение факультета русского языка и литературы Ленинградского педагогического института им. А.И.Герцена. Начала работать, еще учась в старших классах школы.

Опубликованное фото
Елена Боннэр и Андрей Сахаров



В 1941 году добровольцем пошла в армию, окончив курсы медсестер. В октябре 1941 года - первое тяжелое ранение и контузия. После излечения направлена медицинской сестрой в военно-санитарный поезд №122, где служила по май 1945 года. В 1943 году стала старшей медсестрой, получила звание младший лейтенант медицинской службы. В 1945 году v лейтенант медицинской службы. В мае 1945 года направлена в расположение Беломорского военного округа на должность заместителя начальника медицинской части отдельного саперного батальона, откуда была демобилизована в августе 1945 года с инвалидностью второй группы (почти полная потеря зрения правого глаза и прогрессирующая слепота левого глаза, как следствие контузии). В 1971 году Московским ВТЭКом признана инвалидом Великой Отечественной войны второй группы пожизненно.

В 1947-1953 гг. училась в Первом Ленинградском медицинском институте. Работала участковым врачом, врачом-педиатром родильного дома, преподавала детские болезни, была заведующей практикой и учебной частью медицинского училища в Москве, работала по командировке Минздрава СССР в Ираке. Отличник здравоохранения СССР. Занималась литературной работой: печаталась в журналах "Нева", "Юность", в "Литературной газете", в газете "Медработник", участвовала в сборнике "Актеры, погибшие на фронтах Отечественной войны", была одним из составителей книги "Всеволод Багрицкий, дневники, письма, стихи", писала для программы "Юность" всесоюзного радио, сотрудничала, как внештатный литконсультант в литературной консультации СП, была редактором в ленинградском отделении Медгиза. Член ВЛКСМ с 1938 года, все годы службы на военно-санитарном поезде v комсорг, в институте v профорг курса. После ХХII съезда решила вступить в КПСС, с 1964 года v кандидат, с 1965 года v член КПСС. После осени 1968 года сочла свой шаг неправильным и в 1972 году в связи со своими убеждениями вышла из КПСС.

В 60-80-е годы выступала инициатором протестов против судебных преследований диссидентов, содействовала распространению правдивой информации о судебных процессах. В 1974 году основала фонд помощи детям политзаключенных в СССР. В 1975 году представляла А.Д.Сахарова на церемонии вручения ему Нобелевской премии мира в Осло. В 1976 году одна из основателей Группы содействия выполнению Хельсинских соглашений в СССР (МХГ) и активный ее участник вплоть до прекращения работы Группы в сентябре 1982 года. После ссылки А.Д.Сахарова в Горький в 1980 году и до своего ареста в мае 1984 года осуществляла рискованную, но самую надежную связь Сахарова с Москвой и Западом. В августе 1984 года Горьковским областным судом признана виновной по ст. 190-1 УК РСФСР "так как она систематически распространяла в устной форме заведомо ложные измышления, порочащие советский государственный и общественный строй, а равно изготовляла в письменной форме произведения такого же содержания". Назначенная мера наказания v 5 лет ссылки в Горьком.

По возвращении в Москву в 1987 году вместе с А.Д.Сахаровым принимает непосредственное участие при зарождении таких общественных объединений и клубов, как "Мемориал", "Московская трибуна" и др. Председатель неправительственной международной организации "Общественной комиссии по увековечению памяти Андрея Сахарова v Фонда Сахарова". Член комиссии по правам человека при президенте России с ее основания и до 28 декабря 1994 года. Вышла из состава комиссии, не считая для себя возможным сотрудничество с администрацией президента, развязавшей российско-чеченскую войну. Член Совета директоров международной лиги прав человека при ООН, принимает участие в конференциях ООН по правам человека (Вена), сессиях Комиссии ООН по правам человека (Женева). С 1997 года член Инициативной группы "Общее действие", созданной участниками демократического движения 60-70-х годов и представителями активно действующих правозащитных организаций.

Имеет звание почетного доктора права ряда американских и европейских университетов, премии и награды ряда общественных правозащитных организаций, а также одну российскую, от Международного Пресс-центра и Клуба Москва v награду "За свободу Прессы" за 1993 год. Автор книги "Постскриптум. Книга о горьковской ссылке" (1988), "Звонит колокол... Год без Андрея Сахарова" (1991), "Дочки-матери" (1991), "Вольная заметка к родословной Андрея Сахарова"(1996). Автор многих публицистических материалов в российской и зарубежной прессе. Не является членом ни одной политической партии, высказывает только собственное мнение.

Источник: http://www.sem40.ru/famous2/e217.shtml

Share this post


Link to post
Share on other sites

Огромная благодарность за труды, Борис.

 

Все это или почти все я знал и (или) предполагал и понимал и прежде.

Но, рассматривая эту галерею прекрасных лиц, я впервые смог сформулировать то, что не давало мне покоя многие годы.

Правда, сказать это бытовым языком я едва ли смогу, поэтому простите, если скажу это, каба, литературно.

 

Когда-то один мой знакомый, казачий атаман и серьезный бизнесмен, сказал мне, что для него неприемлемо рассматривание евреек.

Зная специфику его атаманских мировоззрений, я не удивился, но спросил, почему он столь несправедлив к этим женщинам.

Его ответ меня поразил до глубины души и запомнился навсегда: "У них под юбкой - огонь, и мужик против них устоять не может..."

 

Много лет прошло, и лишь теперь я понял: он был прав - еврейские женщины принципиально отличаются от женщин других национальностей не просто особенностями черт лица. Непередаваемая в словах притягательность их отражает их глубину духа, сложного, мятущегося в поисках гармонии, непостоянного, но прекрасного в своем более тонком (отн-но среднего) видении сути вещей...

Я, наверное, никогда не смог бы назвать своей избранницей еврейку. Но не потому, что она не может быть достойной и даже лучшей всех женщин для кого-либо, в том числе и меня, а потому, что мои поиски идеалов ограничены рамками моих представлений, в которые не может вместиться та, кто больше их...

Даже вне зависимости от моей собственной национальной принадлежности.

Я в них, может, тысячу раз влюблялся, но внутри меня всегда ворочался подлый вопрос о том, что не могут быть верными в душе своей одному мужчине те, кому Создатель дал непреодолимую силу привлекательности и взамен заронил в душу вечный и неутолимый поиск предела или хотя бы максимума генетического совершенства человека...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Огромная благодарность за труды, Борис.

Интересная точка зрения. Вообще-то идея писать именно о еврейках принадлежит не мне (об этом - в самом начале темы). А причина того, почему я на это согласился, вызвана местом моего проживания. Думаю, что по-другому это не объяснить. Признаюсь Вам и в том, что я всю свою жизнь преклоняюсь вовсе не только перед еврейками, а перед ЖЕНЩИНОЙ как основой существования рода людского и лучшей его даже не половиной, а большей частью. Если Вы заглянете сюда и пройдётесь по всем продолжениям (сделать это очень легко), Вы в этом убедитесь.

Что касается точки зрения Вашего атамана, то, возможно, он и прав, не мне судить из-за недостатка опыта: я сам еврей и женат на еврейке, и мне не с чем сравнивать.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Анжелика Варум


Когда 26 мая 1969 года в украинском городе Львове в семье Юрия Игнатьевича Варума (музыканта, композитора, аранжировщика и продюсера) и Галины Михайловны Шаповаловой (театрального режиссера) родилась девочка, никто и представить не мог, что пройдёт совсем немного времени, и эстрадный олимп без боя сдастся на милость её чарующему голосу и красоте, а имя «Анжелика Варум» будет знакомо каждому. Родители постоянно гастролировали, и девочку воспитывала бабушка. В доме всегда было очень много музыки - от классической до джаз-рока. Как вспоминает Юрий Варум: «Ребенок много слушал, все понимал, а иногда даже становилось страшно от степени этого понимания. Анжелика отрывалась от своих занятий, реагируя на то произведение, которое нравилось мне. Казалось, она не впитывает, как все дети, но знает все услышанное с рождения, будто ей это генетически передалось каким-то образом». Анжелика получила домашнее музыкальное образование - папа был категорически против советской музыкальной школы, считая, что она ограничивает свободу музыкального мышления. За фортепьяно Анжелика села в 5 лет, гитару взяла в руки в школьные годы, и уже в выпускных классах ездила на гастроли со школьным театром, исполняя украинские народные песни и аккомпанируя себе на гитаре.

После окончания школы Анжелика приехала в Москву поступать в театральный институт, но не выдержала экзамена (подвел украинский говор) и стала работать бэк-вокалисткой на студии отца. За несколько лет она успела посотрудничать со многими эстрадными исполнителями, параллельно набираясь у них мастерства и опыта. В 1990 году Анжелика по просьбе папы записала песню «Полуночный ковбой», которая в короткий срок попала во все сборники популярной музыки и стала настоящим хитом на дискотеках. С этой же песней состоялся дебют певицы в программе «Утренняя почта» и на площадке «Олимпийского». В 1991 году вышла первая пластинка «Good Bye, мой мальчик», тираж которой разошелся за считанные дни. Песни «Соседский паренёк» и «Good Bye, мой мальчик» стали шлягерами, а клип на песню «Человек-свисток» запомнился своим ярким видеорядом и фразой «Так грустно, что хочется курить», ставшей крылатой.

Опубликованное фото



И это было только начало.… Через два года Анжелика записала быстро ставший сверхпопулярным альбом «Ля-ля-фа», состоящий из одиннадцати песен, в том числе песни, давшей название альбому, и песни «"Художник, что рисует дождь», на которую режиссёром Олегом Гусевым был снят клип, пропитанный дождём и любовью. В то же время поклонники впервые услышали песню «Городок», ставшую для многих гимном первой любви и первых расставаний. «Городок» с тех пор - одна из «визитных карточек» Анжелики и непременно звучит на каждом её сольном выступлении. 1995 год стал для Анжелики годом покорения новых вершин. В начале года вышел диск «Избранное», который можно назвать подведением итогов пяти лет на сцене. Чуть позже в этом же году был выпущен альбом «Осенний джаз» – стильный и яркий. Разошедшийся огромным тиражом диск впоследствии был награждён премией «Овация», как лучший альбом 1995 года, одноименный клип стал лучшим клипом 1995 года, а Анжелика Варум была признана лучшей певицей года.

Опубликованное фото



В пятый альбом «В двух минутах от любви» (1996 год) вошли двенадцать композиций, в том числе и песни, на которые были сняты одни из самых интересных клипов Анжелики. Примерно тогда же на российском рынке появились духи «Анжелика Варум» - официальный аромат Анжелики. Легкий, свежий и прозрачный – он был создан известным французским парфюмером под впечатлением от встречи с певицей. Духи стали парфюмерным бестселлером, это, наверное, самый успешный и уж точно самый покупаемый парфюмерный продукт, носящий имя российской звезды. Альбом «Зимняя вишня» (1996 год) получился во многом экспериментальным, но в то же время очень стильным. Песни «Это все для тебя», «Другая женщина» и «Зимняя вишня» несколько месяцев занимали верхние строчки хит-парадов всех популярных радиостанций, а новый «взрослый» имидж покорил не только поклонников.

В 1997 году режиссер Леонид Трушкин пригласил Анжелику сыграть роль в спектакле «Поза эмигранта» по пьесе Ганны Слуцки «Банкир». В октябре в театре им. Вахтангова в Москве и в ноябре в Мюзик-Холле в Санкт-Петербурге состоялась премьера. Спектакль собрал множество положительных рецензий, а Анжелика за исполнение этой роли стала лауреатом российской театральной премии «Чайка».
1997 год стал для Анжелики еще и годом начала творческого сотрудничества с Леонидом Агутиным. Дуэтные песни «Королева» и «Февраль», видеоклип, совместные гастроли и выступления - это дало повод всем журналистам и домохозяйкам страны сказать: «Слишком они красивая пара, чтобы просто петь дуэтом». И действительно - творческий союз перерос в семейный, а 9 февраля 1999 года у Анжелики и Леонида родилась дочь Елизавета Агутина.

Опубликованное фото



В 1999 году вышли седьмой сольный альбом «Только она» и альбом «The Best» - итог 10-летней концертной деятельности Анжелики. В это же время состоялся дебют Анжелики в кино - она снялась в одной из главных ролей в фильме Василия Пичула «Небо в алмазах». Через год увидел свет совместный диск Анжелики Варум и Леонида Агутина «Служебный роман». А в июле Анжелика и Леонид зарегистрировали свой брак и совершили свадебное путешествие в Венецию. Итогом явились новый клип и новая совместная программа «Половина сердца», с которой Анжелика и Леонид объехали всю Россию. Весна 2001 года была отмечена ярким шоу - совместными концертами Анжелики Варум, Леонида Агутина и звезды мировой музыки Ала Ди Меолы. Концерты прошли с аншлагами в российских столицах и были неоднократно показаны по ТВ, а зародившее тогда сотрудничество с Алом Ди Меолой переросло в успешный музыкальный проект.

2002 год стал по настоящему богатым на творческие достижения. Череда красочных видеоклипов, новые песни, новый диск «Стоп, Любопытство». В 2003 году Анжелика сыграла одну из ролей в детективе «Когда боги смеются», а чуть позже представила слушателям песню «Пожар» - необычный эксперимент, не оставшийся незамеченным ни поклонниками, ни любителями российской музыки. Следующий год Анжелика и Леонид полностью посвятили гастрольной деятельности. США, Германия, Израиль, Белоруссия, Украина и конечно города России – их дуэтная программа везде имела успех, а весенние концерты «Я буду всегда с тобой» собрали два аншлага в ГЦКЗ «Россия». В начале 2005 года на экраны России вышел новый фильм «12 стульев» - мюзикл, снятый по мотивам самого известного произведения классиков юмора Ильфа и Петрова, в котором Анжелика сыграла Эллочку Щукину – яркий характерный персонаж. Параллельно Анжелика помогала Леониду с записью его англоязычного проекта. Совместный диск Агутина и Ди Меолы «Cosmopolitan Life», появившийся в продаже в Европе весной 2005 года и сразу попавший на верхние строчки хит-парадов, содержит десять композиций, в том числе и дуэтную песню Леонида и Анжелики «If I’ll get a chance».

В апреле 2006 года с успехом в концертном зале «Россия» прошла программа Анжелики и Леонида «Ты и Я». 18 ноября 2006 годаАнжелика Варум и Леонид Агутин были награждены орденами «Служение искусству» I степени. Этой одной из самых заметных наград России отмечена более чем пятнадцатилетняя творческая работа артистов. Особо выделено, что «Золотая звезда» вручается не просто музыкантам, а паре, которая на протяжении многих лет своим примером, крепостью своего союза искренне пропагандирует семейные ценности на российской эстраде. В настоящее время Анжелика занята подготовкой песен для своего нового диска, готовящегося к выпуску осенью 2007. Часть песен уже записана и знакома поклонникам по живым концертам и телевыступлениям. На некоторые из них («Ты и я» и «Самая лучшая» - дуэт с ВИА Сливки) сняты видеоклипы. И кто знает, чем удивит нас Анжелика в дальнейшем, какой она будет. Одно можно сказать уверенно – история девочки из Львова, родившейся 26 мая на этом только начинается…

Источник: http://www.rusradio.ru/artists/all/51244

Share this post


Link to post
Share on other sites

Каран (Фаске) Донна
дата рождения : 1948, 2 октября, модельер


Донна родилась в 1948 году на окраине Манхэттена и с самого рождения окунулась в мир моды: ее отец был портным, а мать работала манекенщицей в демонстрационном зале. Любимое детское занятие - рисование - трансформировалась для девочки в создание коллекций. Она рисовала их просто так. А уже в средней школе Донна Фаске сшила свою первую коллекцию для показа мод. Свое образование юная художница-модельер продолжила в нью-йоркской школе дизайна Парсон (Parson"s School of Design). Но не успела ее закончить, так как модельер Анна Клайн пригласила ее на работу в свой Дом Моды. Вскоре Донна вышла замуж за предпринимателя Марка Карана, владеющего несколькими магазинами, и родила дочку Габриэллу.

Донна мечтала посвятить себя новорожденной девочке и быть просто мамой, но судьба распорядилась иначе: ее наставница Анна Клайн скоропостижно умирает от рака, и Каран в 1971 году становится главным модельером Дома. "Так я стала деловой женщиной, которой не хотела быть никогда", - признавалась Донна Каран. Десять лет напряженного труда были достойно отмечены двумя престижными премиями Coty Awards и зачислением в зал славы Дома Моды Анны Клайн. В 1983 году Донна разводится с мужем, чтобы выйти замуж за скульптора Стивена Вайса. Его любовь и поддержка помогли ей начать свое собственное дело, и осенью 1985 года она успешно дебютировала со своей первой коллекцией. Всего за несколько лет из небольшого ателье, организованного в домашней гостиной, проект Донны Каран превратился во всемирно известную торговую марку DKNY - Donna Karan New York.

Опубликованное фото



Сейчас в ее компании работает больше 1500 человек, почти 100 дизайнеров. Госпожа Каран прекрасно знает цену успеха, и потому она требовательна к себе и своим сотрудникам. Вполне естественно, что при такой самоотдаче понятия семьи и работы постепенно сливаются воедино. "Семья - это движущая сила жизни, главное для человека. Мы очень много времени проводим вместе, поэтому для нас работа - больше чем работа. И атмосфера у нас очень сердечная, семейная, полная тепла и внимания. Мы вкладываем столько любви в то, что делаем! Роль матери состоит в том, чтобы объединять семью. А так как я женщина, стоящая во главе огромного коллектива, то я и чувствую себя мамой".

Как модельер, Донна Каран появилась на сцене моды весьма кстати. Нужна была женщина, способная одеть других женщин, исходя из их реальных потребностей. Сама Донна утверждает, что главный ключ к ее успеху лежит в том, что она конструирует одежду для себя самой - деловой женщины, которой приходится много путешествовать. "Как сделать одежду проще? Как соединить роскошь и удобство? Что подходит тем, кто много ездит?" Решая эти проблемы для своего гардероба, Донна Каран решает их и для других женщин, создавая в меру сексапильные и комфортные вещи.

Свое вдохновение Донна Каран черпает отовсюду: в своей семейной жизни, в своих постоянных путешествиях, на улицах городов мира, у молодежи и друзей.

Источник: http://www.sem40.ru/famous2/e1332.shtml

Share this post


Link to post
Share on other sites

Алла Гербер


"Моим единственным оружием всегда было слово. Я всегда старалась, чтобы слово не разрушало, а только помогало. Но сегодня я поняла, что слово может стать делом, когда оно приобретает силу закона."
Алла Гербер

Биография

Родилась в Москве на Покровке. До семидесятых годов жила в коммуналке в Фурманном переулке. Мама-учительница. Папа - инженер. Репрессирован в 1949 году, реабилитирован в 1956году. Окончила юридический факультет МГУ. Работала юрисконсультом, адвокатом. Писала судебные очерки. Первая газета - "Московский комсомолец". Была разъездным корреспондентом журнала "Юность", газеты "Известия", "Литературная газета". Печаталась в самых разных изданиях - опубликовала более 1000 статей, начиная с 1963 года. Автор 8 книг. Известный кинокритик. В политической жизни до перестройки никогда не участвовала.

Опубликованное фото


1989 год - один из организаторов независимого движения писателей "Апрель".
1990 год - провела первый антифашистский процесс, который закончился осуждением одного из руководителей организации "Память" Осташвили по ст. 73 УК РФ "За разжигание национальной ненависти".
1991 год - член координационного совета движения "Демократическая Россия", организовала Московский антифашистский Центр.
1993 год - депутат Государственной Думы ( победила в Северном округе г. Москвы).


В Думе разрабатывала следующие законы:

1. "Об ограничении привилегий депутатов и государственных чиновников"
2. Закон "О государственном и негосударственном среднем образовании"
3. Закон "О запрещении экстремистских организаций, пропаганды национальной ненависти и нацистской символики"
4. Организовала парламентские слушания "О неофашизме в России".


Участвовала в разработке Законов о библиотеках, о сохранении музеев, о детских внешкольных учреждениях, о кино.
Приняла и участвовала в решении проблем более тысячи избирателей округа.
С 1995 года - научный сотрудник Института экономики переходного периода, Президент общественного Фонда "Холокост".
Член Союза писателей, Союза журналистов, Союза кинематографистов.
Имеет сына, внука.

Источник: http://gerber.da.ru/

А вот новости на злобу дня:

15.08.2008

В четверг во Владикавказ вылетели члены двух неправительственных комиссий, созданных накануне под эгидой Общественной палаты: комиссии по расследованию военных преступлений в Южной Осетии и помощи пострадавшему гражданскому населению, а также комиссии по организации помощи российским военнослужащим, пострадавшим при осуществлении миротворческой миссии в Южной Осетии. Как стало известно "Газете", по стечению обстоятельств об отлете не была извещена Алла Гербер, единственный член комиссии по расследованию военных преступлений, которая в четверг утром выразила публичные сомнения в полной правоте действий России на территории Грузии.

«Прежде всего, хочу заметить, что Россия проиграла информационную войну из-за однобокой подачи информации, - отметила в беседе с корреспондентом «Газеты» Алла Гербер, которая на постоянной основе работает в комиссии ОП по межнациональным отношениям и свободе совести. - Нам стоит задаться вопросом, почему Россию не поддержала ни одна страна, кроме Кубы? Не стоило декларировать, что Америка настроила весь мир против нас - этим мы выпороли сами себя. США - не дирижер, а мир - не симфонический оркестр».

Будучи президентом фонда «Холокост», правозащитница отметила, что произошедшее в Южной Осетии назвать геноцидом никак нельзя, поскольку шовинистические лозунги в Тбилиси не звучали, и целью Грузии была лишь территория, а не истребление ее жителей: «Это географическая война. О нацизме и нет речи». А вот если в России начнется физическое преследование грузин - это уже будет геноцид. Под сомнение поставила Гербер и правомерность ввода российских войск в Гори и Поти.

«Надо спокойно разобраться, где мы правы, а где не правы. Я считаю, что комиссия ОП должна посетить не только осетинские территории, но и грузинские, - заявила она. - Надо наладить контакт с общественными организациями Грузии и Осетии. Именно неправительственные общественные организации, которых волнуют люди, а не политика, должны вынести свой приговор. Мое мнение разделяют не все коллеги. Но я хочу всей правды, пусть даже меня обвинят в антироссийских высказываниях. А решения ОП были приняты пока вслепую - мы еще не были в Осетии».

Гербер пока не спешит комментировать странное стечение обстоятельств, по которым она осталась в Москве, и намерена в ближайшее время догнать своих коллег в Осетии.

Источник: http://www.jewish.ru/news/world/2008/08/news994266038.php

Share this post


Link to post
Share on other sites

Яна Батыршина


Свое первое знакомство с художественной гимнастикой она помнит во всех деталях: яркий, солнечный Ташкент, они с папой на остановке - ждут автобуса. Но его так долго нет, а сидеть на одном месте ужасно скучно. Тогда Яна начинает пританцовывать. И не замечает, что тетя, стоящая рядом, наблюдает за ней с большим интересом. И вдруг обращается к папе: “Сколько лет вашему “козленочку”?”. Услышав, что Яне еще и пяти нет, она вздыхает: “Маловато... Но все равно приходите. У нас в школе набор. У вашей девочки получится”.

Опубликованное фото



Визитная карточка:

Батыршина Янина Фархадовна. Родилась 7 октября 1979 года в Ташкенте. Уже несколько лет живет в Москве, тренируется у известного специалиста Ирины Винер. Рост - 163 см, вес - 47 кг. У Яны восточный разрез глаз и смуглая кожа, но она не узбечка, как думают многие. Папа у нее татарин, мама - еврейка. Неоднократная чемпионка Европы и мира в отдельных видах многоборья, обладательница Кубка Европы 95, серебряный призер Олимпийских игр-96 в абсолютном первенстве. Представляет Московское городское физкультурно¬ спортивное объединение. Заканчивает Московское училище олимпийского резерва № 1.

Опубликованное фото


- Яна, у тебя действительно все сразу стало получаться?

- Да, как-то удивительно. Занятия были в радость, но не могу сказать, что мой тренер Вера Шаталина меня выделяла. Правда, когда подросла, к нам на тренировку стала ходить Ирина Александровна Винер и украдкой на меня поглядывать. А потом предложила перейти к ней в группу. Почему-то из всех она выбрала меня и еще одну девочку.

- К тому времени ты уже решила всерьез посвятить себя гимнастике?

- Я не строила никаких планов. Мне просто нравилось, тем более, что у нас в Ташкенте была своя “звезда”, Венера Зарипова, на которую мы, девчонки, хотели быть похожими. Серьезное решение мне пришлось принимать, когда Ирина Александровна предложила мне и Амине Зариповой поехать на длительные сборы в Москву, точнее - в Новогорск.

Из интервью тренера сборной России по художественной гимнастике Ирины Винер:

“Несколько лет назад у меня тренировалась Венера Зарипова, но нам так и не удалось пробиться в сборную и выступить на чемпионате Европы и мира. Увы, но Узбекистан, к сожалению, в нашем виде спорта в расчет не принимался. Ни Венеру, ни меня на международные соревнования почти не пускали, несмотря на то, что Зарипова пять раз (!) была чемпионкой СССР. А после того, как Союз распался, в республике не стало и условий для нормальной работы. Но в России мне не отказали, нашлись люди, которые помогают мне и до сих пор. Это прежде всего Лев Борисович Кофман, генеральный директор МГФСО, он очень много делает для всей российской художественной гимнастики... Сейчас этот великий человек целиком и полностью посвятил себя первым Всемирным юношеским играм, в их программу входит и художественная гимнастика, и выступление наших девчонок, конечно же, станет украшением. Я выменяла свою неплохую квартиру в Ташкенте на однокомнатную в Москве и решила взять с собой свою вторую Зарипову - Амину - и маленького “Батыршика”, в Яну я влюбилась с первого взгляда...”.

- Яна, а как родители восприняли твое решение тренироваться в Новогорске?

- Я по три месяца не бывала дома, потом приезжала на несколько дней, практически не могла учиться. Но пошли результаты. Я выигрывала юниорские соревнования, и почти год прожила на базе в Новогорске без родителей. Иногда Ирина Александровна забирала нас с Аминой к себе... И тогда мама с папой осторожно заговорили о том, что мне, наверное, придется бросить гимнастику.

Опубликованное фото


- Но ты стояла на своем?

- Это только со стороны кажется, что нам, чемпионкам, все нипочем. На самом же деле, я вспоминаю этот год, как кошмарный сон. Но в конце концов ко мне отправились родители, приехали, сняли квартиру. До сих пор так и живем.

- Им удалось найти работу?

- Мама у меня учительница истории, папа - квалифицированный рабочий. Правда, сейчас безработный.

- Значит, основной заработок в семью приносишь ты?

- Сейчас многие спортсмены тянут свои семьи. Но купить собственное жилье, квартирку, пока не получается.

- По Ташкенту не скучаешь?

- Очень, особенно по базару. Не обижайтесь, но мне не очень нравится Москва. Здесь улыбок не хватает. А дома идешь по тому же базару, так все кругом светится, все открыты, доброжелательны. Но я понимаю, что такой огромный город не может не быть жестким.

- А подруги в Москве у тебя есть?

- Ну, Амина, Наташа Липковская, но это все опять гимнастика. И разговоры крутятся вокруг нее. Сидим целыми днями в Новогорске, иногда в лесок пойдем, что-нибудь на костре зажарим, устроим себе пикничок и снова в зал. Те же проблемы, те же лица...

- Ты считаешь, что между соперницами возможна дружба? Тем более в вашем виде спорта - индивидуальном и жутко субъективном?

- Ну, может быть, с Аминой ревнуем немного тренера. Амина к Ирине Александровне очень привязана. Можно сказать, та для нее второй мамой стала - ведь моя подружка столько лет здесь одна жила, только недавно вышла замуж. Я это понимаю. Знаете, когда кто-то из нас выбегает на ковер, болеешь, как за саму себя. Хотя знаю, сама видела и слышала, какие отношения бывают в других командах. Уронит гимнастка предмет, а “подружка” радуется, а то из-за кулис шепчет: “Урони, урони...”. В нашей сборной такого нет.

Из интервью главного тренера сборной России по художественной гимнастике Эльвиры Аверкович:

Отличительная черта Яны - обаяние. У нее есть то, что присуще немногим - зрительская любовь. Так вот, ни одну гимнастку мира не встречают такими аплодисментами, как Яну. Улыбнется она - и словно солнышко появилось”.

- Яна, что тебе в себе самой не нравится?

- Неуверенность. Мне кажется, что во многом я - хуже всех.

- И это говорит чемпионка!

- Сама удивляюсь, но это так.

- Зрительская любовь для тебя важнее занятого места?

- Медаль, наверное, все-таки важнее. Но я очень ценю и внимание зрителей.

Ирина Винер:

Когда Яна приехала на свой первый взрослый чемпионат мира, все взгляды были обращены к другой моей ученице, Амине Зариповой. Она чуть не стала тогда абсолютной чемпионкой. Но уже на второй день турнира ко мне стали подходить тренеры: “Ира, твоя маленькая Яна - будущая олимпийская чемпионка!”. Она уверенно пошла вверх. Но к мировому пьедесталу ее не подпускали ...судьи. У нас до лидера нужно дорасти, авторитет завоевать. Из юниорок в чемпионы - такое не получается. Но Яна в какой-то момент сломала стереотип и уже на следующиий год была на чемпионате мира третьей. Единственная ее проблема сегодня - лишний вес. Съедает, например, на ужин арбуз и к утру поправляется на килограмм”.

- Скажи, Яна, соблюдать диету - самое тяжелое в гимнастике?

- Для кого как. У Амины, например, и у Наташи Липковской телосложение позволяет не соблюдать никаких диет. Амина спокойно может лакомиться в “Макдональдсе” и идти на контрольное взвешивание. Для меня же проблема веса - мука.

- Терпишь?

- Терплю. А потом срываюсь. Я всеядная. Но предпочитаю узбекскую кухню.

- Выходной проводишь дома?

- Как правило, да. Прихожу и первым делом открываю холодильник.

- Мама-то тебя не жалеет? Все-таки такие лишения терпит дочка...

- Может быть и жалеет, но вида не показывает. Я ж сама такую долю выбрала.

- О личной жизни расскажешь?

- Так нечего рассказывать. С утра до вечера тренировки. Друга у меня нет. Одно знаю точно: если что-то серьезное появится, гимнастике - конец. Буду выбирать что-нибудь одно. Скорее всего, не гимнастику.

Опубликованное фото


- И что тогда? Пойдешь, как Ольга Гонтарь, в модели? Или откроешь салон красоты, как Катя Серебрянская?

- Модели из меня не получится - ростом я мала. Бизнес - тоже не мое. Мечтаю жить в собственной квартире и обязательно с кошкой. Но ни в чем другом, кроме тренерской работы, себя пока не представляю.

Эльвира Аверкович:

Олимпийский турнир в Атланте оставил у меня сложное чувство. Я бы сказала - противоречивое. Не хочу нагнетать, но Катю Серебрянскую поставили на первое место заранее. Выступала-то она с ошибками. А в отношении Яны, которая вполне могла бы стать первой, в кулуарах было сказано: “Маленькая, ей еще рано...”.

- И все же, предпочитаешь остаться на достигнутом, или пойдешь дальше?

- Сейчас я живу с чувством исполненного долга, теперь все будет зависеть от моего желания. И терпения. Останусь ли до Сиднея - сказать сегодня не берусь. А вот на предстоящем чемпионате мира в Берлине в октябре - выступлю обязательно.

Беседу провела Оксана Тонкачеева
Источник: http://www.infosport.ru/Press/SZR/0997/topic3.htm

Share this post


Link to post
Share on other sites

Виктория Мочалова


Наш собеседник - Виктория Мочалова, директор Центра научных работников и преподавателей иудаики в вузах "Сэфер". Окончила филфак МГУ, кандидат филологических наук, старший научный сотрудник Академии наук РАН, специалист по истории евреев Восточной Европы, зав. кафедрой Еврейского университета в Москве.

Опубликованное фото



- Что нового было на конференции "Центры российского сионизма: история и культура"? В чем новизна и актуальность этой темы сегодня?

- Самым новым и небывалым было то, что конференция вообще состоялась - впервые в нашем географическом и историческом пространстве. Само слово "сионизм" для живущих здесь и сейчас (разных, заметим, национальностей) привычно оказывается в одном ряду с печально знаменитыми "Протоколами сионских мудрецов", до сих пор пугающими ксенофобов и непросвещенную публику страшным призраком мирового еврейского заговора, или с заказными политическими пасквилями уже советского периода типа "Осторожно: сионизм!", или с созданным из запуганно-сервилистских советских евреев Антисионистским комитетом. Другие советские евреи в это же - такое недавнее! - время становились практическими сионистами, боролись за выезд на свою историческую родину и выходили на улицу с плакатами: "Отпусти народ мой!" Некоторые из них сейчас оказали честь нашей конференции, приняв в ней участие. В восприятии многих, далеких от этой проблематики, сионист - это вообще всякий еврей. Но картина сильно усложняется, если в нее вглядеться.

Сейчас, когда Государство Израиль уже создано и переживает сложный период своего существования, драму взаимоотношений с арабскими соседями, перед нами на новом уровне встает вопрос, о котором спорили сионисты лет восемьдесят назад: как (толерантно или нет) воспримет арабское население еврейское присутствие в Палестине? И именно наш знаменитый соотечественник Владимир Жаботинский (ему, кстати, на конференции был посвящен замечательный доклад М.Вайскопфа) предвидел то, что происходит сегодня.

- Эдуард Кузнецов с горечью говорит об упадке в Израиле идей сионизма, тех самых идей, на которых базировалось израильское государство. Упадок идей, сказал он, привел к общему кризису государства Израиль.

- Диагноз Эдуарда Кузнецова, бесспорно, верен и очевиден всем анализирующим современную израильскую ситуацию. С одной стороны, сионизму удалось достичь небывалого - возродить спустя две тысячи лет национальное еврейское государство, с другой стороны - нельзя сказать, что достигнута главная цель, то есть большинство евреев переселилось в Эрец Исраэль, ведь в диаспоре все еще остается более значительная часть народа (американское реформистское движение более ста лет назад выдвинуло лозунг "Америка - наш Сион"), а те, кто решается на алию, особенно из стран бывшего СССР, чаще всего довольно далеки от сионистских идей. Однако Кузнецов не фокусирует внимание на диагнозе и выносит эмоциональную оценку, как бы игнорируя неизбежность того, что ничто не вечно под луной, в том числе и сионизм, которому всего-то чуть больше ста лет. Как был предсионизм в XIX веке, так же неизбежно наступил и постсионизм в XX веке. Но жизнь идей имеет иную, чем у жизни человека, логику развития, и после своего "упадка" идея не то чтобы умирает, исчезает в никуда, а видоизменяется, в ней переставляются акценты, возможно, меняются формы. Поэтому для ученых важно не горевать, что сионизм в его прежней форме пришел в упадок, а понимать причины происходящего и направление изменений. Вот показательный пример из совершенно иной области: даже глава самого успешного и удачного проекта нашего времени - Билл Гейтс сказал, что если "Микрософт" не переизобретет себя полностью заново, то станет историей.

- Что же тут могла решить ваша конференция?

- "Решить" - не вполне адекватный термин. Прежде чем решать, следует пристально всмотреться в решаемую проблему без предвзятости, идеологической окраски, как говорится, "без гнева и пристрастия". Уже это само по себе не такая простая задача. Осмыслить, понять, увидеть вещи такими, каковы они на самом деле, здесь и теперь. Понять это без погружения в историю вопроса невозможно, как невозможно понять человека, не узнав, из какой он семьи, как рос и воспитывался.

- Обычно научные конференции протекают в благоговейной тишине. У вас этот порядок тоже не нарушался? Или были конфликты?

- Это иллюзия, что на научных конференциях царит тишь да гладь, да божья благодать. Научные идеи сталкиваются с не меньшей остротой, чем всякие иные, просто академическая публика не склонна метать сковородки в голову противника и употреблять ненормативную лексику. Но ведь это - вопрос стиля и вкуса, а не существа дела. Конечно, существуют различия в том, как видится сионизм в Израиле и диаспоре, где, собственно, эта идея некогда родилась. Разногласия в трактовке проявляются, например, в том, что в последнее время Сионистский конгресс лишает права голоса представителей сионистских организаций стран бывшего Советского Союза. И роль современного российского еврейства в еврейском мире, и его связь с Израилем, и его отношение к сионизму (как к движению и как к идеологии) были у нас на конференции предметом горячей дискуссии. Невозможно пересказывать ее в кратком интервью, но мы надеемся, что заинтересованные лица смогут ознакомиться с прозвучавшими выступлениями в той книге, которую мы сейчас готовим.

- Каков был состав конференции, каково в ней было соотношение имен маститых и молодых, начинающих исследователей. Было ли сказано молодыми какое-то яркое новое слово?

- Еврейское агентство, традиционно занимающееся связями между Израилем и диаспорой, обеспечило участие в конференции как известных израильских ученых - Михаила Бейзера, Михаила Вайскопфа, Дины Зисерман, Леонида Прайсмана, Александра Эпштейна, так и исследователей из России, Украины, Белоруссии, Молдавии, что обеспечило не только высокий научный уровень, но и широкий географический масштаб конференции. Среди участников из СНГ были не только маститые ученые (Виктор Гусев из Киева, Клара Жигня из Кишинева, Леонид Кацис, Александр Локшин и Александр Синельников из Москвы), в их же числе - участники еврейского движения советского периода (Евгений Сатановский, Роман Спектор из Москвы), но и - к нашей гордости и радости - представители нового научного поколения, выпускники еврейских вузов, молодые кандидаты наук (Артур Клемперт, Анна Симонова, Семен Чарный, Дмитрий Шевелев, Галина Элиасберг). Их вдумчивое отношение к архивным документам и открытия в этой области в сочетании с хорошей теоретической подготовкой, способностью к анализу и обобщению позволяют с надеждой смотреть на это первое в постсоветском пространстве поколение ученых, получивших систематическое еврейское образование (представители предшествующего поколения, как правило, получали свои знания в области иудаики путем самообразования, разного рода подпольных форм обучения). Приятно отметить, что молодой, но уже хорошо известный своими работами ученый Анна Симонова представила на конференции не только доклад, но и снятый по ее сценарию документальный фильм "Отказ" (2000), посвященный движению "культурников". Фильм, созданный в рамках проекта цикла под рабочим названием "Русский сионизм", поддержанного культурным отделом ЕАР, был с интересом встречен аудиторией. Мы увидели знакомых многим людей (причем некоторые из них находились в зале), которые вписали свою страницу в историю сионизма последних десятилетий.

- Конференция называется "Центры российского сионизма: история и культура". Каковы же сегодня эти центры? Или вы обсуждали только прошлое российского сионизма?

- Российская доля в развитии сионистской идеи очень велика - достаточно вспомнить, что треть делегатов Первого Сионистского конгресса составляли российские евреи (разумеется, речь идет о Российской империи, а не о России в ее сегодняшних границах), а спустя век именно советские евреи образовали массовую алию. Конечно, мы обсуждали и это прошлое, и советские времена (надо сказать, особую ценность здесь представляют материалы ставших доступными архивов и личные свидетельства участников событий), а также роль и место российских евреев, в том числе сионистов, в современном израильском обществе. Что касается центров, мне кажется, мы сейчас вообще живем в эпоху децентрализации, то есть отсутствия какого-то единого центра, и весьма интересные процессы в еврейской жизни могут возникать в самых разных регионах или даже быть трансрегиональными (например, русские евреи из Израиля и разных стран диаспоры обнаруживают стремление к совместному обсуждению своих проблем, как показал опыт прошлогодней конференции, организованной Объединенным еврейским призывом - UJA в Нью-Йорке).

- Почему "Сэфер" взялся за эту конференцию?

- Для "Сэфера", объединяющего исследователей и преподавателей еврейской цивилизации из стран СНГ и Балтии, а также студентов и аспирантов, избравших данное направление в науке, было естественно обратиться к этой теме как одной из исключительно важных в еврейской истории и современности. Мы в течение нескольких лет постепенно подступались к этой непростой теме, иногда посвящая ей специальные заседания в рамках наших ежегодных конференций по иудаике. А в 2000 году, когда благодаря поддержке ЕАР на русском языке вышла книга Амнона Рубинштейна "От Герцля до Рабина и дальше. Сто лет сионизма", многие наши коллеги приняли участие в семинаре "Ковчега", организованном Феликсом Дектором и посвященном обсуждению как этой книги (особый интерес дискуссии придавало присутствие автора), так и современного состояния сионизма. Эти наши первые подходы к проблеме очень помогли нам сейчас в подготовке данной конференции, подобной которой по масштабу и глубине, надо признать, у нас еще никогда не было.

- Какова роль ЕАР на этой конференции?

- Самая естественная, ведь агентство и было создано в 20-е годы для реализации идей сионизма. Теперь настала пора оглянуться, задуматься, осмысляя пройденный путь и заглядывая в будущее, и ЕАР последовательно работает в этом направлении. Именно поэтому полтора года назад ЕАР в лице Феликса Дектора, тогдашнего руководителя отдела общественных и культурных связей ЕАР, устраивало упоминавшийся семинар "Ковчега". И не удивительно, что сейчас именно ЕАР в лице Дины Рубиной, нынешнего руководителя этого отдела, принадлежали и замысел конференции, и та инициатива, на которую наши коллеги из "Сэфера" с радостью откликнулись. Координатором конференции с нашей стороны стал Леонид Кацис, мы постоянно обсуждали с Диной все стадии реализации этого проекта. Это было настоящее партнерство, которое, несмотря на все обычно сопутствующие таким масштабным предприятиям трудности, принесло, по-моему, замечательные плоды. Конечно, мы все волновались, нервничали, беспокоились о том, каким получится наш первый "блин", расстраивались от того, что некоторые из включенных в программу докладчиков не смогли приехать, но все-таки мне кажется, что он не вышел комом. Огромная заслуга в этом принадлежит, бесспорно, Дине Рубиной и всему ее отделу, взявшим на себя тяжелые организационные задачи и легко, изящно, оптимально с ними справившимся. Чего это им стоило - знают только они. Участники же конференции отмечали, что она замечательно организована, благодарили за прекрасные условия работы, приятную неформальную атмосферу, щедрые книжные дары (помимо упомянутого издания материалов дискуссии по книге А.Рубинштейна, участники получили две новинки издательства "Гешарим": "Письма" Йонатана Нетаниягу и "Особенный еврейско-русский воздух" Владимира Хазана).

- Как вы сами оцениваете результаты конференции?

- Мне самой неловко оценивать то, к чему я причастна. Все же, думаю, не погрешу против истины, если оценю конференцию, в которой приняли участие ведущие специалисты и молодое поколение исследователей, весьма высоко. Права ли я - будет легко проверить, поскольку, как уже сказала, мы издадим ее материалы, чтобы все желающие смогли с ними ознакомиться уже в виде книги - надеюсь, увлекательной, противоречивой и нескучной, как сам сионизм, его исследователи, еврейские сторонники и противники.

Беседовала Элла Митина
Источник: "Вестник ЕАР"

Share this post


Link to post
Share on other sites

Анна Юльевна Винокур: "Я всегда была заводилой"


Совсем недавно Анна Юльевна Винокур отметила свой юбилей. Sem40 не мог пропустить этого события и напросился в гости к маме знаменитого пародиста.

Опубликованное фото


- Не надоедает Вам, Анна Юльевна, постоянное внимание журналистов, знакомых?
- Я люблю людей. Когда я учила детей, я говорила, что добро v самое высокое качество. Если можешь делать добро v делай. И улыбка должна быть всегда на лице. У Володи есть открытки, которые он дарит всем, там написано: "Сохраняйте улыбку". Это семейная традиция, у нас в доме всегда были радость, шутки, смех, часто приходили гости. Однажды наш сосед спросил меня: "Анна Юльевна, вы все время улыбаетесь. Неужели вам все время хорошо?"

Мне нравилось, что свои компании дети собирали у нас дома. Никогда не было такого, чтобы сыновья нас стеснялись. Мы с мужем сами уходили, чтобы не смущать их, но порой нас даже просили остаться v с нами веселее. Так же как в свое время друзья просили моего отца: "Юлечка, останьтесь с нами". Мой папочка был остряк, пел, танцевал, все мои друзья получали удовольствие, когда общались с ним.

- Володя пошел в дедушку?
- Внешне очень похож, и голос у Володи такой же приятный. Мой папа был очень интересный человек, великолепный актер. По характеру необыкновенно добрый, отзывчивый. В этом плане Володе повезло.
Папа был пышным таким, высоким, его называли красавцем. А вот мама была маленькая, изящная, 33-й размер обуви носила. Она тоже была актриса, играла мальчишек.

- Родители водили Вас на свою работу, в театр?
- Конечно! Да я и сама выступала. В школьном драмкружке я играла главные роли. Когда я была в десятом классе, мы ставили пьесу "Платон Кречет". На спектакль пришли мама и папа. Помню, как папочка мне сделал лишь одно замечание. Я играла Лиду, и одна из реплик была: "Я ждала ответа целый час", а я произнесла "ждАла". Папа мне сказал: "Анечка, запомни, не ждАла, а ждалА". Я запомнила это на всю жизнь.
Вообще, я всюду была заводилой v играла в драмкружке, старостой класса была. Однажды в шестом классе я увела весь класс с урока ботаники в парк.

- Попало Вам от учителей?
- Меня исключили из школы... на один день. Когда мы праздновали встречу одноклассников через много лет, директор нашей школы объяснялся мне в любви, говорил, что свою дочь назвал Анечкой. А я ему сказала: "Любил? А из школы зачем исключал?!"
Видимо, и во мне сказались актерские гены. Когда я после окончания школы заявила, что хочу стать актрисой, папочка сказал мне: "Только через мой труп". Мы решили, что я должна поступать в медицинский институт.

- Как же получилось, что Вы стали педагогом?
- Когда я поступила в Днепропетровский медицинский институт, шел сороковой год, а в 41-м началась война. Папочка приехал, забрал меня, сам остался воевать в ополчении, а нас с мамой и сестричкой отправил в эвакуацию. Пережили мы много тяжелого, страшного. Отца мы встретили уже в 43-м году, он был контужен. В этом же году я вышла замуж в Магнитогорске и родила первого сына. Закончилась война, и я с полуторагодовалым Борисом приехала на родину мужа, в Курск. В 1948 году там родился Володя.
В Курске учебу в медицинском я уже, конечно, не стала продолжать и, уже будучи беременной, стала учиться в пединституте.

- Наверное, было нелегко учиться, работать и воспитывать детей?
- Когда Володе исполнилось два года (а он был развитой мальчишка и уже хорошо говорил), его взяли в детский садик. Это было моим счастьем v помочь было некому, ведь у нас не было ни бабушек, ни нянек.
Я начала преподавать в школе, а когда дети подросли, они стали учиться у меня, сначала старший v Борис, потом младший. Я была у них классным руководителем. Ребята учились хорошо, сознательные были, они понимали, что маму нельзя подводить. Они работали много, самостоятельно работали. Я задерживалась в школе подолгу: то педсовет, то классный час, то дополнительные занятия. Сыновья научились сами за собой ухаживать v сами убирали, разогревали обед, сами готовили уроки. Когда я приходила после школы, тогда они могли уже выйти погулять.

- Не скучаете по Курску?
- Нет, скучаю только по старшему сыну и его семье, но они часто приезжают сюда. Володя нередко бывает в Курске. Я люблю этот город, ведь я прожила там 40 лет! Наград у меня много v я была отличником просвещения СССР и РСФСР. Меня ценили, было много друзей. Ученики очень тепло ко мне относились, когда я была классным руководителем, родители ревновали ко мне своих детей, ведь они доверяли мне то, что не рассказывали папам и мамам.

- Владимир Натанович говорил, что все его друзья ходят за советом к Вам.
- Не знаю, как так получилось, но я вошла в их компанию. Все праздники мы встречаем вместе. Я с ними как ровесница.

- Трудно сохранять душевную молодость и поддерживать себя в форме?
v Я счастлива, наверное, в этом главный секрет. Если я могу помочь, то я помогаю с удовольствием. Знаете, есть такая божья поговорка: "чем больше даешь, тем больше получаешь". Сложилось так, что я в этой молодежной компании. И они настолько привыкли, что я все время с ними, что меня приглашают на все концерты. Регина Дубовицкая обязательно зовет меня на все "Аншлаги", она говорит: "раньше у меня был талисман Володя Винокур, а теперь v Анна Юльевна. Если она в зале, то значит, концерт пройдет хорошо". Я благодарный зритель, очень люблю актеров, в особенности тех, кто дружен с Володей.

- Расскажите, как Вы познакомились со своим будущим мужем?
- Наш завод "Металлург" эвакуировали из Кривого Рога в Магнитогорск. Помню, как мы ехали на открытых платформах, мучились с пересадками- Так мы оказались в Магнитогорске.
Мой будущий муж, когда Ленинград попал в блокаду, эвакуировался вместе с другими студентами в Свердловск, защищать диплом. Потом их отправили на фронт, а через год по распоряжению Сталина вернули в Свердловск на защиту дипломов. Оттуда их направили в Магнитогорск на коксовую батарею. Работа была тяжелейшая, в три смены. Но по вечерам молодые специалисты v инженеры приходили в парк, на танцы. Я жила в бараке возле парка, и мы с девчонками тоже ходили на танцы. Там мы и познакомились.

За мной сначала ухаживал его приятель, но мой муж, как говорится, меня "отбил". Стал приходить к нам домой, он был, наверное, более положительный и понравился моим родителям.
Там мы поженились, родился наш старший сын, а потом ему как молодому специалисту дали прекрасную двухкомнатную квартиру со всеми удобствами, в новом доме.
Мой муж был великолепный семьянин. Внимательный, преданный, любящий.

Шесть лет его уже нет со мной, я потеряла большого друга. Детей он обожал, старался предугадать все мои желания. Когда дети были маленькие, и я не могла поехать с ним в санаторий, он не выдерживал, возвращался раньше. Мужа очень любили на работе. Он всем помогал, там были тысячи работников, а он помнил, как и кого зовут, у кого какой состав семьи, кому нужны квартиры. Он очень располагал к себе. Несмотря на то, что он по образованию инженер-строитель, хорошо разбирался в литературе и искусстве.

- Когда Володя начал петь?
- Где-то в шестом классе, сначала при закрытой двери: стеснялся. Я поняла, что у сына есть способности, и определила его в хор Дома пионеров. Потом уже стал петь самостоятельно. В восьмом классе Володя занял первое место на школьном фестивале, его наградили путевкой в "Артек". Когда он вернулся, встал вопрос: продолжать учебу в школе (тогда уже началась одиннадцатилетка) или поступать в техникум. Мой муж тогда был начальником "Курскпромстроя", он решил направить Володю по своим стопам. Володя поступил в строительный техникум, учился хорошо, защитил диплом. Но в строительный институт поступать не стал, сказал: "Папа, это для тебя. Мне хочется поступить в ГИТИС, я хочу петь". Отец сопротивлялся, но я Володю поддержала, "пришла на помощь". Мы поехали с ним в Москву.

- А когда появились первые пародии?
- Еще в детстве. Было много забавных историй, связанных с этой его способностью. Одна из них произошла, когда Володя служил в армии. Надо сказать, что Володя проходил службу в ансамбле московского военного округа, которым руководил Баблоев.
Однажды с товарищем они ушли в увольнительную и задержались. Тогда Володя позвонил в часть и голосом главного дирижера вызвал машину прямо к кинотеатру. Когда они вернулись, их встретил сам Баблоев. Несмотря на то, что он любил Володю и даже сам часто просил поговорить "его голосом", на гауптвахте за проделку отсидеть пришлось.
Пародировал Володя многих: Магомаева, Папанова, Отса... Сегодня у него свой театр. Скоро будет новая программа, которая выйдет весной, как раз ко дню его рождения.

- Скажите, как удается поддерживать с сыном такие теплые отношения?
- Все родители стараются так воспитывать своих ребят, чтобы они были людьми. Мы воспитывали детей своим примером, у нас была очень дружная семья, веселая. Мой муж был очень оптимистичный человек, помогал мне воспитывать ребят, никогда их не наказывал. Они боялись меня больше, чем папу, потому что я была их классным руководителем и целый день была с ними. Дети видели наше отношение к родителям. Муж мой и я трепетно любили своих родителей, к сожалению, они рано ушли из жизни. У нас была очень дружная семья, все праздники мы праздновали вместе.

Даже когда сыновья уже были женаты, 1 января v мой день рождения v мы продолжали праздновать вместе, несмотря на то, что жили в разных городах.
Долгое время мы жили в Курске со старшим сыном и его семьей, а Володя женился в Москве. В театре оперетты познакомился с Тамарой.
Вначале мы не одобряли его решения жениться: два актера в семье v это много, считали мы. Но Володя уверил нас, что никакая "земная" женщина не стерпела бы его бесконечные отъезды и гастроли.

- Ваша внучка, дочь Владимира и Тамары, тоже станет актрисой?
- Настенька v наша надежда и опора. С первого дня она стала любимицей в семье. У Володи и Тамары долго не было детей, а потом родилась Настя. Она была еще совсем крошечной, а уже v балериной. Тамара работала в то время в театре им. Станиславского и водила ее с собой на все спектакли. Она смотрела все балеты за кулисами и уже в три годика играла в своем первом спектакле. Танцевала сама, изображала Кармен и умирающего лебедя. Сразу было ясно, что она пошла в маму. Но вместе с тем она была и пародистка. Она могла спеть, как Наташа Королева, Маша Распутина, Лайма Вайкуле.
Она хорошо танцует, легкая, пластичная, очень способная девочка.

Сейчас уже девушка v 16 лет. Я много раз была на ее концертах. Настя принимала участие и в юбилейном концерте отца, и в концерте "Левчик и Вовчик". Ее выступления пользовались большим успехом.
Настя очень много трудится, как и ее мама. Тамара у нас v настоящая трудяга. Любит свою дачу, все выращивает сама: и копает, и сеет, и полет с утра до вечера. Настя помогает, но еще и тренируется, на даче даже есть станок, поэтому и летом они не оставляют занятия. Дома Тамара все делает сама: отвозит и привозит Настю, помогает сестре, которая в больнице. Володя помощник плохой, потому что он все время на гастролях.

- Большая редкость, чтобы свекровь отзывалась о невестке с такой любовью...
- Тамара это заслужила. И жена моего старшего сына, Аллочка, тоже. Они мне как дочери, безукоризненно ко мне относятся. Невестки называют меня на "ты", Анечка. Они добрые, отзывчивые. Мне повезло.

- Вы все время говорите, что "вам повезло"...
- Я очень довольна и благодарна им. Они хорошо ухаживают за сыновьями. Вот, например, в том, что Володя похудел, заслуга Тамары. Она ему готовит такие блюда, чтобы быть сытым и не толстеть. Но он исключил все сладкое, мучное. Я раньше так много готовила! "Наполеон" и бисквиты, сортов 10-15 могла напечь. Я ведь принимала гостей целыми ансамблями, по 25 человек сидело за столом.

- Поделитесь, пожалуйста, рецептом с посетителями Sem40. Владимир Натанович говорил, что Вы готовите изумительно вкусную фаршированную рыбу.
- Фаршированная рыба v сложное блюдо, про него легче рассказывать, чем делать. Знаете, почему у многих не получается? Потому что они не знают одного секрета. Сейчас я вам его раскрою. Чтобы фаршированная рыба имела "товарный вид", и была красивого золотистого цвета, нужно добавлять в кастрюлю, в которой она варится, побольше свеклы и морковки. Затем, когда рыба уже поварилась часа два, нужно добавить в бульон поджаренного на сковородке сахара и поставить в духовку примерно на полчаса. Один вид такой рыбы заставит ваших гостей облизываться!

Автор: Виктория Леонова
Источник: Sem40.Ru

Share this post


Link to post
Share on other sites

Аида Ведищева


На одном из приемов эффектной внешности дама обратилась ко мне по-английски с вопросом: ожидается ли приезд сюда чемпионов-фигуристов Елены Бережной и Антона Сихарулидзе. По моему короткому "Йес!" она сразу же определила страну, откуда я прибыл. "Так вы русский?! Ой, как замечательно. Вот вам мой календарик". "Аида Ведищева", - читаю на календарике. Аида Ведищева?! Та самая, чья гибкая пластинка с песней "Лесной олень" из журнала "Горизонт" где-то до сих пор лежит у меня дома?

- Да, это я, - улыбается звезда советской эстрады 60-70-х.

- Разрешите несколько вопросов?

- Пожалуйста. Но только после концерта...

Опубликованное фото



Она родилась в семье врачей. Отец Соломон Вайс был известным ученым-дантистом, профессором, знал семь языков. В свое время он из Польши приехал в Россию. Аида родилась в Казани. С детства мечтала быть артисткой. Родители любили слушать, как дитя распевает "Джамайку", но желали ей другого выбора.

- Мама с папой мечтали, чтобы я поступила в иняз, - вспоминает Аида Соломоновна. - Я выполнила их желание. Но при этом из Иркутска, где мы жили после Казани, ездила летом в Москву поступать в Щепкинское училище, поскольку обожала театр, в Иркутске все свободное время пропадала в театрах - миниатюр и оперетте. В Москве я узнала, что с моей фамилией поступить учиться весьма и весьма проблематично...

* * *
Пока Аида Ведищева поет для российских олимпийцев, в моей памяти встает картинка из юности. В электростальской школе идет конкурс комсомольской песни. И, наверное, каждый третий конкурсант с пафосом на лице затягивает: "Я песней, как ветром, наполню страну о том, как товарищ пошел на войну..." Это ведь она, Аида Ведищева, является первой исполнительницей "Товарища". Путь к всесоюзной известности начался у нее в Харьковской филармонии. Девушку с красивым голосом заметили в столице. Она стала выступать в ансамблях Нины Дорды, Олега Лундстрема, Леонида Утесова.

- Родители простили меня за то, что не стала работать по специальности "преподаватель английского языка", - продолжает певица. - Они обожали Утесова... После работы с Леонидом Осиповичем я приняла предложение стать солисткой в ансамбле Эмиля Радова. Наверное, помните его ВИА "Голубые гитары"... Как стала Ведищевой? Эта фамилия моего первого мужа и отца единственного сына Володи. Вячеслав Ведищев был хорошо известен в стране и за рубежом как исполнитель оригинального циркового номера - балансировал на горке из досок и цилиндров...

"Гуси-гуси! Га-га-га", - эта незатейливая песенка в исполнении Аиды Ведищевой понравилась устроителям телевизионного конкурса. "По просьбам трудящихся" сюжет повторили несколько раз в развлекательных передачах. Лицо Аиды Ведищевой увидела и запомнила страна огромная.

От "гусей" - к "мишкам". К тем, что трутся спиной о земную ось. Леонид Гайдай объявил конкурс на радио, где практически всем известным певицам было предложено спеть песню Александра Зацепина "Где-то на белом свете..." Отбор прошла Аида Ведищева.

- Мне было обидно, что мое имя не включили в титры фильма, - сетует она. - Ведь эту песенку про медведей пели все вокруг. Тираж пластинок с ней достиг семи с половиной миллионов, мне об этом сообщили на фирме "Мелодия". И с "Бриллиантовой рукой" вышло так же: я пою танго "А фонари глазами желтыми нас вели сквозь туман", а меня в титрах нет...

- Аида Соломоновна, извините, а ведь я не знал, что это знаменитое танго "Помоги мне!" звучит в вашем исполнении! Вы пытались оспаривать свое право на титры к фильму?

- Спрашивала что-то у Гайдая, но сильно не настаивала. У меня был период насыщенной работы, много гастролировала. Когда там заниматься титрами... Но история записи танго к "Бриллиантовой руке" весьма забавная. Я уставшая прилетела с гастролей, и вдруг ночью звонок от Зацепина: "Приезжай срочно в студию!" Приехала. А там на полу постелен большой ковер. На нем полусидят-полулежат Юрий Никулин, Андрей Миронов и Леонид Гайдай. В центре - бутылка водки. Присоединяйся, говорят мне. Я им: "Да вы что, с ума сошли? Мне утром уезжать на гастроли. Вы меня для чего позвали? Ну-ка давайте материал". Я посмотрела на сюжет со Светланой Светличной и постаралась подобрать нужный тембр к танго.

- Да... Удалось вам это блестяще... Я хорошо помню, как вы пели песню "Товарищ" и другие произведения, как их называли, "гражданского звучания". По идее, вы должны были пользоваться добрым расположением к вам сильных мира сего...

- Ой, да бросьте... Меня дальше Монголии не выпускали, в "Песню года" не включали, зажимали с аппаратурой, не давали заняться постановкой новой программы. Нет, в материальном отношении я не бедствовала, но сколько можно петь про комсомол! Поверьте, не только у Аллы Пугачевой есть творческий потенциал для создания Театра песни... В 80-м мы с мамой и сыном уехали в Америку. Мне было 39 лет. Я была уверена в своих вокальных возможностях, что не буду зарабатывать на жизнь в ресторанах, тем более что с английским языком у меня был полный порядок...

* * *
Однако в Нью-Йорке Ведищеву не ждали. Америке до лампочки были ее многомиллионные тиражи пластинок, дипломы лауреата конкурсов и фестивалей. И Ведищева стала студенткой. Училась в колледже, изучала театральное мастерство, пластику, сценическую гимнастику. Само собой, репетиции, репетиции, репетиции. И так четыре года изо дня в день.

- В мою жизнь вмешался счастливый случай, - рассказывает Аида Ведищева. - Во время первого самостоятельного шоу меня заметил известный менеджер Джо Франклин, который открыл Барбару Стрейзанд. Он устроил мне концерт в "Карнеги-холл". Это был мой первый серьезный успех в Штатах. Я была очень счастлива. Вспоминала, как, будучи в Союзе, доставала записи Эллы Фицджералд, Дайаны Росс, Донны Саммер. И вот я в Америке, и Америка слушает меня!

"Нью-Йорк таймс" выступила со статьей о русской певице: "Из малоподвижной, ограниченной в движениях эстрадной певицы, которую среди прочих выделял лишь красивый полнозвучный голос, Аида превратилась в изящную, обаятельную, элегантную и легкую в каждом жесте актрису". Мэры городов Майами и Кливленда преподнесли Аиде Ведищевой символические ключи. Сегодня в репертуаре певицы, которая живет в Лос-Анджелесе, песни из популярных бродвейских мюзиклов и голливудских фильмов, композиции Мишеля Леграна, русские и цыганские романсы, еврейские песни.

- Выступаю я сейчас реже, чем раньше, - говорит Аида. - Последней большой программой стала постановка, приуроченная к Миллениуму. На меня в свое время огромное впечатление произвела статуя Свободы. Чистая, красивая! Оказывается, ее по частям собирали во Франции и доставляли в Америку. Стало быть, она, как и я, эмигрантка. Так вот, в начале своего концерта я вышла на сцену в образе Мисс Либерти, и публика сразу настроилась на нужную волну...

- Аида Соломоновна, если можно, расскажите о вашей личной жизни. Она сложилась так же удачно, как и творческая?

- Мы расстались с моим первым мужем, но я всегда благодарила Славу за то, что он был в моей жизни. Второй муж - миллионер из Лос-Анджелеса. Шесть лет мы ездили по всему миру, шикарно жили. Но он никак не хотел, чтобы я оставалась на сцене. Были и еще некоторые вещи, осложнившие отношения. Мы развелись. И тут мой бывший супруг-миллионер решил еще и аннулировать брак, то есть признать его незаконным и лишить меня всего. Были долгие утомительные судебные тяжбы. Я потратила огромные деньги на адвокатов, которые договаривались между собой и обманывали меня. Пришлось самой изучить американское законодательство. В итоге я выиграла дело. На каждый мой вопрос в присутствии судьи муж вынужден был отвечать: "Да, это действительно так было". Меня поддержали свидетели. А после процесса случился жуткий стресс, я серьезно болела, перенесла операцию. Врачи уже ничего хорошего не обещали. Я молилась Богу. И выжила.

- Кем стал ваш сын?

- Володе 38 лет. Он очень увлечен музыкой, много работает в студии.

- По России не скучаете абсолютно?

- Разве возможно забыть страну, где прожила почти 40 лет? Я не по своей воле уехала в Америку. Меня постепенно выдавливали из родной страны. Но зла не держу ни на кого. Даже на того человека, находившегося на высокой должности, который много крови попортил мне и другим людям. После моего отъезда было распоряжение размагнитить пленки с моими записями. Но меня запомнили люди, а того начальника сняли с должности. Я приехала в Россию года два назад, встречалась с друзьями, выступила на фестивале "Золотой шлягер" в Могилеве. Это было трогательно... У меня к вам одна просьба. Можно?

- Пожалуйста.

- Вы все-таки напишите, что в "Кавказской пленнице" я пела песенку, а не Наташа Варлей, как многие думают с подачи той же Варлей.

Автор: Дмитрий Тарасов
Источник: "МК"

Share this post


Link to post
Share on other sites

Елена Гурович


Опубликованное фото---Опубликованное фото


«Родился я в 1000-каком-то году в бананово-лиановой чаще»- писал Владимир Высоцкий. Это почти обо мне…

"Я родилась в славном городе Фрунзе, ныне Бишкек (Киргизия), где Земля «течет молоком и медом»: джигиты на лошадях, а по горным склонам белеют и чернеют барашки…

Так вот, я родилась и открыла глаза. Взглянула на Мир – и он мне понравился!
И оказался интересным и достойным изучения и выражения через призмы моих глаз, ушей и души.

С тех пор этот мой Мир требует, чтобы его «ведали», то есть ведала я и делилась своим видением с другими людьми, которые, может быть, тоже вдруг увидят что-то близкое, родное и удивительное. И тогда их жизнь на 5-10 минут (впрочем, это зависит от них самих больше, чем от меня) станет ярче, светлее и радостнее…

Мама- филолог строгих правил. Папа физик-лирик свободного полета. Брат – что-то среднее. А я – последней появилась… С тех пор, как помню себя, - все стены и важные документы в доме были изрисованы морями – океанами, парусами, принцами и принцессами, горами и лесами…

Но… отдана я была в лапы реального образования, точнее - физике и математике.
Закончила университет. Хотя частенько меня ловили за рисованием картинок на задней парте, но университет я окончила с отличием.

В Израиле я много чем занималась: и программированием, и продажей и т.д. В общем – как все… Но я считаю, что трудности и препятствия в жизни художника делают его работы только богаче и интереснее. Запертый в мастерской художник много чего упустит в этом Мире…

Как вы, наверное, уже поняли, моя живопись – это выражение моего отношения к жизни, любви и Миру, в котором я живу. И я буду очень рада, если мой Мир пересечется с вашим. Тогда я почувствую себя кому-то нужной. Это для меня очень важно".

После этого коротенького автобиографического представления, дающего лишь весьма приблизительное впечатление об этой талантливой девушке с грустными глазами, работы которой представлены среди прочих на сайте Тарбут.ру (кстати, - замечательное начинание, позволяющее всем желающим познакомиться с творчеством тех, у кого нет ни средств, ни возможностей организовать собственную выставку и которых, как оказалось, у нас в Израиле великое множество), самое время перейти к её картинам и росписям:

Опубликованное фото
Летний Иерусалим (Summer in Jerusalem)

Опубликованное фото
Мы

Опубликованное фото
Джунгли

Share this post


Link to post
Share on other sites

Татьяна Иосифовна Локшина


Отрывок из статьи "Апокалипсис":

«В Цхинвали сегодня – да?» Приподнимаю голову с подушки, безуспешно пытаясь разлепить глаза. Ну, хотя бы один глаз, скажем, левый… Последние – уже не помню которые – сутки мы спим по три часа за ночь. Дни сливаются в череду картинок в видоискателе: бронетранспортеры, танки, боевые машины пехоты, установки «Град», установки «Ураган», снаряды, осколки, обломки ракет, разрушенные дома, горящие дома, дотлевающие дома, битое стекло, проломы в стенах, вертикально взлетающая в ярко-синее небо ракета… Когда звонит телефон и очередной журналист спрашивает, как долго мы здесь находимся, после неловкой паузы интересуюсь, какой сегодня день недели. Мы прилетели в Осетию в воскресенье утром, это было десятое августа… Всего три дня, четыре дня? Кажется, месяц, год, не знаю…

Сегодня – в Цхинвали? Наверное, да. Вчера Цхинвали, сегодня Цхинвали… Взгляд, наконец, фокусируется. В поле зрения вплывает круглое лицо хозяйки, а за ней – Господи, только не это, Господи, пожалуйста, только не с утра! – небритый парень в камуфляже с Калашниковым наперевес. Натягиваю одеяло: «Пожалуйста, выйдите на секунду! Дайте одеться!» – «Что?» – недоумевает автоматчик, «Тебе ведь в Цхинвали нужно? Нет?» Хозяйка приходит на помощь: «Он хороший мальчик! Он вас повезет!» По углам комнаты происходит шевеление. Коллеги спросонья хлопают глазами. «Да-да! Сейчас! Соберемся и поедем! Чаю выпьем и поедем!» Автоматчик выходит из комнаты, хозяйка семенит за ним. «Что это было?» – каркает голос с соседней кровати. «Кажется, молодой человек изъявляет готовность нас подвезти…» Спустить на пол одну ногу, потом другую… Стянуть волосы в хвост резинкой – расчесать колтун равно не возможно. Вот я и встала...


Опубликованное фото--Опубликованное фото--Опубликованное фото

Опубликованное фото



Татьяна Локшина, 19 Августа 2008 18:30:

Из Южной Осетии и Грузии продолжают поступать противоречивые сообщения о ситуации в зоне конфликта. Эксперты международной правозащитной организации фиксировали факты мародёрства в грузинских селах. Рассказывает исследователь Human Rights Watch по России Татьяна Локшина

Олег Дусаев:- Здравствуйте. Вы смотрите информационный портал Newtimes. В студии Олег Дусаев. Из Южной Осетии и Грузии продолжают поступать противоречивые сообщения о ситуации в зоне конфликта. Эксперты международной правозащитной организации фиксировали факты мародёрства в грузинских селах. Об этом и о многом другом мы решили поговорить с исследователем Human Rights Watch по России Татьяной Локшиной. Здравствуйте, Татьяна.

Татьяна Локшина:- Здравствуйте.

Олег Дусаев:- Насколько нам известно, вы вчера только вернулись из зоны конфликта. Расскажите поподробнее, сколько вы там были и что вам удалось увидеть?

Татьяна Локшина:- В общей сложности мы были в зоне конфликта где-то восемь дней, и мы занимались достаточно понятными вещами для исследователей в сфере прав человека, мы опрашивали беженцев из зоны конфликта, которые размещались в Северной Осетии. Слово «беженец», правда, с точки зрения международного правового контекста здесь не очень применимо, потому что речь идет преимущественно о людях исключительно с российским гражданством, которые въехали на территорию России. Мы их называем лицами перемещенными в результате конфликта, они сами себя называют - эвакуированные, потому что все ожидают в самом ближайшем будущем вернуться в свои дома. Мы говорили с людьми, которые пересидели обстрел непосредственно в Южной Осетии. Мы говорили с сотрудниками правоохранительных органов, с врачами, говорили с ополченцами.

Олег Дусаев:- Что вам удалось, какие удалось, скажем, собрать сведения, которым вы можете верить абсолютно?

Татьяна Локшина:- Во-первых, мы абсолютно убеждены, и у нас есть тому совершенно четкие доказательства, что в Южной Осетии грузинскими войсками использовалось, так называемое, оружие неизбирательного применения, в первую очередь, стоит говорить об использовании «града», который, на самом деле, запрещен в тех зонах, где проживают мирные жители. «Град», насколько нам известно, как по свидетельствам очевидцев, так и по тем обломкам ракет, которые мы там нашли, использовался в городе Цхинвали, использовался в нескольких селах и использовался непосредственно в жилых кварталах. И попадание «града» мы фиксировали по тем домам, где в подвалах сидели женщины, старики и дети.

Олег Дусаев:- Скажите, пожалуйста, какие-то конкретные есть доказательства тому, вот я хочу, чтобы мы подробнее поговорили, как именно вы понимаете, что использовался «град» против мирного населения?

Татьяна Локшина:- С одной стороны, мы проинтервьюировали более сотни людей, большинство из которых пережили обстрел не выезжая из региона. и они описывали этот обстрел: ракета «град» издают достаточно характерный звук, и они этот звук для нас озвучивали.

Олег Дусаев:- Как, например, как говорят люди обычно?

Татьяна Локшина:- Они воспроизводят звук, который происходит в результате серии взрывов, которые характерны именно для установки «град», он действительно достаточно уникален. Кроме того, нам показывали, и мы сами находили обломки ракет или даже фактически целые ракеты. У меня есть множество фотографий, которые служат тому доказательством, и эти осколки мы находили непосредственно у жилых зданий, внутри жилых зданий и т.д. Кроме того, мы видели следы танковых ударов по жилым домам и даже ударов непосредственно по подвалам, где скрывались мирные жители. Безусловно, к нам поступали сведения и о том, что в этих домах находились и ополченцы, и что ополченцы отстреливались и пытались отразить атаку. Но, с другой стороны, даже наличие ополченцев не оправдывает использование такого рода силы, непропорциональной, неизбирательной силы по кварталам, по домам, где находились мирные жители. Мы задокументировали случаи гибели людей в результате танковых ударов, в результате использования «града», и это - старики, это женщины, это действительно мирные люди, которые не имели отношения непосредственно к конфликту.

Олег Дусаев:- Простите мне такой довольно идиотский вопрос, но все-таки, какие данные позволяют вам говорить о том, что «град» и танки использовались именно грузинской стороной?

Татьяна Локшина:- Безусловно, сейчас мне это хорошо известно, появляются рассуждения о том, что может быть и «град» и другое вооружение использовалось в Цхинвали и российской стороной, в частности, в рамках вооруженного противостояния между российскими и грузинскими войсками. Откуда вообще подобные мысли у людей появляются. Ну все достаточно просто: у российской стороны и у грузинской стороны достаточно похожие вооружения, естественно, что у Грузии есть бронетранспортеры НАТО, есть оружие НАТО, которого у России не существует, но очень много техники одинаковой, и поэтому появляются такого рода предположения. У нас нет никаких доказательств для того, чтобы подтвердить вот эти сегодняшние гипотезы. С другой стороны, когда мы разговаривали с людьми, когда мы разговаривали с мирными жителями в Цхинвали, когда они нам описывали откуда шел обстрел, как шел обстрел, то было очевидно, что это был обстрел со стороны Грузии. Система работы грузинских войск в данном случае была достаточно стандартная, нам очень хорошо известная по Чечне: сначала населенный пункт накрывается массированным обстрелом, дальше заходит бронетехника, и уже за бронетехникой идет пехота.

Здесь я бы, наверное, сказала, что жители Цхинвали, жители Хетогурово очень много говорили про ужасы обстрела, и мы беседовали с людьми, которые двое суток или больше, просидели в подвалах без возможности даже высунуться наружу, без еды, без воды, мужчины по очереди по ночам ходили за водой для всех, кто был в таких подвалах. Люди дико напуганы, многие из них даже после окончания активных военных действий еще пару дней сидели в своих подвалах, потому что просто боялись выйти наружу. Говорили очень много про танковые удары, про тот страх, который они испытывали. Но мы пока, по крайней мере, я надеюсь, что нам еще удастся поработать в регионе в самом ближайшем будущем, собрать дополнительную информацию, не сталкивались с конкретными случаями жестокого и унижающего человеческое достоинство обращения с мирными жителями со стороны непосредственно пехотинцев; это тоже важно.

Естественно, когда ты только начинаешь говорить с людьми, то тебе сразу рассказывают о том, что грузинские военнослужащие ставили своей целью истребить мирное население, что насиловали женщин, что убивали детей, что детей переезжали гусеницами танков, но когда ты углубляешься в детали, то, как правило, тебе не могут сообщить никаких подробностей. То есть, люди, которые об этом говорят, не видели этого сами, они слышали это от кого-то еще, они могут тебе даже сказать от кого они это слышали, ты ищешь того человека, он тоже это слышал от кого-то еще, и т.д. То есть, о подобных инцидентах у нас информации нет. Но в том, что использовалось оружие неизбирательного применения, оружие, которое ни в коем случае нельзя использовать в тех зонах, где проживает гражданское население, в этом мы уверены на сто процентов.

Олег Дусаев:- Мы еще вернемся к вопросам о том, как себя вели солдаты на той или иной стороне, но сейчас хотелось бы спросить у вас: по информации российского МЧС город Цхинвали разрушен более, чем на 70%. Вот насколько это соответствует действительности, что вы видели?

Татьяна Локшина:- Вы знаете, я, конечно, как любой человек, который восемь дней был в зоне конфликта, видела исключительно то, что было у меня под ногами, у меня не было возможности изучать сообщения, которые проходили в СМИ, что-то я где-то слышала буквально мельком. Вы, наверное, знаете. что в городе Цхинвали нет электричества, там не работает телевизор. Эти данные МЧС меня удивляют: конечно, о разрушениях до 70% я бы ни в коей мере не говорила, Цхинвали - это не Грозный, и рассуждать о том, что Цхинвали сравняли с землей, слава богу, невозможно. И я особенно удивлена, услышав эти цифры, потому что, насколько я помню, буквально вчера власти Южной Осетии делали заявление по поводу разрушений в городе и говорили, что разрушения до 20%, и 10% не поддается восстановлению.

Мне очень сложно сказать, насколько это абсолютно точно, но это гораздо больше, по моим впечатлениям, похоже на правду, чем те 70%, о которых вы говорили. Очень серьезные разрушения мы наблюдали в центре города и в южной части города, при этом в центре города, кроме жилых домов, есть много административных зданий, которые стали целью для грузинских военнослужащих, и этим в большой степени объясняется плачевное состояние района. А что касается юга, то там, как раз, жилые кварталы, и надо сказать, что по нашим сведениям, очень многие люди не бежали, несмотря на то, что еще ждали войны, именно из южной части города, потому что там стоят российские миротворцы, и люди искренне думали, что грузинские военнослужащие не пойдут на город через миротворцев, они остались, воспринимая миротворцев как достаточно надежное прикрытие; и в результате именно этот район очень сильно пострадал.

Олег Дусаев:- Сейчас мои коллеги мне подтверждают, что действительно 70%, такую цифру называют представители МЧС России. Вы с этой цифрой не согласны?

Татьяна Локшина:- Судя по тому, что я видела, я с этой цифрой не согласна.

Олег Дусаев:- Вы знаете, сейчас хотелось бы обсудить, конечно, вот ту непростую информацию, которая приходила все это время о количестве погибших, и мы слышали и цифру 1600, и потом уже власти непризнанной республики утверждали цифру - до 2000 погибших мирного населения. И, насколько мне известно, как раз ваша организация опровергала эти цифры, и хочется услышать подробности?

Татьяна Локшина:- Наша организация действительно не считает эти цифры достоверными. Когда цифры прозвучали первый раз - до 2000, у нас они вызвали просто шок, особенно учитывая то, какая это маленькая республика. В Южной Осетии по факту, не по переписи, вряд ли проживало более 40 тысяч человек, и буквально за несколько дней такое число погибших, причем, я подчеркну, среди гражданского населения, это само по себе казалось абсолютно чудовищным. Мы провели те исследования, которые могли, находясь в регионе. Фактически мы пытались получить какую-то информацию, общаясь с врачами, которые помогали раненным, общаясь просто с людьми, находящимися на территории Южной Осетии. Но, самое главное, наши данные поступили непосредственно из больницы города Цхинвали, что нам удалось там узнать: в период с шестого августа по окончание боевых действий, скажем, с шестого по одиннадцатое, в этой больнице оказали помощь 273-м раненным. И надо сказать, что туда свозили всех раненных из самого города Цхинвали, а так же из окрестных деревень.

В вооруженных конфликтах такого рода, как правило, число убитых в три раза меньше, чем число раненных. И врачи говорили нам о том, что раненные, которые к ним поступали, а далее, кстати, переправлялись и в село Джава, которое находится на полпути от Цхинвали до границы с Северной Осетией, и непосредственно уже в Северную Осетию. И мы там тоже говорили с врачами, они нам тоже подтверждали примерно эти цифры. Можно говорить, опираясь на эти цифры о том, что раненных, при том, что 273 военных и гражданских, извините, я начинаю заговариваться, врачи говорили нам в Цхинвали о том, что эти раненные были как военные, так и гражданские. Те врачи, с которыми мы общались в Джаве, и те врачи, с которыми мы общались в Северной Осетии, более-менее подтверждали эту информацию. Таким образом, если говорить только о гражданских потерях, можно говорить о десятках, но, конечно, не о сотнях и тысячах.

И я бы, наверное, подчеркнула, что любая человеческая жизнь, она бесценна, она не может измеряться цифрами, но при всем при том вот эти завышенные, страшные цифры, они могут сыграть очень негативную роль для нас для всех в будущем, потому что сегодня, когда ты в том же Цхинвали, в другом месте Южной Осетии спрашиваешь: как вам кажется, сколько же человек за эти три дня погибло, то он, как правило, не задумываясь цитирует то, что говорили по телевизору или по радио — 2000 человек. И для такой маленькой нации - это непереносимый удар, удар, за который нельзя не мстить, удар, после которого замирение людей внутри республики становится невозможным. И называя эти цифры государственные лица должны бы подумать о том, что главной целью, главной задачей сейчас является все-таки разрешение конфликта, а эти цифры сами по себе нагнетают напряженность.

Олег Дусаев:- Ну и вместе с тем, уже после того, как вы озвучили цифры, которые собрала Human Rights Watch, власти Южной Осетии уже начали опровергать именно ваши цифры, говоря о том, что вы должны посмотреть на то, сколько похоронных процессий идет сейчас каждый день, и что это вовсе не так, как кажется вам. Но, тем не менее, вопрос мой состоит не в этом, а в том, в чем, как вам кажется, состоит смысл такого жонглирования цифрами и с той, и с другой стороны?

Татьяна Локшина:- Мы сталкивались с большим количеством дезинформации и с той стороны, и с другой стороны. Что касается утверждения властей Южной Осетии, я знаю, что они критично относятся к нашим предположениям относительно числа жертв. Мы согласны принять критику, и мы никогда не утверждали, что наши цифры абсолютны. Называя цифры, которые являются преувеличенными, я подозреваю, что стороны конфликта пытаются показать городу и миру, да и внутри своего населения и снаружи международному сообществу, что они абсолютно правы, а противник абсолютно виноват.

Олег Дусаев:- Вообще, что необходимо, скажем так, в данном случае, чтобы говорить о геноциде. Может быть, как раз именно из-за этого пошел счет на тысячи, что была возможность сразу заговорить о геноциде?

Татьяна Локшина:- Дело в том, что геноцид - это не количественный критерий, это достаточно сложное юридическое понятие, которое предполагает целый ряд факторов, имеющих отношение к намеренному истреблению определенной этнической группы. И, надо сказать, что из того, что мы видели в Южной Осетии, мы не смогли сделать вывод о том, что там происходил геноцид. Но там были очень серьезные нарушения прав граждан, о которых совершенно невозможно молчать.

Олег Дусаев:- Будет ли об этом какой-то доклад?

Татьяна Локшина:- Да, безусловно.

Олег Дусаев:- Я хочу вернуться к вопросу, который мы с вами уже затронули - по поводу зверств, о которых говорит и одна, и другая сторона. Насколько позволяет вам та информация, которую вы получили, говорить о том, что вообще весь этот шквал информации о зверствах, это не очень соответствует действительности?

Татьяна Локшина:- Я бы сказала, что нарушения прав мирных жителей были и можно говорить о ряде совершенно вопиющих случаев.

Олег Дусаев:- У вас есть конкретные какие-то примеры?

Татьяна Локшина:- Безусловно, у нас есть конкретные примеры, эти конкретные примеры касаются как и положения мирных жителей непосредственно в городе Цхинвали, которые находились под обстрелом, людей, которые пытались под обстрелом потушить свои горящие дома, которых убивало осколками. Я помню, как я разговаривала с женщиной, у которой таким образом погиб отец. Таких историй достаточно много. Нас очень обеспокоило то, что мы увидели в грузинских селах на территории Южной Осетии, в анклавных селах, если можно так выразиться, где происходило то, что можно определить с правовой точки зрения как преследование мирных граждан с целью изгнания из региона. Буквально перед нами, на наших глазах горели дома грузин, которые проживают на территории республики, мародеры выносили из этих домов мебель, ковры, все что угодно.

Олег Дусаев:- Эти мародеры, это кто были?

Татьяна Локшина:- Эти мародеры были, насколько я понимаю, преимущественно ополченцы, преимущественно осетинские ополченцы, причем, более того, я обсуждала этот вопрос с некоторыми из них и получала ответ, который в среднем сводился к тому, что да, мы это делаем, и мы это не скрываем, и делаем мы это затем, что мы не хотим, чтобы у них остались здесь дома. Если у них останутся здесь дома, они обязательно сюда вернуться, а мы не можем этого допустить, потому что тогда здесь снова будет анклав, и тогда весь этот конфликт не кончится.

Олег Дусаев:- Это касается все-таки только ополченцев южноосетинских или в ряду мародеров вы могли заметить российских военных?

Татьяна Локшина:-Вы знаете, я не сталкивалась ни с одним подобным случаем. Я должна сказать, что военные, что 58-я армия сыграла в этой ситуации крайне позитивную роль, что когда мародерство действительно достигло серьезных масштабов, военнослужащие 58-й армии перекрыли ополченцам дороги в эти села, поставили блокпосты, и в течение двух дней проблема относительно решилась.

Олег Дусаев:- Есть ли у вас информация о погибших и пострадавших журналистах?

Татьяна Локшина:- У меня нет точной информации.

Олег Дусаев:- Спасибо большое, Татьяна.

http://newtimes.ru/talkshows/200808191219134122/

Share this post


Link to post
Share on other sites

Эми Вайнхаус


У харизматичной британской певицы Эми Уайнхаус есть все, чтобы стать настоящей звездой: шикарный голос, хорошие актерские данные, композиторский талант. Но когда близко знакомишься с ее творчеством и биографией, понимаешь, что не все так просто. Эми постоянно оказывается не такой, как того требуют законы жанра. Англичанка еврейских кровей, она поет как афро-американка. Выглядит очень сексуально, но никак это не обыгрывает. Ей чуть больше 20, но у нее вокал зрелой женщины. Она так тонко чувствует музыку - и так вызывающе груба в общении. Она пишет нежные мелодии и резкие, скабрезные тексты. И, пожалуй, самое странное: ее не интересуют ни слава, ни деньги. "Для меня на первом месте всегда была музыка. Я согласилась бы жить в грязной дыре, если бы мне пообещали, что я встречусь с Рэем Чарльзом", - заявляет Эми Уайнхаус, новая скандальная сенсация Великобритании, награжденная как композитор за первый же сингл, одна из самых многообещающих молодых артисток, по мнению журнала "Rolling Stone". Без всякого пиетета неся титул "новой Билли Холидэй", она уверяет, что лет через десять и думать забудет о сцене, а с головой уйдет в заботы о муже и своих семерых детях.

Опубликованное фото


Эми Джейд Уайнхаус (Amy Jade Winehouse) родилась в пригороде Лондона 14 сентября 1983 года в еврейско-английской семье. Ее отец работал таксистом, а мать фармацевтом. Хотя к музыке они не имели никакого отношения, среди родственников Эми, особенно со стороны матери, было немало профессиональных джазовых музыкантов, а ее бабушка по отцу любила вспоминать о юношеском романе с легендой британского джаза Ронни Скоттом (Ronnie Scott). Родители тоже внесли свою лепту в воспитание ее музыкальных вкусов, собрав коллекцию пластинок Дины Вашингтон (Dinah Washington), Эллы Фитцжеральд (Ella Fitzgerald), Фрэнка Синатры (Frank Sinatra) и других великих артистов.
Период увлечения поп-музыкой (Мадонна, Кайли Миноуг и так далее) закончился для Эми годам к десяти, когда она открыла для себя Salt 'n' Pepa, TLC и другие бунтарские хип-хоп и R&B-группы. В 11 лет гиперактивная Эми уже стояла во главе собственной рэп-команды, которую назвала Sweet 'n' Sour и описывала как еврейский вариант Salt'n'Pepa. В 12 лет юное дарование поступило в театральную школу Сильвии Янг (Sylvia Young Theatre School), но через год ее исключили - по причине того, что она, мол, "не проявила себя". С 13 лет Amy Winehouse играла на гитаре и стремительно расширяла свой музыкальный кругозор, слушая самую разную музыку, в основном современный джаз и хип-хоп, а вскоре начала сочинять и записывать собственные песни.

Эми Вайнхаус Большой шоу-бизнес открыл Эми Уайнхаус в 2000 году, когда ей было всего 16 лет. Стараниями ее приятеля поп-певца Тайлера Джеймса (Tyler James) ее демо-записи попали в руки менеджеров Island/Universal, искавших молодых джазовых вокалисток. Она сразу подписала контракт и начала выступать как профессиональная певица.
Но до появления дебютного альбома было еще далеко. Прошло больше трех лет, прежде чем в конце 2003 года Эми Уайнхаус представила первый студийный диск "Frank", для которого написала большую часть материала. Как вспоминал Феликс Говард (Felix Howard), основной соавтор Эми в период работы над дебютом, когда он впервые услышал ее записи, у него отняло дар речи. "Это было ни на что не похоже, я такого еще не слышал, - признавался он. - Она умудрилась напугать даже видавших виды джазовых музыкантов. В сессиях участвовали очень серьезные исполнители. И когда она начала петь, они только и могли сказать: "Господи Иисусе!"

Эми УайнхаусБольше всего коллег шокировали весьма откровенные тексты Эми, посвященные главным образом ее бой-френду, с которым она незадолго до этого рассталась. Но не только ему. Скажем, трек "Fuck Me Pumps" - это история о 20-летних девчонках, которые шляются по дрянным клубам, мечтая подцепить богатого жениха. А в песне "What is it About Men?" Эми пытается разобраться в характере отца и причинах его непостоянства в семейной жизни (в свое время она очень переживала развод родителей).

фото Эми УайнхаусПродюсирование записи легло на плечи клавишника и хип-хоп-продюсера Салаама Реми (Sallam Remi). Джазовые гармонии, сплавленные с элементами соула, поп-музыки, ритм-н-блюза и хип-хопа, чувственное и ироничное исполнение, великолепный вокал, в котором критики расслышали сходство с Ниной Саймон (Nina Simonе) и Билли Холидэй (Billie Holiday), Сарой Воган (Sarah Vaughan) и Мейси Грей (Macy Gray), - все это сразу привлекло к Amy Winehouse пристальное внимание музиндустрии. Рядовые меломаны раскачивались дольше. Кривая продаж поползла вверх только после того как имя Уайнхаус оказалось в числе номинантов Brit Awards и Mercury Music Prize, а на церемонии вручения Ivor Novello Awards, премии британских композиторов, она удостоилась награды как автор лучшей современной песни - за первый сингл "Stronger Than Me", написанный ею вместе с Салаамом Реми. Летом 2004 года Эми Уайнхаус щедро аплодировали зрители фестивалей в Гластонбери, Jazzworld и V Festival. К этому времени альбом "Frank" успел побывать на вершине британского хит-парада и удостоился платинового сертификата.

В интервью этого периода Уайнхаус постоянно подчеркивала, что ее дебютный альбом - только процентов на 80% ее заслуга, потому что по настоянию лейбла на диск попали некоторые песни и миксы, которые ей абсолютно не нравились. Она была не вполне довольна и аранжировками, так что позднее, уже после издания второго альбома, признавалась: "Я сейчас даже слушать "Frank" не могу, да, в общем-то, и раньше его не любила. Я ни разу так и не прослушала его от начала до конца. Я люблю только исполнять песни на концертах, но это совсем не то, что слушать студийный вариант".

Эми Уайнхаус очень быстро становится одним из любимых персонажей желтой прессы. Конечно, не ее музыка, и даже не вызывающие тексты песен тому виной. Алкоголь и наркотики, скандальные выходки во время тура, скабрезные шутки, неадекватное поведение, оскорбление фанов - журналистам было чем поживиться. Газета "The Independent" уверяла читателей, что Эми подвержена маниакально-депрессивному психозу, но не хочет принимать лекарства. Сама артистка признавалась, что у нее проблемы с аппетитом - "немножко анорексии, немножко булимии", называла себя "больше мужчиной, чем женщиной, но не лесбиянкой", утверждала, что все ее менеджеры идиоты, маркетинг никуда не годится, а промоушен дебютного альбома был ужасным.

Чем активнее артистка куролесила в реальной жизни, тем хуже шли творческие дела, то есть фактически не шли никак. Рекординговые боссы долго ждали от Эми новых песен, пока в конце концов не предложили ей пройти курс лечения от алкоголизма и взяться за работу. От реабилитационной клиники Amy Winehouse категорически отказалась, и вместо того чтобы лечиться, села писать песни. О том, почему она так не хочет отдавать себя в руки врачей, рассказывала ее новая композиция "Rehab", первая ласточка в преддверии следующего студийного альбома. Эми всегда говорила, что стоит ей только начать писать, и ее уже не остановишь. Нужно было только набраться терпения и дождаться этого момента. В это время в ее жизни очень кстати появился ди-джей и мультиинструменталист Марк Ронсон (Mark Ronson), известный по продюсерской работе с Робби Уильямсом (Robby Williams) и Кристиной Агилерой (Christina Aguilera). Эми называла его главным вдохновителем второго альбома.

Через полгода запись была готова, и в октябре 2006 публика познакомилась с первым промо-синглом "Rehab", который тут же катапультировался в британский Тор 10. Изданный следом новый лонг-плей "Back to Black" был принят на ура и к началу 2007 года возглавил английский хит-парад. Даже в истории американской музиндустрии пластинке удалось "наследить": в поп-чарте США с первой же недели она стартовала под седьмым номером - это был второй результат британской певицы после Дайдо (Dido), чей альбом "Life For Rent" сходу покорил 4-ю строчку американского рейтинга.

Второй альбом, в отличие от дебюта, пронизанного джазовыми гармониями, возвращал в эпоху 50-х и 60-х, черпая вдохновение в тогдашнем соуле, ритм-н-блюзе, рок-н-ролле и творчестве женских поп-групп, в частности ансамбля Shangri-Las. Продюсерские обязанности разделили между собой Салаам Реми и Марк Ронсон. Тандем, а точнее трио Уайнхаус-Реми-Ронсон оказалось на редкость удачным, как в коммерческом отношении, так и в творческом. Певице досталась премия Вrit Award как лучшей сольной артистке, а сам диск "Back to Black" номинировался на звание лучшего британского альбома. В конце 2006 года читатели журнала "Elle" назвали Уайнхаус лучшей артисткой Великобритании.

Источник: http://baraban.ua/ru/singers/item/Amy_Winehouse/

Наибольшая подборка материалов о женщинах (не только еврейках) находится здесь.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ирина Розенфельд


Ирина Розенфельд стала настоящим открытием фестиваля «Новая волна». Ира выросла в Керчи, окончила местный лицей искусств, с детства занималась музыкой, была солисткой ансамбля еврейской общины «Гешер».
Жюри отечественных и международных конкурсов не раз признавало Ирину лучшей. Решив связать свою судьбу с музыкой, девушка определенно не прогадала. Ирина стала участницей украинской «Фабрики звезд» и попала на отборочный тур «Евровидения-2006», однако поездка на сам конкурс (в Афины) не состоялась. Несмотря на неудавшуюся попытку представить родную страну на международном конкурсе, Ирина не опустила руки и в нынешнем году, выступив под сценическим псевдонимом Ирис, завоевала для России серебряную медаль Юрмалы.
Итак, начало положено. Учитывая знающую свое дело продюсерскую группу, трудолюбие и, конечно же, талант самой Ирины, поклонникам певицы можно не сомневаться в дальнейших успехах юной звезды на российской сцене.

Опубликованное фото


Корреспондент Jewish.ru встретилась с восходящей звездой эстрады.

— Вы носите на шее Маген Давид. Что для вас это значит? Это дань моде на возрождение религиозной традиции, украшение или что-то еще?
— Мне подарили его родители, и для меня это очень много значит. Не то чтобы оберег, это скорее своеобразный символ. Не могу сказать, что я ортодоксальна: я не знаю всех традиций. Во время учебы в школе ходила, конечно же, в «Нецер», в «Сохнут». Моя сестра вообще участвовала во всех детских и молодежных программах, которые только были, сейчас она живет в Израиле.

Мы ездили в детские лагеря, а проводить время там я очень любила. Надо сказать, ни один детский лагерь никогда не сравнится с еврейским лагерем. В еврейских лагерях дети не слонялись без присмотра, сами себя развлекая, с нами занимались. Кстати, в этом смысле Юрмала мне напомнила еврейский лагерь: ты постоянно в работе, постоянно думаешь, постоянно чем-то занята.

Вообще-то я не сказала бы, что у нас очень уж религиозная семья, хотя папа —председатель еврейской общины города Керчь. Но Шаббат мои родные соблюдают. У меня, к сожалению, это не всегда получается в силу концертной деятельности и прочего. Музыку, телевизор — ничего нельзя, а мне, к примеру, выходить на сцену, петь.

— На пресс-конференции ваш продюсер Олег Черный обмолвился, что альбом собирались записывать на идиш…
— Мы готовим альбом на русском, английском, и, естественно, мы будем записывать еврейскую музыку, песни на идиш. Откровенно говоря, я не владею ни ивритом, ни идиш, но я постараюсь, я очень хочу, выучить для начала иврит. В детстве я пела на иврите, участвовала в еврейских фестивалях, но выучить мне его не удалось, и сейчас я знаю только некоторые слова. Идиш — это все-таки древний язык, и мне кажется, что надо его понимать. Мне кажется, в Израиле молодежь его вообще не знает.

— Вы бывали в Израиле?
— У меня несколько раз должны были состояться туда поездки, но все время не получалось: то война, то еще что-то, нас не пускали. Думаю, в этом году я точно туда попаду.

— Вы обещаете предстать перед публикой в разных амплуа. Есть какие-нибудь образы, которые вы себе в жизни не позволили бы?
— Сразу могу сказать, что я не позволю себе раздеться. Для меня это, во-первых, неприемлемо с моральной точки зрения, а, во-вторых, это все уже так надоело и приелось, что этим уже никого не удивишь. А в остальном мне в принципе близко все, кроме таких направлений, как транс, драм-энд-бейс, тяжелый рок — такого рода музыкой я бы не хотела заниматься. И подобное в моем репертуаре вряд ли появится.

— Расскажите о готовящемся альбоме, что и когда ожидать?
— Мы будем делать стильный и достаточно современный альбом, причем такой, чтобы он был интересен всем поколениям, а не только определенной возрастной категории. Процесс уже запущен, и сейчас мне пишут песни в Украине, в Европе и в Латвии. В России стихи пишет Доминик Джокер. Все будет на русском. В самое ближайшее время мы начнем снимать клип на одну из новых песен. А альбом — это все-таки довольно непредсказуемая вещь, но, как правило, запись длится около года.

— Александр Ревзин, ваш директор, на вид довольно суровый мужчина. Как вы с ним сработались?
— Он на самом деле очень строгий. В процессе подготовки к концерту, да и вообще, мне казалось, что он меня просто ненавидит. У меня, по его словам, постоянно было все не так: я не так пела, постоянно не то делала, меня постоянно ругали. Я вечно уходила расстроенная, думала: «Боже мой, какая я бездарность, что я здесь делаю вообще?» Но в последние дни я просто поняла, что выхода нет, и что раз уж попала, ничего тут не поделаешь, надо побеждать.

Беседовала Оксана Ширкина

Share this post


Link to post
Share on other sites

Леона Хелмсли


У Леоны Хелмсли было почти все, чтобы стать настоящим воплощением американской мечты. Еврейская девочка из бедной семьи, ставшая одной из богатейших женщин Америки. Любящая жена и щедрая благотворительница. Тем не менее на ее смерть, случившуюся 20 августа прошлого года, газеты откликнулись сообщением о том, что умерла "королева зла".

11 сентября 2001 года Леона Хелмсли перечислила в Фонд вдов полицейских и пожарных $5 млн. Во время наводнения в Новом Орлеане она отправила $5 млн американскому Красному Кресту. Именно она считалась самым щедрым жертвователем на восстановление "черных" церквей и больниц, которые ежегодно десятками поджигаются расистами в южных штатах страны. В Нью-Йорке во время Gay Pride — праздника геев и лесбиянок — по распоряжению Леоны Хелмсли небоскреб Empire State Building подсвечивали сиреневым цветом, символизирующим сексуальные меньшинства Америки. Тем не менее из года в год Хелмсли оказывалась самой ненавидимой женщиной Нью-Йорка и Америки. А когда в 1989 году ее приговорили к тюремному заключению за неуплату налогов, на улицы Нью-Йорка высыпали тысячи людей, желавших отпраздновать это событие.

Опубликованное фото



Золушка
Лена Минди Розенталь родилась 4 июля 1920 года в Марблтауне, штат Нью-Йорк, в семье еврейских иммигрантов из Польши. Семья была не из богатых: у отца Лены была небольшая шляпная мастерская, мать была домохозяйкой. Лена с отличием окончила школу и только благодаря этому получила возможность продолжить образование в одном из нью-йоркских педагогических колледжей. Впрочем, в колледже она проучилась всего год — семье нужны были деньги. Лена Минди Розенталь без особого труда устроилась манекенщицей в один из нью-йоркских домов моды.

Во время одного из показов мод ее заметил нью-йоркский адвокат Лео Панзирер, и вскоре Лена Минди Розенталь стала его женой. Брак, однако, продлился недолго — вскоре после рождения сына Лео и Лена развелись. Потом Розенталь дважды выходила замуж за бизнесмена Джозефа Любина. Второй и окончательный развод с Любином случился в 1962 году. В 42 года она вдруг оказалась без средств к существованию и без какой бы то ни было профессии. Она сменила имя, чтобы ее происхождение не слишком бросалось в глаза, и стала Леоной Робертс. Вскоре она устроилась на работу в одно из нью-йоркских риэлтерских бюро — компанию Pease & Elliman.

В 1970 году случилось главное событие в жизни Леоны Робертс. Она перешла на работу в подразделение бизнес-империи одного из крупнейших риэлтеров Америки — Гарри Хелмсли. Как позже рассказывала сама Леона, Гарри каким-то образом прознал о необыкновенно талантливой мисс Робертс и потребовал от своих подчиненных, чтобы они переманили ее за любые деньги. По другой версии, Леона и Гарри встретились на какой-то отраслевой выставке. Как бы то ни было, уже через пару лет Гарри и Леона вступили в законный брак, а вскоре Леона фактически начала управлять империей своего мужа.

Леона Хелмсли возглавила гостиничный бизнес и принялась его перестраивать. Ставку она сделала на открытие роскошных отелей. В газетах и журналах появилась реклама, на которой Леона Хелмсли в королевской мантии стояла у дверей отеля, заправляла кровать, чистила серебряную посуду и снимала пробу с блюд на кухне. Слоганом рекламной кампании было: "Единственный дворец, в котором королева — часовой".

"Я узнаю о том, что в номере 14 Harley Hotel перегорела лампочка, раньше, чем об этом узнает управляющий. Я узнаю о порванной наволочке в Helmsley Palace раньше, чем горничная. Я всегда читаю все отзывы наших гостей о наших гостиницах, особенно негативные. И я лично отвечаю на них",— говорила она в интервью журналу Savvy.

Злая ведьма
Леона пыталась представить свои гостиницы местом, где клиенты должны чувствовать себя по-королевски. Говорят, что она инициировала несколько газетных публикаций, в которых рассказывалось о нравах, царящих в ее компании. Ей казалось, что рассказы о том, как сотрудники — от посудомойки до вице-президента компании — с утра до ночи выполняют ее самые безумные требования, должны понравиться клиентам.

Подобные рассказы стали появляться и без ее участия. Журналисты с удовольствием пересказывали все, что говорили ее бывшие сотрудники. Кто-то свидетельствовал, что во время деловой беседы ей принесли чай. Когда она увидела на блюдце несколько капель, она швырнула чашку с чаем на пол, а потом заставила несчастную горничную встать на колени и, собирая осколки, униженно просить не увольнять ее. Еще больший резонанс получила история с креветками. Леона ежедневно плавала в бассейне. У бортика стоял слуга с блюдом креветок и соусником. Когда Леона подплывала к бортику, слуга окунал креветку в соус и клал ее в рот Леоне.

Если вдруг оказывалось, что хотя бы капля соуса проливалась на блюдо, слуга должен был заменить все блюдо и соус. Причем сделать это за то время, пока Леона делала очередной круг в бассейне. Иначе — увольнение. Увольнение было наказанием за любую мелкую провинность. Причем увольнявшийся не мог рассчитывать даже на выходное пособие. На все жалобы она отвечала: "Подай на меня в суд!" Никто, разумеется, и не мыслил подавать в суд на одну из самых богатых женщин Америки.

Еще одна любимая тема газетных заметок тех времен — рассказы о жадности Леоны и ее мужа. Когда умер единственный сын Леоны, Джей Панзирер, безутешные мать и ее муж через суд добились у душеприказчиков умершего компенсации за переправку тела из Флориды, где жил Джей, в Нью-Йорк, где его похоронили. А потом, воспользовавшись особенностями законодательства Флориды, Хелмсли удалось унаследовать почти все состояние сына. О невестке и внуках, оставшихся без средств к существованию, она не подумала.

В 1985 году одна из нью-йоркских газет начала журналистское расследование, итогом которого стало сенсационное обвинение Леоны и ее мужа в уходе от налогообложения. Гарри Хелмсли был уже слишком стар, и единственной обвиняемой по делу о неуплате налогов стала Леона Хелмсли.

Главным обвинителем на процессе, к которому было приковано внимание всей Америки, стал прокурор Рудольф Джулиани. Он постарался собрать огромное количество свидетелей, которые под присягой рассказывали, какой отвратительной женщиной была подсудимая. Вот свидетель говорит о том, как Леона отказалась платить подрядчику. На брошенную кем-то фразу, что у несчастного несколько детей, она якобы ответила: "Надо было брюки реже снимать!" Одна из горничных Леоны заявила, что Леона Хелмсли всегда считала себя выше закона: "Она как-то сказала, что не обязана платить налоги и что налоги платят только ничтожнейшие из людишек". Свидетели рассказывали, что Леона впадала в истерику, когда кто-нибудь покушался на вазу с фруктами, стоявшую у нее в кабинете.

Что, выигрывая в карты, она всегда требовала расплаты на месте, проигрывая — не платила никогда. Что она старалась не платить по счетам. "Стремясь сократить расходы на адвокатов, она говорила, что оставит им что-то в своем завещании. А потом просто шла в другую адвокатскую контору",— рассказывал на суде ее бывший охранник Эд Брейди. В бой вступила и тяжелая артиллерия. Миллиардер Дональд Трамп написал открытое письмо Гарри Хелмсли, в котором сказал, что Леона — "позор для всей человеческой расы". Негативно высказался и тогдашний мэр Нью-Йорка Эд Кох. Присяжные вынесли вердикт, что Хелмсли недоплатила в казну $1,2 млн. "Я не сделала ничего плохого. Я невиновна. Единственное мое преступление заключается в том, что я — Леона Хелмсли",— заявила она после суда.

Строптивая старуха
Леона Хелмсли была приговорена к уплате $1,7 млн, 16 месяцам тюрьмы и последующим общественным работам, став первой миллиардершей, севшей в тюрьму. Однако, несмотря на суровое наказание, журналисты и общественность не стали к ней добрее. Скорее наоборот. В газетах писали, что Хелмсли платила сокамернице, чтобы та застилала ей постель, а к общественным работам привлекла чуть ли не всех своих слуг. После смерти мужа в 1997 году она начала распродавать самые дорогие активы компании, превращая их в наличные деньги. На протесты топ-менеджеров, обвинявших ее в том, что она разваливает фирму, она отвечала увольнениями.

Последние годы ее жизни проходили в судебных разбирательствах. Леона судилась не только с бывшими сотрудниками — она, например, подала в суд на кладбище, где были похоронены ее сын и муж. Якобы планы расширения кладбища нарушат их покой. В итоге она перенесла прах обоих на другое кладбище, где теперь будет похоронена и сама. Единственными, с кем она не судилась, были журналисты. И это при том, что многие из историй, которые они рассказывали о Хелмсли, были как минимум сомнительными. "Я совершенно не могу представить, чтобы Леона увольняла сотрудников пачками, да еще по надуманным предлогам,— говорит один из высокопоставленных профсоюзных функционеров в Нью-Йорке.— В отличие от многих других компаний в сети гостиниц Хелмсли существовали профсоюзы, и если бы хоть один из сотрудников был уволен недобросовестно, он был бы тут же восстановлен, да еще и с компенсацией".

Однако защитников у Леоны Хелмсли оказалось гораздо меньше, чем врагов. Почему? На этот вопрос она как-то ответила: "Наверное, потому, что я им не нравлюсь". И добавила, что ей совершенно безразлично, нравится она кому-то или нет. У нее, говорят теперь, было лишь два существа, любовью которых она дорожила. Это мальтийская болонка по кличке Трабл (Trouble, в переводе с английского "беда, неприятность"), к которой она относилась как к человеку и даже сделала партнером в собственной риэлтерской фирме, и ее муж Гарри. На огромном мавзолее, который она для него построила, Хелмсли приказала выбить надпись: "Не было дня, когда бы я тебя не любила. Леона".

Автор: КИРИЛЛ ПРЯНИЧКИН
Источник: http://www.kommersant.ru/doc.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ирена Лесневская


На канале РЕН ТВ от Ирены Лесневской осталось только три буквы - РЕН. Все остальное теперь не ее. Да и буквы уже не те. Раньше было латиницей. Сегодня Лесневская - президент компании Ren Media Group. В ноябре прошлого года эта компания приобрела политический еженедельник "Новое время". Сохранив либеральный настрой, журнал в остальном радикально преобразился. Даже название подается в английской версии - The New Times. (Материал несколько устарел. Теперь так называется издаваемый ею журнал).

Опубликованное фото


Впрочем, новое время для Ирены Лесневской наступило гораздо раньше - 19 августа 1991 года. В первый день путча, знаменовавшего собой падение советского режима. В этот день она ушла с Центрального телевидения и вместе с сыном Дмитрием учредила независимую производящую телекомпанию REN TV. Случайное совпадение дат, исполненное символики. Программы производства REN TV шли по многим центральным каналам, собирая большую аудиторию. "До и после" Владимира Молчанова, авторские циклы Эльдара Рязанова, "Клуб "Белый попугай" с Юрием Никулиным, "Чтобы помнили" с Леонидом Филатовым... С 1 января 1997 года REN TV преобразовалась в телеканал с вещанием на всю страну. Появилась собственная служба информации. Стали снимать художественное и документальное кино, сериалы. Создали студию анимации и спецэффектов. Даже в последние годы, в пору безудержного опопсения отечественного ТВ, телекомпания Лесневской задавала стандарты качества.

Кислородная подушка

- Вы канал РЕН ТВ сегодня смотрите?
- Нет. Я вообще перестала телевизор смотреть.

- А РЕН ТВ не включаете из чувства ревности?
- Никакой ревности нет. Есть раздражение. Зачем-то сменили логотип - элегантный значок, хорошо узнаваемый. Залили все каким-то диким соком. И стали называться РЕН ТВ. REN TV было мягче, интеллигентнее. Нет, иногда, бывает, включишь и... видишь то, что видишь.

- Это больно?
- Нет. Мне только больно было за людей, с которыми работала, а не за то, что я продала игрушку любимую. Просто я осознала: тот канал, который мы делали, сегодня невозможен. И то, что канал перекупали не раз в течение двух лет, тоже о чем-то говорит. С самого начала было понятно, куда канал уходит. Ну вот, в конце концов он и пришел в те руки, в какие должен был прийти.

- А журнал вы зачем приобрели?
- Я где-то уже сказала, что этот журнал для меня - кислородная подушка.

- Для вас лично? Или в такой кислородной подушке, по вашему мнению, нуждается и читатель?
- Вы знаете, я не одна задыхаюсь. Сейчас очень многие люди в поисках информации и хоть какой-то правды перелопачивают весь Интернет. Я тоже. Я привыкла к тому, что абсолютно все должна понимать и знать. Все, что происходит. И вовсе не потому, что я занималась телевидением, а сейчас занимаюсь журналом. Просто так организм устроен. Но за последние годы информационное поле сузилось. Мне это не нравится. После продажи канала у нас появились деньги для того, чтобы свой бизнес строить и продолжать жить творчески, как мы и привыкли. Снимать кино, издавать журнал, запускать новые проекты и не ходить с протянутой рукой.

Опубликованное фото


- Учредить политическое издание, независимое от власти, сегодня не так-то просто. Вы получили чье-то разрешение?
- Я никогда ни у кого не спрашивала разрешения. Я всю жизнь любила, кого я люблю, и делала то, что считала нужным. Какое разрешение? Зачем? Я ничего незаконного не делаю. Я считаю, что живу в свободной стране. Да, свобода, как кожица, сжимается, но свобода выбора еще есть.

- Как издатель, вы не испытываете давления?
- Никакого. Да и с чего? Журнал не является рупором непримиримой оппозиции. Мы никого не поддерживаем - ни правых, ни левых. Просто стараемся объективно рассказывать о том, что происходит.

Персона нон грата

В ранней молодости она мечтала стать актрисой. Поступила в ГИТИС на режиссерский. Бросила. Окунулась в столичную богему: литераторы, художники, музыканты... Вышла замуж за писателя Владимира Максимова, в ту пору известного, а после эмиграции во Францию ставшего знаменитым в качестве основателя и главного редактора самого крупного и влиятельного эмигрантского журнала "Континент". Она рассказывает:

- Я вообще-то вначале хотела быть врачом. И два года работала лаборанткой в 5-й городской больнице. Но поняла, что я по природе очень брезглива. И безумно сердобольная, жалостливая такая. Буду стоять и плакать, вместо того чтобы сделать укол, помыть, отрезать... Я поняла, что это абсолютно не мое. И поступила на журфак. Тогда время было шальное. А быть женой Максимова - это тоже сумасшедший дом. Мы были в бесконечных поездках. При этом я очень много работала и в журналах, и в газетах. И все хотела стать актрисой. Но у меня непрофессиональное горло оказалось.

- В середине 60-х вы пришли на телевидение. Но долгое время ваша карьера там не складывалась. Почему?
- Потому что это было невозможно. Человек, который печатался на Западе...

- Вам не давали в полной мере проявить себя из-за Максимова?
- Конечно. Я была персона нон грата. Но меня все же не увольняли, давали зарабатывать хоть какие-то деньги. А потом я с Максимовым рассталась, родила ребенка. Но время уже было - полный мрак. Меня никуда не пускали.

- Уже после его эмиграции?
- Да. Хотя мы были в разводе. Дело в том, что за три дня до его отъезда мы целый день провели вместе. Мы прощались. И, видимо, за нами следили. Меня потом вызывали, показывали фотографии, задавали вопросы. Мне надлежало вспомнить все, что было связано с Максимовым. С кем и когда он встречался. Как рукописи попадали на Запад.

- И что же вы отвечали?
- Отвечала, что ничего не помню. Абсолютно ничего.

- Почему вы тогда не уехали?
- Я бы не уехала, даже если бы была женой Максимова. Никогда бы в жизни не уехала. И не уеду. Я больше недели нигде не могу выдержать. Только здесь. С любым режимом. Я просто пришпилена к моей стране.

За кадром

- Когда вы работали в киноредакции, что это было? Прозябание?
- Нет, это было интересно. Прозябание было в детской редакции. А в киноредакции я делала авторские программы. Но никогда сама в кадр не входила. Я ненавижу себя на экране, я ненавижу себя на фотографиях. Я в жизни значительно интереснее, чем на мертвом снимке. И кадр меня увеличивает. Подчеркивает все мои недостатки. Вдруг все вылезает. Поэтому я всегда брала ведущих, но при этом была автором. Я сама все делала и как режиссер, и как автор, и как редактор. Я много имела всяких грамот, наград: лучшая передача месяца, лучшая передача года, еще что-то...

"Меньше всего мы думали о деньгах"

- На ЦТ вы ощущали свою нереализованность?
- Конечно. Я просто фонтанировала, я такая электростанция была! И в 1991 году, когда все бурлило и поднималось, у всех вырастали крылья и все верили в светлое будущее, мы подали документы на регистрацию телекомпании. И 19 августа мы поехали забирать эти документы. В десять утра нам должны были выдать их. Но в тот день всем было уже не до этого. Документы мы получили спустя полтора месяца. И за первые два года сделали 17 проектов для первого канала, потом для второго. Телекомпания бурно развивалась. При том что не было ни техники, ничего... Мы арендовали одну комнату в издательстве "Прогресс" на Зубовском бульваре. А вскоре заняли целый этаж, затем еще один... Меньше всего мы думали о деньгах. Мы сутками работали, была абсолютно студийная атмосфера. Я и сама трудоголик, и все люди подобрались такие же.

- Ну, вы сами, наверное, их подобрали. Для вас важно, какими человеческими качествами - о деловых я не спрашиваю - обладают люди в вашей команде?
- Очень важно. В этом смысле я, наверное, так и не стала современным работодателем - жестким, циничным. Я трудно с людьми расстаюсь. Когда мы с Дмитрием ушли из телекомпании, ее тут же покинули сто человек. Они ушли вместе с нами в никуда.

Обходя соблазны стороной

- Как вы себя чувствуете в экстремальных ситуациях? Это ваша стихия?
- Да. Я становлюсь как пружина, абсолютно выравниваюсь и делаю только то, что надо и как надо. Неважно, что произошло: потеряла деньги, приобрела деньги, потеряла людей, приобрела людей...

- Чего вы себе не можете позволить ради успеха?
- Я никогда не буду любым способом зарабатывать деньги. Я никогда не буду делать то, что мне отвратительно. Я никогда не буду иметь дело с человеком, который мне отвратителен. Я просто обхожу этих людей и эти соблазны.

Голосуй или проиграешь!

- Когда умер Ельцин, вы напечатали в вашем журнале не дошедшие в свое время до зрителя фрагменты интервью, взятого у Бориса Николаевича Эльдаром Рязановым между первым и вторым туром президентских выборов-1996. Интервью создавалось компанией REN TV в совершенно понятных целях. Те куски из него, что сегодня опубликованы, летом 1996-го нельзя было давать в эфир?
- Если вы о цензурных изъятиях, то их не было. Мы записывали по пять-шесть часов, причем несколько раз. Понятно, что в исходном объеме все это показать невозможно. Но никто не просил что-то вырезать или, наоборот, что-то вставить. Последняя запись была самой сложной. Борис Николаевич уже очень плохо себя чувствовал. И вопросы ему задавали тяжелые. И по Чечне, и по силовикам, и по растущим ценам, и по инфляции... Разумеется, я отдавала себе отчет в том, что создаю предвыборную агитку. Но я сознательно делала это. Я сказала себе: "Я это делаю ради будущего наших детей". Нельзя было допустить, чтобы к власти вернулись коммунисты. Стране нужен был Ельцин. Больной, с инфарктом, какой угодно, но понимающий, что назад возврата нет. В том интервью Ельцин признал: "Да, Чечня - моя ошибка". И он с такой болью об этом говорил! Когда я смонтировала материал, многие были потрясены, как я смогла все это собрать. Потому что там были длинные паузы, там была уже не всегда внятная речь. Но Борис Николаевич был искренен.

"Жизнь вообще дорогая штука"

- Каких ошибок вы бы сегодня не повторили?
- Это очень трудный вопрос. Я всегда и сыну внушала, и себе, и тем, кто со мной работает, что я никогда ни о чем не жалею. Даже за ошибки не ругаю себя. Не эта ошибка была бы, так другая. Надо просто уметь признавать эти ошибки и стараться их исправить. А голосить, рвать на себе волосы - бессмысленно.

- Как вы сами считаете, вы дорого заплатили за свой успех?
- А жизнь вообще дорогая штука. Я жила полноценно, насыщенно. И я безумно благодарна новому времени. Счастлива, что оно наступило. Конечно, жалко, что распался Советский Союз. Я скучаю и по Грузии, и по Эстонии, и по Украине. Это тоска по молодости, по поездкам, по друзьям. Мир, в котором мы жили, рухнул. Я никогда не забуду нашу первую съемку с Рязановым. Мы снимали в Матвеевском, в Доме ветеранов кино. Это было на католическое Рождество - 24 декабря 1991 года. В этот день мы вышли в эфир с программой "Ирония судьбы, или с Рождеством Христовым!". Туда, в Матвеевское, приехали Гриша Горин, Жванецкий... Там были Габрилович, Санаев, Люба Соколова... И старики, и молодые... Это были такие посиделки искренние. Это была первая программа REN TV.

И на первые заработанные деньги мы подарили Дому ветеранов телевизоры, холодильники... Мы были счастливы, что можем этим людям чем-то помочь. Гриша Горин в тот вечер приехал из аэропорта, он провожал отца, ветерана войны, который уезжал в Америку - в таком возрасте, надев все ордена... Безумное было время. Еды никакой. Пустые прилавки. Дикие очереди за выпивкой. И страстное желание чем-то помочь становлению демократии. Сколько новых лиц тогда появилось во власти! Это были совершенно другие лица. Конечно, мы все - дети этого нового времени. Когда оно наступило, я была уже в очень зрелом возрасте, для меня все это слишком поздно случилось. Но за прошедшие 15 лет я смогла реализоваться.

Никогда не говори "никогда"

- Вы собираетесь когда-нибудь вернуться на телевидение?
- Нет. Вновь начать с нуля делать канал и делать его полноценно на телевидении, которое у нас сегодня есть, не вижу никакой возможности.

- Но рано или поздно наступят времена, более благоприятные для работы в этой медиаотрасли.
- Вы хотите сказать, что время пойдет вспять и мне снова будет пятьдесят?

- Значит, не вернетесь на телевидение?
- Я для себя закрыла эту дверь. Но никогда не говори "никогда".

Источник: http://www.rg.ru/2007/06/29/lesnevskaya.html

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest Anelgur

Опубликованное фото

Ещё одна картина Елены Гурович:

 

Опубликованное фото

В скором времени укажу адрес галереи, где можно приобрести картины. Моя подпись:

AnelGur.

Spasibo.

 

Небольшое объявление:

 

Я, Елена Гурович, - художник на фабрике керамики. В настоящее время фабрике требуется модельщик (специалист по изготовлению форм). Обещают хорошо оплачивать его труд. Заинтересованных прошу обращаться по телефону 054-7527-123.

С уважением,

Елена Гурович

Edited by Борис Либкинд

Share this post


Link to post
Share on other sites

Римма Лихач, фотограф


Родилась в 1923 году в Москве, до войны училась в школе, где и познакомилась со славным парнем Симой (Самсоном) Файнштейном - будущим мужем, с которым ей было суждено прожить шесть десятков лет. Это очень важный момент очень важный - на нем завязана вся судьба. Когда началась война, Сима ушел на фронт, и во время отступления попал на переформировку где-то в районе Орла, откуда и сообщил об этом Римме. Она туда примчалась, не без приключений нашла его часть, и они вместе отходили с боями дальше. Она стала медсестрой, ей выдали обмундирование и весьма увесистую санитарную сумку, с которой она с ней не расставалась до самой Москвы, оказывая помощь раненым, вытаскивая их с поля боя, делая перевязки и всё, что требовалось для того, чтобы они добрались до медсанбата. Во время следующей переформировки они расписались, но "по техническим причинам" она не смогла взять его фамилию.

Опубликованное фото


Его офицерский аттестат уже был выписан на ее девичью фамилию, хотя она еще и числилась в невестах, что не давало ей на это права, но тогда многое делалось по неписаным законам военной поры. Так она и осталась Лихач, что в будущем оказалось совсем неплохо. После тяжелейшего ранения Сима вернулся с войны фактически не ходячим, водить инвалидную коляску, а затем и автомобиль приходилось Римме, и останавливавшие её гаишники, посмотрев в права, говорили: "С тобой всё ясно! Но смотри - не очень". Смеялись и отпускали с миром. Но это было уже потом, а пока ее оставили в Москве и приказали - иди учись! И она училась в педагогическом институте на литературном факультете, пока не родился сын - Жорик. Все эти личные моменты очень важны, как мы увидим далее.

Война закончилась и, как уже было сказано, Сима - офицер-артиллерист, а потом начальник разведки корпуса - вернулся домой инвалидом. Работа требовалась сидячая, и он стал полиграфистом - делал матрицы. А Римма пришла в "Огонек", посидела в отделе писем и поняла, что это ей скучно, и очень тоскливо, потому что письма в массе своей шли такие, что можно было потерять веру в человечество. Люди наивно надеялись через редакцию исправить в жизни то, что было неисправимо. А тут рядом интереснейшее дело - фоторепортаж. С того момента, как она взяла в руки фотоаппарат, ей открылся большой мир. И опять на плече сумка, на этот раз репортерская, и тоже увесистая - аппаратура тогда была тяжелая. Получаться у нее стало сразу неплохо, даже можно сказать, вполне хорошо. И вскоре ее начали посылать на правительственные съемки. Пришла она с одной такой, отозвала меня в сторонку и спросила:

- Слушай, Юр, а Брежнев что, дурак?
- Почему ты так решила?
- Да слышала, что он говорит, когда без бумажки, ну как бы кулуарно...

В общем, не понравилось ей это направление, и ударилась она в фотоочерки и репортажи на житейские темы, особенно ей удавался этот жанр. Но не везде женщину-фоторепортера принимали всерьез. Как-то на стройке стали девчонки над ней посмеиваться - что, мол, это за работа такая: щелкай да щелкай. Тогда Римма положила аппарат, взялась за носилки и стала таскать раствор. А потом сказала той девке, что громче других выступала:

- А теперь ты бери аппарат и снимай!
Та говорит:
- Я же не умею...
- Ну, тогда и не трепись!

Признание в фотографическом мире пришло неожиданным образом. Жюри отбирало снимки на очередную выставку, просмотр был анонимный, открывали конверты, смотрели, что-то отсеивали, что-то брали, когда дошла очередь до ее конверта, а в нем было шесть фотографий, то все их и взяли для экспозиции. Единодушно решили - это Тункель! Тогда Семен Фридлянд, бывший в ту пору заведующим фотоотделом "Огонька" и представлявший работы своих подопечных, хитро прищурившись, как он это умел делать, сообщил: это никакой не Тункель, а Римма Лихач! Вот так она и прошла - на ура. Второй сюрприз она преподнесла на выставке работ фотокорреспондентов "Огонька", которая проходила в Доме дружбы, занимавшем знаменитый особняк на Воздвиженке. Рейтинг определялся голосами зрителей, среди которых преобладала фотографическая общественность столицы. И первое место присудили Римме. Ревность мужиков не имела предела. С тех пор и стали подглядывать в лаборатории у нее из-за плеча, - что она там опять наснимала.

Опубликованное фото----Опубликованное фото

Опубликованное фото----Опубликованное фото----Опубликованное фото


Полтора десятка лет плодотворной творческой работы в "Огоньке" - обложки, вкладки, фотоочерки, репортажи. Вот история только одного ее снимка. Как-то увидела милого мальчишечку, и так он ей понравился, что она решила: "А ведь это обложка в детский номер" (Первый номер июня всегда посвящался Дню ребенка). У него на макушке торчал очень забавный хохолок, с которым он и был явлен массовому читателю, и назван своим именем - Ванечка. Когда печатался номер, в типографии случилось ЧП: пропала большая часть тиража, - рабочие попросту растащили журналы с этой обложкой. Пришлось тираж допечатывать. Вскоре после этого Римма поехала в командировку, и когда шла по вагону в свое купе, то увидела, что у всех пассажиров купленные в дорогу "Огоньки", и со всех обложек смотрит Ванечка. С журнала он переселился вскоре на календари, в витрины магазинов. Коллеги, побывавшие за рубежом, рассказывали, что встречались с ним в разных странах. А теперь его лицо, уже взрослое, видят миллионы людей: он ведет на телевидении передачу о жизни животных. Правда, именуют его уже не Ванечка, а Иван Затевахин. Вот такой поворот судьбы...

А с Риммой после пятнадцати лет успешной творческой жизни случилась беда, - навалилась коварная, сковывающая движения болезнь - видимо, сказались последствия военных передряг - марш-броски, холодные ночевки, ползание по снегу и прочие "противопоказания" для молодого девичьего организма. И пришлось расстаться с репортажем, но не с фотографией - перешла в отдел заведовать фототекой. Вот такая у нее была фотографическая судьба. А когда и эта работа стала трудной, начала писать рассказы, слава Богу, жизненного материала у нее накопилось, на сто книжек хватит. Кое-что издавалось, а кое-что еще хранится "в закромах".

Но - продолжение следует. У сына Георгия, уехавшего мальчишкой в геологическую экспедицию и приславшего маме телеграмму следующего содержания: "Шли десять Туруханск Жорик", - теперь дипломированного и бывалого геолога, выросли два сына - один тоже геолог, а другой - Даня, Даниил Файнштейн, - отучился в институтах, пишет хорошие стихи, а главное - снимает, и тоже профессионально. Его фотографии публикуются в прессе, параллельно он работает и на телевидении, так что семейное дело не заглохнет...

Источник: http://www.sem40.ru/famous2/e1307.shtml

Share this post


Link to post
Share on other sites

Габриэла Шалев


Впервые в истории Израиля представителем еврейского государства в ООН стала женщина. Вчера, 8 сентября 2008 года, профессор Габриэла Шалев, ведущий специалист в области юриспруденции и права, вручила верительную грамоту генеральному секретарю ООН Пан Ги Муну, сообщает Newsru.co.il.

Опубликованное фото


67-летняя Габриэла Шалев - профессор юриспруденции Еврейского университета в Иерусалиме и исполняющая обязанности ректора академического колледжа в Кирьят-Оно, член руководящего совета радиовещательной компании Израиля и член попечительского совета "Еврейского агентства" - заменила на посту Дана Гиллермана, который представлял Израиль в ООН с 1 января 2003 года.
В торжественной речи по случаю вступления на должность Габриэла Шалев высказала обеспокоенность по поводу иранской ядерной программы и действий "Хизбаллы" на юге Ливана.

Габриэла Шалев также отметила, что, несмотря на то, что она была назначена на эту должность государством Израиль, она также будет представлять в ООН интересы еврейской диаспоры. Г.Шалев была ректором колледжа, председателем Комитета по телевидению и телерадиовещанию и членом Совета попечителей Еврейского агентства. Когда Шалев высказала озабоченность по поводу наращивания вооружений "Хизбаллы", Пан Ги Мун заверил посла в том, что к Израилю в ООН относятся как к равноправному партнеру, хотя большинство среди 192-х членов этой организации представляют мусульманские государства и страны третьего мира.

Правозащитная организация "Шурат а-Дин" выступила с протестом против назначения проф. Габриэлы Шалев послом Израиля в ООН. Причинами протеста были заявлены отсутствие у Габриэлы Шалев необходимого опыта дипломатической работы, а также ее политическая ориентация, которая, по мнению "Шурат а-Дин", не позволит ей объективно и беспристрастно выполнять ее обязанности. Габриэла Шалев является одной из основательниц организации "Бецелем", а также была членом директората "Нового фонда Израиля". Обе организации известны своей про-арабской ориентацией.

Профессора Шалев продвигала на этот пост министр иностранных дел Израиля Ципи Ливни. Она - опытный специалист, имеет репутацию эксперта мирового уровня в области имущественного права. В ближайшие недели Даниэль Гиллерман завершает свою каденцию в Нью-Йорке, после чего его сменит Габриэла Шалев. Согласно данным новостного агентства Ynet , вокруг назначения состоялись политические дебаты между главой правительства Эхудом Ольмертом и министром иностранных дел Ципи Ливни. Ольмерт был заинтересован в продвижении бывшего консула Израиля в Нью-Йорке Алона Пинкаса, обладающего неоспоримым талантом оратора, а также большим опытом работы в политике и знанием американских реалий. Кандидатуру Пинкаса поддерживал также министр обороны Эхуд Барак, которого связывают с ним многолетние дружеские отношения, президент Шимон Перес и спикер Кнессета Далия Ицик.

Источники в МИД утверждают, что против назначения Пинкаса активно возражала глава МИД Ципи Ливни, которая не хочет видеть на этом посту ставленника своих политических оппонентов Ольмерта и Ицик и стремится единолично определять политику своего ведомства.
Профессор Габриэла Шалев отказалась комментировать свое назначение.

Share this post


Link to post
Share on other sites

"Лютик" (или Ольга и Осип)

 

Осенью 1924 года произошла встреча Осипа и Ольги – Оси и Лютика. Мандельштаму – 33 года, Ваксель – 22-й. Он – признанный поэт, рядом – жена и друг, Надя, дитя своего времени во всех смыслах – с замашками светской львицы и задатками будущего постамента памятника свому мужу. Она – юное, но уже многое познавшее существо, разведенная жена, мать маленького сына, вынужденная своими силами удерживаться на плаву, во всех сложных жизненных обстоятельствах. Существо, которое, по свидетельствам подруг, очень быстро влюблялось, причем, с самого раннего возраста (отсюда и брак в 18 лет), и так же быстро теряющее интерес к своему избраннику.

 

Опубликованное фото

Недаром в ее записках, относящихся к последним годам жизни, во всяком случае, продиктованных после интересующей нас истории, нет никакой теплоты в отношении к Мандельштаму. «Около этого времени (осень 1924 г.) я встретилась с одним поэтом и переводчиком, жившим в доме Макса Волошина в те два лета, когда я там была…». А имя? Она его не называет. И это означает, я уверена в этом, что этот человек перестал для нее существовать - просто один в ряду многочисленных поклонников, да еще и проявлявший бестактность своей назойливостью в то время, когда она уже достаточно охладела.

 

Но и Осип отнюдь не чурался женщин. Многих его муз называет в своих воспоминаниях Анна Ахматова, правда, делая оговорку, что не имеет в виду список его мужских побед. Поэты должны влюбляться, они и влюбляются, пишут стихи, а потом биографы, особенно находящиеся под различным влиянием, с трудом определяют имя вдохновительницы.

Как говорил один мой друг, по другому поводу: «Это ПРОСТО стихи, человеку ведь нужен адресат, они же актеры, эти поэты...». А я спорила с ним, утверждая: «Это НЕ ПРОСТО стихи, это стихи, написанные конкретному человеку в конкретное время...».

Таких конкретных стихов, написанных в определенное время, если иметь в виду Мандельштама и Ваксель – 5. Это его стихи. Ольга тогда стихов не писала, а ранее написанные с ним не обсуждала.

Дадим слово свидетелям и комментаторам.

________________________________________

 

Е.А. Мандельштам

Воспоминания

«Новый Мир», 1995, № 10

 

"... Осип и я познакомились с Лютиком в Коктебеле в 1915 году, где она была с матерью. Ей тогда было всего двенадцать лет. Это была длинноногая, не по возрасту развитая девочка. Детского общества в Коктебеле почти не было, и мы с ней, хотя я был старше, весело проводили вместе время у моря. Любили по вечерам незаметно взбираться на башню дома, усаживаться в уголке на пол, подобрав под себя ноги, и слушать все, о чем говорили взрослые...

 

... Я со своей стороны даже не подозревал об этой романтической истории и, бывая у Осипа, как-то ни разу с Лютиком там не встретился. От близких в то время к Осипу людей совсем недавно, через десятилетия, узнал, что отношения Осипа и Надежды Яковлевны настолько тогда обострились, что у нее как будто был уже сложен для отъезда чемодан, за которым должен был прийти художник В. Татлин, влюбленный в нее. Однако разрыв не состоялся, Надежда Яковлевна для брата была всем в жизни. Без нее существование для него теряло всякий смысл. Встреча брата с Лютиком в 1927 году была последней. Отношения между ними больше не возобновлялись.

 

... Я Лютика не видел с конца 1916 года. Наши интересы и среда, в которой каждый из нас вращался, были очень далекими. Но в 1927 году мы с Лютиком случайно встретились на одном из концертов “Кружка камерной музыки”, которые давались в помещении на углу Невского и Садовой… Лютик по-прежнему была прекрасна. Но личные неудачи и лишения оставили на ней свой след. Она стала более замкнутой, в ней ощущалась какая-то внутренняя опустошенность..."

________________________________________

 

Петр Багров

Киномастерская ФЭКС (По материалам РГА СПб)

Журнал «Киноведческие записки»

 

... Кино всегда интересовало Ваксель: еще с начала 1920-х она писала небольшие рецензии на новые фильмы для театрального отдела «Ленинградской правды», а в 1924–1925 годы училась в ФЭКСе. Ведущей актрисой мастерской она так и не стала, хотя была достаточно заметна. Вот что сама она писала об учебе у Козинцева и Трауберга:

 

«Все это нравилось мне, было для меня ново, но мои режиссеры не хотели со мной заниматься, отсылая меня к старикам Ивановскому и Висковскому, говоря, что я слишком для них красива и женственна, чтобы сниматься в комедиях. Это меня огорчало, но, увидев себя на экране, в комедии “Мишки против Юденича”, пришла к убеждению, что это действительно так. В конце 1925 года я оставила ФЭКС и перешла сниматься на фабрику “Совкино”.

 

Здесь я бывала занята преимущественно в исторических картинах, и была вполне на своем месте. Мне очень шли стильные прически, я прекрасно двигалась в этих платьях с кринолинами, отлично ездила верхом в амазонках, спускавшихся до земли, но ни разу мне не пришлось сниматься в платочке и босой. Так и значилось в картотеке под моими фотографиями: “типаж—светская красавица”. Так и не пришлось мне никогда сниматься в комедиях, о чем я страшно мечтала».

________________________________________

 

Н. Я. Мандельштам

«Вторая книга»

 

"... В дни, когда ко мне ходила плакать Ольга Ваксель, произошел такой разговор: я сказала, что люблю деньги. Ольга возмутилась - какая пошлость! Она так мило объяснила, что богатые всегда пошляки и бедность ей куда милее, чем богатство, что влюбленный Мандельштам засиял и понял разницу между ее благородством и моей пошлостью..."

________________________________________

 

Кстати, «плакать» Ольга ходила, потому что других подруг близко не было, а отношения с бывшим мужем превратились в череду судебных процессов, интриг и преследований с его стороны.

________________________________________

 

АиФ Петербург, № 47 (484) от 20 ноября 2002 г.

 

Из-за Лютика (так звали ее близкие), из-за Ольги Ваксель, поэт чуть не бросил жену. Из-за нее и Надя собрала свой чемодан и всерьез жалела, что отдала мужу пузырек с морфием — а то ушла бы и из жизни. Ушла бы, была с характером.

Ольга, Лютик, 22-летняя «девочка, заблудившаяся в одичалом городе».

Да, одна любила деньги, другая — нет, но обе, увы, прозябали в бедности. Только Ольга, расхаживая в нелепой шубе, которую сама звала шинелью, «цвела красотой», а Надя похвастаться этим не могла. А кроме того, именно ей, жене, беспечный Мандельштам не раз говорил, что он и не обещал счастливой жизни. Возможно, он обещал ее Ольге.

«Я растерялась, — пишет об этом времени и Надя. — Жизнь повисла на волоске»...

 

Словом, Надя слегла. У нее поднялась температура, и она незаметно подкладывала мужу под нос градусник, чтобы он испугался за нее. Но он спокойно уходил с Ольгой. Зато приходил отец его, и, застав однажды Ольгу, сказал: «Вот хорошо: если Надя умрет, у Оси будет Лютик»… Надя собрала чемодан, написала, что уходит к другому. Но, что-то забыв, вернулся Мандельштам, увидел чемодан, взбесился и стал звонить Ольге: «Я остаюсь с Надей, больше мы не увидимся, нет, никогда… Мне не нравится ваше отношение к людям». Потом скажет Наде, что бы он сделал, если бы она ушла от него. «Он решил достать пистолет, — пишет Надя, — и стрельнуть в себя, но не всерьез, а оттянув кожу на боку… Такого идиотизма даже я от него не ждала!..»

________________________________________

 

Все о...

 

... Чем же объяснить тогда глухую ревность и ненависть к Ольге Ваксель, спрятанную в несправедливых, неправильных строках Надежды Яковлевны в ее «Второй книге» воспоминаний?.. Болью отвергнутой Женщины, более ничем, ведь, как говорила о ней Ольга Александровна, «Она всегда претендовала на монополию»... Это, конечно, было полным правом жены Поэта...

________________________________________

 

Лютик уже свыклась с тем, что самое главное в жизни кратко и неизменно завершается поражением.

Она и прежде не раз вмешивалась в естественный ход событий. Казалось, ну что ей стоит продлить миг удачи, но она целенаправленно шла на разрыв. Давайте поразмышляем сами. Ольга Ваксель, дворянка, получившая определенное воспитание и образование, красавица, не лишенная разнообразных талантов. При всех этих данных, повернись исторические события по-другому, ее жизнь сложилась бы, скорее всего, по трафарету того социального слоя, к которому она принадлежала. Но Ольга родилась в 1903 году, следовательно, все последовавшие «тектонические сдвиги» нарушили привычный порядок вещей.

 

Девушке не дали доучиться, она получила свидетельство об образовании уже советского образца, совмещая учебу с работой. О том, чем приходилось заниматься матери, довольно обстоятельно рассказал сын. Раннее замужество – это не только дань девичьему увлечению, но и возможность хоть как-то упорядочить свою жизнь. Вот и получается, что «самое главное в жизни кратко и неизменно завершается поражением». А дальше 20-е годы, когда «все разрешено», общественная мораль расплывчата, а прежний опыт к новой жизни не приспособишь. Я не могу осуждать 20-летнюю красивую девочку за то, что она хотела жить, пыталась совместить несовместимое, жила по велению своей души и характера, сложившегося в тяжелое время перемен.

 

 

Я плакала от радости живой,

Благословляя правды возвращенье;

Дарю всем, мучившим меня, прощенье

За этот день. Когда-то, синевой

Обманута, я в бездну полетела,

И дно приветствовало мой отважный лет...

 

Александр Ласкин комментирует этот отрывок, опираясь на последнюю строчку, видя за этим влечение бездны. Мне же кажется, что смысл этого стиха в первых двух строках – Ольга благословляет «правды возвращенье». То есть – «дно» было вынужденным, а теперь что-то случилось, и она дарит прощение, упоминая, что не испугалась бездны, хоть и была обманута.

Кстати, еще интересное стихотворение Ольги:

 

Ты прав...

Я иногда пишу над печкой яркой

Тобой или другим навеянные строки,

А вечер тянется, прекрасно-одинокий...

Не ожидая от судьбы подарка,

Ношу в себе приливы и отливы -

Горю и гасну там, на дне глубоком.

Встречаю жадным и смущенным оком

Твой взгляд доверчивый и радостно-пытливый.

И если снова молодым испугом

Я кончу лёт на черном дне колодца,

Пусть сердце темное, открытое забьется

Тобой, любимым, но далеким другом.

 

1922

 

Опять это словечко - «лет», опять «дно» - но не бездны, а колодца. А последние строки перекликаются со стихотворением «Вот скоро год, как я ревниво помню...».

И все же – почему она застрелилась? Да, одной из своих подруг она сказала, что не собирается жить после тридцати лет. Фаталистка? Так зачем же тогда на тридцатом году выходить замуж и уезжать из страны? Последний по счету муж, красивый, молодой, успешный дипломат, вырвал ее из бытовых трудностей, окружил вниманием и заботой в своей стране. Так почему же, если вернуться к тексту повести А. Ласкина, еще в Ленинграде, однажды она показала на компанию за соседним столиком и так представила будущему супругу этих людей: — Каждый из них был моим любовником. Гадала на ромашке – любит-не любит?..

 

Я не сказала, что люблю,

И не подумала об этом,

Но вот каким-то теплым светом

Ты переполнил жизнь мою.

Опять могу писать стихи,

Не помня ни о чьих объятьях;

Заботиться о новых платьях

И покупать себе духи.

И вот, опять помолодев,

И лет пяток на время скинув,

Я с птичьей гордостью в воде

Свою оглядываю спину.

И с тусклой лживостью зеркал

Лицо как будто примирила.

Всё оттого, что ты ласкал

Меня, нерадостный, но милый.

 

Май 1931

 

Не любимый, просто «милый», наверное, потому и «нерадостный»... Тем не менее, Ольга опять начала писать стихи.

Любил, все равно женился, а спустя много лет уже Арсений Смольевский вспоминает разговор с сестрой Христиана Вистендаля:

— Сколько горя Лютик причинила вашей семье...

Агата ответила сразу и резко:

— Я попросила бы в моем присутствии не говорить плохо об Ольге.

Примем на веру причины смерти, изложенные в последнем стихотворении Ольги Ваксель.

И пусть каждый, кто будет читать эти строки, вложит в них тот смысл, который ему кажется наиболее вероятным. Я опять не согласна с Александром Ласкиным, который видит в первых строках обращение ко всем мужчинам, прошедшим через жизнь Лютика. Все же, на мой взгляд, стихотворение обращено к Христиану, и только к нему, учитывая предыдущий текст –

 

Я не сказала, что люблю,

И не подумала об этом...

 

Я расплатилась щедро, до конца.

За радость наших встреч, за нежность ваших взоров...

 

В заключение хочу сказать, что быть Музой поэта, как бы к этому не относились близкие, друзья, просто яростные поклонники не столько поэта, сколько его определенного образа, неблагодарное дело. Слишком многим хотелось бы убрать то или иное имя. Тем не менее, именно Музы волнуют воображение, заставляют пристальнее всматриваться в строчки стихов. В 2003 году на российских телеканалах показывали фильм «Больше, чем любовь. Осип Мандельштам и Ольга Ваксель». Творческое объединение «Театр плюс», Театр «Картонный дом», имеет в репертуаре спектакль «Ангел, летящий на велосипеде» по документальной повести Александра Ласкина об Осипе Мандельштаме и Ольге Ваксель.

 

Источник: http://www.vilavi.ru/sud/070306/070306.shtml

Share this post


Link to post
Share on other sites

Суламифь Мессерер


В Лондоне на 96-м году жизни скончалась Суламифь Мессерер, старейшина знаменитой династии Мессереров–Плисецких. Народная артистка России всю свою долгую жизнь прожила независимо и своевольно, но, несмотря на это, удостоилась и Сталинской премии, и дворянского титула. Жизненный путь балерины похож на ураган – как и ее манера танца. Суламифь Мессерер, в отличие от других балетных гранд-дам не имевшая правительственных мужей и покровителей, позволяла себе жить свободно и по совести. И, вопреки неписаным законам, ничего ей за это не было.

В балет она пришла по стопам брата Асафа в военно-коммунистическом 1920-м. В нетопленной школе ее попросили снять шубу и "показать ножки". Ножки понравились – и дочь многодетного зубного врача попала в класс к некоронованному правителю Большого – Василию Тихомирову. Кроме ножек у девочки обнаружился почти мужской прыжок, залихватское вращение, недетская выносливость и шквальный темперамент. Немудрено, что в еще не оправившемся после революции театре она быстро заняла положение ведущей солистки (попутно став чемпионкой СССР по плаванию вольным стилем). Вместе с братом Асафом она, первая из советских балерин, заключила самостоятельный контракт на заграничное турне в 1933-м. ("Кто-то подсказал, что есть такой Енукидзе, который ведает искусством, его потом тоже расстреляли,– позвоните ему. А звонить было очень просто: взять телефон и набрать номер. Он говорит: пожалуйста, езжайте. Нам дали заграничные паспорта, мы и поехали".) В Париже они встречались с Матильдой Кшесинской и другими звездами императорского балета. Собрались было отправиться в Америку, но предпочли Москву – там как раз ставили "Пламя Парижа".

Опубликованное фото---Опубликованное фото


В этом любимом балете Иосифа Сталина Суламифь Мессерер станцевала жизнерадостную революционерку Жанну – и так понравилась вождю народов, что он трижды смотрел спектакль с ее участием. ("Он сидел в ложе сбоку, возле самой сцены. Не совсем хорошо его видно было. Но можно было догадаться о его присутствии. Я танцевала перед Сталиным 'Пламя Парижа', и он дал нам всем Сталинскую премию. Мы получали невероятную зарплату. Вот такие перепады. С одной стороны, расстреливал людей, а с другой – показуху делал".)

Про расстрелы балерина знала не понаслышке – расстреляли Михаила Плисецкого, мужа сестры Рахили. Сестру с младенцем отправили в лагерь, а ее старших детей, Майю и Алика, спасла от детского дома орденоносная Суламифь. Своевольную племянницу воспитывать было нелегко, однако именно тетка подготовила с ней "Умирающего лебедя", научив ее пользоваться божественными руками, не желавшими знать академических позиций.

В войну она первой из эвакуированных прим примчалась в Москву – как раз к открытию в октябре 1941-го филиала Большого театра. ("Ставили мы 'Дон Кихот', репетировали три месяца, наконец, спектакль был готов. Вдруг Габович мне говорит: 'Я знаю, что это несправедливо, но в Москву приехала Головкина, и я получил приказание министра культуры Храпченко, чтобы премьеру танцевала она'. Что делать? В кабинете была 'вертушка'. Я набираю номер Землячки Розалии Самойловны, была такая старая коммунистка. Она просит подождать у телефона и через несколько минут говорит: 'Товарищ Мессерер, спокойно танцуйте премьеру. Храпченко отменил приказ'. Я по всем лестницам бежала – слышу музыку моего выхода. В кулисе уже стоит Головкина. Я сказала ей: 'Уходи вон отсюда!' Вышла на сцену и начала танцевать. А Головкина мне ответила: 'Ну и ничего страшного. Я станцую следующий спектакль, но в рецензии будут хвалить меня'".)

Танцевать Суламифь любила, однако фанатичкой не была. Могла по пять часов собирать грибы, забыв о больном колене и грядущем спектакле; гоняла на личном автомобиле как гонщик; плавала как акула и обожала драгоценности. Так что балеринскую карьеру она оставила без особых страданий в 42 года – к тому времени у нее появилась новая страсть: педагогика. Дар к преподаванию Суламифь обнаружила феноменальный: на ее классе растанцовывались самые закомплексованные и бесталанные. Болтовни о методике не приветствовала, учеников продвигала яростно, посягательств на собственную независимость не терпела; так что в начале 60-х, когда и в балетной школе, и в Большом театре только начали устанавливаться авторитарные стили руководства, она без колебаний бросила родные стены и с тех пор работала только там, где хотела и куда ее звали.

В Японии, например. Именно Суламифь Мессерер стояла у истоков японского помешательства на классическом балете, именно она подарила местному балету русскую технику – ту виртуозность вращений и педантичность позиций, которым сейчас могут позавидовать сами русские. Но связь Суламифи с Японией стала судьбоносной не только для японцев: именно там сталинская лауреатка стала невозвращенкой – в 72 года. Сама она придерживалась версии о спонтанности решения. Однако это решение самым невинным образом совпало с гастролями Большого театра в Японии, в которых участвовал ее сын Михаил Мессерер, тоже, разумеется, не вернувшийся в СССР.

Почтенную даму наперебой зазывали преподавать в разные страны. Она остановила выбор на Королевском балете Великобритании и любимой Японии и до самого последнего времени регулярно моталась с края на край света, давая классы и репетируя по пять-шесть часов в день. Оценив возросший уровень национального балета, королева Елизавета возвела ее в рыцарское достоинство, удостоив титула Dame и наградив высшим орденом Великобритании "за заслуги перед искусством танца". В России победительная Суламифь публично появилась четыре года назад на вручении приза "Душа танца": помахивая цветами, 92-летняя роскошная старуха задрала юбку и оторвала боевой канкан. И только тогда стало понятно, что потерял в ее лице русский балет.

Время новостей, 4 июня 2004 года
Автор: Анна Гордеева

Share this post


Link to post
Share on other sites

Джудитта Паста


ПА́СТА Джудитта (Pasta, Giuditta; Мария Констанца; урожденная Негри; 1797 или 1798, Саронно, – 1865 или 1867, Блавио близ Комо, Италия), итальянская певица (сопрано). Родилась в еврейской семье. Училась в Миланской консерватории. Дебютировала в 1815 г. в Брешии исполнением второстепенных оперных партий. В 1816 г. состоялись ее первые выступления в Париже (заглавные партии в операх Д. Россини), в 1817 г. — в Лондоне (оперы В. А. Моцарта). В Лондоне Паста впервые выступила с мужем, тенором, чью фамилию она взяла. Первый серьезный успех в Италии пришел к Пасте в 1819 г., после исполнения одной из партий в опере учителя певицы Д. Скаппа «Три Леоноры». Мировое признание Паста завоевала в 1821 г., исполнив на парижских оперных сценах партии Дездемоны в «Отелло» Россини и донны Анны в «Дон Жуане» Моцарта. В 1825 г. Паста участвовала в премьере оперы Россини «Путешествие в Реймс», приуроченной к коронации Карла Х.

Опубликованное фото



Расцвет славы Пасты наступил в начале 1830-х гг., когда в расчете на ее феноменальный дар стали писать оперы ведущие оперные композиторы Г. Доницетти и В. Беллини. Выступление Пасты в опере Доницетти «Анна Болейн» (1830), а также в операх Беллини «Норма», «Сомнамбула» (обе — 1831 г.) и «Беатриче де Тенда» (1833) определило их огромный успех. Свыше 10 лет Паста была самой знаменитой оперной примадонной Европы, выступая преимущественно в Париже и Лондоне. Она обладала сильным голосом необычайного диапазона и ярким драматическим темпераментом, абсолютное владение бельканто уникально сочеталось в ней с талантом трагической актрисы. Довольно рано Паста стала терять голос, тем не менее концерты и оперные спектакли с ее участием по-прежнему были большим художественным событием; так, во время гастролей в России (1840–41) Паста поразила критику и публику исполнением патетических партий (особенно Нормы), их особой выразительностью и убедительностью передачи трагических чувств. Среди важнейших ролей Пасты также Керубино в опере «Свадьба Фигаро» Моцарта, заглавные партии в операх Россини («Танкред», «Золушка», «Семирамида») и Д. Паизиелло («Нина, или Безумная от любви»).

Источник: http://www.eleven.co.il/?mode=article&id=13158&query=

Восторженными отзывами о Джудитте Пасте, которую В.В. Стасов назвал «гениальной итальянкой», пестрели страницы театральной прессы разных стран Европы. И в этом нет ничего удивительного, ибо Паста — одна из выдающихся певиц-актрис своего времени. Ее называли «единственной», «неподражаемой». Беллини сказал о Пасте: «Она поет так, что слезы туманят глаза; даже меня она заставила плакать».
Известный французский критик Кастиль-Блаз писал: «Кто это, чародейка с голосом, полным патетики и блеска, исполняющая с такой же силой и пленительностью юные творения Россини, как и проникнутые величием и простотой арии старой школы? Кто, облаченная в латы рыцаря и изящные наряды королев, является нам по очереди то обаятельной возлюбленной Отелло, то рыцарски гордым героем Сиракуз? Кто соединил в такой удивительной гармонии талант виртуоза и трагика, увлекая игрой, полной энергии, естественности и чувства, даже способных оставаться равнодушными к мелодическим звукам? Кто более восхищает нас драгоценным качеством своей натуры — покорностью законам строгого стиля и обаянием прекрасной внешности, гармонически сочетающейся с чарами волшебного голоса? Кто на лирической сцене господствует вдвойне, вызывая иллюзии и зависть, наполняя душу благородным восхищением и муками наслаждения? Это Паста… Она знакома всем, и имя ее неотразимо влечет любителей драматической музыки».

Джудитта Паста (урожденная Негри) родилась 9 апреля 1798 года в Сартанно, близ Милана. Уже в детстве она успешно занималась под руководством органиста Бартоломео Лотти. Когда Джудитте исполнилось пятнадцать лет, она поступила в Миланскую консерваторию. Здесь Паста в течение двух лет училась у Бонифачьо Азиоло. Но любовь к оперному театру победила. Джудитта, бросив консерваторию, сначала участвует в любительских спектаклях. Затем она выходит и на профессиональную сцену, выступая в Брешии, Парме и Ливорно. Ее дебют на профессиональной сцене не вышел удачным. В 1816 году она решила покорить зарубежную публику и отправилась в Париж. Ее выступления в Итальянской опере, где в то время безраздельно властвовала Каталани, остались незамеченными. В том же году Паста вместе с мужем Джузеппе, также певцом, предприняла поездку в Лондон. В январе 1817 года она впервые спела в Королевском театре в «Пенелопе» Чимарозы. Но ни эта, ни другие оперы успеха ей не принесли.

Но неудачи лишь подстегнули Джудитту. «Вернувшись на родину, — пишет В.В. Тимохин, — она с исключительным упорством начала с помощью педагога Джузеппе Скаппа работать над голосом, стремясь придать ему максимальную яркость и подвижность, добиться ровности звучания, не оставляя в то же время кропотливого изучения драматической стороны оперных партий». И ее труд не пропал даром — начиная с 1818 года зритель мог видеть новую Пасту, готовую покорить своим искусством Европу. Удачными стали ее выступления в Венеции, Риме и Милане. Осенью 1821 года с большим интересом слушают певицу парижане. Но, пожалуй, началом новой эры — «эры Пасты» — стало ее знаменательное выступление в Вероне в 1822 году. "Голос артистки, трепетный и страстный, отличавшийся исключительной силой и плотностью звука, в соединении с отличной техникой и проникновенной сценической игрой произвел огромное впечатление, — пишет В.В. Тимохин. — Вскоре после возвращения в Париж Паста была провозглашена первой певицей-актрисой своего времени…

…Как только слушатели отвлекались от этих сопоставлений и начинали следить за развитием действия на сцене, где взору их представала не одна и та же артистка с однообразными приемами игры, лишь менявшая один костюм на другой, а пламенный герой Танкред («Танкред» Россини), грозная Медея («Медея» Керубини), нежный Ромео («Ромео и Джульетта» Цингарелли), даже самые закоренелые консерваторы выражали свой искренний восторг. С особой трогательностью и лиризмом исполняла Паста партию Дездемоны («Отелло» Россини), к которой возвращалась затем неоднократно, каждый раз внося существенные изменения, свидетельствовавшие о неустанном самосовершенствовании певицы, о ее стремлении глубоко понять и правдиво передать характер шекспировской героини". Услышавший певицу великий шестидесятилетний трагик Франсуа Жозеф Тальма сказал. «Мадам, вы осуществили мою мечту, мой идеал. Вы обладаете секретами, которые я настойчиво и беспрерывно ищу с начала своей театральной карьеры, с тех пор как считаю способность трогать сердца высшей целью искусства».

С 1824 года на протяжении трех лет Паста выступала также в Лондоне. В столице Англии у Джудитты нашлось столько же горячих почитателей, как и во Франции. Четыре года певица оставалась солисткой Итальянской оперы в Париже. Но произошла размолвка со знаменитым композитором и директором театра Джоаккино Россини, в многочисленных операх которого она так успешно выступала. Паста была вынуждена в 1827 году оставить столицу Франции. Благодаря этому событию с мастерством Пасты смогли познакомиться многочисленные зарубежные слушатели. Наконец, в начале 30-х годов и Италия признала артистку первой драматической певицей своего времени. Полный триумф ждал Джудитту в Триесте, Болонье, Вероне, Милане. Горячим почитателем таланта артистки оказался другой известный композитор — Винченцо Беллини. В ее лице Беллини нашел блестящую исполнительницу партий Нормы и Амины в операх «Норма» и «Сомнамбула». Несмотря на большое количество скептиков, Паста, создавшая себе славу трактовкой героических персонажей в оперных произведениях Россини, сумела сказать свое веское слово и в интерпретации нежного, меланхолического беллиниевского стиля.

Летом 1833 года певица вместе с Беллини посетила Лондон. Джудитта Паста в «Норме» превзошла себя. Ее успех в этой роли был выше, нежели во всех предыдущих партиях, исполненных певицей прежде. Восторг публики был беспределен. Ее муж, Джузеппе Паста, писал своей теще: «Благодаря тому, что я убедил Лапорта предоставить больше репетиций, а также благодаря тому, что Беллини сам управлял хором и оркестром, опера была подготовлена, как никакая другая из итальянского репертуара в Лондоне, потому и успех ее превзошел все ожидания Джудитты и надежды Беллини». По ходу спектакля «было пролито немало слез и во втором акте вспыхнули необычайные аплодисменты. Джудитта, казалось, полностью перевоплотилась в свою героиню и пела с таким подъемом, на какой способна лишь тогда, когда ее побуждает к этому какая-то необыкновенная причина». В том же письме к матери Джудитты Паста Беллини в постскриптуме подтверждает все, что сообщил ее муж: «Ваша Джудитта вчера восхитила до слез всех, кто присутствовал в театре, я никогда не видел ее такой великой, такой невероятной, такой вдохновенной…»

В 1833/34 году Паста снова поет в Париже — в «Отелло», «Сомнамбуле» и «Анне Болейн». «Публика впервые почувствовала тогда, что артистке уже недолго придется оставаться на сцене без ущерба для своей высокой репутации, — пишет В.В. Тимохин. — Голос ее значительно потускнел, утратил былую свежесть и силу, интонация стала весьма неуверенной, отдельные эпизоды, а порой и всю партию, Паста часто пела на полтона, а то и тоном ниже. Но как актриса она продолжала совершенствоваться. Парижан особенно поразило искусство перевоплощения, которым владела артистка, и необыкновенная убедительность, с какой были переданы ею характеры нежной, обаятельной Амины и величавой, трагической Анны Болейн».

В 1837 году Паста после выступлений в Англии, временно отходит от сценической деятельности и живет в основном на собственной вилле на берегу озера Комо. Джудитта еще в 1827 году купила в Блевио, в крохотном местечке на другой стороне озера, виллу Рода, некогда принадлежавшую богатейшей портнихе императрицы Жозефины, первой жены Наполеона. Приобрести виллу и отреставрировать ее посоветовал дядя певицы инженер Ферранти. На следующее лето Паста уже приезжала туда отдыхать. Вилла Рода была поистине райским уголком, «блаженством», как говорили тогда миланцы. Облицованный по фасаду белым мрамором в строгом классическом стиле, особняк стоял на самом берегу озера. Сюда стекались со всех концов Италии и из-за рубежа известные музыканты и любители оперного искусства, чтобы лично засвидетельствовать свое уважение первому драматическому таланту Европы.

Многие уже свыклись с мыслью, что певица окончательно покинула сцену, но в сезоне 1840/41 года Паста снова гастролирует. На этот раз она посетила Вену, Берлин, Варшаву и повсюду встретила прекрасный прием. Потом прошли ее концерты в России: в Петербурге (ноябрь 1840 г.) и в Москве (январь—февраль 1841 г.). Конечно, к тому времени возможности Пасты как певицы были ограниченны, но русская пресса не могла не отметить ее великолепное актерское мастерство, выразительность и эмоциональность игры. Интересно, но гастроли в России не стали последними в артистической жизни певицы. Лишь десять лет спустя она окончательно завершила свою блистательную карьеру, выступив в 1850 году в Лондоне вместе с одной из любимых учениц в оперных отрывках.

Паста умерла пятнадцать лет спустя у себя на вилле в Блавио — 1 апреля 1865 года.

Среди многочисленных ролей Пасты критика неизменно выделяла исполнение ею партий драматического и героического плана, таких как Норма, Медея, Болейн, Танкред, Дездемона. Лучшие свои партии Паста исполняла с особенным величием, спокойствием, пластичностью. «В этих ролях Паста была само изящество, — пишет один из критиков. — Стиль ее игры, мимика, жестикуляция были до того облагорожены, натуральны, изящны, что каждая поза ее сама по себе пленяла, резкие черты лица отпечатывали каждое чувство, выражаемое голосом…». Однако Паста — драматическая актриса отнюдь не доминировала над Пастой-певицей: она «никогда не забывалась для игры за счет пения», считая, что «певице особенно должно избегать усиленных телодвижений, которые мешают пению и только портят его».

Нельзя было не восхититься выразительностью и страстностью пения Пасты. Одним из таких слушателей оказался писатель Стендаль: «Покидая представление с участием Пасты, мы, потрясенные, не могли вспомнить ничего другого, исполненного такой же глубины чувства, каким пленила нас певица. Тщетны были попытки постараться дать ясный отчет о впечатлении, таком сильном и таком необыкновенном. Трудно сказать сразу, в чем секрет ее воздействия на публику. В тембре голоса Пасты нет ничего необычайного; дело даже не в его особенной подвижности и редком объеме; единственное, чем она восхищает и завораживает — это простотой пения, идущего от сердца, увлекающего и трогающего в двойной мере даже тех зрителей, которые за всю жизнь плакали только из-за денег или орденов».

Источник: Belcanto.Ru

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вторая Голда?..


Как мы и предсказывали, Ципи Ливни получила право сформировать правительство Израиля. Однако станет ли она второй в истории Израиля женщиной премьер-министром после Голды Меир и будет ли достойной продолжательницей её дела сказать пока трудно.

Опубликованное фото


Официальные результаты голосования показали, что Ливни победила своего оппонента с преимуществом всего 431 голос, или 1,1% голосов.
Теперь Ливни сменит своего предшественника Эхуда Ольмерта не только на руководящем партийном посту, но и в кресле премьер-министра страны. Таким образом она станет первой женщиной, возглавившей Израиль, после Голды Меир, которая стояла во главе государства в 1969-74 годах. Согласно израильским законам, главой кабинета становится первый номер в избирательном списке правящей партии. Кроме Ципи Ливни, на этот пост претендовал министр транспорта, бывший министр обороны Шауль Мофаз. По сообщению агентства Рейтер, время голосования было продлено по просьбе Ципи Ливни. Представители ее соперника не возражали против этого шага. Ранее Эхуд Ольмерт заявил, что отойдет от власти, как только будет избран его преемник.

Мало опыта?
Однако он может остаться в качестве временного премьер-министра, пока не будет создано новое коалиционное правительство. А на это может уйти несколько недель или даже месяцев. Как указывает иерусалимский корреспондент Би-би-си Хезер Шарп, сторонники Ципи Ливни полагают, что она привнесет новую струю в израильскую политику, где ведущие роли принадлежат мужчинам определенного возраста, зачастую - с военным прошлым. При этом в адрес главы МИД раздается критика за то, что у нее недостаточно политического опыта. Между тем, Шауль Мофаз считается в Израиле очень опытным и жестким политиком. Некоторое время назад бывший глава генштаба армии сделал несколько резких заявлений в адрес Ирана. Он дал понять, что будет занимать более жесткие позиции в области политики безопасности. В этой связи его противники опасались, что в случае победы Мофаза "Кадима" могла бы превратиться в политического двойника "Ликуда", добавляет корреспондент Би-би-си.

Падение популярности
В голосовании могли принять участие 70 тысяч членов партии "Кадима". Победитель должен был набрать более 40% голосов. В опросах общественного мнения Ципи Ливни уверенно опережала Шауля Мофаза, однако, по словам корреспондента Би-би-си Хезер Шарп, у Мофаза больше влиятельных сторонников среди партийных активистов. Партия "Кадима" была создана три года назад тогдашним премьер-министром страны Ариэлем Шароном. Ему удалось объединить политиков левого толка и членов "Ликуда", которые были готовы покинуть партию в знак поддержки политики Шарона в отношении ухода из сектора Газа и некоторый районов на Западном берегу реки Иордан. Однако с тех пор идея "одностороннего выхода" несколько утратила свою привлекательность. Военизированная палестинская группировка ХАМАС захватила власть в секторе Газа, в 2006 году началась война с Ливаном, а Ариэль Шарон находится в коме. Популярность "Кадимы" упала, а премьер-министр Ольмерт подвергся резкой критике за свои действия в ходе ливанской войны, и к тому же он был вынужден отвечать на обвинения в коррупции. Судя по опросам общественного мнения, "Ликуд" может победить на всеобщих выборах, которые будут созваны, если после избрания лидера "Кадимы" не удастся сформировать коалиционное правительство.

Мир все еще далеко
Между тем, американские власти по-прежнему пытаются добиться достижения мирного соглашения между Израилем и палестинцами до января, когда президент Буш покинет Белый дом. После мирной конференции по Ближнему Востоку в Аннаполисе в ноябре 2007 года Эхуд Ольмерт и председатель Палестинской автономии Махмуд Аббас проводят регулярные встречи. Среди главных проблем, которые еще не решены, - окончательный статус Иерусалима, границы палестинского государства, еврейские поселения на Западном берегу, возвращение палестинских беженцев, обеспечение безопасности и использование водных ресурсов. Однако в решении этих вопросов до сих пор не видно никаких сдвигов, и обе стороны признают, что достижение соглашения до января почти нереально. Как сообщил представитель Ольмерта, во вторник израильский премьер провел "серьезные" переговоры с Махмудом Аббасом, и оба лидера будут продолжать встречи до тех пор, пока новое правительство не будет приведено к присяге.

Источник: http://news.bbc.co.uk/hi/russian/international/newsid_7622000/7622142.stm

Share this post


Link to post
Share on other sites

Эталон красоты минувшего столетия


Элизабет Тэйлор родилась в еврейской семье 27 февраля 1932 года в Лондоне. Накануне войны семья вернулась в Америку, где как раз началась мода на детей-актеров. Девочка со смоляными локонами и фиалковыми глазами привлекла внимание продюсеров и вскоре подписала долголетний контракт со студией "МГМ". От детских ролей в фильмах про собаку Лэсси и прочих она перешла к ролям романтических девушек в фильмах "Отец невесты" (1950), "Маленький дивиденд отца" (1951) и других. Не имея профессионального образования, юная Лиз покоряла красотой, пластикой и рано проявившейся чувственной прелестью, что принесло ей успех в экранизации Джорджем Стивенсом "Американской трагедии" Драйзера, вышедшей в 1951 году под названием "Место под солнцем". Элизабет Тейлор называют "национальным достоянием"; не столько ее роли, сколько перипетии личной жизни, из которой она не делает тайны, становятся предметом всеобщего обсуждения.

Опубликованное фото



Ее здоровье (Элизабет много раз пришлось перенести хирургические операции), проблемы с фигурой, алкоголизм и, разумеется, браки и любовные связи на протяжении десятилетий интересуют людей по всей земле. Личные неурядицы и жизненные трагедии (в частности, гибель в авиакатастрофе ее третьего мужа, продюсера Майкла Тодда) не только служат рекламе, они питают творческий потенциал актрисы. Именно собственный опыт помог ей справиться с такими психологическими ролями, как Мэгги в "Кошке на раскаленной крыше" (1958) или Глория во "Внезапно, прошлым летом" (1959), хотя первый "Оскар" она получила за менее удачную работу в картине "Баттерфилд, 8" (1960). Зато второй был несомненно заслуженным - за роль Марты в экранизации пьесы Эдварда Олби "Кто боится Вирджинии Вульф?" (1966), где она сыграла женщину гораздо старше себя и принадлежащую к мало известным ей университетским кругам, неряшливую и вульгарную. Эту, как и еще 10 ролей, Тейлор исполнила в дуэте с Ричардом Бартоном. Самым знаменитым стало их первое появление вместе - в "Клеопатре" (1963).

В 1976 году Элизабет Тейлор снялась в первой американо-советской ленте "Синяя птица" (по Метерлинку). Несмотря на преследующие болезни, актриса не сдается и продолжает работать - в 1994 году ярко сыграла привередливую тещу каменного века в комедии "Флинтстоуны". Элизабет Тейлор никогда не замыкалась в себе, и даже имела опыт политической деятельности в бытность женой сенатора Джека Уорнера. В последние годы большое уважение снискали ее усилия в благотворительном фонде по борьбе со СПИДом.

Элизабет и история ее любви...

"Жить с ней все равно, что жить с ураганом..." - говорил последний муж Тейлор, Лэрри Флоренски. Как же вспоминают свою жизнь с Лиз другие мужья (а их было у Лиз семь)?

  • Муж 1 - Ник Хилтон. Ему было 24, ей 18, их брак длился 205 дней: "Мне нечего сказать".
  • Муж 2 - Майкл Уиндинг: "Это были лучшие дни моей жизни... Но я не могу понять, зачем таким красавицам столько косметики!"
  • Муж 3 - Майкл Тодд: "Мы любили маленькие вечеринки. Но лучше всего нам было вдвоем. Мы отмечали юбилей свадьбы каждую субботу".
  • Муж 4 - Эдди Фишер: "Элизабет была моей единственной любовью..."
  • Муж 5 и 6 - Ричард Бартон: "Когда-то Элизабет сказала, что наша беда в том, что мы слишком любили друг друга. Теперь я понимаю, как она была права".
  • Муж 7 - Джон Уорнер: "Она умная, яркая, во многом неповторимая. Она верная, любящая жена, преданная мужу на 100 % - что бы ни случилось. Но жить с ней совсем не легко".
Друзья ласково зовут ее Лиз. Она очень любит красоту. У нее богатые и со вкусом обставленные дома и виллы. Местом ее постоянного проживания является Беверли-Хиллз - трехэтажный особняк, закрытый от посторонних глаз высокой оградой. На прогулки Элизабет выезжает в роскошных автомобилях. Наряды ей шьют величайшие модельеры, признанные асами своей профессии: канадец Ллойд Дэвид Клейн, считающийся одним из самых эффектных дамских портных, способный из любой женщины создать "сказочное зрелище", и итальянец Валентине Гаравани, "признанный аристократ из аристократов мира" в своей профессии, как величают его постоянные клиентки - Софи Лорен, Джейн Фонда, Джина Лоллобриджида. Появляясь на великосветских приемах, она продолжает вызывать восхищение даже у женщин. Красивая прическа - это фирменный знак любой женщины. Элизабет Тейлор, понимая это, обращается к услугам "легендарного Александра", владельца самого уникального салона красоты, расположенного в центре Парижа.

Тейлор любит не просто драгоценности, а украшения, являющиеся музейной редкостью. Она их обожает. Грудь, уши, шею, пальцы рук украшают алмазы и бриллианты. Майкл Тодд подарил ей в двадцать четыре года бриллиант в 30 карат, диаметром полтора дюйма, а в придачу автомашину марки "роллс-ройс" и картины Дега... На тридцать первом году ее жизни Ричард Бартон преподнес бриллиант Круппа 23,3 карата, жемчужину "Прегрина", подаренную Марии Тюдор в 1554 году, и уникальное колье, где царствует бриллиант "Тадж Махал"... Но, несмотря на свою страсть к "золотым погремушкам", Элизабет легко расстается с ними, когда необходимо дать крупные суммы на благотворительные цели...

"Верьте мне, с бурными романами покончено навсегда". Эти красивые слова Элизабет Тейлор опрометчиво произнесла в мае 1950 года перед журналистами. Ей было восемнадцать лет, и первым мужем, приведшим юную красавицу в подвенечном платье к алтарю, стал миллионер Ник Хилтон, сын знаменитого короля не менее знаменитых отелей, выстроенных его фирмой во многих странах мира. Так Элизабет стала обладательницей большого количества акций, автомобиля марки "кадиллак", обручального кольца стоимостью в 50 тысяч долларов и уникальных норковых шуб.

"В любви нужна гармония... Как только она улетучивается, наступает охлаждение и становится довольно жестко и неуютно. Апатия возникает от будничных впечатлений, которые наслаиваются ежедневно. Наступает момент, когда от них нужно избавляться..." - рассуждала Тейлор. С Хилтоном она смогла выдержать всего лишь около года. Эмоции и любовь прошли быстро. Молодой, стройный и на вид скромный красавец в семейной жизни раскрылся: он был алкоголиком. А слова, сказанные ею на пороге церкви, еще долго цитировались журналистами. После первого развода Элизабет Тейлор в двадцать лет влюбилась в Майкла Уиндинга, сорокалетнего английского актера. Этот брачный союз был более прочен и продолжался пять лет - с 1952 по 1957 год. Тейлор родила двоих сыновей. В эти годы совместной жизни с "абсолютным джентльменом" актриса интенсивно снималась в фильмах, и у нее почти не оставалось времени для семьи. Вновь наступает разрыв... - и новый брак. "За всю свою жизнь я по-настоящему любила двоих человек: Майкла Тодда и Ричарда Бартона", - эти слова Элизабет Тейлор произносила неоднократно до встречи с Лэрри Флоренски, ее последним мужем.

К глубокому сожалению, жизнь с Майклом Тоддом была у Элизабет недолгой. На третий брак судьба отпустила всего лишь полтора года - 1957-1958. Майкл, который был на двадцать пять лет старше Элизабет, трагически погиб под обломками горящего самолета, подаренного жене и в ее честь названного "Счастливая Лиз". Жестокая ирония судьбы... В память об их любви осталась девочка, также названная именем матери. "Мы жили с такой интенсивностью, - вспоминала Элизабет, - что многим любящим парам хватило бы на целую жизнь. Я страстно любила Майкла с его порой безумными причудами..." Майкл Тодд был крепким и уважаемым продюсером в Голливуде. Любил не только финансировать фильмы, но и устраивать пышные премьеры, созывая на "гулянку" многочисленных гостей. На этих банкетах, как писали газеты, "кроме знаменитостей, демонстрировались индийские и африканские слоны, а шампанское для гостей поставлялось цистернами..." Элизабет Тейлор тяжело переживала трагедию. И само страшное событие, и толпы пришедших на похороны и жаждущих увидеть воочию кинозвезду в ее горе вывели Элизабет Тейлор из нормального состояния.

После похорон Майкла Тодда она никого не хотела видеть и принимать, находилась в глубоком.трансе. На помощь пришел молодой певец Эдди Фишер, который был ее соседом. Своим постоянным присутствием он смог вывести Элизабет Тейлор из депрессии и одиночества. А в 1959 году он стал ее четвертым мужем. Это был очень спокойный, стеснительный, интеллигентный мужчина, без памяти влюбленный в Элизабет. Он разорвал свой брак с известной актрисой Дебби Рейнольд и с мая 1959 года стал сопровождать свою новую жену. В это время начались съемки фильма "Клеопатра", и Тейлор добилась, чтобы ему также платили зарплату - 1200 долларов в месяц. Везде, где бы Эдди Фишер ни находился - в самолете, поезде, ресторане, на улице, - он тихо напевал новую американскую песенку "Ой, мой папочка..." Пресса, информирующая о скандалах, происходивших на съемочной площадке фильма "Клеопатра", решила заинтересовать своих читателей взаимоотношениями между Элизабет и ее мужчинами: Эдди, Джозефом Манкевичем, режиссером, и Ричардом Бартоном, исполнителем роли Марка Антония.

В одних статьях утверждалось, что Элизабет любит Фишера, в других - Джозефа Манкевича. Ведь это она добилась, чтобы он снимал фильм "Клеопатра". На самом деле рядом с Элизабет находился совсем другой мужчина, о котором она уже давно тайно мечтала. В его коренастой, ловко скроенной фигуре, ощущалась земная сила, во взгляде - испепеляющая страсть, в характере - несгибаемая твердость и эмоциональность. Элизабет Тейлор не могла оставаться равнодушной. Да, Эдди Фишер - интеллигентный муж, но его ценность заключалась только в том, что он никому не доставлял хлопот: беспрекословно ходил за женой и носил ее тяжелое норковое манто. Элизабет Тейлор высоко ценила его старания, но ее тайная страсть все росла, и в 1964 году она из любовницы стала законной женой Ричарда Бартона. Его второй женой, а он ее пятым мужем...

Первая встреча с женщиной его мечты произошла у Ричарда Бартона в 1953 году в Голливуде и закончилась эротическим фиаско для "британского петуха", писал Штолль в журнале "Зеркало". Они встретились в компании на одной из вечеринок. С отсутствующим взглядом обворожительно прелестная Элизабет возлежала на одном из диванов, потягивая крепкий напиток и совершенно игнорируя его. Ричарду удалось поймать лишь один беглый взгляд, в то время как он делал ставку на энергичный флирт. Юная Элизабет Тейлор находила его заносчивым, дерзким. Ричард Бартон - "восходящая звезда" - был, что называется, разочарован до слез. Он уже тогда пользовался дурной репутацией, его считали агрессивным и вспыльчивым, парнем с действительно животной сексуальной энергией и одним из самых горьких пьяниц. Он у своего коллеги Стюарда Гранжо без особого труда отбил очаровательную и изысканную Жанну Симон, а в его апартаментах не раз видели обнаженных женщин.

Когда он начал "амурную аферу с американской мадонной" Элизабет Тейлор - суперзвездой, ему пришлось разорвать контракт с шекспировским театром, где его законно считали единственным наследником великого Лоренса Оливье, главным исполнителем в пьесах Шекспира. "Клеопатра" - суперфильм Голливуда - свел Элизабет и Ричарда в 1961 году в Риме. Бартон был женат на актрисе, однако это ему не мешало уверенно и непоколебимо преследовать красивых женщин. И на глазах у публики началось представление в духе сексуальной революции. Это было неслыханно, почти чудовищно: Бартон и Тейлор открыто нарушали супружескую верность, прелюбодействуя, "служили дьяволу". Звезды бездумно освободили себя от лицемерия, стали символами для прорыва нового времени - эры раскрепощения сексуальности.

Когда Бартон представлял свою возлюбленную и говорил: "Моя маленькая еврейская ветреница", или "мисс бюст", то ему аплодировали и молодые, и старые, люди с консервативным мышлением и без всяких комплексов. Ватикан был шокирован этими эротическими выходками. В Конгрессе США существовало серьезное мнение, что нужно немедленно отказать греховодникам во въездной визе. Бартон блаженствовал: он завоевал "лучшую, красивейшую и известнейшую женщину мира". Они оба развелись и заключили между собой новый брачный союз. Венчание состоялось в канадском городе Торонто. Они восхитительно провели свой медовый месяц. Друзьям и покровителям Бартона все это очень не понравилось. Из Лондона с предостережением телеграфировал Оливье: "Ты хочешь быть известным драматическим актером или стать фирменным товаром?" Все предостерегали Бартона относительно Тейлор, этого "чудовища", и напоминали ему, что он заключил фаустовский союз и продал свой талант за богатство и любовь. Но Ричард и Элизабет находились в любовном опьянении, длившемся долго и ставшем достоянием средств массовой информации.

Элизабет тоже была очень активной в сексе; как и Бартон, она пользовалась дурной славой "винного клапана". Ричард называл ее "океаном", так как она была "без границ". Супружеская пара оставалась секс-аттракционом десятилетия. В Нью-Йорке необходимо было перекрывать улицы, когда выезжала чета Бартонов; перед отелями патрулировали охранники с автоматическим оружием. Люди зачарованно смотрели на этот чувственный союз. "Я хочу быть богатым, богатым, богатым..." - провозглашал Ричард и постоянно увеличивал свою казну. Элизабет купила мужу одну из оригинальных картин Ван Гога за 275 тысяч долларов. Приобрели сверкающую белизной яхту, реактивный самолет... Он "увешал" ее шикарными драгоценностями, купленными у одного римского ювелира. Ричард заявлял: "Моя божественная, тяжеловесная, невыносимая, тронная жена коллекционировала бриллианты и алмазы..." Ричард был на шесть лет старше Элизабет. Чем же он стал для знаменитой звезды?

"Мое счастье, что я стала его женой, - откровенничала Элизабет. - Хочу быть женой Ричарда Бартона... Хочу быть его тенью. Может, мои слова вам покажутся смешными, но с ним я могу жить в пустыне и в шалаше..." На специальных самолетах из разных стран им доставляли те продукты и напитки, которые влюбленные желали. Свободное время они проводили в экзотических странах. В общем, они ни в чем себе не отказывали. Супруги дополняли друг друга не только в сексе, но и в творчестве. Ведь Ричард Бартон, сойдясь с Тейлор, вынужден был уехать в Америку, где его не знали, и начать сначала свою жизнь в искусстве. Вместе с Элизабет они снялись в фильмах, которые принесли им признание: "Отель "Интернациональ"", "Кто боится Вирджинии Вульф?", "Укрощение строптивой". С Ричардом Бартоном Лиз стала приобщаться к горячительным напиткам... Постепенно пристрастие к выпивке превратилось в длительные и порой безобразные запои. После очередной пьянки они решили разойтись.

Уже после развода Элизабет Тейлор, отвечая на вопрос: "Как вы относитесь к браку?", сказала: "В первый брак девушка обычно вступает от помрачения рассудка... И только во второй - от настоящей любви..." - "А что с третьим браком?" - "В третий - по страсти.. .А в четвертый - от опытности..." - "А как же с пятым?" - "В пятый - с надеждой..." - "А в шестой?" - допытывались дотошные журналисты. Божественная Лиз удивилась: "Минуточку, вы знаете женщину, которая вступила в брак шестой раз? - спросила она и воскликнула: - Дайте мне ее адрес!" Очень скоро, через каких-то пару недель, она сама вышла замуж в шестой раз - и вновь за Ричарда Бартона. Веселые журналисты послали ей ее собственный адрес. Элизабет и Ричард дважды разводились и дважды вступали в брак, интуитивно чувствуя, что жить и творить друг без друга им очень тяжело. Да и божественная Лиз признавалась, что панически боится дня, когда она останется без Бартона: "Каждый день меня ждет опасность потерять его. Он нужен мне, чтобы я была счастливой... Он является центром моей жизни..."

Первый брак Элизабет и Ричарда длился десять лет - с 1964 по 1974 год, второй - с 1975 по 1976-й. Когда у Ричарда Бартона в так называемые "фазы самокритики" художника возникала непреодолимая меланхолия, она зачастую выливалась в необъяснимые приступы гнева, алкогольные эксцессы. "В хорошие дни, - писал он в дневнике, - проглатывал по три бутылки водки, однако на этом, естественно, вечер не заканчивался..." Ежедневный расход табака возрастал до ста сигарет. В "тихие" дни в своем доме у Женевского озера, где он хранил богатейшую библиотеку, читал романы и стихи, философские трактаты и эссе - Камю, Джойса, Бодлера. В августе 1984 года его похоронили. Несмотря на то, что Бартон был уже мужем актрисы Стенли Хелл, а Элизабет Тейлор женой своего очередного мужа, для нее смерть Бартона явилась ударом. Ее нервная система, подточенная большим количеством спиртного, была настолько истощена, что встал вопрос о жизни и смерти. Через несколько месяцев после похорон Ричарда Тейлор сочеталась браком с богатым и умным Джоном Уорнером. Обаятельный стройный джентльмен с безукоризненными манерами, видный республиканец выдвинул свою кандидатуру в Сенат и в 1978 году был избран.

Знаменитый бал 1982 года, на который поздравить Элизабет Тейлор приехала вся Америка, стал для нее особенным не только по этой причине. Она последний раз публично появилась с Джоном Уорнером. И хотя с сенатором был уговор не высказываться об их разводе в печати, Лиз не выдержала: "Быть женой сенатора совсем нелегко. Существование ужасно одинокое, я бы никому не пожелала... Я действительно любила его, на самом деле любила. Я хотела быть лучшей женой на свете. Ходила на все приемы, слушала все эти скучные речи. Но для Джона жизнь - это работа. В ней ни для кого нет места. А моя жизнь не имеет смысла - все, что мне оставалось, сидеть дома и смотреть телевизор". Многочисленные романтические увлечения... Если верить прессе, то "голландец Генри Уайнберг судился с нею за то, что кинозвезда якобы незаконно пользовалась его любимыми духами! С мексиканским адвокатом Виктором Луна она объехала весь свет в начале 80-х годов. Киноактер Уоррен Битти, символ секса в Голливуде, также был ее мимолетным увлечением..." Лиз была в дружеских отношениях (возможно, перераставших в кратковременные связи) с мультимиллионером Малколмом Форбстом, актерами Роком Хадсоном, Энтони Перкинсом и певцом Майклом Джексоном.

Удивительно бурной и не всегда счастливой была личная жизнь суперзвезды, в которой любовные приключения ежечасно соседствовали с сердечными разочарованиями. У Лиз Тейлор четверо детей. Трое своих и один приемный - девочка Мария родом из Германии. Она родилась в очень бедной семье и чудом после операции осталась в живых. Двое сыновей рождены от второго брака - с Майклом Уиндингом, а отцом дочери является Майкл Тодд. "Я всегда мечтала о большой семье, - говорила актриса. - Дети самое лучшее для меня утешение в жизни. Хочу признаться, я никогда не ощущала себя лучше, чем в период, когда ждала ребенка. Его рождение - самое таинственное и непередаваемое земное чудо. Чудо из чудес!" Есть женщины, которые утверждают: мужчина - это ошибка природы. Элизабет Тейлор всю свою жизнь отдала им и думает совсем иначе: "Если он - настоящий мужчина, то создан для того, чтобы возбуждать нашу кровь. В своей жизни я не была обижена вниманием красивых мужчин. Они любили меня. Я отвечала им тем же.

"Из ее семи мужей четверо находятся в "царстве теней". Впервые Элизабет Тейлор соприкоснулась со смертью в 1955 году, когда трагически погиб ее друг Джеймс Дин, блистательный актер, ставший после смерти "идолом" для многих поколений американцев. Тогда ей было двадцать три года. После развода с Джоном Уорнером Элизабет Тейлор приняла решение пройти курс лечения в спецклинике Центра имени Бетти Форд. Большая часть клиентов были молоды. В этой молодежной толпе, лечившейся и веселившейся, она своим острым взглядом выделяет мужчину средних лет. Им оказался тридцатидевятилетний строительный рабочий Лэрри Флоренски. Элизабет Тейлор влюбилась в него. В 1991 году Лэрри Флоренски стал мужем Элизабет Тейлор. Медовый месяц они отпраздновали на берегу Тихого океана, поселившись в скромном уютном отеле. Каждое утро Элизабет Тейлор в длинном марокканском платье, купленном после грандиозной свадьбы, состоявшейся на вилле Майкла Джексона, который стал ее посаженым отцом, появлялась на пустынном пляже. Она подставляла свое нежное лицо под ласковые лучи южного калифорнийского солнца, радуясь новой жизни. Жизни без алкоголя и наркотиков. Они питались гамбургерами, обильно политыми кетчупом. "Рядом с Лэрри я, кажется, счастлива, как со своей первой любовью. Я нахожусь сейчас в прекрасной душевной и физической форме", - утверждала Лиз Тейлор. Увы, разводом завершился и восьмой брак Элизабет Тэйлор. Сейчас ей 76, и она вновь невеста. Будем надеяться, что не в последний раз.

По материалам сайта peoples.ru

Share this post


Link to post
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Loading...

×
×
  • Create New...