Jump to content
Форум - Замок
Борис Либкинд

Знаменитые еврейки

Recommended Posts

Ривка Рубина

Опубликованное фото


Ривка (Ревекка) Рувимовна Рубина (15 мая 1906, Минск, Минская губерния — 1987, Москва) — еврейская советская писательница, переводчик, критик. Писала на идише и переводила на русский язык. Окончила Минский государственный педагогический институт (1930). Награждена медалями. Член Союза писателей СССР (1934). Семья: муж художник Меер Аксельрод. Дочь — поэтесса Елена Аксельрод, внук — художник Михаил Яхилевич. Автор многих художественных произведений, критических публикаций о еврейской литературе, литературных переводов. Автор творческих портретов еврейских писателей Шимона Галкина, Зелика Аксельрода (родного брата мужа Р. Рубиной), Льва Квитко, Залмана Вендрова, Эзры Фининберга, Ицхака Кипниса, Д. Бергельсона и других. Участвовала в подготовке собрания сочинений Менделе Мойхер-Сфорима в четырех томах, 1935—1940).

В 1943 г. Рубина опубликовала сборник очерков «Идише фройен» («Еврейские женщины»). В 1961 г. Рубина вошла в состав редколлегии журнала «Советиш Геймланд». Подготовила к изданию книги Залмана Вендрова и И.-Л. Переца. В качестве редактора и переводчика участвовала в издании шеститомного собрания сочинений Шолом-Алейхема на русском языке (М., «Художественная литература», 1971—1973). Ею же написаны вступительные статьи к изданиям книг еврейских писателей на русском языке.

Источник: http://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/444440

И ещё (из другого источника):

РУБИНА Ривка (Ревекка Рувимовна; 1906, Минск, – 1987, Москва), еврейская писательница, критик и литературовед. Жена художника М. Аксельрода. Писала на идиш и русском языках. Родилась в семье ремесленника. В 1930 г. окончила литературный факультет Минского педагогического института, затем училась в аспирантуре Белорусской академии наук. С 1931 г. начала публиковать литературно-критические статьи в журнале «Штерн» (Минск), позднее — в альманахах «Советиш» (1941), «Геймланд» (1947–48; была членом редколлегии альманаха), варшавской газете «Фолксштиме» (с 1947 г.). Была редактором сборника очерков «Биробиджан» (1936).

С середины 1930-х гг. Рубина написала ряд работ, посвященных творчеству классиков литературы на идиш, в том числе монографию «Ицхок Лейбуш Перец (1851–1915)», вышедшую незадолго до войны (1941). Участвовала в подготовке собрания сочинений Менделе Мохер Сфарима (в 4-х томах, 1935–40), Шалом Алейхема (в 16-ти томах, 1935–41). Составитель «Избранных сочинений в двух томах» И. Л. Переца (1941). Наряду с Н. Ойслендером, А. Гурштейном, И. Добрушиным Рубина внесла заметный вклад в изучение творчества еврейских классиков.

В 1943 г. Рубина опубликовала сборник очерков «Идише фройен» («Еврейские женщины») об испытаниях и стойкости в годы Катастрофы. Рассказы Рубиной военных лет были напечатаны также в сборнике произведений советских еврейских писателей «Ойф найе вегн» (1949, Н.-Й.). В 1961 г. Рубина вошла в состав редколлегии журнала «Советиш Геймланд» (главный редактор А. Вергелис), в котором публиковались ее очерки, рассказы и литературно-критические статьи. Рубина — автор творческих портретов еврейских писателей Ш. Галкина, З. Аксельрода, Л. Квитко, З. Вендрова, Э. Фининберга, И. Кипниса, Д. Бергельсона и других.

Итогом многолетней работы Рубиной как литературного критика стала книга «Шрайбер ун верк» («Писатели и произведения», Варшава—Москва, 1968). Участвовала в издании (редактура и перевод) шеститомного собрания сочинений Шалом Алейхема на русском языке (М., «Художественная литература», 1971–73), а также переводов произведений И. Л. Переца на русский язык. Переводила на русский произведения советских еврейских писателей. В 1970–80-х гг. Рубина написала повести и рассказы, составившие сборники «Эс шпинт зих а фодем» («Вьется нить», 1975, русский перевод 1978) и «Аза мин тог» («Странный день», 1984, русский перевод 1986).

Источник: http://www.eleven.co.il/article/13609

А вот материал, предоставленный моим постоянным помощником в публикации материалов этой темы Хаимом Шварцем из Нетании (Израиль):

1906 - Еврейская писательница, критик и литературовед Ривка (Ревекка Рувимовна) Рубина родилась в Минске. Писала на идиш и русском языках. В 1930 году окончила литературный факультет Минского пединститута, училась в аспирантуре Белорусской Академии наук. С 1931 г. начала публиковать литературно-критические статьи в журнале «Штерн» (Минск), позднее — в альманахах «Советиш» (1941), «Геймланд» (1947-48; была членом редколлегии этого альманаха), в варшавской газете «Фолксштиме» (с 1947 г.), редактировала сборник очерков «Биробиджан» (1936). С середины 1930-х гг. Рубина написала ряд работ, посвященных творчеству классиков литературы на идиш, в том числе монографию «Ицхок-Лейбуш Перец (1851–1915)», вышедшую незадолго до войны (1941).

Участвовала в подготовке собрания сочинений Менделе Мойхер-Сфорима (в 4-х т., 1935-40), Шолом-Алейхема (в 16-ти томах, 1935-41). Составитель «Избранных сочинений в двух томах» И.-Л. Переца (1941). В 1943 г. Рубина опубликовала сборник очерков «Идишэ фройен» («Еврейские женщины») об испытаниях и стойкости в годы Холокоста. Рассказы Рубиной военных лет были напечатаны также в сборнике произведений советских еврейских писателей «Аф найе вэгн» (1949, Нью-Йорк). В 1961 году Рубина вошла в состав редколлегии журнала «Советиш геймланд» (главный редактор Арон Вергелис), в котором публиковались ее очерки, рассказы и литературно-критические статьи. Рубина — автор творческих портретов еврейских писателей Шмуэла Галкина, Зелика Аксельрода, Льва Квитко, Эзры Фининберга, Ицика Кипниса, Давида Бергельсона и других.

Итогом многолетней работы Рубиной как литературного критика стала книга «Шрайбэр ун вэрк» («Писатели и произведения», Варшава-Москва, 1968). Участвовала в издании (редактура и перевод) шеститомного собрания сочинений Шолом-Алейхема на русском языке (Москва, «Художественная литература», 1971-73), а также переводов произведений И. -Л. Переца на русский язык. Переводила на русский произведения советских еврейских писателей. В 1970-80-х гг. Рубина написала повести и рассказы, составившие сборники «Эс шпинт зих а фодем» («Вьется нить», 1975, русский перевод - 1978) и «Аза мин тог» («Странный день», 1984, русский перевод - 1986). Умерла в Москве в 1987 году. А в Израиле с 1991 года живет ее дочь, известная поэтесса и переводчица Елена Аксельрод.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Елена Боннэр


Об Израиле и мире
Речь на Форуме свободы в Осло


Опубликованное фото


Дамы и господа! Дорогие друзья!

В приглашении на эту конференцию ее президент господин Тор Халворссен попросил меня рассказать о моей жизни, страданиях, которые я перенесла, и как получилось, что я это все вынесла. Но мне это кажется сегодня не очень нужным. Поэтому совсем кратко. В 14 лет осталась без родителей. Отца расстреляли, маму на 18 лет отправили в тюрьму и ссылку. Нас опекала бабушка. Поэт Владимир Корнилов, человек такой же судьбы, написал: "И казалось, что в наши годы вовсе не было матерей. Были бабушки". Таких детей были сотни тысяч. Илья Эренбург назвал их "странные сироты тридцать седьмого". Потом была война. Мое поколение она вырубила почти под корень, но мне повезло. Я вернулась с войны. Пришла в пустой дом - бабушка умерла в блокадном Ленинграде. Потом коммуналка. Шесть полуголодных лет медицинского института, любовь, двое детей, бедность советского врача. Но не одна я была такая. Все так жили. Диссидентство. Ссылка. Но - мы были вдвоем! И это было счастье.

Сегодня, подводя итоги (в 86 лет итоги надо подводить каждый прожитый день), я могу о своей жизни сказать тремя словами. Жизнь была типична, трагична и прекрасна. Кому надо подробности - читайте две мои книги - они переведены на многие языки. Читайте "Воспоминания" Сахарова. Жаль, что не переведены его "Дневники", изданные в России в 2006 году. Видимо, у Запада интереса к Сахарову нет. Не очень интересна Западу и сама Россия, в которой уже нет выборов, нет независимого суда, нет свободы печати. Страна, в которой регулярно - почти ежедневно - убивают журналистов, правозащитников, мигрантов. И такая коррупция, какой, кажется, никогда и нигде не было. А что в основном обсуждают западные масс-медиа? Газ и нефть, которых у России много. Это ее единственный политический козырь, его она использует как инструмент давления и шантажа. И еще одна тема не сходит со страниц газет: кто правит Россией? Путин или Медведев? Да какая разница, если Россия полностью потеряла тот импульс демократического развития, который, как нам тогда померещилось, был у нее в начале 90-х годов. Такой она и останется на десятилетия, если не случится каких-либо значительных катаклизмов.

За годы, прошедшие с момента падения Берлинской стены, весь мир неимоверно - исторически чрезвычайно быстро - изменился. А вот стал ли он лучше, благополучней для шести миллиардов восьмисот миллионов человек, населяющих нашу маленькую планету? На этот вопрос, несмотря на все новые достижения науки и техники, на тот процесс, который в привычной терминологии мы называем прогрессом, никто однозначно ответить не может. Мне кажется, что мир стал более тревожным, более непредсказуемым, более хрупким. Эта непредсказуемость, тревога и хрупкость в разной степени ощущается и всеми странами, и каждым человеком в отдельности. И жизнь общественная и политическая становится все более и более виртуальной, как картинка на дисплее компьютера. При этом внешний фон жизни, формируемый телевизором, газетой или радио, прежний: конференциям, саммитам, форумам, различным конкурсам - от красоты до поедания бутербродов - нет числа. На словах сближение, а в реальности разобщение.

И это не потому, что вдруг грянула экономическая депрессия и к ней вдобавок свиной грипп. Это началось 11 сентября. Вначале гнев и ужас вызывали террористы, обрушившие башни-близнецы, их подельники в Лондоне, Мадриде и других городах, шахиды, взрывающие себя на заведомо мирных объектах вроде дискотеки или свадьбы, семьям которых за это Саддам Хусейн платил по 25 тысяч долларов. А позже во всем виноватым стал Буш и, как всегда, евреи, то есть Израиль. Пример - Дурбан-1 и рост антисемитизма в Европе, отмеченный несколько лет назад в выступлении Романо Проди. Дурбан-2 - и главный спикер Ахмадинежад предлагает уничтожить Израиль.

Вот об Израиле и евреях я и буду говорить. И не только потому, что я еврейка, но в первую очередь потому, что ближневосточный конфликт в течение всего времени, прошедшего с окончания Второй мировой войны, является плацдармом политических игр и спекуляций больших держав, арабских стран и отдельных политиков, стремящихся на так называемом "мирном" процессе подтвердить свое политическое имя, а может, и получить Нобелевскую премию мира. Когда-то она была высшей нравственной наградой нашей цивилизации. Но после декабря 1994 года, когда одним из трех ее новых лауреатов стал Ясир Арафат, ее этическая ценность сильно поколебалась. Я не всегда радостно воспринимала очередной выбор Нобелевского комитета норвежского стортинга, но этот меня поразил. И до сих пор я не могу понять и принять то, что Андрей Сахаров и Ясир Арафат, теперь оба посмертно, являются членами одного клуба нобелевских лауреатов.

Во многих публикациях (в "Размышлениях", в книге "О стране и мире", в статьях и интервью) Сахаров писал и говорил об Израиле. У меня есть небольшая статья об этом, верней, даже не статья, а свод цитат. Если ее опубликуют в Норвегии, то многие норвежцы будут удивлены тем, как резко их сегодняшний взгляд на Израиль расходится с взглядом Сахарова. Вот несколько из них: "Израиль имеет безусловное право на существование", "имеет право на существование в безопасных границах", "все войны, которые вел Израиль, - справедливые, навязанные ему безответственностью арабских лидеров", "на те деньги, которые вкладываются в проблему палестинцев, давно можно было их расселить и благоустроить в арабских странах".

Все годы существования этой страны идет война. Несколько победных войн, несколько войн, в которых Израилю не давали победить. И каждый - буквально каждый - день ожидание теракта или новой войны. Уже были и "Ословские мирные инициативы", и "Рукопожатие в Кэмп-Дэвиде", и "Дорожная карта", и "Мир в обмен на землю" (земли всего ничего: с одного края в ясную погоду невооруженным глазом виден другой). Теперь в моде новый (старый, между прочим) мотив: "Две страны для двух народов". Вроде хорошо звучит. И нет противоречий внутри миротворческого квартета, в который входят США, ООН, Европейский союз и Россия ("великий миротворец" с ее чеченской войной и абхазско-осетинской провокацией). Но при этом и Квартет, и арабские страны, и палестинские лидеры (и ХАМАС, и ФАТХ) предъявляют Израилю несколько требований. Я буду говорить только об одном из них - требовании принять палестинских беженцев. И здесь необходимо немного истории и демографии.

По официальному статуту ООН беженцами считаются только те, кто бежал от насилия и войн, но не их потомки, родившиеся на другой земле. Когда-то и палестинских беженцев, и еврейских беженцев из арабских стран было приблизительно равное число - около 700-800 тысяч. Евреев (около 600 тысяч) принял новорожденный тогда Израиль. ООН официально признала их беженцами, но никогда им не помогала. Палестинцы же считаются беженцами не только в первом, но и во втором, третьем и теперь уже четвертом поколениях. По данным Ближневосточного агентства ООН для помощи палестинским беженцам и организации работ (БАПОР), число зарегистрированных палестинских беженцев выросло с 914 000 в 1950 году до 4 600 000 и продолжает расти. Все эти люди в настоящее время имеют права беженцев, включая право на получение гуманитарной помощи.

Население Израиля составляет около 7 с половиной миллионов человек, из них два с половиной миллиона - этнические арабы, называющие себя палестинцами. Представьте себе Израиль, когда туда вольются еще пять миллионов арабов и число арабов в нем будет существенно превышать число евреев. А рядом будет создано палестинское государство, полностью очищенное от евреев, потому что кроме требования возвращения в Израиль палестинских беженцев выдвигается также требование очистить от евреев и передать палестинцам Иудею и Самарию, а в Газе на сегодня уже нет ни одного еврея. Итог получается странным и пугающим. И не потому, что Израиль будет фактически уничтожен, - не то время и не те евреи. Он пугает тем, какая короткая память у высокого миротворческого Квартета, у руководителей государств, которые Квартет представляет, и у народов этих государств, если они подобное допустят. Ведь их план "Два государства для двух народов" - это создание одного государства, этнически чистого от евреев, и второго, где потенциально также будет возможность создать такое же. Юденфрай - Святая земля. Мечта Адольфа Гитлера наконец-то осуществится. Вот и думайте те, кто еще не потерял способность думать: где и в ком сегодня сидит фашист?

И еще один вопрос давно как гвоздь сидит во мне. Он к моим коллегам-правозащитникам. Почему судьба израильского солдата Гилада Шалита в отличие от судьбы заключенных Гуантанамо вас не волнует? Вы добились возможности посещать Гуантанамо представителями Красного Креста и прессы, юристами. Вы знаете условия их содержания, быта, питания. Вы встречались с теми, кто подвергался пыткам. Итогом ваших усилий стало запрещение пыток и закон о закрытии этой тюрьмы. Президент Обама подписал его в первые дни своего пребывания в Белом Доме. И хотя он, как и президент Буш до него, не знает, что дальше делать с узниками, можно надеяться, что новая администрация что-нибудь придумает.

А за два года, которые Шалит находится в руках террористов, мировое правозащитное сообщество ничего не сделало для его освобождения. Почему? Он - раненый солдат - полностью подходит под действие Женевской конвенции о защите прав военнослужащих. В ней четко сказано, что заложничество запрещено, что к пленным, тем более к раненым, должны допускаться представители Красного Креста, и много еще чего там сказано о его правах. То, что представители Квартета ведут переговоры с теми, кто держит Шалита неизвестно где и неизвестно в каких условиях, наглядно демонстрирует их пренебрежение к международным правовым документам, об их полнейшем правовом нигилизме. А правозащитники тоже не помнят о таких документах?

И еще я думаю (кому-то это покажется наивным), что первым крохотным, но реальным шагом к миру должно стать освобождение Шалита. Именно освобождение, а не обмен на тысячу или тысячу пятьсот заключенных, находящихся в израильских тюрьмах по приговорам судов за реальные преступления. И возвращаясь к моему вопросу - почему молчат правозащитники - я не нахожу другого ответа кроме: Шалит - израильский солдат, Шалит - еврей. Значит, опять сознательный или неосознанный антисемитизм. Опять фашизм. Прошло 34 года с того времени, когда я в этом городе представляла на церемонии вручения Hобелевской премии мира моего мужа Андрея Сахарова. Тогда я была влюблена в эту страну. Прием, оказанный мне здесь, запомнился мне навсегда.

Сегодня я испытываю тревогу и надежду (так Сахаров назвал свое эссе, написанное для Нобелевского комитета в 1977 году). Тревогу - из-за нарастающего во всей Европе, а возможно, и шире, антисемитизма и антиизраилизма. И все же надежду, что страны и их руководители и люди повсюду вспомнят и примут этический завет Сахарова: "В конечном итоге нравственный выбор оказывается самым прагматичным".

Елена Боннэр
Осло, 19.05.2009 10:45

Share this post


Link to post
Share on other sites

Алла Дымовская


Д.Б.: У нас в гостях Алла Дымовская. Остров Мадейра. Семеро русских туристов наслаждаются отдыхом в шикарном отеле. Но в этом земном раю зреют семена ада. Уже скоро они расцветут пышными цветами зла, упав на благодатную почву людских страстей, взращенные рукой дьявольского садовника. И вот богатый урожай не заставил себя ждать: подлости, предательства, убийства... Чья воля направляет события к страшному финалу? Человек или сам Сатана двигает людьми, словно пешками в кровавой игре? Есть ли цель у этой игры, и какая роль отведена роковой красавице, яблоком раздора упавшей в компанию друзей? "Мирянин" - новый мистический роман-адреналин от мастера психологического триллера Аллы Дымовской. Скажите, Алла, вы же женщина, как вы пишете такой кошмар?

Опубликованное фото


А.Д.: Я чуть дар речи не потеряла. Я ошарашена! Я вижу в руках вашу книгу, вы прочитали аннотацию к книге, я от вас это слышу первый раз. Эту обложку утверждали без меня.
Д.Б.: Как давно занимаетесь написанием триллеров?
А.Д.: Я триллеры, в общем, не пишу, у меня жанр социальная фантастика - это третья книга, которую издает издательство АСТ.
Д.Б.: Сколько лет вы занимаетесь этим ремеслом?
А.Д.: Я начала писать, когда мне было 12 лет, когда я осмелилась со своей писаниной выйти в люди, мне был 31.

Д.Б.: Я с некоторой долей ужаса должен прочитать название частей. 1) Бухие крысы. 2)Из ада Бог виден лучше. 3) Чудовищное дело в долине Армагеддона, 4) Обратный горизонт. А про что роман "Мирянин" и почему у него такое дикое название?
А.Д.: Этот роман о патологии свободы воли. Меня спрашивают, почему книга фантастическая, когда фантастики нет. Магия - это как раз свободная воля, другое дело, в каких рамках это допустимо. Герой произведения - интеллигент. В лихие времена 90-х он решил игнорировать с моральной точки зрения, отвергая правила и становясь выше общества, в один момент ты станешь выше морали и захочешь освободиться вообще от всего. Люцифер тоже пожелал бесконечной свободы и решил жить своей жизнью. Герой в итоге пришел к тому же.

Д.Б.: А почему действие происходит в таком экзотическом месте?
А.Д.: Мне понравился сам остров, я отдыхала на Мадере, произвела неизгладимое впечатление сама природа, черные скалы, разделенное небо, само место мистическое.
Д.Б.: У меня в романе действия тоже происходят на уединенном острове, называется остров Джопп, это будет скорее роман смешной, чем страшный. Как вы решились писать мистический триллер в России? Ни у кого еще не получилось.
А.Д.: Как-то само собой это возникло. Я просто пишу, что хочется, и не думаю о последствиях.
Д.Б.: Иосиф мне пишет: а Гоголь? Ну, он писал мистические триллеры, безусловно, и очень удачно, но в основном на фольклорной основе. По-моему, единственный удачный триллер в России - Пиковая дама, а все гоголевские мистические триллеры сделаны на другом украинском материале. Книга уже есть в продаже?
А.Д.: Я так понимаю, что с понедельника да.

Д.Б.: В каком жанре были ваши предыдущие сочинения?
А.Д.: Первый роман классифицировали как мистический реализм, второй не знали вообще, как обозвать "Рулетка еврейского квартала", тогда возник термин - социальная фантастика.
Д.Б.: Это означает, что вы входите в братство фантастов, ездите на конгрессы, участвуете в Росконе?
А.Д.: Я от всего этого далека,- мне тяжело с группами, я в какой коллектив ни попадаю, я аутсайдер, на которого смотрят косо. У меня мало друзей, но они надежные...

Послесловие. Разговор с писательницей записан на одном из российских телеканалов. А заинтересовался я ею в связи с её активным участием в телепередаче Виктора Ерофеева "Апокриф". Тема носила название "Скандалы". Ерофеев обладает исключительным чутьём на талантливых людей и никогда не приглашает на свои передачи ординарных, то есть неинтересных собеседников. В интернете почти нет никаких сколь-нибудь пространных материалов о самой Алле Дымовской, зато Google буквально забит ссылками на написанные ею книги. Уверен, что ключ к разгадке этой личности - как раз в книгах. Что ж, - почитаем?..

Share this post


Link to post
Share on other sites

Алла Назимова


Сегодня мы говорим о забытой легенде немого голливудского кино - Алле Назимовой. Ее творческая карьера, на первый взгляд, может показаться идеальным воплощением американской мечты. Невысокая, хрупкая актриса МХАТа стала звездой бродвейских театральных шоу, самой высокооплачиваемой актрисой голливудской киностудии «Метро Голдвин Майер», она финансировала собственные проекты и играла, естественно, главные роли, контролировала буквально всё – от сценария до подбора актеров на второстепенные роли. Недоброжелатели завидовали ее энергии и таланту, остальные – боготворили. Ее называли второй Дузе, а Теннеси Уильямс, еще студентом видевший ее в «Привидениях» Ибсена, признавался: «Эта было одно из тех незабываемых впечатлений, которые заставили меня писать для театра. После игры Назимовой хотелось для театра существовать».

Опубликованное фото


Алла Назимова родилась 130 лет назад в Ялте в семье зажиточного еврейского аптекаря Якова Левентона и домохозяйки Сони Горовиц. Настоящее ее имя – Аделаида Левентон. Она была третьим ребенком в семье. В раннем детстве все её звали Адель, но мама решила, что имя Алла более подходит ее дочери. Позднее семья переселилась в Швейцарию. Маленькая Алла рано проявила музыкальный талант и в 7 лет уже училась игре на скрипке. После развода родителей и повторного брака отца семейство Левентон вновь возвратилось в Ялту. В России у Аллы проявился драматический талант. В отсутствие отца, который не разделял пристрастия Аллы и был очень суров, она пробиралась в его аптеку и развлекала служащих и клиентов. Когда Алле исполнилось 15 лет, отец отправил ее в Одессу для дальнейшего обучения музыке.

Опубликованное фото


После смерти Якова Левентона Алла юридически была поручена заботе старшего брата, который препятствовал ее желанию учиться театральному искусству в Москве. Наконец, когда ей исполнилось 17, он смягчился, и Алла оказалась в Москве. Здесь она поступила в актерскую академию и проучилась в ней три года. Учеба начинающей актрисы проходила в уникальный период: два талантливых деятеля искусства - Станиславский и Немирович-Данченко – организовали Московский Художественный театр, на сцену которого и попала молодая актриса. Однажды, прочитав роман “Дети улиц”, она взяла себе фамилию главной героини романа Надежды Назимовой.

Опубликованное фото


После неудачного любовного романа Алла Назимова покинула театр и второпях вышла замуж за студента Сергея Головина. Но этот брак только назывался браком. Позднее Алла играла в театрах Кисловодска и Костромы. В Костроме она влюбилась в легенду театра Павла Орленева. В 1904 году их труппа получила разрешение на турне по Европе и отправилась в Берлин. Оттуда они переехали в Лондон. Труппа исполняла пьесы М.Горького и А.Чехова, и звездой сцены стала именно она, Алла Назимова. Успешное выступление в Лондоне послужило причиной приглашения Назимовой, Орленева и части труппы в Нью-Йорк. И здесь игра Назимовой была высоко оценена критиками.

Опубликованное фото


Актеры поставили класические пьесы Чехова и Ибсена. Несмотря на успехи Орленева на российской сцене, здесь обратили внимание на яркую игру Аллы Назимовой, и она подписала контракт с одним из нью-йоркских театров, а остальные актеры вернулись в Россию. Для начала Алле пришлось изучать английский язык, и затем в течение следующих нескольких лет она была ведущей актрисой нью-йоркского театра. Поскольку ее известность росла, Алле стали предлагать роли в кино, и вскоре она стала одной из самых известных актрис в Голливуде. У мужчин, когда они смотрели на Назимову - одну из первых сексуальных кинобогинь Голливуда, учащался пульс, хотя сама она была лесбиянкой и даже соблазнила первую жену Чарли Чаплина, Милдред Харрис, ускорив их развод. Алла Назимова окружила себя в знаменитом “Кружке шитья” лесбиянками и учила уму-разуму новеньких, только что попавших в Голливуд.

Опубликованное фото


Одновременно она проявляла платонический интерес к голливудским звездам-гомосексуалистам, снабжая их партнершами, если их сексуальной ориентации грозило разоблачение. Когда поползли слухи (не подтвердившиеся) о том, что Рудольф Валентино предпочитает юношей, Назимова устроила ему брак с Джин Акер, одной из своих приятельниц. Брак был, конечно, чистой формальностью: от супругов не требовалось смены сексуальной ориентации. Сама Назимова тоже пожертвовала собой: вышла замуж за актера-гомосексуалиста Рамона Наварро. В конце 20-х годов Алла оставила кинематограф, чтобы полностью посвятить себя сцене. В начале 40-х годов по финансовым причинам она снова вернулась в Голливуд, где играла роли второго плана вплоть до 1944 года. Излечившись от рака груди, великая актриса умерла в результате инфаркта 13 июля 1945 года в Лос-Анджелесе. В ее честь на голливудской Аллее славы красуется звезда Аллы Назимовой.

Материал предоставлен Хаимом Шварцем (Нетания, Израиль)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Эдит Штайн


В августе 1942 г. в Освенциме погибла Эдит Штайн, по крови еврейка, по вере – христианка, монахиня ордена кармелиток, причисленная спустя полвека папой римским к лику святых.

Опубликованное фото


Бегство к атеистам

Торговец лесом Зигфрид Штайн и его жена Августа были уважаемыми членами иудейской общины силезского Бреслау (ныне польский Вроцлав). Эдит, родившаяся 12 октября 1891 г., оказалась самой младшей в их многодетной семье. Отец скоропостижно скончался, когда девочке не исполнилось и двух лет, и его вдове пришлось заняться лесоторговлей, чтобы обеспечить детям достойную жизнь и дать хорошее образование. Августа успешно вела дела (сумела даже приобрести со временем дом), исправно посещала синагогу и надеялась, что ее дети унаследуют веру предков.

Увы, светское образование сделало их довольно равнодушными к религии, что крайне огорчало Августу Штайн, дожившую до 87.
Младшая дочь была самой способной и с детства жила в поисках некой главной жизненной истины. В 14 лет блестящая ученица неожиданно бросила школу и провела год в Гамбурге, в семье одной из замужних старших сестер. Сей поступок она позже объясняла метаниями переходного возраста. Домой вернулась весьма повзрослевшей атеисткой и, окончив гимназию, поступила в университет, где изучала психологию, увлеклась модным в ту пору движением за раскрепощение женщин и познакомилась с феноменологией Эдмунда Гуссерля.

Ассистент Гуссерля

Этот гёттингенский профессор выдвинул принцип «Zu den Sachen» («К вещам») и призывал своих учеников сообразовываться с «вещами» («феноменами»), к которым относил даже вопросы любви и веры. Не столько философия, сколько, пожалуй, проникающий в суть явлений острый ум Гуссерля произвел на Эдит Штайн неизгладимое впечатление. Она перебралась в Гёттинген и всю жизнь считала Гуссерля своим учителем. Тот быстро оценил способности Эдит и сделал ее одной из своих главных помощниц. Под его руководством студентка-философ блестяще защитила диплом, и профессор стал готовить ее к преподавательской работе.

Однако грянула Первая мировая война, и Эдит два года добровольно работала в тифозном лазарете в Мериш-Вайскирхе, неподалеку от Карпатского фронта. Здесь она досконально познала еще один «феномен» – человеческоe страданиe. Иногда ей приходилось бывать в католических церквях, где она слышала тихие простые молитвы женщин, призывающих Христа уберечь их ближних. Такое интимное общение с Христом было непохоже на отвергнутый ею ритуал общения с Всевышним в синагоге и заставило Эдит вновь задуматься над своим отношением к «феномену» религии.

Но более всего ее атеизм поколебала беда в доме близких друзей. С Адольфом Рейнахом она познакомилась еще в Гёттингене. Он был правой рукой Гуссерля и помогал ему в работе со студентами. Эдит подружилась и с его женой Анной. По возращении на кафедру ей сообщили, что Адольф убит на фронте во Фландрии. Помогая Анне подготовить к печати неопубликованные работы молодого философа, Эдит узнала, что незадолго до ухода Адольфа на фронт супруги приняли крещение (оба были евреями). В момент беды вера словно преобразила ее подругу (вдову Адольфа). Впервые Эдит увидела, какую силу может дать скорбящим вера в искупительную крестную смерть Христа, которая помогла Анне пережить гибель мужа.

Позже Эдит Штайн записала в дневнике: «Это было моей первой встречей с Крестом, с той божественной силой, которую Крест дает несущим его… В тот миг мое неверие пало…» Позже, став монахиней, она добавила слово «Крест» к своему новому имени.
Вернувшись на кафедру, Эдит приняла предложение Гуссерля, получившего назначение во Фрайберг, уехать туда с ним. В том же 1916 г. Штайн защитила диссертацию на тему «О проблеме проникновения в сущность» (Zum Problem der Einfühlung) и стала ассистентом Гуссерля. Получив степень доктора философии, она подала документы на должность университетского доцента. Несмотря на блестящую рекомендацию учителя, ей отказали (просто в то время в Германии на такие должности женщин практически не принимали).

Вслед за служебной неудачей последовала личная. Эдит была влюблена в Ханса Липпса, тоже ученика Гуссерля, и надеялась на ответное чувство. Увы, Липпс так и не сделал ей предложения, тем самым еще больше погрузив Эдит в мрачные размышления о смысле жизни. Наука уже не могла объяснить ей многие «феномены», и она записала в дневнике: «Когда разум познает свои собственные пределы, гордыня ломается, сменяется отчаянием, преклоняется перед таинственной истиной и с верой смиренно принимает то, что естественная работа разума не может постичь». Позже она еще глубже осознала суть своих метаний: «Кто ищет истины, ищет Бога – ясно ему это или нет».

Истина Терезы Авильской

Путь к обращению в христианство занял еще четыре года. Поиски истины завершились летом 1921 г., когда Эдит гостила у друзей в Пфальце. Супруги Теодор Конрад и Хедвиг Марциус, как и она, были философами, учениками Гуссерля. В их домашней библиотеке Эдит обнаружила небольшой трактат с жизнеописанием святой Терезы Авильской, реформировавшей католический орден кармелитов в XVI в. (чуть позже того времени, когда начал свою Реформацию Мартин Лютер). Эта святая в одночасье стала кумиром Эдит Штайн и определила всю ее дальнейшую жизнь.

Несколько слов об ордене кармелитов. В пещере горы Кармель (на окраине нынешней израильской Хайфы) когда-то скрывался библейский пророк Илия (Элияху). Ныне эта пещера – объект общего поклонения иудеев и христиан. Там, в Палестине, на горе Кармель, в разгар крестовых походов, в середине XII в., крестоносец Бертольд из Калабрии основал монашескую общину со строгим уставом, предусматривающим изнурительные посты и обет молчания. Позже крестоносцев и немало основанных в Палестине орденов вытеснили в Европу, куда перебрались и кармелиты. Папа Римский, утверждая в XIII в. устав ордена, несколько смягчил его слишком жесткие каноны и придал ордену статус нищенствующего. А в середине XV в. получил официальный статус и женский монашеский орден кармелиток.

Вскоре среди членов ордена разгорелась нешуточная борьба. Одни были сторонниками предложенных главой Католической церкви смягченных правил для кармелитов. Другие настаивали на возвращении к строгому обряду основателя ордена. Так как одним из канонов было полное затворничество в монастыре, где монахи и монахини не могли пользоваться даже обувью, приверженцев жесткого аскетизма стали именовать «босыми» кармелитами (кармелитками).

Главным реформатором женского ордена кармелиток стала монахиня Тереза из испанской Авилы. Она основала в Испании немало женских монастырей. Претерпела гонения от «обутых» кармелитов, но от жесткого аскетизма не отказалась. В родной Авиле Тереза основала в 1562 г. первый монастырь «босых» кармелиток (монастырь святого Иосифа), где провела последние 20 лет жизни. Мало того что монахини отказались от любого личного имущества. Их затворничество было поистине удивительным. С мирянами они общались лишь «бесконтактным» способом, через перегородку, снабженную вертушкой. На вертушку клали любые письма, посылки, после чего ее поворачивали на 180°, и принесенное в монастырь оказывалось по другую сторону перегородки. Мистическое отречение от внешнего мира звучало и в трудах, написанных Терезой в монастыре.

За напряженные духовные искания во благо Церкви Ватикан не только причислил ее к лику святых, но и удостоил звания «Учитель Церкви». К «лику учителей» за всю историю Католической церкви были причислены лишь 29 подвижников, среди которых только одна женщина – Тереза Авильская. Своим отречением от земных благ и благородной миссионерской деятельностью она сумела несколько обелить испанских католиков, запятнавших себя изгнанием из страны евреев и кострами инквизиции. Повторить ее монашеский подвиг Эдит Штайн мечтала со дня своего крещения.

Тереза, благословленная Крестом

Этот день наступил 1 января 1922 г., когда Эдит Штайн крестилась по католическому обряду там же, в Пфальце. Ей свойственны были импульсивные решения, и она планировала сразу уйти в монастырь кармелиток. Однако духовный наставник Эдит потребовал, чтобы она несколько лет послужила Церкви, не принимая монашеский постриг. Генеральный викарий епископа Шпайера нашел ей в своем городе место учительницы в школе доминиканок монастыря святой Магдалины, где она восемь лет преподавала немецкий язык и историю, занимаясь одновременно самообразованием в области христианской философии.

В эти годы Эдит Штайн пишет статьи, рецензии, читает доклады, выступает на радио, выпускает «Жизнь святой Терезы Авильской» и еще несколько книг. Она переводит дневники кардинала Ньюмана и труд Фомы Аквинского «Quaestiones disputatae de veritate» («Исследования истины»). Именно святой Фома помог понять новой христианке, что «наукой можно служить Богу». Ее авторитет как ученого-философа растет, и в 1932 г. Эдит получает место доцента Германского института педагогики в Мюнстере. С момента крещения она ведет благочестивую жизнь: ежедневно причащается, молится вместе с сестрами-доминиканками из монастыря святой Магдалины. Строго постится, готовя себя к грядущему уходу в монастырь кармелиток. Страстную и Пасхальную недели (начиная с 1928 г.) проводит в бенедиктинском аббатстве Бойрон (на Дунае между Тутлингеном и Зигмарингеном), где на Пасху всю ночь не покидает часовни. Аббат Бойрона Рафаэль Вальцер становится ее духовным руководителем. Позже он вспоминал о своей духовной дочери: «Редко я встречал человека, который соединял бы в себе столько высоких качеств. Мистически одаренная, она была простой с простыми людьми, образованной с образованными, с ищущими – ищущей, я бы даже мог сказать, с грешниками – грешницей».

Августа, мать Эдит, восприняла ее переход в христианство как личную трагедию. Эдит попыталась смягчить конфликт и, посещая дом матери, несколько раз сопровождала Августу в синагогу, где, правда, псалмы читала по-латыни. Всё тщетно. До конца своих дней мать так и не смогла понять, почему дочь предпочла Христа вере еврейских предков.

Пришедший к власти Гитлер вскоре запретил евреям занимать какие-либо общественные должности, тем более работать на ниве просвещения немецкого народа. Эдит Штайн решила, что пришло время исполнить давнюю мечту – стать кармелиткой. Она пишет в дневнике: «Не может быть призвания выше, чем sponsa Christi (невеста Христа), и кто видит этот путь для себя открытым, не будет стремиться ни к чему иному». Она надеется, что монашеская жизнь станет «единственным возможным утолением женской жажды любви». Болезненным было прощание с семьей. Когда (по воспоминаниям Штайн), уходя на вокзал, она оглянулась на дом, «в окнах никого не было».

В октябре 1933 г. Эдит Штайн стала добровольной затворницей монастыря «босых» кармелиток в Кёльне, выбрав при постриге имя Тереза Бенедикта Креста (Teresia Benediсta a Cruсe – «Тереза, благословленная Крестом»). К удивлению Эдит, среди многочисленной родни у нее оказалась тайная поклонница – старшая незамужняя сестра Роза. После смерти матери (в 1936 г.) она вслед за Эдит приняла постриг в том же кёльнском монастыре кармелиток. Для самой же Эдит Штайн в монастыре началась новая жизнь. Монастырское начальство не запрещало сестре Терезе продолжать занятия религиозной философией, и здесь она переработала один из самых капитальных своих трудов «Конечное существо и вечное Существо».

Восхождение на Голгофу

Руководство Католической церкви хотя и заключило с Гитлером конкордат о «нейтралитете», всё с большей тревогой наблюдало за низвержением европейского христианства и преследованиями евреев. После погромов «Хрустальной ночи» (в ноябре 1938 г.) было решено перевести монахинь еврейского происхождения из Германии в более безопасную (как тогда казалось) Голландию. Эдит и Роза Штайн оказались в монастыре кармелиток голландского города Эхте. Здесь Эдит работала над книгой «Scientia Crucis» «Наука Креста» – о святом Иоанне Креста (San Juan de la Cruz), испанском мистике, сподвижнике Терезы Авильской по реформации кармелитского ордена. Эту книгу дописать до конца она не успела.

Когда в 1942 г. нацисты приступили к «окончательному решению еврейского вопроса», они поначалу не тронули укрывшихся за стенами монастырей. Однако после того как голландский епископат заявил протест против депортации голландских евреев, гестапо арестовало и христиан-евреев, принявших монашеский постриг. 2 августа были арестованы и сестры Штайн. Когда эсэсовцы забирали их из монастыря, Эдит сказала сестре: «Пошли, мы идем за наш народ». Сначала их вместе с другими евреями-католиками отправили в лагерь Вестерборк, а оттуда – в Освенцим. Немногие выжившие в нацистских концлагерях позже вспоминали, что видели двух монашенок, оказывавших посильную помощь детям и успокаивавших бившихся в истерике женщин. В газовую камеру женского лагеря Аушвиц-Биркенау сестры Штайн проследовали, предположительно, 9 августа 1942 г.

Канонизация

Когда после войны мир был потрясен открывшейся в полном объеме информацией о жертвах Холокоста, у Гитлера не осталось посмертных шансов хоть на какое-то оправдание историей. В столь же безнадежном положении перед судом истории оказался в начале 1960-х и Сталин, когда все узнали о масштабах депортации целых народов. Не счесть написанного о трагедии европейских евреев и российских немцев. Уголовному преследованию подвергаются граждане, пытающиеся отрицать сам факт Холокоста.

Немало дискуссий ведется о роли Христианской церкви в годы Второй мировой войны. Сподвижники Гитлера осуждены. По поводу молчавших споры продолжаются. Особенно они усилились в последние месяцы в связи с решением Ватикана причислить к лику святых Папу Пия XII, находившегося на римском престоле в годы войны. Сторонники его канонизации доказывают мужество Папы, своим нейтралитетом не допустившего окончательного разгрома Католической церкви, а также приводят примеры тайного спасения католиками тысяч евреев. Противники канонизации приводят лишь один, но главный контраргумент: архивы Ватикана, относящиеся к периоду 1939–1945 гг., до сих пор закрыты для общественности.

Неоднозначную реакцию как христиан-католиков, так и евреев вызвало решение покойного Папы Иоанна Павла II канонизировать Эдит Штайн. Евреи не понимают, чем она отличается от остальных миллионов своих соплеменников, погибших в концлагерях. Оппоненты-католики, относясь к ней с огромным уважением, утверждают, что она не соответствует требованиям, предъявляемым Католической церковью к своим святым.
Об этих требованиях и самом процессе канонизации необходимо сказать несколько слов. Сначала о процедурных вопросах. Избранников для причисления к лику святых сначала беатифицируют (провозглашают блаженными, но не ранее, чем через пять лет после их смерти) и лишь спустя еще несколько лет канонизируют (провозглашают святыми). В отдельных случаях Папа Римский может своим личным решением ускорить указанную процедуру по срокам.

Так, Иоанн Павел II досрочно канонизировал мать Терезу, а нынешний глава Римской церкви Бенедикт XVI пытается заметно ускорить процесс канонизации своего предшественника. С точки зрения сроков в случае с Эдит Штайн процедура не была нарушена. Ее беатифицировали в 1987 г., а канонизировали в 1998 г. Сложнее с выполнением других требований. В процессе канонизации необходимо представить доказательства минимум двух «чудес», произошедших обязательно уже после смерти причисляемого к лику святых. Так, ныне пытаются оспорить одно из «чудес», приписываемых Иоанну Павлу II. Речь идет об истории с излечением одного американца, у которого была опухоль мозга, но после причастия у покойного понтифика она исчезла. Само «чудо» не отрицается. Возражают лишь по поводу того, что оно произошло при жизни, а не после смерти главы Римской церкви.

Автору очерка неизвестно, какие «чудеса» конкретно легли в систему доказательств канонизации Эдит Штайн. По поводу отношения к «святым» кардинальные расхождения даже у самих западных христиан (протестанты отрицают «святых» со времен Лютера). Однако, если «святость» выдающейся личности трактовать не с позиций церковных канонов, а в расширительном смысле, то хочется полностью признать правоту Иоанна Павла II. Страшным откровением явилась казнь просвещенными гестаповцами (в большинстве своем крещеными христианами) монашенки-христианки только за то, что в ней текла еврейская кровь. Этим нацисты «переплюнули» даже средневековых борцов с иноверцами (те иногда щадили перешедших в христианство).

Ценность личностей оценивают по масштабу деяний и примеру для подражания, который они демонстрируют прожитой жизнью. Эдит Штайн, пришедшая от неверия к вере, воодушевляет заняться обретением собственной «истинной веры» (во Всевышнего, познание непознанного, просто в добро или любовь). Авторитет Эдит Штайн с каждым годом возрастает. В нескольких странах уже существуют общества Эдит Штайн. Ученые и писатели посвящают ей статьи и книги; художники и скульпторы – свои произведения. Один из лучших памятников Эдит Штайн сравнительно недавно воздвигнут в Кёльне, неподалеку от монастыря кармелиток, где несколько лет прожила затворницей сестра Тереза.

В этом памятнике воплощен рассказ о ее метаниях в поисках истины (задняя фигура с расчлененной головой, а на переднем плане фигура юной атеистки, лишь по традиции опирающейся на огромную звезду Давида). В качестве главной, третьей, фигуры – зрелая Эдит Штайн, твердо идущая навстречу своему избраннику Христу, чтобы, как и Он, уйти из земной жизни, но не отречься. Рядом с отпечатками следов и терновым венцом Христа следы тысяч пронумерованных узников, идущих к своей гибели (отдельно отмечен след Розы Штайн). И груда обуви, аккуратно собранная палачами для «вторичного использования». Важным нюансом является то, что среди этой обуви есть и послевоенные образцы. Скульптор как бы намекает: «Будьте бдительны, чтобы подобное не повторилось!»

Автор: Феликс ГИМЕЛЬФАРБ
Источник: http://www.evreyskaya.de/archive/artikel_652.html

Share this post


Link to post
Share on other sites

Клара Новикова (Герцер)


Дата рождения : 1946, артистка эстрады, родилась в Киеве. В 1968 году окончила Студию эстрадно-циркового искусства в Киеве, работала в филармониях Кировограда, Полтавы и др. городов, в Укрконцерте в Киеве. С 1975 года - в Москонцерте. Участвовала в сборных концертах с исполнением произведений М.Мишина, А.М.Арканова, С.Т.Альтова, М.М.Жванецкого, А.А.Трушкина, играла в эстрадных пектаклях "От Сокольников до парка на метро", "Это было вчера", "Круглая луна", "Он, она и вместе с тем" и др. В 1989 году окончила отделение актеров и режиссеров эстрады ГИТИСа. В 1990 году выступила с программой "Соло для кровати со скрипом", в 1992 году - с программой "Я смеюсь, чтобы не заплакать", котору позже возобновляла под тем же названием, но с новыми номерами. С 1992 года в Московском театре миниатюр под руководством Жванецкого, выступает с программой "Клара Новикова в кругу друзей". Лауреат 5-го Всесоюзного конкурса артистов эстрады (1974). Заслуженная артистка РФ (1993).

Опубликованное фото


Клара Новикова обожает учить уважаемую публику как ей (публике) жить. Делать она эта не сама по ебе, а посредством своего извечного персонажа v тети Сони v и других масок калибром поменьше. Пора, наконец, устранить эту вопиющую несправедливость и дать артистке возможность высказаться от первого лица.

Я САМА

В детстве любимыми игрушками у меня были пистолеты, гвозди, мяч, велосипед, лыжи. Своих кукол я выносила во двор и отдавала девчонкам v они в них и играли. А сама гоняла с мальчишками. Все крыши были мои! Не могу сейчас вспомнить фильма или героиню, под которую мне хотелось бы сделать прическу, или накрасить глаза, или сделать красивыми губы. Помню, моя мама делала глаза или брови, чтобы походить, например, на Целиковскую или Орлову. Я же, когда была девочкой, очень хотела быть похожей на Бабетту, в исполнении Брижитт Бардо. Я не люблю тех, кто жалуется, без конца ищет какой-то поддержки, постоянно плачется: мол, это плохо, то плохо...

Когда я говорю, что живу не благодаря чему-то, а вопреки, я не кривлю душой. Моя планета говорит о том, что я v человек сражающийся и побеждающий. Ничего мне легко не дается, все через борьбу. Я ужасно мало сплю. Мне жалко спать, жалко ничего не делать. Знаете, я сплю с включенным радио v неохота проспать что-то интересное. Я могу при включенном радио читать книгу, делать что-то, но я должна посредством радиоволн успеть выхватить нечто из жизни. Мне катастрофически не хватает времени на ЖИЗНЬ. Добрый человек v я не знаю такой профессии. Мне бы очень хотелось быть по сути своей добрым человеком. Но им трудно быть, тем более что добрый человек иногда должен уметь отстоять себя.

Меня пугает то, что отдает спекулятивностью. Кричат, кричат, а сами тихо переводят деньги в швейцарские банки. Мне это очень не нравится. Я вообще лицемерие в любом виде не понимаю и не люблю. Для меня самое чудовищное в жизни v это хамство. Я сразу теряюсь. Мой патриотизм в том, что я каждый день выхожу на сцену. Если бы я не любила людей, которые здесь живут, я бы не смогла с ними общаться. Ведь я должна с ними общаться непосредственно. Ясно помню детство, в семейные праздники люблю готовить, "как у мамы". Особенно форшмак и знаменитый борщ. Для меня приготовление еды тоже творчество. Обидно, когда его не оценивают по достоинству.

До первой поездки в Израиль у меня не было никакого понятия об еврейской культуре, традициях. Только там я их почувствовала. У меня замирает все внутри, когда меня сравнивают с Раневской.

Опубликованное фото-Опубликованное фото-Опубликованное фото



МОЯ РАБОТА

Мне на все плевать... Я имею право быть самой собой. Если не нравлюсь, не ходите на мои концерты, не смотрите мои программы, переключите меня! Зрители меня знают уже столько лет и, если продолжают приходить на мои концерты, значит, принимают такой, какая я есть. Помимо телевидения, мне сейчас предлагают сыграть в театре, предлагают "Театр у микрофона", это все мне интересно. Это все, так или иначе, сопутствует профессии. Мне кажется, когда человек взрослеет, набирается опыта (я не о себе говорю, я о явлении вообще), он становится интереснее, ярче. Следовательно, расширяется спектр его востребованности.

Я уже не девочка 15-18 лет, не юная актриса... Главное, что мне нужно, это чтобы не возникало вопросов, почему я пришла в театр? Как сказал Михаил Жванецкий: "Над женщиной не хочется смеяться, ее хочется смотреть". Я пытаюсь соединить, чтобы и любоваться женщиной можно было, и смеяться с ней. В моей профессии очень ценится искренность, и я люблю напрямую разговаривать со зрителем. Некоторые актеры выключают свет на концертах, им так удобнее, а у меня свет горит v я хочу видеть каждое лицо, мне так легче. Зрителя все время нужно держать в напряжении v приковывать к себе его внимание. И я подумала: а почему бы не написать книгу? У меня в жизни было много смешного и необычного. Работала над ней полтора года. А точнее всю жизнь.

Опубликованное фото



МОИ МЫСЛИ

Я не люблю игрушечных пупсов, в них есть что-то бесполое. Мне нравится, когда у куклы есть выражение лица. Поэтому я собираю бабок-ежек v только добрых, а не злых, которые готовы сделать гадость. Одухотворенность делает человека самым красивым. Красота v понятие очень относительное. Достоинств у женщин больше, чем недостатков: из ничего они умеют сделать все! Умеют красиво выглядеть. Сейчас взяли бразды правления в свои руки... Я имею в виду женщин, которые умеют себя найти. Мы же все стремимся вырваться из дома, искать себя в профессии, забывая о том, что великое предназначение женщины v родить и воспитать ребенка. И если кто-то не понимает, что родить ребенка v это подвиг, значит, он вообще ничего не понимает.

Главное v не то, что мужчина носит, а как. Любую вещь, мне кажется, нужно уметь носить. Так, например, я купила своему двухлетнему внуку Леве фрак, он надел его, как будто в нем и родился! Приходя на рынок, я людей с Украины узнаю в секунду. По говору! Мне интересно с ними разговаривать, балагурить. Иногда я на рынок прихожу еще и за этим.

Источник: "JEWISH MAGAZINE"
28.02.2008

Share this post


Link to post
Share on other sites

Елизавета Гилельс-Коган


12 мая 2008 года состоялся вечер легендарной семьи Елизаветы Гилельс и Леонида Когана — выступали их дети и внуки. Е. Гилельс и Л. Коган и их дети — всемирно известные музыканты.. Музыкальные традиции этой семьи находят достойное продолжение.
Елизавета Григорьевна Гилельс (1919-2008), известная скрипачка, родилась в Одессе. Она младшая сестра великого пианиста XX века Эмиля Гилельса. В детстве Лиза Гилельс училась в Одесской музыкальной школе у профессора П.С. Столярского, а позже в Московской консерватории у профессоров Мирона Полякина и Абрама Ямпольского, возглавлявшего московскую скрипичную школу.. Ее игру отличали глубина, замечательный тон и красота звука. В юности ей часто аккомпанировал Эмиль Гилельс.


Опубликованное фото


В 1935 году на Втором всесоюзном конкурсе она получила вторую премию (опередил ее Давид Ойстрах). В то время юной скрипачке было всего 16 лет! В 1937 году на Международном конкурсе имени Изаи в Брюсселе она получила третью премию (первую премию присудили Д. Ойстраху). Почти все призовые места заняли советские скрипачи, их успех был ошеломляющий. И Лиза Гилельс стала известна всему миру. В 1940 году Елизавета Григорьевна успешно окончила консерваторию.
В 1949 году она вышла замуж за известного скрипача Леонида Когана. Леонид Борисович Коган родился в Днепропетровске в 1924 году. Он обучался игре на скрипке с семи лет в местном музыкальном училище. В 1934 году Леню Когана привезли в Москву и приняли в детскую группу Московской консерватории; выдающийся российский педагог профессор А.И. Ямпольский, учитывая редкое дарование мальчика, стал заниматься с ним отдельно и даже поселил его у себя дома. Фактически мальчик занимался не только на уроках в консерватории, но и дома под присмотром профессора Ямпольского.


Опубликованное фото
Лиза Гилельс с братом Эмилем


В 1940 году юный скрипач впервые играл с оркестром сложнейший концерт Брамса. В 1943 году Коган поступил в Московскую консерваторию, а с 1947 года стал солистом Московской филармонии. С этого времени он начал концертировать по стране. Окончив консерваторию в 1948 году, Леонид Коган поступил в аспирантуру к Ямпольскому. В 1949 году он исполнил на концерте за один вечер 24 каприса Паганини, что было большим событием — до него на это никто не отваживался. В 1951 году на международном конкурсе имени Королевы Елизаветы в Брюсселе Л. Коган одержал блестящую победу и занял первое место. О его игре писал вся европейская пресса. Через два года, когда Леонид Борисович приехал на гастроли в Париж, одна французская газета писала: «Сейчас во всем мире мало таких артистов, которые могли бы сравниться с Коганом по техническому совершенству исполнения и по богатству его звуковой палитры». В эти же годы началась широкая международная музыкальная карьера скрипача. В сезон 1956/57 года музыкант выступал с циклом «Развитие скрипичного концерта», в рамках которого в течение шести вечеров им было исполнено 16 различных концертов.

Леонид Коган выступал и совместно со своей женой Елизаветой Гилельс. Они составили прекрасный скрипичный дуэт, исполняя сочинения Баха, Вивальди, Леклера, Изаи, Шпора. Для этого дуэта писали музыку советские композиторы Ю. Левитин, М. Вайнберг и др. В 50–60-е годы прошлого века существовало замечательное фортепианное трио: Э. Гилельс, Л. Коган, М. Ростропович. У них был обширнейший репертуар — от Гайдна до Равеля, они часто выступали за рубежом и их назвали величайшим трио всех времен.
У Е. Гилельс и Л. Когана родились двое детей — в 1952 году сын Павел и в 1954 году дочь Нина. После рождения детей Елизавета Гилельс стала реже выступать на концертах, она посвятила себя семье — мужу и детям. Елизавета Григорьевна преподавала в Московской консерватории, стала профессором и получила звание заслуженной артистки России. Леониду Когану было присвоено звание народного артиста СССР (1966), он стал лауреатом Ленинской (1965) и государственных премий, профессором Московской консерватории, а в 1982 году почетным академиком Национальной академии Италии «Санта-Чечилия».

Опубликованное фото


Дочь легендарных родителей Нина, пианистка, училась в Центральной музыкальной школе (ЦМШ) у А. Сумбатян и Я. Флиера, у которого продолжила обучение в Московской консерватории. В 1975 году она окончила консерваторию и с 1979 года является солисткой Московской филармонии. С 1967 года она постоянно выступала со своим отцом в России и за рубежом. «В тринадцатилетнем возрасте я в первый раз поехала с папой на гастроли, — вспоминает Нина Леонидовна. — Позже, когда я почувствовала, что кое-что могу, вошла в основной репертуар. Самый замечательный был последний период, когда он играл только со мной. Конечно, я не могла достигнуть его уровня, но я хорошо его понимала. Это было уже немного партнерство». В 1979 году Нина Коган стала лауреатом международного конкурса имени М. Лонг и Ж. Тибо в Париже. К сожалению, Леонид Коган рано скончался (в 1982 году), и дуэт отца и дочери распался. Но Нина Коган продолжала выступать по всему миру: в Карнеги-холл и Avery Ficher Hall в Нью-Йорке, залах Бостона, Стокгольма, Лугано и др. С 1992 года Нина — доцент Московской консерватории, заслуженная артистка России.

У Нины Леонидовны двое детей: старшая дочь Виктория Корчинская-Коган — третье поколение музыкантов семьи. Она начала учиться с пяти лет, а выступила впервые в восемь лет. В 1995 году поступила в Московскую консерваторию в класс профессоров Л. Власенко и С. Доренского. С 13 лет широко концертирует в России и за рубежом. В 1998 году Виктория стала лауреатом XI Международного конкурса имени Чайковского. В настоящее время она успешно выступает в Европе, США, Корее и других странах.

Младший сын Нины Коган — Даниил Милкис — родился в 1993 году в Канаде. Его отец — известный кларнетист Юлий Милкис. Даниил начал учиться игре на скрипке с шести лет в ЦМШ в классе профессора М.С. Глезаровой, которая когда-то учила и Павла Когана, будучи ассистенткой Ю.И. Янкелевича. Дебют мальчика состоялся в Нью-Йорке, когда ему было восемь лет. Он был отобран для участия в концерте на саммите «большой восьмерки», проходившем в июле 2006 году в Петергофе. Сейчас Даниил уже концертирует в различных странах, хотя ему всего 15 лет..
Павел Коган, сын Елизаветы Гилельс и Леонида Когана, учился в Московской консерватории как скрипач в классе профессора Ю.И. Янкелевича, но с юности был одержим дирижированием. Он окончил второй факультет консерватории у педагога и музыканта Лео Морицевича Гинзбурга.

Семнадцать лет назад Павел возглавил Московский симфонический оркестр, который за эти годы превратился в один из лучших музыкальных коллективов страны. Его сын Дмитрий, скрипач, — третье поколение династии Гилельс–Коган. Дмитрий родился в 1978 году и с шести лет занимался в ЦМШ.. Затем он продолжил обучение в Академии имени Сибелиуса в Хельсинки в классе российского скрипача Игоря Безродного, а после смерти учителя — у профессора Т. Хаапанена. В 15 лет Павел Коган впервые выступил с оркестром. В 1998 году он стал солистом Московской филармонии. В настоящее время Павел Леонидович выступает с сольными программами и ведущими оркестрами мира в лучших концертных залах. У него много записей на CD и DVD. В 2006 году скрипач был удостоен международной премии «Da Vinci» в области музыки.

***
На концерте в Музее изобразительных искусств им.. А.С. Пушкина выступили музыканты второго и третьего поколений великой семьи. Виктория Корчинская-Коган играла мазурки Шопена и фантазию Листа на тему «Вальса» из оперы Гуно «Фауст». Виктория — прекрасная пианистка: с одной стороны, виртуозная, а с другой — глубокий лирик. Труднейшая фантазия Листа прозвучала легко, элегантно и блестяще, а мазурки — тонко, с нежным рубато. Затем выступил юный скрипач Даня Милкис, ему аккомпанировала его мать Нина Коган. Исполнялись виртуозные пьесы Сарасате, Венявского, Крейслера и сложный «Танец с саблями» А. Хачатуряна. Нина Коган не просто аккомпаниатор, а большой музыкант и, по существу, сотворец, когда она играет с другими музыкантами. Так же вдохновенно Нина играла когда-то со своим отцом.. Мне не раз приходилось слышать дуэт Леонида и Нины Коган.. И всегда это было глубоко, проникновенно и подчинено замыслу композитора. Мне кажется, что юного Даниила Милкиса ждет большое будущее — по своему темпераменту он напоминает молодого Леонида Когана, своего деда.

В конце концерта выступил и другой внук Леонида Когана — Дмитрий Коган. Это яркий и талантливый скрипач, для него характерны глубокое осмысление исполняемой музыки и прекрасный тон скрипки. Аккомпанировала Дмитрию его мать — Любовь Казинская, окончившая Академию музыки им. Гнесиных, опытный музыкант. Более тридцати лет она проработала концертмейстером в ГИТИСе, Финской опере, консерватории Хельсинки. Вместе с Дмитрием Коганом они сыграли более 100 концертов. В музее были экспрессивно исполнены «Чакона» Т. Витали и виртуозно «Румынские танцы» Бартока и «Рэгтайм» Джоплина.

Легендарная семья Е. Гилельс и Л. Когана, в которой музыкальный талант перешел уже в третье поколение, — уникальна по своему вкладу в музыкальное искусство.. Семейный концерт оставил чувство радости, благодарности, восхищения. Хочется выразить огромную признательность устроителям фестиваля «Черешневый лес» и особенно Эдит Иосифовне Куснирович за возрождение забытого жанра семейных концертов. Следует надеяться, что эта замечательная идея найдет поддержку в других творческих организациях и залах Москвы.

Автор: Яков Коваленский
Источник: http://alefmagazine.com/issue979.html
Автор благодарит Н.Л. Коган за предоставленные материалы и фотографии из семейного архива

Share this post


Link to post
Share on other sites

Эмма Цесарская


До конца своей жизни Эмма Цесарская получала письма с восторженными оценками ее творчества и признаниями в любви. Писали изо всех уголков Советского Союза и русские эмигранты из Китая, Франции, США, видевшие в актрисе частицу потерянной Родины.
Огромный успех пришел к 18-летней студентке киношколы после выхода на советские экраны фильма О. Преображенской и И. Правова «Бабы рязанские», где она сыграла роль русской крестьянки Василисы. Писателю М. Шолохову, познакомившемуся с Цесарской весной 1929 г. на кинофабрике «Совкино», пришлась по душе ее «баба рязанская», и, как вспоминала актриса, он сказал, что полностью разделяет мнение режиссеров, увидевших в ней Аксинью из «Тихого Дона» и пригласивших ее сниматься в экранизации романа.

Опубликованное фото


Талант Цесарской, основанный на тонкой интуиции, природном темпераменте и совершенно естественной искренности, был самобытен и ярок. Она обладала броской красивой внешностью, проникая в самое сердце зрителя выразительным гипнотическим взглядом, столь необходимым в немом кино, оказывая на публику сильное влияние своей жизнерадостностью и неповторимым обаянием.
Лет в 15 она встретила на улице родного Днепропетровска 20-летнего артиста-гастролера Михаила Яншина, и он задумчиво сказал ей: «Вы знаете, Эмма, из Вас со временем получится прекрасная актриса». И не ошибся. Цесарская стала одной из первых советских актрис, удостоенных в январе 1935 г. звания заслуженной артистки РСФСР. Она играла простых русских женщин, чаще крестьянок, оказавшихся в сложных и драматических жизненных обстоятельствах. Она любила и облагораживала своих героинь, наделяя их характерами, в которых соединялись недюжинная сила и душевная доброта. Леон Фейхтвангер при встрече назвал ее в шутку «баба рязанская», а Соломон Михоэлс спросил: «Эмма, как тебе удается так выразительно играть простых, деревенских русских женщин?»

Эмма Цесарская родилась в Днепропетровске (тогда Екатеринослав) 3 июня 1909 г. в интеллигентной еврейской семье, где детям рассказывали о традициях и сложной истории еврейского народа, о пережитых погромах. Девочка мечтала стать пианисткой, но жизнь распорядилась иначе. В 16 лет она приехала в Москву и в 1925 г. по совету родственников сумела поступить в киношколу Б. В. Чайковского.
Через два года она с другими студентами попала на кинофабрику «Совкино» для участия в массовках. Увидев фотопробы девушки в облике свахи, режиссеры О. Преображенская и И. Правов, восхищенные ее красотой, пригласили дебютантку на главную роль – Василисы в фильме «Бабы рязанские». В 17 лет Эмма Цесарская талантливо вписалась в эту острую мелодраму, создав сильный и обаятельный образ русской крестьянки с нелегкой судьбой.

Еще больший успех выпал на ее долю после выхода фильма А. Штрижака и Д. Познанского «Ее путь» (1929 г). Актриса сумела раскрыть драму подневольного замужества крестьянки, красоту любви героини к пленному австрийцу, рождения в ее душе человеческого достоинства.
Работая без дублера, она в картине Е. Иванова-Баркова «Иуда» (1930) в роли партизанки Насти мчится на лошади; в картине «Вражьи тропы» (1935) в роли молодой крестьянки Феклы управляет трактором. Вершиной творчества актрисы стала роль Аксиньи в картине Преображенской и Правова «Тихий Дон» (1931). Для миллионов зрителей не было сомнений, что Эмма Цесарская – настоящая донская казачка, пришедшая на экран из самой жизни. Всё в Аксинье было живым, непридуманным: и яркая белозубая улыбка, и сердито сдвинутые в минуты гнева брови, и тот интерес, и отчаянные попытки загладить свою вину перед любимым человеком, вернувшимся с фронта.

– Однажды, – вспоминала актриса, – Михаил Шолохов возбужденно заявил мне и Абрикосову, исполнявшему роль Григория: «Вы, черти, ходите у меня перед глазами». Он смотрел наш фильм несколько раз и всегда у него были «мокрые глаза», когда завершалась финальная сцена. Несколько позже я получила от него потрясший меня комплимент: «Лучшей исполнительницы роли Аксиньи, чем ты, никогда не будет».
Писатель мечтал работать дальше с той же съемочной группой, читал актерам в гостинице новые главы и фрагменты романа. Продолжение фильма предполагалось снять совместно с германской фирмой «Дерусса», но после прихода Гитлера к власти реализация замысла оказалась невозможной.
Советская пресса и зарубежные журналы тех лет демонстрируют Цесарскую в русском сарафане на сельском сходе, Цесарскую за плугом, Цесарскую смеющуюся, Цесарскую плачущую. Представитель фирмы «Дерусса» посылает ей письма с предложениями сделать из нее западную звезду.

До 1937 г. актриса снималась в главных ролях еще нескольких фильмов: «Светлый город», «Две матери», «Любовь и ненависть», «Одна радость». Каких только восторженных слов не было сказано и напечатано в прессе о ее творчестве в этот период: «Уникальный талант», «Драгоценная реликвия советского кино», «Живая легенда экрана» и. т. п. Популярность актрисы была поистине легендарной, а число не только мужчин, но и женщин, поклонявшихся ее красоте и таланту в 1920–1950-е гг., вероятно, исчислялось миллионами. Даже сам «отец народов» в разговоре с тогдашним руководителем главного управления по кинематографии Б. Шумяцким в 1934 г. произнес: «Какая Цесарская красивая и как играет!»
11 января 1935 г. Большой театр принимал участников торжественного заседания в честь 15-летия советской кинематографии. В первом ряду партера рядом с командармом А. И. Корком сидела Эмма Цесарская. Когда секретарь ЦИК А. С. Енукидзе, поздравляя первых деятелей советского киноискусства с присуждением им наград и почетных званий, произнес ее фамилию, в зале раздались долгие аплодисменты. В левой ложе бенуара горячо аплодировал И. Сталин.

– Весной 1936 г., – вспоминала актриса, – я была в цирке. Рядом со мной сидел руководитель московского НКВД С. Реденс, муж А. Аллилуевой (сестры жены Сталина). В антракте ко мне подошел очень маленького роста человек в военной гимнастерке, перехваченной в талии широким командирским ремнем. Его взгляд был спокоен, и на лице присутствовала улыбка. Рядом со своей женой, жизнелюбивой Евгенией Соломоновной, с которой меня познакомил M. Шолохов, он производил впечатление тихого человека, созданного для кабинетной работы.
«Я хочу тебя познакомить с живой Аксиньей», – сказала Евгения Соломоновна. «Николай Иванович Ежов», – мягко представился незнакомец и очень крепко пожал мне руку. Могла ли я тогда представить себе, что это рукопожатие обернется для меня «ежовыми рукавицами»?
23 марта 1937 г. Эмма Владимировна была в гостях. Вдруг туда позвонил ее муж, ответственный работник, член партии с 1918 г., Макс Осипович Станиславский: «Поезжай домой к сыну, а меня срочно вызывают к Николаю Ивановичу Ежову». Домой он не вернулся уже никогда. Ночью в четырехкомнатной квартире в Фурманном переулке раздался звонок, потом нетерпеливый стук...

Автор: Артур АСЦАТУРЯН
Источник: http://www.evreyskaya.de/archive/artikel_1072.html

Share this post


Link to post
Share on other sites

Леа Гольдберг


Израильская поэтесса, литературовед и критик Леа Гольдберг родилась в 1911-м году в Кенигсберге (ныне – Калининград, Россия), но первые годы ее жизни прошли в Ковно (ныне – Каунас, Литва). Израильский исследователь еврейской литературы Зоя Копельман, рассказывая о жизни Леи Гольдберг, отмечала, что первые стихи она написала по-русски, еще не умея читать и писать, – просто сочиняла и проговаривала вслух. И в школьные годы продолжала писать по-русски. Но с 1923 г. в ее дневниках и письмах появляются стихотворения на иврите (“спотыкающиеся”, по ее собственному мнению, из-за плохого знания языка). Подростком 13-14 лет Леа была погружена в чтение, читала на русском, иврите и немецком, главным образом, русскую и немецкую классику и современную ивритскую литературу - в частности, писателей «бяликовской плеяды», а также ТАНАХ, который, как она признавалась подруге, «доставляет мне такое наслаждение, какого не может доставить ни одна другая книга».

Опубликованное фото


Учась в последнем классе гимназии, Леа Гольдберг одновременно слушала лекции по русской литературе в университете Каунаса (так стал называться Ковно с 1920 года), где затем проучилась студенткой филологического отделения еще два года (1928 – 1930), а потом поехала продолжать учебу в Германию. В Боннском университете Леа блестяще училась на отделении семитских языков, а в Берлинском университете в 1933 г. получила степень доктора философии, защитив диссертацию по теме «Самаритянский таргум [перевод Библии] – источниковедческое исследование». Все эти годы она писала стихи на иврите и публиковала их в еврейских периодических изданиях Литвы и Эрец Исраэль.

В Израиле Леа Гольдберг с 1935 года. Жила главным образом в Тель-Авиве. Примкнула к литературной группе модернистов «Яхдав», которую возглавлял А. Шлёнский, оказавший Гольдберг помощь в подготовке к изданию первого сборника ее стихов «Таб‘от ашан» («Кольца дыма», 1935). В 1938–39 гг. стихотворения Гольдберг печатались в еженедельнике этой группы «Турим», основанном Шлёнским. В дальнейшем она выпустила еще несколько поэтических сборников: “Зеленоглазый колосок” (1938), “Из моего старого дома” (1944), “О цветении” (1948), “Молния на заре” (1956), “Эта ночь” (1964) – и именно стихи составляют основную часть ее литературного наследия. В отличие от большинства современников, Леа Гольдберг не писала публицистические стихи на злобу дня и редко затрагивала специфически еврейские темы, хотя есть у нее сильные стихи о Катастрофе. Леа Гольдберг была не только писателем, но и крупным ученым – исследователем мировой литературы.

Перу Гольдберг принадлежат многие переводы европейской классики на иврит. В их числе «Война и мир» Л. Толстого (1958), рассказы Чехова (1945), «Детство» Горького (1943), несколько пьес и сонетов Шекспира (1957), избранные сонеты Петрарки (1957), «Пер Гюнт» Ибсена (1958), старофранцузская повесть «Окассен и Николет» (1966). Вместе со Шлёнским Гольдберг редактировала антологию переводов русской поэзии на иврит (1942). В последние годы жизни Гольдберг увлеклась изобразительным искусством и выполняла иллюстрации к некоторым своим книгам. Неопубликованные стихотворения поэтессы вошли в посмертный сборник «Шеерит ха-хаим» («Уцелевшее от жизни», 1971). Несколько стихотворений Гольдберг в переводе на русский язык опубликованы в сборнике «Поэты Израиля» (М., 1963) и в журнале «Менора» (Иерусалим, 1975).

В отличие от окружавших ее собратьев по перу, Лея Гольдберг была не только писателем, но и крупным ученым – исследователем мировой литературы. Почти 20 лет, начиная с 1952 года и до самой смерти в 1970-м, она возглавляла созданную ею в Еврейском университете в Иерусалиме кафедру сравнительного литературоведения, от которой с годами отпочковалась кафедра славистики. Собственные наблюдения в области поэтики Лея Гольдберг обобщила в книге “Пять глав об основах стихосложения” (1957), которая, несмотря на ее явную педагогическую направленность, не является руководством для пишущих стихи. Задачей автора была популяризация знаний об основных законах стихосложения. Желание приблизить к поэзии далеких от нее людей, научить их понимать стихи и чувствовать стиль родилось у писательницы после многих лет преподавательской работы. Появлению этой книги предшествовали пять радиопередач для широкой публики, материал которых лег в ее основу.

Особая роль принадлежит Лее Гольдберг и в пропаганде русской литературы. Она много лет читала на иврите курс лекций по русской литературе для студентов Еврейского университета в Иерусалиме. Материал этих лекций частично опубликован в вышедшей в 1968 году (за два года до ее смерти) книге под названием “Русская литература 19 века” – это статьи о Пушкине, Лермонтове, Гоголе, Тургеневе, Герцене и Чехове. Поэтические переводы Леи Гольдберг с русского языка вошли в знаменитую антологию “Русская поэзия” («שירת רוסיה») под редакцией ее и Шлионского, изданную в 1942 году как акт солидарности с борьбой Советского Союза против нацизма и как дань поэзии, которая сформировала творческую личность обоих составителей книги. К сожалению, лишь ничтожная часть литературного наследия Леи Гольдберг переведена на русский язык – отдельные стихи разных лет (ни один поэтический сборник не переведен целиком), и переводы по большей части оставляют желать лучшего3. Мне хотелось бы закончить эту беседу известным сонетом Леи Гольдберг, который, как мне кажется, прямо отвечает теме нашего цикла:

СОСНЫ

Здесь не услышу голоса кукушки,
И дерево не спрячется в снегу,
Но среди этих сосен, на опушке,
Я снова с детством встретиться могу.

Звенят иголки сосен: жили-были…
А я сугробы родиной зову,
И этих льдов густую синеву,
И сосен тех слова, слова чужие.

Известно только перелетным птицам,
Которых держит в небе взмах крыла,
Как с болью двух отчизн смириться.

О сосны! Родилась я вместе с вами,
Два раза вместе с вами я росла –
И в тот, и в этот край вросла корнями.


1954
(Перевел Владимир Глозман)Скончалась Леа Гольдберг в Иерусалиме 15 января 1970 года

Источник: www-r.openu.ac.il/radio/rus-sofer11.html

Share this post


Link to post
Share on other sites

Анна Райва


Включаю сегодня телевизор. Репортаж из Москвы о визите главы МИД Израиля Авигдора Либермана в Россию ведёт корреспондент израильского ТВ Анна Райва. Красная площадь со стороны Васильевского спуска, где-то рядом с бывшим зданием гостиницы "Россия". Репортаж как репортаж, корреспондент как корреспондент, красавица, как Джина Лолобриджида - нормально для Израиля. Стоп! Что-то меня останавливает: ну, конечно! Это же она в самый разгар операции США в Ираке в военной американской форме вместе с передовыми армейскими частями шла к Багдаду! Хрупкая очаровательная женщина за совсем неженским занятием. Помню, в каком я был восторге! Еврейка на самом острие войны с агрессивным арабским режимом. У меня и мысли не возникало, что она тогда к израильскому телевидению не имела ни малейшего отношения...

Опубликованное фото


Краткая биографическая справка

Родилась в Москве. Окончила факультет журналистики МГУ по специальности : "Журналист - международник". С 1997 по 2001 г. работала в программе новостей телеканала ТВЦ. Была парламентским корреспондентом, специализировалась в основном на политической тематике. В 2001 году перешла на Первый канал, и тоже - в "Новости". Во время иракской кампании 2003-го года была собкорром Первого канала в Кувейте. За серию репортажей из Ирака была номинирована на телевизионную премию "Тэфи". В 2005-м году стала соавтором и ведущей документального фильма о Че Геваре "Я жив и жажду крови". В Израиле - с 2006 года. Замужем.

Из давнего радиоэфира (ещё тогда, в Москве)

Преамбула. Попасть на телевидение нелегко, попасть в профессию, так, чтобы это было "попаданием в яблочко" - стократ сложнее. Но если попадание случилось – не жалуйся, играй по правилам, обратной дороги не будет. Да ты ее и не станешь искать...
Спустя восемь лет работы в новостях могу сказать: у телерепотеров – минимум два профессиональных правила. Первое - никогда не останавливайся в своем движении вперед, а второе - забудь о том, чему посвятил уйму сил и времени, как только твой сюжет вышел в эфир.

А вот и сама беседа (большая часть вопросов сокращена):

Анна Райва: Здравствуйте, друзья! Я уже за компьютером и готова отвечать на ваши вопросы.

Anna, Montreal , Canada: hello Please share your most emazing experience, Thank you

Анна Райва: Если не возражаете, отвечу все же по-русски. У нас такая профессия замысловатая: каждый день получаешь некий опыт, причем повторений практически не бывает, потому что любые столкновения с людьми и с ситуациями - удивительны и уникальны по-своему. Наверное, необычнее всего для меня было работать во время войны в Ираке. Да и то первые несколько дней.

BlackHawk: Как часто Вы поступаете наперекор сложившемуся мнению и советам окружающих?

Анна Райва: Знаете, у меня получается так: сначала спрашиваю советов у всех, чьим мнением хоть сколько-нибудь дорожу (а таких людей немало). Потом обдумываю все, что услышала, и принимаю собственное решение. Часто в нем собрано понемногу от тех советов, которые мне были даны.

Вадим, Москва: Анна, скажите пожалуйста, приходится ли Вам сталкиваться с завистью коллег? Вы ведь очень молоды, а так успешны... А многие "горбатятся" десятками лет - и всe ни с места. Спасибо.

Анна Райва: Ну, я в общем, работаю на ТВ 8 лет - почти десять. Так что можно считать меня старослужащим :-)) А вообще - "пусть цветут сто цветов", по-моему, неглупая мысль Великого Кормчего?

Артём, 18, Москва: Как Вы попали на Первый канал?

Анна Райва: Да, попала так попала :-)) Все прозаично: 5 лет работала на Третьем канале, как я уже упоминала , мечтала о работе на Первом. Скажу честно: родственников или добрых знакомых, лично заинтересованных в моем карьерном росте, на Первом у меня не было. Наверное, своего рода профессиональное везение. На Первом я два года и, признаться, очень этому обстоятельству рада!

Петропавловский Николай Николаевич, 43, Краснодар: Совместимо ли быть одновременно хорошим журалистом вообще (а 1-й кнопке, в частности) и хорошей женой или матерью? И какой должен быть муж и дети, чтобы в семье было все по-доброму и в любви? Спасибо!

Анна Райва: Здравствуйте, уважаемый господин Петропавловский! Полагаю, статус журналиста Первого канала не освобождает от ответственности за принятые на себя обязательства личного свойства :-)) По поводу детей - пока можно рассуждать гипотетически. А о качествах и достоинствах мужа журналистки программы "Время" - Вы, подозреваю, кое-что знаете и без меня :-))

Владимир, Санкт-Петербург: Анна, здравствуйте! Вот такой вопрос у меня: на одной из фотографий к статье о Вас Вы сфотографированы с видеокамерой в руках. Это просто для красивости кадра или Вы действительно умеете с профессиональной камерой обращаться? И ещe: у Вас на журфаке Марина Евсеевна-то преподавала?

Анна Райва: Могла бы приврать, но скажу честно: обращаться с камерой умею чисто теоретически. Посему полностью доверяю нашим операторам, которые, к слову, у нас являются высокими профессионалами и мастерами своего дела.

Надежда Калмыкова, Обнинск: Интересно, у вас есть друзья среди сотрудников 1канала?

Анна Райва: Судя по Вашему IP-адресу, Обнинск находится где-то в районе улицы Академика Королева :-)) Да, есть. Надеюсь, и Вы входите в их число!

Иштуганова Яна Нургалиевна 15 лет город Коканд: Что нужно для того чтобы стать корреспондентом?

Анна Райва: Ну, чтобы стать корреспондентом, а также - спец. корреспондентом, комментатором или обозревателем, нужно быть зачисленным в штат на одну из этих должностей :-)) А вот если вы имели в виду - что нужно, чтобы стать журналистом - ... Бог его знает. Хотела написать: поступайте на журфак, но потом вспомнила - сколько блестящих репортеров не имеют специального журналистского образования, и это им не мешает в работе.... Просто решите для себя: это у вас что-то романтическое, вроде желания стать космонавтом или балериной? Если это - осмысленное решение, действуйте, и все получится. Удачи!

Налим: А правда говорят, что это сам Эрнст пригласил Вас работать на Первый? Или сами попросились?

Анна Райва: Думаю, Константин Львович в 2002 году не подозревал о моем существовании... Впервые нашего гендиректора я увидела, кажется, спустя год беспорочной службы на Первом. Честное слово!

Ольга 30 лет Санкт-Петербург: Как Вы относитесь к выражению "...к цели , любыми средствами..." Спасибо, с уважением

Анна Райва: Согласна с первой частью выражения, и не согласна со второй. "Любыми средствами" ни к какой цели идти вообще не стоит. Сделки с совестью - штука опасная, лучше с этим не экспериментировать. Это мое твердое убеждение.

Палкина Галина, Ставрополь: Какими иностранными языками владеете?
Анна Райва: В моем университетском дипломе написано " журналист-международник со знанием английского и чешского языков". Скажем прямо: это - правда на 50 процентов. Английским, и правда, владею. А в загранкомандировках получаю отличную практику. Что же до чешского - честно учила этот экзотический для России язык три года, даже сдала госэкзамен на "отлично". С тех пор по-чешски говорила лишь однажды. Будете смеяться: в Кувейте. С бойцами чешского батальона, прибывшими помогать старшим братьям из коалиции. На них русский журналист в кувейтских песках, говорящий по-чешски, произвел сильное впечатление :-))

Опубликованное фото



Можейко Александр Москва: Как Вы умудряетесь даже в зоне военных конфликтов сохранять причeску?

Анна Райва: Раскрою тайну: таскаю в сумке расческу и карманное зеркало :-))

Екатерина, 30: Сколько вам лет?

Анна Райва: 25

Федор, Самара: Анна, вы мой кумир, я не пропускаю ваши репортажи, но я заметил, что вы отдаете предпочтение культурным новостям или это ваш выбор или случайность?

Анна Райва: Видимо, это они отдают мне предпочтение :-)) По-разному бывает, каждое событие интересно по-своему. P.S. Спасибо за комплимент, обещаю оправдать, не посрамить и проч.

Букатарь Наталья, Париж.: Здравствуйте! У меня такой вопрос: как вы оиноситесь к К.Эрнсту как к руководителю? Большое и огромное спасибо за ответ. Удачи и успехов.

Анна Райва: К Константину Львовичу отношусь с большим уважением и как к руководителю, и как к творческой личности. Честно, а не потому, что служебное положение обязывает отвечать на Ваш вопрос однозначно.

Ринат, Уфа: Я ничего о вас не знаю, кто вы?

Анна Райва: Ринат, мы с Вами в равных условиях. Я ничего не знаю о Вас, Вы - обо мне. Как говорил персонаж фильма Кустурицы "Черная кошка, белый кот", "Возможно, это начало большой дружбы" :-))

Борис Владимирович, Тула: Как вам удается совмещать работу и семью?

Анна Райва: Удается :-))

Лера, 16 лет, Питер: Вы любите отдыхать? У вас есть хобби? А домашнее животное у вас есть?

Анна Райва: Отдыхать получается своеобразно. Сначала долго и интенсивно трудишься. Естественно, на мобильный все время звонят друзья и соблазняют разными идеями насчет отдыха. И вот мечтаешь о том, как закончишь возиться с этим сюжетом для "Воскресного времени", и целую половину воскресенья будешь отдыхать по полной! А стоит этому мгновению настать, и, естественно, немедленно начинаешь планировать - какую бы тему взять на следующей неделе... И так всегда. Я же не первая сказала: быть репортером новостей - это диагноз. Панимашь...

Никонов Виктор 25 Кировоград: Анна, расскажите пожалуйста поподробнее, что Вы чувствуете, когда приходится рассказывать о человеческой боли, трагедии? Уже адаптировались? Или через себя все пропускаете?

Анна Райва: Знаете, я об этом всерьез задумалась год назад, когда мы снимали в Ираке. И поняла: когда рассказываешь о людях, которым тяжело, которые находятся в кризисе, важно сопереживать, но оставаться "с холодной головой". Только тогда то, что увидят зрители на экране, будет максимально честным и близким к истине. Если попасть в волну собственных эмоций в момент работы, ничего не получится. Будешь стоять и рыдать с микрофоном в руке. И тогда о том, что происходит, никто, кроме тебя, не узнает.

Леонид Михайлович, 45 лет, Новосибирск: Анна, смотрели ли вы футбол и как вы вообще к спорту относитесь?
Анна Райва: Леонид Михайлович, скажу Вам честно: я не просто посматриваю футбол, а можно сказать, являюсь болельщиком. Но болельщиком-реалистом. Еще до того, как наши отправились в Португалию, особенных иллюзий относительно результата у меня не было. Так и вышло. Но все равно: очень жаль. Надеюсь, мы еще увидим ренессанс российского футбола :-))

Дмитрий Титоренко (МОСКВА) 19: Анна, восхищен Вами. Сегодня на Евровидении, завтра в горячей точке. Я сам журналист, поэтому приятно, что есть еще на кого равняться. вы молодец

Анна Райва: Дмитрий! Не буду кривляться: ОЧЕНЬ люблю комлименты! Так что спасибо Вам. И привет "Собеседнику"!

Пит Майоров, Пенза: А кто ваши родители? Это они помогли с поступлением на журфак?
Анна Райва: Мама - переводчик, отец - экономист. К телевидению имеют, как вы понимаете, самое прямое отношение: у них дома стоит телевизор и они систематически его смотрят. Все.

Solange_Malfoy?,Питер, 17: насколько Вам важна этическая сторона Вашей работы, ведь журналисты зачастую вмешиваются в личную жизнь других людей, не имея на этого права. Как Вы относитесь к жeлтой прессе?

Анна Райва: Насчет желтой прессы - снова процитирую Мао: "Пусть цветут сто цветов". Что скрывать, большинству из нас любопытна чужая частная жизнь. Многие, правда, при этом склонны морализаторствовать. Мол, это все низкопробные писаки из бульварных газет, как они могут! Но тиражи таких изданий, замечу, меньше не становятся! Мне нравится, как в таких случаях говорит главный редактор "Эха Москвы" Алексей Венедиктов: если вам не нравится наше радио - просто выключите свой приемник. Главное, есть богатый выбор - пока цветут 100 цветов.

Евгений, 33, Берлин: Анна, а не думали ли вы над возможностью снять собственный документальный фильм, как Павел Шеремет?
Анна Райва: Скажу только Вам и по большому секрету: довольно скоро на Первом канале должен выйти один проект, в котором я выступаю в новом для себя качестве.

Опубликованное фото
От себя замечу, что в художественном образе Аня предстала не только не менее, но даже более очаровательной



Ольга, Магадан: Пусть будет побольше хороших новостей! Солнышка вам и всего хорошего!

Анна Райва: Знаете, знавала я одного главного редактора одной газеты, который говорил насчет новостей так "новость - это от трех трупов и выше". На мой взгляд, цинично, но часто так и выходит. Хороших новостей отчего-то по-прежнему меньше, чем неважных. А жаль...

Адель, 18 лет, Москва: Почему в новостях у вас так много крови и насилия? Неужели нельзя показывать что-нибудь хорошее и светлое.

Анна Райва: Ну, не преувеличивайте, хорошее и светлое в новостях тоже встречается. Не так часто, как хотелось бы, но... Это жизнь

Настя, 15 лет: Я что не совсем понимаю... зачем Американская армия ввела свои войска в Ирак? Им что больше всех надо?
Анна Райва: Настя, вот это и называется большой политикой. Перед Вами - хорошая иллюстрация этого словосчетания.

Олег (Обнинск): Добрый день, Анна. Трудно ли Вам было работать на Ближнем Востоке, особенно во время военных действий?

Анна Райва: Да, трудно было. Поначалу. Когда попадаешь в иную культурную среду - нужно как можно быстрее начинать жить по новым правилам. Как только принимаешь новые правила игры - проблем становится значительно меньше.

Олег, Тольятти: Почему у нашего президента ржавый верталeт? Конечно это к вам не относится, но я не знаю кого в этом можно упрекнуть. Непорядок.

Анна Райва: Извините. Обещаю, больше не повторится! Вертолет будет смазан и всесторонне обследован специалистами :-))

Dina, 20 Hamburg: Eto bila washa mechta s detstwa, bit zhurnalistom?

Анна Райва: Ну, вряд ли с детства... По-моему, в детстве я хотела быть переводчиком. Как мама. А журналистом - лет с 15-ти.

Лолита, 26, москва: как вы думаете можно начинать карьеру в 27 лет
Анна Райва: То есть Вы себе еще год на раскачку оставляете? Да можно, думаю, и в 37. Если есть способности, желание и удача - все случится.

Чугунова Елена Александровна, 17 лет, Киров областной: Анна, а правда ли то, что на Первом канале молодые журналисты по году, а то и по два работают бесплатно? Заранее благодарю за ответ.

Анна Райва: Тема заработной платы не является предметом публичного обсуждения. Это - правило корпоративной этики. Знаю только одно: на Первом канале за работу принято платить.

Рома: какой ваш любимый фильм?

Анна Райва: Их много. Зависит от настроения. Люблю "Мимино", "Апокалипсис сегодня", "Утомленных солнцем" - ну, список обширный может получиться...

Алина. 22 года. Москва: Анна, если пришлось сегодня поехать в Ирак, как вы поступили бы?

Анна Райва: Однозначно - поехала бы опять

Лолита, 26, москва: а что для вас важнее - работа или семья?

Анна Райва: Эти вещи нельзя сравнивать. Это - две разные орбиты, по которым мы движемся в этой жизни. Все важно.

Анна Райва: Уважаемые! Было безумно приятно общаться с вами! Если бы глаза от тщательного вчитывания в ваши послания не заболели, ни за что не стала бы с вами прощаться. Надеюсь, еще поболтаем. Всем удачи, всем спасибо за вопросы. Пока!

Источник: http://www.1tv.ru/owa/win/ort5_conf.conf_page_online?InId=63

Share this post


Link to post
Share on other sites

Орна Порат


Израильская актриса, режиссер и театральный деятель, лауреат Премии Израиля Орна Порат (Ирена Кляйн) родилась в 1924-м году в Кёльне в немецкой семье. Училась театральному искусству в драматической школе Кельна (1940-42), затем выступала во второстепенных ролях в театрах Кёльна и Шлезвига (1942-46) и недолго в Гамбурге (1947). Состояла в молодежной нацистской организации «Гитлерюгенд», но, узнав в конце войны о злодеяниях нацизма, она в поисках «лучшего мира» намеревалась уехать в Советский Союз. В 1945 году встретила солдата британской армии, еврея Йосефа Протера (Порат) и вышла за него замуж, приняв иудаизм. В 1947 г. Порат с мужем репатриировалась в Эрец Исраэль, попав в страну к началу Войны за Независимость. Некоторое время семья Порат жила в различных киббуцах, а затем переехала в Тель-Авив.

Опубликованное фото



Артистическая карьера Порат связана с театром «Камери», куда она была принята (1947) после попыток поступить по конкурсу в «Габиму». Еще слабо владея ивритом, Порат проработала в театре год без оплаты, исполняя маленькую роль в спектакле по пьесе Кэтрин Форбс и Дж. Ван Друтена «Мама была такой» (1948; режиссер И. Милло), а затем вошла в состав труппы и вскоре стала в ней одной из ведущих актрис. Играла героико-трагедийные роли классического репертуара (например, Жанна д’Арк в «Святой Иоанне» Б. Шоу, 1952; Мария Стюарт в одноименной пьесе Ф. Шиллера, 1961; Электра в одноименной пьесе Еврипида, 1964 и другие) и характерно-сатирические (например, Шунтэ и Сунтэ в «Добром человеке из Сезуана» Б. Брехта, 1955; Гитл Моска в пьесе У. Гибсона «Двое на качелях», 1960; Старая дама в пьесе Ф. Дюрренматта «Визит старой дамы», 1974). Особой глубиной и законченностью отличается роль Матери в пьесе Ф. Лорки «Кровавая свадьба» (1970, «Камери»; 1990, «Габима»); оригинальную трактовку Порат нашла, играя роли в пьесах Шекспира «Ромео и Джульетта», «Двенадцатая ночь», «Кориолан» и других.

На сцену тель-авивского театра "ИдиШпиль" она впервые ступила в 1995 году, сыграв Мирелэ Эфрос в одноименной постановке - этот спектакль сорвал шквал аплодисментов на международном театральном фестивале в Вене. Помимо работы в израильских театрах Порат выступала нередко и в зарубежных: в парижском театре Сары Бернар (1956), в театрах Швейцарии и США (1960–70-е гг.); в 1961–64 гг. совершенствовала актерское мастерство в Сорбонне (Париж), выезжала в Лондон, а также в Москву и Ленинград, где знакомилась с особенностями детского театра. Порат — создатель и первый руководитель детского театра в Израиле. Еще в 1960-х гг. при «Камери» был организован детский филиал, который с 1970 г. стал самостоятельным «Театром для детей и юношества» («Ха-театрон л-еладим у-ле-ноар»). В течение 18 лет Порат возглавляла театр, поставила много спектаклей, в том числе «Анна Франк» (по пьесе Френсис Гудрич и А. Хаккета, 1973), «Аггадот шлоша ве-арбаа» («Сказание о трех и четырех», по Х.-Н. Бялику).

Теперь театру – при жизни актрисы - присвоено ее имя: Национальный театр для детей и юношества имени Орны Порат. Порат участвовала в телевизионной постановке «Хозяйка замка» по пьесе Леи Гольдберг и в кинофильме о жизни Я. Корчака. Значительные роли Порат последних лет — Бернарда Альба в пьесе Ф. Лорки «Дом Бернарды Альба» (1988) и роль Маргариты фон Цанд, врача дома умалишенных в пьесе Ф. Дюрренматта «Физики» (1991), обе в «Камери». Актерская манера Порат отличается яркой темпераментностью, экспрессией и одновременно сдержанностью, напряженным драматизмом и глубоким психологизмом. Порат — лауреат Государственной премии Израиля (1979), премии «Серебряная роза» газеты «Маарив» (1980, за исполнение женской роли в пьесе А. Миллера «Смерть коммивояжера»), имени М. Маргалита (1983; за исполнение роли Гекубы в пьесе Ж.-П. Сартра «Жены Трои» по Еврипиду, «Габима»). Орна Порат читает лекции в стране и за рубежом и является почетным доктором Бар-Иланского университа и Института Вейцмана в Реховоте. Орна Порат никогда не работает на публику — ни на сцене, ни в жизни. Имея за плечами полувековой опыт театральной карьеры, она говорит: «Я беру с собой на сцену воспоминания и уроки целой жизни. И твердое осознание того, что мне уже не нужно самоутверждаться…».

По материалам интернета

Share this post


Link to post
Share on other sites

Рут Вестхаймер


Рут Вестхаймер (при рождении Карола Рут Зигель, 4 июня, 1928), более известная под псевдонимом «Доктор Рут» (Dr.Ruth) — доктор гуманитарных наук, популярный сексопатолог, ведущая теле и радио передач, автор множества книг.
Рут Вестхаймер родилась в Франкфурте, Германия, но так как у неё еврейская фамилия, то когда ей было 10 лет, она была отпрaвлена родителями в Швейцарию, и там провела все страшные годы второй мировой войны. Её родители погибли во время холокоста, и после войны она становится членом организации «Хагана» («Haganah» — Оборона) в Иерусалиме. Вопреки своему небольшому росту (примерно 140 сантиметров), она обучается на снайпера и была ранена бомбой во время Арабо-израильского конфликта в 1948 году.

Позднее она обучается психологии в Сорбонне, где она также преподаёт. В 1956 году она эмигрирует в США, где она получает степени магистра по социологии и доктора гуманитарных наук в учительском колледже Колумбийского университета (Teachers College, Columbia University). Позже она завершает свою работу по основам сексологии в пресвитерианском госпитале города Нью-Йорк.
Её новаторское шоу «Сексуальные разговоры» выходили на радио в 80-х годах восле 12 часов ночи и длились всего 20 минут. Но по мере того, как шоу набирало популярность, длительность передачи была увеличена до полутора часов, а трансляции стали вестись по всей территории США. Успеху содействовал сам стиль ведения передачи. Он был подчёркнуто вежливым, откровенным и в тоже время присутствовал тонкий юмор, помогающий несколько расслабить слушателя.

Опубликованное фото


Доктор Рут написала множество книг по сексологии, включая знаменитые «Энициклопедию секса от доктора Рут» («Dr. Ruth's Encyclopedia of Sex») и «Секс для чайников» («Sex For Dummies»). Она также работает лектором и профессором в Нью-Йоркском университете, и проводит в Йельском университете семинары по сексульному образованию. В настоящее время Рут ведёт общенациональные шоу на радио и телевидении. Рут Вестхаймер владеет ивритом, английским, немецким и французским языками.
Она была замужем за Мэнфредом Вестхаймером, пока он не скончался в 1997 году.

Источник: http://www.rudata.ru/wiki/Вестхаймер,_Рут

Из другого источника:

Вот уже 60 лет знаменитая доктор Рут Вестхаймер даёт советы в области сексологии и отношений полов. Недавно она выпустила книгу, содержащую 52 урока по половой близости и утверждает, что в отношениях между мужчиной и женщиной секс - это не самое главное.
Она уже видела всё: свободу 70-х, СПИД 80-х - вернувший секс в семейное ложе, модерновые теории сексуальных связей 90-х. Она выступала против тех, кто утверждал, что понятие супружества безвозвратно устарело. Несмотря на то, что она приближается к 80, ни одна сексуальная наклонность её не пугает, она с радостью даёт советы геям и лесбиянкам.

Рут держит частную клинику в Нью-Йорке и выступает с лекциями по всему миру. Её "Энциклопедия секса" недавно вышла на DVD. Она проводит семинары для врачей, которые, по её словам, стесняются спрашивать своих пациентов об их сексуальных отношениях. Также она пишет популярные книги-инструктажи для начинающих и уже видавших виды в кровати, любовников. Основой её учения является вера в необходимость поддержания любовного огня, а успех отношений в кровати на успешных отношениях и взаимопонимании.

Где мы говорим о сексе?

В своей новой книге "Уметь любить", Вестхаймер предлагает читателю на 200-ах страницах 52 урока, которые возможно станут её духовным наследием. ”Сексуальное общение нуждается в ежедневном уходе” - пишет Рут: “говорите друг с другом, даже если нет ответов, говорите о вопросах, не анализируйте, просто беседуйте. Только одна тема для разговора запрещена - СЕКС, об этом говорите только в кровати”.

Важный совет даёт Вестхаймер женщинам, которые годами ищут своего идеального избранника с "душой-близнецом". Она предлагает пойти на компромисс: в основном, чтобы не тратить всю жизнь в безрезультатных поисках. Твой парень далеко не "принц на белом коне"? - не бросай его, дай шанс. Вероятность встретить твоего духовного близнеца в реальности совсем мизерна. Есть способы, как улучшить любовные отношения: быть внимательным к партнёру и его чувствам, привычкам и интересам.

Так, как же создать романтику?

Несколько советов из новой книги Рут Вестхаймер.

Взгляд – делайте то, что без конца советуют на различных семинарах, посвящённых науке секса - смотрите в глаза. Визуальная связь необходима для поддержания любовного огня. "Я люблю тебя..." в телефонную трубку несравнимо с той же фразой, глядя в глаза человека.

Имя – говорите имя партнёра как можно чаще - мягко, ласково и с чувством. Покажите свои чувства во время произношения. Постарайтесь не использовать такие ласкательные имена как "папа, папочка, мамочка " и т.д.

Одежда – если вы дома, это не значит , что можно одеться небрежно. Внешний вид очень важен в отношениях. То, как вы одеваетесь в присутствии своего партнёра, несёт для него определённую смысловую нагрузку.

Улыбка – дома всегда встречайте своего друга/супруга с улыбкой. Дом - это ваша крепость, безопасная территория. Если человек возвращается с работы и ощущает себя так, словно он попал на поле боя, его настроение падает, или (как защитная реакция) становится воинственным. Дайте ему несколько минут прийти в себя после шума улиц и проблем на работе. Не бросайтесь к нему с рассказами о неприятностях, свидетелем которых вы были сегодня.

Изменения – избегайте рутины. Вносите изменения в своё ежедневное существование. Привычка и однообразие убивают отношения. Если по вашему распорядку ужин всегда в семь, перенесите его на восемь и зажгите свечи. Возьмите эротический фильм и посмотрите его вместе. Спите на стороне партнёра... сделайте что-нибудь необычное.

Касание – если партнёры прекращают касаться друг друга - это сигнал бедствия! Легко найти отговорки: вы заняты, руки потеют, читаете газету - большая, большая ошибка! Увиливание от касания приводит к возникновению барьеров в отношениях, отдалению партнёров на физическом и ментальном уровнях. Не обязательно тискать в объятиях, обычное мягкое касание упрочняет вашу связь.
Сделайте вместе пешую прогулку рука об руку, просмотрите вместе альбом фотографий, прижавшись плечами...

Делитесь – делитесь своими проблемами, мнениями, мыслями... Как только вы оказались в рамках супружества или просто живёте вместе, вы подписались под определёнными обязательствами совместного существования. Делитесь, даже если вы привыкли всё делать без посторонней помощи . Малейшая неприятность может заставить вас замкнуться в себе, что может привести к отчуждённости и разрыву отношений. Вы не обязаны принимать его советы, просто поделитесь ...

Фигура – следите за своей фигурой и спортивной формой. Сексуальная энергия находится в прямой зависимости от вашего физического состояния. Вряд ли излишний вес будет способствовать физическим нагрузкам в кровати. Занимайтесь фитнесом вместе.

Спальня – это ваш маленький интимный уголок. Спальня не должна быть "ещё одной" комнатой в квартире. Свечи , масла, опустите шторы, не говорите внутри о насущих проблемах - здесь ваш храм любви и всё мирское в этих стенах - табу.

Источник: http://www.b-cool.co.il/?module=26&action=show_article&id=178

Share this post


Link to post
Share on other sites

Юдифь, императрица Франции


В 815 году в королевской резиденции в Ахене царила атмосфера скандалов. Офицеры императора, придворные, жены вельмож не могли встретиться в кулуарах дворца или в саду, не поделившись вполголоса своими сокровенными мыслями. Повсюду слышалось: - О, Господь Бог! Или: - Эта девушка - сущий дьявол, а император очень наивен. Речь шла об очередной любовной истории. Людовик, впоследствии прозванный Людовиком Благочестивым или же Людовиком Добродушным, которому перешли по наследству от Карла Великого и чрезмерно большая для него империя, и столь высокий титул, вел достаточно любопытный образ жизни. Еще год назад, сразу после кончины Карла, он разыгрывал из себя само целомудрие, изгнав из дворца всех молоденьких женщин, торговавших своей красотой. Но вскоре завел любовницу из числа горничных, молоденькую шестнадцатилетнюю еврейку, дочь баварского графа Вельфа, которую звали Юдифь.

Опубликованное фото


Она была необыкновенно красива не только телом, но и душой. Тридцатишестилетний Людовик обратил на нее внимание, несмотря на свои недавние взгляды и на то, что был женат на прекрасной Эрменгарде I.
То, что у государя может быть любовница, никто и никогда не считал грехом ни в IX веке, ни в XVIII. Никто столько не говорил об этой связи, если бы император наслаждался очаровательной Юдифь один. Но у него был соперник. И это всех возмущало. Всегда молодые женщины, которые становились королевскими любовницами, были настолько признательны за это судьбе, что порывали прежние связи. Юдифь этого не сделала.
Ее возлюбленный был молодым придворным, которого звали Бернар. Он приходился дальним родственником императору по линии отца, графа Гийома, герцога Тулузского, потомка Карла Мартелла.

Опубликованное фото



Людовик, ничего не знавший об отношениях Юдифь и Бернара, пребывал в блаженном неведении, и его слепота всех огорчала.
3 декабря 818 года императрица Эрменгарда умерла в Анже, а Юдифь по- прежнему была любовницей как Бернара, так и Людовика. — Вы увидите, — перешептывались придворные, — плутовка добьется, что император женится на ней. Они оказались правы. Уже в феврале 819 года сыграли свадьбу Людовика и Юдифь, и придворные поэты восклицали, что она превосходила по красоте всех известных им королев, что, впрочем, было правдой. Замужество не помешало Юдифь оставаться любовницей Бернара. Однажды она почувствовала «в своем нутре толчки плода их тайных отношений». Юдифь была взволнована и расстроена, у нее было достаточно оснований быть уверенной, что эта новость не понравится Людовику. Пришлось пожертвовать Бернаром, которому в порядке компенсации досталось Септиманское герцогство.

А через некоторое время молодая супруга стала проявлять в постели такую трогательную нежность к своему глупому мужу, что у него никогда не возникало ни малейшего подозрения… Все прошло хорошо, и в 820 году у Юдифь родился крупный мальчик, которого назвали Карлом. Это был будущий Карл Лысый I .

Опубликованное фото


Рождение ребенка принесло большую радость Людовику (и Бернару), но вместе с тем и породило политическую проблему.
Император, у которого было три сына от первого брака — Лотарь, Пипин и Людовик, успел распределить наследство (это было сделано удивительно рано — Людовику тогда было всего тридцать девять лет!) в 817 году. Желая, согласно совету церкви, а особенно — священника Бенуа Д'Аниона, обеспечить неделимость империи, государь обнародовал указ, по которому никакой раздел не представлялся возможным. Этим указом было предусмотрено, что в случае смерти Людовика на место императора вступал Лотарь, его старший сын. Что касается двух младших (Людовика и Пипина), Людовик Благочестивый одному из них завещал Аквитанию, а другому — Баварию. Безусловно, это была достаточно сомнительная щедрость — она не противоречила указу, так как эти два государства рассматривались как провинции, где Пипин и Людовик были бы лишь управляющими, находясь в зависимости от Лотаря.

Появление маленького Карла нарушило все планы. Никакое законодательство не допускает, чтобы дарственная отца составлялась в ущерб еще не родившемуся сыну. Было совершенно справедливо, что часть наследства император должен был завещать и Карлу.
Об этом, впрочем, напомнила своему мужу Юдифь, как только оправилась после родов. Поскольку он колебался, как переоформить наследственный акт 817 года, она ему сказала, что нужно сократить территории, причитавшиеся Пипину и Людовику, и за счет этого образовать третье государство, где когда нибудь будет королем Карл.

Несомненно, такое решение не устраивало ни Пипина, ни Людовика, и Юдифь поняла, что следует опасаться их противодействия. Чтобы получить сильного союзника, она попросила Лотаря стать крестным отцом Карла. Лотарь не догадался, что, согласившись на это, он рассорится с братьями. Выполнив просьбу Юдифь, он поклялся защищать маленького Карла от всех его врагов. Юдифь была счастлива и горда тем, что добилась своей цели — ее сын мог рассчитывать в будущем на королевскую корону. При дворе состоял на службе человек, которому было известно многое о любовных приключениях императрицы. Это был Вала, бывший советник Карла Великого. Он был женат на сводной сестре Бернара и по ряду причин ненавидел его. Вала отправился к Лотарю и рассказал, что Карл не является сыном Людовика, а значит, и не имеет никакого права на императорское наследство.

Лотарь догадался теперь о причине просьбы Юдифь. Посчитав себя обманутым, он решил, что свободен от данной клятвы. Через несколько недель против Людовика Благочестивого и Юдифь выступило войско. Во главе его стояли Вала, Лотарь и два его брата, которым тоже стало известно о происхождении Карла. Императрица собрала войско для защиты своего сына. Во главе его она поставила Бернара, который вновь обосновался в Ахене и стал ее любовником. Конечно, возобновление их отношений могло выдать тайну. Особенно наглым было то, что Юдифь назначила Бернара императорским казначеем. Такое поведение по меньшей мере было парадоксальным.

События стали развиваться стремительно. В 829 году Людовик Благочестивый объявил на ассамблее в Вормсе о своем решении об образовании королевства для Карла. На это решение три брата ответили тем, что по призыву Валы развязали жестокое сражение против Юдифь, открыто обвинив ее в любовных связях с Бернаром. Людовик, уверенный в верности своей жены, счел эти обвинения грязной клеветой и продолжал спать спокойно. Но спал он один.

В конце концов Лотарю удалось спровоцировать восстание в войсках императрицы и захватить Юдифь. Она была заключена в монастырь, а Людовика заставили дать клятву соблюсти закон от 817 года. Через год Людовику удалось вернуть в Ахен Юдифь. И Юдифь поклялась своей честью и верой в Христа, что она никогда не изменяла мужу. Эта клятва, которую она произнесла, и глазом не моргнув, поразила всех придворных. — Очевидно, — говорили они, — она не христианской веры. Людовик Благочестивый , который был влюблен в Юдифь так же, как и в первые дни их знакомства, согласился пересмотреть вопрос о разделе империи. Теперь, когда она была прощена мужем, Юдифь предложила разделить территорию на четыре равные части без предоставления кому либо из сыновей титула императора. Это ставило Карла на одну ступень с его братьями. О таком решении вопроса император раньше не осмеливался думать. Но отказать Юдифь было выше его сил.

Раздел произошел в 831 году. Три старших сына Людовика Благочестивого вновь повели борьбу с Юдифь. История повторялась: она была захвачена, заключена в монастырь, потом — восстановлена в правах Людовиком. В конце концов благодаря коварству, хитрости и ловкости ей удалось добиться полной победы над войском трех братьев. Теперь она занялась учреждением королевства для своего любимого сына. Смерть Пипина, последовавшая в 838 году, изменила все планы. Лотарь потребовал исполнения указа. — Поскольку наследников опять трое, я рассчитываю на титул императора. Карлу пусть достанется Аквитания, а Людовику — немецкие земли.

Но Юдифь не могла смириться с тем, что ее сын будет вассалом Лотаря. Она потребовала от мужа нового раздела. Людовик Благочестивый, как обычно, исполнил волю жены, разделив империю на три королевства, границы которых (это были вновь образованные государства) простирались с севера на юг. Часть территории, предназначенная Карлу, располагалась примерно по рекам Мозелю, Соне, Роне и по горам Севена. Людовик получил земли, лежащие к востоку от Рейна и Альп. Лотарю, помимо Италии, досталась территория, простирающаяся от побережья Северного моря до герцогства Беневенти.

В конце 840 года скончался Людовик Благочестивый. Юдифь умерла тремя годами позже, 19 апреля 843 года. До конца своих дней она оставалась любовницей Бернара. Юдифь так и не увидела претворения в жизнь своих усилий по разделу империи: Верденский договор был подписан в августе, через несколько месяцев после ее смерти.

Опубликованное фото
Карл Лысый и Людовик Немецкий на подписании Верденского договора (843 г.)


По этому договору Карлу досталось государство, получившее название Западнофранкского королевства. Так была рождена Франция.

Опубликованное фото


Но у любовных историй часто конец трагичен. Карл, узнав, что он не был сыном Людовика Благочестивого, приказал заколоть Бернара , своего истинного отца.

Опубликованное фото
Ги БРЕТОН. История любви в истории Франции в 10-ти томах. Том 1. Любовь, которая сотворила историю.



Солидные ученые, авторы школьных учебников, превратили историю Франции в скучнейший академический предмет. И только потому, что обошли молчанием причины, лежащие в глубине важнейших событий, определивших всю многовековую историю Франции. Объясняя их, они говорят о чем угодно, но только не о любви. Они боятся уронить свой научный престиж, если признают, что иногда война объявлялась только потому, что королю хотелось таким образом выразить переполнявшую его радость после незабываемой ночи любви, или что некоторые войны начинались по прихоти фавориток...

Вот почему рядом с "сорока королями, которые создали Францию за тысячу лет", необходимо искать, как, впрочем, и везде, женщину...

Именно они, женщины, возводили королей на трон, благодаря им, женщинам, короли иногда расставались с короной, из-за них разгорались войны, под их влиянием разрозненные провинции объединялись в единое государство, из-за желания понравиться женщинам убивали, резали глотки, осыпали наградами, строили замки, уничтожали города.

Опубликованное фото
Об истории галантных похождений повествует эта книга.


Источник: http://www.botinok.co.il/node/57691

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ирина Патлах


Ирина: В детстве я занималась в школе театрального искусства. И мне очень нравился Сосо как исполнитель. А потом по счастливой случайности оказалось, что моя школа находится в одном здании с его звукозаписывающей студией. Я зашла в нее, потому что хотела спеть на детском концерте одну из его песен, но вначале мне нужно было записать ее на кассету.
Сосо: Ире было 16 лет, когда я ее увидел. У нее был хороший вкус, и мне это очень понравилось. Ее сверстники и сверстницы пили из бутылок пиво. А Ира была не такая – холеная, воспитанная, озорная и уже тогда очень красивая. Я сразу загорелся и потихоньку, как дикую кошку, стал приручать ее. Она часто заходила. Смотрела, как записываю песни. Потом я пригласил ее в свой коллектив, потому что Ира хорошо поет и танцует. Она быстро влилась. С ней было очень интересно выступать, общаться. Ее родители меня очаровали. У Иры интеллигентная еврейско-русская семья со своими традициями, похожими на те, на которых я воспитывался. Мы сразу поняли друг друга. Я сказал им: сейчас, когда Ира взрослеет, пусть она лучше будет рядом со мной, а не со своими сверстниками пить в подъезде пиво. Скрипя зубами они согласились.

Опубликованное фото


– Почему скрипя зубами? Из-за почти 20-летней разницы в возрасте?
– И из-за этого тоже. Обо мне ходили слухи, что я бабник. Но мне удалось переубедить родителей Иры. Хотя главную роль, конечно, сыграла она сама. Сказала: «Я хочу быть с тобой». У Иры характер хоть и предсказуемый, но жесткий. И это нам очень много раз в жизни помогало. Были разные ситуации – приятные и не очень. Но Ира не уходила и не отходила от меня. Стала другом, любимой женщиной. Собрала в себе все лучшее и купала меня в этом.
Ирина: Мама покрывала меня где-то с полгода. А вот для папы новость, что я встречаюсь с Сосо, стала шоком. У него нервы послабее (смеется).
Сосо: Мама по-женски понимала: как можно отказаться от такого мужчины, как Сосо Павлиашвили? (Смеется.) Папа не мог этого понять, потому что он – мужчина.

– У вас отношения с тещей сложились?
– Никогда в жизни не называл Ирину маму тещей. Она – моя Лариса. Ее папу, Борю, я называю тестем, но в шутку – мы с ним как братья.
– Ира, Сосо походил на свой телевизионный образ?
– Меня поразило, что в жизни Сосо абсолютно спокойный и сдержанный человек, притом что от него исходит сумасшедшая энергетика. Сосо буквально держит себя в кулаке, чтобы эта энергия не разлеталась в разные стороны, как на сцене. И наша дочка Лиза унаследовала горючую смесь от нас обоих, потому что я тоже не подарок.
– Получается, вы взрывоопасная пара?
– Да. Но мы научились нейтрализовывать друг друга. Временами я бывала очень упряма, а Сосо гнул свое. И когда мы научились друг друга чувствовать, у нас наступила полная гармония. Мы стараемся переносить это и на наших детей, рожденных и будущих, чтобы в семье было абсолютное взаимопонимание.

Опубликованное фото

Опубликованное фото


– Лизу, наверное, балуете?
Сосо: У меня после аварии были осложнения со здоровьем. А когда родилась Лиза, все ушло. Я ее балую, но она знает, что, когда будет перегиб, получит по попе. Но при этом обосную, за что наказываю. Лиза должна понимать, что я жесткий, но добрый и справедливый.
Ирина: Ой, Лиза прилипла к папульке с самого рождения. Они как две липучки. Не могу ни спать ее уложить, ни заставить позавтракать. И Сосо мне как-то сказал: «Если бы я ее грудью мог кормить, ты нам вообще не нужна была бы» (смеется).

– Когда Лиза родилась, какие были первые чувства?
Ирина: Тот день перевернул всю нашу жизнь. Нам казалось, мы живем принципами, которые считали настоящими. А когда появилась Лиза, оказалось, что все это настолько незначительное и единственное, ради чего стоит жить – ради вот этого маленького чудика. В зрелом возрасте мужчина воспринимает отцовство не так, как в молодости. Считаю, мужчине нельзя становиться отцом раньше 35 лет.
– Сосо, я так понимаю, это камень в ваш огород, вы ведь в первом браке стали отцом в 23. Теперь правда другие ощущения?
– Что я мог пережить в 23 года? Конечно, считал себя зрелым мужчиной. И для меня это было сумасшедшее счастье. Я ждал Левана, даже по ночам приходил и разговаривал с ним еще до его рождения. Зато моему сыну уже 20 лет, и это замечательно. Но сейчас я по-другому себя ощущаю.

– А если Леван заявит: все, пап, женюсь?
– Надеюсь, он все же познакомит меня с девушкой до того, как примет это решение. Я должен сказать свое мнение, даже если оно будет неприятным для сына. Хотя если увижу, что Леван влюблен, скажу: «Женись, но я в твои дела не буду вмешиваться. Ты меня не послушал». Я знаю, что такое – сходить с ума от любви. Но это я Лизе могу говорить, что можно, а что нельзя. А взрослому мужчине что могу сказать? Я ведь тоже не спрашивал своих родителей: жил так, как считал нужным, а ошибки исправлял сам.

– Ира, правда, что во время беременности Лизой, уже на последних неделях, вы решили перестелить в квартире полы?
– Женщине, а особенно беременной, всегда хочется что-то поменять. У нас кипел в квартире ремонт, и я хотела успеть закончить его до родов. А оставалась неделя. В тот день я была у врача на осмотре, и он сказал: «Оставайся, ты сегодня родишь». А нам привезли новый шкаф взамен рухнувшего. И я говорю: «Мне домой надо. У меня шкаф». К тому же по срокам я должна была родить через неделю. «Ну-ну», – ответил врач. Так и вышло – когда вешала занавески, начались схватки. Прямо на стремянке.

– То есть вы такая экстремальная мамочка?
Сосо: На последних месяцах, когда ждали Лизу, мы вместе ныряли в Красное море. Сейчас Ире скоро рожать, а мы недавно вернулись с Бали. Перед родами ей нужна эмоциональная подзарядка.
– Ира, а как Сосо реагировал на вашу деятельность?
– Он понимает, что беременная женщина – не больная. Переживал и ругался: «Что ты лаком дышишь?» Бесполезно объяснять, что лак безопасный. Я даже выгнала Сосо из этой квартиры на два месяца, чтоб не мешал. И вместе с рабочими меняла мебель, обставляла квартиру так, чтобы ребенку было комфортно. И я уважаю себя за то, что никого не послушала и сделала по-своему. Нам теперь уютно и хорошо. Надеюсь, в конце года переедем в новую квартиру рядом с парком. Здесь мы уже не помещаемся, а когда родится еще одна дочка, вообще станет тесно.

– Вы не хотели, чтобы пол ребенка стал для вас сюрпризом?
– Когда была беременная первый раз, сразу почувствовала, что будет девочка. А вот со вторым ребенком знакомые нас немножко дезориентировали. Мы безумно хотели девочку, но почему-то нам казалось, что второй раз такого счастья быть не может. И знакомые утверждали, что у меня мальчик. Мы уже начали напрягаться. Сделала УЗИ. Было видно, что девочка, а все по-прежнему повторяли: мальчик у вас… Единственная, кто сразу сказал, что у меня девочка – это сестра Сосо. У них вообще у всех в семье сумасшедшая интуиция. Сестра позвонила, когда мы отдыхали в Испании: «Если ты сейчас забеременеешь – а ты еще не беременна? – у тебя будет девочка». В Москве сделала УЗИ – точно.
Сосо: Когда Ира беременная, она становится особенно чувственной и трогательной. Когда прихожу домой и Ира встречает меня с животиком, это счастье. И я не хочу, чтобы оно закончилось. Я за то, чтобы в семье всегда был маленький ребенок. И после Сандры я обязательно хочу еще детей.

Автор: Сергей Пустовойтов
Источник: http://www.sobesednik.ru/archive/stars/06_2008/soso_irina/
Дата публикации: 31 марта 2008 года

Share this post


Link to post
Share on other sites

Руфь Тамарина


Опубликованное фото


Тамарина Руфь Мееровна родилась в 1921 г. на Украине в г. Николаеве. С девяти до двадцати семи лет жила в Москве. Отец Тамарин Меер Семенович расстрелян в 1937 г. , в 1938 г. мать Тамарина Тамара Михайловна осуждена на 5 лет, которые она отбывала в Темниковских лагерях, в Мордовии. В 1940 г. Руфь Мееровна поступила в Литературный институт Союза писателей, но в 1942 г. была арестована и осуждена по статье 58-12 (недонесение) с заменой лагерей направлением в действующую армию, штрафную роту. В 1943 г. ее демобилизовали, и она продолжила учебы в литинституте, который закончила через два года.

Вторично была арестована в 1948 г. и приговорена по статье 58-1 "а" "по подозрению в шпионаже в пользу в США" на 25 лет лагерей. Ее направили в лагерь "Степной" в г. Джезказгане в Казахстане. Отсидев восемь с половиной лет, в сентябре 1956 г. ее освободили условно-досрочно, а в октябре она была реабилитирована за отсутствием состава преступления. С 1957 г. жила в г. Алма-Ате, в 1995 г. переехала в г. Томск. Член союза писателей Казахстана, с 1996 г. - Российской Федерации. Автор десяти поэтических книг и одной прозаической. В 1999 г. переиздана с дополнениями ее книга воспоминаний "Щепкой в потоке".

В 1955 году "лагерная мама" по Степлагу Слава Борисовна Майнфельд подарила Руфь Мееровне кастрюльку. Слава Борисовна отбывала второй срок. Первый приговор как "член семьи изменника родины" она отбывала в Темниковских лагерях. Ее муж, Левин был личным врачом Горького и был осужден на знаменитом "бухаринском" процессе в марте 1938 года. Второй раз она была арестована в 1949 году во время борьбы с "космополитизмом".

Опубликованное фото
Деревянная шкатулка, изготовленная М. Г. Морозовым как свадебный подарок жене Р. М. Тамариной в Темниковских лагерях в 1956 г.


Российская поэтесса Руфь Тамарина (настоящая фамилия – Гиршберг) родилась в 1921-м году в г. Николаеве, Украина. Отец будущей поэтессы, Меер Семенович Тамарин (Гиршберг), революционер, подпольщик, военнослужащий, партийный, а затем хозяйственный работник. Вот что вспоминала Руфь Мееровна об отце: «Я очень любила отца, которого видела мало и редко – в тридцатые годы было заведено на любом мало-мальски «руководящем» посту работать до поздней ночи: авось, понадобишься наверху». А уезжал он на работу чуть свет». Мама Руфи Мееровны - образованная, интеллигентная, окончившая с золотой медалью гимназию, затем кредитно-экономический институт, стройная, привлекательная, по имени Тамара, отсюда и партийный псевдоним отца – Тамарин, ставший семейной фамилией.

Увы, в 1937 году нашлись свидетели выступления Меера Тамарина на одном из собраний, где он со всеми осудил книгу Троцкого, но призвал к сдержанности к ее автору. И это послужило поводом для исключения Тамарина из партии, а затем и для ареста. Где, когда и как он погиб, Руфь так и не узнала. А вскоре была арестована мама. В 1939 году, после окончания 10-го класса, Руфь Тамарина поступила в Литинститут им. Горького, окончила его в 1945 году. В институте она училась в семинаре Ильи Сельвинского с такими впоследствии известными поэтами, как Борис Слуцкий, Павел Коган, Сергей Наровчатов и др. Большинство поэтов из предвоенного Литинститута ушли на фронт добровольцами, не дожидаясь военкоматских повесток. В 1941 году добровольцем ушла на фронт и Руфь Тамарина. Она была санинструктором во 2-й отдельной роте 41-й стрелковой дивизии 40-й армии на Западном фронте.

В 1943 году Тамарину демобилизовали из армии и она продолжила учебу в институте. По окончании Литинститута Руфь Мееровна работала в сценарной студии министерства кинематографии СССР, была старшим редактором и продолжала часто бывать в институте. В 1947 году умерла мама, а в 1948 году Руфь Тамарину арестовали, обвинив в шпионаже, ставя в вину знакомство с американским журналистом Робертом Магидовым. Ее приговорили к 25 годам исправительно-трудовых лагерей, по этапу из пересыльного лагеря она попала в джезказганский «Степлаг» (особый лагерь для политических). В этом лагере Руфь Тамарина провела 8,5 лет. В 1956 г. была реабилитирована и осталась жить в Казахстане, работала редактором на киностудии "Казахфильм". Она была членом Союза писателей (1966) и членом Союза российских писателей (1996). В 1995 году Тамарина перебралась в Томск, поближе к семье своего сына.

Тяжело болела. Ослепла и была прикована к постели, но не сдавалась и продолжала писать. Там, в Сибири, у нее вышло несколько книг. В 1999 году издательство "Водолей" выпустило сразу две ее книги - "Новогодняя ночь" (поэзия) и "Щепкой - в потоке" (лагерная проза). Затем появились "Такая планида, или Зарубки на "Щепке" (2002), "Зеленая тетрадь" (2003). Большая подборка стихов опубликована в томском литературном альманахе "Каменный мост" (2004). Умерла в Томске в 2005 году. Среди ее последних стихов, написанных в Томске, обнаружилась «Старая вечная песенка» с подзаголовком «Вольный перевод с идиш». Почитайте это шутливое стихотворение и представьте, сколько тепла и нерастраченного национального чувства таилось, может быть, всю жизнь в душе поэтессы и лишь на склоне лет, на пороге смерти было извлечено ею на свет:

Рано утром старый Шолом
Стал умеренно веселым,
Стал умеренно веселым - так-то вот.
Он надел свою ермолку,
И собрался втихомолку,
И пошел туда, куда и весь народ.
А народ шел в синагогу,
Чтобы помолиться Богу,
И покаяться, в чем грешен - так-то вот.
Но в тот день Шолома ноги
Не дошли до синагоги,
А дошли совсем наоборот.


Источник: http://yvy.tomsk.ru/oo/memo/memo/vt/trm.htm

Share this post


Link to post
Share on other sites

Инна Иохвидович


Опубликованное фото


Краткая справка. Инна Иохвидович родилась в Харькове. Закончила Литературный институт им. Горького. Автор двух книг прозы. Рассказы публиковались в русскоязычной периодике ряда европейских стран, а также в переводе на украинский и немецкий языки. Живет в Штутгарте (Германия).

Вот что пишет о ней литературовел Лев Аннинский:

"Только без паники! К вечеру я умру…"
Инна Иохвидович. "Непоследовательность смерти"



Вернее: последовательность смерти. Этот лейтмотив первым бросается в глаза, врезается в память, преследует вас при чтении рассказов Инны Иохвидович. Смерть мгновенная, в одночасье. Смерть медленная, от тягучей неизлечимой болезни. Смерть насильственная, от пули, в общей яме. Смерть добровольная, в одиночестве: от петли, от газовой плиты, от передозировки снотворного… От разрыва сердца, от ужаса оставленности, от рака - болезни отчаявшихся. А не смерть - так ожидание смерти. Уже за спасительной чертой, вдали от хамского ОВИРа, в мечтаемой Германии - сидеть в инвалидной коляске на балконе социальной квартиры и молчать - это что? Ожидание смерти? Или уже сама смерть, сумерки сознания, конец души, за которым должна последовать такая безделица, как конец тела?

А если не молчать покорно? Если кричать с балкона прохожим: "Герр! Герр! Остановитесь! Фрау, фрау, это я к вам обращаюсь!.." - А те, оглянувшись на голосящую калеку, в лучшем случае прибавят шагу, или - еще обиднее - проследуют, не реагируя никак.
А если ты не прикована к инвалидному креслу и имеешь возможность прогуляться по саду в том же социальном квартале, где "борешься за прозябание"? Или даже за пределами квартала… Сядешь на скамеечку в ухоженном немецком парке, закроешь глаза и вообразишь этот сад лет за 60 до того, эту скамейку, и Гиммлером отредактированную табличку: "Евреям запрещено…"
А если не мучиться историческими галлюцинациями, не вспоминать Германию 1938 года, а предаться на той же скамеечке мыслям об обретенном, наконец, покое? И обнаружить на спинке, много раз перекрашенной с гимммлеровских времен аккуратными немцами, свеженацарапанную надпись: "Мусульмане и евреи, сваливайте отсюда, Гитлер вернется".

Граница, отделяющая территорию недавнего "соцлагеря" от территории нынешнего "соцхайма", - смертная черта.
Так откуда сомнамбулическое стремление пересечь эту границу? И всегда! От простодушного местечкового гвалта послевоенной поры, когда под видом польских репатриантов отъезжали с Украины: "Ребе сказал: надо ехать!" - до глубокомысленных дискуссий интеллектуалов брежневского времени, взвешивающих на кухне все "за" и "против", а потом переступавших через все аргументы: "ехать-то надо".
Один встречный вопрос: почему надо?
Этот вопрос пронизывает прозу Инны Иохвидович - все три уровня взаимодействия с читателем, каковые я в этой прозе вижу.

Во-первых, тут чисто художественный эффект, умелость рассказчицы, чувствующей ритм фактов и пауз, знающей, когда оборвать ниточку повествования, когда подхватить ее. Возможно, тут сказывается опыт литературной работы в СССР и, в частности, учебы в московском Литературном институте (до эмиграции, естественно). Но больше, я думаю, сказывается та вошедшая в кровь русского еврейства преданность русской словесности, когда "яр, в котором полегли сородичи", как нижняя бездна, переглядывается с русской классикой, цитатами из которой "напичкана" сжавшаяся в комочек человеческая плоть, чудом уцелевшая на краю того яра. В глазах патологических антисемитов эта приверженность русских евреев русской литературе ("ведь мы и в Израиле русские") куда обиднее, чем тот суржик, над которым во времена Розанова и Чехова посмеивались коренные носители языка. Теперь евреи сами - носители. Если Инну Иохвидович перевести на идиш или иврит, ее проза потеряет часть своего исповедального взвинта…

Во-вторых, дюжина компактных жизнеописаний, каждое из которых посвящено другой судьбе, - сплетается в подобие общего родословного древа. Ханна Мордуховна (ставшая Анной Марковной) и Мария Марковна - родные сестры, они Штернберги, а Ефим Иосифович и Фаина - напротив, Рабины, но никак не Ривкины, Людмила же Исаевна Ландер - урожденная Розенцвейг, а Мария Марковна, которая замужем за Леонидом Зиновьевичем, - вовсе не Штернберг, а Винницкая… и эти последние, в отличие от своих родителей, живших в черте оседлости, - коренные харьковчане… И кажется, что они все - родственники или свойственники, и все - жители Харькова, а именно - того района, который в царское время назывался Немецким, а в Советское время - официально Пушкинским, а неофициально - еврейским… И все эти истории производят впечатление документально записанных, они - первоисточник, не тронутый безответственной фантазией.

И, в-третьих, - калейдоскоп судеб имеет сверхзадачу: понять то, что пониманию не поддается. Иногда это судьба русского еврейства, иногда судьба еврейства вообще, а иногда - какая-то общечеловеческая загадка, их тех, что зовутся проклятыми: модель тщеты и безнадежности, прямо взывающая к Последнему Смыслу. Это и отдающий бунтом вопль: "За что?!", и - отдающее вызовом смирение: "Господь дал - Господь взял, да будет имя Его благословенно!" Смирение Иова на гноище, смирение Исаака под ножом, смирение Софьи Александровны Равкиной, обратившейся к мужу: "Абраша! Только без паники! К вечеру я умру, я чувствую. Не перебивай!.. Я в квартире приберу, на неделю приготовлю обед…"
Понять такое невозможно без ссылки на еврейское чувство юмора: иначе-таки не вынести ни такую жизнь, ни такую смерть.
Так я спрашиваю: если уже суждено ехать, куда девается ваш юмор, когда вы выбираете страну приземления? Почему из всех стран, куда можно "свалить" из этой осточертевшей России, вы упорно выбираете именно Германию? "Мыслимое ли дело?.." Деды воевали с Вильгельмом, отцы воевали с Гитлером, родичи подыхали в блокаде, гибли во рвах и ярах только за то, что евреи, а дети засобирались "туда, во вражеское логово… Или немцы стали другими? И этому можно верить?"

Но почему, собственно, нынешние немцы, поклявшиеся стать демократами, должны отвечать за погромы времен Крестовых походов или за печи Холокоста? Ничего ведь дурного не думает теперешняя сотрудница соцслужбы, когда предлагает Мине Ароновне Нойман, прибывшей в Германию на постоянное место жительства в 2001 году:

- Фрау Нойман! Я буду оформлять ваши документы. Я нашла для вас место жительства. Это баварский город с хорошим климатом - Дахау.
- Как? - переспрашивает Мина Ароновна.
- Дахау, Дахау, - повторяет чиновница, нет понимая, отчего та помертвела.
А у той "в голове крутится только одно: УЖЕ?!"

Всё. Конец света. Если говорить о чисто художественном эффекте, то на этом можно оборвать рассказ "Последняя жертва". После этого "УЖЕ" - только немота. Смерть. Однако поиск "последней истины" вынуждает к перебору вариантов, и у Инны Иохвидович эти варианты учтены.

Страна отказа: "Ненавистное советское время юности и детства с коллективно-хоровым, коллективно-спортивным и прочим коллективным исполнением". "Эта сонная, монотонная, тошнотворная будничность"… Страны спасения: Америка - туда "просто перестали принимать"; Австралия - туда не пройдешь "по возрасту и здоровью"; Израиль - отпадает сразу "уже даже из-за одних климатических условий". "Уже даже" выдает некоторое смущение автора: пасьянс не лишен умысла: ну, раз больше некуда… то в Германию. Таится за этим пасьянсом нечто глубинное, а именно: размышление о национальных характерах. О русских. О немцах. И, как неизбежность, "уже даже" об израильтянах.
С них и начнем.

Характеристика израильтян в прозе Инны Иохвидович замечательно рельефна. "Они, сабры, вроде как бы и не евреи… Шумно-громко-говорящие, жизнерадостные, смешливые…" Смеются во весь голос. И живут так, будто нет позади ни тысячелетнего изгнания… ни Освенцима, наконец. А если Освенцим и есть для них, то совершенно не в том освещении, как для его жертв: "Вы, европейские евреи, позволили себя, как овец, перерезать, как жертвенных животных. Мы, жители Израиля, этого бы не допустили". Глядя на молодого сабра с шапкой курчавых волос, веришь: и впрямь не допустили бы!

Однако ни одна из героинь Инны Иохвидович не хотела бы очутиться "в гуще этих восточных, радующихся жизни людей". И не только потому, что они для нее - как бы уже не вполне евреи (как и она для них): хоть и родичи, а - чужие. Главное же: в них, израильтянах, нет еврейской тоски. А что есть? Вот тут - самое интересное. Есть что-то, напоминающее жизнерадостных советских людей, ненавистных героиням Инны Иохвидович. Это ненавистное, коллективное, жизнеутверждающее, советское - для нее не русское. Русское символизировано фигурой сиделки Фени, нанятой к лежащей больной старухе-еврейке. Феня, когда-то, девушкой еще, сбежавшая из деревни в город "лишенка", - "добрая несмотря на прожитую тяжелую жизнь". "Ее отзывчивое русское сердце" скорбит по больной так, будто "она и ей близкий человек". "Я поверила (признается рассказчица) в правоту Достоевского, говорившего о русской всемирной отзывчивости". Эта хрестоматийная всеотзывчивость подкрепляется у Инны Иохвидович украинской вариацией на ту же тему, что отнюдь не так хрестоматийно, ибо антисемитизм украинцев, по легенде, отличается от русского в сторону эмоциональной безудержности. Вот и послушаем.

Ефим Иосифович, пройдя семь кругов отъездной таможни, ищет, кто бы пособил ему сдвинуть неподъемный багаж. В полном отчаянии он вопиет о помощи. И, о чудо, тут же, из-за стены дождя выходит огромный пьяный мужик и подойдя к нему спрашивает:
- Диду, тоби чого?
- Пожалуйста, помогите мне погрузить чемодан и сумки в багажник вон того автобуса. Давайте вдвоём понесём! Я буду вам очень признателен, я отблагодарю вас, - чуть не плача от собственной никчемности, просит Ефим.

- Та це ж мелочи, диду, - говорит мужик, укладывает вещи и закрывает багажник.
- Спасибо вам, спасибо добрый человек! - говорит Ефим, ища бумажник во внутреннем кармане пиджака. Но пока он вытаскивает 10-тидолларовую купюру, мужик исчезает за стеной дождя.
"Из дождя вышел и в дождь ушёл".

Покидая пределы СССР (а теперь РФ и РУ), евреи у Инны Иохвидович покидают не только ненавистную систему с ее антисемитизмом, они покидают "кухни своей молодости", со спорами о мировых вопросах, о судьбах России и о "духовной трагедии русского еврейства", - в Германии такие заоблачные споры вести будет не с кем, так же, как некому там будет кричать "Помогите!" в надежде, что "из дождя" выйдет пьяный верзила и спросит: "Тебе чего, дедушка?". Я вовсе не думаю, что "национальные типы", изображенные Инной Иохвидович, исчерпывают реальность, но они помогают понять, что происходит с ее героями. Ничего фатального в еврействе этих героев нет. Сплошь и рядом они у Инны Иохвидович полукровки, либо замужем или женаты на русских, и не только их дети и внуки, но и сами они запросто могут записаться русскими. Русские, в отличие от немцев (эпохи герра Розенберга) вряд ли станут высчитывать процент еврейской крови, они, по своей "достоевской" всеотзывчивости скорее всего шумно побратаются с обрусевшими евреями, а иные даже и выручат в тяжелую минуту, явившись "из дождя".

Так что выбор судьбы у героев Инны Иохвидович - акт свободной воли. Выбирают образ жизни, а уж в подкрепление выставляют шестой пункт анкеты. Чисто русская мечтательница выдает себя за еврейку: хочется ей "быть молодой, свободной… заниматься любовью с молодыми красивыми мужчинами, одним словом - красиво жить! Классно жить! А это возможно, наверняка, "там", на Западе".
Отдаю должное сарказму, с каким живописует эту мечту Инна Иохвидович, однако рискну продолжить тему. Классно жить… А вставать в пять утра, как немцы, - не хочет? А вкалывать по-немецки с неукоснительной пунктуальностью? А высчитывать пфенниги и обсуждать политику инвестиционных банков - без всяких там интеллигентских кухонь? Конечно, вышеописанной дуры среди еврейских героинь Инны Иохвидович не найдешь, но вопрос остается: когда ее умницы едут в Германию, они готовы… онемечиться или надеются обойтись без этого?

Оставим в стороне момент перехода: безжалостный формализм германских иммиграционных служб и непробиваемая жестокость германских бюрократов ничем не уступают советским изуверам ОВИРа и бюрократам советского разлива (хоть российским, хоть украинским). Эта похожесть описана у Инны Иохвидович со впечатляющей достоверностью и неподдельной болью. Наверное, все "службы" таковы в богоспасаемом человечестве. Но ведь не в немецкую пограничную систему въезжают герои Инны Иохвидович, они хотят въехать в немецкую реальность, найти там нишу, принять образ жизни, то есть, если угодно, влиться в народ.

Но тогда извольте переварить следующую статистику (выкладки я снимаю с уст той самой Мины Ароновны Нойман, которой мы уже немного знакомы). Итак: в войсках СС служило 900 000 человек. В СА - больше полумиллиона. К тому ж "окончательное решение" было бы невозможно, если бы не железные дороги. "Подумайте, все гетто - у дороги, все лагеря, и среди них шесть лагерей "смерти" - тоже у железной дороги. Ведь существовали и специальные поезда - зондерцуги, и специальный персонал - зондерцуггруппе... А в Рейхсбане перевозками евреев занимались полмиллиона управленцев да 900 тысяч железнодорожных рабочих... Это ж сколько миллионов человек занималось лишь истреблением евреев, а считается, что весь народ ничего не знал о концлагерях!?"

Проницательное суждение и малоутешительное. Напомню и другое: Гитлеры приходят и уходят, а народ немецкий остается.
"Особа народа "царственна", она - "священна", не помню, кто из великих это сказал", - вторит Инна Иохвидович.
Кто бы ни сказал, а раз поехали - приходится вписываться - не в СС или СА, давно осужденные Нюрнбергским трибуналом, а в немецкую жизнь. Что для этого надо? Перестать быть евреями… Но это так же немыслимо, как немыслимо было в России, со всеми ее интеллигентскими кухнями и спорами о мировой справедливости, как немыслимо оказалось в Израиле, где сабры презирают тех, кто в 1942 году позволил загнать себя в газовые камеры. А ведь вопрос роковой. Ты волен стать израильтянином, немцем, русским. И ты ничего этого не можешь, потому что потеряешь в этом случае то неуловимое, тысячелетнее, неистребимое и необъяснимое, что делает тебя евреем.

Что это? Язык? Вера? Самоощущение?
Язык и вера, и даже самоощущение - все это и терялось за тысячелетия, заменяясь (иврит идишем, иудаизм коммунизмом и т.д.) а потом вновь обреталось, так что не всегда ясно, что именно заставляет еврея, говорящего по-русски или по-немецки, ударившегося в атеистическую революцию или принявшего христианство, - все-таки ощущать себя евреем. Тип поведения? Откуда он? Факт самосознания? А он чем держится? Поневоле закрадывается мысль, что это нечто фатальное, чуть ли не генетически предопределенное, неистребимое.
А может, так оно и есть? Рождается младенец, ни о чем таком не ведает. И вдруг на переходе к отрочеству у него начинают расти волосы, где надо и не надо, отвисает губа, и нос предательски вытягивается вперед и вниз.

Для девочки это вовсе катастрофа, девочка хочет это как-то объяснить. Первое объяснение поступает от врачей. Прошу прощения за обилие малопонятных терминов; думаю, что малопонятность входит в художественное условие: рок должен ошеломлять человека зловещей невнятностью предзнаменований. "В эндокринологической клинике я была потрясена количеством волосатых женщин. Одни лежали на обследовании, других готовили к операции, третьи уже были прооперированы. Преобладали женщины Востока - еврейки, армянки, грузинки... Оказалось, что большинство этих женщин болели синдромом Штейна-Левенталя или поликистозом яичников, приводивших их к бесплодию, оволосению, ожирению... Или у них наблюдалась патология надпочечников или иные эндокринологические синдромы..."

Пытаясь выпутаться из петли Штейна-Левенталя, душа взывает к родителям. "Целью моего рождения был не сам ребёнок… Моё зачатие, предполагаю я, произошло не от радостного любовного соития, а явилось итогом привычно-механического семейного полового акта, к которому и прибегли-то как к лучшему расслабляющему, как к средству от бессоницы!" Поди, опровергни: родителей давно нет на этом свете, а были бы - разве потерпели бы разглашение интимных подробносткй их жизни? Хотя все это, увы, очень похоже на правду. Однако генетическая ниточка греха, на последнем витке которой оказались родители, тянется из глубины веков; начало ее - во мгле неподсудности:

"Гирсутизм (еще один медицинский термин - оволосение - Л.А.) это не следствие какой-то болезни или некая патология. Это, так сказать - "конституциональный" гирсутизм. Он часто встречается у женщин, из древних народов происходящих, - у армянок или евреек. Это, так сказать, "древнее наследство… В науке имеется несколько гипотез, но, увы, пока ничего достоверного".
Что же это делается, люди добрые? То ли мы сходим с ума, не понимая, за что нас карает природа, то ли природа сходит с ума, зачем-то производя на свет заранее обреченные варианты жизни, тогда как должна давать любому варианту максимум шансов… Меня обуревает бред справедливости: если южные особи на севере оборачиваются такими чудищами, то по закону симметрии светлоглазые, белокожие дети "древних народов" севера, всплывая у берегов Тигра и Евфрата, должны являть нечто немыслимое. Несчастья надо делить поровну. Чего пристали к армянам и евреям?

Потом, спохватившись, я этот бред с себя сбрасываю и возвращаюсь к психологическому состоянию людей, описываемых Инной Иохвидович. Их отчаяние - в отличие от недостоверных гипотез науки, - достоверно. Если уж побежали искать нишу в древности, значит, в кругу нынешних вариантов полный и окончательный отказ: ни в России, ни в Германии, ни в Израиле нет ниши для вечного Агасфера, и не будет ему спасения.
Перефразируя горько-ироничный вопрос Мандельштама, донесенный до нас его вдовой (имя которой - Надежда - кажется какой-то божьей издевкой, когда она слышит: "Кто тебе сказал, что ты должна быть счастлива?"), - можно вынести окончательный вердикт: несчастье - фатум, уготованный для "избранного народа"… Избранного или изгнанного? Избранного для изгнанности?

С тем и притихает описанный Инной Иохвидович "вечный Жид", с тем и приемлет свой жребий. Нет, еще трепыхается! Еще пробует в последний раз ответить… нет, не Богу, избравшего его в жертвенные агнцы, а тому русскому хаму, который за отменные деловые качества держал в своей конторе единственного дозволенного еврея и доводил его до бешенства своими двусмысленными шуточками. Пришло время, поменялась погода, и этот русский насмешник собирается… в Израиль. Нынче он пенсионер, зять у него еврей, отъезд всей семьи оформлен, в Москве оставаться невозможно, прилавки пусты, хочется "по-человечески дожить, а не по очередям и свалкам", так что ждет товарищ Буров с визой в кармане чартерного рейса Москва - Иерусалим.

И тут еврей срывается: "В моем Иерусалиме вам не бывать!" Ах, Григорий Израилевич, Григорий Израилевич… как это вы сказали: в моем?
Но чтобы он стал вашим, надо, извините, сделаться таким же, как те веселые, громогласные сабры, от победоносной крутости которых вы так естественно отшатнулись. Это они будут решать, чей Иерусалим. И не с вами. Заодно выяснят, от Исаака ли происходят в сердце своем. А может, от Авраама? Праотец ведь не только Исаака, он еще и Измаила произвел на свет. Там генофонд будь здоров. Значит, каждому свое? Кому сжимать нож, кому ждать удара.

"Страх Исаака… Чувство жертвы, лежащей на жертвеннике. И мы все, весь от него произошедший народ, впитали… СТРАХ". Как тут возразишь? "Раб сказал… должен ли я возвратить сына твоего в землю, из которой ты вышел? Авраам сказал ему: берегись, не возвращай сына моего туда". Надо жить. Если нет другого пути, - нести крест до конца. И еще сказано: "Страх Его да не ужасает меня". (Иов, 9: 34).

Источник: http://berkovich-zametki.com/2006/Zametki/Nomer3/Anninsky1.htm

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ителла Мастбаум


Опубликованное фото

Автопортрет


Ителла Мастбаум родилась в Москве. В 1962 окончила отделение Прикладного искусства Московского текстильного института, в 1969 - курсы Сценического дизайна для телевидения, театра и кино, в 1991 г. - курсы компьютерного дизайна. Репатриировалась в Израиль в 1990 г., живет и работает в Долеве. Ителла Мастбаум - член Союза художников Израиля и Международного союза художников. Ее работы хранятся в музеях и частные коллекциях в Израиле, США, России, Японии, ЮАР и многих других европейских странах.

Ителла Мастбаум:

"В каждой работе я стараюсь передать эмоциональный мир людей, природы, вещей. Я стараюсь, чтобы мои работы "разговаривали" со зрителем, как "разговаривают" со мною картины мастеров в музеях и на выставках, и очень радуюсь, когда это удается."


Персональные выставки:

• 1977: Moscow Playwright's Committee, Moscow, USSR
• 1978: Sovietishe Haimland Yiddish Monthly editorial office, Moscow, USSR
• 1989: Sonya Rozin Gallery, Jerusalem, Israel
• 1991: American Zionist Organization Gallery, Tel Aviv, Israel
• 1993: Binyamin Community Center, Psagot and Dolev, Israel
• 1995: Koret Gallery, California, USA
• 1995: Art Village Gallery, Jerusalem, Israel
• 1996: Milah Press, Jerusalem, Israel
• 1996: Zionist Forum Library, Jerusalem, Israel
• 1998: Community Center, Dolev, Israel

Групповые выставки:

• 1967-1989: Artists Exhibition Hall, Moscow, USSR
• 1989: Artist House, Jerusalem, Israel
• 1989-1991: Jewish Centers in USA, Germany, France
• 1990: Temple Gallery, Old City, Jerusalem, Israel
• 1991: American Zionist Organization Gallery, Tel Aviv, Israel
• 1991: WIZO Office, Tel Aviv, Israel
• 1991: The Israel Museum, Jerusalem, Israel
• 1991: Artist House, Jerusalem, Israel
• 1992: Van Leer Institute, Congress Hall, Immigrants Club, Jerusalem, Israel
• 1992-1995: Exodus Gallery, Jerusalem, Israel
• 1994: Artist House, Jerusalem, Israel
• 1994: Ashdod Museum, Ashdod, Israel
• 1995: Art Village Gallery, Jerusalem, Israel
• 1996: Nora Gallery, Jerusalem, Israel
• 1997: International Cartoon Exhibition, Istanbul, Turkey

Рассказ о талантливой современной художнице был бы неполным без иллюстрациями репродукциями её работ:

Опубликованное фото
Погром

Опубликованное фото
Война приближается

Опубликованное фото
Танец вокруг древа смерти

Опубликованное фото
Разговор о жизни

Опубликованное фото

Молитва о мире и дожде



Примерно 3 года назад вышел в свет тематический альбом Ителлы Мастбаум "У каждого свой Иерусалим", о создании которого автор рассказала так:

"В этом альбоме я собрала свои картины о Иерусалиме, созданные за 15 лет жизни в Израиле.
Работы разных лет и в различных техниках расположены согласно событиям, в них затронутым. Судьба и проблемы Иерусалима волновали и волнуют многих, избранные стихи поэтов и цитаты из ТАНАХа созвучны темам картин или близки к ним. Картины — не иллюстрации к текстам, они встретились и соединились только в этом издании.
Надеюсь, что тот, кто познакомится с альбомом, почувствует любовь участников издания к Вечному городу, их боль и тревогу за него.
Спасибо авторам стихов и переводов, а также издательствам "ШОКЕН", "ХА-КИББУЦ ХА-МЕУХАД" и организации "АКУМ" за предоставленное право воспользоваться стихами Иегуды Амихая, Амира Гильбоа и Леи Гольдберг для этого издания.
Большое спасибо всем, кто советом и делом помог подготовить и опубликовать этот альбом!"

Ителла Мастбаум


Опубликованное фото


Источник: http://www.photokonkurs.com/liebkind/staty...en28.htm#itella

Вот ещё одна публикация:

Много лет назад мне попалась на глаза статья, опубликованная ещё в бумажной версии журнала «Алеф». Статью написал художник Александр Дубинчик о своей ученице, художнице Ителле Мастбаум. Ни имя учителя, ни имя ученицы мне ни о чём не говорили. А московская подруга рассказала, что он – известный и очень хороший художник из ассимилированной еврейской семьи, очень тонко чувствующий русскую природу.
Прошло ещё несколько лет, меня пригласили на выставку, организованную в доме моей приятельницы. Работы мне очень понравились своим особым насыщенным колоритом. Фамилию художницы Мастбаум я не связала с той давней статьёй.
Пару лет назад у меня появился прекрасно изданный альбом «У каждого свой Иерусалим».

Замечательные стихи, проникновенный текст Леи Алон, а главное прекрасные рисунки… Ителлы Мастбаум! Но я опять не уловила связь.
А недавно мы обе были приглашены на один день рождения. И только там я поняла, что все эти работы, которые мне так нравились все эти годы, принадлежат одному человеку – Ителле Мастбаум! Сейчас я уже могу посмотреть в Интернете работы Дубинчика Александра Михайловича. И я попросила Ителлу разрешения опубликовать ту забытую статью её учителя о ней, а также несколько её работ разных периодов, техники, тематики. О художнице Ителле Мастбаум написано много (и ещё больше будет написано) статей – искусствоведами, литераторами, публицистами, – я лишь хочу поделиться радостью узнавания этого тонкого, интересного художника! А о ней пусть расскажет старая статья её учителя.

Изабелла Победина


Дарование есть поручение.
Должно исполнить его,
несмотря ни на какие препятствия.


Е. Баратынский
В полутьме холста нерезко виднеется лицо женщины и мерцает немного напряженный и внимательный, как бы следящий за Вами, взгляд глубоких и печальных глаз.Сквозь привычные предметы, изображенные на стоящем рядом натюрморте, причудливо прорастают ветви дерева. Они движутся, струятся, пронизывают всё и окутывают предметы какой-то невысказанной тайной. Свечение необычного в обычном. А вот большие графические листы к народным еврейским песням. Они сказочны и поэтичны. Сквозь добрую улыбку любви и сочувствия проступает потаённая, естественная как дыхание, грусть. Мне вспоминаются слова Леонидова о Михоэлсе: «... и только грусть – еврейская, вечная».
Передо мной работы Ителлы Мастбаум – художницы, которую я знаю давно и, надеюсь, хорошо. Печать искреннего чувства лежит на этих работах – характерная черта всех ее произведений. Многие годы, еще со студенческих лет Ителлы, внимательно слежу за её творчеством и с удовлетворением отмечаю в ней качества, присущие только серьезным художникам – веру в себя, сомнение в своих силах и любовь к тому, что делает в искусстве.

Ещё когда она занималась у меня, в ней привлекали вдумчивость, самостоятельность взглядов, соединенные с доверием и чуткостью к мнению другого художника. Мастбаум – художник разносторонний. Она работает в живописи, где ведущими жанрами являются для нее натюрморт и портрет, в станковой и книжной графике, в театре. Ею проиллюстрированы многие произведения еврейских писателей, вышедшие в издательстве «Советский писатель», «Малыш» и др., журнале «Советиш геймланд», где были опубликованы также многие ее работы и очерк о творчестве. Художницей созданы литографии по мотивам еврейских народных песен и сказок, выполнены декорации и костюмы к постановкам в театре сказок Андерсена, Е. Шварца, И. Друце и др.

Работала она и в керамике, написала пьесу, еврейские сказки, преподавала в детской художественной студии, продолжая дело своего отца – художника скромного и убежденного, человека высоких личных качеств, влияние которого на Ителлу несомненно. Хотелось бы только, говоря о широте интересов художницы, отметить, что это именно широта, а не разбросанность. В каждом виде и жанре искусства ее отличают целенаправленность, настойчивость, плодотворное упрямство в достижении результата.

В Москве в Комитете драматургов и в редакции «Советиш геймланд» состоялись персональные выставки Мастбаум, которые показали, что работам ее присущи образность, поэтичность, яркое воображение. Многочисленные поездки по стране, особенно по Северу, не могли не принести ей новых впечатлений, наблюдений, обогатить ее. Мастбаум – художник со своим миром, своей тональностью. Именно по этой внутренней тональности, по мелодии и узнается истинный художник, а не по приему или каким-либо внешним признакам. Для меня несомненна в ее творчестве самостоятельность взглядов, отсутствие заимствований. Художница понимает, что чужая фантазия может сковать собственную.

Нельзя не сказать о проявляющихся в ее работах национальных традициях (темы, изобразительные формы). С этого, может быть, и следовало начинать. Когда я думаю об Ителле Мастбаум, я думаю о поэтичности, лирической чуткости ее фантазии и эмоциональности. Поэзия для неё – состояние, в котором она живет. В многочисленных работах, виденных мной, прослеживается не желание понравиться, но быть понятой. Она не заискивает перед зрителем. Часто бывает, что говорить научился, а сказать-то и нечего. Мастбаум есть, что сказать.
Как живописец, не могу не обратить внимания на колоризм ее работ. Это, безусловно, одно из её достоинств.

И есть еще одно, что привлекает в творчестве Ителлы. Это – музыкальность её вещей. Она человек любящий и чувствующий музыку. В безбрежном мире музыки она чутко улавливает национальные мелодии. Они близки художнице и незримыми нитями связаны с тем, что она создает. Опосредовано, разумеется, но связаны. То, что я написал об Ителле Мастбаум, не является, конечно, критической статьёй о её творчестве. Да и задачи такой себе не ставил. Поэтому оставляю в стороне анализ произведений художницы. Он еще, надеюсь, ожидает её впереди. Ею пройден определенный путь внутреннего созревания. Мы знаем, что это такое, сколько за этим стоит труда, разочарований, радости.
Трудно стать художником, трудно им быть, и еще труднее им остаться. Но Мастбаум в пути.

Для художника важно не положение, в котором он находится, а направление, в котором он движется. Мне представляется, что Ителла Мастбаум движется в своём творчестве в верном направлении. Она может уважать себя, так как всегда писала только то, что хотела и любила, а не пыталась никого перекричать. Её ждет впереди тяжелая и прекрасная работа, ждут новые выставки.
Пусть же те, кто придёт на них, разделят с вдумчивым, честным художником её радости, её сомнения, её надежды.
Ителла Мастбаум – художник искренний и преданный искусству, и хочется верить, что жизнь ее дальнейшая сложится так, что она сможет полностью раскрыть себя в творчестве. Это было бы справедливо.

Источник: http://berkovich-zametki.com/2009/Zametki/Nomer10/Dubinchik1.php

Share this post


Link to post
Share on other sites

Пола Абдул
Опубликованное фото


Отец певицы был сирийцем из Бразилии, а мать франко-канадской еврейкой. Вся эта смесь кровей получила отражение во внешности Полы Абдул. По окончании школы Пола неожиданно для многих отказалась от стипендии в престижном Джульярде, поступив в колледж в Нортридже, после чего прошла по конкурсу в группу чир-лидеров (чисто американский феномен: девушки, которые своим видом и танцами подогревают приходящую на стадион публику) баскетбольной команды The Lakers.

Следующие три года Пола Абдул работала в местных театральных труппах, которые ставили мюзиклы и мелодрамы с танцами в курортных летних театрах или под открытым небом, а в начале 80-х годов попала на обучение к известному хореографу и постановщику Джозефу Трэйму, который пригласил ее в труппу современного танца The Bell Lewitzki Company. К середине десятилетия Пола заработала серьезную репутацию в Голливуде и начала получать приглашения поставить танцы или сценическое движение тем или иным поп-звездам.

Одной из ее первых крупных удач оказались снятые в конце 1985 клипы к альбому Джанет Джексон Control. На следующий год Абдул поставила видео для Трэйси Ульман, потом работала с Джорджем Майклом, Майклом Хатченсом (INXS), Долли Партон, Дебби Гибсон, Лютером Вэндроссом, DURAN DURAN, ZZ TOP, а также ставила танцы в фильмах Dragnet, Coming To America, а позднее в The Doors режиссера Оливера Стоуна.

Опубликованное фото


В 1987 редакция MTV назвала ее «хореографом года». В том же году Джордан Харрис из A&M Records (с которым Пола работала над клипами Джэнет) открыл американское отделение Virgin. Первыми, с кем он подписал контракты, были Стив Уинвуд и Пола Абдул.
Хотя ее первые синглы не были замечены публикой, в 1989—90 песни из альбома Forever Your Girl (который вскоре стал «платиновым») — Straight Up (№ 3 в Британии), Forever Your Girl, Cold Hearted и Opposites Attract, которую сочинил сын Джерри Лейбера Оливер — возглавляли американские чарты, а (It's Just) The Way That You Love Me была 3-й. За считанные месяцы популярность Полы распространилась из Калифорнии на весь мир. Она много снималась, давала интервью, продолжала сотрудничать с другими исполнителями, гастролировала.

В январе 1990 из-за проблем с голосом Абдул была вынуждена досрочно завершить турне с TONE LOC и MILLI VANILLI. Скандал, разрушивший карьеру последних, коснулся и ее: бэк-вокалистка Иветт Мэрин заявила, будто именно она исполнила вокальные партии в большинстве хитов Forever Your Girl. Понадобилось двухлетнее судебное разбирательство, прежде чем Пола была избавлена от подозрений. Весной 1991 в отсутствие нового материала Virgin выпустила альбом танцевальных ремиксов Shut Up And Dance, который также стал «платиновым». В этот период Абдул регулярно фигурировала в колонках светской хроники, получила множество премий, записала номер для благотворительного альбома For Our Children, изданного компанией Диснея для пострадавших от СПИДа детей, помогла спроектировать линию спортивной обуви для компании L. A. Gear и т.п. Ее третий альбом, почти настолько же успешный, что и первый, вышел в июне 1991. Он включал песни Принса (U) и Джона Хайятта (Alright Tonight), а также еще два хита — Rush Rush и заглавную Spellbound; песня Blowing Kisses In The Wind также попала в чарты.

Следующий перерыв между альбомами оказался гораздо длиннее — четыре года. Он был заполнен рутинной работой — гастролями и съемками и завершился в июне 1995 выходом пластинки Head Over Hills. По большому счету этот диск не прибавил к достижением Полы Абдул почти ничего — единственным интересным номером этого периода стала спетая дуэтом с Офрой Хазой песня My Love Is For Real.
В феврале 1996 Пола приняла участие в римейке знаменитого детского шоу-сериала Muppets Tonight!, а в ноябре того же года вышла замуж (уже во второй раз) за бизнесмена и миллионера Брэда Дакермана.

Сайт: People's History

Дата публикации на сайте: 29.12.2005

Share this post


Link to post
Share on other sites

Эдит Хэд


Что нам вспоминается из фильма, увиденного много лет назад? Это образы - Кэри Грант в элегантном костюме застыл в дверном проеме, Мэй Уэст эротично пересекает комнату, Одри Хепберн парит в танце или Элизабет Тейлор прожигает фиалковым взглядом собеседника. И они всегда выглядят безупречно.
Более пятидесяти лет художник по костюмам Эдит Хэд (Edith Head) одевала звезд "Золотой эры" Голливуда. И, в итоге, сама стала легендой. З5 номинаций на "Оскар" и 8 заслуженных статуэток, невероятное количество (свыше 1000) фильмов, для которых она разрабатывала костюмы - для многих имя "Эдит Хед" стало синонимом дизайна одежды в кино. А ведь она даже не умела рисовать, когда пришла работать на "Paramount".


Опубликованное фото


Эдит Клэр Познер родилась в городке Сан-Бернардино, Калифорния 28 октября 1897 года. Неизвестно, были ли ее родители женаты, но в 1901 году мать Эдит, Анна Леви вышла замуж за Фрэнка Спэра и он удочерил девочку. Хотя родители были евреями, Эдит приняла католическую веру.
Семья перебралась в Лос-Анджелес, когда Эдит было 12 лет. В своей автобиографии «The Dress Doctor» Хэд написала, что ее лучшими друзьями были собаки, кошки и ослики, которых она одевала в отрезы материи. Она также интересовалась гимнастикой, к которой как нельзя лучше подходили ее миниатюрные формы. Эдит окончила Калифорнийский университет в Беркли в 1918 году, с лучшими оценками по французскому, затем чем отправилась за получением степени магистра по романским языкам в Стэнфорд.

Она стала учительницей - сначала в католической школе в Ла Джолла, а затем в голливудской школе для девочек. Когда школа попросила ее вести дополнительный курс по искусству, она записалась на вечерние курсы по рисованию в Chouinard Art College. И там познакомилась с сестрой человека, который потом стал ее первым мужем. 25 июля 1923 года Эдит вышла замуж за Чарльза Хеда. Этот брак был скоротечным, хотя развелись они только в 1936 году, после долгих лет отдельного существования. Несмотря на то, что в своей биографии Хэд упомянула о первом муже походя, его имя она использовала в профессиональном плане всю жизнь.
Эдит снова вышла замуж в 1940 году, за дизайнера по интерьерам Виарда Айнена. На этот раз брак был счастливым и продлился до самой смерти Айнена в 1979.

Опубликованное фото

Опубликованное фото


Среди студенток школы, где преподавала Хэд, также учились дочери знаменитого режиссера Сесиля Б. Де Милля. Чтобы немного заработать, летом 1924 года Эдит стала репетитором у девочек. Как-то раз она оказалась вместе с ними на съемках очередного фильма Де Милля. "Я была заинтригована," - так вспоминала Хэд о том визите. Очевидно, именно это событие и сподвигло девушку откликнуться на объявление о поиске художника по костюмам. Когда Говард Грир, главный дизайнер Paramount, попросил примеры ее работ, Эдит вернулась на следующий день с портфолио, полным рисунков, которые она одолжила у студентов из Chouinard Art College. "Говард сказал, что никогда не видел столько таланта в одном портфолио. Я получила работу", - делилась Хэд. Хотя ее обман вскоре раскрылся, Грира эта уловка весьма позабавила и он начал учить Эдит делать наброски. Первые месяцы на Paramount она рисовала эскизы для Грира и его ассистента, Трэвиса Бэнтона, но затем ей доверили категорию вестернов (“horse opera class”), для которых четыре года Хэд делала кожаные ковбойские "наштанники".

Опубликованное фото


Следующей ступенью по карьерной лестнице стал, так называемый, "отдел бабушек" ("grandmother class"), "Это место, где кто-то другой одевает ведущих актеров, а ты работаешь с персонажами старушек и тетушек и со всеми, кто еще остался", - так Эдит отзывалась об этом периоде.
Когда Говард Грир уволился, чтобы открыть свой магазин на Родео-драйв, Хэд назначили дизайнером-ассистентом под руководством Трэвиса Бентона. Он давал ей возможность проектировать костюмы только тогда, когда был сам очень занят, или когда ему просто не нравилась актриса. Свои первые лавры она снискала в 1932 году, когда Трэвис Бэнтон отправился на показ коллекций моделей в Париж, а заменившая его Эдит должна была создать костюмы для нового фильма Мэй Уэст. Заносчивая кинодива высказала новенькой свои указания: «Мои платья должны сидеть достаточно свободно, чтобы доказать, что я дама, и быть достаточно узкими, чтобы показать, что я женщина». Эдит Хэд поняла, что имела в виду Мей Уэст, и отчасти благодаря ей фильм побил все кассовые рекорды и спас Paramount от банкротства.

Опубликованное фото
Mae West, (She Done Him Wrong, 1933)


Когда Уэст вернулась в кинематограф в картине «Майра Брекинридж» («Myra Breckinridge», 1970), она настояла, чтобы в ее контракте на месте дизайнера была указана Хэд.
Она проявила также понимание и в отношении Барбары Стенвик, фигура которой оставляла желать лучшего. Она окутала ее золотой парчой и осыпала стразами - и вот уже у Голливуда появился новый секс-символ, а у Эдит - новая подруга. Но самым большим ее талантом было умение молчать, благодаря которому она стала близким другом для многих звезд.
Бэнтон ушел со студии в 1938 году, и вот тогда Эдит Хед стала главным дизайнером Paramount Studios. Она была единственной женщиной, занимавшей столь высокий пост в то время. Эдит делала костюмы для 50 фильмов в год и работала по шестнадцать часов в день. Хэд говорила, что она представляет собой комбинацию психиатра, художника, модельера, портного, историка, медсестры и агента по продажам.

Опубликованное фото


Эдит была верна Paramount в течении 44 лет, хотя ее иногда "одалживали" для работы и MGM, Warner Brothers Studios, Universal, Columbia , and 20th Century-Fox. В 1967 году, Эдит подписала долговременный контракт с Universal Studios, где и оставалась до конца жизни.
«Эдит была скорее координатором, чем модельером», - отмечала Лоретта Юнг, для которой та делала костюмы к пяти фильмам, и это полностью соответствовало собственной оценке Эдит. «Я знаю, что я вовсе не творческий гений, - говорила она сама о себе. - В дипломатии я сильнее, чем в эскизах». Благодаря этому она смогла удержаться в «Парамаунт» и за эти тридцать лет одевала всех кумиров, от Лиз Тейлор и Бетт Дейвис до Грейс Келли, стилю которой подражало затем целое поколение. С одним только Альфредом Хичкоком она сделала 11 фильмов, поскольку лишь ей он доверял, когда дело касалось того, чтобы спрятать таинственные глубины его холодных блондинок за буржуазной одеждой.

Опубликованное фото
Эдит Хэд с Альфредом Хичкоком на съемках


Когда в 1948 году впервые была присуждена премия «Оскар» за лучшие костюмы, 50-летняя Эдит Хэд была уверена, что она достанется ей, хотя бы за одно только «умение выживать», как намекала она на особенности работы в этой отрасли, полной интриг. Она была совершенно растеряна, когда вышла из зала с пустыми руками. Правда, в последующие годы она неоднократно завоевывала высшие награды Голливуда.

Опубликованное фото

Опубликованное фото

Опубликованное фото


В 1949 году Хэд все-таки получила "Оскар" за исторические костюмы к черно-белому фильму «Наследница» (The Heiress). В 1950 последовало уже два "Оскара": один за цветную картину по библейским мотивам Сесила ДеМилля «Самсон и Далила» , а второй за черно-белую ленту «Все о Еве» (All About Eve), где она проектировала костюмы Бетт Дэвис. В 1951 году "Оскаром" были отмечены костюмы для Элизабет Тейлор в черно-белом «Место под солнцем» (A Place in the Sun). Платье-буфон, без лямок, которое носила Тейлор в фильме, стало очень популярным и продавалось под именем Эдит Хэд. С этого момента началась крепкая дружба Хэд и Тейлор.
В 1953 году Хед получила еще один Оскар за фильм «Римские каникулы» (Roman Holiday), где Эдит работала с восходящей звездой Одри Хепберн. В следующем году была еще одна аналогичная награда «Сабрину» (Sabrina). Правда, большинство нарядов для мисс Хепберн сделал французский кутюрье Юбер де Живанши. Но он не был даже упомянут в титрах.

Опубликованное фото


После «Сабрины» Хэд не побеждала в номинации до 1960 года, когда вышли «Факты из жизни» («The Facts of Life»). Восьмую и последнюю статуэтку ей вручили за работу в фильме "Афера» (The Sting, 1973), первом фильм, за который она получила награду, одевая звезд-мужчин: Пола Ньюмена и Роберта Редфорда.

Edna Mode "The Incredibles", 2004

Опубликованное фото


Эдна МОД Рост: 112 см. Вес: Не скажу, дорогуша. Cверхспособности: Супердизайнер костюмов супергероев. Суперпрофессионализм: Блистательная и успешная, Эдна Мод начинала карьеру как ведущий модельер костюмов для супергероев. Теперь она вошла в элиту дизайнеров мира, и ее авторские работы потрясают воображение на показах в Милане, Париже и других важных центрах моды. Однако Э до сих пор не утратила страсти к моделированию супер костюмов. Ей есть, что предложить новому поколению супергероев: сочетание супертехнологий и самого изысканного вкуса на планете.
Прототипом этого персонажа стала Эдит Хэд.

Опубликованное фото
Ingrid Bergman, (Notorious, 1946)

Опубликованное фото
Ginger Rogers, (Lady in the Dark, 1944)

Опубликованное фото
Veronica Lake, (Sullivan's Travels, 1941)

Опубликованное фото
Audrey Hepburn (The Roman Holiday)

Опубликованное фото
Audrey Hepburn (Sabrina)

Опубликованное фото
Barbara Stanwyck, (Ball of Fire, 1941)


Источник: http://www.botinok.co.il/node/57934

Share this post


Link to post
Share on other sites

Лиззи Каплан


Американская актриса Элизабет Анна («Лиззи») Каплан, самые знаменитые роли которой - в фильмах «Дрянные девчонки» (2004) и «Монстро» (2008) - родилась в Лос-Анджелесе, Калифорния, в еврейской семье. Лиззи училась в средней школе Александра Гамильтона в Лос-Анджелесе. Её актерская карьера началась на телевидении с маленькой роли Сары в сериале «Чудики и чокнутые». После она была приглашена на ток-шоу Шерон Осборн. Лиззи снялась в музыкальном клипе Джейсона Мраза You and I Both.

Опубликованное фото


Также на телевидении она снялась в сериале «Тайны Смолвилля» (она дебютировала в нем 6 ноября 2001 года, играя Тину Грир в эпизоде под названием «Рентген», а позже она появилась в этой роли 11 января 2003 года в эпизоде «Облик»). К 2004 году опыт у актрисы был уже большой, а вот заметных ролей не было. Но однажды ей повезло: у нее появилась заметная роль в фильме «Дрянные девчонки», где она играла лесбиянку Дженис Иен (названную в честь певца и поэта Джениса Иена). В этом фильме с Лиззи Каплан снимались Рэйчел МакАдамс и Линдсей Лохан. Во втором сезоне сериала «Вернуть из мертвых» Лиззи играла Эйвери Бишоп - подругу Тру Дэвис, роль которой исполняла Элиза Душку.

Лиззи Каплан вместе с Джейсоном Риттером на People’s Choice Award в январе 2007 года представляли победителя в номинации «Лучший саундтрэк из кинофильма». Недавно Лиззи появилась в проекте Дж. Дж. Абрамса «Монстро» в роли Марлены Даймонд. Также она снялась в фильме «Девушка моего лучшего друга», где сыграла Эми, соседку по комнате Алексис, которую играет Кейт Хадсон. На экраны фильм вышел 19 сентября 2008 года. В настоящее время Лиззи Каплан снимается в сериале «Настоящая кровь».

Молодая актриса была номинирована на премию «Сатурн» за роль в фильме «Монстро». Что еще об этой еврейской девушке? Она проживает на голивудских холмах с несколькими соседями по комнате. Жениха у нее пока нет, но зато есть любимая кошка, которую зовут Лиза Тертл - по имени ее любимого персонажа из сериала Saved by the Bell.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Дебора Роу


Опубликованное фото


Бывшая супруга Майкла Джексона Дебора Роу (Deborah Rowe) заявила, что знаменитый певец не был биологическим отцом двух своих старших сыновей, сообщает в понедельник британский таблоид News of the world. "Король поп-музыки" скончался в ночь на пятницу в больнице медицинского центра Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе в возрасте 50 лет. После смерти Майкла Джексона остались сиротами трое его детей - 12-летний Принц Майкл-младший, 11-летняя Пэрис Майкл Кэтрин, рожденные от Деборы Роу, и 7-летний Принц Майкл Второй по прозвищу Бланкит (Одеяло). Младшего ребенка Майкла Джексона выносила неизвестная суррогатная мать, которую, как утверждается, он никогда не видел.

Опубликованное фото


В эксклюзивном интервью газете экс-миссис Джексон призналась, что дети были зачаты от "неизвестного донора".
Также она сообщила, что певец "чувствовал себя очень одиноким" после развода с Лизой-Марией Пресли и "безумно хотел детей". По словам Роу, ради осуществления своей мечты известный певец не только женился на ней, но и выплатил ей значительную сумму.
"Я получала за это деньги. Я родила (ему) детей и больше никогда их не увижу", - сказала Роу.
"Король поп-музыки" познакомился с Роу, работавшей ассистентом дерматолога, во время очередной пластической операции. Во время бракоразводного процесса Роу отказалась от родительских прав. По мнению газеты, признание Роу ставит под вопрос безоблачность будущего детей певца. Однако в понедельник также стало известно, что дети не будут лишены родительской заботы.

В интервью CNN адвокат семьи Лонделл Макмиллан (Londell McMillan) сообщил, что мать певца Кэтрин Джексон "хочет стать опекуном детей".
"Миссис Джексон окружила любовью детей Майкла ... Она - чудесная бабушка. Я не могу назвать ни одного человека, который справился бы с этой задачей лучше", - сказал Макмиллан. В воскресенье отец певца Джо Джексон сделал заявление, согласно которому только он и его жена имеют право заботиться о детях Джексона. С целью выяснения причин смерти знаменитого певца было проведено два вскрытия. Семья скоропостижно скончавшегося Майкла не была удовлетворена результатами первого вскрытия, показавшего что Джексон скончался от остановки сердца, и наняла частного патологоанатома, который провел повторную аутопсию.

Одним из преимуществ повторного вскрытия является то, что у родственников появится шанс узнать что-либо раньше официальных данных, так как частный патологоанатом получит лабораторные результаты через одну-две недели, считает глава судебно-медицинских патологоанатомов полиции Нью-Йорка Макл Баден. В офисе же коронера (следователь, ведущий дела о подозрительной смерти) отмечают, что результаты официальных токсикологических тестов могут занять от четырех до шести недель. Однако в понедельник британский таблоид Sun опубликовал шокирующие подробности смерти Джексона. По данным газеты, на момент смерти певец был полностью лысым, на его теле были обнаружены многочисленные шрамы от пластических операций, а в желудке найдены медикаменты, назначение которых выясняется.

Источник: http://www.rian.ru/society/20090629/175749011.html

Имя Майкла Джексона по мере роста его популярности обрастало все новыми и новыми легендами: про него говорили, что он мессия, что он принимает наркотики и что он сменил цвет своей кожи посредством пластической хирургии. В прессе публиковали фотографии специальной барокамеры, где якобы спит Майкл Джексон, чтобы не состариться.

- В 2000 году в Монте Карло на церемонии World Music Awards 2000 Майкл Джексон был признан "человеком тысячелетия", а в 2001 году имя Майкла Джексона было включено в Зал славы рок-н-ролла, а певец отметил тридцатилетнюю годовщину своей артистической деятельности, вновь выступив на сцене с участниками группы Jackson Five. После терактов в Нью-Йорке и Вашингтоне певец записал благотворительный сингл "What More Can I Give?", в записи которого приняли участие Бритни Спирс, Destiny's Child, 'N Sync и другие звезды.

- Майкл Джексон два раза выступал в Москве. Первый концерт состоялся 15-го сентября 1993 года на открытой площадке — Большой Спортивной Арене (БСА) стадиона "Лужники". Зрители слушали Джексона под проливным дождем. Второе выступление Джексона в России прошло в сентябре 1996 года на московском стадионе "Динамо".
- Самым успешным альбомом певца следует считать выпущенный в 1982 году "Thriller". Этот диск принес Майклу семь "Грэмми". В феврале 2009 года вышел альбом "Thriller 25", приуроченный к 25-летней годовщине релиза первого "Thriller". В сборник вошли девять оригинальных композиций со старого, а также ремиксы и новая песня "For All Time". "Триллер 25" вышел на первое место в чартах восьми европейских стран, достиг второй позиции в американских и третьей - в британских хит-парадах. В США было продано 166 тысяч экземпляров этого диска, до звания самого продаваемого альбома не хватило 14 тысяч проданных копий. Незадолго до смерти Джексона в голосовании канала MTV за лучший альбом всех времен победил именно "Thriller".

- Фирменное танцевальное движение, которое ассоциируют с Джексоном, а именно "Лунную походку", придумано не им, а степистом Биллом Бэйли. Но именно Джексон довел это движение до идеала и сделал своим фирменным. Танцор, исполняющий "лунную походку", движется как бы и вперед, и назад одновременно. "Лунная походка" считается одним из самых узнаваемых танцевальных движений в мире. Обычно это движение танцор выполняет, стоя боком к зрителям.

- Майклу Джексону приписывали много романов, тем не менее сам певец подтверждал слухи редко: об отношениях с Брук Шилдс он сам рассказал в одном из интервью. В последние годы Джексону приписывали отношения с Памелой Андерсон.

- Певец был женат дважды - в мае 1994 года в Доминиканской Республике на тайной церемонии певец сочетался браком с Лизой Марией Пресли, дочерью Элвиса Пресли. Союз продержался 18 месяцев. В ноябре 1996 года Джексон официально объявил об отношениях с ассистенткой своего дерматолога Дебби Роу - спустя несколько месяцев они поженились в Австралии.

- У Джексона трое детей. Дебора Роу родила сына Принца Майкла (Prince Michael) и дочь Пэрис Майкл (Paris Michael). Третий сын - Принц Майкл II (Prince Michael II) - появился на свет от неизвестной суррогатной матери, причем, по слухам, поп-идол даже никогда не встречался с этой женщиной.

- О здоровье Джексона также ходило много слухов, тем не менее, единственный недуг, в котором он признавался сам - витилиго: изменение пигментации. Именно из-за этого, по словам певца, его кожа так радикально посветлела.

- В июле в Лондонском зале O2 Arena должна была стартовать серия из 50 концертов Джексона под названием "This Is It!". Эту серию выступлений, которые Джексон заявил "последними в своей карьере", должно было посетить около миллиона человек.

- В 2010 году Майкл Джексон должен был открыть собственное казино в Лас-Вегасе. В оформлении игорного заведения должны были быть использованы образы зомби из знаменитого 14-минутного клипа исполнителя на песню "Thriller".

Материал подготовлен Glomu.Ru
Источник: http://rian.ru/culture/20090626/175504027.html

А вот ещё один материал:

Решается судьба детей скончавшегося в ночь с четверга на пятницу короля поп-музыки Майкла Джексона: специалисты по семейному праву спорят о том, отдавать ли двух старших детей Джексона под опеку их матери, Деборы Джейн Роу, медсестры еврейского происхождения.
Старшие дети Майкла — 12-летний Принс Майкл I и 11-летняя Пэрис Майкл Кэтрин — евреи по матери. Третий сын Джексона, Принс Майкл II, был рожден от суррогатной матери, установить происхождение которой не удалось. После развода с Лизой Марией Пресли Майкл женился на ассистентке своего дерматолога Деборе Роу. Это произошло в 1996 году, когда Роу была на шестом месяце беременности.

Опубликованное фото


В 1999 году семья Джексона и Роу распалась, и Дебора подписала соглашение об отказе от родительских прав. Впоследствии она опротестовала этот документ, помимо всего прочего ей не нравилось то, что ее дети будут мусульманами. Опасения не были лишены оснований: поп-певец стал членом движения «Нация ислама», объединяющего мусульман-афроамериканцев. Суд рассмотрел апелляцию и вынес решение в пользу Роу, но затем дело об опеке было отозвано для пересмотра. Заплатив Роу за отказ от родительских прав, Джексон, судя по всему, хотел стать «единственным родителем своих детей», считает профессор права Калифорнийского университета Грейс Ганс Блюмберг. В итоге, Джексон умер, а его дети остались без родителя. Юристы сходятся во мнении, что родительские права Роу могут быть восстановлены, даже несмотря на то, что Джексон в своем завещании указал другого опекуна.

Поверенная Деборы Роу Ирис Финсилвер подтвердила информацию о еврейском происхождении своей клиентки. Как сообщает Associated Press, Финсилвер уверена, что Роу будет ходатайстовать о том, чтобы ее признали опекуном ее собственных детей. Раввин Шмуэль Ботеах, хорошо знавший Майкла Джексона лично, очень удивился, услышав о еврейском происхождении Роу. «Весьма странно, что Майкл Джексон не рассказал мне о еврейском происхождении детей, видимо, он сам ничего не знал об этом. Не думаю, что Дебору можно назвать правоверной иудейкой: это так или иначе стало бы известно. Но раз дети — евреи, то и воспитывать их должна еврейка», — заявил Ботеах.

Материал подготовила Яна Савельева
Источник: http://www.jewish.ru/culture/events/2009/0...ws994275583.php

Share this post


Link to post
Share on other sites

Кармела Менаше


Уже мало кто помнит, что свою карьеру на радио «Коль Исраэль» Кармела Менаше начинала «сверху», поднимаясь каждое утро на вертолете в небо: ее голос сопровождал водителей на дорогах страны, информируя их о пробках и авариях. Спустя несколько лет девочке из хорошей семьи пришлось интервьюировать убийц, грабителей, насильников, сутенеров, проституток – она стала первой в Израиле женщиной-репортером уголовной хроники. В 1987-м Кармела примерила на себя роль военкора, еще одну традиционно мужскую роль – и та тоже пришлась ей впору. И не потому, что моя героиня отслужила в свое время в десантных войсках, где не раз наравне с мужчинами прыгала с парашютом. Просто ей всегда нравилось работать на опережение событий: первой выходить в эфир с важным сообщением. И в этом смысле новая должность подходила ей более всего. Новости, полученные из армейских источников, нередко предвещали грядущие события, в то время, как полицейские источники чаще сообщали о преступлении, которое уже произошло.

Опубликованное фото


Казалось бы, за 20 с лишним лет в должности военкора, когда она всех генералов знает лично, равно, как и они ее, Кармела могла бы открывать любые двери пинком ноги (добавим сюда уникальную особенность нашей маленькой «домашней» страны, где даже серьезные дела нередко решаются по-семейному). Отнюдь. Кармелу не увидишь на свадьбах и бар-мицвах генеральских отпрысков, что, впрочем, не мешает ей, презрев всяческую субор¬динацию, напрямую позвонить крупному военачальнику, если речь идет о судьбе солдата, попавшего в беду.
Те, кто ее достаточно хорошо знают, определенно не могут быть ее врагами. Резкая, но отходчивая. Ничего не делает за спиной: даже самую нелицеприятную вещь предпочитает сказать в лицо, невзирая на чины. Прежде чем нанести удар в эфире, всегда предупредит об этом. Если чего-то не знает, никогда не станет делать вид, что ей это известно – предпочтет спросить. Вопросы всегда задает резкие и прямые, невзирая на лица. Добавим к ее портрету еще одну важную деталь: доброжелательная, искренняя, не растерявшая душевной теплоты – при том, что чужую смерть, горе матерей и вдов ей приходится видеть часто. Слишком часто.

Имя военного корреспондента Кармелы Менаше достаточно известно в Израиле: каждый день мы слышим ее низкий, чуть хрипловатый голос в выпуске новостей радиостанции «Коль Исраэль», где она выходит в эфир уже более тридцати лет. Создается впечатление, что Кармела вообще не покидает студии, однако, все обстоит ровным счетом наоборот. Большую часть времени она как раз проводит не в студии, а в разъездах.
– У меня бешеный адреналин в крови, не могу усидеть на месте, постоянно в дороге, на месте происшествия, с людьми, – говорит она мне и с усмешкой добавляет. – Кажется, психологи называют это гиперактивностью. Но я и на самом деле не способна уходить на работу в восемь и возвращаться домой в пять, как большинство израильтян, закрыв служебный телефон и переключившись на личные дела. Моя линия открыта 24 часа в сутки, я готова сорваться среди ночи из дома и ехать на место происшествия.

Так что какие там выходные, какой отпуск… Я на радио не работаю, я там ЖИВУ. – Кармела открывает дверцу своей машины, предлагая заглянуть внутрь, где есть все необходимое, вплоть до нескольких смен одежды. – Здесь я провожу большую часть времени. Наверное, у меня уже могла бы быть машина и побольше, возможно, даже с водителем (несколько месяцев назад Кармеле предлагали возглавить армейское управление по жалобам военнослужащих, от чего она отказалась – Ш.Ш.), но я вполне довольна и своей «малышкой». Ну какая из меня чиновница? У меня репортерство в крови. Я уже давно могла оставить новостные выпуски и вести собственные большие передачи. Но разве я высижу в студии целый день у микрофона? Нет, мое место в гуще событий. Предпочитаю все видеть своими глазами и проверять информацию на месте, а не по телефону.
Я была на войне, под пулями, под градом камней. Первая интифада, вторая, три войны (1982, 1991, 2006 – Ш.Ш.), вывод войск из Ливана…

Однажды я даже предприняла попытку взглянуть на события с другой стороны, находясь в Рафиахе среди палестинцев, когда наша армия проводила там военную операцию. Но знаешь, с тех пор, как у меня появилась дочь, я стала более осмотрительной и осторожной. Ей уже десять лет, и она все понимает. Даже спрашивает меня: «Почему ты не такая, как другие мамы – с утра до ночи на работе?», – правда, все реже и реже. Дочка уже привыкла, что мне постоянно звонят чужие люди, рассказывая о своих бедах. Иной раз, опережая меня, даже сама берет трубку и спрашивает какого-нибудь солдата: «В чем твоя проблема? Расскажи. Я могу тебе помочь?». Ужасно смешная, я так ее люблю, – Кармела улыбается. – Мне кажется, она бы могла стать неплохим журналистом – способна слушать людей, сопереживать им.

Я бы хотела, чтобы она пошла по моим стопам – тогда ей обеспечена интересная жизнь. Правда, за это приходится платить свою цену. Я ведь мать-одиночка, так и не смогла создать полноценную семью. Каждая попытка заканчивалась крахом. Всякий раз повторялась одна и та же история: поначалу все просто чудесно, мужчина восхищен, не пропускает ни одного выпуска с твоим участием, гордится, что у него такая необычная женщина, а потом оказывается, что, по большому счету, ему нужна «нянька», которая бы большую часть времени проводила дома, а не на работе, и наш союз неизбежно распадается. Но, знаешь, я свой выбор сделала. Для меня важнее работа, причем, работа, не имеющая временных и прочих ограничений.

Кстати, женщине гораздо сложнее утверждать себя в мужской профессией. Нужно постоянно доказывать, что ты справляешься не хуже, чем «сильный пол». К тому же, когда мои коллеги-мужчины отправляются в горячую точку, им не нужно заботиться о том, куда пристроить на это время детей: дома – жена, прочный тыл. А мне всякий раз нужно искать себе замену, просить родителей или подруг. Я уже не говорю о том, что во время длительных отлучек страшно скучаю по своей дочке, а ей нелегко переносить разлуку со мной, ведь у нее нет никого ближе меня.
Я не знаю, какой из моих дней был самым счастливым. Счастье – это вообще что-то очень мимолетное… секунда, мгновение… А у меня такая профессия, которая, к сожалению, связана с очень тяжелыми вещами. Однажды я едва не сломалась… В Израиле произошла страшная авария, где погибли 20 детей и их учитель, которые ехали на школьном автобусе, столкнувшемся на переезде с поездом.

Я выехала на место происшествия, где еще были разбросаны детские ботинки и ранцы, потом – в школу. Там уже вывесили списки раненых, возле которых толпились растерянные родители. Они в тот момент еще не понимали, что если ребенка в списке нет, значит, его нет в живых. Сын моих близких друзей оказался среди погибших… Мне было так страшно и так больно, что я разрыдалась в прямом эфире, сорвав новостной выпуск. За тридцать лет работы на радио я видела очень много смертей, привыкнуть к этому невозможно, просто я научилась держаться, что очень нелегко. Когда ты прибываешь на место аварии двух вертолетов, и молодой парень с расширенными от ужаса глазами говорит тебе: «Здесь настоящее кладбище. Все мои товарищи погибли, я один живой...»… – Кармела замолкает, собирается с силами, чтобы продолжить.

Мне говорят: почему ты, военный корреспондент, должна заниматься личными проблемами солдат, на то есть армия! Твое дело – информировать о главных событиях. Но как же я могу оставаться безучастной, когда узнаю¬ о медицинских экспериментах над солдатами срочной службы; сексуальных домогательствах военачальников по отношению к солдаткам; произволе командиров, отправляющих солдат в военную тюрьму за малейшую провинность. Знаешь, при жизни Рабина у меня были с ним очень хорошие отношения, но я не понимаю, как можно отправить солдата на три недели в военную тюрьму из-за того, что тот непроизвольно зевнул во время церемонии по случаю смерти покойного премьер-министра! После моего вмешательства, солдата освободили, но до того он все же провел в тюрьме десять дней!

Я постоянно получаю телефонные звонки от солдат и их матерей, которые рассказывают мне ужасные истории: некоторые из них становятся поводом для серьезного журналистского расследования. Например, о качестве медицинской помощи военнослужащим, которая поставлена из рук вон плохо. А в результате один солдат, которому поставлен неправильный диагноз, не получает своевременного лечения и умирает от рака. Другого солдата после полученной травмы, продолжают гонять на учения вместо того, чтобы отправить в больницу, в результате чего он становится тяжелым инвалидом. Это всего лишь одно из многих расследований, которыми мне приходилось заниматься: факты, приведенные в нем, сейчас находятся на проверке у государственного контролера.

Может, тебе покажется странным, но все эти истории, выходящие благодаря моему вмешательству наружу, и стоящие иным офицерам погон и даже нескольких лет тюрьмы (как в случаях издевательств над солдатами в четвертой военной тюрьме, изнасилования солдатки ее непосредственным командиром), или общественного порицания (как в случае памятной поездки группы офицеров в бывшие лагеря смерти Майданек и Освенцим, где они позорили израильскую армию походами в ночные клубы и картежными играми) не осложняют моих отношений с высшим руководством ЦАХАЛа¬. Причина проста. Они уже знают, что я предаю гласности только те факты, которые проверила самым доскональным образом: многократно и со всех сторон.

Им, как и мне, не безразлична судьба солдат, и они не готовы мириться с фактами командирского произвола и другими нарушениями в ЦАХАЛе. Так что многие проблемы солдат мне удается решить именно благодаря пониманию и поддержке со стороны высшего руководства армии. Даже если я их, порой, и очень сильно раздражаю, они понимают, что за моим вмешательством нет никаких личных мотивов: во всех случаях я отстаиваю истину, и не более того. Я считаю так: коли общество доверило армии своих сыновей, оно имеет право знать, как к ним там относятся – чем кормят, как лечат, и насколько оправдан приказ, который может стоить им жизни.
Кстати, далеко не каждая история, о которой я узнаю от солдат или их матерей, выходит в эфир. В очень многих случаях я просто помогаю решить проблему, поскольку хорошо знаю, как устроена армия и где можно найти правильный ответ на тот, или иной вопрос.

Они защищают родину

Я по своей природе журналист и, как многие, охочусь за «скупами»1. Уточняю, за «скупами», а не за историями, раздутыми на пустом месте. Мне очень важно первой обнаружить нечто такое, до чего еще не успели добраться мои коллеги. В то же время, если я отправляюсь на место события, куда не может выехать кто-то из моих товарищей, я охотно поделюсь с ним по телефону всеми подробностями происходящего.
Иной раз моя работа, а иногда и жизнь, сильно осложняется после того, как в очередном эфире я наступаю кому-то на больную мозоль. Начинаются угрозы – письменные, а чаще – по телефону, что проще, поскольку мой номер открыт для всех.

Однажды наше руководство даже вынуждено было приставить ко мне охрану, от которой я сбежала через несколько дней: ходить под конвоем – это не для меня. Что делать, профессия военного корреспондента не связана с визитами на презентации и подарками от компаний в благодарность за рекламу их деятельности: ты постоянно ходишь по лезвию бритвы. А поскольку я провожу свои расследования в одиночку, никаких помощников у меня нет, то и степень риска, равно как и ответственности, неизмеримо больше. К тому же, надо обладать соответствующим уровнем знаний (Кармела имеет две ученые степени по истории, в ее доме – обширная библиотека книг по военной истории и стратегии – Ш.Ш.).

…Глядя на нее, предельно собранную, резкую – невзирающую на лица и чины – в эфире, трудно представить себе, что ее руки дрожали, когда она, тогда еще просто техник на студии «Коль Исраэль», впервые взяла в руки микрофон (все вышло достаточно случайно) и вышла в эфир. Если бы не ее природная любознательность, умение слушать других, мгновенная реакция и способность увидеть в наборе фактов нечто большее, чем видят другие, – может быть, все и закончилось бы на той первой попытке, когда ей случайно сунули в руки микрофон. И звезда Кармелы Менаше никогда бы не взошла. А если бы этого действительно не случилось? Кем бы она тогда была?

– Думаю, что все равно, рано или поздно, я пришла бы в эту профессию, – после небольшого раздумья произносит Кармела. – При моей сумасшедшей энергии и неспособности усидеть на одном месте, я могу заниматься только делом, которое дает мгновенный результат и мгновенное удовлетворение. Какая еще профессия может соперничать в этом с профессией военного репортера, к тому же работающего в редакции новостей?
…Кармела смотрит на часы и торопливо прощается, направляясь к машине: сегодня ей предстоит ехать в Сдерот.

Автор: Шели Шрайман
Источник: http://www.migdal.ru/times/101/18312/

Share this post


Link to post
Share on other sites

Анни Фишер


Опубликованное фото


Талантливая венгерская (еврейского происхождения) пианистка классического репертуара Анни Фишер родилась в Будапеште, училась у Арнольда Секея, выиграла международный конкурс имени Ференца Листа в 1933 году. С началом Второй мировой войны, опасаясь преследований нацистов, Анни вынуждена была бежать в Швецию, а в 1946 году вернулась в родной Будапешт. Выступала, главным образом, в Европе и Австралии; Соединенные Штаты «открыли» для себя Анни Фишер уже под конец ее карьеры благодаря предпринятому ей турне по странам атлантического побережья. Прославилась своей исключительно выразительной игрой и строгим изысканным вкусом; так, салонная романтическая музыка и присущие ей манеры шли вразрез с ее аристократическими предпочтениями. Зрители всегда восторженно принимали эту пианистку за ее непосредственность и выразительное прочтение всего, что она исполняла, часто сравнивая ее игру с рихтеровской.

Основой репертуара Анни Фишер были Моцарт, Бетховен, Шуберт и Шуман, но она добавляла к ним произведения Белы Бартока и других своих соотечественников. Интересно, что Анни Фишер категорически отказывалась выпускать записи, сделанные во время ее концертов, ссылаясь на их несовершенство. С другой стороны, записываться в студии она также не хотела, объясняя это тем, что любая интерпретация, созданная в отсутствии живой аудитории, будет неминуемо искусственной. Тем не менее, начиная с 1977 года, она потратила 15 лет на работу в студиях, работая над записью всех сонат Бетховена, - цикла, который так и не был выпущен ей при жизни. Однако после смерти Анни Фишер многие части этой работы стали доступны слушателям и получили высокую оценку среди ценителей классической музыки. Мужем Анни Фишер был критик и музыковед Аладар Тот (1898-1986); скончавшаяся 10 апреля 1995 года Анни Фишер похоронена рядом с ним на кладбище в Будапеште.

Источник: http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&a...iew&id=1430

Вот ещё одна публикация:

Это имя знают и ценят в нашей стране, как и во многих странах разных континентов - повсюду, где побывала венгерская артистка, где звучат многочисленные пластинки с ее записями. Произнося это имя, любители музыки вспоминают то особое, ей одной присущее обаяние, ту глубину и страстность переживания, ту высокую напряженность мысли, которые вкладывает она в свою игру. Вспоминают благородную поэтичность и непосредственность чувства, поразительное умение просто, без какой-либо внешней аффектации достигать редкой выразительности исполнения. Наконец, вспоминают необычайную целеустремленность, динамическую энергию, мужественную силу - именно мужественную, ибо пресловутый термин "женская игра" в применении к ней абсолютно неуместен.

Да, встречи с Анни Фишер действительно надолго остаются в памяти. Потому что в ее лице перед нами не просто артистка, но одна из самых ярких индивидуальностей современного исполнительского искусства. Пианистическое мастерство Анни Фишер безупречно. Его примета - не только и не столько техническое совершенство, сколько способность артистки без труда воплощать в звуках свои замыслы. Точные, всегда выверенные темпы, острое чувство ритма, понимание внутренней динамики и логики развития музыки, способность "лепить форму" исполняемого произведения - вот достоинства, присущие ей в полной мере. Добавим сюда полнокровный, "открытый" звук, который как бы подчеркивает простоту и естественность ее исполнительской манеры, богатство динамических градаций, тембровую красочность, мягкость туше и педализации...
Сказав все это, мы еще не подошли, однако, к главной отличительной черте искусства пианистки, ее эстетики. При всем разнообразии ее интерпетаций, их объединяет мощный жизнеутверждающий, оптимистический тонус. Это не значит, что Анни Фишер чужд драматизм, острые конфликты, глубокие переживания. Наоборот, именно в музыке, полной романтического подъема и больших страстей, до конца раскрывается ее талант. Но при этом в игре артистки неизменно присутствует активное, волевое, организующее начало, некий "положительный заряд", который несет с собой ее индивидуальность.

Опубликованное фото


Репертуар Анни Фишер не слишком широк, если судить по именам композиторов. Она ограничивает себя почти исключительно шедеврами классики и романтики. Исключение составляют, пожалуй, лишь немногие сочинения Дебюсси и музыка ее соотечественника Белы Бартока (Фишер была одной из первых исполнительниц его Третьего концерта). Но зато в избранной сфере она играет все или почти все. Особенно же удаются ей сочинения крупной формы - концерты, сонаты, вариационные циклы. Чрезвычайной экспрессивностью, интенсивностью переживания, достигаемой без малейшего" налета сентиментальности или манерности, отмечена у нее трактовка классиков - Гайдна и Моцарта. Здесь нет ни грани музейности, стилизации "под эпоху": все полно жизни, и вместе с тем, тщательно продумано, сбалансировано, сдержанно. Глубоко философский Шуберт и возвышенный Брамс, нежный Мендельсон и героический Шопен составляют важную часть ее программ.

Но наивысшие достижения артистки связаны с интерпретацией произведений Листа и Шумана. Каждый, кто знаком с ее трактовкой фортепианного концерта, "Карнавала" и Симфонических этюдов Шумана или Сонаты си минор Листа, не мог не восхищаться размахом и трепетностью ее игры. В последнее десятилетие к этим именам добавляется еще одно - Бетховен. В 70-е годы его музыка занимает особенно значительное место в концертах Фишер и трактовка ею крупных полотен венского гиганта становится все глубже и мощнее. "Ее исполнение Бетховена по ясности концепций и убедительности передачи музыкальной драматургии таково, что оно сразу же захватывает и увлекает слушателя", - писал австрийский музыковед X. Вирт. А журнал "Мюзик энд мюзишнс" отметил после концерта артистки в Лондоне: "Ее интерпретации мотивированы высочайшими музыкальными идеями, и тот особый род эмоциональной жизни, который она демонстрирует, например, в адажио из „Патетической" или „Лунной" сонаты, представляется ушедшим на несколько световых лет вперед от сегодняшних „нанизывателей" нот".

Впрочем, ведь с Бетховена и начиналась артистическая карьера Фишер. Начиналась в Будапеште, когда ей было всего восемь лет. Именно в 1922 году девочка впервые появилась на эстраде, исполнив Первый концерт Бетховена. Ее заметили, она получила возможность заниматься под руководством известных педагогов. В Академии музыки ее наставниками были Арнольд Секей и выдающийся композитор и пианист Ернё Донаньи. С 1926 года Фишер ведет регулярную концертную деятельность, в том же году совершила первую поездку за пределы Венгрии - в Цюрих, положившую начало международному признанию. А закрепила его победа на первом в Будапеште Международном конкурсе пианистов, Ф. Листа (1933). Тогда же Анни впервые услышала музыкантов, которые произвели на нее неизгладимое впечатление и повлияли на художественное становление,- С. Рахманинова и Э. Фишера.

В годы второй мировой войны Анни Фишер удалось бежать в Швецию, а вскоре после изгнания фашистов она вернулась на родину. Тогда же она начала преподавать в Высшей музыкальной школе имени Листа и в 1965 году получила звание профессора. Ее концертная деятельность в послевоенную пору получает на редкость широкий размах и приносит ей любовь слушателей и многочисленные знаки признания. Трижды -в 1949, 1955 и 1965 годах - она удостаивается премии имени Кошута. А за рубежами родины ее с полным правом называют послом венгерского искусства.
...Весной 1948 года Анни Фишер впервые приехала в нашу страну в составе группы деятелей искусства братской Венгрии. Сначала выступления участников этой группы проходили в студиях Дома радиовещания и звукозаписи. Именно там Анни Фишер исполнила один из "коронных номеров" своего репертуара - Концерт Шумана. Все, кто присутствовал в зале или слышал исполнение по радио, были покорены мастерством и одухотворенной приподнятостью игры. После этого ее пригласили принять участие в концерте на эстраде Колонного зала Дома союзов. Публика устроила ей долгую, горячую овацию, она играла вновь и вновь - Бетховена, Шуберта, Шопена, Листа, Мендельсона, Бартока. Так началось знакомство советской аудитории с искусством Анни Фишер, знакомство, положившее начало долгой и прочной дружбе. В 1949 году она уже давала в Москве сольный концерт, а затем выступала бесчисленное множество раз, исполнив в разных городах нашей страны десятки разнообразных произведений.

Творчество Анни Фишер с тех пор привлекало пристальное внимание советской критики, оно тщательно проанализировано на страницах нашей печати ведущими специалистами. Каждый из них находил в ее игре наиболее близкие ему, самые привлекательные черты. Одни выделяли богатство звуковой палитры, другие - страстность и силу, третьи - теплоту и сердечность ее искусства. Правда, восхищение и тут не было безоговорочным. Д. Рабинович, например, высоко оценивая ее исполнение Гайдна, Моцарта, Бетховена, неожиданно попытался поставить под сомнение ее репутацию шуманистки, высказав мнение, что в ее игре "нет подлинной романтической глубины", что "взволнованность ее чисто внешняя", а масштабность местами превращается в самоцель. На, этом основании критик делал вывод о двойственной природе искусства Фишер: наряду с классичностью ей присущи и лиризм, и мечтательность. Поэтому маститый музыковед характеризовал артистку как представительницу "антиромантической тенденции". Думается, однако, что это скорее терминологический, отвлеченный спор, ибо искусство Фишер в действительности столь полнокровно, что оно просто не укладывается в прокрустово ложе определенного направления.

И можно лишь согласиться с мнением другого знатока фортепианного исполнительства К. Аджемова, который нарисовал такой портрет венгерской пианистки: "Романтическое по своей природе искусство Анни Фишер глубоко самобытно и вместе с тем связано с традициями, восходящими к Ф. Листу. Умозрительность чужда ее исполнению, хотя его основу составляет глубоко и всесторонне изученный авторский текст. Разносторонне и великолепно разработан пианизм Фишер. Равно впечатляет артикулированная мелкая и аккордовая техника. Пианистка еще до прикосновения к клавиатуре ощущает звуковой образ, а затем словно лепит звук, добиваясь выразительного тембрового многообразия. Непосредственно, чутко откликается она на каждую значительную интонацию, модуляцию, смены ритмического дыхания, причем частности трактовки у нее неразрывно связаны с целым. В исполнении А. Фишер привлекает и чарующая кантилена, и ораторская приподнятость, патетика. С особой силой талант артистки проявляется в сочинениях, насыщенных пафосом больших чувств. В ее интерпретации выявляется сокровенная сущность музыки. Поэтому одни и те же сочинения у нее каждый раз звучат по-новому. И в этом одна из причин того нетерпения, с которым мы ожидаем новых встреч с ее искусством".

Эти слова, сказанные в начале 70-х годов, остаются верны и по сей день.
Анни Фишер категорически отказывалась выпускать записи, сделанные во время ее концертов, ссылаясь на их несовершенство. С другой стороны записываться в студии она также не хотела, объясняя это тем, что любая интерпретация, созданная в отсутствии живой аудитории, будет неминуемо искусственной. Тем не менее, начиная с 1977 года, она потратила 15 лет на работу в студиях, работая над записью всех сонат Бетховена, — цикла, который так и не был выпущен ей при жизни. Однако после смерти Анни Фишер многие части этой работы стали доступны слушателям и получили высокую оценку среди ценителей классической музыки.

Авторы: Григорьев Л., Платек Я. "Современные пианисты". Москва, "Советский композитор", 1990 г.
Источник: http://www.classic-music.ru/fischer-a.html

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ирена


Опубликованное фото


Недавно умерла 98-летняя леди по имени Irena. Во время Второй Мировой Войны, Irena, получила разрешение работать в Варшавском Гетто, как специалист по водопроводу и канализации. У нее был 'скрытый мотив'... Она ЗНАЛА то, что планируют нацисты для евреев, (будучи немкой). В Израиле таких людей называют праведниками мира. Ведь они сознательно, рискуя собственной жизнью, спасали жизни евреев, уничтожаемых нацистами только за их национальную принадлежность...

Irena вывозила контрабандой младенцев в основании ящика для инструментов, который она везла, и она везла в задней части ее грузовика мешок мешковины, (для больших детей). У нее также была собака в кузове, которая обучалась, чтобы лаять, когда нацистские солдаты выпускают ее из гетто. Солдаты конечно не хотели иметь ничего общего с собакой, лай покрывал шумы детей/младенцев.
В течение ее деятельности ей удалось вывезти контрабандой и спасти 2500 детей/младенцев. Она была поймана, и нацисты сломали обе ее ноги, руки и зверски ее избили. Irena вела учет имен всех детей, которых она вывозила контрабандой и держала их в стеклянной фляге, закопанной под деревом во дворе ее дома.

После войны она попыталась найти каких либо родителей, которые, возможно, пережили войну и воссоединили семью. Большинство, конечно, были убиты в газовых камерах. Те дети, которым она помогла, были размещены в детские дома или были усыновлены.

В позапрошлом году Irena была предсталена на Нобелевскую премию мира... Она не была отобрана. (Ал Gore победил, за борьбу с Глобальным
потеплением)... Возможно, ей уже и не нужна была эта премия, премия престижа и премия пока ещё живущих и нуждающихся в славе. Не ради престижа и славы рисковала она жизнью во время войны. И у неё есть большее, чем Нобелевская премия, - вечная благодарность и признательность еврейского народа. Мир праху её!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Евгения Фейгинберг


Ее тело привезли в морг из подмосковного санатория в ноябре 1938 года. Врачи сразу установили отравление люминалом. До сих пор никто не знает, добровольно ли ушла из жизни Евгения Соломоновна Фейгинберг (в девичестве) - Хаютина - Гладун, жена наркома внутренних дел СССР Николая Ежова, имя которого стало в тридцатые страшнее, чем кличка Малюты Скуратова.

"Незаконченное низшее"

Трудно было найти двух людей, более непохожих друг на друга. Она - из многодетной семьи гомельского ремесленника, миловидная и веселая, обожавшая кружить головы мужчинам. Умела оживить даже скучные кремлевские банкеты, заставляя вождей и их жен танцевать или играть в фанты. С детства мечтала жить в Париже, носить красивые платья и шляпки. И еще - иметь знаменитого мужа.
Он родился в Петрограде 01 мая 1895 года. Обычная биография рабочего паренька: пьяница-отец, задавленная нуждой мать, работа в подмастерьях. Хозяева били его, а один портной, как позже признался сам Ежов, вступил с ним в "педерастическую связь".
Эта связь стала для Ежова роковой: от гомосексуальных пристрастий он так и не избавился. Урывками он учился в школе, окончил класса три и позже писал в анкетах об образовании: "незаконченное низшее". Да и весь он был какой-то незаконченный, низший: рост метр пятьдесят два, хилый, с кривыми ногами.

Правда, во времена, когда Ежова с легкой руки Горького принято было называть "чудесным несгибаемым большевиком", знавшие Ежова отмечали его фиалковые глаза и приятный тенор, которым он довольно чисто пел народные песни...
Голос свой он лелеял и даже ходил на прослушивание к известному тенору. Тот сказал: "Голос можно поставить, но с таким ростом вам певцом не стать. Пойте-ка лучше в хоре, за спинами других". До поры Ежов в самом деле не высовывался из-за чужих спин. Вовремя вступил в партию, где всегда ценились рабочие кадры. Стал комиссаром в военном училище, но был арестован - за то, что в училище проникли представители "эксплуататорских классов". В страхе он тут же сдал с потрохами своего начальника. Того посадили, а Ежов получил пост секретаря парткома Марийской автономии.

Не кормите воробушков!

В Москву Ежова вытащил Иван Москвин - известный партийный деятель, который сам происходил из рабочих и всячески помогал пробиться классово своим. В 1927-м он выхлопотал для скромного провинциала пост инструктора ЦК. Ежов часто бывал у Москвиных. Жена хозяина, Софья Александровна, опекала его, подкладывала лучшие куски: "Вы такой маленький, прямо воробушек, вам надо больше кушать".
Добрая женщина не думала, что ранит гостя в самое сердце. Позже, когда Москвин уже был расстрелян, Ежову пришлось решать судьбу его супруги. Ежов велел записать в протокол, что Софья Александровна пыталась отравить его. И ее расстреляли.

Однажды зять Москвина, известный впоследствии писатель Лев Разгон, спросил тестя, что он думает о Ежове. "Хороший работник,- сказал тот. - Один у него недостаток: во всяком деле есть предел, когда надо остановиться. А Ежов никогда не останавливается". Но в партийных кругах ценили и это качество. Скоро услужливый и исполнительный коротышка подсидел самого Москвина, сменив его на посту заведующего организационно-распределительным отделом ЦК. Одной рукой он одарял - пайками, дачами, путевками на курорт, а другой карал: мог вычистить из партии. На одном из партийных застолий он и встретил Ее - главную и единственную свою любовь, не считая товарища Сталина.

Женечка и Колюша

К тому времени Женечка Фейгинберг уже выбралась из родного гомельского захолустья. Первый муж, слесарь Хаютин, был скоро брошен. Зато второй, красный командир Александр Гладун, перевез жену в Москву. Началась жизнь, о которой Женя всегда мечтала: шикарные платья, заграничные поездки, встречи со знаменитостями. В 1927-м в Берлине она познакомилась с известным писателем Исааком Бабелем. Позже он показывал на допросе: "Я пригласил Гладун покататься по городу в такси, убедил ее зайти ко мне в гостиницу. Там произошло мое сближение с Гладун". Были у нее и другие любовники: светило тогдашней журналистики Михаил Кольцов, издатель Семен Урицкий...
Наконец был найден наиболее перспективный объект - скромный партийный работник Ежов, в котором наметанный Женечкин глаз угадал большое будущее. В 1928 году они поженились.

Не избалованный лаской Ежов с удовольствием принимал заботу, которой его окружила супруга. Казенная квартира с голыми стенами украсилась коврами, портретами в рамках и милыми дамскими безделушками. Вечером уставшего Колюшеньку ждал горячий ужин.
Жена упросила его взять дачу, на которой - невиданное дело - развела павлинов. Все должно быть шикарно. Себя она тоже не обижала: при обыске в квартире нашли больше сотни платьев, десятки кофточек и шляпок, пять меховых шуб...
Давая выход бурной Жениной энергии, муж устроил ее работать в журнал "СССР на стройке". Журналистская работа нравилась ей. Журналисты - тоже.

Сериал по-советски

Любила ли Женечка мужа? Во всяком случае, была ему благодарна за свалившуюся с неба хорошую жизнь. По малейшей его просьбе прекращала общаться со знакомыми, попавшими в опалу. Какое-то время даже хранила ему верность. Но потом темперамент Стрекозы - как ее звали в кругу кремлевских жен - вновь дал о себе знать, и снова начались романы. В отсутствие Ежова в дом захаживали писатели, артисты и прочая богема. Почему Ежов - "патологический садист", как его потом называли,- покорно сносил такое поведение супруги? Может быть, просто робел перед ней - красивой, уверенной в себе, острой на язык. А может, с детства тосковал по нормальной семье и вопреки всему верил, что обрел ее. А может, и сам изменял ей: слухи о гомосексуальных связях железного наркома ходили уже в середине тридцатых... Вот только детей у Ежовых[ не было. И в 1936-м они взяли из детского дома четырехлетнюю Наташу. Все недоумевали: страшная, в болячках... Неужели не могли найти получше?

Опубликованное фото


А может, просто дрогнуло сердце у Жени, когда девочка бросилась к ней с криком: "Мамочка"? Тут бы и закончить всю историю. Но советский сериал только начинал раскручиваться. Звездный час в карьере Николая Ивановича настал в сентябре 1936-го, когда Сталин прислал из Сочи телеграмму с требованием "назначить тов. Ежова народным комиссаром внутренних дел". К тому времени для оправдания людоедства и перевода стрелок на случай народного недовольства вождь выдвинул тезис об "усилении классовой борьбы".
Во всех больших и малых бедах страны были повинны "враги народа". Прежний главный чекист Ягода оказался не на высоте и расстался сначала с должностью, а вскоре и с жизнью. "Корчеванием вражеских гнезд" предстояло заняться воробушку Колюше.

Ежовые рукавицы

Обычное дело - неприметный воробушек мгновенно превратился в "любимого вождя", "железного наркома". Его - первого из чекистской братии - сделали маршалом, переименовали в его честь город Черкесск, славили в газетах. Впервые явившись в НКВД, он заявил: "Вы не смотрите, что я маленького роста. Руки у меня крепкие. Буду сажать и расстреливать всех, кто посмеет тормозить дело борьбы с врагами".
Чуя звездный час, желая угодить и полагая, что монаршая милость на тот момент могла быть куплена только зверством, Ежов разослал в каждую область свои разнарядки - расстрелять столько-то "врагов народа". Планы прилежно перевыполнялись.
В суматохе чекисты сводили личные счеты, а тут и граждане принялись доносить друг на друга. За неполных два года были расстреляны почти 700 тысяч человек.

Сам нарком работал по 18 часов в сутки - подписывал ордера на арест, отсылал на утверждение ЦК смертные приговоры. Бегал по этажам лубянского здания, показывая подчиненным, как нужно применять "особые методы дознания".
Имелись в виду пытки, легализованные именно при Ежове. Началось то, что Ахматова в "Реквиеме" назвала "страшными годами ежовщины".
Немудрено, что домой он приезжал усталый. Иногда в заляпанной кровью одежде. Первым делом выпивал стакан водки, потом, проходя через гостиную, хмуро кивал сидевшим там жене и Бабелю. Писатель продолжал ходить в гости к Ежовым, хотя это было смертельно опасно. Его мучило любопытство. Он говорил Илье Эренбургу, что хочет "разгадать загадку".

Увы, об эту загадку обламывали зубы все европейские социологи, лучшие литераторы и кинематографисты столетия: феноменальной покорности страну подвергнуть такому небывалому террору - этого никто не понимал. Не понимали и механизма превращения безобиднейших людей в неутомимых палачей, которые, едва понюхав крови, кидались уничтожать любого. Эта-то загадка маленького человека, становящегося убийцей и садистом, волновала Бабеля в годы сочинения его последней, уничтоженной в НКВД книги. Впрочем, сыграло свою роль развращающее действие власти.

Сразу поперли наружу все комплексы, которые до времени прятал услужливый коротыш. И прежде всего - зависть. С особым удовольствием Ежов "подводил под монастырь" людей рослых, чаще всего военных.
Лично участвовал в допросах, наслаждаясь тем, как какой-нибудь богатырь-комдив ползает по полу, униженно вымаливая пощаду и сознаваясь в любых преступлениях.
Ненавидел интеллигенцию - давало себя знать "незаконченное низшее". Доносил в ЦК обо всех "вредительских" разговорах писателей, добивался санкции на их арест. С одним исключением: никто из любовников жены не попал тогда под маховик террора.

"Проверь всю меня"

Вряд ли нарком питал к "друзьям дома" особую симпатию. Но он не мог не поверить жене, которая убеждала: "Колюшенька, ну как у меня может что-то быть с этим? Погляди, какой он смешной! Просто мне с ним интересно, он хороший человек. Если его заберут, это тень на меня. И на тебя тоже". Как в воду глядела. Бывший Женечкин муж Гладун на допросах сознался, что был завербован английской разведкой через... свою жену Евгению Хаютину! Женя писала Ежову отчаянные письма с дачи (той самой, с павлинами): "Колюшенька! Очень тебя прошу проверить всю мою жизнь, всю меня... " Плакала, целовала ему руки...Чем черт не шутит - весьма возможно, что красивая и веселая Женечка действительно любила своего Колюшечку.

Есть обаяние власти - и есть неотменимое женское чутье, позволяющее сразу заметить перспективный объект. Но, думается, одним карьерным ростом Ежова тут дело не ограничивалось. Нет, на волю вылезли какие-то мощные подземные инстинкты.
В ничтожестве просыпается палач, и этот палач возбуждает женщину, особенно такую женщину пар экселянс, которой была, судя по всему, Женечка Ежова. Ей нравилось флиртовать с обреченными - и рисковать при этом. Словом, время было эротическое, с темным, подспудным сексуальным напряжением. Пока внизу уничтожались миллионы, наверху царила истинно римская оргия: любовь и смерть соседствовали близко, как никогда.

Это и создавало ту ауру обреченности, дьявольскую, насквозь порочную, благодаря которой сталинское время и запомнилось выжившим как период сплошного счастья и небывалой остроты чувств. К осени 1938-го Ежов сделался ходячим пособием для учебника психиатрии. Он не только ежедневно пил, но и до одури развратничал. На суде признался: "Часто заезжал к одному из приятелей на квартиру с девочкой и там ночевал". И еще: во время попойки на своей квартире вступил в интимную связь с женой одного из подчиненных. А потом и с ним самим".
Конечно, Женя не могла не знать о причудах, запоях и загулах мужа. Да и атмосфера вокруг не радовала. Ежедневно исчезали знакомые люди, а оставшиеся шарахались от женщины, над которой нависала страшная тень всевластного коротышки. Ей, привыкшей к веселому обществу, это было невыносимо.

Начались депрессии, дикие разносы подчиненных в журнале. Потом Женя вовсе перестала ездить на работу, целыми днями сидела дома и слушала патефон. Не радовала даже дочка: позже Наташа вспоминала, что приемная мама почти перестала обращать на нее внимание. Сделалась рассеянной, натыкалась на все, подолгу смотрела в небо. Правда, сам нарком все свои редкие свободные часы посвящал девочке - целовал ее, задаривал игрушками, расспрашивал о ее немудреных делах. А потом все кончилось. В октябре 1938-го Женя попала с диагнозом "астено-депрессивное состояние" в подмосковный санаторий, откуда ей уже не суждено было выйти. Ежова судьба любимой супруги уже не очень занимала: он сам оказался под ударом. В том же октябре в заместители ему назначили Лаврентия Берия. Стало ясно, что "хозяин" ищет ему замену. "За что?" - недоумевал Ежов. Может быть, он "выкорчевывает" мало врагов народа? И на места летели новые разнарядки по арестам и расстрелам. Один из выживших чекистов позже признался: к концу 1938-го в органах скопился материал, позволявший арестовать все население СССР.

Конец

В ноябре 1938-го Сталин прилюдно назвал Ежова "мерзавцем". И в тот же день наркома освободили от должности "ввиду болезненного состояния". Его кабинет занял Берия. Однако звонок еще не прозвенел. Ежова почему-то сделали наркомом водного транспорта.
Трясущейся рукой он писал письма Сталину, просил дать возможность исправиться. Даже предложил переименовать Москву в Сталинодар. В отличие от циника Ягоды он так и остался идеалистом. Точнее, идиотом... В апреле 1939-го его арестовали в кабинете Маленкова. Ежов хорошо знал, что его ждет, и во всем сознавался. Да, он был немецким шпионом. Да, еще и польским. Да, готовил путч и убийство лидеров партии во главе со Сталиным. Да, и жену отравил. С чего, с какой стати? Ведь, будь она жива, Женя Хаютина наверняка разделила бы участь мужа. Все знали: жену Ежов любит, верит ей. Женя рассказывала подругам, что до назначения на должность наркома он был заботливейшим мужем... Но когда дело шили наркому, в ход шло все.

Навеки вместе

Глупо делать из "кровавого карлика" Ежова нового Отелло. Слишком он зависел от этой женщины, которую любил и одновременно ненавидел. Скорее всего, Евгения Соломоновна сама свела счеты с жизнью - от безысходности или от предчувствия того, что ее ждет. Уже посмертно ее все-таки объявили английской шпионкой. Погибли все ее родные, даже самый первый муж, слесарь Хаютин. Берия не пощадил и Женечкиных любовников Бабеля и Кольцова - они были расстреляны и сожжены в лубянских подвалах. Пепел закопали в общей могиле на кладбище Донского монастыря.

Сам Ежов был казнен 04 февраля 1940 года. В своем последнем слове он сказал: "Прошу одно: расстреляйте меня спокойно, без мучений. Разыщите мою мать и, если она жива, обеспечьте ее старость. И воспитайте мою дочь".
Лишь недавно стали известны и точная дата смерти, и место захоронения. Прах Ежова был брошен в ту же общую могилу в Донском - туда, куда уже ссыпали все, что осталось от любовников его жены. Рядом до сих пор стоит неприметный столбик с надписью: "Евгения Соломоновна Хаютина". И после смерти причудница-судьба поместила их рядом.

А вот ещё один любопытный материал на ту же тему:

Юлиан Семенов. Отчаяние., "ДЭМ", Москва, 1990

... Глядя тогда на него, Берия испытывал ужас, ибо он-то уже знал одну из причин предстоящего устранения Ежова: Сталин был увлечен его женой -- рыжеволосой, сероглазой Суламифью, но с вполне русским именем Женя. Она отвергла притязания Сталина бесстрашно и с достоинством, хотя Ежова не любила, домой приезжала поздно ночью, проводя все дни в редакции журнала, созданного еще Горьким; он ее к себе и пригласил. Сталин повел себя с ней круче -- в отместку Женя стала ежедневно встречаться с Валерием Чкаловым; он словно магнит притягивал окружающих; дружили они открыто, на людях появлялись вместе. Через неделю после того, как это дошло до Сталина, знаменитый летчик разбился при загадочных обстоятельствах. Женя не дрогнула: проводила все время вместе с Исааком Бабелем; он тоже работал в редакции; арестовали Бабеля. Сталин позвонил к ней и произнес лишь одно слово: "Ну?" Женя бросила трубку. Вскоре был арестован Михаил Кольцов, наставник, затем шлепнули Ежова -- тот был и так обречен, "носитель тайн"...

Опубликованное фото


... А теперь несколько слов о человеке, который не имел непосредственного отношения к Темниковским лагерям. Этот рассказ косвенно касается писателя Бабеля. С нами сидела домработница Ежовых. К сожалению, не помню ни имени ее, ни фамилии. Она была удивительно незаметной. Однажды (это было летом, то ли сорокового, то ли тридцать девятого еще года) она вышла на крыльцо, перекрестилась и сказала: “Царство небесное, царство небесное...” — была годовщина смерти жены Ежова, Евгении Соломоновны.
Когда Ежов стал наркомом внутренних дел, жену его назначили ответственным редактором двух журналов — “Советской женщины” и “СССР на стройке”. До этого она служила скромным техредом в Детгизе. Все, кто с ней встречался по работе, говорили, что она была чуткий, хороший человек, воспитанный, вежливый; что она не такая, как другие выдвиженцы, которые заносились невесть куда.
Мне рассказывали о ней и до того, как я села. Говорили, например, что когда Сталин звонил им домой, она бросалась в спальню, прятала голову под подушку и стояла так, на коленях, пока разговор не прекращался. В конце концов она застрелилась.

Известно, что Евгения Соломоновна очень дружила с Бабелем. Позднее, уже когда я была реабилитирована и работала в редакции “Журнала Мод”, у нас сотрудничал один старый журналист, Измаил Уразов. Когда Евгения Соломоновна была ответственным редактором журнала “СССР на стройке”, он работал там же — то ли ответственным секретарем, то ли завредакцией. И он рассказывал мне, что по субботам (тогда суббота была рабочим днем) к ним в редакцию приезжал Бабель. И они с Евгенией Соломоновной редактировали текст журнала. И еще Уразов указал на некоторые номера, автором текста которых был Бабель. Свекле посвященный и еще что-то такое, в том же роде.

И еще о Бабеле. То, что мне рассказывала его вторая жена, Антонина Николаевна Пирожкова.

В 37-м году Бабель, по ее словам, много и свободно говорил, острил и шутил непозволительным образом, как тогда не было принято. И она в страхе, вполне естественном, пыталась повлиять на него, но он не слушался. И тогда она решила выбрать кого-нибудь из друзей Бабеля и попросить поговорить с ним — о том, что надо вести себя все-таки поосторожнее. Ведь, кроме всего прочего, есть много дураков, которые любое слово могут истолковать по-своему.

Ближайшими друзьями Бабеля были Михоэлс и Эйзенштейн. Это не подходило. Дружил он с Олешей, который тоже себе позволял Бог знает что. И она решила обратиться к Фуреру — секретарю то ли Московского обкома партии, то ли Московского горкома. Сравнительно новый человек. Переведен из Донбасса, где был секретарем Донецкого обкома. Интеллигентный; во всяком случае, старался выглядеть таковым. В Москве он сразу завел дружбу с Кукрыниксами, с Бабелем, еще с какими-то прогрессивными, не скованными партийной дисциплиной и служебным положением людьми.
Вот этого Фурера она и решила попросить поговорить с Бабелем. Позвонила ему, и он назначил свидание в своем то ли обкоме, то ли горкоме. Она была беспартийная, он выписал ей пропуск, и она пришла.

Здание было старинное, в комнате горел камин. Фурер очень оживленно чистил свой стол и бросал бумаги в огонь. Он извинился перед Антониной Николаевной, сказал, что завтра уезжает в командировку и хочет оставить все в порядке. Сказал, что внимательно ее слушает, понимает и запоминает, что она говорит, и сжигание бумаг это просто такая механическая работа.

— Ради Бога не обижайтесь, у меня мало времени, мне некогда будет это делать потом.

Она пожаловалась ему, что Бабель позволяет себе острить: такого-то посадили, потому что он лучший знаток Тацита в мире, такого-то — потому, что он лучше всех немцев на свете знает творчество Гейне, и так дальше.

Фурер поддакивал:

— Вы совершенно правы. Я поговорю с Исааком Эммануиловичем. Так много дураков, могут неверно истолковать его слова, его остроумие. Я обязательно его приглашу и поговорю с ним.

Он очень мило держался с ней, проводил ее до двери, поцеловал одну руку, потом другую. Очень внимательно посмотрел ей в глаза. И в ту же ночь застрелился.

Это не спасло его репутацию. Он был объявлен врагом народа. И с нами в пересыльной камере Бутырской тюрьмы сидела его жена, балерина Катенька. И еще об одном писателе. Одесский еврейский писатель — Натан Михайлович Лурье. Он был репрессирован в период борьбы с космополитизмом и попал не более и не менее как на Колыму, и там работал на каких-то страшных рудниках. Рассказывая мне все это уже в пятьдесят седьмом году, после его и моей реабилитации, он и тогда не произнес ни слова о том, что там добывалось.
Рассказывал, что в отчаянии написал письмо лично Фадееву, с которым был хорошо знаком. Передал он это письмо через кого-то из начальников, которому оказывал большие услуги — писал конспекты по краткому курсу партии, резолюции каких-то собраний партийных. И за это они к нему благоволили.

Ну, написал он Фадееву, не надеясь на то, что дойдет. И однажды, довольно скоро, он возвращался с работы. Как раз было лето, длинный световой день, и когда он проходил мимо конторы, на крыльце стояло все начальство, вся администрация. По правилам внутреннего распорядка мы обязаны были здороваться с начальством. И он поздоровался. А они ему хором, дружно ответили: “Здравствуй, Натан Михайлович!” Это было совершенно невероятно. Там даже самых “заслуженных” по имени-отчеству не называли никогда.

Его попросили зайти в контору и вручили ответ Фадеева в конверте, на котором были все титулы Фадеева — депутат Верховного Совета, секретарь Союза писателей и т.д. В письме было: “Дорогой Натан Михайлович... Я получил твое письмо... я передал его кому следует... я верю в то, что несправедливость будет исправлена, что справедливость восторжествует... что твоим делом займутся... а ты, главное, не теряй бодрость, мужество... Я знаю тебя как смелого гордого человека, прошедшего войну” и что-то еще в том же духе.

Ну, что ж, какие были последствия? Его не освободили тут же, но, все-таки, подняли на поверхность, то есть, он перестал работать в шахте, а работал уже каким-то “придурком”, как это у нас называлось; и отношение к нему изменилось, и из лагеря, когда их стали выпускать, он вышел одним из первых. В первой партии. И он просил при нем не говорить о Фадееве плохо.
Напоследок мне хочется рассказать о том, как вели себя люди, которых я хорошо знала на воле, как мы привыкли тогда говорить. Помнили они о нас или забыли. Боялись нас или нет. Что они говорили о нас, как они оценивали то, что произошло с нами.

Когда меня арестовали, моей дочери было три годика без одного месяца. Мама отводила ее к моим близким друзьям, это семья художников Элькониных, а сама бегала по прокуратурам, справочным на Кузнецком мосту и т. д.
Надежда Михайловна Эльконина, ныне покойная, брала за ручку мою дочь, другой рукой — свою дочь и выходила с ними гулять на Тверской бульвар. Там девочки играли в песочнице.
И вот однажды мимо проходила Мара Сергиевская, моя близкая подруга, жена Ивана Васильевича Сергиевского, подающего большие надежды молодого пушкиниста. И когда она увидела мою трехлетнюю дочь, она воскликнула с ужасом:

— Надя! Что вы делаете? Вы с ума сошли! Вы отдаете себе отчет? Ведь это девочка Али Тартак.

Мара Сергиевская была очень тонкий человек. Она убаюкивала свою девочку не песенками, а стихами Блока, Гумилева, Ахматовой...

И еще один пример.

Моей дочери четырнадцать лет. Мама работает в ТАССе. Там организовывались экскурсии в Оружейную палату Кремля. Объявление приглашало записываться с членами семьи. Собственно, ради своей внучки мама и записалась. Прошло три месяца. И председатель месткома ей говорит:

— Мы вот тогда-то и тогда-то идем на экскурсию в Кремль. Вы, Сарра Марковна, включены в список, а ваша внучка — уж извините. Ее мы включить не можем, ведь у нее родители репрессированы. (А я тогда уже была свободной.)

И третий случай: моей дочери восемнадцать лет, студентка первого курса московского вуза. Она приехала к моей двоюродной сестре, к своей тете. Сын сестры обещал ей покроить и даже сшить шаровары, в которых тогда занимались спортом. Она застала там двух человек, ей незнакомых. Один из них так начал нервничать, чуть не на стенку лез. Он хотел уйти. Его уговаривали этого не делать, и дочь поняла, что это из-за нее. Штаны ей были очень нужны, но как только их быстро скроили и сшили, она ушла. Закрывая за ней дверь, тетя, моя кузина, сказала:

— Танечка, ты знаешь, кто это? Это дядя Валя.

То есть это мой двоюродный брат, дядя моей дочери. Вот какой ужас внушали даже наши дети.

Это было в 1952 году. Прошло тридцать лет, и как-то дядя Валя приехал в Москву. Мы не виделись ни разу за это время. Он жил и работал в Ашхабаде. Другой двоюродный брат захотел созвать всех родственников, и меня пригласил. Я сказала, что я никогда не сяду за один стол, никогда не подам руки вот этому самому “дяде Вале”. Он мне не поверил. Рассказал Валентину. И тот удивился: “Как это Аля не понимает такие вещи? Она-то лучше других должна понимать”.

Это был 82-й год. Сталина уже вышвырнули из Мавзолея, и нам казалось, что люди хоть что-то поняли. Разумеется, не все себя так вели. Большое участие принимал в моей судьбе и никогда не стыдился того, что мы были друзьями, известный детский писатель Лев Кассиль. А Сергей Михалков, встретив меня у Кассиля, когда я впервые приехала в Москву, сказал:

— Вы не представляете себе, как мы рады видеть человека, который вернулся оттуда, где были вы...

Запись сделана в 1990 г.
Автор: Вадим Эрлихман
Источник: http://www.pseudology.org/babel/KhayutinaEjova.htm

А вот собственноручные признания супруга Евгении Соломоновны Николая Ежова:

Заявление арестованного Н.И.Ежова в Следственную часть НКВД СССР 24 апреля 1939 г.

Считаю необходимым довести до сведения следственных органов ряд новых фактов характеризующих мое морально-бытовое разложение. Речь идет о моем давнем пороке - педерастии. Начало этому было положено еще в ранней юности когда я жил в учении у портного. Примерно лет с 15 до 16 у меня было несколько случаев извращенных половых актов с моими сверстниками учениками той же портновской мастерской(эдакий портняжка!). Порок этот возобновился в старой царской армии во фронтовой обстановке. Помимо одной случайной связи с одним из солдат нашей роты у меня была связь с неким Филатовым, моим приятелем по Ленинграду с которым мы служили в одном полку. Связь была взаимноактивная, то есть «женщиной» была то одна, то другая сторона. Впоследствии Филатов был убит на фронте.

В 1919 году я был назначен комиссаром 2 базы радиотелеграфных формирований. Секретарем у меня был некий Антошин. Знаю, что в 1937 году он был еще в Москве и работал где-то в качестве начальника радиостанции. Сам он инженер-радиотехник. С этим самым Антошиным у меня в 1919 году была педерастическая связь взаимноактивная. В 1924 году я работал в Семипалатинске. Вместе со мной туда поехал мой давний приятель Дементьев. С ним у меня также были в 1924 году несколько случаев педерастии активной только с моей стороны. В 1925 году в городе Оренбурге я установил педерастическую связь с неким Боярским, тогда председателем Казахского облпрофсовета. Сейчас он, насколько я знаю, работает директором художественного театра в Москве. Связь была взаимноактивная.

Тогда он и я только приехали в Оренбург, жили в одной гостинице. Связь была короткой, до приезда его жены, которая вскоре приехала. В том же 1925 году состоялся перевод столицы Казахстана из Оренбурга в Кзыл-Орду, куда на работу выехал и я. Вскоре туда приехал секретарем крайкома Голощекин Ф. И. (сейчас работает Главарбитром). Приехал он холостяком, без жены, я тоже жил на холостяцком положении. До своего отъезда в Москву (около 2-х месяцев) я фактически переселился к нему на квартиру и там часто ночевал. С ним у меня также вскоре установилась педерастическая связь, которая периодически продолжалась до моего отъезда. Связь с ним была, как и предыдущие взаимноактивная.

А что же Ежов? да чтобы обмануть общественное мнение-завёл себе семью,но законную супругу,как женщину
естественно не чтил - можно понять её женскую долю! Впрочем... Вот ещё один любопытный рапорт:

Народному комиссару внутренних дел Союза ССР
Комиссару государственной безопасности первого ранга
Тов. Берия


Рапорт

Согласно вашего приказания о контроле по литеру «Н» писателя Шолохова доношу: в последних числах мая поступило задание о взятии на контроль прибывшего в Москву Шолохова, который с семьей остановился в гостинице «Националь» в 215 номере. Контроль по указанному объекту длился с 3.06. по 11.06.38 г. Копии сводок имеются.
Примерно в середине августа Шолохов снова прибыл в Москву и остановился в той же гостинице. Так как было приказание в свободное от работы время включаться самостоятельно в номера гостиницы и при наличии интересного разговора принимать необходимые меры, стенографистка Королева включилась в номер Шолохова и, узнавши его по голосу, сообщила мне, нужно ли контролировать, Я сейчас же об этом доложил Алехину, который и распорядился продолжать контроль. Оценив инициативу Королевой, он распорядился премировать ее, о чем был составлен проект приказа. На второй день заступила на дежурство стенографистка Юревич, застенографировав пребывание жены тов. Ежова у Шолохова.

Контроль за номером Шолохова продолжался еще свыше десяти дней, вплоть до его отъезда, и во время контроля была зафиксирована интимная связь Шолохова с женой тов. Ежова.

Зам начальника первого отделения 2-го специального отдела НКВД лейтенант госбезопасности (Кузьмин)
12 декабря 1938 года

Источник: http://www.liveinternet.ru/users/jura_zankin/

Share this post


Link to post
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Loading...

×
×
  • Create New...