Jump to content
Форум - Замок
Борис Либкинд

Знаменитые еврейки

Recommended Posts

Рэйн Прайор


Опубликованное фото


Отмечающая на днях свое 40-летие американская комедийная актриса Рэйн Прайор – дочь афро-американского актера Ричарда Прайора и американской танцовщицы-еврейки Шелли Бонус. Она торжественно исполняет старинную еврейскую «Кол Нидрэ», не забывая при этом поправлять свой шикарный африканский парик. «Ничего нет более удивительного, чем то, что я одновременно и черная, и еврейка», - улыбается Рэйн. Она вспоминает, как ее бруклинская бабушка учила ее зажигать субботние свечи и готовить «латкес».

Опубликованное фото


В 18 лет Рэйн стала играть девочку-сорванца в телефильме канала ABC "Атаман класса", но, увы, испытание славой повлекло за собой и пристрастие к алкоголю, и громкие любовные скандалы. К счастью, в начале 90-х годов с помощью еврейской благотворительной службы Бейт-тшува девушке удалось справиться со всеми недугами, и она до сих пор на всех своих концертах благодарит раввина Марка Боровица, который помог Рэйн вновь почувствовать себя не только актрисой, но и еврейкой. Она начала изучать ТАНАХ и исполнять песни Шломо Карлебаха и Дебби Фридман. «Одно время я даже думала выучиться на кантора», - признаётся Рэйн Прайор.

Опубликованное фото


В то же время она начала писать серию автобиографических песен и сценок, которые вылились в яркое шоу «Жареный цыпленок и латкес». Актриса поначалу нервничала, не зная, какой будет реакция на ее шоу со стороны родственников отца и матери, но и тем, и другим работа Рэйн понравилась – в том числе и ее полностью парализованному с 1991 года отцу-афроамериканцу. Сегодня Рэйн Прайор – не просто чернокожая еврейка, она исповедует иудаизм и приобщает к нему своих детей. «Я должна передать им всю глубину еврейского наследия», - говорит актриса.

Источник: http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&a...iew&id=1469

Share this post


Link to post
Share on other sites

ОТВЕТ МАРГАРИТЕ АЛИГЕР

 

На Ваш вопрос ответить не умея,

Сказал бы я - нам беды суждены.

Мы виноваты в том, что мы - евреи.

Мы виноваты в том, что мы умны.

Мы виноваты в том, что наши дети

Стремятся к знаниям и мудрости людей.

И в том, что мы рассеяны по свету,

И не имеем Родины своей.

Нас сотни тысяч, жизни не жалея,

Прошли бои, достойные легенд,

Чтоб после слышать: "Это кто, евреи?

Они в тылу сражались за Ташкент!"

Чтоб после мук и пыток Освенцима,

Кто смертью был случайно позабыт,

Кто потерял всех близких и любимых,

Услышать вновь: "Вас мало били, жид!"

Не любят нас за то, что мы - евреи,

Что наша вера - остов многих вер,

Но я горжусь, отнюдь я не жалею,

Что я еврей, товарищ Алигер.

Недаром нас, как самых ненавистных,

Подлейшие с жестокою душой,

Эсэсовцы жидов и коммунистов

В Майданек посылали на убой.

Нас удушить пытались в грязном гетто,

Сгноить в могилах, в реках утопить,

Но несмотря, да, несмотря на это,

Товарищ Алигер, мы будем жить!

Мы будем жить, и мы еще сумеем

Талантами и жизнью доказать,

Что наш народ велик, что мы, евреи

Имеем право жить и процветать.

Народ бессмертен, новых Маккавеев

Он породит грядущему в пример.

Да, я горжусь, горжусь и не жалею,

Что я еврей, товарищ Алигер.

 

 

 

*Kомментарий: Знаменитое стихотворение Маргариты Алигер <<Мы евреи>> -

отрывок из поэмы <<Твоя победа>>, напечатанной в 1946 г. в журнале <<Знамя>>.

Многие годы авторство ответа приписывалось Эренбургу, у которого были даже

неприятности в связи с этим. Эренбурга вызывали в соответствующие органы, а

в семье считали, что кто-то хотел насолить Эренбургу, приписав ему авторство

<<Ответа М. Алигер>>. Ирина Эренбург, дочь писателя, подтверждала, что это

стихотворение не ее отца, но что под многими его строками он мог бы

подписаться. Автор ответа Михаил Рашкован, в то время житель г. Самарканда

(ныне проживает в Израиле), в 1939 году окончивший с отличием школу и

мобилизованный в армию, в начале июля 1941 г. был уже на передовой, а в

конце июля получил тяжелое ранение - первое, но не последнее. Еще дважды был

он ранен и лишь в 1946г. демобилизовался.*

 

 

 

*Алигер Маргарита Иосифовна (1915 - 1992), российская поэтесса.

 

******

 

 

*И в чужом жилище руки грея,

Я себе позволила спросить:

"Кто же мы такие?" - Мы евреи!

Как я смела это позабыть!

Я сама не знаю, как я смела,

Было так безоблачно вокруг.

Я об этом вспомнить не успела,

С детства было как-то недосуг.

Дни стояли сизые, косые,

Непогода улицы мела...

Родилась я осенью в России,

И меня Россия приняла,

Напоила беспокойной кровью,

Водами живого родника,

Обожгла недоброю любовью

Русского шального мужика.

Родину себе не выбирают.

Начиная видеть и дышать,

Родину на свете получают,

Непреложно, как отца и мать!

Родина!.. И радости, и горе

Неразрывно слиты были с ней.

Родина!.. В любом бою и споре

Ты была помощницей моей.

Я люблю раскатистые грозы,

Хрупкий и накатистый мороз,

Яркие живительные слезы

Утренних сверкающих берез...

 

Лорелея, девушка на Рейне,

Яркий луч, волшебный сон...

Чем мы виноваты, Генрих Гейне?!

Чем не угодил вам Мендельсон?!

Я спрошу у Маркса и Эйнштейна,

Что великой мудростью полны,

Может, им известна эта тайна

Нашей перед вечностью вины?

Милые полотна Левитана,

Яркое цветение берез,

Чарли Чаплин с белого экрана...

Вы ответьте мне на мой вопрос:

Разве всё, чем были мы богаты,

Мы не отдали без лишних слов?!

Чем же мы пред миром виноваты -

Эренбург, Багрицкий и Свердлов?!

Жили мирно, не щадя талантов,

Не жалея лучших сил своих.

Я спрошу врачей и музыкантов,

Тружеников малых и больших,

Их, потомков древних Макавеев,

Кровных сыновей своих отцов,

Тысячи воюющих евреев,

Храбрых командиров и бойцов.

Отвечайте мне во имя чести

Племени, несчастного в веках,

Юноши, пропавшие без вести,

Юноши, погибшие в боях!

Вековечный запах униженья,

Причитанья матерей и жён,

В смертных лагерях уничтоженья

Наш народ расстрелян и сожжён...

Танками раздавленные дети,

Этикеткa - "юда", кличка - "жид"...

Нас уже почти что нет на свете!!

Нас уже никто не оживит!!!...

 

Мы евреи! Сколько в этом слове

Горечи и мук прошедших лет!

Я не знаю, есть ли в крови голос,

Но я знаю крови красный цвет.

Этим цветом землю обагрила

Сволочь, заклейменная в веках;

И людская кровь заговорила

В смертный час на разных языках...*

Edited by Борис Либкинд

Share this post


Link to post
Share on other sites

Бель де Жур


До опубликования Бель де Жур своих интимных заметок – на радость всему Интернету, а теперь и на счастье всему читающему сообществу — литература либо оплакивала евреек-проституток, либо превращала их в некий аналог библейских героинь, борющихся за свободу если не своего народа, то хотя бы своей страны.

Опубликованное фото


Библия жестко критикует проституток – как кдешот, храмовых проституток, которые являлись неотъемлемым символом идолопоклонства, так и зонот, простых профессионалок, бравших плату за свои услуги. Именно в зон'у переодевается прародительница царя Давида, Фамарь, желая хотя бы таким обманным путем зачать ребенка от представителя семьи, в которую она была выдана замуж (Быт 28).
Несмотря на негативное к ним отношение, известные блудницы Танаха включают в себя Рахав, укрывавшую разведчиков Иисуса Навина, и впоследствии, согласно некоторым мнениям, ставшую его женой. Самсон также предпочитал женщин, профессионально предававшихся своему ремеслу, хотя его, конечно, тянуло к нееврейкам. Незамужним проституткам даже разрешалось жертвовать часть своего заработка на нужды Храма (в отличие от замужних женщин, получивших плату за прелюбодеяние).

В Вавилонском Талмуде, в трактате Менахот, приводится редкая по своей изысканности и элегантности агада, героями которой выступают известная блудница и влюбленный в нее ученик вавилонской ешивы. Их переживания и приключения заканчиваются ее переходом в иудаизм и браком между ними, и, как мудро замечает глава ешивы: «Те же простыни, что стелила она для греха, будет стелить для исполнения заповеди».
В Средние века, в связи с запрещением интимных связей между евреями и неевреями, еврейская проституция в ашкеназской Европе практически отсутствует, зато процветает в странах с сефардским населением, где подобные запреты были менее строги. Средневековыми религиозными авторитетами, конечно, выносились галахические постановления, направленные против проституции как социального явления, однако при этом можно найти решения и о том, что проститутка имеет право требовать и получать обещанную ей клиентом плату за услуги.
Рабейну Гершом Меор га-Гола, «Светоч Изгнания», запретивший полигамию для ашкеназских евреев, постановил, что женатый мужчина, посещающий проституток, не может отказать своей жене в разводе, но неженатые, разведенные и вдовцы, дабы не подвергаться более серьезным искушениям, имеют право посещать публичные дома, правда, желательно делать это не в районе своего проживания.

Рабби Давид бен Аби Зимра (РАДБАЗ), известный сефардский каббалист и законовед XVI века, постановляет передать опеку над семилетней дочерью после развода родителей ее отцу. Это объясняется тем, что мать после развода занялась проституцией и стала содержательницей публичного дома. Для Радбаза неприемлемо проживание «пока еще чистой дочери Израиля», как он пишет, «в обстановке разврата».
В XIX веке, в связи с разрушением традиционного уклада диаспорной жизни, еврейская проституция приобретает прямо-таки угрожающие масштабы. Так, например, в Касабланке, где в конце XIX века размещались гарнизоны иностранных армий, 30% проституток города были еврейками. В то же самое время управление проституцией перерастает из локального промысла, примером которого может служить Анна Марковна в «Яме» Куприна, в транснациональный бизнес, вовлекающий в свою орбиту черту оседлости, европейские страны, Америку, как Северную, так и Южную, Африку и Азию.

Александр Куприн в «Яме» так описывает одного из воротил этого «белого рабства»:

Теперь он был одним из самых главных спекулянтов женским телом на всем юге России. Он имел дела с Константинополем и с Аргентиной, он переправлял целыми партиями девушек из публичных домов Одессы в Киев, киевских перевозил в Харьков, а харьковских — в Одессу. Он же рассовывал по разным второстепенным губернским городам и по уездным, которые побогаче, товар, забракованный или слишком примелькавшийся в больших городах. У него завязалась громаднейшая клиентура, и в числе своих потребителей Горизонт мог бы насчитать немало людей с выдающимся общественным положением: вице-губернаторы, жандармские полковники, видные адвокаты, известные доктора, богатые помещики, кутящие купцы. Весь темный мир: хозяек публичных домов, кокоток-одиночек, своден, содержательниц домов свиданий, сутенеров, выходных актрис и хористок — был ему знаком, как астроному звездное небо. Его изумительная память, которая позволяла ему благоразумно избегать записных книжек, держала в уме тысячи имен, фамилий, прозвищ, адресов, характеристик.

Большинство таких сутенеров, как ни странно, были соблюдающими еврейские традиции людьми. Так, например, когда раввины Буэнос-Айреса выпустили постановление, запрещающее сутенерам членство в общине, те организовали собственную синагогу, «Цви Мигдаль», с ешивой и кладбищем.
Таким же был и «Горизонт» Куприна:

Замечательно, что он не находил в своей профессии ничего преступного или предосудительного. Он относился к ней так же, как если бы торговал селедками, известкой, мукой, говядиной или лесом. По-своему он был набожен. Если позволяло время, с усердием посещал по пятницам синагогу. Судный день, пасха и кущи неизменно и благоговейно справлялись им всюду, куда бы ни забрасывала его судьба. В Одессе у него оставались старушка мать и горбатая сестра, и он неуклонно высылал им то большие, то маленькие суммы денег, нерегулярно, но довольно часто, почти из всех городов: от Курска до Одессы и от Варшавы до Самары. У него уже скопились порядочные денежные сбережения в Лионском Кредите, и он постепенно увеличивал их, никогда не затрагивая процентов.

Еврейки попадали в публичные дома, вступив в фиктивный брак, или будучи соблазненными сутенерами, а многих из них, как Соньку Руль у Куприна, просто продали родственники:

Оба они, еврей и еврейка, были родом из Гомеля и, должно быть, были созданы самим богом для нежной, страстной, взаимной любви, но многие обстоятельства, как, например, погром, происшедший в их городе, обеднение, полная растерянность, испуг, на время разлучили их. Однако любовь была настолько велика, что аптекарский ученик Нейман с большим трудом, усилиями и унижениями сумел найти себе место ученика в одной из местных аптек и разыскал любимую девушку. Он был настоящим правоверным, почти фанатическим евреем. Он знал, что Сонька была продана одному из скупщиков живого товара ее же матерью, знал много унизительных, безобразных подробностей о том, как ее перепродавали из рук в руки, и его набожная, брезгливая, истинно еврейская душа корчилась и содрогалась при этих мыслях, но, тем не менее, любовь была выше всего.

Однако еврейская община во многих городах строго осуждала подобный бизнес и, с одобрения раввинов, принимала решительные меры по его пресечению. В 1905 году еврейские рабочие Варшавы (в большинстве своем члены Бунда) устроили разгром принадлежавших евреям публичных домов и притонов. Эта акция получила название «Альфонс-погром», а через год подобные «альфонс-погромы» прошли не только в Варшаве, но и в Одессе, Херсоне и в принадлежавших Австро-Венгрии Львове, Кракове и Будапеште.
В Западной Европе, где скорость и объем ассимиляции были значительно выше, еврейки-проститутки ничем не отличались от своих христианских товарок. В «Мадемуазель Фифи» Мопассана, именно еврейка Рашель проявляет наибольший патриотизм по отношению к своей родине:

— Нам, — крикнул он, — принадлежат и все женщины Франции! Рашель вскочила так быстро, что бокал опрокинулся: словно совершая крещение, он пролил желтое вино на ее черные волосы и, упав на стол, разбился. Ее губы дрожали, она с вызовом смотрела на офицера, продолжавшего смеяться, и, задыхаясь от гнева, пролепетала:
— Нет, врешь, это уж нет; женщины Франции никогда не будут вашими!

Он сел, чтобы вдоволь посмеяться, и, подражая парижскому произношению, сказал: — Она прелестна, прелестна! Но для чего же ты здесь, моя крошка?
Ошеломленная, она сначала умолкла и в овладевшем ею волнении не сознала его слов, но затем, поняв, что он говорил, бросила ему негодующе и яростно:
— Я! Я! Да я не женщина, я — шлюха, а это то самое, что и нужно пруссакам.
Не успела она договорить, как он со всего размаху дал ей пощечину; но в ту минуту, когда он снова занес руку, она, обезумев от ярости, схватила со стола десертный ножичек с серебряным лезвием и так быстро, что никто не успел заметить, всадила его офицеру прямо в шею.
***

Дневная Красавица, Бель де Жур, далека от жалости к самой себе и от патриотических порывов. Она начинает книгу с простого и понятного заявления: «Во избежание дальнейших недоразумений, скажу сразу, я — проститутка».
Разумеется, даже ее псевдоним выявляет образованность – он выбран в честь одноименного романа Жозефа Кесселя и фильма Луиса Бунюэля. Правда, в отличие от героини Катрин Денев, БДЖ не любительница, а профессионал.
Девушка из достаточно ассимилированной еврейской семьи, Бель де Жур, начинает думать о проституции после многих неудачных попыток найти работу по окончании университета. К решению ее подталкивает и встреча с богатой супружеской парой, щедро заплатившей БДЖ за добровольные услуги интимного характера.

Опубликованное фото


БДЖ весьма полезным образом вставляет в книгу компендиум сведений об одежде, еде, аксессуарах (большая сумка, а не то, что вы подумали), фотографиях, отношениях с агентством и других важных для ее бизнеса вещах.
В ходе своих путешествий по Лондону и окрестностям, она встречает клиента с подругой-израильтянкой: «маленькая и миленькая блондинка, она на вкус была как теплый мед», обретает верных друзей – от А1 до А4, отмечает еврейские праздники («сейчас Ханука, и я ем медальку из белого шоколада»), рассуждает об анальном сексе и признается в своих скрытых талантах: «Я очень хорошо подражаю персонажам из Симпсонов. К сексу это не имеет ни малейшего отношения, но, кто знает, возможно, я встречу когда-нибудь человека, который обожает Патти и Селму, и мой корабль обретет тихую гавань».

БДЖ, как хорошая еврейская девочка, проводила каникулярный досуг в летнем еврейском лагере, где и началось ее сексуальное образование: «Мне подсмотреть ничего не удалось. Не потому что я не хотела, просто эти старшие девочки были высокие, толстые, загораживали вид и не давали смотреть больше никому. А потом рассказывали, что они там увидели».
На самом деле интересны не столько ее описания клиентов, сколько размышления о литературе, музыке, качестве кошерных ресторанов в Лондоне и шопинге в Риме. Этакая Сэй Сенагон на очень современный лад.

Сейчас БДЖ, написавшая продолжение книги, занимается адаптацией ее для телевизионного сериала на канале ITV, ведет колонку для Sunday Telegraph и так и не признается, ушла ли она из бизнеса, или нет. Впрочем, это не имеет ни малейшего значения. Ведь профессионалка ты, или любитель, все равно, надо обладать особым, пронизывающим зрением, чтобы написать:
На Эксибишн-Роуд, как раз возле Музея естественной истории, осенние листья, размазанные по асфальту сотнями и тысячами шин, окрашивают улицу в совершенно удивительный золотисто-оранжевый цвет.
Так же и сама Бель де Жур, светящаяся в пространстве книги и своей жизни, удивительная еврейская бабочка, никому ничем не обязанная, выбравшая свою судьбу.

Источник: http://booknik.ru/context/?id=23150&articleNum=2

Share this post


Link to post
Share on other sites

Бел Кауфман


9 августа 2009 года (19 ава 5769 года) в Нью-Йорке прошел первый фестиваль русскоязычного еврейства "Лимуд", участниками которого стали около 200 молодых русскоязычных американских евреев. К участникам этой уникальной конференции присоединились видные филантропы, ученые и педагоги, общинные лидеры, русскоязычные израильские министры и депутаты Кнессета, известные представители бизнеса, СМИ и общественных организаций. Среди активистов "Лимуда" – знаменитая писательница Бел Кауфман, внучка выдающегося еврейского писателя Шолом-Алейхема.

Опубликованное фото


Бел Кауфман стала великой и популярной, когда в 1960-х годах мировым бестселлером стал ее роман "Вверх по лестнице, ведущей вниз", а его название – идиомой, вошедшей чуть ли не вовсе языки мира. Это многократно переиздававшееся, полуавтобиографическое (Бел сама была учительницей) произведение о школьниках и их учителях, детях и взрослых, о тех, кто идет против системы, начинается словами "Привет, училка!" и заканчивается словами "Привет, зубрилка!", а между этими двумя репликами письма – крики людей, надеющихся, что их услышат. Бел Кауфман также является борцом за сохранение идиша, почетным профессором Колумбийского университета.

Сразу на следующий день после своего 98-го дня рождения Бел Кауфман согласилась побеседовать с журналистом Алексеем Осиповым. "Звоните, не стесняйтесь, – сказала она. – Я не буду уставшей, у меня хороший опыт, ведь после книжки про школу я еще преподавала и в университете. А теперь я главным образом выступаю про своего деда. Я – актриса-внучка. Все же недаром я была хорошая учительница. Людям нравится: я стою, двигаю руками, вспоминаю… Но последние годы я выступаю меньше. Многие, наверное, думают, что я уже умерла".

Интервью с писательницей Бел Кауфман

Миссис Кауфман, как прошло торжество по случаю вашего дня рождения?
Было много гостей – больше полусотни, много поздравлений. Было весело. Все прошло в клубе. Пришли люди, которые любят меня, и которых я люблю.

А что значит для вас "любить"?
О, это когда кто-то для тебя более важен, нежели ты сам себе.

И вы в любовь верите? Она существует?
Вне всяческих сомнений! Вот, например, вчера, я была просто окружена любовью.

А ваш роман с идишем – это тоже своего рода любовь?
В нашем доме говорили только по-русски. И даже дедушка, Шолом-Алейхем, с нам говорил тоже на русском, хотя писал на идиш. Когда я приехала в Америку, я пошла изучать… идиш. Мама очень хотела, чтобы я знала и древнееврейский. Нашим другом был поэт Хаим-Нахман Бялик, так вот дедушка очень хотел, чтобы Беллочка (то есть, я) могла читать стихи Бялика в оригинале. Помню, что учитель был очень смешной. Он приходил раз в неделю. Теперь уже все забыла, помню лишь имя учителя и совсем никчемную фразу, которая переводится как "я хочу лошадь".

Опубликованное фото


А роман с Нью-Йорком?
Этот город был совсем другим, когда я приехала в него 85 лет тому назад, все было иначе: не было, например, наркотиков, не было столько насилия и такого разгула криминала. Когда я училась в колледже, то мне приходилось бегать в разные корпуса через Central Park, и я никого и ничего не боялась. Сейчас же в самом сердце Нью-Йорка лучше не появляться. Сегодняшний Нью-Йорк – это другая планета. Лучше она или хуже? Не знаю… Все поменялось – телевидение, электроника, компьютеры. Не знаю, лучше ли это. Да, мое поколение знало меньше по объему, чем нынешнее, но наши знания были более глубокими.

Как вам удалось сохранить свой русский?
Я очень люблю этот язык! Как можно читать Пушкина на каком-то другом языке?! Читаю на русском я хорошо и быстро, говорю несколько хуже, иногда забывая слова. Но я горжусь тем, что за восемь с половиной десятилетий, прожитых мною в Новом свете, я сохранила свой русский.

Каков главный итог вашей жизни? Роман?
То, что я была хорошей учительницей, то, что смогла вдохновить молодых. Многие мои бывшие ученики сами теперь люди более чем взрослые, но они помнят меня, помнят то, что я смогла в свое время заинтересовать их будущим, пробудить в них интерес к изменениям в лучшую сторону. Для меня это самое важное из того, что я успела в жизни. Кстати, так и не знаю, есть ли мои ученики, которые сейчас живут в Израиле. А вот с тем, кто живет в Нью-Йорке, встречаюсь то тут, то там достаточно часто. Почти всегда это уже дедушки и бабушки, с внуками и внучками.

Но ведь ученики – это не родные дети. Обычно гордятся собственными отпрысками и тем, сколько вложили именно в своих, а не в чужих…
Дети всегда остаются детьми, и степень вашего родства с ними совершенно не важна, особенно при условии, что вы становитесь тем самым, единственными учителем, который в состоянии изменить мировоззрение своего ученика. Я была такая…

Как вы думаете, почему ученики вас запомнили? Начнем с того, что посмотрим правде в глаза: я – умная, и не стесняюсь констатировать этот факт. А, главное, я любила детей, которые начинали познавать и самих себя, и собственно жизнь, которые начинали писать свою автобиографию.

А что вы узнали о себе?
В свои 98 я точно знаю – что мне важно, а что не очень. У меня немного времени, и я должна потратить его на самое важное для меня. Я научилась произносить одно слово, которое боялась сказать, будучи молодой. Это слово – "нет".

98 лет – это много или мало?
По-моему, много. И я хочу дожить до ста. Всех приглашаю на мой юбилей! Причем делаю это уже сейчас, когда, например, прохожу по своей улице и встречаю знакомых.

Как обычно проходит ваш день?
Обычно я очень мало сплю, ложусь в час-два ночи, а встаю в семь утра. Я всегда занята, у меня много дел: люди пишут мне и просят рассказать о Шолом-Алейхеме. Это приятно. Пока, по-моему, нас с Шолом-Алейхемом любят.
Еще выполняю еще одно неотложное дело: хожу в танцевальную группу. Правда, теперь всего раз в неделю. А когда была немножко моложе, и мне было всего 96 лет, танцевала 2-3 раза в неделю. Но и теперь каждый четверг отдаю этому занятию полтора часа. За вечер у меня сменяется от 7 до 10 партнеров.

Знаете, что я сейчас вспомнила? Как я уже из Америки в первый раз поехала в Израиль (тогда он еще назывался Палестиной) и встретилась там с вдовой поэта — мадам Бялик. В последний раз мы виделись в Одессе, когда мне было семь или восемь лет. И вот я – уже взрослая женщина, а она, увидев меня, радостно говорит: "Беллочка, вы совсем не изменились". А изменилась, ведь много лет, работая в школе, вставала еще затемно и затемно приходила домой. С тех пор я еще не отдохнула. Но знаю, что должна писать, все ждут мои мемуары. А у меня все – в голове и в записках. Отдельно – об одесском детстве, отдельно – об эмиграции, отдельно – о работе в школе, отдельно – о деде. Мне кажется, что я прожила несколько жизней. Чтобы написать о каждой, надо засесть за книгу. Если не в 98 лет, то когда?

Вы знаете о том, что вы – красивая?
Да, мне говорят: что я – красивая, что я – изящная, что я красиво одеваюсь, что я являюсь образцом для подражания, примером. Последнее стараюсь не считать за комплимент, говоря, что в жизни сделала столько ошибок, что теперь всех и не упомню.

Беседовал: Алексей Осипов
Источник: Newsru.co.il
Дата публикации: 10.08.09

Share this post


Link to post
Share on other sites

Рут Гольдсмит


Опубликованное фото


Мексиканская актриса Рут Габриэла (Габи) Гольдсмит родилась в Мехико в семье чемпиона страны по дзюдо Габриэла Гольдсмита и кубинки Кармен Гваш-Лампос. Габи – единственный ребенок в этой семье, и родители души в ней не чаяли. В детстве она занималась фигурным катанием. Владеет английским и итальянския языками. В 1983 году Габриэла закончила Escula Nacionale de Estudios Profesionales, получив профессию врача-стоматолога. Но работала по специальности не долго. Дело в том, что за год до окончания медицинской школы Габи приняла участие и победила в конкурсе «La Modelo del Ano» («Модель года»). Решив связать свою жизнь с искусством, в 1984 году она закончила Centre de Educacion Artistica de Televisa San Angel.

В том же году Габриэла впервые вышла на сцену театра в спектакле «Boeing-Boeing». В 1985 году снялась в своем первом фильме, в 1996 году дебютировала в теленовеллах. К числу наиболее значимых ролей Габриэлы Гольдсмит можно отнести роль Лорены дель Вильяр в сериале «Просто Мария», где она снималась вместе с Викторией Руффо, Мануэлем Саваль и Хайме Гарса. За эту роль актриса была удостоена премии «Testimonio De Calidad» (1989). А о личной жизни Габриэлы Гольдсмит известно следующее: она вышла замуж в шестнадцать лет, но брак закончился разводом через несколько месяцев после рождения дочери Абриль. Сегодня актриса свободна и активна в общественной жизни Мексики: она является основателем и президентом организации «Código Ayuda», деятельность которой направлена на улучшение жизни беспризорных детей и подростков.

Источник: http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&a...iew&id=1584

Share this post


Link to post
Share on other sites

Роза Рабинович-Ачильдиева


Израиль – маленькая страна, но на этой земле можно увидеть представителей всей многоликой всемирной еврейской общины. Приехав сюда из разных уголков земного шара, мы мало общаемся друг с другом, а ведь все мы привезли колорит тех мест, где жили прежде. Я много путешествовала по территории бывшего Союза, но не добралась, например, до Средней Азии. Знаю, что тысячи представителей самобытной бухарской общины в самых разных странах мира – в Израиле и США, Австрии и Узбекистане - сохраняют свои традиции, быт, кухню, оригинальные музыкальные мелодии.

В сентябре этого года у Розы Рабинович-Ачильдиевой - 70-летний юбилей, который широко отмечает дружная бухарско-еврейская община Израиля. Эта женщина пользуется большим и заслуженным авторитетом, многие знают ее по добрым делам.

Опубликованное фото


На ежегодном международном конкурсе «Женщина мира», организованном Конгрессом бухарских евреев США и Канады и женской организацией «Эстер ха-малка», проводившемся в Нью-Йорке, Роза Рабинович-Ачильдиева была удостоена почетного звания «Женщина -2005» в номинации «Бизнес-леди».
В трехтомник произведений Розы Рабинович-Ачильдиевой вошли поэзия, пьесы, очерки. Ей удалось вдохнуть в бухарско-еврейский фольклор новую жизнь, с большой любовью и мастерством сохранив уходящие в глубь веков традиции. Ее книги – кладезь истинных ценностей, добра и юмора. Роза - член Союзов писателей и композиторов Израиля, ее произведения переводятся на иврит.

- Итак, круглая дата. Я хочу спросить вас о ваших родителях, о детстве.
- Я родилась в Ферганской долине, в Намангане. Есть такая песня «Намаганские яблочки зреют ароматные…». Родители мои - уроженцы этого края. Мы, бухарские евреи, наши предки – выходцы из Ирана, Афганистана. Евреи жили общиной, всегда старались селиться рядом, чтобы было десять мужчин для миньяна. Проживали здесь, конечно, и мусульмане, вполне миролюбивые, между нами не было недоразумений. Я росла в семье многодетной, было семеро детей. Родители – педагоги, дети учились в русской школе, все получили высшее образование.

- Антисемитизма не чувствовали?
- Его не было, потому что мы с уважением относились к любой другой культуре. Когда мы ходили к узбекам, придерживались их национальных обрядов. Если шли к европейцам, одевались соответственно, учитывали, например, что русские никогда не садятся на пол, не станут руками есть плов, как принято у узбеков. Мы умели вести себя достойно в любой среде.
- Какая природа вас окружала?
- Ферганская долина - это все четыре времени года, много овощей и фруктов, много зелени и очень много воды – арыков.

- Да, помним песню «Воды арыка бегут как живые, переливаясь, журча и звеня»
А какие у вас в детстве были увлечения?
- Так как я выросла в педагогической семье, нас воспитали очень любознательными. В Доме пионеров я ходила во все кружки, особенно увлекалась акробатикой. Однажды мы ездили на олимпиаду школьников. Ребята выстраивали огромную пирамиду, которая изображала кокон хлопка. Я была очень маленького роста, хотя мне было 11 лет, меня одевали в национальное платье и поднимали вверх. И когда кокон раскрывался, я оказывалась наверху… Это было очень высоко, но я не боялась. А в 1957 году, будучи студенткой медицинского училища, я поехала на Всемирный фестиваль молодежи в Москву. Я представляла там индийские и афганские танцы, тогда это было очень модно.

- О, это же было грандиозное событие - впервые весь мир был представлен в Москве! Какие впечатленияе остались?
- Любопытно было, я первый раз увидела чернокожих людей. В 1959 году я вновь поехала в Москву. Я очень любила театр, и наш музыкальный руководитель часто брал нас в массовки. Однажды меня ввели на замену актрисы, и именно этот спектакль повезли в Москву на декаду литературы и искусства Узбекистана.
- Как жила ваша многодетная семья?
- Папа был учителем математики, мама преподавала химию и биологию. Когда мне было 14 лет, умер папа, потому что его подвергли репрессиям, посадили в тюрьму, это его сильно надломило. Я была старшей, должна была помогать маме. Мы росли трудолюбивыми и послушными детьми. Жили небогато, но в прекрасной духовной атмосфере. В доме были музыкальные инструменты, библиотека. Бывало много друзей, у нас было интересное детство.

- Во время войны вы принимали людей, бежавших от фашистской оккупации?
- Помню, их было так много, что кого не могли разместить в доме, устраивали в коровниках. Однажды ночью папа привел оборванную еврейскую девочку-подростка. Мама ее помыла и уложила рядом со мной (мне было 4 года). Я помню, как она прижалась ко мне, чтобы согреться. Мама могла привести с улицы кого-то, накормить. Местные не воспринимали эвакуированных евреев, как нас, они и одеты были по-другому. Благодаря приезжим мы узнали, что такое газированная вода, мороженое с вафлями.
- Я хочу вас спросить: как вы пришли к профессии акушерки? Рождение человека - это всегда чудо!
- Мои сестры и братья приобрели специальности моих родителей – они педагоги. Я единственная взяла медицинский профиль, будто получила благословление от своих бабушек - они были травники, костоправы. Моя прабабушка была акушеркой. Я находилась часто рядом с ней и многому от нее научилась. Моему медицинскому стажу уже 50 лет, и я до сих пор преклоняюсь перед народными старинными рецептами и методами лечения. Я работала акушеркой и медсестрой в России, потом окончила институт врачебной косметологии в Москве.

- Принимая в свои руки нового человечка - как справлялись с такой ответственностью?
- Я счастлива тем, что в своей профессии приносила радость людям. Медсестра, акушерка, я боролась за здоровье мамы и ребенка. И, как косметолог, давала людям красоту. Когда я приехала в Израиль в 1979 году, поняла сразу, что мыть полы не хочу, и, прежде всего, укрепила свои знания. Я получила статус медсестры и акушерки, работала в клинике, параллельно занималась косметологией, приспосабливая свои знания к климату Израиля. В 90-е годы приехало много врачей, косметологов, медсестер. Они привнесли много нового.
- Вы собирали травы в Ферганской долине, а здесь из чего вы делаете свои кремы?
- Бухарские евреи жили на границе с Китаем, Ираном, Афганистаном, Пакистаном. Это «шелковый путь». Там всегда для излечения использовали травы, природные средства. Для меня альтернативная медицина не нова. Вся моя косметика основана на рецептах, которые придумали 2-3 тысячи лет назад. В Израиле всё можно найти там, где продают специи, травы. Еще мне во многом помогло то, что я знаю не только медицину, но и нашу Тору. В ней - вековая мудрость нашего народа.

- Что побудило вас к приезду в Израиль?
- Вы знаете, мы там жили хорошо, к нам относились с уважением. Но я почувствовала, что начинается антисемитизм. И решила уехать. В Израиль я прибыла с больной мамой и двумя детьми, без языка и знакомых, потеряв свой статус. Не легко чувствовать, что превращаешься в ноль. Это было депрессивное состояние. И я вспомнила такое выражение: «Не тот сильный, кто никогда не падал. А тот сильный, кто упал и поднялся». Мы с вами говорим 20 августа. Именно в этот день ровно 30 лет назад я приехала в Израиль. Сегодня я ни о чем не жалею. Когда я преодолела языковый барьер, то добилась всего, чего хотела. Я - счастливый человек. У меня дети, преуспевшие в жизни, внуки, правнуки. Хорошие подруги, знакомые, друзья. Мне повезло, что я бываю среди людей, с которыми могу познавать мир, расти. Это тоже счастье. Говорят так: «Добрые дела - доброе имя». Я думаю, что за 70 лет я сеяла зерна добра, а вот сейчас почувствовала, что пожинаю плоды своего труда.

- Не случайно в сказках всех народов добрые герои побеждают…
- Когда начался выезд в Израиль, первыми были религиозные люди, кустарники. Я помогла организовать в Самарканде курсы по приобретению нужной специальности, кому-то помогала деньгами. Когда я приехала в Израиль – первый мой город был Офаким, там было много выходцев из Ирана. Я знала их диалект и стала переводчицей. Потом, когда переехала в Тель-Авив, работала при министерстве абсорбции, помогала многим, быстро освоив местные законы.
- В Израиле вы встретили свою большую любовь?
- В 1976 году я случайно встретилась с человеком, когда зашла заказать визитную карточку… Так получилось, что я осталась с ним на 15 счастливых лет. Это был необыкновенный человек - Арон Рабинович. Он приехал на эту землю 20-летним юношей из белорусского города Слоним в 1930 году, помнил русский язык. Когда мы встретились, ему было 75 лет, а мне 45. До этого я была 10 лет вдовой, меня много сватали, но я не хотела ни с кем связывать свою судьбу. Его я полюбила. В его лице я нашла и мужа, и друга, и отца. И творческую личность. Он был поэт, его песни пели солдаты в Армии обороны Израиля.

Опубликованное фото



Он много делал для Тель-Авива, долгие годы его фирма обеспечивала город печатной продукцией, он имел звание «Почетный гражданин Тель-Авива-Яффо». Арон много помогал писателям, художникам, был знаком с Бяликом, Черниховским, Альтерманом. Когда прибыла алия 90-х годов, мы приняли у нас в доме в общей сложности 150 семей. Люди могли некоторое время у нас жить, пока я находила им квартиру. Потом я сопровождала их в отделения абсорбции, в поликлиники. Им давали мой адрес еще до выезда, меня они называли «ангелом–хранителем». В начале пути очень важно было дать нужное направление, иногда хороший совет стоит дороже денег. Многие из прибывших в Израиль в 90-е годы нашли здесь свое место, подтвердили свои профессии. Я горжусь этой алией. Она внесла большой вклад в израильскую жизнь в разных областях – в науке, медицине, культуре, экономике. Жаль, государство недооценило в полной мере потенциал нашей алии, и некоторые уехали.

- Вы создали здесь театр?
- С Ароном мы часто ходили в израильские театры. Но мне очень хотелось показать, что у бухарских евреев тоже есть самобытная культура, свои традиции и обычаи, свой фольклор. В 90-е годы приехала наша интеллигенция, и наш писатель Арон Шаломаев решил поставить исторический сюжет «Иосиф прекрасный». За помощью они обратились ко мне, и я стала меценатом этого театра, также помогала делать костюмы, грим, даже играла на сцене.
- Сюжет пьесы сопрягался с еврейскими мотивами?
- Нет. Но мы, бухарские евреи, никогда не забывали заповеди Торы, всегда придерживались обычаев еврейской семьи, но и бухарские традиции своеобразны. При Тель-Авивском университете я прошла курс «Театр и сцена», начала писать пьесы, и мы стали их ставить. Я очень рада, что оставлю свое наследие юным поколениям - книги на трех языках, в которых воспоминания, поэзия, пьесы.

- Дата, которую вы собираетесь отмечать, совпадает с юбилейным годом вашего любимого города -100-летием Тель-Авива. Так что вы еще совсем молодой житель города – всего 30 лет! Но мне известно, что за вашу бескорыстную общественную деятельность муниципалитет города номинирует вас на звание «Почетного гражданина Тель-Авива-Яффо». Так что мы поздравляем вас с днем рождения, желаем вам еще долгие годы сохранять молодость и красоту, не уставать дарить радость людям, и знаем, что это взаимно!

Автор: Изабелла Слуцкая
Источник: http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&a...iew&id=1564

Share this post


Link to post
Share on other sites

Мария Юдина


Родилась в городе Невель, Псковской губернии, в еврейской семье. С детства отличалась страстным, неукротимым темпераментом, а её интересы были чрезвычайно широки и никогда не ограничивались музыкой. Первые уроки игры на фортепиано получила в возрасте шести лет от Фриды Тейтельбаум-Левинзон, в 1912 поступила в Петербургскую консерваторию, где училась в классах фортепиано Анны Есиповой, затем Феликса Блюменфельда, Анатолия Дроздова, Леонида Николаева, а также изучала широкий круг других дисциплин. Блестяще окончив консерваторию в 1921, была принята в штат консерватории и начала активную концертную деятельность, впервые выступив с оркестром Петроградской филармонии под управлением Эмиля Купера. Первое сольное выступление Юдиной в Москве состоялось в 1929 году.

Опубликованное фото


В 1930 Юдину увольняют из Ленинградской консерватории после газетных публикаций в рамках борьбы с религиозными взглядами преподавателей. Два года спустя ей удаётся получить место профессора в консерватории Тбилиси, а с 1936 — (при содействии Генриха Нейгауза) в Московской консерватории, где она работала до 1951. В 1944—1960 Юдина также преподавала в Институте имени Гнесиных.
Юдина относилась к числу любимых пианистов Иосифа Сталина. Однажды ночью, когда Сталин неожиданно услышал по радио трансляцию фортепианного концерта №23 Моцарта, у него на глазах появились слезы, и он немедленно потребовал сделать оттиск, чтобы всегда иметь при себе пластинку.

Когда Юдина приехала домой после концерта, то надолго уснуть ей не удалось: ее разбудили офицеры, увезли в студию звукозаписи, где ее уже поджидал наскоро собранный небольшой оркестр, - и так была сделана запись прямо в середине ночи, а единственная копия была оттиснута с матрицы и затем представлена Сталину (матрица выжила, и запись доступна на компакт-диске). Несмотря на признание со стороны вождя, пианистка оставалась бескомпромиссным критиком сталинского режима. А когда ей выдали Сталинскую премию, то она пожертвовала ее Православной Церкви на покрытие "бесконечных сталинских грехов". Один из москвичей так рассказывает о первом впечатлении от Марии Юдиной: «У меня есть два врага, — говорит Юдина, прибирая со стола после обеда, — крошки и советская власть».

В 1960 году Мария Юдина была уволена из Гнесинского института из-за своих православных убеждений и за симпатии к современной западной музыке. Она продолжала давать публичные концерты, но ей было отказано в записях. После того, как в Ленинграде она прочла со сцены стихи Бориса Пастернака в ответ на вызов на бис, Юдиной был запрещено концертирование на срок в пять лет. В 1966 году, когда запрещение было снято, Мария Юдина прочла цикл лекций по романтизму в Московской Консерватории.

С начала 50-х годов Мария Юдина — прихожанка московского храма Николы в Кузнецах и духовная дочь его настоятеля, протоиерея Всеволода Шпиллера (который, кстати, тоже любил музыку — особенно оперы Верди).
Юдина прожила всю жизнь в бедности и лишениях: не имела собственного рояля, ходила много лет в одном платье, часто недоедала. Она была убеждена, что художник должен быть беден. Всегда помогала страждущим, вызволяла из ссылок репрессированных друзей. Последний концерт пианистки состоялся в 1969 году.

Исполнительское искусство и творческие связи

Мария Юдина была широко концертирующим исполнителем, выступавшим преимущественно с сольными концертами или в камерном ансамбле (особенно с Квартетом имени Бетховена и Квартетом имени Глазунова). В круг её интересов входила, прежде всего, новейшая русская и мировая музыка: Юдина была первым в СССР исполнителем ряда произведений А. Берга, П. Хиндемита, Э. Кшенека, Б. Бартока, А. Веберна, О. Мессиана и др.; многолетнее творческое содружество связывало её с C. С. Прокофьевым и Д. Д. Шостаковичем. Вместе с тем Юдина известна как одна из лучших исполнительниц музыки Шуберта, И. С. Баха, Бетховена, Брамса и Моцарта.

Стиль Юдиной — играть всё "под Шуберта": проникновенно-драматично, певуче, ясно, предпочитая замедленные темпы. Ярким примером подобного предпочтения в интерпретации музыкального произведения является запись Юдиной сонаты №5 Бетховена. Вряд ли можно назвать такое исполнение аутентичным, но Юдина к этому и не стремилась; ее целью всегда было — вызвать катарсис в душах слушателей. Так что здесь, как и во всём остальном, что делала Мария Вениаминовна, она оставалась учителем.
В фильме «Рихтер непокорённый» Святосалв Рихтер вспоминает, что она играла "большую сонату Шуберта - очень хорошо!.. Хотя всё шиворот-навыворот. Она играла Баха во время войны - прелюдию си-бемоль минор - быстро и фортиссимо. И когда Нейгауз потом пошёл её поздравлять в артистическую, он сказал:
- Ну, скажите, пожалуйста! Почему Вы это так играете? Вот так!
- А сейчас война!

Вот, это типичная Юдина: "А сейчас война!". Но после её концертов у меня болела голова... Она... насилие было какое-то над публикой, страшное насилие. Большой талант была!.."
Мария Вениаминовна Юдина обладала и литературным даром. Она оставила обширную переписку (с И. Ф. Стравинским, П.Сувчинским, К. И. Чуковским, Б.Пастернаком, Карлхайнцем Штокхаузеном и др.), пространные воспоминания о Вл.Софроницком, М.Бахтине, П.Флоренском, Л.Карсавине, Ал.Ухтомском, А. М. Горьком, М.Цветаевой, Б.Пастернаке, К.Паустовском, А.Кочеткове, Н.Заболоцком и др. В памяти слушателей остались рассказы Юдиной о музыке и композиторах, которыми сопровождались её концерты 1960-х гг.

С ранних лет открыв и сразу полюбив Бетховена, Юдина не расставалась с его музыкой никогда. Всю её жизнь Бетховен был ей необходим, был созвучен её мыслям и чувствам, её потребности сообщить людям нечто важное. Сонаты Бетховена в исполнении Юдиной поражают глубиной образа и цельностью замысла. Особенно хочется подчеркнуть их удивительную живость: они искрятся остроумием, пленяют детской чистотой и беззаботностью, вызывают улыбку и восхищение.

Источник: википедия

Share this post


Link to post
Share on other sites

Оксана Домнина: "Из несчастной еврейки превратилась в великосветскую красавицу"

 

Окса́на Алекса́ндровна До́мнина (род. 17 августа 1984, Киров) — российская фигуристка выступающая в танцах на льцу с Максимом Шабалиным. Они чемпионы Европы 2008 года, чемпионы серии Гран-При 2007 года и чемпионы мира среди юниоров 2003 года.

 

Опубликованное фото

Карьера

 

Первым партнером Оксаны был Иван Лобанов, затем Максим Болотин. Первый тренер - Федоровых Ирина Филипповна (г. Киров).

Домнина и Шабалин встали в пару в мае 2002 года. В 2003 году они выиграли Чемпионат мира среди юниоров.

В 2004 году стали вторыми на Чемпионате России, а в 2005 году первый раз выйграли этот турнир.

Оксана вместе со своим партнером Максимом Шабалиным приняла участие в Финале Мировой серии Гран-при по фигурному катанию сезона 2006-2007 в результате очень удачных выступлений на третьем этапе в Китае (1 место) и пятом - в Москве (2 место). В финале стали третьими после болгарского и канадского дуэтов.

 

На Чемпионате России 2007 пара завоевала золотые медали второй раз.

На Чемпионате Европы 2007 года заняли второе место, выиграв (как и на многих соревнованиях сезона) произвольный танец, но проиграв по сумме трех танцев 0,31 балла паре из Франции Изабель Делобель и Оливье Шонфельдер.

Сезон 2007-2008 года начался для Оксаны и Максима удачно — они стали победителями мировой серии Гран-при 2007 года. Но затем не смогли принять участие в Чемпионате России из-за операции на колене Максима. Однако, несмотря на маленький период реабилитации, и опастность рецедива травмы, Домнина и Шабалин стали чемпионами Европы 2008 года.

 

Российская сборная по фигурному катанию на чемпионате Европы в Загребе одержала победу в общекомандном зачете. Этот успех стал возможен прежде всего благодаря прекрасному выступлению танцевальной пары Оксана Домнина — Максим Шабалин, выигравшей золотую медаль. Спустя сутки с новоиспеченной чемпионкой Европы Оксаной Домниной побеседовал корреспондент "Известий" Борис Ходоровский.

 

вопрос: Помните первую мысль после того, как увидели свои чемпионские оценки?

 

ответ: Мыслей не было. Да и эмоций почти не оставалось. Все выплеснули на льду. В Загребе мы продемонстрировали лучший прокат произвольного танца в сезоне.

 

в: После двух танцев прошлогодние чемпионы Европы Изабель Делобель — Оливье Шонфельдер опережали вас на два балла. Верили, что можно отыграть такой отрыв в произвольном танце?

 

о: Мы уже опережали французов за счет хорошего проката в последнем виде программы в финале Гран-при. Считаю, что наш произвольный танец более выигрышный, чем у Изабель и Оливье.

 

в: К идее взять в качестве произвольной композиции вальс из "Маскарада" вы пришли не сразу. Первоначально к нынешнему сезону вы готовили танец под саундтрек к "Списку Шиндлера"...

 

о: Программа была готова процентов на 80. Сложность состояла в том, что к медленным частям нужно было добавить быстрые. В итоге рушился весь замысел постановщика, на что очень своевременно обратила внимание Татьяна Анатольевна Тарасова. Когда мы ей рассказывали о своей программе, она даже слушать ничего не стала. Попросила показать на льду и посоветовала не тратить усилия понапрасну. Так я и не стала несчастной еврейкой — превратилась в великосветскую красавицу. Правда, тоже несчастную. Хотя Максиму пришлось еще сложнее. Из романтического героя он превратился в отъявленного негодяя.

 

в: Ему пришлось еще сложнее, когда вместо целенаправленной подготовки к чемпионату Европы он лег на операционный стол...

 

о: Я просто восхищаюсь своим партнером: он настоящий герой. Именно Максим настоял на том, чтобы мы поехали в Загреб. Ведь в танцах нельзя давать соперникам ни малейшего шанса занять твое место. Никто бы не вспомнил, по какой причине мы не стали чемпионами Европы в 2008-м. Зато все, особенно судьи, помнили бы, кто ими стал.

 

в: Ваш тренер Алексей Горшков сказал, что после чемпионата Европы даст вам недельный отпуск. Как планируете его провести?

 

о: Отпуск — это замечательно! Будет возможность съездить в Киров, где я начинала заниматься фигурным катанием. Всегда с удовольствием выбираюсь в родные края навестить маму.

 

в: В подмосковном Одинцове вы уже обосновались?

 

о: В прошлом году мне и Максиму районная администрация, уделяющая школе фигурного катания много внимания, выделила по двухкомнатной квартире. Я поступила учиться в Гуманитарный университет.

 

в: Изучаете литературу, чтобы лучше раскрывать образы на льду?

 

о: Нет, учусь на психолога, чтобы не иметь проблем со стартовыми номерами.

 

в: Перед Новым годом вы говорили, что кроме медалей наметили на 2008-й ремонт в полученной квартире. Хватит ли на это премиальных, полученных за победу на чемпионате Европы?

 

о: Это смотря на какой ремонт замахнуться. Можно простенькие обои наклеить, а можно сделать все, чтобы жилище было уютным и комфортным. Только на реализацию подобного проекта, боюсь, не хватит не только нынешних премиальных, но и тех, что получила за победу в финале Гран-при в Турине.

 

в: При этом вы принципиально отказываетесь от привлекательных в финансовом отношении приглашений в различные телевизионные проекты...

 

о: Если поставил целью победить на Олимпиаде — а мы с Максимом к этому стремимся, — нужно не разбрасываться. В шоу мы успеем выступить после Ванкувера. Сейчас нужно сосредоточиться на подготовке к Играм. Ведь в танцах нельзя попасть на высшую ступеньку пьедестала почета, не пройдя долгий и трудный путь к признанию. Очень важный шаг мы сделали в Загребе.

 

в: В нынешнем сезоне мы увидели на льду совершенно другую Оксану Домнину. Не просто техничную фигуристку, способную воплотить любой образ, а счастливую молодую женщину. Рискну предположить, что на это повлиял...

 

о: Можете не продолжать. Скажу только, что в личной жизни (ни для кого не секрет, что у Оксаны роман с олимпийским чемпионом Романом Костомаровым. — "Известия") у меня все в порядке.

 

Автор: Борис Ходоровский

Источник: http://www.izvestia.ru/sport/article3112498/

 

Примечание. Вот какой отклик я получил от читателя темы Льва Полякова: "Г-н Либкинд, цель моего сообщения - достоверность Вашей информации: в газете Известия от 29.01.08, на которую Вы ссылаетесь, сказано о несчастной еврейке - образе, который готовился Домниной по мотивам "Списка Шиндлера" к чемпионату Европы, но программа была изменена и вместо несчастной еврейки Оксана стала счастливой. Это заголовок к статье и только. В этой статье Оксана не отождествляет себя с еврейством. Она великая, но не еврейка. Сожалею о таком Вашем подходе к интересному делу.

С уважением Лев Поляков."

 

Не знаю, будут ли столь же категоричными оценки остальных читателей моей темы "Знаменитые еврейки", которую на сегодня прочитали более 75 с половиной тысяч человек (примечание датируется 1-м октября 2009-го года). Мне же остаётся принести свои извинения за допущенный промах. Обещаю впредь избегать подобных обобщений. Мне почему-то кажется, уважаемый г-н Лев Поляков, что Оксана Домнина не будет на меня в обиде за то, что я причислил её к еврейкам. Сейчас не в моде гитлеровские методы обращения с людьми и я не нацист, заставивший её пришить к своему костюму фигуристки жёлтую шестиконечную звезду.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Г-Н Либкинд Ваше примечание насчет 6 конечной звезды по отношению к Домниной разочаровало Это примитивно, ваши амбиции ни к чему,

лев поляков,

Share this post


Link to post
Share on other sites

Г-Н Либкинд Ваше примечание насчет 6 конечной звезды по отношению к Домниной разочаровало Это примитивно, ваши амбиции ни к чему,

лев поляков,

Господин Лев Поляков! Со времени нашего последнего "свидания" прошло некоторое время, и уточняю: на текущий момент количество читателей изменилось - 80391 человек. Это не мои амбиции, как Вы изволили выразиться, а статистика. Этим я подчёркиваю популярность темы. А вот Вы, уважаемый, пытаетесь это перечеркнуть из-за того лишь, что я принял заголовок за информацию. Запросить у Оксаны Домниной метрики мне как-то не пришло в голову. Криминал? По-Вашему - да. Остаётся подождать, что скажут по этому поводу остальные читатели...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Уважаемый Лев.

 

Я не совсем понял суть вашей претензии?

Вы выражаете мнение Домниной?

Или вас интересует чистота еврейской расы?

 

КАк по мне - то рассказ о любой великой женщине

- тут вполне уместен. Все они дочери Хавы.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Уважаемый Лев.

 

Я не совсем понял суть вашей претензии?

Вы выражаете мнение Домниной?

Или вас интересует чистота еврейской расы?

 

КАк по мне - то рассказ о любой великой женщине

- тут вполне уместен. Все они дочери Хавы.

:018: А может он этого не знает? :063:

Share this post


Link to post
Share on other sites

Линда Маккартни



Линда Луиза Истмэн родилась 24 сентября 1941 года в городке Скарсдейл, штат Нью-Йорк, в семье Ли Истмэна, американского юриста, адвокатская контора которого "Истмэн и Истмэн" специализировалась на охране авторских прав, равно как и занималась прочими проблемами артистов шоу-бизнеса. Партнером Ли был его сын Джон, брат Линды.

Первый брак Линды оказался неудачным. С мужем, геологом по профессии, она рассталась. От брака осталась дочь Хизер, 1963 года рождения. В 1966 году Линда решает стать профессиональным фотографом, какое-то время работает в модном журнале "Town And Country" ("Город и деревня"), потом начинает специализироваться на рок-звездах. Ее первая встреча с Полом Маккартни, знаменитым бас-гитаристом"The Beatles", состоялась в 1967 году в лондонском клубе "Bag O' Nails". Ничто не предвещает сближения двух молодых людей, потому что в декабре того же года Пол объявляет о помолвке с лондонской актрисой Джейн Эшер, с которой был знаком уже четыре с половиной года.

Следующая встреча Пола и Линды состоялась в Нью-Йорке, куда Джон Леннон и Пол вылетели в мае 1968 года на пресс-конференцию по случаю учреждения собственной музыкальной фирмы "Apple". Линда дала Полу свой телефон, в тот же вечер он позвонил ей. В июне, когда Пол вновь прибыл в США по делам фирмы, Линда провела с ним несколько дней в бунгало (легком домике) при лос-анджелесском отеле "Беверли-хилз". А в июле того же года в телепередаче "Шоу Саймона Ди" Джейн Эшер объявила, что их помолвка расторгнута - по инициативе Пола.

С октября 1968 года отношения знаменитого музыканта и не очень известного фотографа приобретают постоянный характер: Пол звонит в Нью-Йорк и приглашает Линду переехать к нему насовсем. В последний день октября Линда прилетает из США и селится в доме Пола в Сент-Джонз Вуд, районе Лондона. Любопытно, что когда в ноябре этого года в продажу поступает двойной альбом "Beatles" (часто именуемый по цвету обложки "белым альбомом"), на вкладке к нему с текстами песен и коллажами из фотографий в списке лиц, которым битлы приносят слова благодарности, фигурирует и имя Линды Истмэн - очевидно, что некоторые снимки сделаны ею.

Опубликованное фото


К этому времени уже вовсю начинают кружить слухи о скором бракосочетании Пола и Линды. Они находят подтверждение 11 марта 1969 года: в этот день Линда заходит в бюро ЗАГС Мерилбона (район Лондона) и сообщает о том, что регистрация их брака планируется на завтра. Пол тем временем убеждает владельца уже закрытого ювелирного магазина вновь открыть его, после чего покупает невесте единственное в наличии магазина обручальное кольцо за 12 фунтов стерлингов.

12 марта последний из неженатых битлов "завязывает" со своей холостяцкой жизнью. В качестве шафера на церемонии присутствует брат Пола Майк, в качестве подружки невесты - дочь Линды Хизер. Кадры черно-белой хроники того дня донесли до нас сцены массовой истерии у стен ЗАГСа: мечущихся фоторепортеров, полицейских, оттесняющих фанатов, рыдающих девчонок и Пола с Линдой, с трудом пробирающихся сквозь толпу к автомобилю. Затем брак освящается в англиканской церкви в Сент-Джонз Вуд, после чего молодожены отправляются в отель "Ритц" на праздничную вечеринку. Через несколько дней Пол и Линда вылетают в США, чтобы провести 3 недели с семьей и родственниками Линды.

Столь велика была обида фанатов (точнее, фанаток) на Пола, что в те дни они сплошь исписывают стену вокруг дома Пола в Лондоне. По сообщениям, кто-то даже вломился в дом, похитив фотоаппараты, слайды и кое-что из одежды Линды.

28 августа 1969 года в семье Маккартни рождается дочь. Девочку назвали Мэри - в честь матери Пола, умершей от рака в 1956 году. Правда, по первоначальным сообщениям, появление ребенка планировалось в декабре, но дело-то житейское, верно? (Дочери Пол посвятил песню "У Мэри был маленький барашек" ("Mary Had A Little Lamb", вышедшую на сингле в 1972 году.)

Семейное положение Пола и рождение ребенка не особо повлияли на музыкальную деятельность певца: потянулись рок-н-ролльные будни. С декабря 1969-го по апрель 1970 года Маккартни работает над своим первым сольным альбомом, где спел и сыграл все вокальные и инструментальные партии. Линда помогает в нескольких номерах в качестве бэк-вокала. Диск открывался незамысловатой песенкой "Lovely Lindа" ("ла-ла-ла прекрасная Линда с чудесными цветами в волосах..."). Впоследствии Пол посвятил жене немало чудесных сочинений. Конверт пластинки содержит два с лишним десятка фотографий Линды. И впредь ее снимки почти всегда украшают обложки дисков мужа.

В интервью, которое Пол придумал взять у самого себя накануне выхода его дебютного альбома и распространить среди диск-жокеев, был и такой вопрос: "Станут ли Пол и Линда другими Джоном и Йоко?" - "Нет, они останутся Полом и Линдой", - последовал его же ответ. Чуть позже, в том же интервью, Пол заявил: "Я люблю Джона и уважаю то, что он делает, но мне это не доставит никакого удовольствия". И действительно, супруги Маккартни никогда не занимались политикой. Лишь однажды, зимой 1972 года, они выпустили сингл "Верните Ирландию ирландцам" ("Give Ireland Back To The Irish"), который тут же запретило Би-Би-Си.

Соавторство Линды в некоторых ранних песнях Пола Маккартни вызвало множество сомнений (стоит вспомнить, что публика так же не желала признавать соавторство супруги Джона Леннона Йоко Оно в композициях мужа. Так, например, "Give Peace A Chance" была "по традиции" приписана Леннону-Маккартни, хотя сочинили ее Джон и Йоко). Исполнителями песен второго диска, "Баран" ("Ram", 1971), назван уже не только Пол, но и Линда. Правда, это был единственный случай: на "пятачках" всех последующих дисков стояло либо "Пол Маккартни и группа Wings (крылья), либо просто Уингз. Ансамбль был создан в конце 1971 года. Осенью этого же года в семье Маккартни родилась вторая дочь - Стелла.

В отличие от Йоко Оно Линда не страдала чрезмерными амбициями и никогда не пыталась сделать сольную карьеру певицы, всегда довольствуясь бэк-вокалом и игрой на клавишных инструментах, а также выставками своих фотографий. Лишь однажды, в 1976 году, в альбоме "Wings At The Speed Of Sound" Пол "позволил" жене спеть сольно песню "Cook Of The House". Малоизвестен факт выпуска Линдой собственного сингла с песней "Женщина побережья" ("Seaside Woman"), несколько лет пролежавшей "на полке" и появившейся в продаже в Англии в 1979 году. Публика не обратила на песню внимания, тем более что Линда скрылась под псевдонимом "Suzy And The Red Stripes", и диск не попал в хит-парады. В США он тоже едва-едва достиг 59-го места.

В сентябре 1977 года в семье Пола появляется долгожданный сын - Джеймс Луис Маккартни, который помог отцу в работе над пластинками "Flaming Pie" и "Driving Rain", а также участвовал в посмертном альбоме своей матери - "Wild Prairie".

Они никогда не расставались, и в трудные минуты Линда всегда была рядом - например, в Швеции в 1973 году, когда Пол был задержан за хранение наркотиков, или в Японии в 1980 году, когда по аналогичному обвинению знаменитый музыкант даже был вынужден провести несколько дней в тюрьме. Впрочем, кто не ошибается в молодости? Уже много лет супруги вели сугубо праведный образ жизни, стали вегетарианцами и активно помогали организациям, борющимся за сохранение дикой природы.

Не выдержал испытания временем ни один брак, заключенный коллегами Маккартни по "The Beatles": Джон Леннон, Ринго Старр, Джордж Харрисон кто раньше, кто позже нашли себе новых спутниц жизни. Пол же прожил с Линдой долгих 29 лет.

1995 ГОД. Йоко Оно напросилась к Полу в его домашнюю студию записать свежесочиненную песню «Небо Хиросимы всегда голубое». Маккартни не отказал — более того, вместе с Йоко пели ее сын Шон, Пол, Линда, Хизер, Мэри и Джеймс. Это были последние дни безоблачного счастья. Несколько дней спустя Линде поставят диагноз: рак груди. С тех пор семья станет всеми силами бороться за жизнь миссис Маккартни. Временами им будет казаться, что болезнь отступила. За два дня до смерти Линда еще будет скакать на лошади — их последняя с Полом конная прогулка в поместье в Восточном Сассексе, но …

17 апреля 1998 года в 5 часов 4 минуты утра по местному времени Линда Маккартни умерла в их «засекреченном раю» – на семейном ранчо в Аризоне, на диком-диком Западе Америки. На ранчо, о существовании которого до самого последнего времени не знал никто. Соседи по аризонскому ранчо уже после смерти Линды признались раскопавшим наконец секретное убежище Маккартни репортерам, что, симпатизируя замечательной супружеской паре, хранили их маленькую тайну целых двадцать лет. Линда умирает на руках у Пола. На следующий день её тело было кремировано. Пол вместе с семьёй и останками Линды прилетает в Англию. Её прах развеян над фермой в Сассексе. При этом присутствуют Пол, Хизер, Мэри, Стелла и Джеймс. Только после этого Маккартни проинформировал близких о смерти Линды.

Линда Маккартни была не только прекрасной женой и матерью, признанным художником и фотографом, но и состоятельной женщиной. Ей должно было перейти наследство её нью-йоркских родственников, миллионеров Истманов. Мужу она оставила 138 млн. фунтов стерлингов (с которых не надо было платить 40% налогов, поскольку Линда была гражданкой США).

Источник: http://maccarock.narod.ru/wifes.html

Share this post


Link to post
Share on other sites

Лайза Минелли


Порывистая, ураганом носившаяся по сцене Лайза и ее молодой чуственный голос опьянили слушателей подобно шампанскому - и публика "изменила" своей давней любимице Гарленд. Задушевная лирика Джуди на фоне искрометных, энергичных соло дочери выглядела беспомощной и какой-то увядшей. Сдержанные, видавшие виды англичане срывались с мест и, приплясывая, принимались подпевать Лайзе.
Совершенно растерявшись от происходящего, Джуди попыталась хоть как-то исправить ситуацию - она то и дело подходила к дочери и брала ее за руку, в которой та сжимала микрофон. Словно хотела показать, что она здесь лишь для того, чтобы научить Лайзу держаться на сцене. Но остановить происходящее было уже невозможно. Под занавес Лайза окончательно вырвалась из-под материнской опеки и "на ура" исполнила знаменитую песню "Кто теперь жалеет" - да так, что песня прозвучала как обвинение в адрес Джуди.


Опубликованное фото


Соперничество на сцене матери и дочери, поначалу казавшееся хорошо отрепетированным трюком, прямо на глазах у сотен зрителей начало приобретать подлинно драматический накал. По сцене словно носились электрические разряды - концертная площадка превращалась в место выяснения личных отношений. А Лайза ликовала: Наконец-то она смогла отвоевать право быть собой, а не просто "дочкой Джуди Гарленд"! Теперь все убедятся, что она нисколько не похожа на мать. И это последнее обстоятельство радовало девушку больше всего.
.. ."Лиззи, ты очаровательна! Ну просто вылитая мама!" - лет с двенадцати Лайзе приходилось выслушивать подобные комплименты каждый день. Девочка кивала головой, вежливо улыбалась - а вечерами перед сном принималась молиться Богу: "Боже, ты добрый и славный, сделай так, чтобы у меня был хороший характер - чтобы не как у мамы. Я не хочу стать такой, как она. Не хочу мучить всех, как она, кричать, как она, и быть больной, как она..."

Со стороны ее детство казалось завидным. Еще бы: с самого рождения Лайза попала в заоблачное общество кумиров публики. Девочка дружила с детьми других кинозвезд - Дина Мартина, Оскара Леванта, Ланы Тернер... Отец Лайзы Винсенте Миннелли, удачливый голливудский режиссер, часто брал дочку с собой на киностудию - играть в огромных павильонах МГМ было просто непередаваемым удовольствием.
В их большом особняке в пригороде Лос-Анджелеса то и дело устраивались домашние представления, приглашались циркачи, фокусники, клоуны, была даже построена частная железная дорога, которую охранял специальный наряд полиции. Изобретая самые экзотические развлечения для дочки, родители явно старались перещеголять друг друга.

Какой гордостью сияла маленькая Лайза, заходя с матерью в маленький ресторанчик даже в самой глухой провинции! Она знала - не пройдет и трех минут, как вокруг них обязательно соберется толпа, и маму будут умолять дать автограф, хотя бы на обеденной салфетке. В Джуди Гарленд, сыгравшей когда-то Дороти в "Волшебнике из страны Оз", американцы души не чаяли - картину знали наизусть и стар и млад. Кроме того, Джуди была известной эстрадной певицей. Часто во время ее выступлений маленькая Лайза выбегала к маме на самые знаменитые сцены мира - там она могла кружиться и танцевать в лучах софитов.
Сказка закончилась, когда родители разошлись. Их брак никогда не слыл крепким, но Винсенте Миннелли был умным человеком - он всегда старался оградить Лиззи от того, что маленькой девочке видеть и знать, ей-богу, не стоило. Теперь же, когда Винсенте не оказалось рядом, жизнь Джуди пошла вразнос.

Конечно, капризная, взбалмошная миссис Гарленд иногда могла быть и доброй, и нежной. Готовясь к Рождеству, дети-а кроме Лайзы у Гарленд были еще дочь и сын от другого брака - придумывали с мамой рождественские сценки, Джуди учила их танцевать, пела с ними песни. Но такие идиллические моменты случались нечасто и всегда заканчивались одним и тем же - Джуди не выдерживала и впадала в депрессию. Тогда в ход шли тонны таблеток, литры алкоголя, а периодический "отдых" во всевозможных клиниках поправлял ситуацию лишь до следующего срыва. Именно Лайза стала для Джуди кем-то вроде отца-исповедника, а скорее - просто мусорным ведром для душевных отходов. Мама, ничуть не стесняясь, рассказывала дочке самые неприглядные истории из своей бурной жизни: от этого ей "становилось легче на душе". При подобных исповедях от Лайзы требовались две вещи: внимательно слушать и сочувствовать маминым проблемам. Девочка испуганно слушала и безропотно сочувствовала - хотя и слабо понимала чему именно.

Случались вещи и похуже. Каждые полгода Джуди, в очередной раз "навсегда" завязав с наркотиками и переживая ломку, предпринимала попытку самоубийства. Лайза вряд ли когда-нибудь забудет, как это случилось впервые. Ей тогда исполнилось десять. Они с подружкой сидели в гостиной и смотрели телевизор, как вдруг в комнату вошла Джуди. Заломив руки, она громко прорыдала, что жизнь не удалась и другого выхода, как только покончить с собой, у нее нет. После чего быстро удалилась и заперлась в ванной. Дети бросились за ней. Насмерть перепуганная Лайза колотила в дверь трясущимися руками и кричала: "Мамочка, пожалуйста, не убивай себя! Мамочка! Открой! Я боюсь одна!" "Мамочка" не отвечала. Когда прибежал дворецкий и взломали дверь - они не поверили своим глазам: Джуди, сидя на краю ванной, с улыбкой высыпала в унитаз пузырек аспирина. Такие истории повторялись часто. И среди бесчисленных попыток самоубийства Джуди далеко не все были инсценировками.

Кроме панического ужаса, что мать что-нибудь над собой сотворит, детей Джуди Гарленд преследовал и вечный страх, что она попросту их бросит - Джуди не уставала твердить сыну и дочерям, что они для нее - жуткая обуза. Кочуя по гостиницам, Гарленд могла запросто выставить детей из номера в коридор или, наоборот, запереть их на ключ и на весь день отбыть по делам. И Лайзе как самой старшей приходилось успокаивать малышей: мамочка любит их и обязательно скоро вернется (в чем у самой Лиззи, кстати, не было ни малейшей уверенности).
Стоит ли удивляться тому, что, едва достигнув пятнадцатилетнего возраста, Лайза поспешила уехать из дома и поступила в Нью-йоркскую школу театрального искусства? Ею двигало не только желание сбежать от матери. Лайза давно приметила, что Джуди выглядела счастливой только тогда, когда пела или играла в кино. Поэтому сцена представлялась Лайзе этаким волшебным местом, где люди могут чувствовать себя комфортно и где забываются все несчастья.

Великим и одновременно ужасным для Лайзы стал день премьеры ее первого мюзикла "Лучшая нога" в одном из крошечных театриков на задворках Бродвея. Билеты разошлись моментально, и только перед самым началом спектакля Лайза, у которой зуб на зуб не попадал от волнения, догадалась, что послужило тому причиной: из-за кулис она увидела, как в маленький зальчик в сопровождении толпы репортеров, фотографов и пресс-агентов вплыла Джуди Гарленд собственной персоной. Одетая в роскошное белое шелковое платье, с розой на груди и бриллиантовой диадемой в волосах, она величественно кивнула присутствующим и опустилась в кресло. А в это время за кулисами ее дочь плакала навзрыд и клялась, что ни за что не выйдет на сцену. "Ведь я же просила ее не приходить хотя бы на премьеру! Теперь-то уж точно я буду довеском к ее идиотскому платью..." - всхлипывала Лайза на плече у продюсера Боба Смита. Тот был в смущении: он не мог не пригласить Джуди и отказаться от такого мощного средства для раскручивания спектакля. Дебют юной Миннелли прошел так, как она и боялась: критики единодушно назвали Лайзу "точной копией Джуди Гарленд".

Опубликованное фото


"Конечно, по всему видно, что она дочь великолепной Джуди Гарленд, - с горестными вздохами читала Лайза своей подруге Тане Эверитт отзыв самого влиятельного нью-йоркского театрального критика Уолтера Керра. - В ее голосе мы слышим хорошо знакомое хрипловатое тремоло и приглушенный смешок после каждой строчки". "Нет, я этого так не оставлю! - вдруг вскипела Лайза - Я ему объясню разницу!" Она раздобыла где-то телефон Уолтера Керра и на одном дыхании выпалила: "Вы ничего не смыслите ни в мюзиклах, ни в актрисах! У вас нет ни глаз, ни ушей!" Керр, не поняв, в чем дело, удивленно произнес: "Господи, ну вылитая Джуди! Она тоже могла вот так позвонить!" Лайза чуть не задохнулась от возмущения и в сердцах бросила трубку.

В 1966 году Лайзе Миннелли присудили премию "Тони" как лучшей молодой актрисе мюзикла. Продюсеры теперь рвали Миннелли друг у друга из рук, так как ее имя уже гарантировало полные кассовые сборы. Постепенно о Миннелли заговорили как об одной из достопримечательностей Манхэттена - при этом, однако, имея в виду не только ее актерские таланты. Всезнающие репортеры исправно извещали публику о том, что после вечернего спектакля актриса Лайза Миннелли должна непременно опереться на услужливо подставленное мужское плечо. При этом Лайзе вроде как до лампочки, кто будет рядим: режиссер ее мюзиклов Фред Эбб, композитор Джон Кандер, школьный приятель Марвин Хэмлиш или просто незнакомый парень, дружески подмигнувший ей после спектакля. "Любой, ласково посмотревший на мисс Миннелли и похваливший ее новый костюмчик (как правило, чересчур яркий), имеет все шансы этим же вечером оказаться в ее постели", - писала пресса.

Это было правдой, но лишь отчасти. На самом деле Лайза просто страдала - и мучительно стыдилась этого - патологическим страхом одиночества. Она не могла находиться дома одна больше пятнадцати минут, ее терзали всевозможные фобии и предчувствия, ей все время казалось, что непременно должно случиться что-нибудь ужасное либо с ней (вот прямо сейчас!), либо с кем-то из близких. Весь день она крутилась в театре, а вечером ей срочно требовалось найти кого-нибудь, готового пробыть с ней до утра. Если же компании не оказывалось, Лайза предпочитала провести ночь на дискотеке, в баре - где угодно, но только не в пустой квартире наедине с собой.

Ясно, что Джуди Гарленд, всегда считавшей себя благонравной пуританкой, было не слишком приятно узнавать из газет, что ее дочь, едва вырвавшись из-под родительской опеки, сразу пустилась во все тяжкие. Связывала ли Джуди "легкомысленное" поведение Лайзы с отголосками ее детского плача "Мамочка, не уходи! (или более зловещий вариант: "Мамочка, не убивай себя!") Я боюсь одна!"? Вряд ли. Джуди не слишком дорожила подобными воспоминаниями и уже давно забыла о подобной чепухе. Ее растревоженный материнский инстинкт подсказывал лишь, что дочку пора "спасать". И Джуди не была бы Джуди, если бы не сделала это в весьма своеобразной форме.

Через несколько дней она "случайно" познакомила дочь со своим молодым приятелем, австралийским музыкантом Питером Аленном. Не так давно Гарленд помогла ему неплохо раскрутиться в Европе и Америке - у Питера были красивые глаза и он отлично умел говорить комплименты. В общем, Питер нравился Джуди. Движимая какой-то сложной мешаниной чувств - полуместью, полуревностью, полузаботой о дочери, Джуди провела блестящий блиц-маневр, в результате которого Питер и Лиззи нашли друг друга в толчее нью-йоркского богемного мира.
С доверчивой и наивной Лайзой сладить было проще простого. От Питера требовалось лишь нежно и преданно глядеть девушке в глаза и на совместных обедах гладить под столом ее руку. Однажды во время такого поглаживания Питер незаметно надел ей на мизинец кольцо с бриллиантом и прошептал в ушко: "Если ты согласишься за меня выйти, я все сделаю для того, чтобы ты стала счастливой".

Лайза была в восторге - давняя мечта о надежном мужском плече начинала наконец сбываться. Ей больше не придется каждую ночь бояться - вдруг с ней никто не останется - и скрывать этот свой позорный страх от всех. К тому же так убедительно звучали мамины слова: "Лайза, это твоя судьба. Он красив и очень талантлив!" Винсенте Миннелли, приехавший с парижских съемок навестить дочку и познакомиться с ее женихом, был грустен и молчалив. "Она хотя бы перестанет шляться", - внушала ему Джуди, однако Винсенте не разделял ее радости.
Официальную помолвку молодые отпраздновали в Лондоне, на знаменитой богемной дискотеке "Ад-Либ", владелицей которой была небезызвестная Джекки Коллинз.

Лайза и Питер оказались в самой что ни на есть культовой компании бО-х - в завсегдатаях клуба числились четверка "Битлз", Рудольф Нуриев и Марго Фонтейн. Лайза в своем экстравагантном желтом костюмчике, туфлях с алыми блестками сразу, словно экзотический цветок, привлекла к себе всеобщее внимание. Отплясывая до упаду со всеми подряд и вовсю строя глазки приударившему за ней Джорджу Харрисону, Лайза исподволь наблюдала - не ревнует ли жених. Жениха тем временем нигде не было видно. Он исчез почти сразу, как они вошли. Перед самым закрытием дискотеки Лайза кинулась искать Питера, но тщетно. В конце концов расстроенной Лайзе ничего не оставалось, как нырнуть под гостеприимно распахнутую полу плаща Джорджа Харрисона и позволить ему увести себя в неизвестном направлении.

Об этом инциденте Лайза и Питер предпочитали никогда не вспоминать. Свадьба состоялась, новоиспеченные супруги поселились в дорогой квартире на Пятьдесят седьмой улице в Манхэттене и попытались изобразить счастливую совместную жизнь. Лайза сразу же твердо и бесповоротно решила для себя: раз она теперь жена, то - не изменять! Иначе ей уж точно грозит пойти по стопам матери, пожизненно кочующей от одного мужа к другому. Держать данное слово оказалось до ужаса трудно. Миннелли работала в мюзиклах и выступала с эстрадными программами по кабаре, а Питер колесил по стране, оказываясь то в Торонто, то в Майами, то в Лас-Вегасе, или же послушно следовал по маршруту Джуди в качестве музыкального "дополнения" к ее концертам.

В те дни и недели, когда Питер отсутствовал, Лайза коротала ночи в разговорах со своим новым приятелем, модным нью-йоркским модельером Роем Холстоном Фроуиком. Они просто невинно болтали - женщины интересовали Холстона лишь в качестве собеседниц. Если же он оказывался занят, то мгновенно впадающая в невротическое беспокойство Лайза звонила отцу в Лос-Анджелес и держала его у телефона до самого рассвета. Ходить одной по ночам в бары и дискотеки, как прежде, Лайза себе строго-настрого запретила - уж она-то знала, чем это обычно для нее заканчивается.
К 1969 году даже самые "непробиваемые" критики признали, что Миннелли неподражаема и талантлива. За картину "Бесплодная кукушка" Лайза удостоилась номинации на "Оскар". Все дружно восхищались эпизодом в телефонной будке, говоря, что он один достоин любых наград. В массивных роговых очках, страдальчески морща носик, смеясь и плача одновременно, героиня Миннелли в тесной телефонной будке слушает и не верит своим ушам - их роман окончен? Не может быть!

"Не может быть!" - всего через несколько часов после съемки крикнет в телефонную трубку сама Лайза. А голос в трубке будет настаивать: "Нет, Лайза, это правда, твой Питер уже давно крутит роман с твоей же матерью. Да об этом весь Нью-Йорк знает!" Услышав эту новость, Лайза кинулась к своему единственному верному другу Холстону. И там, в его заваленной эскизами, красками, полотнами и манекенами квартире, разыгралась душераздирающая сцена: Лайза вцепилась в свой собственный манекен - она давно уже одевалась только у Холстона - и стала отчаянно его трясти, ломать и рвать. Холстон вспоминает, что, глядя на этот припадок беспомощной злости и отчаяния, он попытался как-то разрядить обстановку: "Я сказал тогда Лиззи: жалко, что у нас тут нет манекена Джуди Гарленд, а то бы мы ей показали!.. Но Лайза не реагировала на шутки - она только плакала и кричала, что теперь она понимает, почему можно хотеть убить себя".

Она порвала всяческие отношения с Джуди, не отвечала на ее звонки и сказала себе, что матери у нее больше нет. 29 июня 1969 года Миннелли разбудил ранний телефонный звонок. Лайзе сообщили, что ее мать Джуди Гарленд умерла от передозировки барбитуратов. И снова у нее вырвалось: "Не может быть!" - уже в третий раз за эти полгода.
Она словно снова стала маленькой девочкой. Материализовался самый ужасный детский кошмар Лиззи - мать бросила ее, и теперь уже навсегда. Осталось только жгучее чувство вины - за все сразу, включая даже роман с Питером. "А что, если она сделала это из-за него? Вдруг он был ее последней любовью?" - каждый раз спрашивала Лайза у Холстона, и он не знал, что ответить... Утешить Лайзу было невозможно - она твердо уверовала в то, что тоже умрет в 47 лет, а то и раньше, и ей тоже не избежать депрессий, страданий и - в конечном счете - пузырька с барбитуратами.

Холстон, видя, что Лайзу надо срочно спасать, предложил испытанное средство - несколько понюшек кокаина. Лайза, когда-то давшая себе зарок никогда не прибегать к наркотикам, испытала такое мгновенное душевное обезболивание, что назавтра попросила еще, потом еще... Вскоре она была уже настолько "в порядке", что смогла самостоятельно отправиться в Бостон на съемки картины "Скажи, что ты любишь меня, Джуни Мун".
Пресса цинично писала, что смерть матери явно пошла Лайзе на пользу. Миннелли и вправду изменилась. Огромные черные глаза Лайзы теперь все время ярко блестели, а ее страхи словно рукой сняло.

Оглушительный триумф "Кабаре" Боба Фосса, вышедшего на экраны в 1973 году, навсегда положил конец сравнениям Лайзы Миннелли с ее матерью. Всем стало совершенно ясно, что хрупкая бледная Джуди, так навеки и оставшаяся для зрителей милой крошкой Дороти из Канзаса, ни за что не сумела бы воплотить образ беспутной, напористой и переменчивой Салли Боулз, берлинской певички из ночного клуба, искательницы острых ощущений в шляпе, бюстгальтере-топ и черных сетчатых чулках.
В своем маниакальном желании не быть похожей на мать Лайза шла все дальше и дальше. Джуди хоть и не слыла однолюбкой, но всякий раз честно пыталась построить со своими мужьями образцовую супружескую жизнь, а когда это не получалось, то хотя бы старалась изменять как можно тише. Дочь стала вести себя совсем наоборот. Она подчеркнуто не скрывала своих романов и любила публично намекнуть на отношения с женатыми мужчинами. В результате газеты окрестили Лайзу Миннелли "сексуальной акулой", "машиной любви" и "пожирательницей чужого счастья". Один "французский список" Лайзы чего стоит - Шарль Азнавур, барон Алексис де Реде, Жан-Пьер Кассель, Жан Клод Бриали... А ведь был еще германский список, итальянский, британский, американский...

Как-то совершенно походя в этот сумасшедший загульный период в 1974 году Лайза вышла замуж за главу телевизионного отдела студии "XX век Фоке" Джека Хейли. Правда, кажется, сама Лайза не придала большого значения этому факту. "Единственное, что я помню о нашем недолгом браке, это то, что муж, будучи на 12 лет старше, позволял мне называть себя "папочкой", - говорила она.
Винсенте Миннелли был в ужасе от похождений дочери. Он знал, что такая жизнь добром не кончится. В разгаре съемок Лайзы в картине Скорсезе "Нью-Йорк, Нью-Йорк" Винсенте попалась на глаза ее фотография, облетевшая всю Америку. Он не узнал свою дочь: чудовищно распухшая шея, отекшее лицо, мешки под глазами.
Как впоследствии оказалось, этот снимок был сделан и пущен в печать с легкой руки тогдашней жены Скорсезе - Джулии Кэмерон. Джулия все время присутствовала на съемочной площадке и однажды засняла Лайзу в таком вот некоплиментарном виде. Поступок миссис Кэмерон очень скоро разъяснился: через два месяца после премьеры фильма беременная Джулия подала на развод с Мартином Скорсезе, назвав в качестве причины Лайзу Миннелли.

...Обычным местом встречи Лайзы со своими многочисленными любовниками была известная всему артистическому Манхэттену квартира все того же Холстона. Однажды Скорсезе в черной, надвинутой на самые глаза шляпе вошел в назначенный час в незапертую дверь хальстонского жилища и... глазам его предстала сцена из банального анекдота: Лайза нежилась в постели с незнакомым усатым субъектом. Заметив Скорсезе, она подпрыгнула от неожиданности, бросилась к нему и, быстро-быстро хлопая огромными правдивыми глазами, затараторила, что, мол, ох, прости, ну просто совсем вылетело из головы, у меня встали часы, так что я перепутала время... Минуты три мизансцена доставляла Скорсезе чисто профессиональное удовольствие. Потом он развернулся и вышел.
Еще одну замечательную встречу Миннелли и Скорсезе описывает в своих дневниках художник Энди Уорхол: "На днях идет Лайза Миннелли по улице под руку со своим мужем Джеком Хейли, и случайно им встречается Мартин Скорсезе. Мартин прямо посреди улицы накидывается на нее и вопит, что у Лайзы роман с Михаилом Барышниковым: "Как ты только можешь, а как же я?!.", ну и дальше в том же духе... И все это на глазах у мужа, который стоит рядом!"

В конце семидесятых излюбленным местом времяпрепровождения Лайзы становится "Студия 54" - модный ночной клуб, при котором Холстон состоял кем-то вроде главного распорядителя. Вечерами сюда стекалась почти вся знаменитая, усыпанная бриллиантами богема Нью-Йорка. Публика приезжала на лимузинах и в мехах, пила шампанское и виски, нюхала кокаин до одури, глотала таблетки, а в промежутках между всем этим вела разговоры о том, как тяжела и невыносима жизнь. Каждый вечер их ждало что-нибудь новенькое. В "Студии" можно было встретить располневшую Элизабет Тейлор в несуразной шляпе с цветами, которая восседала в диск-жокейской кабинке и ночь напролет баловалась пультом освещения. Или Мика Джаггера, мирно дремавшего на плече у Михаила Барышникова. Или Трумена Кэпота, "обмывающего" очередную пластическую операцию. Здесь устраивались вечеринки для журнала "Пипл", отмечался Хэллоуин, устраивались праздники по случаю вручения "Оскаров", веселились по поводу бродвейской премьеры Лайзы Миннелли, праздновали ее дни рождения...

Каждый вечер после бурной ночи в "Студии" и череды любовных свиданий, в которых Лайза уже совсем запуталась, она выходила на сцену. И в один прекрасный вечер, исполняя свою любимую песню из мюзикла "Акт", Миннелли вдруг замолчала на полуслове... Случилось немыслимое - она забыла слова. Ощущение немоты и беспомощности, охватившее ее, было страшным. А на следующий день на репетиции память отказалась выдать ей целый монолог. И снова - немота и непередаваемый ужас. За четыре дня до Рождества 1980 года, когда Лайза собиралась навестить отца, у нее ни с того ни с сего вдруг поднялась высокая температура и опять невероятно распухла шея - как тогда, во время съемок "Нью-Йорка..." Для продюсеров ее болезнь обернулась двухсоттысячными убытками. Лайзе названивали каждый час и требовали, чтобы она вышла на сцену. На какую там сцену! Она не могла даже доковылять и до ванной комнаты. Когда приехавший врач сделал Лайзе местное обезболивание, у нее тут же начались конвульсии. И все стало ясно: тяжелейшая форма наркозависимости. Многолетний ежедневный коктейль из алкоголя, кокаина и барбитуратов сделал свое дело.

Еще вчера окруженная многочисленными друзьями, Лайза вдруг осталась совершенно одна. Сидя в непривычной и какой-то ватной тишине своей квартиры, она судорожно терла переносицу, почему-то пытаясь вспомнить, где, собственно, ее муж Джек Хейли. Мысли путались: то ли он в отъезде, то ли давно ушел от нее, то ли она от него... Она не могла даже сообразить, где лежит ее записная книжка. Еле-еле отыскав телефонный справочник, Лайза набрала номер анонимной психологической помощи. На вопрос о роде ее занятий она хрипло пропела в трубку: "Моя жизнь - кабаре".

...В знаменитую калифорнийскую клинику Бэтти Форд Лайзу отвезла ее сводная сестра Лорна. Поговорив с Миннелли, доктор Форд быстро поняла историю внутренней драмы ее пациентки: Лайза сама себя загнала в ловушку. А по сути она так и осталась бунтующей маленькой девочкой, которая всю жизнь пыталась освободиться от материнской опеки.
У Бэтти Форд была своя метода лечения - она чуть ли не силой заставила Лайзу написать длинное откровенное письмо, адресованное... Джуди Гарленд. Прошло уже много лет с тех пор, как она умерла, и все же... Никто не знает, чего стоило Лайзе написать это письмо. Никто, кроме самой Лайзы и ее доктора, не знает, о чем она говорила в нем с Джуди. Но над письмом Миннелли проревела трое суток.

Из клиники Лайза вышла другим человеком. Ей уже не нужны были стимуляторы, да и старые детские страхи казались уже чем-то далеким и нереальным. "Впервые за много лет в моей душе царил мир, - вспоминала она. - Впервые в жизни я перестала быть в конфликте с самой собой, а главное - я осознала, насколько сильно на самом деле я любила и люблю свою мать и скольким хорошим я обязана ей".
Новая жизнь ознаменовалась новым замужеством. 4 декабря 1979 года в епископальной церкви святого Варфоломея на Манхэттене Лайза Миннелли в третий раз выходит замуж. За скромного скульптора Марка Геро. Лайза почувствовала в нем родственную душу, после того как однажды он поведал ей о своей двухлетней депрессии и о том, как он сумел победить ее. Марк был нежный, домашний, никогда не повышал голоса и все время повторял Лайзе, что мечтает иметь от нее ребенка.

В сопровождении Марка Лайза предприняла грандиозное турне по Франции вместе с Шарлем Азнавуром, прокатилась с концертами по всей Америке вместе со старым другом ее родителей Фрэнком Синатрой и, наконец, отправилась на гастроли по своей любимой Великобритании. Друзья считали, что ей уже пора ввести в свой репертуар песни Джуди. Чтобы убедить Лайзу, Фрэнк Синатра часто показывал пальцем на награды, украшавшие ее гостиную, - "Оскар", четыре "Тони" и множество других: "Чего ты боишься? Смотри, тут всюду написано "Лайза Миннелли", а не "Джуди Гарленд"!"

... 1995 год. Концерт Лайзы Миннелли все в том же памятном "Палладиуме". Лайза больше не носится ураганом по сцене. Ее движения стали плавными и немного медлительными. Глядя на нее, невозможно поверить, что всего несколько месяцев назад сорокавосьмилетняя Миннелли перенесла операцию по замене правой бедренной кости металлическим протезом. Накануне выступления она призналась репортерам: "Я никому ничего не рассказывала, просто потому, что мне было стыдно. Люди спрашивают: "Что у тебя с ногой?", а ты отвечаешь: "Да так, новые туфли". Теперь, когда я прохожу контроль в аэропорту, представляете, какой звон поднимается? Зато впервые за последние много лет у меня ничего не болит".

В тот вечер в "Палладиуме" Лайза исполнила новую программу, свои прежние хиты и вдруг... "А теперь несколько песен из репертуара Джуди Гарленд", - объявила она притихшему залу. И, подойдя к самому краю сцены, Лайза запела слегка охрипшим от волнения голосом: "Хэллоу, мама, ты все растешь, мама, ты все еще сильна...".

Автор: Александр Кучкин
Источник: http://www.peoples.ru/art/cinema/actor/minelli/
Дата публикации на сайте: 12.12.2000

Share this post


Link to post
Share on other sites

Анна Фрейд


Анна Фрейд родилась в 1895 г. и была шестой, младшей, дочерью Зигмунда Фрейда, основателя современного психоанализа. Отец ждал рождения сына и даже придумал ему имя - Вильгельм, однако родилась девочка. Марте Фрейд было трудно справляться со всеми детьми, поэтому вскоре к ней приехала сестра Минна. Эта женщина стала для Анны второй матерью. Отца дети видели нечасто, ведь он постоянно бы занят врачебной практикой и научной работой. Когда Анне было 13 лет, отец познакомил ее со своей теорией психоанализа, она стала посещать его лекции и даже присутствовала на приемах пациентов. В 16 лет Анна, окончившая частный лицей, оказалась перед выбором дальнейшего пути. Образование позволяло ей поступить только в учебное заведение, готовящее учителей, а не в университет, для которого необходимо было закончить гимназию. Перед тем как сделать этот выбор, Анна по совету отца уехала в Италию, где прожила 5 месяцев. Вернувшись, она поступила на учебу, а позже стала преподавателем в том самом лицее, где некогда училась.

С 1918 г. Анна, уже давно увлекающаяся психоанализом, стала принимать участие во всех заседаниях Венского психоаналитического общества. Ее первым самостоятельным опытом стало проведенное в 1922 г. исследование 15-летней девочки и выступление с докладом «Фантазии избиения во сне и наяву». После этого ее приняли в ряды Венского психологического общества. С 1923 г. Анна Фрейд начала самостоятельно практиковать, открыв кабинет для детей в том же помещении, где принимал пациентов ее отец. Отец, естественно, был доволен успехами, которых достигла Анна в области психоанализа, его беспокоили лишь два ее недостатка: «сутулая осанка и чрезмерное увлечение вязанием». Психоаналитики толковали это увлечение как замещение сексуальной жизни: постоянное движение спицами символизировало продолжающийся половой акт. В том же году Анна узнала о болезни отца, причем совершенно случайно. Именно благодаря дочери Зигмунд Фрейд смог так долго бороться с болезнью Она взяла на себя все его встречи и доклады, издавала его труды, помогала ему разрабатывать новые концепции и, по сути, стала его личным секретарем.

Опубликованное фото


В 1925 г. в Вену приехала Дороти Берлингам-Тиффани, дочь американского промышленника и фабриканта Тиффани, почитателя Фрейда. Спустя несколько лет Дороти переехала жить в дом Фрейдов вместе со своими детьми. Именно они, а еще дети Софи, другой дочери Зигмунда, стали для Анны настоящей семьей. Кроме того, Дороти во многом разделяла увлечение Анны психоанализом. Вместе с Жанной Лампи де Гру и Марианной Ри-Криз они составили кружок единомышленников, среди психоаналитиков эта группа получила название «круг четырех дам». Через год Анна Фрейд стала секретарем, а еще через год - генеральным секретарем Международного психоаналитического общества. У нее постоянно возникали трудности с получением признания, поскольку она не имела медицинского образования, поэтому основными пациентами Анны были дети ее знакомых. В этой работе очень помогло ее учительское образование и та практика, которую она получила, общаясь с детьми Дороти и Софи. Знакомые отмечали, что Анна умела найти общий язык с любым ребенком.

На основе своих клинических опытов Анна Фрейд сделала некоторые выводы. Особенностью детского психоанализа, по ее мнению, является то, что метод свободных ассоциаций, когда пациенту предоставляется возможность говорить все, что придет в голову безо всякого контроля со стороны сознания, здесь совершенно неприменим, поскольку ребенок просто не способен доверять взрослому свои тайны. Поэтому Анна в своих клинических исследованиях предпочитает использовать метод наблюдения. Мысли и желания ребенка, по мнению А. Фрейд, могут выражаться не в словах, а в действиях во время переживания им различных игровых ситуаций. Столкновение их с внешним миром порождает конфликт, который, разрешаясь, благотворно действует на психику ребенка. Игнорирование или же полное отсутствие таких желаний ведет к социальной дезадаптации, истеричности и неврозам Эти идеи были отражены в первой книге А. Фрейд «Введение в технику детского психоанализа», которая была составлена из четырех лекций. Это яркий пример того, как было написано большинство трудов Анны: сначала тема излагалась ею на лекции или симпозиуме, а затем уже в книге.

В это же время Анна вступила в полемику с Мелани Кляйн, также занимавшейся детским психоанализом Отличительной чертой теории Кляйн было то, что она исследовала особенности детской психики, пользуясь всеми законами «взрослого» психоанализа. Фрейд же считала, что внутренние психические инстанции формируются постепенно, а следовательно, эти законы неприменимы для психоанализа детей. Со временем этот спор превратился не просто в отстаивание собственного мнения двумя учеными, а в разделение всего детского психоанализа на две школы. В 1937 г. вышла в свет книга Анны Фрейд «Эго и механизмы защиты». В ней Анна составила каталог эго-защит (таких, как вытеснение, формирование реакции, проекция, идентификация с агрессором и т.д.) и описала их проявления. Она описала не только защиты, порождаемые внутренним, структурным конфликтом, но и конфликтом «эго» с окружающим миром (отрицание). Подчеркивая центральную роль «эго» и адаптивное значение эго-защит, Анна Фрейд открыла дорогу развитию эго-психолОгии - одному из основных направлений современного психоанализа.

Когда к власти в Германии пришел Гитлер, ученые начали покидать Вену, но Зигмунд Фрейд, отягощенный болезнью, не мог решиться на переезд. 11 марта 1938 г. гитлеровские войска вошли в Вену, а 22 марта Анну уже вызвали на допрос в гестапо. Позже она вспоминала, что это был самый страшный день в ее жизни, опасаясь пыток, она даже взяла с собой яд. Этот день произвел на нее такое сильное впечатление, что позже Анна избегала бывать в Германии. 4 июня семья Анны выехала в Париж, а затем и в Лондон, где ее отец прожил всего лишь год. Во время войны Анна помогала английским детям - жертвам бомбежек, а в 1939 г. создала приют для таких детей. Работая с ними, она на практике изучала различные особенности детской психики, в частности то, как формируется психика ребенка при разлуке с матерью и какова реакция детей на жизнь в коллективе, где роль родителей выполняют старшие товарищи Результаты этих исследований Анна публиковала в своих «Ежемесячных отчетах». В 1944-1949 гг. Анна была генеральным секретарем Международной психоаналитической ассоциации. Она всегда очень ревностно относилась к творчеству отца. В то время шутили, что «каждый, кто что-то пишет о Фрейде, чувствует, как Анна заглядывает в текст через плечо».

После смерти отца она опубликовала собрание его сочинений как своеобразный памятник его творчеству. После войны известность Анны Фрейд начала возрастать, возможно, на это оказали влияние лекции, которые она читала по всей Европе и Америке. Известно, что она оказала влияние на творчество Германа Гессе, за консультацией к ней обращалась даже Мерилин Монро, у которой Анна определила истерический и депрессивный склад личности. В это время А. Фрейд получила степень почетного доктора во многих университетах Европы и Америки. В своих лекциях она постоянно подчеркивала положительный момент инстинктивных влечений у детей. Основным детским инстинктом Анна Фрейд всегда считала агрессию, отмечая ее положительное значение. Напряженность и борьба, свойственные агрессии, - это основные жизнеутверждающие инстинкты, кроме того, агрессия - это необходимая составляющая сексуальности. Чтобы избежать патологий в будущем, считала А. Фрейд, все асоциальные аспекты агрессии должны быть проработаны в детстве Книга «Нормальность и патология детства», вышедшая в 1965 г., посвящена оценке развития и психопатологии детей. В отличие от психопатологических симптомов у взрослых, симптомы у детей более хаотичны, неупорядоченны и проявляются в основном как остановка или задержка в процессе развития.

Для оценки причин и последствий таких остановок Анна Фрейд предложила рассматривать линии развития ребенка, описав три главные категории: созревание влечений и эго-функций, адаптация к окружению и строящимся объектным отношениям, а также организация, интеграция и конфликты в психической структуре. В определенном возрасте от каждого ребенка можно ожидать проявления соответствующих этому возрасту достижений, конфликтов, проблем. Отсутствие их говорит о нарушении в каких-то линиях развития. В 1973 г. Анна Фрейд стала почетным президентом Международной психоаналитической ассоциации, однако интенсивной клинической практикой она уже не занималась. Невзирая на тяжелую болезнь, она продолжает научную деятельность, в то время ее девизом стали слова Ф. Ницше.

«То, что меня не сломило, делает меня сильнее». 1 марта 1982 г у Анны случился инсульт, повлекший за собой нарушения речи, функций вестибулярного аппарата и паралич. Но даже в больнице она пыталась работать над книгой о семейном праве. Анна Фрейд умерла 8 октября 1982 г. в Лондоне. За 60 лет жизни Анна Фрейд опубликовала более 90 статей, прочитала 88 различных докладов и лекций. Работы ее имеют безусловно культурное и общечеловеческое значение. Принять в ребенке то, что неизбежно, и устранить то, что впоследствии может привести его к социальной дезадаптации, - такова центральная установка детского психоанализа, разработанного Анной. Ее разработки полезны и для психоаналитиков, в том числе и для современных, и для родителей.

Источник: http://mirslovarei.com/content_psy/ANNA-FREJD-3007.html

Share this post


Link to post
Share on other sites

Роза Сирота


Роза Абрамовна Сирота - режиссёр, театральный педагог, заслуженный деятель искусств России (1986). Родилась она в Ленинграде (ныне – Санкт-Петербург), образование получила в ЛГИТМиКе (ученица Б. В. Зона). Творческий путь начала в Молотовской области (ныне – Пермский край), по распределению стала работать режиссёром в драматическом театре г. Кизела. Один из театроведов сообщает, что за 2,5 года работы в этом коллективе она подготовила 20 спектаклей, однако удалось восстановить только 13 названий: «Близкие родственники» В. Брагина и З. Гердта (1952), «Зелёный рай» О. Васильева (1952), «Сердце не камень» А. Н. Островского (1952), «Старик» А. М. Горького (1952), «Королевство кривых зеркал» В. Губарева и Э. Успенского (1952), «Бронепоезд 14-69» Вс. Вишневского (1953), «Шакалы» А. Якобсона (1963), «Поэма о любви» Г. Мусрепова (1953), «Твое личное дело» Э. Успенского и Л. Ошанина (1953), «Чудаки» А. М. Горького (1953), «Годы странствий» А. Н. Арбузова (1954), «Не называя фамилий» В. Минка (1954), «Свадебное путешествие» В. Дыховичного и М. Слободского (1954).

Опубликованное фото



В 1953 году Роза Сирота поставила спектакль «Анна Каренина» по Л. Толстому в Молотовском драматическом театре (ныне – Пермский академический театр драмы), инсценировка Н. Д. Волкова. Главные роли сыграли Л. В. Мосолова и З. А. Шерстневская, роль Каренина – К. Македонский и П. Волков-Мирский, Вронского – В. Викторов, Долли – Л. Барташева, Бетси – Г. Васильева; художники А. Кузьмин и М. Улановский. В 1954-1955 гг. Р. А. Сирота работала режиссёром Ленинградского областного драматического театра, в 1955-1962 и 1966-1972 гг. – в Ленинградском БДТ им. М. Горького, где она была постоянным помощником Г. А. Товстоногова в работе с актёрами (в частности, с И. М. Смоктуновским; в известной степени ради него Роза Абрамовна и намеревалась работать в Художественном театре, куда он перешёл). С именем Р. А. Сироты связано появление лучших спектаклей Г. А. Товстоногова («Идиот», «Лиса и виноград», «Пять вечеров», «Мещане» и многих др.), в которых она принимала участие как режиссёр. Три года Роза Абрамовна проработала режиссёром редакции литературно-драматических передач Ленинградской студии телевидения (1963-1966).

В 1964-1965, 1976-1979 годах преподавала в родном ЛГИТМиКе (Ленинградском государственном институте театра, музыки и кино, в Государственном институте театрального искусства (ГИТИС) им. А. В. Луначарского (1985-1986), в Школе-студии МХАТ им. М. Горького (1987-1991). Во МХАТе Роза Абрамовна трудилась с 1979 по 1991 годы. Глубокий знаток актёрской природы, мастер психологического анализа, Сирота как режиссёр участвовала в постановках О. Н. Ефремова «Так победим!», «Серебряная свадьба», «Московский хор» (в этом спектакле она выходила на сцену в роли концертмейстера Доры Абрамовны). Самостоятельно поставила на Новой сцене спектакли «Осколки разбитого вдребезги» (1991), «Уважаемые граждане» (1993). Руководила работой молодых режиссёров В. В. Михайлова, О. Г. Бабицкого и Д. К. Гинкаса в постановке драматических новелл Людмилы Петрушевской «Тёмная комната» (1991). В ноябре 1992 г. на фестивале моноспектаклей «Вначале было слово» представляла в Перми свой спектакль «Осколки разбитого вдребезги» А. Аверченко (актер И. Кашинцев). Скончалась Роза Абрамовна Сирота 1 ноября 1995 года в Санкт-Петербурге.

Источник: http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&a...iew&id=1784

Share this post


Link to post
Share on other sites

Лилианна Лунгина(Маркович)



Лилианна Зиновьевна Лунгина (девичья фамилия Маркович) родилась 16 июня 1920 года в Смоленске. Детство провела в Германии и Франции. В 1933 году вернулась с матерью в СССР. Поступила ИФЛИ, который за время ее учебы был переведен в МГУ и присоединен к филологическому факультету, затем закончила аспирантуру. Преподавала французский и немецкий языки.

Опубликованное фото



История появления Лунгиной как переводчика

Середина пятидесятых годов. Как правило, переводы с таких распространенных языков, как французский и немецкий, - привилегия членов Союза писателей. Однако в институте Лунгина занималась скандинавскими языками и литературой, и это сослужило ей добрую службу - на этом поле конкурентов не было. Зарубежной редакцией Детгиза заведовал в ту пору Борис Грибанов, с которым они вместе учились. Он сказал Лунгиной (цитата по книге ее воспоминаний): "мне не разрешают давать переводы с французского евреям".

По его совету она обратилась к шведской детской литературе, где и открыла настоящее сокровище - книгу 'Малыш и Карлсон, который живет на крыше' Астрид Линдгрен. К этому времени Астрид Линдгрен уже была знаменита во всем мире, но неизвестна в России. Позже сама шведская писательница признавала, что благодаря таланту Лунгиной (переведшей еще три книги Линдгрен: о Пеппи, Эмиле и Рони) ее герои стали в России популярны и любимы, как нигде в мире.

Переводческая деятельность

Лунгина переводила с французского, немецкого и шведского языков. Ее работы включают разные по времени и стилю произведения:

- пьесы Стриндберга и Ибсена;
- рассказы Белля;
- философские сказки XVIII века;
- романы Виана и Ажара.

В конце семидесятых - первой половине восьмидесятых годов вела семинар молодых переводчиков. Первым результатом работы семинара был перевод Бориса Виана. В изданный сборник вошел роман 'Пена дней' в переводе самой руководительницы и десяток рассказов в переводах членов семинара. В разные годы в семинаре принимали участие Мавлевич и Наталия Самойловна.

В 1990 году она написала по-французски книгу 'Московские сезоны', показывающую Западу Россию советских времен. В книге представлены образы знаменитых писателей, актеров, политиков, диссидентов и крестьянки Моти (служившей некоторое время в семье домработницей и няней старшего сына) и просто случайных попутчиков в поезде. 'Московские сезоны' были отмечены премией журнала 'Эль'.

13 января 1998 года Лилианы Лунгиной не стало. К счастью, после ухода Лунгиной остались не только ее переводы.

Режиссер Олег Дорман успел заснять рассказ Лилианы Зиновьевны о ее жизни. Получилось пятнадцать серий - о разных странах (ведь Лунгина жила и в Германии, и во Франции), о необыкновенных ярких личностях, которых притягивала атмосфера радостного дома известного сценариста Семена Лунгина и его жены, о времени, которое было немилосердным и щедрым на испытания, и о будущем...

Опубликованное фото


Горько, но этот фильм, столь ярко представляющий огромную эпоху - цельную и противоречивую, - был отклонен ВСЕМИ телеканалами. В который раз теленачальники решили за нас, что фильм о какой-то там переводчице не будет интересен массам. Что ж, у Карлсона тоже были сложные отношения с телевидением, а он все равно прилетел! И этого подаренного нам Лилианой Лунгиной чувства полета не отнять и не запретить.

Источник: http://persona.rin.ru/view/f/0/37790/lungina-liliana

Вот ещё один материал, посвящённый фильму "Подстрочник" (кстати, не увидевшему экрана ни на одном из российских телеканалов):

Киномонолог легендарной переводчицы Лилианны Лунгиной, благодаря которой мы читаем по-русски пьесы Стриндберга и Ибсена, рассказы Бёлля, романы Виана и Ажара. Но больше всего Лунгина известна как "русская мама Карлсона". Именно она в марте 1966 года принесла домой в старой авоське книжку некой Астрид Линдгрен с толстым человечком на обложке.

Фильм режиссера Олега Дормана, ученика Семена Лунгина, и одного из самых известных отечественных операторов Вадима Юсова снимался десять лет, и судьба его была туманна. Рассказ интеллигентки о детстве во Франции, Палестине и Германии, возвращении в СССР, о русских эмигрантах "первой волны", столкновении с зарождающимся немецким фашизмом, трагедии 1937 года, быте и нравах предвоенной Москвы, об арестах, студенчестве, движении Cопротивления и распаде советской империи.

Кинорежиссер Павел Лунгин:

"Мне кажется, что фильм объективно интересен, потому что это необыкновенный человеческий документ. Мой дед работал в "Экспорт-импорте", поэтому детство мамы прошло в Берлине и Париже. Затем возвращение в Россию, 1930-е годы. Поразительная школа, где с ней в одном классе учились Самойлов, Нусинов, Черняев. Потом - легендарный ИФЛИ. Война, эвакуация, 1960-е, первое диссидентство, первая "оттепель", Некрасов, Галич, Твардовский. И про все это рассказано живым голосом, с юмором.

Фильм снимался так: это были три дня разговоров, по несколько часов. Мама дружила с Олегом Дорманом - он учился у моего отца. Я сам не смог бы это снять. Близкий человек не может видеть все так, как увидел Олег, - изнутри, но при этом немного со стороны. Это ведь как исповедь - не в смысле покаяния, а в смысле подробного длинного рассказа о жизни.

Многие истории, например, из эвакуации меня удивили - я не слышал их никогда. 1960-е были уже при мне, я был сначала мальчиком, потом подростком и все происходило у меня на глазах. Дружба с Виктором Некрасовым, например. Мы с ним были очень близки.
"Подстрочник" - революционный проект. Он абсолютно антигламурен, антискандален. Он про сущностное, про человеческое. Мама была необычайно открыта: к нам постоянно приходили мои школьные друзья, оставались ночевать. Она могла привести домой каких-то людей, с которыми, например, познакомилась в поезде. У нее была ориентация на человеческое, на духовное. И полная невключенность в материальный мир - это все в фильме есть".

“Я считала себя такой французской штучкой, умной девочкой. Мне все говорили: умная, умная – я столько раз это слышала, что подумала: может, вправду умная? А вот Сима как-то дал мне пример, урок: “Нельзя об этом думать, это вообще тебя не касается. Это других касается – умная ты или глупая. А каждый человек, любой, стоит внимательного отношения”. Сима склонялся к людям, как к цветам склоняются те, кто любит цветы, зная, что самый жалкий полевой цветок имеет свою прелесть…” Лилианна Лунгина

Пара слов от себя (Б.Л.): "Лично я вместе с близкими и друзьями с неслабевшим за все 15 серий интересом и затаив дыхание смотрели "Подстрочник". Может быть, потому, что разница по возрасту (17 лет) с героиней монолога у нас не так уж и велика. Не все из нас владеют таким мастерством анализа и никому, пожалуй, не довелось встречаться на своём веку с такими замечательными людьми. Поэтому и я, и все мои друзья и близкие считаем, что "Подстрочник" - замечательное документальное свидетельство нашей эпохи. Рекомендуем всем, у кого будет хотя бы малейшая к тому возможность, посмотреть этот фильм".

Share this post


Link to post
Share on other sites

Эммануэль Шрики


Опубликованное фото


Канадская киноактриса Эммануэль Шрики, которую в мае 2006 года журнал Maxim внёс под № 37 в ежегодный список Hot 100 и которая в 2008 году получила премию «Молодой Голливуд» за выдающиеся успехи, родилась в Монреале, Квебек, в семье марокканских евреев. Её мама – родом из Касабланки, а отец – из Рабата. У Эммануэль есть родственники в Израиле, а сама актриса была воспитана в традициях ортодоксального иудаизма. Когда ей было почти два года, семья Шрики переехала в Торонто, Онтарио.

Опубликованное фото


Эммануэль выросла в Юнионвилле, окончила актёрские курсы, которые были оплачены старшим братом, затем участвовала в драматическом кружке Высшей школы Юнионвилля и по окончании школы решила продолжить карьеру актрисы. Шрики впервые появилась на телеэкране в десятилетнем возрасте - в рекламе McDonald's. Она переехала в Ванкувер в 1990-х, где приглашалась на съемки телесериалов «Боишься ли ты темноты?», «Бессмертный Найт», «Once a Thief» и «Пси Фактор: Хроники паранормальных явлений».

Опубликованное фото


Её первой голливудской ролью стала роль работницы службы техподдержки в фильме «Детройт - город рока» (1999). Шрики позже появлялась в эпизодических ролях в нескольких фильмах: «100 девчонок и одна в лифте», «На связи». Одной из недавних ее ролей стала главная роль в фильме «Не шутите с Зоханом», где она сыграла иммигрантку из Израиля, живущую в Нью-Йорке.

Источник: http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&a...iew&id=1832

Share this post


Link to post
Share on other sites

Сандра Баллок


«Знаете ли вы, что Харрисон Форд, Джордж Бернс, Тони Кертис, Чарльз Бронсон, Сандра Баллок, Билли Кристалл, Вуди Аллен, Пол Ньюман, Питер Селлерс, Дастин Хоффман, Майкл Дуглас, Бен Кингсли, Кирк Дуглас, Голди Он, Кэри Грант, Уильям Шатнер, Джерри Льюис и Питер Фальк все евреи?»
д-р Салим Фаррух.
Автор является внештатным журналистом в Исламабаде ( Пакистан )
Источник: http://www.jerusalem-korczak-home.com/np/mir/09/np211.html

Других источников о принадлежности к евреям известной американской киноактрисы Сандры Баллок мне найти не удалось. С другой стороны, подозревать «Дом Корчака» в недобросовестном подборе материалов и Салима Фарруха в предвзятости у меня тоже нет никаких оснований. Так что отвлечёмся от щепетильности и расскажем об очаровательной кинозвезде то, что известно из других источников. Итак:

Сандра Буллок (оставим это буквальное написание её фамилии без иправлений) родилась в окрестностях Вашингтона в семье урождённой немки Хельги Мейер (умерла 4 апреля 2000 года), оперной певицы, и учителя по вокалу из штата Алабама Джона Буллока. У неё также есть младшая сестра Джезин, ставшая юристом по образованию. Сандра более 12 лет прожила в городе Фюрт, Германия, где изучала балет, а также будучи одарённой хорошим вокалом, исполняла небольшие партии в постановках, в которых участвовала её мать. В Германии Сандра посещала англоязычную школу и была одной из самых успешных учениц. Сверстники Сандры долгое время смотрели на неё, как на иностранку, не желая принимать в свой круг. Но вскоре Сандра смогла завоевать сердца своих новых знакомых, став главой группы поддержки футбольной команды.

Окончив школу, Буллок решила освоить профессию юриста, поступив в университет штата Северная Каролина. Однако через некоторое время она покинула это учебное заведение и отправилась в Нью-Йорк. Мечтам стать фотомоделью и стюардессой не суждено было сбыться, и будущей звезде приходилось подрабатывать официанткой в дешевых барах и ресторанах. Именно там Сандра загорелась идеей стать актрисой и поступила на курсы актёрского мастерства. Семья Буллок вернулась в Вашингтон, когда Сандра ещё была подростком. В США Сандра закончила актёрские курсы в университете штата Северная Каролина и переехала в Нью-Йорк, где начала карьеру театральной актрисы. Однако Буллок не удалось прижиться в этом городе, и спустя некоторое время она переезжает в Лос-Анджелес, где и достигает успеха как киноактриса.

Сыграв несколько ролей в так называемых «вне-Бродвейских» постановках, получив хорошие отзывы критиков, Сандра была замечена и приглашена играть в телесериалах. Свою первую серьёзную роль Буллок получила в комедийном сериале Работающая девушка / Working Girl (1990). Однако всерьёз на неё обратили внимание только через три года.

Карьера

Известность в качестве киноактрисы пришла к Сандре Буллок довольно поздно: до 1993 года самыми известными фильмами с её (сравнительно небольшим) участием были комедия «Любовный напиток № 9» и музыкальная драма известного кинорежиссёра Питера Богдановича «То, что называют любовью», где Буллок играла с такими состоявшимися звёздами кино, как Ривер Феникс и Дэрмот Малруни. В 1993 году выходит фантастический боевик «Разрушитель», где Сандра Буллок появляется в одном кадре со Сильвестром Сталлоне и Уэсли Снайпсом. Фильм встретил довольно прохладную реакцию критиков и зрителей, собрав менее 60 миллионов долларов в прокате, однако все единодушно отметили запоминающееся комедийное исполнение Сандрой своей героини — лейтенанта Ленины Хаксли, неуклюжего полицейского из будущего. Участие Сандры в фильме можно назвать случайностью: она вошла в проект за несколько дней до начала съёмок после того, как актриса Лора Петти отказалась от роли. А спустя несколько лет Сталлоне в одном из интервью на вопрос, хотел бы он снова сняться с Буллок, ответил, что у него на неё теперь попросту не хватит денег.

Опубликованное фото


Ситуация действительно изменилась в течение буквально пары лет: в 1994 году Сандра Буллок снова решается на съёмки боевика и на этот раз получает приглашение от голландского кинооператора Яна Де Бонта, работавшего с Полом Верховеном и Мадонной, в свой режиссёрский дебют о пассажирском автобусе, который не может снизить скорость из-за заложенного в его двигатель взрывного механизма.
Фильм «Скорость» становится настоящим прокатным хитом. При скромном бюджете в 30 миллионов долларов фильм собрал по всему миру более 350 миллионов, породил массу подражаний и пародий, сделав из исполнивших в нём главные роли Буллок и Киану Ривза настоящих суперзвёзд. Спустя три года Сандра Буллок примет участие в сиквеле фильма, но «Скорость-2» окажется одним из крупнейших финансовых провалов Голливуда 1997 года.

Однако в промежутках между успехом и неудачей Сандра снимается в нескольких фильмах. закрепивших её статус актрисы, способной в одиночку привлечь зрителя в кинотеатр. Комедия «Пока ты спал», триллер «Сеть» и межрасовая драма «Время убивать» стали хитами не меньшими, чем «Скорость». После выхода неудачной «Скорости-2» Сандра временно прекращает своё участие в фильмах действия и фокусирует свою карьеру на комедиях и драмах. В качестве успехов конца 90-х годов в её фильмографии можно отметить такие картины, как семейная драма «Надежда на плаву» (1998) и комедия «Силы природы» с участием Бена Аффлека. Однако было и несколько финансово неудачных картин, прежде всего комедийная драма об алкоголизме «28 дней» и мистическая комедия «Практическая магия», которые не смогли окупиться в прокате.

Современный период

С выходом в 2000 году фильма «Мисс Конгениальность» карьере Сандры Буллок придаётся новый импульс: в этой комедии актриса снова успешно доказала свои комедийные таланты. Фильм собрал в мировом прокате более 200 млн долларов, а сама Буллок получила номинацию на премию «Золотой глобус» за роль Грэйси Харт. После «Мисс Конгениальности» Сандра, у которой к тому времени возникла своя продюсерская компания, сыграла в разной степени успешных фильмах «Отсчёт убийств», «Божественные тайны сестричек Я-Я», а также кассовом хите «Любовь с уведомлением» (с участием Хью Гранта, сборы 200 млн долларов). И после выхода не слишком удачного как в прокатном, так и в критическом смысле продолжения истории Грэйси Харт «Мисс Конгениальность-2» (2005) Сандра Буллок сделала заявление, что отныне в её карьере будут преобладать малобюджетные независимые картины.

Первой такой лентой стала межрасовая драма «Столкновение» режиссёра Пола Хэггиса. Картина, снятая с крошечным бюджетом в 6,5 миллиона долларов, стала настоящим хитом проката и принесла создателям три премии «Оскар», в том числе и как лучшая картина 2005 года. Сандра сыграла в фильме небольшую роль невротичной домохозяйки, которая вместе с мужем подвергается нападению афроамериканских автомобильных угонщиков. Игра актрисы, как и всех остальных участников этой кинодрамы, получила высшие оценки критиков, и актёрский ансамбль получил несколько коллективных призов на разных киносмотрах и в гильдиях кинодеятелей.
Одним из последних успехов Сандры Буллок стала фантастическая драма «Дом у озера». В этой картине Сандра воссоединилась со своим партнёром двенадцатилетней давности Киану Ривзом.

В рамках Венецианского кинофестиваля 2006 года была показана новая картина с участием Сандры Буллок — «Бесславные», повествующая о писателе Трумене Капоте в период написания им своего знаменитого романа In Cold Blood. Вместе с Буллок в фильме играет звёздный состав: Сигурни Уивер, Гвинет Пэлтроу, Дэниел Крэйг, Изабелла Росселлини и другие. Сама Буллок исполнила роль писательницы Харпер Ли.
В 2007 год произошла премьера мистического триллера «Предчувствие», где Сандра сыграла с популярным телевизионным актёром Джулианом МакМэхоном. Фильм рассказывает об одной неделе жизни домохозяйки Линды (Сандра Буллок), у которой предчувствие чего-то очень плохого только усиливается с каждым днем, а события которые этому способствуют не соблюдают свою хронологию.
В 2009 году вышла комедия «Предложение». Героиня Сандры — топ-менеджер компании, у которого возникают тривиальные проблемы с визой США. И единственный выход остаться «у руля» — выйти замуж за своего ассистента (Райан Рейнольдс).

Источник: википедия

Share this post


Link to post
Share on other sites

Гали Атари


Гали (Авигайль) Атари – знаменитая израильская певица и актриса. И знаменита она, прежде всего, тем, что в 1979 году стала победительницей конкурса Евровидения, исполнив не менее известную сегодня песню «Аллилуйя». Родилась Гали в израильском городе Реховоте в семье выходцев из Йемена. Ей было всего четыре года, когда умер отец, простой дорожный рабочий, и вся семья переехала в Тель-Авив. «Вся семья» - это Наоми, мама будущей певицы, и семеро детей. Гали всегда восхищалась мамой, даже написала о ней песню - That clever and wonderful woman. Позже Наоми нашла себе работу в Еврейском агентстве, стала помогать большой алие из Йемена в 50-х годах, решала с новоприбывшими тысячи репатриантских проблем.

Наоми всегда поддерживала стремление своих девочек Йоны, Шош и Гали войти в мир шоу-бизнеса. Гали училась в религиозной школе, но росла в мире музыки, который существовал в ее доме: старшая сеста Йона уже выступала на эстраде, а Шош вела на радио музыкальную программу. От сестёр не отставала и Гали, выступая на всех домашних вечеринках. По окончании средней школы весь выпускной класс, в котором училась Гали Атари, был освобожден от службы в Армии обороны Израиля. Им объяснили, что ЦАХАЛ не в состоянии «абсорбировать» так много молодежи призывного возраста, прибывшей в страну.

Опубликованное фото


Примерно в это время Гали Атари встретилась с музыкантом Давидом Кривошеем (друзья называли его Карибуши). Гали вспоминает: «Моя сестра Йона рассказала Кривошею обо мне, и он согласился меня послушать. Мы встретились с Давидом в тель-авивском кафе «Пинати», затем отправились на студию, где Кривошей мне аккомпанировал, а я спела две песни - Let It Be из репертуара «Битлз» и еще одну, из модного в то время мюзикла. Давиду мое пение понравилось, и он предложил мне записать его песню If You Got Sun In Your Eyes, которую я вскоре исполнила на фестивале в Японии. С этого всё и началось...».

«Карибуши» высоко оценил талант Гали Атари и сделал ее участницей его собственных музыкальных проектов. Первый саундтрек - «Наполовину» - в ее исполнении прозвучал в фильме Боаза Дэвидзона, музыку к которому написал Кривошей. Через год Гали записала свои первые песни: одну – Give love - на английском языке, другую – «Если есть в тебе солнце» - на иврите (именно с этой песней Гали Атари отправилась в Токио, где и состоялось ее первое выступление перед многотысячной аудиторией).

После нескольких неудачных попыток (неудачных не для Гали, а для авторов, которые искали исполнителя) песню «Аллилуйя» на ежегодном песенном фестивале с триумфом исполнила Гали Атари с ансамблем «Халав у-дваш» («Молоко и мёд»), заняв первое место. И поэтому именно им было доверено право представлять Израиль на конкурсе Евровидения в Иерусалиме в 1979 году. И снова победа! «Аллилуйя» становится международным хитом и начинает звучать на разных языках мира. Сегодня эта песня по-прежнему остается в списке лидеров по числу исполнительских интерпретаций – их у «Аллилуйи» 400! А Гали Атари продолжает работать над новыми песнями, записывает новые альбомы и снимается в кино.

Источник: http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&a...iew&id=1880

Share this post


Link to post
Share on other sites

Дебора Пантофель-Нечецкая


B 1904 году в Омске, в семье русских евреев, родилась выдающаяся оперная певица Дебора Пантофель. Деда Деборы по отцовской линии Абрама Марковича Пантофеля в 8-летнем возрасте сдала в рекруты бедная многодетная семья по фамилии Корыто, проживавшая в Волынской губернии. Как нередко бывало в те годы, мальчика «забрили» в солдаты-кантонисты вместо сына зажиточного крестьянина Пантофеля. Эта фамилия осталась у него на всю жизнь. Нелегкая солдатская служба в течение 25 лет дала ему право жить в Омске. На службе Пантофель проявил недюжинные способности к грамоте и музыке, служил писарем, играл на скрипке, трубе, барабане.

В доме сына Абрама Марковича – Якова, тоже бывшего солдата, музыка, песни, поэзия были любимым занятием. Яков, отец Деборы, гравер по специальности, играл на кларнете; Софья, ее мать, прекрасно пела. Они были исключительно внимательными, добрыми, любящими родителями. Дебора стала учиться одновременно в гимназии, ставшей потом «трудовой школой», и в музыкальной школе, а в 1919 году поступила в Омский музыкальный техникум (ныне Омское музыкальное училище имени Шебалина) сначала по классу фортепиано, а потом по классу сольного пения. Ее первая преподавательница по вокалу – В.С.Клопотовская – бывшая солистка оперного театра Зимина в Москве. Через некоторое время Дебора Пантофель совместила учебу с работой преподавателем обязательного фортепиано в училище, пианисткой в драмтеатре и «тапером» в кинотеатре «Луч».

Опубликованное фото


Ее успехи в пении настолько очевидны, что в 1926 году, по окончании техникума, по рекомендации Союза РАБИС она выдержала экзамен в Ленинградскую консерваторию перед комиссией, возглавляемой ректором, композитором Глазуновым, и была принята вне конкурса в класс сольного пения профессора Е.А.Бронской – бывшей примадонны Мариинского, Михайловского оперных театров Санкт-Петербурга, гастролировавшей в лучших оперных театрах России, с блеском выступавшей в Парме, Венеции, Риме, Неаполе, Милане, Триесте, Нью-Йорке, Бостоне, Чикаго. Дебора Пантофель, окончив Ленинградскую консерваторию, в 1931 году вернулась в родной город Омск, где стала солисткой Омского радио. В 1933-1935 гг. работала в Новосибирске на радио и в театре музыкальной комедии. В 1936-1939 гг. - солистка Свердловского театра оперы и балета им. А. В. Луначарского, ее исполнение партий Розины, Джильды, Виолетты, Джульетты покорило сердца взыскательной уральской публики.

В 1939 г. в Москве, на I Всесоюзном конкурсе артистов эстрады, Дебора Пантофель-Нечецкая стала лауреатом первой премии. А в популярных кинофильмах "Воздушный извозчик" и "Антон Иванович сердится" (1940) она спела все вокальные партии за исполнительниц главных героинь. Четверть века - с 1940 по 1965 гг. - Дебора Яковлевна Пантофель-Нечецкая являлась солисткой Московской филармонии и принимала участие в многочисленных сольных, камерных и смешанных концертах. В годы Великой Отечественной войны несколько сезонов пела в спектаклях филиала Большого театра СССР в Москве. Одновременно выступала с концертной бригадой на фронте. Тогда же побывала в Омске, где дала концерты в драмтеатре и кинотеатре "Художественный". Известный советский композитор Р. М. Глиэр посвятил певице "Концерт для голоса с оркестром" (1943).

В 1945 г. Пантофель-Нечецкой было присвоено звание заслуженной артистки РСФСР, а в следующем, 1946 году, присуждена Государственная премия СССР за концертно-исполнительскую деятельность. Пантофель-Нечецкая обладала голосом исключительной красоты и тонким художественным вкусом, ее исполнение отличалось блеском и виртуозностью. По мнению специалистов, она - лучшее колоратурное сопрано на советской сцене в 1930-1960-е гг. Репертуар певицы насчитывал более тысячи произведений русских, советских и западноевропейских композиторов, народных песен разных стран. Дебора Яковлевна много гастролировала по Советскому Союзу и за рубежом (Румыния, Чехословакия, Иран). С 1960 г. она вела педагогическую работу: пять лет преподавала в ГИТИСе, в 1965-1998 гг. - доцент Московской консерватории им. П. И. Чайковского. Скончалась Дебора Яковлевна Пантофель-Нечецкая 16 февраля 1998 года в Москве.

Источник: http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&a...iew&id=1880

Share this post


Link to post
Share on other sites

Дина Каминская


Дина Исааковна Каминская родилась в Екатеринославе (Днепропетровске). Окончила Московский юридический институт. В течение многих лет работала адвокатом в Московской городской коллегии адвокатов. Имела блестящую профессиональную репутацию; о ее выступлениях в судах писала центральная пресса. В декабре 1965 года Каминская согласилась выступить на процессе Синявского и Даниэля в качестве защитника Даниэля. Однако ей не разрешили вступить в дело, так как стало известно, что она намерена требовать оправдательного приговора, что стало бы беспрецедентным фактом в истории советских политических процессов. Впервые Каминской удалось осуществить защиту человека, обвиненного по «политической» статье, в августе 1967 года – в деле Буковского и других участников демонстрации на Пушкинской площади в Москве (22 января 1967 года).

Опубликованное фото


И при слушании дела в Мосгорсуде, и в ходе кассационного разбирательства Каминская требовала оправдания своего подзащитного. Каминская приняла на себя защиту Юрия Галанскова в знаменитом «процессе четырех» (январь 1968 года); была защитником Анатолия Марченко (август 1968 года). В сентябре–октябре того же года участвовала в деле о демонстрации 25 августа на Красной площади в качестве адвоката Ларисы Богораз и Павла Литвинова (в суде Богораз заявила о намерении осуществлять свою защиту самостоятельно, поэтому Каминской пришлось ограничиться ролью защитника Литвинова). После процесса группа друзей подсудимых устроила Каминской и другим адвокатам овацию, им были вручены цветы.

В январе 1970 года Каминская защищала Илью Габая на процессе в Ташкенте; после этого процесса судья написал на Каминскую донос, в котором обвинил ее в «антисоветской» линии защиты. В дальнейшем Каминская не допускалась к участию в политических делах. Ей не разрешили защищать во второй раз В. Буковского (1971), С. Ковалева (1975), А. Твердохлебова (1975–1976), хотя на этом настаивали обвиняемые и их родственники. Но и будучи отстраненной от подобных дел, Каминская постоянно консультировала людей, преследуемых по политическим мотивам. Наряду с Б.А. Золотухиным и С.В. Каллистратовой, Каминская относится к числу немногих адвокатов, возродивших традиции российской дореволюционной адвокатуры в политическом процессе: требование оправдательного приговора по политическим обвинениям, отказ от дополнительного гонорара (Каминская имела привычку даже официальный взнос в юридическую консультацию в случае «политического» дела оплачивать из собственного кармана), всесторонняя, а не только юридическая, помощь подзащитным.

Речи Каминской на политических процессах распространялись в самиздате, включались в документальные сборники диссидентов. В ноябре 1976 года в квартире и на даче Каминской был проведен обыск, в ходе которого была, кроме прочего, изъята рукописная социологическая работа ее мужа, известного правоведа К.М. Симиса, о коррупции в СССР. После письма из Прокуратуры, в котором изъятые материалы характеризовались как «антисоветские и клеветнические», Каминская была отчислена из коллегии адвокатов «в связи с переходом на пенсию» (июнь 1977 г.). Каминская и ее муж подверглись допросам в КГБ и вскоре под угрозой ареста были вынуждены эмигрировать (1977). Каминская жила в США в пригороде Вашингтона Фоллс Черч, активно занималась общественной деятельностью, была членом Московской Хельсинкской группы, вела передачи на радиостанциях «Радио Свобода» и «Голос Америки». Дина Каминская написала книгу «Записки адвоката» - о том, как она была советским политическим адвокатом. Умерла Дина Исааковна Каминская 10 июля 2006 года в Вашингтоне.

Источник: http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&a...iew&id=1911

Share this post


Link to post
Share on other sites

Мария Лукач

Имя замечательной певицы Марии Лукач (Абрамович) хорошо известно любителям эстрады бывшего СССР. Певица родилась в Одессе, где окончила музыкальное училище и стала солисткой коллектива художественной самодеятельности Одесского Дома офицеров. В 1956 году Мария переехала в Москву, где выступала в коллективе сатириков Шурова и Рыкунина, в оркестре Эдди Рознера, Московском мюзик-холле.

 

Опубликованное фото

С 1970 года начались сольные выступления Марии Лукач с программами «Друзья и песни» и «Мы будем вспоминать». Тесные творческие связи с композиторами Яном Френкелем, Владимиром Шаинским, Зиновием Компанейцем, Арно Бабаджаняном, поэтами Инной Кашежевой, Игорем Шафераном, Инной Гофф, Леонидом Дербеневым, Робертом Рождественским, Михаилом Садовским и другими выдвинули Марию Лукач в ряды лучших и самых популярных российских исполнительниц.

 

Особое место в творчестве певицы занимает её совместная работа с супругом - композитором и пианистом Владимиром Рубашевским. Жанровый диапазон исполнений Лукач охватывает все виды эстрадной песни – от песен гражданского содержания до детских песенок, которые удавались ей с особым блеском. В 1992 году Марии Яковлевне присвоено звание заслуженной артистки России. После репатриации в Израиль Мария Лукач и Владимир Рубашевский стали частыми гостями в разных городах страны, а проникновенный голос певицы обрел вторую молодость на Святой земле.

 

Источник: http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&a...iew&id=1947

Share this post


Link to post
Share on other sites

Дафна Декель


Фантастическая природная красота, отменная артистичность, оптимистичность, обаяние и спортивная гибкость, ну и изюминка, которая заложена в каждой ее песне – все эти свойства талантливой 28-летней Дафны Декель невольно притягивают к себе слушателей. Когда спрашивают Дафну, почему она не выходит на сцену с собственной программой, она отвечает: "Мне только 28, я уже играла в театре и снималась в кино и я только в начале пути. Все идет у меня медленно. Я прилежная и медлительная".

Опубликованное фото



Она того сорта певиц, которые долго нащупывают свой путь, составляют альбом в течение нескольких лет. Недавно она выпустила свой второй альбом, который называется просто - "Дафна Декель". Ну а к первому - "Ми яциль эт абайт шели?" (Кто спасет мой дом) успех пришел с опозданием (кстати, прекрасный клип этой одноименной песни показывало недавно Аз.ТВ). Несмотря на большой успех Дафны в театре и в музыкально-развлекательных и детских телепередачах, в кино, мюзиклах, отдельных клипах и других спонтанных выступлениях, успех, который принесли ей ее чудесные глазки, способные, как говорят в Израиле, "свалить наповал" любого мужчину, ее творческая чисто музыкальная карьера не отличается большой насыщенностью и целенаправленностью.

В 1992 году Дафна Декель участвовала в международном телевизионном музыкальном конкурсе Евровидения в Швеции и заняла 6-е место с песней "Зе рак спорт" (Это только спорт), написанной Коби Ошратом в предверии Олимпиады. В те дни эта песня часто звучала в стане израильских спортсменов и по радио, служа им в качестве "допинга" перед соревнованиями. В прошлом году Дафна снялась в оригинальном видеоклипе с использованием приемов компьютерной графики "Ахаке леха" (Я буду ждать тебя) - так называется эта чудесная песня, которую она выбрала из репертуара "Анешамот атхорот" и решила обновить ее. На клипе озорная Дафна выглядит лысой, однако в действительности она не осмелилась остричь свои красивые волосы - ей тогда сделали фиктивную лысину, только для съемок.

Автор: Азад Али-заде,
Источник: газета "Коктейль" (Баку),
Дата публикации: июль 1994 г.

Примечание. На днях зрители 9-го израильского телеканала "Израиль-плюс" в программе "7-40" видели ослепительную Дафну Декель спустя 17 с лишним лет после её триумфального выступления на "Евровидении". И... имели удовольствие убедиться, что более чем полтора десятилетия спустя певица не только не утратила своего очарования, а даже добавила к нему новых красок.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Наталья Лайдинен


Опубликованное фото


Немного о себе

Я родилась в Петрозаводске, среди озер и сосен несравненной Карелии, куда очень люблю возвращаться, особенно летом и ранней осенью, когда время позволяет. Чем дольше живу в столице – тем больше желание возвращаться к природе, на малую родину.

Опубликованное фото


Стихи я начала писать в раннем детстве, и очень благодарна моим родителям Людмиле и Валерию Лайдинен, а также педагогам гимназии № 17 имени П.О.Коргана (нашего любимого директора) за то, что они не сильно препятствовали творческим процессам и поддерживали мои литературные начинания. Я занималась на литературных курсах при петрозаводском университете, а в школе мы придумывали и воплощали в жизнь литературно-музыкальные композиции, посвященные жизни и творчеству великих русских поэтов. Параллельно я с большим интересом и энтузиазмом занималась журналистикой. В составе участников Международной Детской Студии ICS в 1990-1993 г.г. участвовала в интервью с известными политиками и общественными деятелями, готовила материалы для местной прессы, карельского телевидения и радио. И, конечно, писала стихи.

Опубликованное фото


В 1998 году закончила Институт международных отношений, факультет международной информации. Думаю, это не только самый девчоночий, но и самый «гуманитарный» факультет уважаемого ВУЗа, где замечательные преподаватели помогли расширить знания в области русской и зарубежной литературы, истории, философии, психологии, страноведения. Кроме того, сполна убедилась, что институтские друзья – самые верные и преданные, на всю жизнь.

Защитила кандидатскую диссертацию. Поскольку много лет проработала в сфере PR и исследований общественного мнения, то и защищалась по соответствующей теме: специфика имиджей политических лидеров. Мной подготовлены и опубликованы десятки научных статей по политической и социальной проблематике.

Опубликованное фото


Первый авторский сборник стихов «Небесные песни» вышел в 2004 году: хотя все это время я продолжала писать стихи, тем не менее, долго не решалась выпустить в свет свои переживания и чувства, но друзья убедили, что пришла пора открыться миру. Книга получила хорошие отзывы, в том числе от поэтессы Риммы Казаковой, «Литературной газеты», других центральных и региональных СМИ, была удостоена премии «Книга года-2005», учрежденной «Литературной газетой» и Национальным биографическим институтом.

За поэтическое творчество я была также отмечена медалью «За заслуги перед МГИМО», что для меня очень важно и значимо. С тех пор начала регулярно публиковать поэтические подборки в российских и зарубежных СМИ, в 2004 году стала членом Московской организации Союза писателей России.

Опубликованное фото


В том же знаковом для меня 2004 году был запущен мой сайт www.laidinen.ru, частью которого, помимо моего творчества, стала своеобразная энциклопедия женской поэзии разных стран и времен. Важная часть моего вирутального дома - стихотворения о родной Карелии. И не так уж важно, знамениты ли их авторы или пока мало известны широкой публике. Куда ценнее - искренность, эмоции и творческое настроение, которые сверкают в стихах. Ещё один просторный зал - рубрика «Русские поэты о море», подготовленная совместно с сайтом navy.ru и замечательными российскими офицерами ВМФ, любящими поэзию. Думаю, что галерея женской поэзии, которую я кропотливо собирала на протяжении многих лет, также будет интересна многим читателям.

В порядке эксперимента написала и опубликовала под псевдонимом Н.Воронцова (одна из замечательных фамилий в нашем роду) два женских психологических романа. Много и со вкусом путешествовала, а в 2005 году благодаря знакомству с группой единомышленников появились три книги-альбома об известных, но мало исследованных местах России: Камчатке, Северном Байкале, Лосином Острове. Издания вышли под научной редактурой профессора МГУ Николая Николаевича Дроздова, известного телеведущего. Традиция создания живых, ярких и нескучных повествований о путешествиях была продолжена в издательстве «РИПОЛ-Классик», где при моем участии была открыта новая линейка романов-травелогов: в 2008 году были опубликованы два моих романа из этой серии.

Опубликованное фото


Я люблю менять деятельность, разрабатывать незнакомые темы, ставить и решать новые задачи. Я занимаюсь проектами, которые считаю для себя познавательными и интересными. Несмотря на то, что настало время прозы, все это время я продолжаю работать и над стихами. Мечтаю о следующем поэтическом сборнике! А пока пишу публицистические статьи для разных газет и журналов, участвую в интересных мне проектах, изучаю историю религий и философий, путешествую, открываю для себя новые литературные имена и явления…

Моя жизнь – это терпкий коктейль эмоций, впечатлений и творческих поисков. Я легко увлекаюсь, люблю знакомиться с новыми местами и людьми, не мыслю свою жизнь «от звонка до звонка» в офисе. По натуре – неисправимый оптимист. Мой девиз – жить интересно и делиться своими чувствами и открытиями с другими!

С уважением,
Наталья Лайдинен

Источник: http://www.laidinen.ru/bio.php

Говорить о поэте, не иллюстрируя этот разговор примерами его (в данном случае её) творчества, совершенно бессмысленно. Постараюсь этого избежать и (хотя у Натальи Лайдинен уже 9 изданных книг) приведу несколько стихотворений из недавней публикации "Община. Еврейская жизнь" американского города Филадельфия:

***

Замысел, мука ли, милость,
Только завещано: длись!
Десять колен растворились,
Десять колен разошлись.
Кружит нелегкое время
По миру манну-метель,
Всюду развеяно семя
Страсти твоей, Исраэль!
Сколько нас бродит по свету,
Пасынков с искрой в сердцах?
Все мы внебрачные дети
В поисках Бога-отца.
В примесях крови мятутся
Мудрость и память, и плен...
Заново где-то сойдутся
Вечных двенадцать колен!

***

В сердце тихая память Синая:
Вещий куст и звезда-Купина!
Наша новая встреча земная -
Полыхнувшая в сердце весна.

Восхищенье! Растаяла гордость.
Мне земного блаженства не жаль!
Все пройдет, но останется голос
И рожденная небом скрижаль...

* * *
Краткостью встреч и разлукой изранена,
Путь в сновиденья отчаян и скрыт.
Рухнула прямо в объятья Израиля:
- Кто от любви меня защитит?

Мудростью царственной, страстью Давидовой,
В сердце вливается древний псалом
И раскрывается - силой невиданной:
- Там, где ты будешь, - и кров мой, и дом!

Даже пустыня кругом каменистая,
Соль обжигает горючей слезой,
Я до тебя - километрами, мыслями,
Ты - горьким сабром, живучей лозой,

И поселеньями, и пулеметами
Всей исстрадавшейся в муке земли.
Трудная, прежде чужая мне Родина,
Ставшая близкой в дорожной пыли;

Молния! В будущем - бури несметные!
Ты мне течением вечности дан.
Тихая песнь возвращенья, бессмертия,
Где водопадом любви - Иордан!

* * *

Звездами в морозном дыме
Судеб миражи.
У тебя чужое имя
И чужая жизнь.

На свою - не обернуться,
Даже возраст стерт,
В старом Яффо много улиц,
Что приводят в порт...

Чувство тайное хранится
В сердце узелком.
Я к тебе сквозь все границы
Пробралась тайком,

Оттого, что дорог прежним,
В снах и наяву!
Именем забытым - нежно
Ночью назову,

Пробуждая ненароком
Память давних дней,
Стала огненным пророком
Зрелости твоей,

Сердца рухнувшим запретом,
Белизной снегов
И негаданным приветом
С дальних берегов.


* * *

Все разлуки тебе простила
И ни в чем не хочу винить:
Ты из воинства Михаила -
Только голову преклонить

И коснуться легко ладоней,
Горько помнить губам их вкус.
Долги дни в одиноком доме,
За тебя у окна молюсь:

- Вы летите, слова, как стрелы!
Будет скоро повержен враг.
Защитите и дух, и тело
От скорбей и чужих атак.

Я не верю плохим приметам,
Лишь у сердца есть с небом связь.
Осени меня дальним светом,
Чтоб ты выжил, я - дождалась!

* * *

Вид сверху развоплощает грани,
Убитых римлян реальны мысли,
Проклятия прогорят в гортани,
Но радуг радостно коромысло,

Раскинутое над Мертвым морем,
Как флаг последних часов осады.
И Бога только о смерти молит
Несдавшаяся душа Масады.

* * *

Тихою тайной лучусь в толпе,
Волны - поверх голов!
Мне захотелось послать тебе
Несколько нежных слов,

Ласковых, как московский закат,
Памятных и простых,
Пусть по морозным ветрам скользят,
Им не судьба застыть!

Милый, любовь во всех языках
Пламенных - вне времен!
Пусть тебе в дальних чужих горах
Снится Иерихон,

Промысел Божий и дальний глас
Ангельских грозных труб,
Я посылаю в вечерний час
К небу молитву губ;

С яростью львиной услышь, Навин,
Кто высоко воспет,
Ищет ли смысл в шальной крови
Мнимых, как смерть, побед?

* * *

Когда я тебя ждала,
Как будто сквозь стрелы римские,
Я за тебя сожгла
Все свечи иерусалимские

И выхлебала вино,
Что было обоим памятно,
Срываясь морской волной
На острые пики пламени.

Ожогами на груди
Обрывы любви отвесные!
Молила тебя: приди!
Пришли мне хотя бы вестника!

И бодрствовала в ночи
До зори, сквозь тучи брезжащей,
Чтоб в золото облачить
Объятий моих убежище.

Я знала, ты будешь жив!
Давно не дружу с пророками.
И близость души дрожит
Звенящей струной за окнами.



Пресса о творчестве Натальи Лайдинен

Карельская писательница Наталья Лайдинен - лауреат литературной премии имени К.М. Симонова
Информационный центр "Финноугория", 29 декабря 2008 года.
В Музее Великой Отечественной войны 1941-1945 годов на Поклонной Горе 23 декабря состоялось празднование 85-летнего юбилея центрального печатного органа Минобороны Российской Федерации – газеты "Красная звезда". Коллектив газеты и издательского дома с юбилеем поздравили известные военные и политики, деятели культуры и спорта, представители Государственной Думы, Генерального штаба и центрального аппарата Минобороны. На торжественном собрании состоялось награждение литературной премией имени К.М.Симонова лауреатов за 2008 год, среди которых - карельская поэтесса Наталья Лайдинен.

Опубликованное фото


Премию за высокохудожественную лирику и памятную золотую медаль с профилем Константина Симонова поэтессе Наталье Лайдинен вручил Президент ассоциации Юрий Александрович Виноградов. Стихи Натальи Лайдинен о войне и любви публиковались в газете "Красная Звезда", военном приложении к "Литературной газете" под названием "С пером и шпагой", на сайте ВМФ РФ Navy.ru, других многочисленных печатных и сетевых изданиях.

Стихи Наталья начала писать в раннем детстве, педагоги гимназии № 17 имени П.О.Коргана привили ей вкус к высокой поэзии, помогали воплощать в жизнь литературно-музыкальные композиции, посвященные жизни и творчеству великих русских поэтов. Наташа успешно закончила факультет международной информации МГИМО, защитила кандидатскую диссертацию на тему специфики имиджей политических лидеров, подготовила и опубликовала десятки научных статей по политической и социальной проблематике, одновременно продолжая писать стихи, и долго не решаясь их публиковать.

Первый авторский сборник стихов "Небесные песни" получил хорошие отзывы, в том числе от поэтессы Риммы Казаковой, "Литературной газеты", других центральных и региональных СМИ, был удостоен премии "Книга года-2005", учреждённой "Литературной газетой" и Национальным биографическим институтом. Кроме того, Натальей Лайдинен написаны два женских психологических романа, под научной редактурой профессора МГУ Николая Николаевича Дроздова Натальей Лайдинен подготовлены и изданы три книги-альбома об известных, но мало исследованных местах России: Камчатке, Северном Байкале, Лосином Острове. Наталья Лайдинен стала автором трёх ярких и нескучных романов-травелогов - повествований о путешествиях (Индия, Париж, Израиль), вышедших в 2008 году в издательстве "РИПОЛ-Классик".

С 2004 года в Интернете действует сайт Натальи Лайдинен (www.laidinen.ru), частью которого, помимо литературного творчества, стала кропотливо собираемая на протяжении многих лет энциклопедия женской поэзии разных стран и времен. Важной частью сайта стала рубрика стихотворений о родной Карелии, малой родины, с которой у Натальи никогда не прерывается связь. Раздел "Стихи о Карелии" - первая масштабная галерея стихов и песен о Карелии в Интернете, в которой представлено творчество не только профессиональных поэтов и музыкантов, но и обычных людей - всех, кого восхитила и очаровала красота северного края. Ещё одна рубрика сайта содержит галерею прекрасных образцов русской маринистики - стихов, посвященных морю, морской стихии с краткими предисловиями об авторах.

Источник: http://www.laidinen.ru

Недавно (в ноябрьском номере прошлого года) Наталья Лайдинен, являющаяся корреспондентом международного еврейского журнала "Алеф", опубликовала в нём интервью с Вашим покорным слугой. Нет никакой возможности перечислять многочисленные журналистские работы этой замечательной выпускницы МГИМО, профессионально владеющей тремя иностранными языками: английским, немецким и французским. Хотелось бы отметить одну из самых свежих: "Многовековая история еврейской общины Южно-Африканской республики". 4-го февраля 2010-го года в "Театральном центре" на Страстном бульваре в Москве состоялся творческий вечер-встреча Натальи Лайдинен с почитателями её таланта. А уже сегодня, 8-го февраля 2010-го года Наташа встретила утро в самолёте, направившемся ни много, ни мало - в Гондурас. Браво! Ждём новых, захватывающих дух публикаций!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Loading...

×
×
  • Create New...