Jump to content
Форум - Замок
Борис Либкинд

Знаменитые еврейки

Recommended Posts

Большое спасибо за сотрудничество! Я надеюсь, что оно продолжится на ещё более плодотворной основе. Всего Вам самого доброго!

:224:

Share this post


Link to post
Share on other sites

спасибо, Борис)

В Вашей рубрике уже упоминалась Бела Розенфельд, но.... там о ней совсем немного - в основном о Марке Шагале данные, поэтому, думаю, не будет зазорным разместить о ней более подробный материал...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Белла Розенфельд - Шагал

« О жене Марка Шагала, Белле Розенфельд, мало что известно широкому читателю, в том числе почитателю её мужа, всемирно известного, великого художника, подлинного «революционера и лидера авангарда изобразительного искусства ХХ века. Но она и сама была «от бога» одаренным человеком, наделенным артистическим и литературным талантами, которыми она пожертвовала во имя любви к мужу, его карьере. Настоящая статья посвящена короткой жизни этой самоотверженной женщины и единственной любви Марка Шагала, которую он вдохновенно пронес в течение всей своей долгой жизни (1887-1985).

bf33cbfaf7f1.jpg

Белла Шагал (настоящее имя - Бася-Рейза Шмуйлова Розенфельд) родилась 15 декабря (по новому стилю) 1889 года (часто годом её рождения ошибочно указывается 1895) в Витебске (Беларусь)

Имя её отца, любавичского хасида, состоятельного ювелира, было Шмуль-Ноах Ицкович и был он одним из попечителей Витебской Талмуд-Торы. Её мать звали Фрида Левьянт-Розенфельд. Несмотря на патриархальный уклад жизни семьи хасидов Розенфельд, их взгляды были достаточно широки, чтобы дать Белле возможность получить светское образование. Белла успешно сдает экзамены и переводится из еврейской школы в шестой класс русской (христианской) витебской женской гимназии, которую заканчивает через два года с серебряной медалью. Интересно отметить, что в гимназии преподавали «Закон еврейской веры» на русском языке, при этом по субботам евреи были освобождены от занятий.

 

Серебряная медаль об окончании гимназии позволяла евреям продолжить учебу в Москве. Белла Розенфельд была личностью незаурядной, яркой. Она поступает в Московский университет на историко-литературно-философский факультет, по окончании которого написала две диссертации: 1. «Освобождение русских крестьян» и 2. «Достоевский». В студенческие годы, Белла занималась актерским мастерством в студии у Станиславского (позже была актрисой) и сотрудничала в московской газете «Утро России». Она сама была талантливой писательницей (об этом ниже).

Летом 1909 года в гостях у своей подруги, соученицы по гимназии Тойбы (Теи) Брахман, Белла познакомилась с бедным молодым художником Мойшей Сегалом, впоследствии Марком Шагалом. Задумчивый, постоянно погруженный в живопись, которую он считал делом своей жизни, никем не признанный, у окружающих Мойше Сегал вызывал недоумение и жалость. Это знакомство стало для обоих судьбой на долгие годы, они оба оставили воспоминания о той первой незабываемой встрече.

Вот как Марк это описывает в своей книге »Моя жизнь» на идише («Майн лэбн»): «…ее молчание это мое молчание, ее глаза это мои глаза. Как будто мы давным-давно знакомы и она знает обо мне все, о моем детстве, моей теперешней жизни, все - о моем будущем. Как будто наблюдала за мной, чувствовала меня близко возле себя, где-то рядом, хотя и я ее вижу в первый раз. И я почувствовал в этот миг, что она будет моей женой. Ее бледное лицо, ее глаза, какие они большие, выпуклые, и черные! Это ведь мои собственные глаза, моя душа! Я вхожу в новый дом, с которым не могу уже расстаться».

Ему вторит Белла в своей книге «Первая встреча»: «Я не смею поднять глаза и встретить его взгляд. Его глаза сейчас зеленовато-серые, цвета неба и воды. Я плыву в них, как в реке».

 

Очевидно, в его глазах было то особенное ощущение полета, которому он научил ее позже, когда их любовь повзрослела. Белла увидела в нем талант и твердость духа, она поверила в него еще тогда, поверила на всю жизнь. Позднее он писал: "Долгие годы ее любовь освещала все, что я делал". Через год после знакомства, Белла и Марк стали женихом и невестой. Но вскоре влюбленный юноша укатил в Париж, а Белла хранила спокойствие и была уверенна, что вернется. Четыре года они непрерывно переписывались. “Мои русские картины были без света, – писал Шагал Белле из Парижа. – В России все сумрачно и имеет серовато-коричневый оттенок. Приехав в Париж, я был потрясен переливами света”. И все же, сюжеты его картин не изменились. “Париж, ты мой Витебск!” (ведь там оставалась его любимая невеста) - это, по мнению Шагала, было лучшим комплиментом.

А Белла писала жениху письма – прекрасные, поэтичные, нежные. Она дождалась своего Марка. Он вернулся накануне первой мировой войны уже зрелым и известным мастером. Они поженятся в 1915 году и Белла навсегда останется его первой возлюбленной, женой и музой. «Лишь к тебе моя стремилась Любовь, избрав тебя одну…” - написал Шагал вскоре после свадьбы. И снова он рисовал себя и свою Беллу летящими в небе, свободными и влюбленными. А, когда в 1916 году родилась дочь Ида, стал рисовать и ее. В присутствии Беллы, Марк испытывал чувство невесомости, парения и покоя. Часто он ее так и рисовал – безмятежно парящей в небе, и себя летящим рядом с ней.

6177b15eac9b.jpg

Ей было немногим больше двадцати лет, когда до октябрьского переворота она вышла замуж, разделив с Марком все тяготы и все счастье уготованного ему будущего: увлечение революцией, полуголодную жизнь московского художника-авангардиста в гражданскую войну, эмиграцию, шумный европейский успех, бегство через океан, когда немцы подходили к Парижу…Она попробовала писать – о старом Витебске, о собственных корнях, о своем детстве. Случилось это уже в эмиграции и не сразу. Мысль взяться за перо пришла после поездки с Шагалом в Вильно в 1935-м. Тогда это была Польша, где антисемитские настроения усиливались буквально с каждым месяцем

 

Настроения Шагалов после этого путешествия в край, расположенный поблизости от их родного гнезда, были самые мрачные. Но это совсем не чувствуется на страницах книги, за которую Белла принялась, не очень ясно представляя себе, что из давних воспоминаний в нее войдет и в каком порядке выстроится. Только одно было для нее ясно с первых же минут: писать она будет на идише, хотя французским она владела совершенно свободно и даже перевела на этот язык автобиографию Марка Шагала «Моя жизнь». Было несколько тетрадей с отрывочными записями и законченными новеллами, в которых оживает ее город (Витебск), каким он запомнился Белле с ее детских лет. Эти тетради она увезла в Америку, продолжала писать и не расставалась с ними до своего смертного часа. Марк напечатал ее мемуары в Нью-Йорке двумя книжками, как и было задумано Беллой: «Горящие свечи» («Бренендике лихт») в 1945 году и «Первая встреча» («Ди ерште багегениш») в 1947 году. Эта серия вышла на французском языке в 1973 году в переводе дочери Иды и к ним Марк сделал 68 рисунков тушью. Общая книга вышла на иврите в переводе с идиша Иехуды Иеари. Во всех книгах включена трогательная статья Марка, со следующей аннотацией из раннего письма к Белле: « Если бы я, дорогая Белла, писал бы письма, как настоящий писатель – я бы тогда безусловно их рисовал. Я стыжусь слов. Всякий раз должен их исправлять. Но душа требует писать тебе, чтоб ты мне ответила и писала обо всем, обо всем…».

 

Книги доносят многоцветный спектр, в котором у Беллы Шагал воссоздан мир, отделенный от нас уже целым столетием. Это несомненная творческая удача. Идиш был языком, который Шагалы считали для себя родным. Выбрав для своих записей этот язык, Белла стремилась, насколько могла, как-то противодействовать надвинувшейся угрозе исчезновения культурной традиции, на которой ее воспитывали. Первую книгу она назвала «Горящие свечи» («Ди бренендике лихт»), подразумевая огни, зажигаемые в еврейские религиозные праздники. В доме Розенфельдов правила благочестия соблюдались строго и неукоснительно, а жизнь проходила в молитвах, постах, покаяниях, ликованиях, в том неизменном ритме, который требует возжигания светильников каждую субботу, и в Судный день, в праздники Кущей и Торы в Хануку, в Пурим и в Пасху. Горит светильник, и должны отступить все злые силы: пройдут любые невзгоды, закончатся все страхи. Девочкой Белла верила в эту мудрость предков, не ведая ни мига сомнения. Она взывает к той же мудрости, делая записи в своих тетрадях, когда уже не существует Польши и танки вермахта на подступах к Парижу, и Витебску вскоре предстоит сделаться укрепленным районом в составе новообразованной территории «Остланд». Время, когда пишутся ее воспоминания, незримо в них присутствует, определяя тональность книги: лирическую и печальную, хотя рассказ идет о счастливой поре детства…..

 

Вот оглавление первой книги Беллы Шагал - «Горящие свечи» («Бренендике лихт»): Наследие; Двор; Баня; Суббота; Меламед; Рош а-Шана (Еврейский новый год); Йом Кипур (Судный день); Сукот (Кущи); Симхат Тора (Праздник Торы); Первый снег; Ханукальная лампа; Пятая свеча; Ханукальные деньги; Магазин; Мишлоах манот; Мегила; Пуримшпилерс; Обеденный час; Проверка квасного; Канун пасхи; Пасхальный седер; Илья пророк; Афикоман; Девятый день месяца ав; Свадьба. Каждая глава, это фактически законченная новелла на означенную тему, с описанием специфических колоритных особенностей еврейской жизни, в которой родилась и прожила несколько десятков лет автор. Но это была и жизнь евреев стран восточной Европы начала ХХ века в целом, жизнь сохраняющая и старый уклад, но уже подверженная просветительским веяниям. Такой жизнью жили наши предки всего несколько поколений тому назад. Книга «Горящие огни», в этом отношении, является важным историческим документом для последовавших и грядущих поколений.

 

Вводная глава «наследие», является фактически наказом этим поколениям помнить и дорожить своими корнями, своим прошлым, своей историей, языком идиш. Поэтому представляется важным привести это введение полностью.

«Странное дело, захотелось мне писать именно на языке мамы, на котором я почти не разговаривала со времени оставления отчего дома. Насколько мои детские годы удалились от меня, настолько же они внезапно и приблизились ко мне. Я явственно вижу себя, полненькую, маленькую девочку, бегающую по дому, сующуюся повсюду, прячась словно закрученный червячок с ногами на подоконнике. Папа, мама, обе бабушки, красавец дедушка, родные и чужие семьи, состоятельные и бедные, свадьбы и похороны, улочки и садики, - все проплывает перед моими глазами, подобно глубоким водам нашей Двины. Моего дома больше нет. Все исчезло и даже – мертво. Отец умер. Мама - Бог знает жива ли еще – в абсолютно чужом городе. Дети - рассеяны по этому и тому свету, где кто. Но каждый, как кусочек отцовского савана, взял с собой, взамен пропавшего наследия, дыхание родительского дома. Я поглаживаю свой кусочек наследия, и к носу подступает прямо запах моего старого дома. В ушах звенят выкрики из магазина и праздничные мелодии ребе. Из каждого отверстия торчит тень, и как только я к ней прикасаюсь, она меня втягивает как в хоровод, с другими тенями. Они толкаются, ударяют меня в спину, щупают мои руки, ноги, пока все вместе не нападают на меня, как жужжащий рой мух в жаркий день. Я не знаю, как вывернуться от них. Как-то мне однажды-таки захотелось вырвать из темноты день, час, момент из исчезнувшего дома. Но как оживить этот момент? Боже мой, ведь так тяжело вытянуть из захудалых воспоминаний кусочек прошедшей жизни! И жаль, когда они потухают, мои худые воспоминания, и умирают даже совсем со мною вместе? И хочется мне их спасти. Вспоминаю я, что ты, мой верный друг, часто меня доброжелательно просил рассказать тебе о моей жизни, когда ты меня еще не знал. Вот и пишу я об этом для тебя. Наш город тебе еще дороже, чем мне. И ты, добросердечно, поймешь даже то, что мне не удастся рассказать. Но одно меня тревожит – моя сладкая доченька, которая провела (правда, годовалым ребенком) всего лишь один год своей жизни в моем отцовском доме, поймет ли она меня? Будем надеяться, что да». (Сент-дие, Франция, 1939).

 

Марк Шагал вдохновлял долгие годы Беллу взяться за перо, зная о ее литературных способностях и исходя из общности их отношения к искусству и к своему народу; ему она посвятила воспоминания о юности и молодости в родном для них Витебске! И не будет преувеличением, что Белле удалось на своем родном языке, на идише, изложить то, что Марк изобразил на своих картинах.

Шагал рисовал свою Беллу с момента их знакомства в 1909 году и до ее преждевременной кончины в 1944 году, т.е. на протяжении 35 лет. Но и последующие 41 год своей жизни, ее образ не оставлял его никогда.

Белла прожила с Марком Шагалом долгую и счастливую жизнь, деля с ним все трудности и победы его творческого пути.

«Когда Белла ушла из жизни, второго сентября 1944 года в шесть часов вечера, громыхнула грозовая буря и непрерывный дождь излился на землю. В глазах моих потемнело» (Марк Шагал).

7f86d5e5350d.jpg

/ В данном материале приведены отрывки из статьи Лазаря Любарского. Полностью статью можно прочитать здесь /

Share this post


Link to post
Share on other sites

Сиди Таль

 

Великая еврейская актриса Сиди Львовна Таль - одна из самых легендарных актрис ХХ века Заслуженная артистка Украинской ССР, которую знали и очень ценили сначала в Румынии, начиная с конца двадцатых годов двадцатого века, а затем в Советском Союзе.
Сиди Таль родилась в Черновцах, большую часть своей жизни провела в этом родном для неё городе, где выступала долгие годы и где умерла 17 августа 1983 года. Там же она и похоронена. Когда её не стало, телеканалы сорока стран мира прервали свои программы, чтобы сообщить о её смерти.
c99150044eaf.jpg
Сорл родилась 9 сентября 1912 года в семье пекаря Лейбы Биркенталь. Её актёрский талант проявился уже в детские годы. В те годы, годы её детства, в Черновцы приезжали на гастроли передвижные театры, труппы актёров и ставили свои представления именно на сочном идише, выработанном с годами. Этим галицийским, сочным идишем в совершенстве владела маленькая актриса Сорл.
Необходимо напомнить, что представляли собой в то время Черновцы и Буковина в качестве центра еврейской культуры. Когда в 1897 году в Базеле, Швейцария, состоялся 1-й Всемирный Сионистский Конгресс, то в нём участвовали три делегата от Буковины во главе с доктором Меером Эбнером. В начале ХХ века два известных сионистских деятеля Леон Келнер, друг Теодора Герцля, профессор Черновицкого университета, и доктор Натан Биренбаум основали общество "Язык иврит", которое организовало курсы по изучению иврита на Буковине.
По инициативе доктора Натана Биренбаума, любителя идиш, в Черновцах в августе - сентябре 1908 года была созвана конференция по распространению идиша с участием писателей Ицика-Лейбуша Переца, Шалома Аша, Авраама Райзена. Это была первая международная научная конференция по вопросам языка идиш и литературы на идиш. Она провозгласила идиш национальным языком еврейского народа.
К 1940 году на Буковине работало 30 начальных школ "Тарбут" и 8 гимназий на иврите. Для бедняков было много религиозных школ "Талмуд-Торы". Евреи выпускали много газет и журналов на идиш - "Ди найе Цайтунг", "Арбайтер Цайтунг", "Черновицер Блеттер". Писатели и поэты на идиш Ицик Мангер, Элиэзер Штейнбарг, Моше Альтман, Иосл Лернер, Иосиф Бург и другие были буковинцами.
Когда Сорл было четырнадцать лет, она вошла в артистическую труппу как исполнительница. На её спектакли шли валом, потому что полюбили эту юную жизнерадостную и проворную артистку, которая играет, танцует и поёт.
После выступлений в Черновцах передвижной театр выехал на турне в Бессарабию. В бессарабских местечках было много кочующих театров, но Сорл Биркенталь была несравненна, желаема. Она стала душой театра и очень полюбилась публике. На её представления приходили по несколько раз.
Когда ей исполнилось пятнадцать лет, её двоюродный брат увёз её в Бухарест, где работал в театре артистом. С 1927 года она стала выступать как ведущая актриса театра. Её стали называть Сиди Таль. Она всё активнее действует в театральном коллективе, вносит новизну и свежесть, накапливает мастерство.
Спустя много лет Эдита Пьеха в своём обращении к зрителям "Талант и обаяние" сказала: "В искусстве меня с Сиди Львовной Таль очень много объединяло: это прежде всего желание передать людям свои чувства и мысли, свои переживания по поводу происходящего вокруг и своё доброе отношение к человеку. Когда я пришла на концерт и впервые увидела Сиди Таль, - писала Пьеха, - то опасалась, пойму ли происходящее. Но тут сказалась сила настоящего искусства. Я понимала всё по интонации, по ритму, по реакции зала. А когда артистка пела, я про себя пела вместе с ней".
С 1937 года Сиди Таль - актриса Камерного театра в Бухаресте. Спектакли, в которых она играет ведущие роли, всегда идут с аншлагом. Неожиданно открывается новая грань блестящего таланта Сиди - таланта эстрадной актрисы.
В апреле 1939 года после того как фашистские молодчики стали крепнуть, срывать афиши и бросать в зрительные залы взрывчатку, Сиди Таль покидает Бухарест и возвращается в свой родной город Черновцы. Во время Великой Отечественной войны она выступала в госпиталях и перед отъезжающими на фронт бойцами.
После войны актриса продолжает тему войны и послевоенной жизни. Она часто выступала с балладой А. Нугера "Сердце матери", которая была очень популярна.
…Шёл 1952 год. Однажды из репродукторов всей страны сообщили, что в стране действуют враги народа. Враги - отравители евреи, они же инженеры, изобретатели, конструкторы, продажные космополиты. Людей, ни в чём не повинных, сажали в тюрьмы, отправляли в ссылку. Среди них - буковинцы Моше Альтман и Меер Харац. Под видом сокращения штатов в СССР закрыли все еврейские театры, в т. ч. и Черновицкий. И оставили в Черновцах из всей труппы только концертную бригаду в составе трёх человек: Сиди Таль, певица Раиса Мостославская и декламатор Яков Гольдман. Только благодаря Сиди Таль еврейская песня и еврейская шутка звучали на сценах областной филармонии и районных клубов тогда, когда все еврейские театры в стране были закрыты.
Когда в 1959 году проходил юбилейный вечер, посвящённый 100-летию со дня рождения Шолом-Алейхема в Колонном зале имени Лысенко в Киеве, на концерте присутствовала младшая дочь писателя Бэлл Кауфман. Увидев "Мальчика Мотла" в спектакле "Мне хорошо - я сирота!", она воскликнула: "Боже, сколько маленьких Мотлов я видела в исполнении великих артистов, но этот, в концерте Сиди Таль, превзошёл их всех. Именно таким его видел мой отец".
Кроме театрально-концертных дел, Сиди Таль помогала становлению молодых талантов Буковины, содействовала формированию вокально-инструментального ансамбля "Червона рута", "Смеричка", подаривших зрителю Софию Ротару, В. Зинькевича и И. Яремчука.
О творчестве Сиди Таль говорили всегда хорошие слова. Но я хочу отметить одну рецензию, которую дал Сиди Таль великий режиссёр и педагог Народный артист СССР Соломон Михоэлс. "Её речь! Язык! - воскликнул он после концерта Сиди Таль в театре сада "Эрмитаж" в Москве и обращаясь к Арону Вергелису, в то время руководителю редакции еврейских передач Всесоюзного радио. - Её галицийский идиш! Ведь он составлен не только из слов, но и из вздохов, вдохов и выдохов, обладает особой музыкальностью и не повторяющейся ни в одном другом еврейском диалекте интонацией".
Жанр, созданный Сиди Таль, - это нечто на срезе театра и эстрады. Знатоки до сих пор не могут придти к единому мнению относительно жанрового определения той авторской феерии, что создала Сиди Таль. Ей, по словам Леонида Утёсова, на сцене были одинаково подвластны и юмор, и лирика, и трагизм. Сегодня, наверное, о ней сказали бы - человек-шоу. В выступлениях Сиди Таль было всё: и актёрская игра, и песня, и танец, и пантомима… Уникальный симбиоз.
Аркадий Райкин говорил, что именно благодаря любви к людям ей удалось сделать, казалось бы, невозможное. Её даже назвали "Райкин в юбке".
Необходимо упомянуть мужа и антрепренера актрисы Пинхуса Абрамовича Фалика. Он был одновременно импресарио и режиссер, советник и друг, товарищ и супруг. Долгие годы он работал заместителем директора Черновицкой филармонии. Фалик действительно был заместителем! Он замещал, в смысле - заменял директоров. Они приходили и уходили. Часто их смену и не замечали. Был Фалик, и работа шла. Его отождествляли с филармонией. Все артисты охотно ездили в Черновцы, зная, что от встречи и до окончания гастролей их будет окружать фаликовское внимание, забота, уважение, деловитость и интеллигентность.
Черновчане чтут память Сиди Таль. На центральной аллее городского кладбища, возле прекрасного памятника актрисе всегда лежат цветы. Именем её названа одна из улиц города. На доме, в котором она жила, и на фасаде областной филармонии, где она почти четыре десятилетия проработала, установлены мемориальные доски. Создан Международный фонд имени Сиди Таль. Сейчас общественность города поднимает вопрос о создании музея, который не только знакомил бы с жизнью и творчеством актрисы, но мог бы стать также научно-исследовательским и методическим центром еврейской культуры на Буковине. Была издана книга воспоминаний о Сиди Таль, в которой многие мастера искусств и десятки других самых разных известных в стране людей с тёплым лиризмом и сердечностью вспоминают актрису.
Вот небольшой отрывок из воспоминаний Тарапуньки и Штепселя.
"Мы очень много хорошего слышали от наших коллег, друзей, тонких ценителей большого искусства о Сиди Таль. И, по секрету говоря, даже испытывали какое-то неудобство от того, что раньше с ней не были знакомы, не видели её на сцене. Но что поделаешь, такова уж наша бродячая судьба, судьба вечных гастролёров. И причина того, что с таким опозданием шли на первое свидание с Сиди Таль, вполне уважительная. Ибо наш брат немного напоминает героев Шолом-Алейхема из "Блуждающих звёзд". Не часто сходятся наши пути-дороги. Скажем, мы выступаем в Киеве, а Сиди Таль - в Москве. Мы на гастролях на Камчатке, а актриса в Ленинграде, в Кишиневе. Вот и попробуй встретиться! А тут, на счастье, мы оказались дома. А в театре играла Сиди Таль. Вот и бросили мы все дела и кинулись стремглав в театр! С трудом мы протиснулись в зал, который был до отказа набит благодарнейшими зрителями. И когда дали, как говорится, занавес и выпорхнула легкой, грациозной походкой Сиди Таль, такое началось в зале, что словами не передашь! Аплодисментов - гром. Несмолкаемых.
Актриса и так, и эдак благодарила за горячий приём, просила успокоиться, дать ей возможность начать, но каждый её жест, каждая улыбка вызывали новую бурю аплодисментов. И мы тоже крепко аплодировали и думали про себя, вот оно - счастье актёра! Вот она, подлинная народная любовь и признательность! И по-хорошему позавидовали этой невысокой ростом, худощавой, необычно талантливой женщине Сиди Таль. С первых произнесенных фраз монолога в зале установилась невыразимая тишина, и надо было видеть глаза, лица зрителей, устремлённые на сцену, где стояла волшебница.
Сразу же установился полный контакт между зрителями и актрисой. И Тарапунька сразу же понял, что может обойтись без перевода Штепселя, и всё, до малейшего жеста всё понял.
Мы встретились с настоящим искусством! Сиди Таль читала, вернее, играла "Мальчика Мотла" Шолом-Алейхема. Актриса с первого мгновения перевоплотилась в милого, обездоленного, стремительного местечкового бедного мальчишку-сироту, который вызывал к себе необычайную симпатию и любовь. Зал его полюбил с первых же слов: "Мне хорошо - я сирота..." Естественно звучал негромкий и проникновенный голос мальчишки "черты оседлости", привыкшего ко всем бедам и лишениям. С неподражаемым юмором и лиризмом он рассказывал страшную историю своей тяжкой жизни. А зрители смеялись. И то был смех сквозь слёзы, смех, который никого не мог оставлять равнодушным. И мы прониклись к маленькому герою невыразимым сочувствием и любовью. Мы видели не только восхитительную игру актрисы, перевоплотившуюся в мудрого, наивного, горемычного мальчугана, но судьбу всех обездоленных детей, страдающих..., но не унывающих, - у них теплится надежда, что жизнь станет иной, нельзя терять надежду на лучшее будущее.
На какое-то время устами маленького героя актриса вернула зрителей в недалёкое прошлое, когда народ Мотла томился в страшной "черте оседлости", в полной беспросветной безысходности. В зале ещё не угомонился гром аплодисментов, как мы уже увидели Сиди Таль в образе старой женщины, которая проводила на фронт своих любимых сыновей и ждёт - не дождётся их. И всё это сыграно было с такой душой и так правдиво. Сидишь и думаешь: какая актриса! Талант! Вот почему она пользуется у зрителей такой любовью. Вот оно - настоящее, большое искусство! Мы увидели на сцене большого мастера перевоплощения, актрису широкого диапазона. С необычайной простотой и выразительностью она читала монологи, пела народные песни, танцевала... И всё это она делала с большим блеском, талантом, вызывая восхищение публики.
Сиди Таль... Это имя незабываемо. Незабываемо то хорошее, что она сделала для искусства".
Автор: Яков Вайнштейн



Share this post


Link to post
Share on other sites

Евгения Гершой

 

Американский скульптор и художник Евгения Гершой родилась в Кривом Роге, в семье Мириам Гершой (урожд. Любарская) и Мориса Гершоя. У Евгении были братья — ученый-ботаник Университета в Вермонте Александр (родился 21 ноября 1896), Эмиль (род. 1892) и Лео, профессор французской истории Нью-Йоркского университета (1897-1975), и сестра Софья (род. 1894). Евгения была самым младшим ребенком в семье Гершой. Вся эта большая семья перебралась в США из Кривого Рога в сентябре 1903 года, когда Евгения была еще совсем малышкой. Училась в Колумбийском университете и была участницей нью-йоркской Студенческой лиги искусства (1921-22). Её учителями были А. Стерлинг Колдер, Лео Лентелли, Кеннет Хайес Миллер, Бордман Робинсон, Карл Уолтерс.

 

 

e90fde487b64.jpg

 

 

В конце 20-х - начале 30-х годов она работала с Гарри Готлибом в студии в Вудстоке (Нью-Йорк). Кстати, Готлиб тоже был родом из Кривого Рога, и Евгения, в конце концов, вышла за земляка замуж. В начале 30-х годов она побывала в Англии и Франции, совершила поездки в Мексику и Гватемалу, в 1955 году посетила Индию, Африку и страны Востока. Первая персональная выставка Евгении Гершой состоялась в галерее Робинсон в Нью-Йорке в 1940 году. После года учёбы в Школе искусства Нового Орлеана она переехала в 1942 году в Сан-Франциско, штат Калифорния. Там в 1946 году она стала преподавать керамику в Калифорнийской школе изящных искусств.

 

Её скульптуры создавались из таких материалов, как дерево (каштан, бук) и полевой камень. Творчество Евгении Гершой было представлено на коллективных и персональных выставках, находится в галереях и музеях на всей территории Соединенных Штатов, в том числе в Музее искусств Балтимора, Бруклинском музее современного искусства, в художественном музее Далласа, музее Исаака Дельгадо в Новом Орлеане, в музее искусств Филадельфии и многих других. Ее работы находятся в постоянных коллекциях многих крупных музеев и галерей, в том числе в Смитсоновском институте и в Музее современного искусства. Умерла Евгения Гершой в 1986 году в Нью-Йорке.

 

Источник: http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=7776

Share this post


Link to post
Share on other sites

Уважаемые читатели темы "Знаменитые еврейки"!

Количество прочтений темы на сегодня составляет 1,300,865 - мы с вами перешагнули рубеж 1 миллион 300 тысяч. Совсем недавно нас радовала цифра 1 миллион, и мы не подвели друг друга. Так держать, друзья! Приятно, что ширится компания авторов публикаций, всё больше и больше исследователей, читателей (и почитателей) судеб наших замечательных подруг вливается в наши ряды. Спасибо большое за ваш вклад в наше общее дело!

:222:

Share this post


Link to post
Share on other sites
Макгроу, Эли

 

Эли Макгроу (англ. Ali MacGraw, род. 1 апреля 1939) — американская актриса, номинант на премию «Оскар», обладательница премии «Золотой глобус».

 

Alimacgraw.jpg

Эли (настоящее имя — Элис) Макгроу родилась в городке Паунд-Ридж, штат Нью-Йорк. По её собственным словам, её отец был «жестоким». Дедушка Эли с материнской стороны был евреем, иммигрировавшим из Будапешта. У неё есть один брат.

После выпуска из колледжа Эли начала работать в 1960 году помощником фотографа в журнале «Harper's Bazaar». Помимо этого, она работала фотомоделью для журнала «Vogue», а также дизайнером интерьера. Кроме того, она снялась в нескольких рекламных роликах для компании «Polaroid».

После того как она сыграла в фильме «Прощай, Колумб» (1969), Эли заметили кинокритики. Однако настоящая слава пришла в 1970 году после выхода фильма «История любви», в котором Эли снялась в роли смертельно больной бедной девушки, вышедшей замуж за парня из богатой семьи. За исполнение этой роли она была номинирована на «Оскар» и получила «Золотой глобус». Награда, тем не менее, ушла к Гленде Джексон за роль в фильме «Влюблённые женщины».

В 1972 году Эли снялась в фильме «Побег» вместе со своим будущим мужем Стивом МакКуином. Другие значительные работы в кино включали «Конвой» (1978), «Игроки» (1979), «Лучше скажи, что ты хочешь» (1980), а также роли в минисериалах «Китайская роза» и «Ветры войны» (1983). В 1985 году Эли снялась в сериале «Династия» в роли Леди Эшли Митчелл.

В 2006 году состоялся дебют Эли Макгроу на Бродвее. В 2008 году журнал «GQ» включил её в список 25 самых сексуальных женщин в кино за её роль в фильме «Побег».

 

Фильмография

Share this post


Link to post
Share on other sites

Железнова Мириам Соломоновна (псевдоним – Мирра Железнова) (1909-1950)

 

 

 

 

mirra.jpg

 

23 ноября 1950 года в сталинских застенках была казнена журналист и литературный критик Мирра Железнова. За какую такую "измену Родине" ее арестовали и в чем же была вина этой женщины? Какую "великую тайну" выдала она врагам?

Мирра Соломоновна Железнова (Мириам Айзенштадт, в девичестве - Казаринская) родилась в 1909 году в Киеве. В 1932 году окончила Ленинградский государственный историко-лингвистический институт, который через год был переименован в ЛИФЛИ (добавили философский факультет). С 1934 года жила в Москве, в предвоенные годы была корреспондентом "Литературной газеты", сотрудником "Комсомольской правды". Работала в аппарате Еврейского Антифашистского комитета, куда ее, уже известную журналистку, обозревателя газеты "Эйникайт", летом 42-го привел сам Илья Эренбург.

Ее публикации в этой газете были одними из лучших и передавались по каналам Совинформбюро в страны антигитлеровской коалиции. Железнова была одной из первых, кто, как Илья Эренбург и Василий Гроссман, собирал материалы о жертвах Катастрофы, часть из которых была опубликована в "Черной книге", готовила свою книгу документальной прозы о мужестве и отваге евреев.

Именно она в середине 45-го в газете "Эйникайт" первой опубликовала список Героев Советского Союза - евреев. Оказалось, что к концу войны этого звания удостоились 135 евреев! Это был невероятно высокий процент для полумиллиона солдат и офицеров, сражавшихся на фронтах Великой Отечественной войны. Списки из "Эйникайт" перепечатала европейская и американская пресса. Резонанс от этих данных был велик, потому что в корне менялось представление о евреях как воинах. Получалось, что вслед за великим русским народом шел маленький, пусть истерзанный, но гордый т совсем «не алфавитный» народ-герой.

Простить журналистке, благодаря которой мир узнал число советских евреев-героев, ни Сталин, ни его приспешники-сатрапы не смогли и затаились до поры. В1946 году из Нью-Йорка в Советский Союз приехал еврейский публицист и общественный деятель Бенцион Гольдберг, который во время поездки Соломона Михоэлса и Ицика Фефера в США всячески им содействал в оказании материальной помощи Красной Армии ради победы над нацистами. В рамках общения заокеанского гостя с руководителями и членами ЕАК Мирра Железнова имела с ним несколько интересных встреч и бесед, которые и явились официальным поводом для ее ареста 4 апреля 1950 года в ходе расследования "дела ЕАК", который 20 ноября 1948 года был распущен и закрыт "как центр антисоветской пропаганды".

Началась ликвидация того, что осталось от еврейской культуры, и как апофеоз - инспирированный судебный процесс (всего по этому делу было репрессировано 110 человек). 12 августа 1952 года тринадцать подсудимых, в числе которых были такие корифеи еврейской литературы, как Лейб Квитко, Перец Маркиш, Давид Бергельсон, Давид Гофштейн, - были казнены.Их страшно пытали, пытаясь выбить признания в своих "злодениях" и по приговору суда расстреляли.

С Миррой Железновой решили рассчитаться раньше - на единственном допросе 20 мая 1950 года публикация цифры 135 стала одним из главных предъявленных ей обвинений. 229 дней провела она в камерах Лубянки и Лефортова, вплоть до вечера 23 ноября 1950 года, когда истерзанной Мирре в расстрельном подвале зачитали приговор: "За шпионаж и враждебную националистическую деятельность - к высшей мере".

book.jpg Кстати, все данные, составляющие "страшную государственную тайну" - о героически сражавшихся людях - она получила в наградном отделе ГлавПура – Главного политического управлении армии и флота - на основании документов, оформленных и завизированных в управлении кадров, по официальному запросу Соломона Михоэлса и по разрешению начальника управления кадров генерал-полковника А.Щербакова.

Леопольд Айзенштадт (Железнов), муж Мирры, военный корреспондент, уволенный со всех постов "за потерю бдительности", сумел таки летом 1950 года добиться проведения экспертизы и доказать, что все списки Героев получены Миррой Железновой вполне официально. Но ей это не помогло, поскольку простить журналистке, опубликовавшей на весь мир цифру о выявленных евреях, награжденных Золотой Звездой Героя, которая не вписывалась в сталинскую национальную концепцию, власть не смогла. Реабилитировали Мирру Железнову лишь после смерти "вождя народов" 28 декабря 1955 года.

К столетию со дня рождения Мирры Железновой в московском издательстве Academia вышла книга ее дочери Надежды Железновой-Бергельсон, литературного критика, "Мою маму убили в середине XX века" - о страшной трагедии, обрушившейся на семью автора в послевоенные годы.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

(Справка составлена по воспоминаниям дочери, Надежды Железновой-Бергельсон)

1909. — Родилась Мирра Казаринская. Дед – Марк Казаринский, бондарь. Отец – Соломон Казаринский, адвокат.
Учеба на Высших курсах Искусствоведения, в балетном училище в Ленинграде.
1927. — Замужество. Муж – Леопольд Абрамович Айзенштадт (Железнов), журналист, подполковник, журналист «Ленинградской правды» по рекомендации Марии Ильиничны Ульяновой, спичрайтер секретаря Ленинградского губкома ВКП(б) С. М. Кирова, главный редактор «Иллюстрированной газеты», газеты «Фронтовая иллюстрация», «Красноармейской иллюстрированной газеты» ( скончался в 1988 г.).
1934. — Переезд в Москву в связи с переводом мужа Леопольда Железнова в центральный аппарат «Правды». Журналист «Литературной газеты», «Правды».
1941, 3 июля. — Отъезд с дочерью в эвакуацию в Сталинград, затем во Фрунзе.
1942 – 1948. — Работа в аппарате Еврейского антифашистского комитета (ЕАК) до его закрытия, обозреватель газеты «Эйникайт». В ЕАК привел и рекомендовал Илья Эренбург. Антифашистская работа, официально – на основании писем, подписанных в ЕАК Соломоном Михоэлсом и завизированных в ГлавПУРе Александром Щербаковым, – собирала материалы о подвигах евреев – солдат и офицеров Советской Армии.
1945. — Первой опубликовала в газете «Эйникайт» полученные из Седьмого наградного отдела ГлавПУРа списки евреев Героев Советского Союза в количестве 135 человек, перепечатанные европейская и американская пресса.
1948, 24 декабря – 1949, конец января. — Арест всего Президиума и актива ЕАК.
1950, 4 апреля. — Арест. Обвинение в разглашении военной тайны. Муж, Леопольд Железнов, добился проведения в Министерстве обороны юридической экспертизы законного получения Миррой Железновой наградных списков.
1950, 20 мая. — Единственный допрос.
1950, 23 ноября. — Расстреляна.
1955, 28 декабря. — Пересмотр Военной Коллегии Верховного Суда СССР дела по обвинению Железновой Мириам Соломоновны с отменой приговора Военной Коллегии от 22 ноября 1950 г.

 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

330px-Rahel_straus_1905.jpg

 

Рахе́ль Штра́ус (нем. Rahel Straus; урождённая Гойте́йн; 21 марта 1880, Карлсруэ, Баден, Германия15 мая 1963, Иерусалим, Израиль) — первая женщина на медицинском факультете Гейдельбергского университета. Врач, социальный работник, активистка профсоюзного, феминистского и сионистского движений.

 

Четвертый ребенок в семье ортодоксального раввина Габора Гойтейна и предподавательницы начальной школы Иды Гойтейн, урожденной Лёвенфельд. Родилась и выросла в Карлсруэ. Отец умер в 1883 году. С 1893 года училась в средней школе, затем в женской гимназии в Карлсруэ (ныне Гимназия Лессинга), где в 1899 году сдала экзамены на аттестат зрелости. Там она провела своё первое выступление на торжествах по поводу окончания женской гимназии, в котором она среди прочего предметно обсуждала возможности получения образования для женщин[1]. Дядя Рафаэль Лёвенфельд поддерживал финансово её образование. Несмотря на негативное отношение некоторых профессоров[2], она поступила в Гейдельбергский университет как первая студентка-медик[3]. С зимнего семестра 1901/1902, председательствала в «Женской ассоциации студентов Гейдельберга», и приниимала участие в Баденском еврейском студенческом объединении (нем.)русск.[4]. В 1902 после пятого семестра получила физикум (нем.)русск. (устар. бакалаврат) с оценкой «очень хорошо». В 1905 успешно сдала государственный экзамен. В 1907 получила ученую степень кандидата наук в медицинской докторантуре, защитив диссертацию о карциноме хориона (англ.)русск.. В 1905 она сочеталась браком с выходцем из Карлсруэ, кандидатом наук, юристом Элиасом (Эли) Штраусом, сыном банкира. Супруги совершили поездку в Палестину в 1907 году. В 1908 году в Мюнхене открыла гинекологическую практику, став первым практикующим врачом, дипломированым в немецком университете[5]. В Мюнхене родила пятерых детей:

  • Изабелла (р. 1909 г., в браке Эмрих), экономист
  • Ханна (р. 1912), педагог и психолог
  • Самуэль Фридрих (1914—1958), впоследствии фермер в Израиле, американский официальный общественный деятель
  • Габриэль (р. 1915, в браке, Розенталь), детский психолог
  • Эрнст Габор Штраус (1922—1983, профессор математики в Лос-Анджелесе[6].

После гибели её единственного брата Эрнста Гойтейна на Первой мировой войне у неё активизировалась прочувствованная слепая верность кайзеру и поддержка лояльных еврейских кругов к немецкой политике в войне, что выражалось соответствующим образом, прежде всего, в её докладах, и являлось следствием ее непреложного расположения к Германии и немецкой культуре.

Как врач и феминистка боролась за отмену § 218 УК Германии, запрещающего аборты. Принимала активное участие в социальных и педагогических семинарах, была председателем Союза рабочих еврейских женщин Палестины, а также членом Женской международной сионистской организации (WIZO). В 1918 году участвовала в нескольких комитетах Баварской Советской Республики.

В 1932 году по просьбе Берты Паппенгейм, взяла на себя ведущую роль в Еврейском женском союзе, собственно антисионистской организации, что может считаться признаком ее политического и дипломатического умения и высокого общественного уважения. Женский союз оказывал помощь матерям, имеющим внебрачных детей и жертвам торговли людьми.

В 1933 году от рака умер муж Эли Штраус. В том же году, Рахель с двумя детьми школьного возраста, эмигрировала в Палестину. Первый период их жизни в Палестине был полон лишений. Рахель Штраус продолжала работать врачом и социальным работником. Основанная в Израиле в 1952 году Международная лига женщин за мир и свободу избрала её почетным президентом, которым она оставалась до самой смерти в 1963 году.

Похоронена в Иерусалиме, на кладбище Сангедрия.

Один из её социальных проектов, Центр содействия инвалидам Иерусалима (AKIM), функционирует по сей день[7]. и ведет учебное заведение, носящее её имя (Бейт Рахель Штраус).

В городах Карлсруэ, Мюнхене и Ольденбурге названы улицы именем Рахель Штраус.

 

Работы
  • Рахель Штраус: Мы жили в Германии. Воспоминания немецкой еврейки. ISBN 3379014230 (нем.)
  • Рахель Гойтейн Штраус: Случай хорионэпителиомы. Диссертация. Мюнхен 1907 (стр. 33). (нем.)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Цруя Шалев (иврит: צרויה שלו‎), родившаяся 13 мая 1959 года, — современная израильская писательница

658821.w640.jpg

Цруя Шалев родилась в кибуце Кинерет. У неё есть магистерская степень по библеистике. В данное время она работает литературным редактором в издательстве «Кешет» («Радуга»).

29 января 2004 года, отвезя своего ребёнка в детский сад, она отправилась домой; в этот момент на дороге рядом с ней взорвался городской автобус (теракт был совершен палестинским террористом-смертником). Цруя была ранена и доставлена в больницу; на восстановление от ранений у неё ушло четыре месяца

 

Творчество

Цруя Шалев опубликовала 4 романа, поэтический сборник и детскую книгу. Её романы «Жизнь во время любви», «Муж и Жена», «Тера» получили признание критики как в Израиле, так и за границей. Они были переведены на 21 язык и стали бестселлерами в нескольких странах.

Цруя Шалев была так же награждена золотым призом и гран-при «Ассоциацией издателей», немецкой литературной премией «Корин» (2001), премией «ACUM» три раза (1997, 2003, 2005). Её роман «Муж и жена» был награждён французской премией «Фемина» (2002); он вошёл в список «Лучших книг десятилетия». Роман «Жизнь во время любви» был оценен немецкой газетой «Зеркало» («Der Spiegel») как один из двадцати лучших романов за последние сорок лет наравне с книгами Сола Веллоу и Филипа Рота.

Произведение «Жизнь во время любви» было так же адаптировано для экранизации (одноимённый фильм, Liebesleben (нем.)русск.), совместное производство Германия-Израиль в 2007 году, режиссёр Мария Шрадер.

В 2012 году Шалев была награждена немецкой газетой «Мир» (Die Welt) за её вклад в мировое литературное наследие

Share this post


Link to post
Share on other sites

Marta_Eggert_-_Karl_Schenker%2C_Ross.jpg

 

Ма́рта Э́ггерт (венг. Eggerth Márta; 17 апреля 1912, Будапешт26 декабря 2013, Рай, Нью-Йорк) — венгерская и американская певица оперетты и киноактриса, яркая представительница «Серебряной эры оперетты». Специально для неё писали свои произведения Оскар Штраус, Пал Абрахам, Франц Легар, Фриц Крейслер, Роберт Штольц и другие известные композиторы. С 1938 года жила в Нью-Йорке.

Начала петь в раннем детстве, родившись в музыкальной семье. Отец Марты — Пауль Эггерт (венг. Paul Eggerth) — был директором местного отделения Рейхсбанка, увлекался игрой на фортепиано; мать — Тилли Эггерт (венг. Tilly Herezegh), еврейского происхождения — была оперной певицей, колоратурным сопрано, однако ей пришлось отказаться от профессиональной карьеры артистки, сосредоточившись на семье[1]. В раннем возрасте родители распознали талант юной певицы — в особенности мать, посвятившая свою жизнь реализации потенциала своей дочери. В одиннадцатилетнем возрасте Марта Эггерт дебютировала на сцене, исполняя арии из оперетт. Через некоторое время она уже гастролировала по Дании, Швеции, Нидерландам. После успеха она переехала в Вену, где для неё писал свои оперетты австрийский композитор Имре Кальман. Кальман намеревался воспитать Марту в качестве возможной замены Адели Керн, звезды Венской оперы. В возрасте 17 лет Эггерт исполнила главную партию в оперетте «Летучая мышь» в гамбургской постановке немецкого режиссёра Макса Рейнхарта, став самой молодой актрисой, утверждённой на эту роль.

В начале 1930-х годов, с появлением звука в кинематографе, она стала сниматься в кино — сначала в Европе, а после 1938 года в Голливуде, куда ей пришлось переехать из-за начавшихся в Европе гонений на евреев.[2]

С 1936 года была замужем за польским тенором Яном Кепурой; воспитала двух сыновей, которые стали пианистами[3].

Фильмография

Share this post


Link to post
Share on other sites

Рахель Кинбер (рассказ от первого лица)

 

Я родилась в обычной советской еврейской семье, в которой еврейские традиции не очень-то соблюдались. Мои родители всегда говорили мне и моей старшей сестре, что мы евреи. Мы знали, что есть еврейские праздники; каждый год мы “ходили на холокост” и я даже читала там несколько раз стихи; также иногда мы с родителями ходили в синагогу, но дальше этого дело не доходило.

Я росла, как обычная девочка: ходила в школу, общалась с друзьями, также занималась конным спортом. Не знаю откуда было это во мне, но в моменты, когда мне было грустно или что-то меня огорчало, я всегда обращалась к Всевышнему и чувствовала, что Он слышит меня.

Слушая рассказы своей подружки-нееврейки о том, как она ходила в церковь, как общалась со священником, я чувствовала какой-то трепет. Мне хотелось иметь своего еврейского духовного наставника, с которым можно было бы поделиться тем, что у тебя на душе и спросить совета, как жить дальше. Я знала, что у евреев есть раввины, но в городке, в котором я жила, раввина не было и мне оставалось только мечтать...

Итак, мне 18 лет, я закончила школу и поступила в институт. Вскоре моя сестра со своим мужем устраивают мне знакомство с братом их друга. Наша первая встреча прошла в некошерном китайском ресторане. Там были моя сестра с мужем, их шестилетняя дочь, их друг, его брат (мой будущий муж) и конечно же я. Мы сразу понравились друг другу. Мой муж говорит, что как только он меня увидел, он понял, что женится на мне. До сих пор не знаю, говорит ли он правду или просто печется о шалом-баит(мир в доме). Мы начали встречаться и вскоре встали под хупу.

46c9d1fae09f.jpg

Мой муж родился в такой же семье, как и я, но к моменту нашего знакомства он, в отличие от меня, начинал понемножку соблюдать еврейские законы: не ел свинину, в Шаббат не разговаривал по телефону, не ездил на машине (но на общественном транспорте ездил) и иногда почитывал Тору. За месяц до нашего знакомства он сделал брит милу (обрезание). Мой будущий муж уже в начале нашего знакомства сказал мне, что еврейский образ жизни его очень интересует и имеет для него большое значение. Я приняла это. Я начала читать еврейские книги, которые давал мне мой будущий муж. Постепенно, читая их, я прониклась этим и поняла, что это то, чего мне так не хватало все время. К моменту нашей свадьбы я приняла решение ходить в микву. Это для нас обоих было очень важно. Миква - это одна из основ еврейской семьи, это большое благословение для будущих детей и для здоровья супругов.

Конечно же перед хупой с нами проводили занятия. Нашими учителями была молодая семья, баалей-тшува, посланники Ребе. Они работали в школе Хабад-Любавич. Вскоре мы очень подружились с ними и их маленьким сынишкой. Мы очень часто виделись, в Шаббат и не только. Их пример и поддержка нам очень помогали. Мы им очень благодарны, пусть Всевышний благословит их всем необходимым.

Мое первое посещение миквы было просто волшебным, у меня было чувство совершенного очищения. Это был момент особой святости и я чувствовала благословение Всевышнего. И сейчас, по прошествии многих лет, каждый раз, когда я иду в микву меня охватывает такой же трепет.

Под хупу нас вели наши любимые родители. Было много гостей и большинство из них видели хупу первый раз. Стоя под хупой я просила у Всевышнего благословения и обещала Ему, что у нас будет настоящий еврейский дом. Нужно сказать, что это было, почти как получение Торы на горе Синай, когда мы, еврейский народ, сказали: “наасе венишма” (сделаем и послушаем), - в том смысле, что мое представление о том, что такое настоящий еврейский дом было достаточно расплывчатым, но... обещание дано и его надо выполнять.

Окунаясь все больше и больше в еврейский мир, учась и узнавая постепенно что-то новое мы все больше и больше продвигались в соблюдении традиций. Вероятно, если начать перечислять все наши шаги и этапы в этом, то могла бы получиться книга, поэтому поделюсь лишь тем, что больше всего запомнилось. Одним из первых наших решений был отказ от общественного транспорта в Шаббат. Потом мы перешли не только на кошерное мясо, а и на кошерную курицу и индейку, но мы по прежнему ходили в обычные рестораны и в гости к нашим родным, просто не кушали там мясо.

В какой то момент я перестала носить джинсы, хотя раньше не вылезала из них. Просто взяла большую спортивную сумку и сложила туда десять пар джинсов, включая три совершенно новеньких, которые я купила за неделю до этого. В моем шкафу сразу стало много места – на месте джинсов скромно висела моя пока единственная субботняя юбка. Правда уже через неделю мой гардероб значительно пополнился новыми юбками.

Тяжелее мне далось решение покрывать волосы. Сначала я пробовала покрывать волосы платком. Это удавалось мне с переменным успехом. Потом я стала надевать в Шаббат и праздники шапочки. Я знала, что в Хабаде принято, чтобы женщины покрывали волосы париком. В один прекрасный день, когда мой муж учился с раввином, я была дома и мне было грустно.

Я размышляла о Творце и о Его заповедях. Я говорила Ему, что понимаю, что заповедь покрывать волосы очень важна, но, наверное, для меня это пока все таки слишком “круто”. Вдруг зазвонил телефон и мой муж сообщил мне, что закончил учебу и выезжает, так что мне нужно было уже скоро выходить – каждый вечер мы вместе ставили машину на стоянку – это была наша вечерняя прогулка. Не знаю почему, но мне захотелось попросить мужа узнать у раввина о важности ношения парика. Уже полчаса спустя мы сидели с мужем в машине и он передавал мне слова рава. Конечно же это было не первое объяснение про парик, которое я слышала, но это объяснение было каким-то особенным, или, может быть, я в тот вечер была какая-то “особенная”. Я попросила мужа подождать меня в машине и уже через 5 минут я вышла в парике. С того момента я стала постоянно носить парик. Я все время рассказываю другим, как это здорово покрывать волосы париком. Ребе знает, что говорит: молодой “современной” девушке намного легче решиться постоянно носить парик, чем платок или шапку, так как в парике она не будет чувствовать себя “белой вороной”.

Никогда не забуду шок моих родителей, когда они первый раз увидели меня в парике. Они спрашивали: “Это что, навсегда?”. Я сказала: “Да”. В несколько дней мы заказали из Израиля красивый и удобный (легкий) парик из натуральных волос. И даже мои родители были вынуждены признать, что выгляжу я в нем хорошо.

В вскоре после этого события я забеременела нашей первой доченькой. Это было для нас большим счастьем. Забеременев, я приняла решение кушать только кошерную пищу, включая халав-исраэль – мне очень хотелось, чтобы наш ребеночек уже с утробы получал только кошерную пищу. Мой любимый муж с готовностью меня поддержал. Это было еще одним испытанием для наших родных и реакция у них была соответствующей. Они видели, что окончательно теряли над нами контроль и им только оставалось называть нас “религиозными фанатиками”. Но, слава Б-гу, наше терпение (со взлетами и падениями) и понимание того, что им тоже нелегко, медленно, но уверенно делали свое дело – через какое то время этот вопрос уже не был на повестке дня.

Помню как мой муж начал отращивать бороду. Мне казалось, что я никогда к этому не привыкну, это не соответствовало моему тогдашнему пониманию красоты. Муж не сдавался, и как говорит Ребе: “делай то, что должен делать и увидишь чудеса”. Сейчас я смотрю на своего любимого и удивляюсь неужели у него когда-то не было бороды – ведь это так красиво, по-еврейски и правильно.

Нелегким решением для моего мужа было не снимать кипу приходя на работу. Он работает на высокой должности в крупной международной компании с филиалами по всему миру. Однажды он решился и просто оставил кипу у себя на голове – звучит проще, чем было на самом деле, но когда мы делаем желания Всевышнего своими желаниями, Он делает наши желания своими – к кипе все на работе отнеслись спокойно, в бизнесе не мешает, а даже помогает. Часто коллеги и клиенты заговаривают с мужем о Всевышнем, так как они видят перед собой соблюдающего еврея с бородой и в кипе, питающегося кошерной едой на деловых обедах и ужинах.

Почти у всех евреев, выросших в нерелигиозных семьях и начинающих соблюдать возникают сложности с родными. Но Всевышний помогает, и если мы стараемся от них не отдаляться, а наоборот приближать к себе, то со временем их еврейская душа “просыпается” и они начинают если не во всем, то в чем-то следовать нашему примеру.

Мне очень приятно, что наши родители, моя сестра, ее муж, мои горячо любимые племянница и племянник, семья брата моего мужа - потихонечку, каждый по-своему стараются выполнять такие заповеди, как тфилин, цдака, семейная чистота, субботние свечи, чтение молитвы “Шма Исраэль”, кашрут и другие. Конечно они не все еще пока соблюдают, но они большие молодцы и я их очень люблю. Пусть Б-г даст им много лет жизни - до 120 и больше - здоровья, духовного и материально благополучия.

Сейчас у нас настоящая еврейская, соблюдающая традиции семья. Мы очень счастливы и бесконечно благодарны Всевышнему за все, что Он нам дает. Три месяца назад у нас родилась вторая доченька. Жить по законам Торы - это прекрасно, но самое большое счастье, это когда ты смотришь на своих детей и видишь, какие они чистые и духовные. Наша трехлетняя дочь все время рассуждает о Б-ге и учит свою маленькую сестричку, что не надо никого и ничего бояться кроме Него. Она рассказывает всем, что кушает только кошерное и говорит перед едой благословения. Мы с мужем смотрим на нее и нас переполняет чувство радости и благодарности Всевышнему. Недавно мой муж сказал мне, что ее поведение естественно, ведь она родилась и растет в соблюдающей законы Торы семье.

Со стороны можем показаться, что соблюдать их нелегко. Шаббат – ограничения, кашрут – сложности с продуктами и т.д. Но когда потихонечку начинаешь, то понимаешь, что это и есть настоящее, в этом смысл жизни еврея, то для чего Всевышний прислал нас в этот мир. Только соблюдая заповеди Б-га, еврей может быть по-настоящему счастлив.

Источник: http://www.ru.chabad.org/library/article_cdo/aid/1344235

Share this post


Link to post
Share on other sites

Адель Битон

Израильские СМИ сообщили сегодня о смерти четырехлетней Адель Битон, пострадавшей в каменной атаке террористов почти два года назад.

Автомобиль, в котором она ехала вместе с матерью и двумя старшими сестрами, подвергся каменной атаке, а затем врезался в стоявший на обочине грузовик.

После теракта Адель длительное время находилась в критическом состоянии, но врачам, с Божьей помощью, удалось спасти ее жизнь. Об этом писала Мири Гурова.

80c3c93df12f.jpg

 

Затем девочка проходила реабилитацию после тяжелейшей травмы головы. Несколько месяцев назад ей разрешили вернуться домой, хотя функции ее организма полностью не восстановились.

Два дня назад Адель стало плохо, после чего родители отвезли ее в больницу. Там у нее диагностировали воспаление легких с осложнениями. В последние сутки состояние девочки резко ухудшилось и несмотря на все усилия докторов, спасти ее не удалось.

По словам врачей, борьба с воспалением легких у детей, получивших подобные ранения, проходит «особенно тяжело».

! זיכרונה לברכה

Источник: http://evreimir.com/97364/150217_rivka_biton/

Share this post


Link to post
Share on other sites

Рашель Кришевски

 

 

Известно, что замуж Рашель Кришевски (или Рахиль Кришевски) вышла в возрасте 19 лет. Со временем у них с мужем родилось одиннадцать детей – 7 сыновей и 4 дочери. Дети Рашель тоже отличились многодетностью, и со временем осчастливили родителей 150 внуками. Так и повелось в этой еврейской семье, что детей должно быть много, а потому каждое новое поколение рожало множество потомков, и со временем у Рашель росло число сначала внуков, затем – правнуков, а затем и праправнуков.

Надо сказать, что в ортодоксальных еврейских общинах приветствуется множество детей, а именно к такой общине принадлежит семейство бабушки Рашель, и вскоре число правнуков уже исчислялось тысячей.

0c65bc862e22.jpg

Внуки и правнуки Рашели говорят, что бабушка никогда не путала их имен и всегда помнила всех по имени. А еще они вспоминают, что была она женщиной очень богобоязненной, и дверь ее дома была всегда открыта для тех, кому требовалась какая-либо помощь.

Свою жизнь Рашель прожила в Иерусалиме, неподалеку от знаменитого рынка Махане Иегуда, и все местные прекрасно знали ее.

Увы, подсчитать точное количество потомков Рашели невозможно – путаница возникает

уже на правнуках, но все родственники, которые попытались привести генеалогическое древо семьи в порядок, сошлись на цифре в 1400 человек. Говорят, что для официального рекорда этого все же недостаточно – сегодня известны и более многочисленные еврейские семьи, однако и игнорировать факт столь многочисленного потомства все же нельзя. А потому, когда Рашель Кришевски скончалась в 2009 году, о ней написали все израильские газеты, а также еврейские издания во многих уголках мира.

Родственники Рашель скорбели о смерти своей знаменитой бабушки, прабабушки и матери, однако и гордились их удивительной родительницей.

Сегодня не все из 1400 родственников Рашели знают друг друга, однако стараются по возможности собираться вместе – ведь все они все же относятся к одной семье. А при жизни Рашель старалась не пропускать ни одного семейного торжества, будь то рождение нового малыша, день рождения племянника, или еврейский праздник.

Источник: http://www.peoples.ru/champions/rachel_krishevsky/

Share this post


Link to post
Share on other sites

Мария Брускина

Понедельник, 16 Марта 2015 г. 19:34 редактировать + в цитатник

Цитата сообщения Оксана_Лютова Забытым героям посвящается. МАРИЯ БОРИСОВНА БРУСКИНА

 

121128087_icon_1304924347.jpg

121127966_12089236206421269687.jpg

В июне 1941 года М. Б. Брускина окончила Минскую СШ № 28. Когда в конце июня в город вошли подразделения вермахта, в здании Минского политехнического института они организовали лазарет для советских военнопленных. Маша Брускина по заданию подполья устроилась в этот лазарет, чтобы помогать военнопленным бежать. Она раздобыла фотоаппарат, за несдачу и хранение которого оккупанты расстреливали. С помощью фотоаппарата изготовлялись документы для солдат и офицеров. Кроме того, Брускина через подпольщика Кирилла Труса распространяла сводки Информбюро о положении на фронтах.

 

В октябре 1941 года был организован побег группы военнопленных. Однако им не удалось бежать; при выходе из Минска они были схвачены полицейскими. Часть группы была расстреляна, а один из беглецов выдал на допросе М. Брускину и её товарищей. Предателя звали Борис Рудзянко. Он был завербован сотрудником «АНСТ-Минск» (орган абвера) белоэмигрантом фон Якоби.. 16 мая 1951 года Борис Михайлович Рудзянко (1913 года рождения, уроженец пос. Товен Оршанского района Витебской области, белорус) был осуждён за измену Родине по статье 63-2 УК БССР к высшей мере наказания — расстрелу.

 

26 октября 1941 года Маша Брускина и её товарищи по подполью Кирилл Трус и Володя Щербацевич были повешены на арке ворот дрожжевого завода в Минске. Казнь совершили добровольцы 2-го батальона полицейской вспомогательной службы из Литвы (майор Антанас Импулявичюс). Вся казнь была заснята фотографом.

3a9692ccad0e.jpg283317d1308837905-hanged-girls-thread-ca

В годы оккупации в Минске существовала фотомастерская фольксдойча Бориса Вернера, в которой немцы проявляли и печатали свои снимки. В этой фотографии с июня 1941 года по 1944 год работал Алексей Сергеевич Козловский. Приблизительно в ноябре 1941 года в его руки попала для обработки плёнка, на которой была заснята казнь, совершённая 26 октября. Он сделал отпечатки для хозяина и, кроме того, дубликаты снимков, которые спрятал в подвале в жестяной банке из-под авиационной рулонной плёнки. За годы оккупации Минска ему удалось собрать 287 фотографий. Все эти снимки были переданы А. С. Козловским органам советской власти после освобождения Минска.

 

ПОСЛЕ ВОЙНЫ

 

Фотографии девушки и двух её товарищей вошли во многие книги о Великой Отечественной войне. Они фигурировали на Нюрнбергском процессе в качестве документов обвинения нацистских преступников. Они также экспонируются в Минском музее истории Великой Отечественной войны.

 

Мужчину, изображённого на фотографии, удалось опознать быстро: им оказался Кирилл Иванович Трус (Трусов) — рабочий одного из Минских заводов. Владлена (Володю) Щербацевича — 16-летнего сына культработника 3-ей городской больницы Минска Ольги Фёдоровны Щербацевич, опознали в середине 60-х годов, благодаря усилиям следопытов 30-й Минской средней школы. Имя девушки впервые было названо в 1968 году.

Первыми публикациями о Маше Брускиной стала серия статей Владимира Фрейдина в газете «Вечерний Минск» 19, 23 и 24 апреля 1968 года под названием «Они не стали на колени» и статья Льва Аркадьева «Бессмертие» в газете «Труд» 24 апреля 1968 года. Однако реакция официальных инстанций на идентификацию девушки была отрицательной. Как пишет историк Яков Басин, после разрыва дипломатических отношений между СССР и Израилем из-за Шестидневной войны в стране началось усиление антисемитских настроений и идентификация героини подполья как еврейки, оказалась противоречащей идеологической позиции власти. Журналисты Владимир Фрейдин и Ада Дихтярь, занимавшиеся сбором материалов для установления личности М. Брускиной, были вынуждены сменить работу.

 

Официального признания не было, но дискуссия продолжалась. В неё были вовлечены учёные, криминалисты, журналисты и общественные деятели. Публичное обсуждение вопроса возобновилось в 1985 году с выходом документальной повести Льва Аркадьева и Ады Дихтярь «Неизвестная»..

 

Ряд историков (например, заведующий отделом военной истории Института истории Национальной академии наук доктор исторических наук Алексей Литвин) настаивали, что документы и свидетельства не позволяют сделать однозначный вывод, что девушка, изображённая на фотографиях именно Мария Брускина. Другие (например, доктор исторических наук, профессор Эммануил Иоффе) настаивали на том, что идентификация произведена корректно.

 

В 1997 году Мемориальный музей Холокоста США присудил выпускнице 28-й Минской школы Марии Борисовне Брускиной Медаль Сопротивления с такой формулировкой:

 

21 октября 1997 года на торжественной церемонии в Мемориальном музее Холокоста две такие медали были вручены Льву Аркадьеву и Аде Дихтярь.

 

Кенотаф М. Б. Брускиной был установлен в Москве на Донском кладбище рядом с нишей, где помещается урна с прахом её отца Б. Д. Брускина.

Официальное признание в Белоруссии состоялось в феврале 2008 года, когда мемориальная доска на месте казни была заменена и на ней появилось имя Марии Брускиной.

 

Источник: http://www.liveinternet.ru/users/liebkind37/post356579069/

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Яна Батыршина

7c72567c8fed.jpg

 

Яна Вайнштейн (Батыршина) — российская спортсменка, представляла художественную гимнастику в индивидуальных упражнениях. Заслуженный мастер спорта России. Родилась в Узбекистане. Имеет татарские и еврейские корни (отец — татарин, мать — еврейка). Заниматься художественной гимнастикой начала с 5 лет (1984). Первый тренер — Валентина Андреевна Чернова. В девять лет прошла сложнейший отбор в сборную Узбекской ССР. Через год была принята в молодежную сборную СССР. После распада СССР вместе с родителями переехала в Россию, где продолжила занятия спортом в Новогорском гимнастическом центре у И. А. Винер, как член сборной России. В 1998 году ушла из большого спорта.

 

За спортивную карьеру завоевала 180 медалей, из них серебряную награду олимпийских игр, 7 золотых медалей чемпионата мира и 5 наград высшего достоинства первенства Европы, а также более 40 кубков. Награждена медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени (1997). В двадцать лет стала главным тренером сборной Бразилии по художественной гимнастике. В 2000 году начала карьеру на телевидении. Была ведущей программы «До шестнадцати и старше». Вела спортивные выпуски новостей на канале «Столица». С 2002 года и по сей день — ведущая информационных программ: «Вести-Спорт» и «Вести-Спорт. Местное Время. Москва» на телеканале «Россия-2».

 

Была ведущей спортивной национальной премии «Слава» (2003, 2004, 2006, 2008 гг.), а также телепередач «Форт Баярд» (2002 г.), «Народный артист» (2004 г.), «Займись спортом» (2010). На Олимпийских Играх в Ванкувере была ведущей русского дома Сочи-2014. С лета 2010 года стала одним из послов антидопингового проекта «Послы честного спорта». Замужем за известным продюсером Тимуром Вайнштейном. Имеет двух дочерей — Мариам и Айлу.

Источник - официальный сайт Яны Батыршиной: http://www.yanabatyrshina.com/biografiya

Share this post


Link to post
Share on other sites

Майя Плисецкая

 

В Мюнхене на 90-м году жизни от сердечного приступа умерла великая российская балерина Майя Плисецкая.

Родилась Майя Плисецкая в 1925 году, и балет ей был назначен судьбой и природой: девочка начала танцевать раньше, чем ходить. Ее дядя и тетя, Асаф и Суламифь Мессерер, были ведущими артистами Большого театра и уникальные данные племянницы – огромный шаг, прыжок, неповторимую пластику, длинные непокорные, но прекрасные руки — разглядели с детства. Собственно, Мессереры и заменили Майе родителей, когда репрессировали ее отца, советского дипломата и главу «Арктикугля» Михаила Плисецкого, и сослали мать, актрису немого кино Рахиль Мессерер. Школьный выпуск пришелся на середину войны — в Большой театр Майю Плисецкую приняли в 1943-м, когда основная часть труппы только вернулась из эвакуации, из Куйбышева. Но еще до поступления в театр она станцевала миниатюру Фокина «Умирающий лебедь». Этот номер, утратив в ее исполнении трогательную печаль и декадентский излом, выглядел бунтарским вызовом судьбе и стал эмблемой ее искусства на всю жизнь: «Умирающего лебедя» Майя Плисецкая будет танцевать до 70 лет.

В Большом театре она не продержалась в кордебалете и сезона: ее исключительный дар был слишком очевиден. Ей не было равных, хотя в труппе тогда танцевали Уланова, Семенова, Лепешинская — Плисецкая была балериной будущего. Природные данные позволяли ей танцевать все, что угодно, однако царственная внешность и мощный актерский темперамент исключали амплуа инженю и партии лирических героинь. Сама она это понимала прекрасно: умирать от любви кроткой Жизелью — не для нее, властная повелительница виллис Мирта — пожалуйста.

8465cf41978a.jpg

«Лебединое озеро», в котором ее неукротимая Одетта соперничала с неотразимой Одиллией, стало главной партией Плисецкой в Большом театре и ее пожизненной повинностью: она танцевала эту роль тридцать лет, больше 800 раз. Всем властителям мира, приезжавшим в СССР, Плисецкую показывали как одно из чудес страны. Территория большой классики покорилась ей сразу и безоговорочно. Но ее Раймонда, Аврора, Китри оказались непохожи на предшественниц: академичные по форме, они были революционными по духу.

Революцией во всех смыслах стала «Кармен-сюита» — одноактный балет, созданный в 1967 году специально для нее кубинцем Альберто Алонсо и мужем, композитором Родионом Щедриным. Модернистская лексика и неприкрытая сексуальность хореографии шокировали советских цензоров: министр культуры Фурцева, вообще-то благоволившая балерине, наложила вето на спектакль. Плисецкая дралась за этот балет, как за последний бастион, — и победила: он вошел в репертуар Большого, а Кармен-Плисецкая — в историю.

Эта удивительная женщина, казалось, не замечала удавки бюрократического государства: француз Ролан Пети поставил для нее «Гибель розы» в Марселе (нам перепал главный, волшебный по трагической красоте, дуэт из этого балета — Плисецкая часто исполняла его на концертах). Морис Бежар создал для нее «Айседору» — и босоножка-дилетантка Дункан на сцене Большого обрела черты божественной жрицы танца. Даже «Болеро» — этот величественный бежаровский гимн Эросу и Танатосу — Плисецкая станцевала-таки в Москве, сокрушив бетонные препоны госнадзора. При этом балеты главного советского хореографа Юрия Григоровича она танцевала с таким же удовольствием и совершенством: история не знает лучшей Мехмене-Бану, Хозяйки Медной горы, Эгины.

Но ей, жадной до ролей, катастрофически не хватало репертуара. Цепь литературных балетов инициирована ею, сочинена Щедриным и поставлена разными хореографами: но мощная индивидуальность Плисецкой превратила их в авторские создания. И все они — «Анна Каренина», «Чайка», «Дама с собачкой» — исчезли вместе с ее уходом из Большого в 1990 году, и из репертуара театра, и с лица земли.

После выхода на пенсию — дикое сочетание слов в ее случае — Плисецкая продолжает танцевать по всему миру, возглавляет Римскую оперу, Национальный балет Мадрида. Но ее знаменитая бескомпромиссность — не лучшее качество для худрука, а педагогика — не ее стезя: дать ослепительный и бесценный мастер-класс она могла в любой момент, но возиться с непонятливыми ученицами, ковыряясь в деталях техники и объясняя актерские азы — увольте.

В новом веке Плисецкая переселилась в Мюнхен, лето проводила в Литве, часто наведывалась в Петербург, где маэстро Гергиев включил в репертуар Мариинки много опер и балетов Щедрина. В Москву она приезжала на свои юбилеи и другие важные даты — и они превращались в очередной триумф балерины: Майя Плисецкая непременно появлялась на сцене — каждый раз в новом образе. Ее 80-летие в Кремлевском дворце, придуманное ею самой и поставленное Алексеем Ратманским и Дмитрием Черняковым в виде капустнического «Дон Кихота» с участием мировых звезд, тибетских монахов, танцующих капельдинерш и самой юбилярши в главной роли, стало феерией: этот спектакль остался в памяти как образец витальной энергии и буйства творческой фантазии.

Ноябрьское 90-летие Майи Плисецкой готовился отмечать весь мир, юбилей предвкушали как праздник. Известие о ее смерти сразило неожиданностью и несправедливостью. О ее болезнях никто не знал и не слышал. Казалось, она будет жить столько, сколько захочет. Потому что всю жизнь она жила так, как хотела: подчиняла себе людей, обстоятельства и даже государственный строй.

Автор: Татьяна Кузнецова

Источник: http://www.kommersant.ru/doc/2720890

Share this post


Link to post
Share on other sites

Мария Фортус

 

Нашими земляками является немало талантливых людей. Прославленные и безвестные, работающие в разных сферах приложения человеческих сил, они всегда стремятся быть полезными родному краю, принести благо ближнему своему, безвозмездно и от чистого сердца. К числу людей такого сорта принадлежит уроженка Херсона, легендарная советская разведчица Мария Александровна Фортус.

 

0_873dc_9f58a267_XL.jpg

Мария Фортус родилась в нашем городе в 1900 году. Дом ее родителей располагался в районе бывшего кинотеатра «Коминтерн». Ее отец Александр Владимирович Фортус был банковским служащим. Раннее детство Марии прошло счастливо и беззаботно. Однако, когда ей исполнилось 13 лет, судьба преподнесла ей и ее семье трагический сюрприз- родители разошлись. Отец ушел из дому и стал жить совершенно в другом месте. Мать со старшей дочерью Ариадной окончили ускоренные курсы медсестер и устроились работать в госпиталь, а Мария, у которой обнаружились значительные способности к рукоделию, пошла работать вышивальщицей в швейную мастерскую сестер Тонн. Мастерская располагалась неподалеку от их дома- в Торговом переулке.
Важную роль в жизни М.Фортус сыграло знакомство с Михаилом Креписом- студентом-юристом, приезжавшим в Херсон на каникулы.
Крепис стал для Марии наставником в учебе. Его отношение к жизни, логическое, расчетливое, здравомысленное, было близко ей. Михаил и Мария явно были родственными душами. Однако, они сблизились еще больше, когда Крепису удалось убедить свою подопечную в превосходстве марксизма и социализма над всеми политическими доктринами того времени.

Мария Фортус вступила в литкружок при Городской публичной библиотеки, который возглавляли социалисты-демократы. Там она получила и первое свое революционное задание- распространение шестидесяти листовок антимонархического содержания.
В 1918 году в Херсоне царила анархия. Возникла опасность, что многие драгоценности, которые хранились в банке А.В.Фортуса, будут разграблены. Чтобы этого не произошло, руководство банка приняло решение переправить их в Киев. Функции курьеров исполнили Мария Фортус, игравшая роль беременной, и Иван Васильевич Багненко, игравший роль ее мужа. Сокровища находились в широком поясе, надетом на Марию(широкой частью на живот), поэтому внешне она и походила на беременную.

 

Добираться до Киева приходилось окольными путями и в основном пешком. Кроме отрядов белых и красных, на бесконечных степных просторах Таврического края действовали банды- зеленые, григорьевцы, махновцы и просто уголовники. Попасться им в лапы было очень легко. В конце концов так и произошло. Поздним вечером у какой-то деревушки Марию Фортус и ее спутника остановил махновский патруль. Сначала обыскали Ивана Васильевича, когда же попытались обыскать его, так сказать, «супругу», произошло непредвиденное- она стала причитать и, обращаясь к женщинам-селянкам, находившимся рядом, закричала:»Что же это такое?! Беременную обыскивают, бесстыдники!» У селянок взыграла их женская гордость и Марию Фортус у махновцев они отстояли. Бандиты отпустили «супругов» с миром и под честное слово больше здесь не ходить.

Оборванные, голодные, уставшие, они наконец пришли в Киев. Когда сняли с Марии пояс, под ним обнаружились кровоточащие раны. Это был первый случай в жизни Марии Фортус, когда она в интересах общего дела проявила всю крепость своего характера, волю, непреклонность, упорство. Дальнейшая ее жизнь будет полна различными трагическими обстоятельствами, тяготами и лишениями(она потеряет мужа и сына, фашисты ее расстреляют, но она чудом останется жива), однако М.Фортус никогда не утратит веры в правоту своего дела, решительности и твердости устремлений.

Мария Александровна Фортус была участницей гражданской войны в Испании. Ее первый муж и сын служили офицерами в испанской армии(сын- военный пилот).Оба они погибли. Был у Марии Фортус и второй муж- советский агентурный разведчик, поднявшийся в иерархии Третьего Рейха до должности заместителя Гейдриха (а Гейдрих был создателем СД, группенфюрером и вторым человеком в СС после Гимлера).
Однако, Мария Фортус была не только офицером разведки, но и человеком, и женщиной, и конечно ей были присущи такие качества как милосердие, доброта, жалость.

Как -то в Испании, наблюдая с командного пункта одного пехотного подразделения за ходом ожесточенного воздушного боя, Фортус заметила, как в воздухе почти одновременно раскрылось несколько парашютов. Это катапультировались пилоты со сбитых машин, а было сбито несколько самолетов с обеих сторон. Зная о том, что в немецкой авиации действовала секретная инструкция Геринга, предписавшая расстреливать в воздухе всех сбитых летчиков (в том числе и своих), если они катапультировались в зоне расположения фашистских войск, Мария Фортус решила спасти испанских пилотов. Чтобы как можно скорее добраться до передней линии обороны, она взяла у испанцев машину. Предчувствие чего-то недоброго, не оставлявшее Марию Фортус всю дорогу, подтвердилось совершенно неожиданным образом. Летчик приземлился на испанские окопы.

 

Бойцы сообщили ей, что они только что схватили и проучили одного фашистского асса, который на чистом, литературном испанском языке нагло утверждал, что он не немец. Каково же было удивление испанских солдат, когда на их глазах пленный пилот с криками радости бросился на шею Марии Фортус и расцеловал ее. Она узнала его, это был Хуанито Негрин- сын премьер-министра Испанской Республики доктора Хуана Негрина. Фортус знала все это семейство много лет. Жена премьер-министра Испании была русской. Сын у них был светло-русый и голубоглазый(пошел в мать), поэтому солдаты и приняли его за немца.
Мария Фортус хорошо знала знаменитого советского разведчика Николая Кузнецова. Между ними сложились дружеские, доверительные отношения. Их сблизил случай. Зима 1942-43 годов выдалась суровой В немецком тылу в Ровенской области постоянно шли бои между партизанами и немецкими частями. Раненых партизаны с помощью авиации отправляли на «большую землю», воздушным же путем получали медикаменты и оружие. Однажды ночью, перед прибытием очередного самолета по краям лесной поляны разожгли костры. Когда самолет стал заходить на посадку, некоторые костры начали тухнуть. Поляну заволокло дымом и густым туманом. Посадка вслепую привела к аварии. Пилоты правда отделались небольшими царапинами, но машина была полностью разбита и восстановлению в условиях зимнего леса, находящегося в тылу противника, не подлежала. Командир партизанского отряда отдал приказ снять с самолета все ценное, а самолет поджечь. Так и было сделано. Ночной пожар в лесу стал слишком хорошо заметен ото всюду .

 

Руководитель партизан полковник Медведев принял решение отряд передислоцировать. Однако, сделать это было непросто. Нужно было вести людей через несколько деревень. Среди местного населения могли быть предатели, которым ничего бы не стоило выдать партизан немецким карателям. Подготовительную операцию поручили провести Николаю Кузнецову и Марии Фортус. Николай Кузнецов переоделся в форму немецкого обер-лейтенанта, а Фортус переоделось в штатское и на левый рукав нацепила повязку с символом украинских националистов- лапчатым крестом, напоминающем свастику. Сев на бричку, на козлах которой находился полицай, Фортус и Кузнецов отправились в ближайшее село. Прибыв на место, обер-лейтенант Пауль Зиберт крикнул собравшимся крестьянам по-немецки, что все они свиньи, хамы и пособники большевиков, и поскольку они не сообщили немецким властям, что ночью в лесу сел советский самолет и что там был пожар, через час в село придет карательный отряд. В заключении своей речи германский офицер пообещал всех жителей села- ничтожных дураков и предателей- научить настоящей немецкой дисциплине, без которой не может обойтись не один настоящий гражданин Третьего Рейха.

Все это в менее спокойном, но не более угрожающем тоне передала по-украински женщина, приехавшая с офицером и, как видно, исполнявшая обязанности переводчицы. Примерно такая же сцена повторилась и в другом селе, а потом и в третьем. Когда же Кузнецов в роли немецкого обер-лейтенанта и Фортус в роли переводчицы возвращались через те же селения обратно, людей там уже не было, не было даже собак, ушедших в лес вмести со своими хозяевами. Благодаря блестящему проведению этой подготовительной операции, отряд полковника Медведева для немецких карателей остался неуязвимым.
После окончания Великой Отечественной Войны Мария Александровна Фортус продолжала службу в составе войск Центральной группы и в Московском военном округе. В 1955 году она по состоянию здоровья вышла в отставку в звании майора. За особые заслуги Марии Фортус было присвоено звание почетного гражданина трех иностранных городов. За участие в войне она была награждена двумя Орденами Ленина, двумя Орденами Боевого Красного знамени и Орденом Красной Звезды. Мария Фортус является автором ряда литературных произведений- «Операция Альба Регия», «Раскрытая тайна», »В борющейся Испании», «Поединок с Гестапо» и других.

Автор выражает благодарность за любезное предоставление материалов о жизни М.А.Фортус руководству Херсонской гимназии №20 и директору лично.
Все исторические материалы, опубликованные в октябре и ноябре в газете «Таврийский Край» читатели могут найти на Интернет-портале
www. artkavun. kherson.ua На этом же портале публикуются произведения лучших херсонских поэтов и публицистов, статьи по генеалогии, геральдике и изобразительному искусству Юга Украины. Там можно найти и список наиболее известных херсонских Интернет-сайтов, посвященных вопросам искусства и истории.

Автор: Павел Иванов-Остославский

Источник: http://baza.vgdru.com/11/75625/

Share this post


Link to post
Share on other sites

Лорен Бэколл

 

Лорен Бэколл называют последней легендой 'золотого века' Голливуда. Она жила в эпоху Мэрилин Монро, но никогда не была в тени сексапильной блондинки. Ей удалось создать свой неповторимый образ, главная 'фишка' которого – взгляд исподлобья – покорил не меньше мужчин, чем пухленькие губы Монро.

bacall_369.jpg

Настоящее имя Лорен Бэколл - Бетти Джоан Перски. Она появилась на свет 16 сентября 1924 года в Бронксе, в семье евреев-иммигрантов. По словам актрисы, ее мать и бабушка были выходцами из Румынии и приходились родственниками президенту Израиля Шимону Пересу. Согласно официальным источникам, Бетти – двоюродная сестра Переса.

Отец девочки занимался торговлей, а мать была секретаршей. Когда ей исполнилось 5 лет, отец бросил семью, поэтому ее воспитанием занимались мама и бабушка. В 8 лет Бетти взяла фамилию бабушки – Бэколл, а позднее стала называть себя Лорен. В детстве она мечтала стать танцовщицей, но повзрослев, выбрала профессию актрисы.

После окончания школы Лорен поступила в Нью-Йоркскую академию драматического искусства. Благодаря эффектной внешности ей удалось устроиться моделью, и вскоре она уже украшала обложку модного журнала 'Harper's Bazaar'. Популярность Бэколл росла с каждым днем, и когда она достигла Голливуда, девушке предложили попробовать свои силы в кино.

'Богарт-Бэколл синдром'

На очаровательную Бэколл обратил внимание знаменитый режиссер Говард Хоукс. Он как раз искал претендентку на роль в экранизации произведения Хемингуэя 'Иметь и не иметь'. Когда Хоукс узнал, что Лорен обучается актерскому мастерству, он пригласил ее на пробы и, нисколько не колеблясь, утвердил на роль. Партнером актрисы по фильму стал легендарныйХамфри Богарт, звезда 'Мальтийского сокола' и 'Касабланки'.

Кинокартина 'Иметь и не иметь' (1944) была принята критиками 'на ура' и стала началом грандиозной карьеры Бэколл. Она подписала контракт с киностудией на семь лет, обеспечив себя постоянной работой. Но этот фильм был знаменателен не только этим. Во время его съемок между Лорен и Хамфри вспыхнула страсть, которая вылилась в бурный роман и закончилась браком. По словам актера, как только он увидел Бэколл, то влюбился как сумасшедший.

44-летний Богарт имел репутацию бунтаря, драчуна и выпивохи. За его плечами был богатый жизненный опыт: служба в морском флоте, три брака, множество удачных и неудачных фильмов. Девятнадцатилетняя Бэколл была проста и наивна и могла похвастаться только фотографиями в модном журнале. Многие говорили, что Хамфри был не пара Лорен, но устоять перед его загадочным взглядом и хрипловатым голосом она не смогла.

Ради справедливости стоит сказать, что Бэколл тоже поразила Богарта взглядом, но своим особенным – взглядом исподлобья. Позже он станет неотъемлемой частью ее образа, по которому актрису будут узнавать во всем мире. Но, по словам Лорен, возник этот взгляд случайно. Во время съемок первых фильмов она так волновалась, что опускала глаза и смотрела исподлобья. Поняв, что это нравится мужчинам, она стала делать так в каждом фильме.

Богарт был женат на эксцентричной актрисе Мэйо Мэйот, которая была очень ревнива. После продолжительных скандалов и уговоров ему все же удалось получить развод, и в 1945 году Хамфри и Лорен поженились. Несмотря на все прогнозы прессы, их брак хоть и не был идеальным, но оказался достаточно крепким. Они прожили вместе 11 лет, вплоть до смерти Богарта в 1957 году.

Лорен и Хамфри сыграли в нескольких успешных фильмах: 'Глубокий сон' (1946), 'Черная полоса' (1947), 'Ки-Ларго' (1948). Их творческий союз стал знаковым явлением в Голливуде и получил название 'Богарт-Бэколл синдром'. Кроме этого в течение года они вели на радио программу 'Bold Venture', которая пользовалась большим успехом. Не только в кино, но и в жизни они были преданы друг другу, поэтому смерть мужа стала для Лорен настоящим ударом.

'Хозяйка норы крысиной стаи'

После смерти Богарта Бэколл осталась с двумя маленькими детьми: сыном Стивеном и дочерью Лесли. Забота о детях помогла ей пережить тяжелую утрату. За свою карьеру актриса не волновалась. После выхода на экраны комедии 'Как выйти замуж за миллионера' (1953), которая имела ошеломляющий успех, Лорен признали одной из первых красавиц Голливуда, а значит работа ей была обеспечена.

Вскоре за актрисой стал ухаживать главный сердцеед Голливуда – певец и актер Фрэнк Синатра. Их бурный роман должен был закончиться свадьбой, но когда об этом узнали журналисты, Синатра разозлился и разорвал помолвку. Совершенно другим оказался актер Джейсон Робардс. В 1961 году он сделал Лорен предложение, и они поженились. Несмотря на то, что в семье появился сын Сэм, это не спасло ее от распада. Главной причиной развода, который был официально оформлен в 1969 году, Бэколл назвала пристрастие Робардса к алкоголю.

Почти 30 лет – с конца 50-х до начала 90-х годов – актриса практически не снималась в кино. Исключение составляют лишь несколько фильмов, среди которых криминальная драма 'Харпер' (1966), детектив 'Убийство в Восточном экспрессе' (1974), вестерн 'Самый меткий' (1976).

Бэколл сосредоточилась на работе в театре, где, надо признать, достигла немалых успехов. Ее блистательная игра на Бродвее в спектакле 'Аплодисменты' не осталась незамеченной, и в 1970 году актриса получила свою первую премию 'Тони'. Второй статуэтки самой значимой театральной награды Лорен удостоилась в 1981 году за игру в мюзикле 'Женщина года'.

К активным съемкам в кино Лорен Бэколл вернулась, когда ей было уже 70 лет. Она поражала режиссеров работоспособностью, а критиков – своей игрой. Лорен появилась в таких картинах, как 'Свидание со смертью' (1988), 'Мизери' (1990), 'Чужое поле' (1993). В 1996 году актриса поразила всех своим талантом, сыграв в фильме Барбры Стрейзанд 'У зеркала два лица'. За роль Ханны Морган она получила 'Золотой глобус' и была номинирована на 'Оскар'.

Лорен Бэколл была занята в кино до последних дней своей жизни. В 2009 году Американская киноакадемия наградила актрису почетным 'Оскаром', отметив, что она занимала центральное место в фильмах 'золотого века' Голливуда. Бэколл не хватило всего месяца, чтобы дожить до своего девяностолетия. 12 августа 2014 года она скончалась от обширного инсульта.

Мало кто знает, что в 50-60-х годах существовала команда деятелей шоу-бизнеса, которые выступали в казино, клубах и других заведениях с музыкальными и комическими номерами. Члены коллектива группировались вокруг Хамфри Богарта иЛорен Бэколл и часто собирались на их квартире в Нью-Йорке. Среди них стоит отметить лидеров – Фрэнка Синатру, Сэмми Дэвиса и Дина Мартина. С легкой руки Бэколл этот коллектив был назван 'крысиной стаей', а за самой актрисой закрепился почетный титул 'хозяйки норы'.

В 1990 году, после смерти Сэмми Дэвиса, коллектив, который олицетворял гламурный гедонизм Голливуда 50-х годов, окончательно распался. А со смертью Бэколл безвозвратно ушла эпоха 'золотого века'. Актриса была последней живой легендой того времени и остается ей даже сейчас, потому что на самом деле такие таланты живут в сердцах людей вечно.

Источник: http://www.peoples.ru/art/cinema/actor/lauren_bacall/

Share this post


Link to post
Share on other sites

Еврейская королева русского романса - Изабелла Юрьева

 


123367986_4638534_1363769506_yriva.jpg

В 1899 году в Ростове родилась Беллочка Ливикова. Ее родителей звали Даниил Григорьевич и Софья Исааковна. В дальнейшем Изабелла Даниловна собственную биографию слегка изменила. Она обозначила год своего рождения как 1902, умыкнув у себя самой три года жизни. Сделать это оказалось несложно. В начале 1930-х годов в Советском Союзе вводилась паспортная система. Многие данные вписывались в документ со слов граждан. Ну что поделаешь, женщина есть женщина! Хотелось казаться моложе. Но ближе к своему грандиозному юбилею Юрьева в содеянном призналась. Видимо, очень хотела, чтобы эту дату отметили в ее присутствии. И, как оказалось, поступила прозорливо. К выдуманному юбилею она бы уже не успела.

Эстрадный дебют Изабеллы состоялся в 16 лет. Ее пригласил выступить в ростовском городском саду знакомый скрипач симфонического оркестра. Девушку поразило то, что после исполнения оговоренных заранее песен публика аплодисментами заставила ее снова выйти на сцену. Прием так воодушевил Беллу, что она поняла: городской сад — это для нее мелковато. В семнадцатилетнем возрасте девушка приехала со своей матерью в Петербург, где предстала перед Алексеем Таскиным, концертмейстером легендарных Анастасии Вяльцевой и Федора Шаляпина.

123367987_4638534_03e20aada06284353bb238
Таскин прослушал две песни в исполнении Изабеллы, схватил ее за руку и умоляюще произнес: «Милая девушка, вы родились актрисой, ваш голос уникален от природы, вас ждет блестящее будущее! Но только не совершите одной непоправимой ошибки!» – «О чем вы?» – «Не вздумайте учиться!»
Девушка растерялась: «Но я приехала поступать в консерваторию». – «Ни в коем случае! Вы потеряете тогда свою индивидуальность! Отрепетируйте и тут же начинайте свой путь к славе».
35_Yurieva_Plastinka.jpgИзабелле этот совет понравился. Значит не надо тратить годы на кропотливую учебу, а можно сразу делать карьеру. У Ливиковой оказались феноменальная музыкальная память и абсолютный слух. А читать ноты Изабелла так никогда и не научилась. Артистическая карьера тогда еще Изабеллы Ливиковой началась в ее 18 лет. При первом же профессиональном выступлении в московском кинотеатре «Колизей» певицу представили публике как Изабеллу Юрьеву. Основой ее репертуара стали романсы. И публика их с восторгом приняла. Зрителей поражали ее сильный голос с индивидуальным тембром, искренность и умение мгновенно зажечь публику.
В 1924 году был взят курс на подбор молодых и перспективных артистов, которых собирались сделать звездами советской эстрады. Исполнителей для этого приглашали действительно талантливых. В одну из таких артистических групп попала и Юрьева. Отбор проводил импресарио с запоминающейся фамилией Рафаэль. В группу, которая начала свою эстрадную деятельность в Ленинграде, входили такие популярные позже артисты, как, например, Смирнов-Сокольский и Хенкин.
123368130_4638534_1344537691_izabellayurНельзя сказать, что коллеги из города на Неве были очень рады юному пополнению. Ведь по условиям договора молодые артисты получали по 15 рублей за каждое выступление. Далеко не всем даже известным исполнителям платили такие гонорары. Особенно ополчились ленинградские артисты на Юрьеву.
– Неужели вы так высоко оцениваете ее за внешность? — интересовались они у Рафаэля.
– Не только, — отвечал импресарио, — еще и за мастерство.
– Не верится, что эта девочка смогла уже наработать мастерство на такую сумму, — глумились местные мастера эстрады.
Но самым неприятным было то, что руководители ленинградских эстрадных подмостков не соглашались устраивать выступления Изабеллы. Никому не известная, но уже почему-то чрезвычайно высокооплачиваемая девушка, скорее всего ей благоволит Рафаэль. Вот пусть он ей из своего кармана и платит.
141933694135_Yueva_Izabella.jpg Импресарио все же удалось убедить Юдовского, владельца частного кинотеатра на Невском проспекте, испытать Юрьеву в деле. Вместе с ней принимал участие в этом концерте и Леонид Утесов. Когда Изабелла запела, то трудно было поверить, что этот необычный низкий тембр принадлежит трогательно стройной и маленькой (155 сантиметров) девушке. Успех был феноменальный!
Администраторы концертных площадок просто атаковали Изабеллу. Она дала согласие на свои выступления директору ресторана «Яр». Спела в этом заведении больше ста раз. Подошел к ней и Иосиф Аркадьевич Аркадьев (вообще-то Эпштейн) — директор театрального треста. Юрьева и не подозревала, что скоро этот человек станет ее мужем. А Аркадьеву и в голову тогда не могло прийти, что ради этой женщины он изменит свою жизнь — уйдет с престижной работы и станет личным администратором певицы, будет писать для нее песни и мотаться со своей любимой женой по гастролям. Не знали они тогда еще и того, что проживут вместе 46 лет.
123368131_4638534_80608fa8c85a685bf753b5В 1925 году Изабелла и Аркадий сыграли свадьбу. Сама Юрьева всю жизнь любила только одного человека — своего мужа. Но ее любили многие. Рассыльные постоянно приносили в квартиру певицы огромные корзины с цветами от самых разных мужчин. Еще до ее замужества за Изабеллой пытался ухаживать будущий американский миллиардер Арнольд Хаммер. Но он ей не понравился.
Михаил Зощенко как-то признался Изабелле, что «влюбился в нее почти сразу, со второго взгляда, и если бы не Аркадьев, влюбил бы и ее в себя». Но наличие мужа все же, видимо, не могло остудить чувства Михаила Михайловича, который почти каждый день посещал эту семью и проводил там много времени. В конце концов, обычно весьма уравновешенный Иосиф Аркадьевич попросил жену передать своему воздыхателю, что если он еще раз здесь появится, то возвращаться по лестнице будет уже кубарем.
35_Yureva_Izabella_muj.jpgБезответно влюбился в нее и Самуил Маршак. И это далеко не полный перечень знаменитых людей, потерявших из-за Юрьевой покой. Ну а уж «рядовых» советских граждан – поклонников творчества певицы было не счесть. Они нередко дежурили у ее парадной, почтовый ящик был забит их письмами. Аркадьев старался своего раздражения не демонстрировать. Что поделаешь, не на ткачихе женился.
С 1925 года Изабелла Даниловна — непременный участник правительственных концертов, ее гонорары растут, успехи популярной певицы восторженно описывают центральные издания. Казалось бы, Юрьеву ждет безоблачное будущее. Талантлива, обаятельна, любима публикой, против власти не выступает. Но, увы, власть сама начала на нее наступать. Коммунисты считали, если в искусстве не отображена их идеология, то это вовсе и не искусство, а так себе, профанация. Романсы, исполняемые Изабеллой Даниловной, действительно не призывали людей к строительству коммунизма.
А призывать к нему народ Юрьевой совершенно не хотелось. Ей трудно было представить себя поющей об уборке урожая, о трудовом энтузиазме рабочих-станочников или о дорогом товарище Сталине. Теперь газеты уже называли артистку жалкой ресторанной певицей и апологетом цыганщины. В 1930 году Изабелле Даниловне пришлось покинуть сцену. Лишь в 1937 году, когда гонения на романсы уменьшились, Юрьева снова появилась перед публикой. Как и раньше, купить билеты на ее выступления было непросто.
Очень скоро, как только ее начали приглашать на закрытые концерты для высшей номенклатуры в Кремль, Изабелла Даниловна поняла, что все эти пламенные партийные призывы не для власть имущих. При первом же таком посещении им с Иваном Козловским было цинично заявлено, что «не надо агитировать за советскую власть», а исполнять перед руководством страны лучше всего как раз то, что за пределами Кремля очень даже не рекомендовано. Юрьева заметила тогда, что с особым удовольствием слушал ее «цыганщину» именно Сталин.
Во время войны Изабелла Даниловна постоянно выезжала со своими концертами на фронт. Только в Ленинграде выступила 106 раз, добираясь туда с риском для жизни. Солдатам не был нужен никакой героический репертуар. Они требовали ее давно уже полюбившиеся песни: «Падают листья», «Белая ночь», «В старом саду», «Если можешь, прости», «Саша».
123367988_4638534_1402141429173193775.jp
В 1947 году снова начались гонения на «цыганщину». Сольных концертов у Юрьевой становилось все меньше, а критики в ее адрес все больше. В 1965 году Изабелла Даниловна вновь вынуждена была покинуть сцену. Правда, в 1968 году Юрьева дала сольный концерт в Париже. Ей было тогда 69 лет.
123367989_4638534_hqdefault.jpg
В 1979 году в жизни Юрьевой случилась трагедия — умер Иосиф Аркадьевич. Изабелла Даниловна оказалась в весьма незавидном положении. До этого всем бытом их семьи руководил ее муж. Юрьева понятия не имела, где и как нужно платить за квартиру, никогда не ходила в магазин за продуктами, не умела ни стирать, ни готовить.
123367990_4638534_imagesCA1IODXH.jpgСтолетний юбилей Изабеллы Даниловны отмечали в Московском театре эстрады. Министр культуры преподнес ей орден «За заслуги перед Отечеством IV степени». Юрьева возмутилась: «Никогда не считала себя человеком четвертой степени!» К микрофону певице помог выйти Иосиф Кобзон. И она запела. Это было последнее выступление знаменитой актрисы.
20 января 2000 года великая певица Изабелла Юрьева скончалась. Произошло это на 101-м году ее жизни.
Илья БУТМАН, Россия

ПЛЕЙЛИСТ

(29 видео)

 

Рубрики: Знаменитые евреи и еврейки

Share this post


Link to post
Share on other sites

Всех, кому дорога и интересна тема "Знаменитые еврейки", поздравляю со знаменательным рубежом: сегодня количество просмотров этой темы перешагнуло рубеж ПОЛТОРА МИЛЛИОНА! Виват!

:219:

Share this post


Link to post
Share on other sites

Рад, что дело мое не погибло: на сегодня число прочтения темы составляет 1 миллион 611 тысяч 343. Ура!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Loading...

×
×
  • Create New...