Jump to content
Форум - Замок
Борис Либкинд

Знаменитые еврейки

Recommended Posts

Немного о творческой судьбе Симоны Синьоре.

 

Симона Синьоре (фамилия по отцу - Каминкер) родилась в Висбадене (Германия). Французская актриса театра и кино. В юности работала машинисткой, училась на драматических курсах С.Сикара в Париже.

Во французском кино Симона Синьоре с 1941 года. Вначале снималась в массовках, играла маленькие роли (фильмы "Болеро", 1941; "Идеальная пара", 1945 и др.). Первая заметная роль - служанка бара в фильме "Демоны зари" (1946, режиссер Ив Аллегре). Симона Синьоре еще дважды снималась в фильмах Ива Аллегре ("Деде из Антверпена", 1948 и "Проделки", 1950).

Широкую известность Симоне Синьоре принесло исполнение роли Мари в фильме режиссера Жака Беккера "Золотая каска" (1952). Исполнение этой роли, проникнутое глубиной и подлинным драматизмом, было отмечено призом британских режиссеров и критиков - "Фомина". Наиболее полно драматический талант Симоны Синьоре раскрылся в ролях Терезы Ракен (одноименный фильм Марселя Карне, 1953) и Элизабет Проктор (фильм "Салемские колдуньи" по пьесе Артура Миллера, 1957).

Тонкое мастерство Синьоре ярко проявилось в роли Элис в фильме английского режиссера Джека Клейтона "Место наверху" (1958 г.). За исполнение этой роли Симоне Синьоре была присуждена первая премия на Международном кинофестивале в Каннах (весной 1959 г.) и премия "Оскар" Американской академии киноискусства.

Среди значительных работ актрисы - роли в фильмах "Смерть в этом саду" (1956, режиссер Л. Бюнюэль), "Купе убийц" (1964, режиссер Коста Гаврас), "Кот" (1971, режиссер П. Гранье-Деферр, премия на Международном кинофестивале в Западном Берлине), "Вся жизнь впереди" (1977, режиссер М. Мизрахи, премия "Сезар").

В 1982 г. С. Синьоре снялась в фильме "Ги де Мопассан". Наряду с кино, С. Синьоре успешно играла в театре. В парижском театре Сары Бернар она 280 раз исполнила роль Элизабет Проктор в "Салемских колдуньях" А. Миллера. Партнером Синьоре в этом спектакле, впервые поставленном в 1954 г., был ее муж Ив Монтан.

В 1966 г. Симона Синьоре с успехом исполняла роль леди Макбет на английском языке на Лондонской сцене. Симона Синьоре - автор двух книг: "Ностальгия как она есть" (1976 г.) и "Прощай, Володя" (1985 г.).

Симона Синьоре скончалась 30 сентября 1985 года на юге Франции.

 

по материалам сайта kinoexpert.ru

Share this post


Link to post
Share on other sites

Немного о творческой судьбе Симоны Синьоре.

Симона Синьоре скончалась 30 сентября 1985 года на юге Франции.

по материалам сайта kinoexpert.ru

Спасибо Вас за интерес к теме и уточнение. Думаю, что читателям будет интересно Ваше дополнение. К тому же, в прошлом материале Симону Синьоре "похоронили" на месяц раньше, а я проверить автора не смог. Видимо, это - недочёт.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Спасибо Вам за тему. Тема замечательная.

Вполне с Вами согласен. Правда, идея не моя (я об этом писал во вступлении к первому посту). Одно странно: количество просмотров перевалило уже за 2600, а никто, практически, не комментирует - читают молча. Поэтому я благодарен Вам за реакцию - это придаёт больше энергии. Музыканты тоже играют в тишине, но после исполнения всё-таки ждут аплодисментов...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Это мы просто портить тему флудом не хотим.

Разве Ваш пост - флуд? Тема открыта для всех, любой может добавить и своё предложение, и интересный материал (если он соответствует теме) - как это сделали Вы. Я уверен, что любители флуда не станут читать эту тему. А если таковые найдутся, то на них есть модератор.

:8_1_228:

Share this post


Link to post
Share on other sites

Глаза Эльзы

 

В глубинах глаз твоих, где я блаженство пью,

Все миллиарды звёзд купаются, как в море.

Там обретает смерть безвыходное горе,

Там память навсегда я затерял свою.

И если мир сметёт кровавая гроза,

И люди вновь зажгут костры в потёмках синих

Мне будет маяком сиять в морских пустынях

Твой, Эльза, дивный взор, твои, мой друг, глаза.

Она родилась 12 сентября 1896 г. в Москве, в семье известного адвоката Юрия Кагана. Родители назвали дочь Эллой. Эльзой она стала называть себя позже, в эмиграции. Триоле – фамилия её первого мужа. Семья Каганов была необычной для своего времени. Отец, Юрий Александрович, вырос в еврейском гетто; впоследствии блестяще учился, окончил юридический факультет университета и стал бестящим адвокатом, представлявшим интересы актёров и музыкантов. Мать, Елена Юрьевна, была пианисткой. Она родилась в Прибалтике, знала несколько языков. Французскому с детства стала учить дочерей Эллу и Лилю. В возрасте, когда ещё играют в дочки- матери Элла уже читала Лермонтова и Пушкина. Она была очень способной и, в отличие от старшей сестры, прилежной и послушной. А ещё она была очень красива. Рыжеволосая Лили и белокурая Эльза всегда обращали на себя внимание. Однажды, когда девочки вместе с матерью прогуливались по Тверской, господин в роскошной шубе остановил извозчика с возгласом: «Боже! Какие прелестные создания!» И пригласил всех в Большой театр на свой спектакль. Это был Шаляпин.

 

Эльза всегда любила поэзию. И не случайно, повзрослев, она окунается в мир декадентов, символистов и, наконец, футуристов. На одной из молодёжных вечеринок она познакомилась с Владимиром Маяковским. Мечтательная большеглазая девушка поражена огромной атлетической фигурой, необычной манерой одеваться, рокочущим голосом поэта. Всё в нём вызывает удивление, постепенно перерастающее в восхищение и в первую, то ли ещё подростковую, то ли уже в юношескую влюблённость. В этот период юный Маяковский – ещё никому не известный поэт. Настолько неизвестный, что в семье Каган вызывает лишь раздражение, принимают его здесь довольно холодно. Но Эльза продолжает видеться с ним. Их связывает дружба... если, конечно, это возможно между очаровательной девушкой и молодым человеком. Он читал ей свои первые стихи, и удивительно, как эта девочка, воспитанная на русской классической литературе XIX века поняла и оценила неординарную поэзию Маяковского. «Его гениальность была для меня очевидна»,- напишет Эльза в своих воспоминаниях. Она защищает этот необузданный талант и, надеясь всё же найти союзников в семье, знакомит его в 1915 году со своей старшей сестрой.

 

В этот период Лилия Брик уже замужем и носит фамилию мужа. Складывается необычная ситуация со сложными и непонятными для большинства отношениями - кто-то говорит треугольник, кто-то - четырехугольник... Итак, не Эльза, а Лилия становится вдохновительницей, музой и возлюбленной будущего пролетарского поэта. А у Эльзы появляется нередкое в такой ситуации чувство соперничества с любимой сестрой и комплекс: "меня никто не любит....". Её романтическая влюбленность в Маяковского, не успевшая стать любовью, затем превратится в настоящую дружбу, прерванную в день его трагической смерти. Но Эльза еще не раз докажет, что обладает удивительным чутьем угадывать и ценить таланты, качество, притягивавшее к ней божественно одаренных, неординарных мужчин. Владимир Маяковский был первым, Луи Арагон - последним, а между ними - огромный промежуток жизни женщины, наполненный событиями и именами - ее благосклонности добивались Василий Каменский, Роман Якобсон, Виктор Шкловский.

 

Опубликованное фото

1917 год. Эльзе 21 год, и у нее уже есть определенный жизненный опыт. Она изучает архитектуру, уже успела разочароваться в любви, познала, что такое смерть - в 1915 году умер её отец. Траур по отцу совпал с очень грустными днями в истории России: начало Первой мировой войны, экономический и политический кризисы... Сложная эпоха, в которой не каждый мог разобраться. И в том же 1917 году, она знакомится с элегантным французским офицером, служившим при представительстве Франции в России. Это Андрэ Триоле, который, попав под обаяние белокурой барышни, влюбляется и довольно быстро делает ей предложение. И самое удивительное, что Эльза соглашается. Она, мечтающая стать, как и сестра, музой поэта, выходит замуж за обыкновенного офицера, не пишущего стихов и не блещущего талантами. Что это? Брак по расчету, брак по любви или брак обстоятельств? Вероятно, все вместе. Молодожены уезжают на чудесный остров Таити. Два года, проведенные среди роскошной вечнозеленой природы, принесли Эльзе новые разочарования. Она пытается приобщить Андре к русской культуре, хочет начать с ним изучать русский язык, его же больше интересуют лошади и яхты. Одиночество вдвоем. Она не этого ждала от брака. Она скучает по Москве, по поэзии, по снегу и по друзьям. Все эти размышления в дальнейшем лягут в основу ее первого романа "На Таити" (1925).

 

В 1920 году они возвращаются в Париж, и вскоре расстаются. Эльза сохранила имя мужа, под которым она и вошла сначала в русскую, а затем и во французскую литературу. Расставшись с мужем, Эльза некоторое время жила в Лондоне, где работала в архитектурной мастерской (ещё в Москве она получила диплом архитектора). Затем отправилась в Берлин – тогдашний центр русской эмиграции. В 1923 г. В Берлине жили в то время около 300 тыс. русских эмигрантов. Только типографий и издательств, которые выпускали газеты и книги, насчитывалось более восьмидесяти. Начала писать и Эльза. Интересно расказывает о берлинском периоде её жизни книга Виктора Шкловского «Zoo» (в районе «Zoo» - берлинского зоопарка – жили многие русские эмигранты). Виктор Шкловский - будущий известный прозаик и литературовед без памяти влюбляется в Эльзу. Его любовь сильна и требовательна, но, к сожалению, безответна: то ли Эльза не может забыть Маяковского, то ли Шкловский не в её вкусе. Она нежна с ним, ценит его талант, они много общаются, часто переписываются, но не более. В какой-то момент, уже в начале 20-ых годов, почувствовав определенную усталость от этих, не нужных ей, отношений, она запретит ему говорить и писать ей о своей любви. И тогда появился "Zoo" - роман, с которым имя Эльзы, вместе с ее письмами Виктору Шкловскому, вошло в историю русской литературы. Книга сыграла в жизни Эльзы важную роль - прочитав в романе её письма, Горький посоветовал ей заняться литературным творчеством.

 

В 1924 г. Эльза вернулась в Париж. Художник Фернан Леже снял для неё номер в недорогом отеле на Монпарнасе, и она с головой окунулась в бурную парижскую жизнь. Однако, в глубине души была пустота: без родных, без друзей юности, без Москвы, без желания писать и, наконец, без любви... Она ждет любви, как любая нормальная женщина, сколько бы ей ни было лет, и именно в эти дни появляются такая запись в ее дневнике: "Мне 28 лет и я надоела сама себе". Она мечется между Францией и Россией. В Париже тоскует по Москве, а, приехав в Москву, вспоминает Париж . В 1924 году в Париж впервые приезжает Владимир Маяковский. "С ним приехали моя юность, моя Родина, мой язык", - напишет она сестре. Они видятся каждый день, Эльза становится для него не просто переводчиком, она погружает его в неповторимую атмосферу Парижа, водит по музеям и знаменитым парижским соборам, мастерским художников. Теперь уже она читает ему свои первые литературные пробы... На какой-то момент Маяковский разбудил вней не реализованную в юности дружбу-страсть но встреча с настоящей любовью была ещё впереди....

 

Впервые ОНА увидела ЕГО в 1925 году в одном из парижских кафе, во время собрания французских поэтов - сюрреалистов. Луи Арагон был среди них, а Эльзу, по-прежнему, интересуют все новейшие тенденции в литературе. Вторая встреча произошла намного позже - в 1928 году. ОН еще не о чем не догадывался, но ОНА уже поняла, что именно этот мужчина должен её полюбить. Причем Эльзу даже не остановило, что в его жизни в этот период была другая женщина - Нанси Кюнар: сумасбродная, эгоцентричная, избалованная дочь одного из самых богатых судовладельцев Великобритании. Это не её сестра, ради которой она готова была жертвовать своими чувствами, но незнакомая и абстрактная соперница. А, возможно, пришла настоящая любовь. И Эльза, первая подойдет к нему, желая завязать знакомство. Она полна противоречий, не хочет быть навязчивой, боится его потерять и в то же время чувствует, что должна отвлечь его от соперницы. И влюбленная Эльза находит идеальный выход - знакомит Маяковского и Арагона - двух поэтов одного поколения и одного направления, но разной национальности, и именно она становится связующим звеном - сначала между Арагоном и Маяковским, затем между Арагоном и Россией - страной, которая интригует его своей историей, революцией, богатой культурой. Классический Пушкин, которого он боготворит в этот период, и новое модернистское искусство, абстракционизм Кандинского и русский балет Дягилева, необычная музыка Стравинского и футуризм Маяковского - и именно Эльза стала для него олицетворением этой новой культуры. Так постепенно зарождалась любовь Арагона. Это не была любовь с первого взгляда, начало этой любви не совпало с влюбленностью Эльзы, но она умела ждать, оставаясь в тени.

 

Боже, до последнего мгновенья...

Сердцем бледным и лишенным сил

Я неотвратимо ощутил,

Став своею собственною тенью.

Что случилось? Все! Я полюбил.

Как еще назвать мое мученье?

Эльза добилась своего, разбудив в мужчине не просто чувство любви. Она одухотворяет его талант, став его музой. Он начинает изучать русский язык, как иронично заметил Бернар-Анри Леви, из-за ревности, чтобы понимать, о чем она говорит с другими. В первые годы совместной жизни супругам пришлось столкнуться с серьёзными материальными проблемами. До встречи с Арагоном Эльза жила на деньги, которые присылал ей муж. Теперь денег не стало. А на литературные заработки Арагона едва ли можно было прокормиться. Тогда Эльза взяла инициативу в свои умелые ручки. Из ракушек, дешёвого жемчуга, металлических колец, пуговиц, кусочков отделочной плитки и даже из наконечников от клизм она начала делать ожерелья на продажу. Она обладала тонким художественным вкусом и парижанкам понравились необычные и недорогие ожерелья. Работа, однако, была нелёгкая. Впрочем, Арагон тоже вносил посильный вклад. Ранним утром он выходил из дома с чемоданчиком, в котором хранились образцы Эльзиной бижутерии, для того, чтобы найти оптовых покупателей. Помог им случай. Американскому корреспонденту журнала «Vogue» так понравились изделия Эльзы, что он рекомендовал их знаменитым домам мод, таким, как «Пуарэ», «Скьяпарелли» и «Шанель».

 

Популярность «ожерелий Триоле» оказалась фантастической. Порою Эльзе приходилось ночи напролёт сидеть за работой, чтобы в срок выполнить заказы.Она хорошо зарабатывала, стала признанной законодательницей мод и вошла в мир кутюрье. С большой иронией Эльза Триоле описала на русском языке этот мир в 1933 году, в книге «Ожерелья». Книга вышла только после смерти Эльзы и Луи Арагон позже перевёл её на французский. В СССР издать книгу не удалось. Полулиберальные времена кончились, эмигрантов практически не печатали. Лишь маленькие фрагменты «Ожерелий» появились в одной из московских газет.

 

Любовь Эльзы и Луи была взаимна, и эта любовь вдохновляла не только поэта, но и его возлюбленную. Эльза получила тот эмоциональный толчок, которого она ждала уже многие годы, любовь разбудила её желание писать. Сначала она занимается переводами с русского, а затем пришел день, когда она, вспомнив слова Горького, оценившего её письма к Шкловскому, решила нырнуть во французский, который она знала в совершенстве, но... все-таки это не родной язык. Первые пробы были сродни "пыткам", ей не легко далась миграция в иной язык. Но не это оказалось самым трудным. В середине 30-ых годов Луи Арагон уже довольно известный французский писатель и поэт, Эльза живет в ореоле его славы. Это мучает её. Она пытается разобраться, почему её начали печатать во Франции - потому, что она - Эльза Триоле - талантливая писательница, или потому, что она "бездарная возлюбленная Арагона". Это едкое замечание французских критиков сопровождало её всю жизнь. И не только это. После многочисленных поездок с Арагоном в советскую Россию, французская печать обвиняет её в том, что она агент КГБ. Ее обвиняли в жажде славы и холодном расчете по отношению к талантливому Арагону, ненавидели за её влияние на писателя, говорили, что она манипулировала молодым поэтом, превратившимся в дальнейшем в автора романа-эпопеи "Коммунисты". При этом злые языки забывали добавить, что Л.Арагон вместе со своим другом А. Бретоном вступил Компартию в 1927 - за год до знакомства с Эльзой. Но как ни странно, все это еще больше сближало их и никак не препятствовало их вдохновению. Арагон создает чудесные стихи, ставшие классикой любовной лирики во французской литературе ХХ века.

 

Невозможность публиковаться на родине сделала Эльзу Триоле французской писательницей. Самые крупные её произведения написаны по-французски. Романы «Добрый вечер, Тереза» (1938), «Конь белый», «Великое никогда», «Луна-парк», «Конь красный» (1953), «Авиньонские любовники» (1943),сборник рассказов «За порчу сукна штраф 200 франков» (1945), «Вооружённые призраки» (1947), «Никто меня не любит» (1946), «Инспектор развалин» (1948), «Свидание чужеземцев» (1956). Наиболее известна и популярна трилогия Эльзы Триоле «Нейлоновый век», состоящая из романов «Розы в кредит» (1959) и «Душа» (1963). Широкую известность Эльзе принесла повесть «Авиньонские любовники», напечатанная в 1943 году в одной из тайных типографий на юге франции.Она вышла под псевдонимом Лорент Даниэль: Эльза вместе с Арагоном скрывалась от оккупантов в подполье. В 1944 г. она получила за эту повесть Гонкуровскую премию – высшую награду, которой во Франции может добиться писатель. Но это не был обычный писатель – это была женщина, да к тому же и не француженка...

 

После войны Эльза Триоле и Луи Арагон стали настоящими литературными знаменитостями. Позади остались годы нужды, ночные бдения за изготовлением ожерелий. Супруги много разъезжали по миру, выступали на митингах и писательских конгрессах. Они любили и вдохновляли друг друга, вместе ошибались и вместе не боялись исправлять свои ошибки, публично признав их в своем мировоззрении после того, как советские танки вошли в Прагу в 1968 году. Они становятся мифической парой 50-60 годов ХХ века, их портреты и интервью печатаются в самых престижных журналах.

 

Да, "двадцать лет спустя" - насмешливая фраза!

В ней подведен итог всей нашей жизни сразу.

В трех издевательских словцах Дюма-отца -

Мечта и та, чья тень живет у нас в сердцах.

Единственная, Ты, кто всех нежней и ближе,

Весь мир в тебе одной, как эта осень, рыжей,

Надежда и печаль - в тебе, любовь моя,

И вот я жду письма, и дни считаю я.

Эльза Триоле много сделала для сближения русской и французской литературы – переводила произведения А.П. Чехова, Н.В. Гоголя, В.В. Маяковского, Вел. Хлебникова, В.Я. Брюсова, Б.Л. Пастернака и др. Составила «Антологию русской поэзии XVIII – XX вв.». Также участвовала , в качестве консультанта, в постановках пьес Чехова в парижских театрах.Она же является автором книг о Чехове, воспоминаний о Маяковском. Сегодня во Франции существует «Общество друзей Арагона и Триоле». Квартира, где они жили, превращена в музей. Творчество Эльзы Триоле и её жизнь продолжают привлекать внимание читателей. Были полностью опубликованы её дневники и письма на французском языке. Вышла в свет полувековая переписка сестёр Эльзы и Лили. Не осталась в стороне и Москва: здесь переиздали роман Шкловского «Zoo». В январе 1970 г. был опубликован последний роман Эльзы Триоле – «Соловей умолкает на заре». А в июне она умерла от сердечной недостаточности.

 

...Однажды у Пикассо вырвалось: «Ох уж эти русские! Эта Эльза! И эта её верность!» О чём же тогда подумал великий художник? Быть может, о своей первой жене – Ольге Хохловой- тоже русской, оставшейся верной ему даже после развода... А может вообще о тех Женщинах, которые обладали удивительным даром – не затрагивая самолюбия своих избранников, вдохновлять их, помогать, и, незаметно влияя на них, направлять к успеху.

 

Автор: Эвелина Ведом (по материалам интернета)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Сапгир Кира Александровна – поэт, прозаик, журналист, литературный переводчик. Родилась в Москве. Окончила Московский Институт иностранных языков (французское отделение). Автор сборников детских стихов, сказок, сценариев мультфильмов. С 1978 года живет в Париже. Сотрудничает с русскоязычными и российскими газетами и журналами, постоянный автор парижской газеты «Русская мысль». Член Международного ПЭН-Клуба, Международного союза журналистов, Союза писателей Москвы.

За годы жизни в Париже выпустила книги «Ткань лжи», «Дисси-блюз», сборник рассказов «Оставь меня в покое», а также сборник эссе и очерков «Дуэли и дуэты», увидевших свет в петербургском издательстве «Алетейа». За последнюю книгу получила почетный диплом фестиваля «Зеленая волна» (Одесса, 20060) как автор лучшей книги в жанре нон-фикшн.

Переводчик французских поэтов, в том числе Жоржа Брассенса (около 20 песен) и почти целиком — «Золотой книги французской народной поэзии», которая вскоре выходит на компакт-диске в аранжировке Псоя Короленко.

Не привлекалась… Не состояла… Не участвовала… ну и т.д.

 

Опубликованное фото

Представляем вниманию читателей репортаж Киры Сапгир о парижской премьере оперы Жана-Франсуа Фроманталя Галеви «Еврейка».

 

16 февраля 2007 года в Национальной Парижской Опере Бастилии состоялась премьера оперы Жана-Франсуа Фроманталя Галеви «Еврейка». Это классический шедевр XIX века, который сегодня решил предъявить во всем блеске режиссер-новатор Пьер Оди, возглавляющий Нидерландскую Оперу. Дирижирует израильский маэстро Даниель Орен, а в главных ролях – такие звезды, как солистка Ла Скала Анна-Катерина Антоначчи (Рахиль) и прославленный американский тенор Нейл Шикофф (Елеазар). При этом за неделю до официальной премьеры Национальная Опера пригласила бесплатно всех желающих на официальный прогон спектакля, показанного впервые 23 февраля 1835 года, в Париже, в Королевской музыкальной Академии Плейель. Либретто оперы написал Огюстен Эжен Скриб (1791-1861), блистательный комедиограф, академик, которого современники называли «сценическим виртуозом».

 

Французский оперный классик Жан-Франсуа Фроманталь Галеви (настоящие имя и фамилия — Элиас Леви) (1799-1862) родился в семье кантора Эли Галеви. Галеви происходит из древнего еврейского рода. Его предком был знаменитый Иегуда Га-Леви (1075-1141) — живший в Испании поэт и один из крупнейших еврейских мыслителей Средневековья. С детства Фроманталь Галеви обнаруживает редкостные музыкальные способности. Девяти лет от роду он поступает в Парижскую консерваторию в класс композиции, где его учителем становится прославленный Луиджи Керубини.

Получив в Италии престижную Римскую премию (1819), юноша возвращается в Париж, где с 1833 года ведет в консерватории классы контрапункта и композиции. В числе его учеников – Сен-Санс, Шарль Гуно и будущий зять — Жорж Бизе. Но первый настоящий успех пришел к композитору благодаря опере «Мастеровой», поставленной в 1827 г. на сцене театра Фейдо. С тех пор Галеви почти ежегодно создает новую оперу. В их числе — даже «Пиковая дама» (1850) — по повести «Пушкина», вестимо.

 

Современный человек вряд ли способен разделить и даже понять всеобщую страсть людей XIX столетия к «большой опере». Поэтому сегодня трудно представить, какой сенсацией стала опера Галеви «Еврейка» для слушателей того времени. (Напомним, что в России она сначала весьма неполиткорректно именовалась «Жидовка», впоследствии получив нейтральное название «Дочь кардинала».)

Действие пятиактной оперы разворачивается в XIV веке. В ту эпоху в католическом мире шли массовые преследования евреев. Их изгоняли пытали, сжигали как еретиков. И главный герой – еврейскимй купец Елеазар, у которого святейшая инквизиция замучила и погубила сыновей, решает стать карающей десницей Божьей: посылает дочь Рахиль, воспитанную в строжайших иудейских традициях, отомстить палачу – кардиналу Брогни, который на самом деле – настоящий отец Рахили… Но, как это часто бывает в опере, победила любовь. Во имя любви к христианскому юноше Рахиль жертвует собой и забывает о мести.

 

Премьера «Еврейки» на сцене Парижской Оперы состоялась с участием гениального тенора Адольфа Нурри, исполнявшего роль Елеазара. Певец настолько вдохновился трагической ролью отца-мстителя, что даже стал соавтором Скриба, написав текст магистральной арии «Рахиль, ты мне дана небесным провиденьем»… Успех превзошел все ожидания! Для премьеры дирекция не пожалела всевозможных постановочных спецэффектов, включая появление на сцене двадцати живых лошадей, позаимствованных из цирка. По популярности «Еврейка» тогда обошла даже «Гугенотов» Мейербера. И по сей день это творение Галеви ставят на всех оперных подмостках мира, партию Элеазара пели все великие теноры — от Энрико Карузо до Хосе Каррераса.

 

Вечером 16 февраля 2007 года зал Оперы Бастилии то и дело взрывался от аплодисментов после труднейших партий, с блеском исполняемых лучшими голосами Европы. Несмотря на овации и общее ликование, справедливость требует отметить определенные слабости спектакля: некоторый сумбур, толчею статистов, в целом неудачный балет. Да и что греха таить, вокал на протяжении 3,5 часов с непривычки утомляет.

Тем не менее, «Еврейка» — крупнейшее событие сезона – и не только культурное. «Это еще и событие политическое», считает Оди Ру, театральный обозреватель парижской газеты «Монд». «Это произведение – в высшей степени ангажированное. Оттого оно имеет сегодня немалый общественный резонанс», - вторит ему авторитетный музыкальный критик «Фигаро» Марион Тибо. А газета «Либерасьон» оповещает о том, что 25 февраля в Амфитеатре Оперы Бастилии состоится коллоквиум «Дети Шейлока», посвященный опере, которая в наши дни приобрела не просто новое звучание, но и особую актуальность. Мир сегодня, как и сто лет назад, страдает от предрассудков, религиозных конфликтов, экстремизма, расовой нетерпимости. И не случайно в 1934 году «Еврейка» исчезла с афиш в странах, где уже пропечатывалась чугунная поступь фашизма.

 

Кира Сапгир из Парижа

Источник: http://www.booknik.ru/news/report/?id=15344

Share this post


Link to post
Share on other sites

Борис, тема действительно замечательная, познавательная. Спасибо вам, вы делаете огромную и нужную работу.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Борис, тема действительно замечательная, познавательная. Спасибо вам, вы делаете огромную и нужную работу.

Спасибо!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Уроженка Нью-Йорка, Эмми Россум в раннем возрасте проявила незаурядные способности в пении. В семь лет она была принята в детский хор ведущего оперного театра США - Метрополитен Опера. Девочка выступала на одной сцене с такими звездами как Пласидо Доминго и Лучиано Павароттии. Она пела в Карнеги Холл в постановке "Проклятие Фауста". За время пребывания в хоре, Россум приняла участие в 20 оперных постановках, арии которых исполнялись на шести различных языках. Ей посчастливилось поработать в постановке "Кармен" под управлением Франко Дзеффирелли.

 

Опубликованное фото

Вскоре Эмми была замечена агентом, и начала посещать прослушивания. В 1997 году она дебютировала в сериале "Пока вращается мир", который уже много лет не покидал экраны телевизоров. Кстати, эта мыльная опера стала профессиональным трамплином для многих молодых актрис. Годом позже, она получила гостевую роль в детективном сериале "Закон и порядок", а еще через год снялась в двух фильмах и мини-сериалах. В 1999 году Россум была выдвинута на соискании награды лучшей молодой актрисе за работу в сериале "Гений", последовавшую за исполнением роли юной Одри Хепберн в биографическом сериале ЭйБиСи "История Одри Хепберн". Ее карьера в кино пошла вверх. Она снялась в картине "От судьбы не уйдешь" (2000) c Наташей Хенстридж, в "Американской рапсодии" (2001) с другой молодой актрисой Скарлетт Йоханссон. Исполнила роль дочери персонажа Шона Пенна в завоевавшей оскара драме Клинта Иствуда "Таинственная река". Работала с Деннисом Куэйдом в фантастической ленте "Послезавтра". Наконец, Эмми получила главную роль Кристины в картине Джоэла Шумахера "Призрак оперы", экранизации известного мюзикла, где смогла реализовать свой талант певицы. Одной из последних работ Эмми в кино стал фильм-катастрофа "Посейдон".

 

Сайт: People's History

Дата публикации на сайте: 10.01.2007

 

А вот несколько более свежая информация об Эмми Россум:

 

В следующем году Голливуд обещает сразу две премьеры с участием актрисы Эмми Россум. Недавно стало известно, что 21-летняя звезда, не снимавшая уже два года и посвятившая себя музыкальному творчеству, согласилась сыграть роль главной героини (Алекс) в полнометражной драме молодого режиссера Адама Салки "Вызов" (Dare). Кроме того, в 2009-м году ожидается премьера сказочного боевика "Жемчуг дракона" (Dragonball), в которой Эмми превратится в многомудрую и отчаянную Бульму из японской манги – над этим фильмом, премьера которого многократно откладывалась, уже шесть лет работает режиссер Джеймс Вонг.

 

Роль Алекс обещает молодой актрисе немало сюрпризов и новых открытий. По сценарию, написанному на основе короткометражки Салки с аналогичным названием, Алекс оказывается в необычном "любовном треугольнике" – ее юные друзья и воздыхатели… любят друг друга. Съемки предполагают участие Эмми в "голых сценах", что, как говорит она сама, ее почти не смущает. "Наверное, пока я не могла бы раздеться полностью перед камерой. Но, если нужно, сниматься частично обнаженной я согласна", – сказала Россум в мае этого года, на выставке "Супергерои: мода и фантазия". Теперь, когда актриса утверждена на роль, фанаты Эмми с нетерпением ждут премьеры "Вызова".

 

Опубликованное фото

Все меньше терпения поклонники творчества Россум проявляют и по поводу "Жемчуга дракона". Еще весной сообщалось, что премьера состоится в августе нынешнего года. Но она снова отложена – по причинам, о которых создатели фильма предпочитают не распространяться.

Интерес к творчеству Эмми Россум проявляют не только в Америке, но и в Европе, а также в России и Израиле. Она работает в кино с 14 лет, но настоящий триумф пришел к ней четыре года назад, когда совсем юная девушка сыграла предмет любовной страсти главного героя фильма-катастрофы "Послезавтра" (The Day After Tomorrow). Этот фильм об ужасающих последствиях глобального потепления принес его создателям 400 миллионов долларов чистого дохода и народную славу – исполнителям главных ролей Дэннису Куэйду, Джейку Гилленхаалу и Эмми Россум. В том же году Эмми сыграла главную роль в кинокартине "Призрак оперы" (The Phantom of the Opera), этот фильм разошелся более скромными тиражами, но также имел заметный кассовый успех.

 

В 2006-м Эмми вновь сыграла в фильме-катастрофе – на сей раз, это была картина "Посейдон" о крушении океанского лайнера. И снова, как и в "Послезавтра", у главной героини был бойфренд, с которым она проходит огонь, воду и медные трубы.

По всей видимости, устав от однообразия предлагаемых ролей (и по личным причинам), Эмми Россум взяла тайм-аут. Два года она не снималась в кино. И теперь ей предстоит заново привыкать к камерам и командному тону режиссеров.

 

Эмми Россум (полное имя Эммануэль Грей Россум) родилась 12 сентября 1986 года в Нью-Йорке, в еврейской семье. Родители разошлись, когда ее мать, Шерил, была беременна. Своего отца Эмми видела всего два раза в жизни. Мать работала в банке и профессионально занималась фотографией, она воспитывала дочь одна. О своем детстве Эмми написала песню "Anymore" (альбом Inside Out), которую сама и исполняет.

В 1996-м Эмми была принята в детский хор Metropolitan Opera, ей приходилось петь вместе с Плачидо Доминго и Лучано Паваротти, хотя заслуженные маэстро вряд ли выделяли худенькую еврейскую девочку среди других юных хористок, которые получали обычно по 5 долларов за вечернее выступление. Эмми довелось выступать на 20 различных оперных сценах, она пела на пяти языках, и однажды даже сумела заработать 150 долларов за один вечер.

 

В 12-летнем возрасте Эмми Россум начала самостоятельную карьеру. Ее дебют на телевидении состоялся в 1997-м, когда ей досталась эпизодическая роль в сериале "Закон и порядок". Потом, в 1999-м, была роль в телесериале "Пока Земля еще вертится" (As the World Turns). А в 2000-м, за роль в телефильме "История Одри Хепберн" 15-летняя Эмми была номинирована на звание "лучшей юной актрисы" года. Тогда же началась карьера Эмми Россум в большом кинематографе – за шесть лет (до большого перерыва) она сыграла десять заметных ролей.

Но увлечение музыкой не прошло. После роли в фильме "Призрак оперы" Эмми получила несколько заманчивых предложений о записи альбома. В основном, это были предложения записать "классический альбом", но Эмми пошла другим путем – и записала альбом собственных песен, в жанре, который она определяет как "современная музыка, но не для тех, кто жует резинку". На записи своего первого альбома Inside Out Эмми, по ее собственным словам, работала в студии по 12 часов в день.

 

Опубликованное фото

В настоящее время Эмми Россум живет на два дома – на Манхэттене, с матерью, и в Лос-Анджелесе, где записывался ее новый альбом. О себе она говорит так: "Если бы я не стала актрисой, то, наверное, подалась бы в математики или в астронавты".

Личная жизнь Эмми пока не складывается. Когда ей было 18, ее бойфрендом был Дэвид Вильденштейн, сын известного во Франции коллекционера и миллиардера. Но в 2006-м отношения были прерваны: Эмми все время снималась в Голливуде, а Дэвид жил в Нью-Йорке. Говорят, что теперь она встречается с Джастином Сигелем, сыном посла США на Багамах. Сама Эмми считает, что эта сторона ее жизни не должна интересовать папарацци, поскольку она "не спит с кем попало, не валяется пьяной и не танцует на столах".

 

Источник: http://newsru.co.il/rest/02jul2008/emmy_101.html

Share this post


Link to post
Share on other sites

Среди предков Кейт Хадсон были еврейские иммигранты из Венгрии, а у предков её отца прослеживаются итальянские и английские корни. Через полтора года после рождения Кейт родители, Голди Хоун и Билл Хадсон, разошлись. Воспитанием занимались мать и её друг, актёр Курт Рассел. Позднее Кейт сказала, что Билл Хадсон относится к ней с равнодушием, и своим отцом она считает отчима, Курта Рассела.

Кейт Гарри Хадсон родилась 19 апреля 1979 года в Лос-Анджелесе, штата Калифорния, в семье комедийных актеров Голди Хоун и Билла Хадсона. Буквально через пару месяцев после рождения дочери Билл и Годди развелись. И с тех пор ни Кейт, ни ее старший брат Оливер не видели своего настоящего отца, оставившего семью в довольно трудное для них время. Впрочем, для Голди и ее детей это была не такая уж большая потеря, так как четыре года спустя в их жизни появился актер Курт Расселл, источник положительных эмоций для семьи. В течение последних двадцати лет Кейт называет его "папой".

 

Опубликованное фото

Словно подражая своей матери, Кейт с самых ранних лет мечтала стать актрисой. Однако ее родители хотели для своего чада более приземленной карьеры. Но однажды, взяв семилетнюю Кейт на съемки фильма "Дикие коты", они "не уберегли" ее: Кейт сыграла там свою первую роль - дочери героини Голди. Мать решила, что не стоит препятствовать осуществлению мечты маленькой Хадсон, и по окончании школы Кейт разрешили поступить в театральное училище. Увы, вместо того, чтобы оттачивать свое актерское мастерство на сцене студенческого театра, Кейт решила идти напролом и отправилась прямиком в Голливуд. Будто бы доказывая окружающим, что можно пробиваться к славе и не использовать связи своих именитых родителей, она наняла собственного агента и начала посещать кинопробы. На одном из таких просмотров она попала к Курту Расселлу, подбиравшему актерский состав к своему новому фильму "Побег из Лос-Анджелеса". Роль в этом фильме ей так и не досталась, зато Кейт тут же получила приглашение от продюсеров хитового сериала "Вечеринка на пятерых". К сожалению, ее появление в сериале ограничилось одним лишь эпизодом (сценаристы не нашли для Хадсон подходящей роли). Очередное ее появление на телеэкране состоялось в 1997 году в сериале "Улицы EZ", после чего в карьере Кейт произошел значительный скачок, приведший ее в мир настоящего кино.

 

Первым фильмом для амбициозной 18-летней девушки стала комедия Моргана Фримана "Пустынная тоска", где ей досталась совсем небольшая роль, не позволившая раскрыть весь ее потенциал, впрочем, как и в ее следующей картине "Река Рикошет". А вот третья попытка оказалась удачной. Достаточно было Кейт появиться в паре небольших эпизодов в комедии "200 сигарет" - и многие критики назвали ее "лучшим, что было в этом фильме". Начинающая актриса сыграла в этой комедийно-драматической ленте трогательную невинную простушку Синди, которая в порыве любви ошибочно дарит свою девственность не стоящему того парню. Эта Синди задала тон последующим ролям Кейт: таких же трогательных, наивных, бесконечно обаятельных и в то же время неглупых и даже самокритичных девушек.

 

Роль Пенни Лейн, прелестной рок-фанатки из фильма Камерона Кроу "Почти знаменит" (2000), моментально вывела ее на звездную орбиту. Тогда практически все были уверены, что Кейт ждет "Оскар" за роль второго плана. Но она проиграла его Марсии Гей Харден из фильма "Поллок", хотя многие сочли это несправедливостью. Но и такой успех заставил говорить о Кейт Хадсон как о будущей звезде. Пытаясь преодолеть складывающийся о себе стереотип представлений как о красивой куколке из романтических историй, актриса стала экспериментировать с жанрами. Так, она снимается в молодежном триллере "Сплетня" (2000), где играет студентку колледжа, подло оклеветанную своим однокурсником и бывшим другом. А через два года она отказывается от заведомо выигрышной роли в будущем блокбастере "Человек-Паук" (роль в итоге досталась Керстен Данст) и соглашается сыграть в исторической драме Шекхара Капура "Четыре пера". И, хотя фильм был довольно сдержанно принят и в прокате, и критиками, а самой Кейт, затянутой в корсет, практически нечего было играть, ее попытки испытать себя в другом жанре не могут не радовать.

 

Второе дыхание в творчестве Кейт открылось, когда она снялась в высокобюджетных комедиях "Как избавиться от парня за 10 дней" и "Алекс и Эмма". И это несмотря на то, что эти роли вроде бы ничем не отличались от прежних. Впрочем, как и следующая ее роль в иронической драме

Джеймса Айвори "Развод".

Кейт не спешит переориентироваться на актрису более серьезных жанров. На выходе в этом году комедия Гарри Маршала "Воспитывая Хелен" с

Джоном Кьюсаком и "Можешь ли ты хранить секреты?" по роману Софии Кинселлы. А еще через год ожидается релиз драматической ленты Яна Софтли "Ключ к скелету". Все это скорее только начало долгой и успешной карьеры, поскольку с момента кинодебюта молодой актрисы прошло лишь чуть больше пяти лет. Правда, за это время она успела уже найти мужчину своей жизни. Фильм "Почти знаменит" не только подарил Кейт номинацию на "Оскар", но и свел ее с будущим мужем Крисом Робинсоном, солистом рок-группы "Black Crowes". Влюбленные сочетались браком в городе Аспен. Кейт родила Крису сынишку Райдера Расселла Робинсона, он появился на свет 7 января 2004 года.

 

Источник: http://kino.ukr.net/persons/419/

Share this post


Link to post
Share on other sites

12 августа 1952 г. был приведен в исполнение приговор членам Еврейского антифашистского комитета. Расстреляли всех, кроме... Случилось то, чего никто не мог предположить: подписывая "расстрельный" приговор, Сталин вычеркнул из списка обреченных единственное имя - академика Лины Штерн. Остались позади три с половиной года, проведенные в тюрьме. Ей подарили жизнь, но выслали в лагерь. Что же произошло? Однако все по порядку.

 

Лина Соломоновна Штерн родилась 26 августа 1878 г. в Либаве (так по-русски называли латвийский город Лиепая, входивший в Курляндскую губернию России). Отец занимался коммерцией, мать воспитывала детей, которых в семье было семеро. С 1888 по 1895 г. Лина училась в очень хорошей гимназии, где обучение велось на немецком языке. "Штерн" в переводе с немецкого - "звезда". За ясный и глубокий ум Лину называли "умненькой звездочкой". Впоследствии эта "звездочка" стала одной из ярчайших звезд в истории не только отечественной, но и мировой науки.

 

Опубликованное фото

 

Лина мечтала стать земским врачом. Позднее в автобиографических заметках она напишет: "Вначале медицина меня привлекала не столь как наука, а как филантропическая возможность". А еще она очень любила музыку и танцы (танцевала она прекрасно). Поэтому кроме медицинского ей хотелось получить и театральное образование - стать профессиональной танцовщицей. Пройдут годы, и она, уже известный ученый, в танцах будет находить отдых от напряженнейшей работы. Многим, вероятно, известна формула-шутка Альберта Эйнштейна, которая определяет успех человека в продвижении по служебной лестнице: Y = A + B + C, где Y - успех - зависит от А - умения работать, В - умения отдыхать и С - способности держать язык за зубами. Лина с юных лет умела отлично работать, интересно отдыхать, а вот с умением промолчать было хуже, впрочем, как и у самого великого автора формулы. Честный и смелый человек, она порой говорила то, о чем другие предпочитали помалкивать. Так было даже тогда, когда она находилась в сталинских застенках...

 

Поступить на медицинский факультет Московского университета Лине не удалось из-за существовавших в то время ограничений для людей не православной веры. Тогда она уезжает в Швейцарию и поступает в Женевский университет. Кроме немецкого она прекрасно владела несколькими иностранными языками, в том числе и французским. Она поселилась в доме, где жила семья Г.В. Плеханова, жена которого организовала пансион. У Лины Соломоновны на многие годы сложились добрые отношения с женой и дочерьми Плеханова. Прошло немного времени, а Лина уже знала многих русских политэмигрантов, занимавшихся в Женеве наукой. Одной из колоритных фигур был, конечно, Алексей Николаевич Бах, сыгравший исключительно важную роль в научной судьбе Лины Штерн.

 

Учась в Женевском университете, Лина серьезно заинтересовалась научной работой. Ее внимание привлекла физиология. На 4-м курсе она провела свое первое экспериментальное исследование и опубликовала научную статью о внутренней секреции почек (1902). Вскоре она успешно выполнила еще одну экспериментальную работу - исследовала двигательную функцию мочеточников. В 1903 г. Лина блестяще защитила диссертацию. Ей была присуждена университетская премия.

 

Дипломированный врач Лина Штерн возвращается на родину, в Россию. Но... ей пришлось снова сдавать экзамены в Московском университете, чтобы получить "отечественный" диплом врача. Когда она уже подыскивала место практикующего врача, из Женевы пришло письмо от профессора Ж.Прево, который приглашал ее на работу в качестве ассистента на кафедру физиологии. Обрадованная и польщенная Лина соглашается. Ее ум и трудолюбие, способность быстро и глубоко проникать в сущность научных проблем, умение держаться просто и с достоинством, спокойствие и юмор в сложных обстоятельствах вызывали уважение и симпатию у высокоинтеллектуальных, с пуританскими традициями профессоров и преподавателей Женевского университета. Был такой случай: в семье Прево возникла крайне напряженная обстановка. Его зять и помощник по работе Ф.Баттелли заболел. Будучи человеком мнительным и не всегда уравновешенным, он объявил, что умирает и хочет проститься с родными и близкими. В комнате собралось довольно много народу. Все расстроены и растеряны. Лина пришла как раз в то время, когда Баттелли стал требовать, чтобы его подняли с кровати. "Помогите мне, помогите мне встать, - просил он. - Пусть все видят, что римляне умирают стоя". Лина, быстро оценив ситуацию, спокойно, но очень твердо сказала: "Все ясно. Я вижу, как итальянцы разыгрывают комедию". После чего попрощалась и стремительно вышла из комнаты. Смерть Баттелли "отменил".

 

Прево, Баттелли и молодой ассистент Лина Штерн проводят исследования по физиологии дыхания, мышц, сердца, головного мозга. Штерн принимает участие в международных конгрессах физиологов, посещает лаборатории ведущих физиологов Франции, Бельгии, германии. Расширяя свой научный кругозор, она - что присуще только одаренным натурам - сохраняет способность обобщенно, философски подходить к научным проблемам. Напомним, что уже лет с 17-18 Штерн была знакома с классическими трудами немецких философов. В 1904 г. Штерн и Баттелли приступили к изучению биологического окисления. В дальнейшем эти работы получили широкое признание. Лина Штерн не только вошла в число ведущих ученых Европы, но и приобрела мировую известность. С 1906 г. приват-доцент Штерн начинает чтение курса лекций по физиологической химии, которую через некоторое время будут называть биохимией. На IX Международном конгрессе физиологов (Голландия, 1913) она выступила с докладом "Значение оксидов в механизме тканевого дыхания". Выдающийся немецкий биохимик Карл Нейберг высказал мнение, что молодой ученый из России прокладывает новые пути в науке. "Если бы Л.Штерн, - подчеркивал он, - ничего другого не сделала, кроме открытия оксидов, то уже только одним этим она завоевала бы почетное место в биохимии".

 

К 1917 г. Штерн - автор более 40 оригинальных работ по биологическому окислению. В том же году она публикует статью о наличии в экстрактах некоторых тканей животных биологически активных веществ - метаболитов, которые оказывают как сосудорасширяющее, так и сосудосужающее действие. В 1917 г. Лина Соломоновна получила звание профессора. Она стала первой женщиной-профессором в Женевском университете и одной из немногих женщин-профессоров в Европе. И когда в Женевском университете организовали новую кафедру физиологической химии, ее возглавила профессор Лина Штерн. В течение нескольких лет (1917-1921) Штерн и ее сотрудники проводят эксперименты по изучению центральной нервной системы и получают интересные результаты. Будучи ученым крупного масштаба, Штерн мечтала о большом научном коллективе, способном развивать начатые ею исследования. Все чаще она обращается мыслями к России. Поэтому когда в 1924 г. А.Н. Бах официально пригласил ее возглавить кафедру физиологии во 2-м Медицинском институте, то она сразу же согласилась.

 

31 марта 1925 г. Лина Соломоновна приехала в Москву. Этот день она считала знаменательным и в кругу друзей и коллег ежегодно отмечала его как день своего второго рождения. Хотя Штерн и не обладала искусством лектора, но интерес студентов к курсу физиологии, который она читала, бесспорно, был огромный. Поэтому многие записывались в ее научный кружок. Нередко на экзамене между ней и ассистентом возникала "полемика" о знаниях отвечающего. И тогда профессор говорила: "Мне важны не столь его конкретные знания, сколь понимание сущности предмета. Мы же побеседовали, и я убедилась, что товарищ умеет хорошо думать, а это главное".

 

Можно только удивляться масштабам деятельности, таланту и работоспособности выдающегося ученого: профессор 2-го Московского медицинского института (1925-1948) и одновременно директор Института физиологии АН СССР (1929-1948); возглавляет отдел биохимии Института инфекционных болезней им. И.И. Мечникова (с 1926 г.); организует и возглавляет Научно-исследовательский институт физиологии. Она создала отдел возрастной физиологии в Институте охраны материнства и младенчества. За один только 1935 г. опубликовала 45(!) научных работ... В 1933 г. Штерн присудили звание доктора биологических наук, в 1934 г., первой из женщин-ученых, - почетное звание заслуженного деятеля науки, а в 1939 г. первой из женщин-ученых Советского Союза она была избрана действительным членом АН СССР по отделению биологических наук. По поводу этого события величайший русский ученый В.И. Вернадский заметил: "В первый раз в академики прошла женщина - Штерн. Я думаю, вполне заслуженно".

 

В годы Великой Отечественной войны вся деятельность Штерн была направлена на оказание помощи раненым. Лина Соломоновна налаживает в госпиталях обучение хирургов разработанному ею методу лечения шока. В 1943 г. Штерн присудили Государственную премию СССР, а в 1944 г. она была избрана действительным членом Академии медицинских наук СССР. После войны (1949) за новый способ лечения туберкулезного менингита посредством внутричерепного введения стрептомицина, благодаря которому были спасены тысячи детей, Штерн получила авторское свидетельство. После XV Международного конгресса физиологов, на котором Штерн выступила с тремя сообщениями, отражавшими основные направления работ Института физиологии и кафедры физиологии 2-го Московского медицинского института, круг ее исследований значительно расширился. По инициативе Лины Соломоновны было начато систематическое изучение таких фундаментальных биологических проблем, как сон и долголетие, при этом она выдвинула собственную концепцию этих явлений.

 

Были случаи, когда научные концепции Штерн подвергались резкой и необоснованной критике. Будучи не только талантливым ученым, но и полемистом, обладая бойцовским характером, она убедительно и последовательно защищала свое научное мировоззрение. Но в 1950 г., когда критики ополчились против нее вновь, ответить своим оппонентам Штерн не смогла. 28-го января 1949 г. завкафедрой физиологии 2-го Московского медицинского института, академик АН СССР и АМН СССР, член Еврейского антифашистского комитета Лина Штерн была арестована и до июля 1952 г. без суда находилась в тюрьме. В документальной повести о репрессиях 30-50-х гг. "Обвиняется кровь" А.Борщаговский пишет: "Все новые и новые следователи, попытки сбить Штерн с ее спокойного тона меняющимися физиономиями допытчиков. Но никому не удастся выбить ее из колеи. Правило ее жизни, ее спасение, ее рыцарские доспехи - прямота и правда". Штерн писала: "...Достижения науки не должны оставаться в тайне от человечества: особенно широкие связи у меня были с сотрудниками английского, австралийского, датского, бельгийского и румынского посольств..."

 

74-летний академик Лина Штерн была приговорена к расстрелу, который, как мы уже знаем, был заменен пятью годами высылки в Среднюю Азию, в г. Джамбул (1952-1953). А потом вновь напряженнейшая работа: в 1954-1968 г. Штерн заведует отделом физиологии Института биофизики АН СССР. 1960 г. принес радостное известие: Женевский университет присвоил ей почетное звание доктора. Ученый с мировым именем Лина Штерн не была "синим чулком". Она постоянно следила за модой и считала, что пожилые и даже старые женщины должны одеваться ярче молодых. Лина Соломоновна пользовалась вниманием мужчин, но о своих привязанностях говорила скупо, да и то лишь близким людям. Ее племянница Э.Б. Башкирова вспоминала, как тетя с горькой иронией рассказывала о том, что однажды она даже была близка к замужеству. Однако когда ее избранник сказал: "Ну, Лина, мы скоро поженимся и тогда ты сможешь бросить свою работу...", Лина ответила: "Тогда, дорогой, мы никогда не поженимся". Ведь она твердо придерживалась мнения, которое высказал еще И.Кант: работа - лучший способ наслаждения жизнью.

 

Л.С. Штерн скончалась 7 марта 1968 г. Похоронили ее на Новодевичьем кладбище в Москве.

Время не стоит на месте. Проходят годы и десятилетия. А мы все пытаемся понять и объяснить то, что произошло тогда - в уже далеком 1952 г.: почему Штерн избежала расстрела. В повести "Обвиняется кровь" А.Борщаговский пишет: "Рискуя ошибиться, выскажу свое предположение. Милость Сталина я объясняю его усилившимися страхами перед смертью, склонностью верить в чудо... Об открытии Лины Штерн ходили легенды. Едва ли кто-либо из неспециалистов мог догадаться, что стоит за терминами "гуморальная регуляция физиологических процессов" или "гематоэнцефалический барьер" - вот и поговаривали, что академик Лина Штерн подошла к разгадке долголетия, торможения процессов старения..."

 

Автор: Р.А. Чаурина

Источник: http://nature.web.ru/db/msg.html?mid=1165380&s=120000000

Share this post


Link to post
Share on other sites

У харизматичной британской певицы Эми Уайнхаус есть все, чтобы стать настоящей звездой: шикарный голос, хорошие актерские данные, композиторский талант. Но когда близко знакомишься с ее творчеством и биографией, понимаешь, что не все так просто. Эми постоянно оказывается не такой, как того требуют законы жанра. Англичанка еврейских кровей, она поет как афро-американка. Выглядит очень сексуально, но никак это не обыгрывает. Ей чуть больше 20, но у нее вокал зрелой женщины. Она так тонко чувствует музыку - и так вызывающе груба в общении. Она пишет нежные мелодии и резкие, скабрезные тексты. И, пожалуй, самое странное: ее не интересуют ни слава, ни деньги. "Для меня на первом месте всегда была музыка. Я согласилась бы жить в грязной дыре, если бы мне пообещали, что я встречусь с Рэем Чарльзом", - заявляет Эми Уайнхаус, новая скандальная сенсация Великобритании, награжденная как композитор за первый же сингл, одна из самых многообещающих молодых артисток, по мнению журнала "Rolling Stone". Без всякого пиетета неся титул "новой Билли Холидэй", она уверяет, что лет через десять и думать забудет о сцене, а с головой уйдет в заботы о муже и своих семерых детях.

 

Эми Джейд Уайнхаус (Amy Jade Winehouse) родилась в пригороде Лондона 14 сентября 1983 года в еврейско-английской семье. Ее отец работал таксистом, а мать фармацевтом. Хотя к музыке они не имели никакого отношения, среди родственников Эми, особенно со стороны матери, было немало профессиональных джазовых музыкантов, а ее бабушка по отцу любила вспоминать о юношеском романе с легендой британского джаза Ронни Скоттом (Ronnie Scott). Родители тоже внесли свою лепту в воспитание ее музыкальных вкусов, собрав коллекцию пластинок Дины Вашингтон (Dinah Washington), Эллы Фитцжеральд (Ella Fitzgerald), Фрэнка Синатры (Frank Sinatra) и других великих артистов.

 

Период увлечения поп-музыкой (Madonna, Kylie Minogue и так далее) закончился для Эми годам к десяти, когда она открыла для себя Salt 'n' Pepa, TLC и другие бунтарские хип-хоп и R&B-группы. В 11 лет гиперактивная Эми уже стояла во главе собственной рэп-команды, которую назвала Sweet 'n' Sour и описывала как еврейский вариант Salt'n'Pepa. В 12 лет юное дарование поступило в театральную школу Сильвии Янг (Sylvia Young Theatre School), но через год ее исключили - по причине того, что она, мол, "не проявила себя". С 13 лет Amy Winehouse играла на гитаре и стремительно расширяла свой музыкальный кругозор, слушая самую разную музыку, в основном современный джаз и хип-хоп, а вскоре начала сочинять и записывать собственные песни.

 

Опубликованное фото

 

Большой шоу-бизнес открыл Эми Уайнхаус в 2000 году, когда ей было всего 16 лет. Стараниями ее приятеля поп-певца Тайлера Джеймса (Tyler James) ее демо-записи попали в руки менеджеров Island/Universal, искавших молодых джазовых вокалисток. Она сразу подписала контракт и начала выступать как профессиональная певица. Но до появления дебютного альбома было еще далеко. Прошло больше трех лет, прежде чем в конце 2003 года Эми Уайнхаус представила первый студийный диск "Frank", для которого написала большую часть материала. Как вспоминал Феликс Говард (Felix Howard), основной соавтор Эми в период работы над дебютом, когда он впервые услышал ее записи, у него отняло дар речи. "Это было ни на что не похоже, я такого еще не слышал, - признавался он. - Она умудрилась напугать даже видавших виды джазовых музыкантов. В сессиях участвовали очень серьезные исполнители. И когда она начала петь, они только и могли сказать: "Господи Иисусе!"

 

Больше всего коллег шокировали весьма откровенные тексты Эми, посвященные главным образом ее бой-френду, с которым она незадолго до этого рассталась. Но не только ему. Скажем, трек "Fuck Me Pumps" - это история о 20-летних девчонках, которые шляются по дрянным клубам, мечтая подцепить богатого жениха. А в песне "What is it About Men?" Эми пытается разобраться в характере отца и причинах его непостоянства в семейной жизни (в свое время она очень переживала развод родителей). Продюсирование записи легло на плечи клавишника и хип-хоп-продюсера Салаама Реми (Sallam Remi). Джазовые гармонии, сплавленные с элементами соула, поп-музыки, ритм-н-блюза и хип-хопа, чувственное и ироничное исполнение, великолепный вокал, в котором критики расслышали сходство с Ниной Саймон (Nina Simonе) и Билли Холидэй (Billie Holiday), Сарой Воган (Sarah Vaughan) и Мейси Грей (Macy Gray), - все это сразу привлекло к Amy Winehouse пристальное внимание музиндустрии. Рядовые меломаны раскачивались дольше. Кривая продаж поползла вверх только после того как имя Уайнхаус оказалось в числе номинантов Brit Awards и Mercury Music Prize, а на церемонии вручения Ivor Novello Awards, премии британских композиторов, она удостоилась награды как автор лучшей современной песни - за первый сингл "Stronger Than Me", написанный ею вместе с Салаамом Реми. Летом 2004 года Эми Уайнхаус щедро аплодировали зрители фестивалей в Гластонбери, Jazzworld и V Festival. К этому времени альбом "Frank" успел побывать на вершине британского хит-парада и удостоился платинового сертификата.

 

В интервью этого периода Уайнхаус постоянно подчеркивала, что ее дебютный альбом - только процентов на 80% ее заслуга, потому что по настоянию лейбла на диск попали некоторые песни и миксы, которые ей абсолютно не нравились. Она была не вполне довольна и аранжировками, так что позднее, уже после издания второго альбома, признавалась: "Я сейчас даже слушать "Frank" не могу, да, в общем-то, и раньше его не любила. Я ни разу так и не прослушала его от начала до конца. Я люблю только исполнять песни на концертах, но это совсем не то, что слушать студийный вариант". Эми Уайнхаус очень быстро становится одним из любимых персонажей желтой прессы. Конечно, не ее музыка, и даже не вызывающие тексты песен тому виной. Алкоголь и наркотики, скандальные выходки во время тура, скабрезные шутки, неадекватное поведение, оскорбление фанов - журналистам было чем поживиться. Газета "The Independent" уверяла читателей, что Эми подвержена маниакально-депрессивному психозу, но не хочет принимать лекарства. Сама артистка признавалась, что у нее проблемы с аппетитом - "немножко анорексии, немножко булимии", называла себя "больше мужчиной, чем женщиной, но не лесбиянкой", утверждала, что все ее менеджеры идиоты, маркетинг никуда не годится, а промоушен дебютного альбома был ужасным.

 

Чем активнее артистка куролесила в реальной жизни, тем хуже шли творческие дела, то есть фактически не шли никак. Рекординговые боссы долго ждали от Эми новых песен, пока в конце концов не предложили ей пройти курс лечения от алкоголизма и взяться за работу. От реабилитационной клиники Amy Winehouse категорически отказалась, и вместо того чтобы лечиться, села писать песни. О том, почему она так не хочет отдавать себя в руки врачей, рассказывала ее новая композиция "Rehab", первая ласточка в преддверии следующего студийного альбома. Эми всегда говорила, что стоит ей только начать писать, и ее уже не остановишь. Нужно было только набраться терпения и дождаться этого момента. В это время в ее жизни очень кстати появился ди-джей и мультиинструменталист Марк Ронсон (Mark Ronson), известный по продюсерской работе с Робби Уильямсом (Robby Williams) и Кристиной Агилерой (Christina Aguilera). Эми называла его главным вдохновителем второго альбома.

 

Через полгода запись была готова, и в октябре 2006 публика познакомилась с первым промо-синглом "Rehab", который тут же катапультировался в британский Тор 10. Изданный следом новый лонг-плей "Back to Black" был принят на ура и к началу 2007 года возглавил английский хит-парад. Даже в истории американской музиндустрии пластинке удалось "наследить": в поп-чарте США с первой же недели она стартовала под седьмым номером - это был второй результат британской певицы после Дайдо (Dido), чей альбом "Life For Rent" сходу покорил 4-ю строчку американского рейтинга. Второй альбом, в отличие от дебюта, пронизанного джазовыми гармониями, возвращал в эпоху 50-х и 60-х, черпая вдохновение в тогдашнем соуле, ритм-н-блюзе, рок-н-ролле и творчестве женских поп-групп, в частности ансамбля Shangri-Las. Продюсерские обязанности разделили между собой Салаам Реми и Марк Ронсон. Тандем, а точнее трио Уайнхаус-Реми-Ронсон оказалось на редкость удачным, как в коммерческом отношении, так и в творческом. Певице досталась премия Вrit Award как лучшей сольной артистке, а сам диск "Back to Black" номинировался на звание лучшего британского альбома. В конце 2006 года читатели журнала "Elle" назвали Уайнхаус лучшей артисткой Великобритании.

 

По материалам www.music.com.ua

Share this post


Link to post
Share on other sites

Послом Бахрейна в США стала еврейка

Худа Нону известна на родине правозащитной деятельностью

 

Послом Бахрейна в Соединенных Штатах - предположительно, впервые в истории арабского мира - назначена женщина-еврейка.

Худа Нону заявила, что счастлива служить своей стране "в первую очередь как гражданка Бахрейна" и что назначивший ее эмир остановился на ее кандидатуре не по причине религии.

 

Опубликованное фото

 

Нону - бизнес-леди; у нее есть дома в Бахрейне и Лондоне. В течение трех лет была депутатом шуры (законодательного собрания) Бахрейна, а кроме того, возглавляет местное отделение международной гуманитарной организации Human Rights Watch.

 

"Это великая честь - быть назначенной первой женщиной-послом в Соединенных Штатах Америки - и я с нетерпением жду возможности взяться за выполнение этой задачи", - сказала она в интервью агентству Ассошиэйтед пресс.

 

Новому послу 43 года, ее предки родом из Ирака, откуда больше века назад переехали в Бахрейн.

Эта маленькая островная монархия в Персидском заливе - место проживания одной из самых старых и самых компактных еврейских общин на планете. В свое время здесь жили около 1,5 тысячи евреев; сейчас их около 50, но у них есть своя синагога.

Сегодня Бахрейн считается близким союзником Соединенных Штатов, но не имеет дипломатических отношений с Государством Израиль.

Большинство населения здесь - мусульмане-шииты (65%), но правящая элита эмирата - суннитская.

 

По материалам СМИ

Share this post


Link to post
Share on other sites

БА́УМВОЛЬ Рахел (Рахиль; 1914, Одесса, – 2000, Иерусалим), поэтесса, дочь Иехуды Лейба Баумволя (1892–1920), режиссера и автора оперетт на идиш. В 1935 г. Баумволь окончила литературный факультет Московского государственного педагогического института имени А. Бубнова (еврейское отделение). В 16 лет выпустила первую книгу стихов на идиш. До 1948 г. вышли еще четыре сборника ее стихов на идиш: «Лидер» («Стихотворения», 1936), «Вайншолбоймер блиен» («Вишни цветут», 1939), «Лидер» («Стихотворения», 1940), «Либшафт» («Любя», 1947) и несколько детских книжек. С конца 1940-х гг. писала также на русском языке: сборники лирики — «Стихотворения» (1958) и «Глядя в глаза» (1968); «Сказки для взрослых» (1963). Сочинения Баумволь для детей пользовались в СССР большой популярностью и издавались на национальных языках Советского Союза.

 

С 1971 г. Баумволь жила в Израиле, где вышли ее книги на идиш — «Ойсгебенкт» («Выстраданное», 1972) и «Амол из гевен а хелефанд» («Жил-был слон», 1973), а также книга «Хамишшим аггадот ве-аггада» («Пятьдесят и одна сказка», 1973) в переводе на иврит.

Следующие сборники стихотворений Баумволь на идиш: «Фун лид цу лид» («От песни к песне», 1977), «Драй хефтн» («Три тетради», 1979), «Алейн дос лебн» («Сама жизнь», 1983), «Майн идиш» («Мой идиш», 1988), «Вундервелт» («Удивительный мир», 1990), «Цугебундкайт» («Привя¬зан¬ность», 1995). Опубликованы также сборник «Стихи разных лет» (1976, русский язык), переводы с идиш на иврит «Ширей зманим шоним» («Стихи разных лет», 1989) и книга идиом языка идиш «Анткегн дем вос ир зогт» («Вот вы говорите...», 1991).

В переводе Баумволь с идиш на русский язык издан роман И. Башевиса-Зингера «Дер кнехт» («Раб», издательство «Библиотека-Алия», Иер., 1976). Стихи и переводы печатались в еврейской периодической печати Израиля и других стран. Стихи и песни на слова Баумволь звучат в передачах израильского радио. Творчество Баумволь отмечено литературными премиями: Союза писателей Израиля, пишущих на идиш, 1978 и 1981 гг.; имени Сары Горби, 1983 г.; имени А. Шварцмана, 1987 г.; имени Д. Гофштейна, 1990 г., Всемирного еврейского культурного конгресса в Нью-Йорке.

 

Источник: http://www.eleven.co.il/article/10443

 

Опубликованное фото

Рахиль Баумволь называли «Марком Шагалом в юбке». Вот ещё одна публикация о ней:

 

Жизни, которую прожила Рахиль Баумволь, хватило бы на три судьбы.

 

Она родилась в Одессе во время Первой мировой войны. Ее отец Иегуда-Лейба Баумволь был известным еврейским драматургом, режиссером и создателем еврейского профессионального театра. Когда в 1920 году он переезжал со своей труппой из Киева в Одессу, его - на глазах жены и маленькой дочки - расстреляли белополяки. Мать с дочерью перебралась в Москву, но вскоре девочка тяжело заболела, - "от ушиба, который получила, когда белополяки выбросили меня из вагона" (цитирую "Автобиографию"), "и три года пролежала в гипсе". "Большевики спасли меня от смерти, - напишет потом Рахиль Баумволь, - и я была ярой большевичкой. Рисовала пятиугольные звезды, а также шестиугольные, еврейские, - потому что большевики любят евреев и дадут нам страну, которая будет называться Идланд. В голове у меня была путаница и продолжалась долгие годы..."

 

В пять лет Рахиль Баумволь стала сочинять стихи и, болея, диктовала их матери, а мать записывала стихи в школьную тетрадь в клетку. Страницы этой тетради, где рядом со стихами - милые детские рисунки, факсимильно воспроизведены в книге Р.Баумволь, изданной уже в конце 70-х годов в Израиле. Когда девочке было девять лет, цикл ее стихотворений появился в еврейском журнале в Париже. С тех пор стихи Рахили Баумволь печатались в различных детских и молодежных журналах, а когда ей исполнилось шестнадцать, вышла ее первая книжка. Училась Рахиль Баумволь во втором МГУ на еврейском отделении литературного факультета и оканчивала его вместе с поэтом Зиновием Телесиным, который стал ее мужем.

 

Вплоть до 1947 года, когда в Москве вышла ее последняя книжка на идиш, она могла ощущать себя еврейским поэтом, который говорит со своим читателем на родном языке без посредников. Но с началом антисемитской кампании, когда в Москве закрылось еврейское издательство "Дер Эмес" ("Правда"), Рахиль Баумволь оказалась на распутье. "...Литература на идиш перестала выходить, да и по-русски печататься писателям евреям стало почти невозможно. Я стала писать для детей, а также переводить. От литературы мы с мужем не ушли, и, думаю, это нас спасло морально. Мы голодали, но когда писали, обо всем на свете забывали. Нашлись хорошие люди, которые давали "негритянскую" работу... Каждый день кого-то из еврейских писателей, да и не только еврейских, увозил "черный ворон". Каждый день мы ожидали ареста..."

 

Однако чаша сия миновала Рахиль Баумволь. И если она не могла публиковать свои стихи на родном языке, то, спустя какое-то время, получила возможность печататься по-русски: и сама писала на русском и ее переводили. Среди тех, кто переводил стихи Рахили Баумволь, - Мария Петровых и Анна Ахматова, Александр Кочетков и Вера Потапова, Рувим Моран и Вера Инбер, Елизавета Тараховская и Татьяна Спендиарова... Так и составлялась книга ее лирики - стихи в переводе и без перевода. Одна за другой выходили и ее детские книжки. Видимо, детское начало в ее даровании было так же свежо и сильно, как взрослое. Недаром Рахиль Баумволь одинаково свободно сочиняла "Сказки для взрослых" (так называлась ее книга, которую я некогда рецензировал в "Новом мире") и сказки для детей ("Синяя варежка", "Под одной крышей" и другие книжки).

 

Не удержусь от того, чтобы привести две совсем короткие ее сказки - из той и другой ипостасей. Взрослая, "Рецензия на весну": "Самая первая рецензия на самую первую весну, написанная самым первым критиком, была отрицательная. Мол, сыро, сумбурно и неустойчиво. Однако весна не перестает издаваться и переиздаваться с большим успехом". И детская, " Огурец и капуста": "Однажды кочан капусты и огурец пошли вместе купаться на реку. Огурец сразу бросился в воду. А кочан капусты как стал на берегу раздеваться - раздевался до самого вечера. Огурец дожидался его в воде и от холода весь покрылся пупырышками ". Стихотворения, как и сказки Рахили Баумволь, - это чаще всего развернутые метафоры, совершенно незатасканные, оригинальные, найденные впервые. В них сочетается наивность взгляда и удивление, дающие поэтический сплав, в котором замешаны и юмор, и лукавство, и улыбка.

 

Наверное, еще поэтому Рахиль Баумволь сочиняет афоризмы, в духе Ежи Леца или Эмиля Кроткого, и называет их "маковыми росинками". Однако эти "росинки" отнюдь не безобидны, и все они вроде таких: "Обнимать - еще не значит любить", - сказал кролик, уворачиваясь от объятий удава". "Мифологическое чудовище: коммунизм с человеческим лицом"... Преодолев самое страшное время, Рахиль Баумволь существовала бы в советские годы и дальше, выпускала детские и недетские книжки, а на детском радио звучали бы ее новые "Сказки доброй подушки", но в начале 70-х годов всё оборвалось: она и Зиновий Телесин подали документы на выезд в Израиль. И немедленно были выброшены из Союза писателей, а в секретном приказе начальника Главного управления по охране государственных тайн в печати (цензорского ведомства), выпущенного "Дсп" (то есть "Для служебного пользования"), объявлялось, что отныне все ее книги подлежат изъятию из продажи и изо всех библиотек страны.

 

Еще раньше, до отца с матерью, в Израиль эмигрировал сын Баумволь и Телесина, математик Юлиус, которого за бурное распространение ходивших по рукам диссидентских писем и заявлений прозвали "королем самиздата"... Больше тридцати лет Рахиль Баумволь жила в Израиле. Она, как и Зиновий Телесин, получила там заслуженное признание, хотя по-прежнему писала на идиш, а не на иврите, который считается на обетованной земле языком главным. Но ее книги выходят и на иврите, и на идиш, и даже по-русски. В числе этих изданий есть совсем неожиданное - лингвистическая работа "Идиоматические выражения". Уже в преклонном возрасте Рахиль Баумволь продолжала писать лирические стихи, сочинять сказки и афоризмы. Увы, несколько лет назад ее подкосила смерть мужа, с которым она прошла рука об руку всю сознательную жизнь. Ему, Зиновию Телесину, и были посвящены самые пронзительные строки ее лирики, и по ним видно, как глубока ее печаль, которая, как всегда у подлинного поэта, перелилась в стихи.

 

Автор: Владимир Глоцер

Источник: Yiddish Shtetl

Share this post


Link to post
Share on other sites

ДЕЛОНЕ (ДЕЛОНЕ-ТЕРК), СОНЯ (САРА) ЕЛИЕВНА (1885–1979), русская художница еврейского происхождения. Родилась в Градижске (Полтавская губерния) 1 (13) ноября 1885 в семье фабричного управляющего. Рано потеряв родителей, была удочерена дядей по матери, присяжным поверенным Г.Т.Терком. С 1905 поселилась в Париже, занималась в академии Ла Палетт, где среди ее наставников были А.Озанфан и А.Дюнуайе де Сегонзак. Выйдя замуж за Р.Делоне (1910), в 1912–1913 внесла большой личный вклад в разработку его теории (и практики) живописного симультанизма (или «орфизма»). В 1914–1920 жила с мужем в основном в Испании, где познакомилась с С.П.Дягилевым, приняв участие в его антрепризе (костюмы к балету Клеопатра на музыку А.С.Аренского, 1918).

 

Опубликованное фото

 

Писала абстрактные полотна с концентрическими композициями, составленными из крупных, звучных, геометрически разграниченных цветовых зон. Начинала свой путь художника-оформителя с театра, а также с искусства книги: снабдила «орфическими» орнаментами поэму Б.Сандрара Транссибирский экспресс (изданную в 1913 в виде книги-«раскладушки»); написала попутно и одноименную беспредметную «картину-ленту» (Национальный музей современного искусства, Париж). Создав свой первый текстильный эскиз (в духе ярких мозаически-многоцветных крестьянских покрывал) в 1911, в 1920-е годы разрабатывала рисунки тканей для лионских фабрик.

 

В 1924 открыла вместе Ж.Хеймом «Симультанистский бутик» (вошедший в состав Международной выставки декоративных искусств в Париже), где демонстрировались модели деловых, вечерних и спортивных платьев из тканей подобного авангардного типа – с крупными и броскими цветовыми узорами, рассчитанными на сочетание с аналогичными декоративными ритмами модных интерьеров. В поисках универсального дизайна Делоне-Терк оформляла, наряду с одеждой, и целый ряд иных изделий – вплоть до автомобилей. Во многом именно благодаря этому стиль «ар деко», синтезирующий модерн и авангард, стал определяющим фактором межвоенной моды. Завоевания ар деко были закреплены вышедшими в Париже альбомами художницы (Ткани и ковры Сони Делоне, 1928; Композиции. Цвета. Идеи, 1930).

 

Вот несколько её работ:

 

Опубликованное фото

Опубликованное фото

Опубликованное фото

 

Художница не оставляла и станкового искусства. В 1931 стала одним из организаторов салона «Abstraction – Creation» («Абстракция – творчество»), а в 1939 – салона «Новые реальности». Внесла большой вклад в послевоенный подъем французского абстракционизма, по-прежнему сохраняя геометричную ритмику ярких, спектрально дополняющих друг друга цветов. Создавала также эскизы для мозаик и витражей, занималась керамикой, обращалась к книжной графике и текстильному дизайну. В 1975 была удостоена ордена Почетного легиона. Умерла Делоне в Париже 5 декабря 1979.

 

Источник: http://www.krugosvet.ru/articles/78/1007845/1007845a1.htm

Share this post


Link to post
Share on other sites

БРУ́КНЕР Анита (Brookner, Anita; 1928, Лондон), английская писательница и историк искусства. Единственная дочь в семье евреев — выходцев из Польши, девочка росла среди многочисленной еврейской родни и с детства чувствовала себя чужой в английском окружении, «слишком легкомысленном» для ее серьезного характера. Брукнер окончила Лондонский университет и институт Курто, в 1959–64 гг. преподавала историю искусств в университете Ридинга, а с 1964 г. — в институте Курто, где работала около четверти века, в 1967–68 гг. вела курс истории искусств в Кембриджском университете. Искусствоведческие работы, вошедшие в сборнике «Гений будущего» (1971), монографии о Ж. Б. Грезе (1972), Ж. Л. Давиде (1980) и др. принесли ей международную известность как специалисту по живописи 18–19 вв. На протяжении ряда лет Брукнер публиковала также литературные обзоры в газете «Таймс» и литературном приложении к ней.

 

Хотя первое художественное произведение Брукнер опубликовала в 53-летнем возрасте, с тех пор, ежегодно выпуская по роману, она успела добиться признания читательской аудитории и критики, считающей ее едва ли не самой выдающейся современной романисткой Англии. В первых романах — «Дебют»(1981), «Провидение» (1982), «Взгляни на меня» (1983) — критики усматривали влияние французской классической литературы (О. Бальзака, Б. Констана и М. Пруста соответственно). Здесь, как и в последующих произведениях Брукнер, на первом плане — отчасти автобиографический образ одинокой, интеллигентной, тоскующей по любви женщины. Ближе всего к автору стоит героиня «Отель дю Лак» (1984) — писательница, которая готова утешить читательниц-дурнушек надеждой на конечный успех в жизни, но сама не питает никаких иллюзий. Изысканность и ироничность стиля, продуманность композиции обеспечили роману большой успех: в 1984 г. Брукнер была удостоена премии Букера за лучшую книгу года, в 1986 г. по роману был снят телефильм. Следующий роман «Родные и друзья» (1985) ознаменовал отход писательницы от уже ставшего для нее привычным канона. В ироническом тоне изображен здесь процесс разрушения казавшихся незыблемыми ценностей в богатой еврейской семье, перебравшейся в Англию из Центральной Европы, хотя еврейская тема играет в романе столь же второстепенную роль, как и в жизни персонажей. В этой книге особенно проявился комический дар Брукнер.

 

Опубликованное фото

 

Писательница стремится к расширению творческих приемов, а также к тому, чтобы ее «не узнавали в каждой книге». Так, главные герои романов «Опоздавшие» (1988) и «Льюис Перси» (1989) — мужчины, а героиня романа «Друг из Англии» (1987) не похожа на привычный брукнеровский тип. Тем не менее в центре большинства романов Брукнер — образ героини-«аутсайдера» — женщины, чувствующей себя «иностранкой в собственной стране», причем это ощущение может возникнуть не только из-за национальной принадлежности (как в «Дебюте»), но и от сиротства («Провидение»), старомодного воспитания («Подделка», 1992) или физического недостатка («Закрыв глаза», 1991). Зачастую фигурирует мотив «перевернутых» отношений между матерью и дочерью, где последняя чувствует себя старшей, оставаясь для других ребенком («Мезальянс», 1986; «Подделка», «Закрыв глаза»). Важную роль в творчестве Брукнер играют произведения изобразительного искусства. В некоторых случаях («Мезальянс», «Родные и друзья») в основе построения книги лежит иконографический принцип.

По признанию Брукнер, на формирование ее стиля особое влияние оказали Ч. Диккенс и Г. Джеймс; из современных писателей она выделяет Ф. Рота, с которым ее сближает тяготение к автобиографичности. Брукнер называет себя неизлечимым романтиком, хотя избегает любых романтических клише. В ее книгах мало событий и много нюансов чувства, однако у читателя не создается впечатления сентиментальности, так как внимание к человеческим переживаниям сочетается с иронией, точностью детали и пристальным анализом серьезных моральных проблем.

Источник: http://www.eleven.co.il/?mode=article&id=10773&query=

 

А вот её АвтоГрафия:

 

Родилась 16 июля 1928 в Лондоне. В 1949 закончила Кингз-колледж Лондонского университета, бакалавр искусств, в 1952 получила степень доктора искусствоведения в Институте искусств Куртолда в Лондоне. Специалист по искусству 18-19 вв., она стала первой женщиной-профессором Кембриджского университета (1967-1968). В 1990 была удостоена звания Кавалерственной дамы Ордена Британской империи. Свой первый роман Начало жизни (A Start in Life; в США издан под названием Дебют-Debut) выпустила в 1981. Ее героиня, отмечала критика, может показаться несколько старомодной, движимой исключительно чувством долга, однако техника авторского письма абсолютно современна: жесткая, столь же лишенная какого бы то ни было эвфемистического флера, как и окружающая жизнь. Второй роман писательницы, Судьба (Providence, 1982), также собрал максимально благоприятные отклики как со стороны критики, так и из уст ее маститых коллег ("успешно завоевывает собственную писательскую территорию"; "мастер миниатюрных зарисовок слабых духом людей"; "потрясающая писательница"). Взгляни на меня (Look at Me, 1983), третий роман Брукнер, стал, по словам рецензента Джулии Эпстайн, "почти небывалым достижением, романом о пустоте и бездеятельности… одновременно трагедией одиночества и потерянности - подлинным триумфом писательницы, в совершенстве владеющей своим пером и самой собой". Роман Отель "У озера" (Hotel du Lac, 1984) - самое известное произведение писательницы. В год своего выхода он получил Букеровскую премию, самую престижную в Великобритании литературную награду, а год спустя по роману был снят одноименный фильм.

 

Как правило, Брукнер ежегодно выпускает новый роман: Семья и друзья (Family and Friends, 1985), Мезальянс (A Misalliance, 1986), Подруга из Англии (A Friend from England, 1987), Опоздавшие (Latecomers, 1988), Льюис Перси (Lewis Percy, 1989), Короткие жизни (Brief Lives, 1990), Закрытый глаз (A Closed Eye, 1991), Обман (Fraud, 1992), Семейный роман (1993; в США вышел под названием Долли - Dolly), Личный взгляд (A Private View, 1994), Происшествия на рю Ложье (Incidents in the Rue Laugier, 1996), Измененные положения (Altered States, 1997), Посетители (Visitors, 1998), Медленное падение (Falling Slowly, 1998), Неподобающее влияние (Undue Influence, 1999) и Залив ангелов (The Bay of Angels, 2001). Автор ряда искусствоведческих работ, получивших высокую оценку специалистов, в том числе Гений будущего: Исследование французской художественной критики (1971), Грёз: Взлет и упадок искусства XVIII века (1972), Жак-Луи Давид, авторский взгляд: Лекции по разным вопросам искусства (1974), Переклички: Исследования по вопросам искусства и литературы (сборник статей, написанных более чем за 25 лет, 1997) и Романтизм и его тревоги (2000). Составитель сборника рассказов американской писательницы Эдит Уортон.

Источник: http://www.litwomen.ru/autogr51.html

Share this post


Link to post
Share on other sites

«Я смутно жил и неуверенно, / И говорил я о другом…» – писал некогда Илья Эренбург. Его слова могли бы повторить люди разных поколений, жившие при Сталине и советской власти.

О самом Эренбурге и о его семье рассказывает правнучка писателя Ирина Щипачева.

 

– Ира, ты помнишь своего прадеда?

– Мне было 12 лет, когда он умер, поэтому я его, конечно, помню. Мы с моей бабушкой Ириной Ильиничной (дочерью Эренбурга) гостили летом у него на даче, бывали в московской квартире, где он жил со своей женой – Любовью Михайловной.

Не могу сказать, что он был ко мне слишком внимателен, да и требовать этого было невозможно, поскольку он всегда был занят работой. Правда, за столом мог и поворчать, что мясо пережарено или что-то недоварено…

Но отношения у нас были замечательные, и если он встречал меня, идучи в сад (он очень любил цветы, на даче была огромная оранжерея), то всегда говорил: «Пошли со мной».

Присутствие прадеда в моей жизни подтверждают две фотографии: на одной мы в Уголке Дурова, на другой – в Шереметьево.

 

– Любовь Михайловна – первая жена Эренбурга?

– Нет, вторая. Первая была Екатерина Оттовна Шмидт; она была чуть старше Ильи Григорьевича. Это был недолгий гражданский брак, в результате его на свет появилась дочь Ирина. Двадцатилетний Эренбург не был приспособлен для отцовства и семейной жизни. Говоря современным языком, он тогда немного хипповал, и семья его тяготила: он был готов любить, но оказался не готов выполнять каждодневные обязательства. И Екатерина Оттовна вскоре ушла к их общему другу – Тихону Ивановичу Сорокину. Эренбург дружил с ним всю жизнь. Сохранилось даже предание, что у них были парадные брюки одни на двоих, и они их носили по очереди. С Екатериной Оттовной прадед тоже сохранял теплые отношения, и даже дачи их стояли неподалеку друг от друга, хотя деревенскую избушку Сорокиных можно было назвать дачей с большой натяжкой, особенно если сравнивать ее с домом Эренбурга.

 

Опубликованное фото

– А к дочери Ирине молодой отец был внимателен?

– Отцовские чувства к Ирине он питал всегда и от обязательств не отказывался. Сначала Ирина училась в Москве во французской школе, а когда ей исполнилось 12 лет, Эренбург увез ее во Францию; там она и доучивалась.

Первая книга, которую Ирина написала, называлась «Записки французской школьницы».

Пребывание во Франции определило ее профессию – Ирина стала переводчицей французской литературы. Она познакомила нас с Мальро, Гюго, Веркором и другими крупными писателями.

 

Опубликованное фото

Ирина Эренбург с матерью. Париж, 1930-й год

 

– Несмотря на отцовскую привязанность, не было у Ирины комплекса брошенного ребенка или счета к отцу, как это часто случается?

– Никогда! Хотя так уж сложилось, что всю жизнь отца она называла Ильей, а отчима – папой. Но тем не менее, все это знают, отца она обожала. И было за что. Он с детских лет относился к Ирине с редким уважением, и она чувствовала это всю жизнь и всю жизнь была ему за это благодарна.

Потом, рассказывали мне, их отношения стали иными, потому что Ирина жила здесь, нашей жизнью. Она ее понимала. Когда Эренбург приезжал из Мадрида и задавал вопросы, Ирина прикладывала палец к губам и говорила: «Тс-с-с…» И шепотом перечисляла: этого посадили, того расстреляли… Эренбург абстрактно кое-что понимал, но весь кошмар советской жизни ощутить не мог. Ирина стала его гидом по этой жизни. Нам казалось, что он большой ребенок, которого она опекает.

 

– Не могу в этой связи не спросить: существует какое-нибудь домашнее предание, объясняющее, почему в то страшное сталинское время Эренбург не только уцелел, но даже имел возможность свободно перемещаться в пространстве?

– Ирина считала, что отец слишком уж известен на Западе; его арест мог вызвать нежелательный резонанс. Хотя, может быть, дело не в этом. Жизнь Эренбурга всегда висела на волоске, но кто-то незримый его хранил. Об этом, кстати говоря, немало написано. Вот, например, перед арестом членов Еврейского антифашистского комитета Абакумов представил Сталину список, где рядом с каждой фамилией собственной рукой ставил две буквы: «ар» (арестовать). А возле фамилии Эренбурга поставил какую-то закорючку, похожую на вопросительный знак. И Эренбург остался цел. Жизнь его действительно висела на волоске, но все знали, что только сам Хозяин может ею распорядиться.

 

Опубликованное фото

И когда на каком-то большом собрании некий функционер по фамилии Головченко произнес: «Хочу сообщить вам радостную весть – космополит номер один, Илья Эренбург, арестован!» – тот тут же слетел с должности, ибо даже говорить на эту тему было не его ума дело.

При Сталине Эренбургу, конечно, угрожала смерть, но все главные неприятности начались при Хрущеве, после печально известной выставки в Манеже. Хрущев ополчился на Фалька, а прадед мой пытался ему объяснить, какой это выдающийся художник. Ему устроили, что называется, разгром – как в устной форме, так и в печати. На нервной почве Илья Григорьевич несколько дней не мог ничего есть, хотя жизнь его тогда, конечно, была вне опасности.

 

– Ирине, наверное, приходилось выслушивать об отце нелицеприятные суждения. Как она реагировала?

– Она была очень терпима и делала вид, что всё понимает и отчасти разделяет. Но ей это было весьма неприятно.

 

– А как сложилась личная жизнь Ирины Ильиничны?

– Очень и очень нелегко. Незадолго до войны она вышла замуж за Бориса Лапина – журналиста, прозаика, поэта. Это был счастливый брак; Борис Лапин так навсегда и остался ее единственной любовью. В 1941 году он и его близкий друг и соавтор Захар Хацревин поехали корреспондентами в Киев и там попали «в котел». Понятно было, что надо срочно выбираться. Хацревин страдал эпилепсией. Но он скрывал это даже от Лапина.

По одной из версий, у Хацревина случился приступ; кто-то видел, как он лежал на дороге. Над ним склонился Лапин, и Хацревин просил его: «Уходи… Оставь меня». Но Лапин не мог бросить друга, и оба погибли. Ирина долго не могла смириться с его смертью, и ей – она мне об этом говорила – часто снилось, будто Лапин вернулся. Она была однолюбкой. Хотя, может, у нее и были романы… Не знаю… Однако для себя она твердо решила, что замуж больше не выйдет.

 

– Но раз ты появилась на свет, значит, кто-то отвлек Ирину от горя?

– Это сделал Илья Григорьевич. Он привез с войны девочку Фаню, на глазах у которой в Виннице немцы расстреляли родителей и сестер. Старшие же братья служили в польской армии. Фаню успел спрятать какой-то старик, но так как это было связано с большим риском, он велел ей: «Беги, ищи партизан». И Фаня побежала. Эту девочку Эренбург привез в Москву именно в надежде отвлечь Ирину от горя. И она удочерила Фаню. Поначалу всё было довольно сложно, поскольку девочка плохо говорила по-русски. Изъяснялась на какой-то чудовищной смеси языков. Но потом русским быстро овладела и даже стала отличницей.

 

– Фаня считала Ирину Григорьевну мамой?

– Не знаю. Но звала она ее Ириной. Однако, когда после войны нашлись братья и один из них приехал, чтобы забрать ее в Израиль, Фаня спросила у Ирины и спросила: «Что мне делать?» Ирина ответила: «Думай сама». Фаня куда-то надолго ушла, а когда вернулась, сказала: «Я остаюсь».

Это решение о многом говорит. Правда, спустя много лет, она всё-таки уехала к братьям.

 

– Тебя назвали Ириной... Это тоже что-то значит. А о чем говорит твоя литературная фамилия – Щипачева?

– Ирина с Фаней жили в Лаврушинском; там же жил и поэт Степан Щипачев с сыном Виктором. С Виктором Фаня познакомилась еще в писательском пионерлагере; полудетский роман продолжился в Москве и завершился браком. Мама поступила на филфак в МГУ, но быстро поняла, что это не ее, и, поступив в медицинский, стала врачом. Брак продлился недолго – три года. Но я всё-таки успела родиться.

 

– Вырастила тебя Ирина Ильинична. Это было общее решение?

– Сначала мы жили все вместе – я, мама и бабушка – на улице Карла Маркса. Потом появился мамин второй муж, и у меня, пятилетней, с этим чужим дядей сложились плохие отношения. Но мы жили по-прежнему с мамой, пока бабушка не купила кооперативную квартиру у метро «Аэропорт». Мне тогда было уже 12 лет, и я имела право выбирать, с кем жить. Я выбрала бабушку и с радостью переехала к «Аэропорту». Наверное, маме это не пришлось по душе. Отношения стали натянутыми; такая, знаете ли, необъявленная война. И длилось она довольно долго. Потом появился третий мамин муж, и вот с ним и у меня, и у бабушки были нормальные человеческие отношения – я уже сильно повзрослела, да и бабушка с возрастом стала терпимей.

 

– А с отцом ты поддерживала связь?

– Мы с ним всю жизнь прекрасно относились друг к другу. И тоже благодаря бабушке. Моя сводная сестра по отцу – мы-то сами считаем себя родными сестрами – привезла из Одессы архив, где хранились мои письма из детского сада, из Коктебеля. Бабушка аккуратно пересылала их отцу с приписками (надо сказать, что мать некоторое время запрещала мне общаться с папой): «Витя, детский сад уезжает восьмого, у вас последняя возможность увидеться с Иришкой…» Одним словом, «роман» с папой устраивала бабушка. У нее и с его родней тоже всегда были очень хорошие отношения.

 

– Твоим воспитанием бабушка занималась вплотную? Наставляла, давила?

– Никогда. Но к желаниям внучки прислушивалась. И когда я захотела рисовать, тут же устроила меня в Студию Бориса Биргера.

 

– Ну, если не давила, то наверняка влияла на твое становление?

– Конечно. Мое отношение к жизни, к людям, принципы – всё от бабушки. А художником я не могла не стать, потому что росла в этой атмосфере (показывает рукой на стены, где висят Шагал, Пикассо, Фальк… – М. Р.).

 

– Это наследство Ильи Григорьевича?

– Да, это его собрание картин. Их ему дарили сами художники. Он редко что-то покупал сам.

Но с наследством была большая морока. Когда Эренбург умер, Ирина Ильинична на словах договорилась с Любовью Михайловной о том, что, пока та жива, всё останется как есть. Никаких документов, подтверждающих, что Ирина – дочь Эренбурга, при этом не было. Послали запрос в Ниццу, где родилась Ирина, и оттуда пришло письмо, подтверждающее, что действительно такого-то числа и месяца Екатерина Шмидт родила дочь Ирину. А об отце ни слова. Но нотариус, умная женщина, прочитав мемуары Эренбурга, сказала: «Вот ваш документ».

 

Договоренность о наследстве, однако, так и осталась только на словах, и, когда Любовь Михайловна умерла, она всё оставила брату – режиссеру Григорию Козинцеву. Он приехал за вещами. Но тут возник вариант: сделать квартиру музеем Эренбурга, если Ирина сдаст свое жилье на «Аэропорте». Ирина отказалась: «Я не могу жить на кладбище». Тогда Козинцев, как настоящий джентльмен, предложил ей взять всё, что она хочет. И бабушка набралась смелости: «Я бы хотела сохранить кабинет Эренбурга». Таким образом, и библиотека, и мебель переехали на «Аэропорт», целиком заняв жизненное пространство и оттеснив бабушку на тахту, где она и ютилась всю жизнь.

Самое печальное: Козинцев вскоре умер, и литературное наследство Эренбурга частично попало в чужие руки.

 

– Ну а твои, уже взрослые, дети интересуются Эренбургом?

– Они, конечно, его читали, но далеко не всего... Нет, такого интереса к Эренбургу, как у моего поколения и у предыдущего, у них, к сожалению не возникло. Сейчас ведь и в литературе другие «песни о главном».

 

Автор: Маргарита Рюрикова

Источник: http://www.lechaim.ru/ARHIV/161/rurikova.htm

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ева-прародительница



Согласно первому варианту (Быт.1:26-29), прародители человечества — мужчина и женщина — созданы «по образу и подобию Божьему» (Быт.1:27) в конце шестого дня творения, и им дано господствовать над всей землей и живыми существами (Быт.1:27). Согласно второму варианту (Быт.2:7-25; 3:1-24), Бог вылепил человека (адам) из «праха земного» (адама), вдохнул жизнь в его ноздри и поместил его в Сад Эдемский(Быт.2:7). Позже Бог усыпил Адама, взял одно из его рёбер и сотворил из него первую женщину — Еву, которая стала женою для первого человека (Быт.2:21-22). «И были оба наги, Адам и жена его, и не стыдились».

Опубликованное фото

«Адам и Ева в Земном раю». Картина Венчеслао Петера (Wenceslao Peter; 1742, Богемия — 1829, Рим), Пинакотека, Ватикан. Согласно концепциям Естественной истории (XVI-XVIII век), Природа — это идеально сбалансированная устойчивая система, задуманная и поддерживаемая Творцом. В этом мире, конечно, нет никакой эволюции! На полотне узнаваемы десятки видов птиц и млекопитающих, мирно сосуществующих. Венчеслао Петер был известен прежде всего как анималист. (Изображение с открытки, изданной Ватиканскими музеями)


Опубликованное фото

Картина австрийского художника Густава Климта "Адам и Ева"


Понятие грехопадения основано на библейской истории об изгнании перволюдей (Адама и Евы) из Райского сада за то, что те, нарушив волю Господа, вкусили от Древа познания добра и зла (Быт.3:1-7). Фактически, Адам и Ева не были ограничены в своём выборе, однако страшились ослушаться запрета божьего вкусить плодов от Древа познания. Книга Бытия говорит, что Змей уловками и хитростью убедил Еву попробовать плод запретного древа, а та, в свою очередь, дала попробовать плодов Адаму. Адам и Ева познали добро и зло, увидели себя нагими и познали стыд. Узнав об этом, Господь изгнал перволюдей из Рая, лишив их вечной блаженной жизни и подвергнув страданиям (Быт.3:17-24).

Опубликованное фото

Художник Хендрик Гольциус. "Грехопадение"


В иудаизме и христианской традиции принято отождествлять Змея-искусителя с Сатаной. Христианское богословие в частности основывается на Откровении Иоанна: «И низвержен был великий дракон, древний змий, называемый диаволом и сатаною, обольщающий всю вселенную, низвержен на землю, и ангелы его низвержены с ним». (Откр.12:9)
Иудаизм, христианство и ислам признают предание о грехопадении, однако оценка последствий грехопадения в этих религиях различна.

Опубликованное фото

Тициан. "Грехопадение"


В иудаизме отвергается христианская концепция первородного греха. Человек, как существо, созданное по образу и подобию божьему, являясь венцом творения, был наделён волей. Во власти человека было решать что есть хорошо, а что плохо, выбирать между добром и злом (Втор.30:15-18). Именно совершение греха непослушания Богу, как волевой акт человека послужило причиной грехопадения. Непослушание Богу, в соответствии с иудейской традицией является самым тяжким грехом.

Особое значение тезис грехопадения получил в христианстве, послужив основой для понятия первородного греха и, затем — искупительной жертвы. Утверждается, что грехопадение изменило саму природу человека. Изгнанные из рая люди потеряли способность жить вечно (отныне им был закрыт доступ к Древу Жизни), оказались вовлечены в извечную борьбу добра и зла. Зло, персонифицированное в виде Змея (Сатаны), побудило человека нарушить волю Божию. Отныне и вовеки человек по определению наделён греховностью, которая препятствует свободному выбору между добром и злом. Но под влиянием благодати человек может сделать свободный выбор между добром и злом. Вся доктрина грехопадения в христианстве выливается в учение о первородном грехе, и, в конечном счёте, в учение об искупительной жертве Иисуса Христа и спасение посредством благодати Божьей.

Ислам отрицает понятие первородного греха, которое чуждо исламу и непонятно мусульманскому сознанию. У ислама другой взгляд на грехопадение. Адам признал, что сбился с пути и искренне попросил у Аллаха прощения, которое было ему безоговорочно дано. Из-за ошибки Адама он сам и его потомки были выпровожены из рая на землю, но никто из его детей не унаследовал вину за его ошибку.

Не будем вдаваться в сравнительную интерпретацию этих трактовок: каждый волен принимать ту из них, которая больше всего соответствует его убеждениям. Могу лишь высказать свою собственную точку зрения: хвала Всевышнему за воплощение великой идеи о разделении человечества на мужчин и женщин, за счастье любить и быть любимыми, производить потомство, наслаждаться красотами окружающего нас мира, то есть тем, что мы и подразумеваем под словом жизнь!

Источник: http://ru.wikipedia.org/wiki/

Share this post


Link to post
Share on other sites

Юдифь


Юдифь (женский вариант имени Иехуда) — персонаж ветхозаветной второканонической «Книги Юдифи», еврейская вдова, спасшая свой родной город от нашествия ассирийцев.

Легенда

В Иудею вторглась огромная армия Навуходоносора под командованием полководца Олоферна. Вавилоняне осадили город Ветилуя, в котором жила целомудренная и богобоязненная молодая вдова Юдифь. Надежды для горожан не было никакой. Надев красивые одежды и взяв с собой служанку, она отправилась в стан врага и сделала так, что Олоферн проникся к ней доверием. Когда в один из вечеров он засыпает пьяным, она отрезает ему голову и возвращается в родной город. Вражеская армия, оказавшись без начальника, в панике разбегается. Юдифь вернулась к своей прежней жизни и до конца соблюдала безбрачие.

Опубликованное фото

Картина Лукаса Кранаха


Опубликованное фото

Картина Караваджо


Опубликованное фото

Картина Дмитрия Свидло


Опубликованное фото

Картина Артемизии Джентилески


«Книга Юдифи»

Этот текст возник, как считается, в годы патриотического подъёма — во время восстания Маккавеев. Он был создан на основе более ранних устных преданий в сер. II в. до н. э. Записанная версия имела хождение в иудейской среде и была очень популярна, став частью Танаха. Затем эта Книга была включена в Септуагинту. Но через некоторое время при окончательном отборе книг для канона Кетувима она была отброшена из-за моральной оценки подвига Юдифи — ведь героиня совершила его, пойдя на притворство и обман, убив доверившегося ей врага. Оригинал на иврите не сохранился, книга дошла в греческом переводе. Существующие еврейские версии (равная по размеру греческой и сокращённый вариант) были сделаны в средние века (вероятно, обратный перевод).

«Книга Юдифи» входит в Септуагинту и является частью канона Ветхого Завета католической и православной церквей, но исключена из него (помимо иудеев), протестантской церковью. «Книга» содержит ряд исторических анахронизмов, и большинство учёных оценивают её как вымысел — притчу, или даже первый исторический роман. Как в историческом романе, сцены «Книги» оживлены, им предана конкретика обозначением определённого времени и места действия (пусть и не точных), и, как во всех исторических романах, она расцвечена именами важных исторических личностей: в данном случае это царь Навуходоносор, фигурирующий также в «Книге Эсфири» и «Книге Даниила» — но ни в одной из них «исторических» деталей так много, как в «Книге Юдифи». Самые первые строчки — это не классические «Однажды давным-давно», а строго конкретные «В 12-й год царствования Навуходоносора, царствовавшего над Ассириянами в великом городе Ниневии…».

Родной город Юдифи называется Ветилуя, о котором говорится, что он занимает важное стратегическое место на пути в Иудею, скорее всего — вымышленный географический пункт, хотя некоторые отождествляют его с городом Meselieh. Место, где разбил свой лагерь Олоферн, отождествляют с районом Shechem. Главной погрешностью историей является утверждение о том, что подвиг Юдифи остановил вторжение Навуходоносора и разгром Иудеи, в то время, как Навуходоносору на самом деле эту страну завоевать удалось. Хотя «Книга» не является частью официального иудейского религиозного канона, он стал частью концепции ортодоксального иудаизма, представители которого относят время его действия к тому периоду, когда Иудея боролась с Селевкидами в эллинистический период. История Юдифи расценивается как событие, связанное с фактами военных действий того периода, и считается, что она имеет отношение к второстепенным обстоятельствам еврейского праздника Ханука (см. также 1-ю и 2-ю книги Маккавеев).

Подвиг еврейской женщины Юдифи, спасшей (хотя исторические факты это не подтверждают) свой народ от порабощения, не раз вдохновляли художников и писателей на создание на эту тему множества интересных творений. Чтобы читателям было интересно, привожу перепечатанный мною с сервера "Заграница" рассказ Валерия Когана:

Юдифь

Догорающее солнце провалилось за горизонт. Сумерки пали на землю Ханаана, неся с собой долгожданную прохладу. Но никто во всей Ветилуе не радовался ушедшему дню, ибо страшная беда нависла над городом, цепко схватила за горло каждого горожанина. Жажда мучила всех, старых и молодых, ни с чем не сравнимая жажда, от которой распухали губы, и язык присыхал к гортани.

В этот вечер столпились горожане у дома губернатора. Отворились двери, губернатор ступил на крыльцо, оглядел толпу и спросил:

- С чем пришли вы к дому моему?

И сказали ему люди:

- Вот уже двадцать дней ассирийское войско держит в осаде Ветилую. Двадцать дней даже мышь не может выскользнуть к источнику, чтоб напиться. Хлеб есть у нас, мясо есть, но нет воды. Взгляни, Озия, люди умирают от жажды.

Сказал в ответ Озия:

- Вижу я людские страдания, сам страдаю вместе со всеми. Но что я могу сделать? Я не Бог, я всего лишь губернатор.
Зашумели люди, зароптали, и тогда вышел из толпы старик и промолвил:

- Вот, что ты можешь сделать, Озия: открыть ворота города и просить полководца Олоферна пощадить наши жизни.

Взмахом руки Озия остановил его речи.

- Молчи, старик! Я не отдам город на поругание врагу! Говорю вам, вся надежда на небо, так будем же молиться о ниспослании чуда.

- Взгляни на нас, Озия, - вскричали горожане. - Взгляни на детей наших! Доколе нам ждать чуда? Будет ли в еще живых кто-нибудь, когда Господь пошлет это чудо?

- Пять дней и пять ночей даю сроку, - ответил Озия. - И если небо не смилостивится, значит, Господь отвернулся от нас, и нам остается уповать лишь на милость победителей. Да будет так! - И, повернувшись, Озия скрылся в своем доме.

Прошел еще один мучительный день, а когда солнце стало клониться к закату, многие увидели, как по улицам шла женщина красоты необыкновенной.

- Юдифь... Это Юдифь, - шептали ей вслед горожане.
Не было в Ветилуе человека, кто не знал бы ее. Слухи о красоте Юдифи растекались по всему Ханаану и дальше по Иудее. Из уст в уста передавались рассказы о ее праведности и благочестии. Три года прошло уже, как умер ее муж, три долгих года, а Юдифь все не снимала траурные одежды. Говорили также, что богата она несказанно. Но не радовало Юдифь богатство. Не нужны были ей бескрайние поля, бесчисленные стада. Три года прошло, как покинул ее любимый. Как хоронили его - не помнит Юдифь, что было после - не знает. И живет с тех пор, как во сне. Много красивых и знатных мужей искали путь к сердцу красавицы. Никого Юдифь и видеть не пожелала. И жила, проводя свои дни в молитвах. Но сейчас не узнать было Юдифь. Где ее траурные одежды? Она шла в лучшем своем убранстве, надев самые дорогие украшения.

У ворот люди пытались остановить ее, говоря:

- Куда же ты? Погибнешь!

Но никого Юдифь не слушала. Выскользнула из города, неся тяжелую корзину, и лязгнули за ней запоры.
Видели со стен города, как направилась она к стану неприятеля и скрылась в сгущающемся мраке.
Глухая тьма покрыла город. И тишина нарушалась лишь шепотом молитв. Где же оно, чудо? Сиял огнями стан войска, осадившего город, и веселье царило среди воинов. Радовались они передышке от похода, вкусной еде, обильному питью, предвкушали богатую добычу, которая вот-вот падет им в руки без великой битвы и многочисленных жертв. Со дня на день ожидали они известия о сдаче города.
Пламя костра взметалось в небо, и искры уносились ввысь, смешиваясь с крупными звездами, нависшими, казалось, над самой землей. Лежа у огня, отдыхали воины после сытного ужина, развлекали друг друга хвастливыми рассказами о былых походах.

Словно призрак, словно видение, из тьмы вдруг возникла прекрасная незнакомка и молча остановилась около костра. Разговор увяз в наступившей тишине, и только костер потрескивал, швыряя искры к звездам.

- Кто ты, женщина или дух? - спросил, приподнявшись, бородатый воин с багровым шрамом через все лицо. И закашлялся от неожиданности.

- Проводите меня к Олоферну! - звонко прозвучали слова, и столь властным был этот голос, привыкший повелевать, что вскочили мужи, закаленные в битвах, и стали наперебой предлагать свои услуги.
Бородач со шрамом на правах старшего мановением руки заставил всех умолкнуть и сказал хрипло:

- Идем, незнакомка, я провожу тебя.
Качнулось пламя в светильнике, подпрыгнули и заметались тени по шатру, и в этом неверном свете предстала пред Олоферном Юдифь. Бородач пытался что-то объяснить, но слова его глохли в сиянии, исходящем от праздничных одежд, драгоценных украшений. Или от неземной красоты незнакомки. А та, ступив шаг, пала на колени и склонилась низко, до самой земли.

Удивленный Олоферн вскочил, подошел к ней, поднял, заглянул в лицо и спросил:

- Кто ты, откуда и зачем пришла?

И был ему ответ:

- Имя мое Юдифь, живу я в Ветилуе. А пришла я сказать открывшуюся мне волю Всевышнего: не пройдет и пяти дней, как падет непокорный город, и ты войдешь в него победителем.

- Прекрасная иудейка, - вскричал Олоферн. - Если сбудется твое пророчество, я воистину поверю, что велик ваш Бог и прекрасен народ, у которого такие дочери!

Кликнул Олоферн слуг и повелел поставить рядом шатер для гостьи, подать ей еды и питья, сколько пожелает. А Юдифь открыла свою корзину, вынула приготовленные ею яства и принялась угощать Олоферна.
Отведал Олоферн кушанья, и увидела Юдифь, как подобно маленькому ребенку, мудрый и великий полководец радовался и причмокивал, запивая ароматным вином еду, приготовленную по лучшим рецептам. И улыбнулась против своей воли.
До поздней ночи Юдифь и Олоферн коротали время в приятной беседе. Лишь когда стало светлеть небо на востоке, Олоферн взял Юдифь за руку, проводил в роскошный шатер, поставленный рядом, поклонился на прощанье и оставил одну.

Но долго еще не спала Юдифь. Смущена была душа ее. Не таким, о, нет, не таким представляла она Олоферна. Знала Юдифь, покидая город, на что шла, и приготовилась к худшему. Не жизнь - честь свою возложила она на алтарь спасения города. Ибо на что могла рассчитывать молодая и красивая женщина, пришедшая ночью в шатер ненавистного врага? Ко всему была готова Юдифь. Но увидела она прекрасного, сильного учтивого мужа и теперь молила Господа дать ей силы исполнить задуманное.

Но когда сон затуманил разум и закрыл глаза, привиделось ей, что в шатер входит Олоферн. Вот он подходит к ней ближе, ближе... Собрав все силы, хочет Юдифь вскочить, убежать... Но пристальный взгляд лишает ее воли, немеют члены. Склоняется Олоферн над нею, сильные руки поднимают ее с ложа... Поцелуй острее кинжала пронзает тело, дрожью отзывается оно, истосковавшееся по мужской ласке...
Открыла глаза Юдифь - никого рядом. Вскочила с ложа, пала на колени и горячо зашептала:

- О, Господи всемогущий, просветли мой разум, затуманенный этим человеком, избавь меня от чар его, чтоб смогла я свершить то, ради чего пошла на страшный грех. Помоги мне, Господи!.. И прости меня!

Прошел день, и когда приблизился вечер, прислал Олоферн слугу своего скопца Багоя к Юдифи пригласить ее к ужину.
Радушно встретил Олоферн гостью, приветливо улыбнувшись, проводил ее за накрытый стол. Затем, когда они остались вдвоем, спросил:

- Как ты отдохнула, прекрасная Юдифь? Удобно ли тебе было?

Ответила Юдифь:

- Все было хорошо, благодарю тебя, великий Олоферн.

Улыбнулся Олоферн:

- Не называй меня великим, Юдифь. Если я и велик, то только в битве, когда мои воины наводят страх на неприятеля, когда становится красным от вражеской крови мой меч.

Олоферн метнул взгляд в сторону. Юдифь глянула туда же и увидела лежащий у изголовья огромный меч в ножнах, украшенных драгоценными камнями, сияние которых радужным туманом рассеивалось на сетке от комаров, свисающей над ложем. Отвела глаза Юдифь, не в силах смотреть на это сияние, которое не могло скрыть смертоносный блеск лезвия.

Олоферн, казалось, понял ее задумчивость и сказал:

- Прогони печальные мысли, Юдифь. Я вновь хочу видеть твою улыбку.

Молвила Юдифь в ответ:

- Скажи, Олоферн, что будет с Ветилуей, когда твои воины войдут в нее?

Олоферн пожал плечами:

- Что Ветилуя? Это всего лишь мелкое препятствие на нашем пути в Египет. Там нас ждут великие битвы и богатая добыча. А Ветилуя - только небольшое развлечение для моих солдат, соскучившихся по рукопашной. Я постараюсь не допустить кровопролития, но каждый воин должен унести с собой хоть какую-нибудь добычу. Понимаю, это жестоко, но война есть война. И не будем говорить больше о грустном. Отведай моего вина, оно ничуть не хуже твоего, но в нем есть своя неповторимость.

Вино, красное, как кровь, плескалось в серебряной чаше, которую Юдифь поднесла к губам. Мысленно прошептала:

- Господи, дай мне силы...

И отпила немного.

Вино ударило в голову, теплая волна разлилась по телу, ставшему вдруг легким, почти невесомым.

И улыбнулась Юдифь Олоферну. Долго длился ужин. Все дальше уходили, затуманивались страдания и беды Ветилуи, воины, веселящиеся у костров в ожидании добычи, притягательно-страшный меч, притаившийся у ложа. Все ближе становилось суровое лицо Олоферна, которому так идет улыбка, его горящие глаза, могучие руки...
Сгинул весь мир, и остались они вдвоем - Юдифь и Олоферн.

- Нет... не надо... - прошептала или подумала Юдифь, когда приблизилось вплотную лицо Олоферна, и его жаркое дыхание опалило ее. Но слова эти умерли в ней, сожженные взглядом углей-глаз из-под нависших черных бровей. Сильные руки неловко обняли Юдифь за плечи, и обессиленная, она склонилась к Олоферну, руки обвили его шею, голова легла на могучую грудь... Кто знает, кто объяснить может, что есть счастье? Почему счастьем оказывается то, что вчера казалось грехом? И куда уходит оно, едва коснувшись своим крылом человека? Широко раскрытыми глазами смотрела Юдифь в потолок шатра, дальше, в небо, в самую обитель Бога, и не видела его там. Три года молила Бога Юдифь даровать покой ее душе, обожженной потерей. Три года ждала, что утихнет боль. Но молитвы ее не были услышаны. Исцеление пришло, когда она меньше всего ждала этого. Исцеление ли? Или Бог даровал ей минуты счастья, чтоб подготовить к новым испытаниям?

- Господи, ну почему ты так жесток?!

Счастье быстротечно. Оно волной подхватывает человека, поднимает его на вершину блаженства и ускользает из-под него. И чем выше вознесется смертный на гребне той волны, тем глубже оказывается пропасть его последующего падения. Знала Юдифь, что близок уже миг, когда сорвется она в пропасть и больше никогда не поднимется из мрачных глубин. Но этот миг еще не наступил. А счастье - вот оно! Юдифь повернула голову и всмотрелась в лицо забывшегося сном Олоферна. Даже во сне он то хмурился, то улыбался; вот тень пробежала по его лицу, и губы прошептали ее имя. Он открыл глаза, резко поднялся. Увидел Юдифь, тряхнул головой, провел рукой по ее волосам и сказал негромко:

- Привиделось мне, что злые силы разлучили нас. Дурное предзнаменование шлют нам Боги.

Молча Юдифь обняла его, и ощутил Олоферн на своих губах соленый привкус.

- Ты плачешь? - вскричал он. - Так знай, что нет силы такой, чтоб смогла заставить нас расстаться! Отныне мы вместе навсегда! Именно этого желал Юдифь больше всего на свете. Но, сознавая всю несбыточность своего желания, разрыдалась, не в силах дальше сдерживать себя. А Олоферн, не понимая причины, шептал ей нежные слова, пытался утешить, пока не уснула она, обессилев, у него на руках. День и ночь, потом еще день прошли незаметно в ласках, объятиях и поцелуях. Ни на минуту не разлучались Юдифь и Олоферн. Снова пришел вечер. И сказал Олоферн за ужином:

- Когда падет Ветилуя, я перед всеми объявлю тебя своей женой.

Отчаянная мысль мелькнула у Юдифи, свет надежды коснулся сердца, и сказала она:

- Пощади Ветилую, Олоферн. У тебя впереди еще много великих битв и славных побед. Зачем тебе этот маленький город? Пощади Ветилую!

Ответил Олоферн:

- Милая моя Юдифь! Моя любовь к тебе велика, как горы, безбрежна, как море. Но ты должна понять, что принадлежу я не тебе одной. Я - воин и принадлежу моим солдатам, как и они принадлежат мне. Да, у меня впереди много битв, но именно поэтому солдаты должны быть уверены в своем полководце, тогда он может быть уверен в них. Без этого не бывает побед. Я пощадил бы Ветилую, но тогда мои воины скажут: "Наш командир - трус, наш командир - женщина, он не держит своего слова". Нет, я обещал им Ветилую, и Ветилуя должна пасть. И даже ради тебя я бессилен что-либо сделать.

Опечалилась Юдифь и даже хотела воспротивиться ласкам Олоферна, но столь нежны были эти большие руки, более привыкшие к мечу, столь пылки были объятия, что оттаяла в них Юдифь, затрепетала проснувшаяся в ней женщина. С легким шорохом скользнули на пол одежды, и сама Юдифь увлекла Олоферна на ложе, сгорая от желания. Она точно знала, что это последняя их ночь, и оттого никак не могла утолить сжигающую ее жажду, копившуюся три долгих вдовьих года. Лишь под утро уснул Олоферн, разметавшись на ложе. Но не спала Юдифь. Близился рассвет. На исходе была последняя, пятая ночь срока назначенного Озией. С восходом солнца откроются ворота города, и вооруженные до зубов воины ворвутся в город. Резня, грабежи, пожары... Милость победителей...

Юдифь осторожно высвободилась из объятий Олоферна. Теперь она стояла над ним, вглядываясь в его лицо, дышащее покоем. Этот человек... Он принес беду в ее край, принес войну. Он принес ей счастье, такое неожиданное и такое короткое. Счастье и война... Они сошлись в смертельной схватке. И война оказалась сильнее. Будь она проклята! Бешено колотилось сердце. То, что она сейчас должна сделать, было выше ее сил. Юдифь протянула руку, и холод рукояти ожег ее. Но - стерпела. Выползло из ножен длинное лезвие. Обеими руками Юдифь подняла меч. Господи, до чего тяжел он!

- Всемогущий Боже, помоги мне! Дай мне силы!

Блеснул клинок и с глухим стуком вонзился в шею Олоферна. Брызнула кровь, затуманилось в глазах Юдифи. Ничего не видя и не слыша, опустилась она на пол, и померк ее разум. Прошла вечность, и когда Юдифь открыла глаза, в отблесках тревожного пламени светильника багрово сверкнул ручеек, змеей подползающий к лицу ее. Закричать бы, но не было сил. Юдифь не понимала, что делала, словно это была не она, а кто-то другой. Вскочив, сорвала защитную сетку, завернула в нее голову, скатившуюся с ложа, огляделась, положила в свою корзину сверток и, одевшись, вышла из шатра.

Никто не остановил ее: все уже знали о прекрасной незнакомке, очаровавшей полководца. Юдифь успела вовремя. Едва она подошла к воротам, брызнули из-за горизонта первые лучи восходящего солнца. Дрогнули ворота и стали открываться. Юдифь шагнула в город, прошептала:

- Вот... Возьмите...

И протянула корзину. Больше не оставалось ни сил, ни чувств, замертво рухнула она на землю.
Вечером у дома Юдифи собралась толпа. Весь город был здесь. Горожане хотели рассказать ей о том, в какое отчаяние пришли воины неприятеля, увидев обезглавленное тело Олоферна, какая паника поднялась в их стане, когда над воротами Ветилуи была поднята голова его. Хотели рассказать о великой битве, когда воины, лишившиеся своего полководца, бросились бежать, а защитники города догоняли и убивали их, и мало кто живым ушел. Хотели рассказать о богатой добыче, которая досталась горожанам, преподнести Юдифи сокровища Олоферна, принадлежащие ей по праву...

Но наглухо были закрыты двери дома. А в дальней комнате, упав на пол, безутешно рыдала Юдифь. Юдифь-спасительница, Юдифь-героиня, Юдифь, чье имя, пройдя через века, станет легендой...
Но ей-то что с того?

Источник: http://ru.wikipedia.org/wiki/

Share this post


Link to post
Share on other sites

Когда-то давно я встречался с этой замечательной женщиной. Было это в рабочем клубе посёлка Мардакяны, расположенном в пригороде столицы Азербайджана, на расстоянии полутора часов езды на электричке. Район носил имя единственного азербайджанца из знаменитых когда-то 26-ти бакинских комиссаров Мешади Азизбекова. Район был интересен для приезжих обилием дислоцированных на побережьи Каспия санаториев и домов отдыха и тем обстоятельством, что в его состав входили Нефтяные Камни - рукотворный городок на сваях, увековеченный кинодокументалистом Романом Карменом в его ленте "Повесть о нефтяниках Каспия". Именитых гостей всегда возили на вертолёте на Нефтяные Камни - экзотика, так сказать! И Римма Казакова не стала исключением из этого правила. А для разнообразия (знаменитая поэтесса всё-таки!) решили организовать её встречу с аборигенами, то есть с нами. Крупнее нашего завода в районе не было (тогда это был так называемый "почтовый ящик"), и мне как начальнику конструкторского бюро и по совместительству исполняющему обязанности редактора многотиражной газеты "Горизонт" посчастливилось оказаться в зале рабочего клуба.

 

Как ни странно, любителей поэзии среди работников завода было немало. Особенно - азербайджанской поэзии. Со многими самодеятельными поэтами я был лично знаком, так как в ту пору активно занимался переводами азербайджанских стихов и часто печатался в журнале "Литературный Азербайджан", альманахах и, конечно, периодической печати. Была и конкретная причина моего присутствия на встрече с поэтессой: некоторые мои друзья считали Владимира Высоцкого великим русским поэтом. С таким определением я согласен не был: Высоцкий, говорил я, несомненно ВЫДАЮЩАЯСЯ ЛИЧНОСТЬ, но до ВЕЛИКОГО ПОЭТА ему далеко. "Вот и спроси Римму!" - попросили меня. И я послал ей записку из зала. А она, естественно, со мной согласилась. Друзей моих это не переубедило, в чём я, впрочем, и не сомневался. Такая вот была у меня коротенькая встреча с Риммой Казаковой, замечательной поэтессой-шестидесятником, которую я вполне искренно считаю ВЫДАЮЩИМСЯ ПОЭТОМ своего времени. И её скоротечный уход из жизни стал для меня настоящим и чувствительным ударом. Предлагаю читателям ознакомиться с одним из её последних интервью.

 

Опубликованное фото

Римма Казакова о…

 

О своем имени

 

Рэмо - это "революция, электрификация, мировой октябрь". Родители были "сдвинутыми" коммунистами, поэтому и дали мне имя, которое могло пригодиться Чубайсу, если убрать слово "революция". Правда, мама звала меня Римусей. После окончания пединститута я поняла, что ехать преподавать историю с таким именем в российскую глубинку - это засада. И подала заявление в загс. Там ответили, что у меня хорошее революционное имя. Я не смирилась, написала, что это аббревиатура - как ЦПКО, ВЦСПС и т.д. - и в итоге стала Риммой. А вообще я не люблю ничем выделяться.

 

О происхождении

 

Я пример того, что поэты рождаются в чертополохе. До того как стать военным, отец был рабочим порохового завода, мать - обмотчица электрических катушек. Какой поэзии могли они научить? Загадка для меня самой. Моя мама - еврейка, а отец - русский. Я - полукровка, чем и горжусь! Национальность для меня не имеет значения, в отличие от антисемитов, для которых кровь бывает разного цвета: голубая, зеленая или ядовито-желтая. Но ощущала я себя всегда русской.

 

О своей моложавой внешности

 

Загадка для меня самой. Думаю, дело в охотничьем инстинкте. Я женщина не юная, но еще надеюсь на любовь. На то, что кто-нибудь на меня посмотрит и поймет, что всю жизнь ждал и искал. Это меня не только держит на плаву, но и ведет. Так и напишите.

 

О мужчинах

 

До замужества я сильно увлеклась одним летчиком, но он предпочел жениться на местной Дуньке. Они обычно женились на официантках или библиотекаршах. Я никогда не выбирала мужчину по принципу: умный, добрый, благородный. Все это у меня было у самой. Я всегда выбирала себе мужиков самых таких поганеньких. Мне их было жалко. А еще мне нравились красивые дубины.

 

О своих песнях

 

Все началось в 1969 году. Пахмутова прочитала стихотворение "Ненаглядный мой" в журнале "Юность", и появилась песня. Потом я познакомилась с Сашей Серовым и с Игорем Крутым. А дальше с Аллегровой, Пугачевой, Лещенко, Киркоровым, Распутиной... Думаю, проще назвать тех, с кем я пока не успела поработать. Почти у каждой звезды хоть одна моя песня есть. Даже у "Стрелок", которые поют: "Я хорошая, а ты меня не любишь! Я люблю тебя, а ты такой плохой".

 

О современной эстраде

 

Там полно "неприкасаемых", и это отдельная тема для серьезного разговора. У меня никогда не поднялась бы рука на Аллу Борисовну, потому что она - вздорная баба, но за ней идет целая плеяда тех, кто делает, что хочет. Песня песне рознь. Когда Лель поет "муси-пуси" и "джагу" или ГлюкоZа - " я буду вместо нее твоя невеста, честное e!", то это, прошу прощения, хренота. А если говорить об эстраде в целом, то в последнее время даже Галкин не всегда оказывается на высоте.

 

О Путине

 

Однажды я смотрела по телевизору концерт, посвященный Дню Победы, и увидела на глазах у Путина слезы. Написала коротенькое стихотворение: "В кадре телепередачи он теперь уже навек: президент России плачет, как обычный человек. Президент России плачет - боль гримасой по лицу, - как убитый горем мальчик по убитому отцу, по солдатам, что почили, защитив страну в борьбе. Вряд ли этому учили президента в КГБ". Я просто хотела обратить внимание на то, что президент не лишен нормальных человеческих качеств. Вот и все.

 

О любви

 

Любовь - движитель всего. Из нее вырастают и цветы на подоконнике, и стихи, даже суп, который я варю, - от любви. Внучка спрашивает: "Как ты делаешь такой вкусный суп?" - "Потому что люблю тебя". И это действительно так.

 

О сыне Егоре Радове, увлекшемся наркотиками

 

Сына удалось вылечить, ведь выбора не было. Сын есть сын. С сыновьями не разводятся. Это любовь и ответственность на всю жизнь. Крест, который надо превратить в радость и подарок. Счастье, что Егор сумел спастись. А вот его жена, мама моей любимой внучки Маши, - погибла. Думаю, что дело тут было не только в наркотиках, она вообще была не совсем здоровой. Это очень печально. Невестке было всего 30 лет, а Маше 8, когда это случилось. Но что теперь говорить, воля Божья, что называется... Сегодня у Егора - тьфу-тьфу - все благополучно. Меня теперь волнует, что неблагополучно в стране. Несколько раз я пыталась в своих интервью говорить о докторе Зобине, который реально лечит наркоманию, но это вырезали и выбрасывали. У Михаила Леонидовича клиника, в которой лечат наркоманов и алкоголиков. Я направляла к нему многих знакомых и незнакомых тоже. Помог всем. Он работает по своей собственной методике, которую на Западе - например в Швеции, - сейчас приняли на ура. Всего один сеанс - и человек выходит, забыв про героин, наркотики и безумную непреодолимую тягу. Зобин работает с мозгом - как бы накладывает пломбы на центры зависимости. Реабилитация не нужна. Не надо "ломаться" с помощью лекарств, силы воли или веры в Бога, как это бывает после обычного лечения. Ну переломался, а дальше-то что? Все равно тянет.

 

О Донцовой, Акунине и Сорокине

 

В литературе сегодня все решает рыночная стоимость. Я не понимаю, почему дорогая Дашенька Донцова имеет миллиардные тиражи? Я знаю Грунечку с детства, тепло к ней отношусь, она симпатичный человек, но пишет-то полную ерунду. Хотя это и называется иронической прозой. Не знаю, почему власти с таким пристрастием и уважением относятся к нашим детективщицам? Ведь первые звезды у книжного маркета на Страстном бульваре зажгли Марининой и Донцовой. Я честно пыталась их читать, но не смогла. Это, с моей точки зрения, "не прет". Я лучше Чехова буду читать, что и делаю. Акунин - это какие-то игрушечки-развлекалочки. Сорокина как писателя я люблю, но без вывертов, похожих на некое сексуальное извращение. И потом - я мата не переношу. Когда я у Сорокина дохожу до страницы с ненормативной лексикой, книга падает у меня из рук. Должен быть очень серьезный повод для того, чтобы извергнуть из себя такого рода слово. Нам нужна и серьезная литература, и массовая. Но какой-то порядок следует навести. Ну не может халтура, возведенная в ранг литературы, быть сильнее новых Чеховых и Достоевских, которые, я уверена, когда-нибудь обязательно появятся.

 

О мужской и женской литературе

 

Я читала умную статью Ларисы Васильевой, в которой она резонно говорит, что были женщины-генералы, были женщины-цари, но не было "женщин - Львов Толстых". В этом что-то есть. Но так резко делить я все-таки не могу. Я делю только по половому признаку. Женщина говорит "Я была", мужчина - "Я был". Вот и все.

 

Использована подборка интервью с сайта Sevastopol.ws

 

Подготовила Юлия КУПРИНА

Комсомольская правда

Share this post


Link to post
Share on other sites

Все знают её как Жасмин, это артистический псевдоним. А на самом деле она Сара, и это имя досталось девочке по праву рождения в семье горских евреев Кавказа – в Дербенте. Наш рассказ о том, как медицинская сестра стала одной из самых успешных эстрадных певиц России. Основой этого стали врождённый талант и, конечно, красота. Начнём с анкеты:

 

образование

Медицинское училище, г. Дербент

Поступить в медицинское мне посоветовала мама. Она была против того, чтобы я занималась пением. Считала, что творческие люди живут неспокойной жизнью.

 

в памяти

Помню, как было забавно, когда нас, практикантов, привели на стажировку в одну из местных больниц. Тогда мне впервые доверили сделать настоящий укол пациенту. А иголка скривилась. Хорошо, что рядом был опытный врач… И еще помню один случай – правда, из школы. Однажды я готовилась к экзамену, билетов было огромное количество. И по дороге в школу я загадала: какой номер автобуса проедет мимо меня первым, тот билет я выучу лучше всех. И что же! Именно с таким номером я и вытянула билет, так что пятерка мне была обеспечена!

 

на практике

Я почти целый год проработала медсестрой в больнице, куда меня распределили после училища. Там я научилась выдержке и терпению. А вот полученные навыки время от времени применяю и сегодня. Кто-то в коллективе горло простудит или растянет ногу, а у меня всегда с собой аптечка. В ней обязательно есть концентрированный экстракт эвкалипта, активированный уголь и искусственный лед. Главное – побольше трав и поменьше химии.

 

о караоке

Певицей я стала уже в Москве. Просто мне надоело все время выигрывать в конкурсе караоке! Но если серьезно, я только ждала удобного момента, когда можно будет начать брать уроки вокала.

 

Источник: Журнал COSMOPOLITAN, сентябрь 2006

 

Опубликованное фото

Жасмин относится к тому редкому типу людей, которые всегда и несмотря ни на что радуются жизни и дарят радость окружающим. У нее отличное чувство юмора и невероятная трудоспособность. А еще - архетипическая женская мудрость и титаническое спокойствие. При этом она как-то глобально легка - в общении, в творчестве, в жизни.

 

- Вы сами пишете сценарии для клипов, я слышала, это правда?

- Да, по крайней мере два клипа по моим сценариям уже сняты - на песни «Самый любимый» и «Как ты мне нужен». Я сама от себя такого не ожидала. Первый сценарий для клипа я придумала па песню «Самый любимый». История с этой песней вообще интересная: мне она досталась на маленькой обшарпанной кассетке, которую мне передали на каких-то гастролях в городе... м-м-м, ой я не помню, да это и неважно. Передали со словами: послушайте, это песни нашего лучшего композитора. Я послушала все песни и обнаружила для себя среди них композицию «Самый любимый». Поняла, что это мое личное. Потом вдруг осознала: сижу, слушаю и просто плачу. А перед глазами уже вижу сюжет клипа. Мы записали песню. Потом я рассказала этот не отпускающий меня сюжет подруге. Она была в шоке: ей показалось все дико трогательным. Мы сели, продумали детали и написали целиком сценарий. Написали - отдали режиссеру.

 

- А он что?

- Он сказал: все, конечно, супер, но это какое-то кино. Я говорю: ну да, кино. В итоге он продумал какие-то свои режиссерские мелочи и снял прекрасный клип. Со вторым клипом получилась тоже занятная история: мой коллектив просто заставил меня написать к нему сценарий. Сказали, что с их точки зрения в этом клипе должны быть мой взгляд на мир и мои мысли. Я говорю: да ладно, вы же будете потом все плакать, потому что я, как вы знаете, только грустные сценарии могу придумывать, как выяснилось. Но они только этого и хотели. (Смеется) И я написала. У меня даже было несколько вариантов сценария.

 

- Может быть, вам надо кино снимать? Не думали об этом?

- Возможно. Но сейчас мне больше хочется самой сняться в кино. Для того чтобы писать хорошие сценарии, нужно прочувствовать, что такое кино, изнутри, самой лично. Я решила начать с сериалов, а потом как пойдет: все будет зависеть только от меня. Но конкретно ничего пока сказать не могу.

 

- У вас недавно был день рождения. Вы ощущаете себя на свой возраст? Вообще, что думаете о биологическом возрасте и о своем личном внутреннем росте - они совпадают?

- Вы знаете, возраст и внутреннее самоощущение, я думаю, не зависят друг от друга. Сейчас мне кажется, что моя жизнь только начинается. А сам день рождения в этом году у меня был самый лучший. Мои любимые друзья, подруги и близкие люди исполнили множество моих желаний. Пришли коллеги по цеху, авторы, композиторы - все так тепло поздравляли, было безумно приятно.

 

- А какой вы видите себя, ну допустим, лет через десять?

- Ох, наверное, такой же, как сейчас. Я не вижу себя в сорок и в пятьдесят. Могу сказать только, что я очень хочу семью, любимого человека. Чтобы он был рядом всегда. То есть такого человека, который будет до конца. И чтобы творчество продолжалось. Поймите правильно, я хочу не просто семью - вроде того, что просто семья и все, - нет. Хочется таких отношений, когда два человека друг друга поддерживают и в деле, которым они занимаются по жизни. То есть дают друг другу еще и вдохновение. Мне кажется, каждая женщина мечтает об этом.

 

- Многие мечтают, да, но не со всеми это случается. Может быть, потому что современные женщины перестали верить в такие отношения.

- Я верю, безо всяких сомнений. Но на данный момент я не могу сказать, что в моей личной жизни что-то происходит: пока у меня нет этого чувства. Сейчас я уделяю много времени своему творчеству и ребенку.

 

- Удивительно, вы сохраняете веру в идеальную любовь, пройдя через довольно жесткие испытания. Многие женщины, кстати, благодарны своему негативному опыту в жизни: говорят, что он сделал их сильнее.

- Не могу сказать, что я благодарна этому: я бы не хотела, чтобы мои дети или родные люди испытали такое. Но это произошло, значит, это моя судьба и никого винить я не собираюсь. Я молода, при этом прошла действительно через жесткие испытания. Естественно, я стала сильнее, мудрее, умнее. Многие вещи сегодня кажутся пустыми, а в какие-то моменты вообще, скажем так, мне море по колено. То есть когда что-то случается, я понимаю, что проходила через большие испытания, и то, что происходит сейчас, можно легко пережить, и нее в общем-то ерунда.

 

- А как вы с хандрой и депрессиями боретесь, ведь бывают же?

- Конечно, как и у всех людей. С другой стороны, я в жизни не эмоциональный человек, а достаточно лояльный и спокойный. Поэтому все эмоции, что я испытываю, переходят исключительно в творчество. Конечно, бывают ситуации, которые выбивают меня из колеи - какие-то сплетни, плохие разговоры. Но эти черные полосы я пытаюсь окрасить в светлый цвет. Встречаюсь с друзьями, близкими людьми, с любимой тетушкой. Провожу много времени с сыном. Знаете, самый действенный для меня способ избавиться от депрессии — пообниматься с сыном. Самое главное, не забивать себя в угол, не зацикливаться на негативных моментах, переключать внимание - тогда любая хандра очень быстро проходит. Я очень люблю ходить в театр, смотреть кино, меня окружают веселые люди: я ценю чувство юмора и стараюсь окружать себя такими людьми. На днях мы собираемся поехать на охоту. Мне очень хочется посмотреть, как все это происходит. А еще я собираюсь ближе в Новому году в горы - кататься на лыжах. Думаю, немного адреналина не помешает {Смеется.)

 

- Что для вас самый лучший отдых?

- В нашем коллективе такое правило: мы три раза и году прекращаем давать концерты, заканчиваем гастролировать и все уходим в отпуск. Я очень люблю отдыхать на море: только там я восстанавливаюсь на сто процентов, я имею в виду энергетически.

 

- Возвращаясь к нашему разговору об идеальных отношениях и семье, идеальный мужчина лично для вас - какой он?

- В первую очередь он должен быть умным и добрым, иметь большое сердце, обладать чувством юмора. Внешность значения не имеет - для меня не принципиально, чтобы он был с обложки глянцевого журнала.

 

- А идеальная женщина?

- Красивая, добрая, теплая, чтобы вкусно готовила, могла ухаживать за любимым человеком, то есть душевная.

 

- Красивая, говорите, а если женщина создает свою красоту при помощи пластической хирургии?

- Если она достойно выглядит и никто об этом не знает, то почему нет? Лично я не очень хорошо отношусь к пластической хирургии. Но года не остановишь, и мы как никто другой можем понять этих женщин, которые стремятся выглядеть на сто процентов.

 

Автор: Светлана Репина.

Источник: Журнал ОНА (декабрь 2007).

Share this post


Link to post
Share on other sites

Интервью с арабистом Диной Лиснянской

 

“Проживающие на Западе мусульмане привыкли обвинять Америку и Израиль в нарушении прав человека, имея в виду себя. Они обвиняют окружающее большинство в недемократичном отношении к мусульманскому меньшинству. Но те же мусульмане сейчас в открытую нарушают одно из самых важных прав человека в демократической стране – свободу слова, свободу печати.” /Д. Лиснянская/

 

Корр.: Дина, я процитировал отрывок из вашей статьи в израильской русскоязычной газете «Вести» для того, чтобы сразу определить тему нашего интервью. Но мой первый вопрос чисто ознакомительный. Представьтесь нашим читателям.

 

Д.Л.: Меня зовут Дина Лиснянская. Родилась я в России, в городе Уфа, в Башкирии. Приехала с родителями в Израиль, когда мне было девять лет, в 1990 году. Начав учиться в израильской школе, увлеклась изучением арабского языка. После окончания школы служила в армии, в спецчастях, где совершенствовала свои знания. Окончив службу в армии, решила дальше изучать арабистику, ислам и исламскую культуру. Для этого поступила в Иерусалимский университет на факультет арабистики. Диплом получила по специальности «арабский язык и литература», а вторую степень - по специальности «востоковедение и ислам». Сейчас уже несколько лет работаю в Центре исследования арабских СМИ, и недавно была утверждена руководителем нового отдела, связанного с так называемой «русскоязычной улицей». Отдел отслеживает и изучает русскоязычные СМИ в Израиле и не только в Израиле.

 

Корр.: Исходя из сказанного вами, кем вы себя считаете – журналисткой или своего рода экспертом-цензором по арабским СМИ?

 

Д.Л.: Я не считаю себя журналисткой, хотя и люблю писать. Сотрудничаю с газетами, на радио и ТВ. Но я востоковед. Это моя специальность. В отношении Вашего определения как эксперта-цензора, то я не понимаю, что есть цензура и для чего она нужна. Во всяком случае, это определение ко мне не относится. Я арабист и специализируюсь на обзоре арабо-язычных СМИ, а как будет в дальнейшем, – время определит и покажет.

 

Опубликованное фото

 

Корр.: Мой следующий вопрос связан с «карикатурной войной». Есть ли примеры, когда арабские СМИ публиковали карикатуры на Иисуса Христа, христианские святыни? Про еврейские, думаю, можно не спрашивать – ясно, что такие примеры существуют, но если вы их приведёте, лишними они не будут?

 

Д.Л.: Во-первых, я могу с полной ответственностью утверждать на все 100%, что у мусульман вы никогда не увидите карикатур на Иисуса Христа, а также на Моисея и Авраама. У мусульман они, да и практически все пророки, известные нам из Библии, считаются мусульманами в Коране. Поэтому Вы никогда не увидите карикатур на них. С другой стороны, конечно, существуют карикатуры на христиан и иудеев. В таких карикатурах евреев демонизируют, их изображают чудовищами - особенно израильтян. Еврей, представленный, например, в палестинских карикатурах - это недочеловек. Его изображают в виде людоеда, змеи, скорпиона, паука и крысы. Арабам внушают, что евреи отличаются кровожадностью, извращённой жестокостью и представляют опасность для всего мира, по крайней мере, мусульманского. Такие карикатуры, публикуемые в арабских СМИ, очень напоминают карикатуры нацисткой Германии.

 

Корр.: Дина, как вы лично сами расцениваете публикацию таких карикатур?

 

Д.Л.: Я считаю, что это провокация. Давайте посмотрим на то, когда эти карикатуры были опубликованы. Это был конкурс карикатур, проходивший в сентябре прошлого года в Дании. Почему же вдруг весь шум по поводу этих карикатур возник чуть ли не через полгода, в феврале года нынешнего? Всем нам прекрасно известно, что сейчас творится в мире в связи со стремлением Ирана заполучить атомное оружие. И вся эта шумиха о дискредитации мусульман оказалась на руку Ирану, – именно там сейчас образовался центр «протеста».

 

Корр.: Запрещение на изображение пророка Мухаммеда есть только у мусульман-суннитов, в протестах же участвуют все мусульмане, без разделения на суннитов и шиитов. По Вашему мнению, – почему?

 

Д.Л.: Давайте для начала разберёмся, кто такие сунниты и кто - шииты. 90% мусульман мира - сунниты и только 10% - шииты. Это приблизительно так, как в христианстве католики и протестанты. Я не буду вдаваться в подробности теологических объяснений о разнице между суннитами и шиитами. Все они в первую очередь мусульмане. Шииты считают себя обделёнными, как прямые наследники пророка Мухаммеда. Я ещё раз подчёркиваю, что мусульманин в первую очередь мусульманин, а уже потом суннит или шиит. По этому в протестах и погромах участвуют все мусульмане.

 

Корр.: Дина, как Вы относитесь к проведению в Иране конкурса карикатур на тему Холокоста? Должна ли свобода слова распространяться на все подобные карикатуры?

 

Д.Л.: Ну, во-первых, карикатуры о Холокосте уже существуют в Палестинской автономии, а она чаще всего отражает настрой всего мусульманского мира. Кроме того, в ПА огромное влияние имеет Иран. Приведу наглядный пример. В ПА существуют телепередачи на различные исторические темы. Есть человек, которого в автономии считают ведущим историком Палестинской автономии. Зовут его Джалиль Акиба. Он близкий родственник покойного Ясира Арафата. На протяжении многих лет он ведёт телепередачи, где встречается с различными людьми, в основном детьми, отвечая на задаваемые ему вопросы. И вот, в одной из таких передач он заявил, что Холокоста вообще не было. Концентрационные лагеря, такие как Дахау, Освенцим, Биркенау и другие - были просто дезинфекционными пунктами и рабочими лагерями. Холокост выдумали евреи. Он сказал, что было убито некоторое количество евреев. Всего несколько тысяч /это цитата из телепередачи с его участием/. И эти несколько тысяч были убиты самими евреями, которые договорились об этом с немцами, а они на самом деле в то время очень любили евреев. И сделано это было для того, чтобы вся Европа и весь мир содрогнулись от ужаса и, осознав чувство вины перед евреями, помогли создать евреям их государство Израиль - как он выразился, «раковую опухоль на теле Ближнего Востока».

 

Корр.: Итак, вы отслеживаете мусульманские масс-медиа. Как отреагировали арабские СМИ на приглашение ХАМАСа в Москву?

 

Д.Л.: Начнём с палестинских СМИ. Они в восторге и понятно, почему. ХАМАСу нужно признание в мировом сообществе. А Россия имеет очень большой вес в Палестинской автономии. Что же касается вообще арабской прессы, то здесь наблюдается совсем другой расклад и несколько другой анализ ситуации. Например, арабо-язычная газета «Аль-Хаяд», выходящая в Лондоне, опубликовала статью, где говорится о том, что Россия пытается вернуться к прежней позиции, существовавшей в бывшем СССР в виде противостояния Восточного блока к Западу. Газета не выражает своего отношения к этому. Приводя различные аргументы и факты, автор статьи просто анализирует сложившуюся ситуацию, при этом, не высказываясь ни за, ни против. Точно такой же позиции придерживаются и египетские СМИ. Более того, Египет не приветствует приход к власти в ПА ХАМАСа. В Египте существует оппозиция власти, в частности - радикальное исламисткое движение «Братья-мусульмане». Это фундаменталистская организация, имеющая большое влияние не только в Египте, а и во всём мусульманском мире. Она была создана в 1929 году и фактически является праматерью всех фундаменталистских организаций мусульман. Это колыбель того же ХАМАСа, более того - она колыбель «Аль-Каиды». Исходя из этого, по мнению египетского руководства, приход к власти в Палестинской автономии ХАМАСа в какой-то мере усиливает «Братьев-мусульман» в Египте, что совершенно не нужно власти во главе с президентом Мубараком.

 

Корр.: Вы по специальности арабист. Исходя из этого, вы должны хорошо понимать арабский менталитет. В то же время Вы израильтянка, еврейка, родившаяся в России и получившая образование в Израиле. Каково ваше мнение о будущих отношениях между евреями и арабами?

 

Д.Л.: Хороший вопрос. Я думаю, что тут может быть много неожиданностей. Я нахожусь внутри, в гуще происходящих здесь событий, а для ответа на Ваш вопрос нужно как бы подняться над всем происходящим и полностью абстрагироваться от ситуации. Во мне говорит моя национальная принадлежность. Я - еврейка, живущая в Израиле. С другой стороны, я - арабист, изучающий культуру и религию тех, кто взрывает автобусы с людьми, в числе которых могу оказаться и я.

 

Корр.: Вот это как раз и не нужно.

 

Д.Л.: Спасибо. Я этого тоже не хочу. Так вот, анализировать данную ситуацию, отрешившись от неё полностью, я не могу. И, как это не странно, мне помогает то, что я родилась в другой стране, в России, где прожила девять лет. У меня самой как бы две ментальности. Поэтому мне кажется, я могу, вернее - я научилась смотреть на окружающую действительность, отходя от самой себя. Смотреть на происходящее вокруг несколько по-другому, как бы со стороны. Отвечая на ваш вопрос: я думаю, что сильно будет сказываться влияние мировой общественности на то, как будут складываться отношения между евреями и арабами в нашем регионе. Никогда не было такого и не будет, чтобы Израиль и арабские страны оставались одни на этой мировой сцене и сами могли договариваться между собой. Существуют США, Евросоюз и ещё довольно много факторов, влияющих на ситуацию. Но если вы спрашиваете, существует ли возможность и надежда на примирение евреев и арабов, то я думаю, что такая возможность существует. Но как это может быть осуществлено, я не знаю.

 

Корр.: Ну и последний вопрос. Ваши планы на будущее?

 

Д.Л.: Мои личные? Мне нравится то, чем я занимаюсь. Я чувствую, что могу своей деятельностью помочь моей стране, и я хочу этим заниматься не только на уровне Израиля. Я работаю в Центре, который исследует арабские средства массовой информации. В них прослеживается ужасное несоответствие того, что палестинские лидеры говорят и пишут на английском и других языках для мировой общественности и что они говорят и пишут на арабском. Это полная противоположность. Приведу такой пример: когда покойный Ясир Арафат был ещё жив, на одной из пресс-конференций он сказал на английском, что цель ФАТХа – создание Палестинского государства в границах 1967 года. Точка. А когда ему был задан такой же вопрос на арабском, - он отвечал на арабском, уже добавив, что достижение этих целей - только первый этап. Последующим же этапом является расширение границ Палестинского государства до границ 1948 года. Получается - Палестинское государство будет находиться на всей территории нынешнего Израиля, а государство Израиль перестанет существовать. Оно будет уничтожено палестинцами. Вот для разоблачения этой двуличной позиции и создан наш Центр. Вот для чего я стараюсь ознакомить читателей и слушателей в разных странах, что на арабском и на других языках мира звучат отличающиеся друг от друга по смыслу декларации палестинских и других арабских лидеров. В этой работе я вижу свою главную цель. Существует несоответствие в информационной борьбе между Израилем и некоторыми арабскими странами, в том числе и Палестинской автономией. Мне очень хочется изменить это несоответствие, и я буду этим заниматься, прикладывая к этому все свои силы и знания.

 

Корр.: Спасибо Вам за интервью.

 

Автор: С.Ирлин

Источник: Интернет-приложение к газете «Каскад», “Goubernia Corp.”, Балтимор, США

Share this post


Link to post
Share on other sites

Яэль

 

Когда умер Аод, сыны Израилевы стали опять делать злое пред очами Господа. И предал их Господь в руки Иавина, царя Ханаанского, который царствовал в Асоре; военачальником у него был Сисара, который жил в Харошеф-Гоиме.

 

И возопили сыны Израилевы к Господу, ибо у него было девятьсот железных колесниц, и он жестоко угнетал сынов Израилевых двадцать лет. В то время была судьею Израиля Дебора Пророчица, жена Лапидофова; она жила под Пальмою Дебориною, между Рамою и Вефилем, на горе Ефремовой; и приходили к ней туда сыны Израилевы на суд. Дебора призвала Варака, сына Авиноамова, из Кедеса Неффалимова, и сказала ему: повелевает тебе Господь Бог Израилев: пойди, взойди на гору Фавор и возьми с собою десять тысяч человек из сынов Неффалимовых и сынов Завулоновых; а я приведу к тебе, к потоку Киссону, Сисару, военачальника Иавинова, и колесницы его и многолюдное войско его, и предам его в руки твои.

 

И донесли Сисаре, что Варак, сын Авиноамов, взошел на гору Фавор. Сисара созвал все колесницы свои, девятьсот железных колесниц, и весь народ, который у него, из Харошеф-Гоима к потоку Киссону. И сказала Дебора Вараку: встань, ибо это тот день, в который Господь предаст Сисару в руки твои, Сам Господь пойдет пред тобою. И сошел Варак с горы Фавора, и за ним десять тысяч человек. Тогда Господь привел в замешательство Сисару и все колесницы его и все ополчение его от меча Варакова, и сошел Сисара с колесницы своей и побежал пеший. Варак преследовал колесницы его и ополчение до Харошеф-Гоима, и пало все ополчение Сисарино от меча, не осталось никого.

 

Сисара же убежал пеший в шатер Яэли, жены Хевера Кенеянина; ибо между Иавином, царем Асорским, и домом Хевера Кенеянина был мир.( Яэль - персонаж Книги Судей Израилевых. Многие исследователи рассматривают историю Яэль (Суд. 4:17–22) как свидетельство становления древнеизраильской общности: по мере укрепления союза колен Израилевых кениты и другие кочевые и полукочевые кланы, находившиеся в зависимости от Хацора и других ханаанейских городов-государств, переходили на сторону иудеев и со временем включались в их общность. Другие ученые считают, что образ Яэль — это типичный образ «мудрой женщины», которая, перейдя на сторону победителя, спасает свою семью или свой город (ср. ИбН. 2:1–21, I Сам. 25 и в особенности II Сам. 20:14–22).

Источник: http://www.eleven.co.il/article/15257)

 

И вышла Яэль навстречу Сисаре и сказала ему: зайди, господин мой, зайди ко мне, не бойся. Он зашел к ней в шатер, и она покрыла его ковром своим. Сисара сказал ей: дай мне немного воды напиться, я пить хочу. Она развязала мех с молоком, и напоила его и опять покрыла его. Сисара сказал ей: стань у дверей шатра, и если кто придет и спросит у тебя и скажет: "нет ли здесь кого?", ты скажи: "нет". Яэль, жена Хеверова, взяла кол от шатра, и взяла молот в руку свою, и подошла к нему тихонько, и вонзила кол в висок его так, что приколола к земле; а он спал от усталости - и умер. И вот, Варак гонится за Сисарою. Яэль вышла навстречу ему и сказала ему: войди, я покажу тебе человека, которого ты ищешь. Он вошел к ней, и вот, Сисара лежит мертвый, и кол в виске его.

Источник: http://www.eleven.co.il/article/15257

 

Опубликованное фото

И смирил Господь Бог в тот день Иавина, царя Ханаанского, пред сынами Израилевыми. Рука сынов Израилевых усиливалась более и более над Иавином, царем Ханаанским, доколе не истребили они Иавина, царя Ханаанского" (Судьи 4).

Источник: http://lib.ru/FOMENKOAT/chrono_2001.txt

Share this post


Link to post
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Loading...

×
×
  • Create New...