Перейти к содержимому
Форум - Замок
Алесь

Мир Моды: Биографии ВЕЛИКИХ...

Recommended Posts

Сегодня...

В день празднования дна рождения Короля Карла(Лагерфельда)

я открываю рубрику расказов о великих Мира моды...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Карл Лагерфельд (Karl Lagerfeld) родился 10 сентября 1938 года в Гамбурге, Германия.

 

В 1952 г. переезжает в Париж и посещает лицей Монтэнь (Lycee Montaine). В 1955 г. Карл получает первую премию в конкурсе за дизайн пальто. Затем становится ассистентом Пьера Бальмена (Pierre Balmain). И работает с ним до 1958 года.

 

В 1959 году становится художественным директором Дома Jean Patou.

 

С 1964 г. работает freelance-дизайнером для Домов Krizia, Fendi и др. 1963-84 г.г. Работает на должности главного дизайнера Дома Chloe (вновь займет эту должность в 1992-97 г.г.).

 

В 1974 г. Карл Лагерфельд основывает собственную линию - Karl Lagerfeld Impression. В 1979 году он получает приглашение преподавать в Венской высшей школе прикладного искусства (Hochschule fur angewalte Kunst) на должости профессора.

 

В 1983 г. Становится художественным директором Дома Chanel. Работает над созданием коллекции pret-a-porter для Chanel. Основывает линии KL и KL by Karl Lagerfeld.

 

В 1987-95 годах Карл сотрудничает с крупным немецким производитем одежды Клайсом Штайльманом (Klaus Steilman).

 

С 1987 г. занимается фотографией, публикует несколько книг. В 1993 г. получает премию Lucky Strike Designer Award. В 1996 г. получает приз Немецкого общества фотографии (Deutsche Geselleschaft fur Fotographie). В 1998 г. открывает галерею Карла Лагерфельда в Париже.

 

Карл Лагерфельд известен и как создатель духов, созданы им ароматы: Chloe (1975), KL (1982), KL pour Homme (1986), Lagerfeld Photo (1990), Sun Moon Stars (1994), Jako (1997).

 

Карлу Лагерфельду принадлежит художественная галерея в Париже под названием Lagerfeld Gallery – Studio 7L, он создает более десяти коллекций в год. Спит же он, по его собственным словам, не больше четырех часов в день.

 

В 2000 году он основал в Париже собственный издательский дом под названием 7L. Весной этого же года вышли книги: фотоальбом, посвященный работам визажиста Стефана Марэ (Stephane Marais), книги о поэте Алане Сигере (Alan Seeger), погибшем во время Певой Мировой Войны, и легендарной французской актрисе начала века Габриэлль Режу (Gabrielle Reju).

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

В свое время КарлЛагерфельд дал вот такое забавное Интервью:

Кор:В ожидании Карла я четыре часа провожу в его офисе, поразившем меня безупречным освещением и изысканным беспорядком, - листаю журналы и общаюсь с его друзьями, визажистами и менеджерами. В том же здании расположены принадлежащий Лагерфельду магазин книг по искусству и его фотостудия (компьютеры, гримерные, запах ароматических свеч), по которой слоняются официального вида мужчины и модели с не очень привычной для глаза внешностью. Когда наконец он появляется - в сопровождении своей музы, прекрасной Аманды Харлич (раньше она выполняла эти обязанности у Гальяно в Dior), - все приходят в полный восторг. Мэтр только что закончил последнюю примерку к предстоящему показу и сегодня вечером на заключительной репетиции великого дня собирается делать съемку новой коллекции. Большинство присутствующих знакомы с Карлом еще с 83-го, когда его пригласили в Chanel в надежде, что он пробудит от спячки этот знаменитый Дом (тогда это казалось почти невозможным!). Все вместе они работали в Chanel и в Fendi, делали съемки, продумывали рекламу. И они неразлучны с тех пор, как 12 лет назад умер последний возлюбленный Карла, всем известный Жак де Ташер. Однако в мире моды Карл стал легендой задолго до того, как вернул к жизни Chanel, сделав достоянием широких масс две переплетенные буквы "С", раньше приватизированные чопорными дамами в строгих костюмах. Совсем юным Лагерфельд - тогда еще Лагерфельт, отпрыск мультимиллионера, производителя сгущенного молока, и эксцентричной виолончелистки (она родила Карла, когда ей было уже далеко за 40), - упаковав свой роскошный багаж, отправился в Париж, чтобы больше никогда не возвращаться. В 17, так же, как Ив Сен-Лоран, он выиграл дизайнерский конкурс и был принят в Balmain, затем последовательно переходил в Jean Patou, Chloe, Fendi, после чего основал свою собственную марку и, наконец, оказался в самом известном Доме моды - в Chanel. Нельзя сказать, что у него всегда все получалось: марка Karl Lagerfeld не принесла успеха, а контракт с Chloe не был продлен, и Карла сменила Стелла Маккартни. Но Лагерфельд говорит: "У меня так много новых успешных проектов (в их числе и издательский дом), что сокрушаться по этому поводу просто нелепо". Чем-то он напоминает Энди Уорхола. И дело вовсе не в том, что они были друзьями. И даже не в некотором внешнем сходстве - пышные белые волосы, темные очки. Главное - его манера держаться и разговаривать, умение найти оригинальное в повседневности и просто говорить о серьезных и сложных вещах, его неистребимая любовь к жизни во всех ее проявлениях.

 

Кор:Всегда ли вам было интересно заниматься модой?

 

К.Л:Да, и чем дальше, тем больше. Я вытащил счастливый билет: делать фотографию, моду, рекламу - это не то же самое, что работать в шахте.

 

Кор:О вас говорят как о человеке, который любит держать все под жестким контролем. Верно ли это?

 

К.Л:Нет, неверно. Обо мне можно сказать следующее: я увлечен работой до какого-то определенного момента, а потом теряю к ней всякий интерес.

 

Кор:Возглавив такой знаменитый Дом, как Chanel, вы получили возможность делать все, что вам нравится?

 

К.Л:Обычно я или делаю все, что хочу, или вообще ничего не делаю. Это не всегда легко. Но я действую немного как профессиональный убийца - есть работа, которую я должен выполнить. Кому-то это может нравиться, кому-то нет. Хорошо, если со мной соглашаются. Если же не соглашаются, для меня это никакого значения не имеет.

 

Кор:А Коко Шанель...

 

К.Л:Стерва, которая изобрела стиль и заставила всех поверить, что она создала современную моду? Она сделала это гениально.

 

Кор:Как вы думаете, кто носит одежду Chanel?

 

К.Л:Я об этом совершенно не думаю. Я делаю коллекции, а не держу магазин. Я не встречаюсь с клиентами, и коммерческая сторона модного бизнеса меня совершенно не интересует.

 

Кор:Вы очень разборчивы, когда речь идет о том, кто будет занимать лучшие места на ваших показах? Если приходят те, кого вы считаете вульгарными...

 

К.Л:Нет. И вульгарные люди бывают забавными. Да и кто может утверждать, что они вульгарны. Может быть, правы они, а не мы. Я не сужу людей.

 

Кор:Александр Маккуин говорит, что ушел из Givenchy, потому что ему не давали там работать...

 

К.Л:Но может же Гальяно работать в Dior! Дело не в этом. В Givenchy никогда толком не знали, что должен представлять из себя их стиль. Вспомните историю самого Живанши - он делал отличные платья для Одри Хепберн, затем повстречался с Баленсиагой и, пока тот работал, во всем старался ему подражать, а после этого перешел на буржуазный стиль. И неожиданное решение перевести именно эту марку в русло современных течений было рискованным - особенно когда его не разделяют те, кто занят в производстве духов. К тому же постоянные клиенты Givenchy были очень далеки от тех новшеств, которые мог предложить Маккуин. Впрочем, он, по-моему, и не особенно к этому стремился. Так ли уж сильно ему хотелось работать в Givenchy и бороться за свое право принимать решения? Я не думаю, что для него это было бы правильно. В Givenchy рассчитывали, что имя Маккуина придаст марке некоторую экстравагантность, но они ошиблись. Они на разных полюсах, так что из этого ничего не получилось, да и не могло получиться. Не стоит переживать - затея была обречена на провал с самого начала.

 

Кор:Когда вы пришли в Chanel, вам пришлось "бороться" за свои права?

 

К.Л:Нет. У меня есть контракт, где четко оговорены мои права и обязанности. А что до всего остального, то пусть они распоряжаются по своему усмотрению. В студии же я делаю все, что хочу. И если мне не нравится, как кто-то на меня смотрит, я могу его уволить в ту же минуту. Мы делаем все, что считаем нужным. И отвечаем за результат - хороший или плохой. Но в моей студии другая ситуация, здесь работают прекрасные люди. Я не собираюсь никого контролировать. Я не стремлюсь к власти и прочей подобной ерунде. В это трудно поверить, но я нисколько не честолюбив. Я знаю, что, глядя на меня, этого не скажешь, но мне и в самом деле абсолютно безразлично.

 

Кор:А что вы думаете о Томе Форде?

 

К.Л:Это как раз тот человек, на которого я меньше всего хотел бы быть похожим. Он любит держать все под контролем: одновременно быть художественным директором и решать, кому какую одежду носить. Мне это безумно скучно. Меня волнуют только мои рисунки, примерки и фотографии. Мне надоели все эти корпоративные законы.

 

Кор:Вы когда-то сказали, что Стелла Маккартни сделала из Chloe фирму футболок...

 

К.Л:А разве она не ушла из Chloe? Я ничего определенного не могу о ней сказать, разве что ее "эпопея с мехом" наводит на меня смертельную скуку. Легко выступать против использования меха, если ты дочь богатого человека, но ведь мех и все, что с ним связано, - это целая отрасль промышленности, в ней работают люди. И до тех пор пока все едят мясо (чего я, например, не делаю) и носят кожаные вещи, эти истеричные выступления ничего не меняют. Какая разница - мех, мясо или кожа? Мне все это кажется немного странным. Для меня мех - это то же самое, что шерсть или шелк. Шелк, кстати, тоже получают от шелковичных червей, и я не знаю, может быть, бедные маленькие червячки умирают от этого.

 

Кор:Говорят, у вас было очень необычное детство?

 

К.Л:Я терпеть не мог детей. Я хотел быть таким, как мои родители. Со мной обращались как со взрослым, и я старался вести себя как маленький взрослый.

 

Кор:А вы никогда не жалели о том, что были лишены детских радостей?

 

К.Л:Нет. Тогда мне нравилось то, что я делал, и сейчас я продолжаю делать то же самое - рисую, читаю, иногда немного пишу.

 

Кор:Бывает ли так, что вы ничем не заняты, а просто дурачитесь? Только тогда, когда никто не видит. Я предпочитаю казаться вредным.

 

Кор:Вы когда-нибудь проходили курс психотерапии?

 

К.Л:Нет! В одном из писем лучший ученик Фрейда пишет: "Ни в коем случае не делайте этого. Это лишает творческой энергии". У меня нет ни малейшего желания ворошить прошлое. Я уже в 12 лет понял, чего хочу от жизни, и с тех пор не передумал. Я не честолюбив, поэтому мне не приходилось идти на компромиссы, жертвовать чем-то во имя достижения каких-то целей и делать то, чего я делать не хотел.

 

Кор:А вы не чувствовали себя виноватым за то, что вам так везет?

 

К.Л:Сегодня мне везет, а завтра все может измениться. К тому же вам кажется, что я везунчик, потому что я никогда не говорю о неудачах - я всегда рассказываю только о хорошем.

 

Кор:Ну, к примеру, Маккуин вышел из низов...

 

К.Л:Тем более он заслуживает уважения. Сын водителя такси, который сумел добиться чего-то в жизни, вызывает у меня больше уважения, чем сын богатого промышленника, которому не приходилось прилагать никаких усилий, чтобы стать богатым и знаменитым.

 

Кор:Кто входит в ваш круг общения?

 

К.Л:Люди, с которыми я работаю. Я не упоминаю о своем светском круге общения - считаю вульгарным щеголять знакомствами со знаменитостями. Я не поддерживаю никаких деловых знакомств и стараюсь не встречаться с людьми моего возраста - они наводят на меня скуку разговорами о "старых добрых временах", а мне и настоящее очень нравится. Прошлое в воспоминаниях всегда приукрашено.

 

Кор:Но вы ведь застали времена Студии 54...

 

К.Л:Дорогой мой, это было совсем не так давно, как вам кажется. Всего-то 20 лет назад. Я даже снялся в одном из фильмов Энди Уорхола. Не скажу где - едва ли этот фильм можно назвать благопристойным. Правда, меня никто не узнал, да и в титрах значится другое имя.

 

Кор:Завсегдатаи Студии 54 проповедовали свободную любовь и баловались наркотиками, в отличие от вас. Не считали ли они вас несколько примитивным?

 

К.Л:Дело в том, что гибель некоторых людей предопределена. Но я к таким не отношусь - я должен был выжить. У меня никогда не было проблем с наркотиками, я не курю и не пью. Меня изумляет то, как люди умеют разрушать себя, потому что я сам на это не способен - из-за развитого инстинкта самосохранения. Я не против, чтобы меня окружали люди с дурными наклонностями, но сам я не хочу их иметь. Наверное, в душе я настоящий кальвинист, каким бы нелепым это ни казалось. Как бы там ни было, жизнь слишком коротка для всего того, что я собираюсь сделать. Но я вовсе не трудоголик. Терпеть не могу этого слова. На самом деле я очень ленив. Я бы и курил с большим удовольствием. Я даже пробовал курить, но моя мать сказала: "Тебе не нужно курить, у тебя уродливые руки, и это становится заметно, когда ты куришь". При этом она тыкала в меня зажженной сигаретой. Руки у меня не уродливые, но она считала, что они недостаточно хороши.

 

Кор:Это очень жестоко.

 

К.Л:Да, но мне нравилось то, что она говорила, потому что получалось очень смешно. Когда мне было 11, я спросил ее, что означает слово "гомосексуалист", и знаете, что она ответила? "Это то же, что и цвет волос. Кто-то рождается блондином, а кто-то брюнетом".

 

Кор:Так что с этим у вас проблем не возникало?

 

К.Л:Нет, потому что в этом нет никакой проблемы. Я даже не понимаю, о чем тут говорить. Я не выношу геев, я не выношу лесбиянок, я не выношу гетеросексуалов, когда они держатся друг друга. Мне нравится все вперемешку.

 

Кор:У вас очень странное отношение к своей популярности.

 

К.Л:С этим я ничего не могу поделать. Мне моя популярность причиняет одни неудобства. Даже в кино я не могу пойти без телохранителя.

 

Кор:Веер, волосы и темные очки стали вашим фирменным знаком...

 

К.Л:Все получилось само собой. Я не сидел и не ломал голову над тем, в каком образе мне предстать. Я и в самом деле стал чем-то вроде образа, но ничего против не имею, потому что он кажется мне забавным.

 

Кор:Белые волосы выглядят впечатляюще...

 

К.Л:Красиво, но это все не натуральное. Сказать, что это? Сухой шампунь. Открыть вам мой маленький секрет? Утром, когда встаю, я выгляжу как Бетховен, поэтому я причесываюсь, припудриваю волосы, сбрызгиваю лаком для волос и снова пудрю. Вы можете сами в этом убедиться (он слегка проводит рукой по волосам, и пудра сыплется на его черный пиджак). Веером я пользуюсь не по назначению. Знаете, как он появился? Во времена Студии 54 почти не было кондиционеров, все курили, и просто дышать нечем было - вот я и стал носить с собой веер. А потом привык к нему - прикрывшись веером, можно подглядывать и перешептываться. К тому же всегда есть чем занять руки. Еще я ношу темные очки - мне нравится, когда все выглядят лучше, чем на самом деле. Стоит их снять, и все оказываются на 10 лет старше. Поэтому я и ношу их не снимая.

 

Кор:Говорят, вы здорово танцевали на дискотеках?

 

К.Л:В детстве я занимался бальными танцами. Об этом никто не догадывается, но у меня даже есть призы за исполнение бальных танцев: ча-ча-ча, румбы, мамбо.

 

Кор:Какие модели вам нравятся?

 

К.Л:Это провокационный вопрос, ведь все меняется прямо на глазах. Лично мне нравятся очень многие девушки, но, увы, они не соответствуют новым тенденциям. Сейчас в Милане, например, сменили всех моделей.

 

Кор:Чем же они отличаются?

 

К.Л:Они выглядят иначе, они стали гораздо ниже, чем прежде. Невероятно, но они выглядят как... лесбиянки.

 

Кор:Лесбиянки мужественные или женственные?

 

К.Л:Своеобразные. Мужественные, но не безобразно. Яркие, умные, живые, естественные. Даже самые лучшие модели, поработав какое-то время, становятся тем, что французы называют "гранд-дама". У них появляется характерная для моделей походка, и в какой-то момент они вдруг перестают быть актуальными. Только появились на подиуме, а на смену уже приходят другие девушки, и те, предыдущие, сразу кажутся устаревшими. В Милане, на показах Fendi, мы совсем отказались от всех красивых знаменитых моделей и пригласили новых, потому что выяснилось: одежда, которую я сейчас делаю, плохо сидит на очень высоких девушках.

 

Кор:Когда принцесса Диана была в Париже, она одевалась в Chanel. Это были ваши работы?

 

К.Л:Да. Но теперь, когда я смотрю на ее фотографии, ее туалеты, они не кажутся такими уж замечательными. Диана была слишком молода для этой одежды, и лучше всего она выглядела в белой рубашке и брюках, а не в этих огромных шляпах и костюмах. Но, по-видимому, члену королевской семьи полагается так одеваться. Все как будто терпеть не могут эту Камиллу, но мне она кажется очень симпатичной. Те, кто ее знает, говорят, что она самый забавный человек на свете.

 

Кор:А что вы думаете о ее манере одеваться?

 

К.Л:Я ничего об этом не думаю, когда вижу ее лицо - такое живое и умное. Не о каждом можно судить по одежде. Да, кстати, я недавно наткнулся на заметку о королеве-матери в итальянском Vogue - заметка была обведена черной линией. Так нельзя писать о живом человеке, которому 100 лет от роду, это значит, что вы думаете, что он умрет в этом году. Я пришел в ужас, позвонил редактору и сказал ему: "Как вы могли? Это просто ужасно". Я надеюсь, она не будет читать итальянский Vogue. Кстати, однажды королева-мать присутствовала на приеме, который я устроил в саду дома, унаследованного мной от моей матери.

 

Кор:И как она?

 

К.Л:Восхитительна! Выше всяких похвал! Нет. Идея мне нравится, но то, как она реализуется в жизни... Правда, у нас теперь очень симпатичный наследник, принц Уильям. Он обладает обаянием юности - оно, увы, пропадает, если ты пьешь, лысеешь и у тебя портится цвет лица. К принцу предъявляют те же требования, что и к звезде экрана, как к ДиКаприо в "Титанике" - кстати, вы обратили внимание, что действие происходит на тонущем корабле? Вы понимаете, о чем я? Существует высшая аристократия, за ней следуют те, кто пытается извлечь выгоду из своего положения, и в конце концов эти аристократы доходят до того, что даже приглашение на обед не принимают, пока им за это не заплатят. Вот принцесса Маргарет, например, кажется мне очень неприятной особой, я имею в виду, что складывается такое впечатление, лично я с ней не знаком. А вот телевизионная передача, где рассказывают истории из жизни королевской семьи, мне нравится - очень забавно.

 

Кор:Вы смотрите английское телевидение?

 

К.Л:Оно мне быстро надоедает. Я смотрел сериал "Совершенно великолепные", пока она была забавной, теперь мне нравится "Секс и город", особенно главная героиня в исполнении Сары Джессики Паркер - в ней есть что-то трогательное.

 

Кор:Недавно она была в блузке от Chanel!

 

К.Л:Вот видите! Значит, она неизбежно должна была привлечь мое внимание. Мне нравится ее лицо. Как говорил Марло, "лицо не может быть красивым без некоторой неправильности черт".

 

Кор:Не верю глазам своим - вы пьете диетическую колу! Как-то это не очень в стиле Chanel.

 

К.Л:Это единственная роскошь, которую я себе позволяю.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Ив Сен Лоран родился 1 августа 1936 в алжирском прибрежном городе Оран в семье французских аристократов. В 1953 году, когда ему исполнилось 17 лет, он отправился в Париж. Лоран вошел в мир моды быстро и безболезненно: он поступил в Chambre Syndicale de la Haute Couture school; получил первую премию на конкурсе Вулмарк за созданное им платье для коктейлей; благодаря мощным рекомендациям Мишеля де Брюнхоффа - шефа французского издания "Вог" - получил возможность работать бок о бок с самим Кристианом Диором. В 1955 году Ив Сен Лоран, когда он ассистировал Диору, создал свой первый вечерний туалет. Кристиан Диор в 1957 году скончался, оставив во главе своего дома мод юного Ив Сен Лорана, которому был всего 21 год. Он получил в наследство империю Диора, а потом создал и утвердил свой собственный стиль "чувственной элегантности".

 

Юного принца коронуют, даже не увидев его первой самостоятельной коллекции. Он выпускает ее в 1958 году, поразив мир замечательным изобретением - силуэтом "трапеция". Парижская пресса ликует: трон Диора не останется пустым!

 

В I960 году его призывают в армию. Он прослужил меньше года.

 

В 1961 году вместе с Берже Ив Сен Лоран открыл свой собственный дом.

 

Первый аромат от Ив Сен Лорана был представлен в 1964 году - женские духи с кратким название "Y". В 1966 год модельер создал линию из смокингов.

 

Он направил свои усилия в направлении Pret-a-porte, открыл бутик YSL Рив Гош в Париже. Лоран рисовал для колонок юмора и создавал костюмы и декорации для театра , балета и кинофильмов. Лоран одел Катрин Денев в фильме Луиса Бонеля .

 

За свою работу он был награжден премией "Оскар". Для своей ошеломляющей коллекции 1968 года "Saharienne" Сен Лоран использует фольклорный стиль и стиль "сафари".

 

Мягкий теплый климат и живописная экзотическая растительность из года в год вдохновляют художника на создание его этнических коллекций.

 

В 1971 году Ив Сен Лоран буквально шокировал критиков моды своей новой коллекцией "40s". Дом Ив Сен Лорана представил "продолжение" своей коллекции Pret-a-porte 1966 года - духи с одноименным названием Рив Гош.

 

В этом же году Ив Сен Лоран представил свой первый мужской аромат - одеколон "Pour Hommes".

 

В 1975 году он предложил дамам стиль денди, отмеченный редактором Vogue, одной из первых предрекшей Сен-Лорану особое место на Олимпе моды.

 

В 1977 году еще одна сенсация от Ив Сен Лорана - духи Опиум Аромат покарил женщин. Духи исчезали с прилавков. Все хотели приобрести этот аромат. Сегодня, как и сорок лет назад, мэтр утверждает в мире изящество и шарм. Он чтит традиции. Ив Сен Лоран нашел себе приемника, молодого американского дизайнера Альбера Элбаза. Теперь коллекции pret-a-porter под маркой Дома Yves Saint Laurent будет создавать он. Сам Ив Сен-Лоран, объявил, что не будет больше делать pret-a-porter. Он собирается, как в юности, посвятить себя haute couture.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Юбер де Живанши (фр. Hubert de Givenchy) родился 21 февраля 1927 года во французском городе Бове (Beauvais). Когда Юбер Живанши был ребенком, о нем говорили: «Мальчуган не от мира сего». Отец будущего модельера был летчиком из того поколения романтиков — первых покорителей небес, к которому принадлежал Сент-Экзюпери. Из тех, кто стремился к звездам, пренебрегая опасностью. Люсьен Таффин де Живанши погиб, когда его сыну Юберу было два года. Мальчик пошел в отца. Летчиком он не стал исключительно из чувства сострадания к матери, для которой гибель горячо любимого мужа оказалась трагедией всей жизни. Но мечтания Юбера о прекрасных заоблачных далях отобразились в его творчестве. Как Маленький принц, знаменитый герой Экзюпери, он творил чудеса на своей фантазийной планете. Став знаменитым кутюрье, он создал собственный мир неземной красоты, отделенный непреодолимой пропастью от всего будничного и обыденного.

 

Юбер учился в Школе изящных искусств (École des Beaux Arts) в Париже. У него очень рано обнаружилась страсть к моде. В 10 лет он посетил мировую выставку в Париже и вернулся полный изумления из Павильона Элегантности, где были представлены 30 моделей наиболее известных французских домов мод. Тогда же он и решил стать модельером.

 

После освобождения Франции от фашистской оккупации он переехал в Париж, где работал ассистентом и учился у таких гигантов моды, как Жак Фат (Jacques Fath), Роберт Пике (Robert Piguet) и Люсьен Лелонг (Lucien Lelong). Работал с Эльзой Скиапарелли (Elsa Schiaparelli). 2 февраля 1952 года мечта Юбера осуществилась — он открыл собственный бутик. Ему было всего 25 лет. Таким образом, он оказался самым молодым из творцов высокой моды. Первая же его коллекция имела успех. Беттина Грациани (Bettina Graziani), модель и пресс-агент, стала лицом компании. Для нее он и сделал знаменитую «блузку Беттини» — скромную хлопчатобумажную белую блузку с поразительными черно-белыми воланами на рукавах. Она привлекла такое же внимание прессы, как Dior с его «Новым направлением». Казалось, Живанши, с его забавными узорами на ткани и свежими цветами, обновит кутюр, но художник не считал себя революционером, он стремился только к совершенству.

 

1953 год стал переломным в его карьере. Во-первых, он знакомится с испанцем Кристобалем Баленсиага (Christobal Balenciaga), с которым позже у него сложились тесные дружеские и рабочие отношения. Он избрал его своим учителем. Живанши поддержал Баленсиагу, когда тот в 1957 году решил не допускать прессу на свои показы. Чтобы журналисты не могли влиять на мнение покупателей, им позволялось в первый раз увидеть новую коллекцию лишь восемь недель спустя. Естественно, пресса объявила бойкот. Но поскольку Баленсьяга после ранней смерти Диора считался ведущим кутюрье, его мнение нельзя было игнорировать. Во-вторых, молодой модельер знакомится с Одри Хепберн (Audrey Hepburn). Юбер Живанши был настоящим рыцарем. В течение 42 лет, почти все то время, что он был главой основанного им Дома моды, его вдохновляла одна муза, которая не была ни женой, ни подругой, но именно Дамой сердца в средневековом понимании. Долгие годы Одри Хепберн была «лицом» Дома Givenchy. Кутюрье всегда называл ее воплощением своих представлений о том, какой должна быть та женщина, для которой он создает модели. Они познакомились, когда на 26-летнего модельера уже обрушилась лавина славы. Никому неизвестная юная американская актриса, «попросту худющая девчонка» в соломенной шляпке и дешевых льняных брючках, явилась в офис к Юберу Живанши в поисках нарядов для своей героини в фильме «Сабрина», в котором впервые играла главную роль. Все те платья, которые помогли Сабрине стать в одночасье королевой бала, а Одри Хепберн превратиться в звезду Голливуда, были сшиты у Живанши. 4 февраля 1955 года модельеру был вручен его первый «Оскар» за костюмы к фильму «Сабрина». А Одри с тех пор стала его близким другом и одевалась впредь только у него — и в жизни, и в кино. Фильмы, в которых она снималась в его костюмах (например, «Забавная мордашка» (Funny Face) и «Завтрак у Тиффани» (Breakfast at Tiffanny’s)), прославили на весь мир его представление утонченной элегантности. Для нее дизайнер создал свои первые духи. Они увидели свет в 1957 году, спустя пять лет после первого показа коллекции от кутюр молодого малоизвестного тогда модельера. Аромат, посвященный актрисе, назывался L’Interdit и был цветочно-альдегидным с пудровым оттенком. Успех этого аромата стал основанием для организации не только модельного бизнеса, но и компании Parfums Givenchy. Второй женщиной, воплощавшей стиль Живанши, была Жаклин Кеннеди (Jackie Kennedy). Даже для похорон мужа она заказала у дизайнера специальное платье.

 

В начале 60-х Givenchy ушел с парфюмерной арены на десяток лет, чтобы после длительного перерыва в 1970 году выпустить аромат Givenchy III. Такое название не случайно — ведь это третий женский аромат Модного дома. Дизайн флакона был разработан знаменитым Пьером Динандом. Это яркий аромат для женщины, которой присущи хороший вкус и безупречная элегантность. Givenchy — пионер во многих областях, был первым дизайнером, который представил роскошную коллекцию готовой женской одежды. Его работы сочетают элегантность и классику со смелостью и модернизмом. В 1973 году Givenchy входит в мир мужской одежды. А в 1974 году появляется третий мужской аромат Givenchy Gentleman — в честь одноименной коллекции мужской одежды. Он был создан парфюмером Полем Легером (Paul Leger). Это породистые духи для мужчины благородного, наделенного шиком и обаянием настоящего денди.

 

В 1988 году Givenchy становится частью французской группы LVMH — Molt Hennessy Louis Vuitton, наряду с такими известными марками, как Christian Dior, Louis Vuitton, Christian Lacroix и Celine.

 

После ухода Юбера де Живанши в 1995 году, во главе дома встает Джон Гальяно (John Galliano) — известный модельер, выпускник Лондонской школы искусств, трижды выбиравшийся дизайнером года. В октябре 1996 года во главе дома встал Александр МакКуинн (Alexander McQueen). В марте 2001 года двадцативосьмилетний Жюльен Макдоналд (Julien Macdonald) становится художественным директором линии женской одежды.

 

Летом 2004 года свою коллекцию под маркой Givenchy представил Ozwald Boateng, один из лучших современных английских дизайнеров.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Зак Позен

 

Британцы любят напоминать, что Зак Позен учился в Лондоне, но, несмотря на это он - уроженец Нью-Йорка. Удивительно как такой молодой и относительно новый для подиума человек, попав в модную индустрию, столь стремительно получил признание.

 

Он родился в творческой семье: его отец был художником, а его сестра занималась пантомимой и одновременно работала креативным директором компании Alexandra Outspoke LLC, которой управляла его мать.

 

Зак Позен учился в школе искусств Святой Анны в Бруклине, а в Школе Дизайна Парсона он изучал модельное производство. В 1999 году он получил степень бакалавра искусств линии женской одежды колледжа St Martin's в Лондоне. Его первая коллекция весна-лето 2002 в рамках Недели Моды в Нью-Йорке была совершенно точно описана New York Times: «Родилась звезда».

 

Он родился 24 октября 1980 года в Нью-Йорке и вырос на Спринг Стрит

16 лет Зак Позен начал работать стажером в Metropolitan Museum of Art's Costume Institute

Его первый показ, проходивший в синагоге, был оформлен дочерью художницы Джулиан Шнабель, Стеллой. На нем присутствовали Софи Даль, Карен Элсон и Анна Винтур

Необычные и яркие дизайнерские решения Зак Позена привлекают звезд. Он работал для Target, а также для рэпера P Diddy, который является его большим поклонником и одним из основных инвесторов.

«Если Карл Лагерфельд может продать одно платье в H&M и продолжить заниматься высокой модой - я только порадуюсь за него»,- сказал Позен в интервью для журнала Vogue в 2005. «Я не верю в консерватизм в моде. Мода - это трепет и волнение».

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Пако Рабанн

 

Франсиско Рабанеда-Куэрво (Francisco Rabaneda-Cuervo) родился 18 февраля 1934 г. в Сан-Себастьяне, Испания. Изучал архитектуру в Париже.

 

В 1963 г. его скульптуры замечают, и он начинает создавать аксессуары для Домов Dior, Balenciaga, Givenchy.

 

Нет ничего удивительного в том, что этот человек стал объектом повышенного внимания: вся его долгая карьера - это череда бесконечных провокаций в мире моды. С первой своей коллекции 1966 года "Двенадцать неносибельных платьев" Пако Рабанн неутомимо совершает революцию за революцией в моде. Он создал платья из пластика, металлических цепочек, флюоресцирующей кожи, страусовых перьев, алюминиевой фольги, лазерных дисков, оптических волокон, пластиковых бутылок, носок и дверных ручек.

 

И хотя Рабанн обращает иногда внимание на обычные ткани, его неудержимо влечет к безжалостным экспериментам с ними. Платья из накладывающихся кожаных треугольников, вязанные из полосок норки и порванного на полосы шелка, - яркие примеры его "евклидовой" моды.

 

В течение многих лет творения Рабанна выставлялись в лучших музеях мира в Нью-Йорке, Токио, Париже, были представлены на фестивалях и ярмарках в Монреале, на Капри, в Милане.

 

Его неиссякаемой энергии, проявляющейся в разных жизненных сферах, можно позавидовать. Первая книга Пако Рабанна "Траектория", вышедшая в 1991 г., стала первым бестселлером новоявленного литератора и разошлась тиражом более 500000 экземпляров. Вскоре появилась вторая книга "Конец времен", в которой он призвал человечество к более глубокому проникновению в суть вещей и нравственных ценностей, к заботе о ближних. Обе книги были переведены на пять языков. В 1994 г. Пако Рабанн написал новую книгу "Настоящее время: дорога посвященных" (Le Temps Present: le chemin des grand inities) - личный путеводитель, рассказывающий о том, как стать более светлым и искренним в наш изменчивый век, продолжающий тематику двух первых книг.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Пако Рабанн - модный провокатор

 

 

 

Пако Рабанн (Франциско Рабанеда-и-Куэрво) родился 18 февраля 1934 г. в баскской части Испании в городе Сан-Себастьян. Нет ничего удивительного в том, что этот человек стал объектом повышенного внимания: вся его долгая карьера в мире моды и искусства была и остается чередой бесконечных провокаций. Детство его прошло в обществе крайне религиозной бабушки, не чуждой оккультизму, матери - видного деятеля испанской Социалистической партии и абсолютной атеистки, и отца, рано покинувшего мир из-за нежелания расстаться с республиканскими убеждениями. Столь неоднозначное окружение предопределило развитие в юном Пако Рабанне тех качеств, которые пригодились ему в дальнейшей жизни: терпимость, убеждение в том, что у реальности много граней, щедрость, заботу об окружающих и открытость миру. После победы режима Франко в Испании родители пятилетнего Франциско бежали во Францию. Позднее Франциск придумал себе новое имя честь мифического покровителя его рода - ворона, считавшегося мудрейшей птицей на земле. В 1952 г. Пако Рабанн поступил в Национальную школу художественного искусства, на архитектурное отделение. Чтобы оплачивать учебу, он делал модные аксессуары, пуговицы для Дома Баленсиага (не без влияния матери - в Испании она работала главным ассистентом у Кристобаля Баленсиаги). Постепенно он перешел на другие аксессуары - создавал сумочки, украшения и пояса для Юбера де Живанши, Кристиана Диора, Ива Сен-Лорана. И это далеко не полный перечень имен известных дизайнеров, с которыми сотрудничал и дружил молодой Рабанн.

 

В начале 60-х годов в искусстве произошли большие изменения. Стало модным "Оптическое" и "Кинетическое" искусство. Архитекторы, отвернувшись от камня, обратились к металлу, живописцы - к неону. Эти революционные изменения в искусстве вдохновили Пако Рабанна на создание собственной коллекции. В 1965 г. появляются первые творения с подписью Paco Rabanne. В феврале 1966 г. Рабанн представил "12 экспериментальных платьев, которые можно делать из современных материалов", т.е. из пластика и металла. Эти конструкции были собраны при помощи пассатижей и паяльной лампы. Необычные произведения Пако Рабанна продемонстрировали на подиуме чернокожие манекенщицы. Первая коллекция принесла Рабанну признание в среде модных дизайнеров Парижа, а также определила его беспокойное революционное будущее. В 1966 г. Рабанн создал бумажные платья - так родилась идея одноразовой одежды. В1968 г. появились вязанный мех и алюминиевое джерси. Для платьев 1988 г. дизайнер использовал лазерные диски. "Днем ее одежда должна определять деловой скоростной образ жизни. Вечером - подчеркивать величие и женственность богини", - говорил в конце 80-х Пако Рабанн. Для достижения вечернего эффекта Пако Рабанн играл со светом и прозрачностью, используя сверкающие на теле отражающие и микрокристаллические материалы.

 

В самом начале дизайнерской карьеры Пако Рабанн бросается в другую авантюру - в мир ароматов. В 1969 г. созданный им аромат "Calandre" мгновенно завоевал избалованные женские сердца. Названный именем автомобиля, флакон с металлическим ободком ассоциировался с нью-йоркской архитектурой, а общепринятому основному лимонному тону ароматов той эпохи Рабанн предпочел ноту кипариса. Затем появились "Paco Rabanne Pour Homme" и его вариации в 1973 г., "Metal" (1979 г.), "La Nuit" (1985 г.), "Sport" и его вариации (1986 г.), "Tenere" (1988 г.). В 1993 г. пришел черед дерзкого аромата 90-х XS (Excess Pour Homme) - для мужчины желанного и чувственного. Этот аромат по сей день пребывает в списке самых покупаемых мужских туалетных вод. В 1981 г. в интерьерах многочисленных поклонников Дома Paco Rabanne появилась мебель, столовые принадлежности и скатерти от любимого модельера. А в 1990 г. вышла линия pret-a-porter для женщин. В течение многих лет творения Рабанна выставлялись в лучших музеях мира в Нью-Йорке, Токио, Париже, были представлены на фестивалях и ярмарках в Монреале, на Капри, в Милане.

 

Награды свидетельствуют о международном признании его искусства: приз "Beauty Products Industry" - за "Calandre" (1969 г.), Оскар "Фонда ароматов" (Fragrance Foundation Recognition Award) - за композицию и упаковку "Paco Rabanne Pour Homme" (1974 г.), "Золотая игла" - за коллекцию Haute Couture (1997 г.), награда за вклад в моду на Первом Международном фестивале моды (1985г.), "Золотой наперсток" (1990 г.).В 1989 г. в знак признания его таланта и за активный вклад в многочисленные гуманитарные проекты Пако Рабанн был награжден высочайшим орденом Испании "Орденом Изабеллы Католической", а также стал Кавалером "Ордена почетного легиона" во Франции. В 1992 г. Пако Рабанн удостоился высокой чести представить ретроспекцию своих работ королевскому Двору Испании на выставке в Севилье.

 

Страстный ценитель культуры, Пако Рабанн вкладывает силы и средства в открытие культурных центров, в издание журналов. В его костюмах снимались Урсула Анднерсен, Джейн Фонда (костюмы для знаменитой Barbarella были придуманы именно Рабанном), Франсуаза Харди, Брижит Бардо, Одри Хепберн и др.

 

В июле 1999 г. состоялась презентация коллекции от кутюр осень-зима 1999/2000, определившая важный этап в жизни Дома: Рабанн заявил, что отныне не будет лично заниматься высокой модой, и с головой уйдет в прет-а-порте. И передал дальнейшую работу по созданию коллекций Дома команде молодых модельеров. Последнюю коллекцию Рабанн привез на московскую Неделю высокой моды вместе с новым ароматом Ultraviolence. Публика увидела утонченный силуэт, взрывные цвета и формы, взрезающие пространство своей геометрией, возвещают о наступлении миллениума. Металлическая кожа, соединенная с искусственным мехом, платья в форме китайских фонариков, накидки и комбидрессы яркого ультрафиолета, пронзительного розового, кислотного зеленого и искрящегося желтого. Космический взгляд: наряды, создающие металлические оптические иллюзии, кольчужное покрытие, металлическое джерси и цепочки блесток в комплекте с длинными камзолами и прямыми облегающими платьями, сияние бриллиантовых метеоритов. Электрический мороз: тонкая пластиковая пленка ловит свет на болеро и свободных атласных брюках, металлические джемпера, связанные огромными иглами, бижутерия на длинных узких юбках и бархатные прямые брюки цвета ночи. В последней коллекции Рабанн воспоминал о самых известных местах Парижа, Берлина, Брюсселя, Сиднея и Нью-Йорка - в росписях по шелку и на сверкающих серебряных пластинах. Заключение коллекции - свадебное платье: под мантильей из золотого кружева невеста, подобно русской матрешке, закутана в платье-пальто из меха мышиного цвета, вышитого золотыми тюльпанами.

 

Сравнительно недавно Рабанн открыл для себя новую область. Его первая книга "Траектория", вышедшая в 1991 г., стала бестселлером и разошлась тиражом более 500000 экземпляров. Вскоре появилась вторая - "Конец времен", в которой он призвал человечество к более глубокому проникновению в суть вещей и нравственных ценностей, к заботе о ближних. Обе книги были переведены на пять языков. В 1994 г. Пако Рабанн написал новую книгу "Настоящее время: дорога посвященных" (Le Temps Present: le chemin des grand inities) - личный путеводитель, рассказывающий о том, как стать более светлым и искренним в наш изменчивый век, продолжающий тематику двух первых книг.

 

источник: www.kleo.ru

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Эли Сааб (Elie Saab)

 

Устраивать дефиле на парижских подиумах во время Недели высокой моды – достойная цель для любого иностранного дизайнера. Быть в Париже «своим», встав в один ряд с такими мэтрами, как Готье или Лакруа, - статус лишь избранных. Ливанский дизайнер Эли Сааб (Elie Saab) - один из тех, кто заставил европейцев признать, что иностранец вполне может справиться с ролью апологета истинного парижского шика.

 

Эли Сааб родился в Бейруте 4 июля 1964 года. Впервые интерес к будущей профессии он продемонстрировал необыкновенно рано: в возрасте шести лет, когда другие дети играли в песочнице, Эли выбирал место поспокойнее и начинал мастерить одежду. Родители не могли не обратить внимания на занятие сына, и уже тогда в семье начали поговаривать, что Эли обязательно станет портным.

 

Поэтому в 1981 году Эли Сааб уезжает в Париж с твердым намерением заняться профессиональным изучением моды. Однако будущий модельер тут же понимает, что учеба в колледже, практика и первые заказы – слишком длинный для него путь. Ему не терпелось миновать все эти этапы и просто начать шить. Поэтому на следующий год Эли возвращается в Ливан и открывает свое первое ателье. Осторожничать с предлагаемым стилем полный амбиций и творческих планов Сааб также не намеревался: он начинает шить роскошные вечерние платья и свадебные наряды, искусно комбинируя восточные и западные мотивы.

 

Смелость и риск начинающего дизайнера оказались безошибочно верными: уже тогда, в начале восьмидесятых, он завоевал популярность и множество богатых клиенток, среди которых были даже монаршие особы. А секрет успеха оказался прост: Эли Сааб не скупился на эксклюзивные ткани, коллекционное кружево, ручную вышивку, жемчуг, кристаллы и другой роскошный декор. В 1986 году среди почитательниц его творчества оказались самые известные модницы страны. А к началу 90-х Сааб значительно расширяет свое ателье, начиная регулярно принимать заказы из Парижа и Швейцарии.

 

В 1997 году Эли Сааб становится первым неитальянским дизайнером, который был принят в Национальную Палату Моды, и, таким образом, в этом же году он с триумфом представляет свою первую коллекцию в Риме, то есть за пределами Ливана.

 

В 1998 году Сааб запускает коллекцию prêt-a-porter в Милане. Немного позже он везет свои коллекции в Монако, и его стиль покоряет еще одну известную особу - принцессу Стефанию.

 

Эли Сааб завоевал популярность среди первых красавиц мира, прежде всего, благодаря своим вечерним платьям. В каждой своей коллекции он представляет как минимум десять свадебных туалетов. Сегодня, как и десять лет назад, он одевает голливудских звезд и топ-моделей, которые хотят произвести эффект на окружающих.

 

Впрочем, на самых престижных красных ковровых дорожках мира творения Сааба появились не так уж давно. Весьма значимым стал для дизайнера 2002 год, когда Холли Берри вышла получать «Оскар» в его темно-красном платье с роскошной отделкой. Берри стала первой темнокожей актрисой, удостоенной этой награды, а Сааб – первым ливанским дизайнером, одевшим оскароносную звезду во время торжественной церемонии. Хотя многие часто забывают о том, что Сааб – ливанец, более того, об этом никто и не задумывается. У Эли Сааба есть офисы в Бейруте, Нью-Йорке и Париже, его коллекции прет-а-порте отшиваются в Италии, но именно во Франции этого модельера принимают лучше всего. На парижской неделе высокой моды он – такой же постоянный участник, как Chanel и Dior: без брэнда Elie Saab уже не мыслятся эти традиционные показы. А по всему миру у дизайнера – более 60 фирменных бутиков. Кстати, у себя на родине стилист начал «расширяться» только в последнее время: скоро в Бейруте откроется его собственный многоэтажный магазин.

 

Эли Сааб остается верным своему фирменному стилю уже много лет - никаких революционных перемен, никаких попыток эпатировать публику неожиданными решениями или внезапным минимализмом. Каскады дорогой ткани и роскошный декор, многочисленные волны и оборки, танцующие линии и подчеркнуто изящные силуэты, откровенная прозрачность и интригующая асимметрия – из года в год Сааб безошибочно делает ставку на шик, изысканность и женственность.

 

В мае 2003 года Французская Федерация Высокой Моды, самая престижная и авторитетная организация fashion-индустрии в Европе, сделала Дом Elie Saab своим полноправным членом. И спустя месяц дизайнер подтвердил, что данное решение было правильным: в июле он представил в Париже одну из самых ярких коллекций за всю историю своего творчества. Богатейший калейдоскоп цвета, блестящий, расшитый вручную шифон, золотые монеты в качестве декора: в этой коллекции соединились старинные традиции шитья и европейская утонченность – беспроигрышное сочетание для аристократии Старого Света.

 

В октябре прошлого года Эли Сааб впервые представил в Париже свою коллекцию prêt-a-porter. Брючные костюмы, короткие платья, юбки с оборками и облегающие блузы – все эти вещи было абсолютно новы для знатоков стиля этого лейбла. Они рассчитаны на повседневный гардероб, но вовсе не отличаются простотой. Эли Сааб вряд ли создал бы простые и неброские модели: менять стиль, ставший за многие годы культовым, было бы просто неразумно. Это одежда для настоящих леди, которые даже не мыслят свой повседневный гардероб без гламура и роскоши - и в этом весь Эли Сааб.

 

источник: www.fashiontime.ru

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Нина Риччи (Мария Ньелли, 14 января 1883 - 30 ноября 1970) — итальянский кутюрье. Родилась в Турине в семье сапожника, выросла во Флоренции. С 1896 г. работала в Париже портнихой. В 1905 г. открыла собственное ателье. В 1932 г. с помощью своего сына Роберта Риччи открыла Дом иысокой моды «Нина Риччи». Дом «Нина Риччи» специализировался на элегантных костюмах в классическом стиле для дам «элегантного» возраста, на пышных туалетах для клиенток с Ближнего Востока.

 

Арт-директором с 1959 г. был Ж.-Ф.Крахэй, с 1963 г. -Ж.Пипар, с 1998 г. - М.Шиффер. Создательницей линий прет-а-порте в 1998 — 2001 гг. была Н.Жервс. В 1999г. Дом «Нина Риччи» прекратил создание коллекций «от кутюр».

 

Та, которую мы знаем под именем Нина Риччи была дочерью сапожника. В детстве ее звали Мари Адэланд Ньели. Ее отец в надежде обрести клиенток среди светских дам, отдыхавших на Лазурном берегу, перебрался с семьей из Турина в Монте-Карло, но вскоре умер, не оставив жене ни гроша. Поэтому в 12 лет Мари поступила ученицей в швейную мастерскую. Карьера в модном доме шла по накатанному сценарию: там новичкам "позволяли" гладить, пришивать пуговицы и бегать по поручениям; только после этого можно было стать младшей модисткой, и лишь спустя много лет - первой. Но Мари получила место первой модистки к 18 годам, а через пару лет наняла портних, которые шили одежду по ее собственным эскизам. Брак с цветочником Луи Риччи не был ни долгим, ни счастливым - после него осталось лишь новое имя и маленький сын Роберт.

 

В 20-х Нина Риччи поступает в Дом Раффин, через десять лет становится его совладелицей. В сорок девять лет она богата, независима и, когда Дом приходится закрыть, может с легким сердцем позволить себе отдых. Но сын, к тому моменту уже взрослый и здравомыслящий человек, убеждает мадам Риччи открыть новый Дом высокой моды.

 

Первые же показы принесли семейному дуэту удачу. Нина Риччи прекрасно знала вкусы своих клиентов - буржуа, предпочитающих качество экстравагантности. Классический костюм, "маленькое" платье, платье-пиджак - вот основа ее первых коллекций. Секрет заключался в совершенном крое - плюс умеренные цены: втрое ниже, чем у "Ланвена". После войны приходит мировой успех - Роберт Риччи выпустил свои первые духи "Coeur-Joie". Двумя годами позже "L'air du Temps" принесли NINA RICCI колоссальную прибыль, а главное - закрепили за фирмой мировую известность.

 

источник: www.fashion-history.ru

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Если можно и мне.....то вот=))

 

ДЖОРДЖО АРМАНИ – ЖИВОЙ ГЕНИЙ НАШЕГО ВРЕМЕНИ

 

Опубликованное фото

 

Появиться на обложке одного из самых респектабельных в мире журналов – американском Time – удается не каждому. Особенно редко это случается с модельерами. Такой чести до сих пор удостоились только двое. Первым был Кристиан Диор, вторым - Джорджо Армани. Почти четверть века назад Time не только напечатал его портрет на обложке, но и назвал «Джорджо великолепным». Что вполне соответствует действительности. Женщины буквально сходят по нему с ума. Они влюблены в одежду Armani. Истинная роскошь простоты и комфорта, мягкая и легкая, она скользит по телу, словно вторая кожа. На такую никаких денег не жалко…

 

Это, конечно, удивительно, но в мир моды теперешний мэтр попал случайно. Ибо в маленьком, провинциальном городке Пьяченца, откуда он родом, считалось, что в каждой семье должен быть свой врач и свой адвокат. Разумеется, и родители Джорджо думали точно так же. Они настояли,

чтобы их сын поступил на медицинский факультет. Проучившись там несколько семестров, мечтательный юноша неожиданно увлекся фотографией. Карьера лекаря ему казалась неинтересной.

Впрочем, серьезно в то время Армани о будущей профессии вообще не думал. Поэтому в двадцать три года он решил послужить родине и отправился в армию. Джорджо наивно полагал, что там будет все как в кино: золотые нашивки, блестящие аксельбанты, геройство и спортивные состязания. Не случайно он даже теннисную ракетку в рюкзак положил. Однако экранной бравады не получилось. Реальность оказалась совсем неинтересной, а то и вовсе опасной. Хорошо еще, что служба была недолгой. После увольнения из армии Армани поселился в Милане и начал подыскивать работу. Однажды проходя мимо универмага La Rinascente, он засмотрелся на витрину. Долго колебался и все же вошел, чтобы узнать о вакансиях.

Первой ступенькой в мир моды для Армани стала работа оформителя стендов. Потом его повысили, назначив на должность консультанта по закупкам мужской одежды. На одной из выставок готового платья он встретил Нино Черрути, уже известного к тому времени дизайнера.

И это была судьба. На удивление быстро Джорджо научился кроить и шить. Но, что еще более важно, он начал творить, пытаясь найти свой собственный метод кроя. В результате, его одежда стала необычайно легкой и невероятно комфортной. Она была, как вторая кожа!

А потом Армани встретился с Серджо Галеотти, который убедил художника открыть собственное дело. Так в 1973 году в маленькой двухкомнатной квартирке появилась студия на Corso Venezia, где родились первые модели Armani. Мода Армани соответствовала атмосфере и пристрастиям

того времени. Ибо у публики возникла потребность в идеально сшитой, но не бросающейся в глаза одежде.

 

Между кинодивами и яппи

 

Дела у Джорджо Армани шли хорошо, что позволило ему в 1975 году открыть уже собственный Дом моды Giorgio Armani. Первой творческой удачей нового итальянского Дома был женский пиджак необычной по тем временам конструкции – роскошный, красивый и одновременно очень комфортный.

Ибо грудь, талия и бедра в нем обретали черты настоящей античной богини. Таким образом, Армани вывел поистине «золотое» правило: неброская элегантность роскошных тканей при минимуме декора и максимуме комфорта. Как раз то, что хотелось тогда зарождающейся породе

«яппи». Так стали называть молодых профессионалов - новое поколение бизнесменов. Поскольку yippie – это сокращение от английского выражения young urban professional. Хорошо воспитанные, они старались скрыть свое чрезмерное богатство. Поэтому в своем имидже старались исключить броский декор и аксессуары – золотые цепи, солидные перстни и прочие

излишества. Главный залог успеха для них – это хорошо сшитый костюм, безукоризненная блузка или рубашка, а для мужчин еще - правильно подобранный галстук.

Этим приемом не замедлили воспользоваться кинематографисты. Первым из них был Ричард Гир в фильме «Американский жиголо». В каждом кадре он одет в новый костюм. А сцена, в которой герой наслаждается выбором галстуков и рубашек, раскладывая из них «пасьянс» на огромной

кровати, принес создателю восхитительного гардероба настоящую голливудскую славу. Многие звезды захотели быть одетыми именно от Armani. Первой в платье этой марки на вручение премии «Оскар» явилась Мишель Пфайфер. После нее от желающих приобщиться к «простому шику» итальянского мастера отбоя не было. Мэрил Стрип, Ким Бессинджер, Джоди

Фостер, Гвинет Пэлтроу – все стали ходить в Armani. А Орнелла Мути настолько дорожит дружбой с Джорджо, что боится даже заглядывать в бутики других дизайнеров. После двадцати лет верности Валентино и Софи Лорен тоже совершила на авиалайнере Лос-Анджелис - Милан бегство к Армани. Пока в аэропорту ее напрасно ждала свита из Дома Valentino, звезда уже

позировала перед объективами в обнимку «Джорджо великолепным». Причем, обошлось без ревности Карло Понтии, который, говорят, был уверен, что «одна из тайн сексуальности и красоты Софи кроется в брюках Armani». По словам самой актрисы, ее ноги в этих брюках обретают удобство и покой, словно входят в вечность…

 

Интерьерные хобби мэтра

 

В свои семьдесят два года Армани остается весьма привлекательным мужчиной. Он по-прежнему худощав, подтянут, всегда загорелый, с шевелюрой седых волос и потрясающими голубыми глазами. К тому же модельер весьма богат. В ежегодно публикуемых журналом Espresso списках самых состоятельных людей Италии Джорджо Армани неизменно занимает первые строки. Как и всякий нормальный человек, вместо того, чтобы вкладывать капиталы в сомнительные банки или хранить деньги в «чулке», он покупает недвижимость. Ему принадлежит несколько старинных особняков. Один – палаццо герцогов Орсини VXII века в Милане на via Borgonuovo. Здесь у

него рабочие студии, прекрасно оборудованный зал для дефиле, квартира и даже спортивный центр для собственной персоны с бассейном, сауной, солярием и тренажерами. Здесь он отдыхает душой и телом. В этом доме нет тривиальностей – бесполезных вещей с эстетической точки зрения. Дизайнерский глаз модельера отвергает нереалистические формы, грубость материала или цвета. Сплошь все - нежная естественность и истинная роскошь простоты. Зато вторая усадьба Villa Rivara в Ломбардии – прямая противоположность городской. Она создана в английском стиле, где стены декорированы под ситец «в цветочек», мягкая мебель с множеством подушек и множество приятных глазу безделушек, а в парке по-английски

подстриженные газоны, по которым мэтр во время уик-эндов гоняет на гольф-каре между старыми скульптурами. И это еще не все. Среди прочих весомых приобретений Армани – вилла в Сен-Тропе на Лазурном берегу Франции, очаровательное убежище на крошечном средиземноморском островке Пантеллерия (между Тунисом и Сицилией) и еще небольшое поместье

в Форте дей Марми, курортном городке итальянской Тосканы.

Страсть к оформлению интерьеров в своих владениях подвигла дизайнера на создание коллекции Armani Casa - предметов для дома и мебели. Модельер внес в мир дизайна свежий стиль, рафинированный, раскованный, оригинальный. Это - потрясающие цвета, материалы, текстуры. Это полет воображения, который, конечно же, напоминает об отношении художника

и к модному бизнесу. То же самое сочетание изысканной простоты и чистоты линий, практичности и функциональности форм, благородство материалов и высочайшее мастерство исполнения. Понять и принять философию Armani подвластно людям исключительным – энергичным, уверенным в себе и, главное, с чувством стиля, которое неподвластно капризам моды.

Все должно сочетаться друг с другом вне времени и пространства. Неизменен лишь неповторимыйстиль Джорджо Армани. Как всякое настоящее искусство. Оно навсегда!

 

 

Предпочтения и пристрастия Джорджо Армани:

 

Увлечения. Кино, в котором ему нравится все. Когда-то Армани мечтал быть причастным к этому фантастическому миру. Поэтому, если его приглашают участвовать в картине в качестве создателя костюмов, он непременно соглашается.Кумир среди кутюрье. Коко Шанель. Она всегда восхищала его умением сочетать в одежде строгость, красоту, иронию, кокетство, а также тщательный выбор деталей.Любимый цвет. Грэш, придуманный когда-то им. Этот новый оттенок возник из соединения серого и бежевого.Стиль одежды. Почти всегда мэтра можно встретить в своего рода униформе: летом в футболке темно-синего, светло-серого или белого цвета, зимой – в синем полувере из кашемира, джинсах и белых кроссовках. Иногда в особо торжественных случаях он надевает смокинг, но без галстука. Измена. Его пренебрежение к чересчур гламурным деталям потерпело фиаско. В последних своих коллекциях модельер стал охотно использовать столь нелюбимые им раньше рюши, воланы, банты.Сплетня. Ходят слухи, что маэстро во время дефиле подглядывает за публикой в специальную подзорную трубу и, если заметит дремлющего человека, требует, чтобы в лицо провинившегося был тотчас направлен прожектор.Его совет. Не стоит беспокоиться о сочетаниях и не следует быть скованной в выборе цвета. Во всех случаях элегантность зависит от правильной работы мозгов.

 

Источник: http://www.svadba.ru/node/1105

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

ЭТОЙ итальянской «сладкой парочке» — модельерам Доменико Дольче и Стефано Габбана — удалось сделать почти невозможное. Меньше десяти лет понадобилось им, чтобы превратить свое маленькое миланское ателье в международную империю моды, приносящую миллионы долларов прибыли. С ними мечтают дружить (или, по меньшей мере, быть их клиентками) самые красивые и знаменитые женщины мира. Их модели — актрисы Настасья Кински, Николь Кидман, Деми Мур и пр., они делали костюмы для мировых туров Мадонны и Уитни Хьюстон, в список их клиенток попали даже наши «татушки» — Дольче и Габбана подбирали девочкам одежду для прошлогодней европейской церемонии МТV.

 

Опубликованное фото

 

ЭТО Дольче и Габбана ввели в моду рваные джинсы, это они превратили бюстгальтер из «стыдного» нижнего белья в роскошный аксессуар, который можно носить с мужским костюмом, это они дали начало «бельевому стилю» в женской моде и превратили черные платья итальянских вдов в суперсексуальные одежды. Они давно уже могли бы нанять целую армию стилистов и просто раздавать поручения, вместо того чтобы корпеть над эскизами. Они давным-давно могли бы быть счастливы. Но, для того чтобы быть абсолютно счастливыми, им не хватает одной, но очень важной мелочи. Хотя им эта мелочь вовсе не кажется столь уж мелкой.

 

Тяни-толкай

 

ДОМЕНИКО ДОЛЬЧЕ и СТЕФАНО ГАББАНА — живая иллюстрация закона о единстве и борьбе противоположностей. Друзья называют их «Дольчегаббаната» — этакий «Тяни-толкай». Правда, борьба в их случае отсутствует почти полностью. У них, наоборот, случилась любовь с первого взгляда — они абсолютно случайно устроились ассистентами в одно миланское ателье, где в процессе совместного раскроя и шитья костюмов для итальянских домохозяек выяснили, что очень любят эпоху барокко, классические итальянские фильмы и… друг друга.

 

Хотя даже внешне они совсем-совсем разные. Доменико — коренастый, молчаливый, обожает черный цвет, предпочитает проводить вечера дома, потому что любит покой и уединение. Он родом с Сицилии, где его семья владела маленьким ателье. С 6 лет мальчик работал на подхвате у отца, чуть ли не с закрытыми глазами мог пришить рукав к пиджаку (за что и получил прозвище «Моцарт» — мол, этот мальчик такой же бог в искусстве кройки и шитья, как Моцарт — в музыке), а в свободное время в качестве развлечения создавал из лоскутов миниатюрные костюмчики и платья.

 

Жизнь на Сицилии течет по законам, сложившимся много столетий назад, — глухие черные платья местных женщин, узкий шерстяной костюм, который Доменико разрешалось надевать только в воскресенье, когда вся семья отправлялась в церковь, блестящие итальянские мачо, умеющие так небрежно и так элегантно носить шляпы, сплошной домострой и слово отца, которое крепче любых замков. Мать его особо не баловала — семья была не из богатых, так что ни на дорогие игрушки, ни на обновки рассчитывать не приходилось. Какие тут обновки, если мать сама частенько донашивала за отцом его костюмы в тонкую светлую полоску (для грязной работы по дому хорошего платья жалко, а всякие новомодные штучки типа спортивного трикотажа на Сицилии сурово порицались). Эти воспоминания детства Доменико потом перенесет в коллекции. Но это будет потом, а пока Доменико по достижении совершеннолетия должен был войти в семейный бизнес — так в тех местах заведено испокон веков. А он взял и выкинул фортель — поступил в университет, откуда сбежал чуть ли не на следующий год, отчаянно заскучав. Дольче отучился в художественной школе и рванул в Милан — на поиски славы и удачи.

 

А красавчик Стефано (он на четыре года младше Доменико) теперь с улыбкой признается, что уже в сладкие годы тинейджерства был отчаянным модником. В начале каждого сезона он отправлялся в магазин фирмы «Фиоруччи» (любимая фирма итальянской молодежи, падкой на все яркое и блестящее) и прикупал там себе самую-самую модную на тот момент вещь. «Но я и думать не мог, что создание одежды станет моим собственным бизнесом». Габбана учился на отделении графики и дизайна в художественном колледже, закончил его «в звании» «креативный директор», но по профессии не проработал ни дня — он тоже отправился в Милан на поиски славы и удачи. Стефано — в противоположность Дольче — родился в Северной Италии, он высокий, худой и болтливый, обожает путешествовать по ночным клубам.

 

И все же, такие разные, они сперва стали любовниками, затем — партнерами по бизнесу. Они все делают вместе — вместе придумывают коллекции, вместе отдыхают и путешествуют, даже разговаривают вместе, перебивая один другого. Запретных тем для них нет — они спокойно могут говорить и о политике, и о своей гей-семье. Хотя бдительные пресс-секретари стараются не оставлять их наедине с журналистами (чтобы не наболтали чего лишнего) и даже просят показать вопросы перед началом интервью — вдруг там будет что-нибудь неполиткорректное. У меня, к примеру, они вымарали абсолютно невинный вопрос: «Представьте: вас пригласили на важную церемонию, вы открываете шкаф и понимаете, что вам абсолютно нечего надеть. Ваши действия в такой ситуации?» Видимо, пресс-секретарь решила, что у ТАКИХ модельеров просто не может не быть костюмов на все случаи жизни. Тогда я спросила их про другое: а что господа Дольче и Габбана делают с одеждой, которая им надоела, — ее, поди, за прожитые годы набралось предостаточно?..

 

— Мы никогда не устаем от нашей одежды, потому что каждое из наших творений содержит частичку нас самих. За каждой моделью стоят история, идея, маленькая тайна. Ведь вы же никогда не устаете от вещей, которые любите!

 

При таком подходе к вопросу в их роскошном палаццо XVIII века в Милане под платяные шкафы должна быть отдана как минимум половина жилой площади. Но там еще умещаются роскошная мебель, неплохая коллекция живописи, шкуры зверей и прочие излишества. Видимо, их архитектор был гением. А я тем временем продолжаю выпытывать:

 

— Вы так давно работаете вместе, что вам, наверное, и сны снятся одинаковые?

 

— Естественно, мы всегда знаем, о чем думает каждый из нас, какие мысли крутятся у нас в голове. И так же естественно, что порой мы можем видеть разные сны, испытывать разные желания, быть одержимыми разными идеями. И хотя на первый взгляд они будут принципиально разные, но благодаря особым волнам, которые связывают нас, мы можем преодолеть любые разногласия и прийти к решению — порой весьма неожиданному, но единственно правильному в этой ситуации.

 

Иногда они задумываются о том, как могли бы жить поодиночке. «Если бы я перестал работать с Доменико, я, наверное, ушел бы вообще из модного бизнеса», — утверждает Стефано. «А я, если бы мог вернуться назад, наверное, заперся бы в комнате, где все стены уставлены шкафами, полными тканей, где в углу пылятся старые манекены, где есть швейная машинка и две женщины-помощницы. Наверное, я был бы счастлив. Но на самом деле мы просто не знаем, на что это похоже — работать в одиночестве», — говорит Доменико.

 

Как стать сексуальной

 

— СЕЙЧАС все чаще звучит мнение о том, что все лучшее в моде — формы, силуэты, стили — уже придумано. И в будущем нас ожидают лишь вариации на темы стилей прошлых лет. Вы согласны?

 

— Нет-нет, постойте, давайте сперва определимся с понятиями. С одной стороны, существует «эссенция» моды — несколько основных форм: брюки, юбки, блузки, жакеты. И, желая быть оригинальными, никто не станет шить брюки с тремя брючинами — просто потому, что они никому не нужны, такая модель элементарно не функциональна. С другой стороны, каждый дизайнер предлагает свою интерпретацию стилей, очертаний, тех самых основных форм. Вот тут-то и начинается творчество. Так что мы не согласны с теми, кто говорит, что все уже придумано.

 

— Тогда почему никто из модельеров не решается предложить что-нибудь кардинально новое?

 

— Мы категорически с этим не согласны! К примеру, именно мы первыми предложили несколько принципиально новых идей: мужские костюмы, надетые на голое женское тело, — раз. Второе — благодаря нам нижнее белье превратилось в верхнюю одежду, а еще мы первыми включили в коллекцию «художественно разодранные» джинсы, богато декорированные, расшитые ювелиркой и драгоценными камнями. Или платья-бюстье — этого до нас тоже не делали.

 

— Влияет ли одежда на человека, на его настроение? Справедливо ли утверждение, что, если долго носить одежду серых тонов, можно впасть в депрессию?

 

— Естественно, одежда влияет на все, начиная от чувства юмора человека и заканчивая его восприятием себя. Мы хотим, чтобы люди выглядели соблазнительно, когда они носят наши модели. Потому что, когда ты получаешь комплименты по поводу своей внешности, ты ощущаешь себя более уверенным в собственных силах.

 

— Одежда каких цветов преобладает в вашем собственном гардеробе?

 

— Мы предпочитаем чистые тона: черный, белый, глубокий красный. И не любим смешанные или искусственные краски.

 

— Сегодня модельеры не столько одевают, сколько раздевают женщину.

 

— Тело имеет свой собственный язык, который мода должна интерпретировать, передать. Мы не любим бессмысленное выставление напоказ голого тела — нам больше нравятся очень сексуальные, немного ироничные детали, которые словно приоткрывают «завесу тайны». А еще мы помешаны на пропорциях — грудь, бедра…

 

И вообще женщина не может быть сексуальной только потому, что носит ту или иную одежду. Сексуальность — это нечто большее: ее отношение к жизни, ее индивидуальная манера поведения. А одежда может лишь усилить эту черту. Иногда женщина даже не догадывается, насколько она сексуальна, до тех пор пока не наденет наши модели. И тогда, встав перед зеркалом в примерочной, она вдруг понимает — у меня же красивое тело!

 

В справедливости этого заявления лично убедилась знаменитая итальянская актриса Изабелла Росселлини: «Впервые я увидела их давным-давно на Неделе моды в Милане. Запомнила, что одного звали Дольче — «сладкий» по-итальянски, второго как-то еще. Зато их коллекция поразила меня — поразило то, как они умудрились объединить в одном пространстве две абсолютно несовместимые вещи — Сицилию и новаторство. Я итальянка и прекрасно знаю, что такое Сицилия. Это старый мир, где до сих пор свято чтут древние традиции: девственницы, вендетта, вдовы, хранящие верность своим умершим мужьям. А мода немыслима без соблазнения, ярких красок, ярмарки тщеславия — всего, что старые сицилианские правила осуждают. Но эти двое все же нашли возможность соединить два мира.

 

Первой моделью, которую я у них купила, стала белая блузка. Очень целомудренная, с ручной вышивкой по воротничку. Но эта блузка, скроенная особым образом, так увеличивала грудь, что казалось, будто она сейчас взорвется. У мужчин эта блузка, вернее я в ней, пользовалась бешеным успехом. Много позже мы познакомились лично — у меня было такое чувство, будто мы — старые друзья. Наш разговор напоминал игру в пинг-понг — мы перебрасывались именами итальянских режиссеров и актрис: Висконти, Де Сика, Софи Лорен, Тото. Это была та культура, на которой я выросла, — ведь мой отец, режиссер Роберто Росселлини, был одним из основоположников течения неореализма, а Доменико и Стефано часто вдохновлялись именно этими фильмами.»

 

— Вы часто говорите о том, что идеи коллекций вам подсказывают старые фильмы или воспоминания вашего собственного детства. А где еще можно подсмотреть оригинальные ходы?

 

— Кроме коллекций высокой моды мы делаем еще и варианты, что называется, для улицы, и одежду в молодежном стиле. Чтобы ухватить ритм этой — уличной — жизни, мы ходим в клубы, на дискотеки, просто заходим в маленькие уличные магазинчики. И пытаемся понять те спонтанные тенденции, которые влияют на развитие моды. Иногда идеи приходят весьма неожиданным путем: во время поедания мороженого, к примеру. Цвет фруктового щербета может ударить по глазам и, возможно, навеять нам оттенок футболки или еще чего-нибудь.

 

Скупая Мадонна

 

НА САМОМ деле главными вдохновительницами творчества Дольче и Габбаны остаются блестящие итальянские актрисы — Софи Лорен, Джина Лоллобриджида, Анна Маньяни в фильмах 50–60-х годов. Их восхитительные тела, затянутые в узкие корсеты-«грации», их пояса и кружевные подвязки, их пышные груди и точеные ножки сводили с ума мужскую половину зрительного зала. Это высокое эротическое напряжение Дольче и Габбана перенесли в свои коллекции: тонкие талии, топы-бюстгальтеры, выглядывающие из-под пиджака, кружевные чулки и прозрачные платья-комбинации. «Но при этом вы никогда не увидите в наших коллекциях голую грудь или задницу. Женское тело должно выглядеть соблазнительным, но оно не должно выглядеть доступным», — утверждают модельеры.

 

При всей своей эпатажности и открытости Дольче и Габбана, общаясь со знаменитостями, остаются обычными застенчивыми итальянскими парнями. Иногда их застенчивость выходит им же боком, как это случилось с Мадонной. Сегодня они говорят про нее: «Наш друг, наше восхищение и наше вдохновение», — хотя это «восхищение» чуть было их не разорила.

 

Еще работая ассистентами, Дольче и Габбана старались не пропускать ее концертов и тихо мечтали о том, как однажды познакомятся с нею. Обычные мечты обычных поклонников поп-звезды. И однажды они буквально лишились дара речи, когда, раскрыв газету на странице светской хроники, обнаружили фотографию Мадонны, одетой в один из их костюмов. А еще через некоторое время им позвонила пресс-секретарь Мадонны и передала желание дивы: ей очень понравился один костюмчик из их новой коллекции — Мадонна увидела его в каком-то журнале и теперь не прочь посмотреть коллекцию целиком. Мечта стала явью — дизайнеры были лично представлены своей героине. Встретились они, правда, не в родной для всех троих Италии, а в Нью-Йорке. «Она появилась в ресторане, где была назначена встреча, одетой, как юноша, но при этом была очень приветлива и чертовски соблазнительна. Мы почувствовали, как от нее буквально исходят волны чувственности. Очень положительные ощущения!» — вспоминают Дольче и Габбана. Сама Мадонна их творчество оценила очень, по ее мнению, высоко: «Ваша одежда очень сексуальна и с чувством юмора — прямо как я!» Дизайнеры растаяли от такой похвалы. В финале обеда три знаменитости заключили договор, согласно которому модельеры должны были изготовить костюмы для будущего тура певицы «Girlie», причем не только для нее, но и для всех музыкантов и танцовщиков ее труппы. Меньше чем за два месяца Дольче и Габбана выдали «на-гора» 1500 (!) костюмов, большая часть из которых была сшита и отделана вручную. Мадонна была счастлива, а дизайнеры — шокированы, так как во время сдачи работы выяснилась одна пикантная деталь: модельеры не побеспокоились оговорить в контракте сумму, которую они хотели бы получить за свою работу, а Мадонна не стала им об этом напоминать. В итоге простые итальянские парни задаром поработали на ушлую итальянскую девицу. Если Мадонну частенько называют «material girl» (то есть особа, крепко стоящая на земле), то Дольче и Габбану назвать материалистами никак нельзя. «Возможно, мы не думаем о стоимости нашего труда потому, что уже давно заработали гораздо больше денег, чем способны потратить».

 

На тех костюмах Мадонны им все же удалось заработать — через несколько лет бюстгальтер певицы авторства Дольче и Габбана, в котором она выступала в туре «Girlie», был продан почти за 24 тыс. долл. при стартовых ценах в 7 тыс. долл.

 

Чего им не хватает

 

«ИНОГДА мне кажется, что многие нам завидуют. Ну посмотрите вокруг — сколько гетеросексуальных пар разводятся, прожив вместе два-три года, а мы уже 20 лет вместе! — говорит Дольче. — Жизнь гей-семьи ничуть не менее интересна. Мы обожаем проводить время вместе, но при этом ценим и уважаем свободу каждого. Никакого домостроя! Я, к примеру, свободное время предпочитаю проводить дома, готовя всякие деликатесы, а Стефано любит вечеринки, ночные клубы, шумные компании. И мы не пытаемся навязать друг другу свой стиль жизни — мы просто умеем ценить все ее стороны».

 

Сейчас они живут вчетвером — два дизайнера и две собаки-лабрадора. Один — «сынок» Дольче, другая — «дочка» Стефано. Дольче и Габбана признаются, что для счастья им не хватает одного — иметь детей. Настоящих. Которых можно было бы воспитывать, баловать, вывозить на пикники… И это единственный пункт, по которому у пары возникают споры. Один хочет ребенка усыновить, другой мечтает о ребенке биологическом — благо, современная наука это позволяет. Но этого не позволяют делать итальянские законы. «Возможно, лет через десять мы все бросим, уедем в другую страну, законы которой более лояльны по отношению к людям с другой сексуальной ориентацией, заведем детей… И будем по-настоящему счастливы», — мечтательно говорят они и спешат в студию: до показа очередной коллекции остается всего несколько недель…

 

Источник: http://www.peoples.ru/art/fashion/cutur/do...bana/index.html

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Труссарди Никола(Nicola Trussardi) родился 17.05.1942 года.

 

Сочетая в себе таланты художника и менеджера, Никола Труссарди сделал семейную фирму одной из ведущих в мире моды. С легкой руки дизайнера кожаная одежда, бывшая прерогативой неформальной молодежи — «рокеров» и «металлистов», стала появляться на подиумах при демонстрации Высокой моды. Ведущий модельер удостоен многих почетных наград, за большие заслуги в области моды в 1987 году награжден одной из самых почетных наград Итальянской Республики — орденом Большого Креста.

 

В 1910 году в маленьком итальянском городке Бергамо, который находится недалеко от Милана, кожевенник Данте Труссарди открыл небольшое предприятие по изготовлению перчаток. Фирма развивалась, вскоре перчатки из качествен­но обработанной кожи стали пользоваться заслуженным ус­пехом у покупателей.

 

В 1970 году, после смерти отца и дяди, семейное пред­приятие, основанное дедом, переходит во владение 27-лет­него племянника. К этому времени Никола успешно окон­чил экономический факультет Миланского католического университета. Заниматься дизайном в его планы тогда не входило, он намеревался сделать научную карьеру и стать профессором экономики. Но жизнь распорядилась иначе.

 

К работе на фирме он, прежде всего, приступает как пред­приниматель, целеустремленно и грамотно. Первый шаг но­вого руководителя — покупка небольшого кожевенного за­вода. Никола досконально изучает новые методы выделки и отделки кожи, вникая во все детали этого производства. Со временем применение новых технологий позволило Дому моды значительно удешевить свою продукцию. Недорогое сырье после соответствующей выделки приобретало идеаль­ные параметры и по внешнему виду ничем не отличалось от кожи дорогих сортов. Хотя для особых моделей дизайнер использовал экзотические дорогие материалы — кожу сер­ны, крокодила, питона.

 

Изучив тонкости кожевенного производства, Труссарди создает у себя на предприятии мощную дизайнерскую ко­манду. В разные годы у него работали известные дизайнеры Дж. Скотт, Н. Грегуар.

 

Наконец в 1973 году на прилавках итальянских магази­нов появилась кожаные изделия — сумки, чемоданы, мел­кая кожаная галантерея новой марки и с новым логотипом. Вещи привлекали своим дизайном, превосходной выделкой кожи, практичностью и многофункциональностью. А эле­гантная борзая, символизирующая стремительность и по­стоянное движение вперед, отражала основные черты ха­рактера самого Никола Труссарди. Ее выбрал Никола для логотипа своего возрождающегося Дома моды: «Я видел множество картин и древнеегипетских барельефов, на ко­торых были изображены эти животные, и был совершенно сражен их красотой и невероятной элегантностью».

 

Воодушевленный успехом Никола запускает в производ­ство аксессуары для мужчин — бумажники, обувь, ремни, зонты. В производство входят придуманные дизайнером многофункциональные сумки и рюкзаки, в которых есть отделения, где кроме личных вещей можно поместить теле­фон, документы, дискеты и даже компьютер.

 

К 1976 году предприятие стало приносить такой доход, что Никола решает открыть в Милане первый магазин под собственным именем. К концу 1990-х сеть магазинов Трус­сарди по всему миру включала 183 бутика, среди них мага­зины в Париже, Санкт-Петербурге, Москве, Сингапуре, Гонконге, Токио. Домом моды было создано несколько со­вместных предприятий в Европе, США, Японии.

 

К созданию коллекций одежды Никола пришел уже при­знанным дизайнером. В 1983 году была представлена первая коллекция женской одежды, через год, в 1984-м, — коллек­ция одежды для мужчин. Они были встречены с восторгом, модельер получил признание у коллег по цеху.

 

Страсть дизайнера к театральным эффектам и превра­щение каждого своего показа в яркое шоу — еще одна из особенностей стиля Труссарди. Модельер демонстрировал свои коллекции на самых знаменитых сценах Милана и всего мира. Для показов выбирались самые необычные места и декорации. Например, напротив главного миланского со­бора Дуомо, в замке Сфорцеско, в Академии Брера или петербургском Эрмитаже. «Для меня каждый показ несет в себе элемент театрального волшебства», — подчеркивал ди­зайнер.

 

Поэтому не удивительно, что Никола Труссарди участво­вал во многих знаменитых театральных проектах в качестве театрального художника. Самые заметные его сценические работы — костюмы для выступления Хосе Каррераса в 1986 году и театральные костюмы для постановки оперы Джузеппе Верди «Макбет».

 

Стиль Дома моды Труссарди включает три основопола­гающие понятия — «динамизм, простота и естественность». Приверженец классического стиля, он в тоже время при­вносил в модели одежды свои новаторские разработки, экс­периментируя с различными тканями. Модельер стремился создавать простую, удобную и функциональную одежду пре­восходного дизайна из сравнительно недорогого, но качест­венного материала. Он считал, что каждый покупатель смо­жет найти свою одежду в магазинах Труссарди.

 

Главная отличительная черта дизайнера — неотъемлемое присутствие в его коллекциях кожаных изделий. Именно благодаря его стараниям кожаная одежда вошла в мир Вы­сокой моды. Никола всегда подчеркивал: «Кожа остается моей страстью, нашей традицией».

 

Начав работать в области модной одежды, Труссарди выпускает одну коллекцию за другой. В конце 1980-х годов его Дом моды запускает новые линии одежды, которые сра­зу же становятся популярными.

 

О любви дизайнера к спортивной одежде следует рас­сказать отдельно. Страстный любитель спорта, сам перво­классный водитель и пилот спортивного самолета, Никола со своей дизайнерской группой провел исследование раз­личных материалов для спортивной одежды. В лаборатори­ях Дома моды изучали самые новые ткани — «от микрофи-бы до микропор, от ультранепромокаемых до дышащих тканей, от самых теплых до водоотталкивающих материа­лов». Результатом этих экспериментов и поисков стала вы­шедшая в 1989 году коллекция Trussardi Sport. Поэтому не удивительно, что Труссарди предложили создать спортив­ную форму для выступления сборной Италии на Олимпиа­де 1987 года, проходившей в Сеуле.

 

В 1991 году Дом моды Труссарди впервые обратился к одежде от кутюр, представив коллекцию Trussardi Couture.

 

Весной 1996 году показом коллекции Т-Store, дизайнер открывает линию качественной одежды для молодежи. «Ли­цом» молодежной линии стали его дети — Беатриче и Франческо, позже сюда пришли и младшие — Гайя и Томазо.

 

Постепенно Труссарди отказался от показа своих моде­лей манекенщицами с мировым именем. По мнению ди­зайнера, те модельеры, которые делают ставку на топ-моде­лей, сами ничего не стоят: «Мне не нужно прибегать к помощи известных моделей для демонстрации туалетов. Приятнее, когда они покупают мои вещи».

 

Дизайнера интересовала разработка не только одежды и кожаных аксессуаров. Модельер часто повторял: «Люблю посвящать свою работу разным людям и разным стилям их жизни, чтобы они всегда чувствовали себя естественно в своей среде». Никола пробовал себя в мебельном дизайне, проектировал велосипеды, яхты, телефоны. Его приглаша­ли создать интерьер салона самолета для авиакомпании Alitalia и отделку знаменитого автомобиля «альфа-ромео».

 

Никола не ограничивал себя лишь дизайнерской деятель­ностью. В 1986 году он приобрел одно из исторических зда­ний в центре Милана, которое назвал Дворец Труссарди. В здании хватило места не только для Дома моды Труссар­ди с кафе и магазинами. Дворец стал культурным центром Милана, в котором проводились интересные и значимые события города — концерты Фрэнка Синатры, Лайзы Минелли, Самми Дэвиса, выставка работ Пабло Пикассо. В 1989 году дизайнер внес свой вклад в «Фонд охраны ди­кой природы», став организатором акции «Я спас дерево».

 

15 апреля 1999 года деятельность стремительного Никола Труссарди оборвалась. Страстный поклонник больших ско­ростей, 56-летний дизайнер попал в автомобильную ката­строфу и умер в миланской больнице, не приходя в сознание.

 

Труссарди всегда говорил, что их бизнес — дело семейное, где обязательно присутствуют жена и четверо детей: Беатриче, Франческо, Гайя и Томазо. Они являются «опорой, поддер­живающей в семейном бизнесе», и он «очень любит и гордит­ся ими». Жена, Мария Луиза, руководила линиями женской и детской одежды, разрабатывала оригинальные рисунки для тканей. Незадолго до гибели Никола назначил ее креативным директором компании и своей наследницей. Но она передала управление семейным бизнесом своим детям. После гибели отца Дом возглавили старший сын модельера — Франческо и дочь Беатриче. Франческо оправдал надежды, возложенные на него семьей. В 2002 году Finos Group, принадлежащая Дому Труссарди, директором которой являлся Франческо, зарабо­тала 125 миллионов евро, на 3 % процента улучшив свои по­казатели.

 

Беатриче занималась в основном дизайном Дома моды и курировала Фонд Николы Труссарди, который был основан им еще в 1996 году. Цель фонда, которую сформулировал дизайнер и поддержала Итальянская палата моды, состоит в поддержке молодых и талантливых модельеров. «Долина моды», созданная Труссарди, призвана «развивать искусст­во кроя и шитья в гармонии с другими видами искусства».

 

У Франческо были огромные планы на будущее, в мно­гочисленных интервью он говорил о развитии Дома моды. Но его планам не суждено было осуществиться. 27 января 2003 года Франческо, как и его отец, погиб в автомобиль­ной катастрофе в районе города Бергамо.

 

Сейчас Дом моды возглавляет Беатриче Труссарди. В мае 2003 года молодой дизайнер и предприниматель получила престижную премию итальянского бизнеса — «Менеджер года» им. Маризы Беллизарио. Империя моды, построенная энергией и талантом Никола Труссарди, не только не ослаби­ла свои позиции в мире моды, но и успешно идет в будущее. Стремительная борзая, изображенная на всемирно известном логотипе, бежит все дальше и дальше...

 

источник: it-perfumes.org.ua

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Шанель Габриель Бонхеер (Gabrielle Bonheur Chanel)

Коко Шанель родилась 19 августа 1883 года в Сомуре (Saumur), Франция. Ее родители не состояли в браке. Мать не могла прокормить ребенка и отдала ее в приют для детей-сирот. Когда Габриэль было 12 лет, мать умерла, и отец отдал девочку в католический монастырь, а затем в интернат. Будучи вынужденной много лет носить форму, она мечтала одеть всех женщин по-своему.

 

Основательница самого известного и шикарного модного дома много десятилетий назад заложила традицию бессменной элегантности, не поддающейся влиянию времени. Вместо бесконечных новшеств Габриель Коко Шанель предложила обновленную классику юбки в складку, женские брюки и блейзеры. Пальто, и, конечно же, знаменитый костюм в стиле Шанель. Идеи, которые она воплотила в начале XX века, оказались поистине революционными: она освободила женщин от удушающих корсетов, длинных пышных юбок, экстравагантных шляп и замысловатых украшений. Простые, строгие, четкие линии, подчеркивающие достоинства и скрывающие недостатки фигуры, пришли на смену рюшкам и оборкам. Женщины с восторгом приняли гениальную философскую концепцию Шанель: чтобы великолепно выглядеть, необязательно быть молодой и красивой. Мода от Шанель не устаревает. Все ее вещи - простые и удобные, но вместе с тем стильные и элегантные-остаются актуальными из года в год, независимо от происходящих в мире моды перемен.

 

Покинув приют, юная Габриэль решила попробовать себя на музыкальном поприще. Бесталанная, но очень привлекательная певичка кабаре часто исполняла песенку "Сосо", после чего и получила свое прозвище Коко, закрепившееся на всю жизнь. Особых успехов в музыкальной карьере она не добилась, зато завела тесную дружбу с несколькими состоятельными мужчинами. Шанель была знакома с такими знаменитостями, как Тулуз Лотрек, Ренуар, Пикассо, Дягилев, Стравинский. Там же, в "Ля Ротонд", Габриэль, никогда не знавшая отцовской ласки, познакомилась с богатым бизнесменом Этьеном Бальзаном и поселилась с ним в аристократическом предместье Парижа - Виши. Она хотела отличаться одеждой от богатых куртизанок, также живших в этом районе, и предпочитала строгие костюмы, которые дополняли маленькие элегантные шляпки.

 

Бальзан купил ей магазин, где она продавала свои шляпки, которые со временем стали пользоваться большим успехом. Почувствовав себя уверенно, Шанель ушла от Бальзана и стала жить самостоятельно, поддерживая близкие отношения с другом Бальзана Копелем.

 

В трудные военные годы многие парижские модницы лишились своих парчовых платьев и боа из страусиных перьев. Вместо этого Шанель предложила им простые блузки рубашечного покроя и прямые до колен юбки - копии моделей собственного незатейливого, но всегда актуального гардероба. Парижанки с восторгом приняли "элегантную простоту от Шанель", а в начале 50-х годов модниц, признавших стиль Шанель, можно было увидеть уже по всей Европе. Причтенный костюм, кокетливая шляпка, закрывающая пол-лица, высокий каблук - образ элегантной, уверенной в себе сексуальной дамы без возраста. Не хватало лишь последнего, едва уловимого, но необходимого акцента - капли духов, которые бы подчеркнули этот имидж.

 

Тогда Шанель создала парфюм, ставший самым известным в мире и признанный потомками произведением искусства. Свои духи Коко назвала "Шанель N 5". Всю жизнь она считала пятерку своим счастливым числом, неизменно приносящим ей удачу. Не случайно свои новые коллекции она всегда показывала именно пятого числа.

 

Уже будучи некоронованной королевой парижской моды, Шанель предложила своим клиенткам еще несколько революционных изменений: брюки-клет, короткую стрижку и свое знаменитое "маленькое черное платье", в прошлом - униформу парижских продавщиц, без которого теперь гардероб любой модницы считается неполным.

 

Коко была то неотразимо кокетлива, то чрезвычайно резка, прямолинейна, даже цинична. Она казалась окружающим целеустремленной, уверенной в себе, довольной собой и своими успехами женщиной.

 

источник: persona.rin.ru

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Стелла Нина Маккартни (Stella Nina McCartney) родилась в лондонской больнице "King's College Hospital" 13 сентября 1971 года в семье Пола и Линды Маккартни. Будучи строгой вегетарианкой, Стелла не использует ни кожу, ни мех в своих работах (а Стелла - известный модельер) и поддерживает "Организацию за этичное обращение с животными" ("PETA", англ.). Некоторые из её работ прямо демонстрируют её позицию. Так, на рукаве одного из пиджаков для Adidas сказано: "Подходит для вегетарианцев, занимающихся спортом".

 

В детстве Стелла вместе с родителями и их группой "Wings" объездила почти весь земной шар. Само название группы было непосредственно связано с появлением Стеллы на свет. Роды были тяжёлыми, Линде даже пришлось делать кесарево сечение. Пол всё время находился рядом с женой и страшно переживал за них обеих. Когда всё закончилось благополучно, Полу возникло видение - ангел с крыльям и - так родилось название для новой группы - "Wings". Оба имени Стеллы были даны ей в честь бабушек Линды.

 

Несмотря на свою огромную славу, Маккартни предпочли отдать детей в государственную школу, чтобы они могли вести "нормальный" образ жизни, насколько это было возможно в их положении. Стелла, как и её сёстры и брат, посещала местную государственную школу в Восточном Эссексе. Маккартни вспоминает, что во время учёбы она не раз становилась жертвой буллинга. Дизайном одежды она заинтересовалась в возрасте 12 лет, когда собственноручно сшила свой первый жакет. Три года спустя она сотрудничала с Кристианом Лакруа, работая над своей первой дизайнерской коллекцией, отрабатывая свои навыки на Сэвил Роуд в течение последующих нескольких лет.

 

В начале 90-х гг. Стелла изучала модный дизайн в Колледже искусства и дизайна Святого Мартина. Её выпуск состоялся в 1995 году, и среди прочих её подруг продемонстрировать выпускную работу Стеллы пришли супермодели Наоми Кэмпбэлл, Ясмин Ле Бон и Кейт Мосс. Показ колекции происходил под аккомпанемент песни её отца, носившей название "Stella May Day". Информация о выпуске Стеллы попала на первые полосы газет, а сама коллекция была в кратчайшие сроки раскуплена в токийских и лондонских бутиках.

 

Две коллекции спустя, в марте 1997 года Маккартни была назначена главным дизайнером парижского дома "Chloe", сменив на этом посту Карла Лагерфельда. Выбор дома моды не произвёл особого впечатления на Лагерфельда. Он так высказался по этому поводу: ""Chloe" было необходимо большое имя. И они его нашли, но только в музыке, а не в моде. Будем надеяться, что она также одарена, как и её отец". Дизайн Стеллы получил огромный коммерческий успех и одобрение критиков. В работе ей помогала её ассистентка Фебе Фило, которая заняла должность директора дизайна после ухода Стеллы из "Chloe".

 

В 2001 году она присоединилась к концерну "Gucci Group". Когда "Гуччи" нанимал её на работу, Маккартни наотрез отказалась работать с мехами и кожей. С начала итальянцы попросту обалдели от подобной наглости и хотели было дать Стелле от ворот поворот, но потом призадумались. Теперь у линии открыто уже три магазина: в Нью-Йорке (сентябрь, 2002 г.), Лондонском районе Мэйфейер (апрель, 2004 г.) и Лос-Анджелесе (сентябрь, 2003 г.).

 

В 2004 году Стелла работала над дизайном костюмов Мадонны для её Re-Invention Tour, летнего турне Энни Леннокс, а также над костюмами Гвинет Пэлтроу и Джуда Лоу, задействованных в художественном фильме "Небесный капитан". Она также организовала собственную линию совместно с Adidas. Их долговременное сотрудничество началось в сентябре 2004 года. Линия спортивной одежды для женщин носит название "Adidas by Stella McCartney". Любимым аксессуаром Стеллы в коллекции является цепочка для ключей. В сезоне Весна/Лето 2006 цепочка была выполнена в форме сердца, Осенью/Зимой 2006 она приобрела форму волчьей головы. В январе 2007 года Стелла обьявила, что в свою спортивную коллекцию добавляет костюм для занятий йогой.

 

В 2000 году Стелла Маккартни стала обладательницей премии Fashion Awards как лучший дизайнер года по версии VH1/Vogue. Награду дочери вручал сэр Пол. Свою победу Стелла посвятила матери.

 

В январе 2007 года Стелла начинает выпуск собственной косметической линии по уходу за кожей - "Care", на 100% выполненной из органических материалов.

 

Весной 2008 года Стелла планирует начать выпуск сумок собственного дизайна для LeSportsac.

 

В августе 2003 года состоялась свадьба Стеллы и Алисдэйра Уиллиса (Alasdhair Willis), издателя журнала "Wallpaper", посвящённого моде и дизайну. Свадьба прошла в роскошном поместье на одном из шотландских островов, принадлежащем бывшему гонщику "Формулы-1" Джонни Дамфрайсу, седьмому маркизу Бьюту. Список приглашенных включал Мадонну с мужем Гаем Ричи, модель Кейт Мосс, актрису Лив Тайлер, музыканта Криса Мартина, певицу Крисси Хайнд, директора дома Gucci Тома Форда и еще множество знаменитостей. Сэр Пол Маккартни и его вторая жена Хизер Миллз прибыли в Шотландию из Нью-Йорка. По некоторым сведениям, брачная церемония состоялась на мысе Кинтайр, а затем молодожены отправились на гору Стюарт, где и состоялся праздничный прием гостей. Свадебное платье невесты являлось обновлённой копией платья её матери, в котором она выходила замуж за Пола Маккартни 12 марта 1969 года.

 

Их первенец, Миллер Аласдэйер Джеймс Уиллис (Miller Alasdhair James Willis), родился 25 февраля 2005 года и весил при рождении 7 фунтов 7 унций. Второй ребёнок пары, дочь Бэйли Линда Олуин Уиллис (Bailey Linda Olwyn Willis), была рождена 8 декабря 2006 года. Её вес при рождении составил 7 фунтов и 14 унций. Стелла и Аласдэйр проживают в собственном доме в Лондоне, кроме того у них есть 250-акровое поместье в Першоре, графство Уорсершайр.

 

источник: maccarock.narod.ru

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Джанни Версаче (Gianni Versace) родился 2 декабря 1946 года в Реджио ди Калабрии, в Италии. Его мать Франческа была профессиональной портнихой и постоянно брала маленького Джанни с собой на работу. Видимо, эти первые детские впечатления от костюмерной и бесчисленных платьев и определили в дальнейшем путь великого мэтра моды. Сам Джанни, вспоминая о своих первых годах, говорил: "Думаю, что своим мастерством и профессионализмом обязан маме".

 

Однако, с мамой у Джанни Версаче были непростые отношения. Помимо него, у нее было еще двое детей - дочь Донателла и сын Санчо. Вопреки стараниям Джанни, Франческа не обращала на младшего сына никакого внимания, отдавая большую часть своей любви Санто. А Джанни жадно ловил каждый ее взгляд, следил за каждым ее шагом, мечтая стать ее помощником-закройщиком. "Не знаю, может быть, в этом и есть смысл моей жизни и моего творчества - добиться ее внимания!", - вспоминал он позже.

 

Наблюдая за ловкой работой своей матери, оборачивающей тела клиенток в бархат, Джанни познавал первые уроки искусства драпирования ткани. Он навсегда запомнил, как эффектно Франческа укладывала складки на ткани, подчеркивая достоинства фигуры и скрывая ее недостатки. "Благодаря матери я понял, как важно работать непосредственно с телом, чтобы видеть и чувствовать, как ложится ткань, как она взаимодействует с линиями женщины. Такая работа, возможно, и является истинным призванием кутюрье".

 

Постепенно Джанни стал помощником матери в ателье и с головой ушел в создание одежды, сочетая свои фантазии с модными веяниями. Чтобы быть в курсе последних, он регулярно посещал показы одежды в мировых центрах моды - Париже и Лондоне. Однажды, в их ателье раздался звонок, навсегда изменивший жизнь подающего надежды портного. Состоятельный миланский бизнесмен прослышал об исключительном таланте молодого Версаче и решил вложить в него свои деньги. Джанни понял, что ему представился уникальный шанс реализовать себя, и, не раздумывая, вылетел в Милан навстречу новой судьбе. Так начался творческий взлет молодого итальянского дизайнера, ставшего вскоре всемирно известным Джанни Версаче.

 

Свою миланскую карьеру талантливый юноша начал с работы на известные итальянские Дома моды Genny, Callaghan и Complice. Ему уже исполнилось 25 лет и он был полон амбициозных планов на будущее. В 1994 году эти ранние работы известного модельера попадут на ретроспективную экспозицию в Берлинском музее художественных промыслов, посвященную 47-летнему законодателю мод. Никто и не предполагал тогда, что Джанни Версаче осталось жить всего три года ...

 

Но вернемся в 70-е. Вдохновленный своими первыми коллекциями, Джанни в 1978 году создает собственный Дом моды Gianni Versace, пригласив на посты президентов своих ближайших родственников - брата Санчо и сестру Донателлу. Спустя год, он представил первую коллекцию под собственной маркой в Милане, заслужив восторженные аплодисменты искушенной итальянской публики, сразу влюбившейся в стиль Версаче.

 

Для своего Дома моды Джанни Версаче выбрал фирменным знаком голову Медузы, изображение которой украшает все модели марки Versace с 1978 года. Объясняя свое решение, он говорил: "Этот выбор был сделан абсолютно сознательно. Медуза символизирует красоту и роковые чары античной древнегреческой классики - как в искусстве, так и в философии. Она - синтез красоты и простоты, которая в прямом смысле парализует и даже гипнотизирует."

 

Одежда от Версаче действительно гипнотизировала своей красотой, чистотой линий и точнейшим кроем. Стиль Версаче взорвал подиумы, сделав его в 80-х годах лидером мирвой моды. По самым скромным подсчетам, его годовые доходы достигали 900 миллионов долларов! По всему миру активно работало 165 именных бутиков Версаче и 23 частных магазина "Istante". Фантазия модельера не ограничивалась только модой, он создавал костюмы и театральные реквизиты, аксессуары, духи, часы, фарфор, декоративный кафель и даже целые интерьеры "а-ля Версаче".

 

Модельер Джанни никогда не боялся экспериментировать с материалами, соединяя чувственную кожу с нежным шелком, кружевом или джинсовой тканью. Он подчас создавал довольно откровенные и экстравагантные модели, но и не забывал при этом про лаконичную вневременную моду. Элегантные простые черные платья и фантастически женственные вечерние туалеты - именно они утвердили безукоризненный стиль Versace и принесли ему мировую славу.

 

Не последнюю роль в восприятии торговой марки Gianni Versace сыграло созданное модельером (впервые в мировой истории моды!) понятие топ-модели, имевшее символичный характер для женщины 80-х. Он начал платить отдельным участницам показа двойные и тройные гонорары, заключая с любимыми манекенщицами долгосрочные контракты. Эти исключительно элегантные супермодели стали кумирами миллионов, их скандальные выходки заполняли страницы газет, подражание им стало мечтой тысяч юных девушек. Клаудиа Шиффер, Кристи Тарлингтон, Линда Евангелиста, Синди Кроуфорд и Наоми Кэмпбелл - всех их создал Джанни Версаче.

 

Как ни пародоксально это звучит, но воспевая вечную женственность и ангельскую красоту Прекрасной Женщины, Джанни никогда не обладал ей. Он никогда не скрывал, что был гомосексуалистом и жил с мужчиной. Возможно, все созданные им изысканные наряды были посвящены его матери, образ которой остался в его памяти возвышенным и чистом идеалом, столь же недосягаемым, сколь и прекрасным. Многие женщины признавались, что в платьях кутюрье ощущали себя Королевами. Кто знает, сколько еще великолепных и сказочных платьев для своего воображаемого ангела чистоты создал бы гениальный художник, если бы не злополучное стечение обстоятельств...

 

В то роковое утро 15 июля 1997 года Джанни Версаче находился на своей вилле в Майами-Бич и вышел на улицу, чтобы купить свежих журналов. Только здесь он позволял себе эту непозволительную роскошь - ходить по улицам одному, без охраны. Он уже возвращался обратно, когда неожиданно раздался выстрел, безвременно оборвавший жизнь 50-летнего модельера. Агенты ФБР без особого труда установили личность убийцы и его местонахождение. Но они опоздали. Эндрю Кьюненен застрелился из того же пистолета, из которого убил Джанни. По иронии судьбы, на Эндрю было нижнее белье фирмы Версаче...

 

 

источник: www.osinka.ru

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Донателла Версаче (Donatella Versace) родилась в Калабрии (Италия) 2 мая 1956 году, спустя десять лет после появления на свет Джанни Версаче.

 

Мать Донателлы была простой портнихой, а отец экономистом, консультировавшим многие аристократические семейства Италии.

 

В начале 70-ых Донателла последовала за братом во Милан, где ее старший брат успел основать свой собственный Дом моды.

 

Она планировала заниматься связями с общественностью в компании Джанни, но он всегда больше ценил ее как своего главного критика и музу, служившую вечным источником вдохновения. Их старший брат Санто занимался финансами семейного бизнеса.

 

Благодаря брату Донателла получила доступ к миру моды. В начале 80-ых Джанни выделил в ведение сестры молодежную линию одежды Versus. Донателла блестяще справилась с возложенными на нее обязанностями модельера.

 

Донателла была инициатором того, чтобы во время показов одежду представляли не только никому не известные модели, но и звезды шоу-бизнеса.

 

Она часто приглашала на показы Мадонну, Деми Мур, Халли Бэрри, Лиз Херли и многих других. Благодаря такой грамотной рекламе слава о Доме Версаче гремела по всей Европе и даже перенеслась за океан, в Америку.

 

15 июля 1997 года Джанни Версаче был застрелен на пороге собственного дома неким серийным убийцей, которой покончил с собой на месте. Донателла со всей семьей были вынуждены некоторые время скрываться в одной из своих резиденций на Карибах.

 

Ровно год спустя после смерти Джанни, состоялся первый показ Модного Дома Версаче, дизайн коллекции которого был разработан Донателлой.

 

Оставаясь в рамках стиля, придуманного Джанни, Донателла попыталась сделать одежду более женственной и удобной, сохранив присущую его моделям эротику и роскошь.

 

Несмотря на то, что первая коллекция была встречена критиками довольно прохладно, Долнателла продолжила работать в этом направлении и сейчас является всемирно признанным модельером.

 

Кроме того, направляет она свою неукротимую энергию и на другие отрасли семейного бизнеса. Семье Версаче принадлежат несколько отелей класса люкс в Австралии и ОАЭ.

 

Как и брат, Донателла коллекционирует недвижимость. Общая стоимость ее резиденций оценивается в 21 миллион долларов. Донателла не живет ни в одном доме постоянно, а переезжает из одного в другой.

 

Донателла периодически появляется в эпизодических ролях в кино в фильмах о моде. Кроме того, нередко просто упоминается ее имя в связанном с модой контексте.

 

Донателла была замужем за бывшим манекенщиком Джанни, американцем Полом Беком. У них двое детей – сын Даниэль и Аллегра.

 

Именно Аллегре по завещанию Джанни досталась львиная доля Империи Версаче: она унаследовала 50% всех фондов, в то время как ее мать получила 20%. В данный момент Аллегра далека от модной индустрии, она учиться в университете и старается победить анорексию (девушка с подросткового возраста страдала расстройством аппетита).

 

7 декабря 2005 года в немецком Лейпциге проходило вручение премии «Женщина года». За совершенный ею прорыв в мире моды, Донателла Версаче была удостоена награды в номинации «Дизайнер года».

 

 

источник: wday.ru

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Кензо Такада (Kenzo Takada)

 

На первый показ Кензо Такады пришли 50 человек. Они увидели странные яркие одежды - по большей части кимоно, сшитые из японских хлопчатобумажных тканей. Поначалу народ в зале смеялся. Они еще не подозревали, кто будет смеяться последним.

 

 

Он родился 27 февраля 1939 года в провинции Хиого, в деревушке у подножия древнего замка Химейи. Кензо был последним, пятым ребенком в семье владельца чайного домика. Еще учась в школе, он был настолько поражен моделями, которые увидел в журнале Sunflower, что попытался копировать их. После окончания школы Кензо не захотел продолжать учебу в Университете и попросил родителей позволить ему посещать ту же школу модельеров, которую посещала его сестра. Но родители отказали ему, и он стал изучать английскую литературу в университете Kobe Gaibo.

 

Однако, не выдержал: проучившись один семестр, он оставил университет и уехал в Токио. Чтобы заработать на учебу, работал подмастерьем маляра за семь долларов в месяц и стал первым юношей, которого приняли в старейшую японскую школу модельеров Bunka Gakuen (до этого туда брали только девушек). "Если бы я начинал сейчас, я бы остался в Токио", - признается Кензо. И сперва он действительно работал модельером в сети универмагов "Санаи" и манекенщиком в столичном журнале мод. Но в то время его единственным желанием было поехать в Париж, особенно после того, как его учитель Koike, только что вернувшийся из Франции, рассказал ему о коллекциях Ив-Сен Лорана и о событиях парижского мира моды.

 

 

 

Чуть позже удача улыбнулась ему - Кензо получил компенсацию в размере 350 тысяч йен за снос дома, в котором он жил. 1 января 1965 года он приехал в Марсель и сел в поезд, который отправлялся в Париж. Он не говорил по-французски, у него не было ни работы, ни денег, поэтому он больше молчал, смотрел и слушал. Париж стал для Кензо открытой книгой. "Ни в одном уголке мира я не чувствовал себя так хорошо, как в Париже, -- говорит Кензо. -- Здесь каждый камень, каждое облако, каждый прохожий помогают мне в творчестве. Хотя в душе я остался японцем".

 

С 1965 года, сняв комнатку на Монмартре, он регулярно посещает все важнейшие показы - Кардена, Диора, Шанель - и все глубже погружается в пучину депрессии. Haute couture - недоступная цель, параллельная вселенная, идеальная одежда, далекая от реальной жизни. Кензо понял, что если пойдет традиционным путем, то ничего не добьется. Понадобятся десятилетия, чтобы сравняться с грандиозными именами. Нужно было нечто новое, чего пресыщенный Париж еще не пробовал.

 

 

Слава Богу, ждать оставалось недолго. Как признается сам Кензо, у него словно глаза открылись, когда он увидел первую коллекцию Куррежа. Появился новый стандарт haute couture, к которому мог приблизиться простой смертный. На одном дыхании Кензо делает 30 моделей одежды, 5 из которых за смехотворную сумму (5 долларов) покупает жена Луи Феро. Выполняя заказы для нескольких крупных магазинов, Кензо учится работать с европейскими тканями и цветами. Каждый день он относит в банк все, что удается накопить, и грезит о собственном деле.

 

Молодежная мода принесла ему быстрый успех. Его модели уже тогда отличала неподражаемая смесь цветов и рисунков. Клетка, полоска, цветочные и 'звериные' рисунки смешивались в самых невероятных сочетаниях, оставляя впечатление жизнерадостности и 'удовольствия от каникул'. Сам Кензо определял свой стиль как 'разрушение Haute Couture', сочетая дальневосточные и другие этнические влияния с парижским шиком.

 

Через пять лет после приезда в Париж Кензо вместе с Атсуко Кондо, давней сокурсницей по колледжу, открывает самый очаровательный бутик Парижа тех лет - "Джангл Джэп" (Jungle Jap) - на Больших Бульварах, вдалеке от "золотого треугольника" и расположенных там салонов мэтров высокой моды.

 

 

А потом случился тот самый первый показ, с которого мы начали наш рассказ. Кензо использовал японские хлопчатобумажные ткани и отрезы, которые купил на рынке Saint Pierre. На следующий день после показа был открыт бутик Jungle Jap.

 

Кимонообразные одежды сперва удивляли и смешили. Хотя чего можно было ожидать от японца?

 

"В Японии в начале 70-х было два основных направления для кимоно - простое и очень строгое или очень красочное, как японский театр кабуки. Я выбрал второе". Немногие знали о том, что Кензо вырос под музыку, смех и пение гейш, так что начать с кимоно было для него вполне естественно. "Когда-то давно я шил платья для кукол сестры и мечтал, как буду одевать круглоглазых дочерей далекого Запада, - вспоминает Кензо. - В Париже, решив найти что-то свое, я подумал о смешении кимоно с западной одеждой: просторные свитера, широкие накладные плечи, прямые линии, широкие рукава".

 

 

В 70-е годы, когда господствовала одежда, облегающая фигуру, с узкими рукавами и плечами, это было новым. 'Телу нужно пространство, - говорил модельер. - Как в физическом, так и в духовном смысле'. Все они - Мияке, Ямамото, Кензо, Кавакубо - начинают вводить моду на объемные вещи, потому как любой японец генетически не понимает одежду, обтягивающую и подчеркивающую фигуру. В таких вещах, по их собственному признанию, японцы задыхаются. Объемная одежда была по-настоящему революционной. Но, как и любая революция, эта имела исторические предпосылки. Утомленная блеском гламура, Европа уже не могла и не хотела подчеркивать талию и бедра. Хотелось убрать собственное тело со всеобщего обозрения.

 

Стиль Кензо немедленно окрестили "новым деконструктивизмом", Couture Destructuree, и это течение, как никакое другое, было созвучно настроениям нового поколения - тех, кто впитал дух парижских молодежных бунтов 60-х. 70-е - звездное десятилетие Кензо. Создавая по пять коллекций в год, он избавляется от застежек-"молний" и пуговиц, от облегающего кроя и вытачек. В остатке - прямой, свободный, чистый крой, цветовые сочетания и ритмы, непривычные европейскому глазу. Его коллекции заполнены цветом... и разнообразными цветами. Для человека, не слишком разговорчивого по натуре и к тому же плохо говорящего по-французски, цветы всегда оставались особой формой выражения любви к жизни, к свободе. К тому же культ цветов много значил для движения хиппи, несомненно, оказавшего на Кензо заметное влияние. Да в конце концов, разве не естественно для выходца из страны цветущей сакуры нарисовать огромную розу на стене нового бутика?

 

 

Этот бутик на площади Виктуар немедленно становится самым модным местом в Париже. За 70-ми следуют 80-е, когда мир сходит с ума от всего, что связано с модой, когда воплощаются самые дерзкие фантазии дизайнеров. Кензо становится одним из первых модельеров, превративших показы одежды в феерические шоу: "Мне нравится веселье, а Париж в те годы особенно к нему располагал".

 

В 1981-м Кензо затягивает полотном и засыпает золотой пылью площадь Виктуар, через год устанавливает роскошные шатры вокруг старинного замка в Бордо, чуть позже украшает знаменитый мост Понт-Нёф десятками тысяч горшков с цветами... Здание биржи, музей Д'0рсе, цирк, площадь Трокадеро - он организовывал показы во всех знаковых местах Парижа.

 

В 1983 году он открыл линию мужской моды. В мужской одежде, так же как и в женской, сочетаются ткани разных цветов, с различными рисунками, например полосатые брюки и элегантный пиджак в цветочек. В 1988 году Кензо выпустил свой первый парфюм.

 

 

"Экзотика - это я сам", - написал однажды Кензо. Великий путешественник, в каждой стране мира он молчит, слушает, смотрит - и видит самую суть. Он избегает слова "фольклор": "Народные костюмы со всего мира имеют много общего. Их удивительно легко комбинировать".

 

Туники Мао, платья инфант с картин Веласкеса, платья с брюками из Вьетнама, униформа королевских гвардейцев, пышные чешские юбки - все это стало неотъемлемой частью так называемого стиля "богатых хиппи", который успешно выдержал атаки минимализма, гранджа и "новой классики". Серый - зимой, синий - весной, кружево - вечером, сумочка в цвет туфель, не более трех цветов в костюме - куда делись эти правила? Спросите у Кензо Такады. И он ответит: "Деревья зелёные, все деревья зелёные, мы видели столько зелёных деревьев, что забыли: деревья бывают розовыми тоже, но если бы все деревья были розовыми, я бы показал вам зелёное дерево".

 

Он одел невесту в розовое, заменив традиционную вуаль на огромную шляпу-цветок. Действительно, разве розовое - символ удовольствия - не достойная замена белому - символу девственности? У Кензо женщина никогда не одета "чересчур": если ей что-то нравится, она не возводит свою симпатию в абсолют. Она играет в моду, не стремясь произвести впечатление и не провоцируя. Она не мыслит глобальными категориями, а живет в своем маленьком домике, который есть часть дома большого.

 

 

В начале 90-х конкуренция стала особенно жестокой, но даже тогда Кензо не отличился ни скандалами, ни эксцентричными показами, ни экивоками в сторону остромодных течений. "Когда ты вынужден реагировать на тенденции, которые тебе не очень близки... это лишает свободы. Мода - это календарь, всегда надо четко следовать расписанию", - констатирует мастер. Все, что его заботило, - остаться верным себе.

 

Он изобретает собственное философское течение - "номадизм", утверждающее абсолют природы и простых радостей жизни. Он шьет одежду для мужчин и женщин, детей и подростков, людей богатых и не очень.

 

В 1993 году процветающую фирму Kenzo покупает группа LVMH, владеющая большинством французских модных Домов. Впервые Кензо может позволить себе роскошь заниматься просто творчеством, не вникая в бизнес. Дом Kenzo - целая империя, приносящая ее создателю почти 200 миллионов долларов в год. Но он не останавливается и создает еще один дом - собственный.

 

 

Здесь, в самом сердце Парижа, неподалеку от площади Бастилии, он скрупулезно воссоздает кусочек Японии - с чайным домиком, прудом с золотыми рыбками и садом камней. В своем доме Кензо собрал сувениры со всего света: японские церемониальные занавесы с изображением рыбы - зодиакальным знаком Кензо, африканские статуи... Дверь из древнего индийского дворца висит на стене как картина. В доме сотни слонов - из дерева, бронзы, фарфора, на коврах и старинных гравюрах, ведь именно слона дизайнер сделал своим талисманом. Ни единой фальшивой ноты, все безупречно, как и подобает настоящему японскому дому.

 

 

Весной 1999 года Кензо Такада был награжден американской премией мира - Time for Peace Award - "За космополитическую карьеру и стиль, впитавший в себя отголоски самых различных культур и традиций". Впервые подобную награду вручают модельеру. Кензо представил публике Платье Мира - свой первый наряд haute couture, расшитый цветами сакуры в ателье Франсуа Лесажа.

 

А в октябре 1999 года в Париже Кензо подвел итог: он показал свою последнюю коллекцию pret-a-porter весна- лето 2000, а затем впечатляющую ретроспективу трех десятилетий творчества. После чего дизайнер покидает свой Дом. Как он сам утверждает, совсем не вдруг и уж точно не навсегда. Мастер сам назначил преемников - это 38-летний француз Жиль Розье, который занимается в Доме Kenzo женской одеждой, и его ровесник датчанин Рой Крейберг, ответственный за мужскую линию. "Они хорошо прочувствовали дух марки. И мне бы хотелось, чтобы, уважая этот дух, они добавили нечто новое, чтобы стиль эволюционировал".

 

Будущее моды Кензо видится противоречивым: "Конечно, будут появляться новые ткани, все более технические и искусственные, а людям будет все больше хотеться натурального, природного. Но оно будет все менее доступным".

 

Насчёт своего ухода Кензо говорил: "Я хочу взять год-полтора для переоценки ценностей, отдохнуть, набраться сил - я в этом очень нуждаюсь. Хочу много путешествовать - просто для удовольствия, хочу посвятить себя тому, на что раньше не хватало времени. Надо быть любопытным и делать только то, что нравится, даже если это не приносит денег. Нужно много работать и многим де литься. И почаще устраивать себе праздники. Уезжать туда, где голубое небо, золотистый песок и жаркое солнце. А потом возвращаться и начинать все заново".

 

И Кензо Такада вернулся. После трехлетнего отдыха весной 2002 года он подписал контракт со своими бывшими боссами в LVMH. Согласно условиям сделки, LVMH инвестирует солидную сумму в Yume (марку, принадлежащую Кензо), а также поможет в развитии направления, производящего предметы интерьера. Но на этот раз дизайнер не планирует возобновлять свою работу в качестве дизайнера одежды. "LVMH и Кензо не планируют вновь совместно работать над дизайном одежды или создавать новый Дом", - сказал пресс-атташе модельера. Кензо всего 63 года и у него всё впереди.

 

 

источник: fashionrussia.narod.ru

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Марчезе Эмилио Пуччи ди Барсенто (Marchese Emilio Pucci di Barsento) один из немногих аристократов, посвятивших себя миру моды. Этот знаменитый итальянский дизайнер по тканям, изобретатель эластичного шелка и ослепительно красивый мужчина произвел настоящую революцию в модной одежде для отдыха и спорта.

 

Марчезе Эмилио Пуччи ди Бар­сенто родился 20 ноября 1914 года в Палаццо Пуччи на виа дель Пуччи. Веселое детство и беззаботные сту­денческие годы — он учился в университетах Сиэтла и Ми­лана — казались одним сплошным праздником. В то время трудно было предположить, что Эмилио Пуччи станет ди­зайнером. Слишком далеки от показов мод были его юноше­ские устремления. Он мечтал о политике, а на моделей если и засматривался, то уж никак не с целью составить пред­ставление о фасонах и методах отделки платьев.

 

Во время Второй мировой войны Эмилио оказался в гуще событий. Он был пилотом бомбардировщика, и не раз оказы­вался на волосок от гибели. Затем война окончилась, и Пуч­чи, сполна выполнив свой долг перед страной и совестью, вернулся к мирной жизни. Какое-то время он пилотировал пассажирские самолеты, а все свободное время посвящал гор­нолыжному спорту. Вскоре его считали одним из лучших горнолыжников. Благодаря природному обаянию и спортив­ной фигуре Пуччи всегда был в центре внимания. Многие поклонницы горнолыжного спорта с удовольствием проводи­ли время в его обществе. Зимой 1947 года Эмилио поехал с подружкой в Альпы покататься на лыжах. Их появление на склоне горы в ярких рейтузах было ежедневным небольшим шоу. Дело в том, что в то время лыжники надевали брюки-гольф из серого и темно-синего твида, и созданные по эски­зам Пуччи облегающие костюмы казались чем-то недосягае­мо прекрасным. Вероятно, экстравагантные костюмы остались бы лишь приятным воспоминанием отдыхающих, но в Эми­лио влюбилась модный фотограф Тони Фриссел, представ­лявшая журнал Harper's Bazaar. Редактору журнала Vogue Диа­не Вриланд фотография очень понравилась. Настолько, что она свела Пуччи с крупным магазином Lord & Taylor, а жур­нал напечатал снимок, сопроводив его словами: «Самые стиль­ные лыжники — итальянцы».

 

Вскоре Пуччи создал свою первую спортивную коллек­цию для американского рынка, которая была просто обре­чена на успех. Американцы были в восторге и от самих мо­делей, и от их автора, который казался олицетворением европейской аристократии. Спортсмен с атлетической фи­гурой, окруженный красавицами, — это было близко серд­цу американских потребителей. Коллекцию буквально рас­хватали. Вероятно, Эмилио сам удивился неожиданному коммерческому успеху этого предприятия, однако решил вос­пользоваться удачным моментом и попробовать силы в ка­честве дизайнера. Целыми днями он обдумывал новые мо­дели, рисовал эскизы, подбирал ткани. И в итоге в 1949 году представил женскую летнюю коллекцию на Капри и — од­новременно с этим — открыл студию во Флоренции.

 

Дела у начинающего дизайнера шли весьма неплохо. Его одежда отличалась удобством, но в то же время была краси­вой и запоминающейся. Основным направлением стали на­ряды для активного отдыха и спорта. В новой коллекции, которую публика увидела в 1950 году, были собраны пре­имущественно модели для лыж, гольфа и тенниса.

 

С момента появления на прилавках одежда от Эмилио Пуччи стала синонимом утонченности и изысканности. Ее создатель (по мнению публики) как бы делился с моделями своим аристократизмом. Вскоре постоянными клиентами Пуччи стали Софи Лорен, Палома Пикассо, Грейс Келли. Существует даже легенда, согласно которой Мэрилин Мон­ро была похоронена в розовом платье от Пуччи.

 

Одежда от Пуччи была выражением определенного сти­ля жизни, получившего название jet-set. Он был порожде­нием технического прогресса, сделавшего возможным мгно­венное перемещение со снежных альпийских склонов на пляжи Капри. Авиалинии получали изрядную долю прибы­ли именно за счет любителей jet-set. Пуччи и его жена Кри­стина вели именно такой роскошный образ жизни, и по­добная одежда постепенно переходила в разряд культовой. Основу стиля, созданного Эмилио, составляли яркие цвета, тонкие практичные ткани и сексуальность кроя. После вой­ны, когда человечество нырнуло в водоворот удовольствий, это было особенно привлекательно. Для любительниц «ко­чевой» жизни Пуччи придумал немнущиеся ткани, платья из которых можно было утрамбовать в небольшую сумку. «Их можно было достать, встряхнуть, надеть и смело от­правляться на вечеринку», — говорила о платьях Пуччи Па­лома Пикассо. Дополнением к одежде и аксессуарам стали ароматы, которые создавались в расчете на любителей ро­скоши: Vivara (1965), Signor Vivara (1970), Miss Zadig, Monsieur Zadig (1971), Pucci (1980).

 

Еще одним гениальным изобретением Пуччи были капри. Эти облегающие брюки длиной до колена и с молнией сбоку задумывались как идеальная одежда для отдыха. На­звание имеет самое непосредственное отношение к геогра­фии: после войны остров Капри был изысканным местом для желающих хорошо провести время. Однако одежда для отдыха мало чем отличалась от нарядов, которые носили в городе. И Эмилио придумал очередной шедевр: легкие лет­ние брюки, не стесняющие движения, в которых удобно было совершать прогулки. Удачным дополнением к ним стали узенькие рубашки из шелка или хлопка и знаменитые платки, первый из которых был украшен картой Капри. С 1954 года Капри и различные яркие аксессуары к ним стали самой популярной одеждой для отдыха. Яркие рас­цветки и характерные узоры этих вещиц вскоре стали из­вестны как Pucci Patterns.

 

Создавая свои спортивные модели, Пуччи думал прежде всего об удобстве. Поэтому много внимания он уделял тка­ням. В 1958 году он начал работу над улучшением стрейч-тканей для спортивных штанов. Благодаря его усилиям был открыт эластичный шелк Shantung, ставший наиболее удач­ным материалом для обтягивающих штанов и боди.

 

1960-е годы стали звездным часом Эмилио Пуччи. Его наряды пользовались огромной популярностью, а сам ди­зайнер мог позволить себе любые, даже самые экстраваган­тные поступки. Например, проскакать на белом коне по Пятой Авеню в белом средневековом костюме, в шляпе с пером. Но совсем немногие знают, что параллельно с эпатажными выходками он занимался и серьезной работой: создал костюмы для команды Apollo 15, которые отправи­лись в космическую миссию на Луну, придумал логотип для NASA. Пуччи сделал вклад и в развитие автомобильного дизайна: он спроектировал образ роскошного лимузина Lincoln Continental Mark V.

 

За что бы ни брался Пуччи, он работал с необыкновен­ной тщательностью. На устранение незаметных глазу де­фектов у него уходили считанные минуты. Эмилио с первого взгляда мог определить детали, делающие костюм неудоб­ным, и безжалостно боролся с ними.

 

В 1970-е годы общие настроения мировой общественно­сти резко изменились. Война во Вьетнаме, антивоенные де­монстрации, движение хиппи, феминизм — все это не со­четалось со стилем Пуччи и в конечном итоге стало причиной его падения. Когда компания попыталась угнать­ся за модой, она потеряла ту необходимую составляющую, которую знатоки моды больше всего в ней ценили. В итоге дела Эмилио Пуччи пришли в упадок, и восстановить инте­рес к своей марке ему не удалось даже с помощью Мадон­ны, хотя некоторый всплеск внимания все же наблюдался.

 

Эмилио Пуччи умер 30 ноября 1992 года во Флоренции. Его дочь Лаудомия стала руководителем компании, находя­щейся на пороге упадка. В последующие годы ведущие сти­листы Дома Пуччи постоянно менялись. Но ни одному из них не удавалось возродить былое величие фирмы. Поэто­му, когда в 2003 году состоялась премьера первой коллек­ции Лакруа для Пуччи, многие редакторы крупнейших жур­налов моды не приехали, прислав — на случай чуда — своих заместителей. Кристиан Лакруа перед показом сильно не­рвничал. Но чудо, которого так долго ждали, все же про­изошло! Коллекция была признана невероятно удачной. Дочь Пуччи, Лаудомия, не скрывала своей радости и говорила журналистам: «Мне кажется, это начало чего-то великолеп­ного!» Положительные отзывы посыпались как из рога изо­билия, даже Сюзи Менкес из International Herald Tribune (наиболее строгий критик, чье мнение определяет — быть иль не быть новой коллекции) признала, что «коллекция стала повторным рождением некогда знаменитой марки». Виновник торжества — Кристиан Лакруа — был счастлив, поскольку его решение стать дизайнером сложилось имен­но под влиянием Пуччи: «Он очень повлиял на меня, ведь я как художник складывался в 60-е годы, в разгар "пуччима-нии". Я даже посвятил Пуччи коллекцию в 1988 году». Во время пресс-конференции Кристиан Лакруа приоткрыл тай­ну своей будущей коллекции: это будут современные вер­сии спортивных костюмов, которые прославили Пуччи в 1948 году. Возможно, снова пришло время легкой и краси­вой жизни, располагающей к удовольствиям, — жизни, ко­торую так любил основатель целого направления в моде Эмилио Пуччи.

 

источник: it-perfumes.org.ua

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Гуччио Гуччи (Guccio Gucci) родился 26 мая 1881 года. Он прожил в Англии до 1921 года. Гуччи работал там лифтером в большом отеле, а когда потерял работу, решил вернуться в Италию.

 

Будущий мастер вернулся с 30000 лир. В то время для Италии это были большие деньги. И он открыл мастерскую по производству кожаных чемоданов, а также маленький магазинчик, который позже стал известным всей Европе. Аксессуары, изготовленные мастером из Флоренции, очень быстро стали символом качества. Постепенно компания Gucci освоила производство дорогой одежды для жокеев – в костюмах от Gucci стали выступать лучшие наездники Европы. В 1937 году компания начала расширять ассортимент и стала выпускать вошедшие в моду маленькие дамские сумочки. В 1938-м Гуччи торжественно открыл магазин в Риме. В 1947 году кожаная сумочка с изогнутой бамбуковой рукояткой стала неизменной спутницей голливудской актрисы Грейс Келли (Grace Kelly), а еще через несколько лет потрясла воображение всего мира в руках Жаклин Кеннеди (Jacqueline Kennedy). Слава Gucci шагнула за пределы страны. Грейс Келли (Grace Kelly) на долгое время стала лицом его компании. В 1953 году Гуччи открыл первый магазин на Манхеттене, став одним из первых итальянцев, шагнувших на американский рынок высокой моды. В том же году основатель компании умер. Дом моды перешел по наследству четырем сыновьям Гуччио – Альдо, Васко, Уго и Родольфо, которые поначалу успешно продолжили дело отца. Компания открыла магазины в Париже, Лондоне, Токио. Среди ее почитателей оказались такие известные модники, как Одри Хепберн (Audrey Hepburn) и Питер Селлерс (Peter Sellers). Рекламу кожаным сумкам-кошелькам Gucci сделала Джеки Кеннеди. Впоследствии любимую модель Джеки империя Гуччи начала выпускать под названием «Jackie O». В этот период самой популярной моделью Gucci оставалась легендарная сумочка с бамбуковой ручкой, а также пряжки, галстуки, шарфики.В 1960-м марка Gucci была самой популярной в мире высокой моды. Затем начался медленный спад. Сыновьям Gucci было очень трудно прийти к единому мнению по вопросам развития бизнеса. К концу 1980-х годов акциями торгового дома Gucci владели лишь два внука Гуччио Гуччи . В 1989 году одному из них – Маурицио Гуччи удалось выкупить долю брата и приобрести таким образом контроль над компанией. Маурицио погиб в 1998-м году.

 

Главным дизайнером Gucci в 1994 году был назначен Том Форд, тогда еще совсем неизвестный молодой человек. Том Форд (Tom Ford) отвечал за все новые линии, начиная от одежды, обуви, духов,часами, драгоценностями, шелковыми шарфами и заканчивая рекламной компанией и дизайном интерьеров для магазинов. Эксперименты Тома Форда пришлись по душе голливудским звездам. В итоге в 1996 году дизайнер получил звание лучшего модельера года, лучшего дизайнера мужской и женской одежды и множество других наград. Рейтинг Gucci начал ползти вверх. В 1997 году концерн Gucci приобрел долю активов швейцарской фабрики Severin Montes и начал произвоить часы. За 1990-е годы под контроль Gucci частично или полностью перешли такие марки, как Yves Saint Laurent, Sergio Rossi, Alexander McQueen, Ermenegildo Zegna, Boucheron, Van Cleef и другие. В 2004 год Дом Gucci вступил с оборотом в размере $3,2 млрд и чистой прибылью более $200 млн. Его постоянными клиентами являлись Дженифер Лопез ((Jennifer Lopez)), Рита Уилсон (Rita Wilson) и Том Хэнкс (Rita Wilson), Хелен Хант (Helen Hunt) и Стинг (Sting). Когда Том Форд покинул компанию Гуччи, он покинул и мир высокой моды.

 

источник: www.irstyle.com

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Вячеслав Зайцев

Официальный сайт: www.zaitsev.info

 

Вячеслав Зайцев - кутюрье, художник, поэт, президент Московского Дома Моды, член Союза художников РФ, заслуженный деятель искусств РФ, Лауреат Государственной премии, кавалер Ордена за "Заслуги перед отечеством", профессор, почётный гражданин Парижа и Иванова. Человек года в мире моды. На фестивале "Лучшие пять модельеров мира" в Японии коллекция Вячеслава Зайцева признана лучшей.

 

В 1956 году с отличием окончил Ивановский Химико-технологический техникум, получил квалификацию художника по росписи тканей. Позже окончил с отличием Московский Текстильный институт.

 

В1980 году выходят в свет две книги Зайцева: "Такая изменчивая мода", "Этот многоликий мир моды". А также Вячеслав Зайцев создаёт костюмы для участников Московской Олимпиады, за что награждён орденом "Знак Почёта".

 

Зайцев возглавил Дом Моды в 1982 году, а в 1988 году становится его избранным Президентом.

 

1991 год - получил заказ и создаёт новую форму для работников милиции. Присвоено звание "Заслуженный деятель искусств". 1994 год - впервые в России он проводит Конкурс молодых модельеров имени Н.Ломановой.

 

Возглавляет Конкурсы "Экзерсис" (преподавателей и учащихся швейных колледжей и лицеев), "Золотая игла" (российская ассоциация детских творческих Коллективов Моды), фестиваль "Бархатные сезоны в Сочи".

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Трудно сказать - все ли тут правда...но тем не менее - интересно:

ШАНЕЛЬ малоИЗВЕСТНАЯ

 

Эта статья, на мой взгляд, многим покажется интересной. Знаменитая Коко Шанель... Так ли много мы о ней знаем? Знаем ли мы о ее связях с гестапо? О развернутой ею антисемитской кампании?.. О ее любовнике-нацисте?

 

Стоит ли напоминать, что талант дал ей возможность понять раньше других, каким будет женский силуэт двадцатого века? Превозношениям ее заслуг нет числа. На этом фоне как-то теряется эпизод, который, по ее мнению, был оскорбительной ошибкой кучки безумцев, но в котором имелась та же логика, что во всей этой блистательной и отталкивающей жизни. Речь идет об аресте Шанель как врага своей страны, всего через две недели после освобождения Парижа от немцев.

 

…Страна и мир узнали о ней с 1911 года, когда Габриэль - по прозвищу Коко - добилась шумного успеха своими моделями дамских шляпок. В Грассе, считавшемся парфюмерной столицей Франции, она познакомилась с Э. Бо, отец которого служил в России при царском дворе. Биографы Коко не исключают, что именно у него она выведала секрет: 24 ингредиента, составлявших новый сорт духов. Не жалея времени на опыты, она добавляла к ним некоторые компоненты, пока в пятом пробном флаконе не оказалась нужная смесь. В 1921 году появились духи «Шанель № 5”, сделавшие ее владелицей огромного состояния.

 

Завоевывая свет, она тянулась к русской аристократии. Какие имена!.. Не осталось безответным с ее стороны чувство великого князя Дмитрия Павловича, высланного царем из Петрограда в начале 1917 года за участие в убийстве Распутина, и закончившего жизнь в эмиграции. Среди ее поклонников был композитор Игорь Стравинский. Хореографа и антрепренера Сергея Дягилева, получавшего от нее материальную поддержку, Коко называла своим учителем.

 

Мы допустили бы ошибку, если бы посчитали, что превозносимая ныне белая русская эмиграция вносила в мир высокой моды лишь утонченные манеры и творческие замыслы. Если не для всех, то для многих сторонников белой идеи падение империи, утрата прежних благ и привилегий, словом, все причиненное им зло связывалось, прежде всего, с «заговором» евреев. Этим, вновь востребованным настроем, продиктовано немало псевдоисторических сочинений в современной России.

 

Погружение в атмосферу антисемитизма не прошло для Коко бесследно.

 

В 1933 году в парижских киосках появился журнал «Темуэн», выходивший под редакцией некоего Поля Ириба, издававшийся на деньги Габриэль Шанель, его любовницы и горячей сторонницы. Журнал преподнес читателям целый фашизоидный букет: несчастную Францию, дескать, губят внутренние враги, разные «Самуэли» и «Леви», всевластная «жидо-масонская мафия» и, разумеется, «красный сброд». К числу врагов внешних относились: СССР, Англия и… Америка.

 

Новый роман Шанель, - на этот раз, с герцогом Вестминстерским, - не гармонировал с некоторыми ее фобиями, зато вполне оправдан был возможностями, которые открывало ее бизнесу сближение с английскими аристократами. Принц Уэльский, Уинстон Черчилль… Такие связи нужны для успешной карьеры, и они же, как показала жизнь, небесполезны на черный день.

 

Миф этой женщины слит с окружающим ее культом, а все вместе поддерживается устойчивой рыночной конъюнктурой. Очередная биография Коко может выйти с претензией на новизну, но это не значит, что автор отказывается от общепринятых «табу». Вначале издается на французском, а затем переводится в США книга: «Coco Chanel. Her Life, Her Secrets. By Marsel Haedrich”. Но к каким «ее секретам» приобщают читательскую массу? Характерное название одной из глав: «Молчание о немецкой оккупации». В беседе с биографом Коко уходит от разговора о причинах, побудивших ее осенью 1939 года, с началом войны, закрыть Дом моделей в Париже. Лишние подробности ни к чему. Вот образчик этого текста:

«Я думала, нет смысла продолжать делать платья», - нерешительно сказала она. Эти мрачные годы она провела так же, как всю оставшуюся жизнь, в одиночестве, думая только о себе, - то есть, о своем Доме. Один немец навестил ее на рю Камбон, и они говорили по-английски. Никогда она не называла его имени в наших беседах». И далее в этой книге: «Но правда заключалась в том, что война просто не интересовала ее». Правда заключалась в другом.

 

Если бы какой-то немец всего лишь «поговорил с ней однажды по-английски», то это вряд ли повлекло бы обвинение ее в интимных связях с оккупантами, что по понятиям того времени рассматривалось как «collaboration horisontale” (“горизонтальный коллаборационизм”). Возможно ли, чтобы поверили грязной клевете? Как назло, отыскалось по этому делу немало веских улик. Современная научная монография считает их достаточными, чтобы поставить имя Шанель в один ряд с именами других французских знаменитостей, например, актрисы Даниэль Даррье, обвиненных в предательском, демонстративном сожительстве с немецкими офицерами (Micael Curtis. Verdict on Vishy. NY, 2002, p. 257-258).

 

С 1933 года регулярно появлялся во Франции немец по прозвищу Шпатц (Воробей). Он числился атташе германского посольства, но со временем полностью сосредоточился на шпионаже. Сделав этого обаятельного светского господина своим любовником и доверенным лицом, Коко посвятила его в собственные деловые проблемы. Согласно контракту с компаньонами, братьями Вертхеймер, ей приходилось делить с ними немалые доходы. Но переход Парижа под эгиду III Рейха избавлял ее от необходимости терпеть надувательство этих евреев, к тому же сбежавших в США.

 

Как француженка - арийка, Шанель обратилась к оккупационным властям с просьбой аннулировать прежний контракт: ведь в новой Франции для еврейской фирмы нет места. При содействии Шпатца, истица заручилась поддержкой видных нацистов. Но не дремали и недруги - конкуренты. Выяснилось, что фирма давно уже перешла от евреев к другим владельцам, а те были не менее полноценными арийцами, чем сама Коко. Дело осложнялось…

 

Тем временем, общемировой горизонт затягивался тучами: блицкриг на Востоке потерпел неудачу. А вдруг Германия проиграет войну, - кто остановит врагов цивилизации и твердого порядка? В 1942 году ведомства Геббельса и Гиммлера бросили клич о защите объединенной Европы от варварских орд. Эта идея увлекла многих, включая и романтичных парижских кутюрье.

 

Немецкий майор Теодор Момм вошел в окружение Шанель с началом оккупации Парижа, по протекции своего друга юности Шпатца. Дружба с таким человеком была не только приятна, но и выгодна, потому что Момм «отвечал» за эксплуатацию французской текстильной промышленности.

 

Он способен был оказать и другие услуги, что обнаружилось при обсуждении плана поездки Шанель в Испанию. Там, имея полномочия от немцев, она могла бы встретиться с послом Великобритании Сэмюэлем Хором, которого знала лично. А через посла попытаться устроить себе встречу с Черчиллем, чтобы добиться его согласия на тайные англо-германские переговоры о сепаратном мире. Это дало бы возможность Рейху сосредоточить силы на борьбе против русских.

 

План устраивал Берлин, и через Момма до сведения Шанель доведены были инструкции. Главное имперское управление безопасности согласилось выдать ей командировочное удостоверение, - что означало переход Габриэль на положение агента Гестапо. Она должна была выехать в Испанию инкогнито. Операцию закодировал лично Вальтер Шелленберг, дав ей название «Модельхут» - «Модная шляпа».

 

Но выезд был отложен до получения согласия компаньонки, которую наметила взять с собой Коко. 17 октября 1943 года она отправила на фирменном бланке Дома моделей письмо в Рим на имя Веры Бейт: «Дорогая, мне стало грустно, оттого, что я не знаю, что с Вами… Я собираюсь снова взяться за работу и хочу, чтобы Вы приехали помочь мне». Письмо, вместе с букетом роз, доставил адресату немецкий офицер. Он услышал от Веры категорическое «нет». Утром 11 ноября та была заключена в женскую тюрьму и посажена в камеру с проститутками и уголовницами.

 

Какую агентурную ценность представляла для Шанель бывшая подруга-англичанка, ставшая женой итальянского офицера? Привлечь на свою сторону эту строптивицу значило использовать ее родственные связи с английской королевской семьей. Еще важнее было то, что Вера Бейт являлась близким другом Черчилля, и имелись считавшиеся достоверными сведения, что он любил ее. Так что операция строилась не на песке.

 

Оказавшись в безвыходном положении, арестованная сдалась, и тогда, в сопровождении немецкого офицера, она была доставлена из Рима в роскошный парижский отель «Ритц». Ей солгали, что визит в Мадрид необходим, чтобы возродить там «Дом Шанель». Но Габриэль почему-то запретила подруге всякие внешние контакты.

 

Оказавшись в столице Испании, Коко посчитала, что дальше скрывать истину от Веры не имеет смысла, и ввела ее в курс инструкций, полученных от Шелленберга. Не скрыв, что побывала на приеме у английского посла, Шанель поделилась своим успехом: Сэмюэль Хор принял от нее послание на имя Уинстона Черчилля и обещал доставить его адресату.

 

Но Габриэль допустила просчет. Она не поинтересовалась последними данными о Вере Бейт. Поэтому ей не было известно, что после падения Муссолини муж Веры дезертировал из итальянской армии и скрывался от нацистов. Оказывать какое-то содействие последним его жена не хотела. Поэтому, улучив момент, когда Коко отправилась на беседу с послом, Бейт вступила в контакт с сотрудником «Интеллидженс сервис».

Британские агенты, сразу оценившие важность этого разоблачения, осознали и некоторую двусмысленность создавшейся ситуации: затронуты были личные связи премьер-министра. Они запросили указаний из Лондона. Там посчитали, что нужно продолжить тщательное наблюдение за фигурантами. Тут произошло то, чего никто предвидеть не мог.

 

16 декабря 1943 года английский парламент был извещен о болезни Черчилля. Появление бюллетеней о состоянии его здоровья усиливало тревогу в обществе. Все встречи с участием Черчилля отменялись. Разошлись слухи, что положение его критическое.

Вскоре Шанель поняла, что оставаться в Мадриде бесполезно: к премьер-министру Англии, даже если он выживет, ее не допустят. Операция «Модная шляпа» закончилась явным провалом, надо возвращаться.

 

Тем не менее, Коко, отложив в сторону другие домашние заботы, на исходе 1943-го вновь отправилась в Берлин. Известно, что она дала подробный личный отчет Шелленбергу. Связывало ли ее с одним из руководителей Гестапо что-то, кроме «деловых интересов»? По этому поводу нет ничего, кроме предположений.

 

Здесь не место дискутировать, присутствовал ли некий «гуманитарный аспект» в том секретном плане, который пыталась осуществить Шанель. В беседах с Моммом, если верить его воспоминаниям, она настаивала, что всего лишь хотела поскорее прекратить войну. Но главари нацистов, которым служила Коко, искали тогда не мира, а возможности расколоть союзников, чтобы сохранить свой режим и воевать более эффективно.

 

Итак, весной 1945 ее взяли под стражу. Но уже через несколько часов французский «Комитет по чистке» отпустил задержанную, и она вернулась к себе в гостиницу «Ритц». Чьему высокому покровительству Коко была обязана приказом об освобождении, а тем самым и возможностью избежать суда? Это остается неизвестным до сих пор.

Первым побуждением Коко в освобожденной стране было устроить свой побег в Швейцарию, где хранилось ее большое состояние. Через два года было получено разрешение на въезд в США.

 

Главной опасностью, которая ей угрожала, был приближавшийся процесс Вальтера Шелленберга. Оставалось только гадать, кого затронут его показания. Военный преступник был приговорен к сравнительно легкому наказанию: шести годам заключения.

 

В апреле 1950 года Теодор Момм, бывший немецкий майор и долголетний друг Шанель, получил письмо из медицинской части нюренбергской тюрьмы: «Сударь, от всего сердца благодарю Вас за добрые поздравления к Рождеству, и, прежде всего, спасибо за то, что Вы передали мне поздравления от «Шляпы». Будьте любезны, передать ей мою особую благодарность».

Конечно, она заслуживала этих слов.

 

Освобожденный из тюрьмы летом 1951 года, Шелленберг нашел пристанище в Швейцарии, куда прибыл с поддельным паспортом. Он сразу известил Шанель, что не имеет средств, и она оказала ему денежную помощь. Когда его все-таки выдворили из Швейцарии, он переехал в Италию и поселился в доме, расходы по которому, свидетельствуют документы, несла все та же Коко. Естественно, - ведь теперь она опасалась его мемуаров.

 

Затем вынырнул из безвестности некто, сумевший проследить по каким-то источникам за связью, которую поддерживала Шанель с одним из бывших главарей Гестапо.

 

Из письма жены Шелленберга явствует, что шантажист потребовал за свое молчание крупную сумму. Габриэль, вернувшая себе и даже приумножившая былую популярность, выплатила ему деньги. Она хотела избежать возможности разоблачений, которые угрожали бы не столько ее благополучию, - она стала несметно богатой, - сколько всемирной славе.

 

Наконец, в 1952 году умер Шелленберг. Если бы затребовали свидетелей против нее, то самым опасным из живых оказался бы Теодор Момм. Но тот предпочитал молчать, а что до прошлого законодательницы высокой моды, то в нем уже предпочитали видеть только хорошее.

 

Прожила она до 1971 года, и, как принято писать, скончалась богатой и знаменитой. Немногие подозревали, что ее репутация не вполне безупречна. Но то, что впоследствии поведали рассекреченные архивы, она сама уже прочитать не могла.

Духи же «Шанель номер 5” пользуются неизменным спросом.

 

© Борис Клейн

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

В этой темке собраны биографии великих модельеров, но поскольку в последнем посте приведена история о Коко Шанель, подумала, что вот эти девять советов от Коко, придутся здесь кстати :):

 

1. «Роскошь должна быть удобной, иначе это не роскошь».

И повседневная, и вечерняя одежда от Шанель были удобными, не стесняющими движений. Невысокие каблуки, блузки без рукавов под жакетами, сумки на длинных ручках – все это, чтобы предоставить женщине комфорт. Коко никогда не создавала «моду для моды», комфорт ее клиентов был превыше всего.

 

2. Брюки делают женщину свободной.

Коко Шанель была первой, кто разработал, а затем, и надел женские брюки. Храбрость Коко были раскритикованы, и это неудивительно, ведь это было время корсетов и длинных юбок. Но прошлj не так много времени, как женщины одна за другой начали одевать брюки. Именно Коко Шанель мы должны благодарить за возможность носить столь удобную вещь. Коко любила носить укороченные брюки в сочетание с дорогими классическими свитерами.

 

3. Идеальная юбка должна закрывать колени.

Мадмуазель считала женские колени уродливыми, вследствие чего, она решила, что будет правильным скрывать их под одеждой. Шанель разрабатывала юбки для бизнес-леди, они были прямыми и невероятно изящными.

 

4. Носите маленькие черные платья.

Коко впервые представила маленькое черное платье в 1926, и вскоре это стал самый большой подарок всем женщинам мира. Она хотела создать платье, которое будет для дня и для ночи, будет сексуальным и в тоже время универсальным. Если прежде черный считался цветом траура, то благодаря Шанель он стал символом элегантности. Она предложила леди собственную модель классики, и они приняли это с радостью.

 

5. Жакеты должны быть мягкими.

В 1925 Шанель разработала свой первый мягкий жакет, который подчеркивал фигуру и не стеснял движений. Шанель предложила женщинам тонкий шелк, высокие проймы и узкие рукава. Все это сделало форму изящной.

 

6. Чем больше аксессуаров, тем лучше.

Коко любила аксессуары и носила их в большом количестве. Она умела объединять бижутерию с драгоценностями. Невозможно было увидеть Шанель без нитки жемчуга, цепочек из рубинов, изумрудов и полудрагоценных камней, миниатюрной брошки, берета или шляпки, которую она любила носить на бровях.

 

7. Элегантная обувь может быть двухцветной.

Коко предпочитала черно-белую расцветку, она обожала свои черно-белые туфли. Шанель считала, что такая обувь зрительно уменьшает женскую ступню и делает ее более сексуальной.

 

8. Сумки с длинной лямкой.

Коко считала их лучшими потому,что благодаря лямке руки остаются свободными. Шанель создала черный стеганый кошелек на цепочке, который отлично дополнял образ бизнес-леди. До сих пор эта модель сумок считается самой модной.

 

9. Духи важны также как одежда.

«У женщины, которая не пользуется духами, нет будущего» . В 1922 Шанель выпустила аромат, который свел миллионы женщин и мужчин с ума. Коко осталась верной своим принципам и для духов использовала квадратную бутылку, что было характерно для мужского парфюма.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

19 Август 2014 22:14

Топ 10 неизвестных фактов о Коко Шанель

 

Сегодня мир моды отмечает 131 годовщину со дня рождения легендарной основательницы дома Chanel.

Габриель Коко Шанель появилась на свет 19 августа 1883 года. Своей личностью и талантом она поразила весь мир и даже после смерти остается на устах у всех.

 

1. Коко Шанель настолько не нравилось ее детство, что однажды она решила просто взять и переписать себе биографию. Она вообразила себе большую семью из ласковых и заботливых тёть и отца. В реальной жизни она выросла в детдоме, после чего воспитывалась в монастыре.

 

2. Именно монахини научили Коко Шанель первым навыкам кроя и шитья.

 

3. В 1926 году было распространено сравнение популярности автомобильной компании Ford и маленького чорного платья Коко Шанель – это достижение!

 

4. Коко Шанель однажды поделилась тайной, что на ее модные творения очень влияли ее любовные увлечения. Влюбившись в русского – стили, в создаваемой Шанель одежде, имели русские мотивы. Роман с англичанином украшал ее образы уникальным, элегантным, английским шармом.

 

5. Эскизов модельер никогда не делала. Все творила в реальной жизни.

 

6. Шанель всегда сотрудничала с очень обеспеченными людьми, но говорила, что обсуждать с ними нечего. По этому, общалась она не с такими богатыми, но весьма творческими личностями.

 

7. Коко Шанель не отказывалась от бижутерии.

 

8. Знаменитая дизайнер одежды была ко всему еще и лунатиком.

 

9. Коко, к сожалению или к счастью, никогда не была официально замужем. У нее было много мужчин, которые своей страстью подогревали пыл Шанель, тем самым помогав ей творить.

 

10. Самый любимый запах модельера был Chanel No.5. Она очень любила, когда им пахло у нее на рабочем месте.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Скончался «отец американской моды» Оскар де ла Рента Как сообщает The New York Times, он умер 20 октября в своем доме в штате Коннектикут от осложнений онкологического заболевания. Эту информацию изданию подтвердила жена модельера Аннетт дела Рента

g19890190_4123fca066fdda89a90d399aeb3f58

Рак Оскару де ла Рента диагностировали в 2006 г. Несмотря на болезнь, модельер продолжал активно работать; с тех пор его бизнес вырос на 50% и достиг годовых продаж в $150 млн.

Он продолжал одевать звезд и в последний раз его имя звучало в контексте свадьбы Джорджа Клуни: де ла Рента создал платье невесты актера Амаль Аламуддин. В числе его клиенток были Джеки Кеннеди, Нэнси Рейган, Хиллари Клинтон и Мишель Обама, Жажа Габор, Сарра Джессика Паркер и Пенелопа Круз. Своего преемника в доме моды де ла Рента назначил только за несколько недель до смерти, сообщает the Wall Street Journal.

 

Оскар де ла Рента родился в Доминиканской республике в 1932 г. В 18 лет он покинул родину и отправился в Мадрид учиться рисовать. Вскоре он стал учеником дизайнера Кристобала Валенсиаги, затем работал в парижском доме Lanvin. В 1963 г. он перебрался в США, шесть лет спустя получил американское гражданство и запустил собственный бренд. В 1993-2002 гг. дизайнер шил одежду для Balmain, сообщает «Интерфакс».

 

WSJ называет Оскара де ла Ренту «отцом американской моды», любимцем знаменитостей, первых леди и светских львиц, а NY TImes отмечает, что он был последним из поколения дерзких законодателей моды и вкусов.

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

×