Jump to content
Форум - Замок
Sign in to follow this  
Алесь

Jeszcze Polska nie zginęła... О Польше.

Recommended Posts

«Абсурд, поразивший наши умы» - поляки о «распиле» Вислинской косы

Так польские противники перекопа Вислинской косы отреагировали на комментарий Министерства морского хозяйства Польши о том, что обоснованием строительства канала стало «вторжение России в Крым».

Активисты польского экологического движения «Лагерь для Вислинской косы» обнародовали ответ Министерства морского хозяйства Польши на запрос депутатов оппозиционной партии «Гражданская платформа», которые обеспокоены резким ростом стоимости строительства перекопа.

 

«Количество абсурда вроде обоснования планируемого перекопа – «вторжение России в Крым» - поразило наши умы, - говорится в сообщении экодвижения. – как и ложь,  «в результате консультаций с местными жителями программа была расширена такими элементами, как строительство искусственного острова». А заявление, «на сегодняшний день риск дальнейшего роста инвестиционных затрат невелик, однако на нынешнем этапе трудно предсказать, каким будет в конечном итоге состояние экономики страны и других экономик мира после отмены ограничений», - заставило болеть наши зубы».

 

EADaily уточняет, что в министерском письме говорится, что «после аннексии Россией Крыма в регионе резко изменилась геополитическая ситуация и приоритетами стали обеспечение общественной безопасности и охрана границ».

Share this post


Link to post
Share on other sites

Демократия: в Польше силовики отбирают транспорт у населения

 

Польские владельцы грузового автотранспорта стали получать уведомления о том, что они обязаны предоставить свои автомобили силовым службам. Связано это с введенным карантином в стране и мерами по предотвращению распространения COVID-19.

Данная информация стала известной благодаря одному жителю г. Белосток, который получил такое уведомление от мэрии города. В письме значилось, что полиция забирает один из его грузовиков. При этом власти заверили бизнесмена, что это не повлияет на его дела, поскольку это не единственная имеющаяся у него машина.

Казалось бы — абсурд.

Однако, согласно польскому законодательству, в этом нет ничего особенного, поскольку введенный карантин из-за коронавируса допускает ряд ограничений.

Среди них: введение запрета на выезд и выезд в определенных районах, закрытие учреждений и производств, ограничение по продаже на определенные виды товаров, направление на борьбу с эпидемией, предоставление гражданами для нужд армии или полиции личных помещений, земельных участков, транспортных средств, обязательные обследования.

Владельцев автотранспорта не информируют, для каких целей полиции или армии необходим его грузовик, и связано ли это с борьбой с коронавирусом.

Многих бизнесменов обеспокоило, что их техника может использоваться действующей властью в своих интересах — для организации и обеспечения предстоящих выборов.

С таким положением дел поляки не согласны, особенно с учетом того, что у силовиков достаточно своих автомобилей.

Напомним, что президентские выборы в Польше в 2020 году будут проводиться путем заочного голосования — через почту. Это решение будет применяться и во втором туре выборов. Такие меры приняты для обеспечения безопасности избирателей в период эпидемии.

Против проведения президентских выборов подобным образом выступили представители оппозиции, особенно учитывая то, что, судя по всему, правящая партия «Право и справедливость» намерена привлечь Войско Польское и полицию для их обеспечения и организации.

Такой подход, по мнению оппозиции, нарушает Конституцию Польши, в которой закреплен внеполитический статус армии.

Все говорит о том, что действующая власть пытается использовать введенное положение для продвижения своих политических интересов всеми доступными способами, в том числе и невозможными при обычной ситуации.

 

Николай Астровский, специально для «Русской Весны»

Share this post


Link to post
Share on other sites

Польша зря сложила все свои яйца в «американскую корзину», — эксперт

 

Глобальная пандемия коронавируса выявила недальновидность польской внешней политики, которая практически нацелена на то, чтобы подражать США.

В эпоху непопулярности идеи глобализации региональные альянсы станут более важными, а лишь обнажившиеся только что структурные проблемы США заставят их снизить свою международную активность, пишет на портале Krytyka Polityczna польский публицист Пётр Вуйчик.

«Сказать, что во время правления партии „Право и справедливость” Польша во внешней политике положила практически все яйца в одну корзину, ничего не сказать. Этой корзиной, в которой мы разместили все наши дипломатические активы, конечно, являются США.

Сложно переоценивать близкие и хорошие отношения с США, но в отношениях с гораздо более сильной страной легко потерять умеренность и превратить партнёрство в послушание. И это уже не особо хорошие отношения — хотя по-прежнему близкие», — рассуждает автор.

Существует множество доказательств тому, что Польша лишилась этого здравого смысла. Об отказе Польши от введения цифрового налога её граждане узнали из уст вице-президента США Майка Пенса. Более того, польские власти совершенно бессмысленно были втянуты в организацию антииранской конференции, которая нанесла непоправимый имиджевый ущерб.

И к тому же во время самого крупного экономического кризиса Польша и далее намеревается купить дорогие истребители F-35, в которых польская армия просто-напросто на настоящий момент не нуждается, объясняет журналист.

В статье автор также отмечает, что посол США в Варшаве Джорджетт Мосбахер просто насмехается над поляками, занимаясь обычной журналистикой в Twitter.

«Сложно сказать, по-прежнему ли она дипломат или уже комментатор Fox News. И США, и Польша ведут себя так, как будто экономический и политический успех страны на Висле зависит только от доброй воли Соединённых Штатов. И это вовсе не так», — негодует Пётр Вуйчик.

Он обращает внимание на то, что, хоть Соединённые Штаты являются очень близким политическим и военным партнёром Польши, по экономическим показателям они далеко не в лидерах. Импорт из США составляет 2,8% от всего польского импорта, а экспорт в США — 2,7% от всего экспорта. Величина польского экспорта в Венгрию почти равна показателям польского экспорта в США.

К примеру, для Польши Чешская Республика является более важным торговым партнёром, чем США. Два раза больше, чем в США, Польша экспортирует во Францию и в Нидерланды. Величина польского экспорта в Швецию и Испанию сравнима с экспортом в США.

А Германия является ключевым торговым партнёром Польши — 22,6% импорта, а экспорт достигает 28,2%. Инвестиции США в Польше тоже находятся на достаточно низком уровне и сравнимы с датскими инвестициями в польскую экономику, перечисляет автор.

Рассматривая отношения Польши с США, Пётр Вуйчик также обращает внимание на внутреннюю экономическую и социальную сторону американского партнёра. Задолго до пандемии коронавируса Соединённые Штаты уже не напоминали одну из самых богатых стран мира. За чертой относительной бедности уже 18% американцев жили в 2017 году, как в Румынии.

Страна также борется с волной убийств, имея один из самых высоких уровней показателей убийств в мире, тем самым она больше похожа на Южную Америку, чем на соседку Канаду. Кроме того, для такой богатой страны состояние здравоохранения в США крайне плохое.

Средняя продолжительность жизни в 2017 году составила всего 78,6 года. До начала эпидемии 27 млн американцев не имели медицинской страховки, а по оценкам экспертов уровень безработицы вскоре достигнет 20%, перечисляет автор.

Соединённые Штаты выделили огромные средства на борьбу с последствиями заморозки экономики из-за эпидемии COVID-19, и они, вероятно, справятся. Они по-прежнему являются чрезвычайно сильной и процветающей страной, а доллар выступает мировой резервной валютой, но это не меняет того факта, что им будет очень сложно, уверен публицист.

По его мнению, США будут стремиться улучшить свой торговый баланс путём эскалации таможенной войны. Они, вероятно, введут дополнительные пошлины, в том числе на европейские товары, а на польском экспорте это также отобьётся рикошетом. Если Европейский союз введёт ответные пошлины, это повлияет на спектр всей торговли между Польшей и США, и впоследствии Вашингтон станет для Варшавы ещё менее значимым торговым партнёром, объясняет автор.

США — важный экспортёр сырья, следовательно, нынешний спад на топливном рынке лишь усилит агрессию США в торговой войне. Более того, расширение военного присутствия в Центральной и Восточной Европе может столкнуться с огромным недовольством, тем более что в последние годы именно регион Юго-Восточной Азии стал ключевым для США, подчёркивает он.

В статье публицист объясняет, что экономические отношения Польши со странами её региона определённо ближе, чем с США.

«Теперь остаётся сделать так, чтобы наши политические отношения с ними соответствовали бы нашей экономической близости. Потому что мы ими пренебрегали в последние годы — особенно в Германии, Западной и Северной Европе. У нас с ними много общих интересов», — обращает внимание он.

Большая часть интересов Польши находится внутри ЕС, и она может найти союзников для каждого из них. Выдвигая собственные интеграционные предложения, Польша в состоянии укрепить свои позиции в ЕС в ближайшие годы, которые станут очень важными.

При этом, как отмечает автор, этот поворот не обязательно должен означать похолодание отношений с США. Речь идёт о чёткой смене приоритетов и отношения к партнёрам по ЕС и европейским институтам. «Вопрос состоит только в том, готовы ли в идеологическом плане польские власти к такому повороту во внешней политике?» — резюмирует на портале Krytyka Polityczna польский публицист Пётр Вуйчик.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Польские элиты в авторитарном порыве готовят захват Верховного суда

У правящей партии Польши появилась возможность окончательно получить контроль над Верховным судом, что стало возможным с отставкой Малгорзаты Герсдорф, шесть лет возглавлявшей орган.

Польские элиты в авторитарном порыве готовят захват Верховного суда

Об этом сообщает BBC.

Скандальная судебная реформа, продвигаемая партией «Право и справедливость» давно стала причиной споров между Варшавой и Брюсселем. Реформа, подорвавшая независимость судей, стала причиной того, что в отношении Польши даже ввели санкции.

Польские власти оправдывают изменения тем, что люди якобы были недовольны медлительностью и сложностью судебной системы. Тем не менее, нет никаких доказательств того, что процедуры стали более эффективными после четырех лет реформ.

 

Юрист аналитического центра «Форум гражданского развития» Патрик Вачовец в комментарии BBC отметил, что будущее независимого Верховного суда Польши теперь под вопросом.

«Действуя всегда слишком поздно и пытаясь участвовать в дебатах перед лицом вопиющих нарушений правопорядка, «новый» Верховный суд в конечном итоге разделит судьбу своего коллеги Конституционного трибунала — лояльного к правительству, враждебного к народу и не беспристрастного», — отметил Вачовец.

Ситуацию комментировала и сама Малгорзата Герсдорф. Отвечая на вопрос журналистов о том, является ли Польша авторитарным государством, Герсдорф ответила «Пока не уверена, но мы стремимся к этому».

Share this post


Link to post
Share on other sites

Президент Польши Анджей Дуда уходит в отставку, — СМИ

Президент Польши Анджей Дуда уходит в отставку, — СМИ | Русская весна

Правящая в Польше партия «Право и справедливость» всерьёз рассматривает возможность отставки действующего президента страны Анджея Дуды. Об этом сегодня сообщил портал Onet.pl, ссылаясь на три независимых источника сразу. Этот хитрый ход позволит польской верхушке избежать проблем, связанных с сомнительным голосованием 10 мая 2020 года.

По данным партийного инсайдера, этот план назван в правящей партии «атомным вариантом».

«Право и справедливость» считала его самым экстремальным решением, но оно, по всей видимости, и будет реализовано. По мнению партийных юристов, отставка действующего президента поможет решить многие проблемы, связанные с голосованием, назначенным 10 мая.

Напомним, на фоне эпидемии Польша решила провести выборы в онлайн-режиме: путем получения избирательного бюллетеня по обыкновенной почте и соответствующей отправки документа в адрес территориальных избиркомов.

В середине этой недели Сенат, где большинство из оппозиционной «ПиС» партии «Гражданская платформа», должен принять решение по заочному голосованию на президентских выборах. Многочисленные утечки в СМИ показывают, что сенаторы исключат возможность проведения выборов в следующее воскресенье.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Якуб Корейба: Польская элита боится не России, а потерять власть

Якуб Корейба: Польская элита боится не России, а потерять власть
© из архива Якуба Корейбы
Почему Стратегия национальной безопасности Польши, подписанная польским президентом Анджеем Дудой, утверждает наибольшей угрозой для страны Россию

- Якуб, вы же раньше, в прежних интервью, говорили, что Россия — это слабое, чуть ли не еле-еле дышащее на ладан государство, которое вот-вот на радость Западу загнется, и что ее такой слабой и дистрофичной воспринимают в Польше. Тогда непонятно, почему этот «слабак» стал главной угрозой безопасности «сильной» Польши, за спиной которой стоят Америка, НАТО и ЕС?

— Я бы все-таки предпочел с вашей стороны прямую цитату, так как инкриминированные вами мне слова не припомню, но давайте возьмем их в качестве рабочей гипотезы. Вы заставляете меня мечтать в ключе «если б я был Анджей Дуда…», а это совсем расходится с моей позицией, характером и стремлениями: я не политик, не чиновник и не дипломат.

Я говорю как профессиональный аналитик и политический консультант. Ну ладно, иногда как шоумен. Но если когда-нибудь стану частью процесса принятия каких-либо решений или хотя бы их пропагандистской огласки, то вы еще заскучаете по спокойным временам сдержанного стратегического аскетизма Анджея Дуды и остальных качистов (сторонников политики братьев Качиньских. — Ред.). Вот методологическая заметка, но вы же хотите обсуждать Стратегию, а не мои слова и взгляды.

Этот документ нужно воспринимать в узко бюрократическом смысле, а не широко — в политическом, как выдержанное в канонах канцеляристской политкорректности отражение взглядов на окружающий мир определенного сегмента польской политической элиты — Анджея Дуды и его приближенных, а не как большой план изменить стратегические рамки существования страны в геополитическом окружении. Никто ни к какому конфликту не готовится, и вообще никто не собирается что-либо делать.

Ведь что из указанного в документе в качестве угрозы можно изменить, на что можно повлиять? Все перечисленное повторяет привычные мантры и производит впечатление грешника-рецидивиста, который каждый раз исповедуется о тех же грехах, усердно обещая их исправить. Если с точки зрения интересов польского государства российская угроза существует уже столько лет и в настоящий момент усиливается, то надо работать над ее нейтрализацией, иначе государство начинает выглядеть несерьезно.

Как врач, который выглянул через дверь, диагностировал у пациента кровотечение из оторванной ноги и тут же вернулся в дежурную продолжать пить чай с медсестрами. А если политика России — это не угроза (лично я считаю, что это шанс, но мы говорим не про мои взгляды), то надо найти другие термины для ее описания и начать извлекать из нее пользу. Ведь для описания политики Германии или США мы нашли другие термины, хотя ее суть не изменилась — изменился наш подход.

Естественно, что никакой по-настоящему «стратегической» концепции у Польши нет, так как в нынешних условиях страна не в состоянии повлиять на политические факторы международной жизни на стратегическом уровне: они определены великими державами, и, судя по опыту последних лет, ни одна из них не хочет их менять. Вот даже Россия на Украине ведет себя на удивление осторожно и, похоже, в ходе конкуренции с Западом за эту страну выбирает инерционный сценарий и не готова первой переходить к фазе активный действий.

Тем более сложно поверить, что Россия будет вкладывать существенные силы и средства в изменение расклада сил на более уязвимых для Запада участках, например в Польше. Россия потеряла Польшу, и отдать ей ее могут только США и Германия. У Польши на сегодняшний день двойная системная гарантия пребывания в зоне влияния, свободной от руки Кремля, и для того, чтобы довести наших западных патронов до состояния готовности на вторую Ялту, надо было бы очень сильно постараться. Мы не такой плохой ребенок, чтобы американский папа и немецкая мама выкинули нас из западной семьи и отдали в русский детдом.

Так вот, если хотите понять значение «российской угрозы» в этом документе и вообще ее место внутри нарратива польской власти, посмотрите на мир глазами польских политиков: в Польше любой Анджей Дуда чувствует себя Юзефом Пилсудским, в собственных глазах уже сидит, закрутив усы, на Каштанке (лошадь маршала) и с булавой в руках командует бравыми легионерами, отражающими наступление Красной армии под Варшавой.

Вспомните, как Коморовский радовался возможности пожить в Бельведере и с какой энергией нашел и реставрировал "кадиллак" Пилсудского. Так вот: если у вас на груди шарф ордена Белого орла, у вас Бельведер, "кадиллак", замок на Висле и дача в Юрате, то в дополнение к картине у вас обязательно должна быть победа над Россией. Иначе какой из вас Пилсудский? Вам бы не хотелось? А мне бы тоже хотелось. Так уж у нас, поляков, устроены мозги, архетипы мужского поведения в политике, мысленные схемы и критерии успешности в жизни, так работает исторический фильтр восприятия самого себя.

Поэтому если бы российской угрозы не было, то надо было бы ее придумать, а если ее реально нет, то никто об этом не должен знать, потому что иначе ответ на вопрос о том, что у современной Польши есть больше российской угрозы, будет выглядеть совсем печально. А большое, великое обязательно должно быть, как в личном, так и в национальном плане.

Ведь в случае если перед страной не стоит никаких эпохальных задач, думают чиновники, ваша должность, слова и действия, борьба за власть и вообще работа государственных структур утрачивают свой смысл. Всем политикам хочется достичь чего-то великого, вписаться в историю страны, подчеркнуть свою важность — это естественное стремление, универсально работающее во всех странах мира. Это элементарный психологический механизм: покажите мне своих врагов, а я покажу вам, кто вы: если вы враг России, то, значит, вы кто-то серьезный и влиятельный. Поэтому Польша будет навязывать России свою вражду.

Тем более что риски минимальные: из нынешней структуры и динамики международных отношений в регионе четко следует, что большого конфликта не будет, что державы, включая Россию, его не хотят, и такая риторика допускается и даже (по разным причинам) приветствуется как кураторами, так и — парадоксально — противником. Но еще раз повторю основную причину: быть средним государством не может стать целью жизни, смыслом существования, а борьба с великой Россией — может.

Поэтому, пока великие державы не решат перекроить Восточную Европу, российская тематика будет эксплуатироваться в конфронтационном ключе: польская политическая элита не испытывает никакой личной, групповой или национальной мотивации стремиться к хорошим отношениям с РФ, не видит от них никакой потенциальной выгоды. А вот на конфликтной риторике можно довольно эффективно консолидировать общество, мотивировать союзников и пытаться приобретать сателлитов, тут есть вполне ощутимые бонусы. Поэтому не отказывайте польским политикам в рациональности: в существующих условиях быть дежурным врагом России — это совершенно разумная стратегия.

- Все-таки почему польская элита так боится России? Какую угрозу Россия несет, по их мнению, Польше: угрозу раздела (тогда с кем и на какие части?), угрозу насаждения социализма с коммунизмом или того, что русские среди поляков-католиков будут насаждать православную веру? Не кажется ли вам, что польские страхи перед «русской угрозой» — это обычная конспирология, за которой ничего не стоит?

— Польская элита боится не Россию, а потерять власть. Это закономерно — любая элита этим страдает, и чем дольше она у власти, чем плотнее изолирована от обычной жизни, тем легче стимулировать в ней разного рода фобии. Спросите у Качиньского, когда он последний раз ходил в магазин или сидел в парке на скамейке. Скорее всего, в глубоких 90-х, если не раньше. Это реально имеет отношение к взглядам на мировую политику и содержание стратегии безопасности, это так называемый фактор личностного опыта в политике. Поэтому политиков надо менять часто и безжалостно.

Я не думаю, что российская угроза имеет характер, который можно описывать с помощью каких либо физических параметров: ни вооруженное нападение, ни оккупация польской территории не имеют никакой разумной цели. То есть, Россия может легко выиграть войну с Польшей, но тут же встает вопрос: зачем?

Приоритеты российской политики на западном направлении имеют традиционный характер и не меняются независимо от внутренней ситуации в стране. Как царская Россия, так и большевистская, и современная действуют в подобном ключе, добиваясь тех же стратегических целей: диктат географии пока неспособен переломить никто. Данные цели — это, во-первых, создание собственной зоны влияния в Восточной Европе (внешняя империя) и санитарного кордона (буферной зоны) в Центральной Европе.

Первая у нее есть, но вторую она утратила в 1989—1991 годах. Именно тогда Польша, первый раз с середины XVIII века (с перерывом на 20 лет в XX веке) оказалась вне российской зоны влияния, русский фактор перестал играть роль не только в нашей внешней, но и внутренней политике. Вы можете этого не понять, посчитав банальным и даже пошлым, но с точки зрения польской политической элиты, которая чувствует себя ответственной за судьбу страны, это огромное достижение, которое нужно всеми силами защищать. Для вас все это просто красивые рассказы, игра престолов, цветные линии на карте и ничего не говорящие экзотические названия местностей, а для нас это несколько поколений сломанных судеб и трагедии близких людей.

Хотя мы говорим на похожих языках и читаем одну и ту же литературу, я не думаю, что вы, русские, ментально способны понять наш способ восприятия международной политики, почувствовать наши эмоции и вдуматься в наши мысли. В этом плане у нас полярно разный исторический опыт, и не думаю, что существует общий знаменатель. Мы так долго не можем его найти, нащупать общую точку зрения, примириться, что пора уже констатировать, что его нет.

Один пример из множества: Россия — это страна, которая никогда в своей истории не утратила суверенитет, никогда не исчезла с карты мира. В Европе есть только две такие страны — вы и Великобритания. Уже сам этот факт формирует ваше сознание таким образом, что понять опасения поляков просто невозможно. Мы иногда, особенно в кругах интеллигенции, пытаемся об этом разговаривать, но это все равно всегда диалог кнута с задницей.

Вот с американцами или британцами у вас отлично получается, вы думаете похожими категориями. А с нами нет. И кстати, сами в этом виноваты: если бы не ликвидировали польское государство в конце XVIII века, у нас не было бы такой травмы, не было бы почвы для обвинении русских во всем, даже в том, чего они не совершали и не собирались совершать. А если вы смоделировали историю Польши так, а не иначе, то придется возиться с нашими фобиями и стереотипами.

Россия — это такая страна, которая сама создает своих соседей, как в географическом, так и в ментальном плане. Если мы, грузины, литовцы или украинцы такие, как мы есть, то это потому, что вы нас такими создали. Подумайте: каким за последнее 300 лет было влияние всего польского на Россию? А каким влияние всего русского на Польшу и поляков? Огромным. До такой степени, что, на мой взгляд, можно сказать, что мы неспособны смотреть на международную политику иначе, чем через призму нашего опыта с вами. За все это время у нас сформировалось стремление в каждом плохом человеке видеть русского, а в каждом хорошем (в политическом да и бытовом смысле) — антирусского. Вдумайтесь в эту фразу, и тогда поймете многие вещи в поведении нашей политической элиты и в том числе ее, на первый взгляд, противоестественное отношение к необандеровским политикам на Украине.

Это факты, с которыми России нужно считаться, если она хочет как-то иметь дело с Польшей. Чтобы ментально перестроить Польшу и поляков у России есть только два варианта: либо устроить сто Катыней (физически устранить всю элиту), либо позволить нам прожить спокойно сто лет. Тупик. Все это сложно, поэтому и никто в России не хочет заниматься Польшей: многие российские политики говорят о том, что Польшу нужно просто игнорировать, делать вид, что ее нет, что пытаться договариваться о чем-либо, это пустая трата времени. Да и не только политики, даже люди, которые по должности обязаны развивать эти отношения, переполнены понурым фатализмом и обескураженной печалью. Я видел их в глазах российских послов в Варшаве, с которыми несколько раз имел честь поужинать.

- Зачем Польша «кормит» «жирными» заказами военно-промышленный комплекс США? Зачем вам ракетные системы HIMARS, системы ПВО Patriot и истребители F-35? Вы на полном серьезе думаете, что Россия на вас нападет?

— Согласен с вами — это плохая инвестиция. Притом, что считаю, что Польша должна иметь большую, сильную и хорошо оснащенную армию. Есть логика военно-стратегическая, есть логика политическая и есть торгово-экономическая. Наша власть пытается всё это соединить, а это, с учетом геополитического положения Польши, просто невозможно.

Власть делает ставку на США в надежде на то, что они когда-то сочтут нас своим союзником (не на словах, конечно, слова в международных отношениях не имеют никакой практической ценности), дадут настоящие гарантии безопасности и ярлык на владение Восточной Европой. Надеются, что удастся купить американскую страховку и тем самим обеспечить будущее страны. Поэтому и покупают, и это хорошо: это очень неплохое современное оружие, которое и так нужно польской армии. Но дело в том, что стратегические задачи в смысле обеспечения безопасности страны оно не решает.

Реза Пехлеви, Нгуен Ван Тхьеу и Хамид Карзай тоже покупали, и им это не очень помогло: все равно сила геополитических обстоятельств оказалась больше, чем мнимая лояльность Америки. У Америки вообще нет никакой лояльности, кроме как к своим гражданам и своим интересам.

А теперь скажу вещь, за которую меня точно выпорют в польской прессе и соцсетях больше, чем за недавнее возложение цветов у памятника советско-польскому братству по оружию в Рязани (по инициативе депутата Думы от ЛДПР): я вообще считаю ставку на союз с США ошибочной и советовал бы польскому правительству опереться на Германию. Я считаю, что Польше нужно стать стратегическим подрядчиком не Вашингтона, а Берлина.

Ведь у Вашингтона в Центральной и Восточной Европе нет по-настоящему стратегических интересов: для них это третьей степени значения задворок подворотни, которую они используют для тестирования отвлекающих маневров в отношении даже не потенциального противника, а государства, которое они хотят принудить к союзу, — я утверждаю и буду утверждать, что именно так они смотрят на Россию в контексте неминуемо надвигающегося конфликта с Китаем.

А вот у Германии они есть. Германия политически, экономически и стратегически без Восточной Европы не может существовать как держава, посмотрите хотя бы на основные торговые показатели. То есть: держать Москву подальше от Варшавы в прямых, жизненно важных интересах Берлина.

Посмотрите на ситуацию глазами военных обеих стран: по историческим и психологическим причинам (к которым добавляются и другие, связанные, например, с этническим и культурным составом немецких призывников) ФРГ не готова создавать и поддерживать большую армию, которая необходима для того, чтобы Германия вытеснила Россию и США из Европы, смогла самостоятельно предоставить гарантии безопасности другим странам вокруг себя и вернула себе позицию регионального гегемона от Рейна до… Буга, Днепра или Волги, кто их там знает докуда, но мысль понятна и четко прослеживается в действиях Берлина (но не в его высказываниях, говорить про это громко — запрещено).

В такой ситуации есть только один выход: взять себе Польшу в качестве вице-канцлера немецкой Европы, отдав Варшаве в аутсорсинг военную составляющую. Никто в Бундестаге не проголосует за увеличение военного бюджета до 2% ВВП. Но за очень льготные (по типу тех, что Россия предоставляет Беларуси) кредиты Польше на мегашопинг в немецких оружейных фабриках — вполне. Это и рабочие места, и рост экономики, и можно в НАТО отчитаться о доведении расходов на оборону до требуемого уровня, и новые технологии, и союзникам приятно, и стратегические проблемы решены, и Польша в кармане, и США тихонько теряют влияние, и Москва два раза подумает, прежде чем что-то делать, вообще идеальная формула.

Перспективы такого союза не ограничены: Польша может купить у Германии столько танков, подлодок и истребителей, сколько Берлин будет готов продать. Вот мы в прошлом году, первый раз за послевоенную историю, начали развертывание танковой дивизии восточнее Вислы: это десятки миллиардов военного заказа. А таких дивизий нужно еще несколько. И ВВС, не говоря уже о ракетных войсках и ВМС, которые нужно не то что переоснащать, но фактически укомплектовать заново. И все это можно бы сделать не в рамках бесполезного подлиза Америке, а в рамках прочного и долговременного союза с Германией. Но это, к сожалению, авторская концепция, которая пока по психологическим причинам неприемлема для польской политической элиты.

- Глава оборонного ведомства Мариуш Блащак заявил, что «польские солдаты противостоят киберугрозе — мы создали кибервойска». Русские хакеры что, тоже собираются напасть на Польшу? Тоже хотят поставить своего президента, как "поставили" Трампа в Америке?

— Если у русских хакеров такая громкая и прочная репутация, то значит, они ее как-то заслужили. Это логично: если бы я принимал в Кремле решения, куда вкладывать деньги, чтобы догнать и перегнать конкурентов, то киберсфера стояла бы на первом месте: это именно то пространство, в которым Россия может успешно наверстать упущенное в других местах и выйти на уровень передовой державы.

Поэтому любая страна, тем более соседская, должна учиться жить рядом с российской кибердержавой. Тем более, что на понимание силы нового оружия накладываются присутствующие у польской политической элиты традиционные клише восприятия России как склонной к осмысленному и неосмысленному применению силы. Для них Россия с кибероружием — это, как метафорично сказал великий поэт и певец Войцех Млынарский, «хромая обезьяна на катке на тупых одолженных коньках с бритвой в руках». 

Это не обязательно подготовка к войне: существование польских кибернетических подразделений — это как раз гарантия того, что войны не будет, что для потенциального агрессора ее эффективность будет низкой, а стоимость — высокой. Но будут битвы: очень наивно полагать, что, имея в руках такой мощный инструмент, государства, и в том числе Россия, устоят перед соблазном его использовать. Варшава это понимает и не хочет стать для России кибер-Хиросимой, местом пробного использования возможностей нового оружия, которое, судя по всему, в XXI веке станет основным инструментом выигрывания конфликтов и вообще выяснения отношений между государствами. И не только государствами, так как технические возможности использовать кибернетическое оружие есть также и у негосударственных акторов, что создает потенциально очень опасную ситуацию возможности возникновения хаотичной войны всех против всех по типу феодальных конфликтов в Средневековье.

Поэтому киберзащита нужна не только каждой стране, но и каждой компании, дому, семье. Вы подумайте про количество времени, которое вы проводите в киберпространстве, количество денег, которое в нем тратите, важность дел, которые в нем решаете. Они растут с каждым годом и превращают киберпространство в воистину четвертое измерение реальности. А как учили Эльвин и Хайди Тоффлеры, в каждой эпохе средствам конструкции соответствуют средства деструкции. Надо быть непоправимым идеалистом, чтобы полагать, что киберпространство останется резервацией хороших людей, а плохие не будут иметь к нему доступа. Поэтому наличие кибервойск — это не только и не столько про международные отношения в смысле отношении между государствами, это про очень непонятное и потенциально неприятное новое устройство будущего мира, которое стихийно возникает на наших с вами глазах.

- Почему в документе никак не упомянута Белоруссия, хотя упомянуты Украина и Грузия, а ведь польско-белорусская граница составляет 400 км?

— В мире есть известное правило, которое гласит, что количество разговоров — обратно пропорциональное количеству действий. Вы, наверное, неоднократно встречали мужчин, которые постоянно обсуждают собственные успехи с женщинами — это, как правило, те, у которых в реальной жизни все очень скромно и убого. Так и Польша с Белоруссией: чем больше делает, тем меньше об этом говорит. Я думаю, что результаты мы увидим уже совсем скоро.

Беларусь — это любимая любовница Европы, но законный муж, которому она присягала на верность, обязательно не должен об этом знать.

Но есть и другое объяснение — в Польше настолько разочарованы украинским постмайданным опытом, настолько напуганы последствиями приоткрытия в 2014 году постсоветского ящика Пандоры, что просто решили не трогать Беларусь. Возможно, есть понимание, что ситуация внутри этой страны и в ее отношениях с РФ настолько хрупкая, что лучше не добавлять пара в котел, который близок к взрыву.

Внутри польской политической элиты нет консенсуса на предмет политической линии в отношении Минска — пока идет подковерная борьба между максималистами-прометеевцами и минималистами-прагматиками.

Первые считают, что в международных отношениях нет никаких абсолютных величин и все познается в сравнении — если мы что-то потеряем, то наши противники все равно потеряют больше: любой кризис, отвлекающий Москву на собственные внутреннее проблемы, создает люфт для того, чтобы запустить в российской зоне влияния процессы эрозии.

А вот вторые считают, что силы и средства надо вкладывать в собственную страну и никакие токсичные активы (или скорее пассивы, как в случае с Украиной) Польше не нужны, особенно в кризис. Я не хочу называть конкретные фамилии, потому что, как в случае моих прежних статей, поднимется вой и угрозы, но знаю позиции основных протагонистов, расклад сил и могу себе представить, как внутри польского политического истеблишмента проходят дискуссии на белорусские темы. Президентские чиновники и сам Анджей Дуда точно не являются решающим органом в этом процессе и поэтому не хотели выбегать перед строем, что и отразилось в тексте Стратегии полным отсутствием этой важнейшей для Польши страны.

Формально Беларусь не упоминается, потому что, в отличие от Грузии и Украины, Россия на нее пока еще не напала, то есть не присутствует на территориях, которые она считает своими. А части, в которых они упоминаются, — именно про угрозы, про действия России, которые воспринимаются как элементы деструкции международного порядка в регионе.

Страны постсоветского пространства вообще в этом документе фигурируют исключительно как функция российской политики, а не как самостоятельные игроки с собственными интересами, и в этом я вижу его основную ущербность. А может, все наоборот, может, авторы Стратегии видят ситуацию четче, чем я, и увидели то, что я все еще отказываюсь принять: то, что у постсоветских стран нет собственных интересов, что их общества не смогли породить элиту, способную их сформулировать и воплотить в жизнь?

Вопрос особо острым образом стоит в случае Украины, в которой по мере наращивания исторического опыта становится ясно, что она не способна к эффективному самоуправлению. Складывается впечатление, что украинская политическая элита в глубине жаждет российского доминирования в качестве индульгенции собственной бездарности: даже не ошибок и недоработок (чтобы их совершать, надо что-то делать), а просто как фактора, с помощью которого они смогли бы объяснить самим себе и всем вокруг, почему они не хотят сделать для этой страны и ее людей ничего хорошего.

Даже не пытаются и тем самим создают впечатление, что сидят в президентских, министерских и депутатских креслах в качестве наказания. Чтобы было понятно: с точки зрения интересов Польши, я не считаю русскую Украину чем-то хорошим, но драма в том, что украинская Украина-то и не показывает никакого результата. Они до сих пор хотят работать по-русски, а получать по-немецки, воровать по-восточному, а жить по-западному. И чтобы Европа прикрывала все это панъевропейской фразеологией.

К сожалению, для многих такая ситуация приводит к тому, что многие как внутри Украины, так и за ее пределами начинают смотреть на российское доминирование как на что-то не самое плохое и с точки зрения обычных людей более «нормальное», чем нынешняя ситуация. Я понимаю весь масштаб действий российского фактора над Днепром, но в случае современной Украины подтверждаются слова Довлатова: «ад — это мы сами».

- Почему, прописывая свою оборонную стратегию, Польша идет в фарватере Америки, которая считает, что угроза ей исходит от России и Китая?

— Чтобы войти в положение авторов польской стратегии безопасности, попробуйте осмыслить такую метафору: вы постоянно мечтаете о длинноногой голубоглазой блондинке из фольклорного ансамбля и постоянно просыпаетесь рядом с мускулистым чернокожим сержантом рейнджеров. Такое у нас геополитическое положение, что мечты не сходятся с реальностью, а амбиции с силами. Как сказал бы великий тренер Казимеж Гурский: играем так, как противник позволяет. Какие еще доступные фарватеры вы видите для страны в положении Польши? Из всех возможных для нас держав, чьими сателлитами можно быть, США — это самый разумный вариант. Говорю "возможным" и по внешним, и по внутренним причинам, как в случае отказа нашего общества и политической элиты обсуждать немецкую опцию.

В ответ на ваш вопрос я могу привести множество политических, стратегических, экономических, культурных и других причин, но это неинтересно — я это делал уже много раз. Мы с вами сейчас не на телешоу, где у меня есть (буквально) пять секунд, чтобы сказать десять слов и во всем этом попытаться поместить какую-либо мысль. Я думаю, тут есть одна архипричина, мать всех остальных факторов, которая имеет психологический или, если хотите, духовный характер.

Мы просто за 300 лет отсутствия суверенного государства отучились быть хозяевами. Мы не умеем самостоятельно принимать решения с полным пониманием необходимости брать за них полноту ответственности, мы все время ждем какую-то гарантию, покровительство, отмашку, одобрение. Это огромный успех царской и советской социотехники в работе с поляками: вы реально достигли того результата, что наша политическая элита не умеет делать внешнюю политику. Это не то, что у нас совсем рабский менталитет или полное политическое невежество, — в мире есть примеры гораздо худших обществ, даже совсем рядом. То есть, поймите меня правильно: я бы ни с кем не хотел поменяться на страну, гражданство, культуру или историю, но когда Сикорский говорит, что мы во внешней политике, пардон, «отсасываем» американцам, то в этом, к моему огромному сожалению, что-то есть.

Это не какой-то порок, многие страны и народы проходили через такие периоды. С точки зрения польской истории, это, скорее всего, закономерно и неизбежно. Такие внешние и внутренние условия, в которых приходится работать. И это основная причина, по которой я не пошел и не пойду на государственную службу: политика моего правительства ниже моего достоинства. Потомок кресовых помещиков не будет делать такие вещи, не может и не умеет, я бы просто не выдержал психически — мне хватило стажировки в МИД и потом в посольстве — сейчас имею возможность понаблюдать за знакомыми, которые пошли в политику и в чиновники, и это только подтверждает мой опыт.

Но, как говорил маршал Пилсудский полковнику Костек-Бернацкому, начальнику Брестской крепости (в которой держали коммунистов, бандеровцев и других врагов режима), дерьмо для родины тоже кто-то должен возить. Так что, возможно, людям, которые на нынешнем этапе обслуживают наши отношения с американцами, надо быть благодарным, что весь этот процесс они взяли на себя. Я бы не смог. А они смогли.

У меня нет простого ответа на ваш вопрос в смысле того, когда мы научимся смотреть на Америку с точки зрения наших, а не ее интересов — я не знаю, когда нынешний период истории закончится и с каким результатом, но надеюсь, что доживу до того момента, в котором Польша выдаст из себя новую элиту, политический класс, который сможет определить и реализовать внешние приоритеты страны. Как вы понимаете, это будет очень сложно сделать, так как это не лежит в интересах ни одной из великих держав.

Компрадорская псевдоэлита без морального позвоночника устраивает всех желающих держать Польшу в состоянии недостраны. Могу сказать по опыту личного наблюдения: лучше всего в коридорах брюссельской бюрократии чувствуют себя дети и внуки цековских партработников: это те самые рефлексы, такое же мышление. Опять не буду называть фамилии, а то вновь припишут мне все порочные склонности.

У нас просто очень давно не было своего государства, и мы не привыкли о нем заботиться: это, как мне рассказывали знакомые из Вроцлава, что до 70-х годов никто там ничего не чинил, не ремонтировал и не убирал, потому что все чувствовали себе не совсем у себя: думали, что в любой момент могут вернуться немцы, и тогда весь труд пойдет не то что впустую, а на пользу врагу. Вот так мы и живем: в вечном страхе перед тем, что у нас отберут государство. Поэтому и налоги не платим, и по газонам разъезжаем, мусор в лес выбрасываем и на выборы не ходим. Я могу сколько угодно возмущаться уровнем польской политической элиты, но это же эманация общества: всех этих, как сказал бы Тувим, «страшных мещан» кто-то рожал, воспитывал и давал пример. Возможно, они не умеют думать про Америку иначе, возможно — не хотят.

Share this post


Link to post
Share on other sites

«Скажи мне, кто твой враг, и я скажу, кто ты»: Корейба объяснил, зачем Польша «навязывает» РФ свою вражду

«Скажи мне, кто твой враг, и я скажу, кто ты»: Корейба объяснил, зачем Польша «навязывает» РФ свою вражду
© из архива Якуба Корейбы
Политолог Якуб Корейба объяснил, почему Польше выгодно придумывать российскую угрозу, если таковой нет. Он рассказал об этом в интервью изданию Украина.ру 15 мая

 

 
Ранее президент Польши Анджей Дуда подписал новую версию Стратегии национальной безопасности страны, в которой заявляется, что Россия — агрессивный игрок, угрожающий безопасности польского государства.

 

По словам Корейбы, этот документ нужно воспринимать в узко бюрократическом смысле, а не широко политическом. Он отметил, что с точки зрения интересов Польши российская угроза существует уже много лет и продолжает усиливаться.

«Поэтому если бы российской угрозы не было, то надо было бы ее придумать, а если ее реально нет, то никто об этом не должен знать, потому что иначе ответ на вопрос о том, что у современной Польши есть больше российской угрозы, будет выглядеть совсем печально. А большое великое обязательно должно быть, как в личном, так и в национальном плане», — сказал эксперт.

Он уточнил, что это элементарный психологический механизм: «покажите мне своих врагов, а я покажу вам, кто вы», то есть если вы враг России, значит, вы кто-то серьезный и влиятельный. Поэтому, по словам политолога, Польша и впредь «будет навязывать России свою вражду».

Share this post


Link to post
Share on other sites

Польский генерал грубо выругался, сравнивая свои танки с российскими

 

Польша отстала в модернизации собственных танковых войск, в стране нет соответствующего потенциала, чего нельзя сказать о России.

Такое мнение, как сообщает издание Kresy, высказал бывший командующий сухопутными войсками Польши генерал Вальдемар Скшипчак.

«То, что у нас (в Польше — прим.ред.) называется модернизацией, — это, по сути, „припудривание фекальных масс“ (в оригинале использовано грубое ругательство — прим. ред), как когда-то говорил генерал Бук. Это никакая не модернизация!», — заявил генерал.

По его словам, Россия «прекрасно справилась со своей задачей» и до конца 2020 года получит более 120 обновленных танков T-72Б3M. Польша же до сих пор не может преодолеть отсталость своих бронетанковых войск и «уже 30 лет топчется на одном месте».

Принятые Россией решения по модернизации танковых войск Скшипчак назвал «эффективными», страна делает все для того, чтобы усилить даже те стороны своего танка, которые и до этого казались мощными.

В качестве альтернативной меры он предложил собирать в Польше американские «Абрамсы». По мнению генерала, Варшаве необходимо 450 — 550 танков.

Т-72 начали производить еще в 1972 году. Машину неоднократно совершенствовали и модернизировали. Т-72Б3 М получил новый двигатель, мощность которого составляет 1130 лошадиных сил. Танк оснастили новым 125-мм орудием с улучшенной баллистикой и ресурсом, прицелом «Сосна-У», цифровым баллистическим вычислителем и панорамным прицелом, установленном на рабочем месте командира машины. Также была усилена защита танка. На него установили решетчатые экраны, защищающие от кумулятивных боеприпасов, и динамическую защиту «Реликт».

Share this post


Link to post
Share on other sites

Польша в шоке от перспективы стать финансовым донором ЕС

Агентство Bloomberg и немецкий Европейский центр экономических исследований отдельно друг от друга представили расчеты, согласно которым Варшаве придется стать донором восстановления экономики стран Южной Европы.

Польша в шоке от перспективы стать финансовым донором ЕС

Как сообщило ИА REGNUM, после того как Bloomberg и немецкий Европейский центр экономических исследований заявили, что Польша может стать вторым после Германии донором фонда реконструкции ЕС, в Варшаве забеспокоились.

«Не очень-то хотят поляки помогать пострадавшим от пандемии коронавируса странам Южной Европы», — замечают авторы ТГ-канала Русский Демиург.

Идее создания специального стабфонда, высказанной представителями Германии и Франции в Польше не обрадовались, новость взбудоражила не только политиков но и всё польское общество. Подобная реакция не удивила российского сенатора Алексея Пушкова.

«Польша — донор? Никогда в этом замечена не была», — написал Пушков.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Политтехнолог Шпир: В Польше прекрасно осознают возможности западно-украинцев раскачивать любую лодку

Политтехнолог Шпир: В Польше прекрасно осознают возможности западно-украинцев раскачивать любую лодку
© Facebook, Михаил Шпир
В заочной дискуссии с Якубом Корейбой уроженец Ивано-Франковска политтехнолог Михаил Шпир призывает не мифологизировать образ Польши и не преувеличивать её реальное влияние в Европе и мире

- Михаил, на днях президент Польши Анджей Дуда подписал новую Стратегию национальной безопасности, в которой Россия названа главной угрозой. Польский политолог Якуб Корейба в интервью Украина.ру заявил, что польские политики специально выступают с антироссийскими заявлениями, поскольку боятся потерять власть, а также потому, что без борьбы с Россией у Польши не будет национальной идеи. Согласны ли вы с этим?

— Конечно. Несмотря на мифологизацию Польши (особенно среди «евроукраинцев») как страны с невероятным экономическим ростом, её реальное влияние в мире и даже в Европе ничтожно. Украинцы хорошо помнят, как в начале девяностых польские фарцовщики приезжали на Украину, чтобы заработать на жизнь. В это сложно поверить, но ведь действительно было время, когда украинцы жили лучше поляков.

Но уже в 2004 году все кардинально изменилось. Пока Украина на первом Майдане теряла остатки суверенитета и конкурентной промышленности (цены на традиционные продукты экспорта тогда росли), Польша вступила в Евросоюз. Ей крупно повезло стать частью европейской семьи в последние сытые годы, когда ЕС смог реализовать множество инфраструктурных проектов и социальных программ на астрономические суммы — более 100 млрд евро. Результат — лучшие дороги, чем в Германии, промышленные и логистические кластеры в районе Щецина, новые аэропорты и поезда. Это всё создало видимость какого-то великого государства с быстрорастущей экономикой.

Но не стоит обманывать себя и принимать случайный успех, основанный на последних крупных вливаниях из Брюсселя, за системные экономические победы Польши. Польские политики могут пытаться симулировать большую геополитическую игру, но даже Збигнев Бжезинский не видел эту страну влиятельной фигурой на большой шахматной доске. Оппонировать России — это тренд современности и хорошая мина при плохой игре. Украинцы ведь тоже везде твердят, что защищают весь цивилизованный мир от Мордора, хотя на практике проиграли бывшим украинским же шахтерам и трактористам все заметные боестолкновения на Донбассе. 

- Раньше ходил анекдот о том, что «польский слон — лучший друг русского слона». Нынешняя Стратегия национальной безопасности Польши похожа на перевод с английского заявлений американских политиков и военных, то есть «польский слон» (хотя тут скорее напрашивается слово «моська») выбрал себе нового друга. А в Варшаве не боятся, что в случае реального конфликта США поведут себя с поляками точно так же, как с курдами в Сирии?

— Не боятся, потому что сами не верят в такой сценарий. Рискну высказать непопулярное мнение, но Россия — достаточно миролюбивая страна, и никто всерьез не может представить настоящий военный конфликт в Европе, инициированный РФ.

Ведь даже на Украине «русский слон» ведет себя максимально сдержанно. Крым забрали без единого выстрела, на Донбассе вмешивались лишь в самых критических моментах. И то не использовали свое современное вооружение, которое могло бы существенно повлиять на расстановку сил. Ведь в базе данных Минобороны РФ есть все нужные цели, выпустить ракеты по ним, не переходя границу, — вопрос технический. Но этого никто не делает.

Мне кажется, российская элита давно приняла на вооружение спокойную и компромиссную политику «защиты русских людей на Украине»: эвакуировать всех желающих посредством раздачи гражданства и обеспечения спокойной жизни на территории РФ. Это законно, безопасно, дёшево и стратегически продуманно. Других реальных угроз от РФ я пока не вижу.

- В упомянутом интервью Якуб Корейба много говорит об истории отношений Польши и России. В частности, он утверждает, что польские фобии и стереотипы создала сама Российская империя, приняв участие в разделе Речи Посполитой в XVIII веке. Однако в Польше не любят вспоминать, что их страна также принимала участие в разделах соседей, и речь не только о Руси в далёком XIV веке, но и о событиях ХХ века — захват Западной Украины и Западной Белоруссии в 1920-м, раздел Чехии в 1938-м…

— Это были такие «буремні часи», когда карта Европы перекраивалась многократно, и Польша здесь не уникальна. Простые люди вообще не понимали, под какой юрисдикцией находятся в конкретный момент. Даже по завершении Второй мировой войны на Западной Украине продолжались стычки подразделений УПА* со спецотрядами Советской армии. Мой дедушка, например, прошел всю войну с первого до последнего дня, а потом ещё четыре года занимался зачисткой пособников нацистов в украинских Карпатах. Я уверен, что воины УПА просто не понимали геополитической раскладки и зафиксированных границ Советского Союза.

- Пан Корейба называет себя «потомком кресовых помещиков», но при этом не упоминает о том, какое место занимает тема Восточных Кресов Речи Посполитой (нынешних западных земель Украины и Белоруссии) в политике официальной Варшавы — внешней и внутренней. Следует ли восточным соседям Польши опасаться польской экспансии вообще и территориальных претензий в частности?

— Думаю, не стоит опасаться пока. Хотя во Львовском горсовете много депутатов имеют второй польский паспорт и готовы в нужный момент голосовать по «крымскому сценарию», я пока оцениваю такой сценарий как маловероятный.

Польша — мононациональная и моноконфессиональная страна. Там прекрасно осознают возможности «запукров» раскачивать любую лодку. Польше выгодно иметь свой пояс влияния на Украине, но никто не решится перекраивать реальные границы ЕС и кого-то присоединять. Можно выдохнуть.

- В новой Стратегии нацбезопасности Польши Украина названа в ряду стран, которых Варшава будет поддерживать на их пути в НАТО и ЕС, две другие — это Молдавия и Грузия, с которыми Польша вообще не граничит. Киев действительно опустился в ряду польских приоритетов до уровня Кишинёва и Тбилиси или это следствие того, что всех восточных соседей в Варшаве рассматривают через призму своих русофобских настроений?

— А кого им еще поддерживать? Понятно, что номинально позиция Польши будет проявляться в поддержке украинского курса на ЕС и НАТО. Но истинные цели сугубо эгоистические (и это нормально): Польша обеспечивает себе возможность поживиться остатками украинского пирога — рынком сбыта в сорокамиллионной стране, дешевой и лояльной рабочей силой, украинскими женщинами, наконец.

- С одной стороны, нынешний «начальник Польши», председатель правящей партии «Право и Справедливость» Ярослав Качиньский неоднократно заявлял, что «Украина с Бандерой и Шухевичем в Европу не войдёт». С другой — в Варшаве закрывают глаза на героизацию украинскими властями нацистских коллаборантов, в том числе виновных в убийстве мирных поляков. Если в качестве рецепта польско-российского примирения Корейба предлагает позволить Польше «прожить спокойно сто лет», то что могло бы привести к реальному, а не декларативному польско-украинскому примирению?

— Лично мне хотелось бы, чтобы на Украине закончилась нездоровая вакханалия с героизацией нацизма и бандеровского отребья. Для этого надо упрятать по тюрьмам и психушкам «героев» последнего Майдана, которые почему-то возомнили себя великими вершителями судеб. Я полагаю, что это не такой уже фантастический сценарий. С приходом Трампа изменилась внешняя политика США, необходимость поддерживать такие деструктивные группировки по всему миру уменьшается с каждым годом.

Ни на Украине, ни в Польше, ни в России нет задачи эскалации конфликтов на своих территориях. Я верю, что нормальные люди и здравый смысл победит. У нас у всех одна задача — гармонично развиваться, обмениваться товарами и услугами, зарабатывать на этом обмене и жить счастливо. Ведь на длинной дистанции добро всегда побеждает, а м…ки — проигрывают.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Конрад Рэнкас: Поляки должны смотреть на Восток, как на наши Кресы, так и на Москву и Пекин

Конрад Рэнкас: Поляки должны смотреть на Восток, как на наши Кресы, так и на Москву и Пекин
Польский политический аналитик считает, что без политически-медийной поддержки русофобия на берегах Вислы исчезнет через несколько недель, а грядущие годы должны стать для Польши временем Востока

- Пан Конрад, на днях президент Польши Анджей Дуда подписал новую Стратегию национальной безопасности, в которой Россия названа главной угрозой. Польский политолог Якуб Корейба в интервью Украина.ру заявил по этому поводу, что польские политики выступают с антироссийскими заявлениями, поскольку боятся потерять власть, а также потому, что без борьбы с Россией у Польши не будет национальной идеи. Согласны ли вы с таким утверждением?

— Польша слишком большое государство, а поляки слишком многочисленная и историческая нация, чтобы определять себя через отношение к другой нации или стране. Такое поведение характерно для незрелых, неокрепших обществ, а также для искусственно созданных или «отрезанных» от общего ствола. Именно таким народам подсовывают лозунги борьбы, якобы вечной враждебности, формируя их характер исключительно в противостоянии другим, часто самым близким. Как раз украинцам этот процесс должен быть хорошо знаком, потому что именно так их создали…

Конечно же, эти идеи не единственные. В течение большей части девятнадцатого и двадцатого веков та же тактика использовалась западными странами в Центральной Европе и на Балканах (вплоть до трагического разрушения Югославии), и в значительной степени нынешний формат постсоветского пространства также является её следствием. В действительности ведь не существует никакой «украинской национальной идеи» без русофобии и полонофобии, невозможно представить никакой «черногорской идентичности», отличающейся от сербской, без изобретения антисербской политики и т.д.

А вот Польша, поляки и «польский мир» существуют совершенно независимо от российского вопроса. Более того, в некоторые периоды истории он не был для Польши приоритетным — не нужно заглядывать в глубину веков, вспомним совсем недавние 1990-е годы. Конечно, с моей сточки зрения, Польше выгодны как можно лучшие отношения с Россией, но можно легко представить себе и взаимное дружеское равнодушие наших стран. Русофобия искусственно вызвана у поляков, она не является результатом оценки реальных угроз или фаталистическим отражением каких-то хтонических антироссийских инстинктов поляков.

Я готов побиться об заклад с паном Корейбой, да и с кем угодно, что без политически-медийной поддержки русофобия исчезнет в Польше не через годы, а через несколько недель. Никто не будет по ней проливать слёз, конечно, кроме явной западной агентуры.

- В упомянутом интервью Якуб Корейба много говорит об истории отношений Польши и России. В частности, он утверждает, что польские фобии создала сама Российская империя, приняв участие в разделе Речи Посполитой в XVIII веке. Однако антинемецких настроений в Польше куда меньше, чем антироссийских, а антиавстрийских и вовсе нет, хотя Пруссия и Австрийская империя были партнёрами России в разделе Польши. Откуда такая избирательность?

— Этот псевдоисторизм был бы всего лишь смешным и анахроничным, если бы он не был элементом официальной государственной пропаганды, называемой в Польше «исторической политикой». Действительно, проправительственные тролли могут во время серьёзной дискуссии, например, о потерях польского сельского хозяйства в результате торговой войны с Россией, вбросить аргумент типа «а русские сидели в Варшаве в течение 100 лет!», хотя это не имеет никакого отношения к исчезновению польских джемов с полок российских магазинов.

Скажу больше, хотя в Польше уже в 1980-х годах исчезли отголоски антигерманских настроений (которые ранее были очень живы как естественное следствие нацистской оккупации и преступлений), но никогда не было акцентов неприязни, не говоря уже о ненависти, к русским. Даже в польской антикоммунистической среде, к которой я принадлежал подростком, антисоветская позиция ни в коей мере не сопровождалась русофобией, русский народ считался братским и потенциально союзническим. А поскольку таких следов не оставило фактическое господство СССР над Польшей, то тем более не оказали большого влияния на осознание поляков события, произошедшие 200 лет назад.

Всё дело в недалёком прошлом, в последних 10 с лишним годах, когда полякам была представлена совершенно новая версия истории. В ней период после 1944 года называется «новой оккупацией, не лучшей, чем немецкая», и антисоветские тезисы смешаны с шовинистическими и антироссийскими. Однако это ни в коем случае не польская наррация, эта тенденция пришла в Польшу под непосредственным руководством и от имени Соединенных Штатов и, по моему убеждению, должна рассматриваться как… оккупационная идеология.

- Пан Корейба постоянно называет себя «потомком кресовых помещиков», но при этом ни словом не упомянул о том, какое место занимает (или должна занимать) тема Восточных Кресов Речи Посполитой (то есть нынешних западных земель Украины и Белоруссии) в политике современной Польши — как внешней, так и внутренней. А каково ваше мнение по этому поводу?

— Кресы являются элементом польской национальной идентичности, нравится это кому-то или нет. И не только потому, что корни нескольких миллионов поляков находятся на Восточных Кресах, но также из-за огромной цивилизационной и культурной значимости этих земель для Польши. Без Львова, Вильнюса, Гродно, Кременца, без польских имений от Киева до Смоленских Ворот (ныне граница России и Белоруссии. — Ред.), от Дынебурга (сегодня Даугавпилс) до Житомира, Винницы и Каменца-Подольского — мы были бы другой нацией, безусловно, духовно более бедной. Это невозможно просто так кастрировать, особенно во имя фикции под названием «стратегическое партнёрство», да ещё и с такими «сезонными государствами», как Украина, Латвия и Литва.

Нынешнее молчание относительно Кресов на берегах Вислы знаменательно и ещё по одной причине. Когда геополитический выбор Украины всё ещё колебался, националистические настроения разогревались в Польше без каких-либо стеснений, вплоть до предложения «отобрать у русских украинцев» Львов. Однако как только Украина стала колонией Запада, все подобные лозунги были немедленно заглушены. В частности, началось осуждение организаций выходцев из Восточных Кресов, будь то за почтение памяти жертв бандеровских преступлений или за попытки вернуть польскую собственность на Украине.

Кроме того, выходцы из Кресов, а также оставшееся там польское меньшинство, часто использовались властями Польши как политический инструмент. Достаточно вспомнить постыдные попытки использовать поляков в Белоруссии в акциях против президента Лукашенко, хотя это были провокации, выгодные только прозападной агентуре, пытающейся дестабилизировать Белоруссию по украинскому сценарию.

Между тем вопрос Восточных Кресов остаётся одним из наиболее важных для польской политики, согласованной с нашими национальными интересами, и именно так должен рассматриваться всеми патриотическими силами. Любой, кто отвергает «кресовость», выдаёт себя как врага Польши.

- В новой Стратегии нацбезопасности Польши Украина названа в ряду стран, которые Варшава будет поддерживать на их пути в НАТО и ЕС, две другие — это маленькие Молдавия и Грузия, с которыми Польша вообще не граничит. Киев действительно опустился в ряду польских приоритетов до уровня Кишинёва и Тбилиси, или это просто следствие того, что всех восточных соседей в Варшаве рассматривают через призму своих русофобских настроений?

— В конце концов, эта Стратегия (как и ее предыдущие версии) не написана в Варшаве, а только продиктована польским властям американскими чиновниками. Степень зависимости Польши от США не меньше, чем, скажем, у той же Украины, а о последнем мы хорошо знаем из очередных обнародованных разговоров. Несмотря на отдельные реверансы президента Трампа в отношении России, Государственный департамент США не изменил свою политику в отношении постсоветского пространства, которое по-прежнему воспринимается как зона противоборства с Москвой и плацдарм для продолжающегося окружения Российской Федерации. Всё это также отражается на подданных и вассалах, таких как Польша.

К сожалению, лишённая суверенитета Польша полностью игнорирует то, что происходит в упомянутом Кишиневе, какова реальная ситуация в Грузии, в чём состоит позиция Азербайджана, прямо отрицающего полезность и вообще смысл существования Восточного партнерства, и т. д. Польша находится вне игры — она не участвует в актуальных форматах по украинскому вопросу, да и в целом в восточных делах является не больше чем репейником на хвосте американской собаки. Та машет хвостом — и репейник рад, что он принимает участие в забаве…

- Чем можно объяснить отсутствие в Стратегии нацбезопасности упоминания о Белоруссии, с которой у Польши 400-километровая граница, а кроме того, там компактно проживает польское меньшинство, в отличие от той же Украины?

— Белоруссия, как я уже говорил, является проблемой для Польши. На самом деле для официальной Варшавы было бы лучше держать поляков как можно дальше от Минска, потому что на его примере можно увидеть, чего может достичь страна, не переходя к полной капитуляции перед Западом, к разрушению собственной экономики и беспрецедентному обнищанию общества. К несчастью польских политиков, президент Лукашенко, кажется, последователен в своей продуманной тактике открытия страны. В Белоруссии всё чаще появляются польские туристы (по крайней мере, так было перед пандемией) и польские фирмы, многие из которых выжили только благодаря белорусской промышленности и торговле. В конце концов, россияне хорошо знают, что даже лучшие креветки являются белорусскими, не говоря уже о польско-белорусских яблоках…

Стратегия Запада в отношении Минска неясна. Всего несколько лет назад, до украинского кризиса, существовало видение «хорошей прозападной России и плохой консервативной Беларуси». Теперь всё наоборот, не проходит и месяца, чтобы варшавские исполнители западных пропагандистских заданий не объявили, что «вот-вот, уже скоро добрый Лукашенко оторвётся от злого Путина». Эта смена пластинки слишком очевидна, польские исполнители не способны быстро улавливать новые тенденции. Поскольку им больше не разрешают атаковать Минск, а нормально хвалить они не умеют, предпочитают хранить молчание и ждать приказов.

- Раньше ходил анекдот о том, что «польский слон — лучший друг русского слона». Нынешняя Стратегия нацбезопасности Польши похожа на перевод с английского заявлений американских политиков и военных, то есть «польский слон» (хотя тут напрашивается другое сравнение из известной басни Крылова) выбрал себе нового друга. В Варшаве не боятся, что в случае реального конфликта США поведут себя с поляками так же, как с курдами в Сирии?

— Если подобное сомнение высказать официально, это, вероятно, вызовет обвинения в «подрыве союзничества», а косвенно — в поддержке «русских троллей» и шпионаже в пользу Кремля. В американской дружбе сомневаться нельзя, даже если американцы бежали от коронавируса, как слон от мыши. Люди, даже оглуплённые пропагандой, имеют глаза, и они увидели, что единственными странами, реально помогавшими другим во время пандемии, были Российская Федерация и Китай. И эти ростки гуманизма и солидарности принесут свои плоды, создавая «мягкую силу» Москвы и Пекина, в отличие от навязанной любви к Америке.

Скептицизм и неверие в западные гарантии имеют давнюю традицию в Польше. Те, кто любит историю, могут вспомнить, как в 19-м веке Лондон и Париж толкали поляков на безнадежные восстания, затем оставляли без помощи и обращались как с нищими. Да и политика западных держав в отношении Польши во время Второй мировой войны даже в официальной историографии обычно называется изменой. Можно сделать вывод, что реальная оценка нынешних международных альянсов Польши не так наивна, как может показаться на первый взгляд. Я имею в виду, что поляки не настолько глупы, чтобы верить, что американцы действительно помогут нам. Мы просто надеемся, что они сами пока не нападут на нас…

Но и это отношение может измениться перед лицом растущих издержек «союза с Америкой», который уже явно стал формой вымогательства за «опеку». В сочетании с поддерживаемыми Вашингтоном претензиями еврейских кругов к Польше и всё более неприкрытым диктатом (от налогового до идеологического), навязываемым полякам послом США Джорджетт Мосбахер, это должно привести к неизбежной смерти фиктивной «дружбы польского и американского слонов».  

- Возвращаясь к интервью пана Корейбы: насколько его суждения о польско-российских отношениях разделяются в польском политикуме — не в публичной плоскости, но как способ мышления в той или иной среде? Нет ли иного рецепта для улучшения отношений Москвы и Варшавы, чем «сто лет одиночества»?

— Мы имеем дело со своего рода двойной обратной связью. После 1989 года Польша рассматривалась как государство-банкрот, переданное западному капиталу под управлением Германии, которая, в свою очередь, действовала с разрешения и под политической «крышей» Америки. Чтобы защитить это великое перераспределение собственности, в Польше была создана политическая система, громко называемая «демократией», но фактически являющаяся олигархией в формате партийных и медийных клик, организованных как с помощью иностранного капитала, так и непосредственно агентами западных центров влияния. Любые серьёзные экономические изменения, например, возвращение собственности в руки самих поляков, восстановление польского производства, торговли и особенно финансов, блокируются политической системой. А политические перемены невозможны из-за экономической зависимости Польши, потому что как поляки могут самоорганизоваться без собственного капитала?

Получается «шах и мат»? Да, но только на первый взгляд. Как видно из этого невозможного уравнения, есть шанс выйти за пределы схемы, западной системы, причём как в экономическом, так и в политическом плане. Без свержения нынешнего политического режима мы не вернем польскую собственность, а без польской собственности мы не построим обновленное, здоровое государство. Следовательно, решающим фактором остаётся экономическая активность поляков (не только в стране, но и в эмиграции, где многие наши соотечественники уже поднялись выше уровня дешевой рабочей силы), но важны также и общественные формации, отвергающие парадигму либеральной экономики, западную политкорректность и псевдодемократию для избранных, навязанные нам как намордник.

Как ни парадоксально, но возможностью для изменений может быть коронакризис, который демонстрирует отчуждение политического класса, а также банкротство западного геополитического варианта развития мира. Какую связь это имеет с польско-российскими отношениями? Ключевую! Чтобы вернуть Польшу, поляки не просто могут, а должны смотреть на Восток, как на самый близкий — польские Кресы, — так и на независимые центры глобальной силы, то есть на Москву и Пекин. Учиться у них, устанавливать контакты, сотрудничать. Поляки потратили впустую последнее десятилетие ХХ века и первые два десятилетия века XXI. Пришло время поумнеть. Самое время для того, чтобы грядущие годы и десятилетия были для Польши временем Востока!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Корейба про всеми обижаемую Польшу в прошлом и паразитирующую на ЕС и НАТО в настоящем

Корейба про всеми обижаемую Польшу в прошлом и паразитирующую на ЕС и НАТО в настоящем
© из архива Якуба Корейбы
Польский политолог Якуб Корейба рассказал изданию Украина.ру, какие кандидаты имеют шансы победить на предстоящих президентских выборах в Польше

- Якуб, в августе президентские полномочия Анджея Дуды закончатся. До этого времени президентские выборы, первый тур которых должен был состояться 10 мая, если бы не коронавирус, пройдут или нет? Что говорят об этом в Польше? 

— Дата президентских выборов является предметом политической борьбы между основными партиями. Поскольку оппозиция контролирует сенат, у нее появилась возможность влиять на процесс переназначения голосования, чем она пользуется для того, чтобы увеличить шансы своего кандидата. В свою очередь, власть хочет провести как можно быстрее, до того, как общество почувствует негативные результаты экономического спада.

Закон о выборах кружит между сеймом и сенатом и используется в качестве политической амуниции для обстрела врага. В результате клинч между верхней и нижней палатами начинает приобретать черты политической системы Польши середины XVIII века — шляхетская анархия возвращается в политическую практику, а парламент, вместо того чтобы эффективно управлять государством, парализует его.

В этой ситуации больше всего проигрывает президент Дуда — на протяжении пандемических месяцев он показал себя спокойным, умеренным, мериторичным лидером, морально поддерживал общество и в то же время не влезал в технические подробности, позволяя работать профессионалам.

Очень достойно смотрелся на фоне истеричных и в то же время организационно бессильных и интеллектуально бесплодных контркандидатов. Его рейтинг вырос настолько, что победа в первом туре казалась вполне реалистичным вариантом. А сейчас, после смены кандидата от оппозиции, соотношение сил изменилось, и Анджей Дуда вполне рискует проиграть.

У него вообще довольно неловкое положение: в августе он перестанет быть президентом, а нового закона, по которому он может вновь избраться, нет: какое-то время он окажется в положении обычного гражданина — уже не президента и еще не президента, притом что выборы он не проигрывал. С другой стороны, если удастся принять закон и провести выборы вовремя, то это, скорее всего, пройдет с нарушением существующих процедур, и у оппозиции появится аргумент для того, чтобы оспаривать легальность выбора президента и подвергать сомнению его легитимность.

Это признак кризиса государственного строя, не говоря уже о максимальной степени дискомфорта ситуации для президента Дуды и его администрации лично. К тому же маршал (председатель) сената Томаш Гродзкий регулярно меняет тактику в отношении выборов — вот на днях заявил, что они должны состояться после истечения полномочий Дуды, и что у него есть отличный кандидат на функцию и.о. президента на период «бескоролевья» — это он сам. Люди смотрят на все это, и многие задаются вопросом о соотношении между целями (демократия) и средствами (хаос) — стоит ли демократия всего этого бардака? Пока ответ положительный, но разочарование качеством политической элиты растет.

- Анджей Дуда идет на второй срок, его главный соперник — Рафал Тшасковский из «Гражданской платформы». Каковы рейтинги основных кандидатов? Кому прочат победу и почему? Как пандемия коронавируса повлияла на рейтинги кандидатов?

— Несколько месяцев Анджей Дуда оставался практически гарантированным победителем, но после выдвижения кандидатуры Тшасковского рейтинги двух основных соперников сравнялись — второй тур между Дудой и Тшасковским практически гарантирован, и более того, с учетом расклада сил в первом туре (практически все кандидаты против Дуды) у оппозиции появился огромный шанс эти выборы выиграть.

Это будет зависеть от того, удастся ли Тшасковскому договориться с остальными оппозиционными кандидатами передать ему свою поддержку во время второго тура.

Пока мы наблюдаем поляризацию мнений у основных кандидатов — их заявления и высказывания обостряются. К примеру, Тшасковский подверг критике проект перекопа Висляной косы (что позволит регулировать судоходство без ныне необходимых консультаций с Россией), но его все равно обозвали «лучшим союзником Путина».

Для эффективной пропагандистской борьбы с опасным кандидатом в совет директоров Общественного телевидения в аварийном режиме был возвращен недавно же отправленный в отставку скандальный председатель госТВ Яцек Курский по кличке «бультерьер Качиньского». Если власть прибегает к услугам самых радикальных фигур из своего кадрового резерва, то это показатель высшей степени обеспокоенности за результат выборов.

- Почему сначала кандидатом от «Гражданской платформы» была Маргарита Кидава-Блонская, а после 15 мая ее сменил Рафал Тшасковский?

— Кандидат от основной оппозиционной партии — это результат соотношения сил между различными фракциями внутри нее. Выдвижение Кидавы было своего рода экспериментом: «Гражданская коалиция» пыталась таким образом отобрать у «ПиС» часть умеренного, центристского электората.

Кидава-Блонская никогда не была политиком первой линии, благодаря чему не ассоциировалась со скандалами или провалами прежней власти, которая уже четырежды проиграла у «ПиС» выборы. Она всегда оставалась немного в тени, на маргинессе, не занимала ответственные посты, не участвовала в словесных баталиях, не отличилась контроверсийными действиями или высказываниями.

Про нее нельзя сказать ничего плохого, и такой имидж сдержанной, элегантной, приятной и симпатичной тети казался ответом на ожидания той части умеренных выборщиков, которые голосуют за «ПиС» без энтузиазма, из-за отсутствия альтернативы.

Но вот оказалось, что политика (и не только в Польше) идет в направлении столкновения крайностей, и такой идеологически «спокойный» и невыразительный кандидат не способен мобилизовать людей. Иными словами, зачем нам новый Дуда, если у нас и так есть Дуда.

В результате Кидава, будучи кандидатом от основной политической силы оппозиции (единственная партия, у которой теоретически сохраняется потенциал сменить «ПиС» у власти), опустилась на 4-е, а то и 5-е место в президентском рейтинге.

Поэтому оппозиция резко изменила тактику, выдвинув кандидата с гораздо более четким идеологическим профилем. Тот вряд ли отберет голоса у «ПиС», но зато точно заберет их у левых и вообще у всех, кто не одобряет власть конкретно за определенные поступки, а не любит ее абстрактно, по идеологическим мотивам.

- В чем разница между программами выдвиженцев от «Права и справедливости» и Гражданской платформы? Что в программах говорится об Украине, России и Белоруссии? Кого поддерживает Германия и Америка? Какой кандидат выгоден России?

— В Польше нет кандидатов, выгодных России, так как в отношении России существует редкое для польской политической элиты единство — политика в отношении РФ является предметом консенсуса, и не существует партии или кандидата, выражающих позицию, отличную от мейнстрима: никто не в состоянии назвать вопрос или сферы отношений с Россией, в которых можно что-либо изменить.

Польские политики считают, что общение с Россией в нынешней ипостаси лишено смысла: не стоит тратить силы и средства на заведомо проигрышный диалог с партнером, который этого диалога не желает. Польские политики считают Россию старшим партнером в том смысле, что для того, чтобы задать позитивную динамику, именно Москва должна изменить свои подходы и поведение. А это нереалистично, и поэтому тему отношений с РФ никто не будет доставать из политического холодильника, в котором она находится с 2010 года.

Существует понимание того, что Россия для нас (для Польши, для Европы и вообще для Запада) потеряна надолго, ни у кого нет интереса, желания и возможности убеждать Москву, что она свернула не туда. Польша же сама не в состоянии изменить векторы российской политики — это может сделать только сама Россия, а пока мы видим только укрепление того курса, при котором польско-российские отношения в общем-то лишены содержания.

Что вы бы хотели обсуждать? Что изменить? Где линии соприкосновения позиции и пространство для компромиссов? Ответов на эти вопросы при нынешней системе координат внешней политики РФ нет, и поэтому отношения будут развиваться по инерционному сценарию. Польша России не нужна ни в каком качестве, кроме пропагандистского образа стереотипного врага. И Россия Польше скоро будет не нужна — в 2022 году вопрос покупки газа утратит актуальность.

И, кстати, возможно, что сценарий обоюдного игнорирования, политика зеркального пожимания плечами — самая лучшая из доступных вариантов, ведь в исторической перспективе сегодняшние отношения Польши и России (как независимых субъектов, а не колонии и метрополии) можно охарактеризовать как беспрецедентно хорошие. У нас нет войны, оккупации, нет пространства для конфликта. Учитывая исторический опыт, это уже что-то серьезное. Возможно, те отношения, которые мы видим, — это исторический максимум, передел политически возможного.

- Странный вы человек, Корейба! Всего несколько дней назад вы отчетливо соглашались и даже сами развивали мысль о том, что Польша идет в фарватере американской политики, которая и направлена против России, как главного конкурента в поставках того же газа в Европу. И именно отсюда — из этого фарватера — и пьют воду ваши политические соотечественники, а не весь народ Польши, которому внушают ненависть к России и агрессивные планы очередного "захвата Польши", которых никто никогда не видел. А не видел их никто, поскольку невозможно увидеть того, чего нет. И вот этот американский вектор польской политики, а не собственное понимание ситуации, и определяет отношение польской политической элиты к России. Вы же сами признавали, что польский политический класс не является самостоятельным — ни во власти, ни в оппозиции. В этом смысле вы и едины — не в смысле отсутствия дискурса о том, дружить или не дружить с Россией, а в смысле, в какой степени глубины соответствовать запросам вашего заокеанского босса. Те, кто во власти, делают это более изящно и глубоко, те, кто пока в оппозиции, менее. Никакого самостоятельного выбора у вас нет. Отчасти тот же политический феномен безальтернативного политического русофобства мы наблюдаем и в Украине.

— А про Беларусь и Украину в программах кандидатов не говорится ничего, кроме ритуальных заклинаний про демократию, свободный рынок, гражданское общество и права человека, — у польской политической элиты нет желания инвестировать свой авторитет и тем более материальные средства в приобретение токсичных активов, у которых практически невозможно четко определить экономические и политические перспективы.

То есть с точки зрения интересов Польши Беларусь и Украина — это пассивы, и никто, особенно во время кризиса не идет на выборы с лозунгом «а давайте не будем строить в Польше дорогу, больницу или школу, а передадим деньги за границу». Эта повестка маргинальна, и она всячески выдавливается из дискурса, так как не придает популярности.

Есть понимание того, что эти страны должны помочь себе сами, что мы можем являться донором модели (показать, как надо реформироваться), но точно не донором средств (реформировать их же страны вместо них самих) — Польша не будет из себя строить коллективного Саакашвили, у нас, учитывая опыт последних лет, ни у кого нет идеи, как сделать из Украины или Беларуси приличные европейские страны. Поляки не могут и не хотят быть большими патриотами Украины, чем сами украинцы. То есть мы за все хорошее в Киеве и Минске, но работу они должны проделать сами.

- Если то, что вы утверждаете, правда, странно, что Польша финансирует при этом ряд антилукашенковских медиапроектов и довольно активно участвует в делах Украины, называя себя "адвокатом Украины" в ЕС.

— В вопросе о поддержке заграницы сказывается влияние российской модели прямого управления внутриполитическими процессами в странах-сателлитах. У нас это работает несколько иначе, более тонко и, надо сказать, более эффективно. То есть прямое вмешательство США или Германии в ход президентской кампании на словах и тем более на деле находится за гранью дозволенного, это что-то не из западного репертуара политической технологии.

- Ловлю вас на слове. Вы, видимо, совсем не знакомы с новостями последних дней, когда стало известно о публикации аудиозаписей переговоров бывшего президента Украины Петра Порошенко и вице-президента США Джо Байдена, из которых видно, что последний не просто вмешивался во внутреннюю политику Украины, а прямо указывал президенту якобы суверенного государства, кого ему назначать премьером, а кого генпрокурором… Уверен, если бы уровень демократии в Польше был на том же уровне, что в Украине, нечто подобное (аудиозаписи инструкций из Вашингтона) обязательно появилось бы и в вашей стране. Просто вы это более умело скрываете.

— По идеологическим причинам консервативно народному Трампу ближе "ПиС", а либеральным космополитам из Европы, наверное, проще работать с политиками "Гражданской коалиции". Но это дело вкуса, так как все понимают, что в целом курс внешней политики Польши не изменится, так как нет никакой альтернативы: безопасность держится на США и НАТО, а благополучие — на Германии и ЕС. Это непростая формула, в рамках которой периодически возникают коллизии интересов, но опять-таки тут мало чего зависит от Варшавы.

Имеем ли мы возможность повлиять на отношения Вашингтона с Брюсселем? Вряд ли. Поэтому остаемся потребителем тех общественных благ, которые производит существование ЕС и НАТО, постепенно увеличивая потенциал страны до состояния, в котором соотношение сил позволит нам вести диалог со странами-лидерами Запада на более равноправных условиях.

- Какая-то у вас все-таки странная, с признаками паразитизма система — пользоваться благами, предоставляемыми вам ЕС и НАТО, чтобы увеличивать потенциал до состояния, при котором вы начнете на равных говорить со своими донорами. Впрочем, эта двойная мораль — дело ваших партнеров по ЕС и НАТО. Если это их устраивает, то значит, так тому и быть. Хотя возможен вариант существования такой модели, не имеющей ничего общего с реальностью, только в голове отдельных представителей польской элиты. Между тем, Польша расколота на Польшу А и Польшу В (так эти две части — Западную и Восточную — называют в вашей стране). Западная — либерально-европейская и прогерманская — голосует за кандидатов от «Гражданской платформы», а вторая — традиционалистская, католическая — за кандидата от «ПиС». Почему Польша расколота? Почему она такая разная?

— Действительно, если нанести результаты выборов на карту, то вы получите практически точное отражение границы между Россией и Германией в XIX веке (с двумя исключениями — это Варшава на востоке и город Любин — «медное княжество» на западе). И этот раздел воспроизводится раз за разом на всех выборах, там есть закономерности, которых пока не преодолела ни одна партия, ни один кандидат.

То есть мы имеем дело с каким-то поведенческим отличием цивилизационного характера: внутри самой Польши отражается раскол Европы, и это вопрос не только последствий 20 века, там корни всего этого уходят вглубь на 400-500 лет назад. Если бы я был сейчас на ток-шоу, то сказал бы вам в манере упрощенного до интеллектуального размера телевизора Корейбы-демагога, что, конечно, причина в том, что чем ближе к России, тем все беднее, грязнее, глупее и безнадежнее, и это правда, но это все-таки упрощенный диагноз.

Дело в том, что польское общество имеет постколониальный характер: наша политическая система, наши институты, законы, государство в целом создавались не как отражение естественных стремлений, интересов и чаяний здесь живущей политической нации, а как результат действий внешних и при этом активно вражеских сил.

Каким образом царский жандарм, патрулирующий улицы Варшавы в начале XX века, отражал интересы польского народа? А функционеры милиции, которые избивали моего отца на Замковой площади в 80-е? У нас очень долго не было своего государства, чтобы научиться им управлять, и более того, государство во всех своих проявлениях являлось врагом людей, вражеской структурой, с которой надо было бороться.

- Понятно — старая ваша песня, как "Шумел камыш, деревья гнулись", про то, что во всем виновата Россия. Удобная, ничего не скажешь, позиция — все плохое пришло с Востока, а все хорошее мы прятали все эти годы от жандармов и милиции в подвале…

— Все это оставляет глубокие травмы, а также душевную и интеллектуальную пустоту: внутри нашего общества нет того необходимого потенциала государствостроения, ноу-хау для нэйшин-билдинга (выражаясь терминами современной политологии), которые необходимы для того, чтобы придумать, построить и сохранить государство, которое будет отвечать нашим потребностям, будет лучшей из возможных версией родины в институциональном и правовом плане.

Мы не знаем, кто мы и как нам жить, поэтому ищем образцы вне себя самих такими, как мы есть здесь и сейчас: одни стремятся копировать Запад, пересаживать на польскую землю схемы, опробованные в Европе, другие, наоборот, уверены, что нужно имплементировать исторический опыт первой и второй Речи Посполитой, апеллируют к истории, традиции, церкви, семье.

А политики как политики — видят эти ментальные метания и манипулируют коллективными эмоциями для того, чтобы получить власть: одни во имя «рывка в Европу», другие под лозунгами возвращения к традиции, причем в последнее время негативная повестка (мы против) выдавливает позитивную (мы за): одни утверждают, что «ПиС» хочет вывести Польшу из Европы и построить тут вторую Беларусь, а другие — что надо защищаться от национал-предателей, которых используют темные силы транснационального капитала и «ревизионисты из Бонна» (это термин пропаганды 60-х годов приобретающий неожиданную актуальность, равно как и парадоксальным образом многое из терминологии тех лет, что показывает, что разделы в обществе глубже, чем даже раздел на коммунистов и некоммунистов).

То есть политическая жизнь современной Польши — это борьба туземцев с колониальными сержантами. Посмотрите на бывшего польского премьера и лидера «Гражданской платформы» Дональда Туска — человек давно не выигрывал никаких выборов, но его два десятка евромудрецов за закрытыми дверями назначили на должность «президента Европы», и он уже чувствует себя самым великим из поляков.

А с другой стороны, государственное телевидение показывает в субботнем прайм-тайме концерт Зенека Мартынюка с участием высшего руководства партии и правительства как высшую сублимацию национального сознания и апофеоз самовыражения всего польского. Я даже не знаю, как вам объяснить, кто такой Зенек Мартынюк

Это такой парень из деревни под Белостоком, который на музыку Верки Сердючки поет про любовь простых людей. Вам бы надо видеть восхищенный взгляд министра культуры, профессора Глинского, утонченного интеллектуала и видного исследователя-социолога, смотрящего сюжет про пожилую маму Зенека, встающую доить коров…

Туск и Зенек Мартынюк — это сейчас два полярных символа тех двух видов Польши, о которых вы говорите. То есть, как вы понимаете, для разумных, независимо думающих людей осталось экстремально немного интеллектуального пространства.

- А для всей остальной Польши, которую вы так упорно хвалили на протяжение последнего часа, 20 лет никого не побеждавший Туск и Зенек, поющий про коров. Не очень аппетитное политическое зрелище… Про таких, как вы, говорят, что любовь к Родине у них ограничена любовью к родинке (наросту на собственном теле). Впрочем, судя по вашим словам, вас таких в Польше достаточно много.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Сколько стоит жизнь польского солдата

 

В 2020 году одним из приоритетов Войска Польского должна была стать подготовка армейского резерва. Планировалось, что за текущий год на сборы и учения будут призваны порядка 50 тыс. резервистов.

Также Минобороны намеревалось в текущем году увеличить интенсивность и продолжительность их военной подготовки. Самыми крупными учениями, в которых планировалось участие польских резервистов, должны были стать совместные с подразделениями армии США «Defender Europe-2020» и с союзниками по НАТО «Anakonda-20».

В связи с распространением коронавирусной инфекции с марта в Польше был введен режим эпидемии, и сборы резервистов были отложены. Однако с 15 июня Министерство национальной обороны Польши возобновит военную подготовку граждан страны.

Планируется, что на сборы будут призваны около 20 тыс. резервистов и лиц, ранее не проходивших военную службу. Приоритет будет отдан гражданам, потерявшим работу из-за пандемии коронавируса.

Сегодня призываемые на сборы резервисты — это мужчины в возрасте 31–50 лет. Средний возраст резервиста — 36 лет.

Все задействованные в мероприятиях боевой подготовки получат вознаграждение. Размер его будет зависеть от того, проходил ли ранее человек военную подготовку. Глава Минобороны Блащак подчеркнул, что резервисты могут рассчитывать на заработок в размере около 750 долларов в месяц.

Ситуация немного отличается для людей, которые никогда не были в армии — им обеспечат проживание, питание и 300 долларов ежемесячной зарплаты. После завершения военной подготовки они получат статус военнослужащего резерва, что позволит им претендовать на дальнейшую службу в рядах Войска Польского.

Однако не все военачальники одобряют такие планы польского Минобороны.

Так, подобное решение министра подверг критике легендарный командир части сил специальных операций ГРОМ генерал Р. Полько.

По его мнению, армия — это не приют и не бюро трудоустройства. Он отметил, что такой подход к обеспечению безопасности государства — неправильный. Невозможно заставить защищать страну человека, который призван в армию из-за того, что он потерял до этого работу и получал за это 750 долларов, только если это не армия, которой нужно пушечное мясо.

Трудно не согласиться с польским генералом, единственное удивляет, как дешево военно-политическое руководство оценило жизнь своих граждан…

Share this post


Link to post
Share on other sites

Пропаганда ЛГБТ — хуже коммунизма, — президент Польши

 

Президент Польши Анджей Дуда в своей предвыборной речи назвал пропаганду прав ЛГБТ «идеологией» более разрушительной, чем коммунизм, сообщает BBC.

Один из главных соперников Дуды на президентских выборах, либеральный мэр Варшавы Рафал Тшасковський с правоцентристской партии Гражданская платформа, подвергся критике со стороны консерваторов за то, что позволил обсуждать вопрос ЛГБТ в варшавских школах.

В своем выступлении в Бжеге Анджей Дуда сказал: «поколение моих родителей в течение 40 лет боролось за изгнание коммунистической идеологии из школ, чтобы ее нельзя было навязать детям, не промывать им мозги».

«Они боролись не для того, чтобы мы приняли, что придет другая идеология, еще более разрушительная для человека, идеология, которая под клише уважения и терпимости скрывает глубокую нетерпимость», — заявил Дуда.

Президент Польши заявил, что родители несут ответственность за сексуальное воспитание своих детей и никакие учреждения не могут вмешиваться в то, как родители воспитывают своих детей.

10 июня Дуда подписал Семейную хартию предвыборных предложений, в том числе обещания запретить однополым парам вступать в брак или усыновлять детей и запретить преподавания вопросов ЛГБТ в школах.

Группа по правам ЛГБТ ILGA-Europe в индексе, опубликованном в прошлом месяце, говорит, что Польша является самой гомофобской страной в ЕС с точки зрения прав ЛГБТ.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Не прошло и четыре года: Польша начала расширять свой СПГ-терминал

 
Пока что только на бумаге - подписано соглашение с подрядчиком о расширении терминала регазификации сжиженного газа в Свиноуйсьце, сообщает РИА Новости 24 июня

Польские власти намерены отказаться от покупки российского газа. В последнее время Польша подписала несколько крупных покупку сжиженного природного газа(СПГ) в США.

«Мы строим третье хранилище, инфраструктуру для перегрузки сжиженного газа в хранилища и на суда меньшего размера», — сказал глава польского газового оператора GAZ-SISTEM Томаш Стемпень.

Уполномоченный правительства Польши по вопросам стратегической энергетической инфраструктуры Петр Наимский утверждает, что это соглашение означает, что Варшава наконец реализует принятый четыре года назад план.

В Свиноуйсьце также построят второй причал для судов до 230 метров длиной, а также платформу для их разгрузки.

Польские власти ранее заявляли о намерении реализовать проект по расширению возможностей регазификации сжиженного газа терминала в Свиноуйсьце с 5 до 7,5 млрд кубометров в год.

Share this post


Link to post
Share on other sites

В Польше начались выборы президента, передает РИА «Новости».

Избирательные участки открылись в 8.00 мск и закроются в 22.00 мск. После этого будут оглашены первые данные экзитпола.

Президент избирается всеобщим тайным голосованием. Всего в выборах имеют право принять участие около 30 млн избирателей.

Отмечается, что из-за пандемии коронавируса голосование проходит по смешанному принципу. Граждане могут прийти проголосовать как на участок, так и удаленно – отправив голос по почте.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Дуда и мэр Варшавы вышли во второй тур выборов президента Польши

59_main.jpeg
Дуда лидирует с существенным отрывом. Фото: Facebook/ prezydentpl

В Польше в 21:00 по Киеву завершился первый тур президентских выборов. Согласно данным экзитполов, из 11 кандидатов лидируют действующий президент страны Анджей Дуда и кандидат от оппозиции Рафал Тшасковский. Они выходят во второй тур.

Опрос избирателей проводила социологическая лаборатория Ipsos.

По данным экзитпола, за Дуду проголосовали 41,8% избирателей, а Тшасковский набирает 30,4% голосов поляков.
 
Второй тур выборов президента, в котором, судя по этим результатам, встретятся только Дуда и Тшасковский, пройдет 12 июля.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Президент Польши Анджей Дуда представил свой проект поправок в Конституцию, среди которых есть запрет на усыновление детей однополыми парами, пишет ТАСС.

«В польской конституции должно быть прямо указано, что усыновление ребенка лицом, находящимся в однополых отношениях, исключено», — заявил Дуда.

Польский лидер представил проект поправок перед вторым туром президентских выборов, который пройдет 12 июля.

Чтобы внести изменения в конституцию, предложение должны поддержать больше двух третей депутатов Сейма.

Share this post


Link to post
Share on other sites

По данным экзитпола, проведенного социологической лабораторией Ipsos, во втором туре президентских выборов победил Анджей Дуда. Он набрал 50,4% голосов избирателей.

 

За представителя оппозиционного объединения "Гражданская коалиция", мэра Варшавы Рафала Тжасковского проголосовали 49,6% избирателей.

 

По словам социологов, максимальная погрешность исследования составляет два процента, в то время как разрыв между кандидатами составляет менее одного процента.

 

Государственная избирательная комиссия Польши планирует объявить официальные результаты выборов 13 июля.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Польша планирует выйти из Стамбульской конвенции по предотвращению домашнего насилия

 
Польша планирует отказаться от Стамбульской конвенции.

Глава Минюста Польши Збигнев Зиобро заявил, что страна планирует подать заявку на выход из Стамбульской конвенции о домашнем насилии и сексуальном образовании детей из-за "нарушения прав родителей". 

Об этом сообщает Reuters.

По словам главы ведомства, вскоре Минюст подаст заявку в Министерство труда и семьи, после чего начнется процесс выхода из соглашения. 

"Оно содержит элементы идеологического характера, которые мы считаем вредными", - заявил Зиобро.

Агентство отметило консервативное направление социальной политики избранной правящей партии Польши "Право и справедливость", которая тесно сотрудничает с католической церковью. 

"Цель (выхода из конвенции - Ред.) состоит в том, чтобы узаконить насилие в семье", - заявила Магдалена Лемпарт, одна из организаторов многотысячного протеста женщин, которые мгновенно отреагировали на такое заявление. 

По информации Всемирной организации здравоохранения, за все время карантинных ограничений, случаи домашнего насилия в странах Европы заметно участились. 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Польские эксперты: Власти страны переписывают историю по указу внешних кураторов

Польские эксперты: Власти страны переписывают историю по указу внешних кураторов
На онлайн-конференции в пресс-центре МИА «Россия сегодня» руководитель польской общественной организации «Содружество Kursk» Ежи Тыц и публицист Матеуш Пискорский объяснили, зачем руководство Польши сочиняет альтернативную историю и как события времён Второй мировой войны воспринимают их соотечественники

Польские власти на протяжении последних лет ведут борьбу с памятниками советским солдатам, погибшим при освобождении страны во время Второй мировой войны (в тех боях пали более 600 тысяч воинов), в соответствии с законом о запрете пропаганды коммунизма или иного тоталитарного строя в названиях зданий, объектов и помещений для публичного пользования.

Комментируя демонтаж очередного монумента, официальный представитель МИД РФ Мария Захарова в феврале заявила: «Польше продолжают позорную войну с советскими памятниками, старательно увеличивая и без того колоссальный ущерб, нанесённый российско-польским отношениям. Польские власти выходят за границы поведения цивилизованных государств».

Ничего святого

Войну против памятников советским воинам ведёт не только руководство страны, но и вандалы. В ночь с 29 на 30 июля в городе Легница на западе Польши неизвестные украли с муниципального кладбища скульптуру маршала Константина Рокоссовского, которая была частью открытой экспозиции музея, расположенного там. Позже полицейские обнаружили скульптуру на одной из улиц города, но без головы. Правоохранительные органы и посольство РФ в Польше выясняют обстоятельства происшествия. В этом случае историков поражает, что в качестве объекта атаки вандалы выбрали памятник человека, который был маршалом не только СССР, но и Польши, после Второй мировой войны он был министром обороны республики, к тому же он уроженец Варшавы.

В ходе онлайн-конференции в пресс-центре МИА «Россия сегодня» на тему «Памятники советским воинам-освободителям: реальная ситуация. К 75-летию Победы» руководитель польской общественной организации «Содружество Kursk» Ежи Тыц рассказал историю этого памятника. В 1990-х годах поляки хотели его уничтожить, но обычный бывший солдат войска польского спас его и установил у себя в усадьбе как памятник, где он и простоял много-много лет, но в этом году по просьбе властей Легницы подарил памятник обратно, так как на городском кладбище  строили мемориал советским солдатам.

«Конкретно в этом случае, я думаю, причастны обычные воры, которые хотели порезать памятник на кусочки и продать как цветной металл на металлолом, но причина всего этого другая — это позиция действующих властей и президента Польши, а также предыдущих властей, которые вели себя аналогично. Они виновны в том, что случилось с памятником маршалу Рокоссовскому, потому что они довели антироссийскую риторику до такого уровня, что люди, ничего не боясь, лезут на кладбище, снимают большой памятник, рубят его и хотят просто продать, потому что знают, что их искать не будут, а даже если полиция их найдёт, то прокурор, скорее всего, не предъявит обвинение, а даже если найдётся один справедливый прокурор и вынесет ему приговор, то суд всё равно его оправдает. Я не помню за все годы существования нашей организации, а это 12 лет, чтобы кого-либо суд наказал. Так что я предлагаю президенту и министру иностранных дел Польши: «Товарищи, надо сброситься и на эти деньги заказать либо новый памятник, либо этот надо починить», — заявил Тыц.

В свою очередь, польский политик и публицист Матеуш Пискорский обратил внимание на реакцию пользователей польского сегмента интернета на осквернение памятника маршалу Рокоссовскому.  По его словам, есть те, кто отреагировал одобрительно, но были и те, кто выступает в защиту памятника, некоторые даже призывали к обезглавливанию лиц, причастных к воровству.

«Никто, конечно, не ведёт никаких социологических исследований, но на мой личный взгляд, около 70% поляков, которые оставляют свои комментарии, всё-таки придерживаются цивилизованной точки зрения и выступают с резким осуждением подобных актов вандализма и воровства. Кто-то потом наверняка скажет, что это члены «фермы троллей», но я знаю, что это настоящие поляки, которые выражают свои настоящие эмоции и отношение к событиям в Легнице», — подчеркнул эксперт.

Причины переписывания истории намного глубже, чем кажется

Пискорский подчеркнул, что все последние случаи осквернения и демонтажа памятников, связанных с советским периодом, — это последствие исторической политики (само это понятие противоречит основам истории как науки), которую польские власти начали в 1990-е годы, особенно с 1997-го, когда был создан Институт национальной памяти. И с тех пор, по словам эксперта, власти начали заниматься исторической пропагандой, которая служит инструментом текущей политики, в том числе геополитических задач, которые решает польское правительство.

«Живя в Польше, мы прекрасно понимаем, что это делается для того, чтобы оправдать размещение на территории нашей страны иностранных военных баз, а конкретно США. Нужно создавать атмосферу существования «российской угрозы», а для этого необходимо вычеркнуть из нашей исторической идентичности те исторические моменты, которые, наоборот, говорят полякам о том, что в 1944-1945 годах мы совершили величайший подвиг вместе с Красной армией, освобождая нашу страну и сохраняя биологическое существование польского народа, и мы сделали это именно благодаря Советскому союзу, в том числе благодаря тем 600 тысячам воинов Красной армии, которые погибли при освобождении Польши», — заявил Пискорский.

Масштабная операция по вычёркиванию этих моментов из современной польской идентичности начинается с уровня исторической цензуры, проводимой Институтом национальной памяти, она касается прежде всего учебников истории, а затем затрагивает памятники.

Пискорский обращает внимание, что, демонтируя памятники советским солдатам, власти Польши нарушают свои обязательства, взятые по российско-польским соглашениям, подписанным в 1990-х годах, и, к сожалению, РФ в рамках существующих норм международного права не имеет рычагов влияния, чтобы хоть каким-то образом добиться соблюдения существующей двусторонней договорной базы. Однако, по его словам, благодаря тому, что несколько месяцев назад в России приняли закон о защите памятников и мест захоронения советских солдат, в том числе за пределами страны, который предусматривает и уголовную ответственность в РФ для лиц, причастных к уничтожению памятников, теперь российская сторона сможет объявить тех государственных лиц, которые причастны к таким решениям, в международный розыск Интерпола, что создаст проблемы этим чиновникам, например, путешествующим по разным странам. В частности, такие меры можно предпринять в отношении депутата Сейма от правящей партии «Право и справедливость» Кшиштофа Чарнецкого, который, будучи мэром Тшчанки, инициировал снос в городе мавзолея советских солдат. Пискорский уверен, что нужно действовать именно таким образом, поскольку в Польше прокуратура, подконтрольная Министерству юстиции, которое, в свою очередь, подконтрольно правящей партии, в которой состоит Чарнецкий, не будет проводить в отношении него никакого объективного расследования. 

«В целом, я хочу подчеркнуть, это связано с указами внешних кураторов Польши, которые, искажая историческую идентичность современной Польши, добиваются реализации своих военных планов и задач на территории Польши», — подчеркнул эксперт.

Бороться за историческую правду в Польше опасно

Польские эксперты признались, что отстаивать историческую правду в стране, где власти пытаются её переписать, достаточно рискованно, но люди, вставшие на путь этой борьбы, понимают, что делают это ради будущего своей родины, чтобы следующие поколения поляков, зная историю Второй мировой войны, не становились инструментом геополитических агрессивных к России планов.

«Я занимаюсь сохранением исторической памяти с детства. Я вырос на рассказах матери о немецкой оккупации и о том, как они ждали освобождения, и менять эту позицию я не собираюсь, несмотря на разные угрозы репрессий, которым подвергаюсь я и мои близкие. Я не боюсь, но готов каждый день в 6 утра собраться и сходить к людям, которые за мной приедут. Надеюсь, так не будет, поскольку думаю, что моя страна ещё не совсем сошла с ума. Мы люди простые и беззащитные, а придумать можно всё что угодно, любую провокацию — подкинуть наркотики, документы, — но наша сила в вере, мы знаем, что наше дело правое и победа будет за нами. Лично я работаю по наказу моей мамы, и поэтому никого и ничего не боюсь. Мама сказала: «Сынок, меня спас советский солдат, и ты храни память об этих солдатах». Я буду повторять это во всех судах и прокуратурах сколько раз это потребуется. Я уверен, что те люди, которые сейчас своей подписью уничтожают памятники, ведут себя по-хамски, цинично, со временем будут ставить свои подписи под решением восстановить эти памятники», — заявил Тыц.

На зло отвечай добром

Очень часто в России звучит мнение, что, возможно, пора уже зеркально отвечать на кощунственные выходки Польши по отношению к советским мемориалам.

Член Координационного совета, советник по международным вопросам Поискового движения России Антон Торгашев считает, что ни в коем случае нельзя опускаться до такого уровня, наоборот,  в России должны ухаживать за памятниками польским солдатам, которые погибли на территории нашей страны, как это сейчас и делают волонтёры. 

Аналогичной точки зрения придерживается и Пискорский: «Я думаю, российское руководство очень правильно отвечает на происходящее. Единственный возможный ответ — это предложение настоящего исторического диалога на разные темы, а также открытость к таким очень важным инициативам, как ремонт штаба польской дивизии им. Костюшко в Рязанской области, который проводит «Содружество Kursk». Россия, отвечая конструктивно, несмотря на агрессивное поведение политического руководства других стран, позиционирует себя в глазах общества, в том числе Польши, как намного более объективный фактор формирования образа Второй мировой войны, чем уходящее в определённую политизированную истерику руководство тех стран, которые пытаются фальсифицировать историю. Я считаю российский подход — умеренный, объективный, основанный на научных фактах, лучшей иллюстрацией которого служит статья Владимира Путина, — очень эффективным».

Share this post


Link to post
Share on other sites

В Польше 3-й день подряд рекордное число новых случаев коронавируса

 

Уже третий день подряд в Польше фиксируют антирекорд по количеству выявленных случаев коронавирусной болезни за сутки. По последним данным, Covid-19 подтвердился у еще 658 жителей этой страны.

Об этом в субботу, 1 июля, информирует телеканал TVN 24.

Так, в пятницу польский Минздрав сообщил о 657 случаях коронавирусной болезни, а в четверг — о 615. При этом за неделю, с субботы 25 по 31 июля, ведомство отчиталось о 3650 новых подтвержденных случаях заражения коронавирусом.

В связи с ухудшением эпидемиологической обстановки премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий не исключил ужесточения некоторых карантинных ограничений, если ситуация продолжит ухудшаться.

Сегодня министр здравоохранения страны Лукаш Шумовский заявил, что ограничения могут вводиться на свадьбах, так как коронавирус выявляется в последние недели чаще среди гостей этих мероприятий.

Также не заканчивается вспышка Covid-19 среди польских шахтеров. Санитарные службы объяснили это следствием ослабления ограничений и условиями труда на угольных предприятиях.

Всего в Польше с начала пандемии коронавирусной болезни было подтверждено 46 346 случаев Covid-19, из них 1721 пациент умер.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Loading...
Sign in to follow this  

×
×
  • Create New...