Jump to content
Форум - Замок
Sign in to follow this  
Алесь

Великие оружейники...

Recommended Posts

Обвинения Калашникова в плагиате стали частью идеологической войны

16:49 19.09.2017 , Евгений Крутиков

В День оружейника в Москве открыли памятник Михаилу Калашникову – создателю самого распространенного стрелкового оружия в мире

kalashnikov620.jpg
Памятник Михаилу Калашникову © РИА Новости, Владимир Астапкович

Праздник попытались подпортить утверждениями, что на самом деле АК-47 создал не Калашников и гордость российских оружейников не более чем плагиат. Но имеет ли такая версия право на существование?

По словам автора монумента – народного художника России Салавата Щербакова, изначально автомат в концепции памятника не предусматривался, однако потом было решено, что конструктор будет держать в руках свое творение – АК-47. Чтобы сразу понятно было, кому памятник. «Это подвиг не разовый, а подвиг длиною во всю жизнь, причем это подвиг интеллекта. Это колоссальная напряженность мысли, чтобы выйти на такой идеальный продукт», – цитирует Щербакова ТАСС.

Будто в насмешку над этим в Сети активизировались дискуссии о том, что изначальный вариант АК-47 не был изобретен именно Калашниковым, а был перелицован с немецких образцов, в частности, знаменитого конструкторского бюро Третьего рейха Хуго Шмайссера.

Впрочем, подобные споры идут со времен перестроечной прессы, а сейчас для них просто подвернулся удобный повод. И нужно понимать, что практически все версии о несамостоятельности работы Калашникова исходят от англосаксонских специалистов и основаны на внешнем сходстве АК-47 с двумя другими образцами примерно того же времени – немецким SIG-44 знаменитого конструктора Хуго Шмайссера и чешской ZH-29 Вацлава Холека. Якобы, чуть ли не ключевую роль сыграли пленные немецкие конструкторы из бюро Шмайссера, работавшие в конце 40-х годов на заводе в Ижевске.

При этом выпускается из виду, что АК-47 разрабатывался на другом заводе – в Коврове. Хуго Шмайссер и Михаил Калашников находились в 1000 километров друг от друга и никогда не встречались – немецкий конструктор вернулся в Германию в 1952-м и на следующий год умер.

Климент Ефремович против

Основными пропагандистами версии о немецком происхождении АК-47 были два Гордона – техасский оружейник Гордон Роттман и шотландский историк, специалист по Третьему рейху Гордон Уильямсон. За «чешское происхождение» ратует видный деятель Американской стрелковой ассоциации Уолтер Гарольд Блэк Смит.

Впоследствии эти версии обросли забавными подробностями. В частности, были «установлены» длинные цепочки заимствований для некоторых узлов.

Например, такая: ударно-спусковой механизм придумал советский конструктор Симонов в начале 1920-х годов, у него его скопировал Вацлав Холек, после оккупации Чехословакии идею украл Шмайссер, а уже у Шмайссера – Калашников. В какой-то момент в эту цепочку стали добавлять и тульского конструктора Булкина, придумавшего автомат ТБК-415, внешне тоже похожий на «калаш», но так и до первых пищалей дойти можно.

Основная проблема в том, что инженерно-конструкторская мысль в деле производства стрелкового оружия исчерпала себя как раз к началу Второй мировой войны. В рамках общего тупика одни и те же идеи буквально витали в воздухе. Их разрабатывали подчас параллельно в нескольких странах и даже в рамках одной страны, просто в разных конструкторских бюро. Иногда происходило и прямое заимствование, но его всегда ограничивали местные особенности промышленности.

В СССР, например, оружие никогда не создавалось просто «из любви к искусству». Существовали технические задания, подогнанные под конкретную заявку, и без их утверждения невозможно было задействовать усилия целого бюро. При этом сроков часто вообще не ставили или определяли их в общих чертах, поскольку испытания новых образцов требовали сбора нескольких многочисленных комиссий, каждая из которых выявляла недоделки и требовала доработки, а собрать всех этих очень уважаемых людей в одном месте и в одно время было зачастую нереально.

Советский Союз отставал от западных стран в разработке и производстве пистолетов-пулеметов (автоматов) и по другим субъективным причинам. Наркомат обороны с маршалом Ворошиловым во главе попросту не верил в это оружие и считал его бессмысленным, из-за чего тормозил перспективные разработки в этой области. Окончательную победу «фракция кавалеристов» одержала после расстрела «группы Тухачевского», поскольку именно Тухачевский продвигал программу перевооружения.

Немного исправила ситуацию Зимняя война. Некоторые советские части из числа тех, кого принято теперь называть спецназом (тогда такого понятия не было, как и самостоятельных подразделений со специфическими задачами и оружием), переходили на трофейные финские автоматы «Суоми», поразительно напоминающие по внешнему виду и ряду устройств параллельные образцы из бюро все того же Шмайссера.

«Суоми» оказался по тем временам настолько эффективным и неприхотливым, что некоторые его реплики до сих пор применяются в вооруженных конфликтах на Ближнем Востоке и в Африке. А шведский аналог того же времени «Карл Густав М/45» под маркой «Порт-Саид» последний раз засветился в этом году во время атаки палестинскими боевиками Храмовой горы. С легкой руки южноевропейских торговцев оружием в Палестине он получил кличку «Карло».

Убийственный пазл

Любители стрелкового оружия и его истории – это целая субкультура. Люди тратят все свое свободное время на анализ тех или иных узлов и деталей стреляющих механизмов и крайне ревностно относятся ко всему, что с этим связано.

В 90-е этот закрытый мир вполне искренне увлекся «расследованием» происхождения, скажем, ударного механизма и креплений ствола АК-47, пропустив мимо сознания то, что дискредитация Калашникова, помимо прочего, была витком информационной войны. А российское государство в ту пору едва не потеряло даже Ковровский механический завод, и ему было не до защиты узнаваемого бренда.

В те годы писались целые детективные расследования, в ходе которых изучались передвижения в пространстве Калашникова, Шмайссера и прочих заинтересованных лиц. Но со временем дискуссия перешла в разряд «желтых» и изгаляться начали уже все кому не лень. Договорились даже до того, что «настоящий» Калашников сгорел в танке под Брянском, а миру предъявляли «подставного», который только играет роль конструктора.

Самой безобидной из «желтых» версий было авторство упоминавшегося выше конструктора Сергея Симонова, который был выдвиженцем Тухачевского, но после гибели последнего на фоне неприязни Ворошилова к автоматам просто передал авторство Калашникову, оставшись чем-то вроде безымянного подрядчика.

Попыткой «закрыть тему» и «всех помирить» стала теория «отбора вариантов», озвученная известным интеллектуалом Анатолием Вассерманом. Он разумно предположил, что каждый новый образец оружия создается не в вакууме и не с нуля – в процессе конструирования и дальнейшей инженерной обработки принимаются во внимание многие действующие образцы, при этом множество деталей впоследствии дорабатываются под конкретное техническое задание.

То есть современное конструирование стрелкового оружия – это что-то вроде пазла, собирая который конструктор или бюро стремятся достичь наилучшего расположения и использования механизмов при учете множества факторов, включая, например, производственные возможности.

Кроме того, создание массового серийного вида вооружений – коллективный труд больших групп людей, некоторые из которых могут вживую никогда не пересекаться, как, например, создатели высокопрочных сплавов для ствола и работники химической промышленности, колдующие над порохом. В процессе создания автомата или пистолета они друг другу просто не нужны, но по отдельности их труд критично важен.

Кстати, патентное право в этой области работает плохо. У Калашникова не было патента на весь автомат как изобретение, что удивляло тех, кто просто переживал за Михаила Тимофеевича как за человека, жившего на пенсию. Ему принадлежали советские патенты на некоторые механизмы и детали АК-47, которые признают далеко не все на планете.

За этот момент – отсутствие патента на все изделие – и ухватился Вассерман. Но это, если вдуматься, просто ретроспективный взгляд из современного мира – в СССР патент на АК-47 могли не дать, потому что могли (по соображениям секретности или вообще без внятных соображений). Никто же не спрашивает, почему у Королева не было патента на ракету «Восход», а Гагарин не забрендировал фразу «Поехали!».

В конечном счете все эти дискуссии велись и ведутся в двух мало пересекающихся вселенных. В первой углубленные в тематику «железяк» люди бесчисленное количество раз меряются винтиками, стремясь доказать, что тот или иной механизм человечество уже производило до Калашникова или наоборот – что именно советский конструктор является полноправным автором. При этом публикуются объемные таблицы аргументов за и против, из которых невовлеченный человек ничего важного для себя не извлечет, помимо десятков спецтерминов.

В другой же многие десятилетия шла обычная пропагандистская дискредитация всего советского. Калашников – «подставной», все придумали насильственно перевезенные в СССР немецкие инженеры, а советские генералы сплошь недоумки и коммунистические фанатики, по приказу Сталина загонявшие за Можай талантливых конструкторов и интеллигентных людей. В 90-х годах это было общим местом, и у многих читателей перестроечной прессы в голове до сих пор варится каша из подобного рода «сенсаций» и «открытий».

В этом же ряду были и сотни публикаций о работе разведки, согласно которой чуть ли не все военно-технические достижения советского времени были украдены на Западе. Впрочем, не без того – разведка работала, ГКНТ выдавал технические задания, а американцы, в свою очередь, гонялись за советскими перспективными разработками. Однако превращать эту часть правды в фетиш для дискредитации всего советского периода жизни некрасиво.

Сложно сказать, сколько в той кампании было (и есть) от конкурирующих фирм и Американской стрелковой ассоциации. В конце концов, десятки стран без всяких патентов и разрешений клепают свои реплики АК-47, отличающиеся разве что дизайном и материалами.

Так, у популярного в локальных конфликтах румынского извода приделана на цевье дополнительная короткая ручка, из чего многие сделали вывод, что у румын три руки. Венгры же, у которых проблема с древесиной, заменяли пластмассой в конструкции АК-47 всё, что только можно. А китайцы до сих пор клепают свои «калаши» из того, что они считают сталью – через 800 выстрелов ствол можно выкидывать, но в некоторых странах черной Африки этого бывает достаточно.

Со временем разговоры о происхождении конструкторских и авторских идей Михаила Калашникова, конечно, утихнут – и вновь возродятся только под какой-нибудь повод. Но нужно четко отдавать себе отчет в том, что технические детали – это одна история, а идеологическое информационное давление – совсем другая. Просто иногда их совмещают. 

Share this post


Link to post
Share on other sites

В тени АК-47: какое оружие Михаила Калашникова оказалось на периферии истории

10 ноября 1919 года родился знаменитый советский конструктор Михаил Тимофеевич Калашников. Его помнят в мире как создателя линейки самого массового автоматического оружия. Автоматы Калашникова отличаются необычайной простотой, мощью и неприхотливостью. Однако Михаил Тимофеевич разработал немало других образцов оружия, о которых практически ничего не известно. Какие изобретения Калашникова остались в тени его легендарного АК-47 — в материале RT.
В тени АК-47: какое оружие Михаила Калашникова оказалось на периферии истории
  • Михаил Тимофеевич Калашников
  • РИА Новости

Михаил Калашников прочно ассоциируется со своим легендарным автоматом. Оружие калибра 7,62 мм было сконструировано 70 лет назад и принято на вооружение Советской армии в 1949 году, в том числе в варианте со складным прикладом.

АК и АКС стали базовыми моделями для десятков единиц стрелкового оружия — автоматов, пулемётов и охотничьих карабинов. За автоматом Калашникова закрепилось название АК-47, однако в СССР он так не именовался.

АК-47 — это официальное название ограниченной партии опытных образцов и обозначение автомата Калашникова в классификации НАТО (АK-47 Type II).

Впоследствии Михаил Тимофеевич участвовал в модернизации собственного оружия. В более поздних моделях улучшены дальность и кучность стрельбы, облегчён вес конструкции. На фоне грандиозного успеха АК другие изобретения Калашникова оказались вытеснены на периферию истории.

Пистолет-пулемёт

 

С сентября по октябрь 1941 года сержант Калашников проходил лечение в 1133-м эвакуационном госпитале в городе Елец Орловской области. В это время он загорелся идеей создания собственного образца автоматического оружия.

На базе своего армейского и фронтового опыта, а также советов товарищей из госпиталя Калашников создал чертёж пистолета-пулемёта Калашникова (ППК, калибр 7,62 мм, 1942). Данный образец оружия — второй по счёту в жизни Михаила Тимофеевича (первый пистолет-пулемёт не сохранился).

После выписки из госпиталя Калашников получил полугодовой отпуск, позволивший ему приступить к сборке опытного образца ППК. Закончить работу ему помешал арест. С точки зрения советских властей, изобретатель занимался незаконным изготовлением и хранением оружия.

Благодаря помощи друзей Калашникову удалось продолжить работу. Второй образец ППК Михаилу Тимофеевичу официально разрешили изготовить на факультете артиллерийско-стрелкового вооружения Московского авиационного института, эвакуированного в ту пору в Алматы (Казахстан).

5a049c20183561be378b4567.jpg
  • 7,62-мм пистолет-пулемёт Калашникова образца 1942 года
  • © raigap.livejournal.com

В 1942 году Калашников представил опытный образец ППК начальнику Военно-инженерной академии им. Дзержинского, известному теоретику стрелкового оружия профессору Анатолию Благонравову, находившемуся тогда в Самарканде.

С августа 1942 по февраль 1943 года ППК проходил доводку и испытания на Центральном научно-исследовательском полигоне стрелково-миномётного вооружения (ЦНИПСМВО). Здесь Калашников познакомился с известным оружейником Сергеем Симоновым. 

По результатам испытаний Главное артиллерийское управление (ГАУ) дало ППК неудовлетворительный отзыв. Сконструированный под заметным влиянием американского пистолета-пулемёта Томпсона, ППК уступал штатным пистолетам-пулемётам Красной армии ППШ-41 и ППС-43 по таким критериям, как простота устройства и изготовления.

Официальное заключение ГАУ звучало следующим образом: «Пистолет-пулемёт Калашникова в изготовлении сложнее и дороже, чем ППШ-41 и ППС, и требует применения дефицитных и медленных фрезерных работ. Поэтому, несмотря на многие подкупающие стороны (малый вес, малая длина, наличие одиночного огня, удачное совмещение переводчика и предохранителя, компактный шомпол и пр.), в настоящем виде своём промышленного интереса не представляет».

Сам Калашников был рекомендован профессором Благонравовым для прохождения дальнейшего обучения по конструкторской специальности. Допущенные в конструкции ППК ошибки стали для молодого изобретателя стимулом для создания более простых и эффективных моделей.

Самозарядный карабин 

 

Помимо ППК, Наркомат обороны СССР отверг и другой опытный образец стрелкового оружия Михаила Тимофеевича — самозарядный карабин калибра (СКК) 7,62 мм. Данное оружие является первым образцом Калашникова, в котором применена схема запирания поворотом. Карабин обладал повышенной прочностью и надёжностью.

5a049c8b183561c9378b4569.jpg
  • Опытный самозарядный карабин Калашникова 1944 года
  • © weaponland.ru

В 1944—1945 годах Калашниковым были разработаны две модели самозарядных карабинов под опытный промежуточный патрон с длиной гильзы 41 мм. В дальнейшем пуля со свинцовым сердечником была заменена на более длинную со стальным сердечником, а для сохранения общей длины патрона длина гильзы была уменьшена до 39 мм. В результате появился 7,62-мм патрон образца 1943 года, который также известен как патрон 7,62х39.

Самозарядный (принцип схож с автоматическим оружием, но для каждого выстрела надо отдельно нажимать курок) карабин Калашникова считался очень надёжным образцом. На основе замечаний Михаил Тимофеевич пытался исправить слабые стороны СКС (Самозарядный карабин Симонова), и в 1945 году карабин поступил на госиспытания.

Однако к концу Второй мировой войны победило представление о том, что армия в большей степени нуждается в массовом автоматическом оружии. В связи с этим Калашников решил полностью сосредоточился на создании автомата, который в итоге стал самым популярным в мире.

Самозарядный карабин Калашникова был охарактеризован как оружие с повышенной прочностью и надёжностью при эксплуатации в сложных условиях. Несмотря на то что сам карабин не был принят на вооружение, некоторые наработки легли в основу АК.

В частности, фиксация крышки ствольной коробки осуществляется выступом штока возвратного механизма, что стало использоваться во многих других моделях Калашникова. Автоматы Михаила Тимофеевича вплоть до АК-74М получили схожий с самозарядным карабином силуэт основания мушки.

Снайперская винтовка 

 

В 1959 году Калашников принял участие в государственном конкурсе на создание нового снайперского оружия для советской армии. Михаил Тимофеевич отправил на испытания образец самозарядной снайперской винтовки Калашникова (СВС). В конкурсе участвовали знаменитые конструкторы Евгений Драгунов, Александр Константинов, Сергей Симонов.

Снайперская винтовка Калашникова была создана в двух вариантах. Второй образец, в отличие от первого, во многом повторял конструкцию АК, по сути, представляя собой его укрупненную версию под более мощный патрон 7,62х54 мм и с отсутствием возможности ведения автоматического огня.

5a049d29370f2c315d8b456b.jpg
  • Опытная снайперская винтовка Калашникова 1959 года
  • © topwar.ru

Винтовка Калашникова уступила образцу Драгунова по показателям кучности стрельбы, но оказалась легче и меньше. В итоге на вооружение войск в 1963 году была принята снайперская винтовка Драгунова — СВД, претерпевшая впоследствии множество изменений.

 

Автоматический пистолет 

 

Михаил Тимофеевич пробовал силы в разных областях, в том числе и в разработке пистолета Вооружённых сил СССР. В 1950-х годах советская армия пыталась решить вопрос с личным оружием экипажей танков, бронетехники и самоходных артиллерийских установок.

Автоматы были слишком громоздкими, а существовавший на тот момент пистолет Макарова — ограниченно эффективен. Появилась идея создать пистолет с возможностью стрелять очередями, то есть автоматический пистолет.

5a049ef4183561b6388b4567.jpg
  • Опытный автоматический пистолет Калашникова 1951 года
  • © www.arms.ru

В 1951 году автоматический пистолет системы Калашникова (АПК) калибра 9 мм конкурировал с аналогичной моделью Игоря Стечкина. Историки указывают, что у Михаила Тимофеевича не хватало времени на доработку опытного образца. В результате АПК не дошёл до стадии полигонных испытаний и конкурс выиграл автоматический пистолет Стечкина (АПС).

Пулемёты 

 

Крайне удачным конструкторским решением Михаила Тимофеевича стало создание пулемёта под калибр 7,62 мм (ПК). Работая в авральном режиме с 1958 года, Калашников выиграл конкурс. В 1961 году правительство СССР отдало предпочтение ПК, а не тульскому пулемёту конструкции Григория Никитина и Юрия Соколова.

5a049f8218356109398b4567.jpg
  • 7,62-мм пулемёт Калашникова 1961 года
  • © huntsmanblog.ru

В разных вариантах пулемёт Калашникова производится до сих пор. ПК использовался во вьетнамской войне, в гражданском конфликте в Камбодже, в афганской кампании, ирано-иракской войне, войне в Персидском заливе, югославском конфликте, двух чеченских кампаниях.

ПК был так называемым единым пулемётом. В различных вариациях он использовался не только в пехотных подразделениях, но и устанавливался на танках и бронемашинах. На его основе были разработаны современный пулемёт «Печенег», китайский Тип 80 и сербский Zastava M84.

Пожалуй, самой необычной моделью Калашникова стал кривоствольный пулемёт (КПК), который был создан в 1960-е годы для поражения «мёртвой зоны» возле танка, недоступной для прямоствольного оружия. В частности, оружие предназначалось для экипажей аварийных и подбитых танков.

5a049fe21835610f398b4567.jpg
  • 7,62-мм кривоствольный пулемёт системы Калашникова
  • © www.arms.ru

Экзотическая конструкция ствола (кривизна около 90 градусов) КПК позволяла стрелять из-за угла. Однако танкисты эту идею встретили прохладно. Разработка всех образцов кривоствольных пулемётов была прекращена.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Как знаменитый русский оружейник создал легендарную винтовку, чтобы выкупить любимую (ФОТО, ВИДЕО)

Как знаменитый русский оружейник создал легендарную винтовку, чтобы выкупить любимую (ФОТО, ВИДЕО) | Русская весна

На днях исполнилось 170 лет со дня рождения Сергея Ивановича Мосина, выдающегося российского оружейника, создателя знаменитой «трехлинейки»

Как муза помогла С. И. Мосину сделать то, что не делал никто прежде.

Конструирование оружия — работа сугубо техническая, но при этом еще и творчество высшего разряда. Сделать то, что не делал еще никто прежде. А творческим людям, как известно, нужна муза, как считали древние греки, или стимул, как говорим сейчас мы. Кому-то нужна слава гениального конструктора, кто-то создает оружейную империю.

Кем бы стал Сергей Иванович Мосин без своей музы? Возможно, что ровно так же — известным конструктором, ведь «талант не пропьешь». Или просто честным служакой-артиллеристом, отметившимся разве что парой-тройкой полезных усовершенствований — таких в русской армии хватало. Но муза у Мосина была, и нам даже известны её имя и фамилия — Варвара Арсеньева.

В 1875 году выпускник Михайловской артиллерийской академии штабс-капитан Мосин при распределении был направлен на Тульский оружейный завод. С учетом, как принято говорить, «личных обстоятельств», Мосин хотел быть ближе к пожилому отцу, а Иван Игнатьевич был управляющим у тульского помещика Арсеньева. Сам хозяин поместья был также немолод, сын его, на три год старше Сергея, предпочитал проводить время в Москве или Санкт-Петербурге. А вот жена Арсеньева-младшего жила как раз в усадьбе, куда стал регулярно наезжать Сергей Мосин. Сначала к отцу, а потом… да, чужая жена, мать чужих детей, но так бывает, и сердцу не прикажешь, будь хоть трижды офицером. Точнее — двум сердцам.

Поначалу Мосин все же попытался решить проблему по военному — вызовом на дуэль. Но в качестве оружия супруг Варвары предпочел перо и бумагу, причем ответ адресовал не Мосину, а его начальству. Так что итогом вызова стал не выстрел или выпад шпаги, а трехсуточный арест. Следующую попытку Мосин предпринял, встретив Артеньева в Дворянском собрании, в присутствии множества свидетелей, наивно полагая, что уж теперь-то тот не отвертится.

Но, по всей видимости, муж Варвары полагал, что честь — дело наживное. Более того — вполне поддающееся оценке. Когда вышедший из-под ареста за повторный вызов Мосин через поверенных предложил Арсеньеву расторгнуть брак, супруг ответил, что вполне готов пойти навстречу двум влюбленным… но за 50 000 рублей. При среднем жаловании штабс-капитана в 40–50 рублей ежемесячно, для Мосина такая сумма была явно заоблачной.

Но Сергей Иванович был человек упрямый и решил, что шансы у него есть. Российская империя, как и многие другие страны того времени, переживала «оружейную драму» — технический прогресс превращал едва принятые на вооружение образцы в «морально устаревшие», а после поражения в Крымской войне страх оказаться перед лицом врага со старым оружием у военных, да и в обществе, был особенно велик. Работавший на ТОЗ-е Мосин при этом знал не только желания военных, но и отлично представлял себе возможности отечественной промышленности. Да и просто возможность изготовить в металле придуманную конструкцию была далеко не у каждого.

В 1882 году в документах Главного артиллерийского управления впервые упоминается «магазинная Винтовка Мосина», сделанная «по мотивам» доставленных в Россию винтовок Гочкиса. Впрочем, официально конструкторская деятельность Сергея Ивановича началась годом позже, когда его включили в состав «Особой Опытной Комиссии для испытания магазинных ружей». Разумеется, Мосин в ней был далеко не старшим по чину. Но в любом случае это был большой шаг к его мечте и огромная ответственность. Ведь речь шла сначала о выборе варианта для переделки штатной «берданки» в магазинную, а затем и о выборе новой, более современной будущей армейской винтовки.

За следующие несколько лет через Комиссию прошли десятки опытных образцов — как иностранных, так и русских изобретателей. Пять из них были созданы Мосиным. В итоге именно система Мосина была признана заслуживающей наибольшего внимания, после чего последовал заказ 800 винтовок для более широких испытаний в войсках. К сожалению, для Мосина эти испытания вполне наглядно продемонстрировали, что прикладно-реечные магазины не очень безопасны в обращении — на испытаниях были отмечены случаи возгорания патронов при досылке.

Впрочем, даже не случись их, «мосинке» образца 85 в любом случае вряд ли была суждена долгая жизнь. 1880-е стали временем еще одного этапа «винтовочной гонки» XIX века — перехода на меньший калибр. Россия также не осталась в стороне от этого процесса, начав разработку нового патрона — будущего «трехлинейного» 7,62×54R. На этот раз основных участников соревнования было лишь двое. Бельгиец Леон Наган… и Сергей Мосин. По накалу борьбы это состязание мало уступало гонкам «Формулы-1» и вопрос о том, чей образец лучше, оставался открытым до самого конца. В дальнейших статьях мы обязательно вернемся к этой теме, чтобы рассказать не только про работу Мосина, но и других участников процесса создания новой винтовки.

Результатом стала известная всем винтовка образца 1891 года — в тот момент совсем не «мосинка». Комиссия по винтовке все же была заинтересована не в строгом соблюдении «чистоты изобретения», а в том, чтобы русская армия получила самое лучшее из возможных. Поэтому в принятой винтовке имелись конструктивные решения Нагана, Мосина и других членов комиссии. Именно это послужило поводом отойти от традиции указывать в названии фамилию конструктора. Впрочем, тот факт, что вклад Сергея Ивановича был основным, был вполне оценен. За участие в разработке «трехлинейки» Мосин получил 30 000 рублей. Выплаты Нагану были больше, но при этом русское правительство также приобретало все права на его винтовку — в качестве резервного варианта. Если бы с производством «трехлинейки» возникли сложности, наличие лицензии позволило бы разместить заказы за границей — не только у Нагана, а у любого фабриканта.

Вместе с еще 1500 рублями Михайловской премии «за лучшие изобретения по артиллерийской части» Сергею Мосину, наконец, хватило денег, чтобы «выкупить» любимую. В том же 1891 году брак между супругами Арсеньевыми был расторгнут.

Здесь обычно рассказ заканчивают, намекая на традиционное «и жили они вместе долго и счастливо». Но в этой истории финал был немного иной. Дети от первого брака «не приняли» Мосина и последние годы генерал-майор артиллерии, начальник сестрорецкого гарнизона жил один в казенной квартире.

Вряд ли он, да и кто-то еще в то время мог предположить, какая долгая жизнь будет у созданного им оружия.

 

Андрей Уланов, Ростех

Как знаменитый русский оружейник создал легендарную винтовку, чтобы выкупить любимую (ФОТО, ВИДЕО) | Русская весна
Как знаменитый русский оружейник создал легендарную винтовку, чтобы выкупить любимую (ФОТО, ВИДЕО) | Русская весна
 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Loading...
Sign in to follow this  

×
×
  • Create New...