Jump to content
Форум - Замок

Около-Политические беседы


Irishka
 Share

Recommended Posts

К каким - на пример???

 

Я его сочувствия к убиенным в Одессе - не заметил!!!!!!!!!!!!

Тебе надо, чтоб конкретно, по всем населенным пунктам, по отдельности? А гуртом, ко всем пострадавшим, нельзя?

В принципе, можно подловить прямой эфир и задав ему прямой вопрос, услышать ЕГО ответ. Но проще обвинить, поскольку предубеждение уже сложилось.

Link to comment
Share on other sites

  • Replies 820
  • Created
  • Last Reply

Top Posters In This Topic

Лимонов, вот тоже еще тот акын, ну решил прогнуться под изменчивый мир и наехал на макара. Слово за слово, кому-то тоже чего-то не так... ну мало народа как я, что на работе когда делать нефик, так не в одноклассниках сидит, а инфу всякую перепроверяе)))) хобби у меня такое. В общем если поглядеть, то макар и вправду ниче такого страшного не трындел. А вот приписано ему и вправду неслабо.

Потому что есть золотое правило. Не лезь в воду, не зная брода.

А он полез. Увяз по самые уши в болоте и теперь вопит: "Путин помоги - меня никто не любит"...

 

Так часто бывает, когда известные люди, занимающиеся совсем другим делом, лезут в политику...

 

Хотел как лучше, а получилось как всегда...

Link to comment
Share on other sites

Тебе надо, чтоб конкретно, по всем населенным пунктам, по отдельности? А гуртом, ко всем пострадавшим, нельзя?

В принципе, можно подловить прямой эфир и задав ему прямой вопрос, услышать ЕГО ответ. Но проще обвинить, поскольку предубеждение уже сложилось.

Я вообще не считаю его сильно значимой фигурой, он делает то что хочет делать... Ну и пусть, это его путь... Так получилось, что он и укр. СМИ, делают примерно одинаковую работу. В этом его проблема.

 

НО! В этой всей войне, есть фигуры, которые сделали несоизмеримо больший вклад чем Макаревич. И вот как раз они, больше заслуживают промывание косточек.

Поэтому не вижу смысла столь пристального внимания к его персоне. Обычный козёл отпущения. Для него очень справедливо высказывание: язык мой - враг мой.(злой Меркурий если хотите)

Link to comment
Share on other sites

Потому что есть золотое правило. Не лезь в воду, не зная брода.

А он полез. Увяз по самые уши в болоте и теперь вопит: "Путин помоги - меня никто не любит"...

 

Так часто бывает, когда известные люди, занимающиеся совсем другим делом, лезут в политику...

 

Хотел как лучше, а получилось как всегда...

Ну так статья, что Хая привела и называется " Путешествие дилетанта", стало быть, он и не претендует на лавры политика. Где ему жало, то и озвучил. А кто и что в этом увидел, и как интерпретировал, тут уж, по пословице " на чужой роток не накинешь платок".
Link to comment
Share on other sites

насчет брода апсалютнаа согласная я. если ты вчем спец, так и специаль.

и вообще. я вот даже тутошние выкладки каких аналитиков читаю, потом лезу смотреть, а ху из ху и кто хуее. особенно когда аналитики как таковой нет, а все больше Мне так кааажетца.

очень часто складывается у меня мнение, что многим людям очень важно быть в тренде. вот и макаревич решил быть в тренде. ну и .... чета тренд на тренд нашел...

Link to comment
Share on other sites

И это - правильно...

 

Твое отношение к нац-гадам - адекватом - ни на грамм...

Это ты про Макаревича? Я пытаюсь понять, в каком месте он нац-гад. Есть понятие, тебе хорошо знакомое: презумпция невиновности.

Вот, если докажем, что вся та хрень, которую ему приписывают, действительно, ему принадлежит, то тогда да, нац-гад. А пока я вижу попытку очернить человека только за то, что он высказался против войны.

Может, потому, что не попал в общую патриотическую струю, поэтому вляпался?

И, кстати, о ком ты еще? Почему во множественном числе?

Link to comment
Share on other sites

не докажем. я сегодня полтора часа очные ставки с гуглей и яндексом делала. действительно, на макара собак навешали. но отрицать не буду, что повод дал. где то в феврале. но думаю что даже раньше, когда совсем дурацкое письмо путину про откаты сваял.

Link to comment
Share on other sites

не докажем. я сегодня полтора часа очные ставки с гуглей и яндексом делала. действительно, на макара собак навешали. но отрицать не буду, что повод дал. где то в феврале. но думаю что даже раньше, когда совсем дурацкое письмо путину про откаты сваял.

Да ладнааа!!!

Неужели судьба Ходорковского ни чему не научила???

 

Тогда так ему и надо - знал, на что шел! А если по недоумию - тогда тем более так и надо!

 

А так-то не он один против войны... По-моему, только Турчинов однозначно "за" и других выходов не видит.

Link to comment
Share on other sites

Почему только Турчинов?

У нас сейчас, по-моему, все за войну. Кто в политической верхушке.

Порошенко обратился с призывом срочно собрать Совбез ООН и ОБСЕ в связи со вводом российских войск в Украину. Яценюк тоже.

У всех паника, хотят слухи о всеобщей мобилизации.

Link to comment
Share on other sites

Пусть скажет большое спасибо укр. СМИ, которые вокруг него практически

развели...

 

Ну и то что он с укр. флагами ходил. Концерты давал только в "освобождённых" городах, а не в тех которые ещё предстояло "освобождать"...

Очень переживал за жителей Крыма, которые против воссоединения с Россией (%), но совершенно ложил на мнения людей которые хотят отделится от преступной угнетающей политики украины(%).

И самое главное, он за мир, но постоянно вписывается за тех кто как раз и начал войну.

Link to comment
Share on other sites

То интервью от 14 марта. Тогда, вроде, никаких ополченцев не было.

Я никогда не читала и не слышала ЕГО слова, что он против ополченцев и за хунту.

Это правда, что я могу быть не очень в курсе, поскольку все лето с двумя внуками, и не очень слежу за тем, что происходит в Украине. Ситуация в Израиле меня занимает больше.

Кроме того, у меня сейчас планшет, а не нормадьный комп, и интернет с перебоями. Поэтому буду очень благодарна, если поможете мне найти ЕГО собственные слова на эту тему, а не мнение работников СМИ?

Не могу найти это интервью. они вообще почти поисчезали почему-то. Остались в основном в виде косвенной речи, краткого пересказа.

Жалею, что не запостил.

Link to comment
Share on other sites

14 марта http://www.youtube.com/watch?v=M6cNW7_1o-o

 

14 МАРТА 2014 2014 Все выпуски

Чем отличаются граждане от подданных

В ГОСТЯХ: Андрей Макаревич

Андрей Макаревич

музыкант

ВЕДУЩИЙ:

Ксения Ларина

8

читать

#

слушать

49:46

$

Cкачать

11.4 МБ

;

смотреть

 

 

К.ЛАРИНА –20 часов 6 минут. Добрый вечер, еще раз! У микрофона Ксения Ларина. Сегодня я одна программу провожу. Программа «2014», а в гостях у нас сегодня Андрей Макаревич. Андрей, приветствую, добрый вечер!

 

А.МАКАРЕВИЧ – Привет!

 

К.ЛАРИНА – Напомню, что тема нашей передачи: Чем отличаются граждане от подданных. Это такая точка отчета. Есть, что сказать по этому поводу, и вам тоже, дорогие друзья, поэтому напомню номер, телефон для sms в эфир: +7 (985) 970 45 45. И по традиции у нас два голосования. Одно голосование уже идет на нашем сайте, на телевизоре. Вопрос такой: Есть ли, на ваш взгляд, в России моральные авторитеты, способные влиять на власть? Да или нет? Ну, вот пока я вижу удручающие цифры, поскольку голосование идет, и оно будет идти еще какое-то время, а потом подведем итоги.

 

Н

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ

 

ГОЛОСОВАНИЕ

Письмо деятелей культуры в поддержку власти вас ...

 

разочаровало

87%

обрадовало

10%

затрудняюсь ответить

2%

5 36 6 1 7 14.03

ачну я с новости, которая нас как-то вместе удивила с Андреем Макаревичем. Я, когда готовилась к программе, вылезла из информационных потоков новость про группу «Машина времени». Новость называлась так: «В «Машине времени» произошел раскол». Два музыканта: Андрей Державин и Владимир Сапунов подписали обращение советской интеллигенции в поддержку Владимира Путина, то самое, большое – маленькое заявление с большим количеством подписей. Учитывая, что Андрей Макаревич и Александр Кутиков подписали другое воззвание – антивоенное от имени российской интеллигенции, конечно, возникает вопрос: Как такое может быть?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Я сам несколько обалдел, но, на самом деле это личное дело каждого. Мальчики взрослые, у них, видимо, такой взгляд на вещи. Я их видел последний раз 10 дней назад. Мы эту тему не обсуждали. Не знаю, что их так приперло. Я думаю, что лучше всего это им этот вопрос задать.

 

К.ЛАРИНА – Это понятно, но интересно мнение руководителя. Будут ли санкции какие-нибудь?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Вы что, с ума сошли?

 

К.ЛАРИНА – Исключать из группы…

 

А.МАКАРЕВИЧ – У нас абсолютно свободное объединение людей и, вообще, мы занимаемся музыкой. Я не думаю, что это, вообще, как-то повлияет на наши отношения. Ну, вот они так видят эту ситуацию. Я ее вижу иначе.

 

К.ЛАРИНА – А все-таки, какие чувство кроме недоумения?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Никаких.

 

К.ЛАРИНА – Разочарование?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Вот с недоумения началось и недоумением кончилось. Может быть, когда мы побеседуем – мы увидимся через несколько дней – может, для меня несколько прояснится.

 

К.ЛАРИНА – А, вообще, за все это время, пока у нас идет такая патриотическая вакханалия в стране, разочарования часто случались в людях? Или ничего – никаких событий, открытий человеческих не произошло.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Скорее, какие-то удивления. Потому что у власти нашей, конечно, гениально получается людей ссорить, разводить их в противоположные лагеря вместо того, чтобы искать какие-то точки соприкосновения, которые бы нас, как граждан одной страны, объединяли – все получается ровно наоборот. Может быть, им так удобнее, но последнее время это дошло до какой-то точки абсурда, на самом деле в связи с украинскими событиями. Поэтому мне тут нечего даже добавить.

 

К.ЛАРИНА – Понятно, не будете спорить, что сегодня мы видим: по всем опросам подавляющее большинство наших граждан разделяют политику партии и правительства. Единодушие - оно должно вызывать, какие чувства у человека, который наблюдает - восторга?

 

А.МАКАРЕВИЧ – У меня это вызывает чувство глубокой печали, потому что мне казалось, что прошедшие три десятка лет, которые хотя бы шанс давали гражданам нашей страны почувствовать себя свободными людьми, которые могут самостоятельно мыслить. Ни к чему не привело. У очень большой части населения этот рабский совок где-то на генетическом уровне сидит. Я это подозревал, но не подозревал, что он сидит так крепко и в таких масштабах.

 

К.ЛАРИНА – А чем вы это объясняете?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Ничем я не могу это объяснить. Генетика.

 

К.ЛАРИНА – Ну, подождите, вы же тоже часть этой истории, и у вас точно такая же генетика…

 

А.МАКАРЕВИЧ – Я, видимо, урод. Я еще знаю двух-трех.

 

К.ЛАРИНА – Неужели всего два-три? Ну, не надо!

 

А.МАКАРЕВИЧ – Я шучу.

 

К.ЛАРИНА – Посмотрите, сколько людей! Я все-таки, когда общаешься даже в Фейсбуке, в интернете, когда видишь подписи под альтернативными воззваниям, все-таки какое-то чувство приятное возникает. Не все потеряно.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Нет, не все. Конечно, не все.

 

К.ЛАРИНА – Да, генетический страх. Не знаю. Может быть, это пропаганда так действует на людей.

 

А.МАКАРЕВИЧ – И пропаганда так действует, и Олимпиада тут сработала очень вовремя. У нас же спортсмен больше, чем спортсмен. Мы победили весь мир! Ну, и все это просто крылья за спиной вырастают. Так все удачно совпало.

 

К.ЛАРИНА – А почему у нас все победы такие агрессивные?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Я думаю, что от комплекса собственной неполноценности. От чего еще?

 

К.ЛАРИНА – Это очень приятно, наверное, себя тешить такими иллюзиями, что мы великие?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Ну, конечно – «а мы зато, им морду набили!»

 

К.ЛАРИНА – Но учитывая все-таки ваш путь, гражданина Макаревича здесь, конечно, огромное количество вопросов пришло, скажу я сразу. Я даже не успела их все просмотреть. Но, конечно, многие вспоминают, что у вас было другое отношение и к нынешней власти и лично к Владимиру Путину. Это ваш путь, которые вы проходите и, конечно, было бы интересно узнать у вас, когда ваше отношение ко всему, что происходит, изменилось, когда вы почувствовали надлом в этих отношениях с властью?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Послушайте, отношения у меня с моими друзьями. С властью у меня отношений нет, и, если власть делает, с моей точки зрения, правильные или удачные ходы, что у Путина на международной арене получалось последнее время, я ей аплодирую и радуюсь вместе с властью. Если власть делает, с моей точки зрения, вещи неприемлемые, я не могу молчать в тряпочку, потому что завтра это коснется каждого и меня лично. Дело не в отношениях, дело в людях, которых общество наняло, выбрало – не имеет значения – для того, чтобы они служили стране. Это страшная ответственность, и любое решение, которое принимается властью, это колоссальная ответственность. Если мы будем, как это принято было в советские времена, бездумно одобрять единогласно все, что власть за нас решает, мы однажды утром проснемся в такой заднице, что просто страшно себе представить. Мы обязаны критически относиться к власти, которую мы сами себе выбрали. Это нормально. Это не значит, что ты предатель Родины или пятая колонна.

 

К.ЛАРИНА – Совсем недавно это стало популярно, этот термин «пятая колонна». Впервые, по-моему, он прозвучал во время первых акций протеста в декабре 11-го года. Сейчас, собственно, никто по-другому из Кремля этих людей не называет - только «пятая колонна» и «враги». Обратите внимание - опять же обращаюсь к обществу – насколько это поддерживается в обществе. Почему?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Общество очень хорошо и очень мощно настучали телевизором по голове. Поскольку у нашего общества к телевизору очень большая привычка…

 

К.ЛАРИНА – Зависимость такая…

 

А.МАКАРЕВИЧ – Да, зависимость абсолютно, как у всего человечества современного, в общем. Это невероятным образом сработало. Вот размер и степень агрессивности подачи этого вранья сработало для большой части населения. Я видел людей, которые совершенно искренне считают, что надо просто хватать автомат и бежать спасать бедных русских в Крыму, потому что их там бандеровцы задолбали. И все – белый огонь в глазах и разговаривать бессмысленно уже.

 

К.ЛАРИНА – Но вы же можете отличить правду от вранья.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Я могу.

 

К.ЛАРИНА – Даже не зная, может быть, каких-то вещей, но все равно естественно какие-то приметы вранья.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Есть, потому что, на мой взгляд, все это было сделано очень грубо, очень наспех и с массой несостыковок. Нет у меня ответа на этот вопрос.

 

К.ЛАРИНА – Вы очень горькие и резкие тексты пишете на «Снобе» и, кстати, хочу вам сообщить, если вы не знаете, что буквально со вчерашнего дня или сегодняшнего дня «Сноб» закрыт для всеобщего обозрения – только для членов клуба.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Да, ладно!

 

К.ЛАРИНА – Да. Там висит объявление, что эти все тексты доступны только членам клуба.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Какая прелесть.

 

К.ЛАРИНА – Подзамочно все теперь.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Ну, в общем, странно было, если было бы иначе.

 

К.ЛАРИНА – Сколько я вам новостей сообщила.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Да. Приехал с гастролей и столько новостей сразу!

 

К.ЛАРИНА – Я думаю, что наверняка Николай Усков принял это решение под влиянием вчерашних событий, когда грохнули у нас несколько практически сайтов…

 

А.МАКАРЕВИЧ – Да, я в курсе уже. Но вас уже открыли, как я понимаю.

 

К.ЛАРИНА – Нас открыли. Но «Каспаров», «Грани» и «ЕЖ» - они все по-прежнему блокированы и закрыты для большинства людей. Так что, вот такая зачистка происходит. Поэтому не все могут читать ваши тексты, вы тоже имейте это в виду, когда будете писать следующие послания.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Да я не вижу в них большого смысла, ей богу! Такие вещи пишешь просто, чтобы свою душу облегчить как-то.

 

К.ЛАРИНА – Но там страшные вещи вы пишете, конечно. Последняя фраза, которую вы написали, что «ощущение, что жизнь прожита зря». Почему так горько?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Вот именно поэтому. Потому что люди наши, оказывается, не изменились. А я очень верил в то, что все-таки что-то с людьми происходит, чему-то их история учит, через которую они прошли. Не учит.

 

К.ЛАРИНА – А, когда было ощущение другое из всего, что вы прожили, когда было ощущение надежды, что все меняется?

 

А.МАКАРЕВИЧ – В 87 году, в 91-м году.

 

К.ЛАРИНА – А там, вообще, у нас в то время – в 87-м, в 91-м году интернета не было.Один телевизор только и был.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Ну, да. Только мобильные телефоны появились, по-моему.

 

К.ЛАРИНА – И то их не было.

 

А.МАКАРЕВИЧ – И то еще не было.

 

К.ЛАРИНА – Каким образом тогда идеи просвещенные распространялись и либеральные?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Только "Эхо Москвы" возникло, я помню.

 

К.ЛАРИНА – В 90-м году, да.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Ну, вот, благодаря вам народ собрался тогда у Белого дома.

 

К.ЛАРИНА – Я думаю, что нет.

 

А.МАКАРЕВИЧ – А, как расходилась информация еще?

 

К.ЛАРИНА – Мне кажется, что все-таки атмосфера была в стране другая.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Но надо было элементарно знать, что ты нам нужен.

 

К.ЛАРИНА – Слушали голоса.

 

А.МАКАРЕВИЧ – А, может быть, да. Это уже забытая, кстати, история.

 

К.ЛАРИНА – Сейчас и голосов-то нет.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Появятся скоро. А, что? – свято место пусто не бывает.

 

К.ЛАРИНА – Итак, мы констатируем, что у нас произошло такое вот тотальное возвращение в советский союз, я имею не в географическом смысле, а в смысле нравственно-интеллектуальном, и виноват в этом – неужели Путин?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Я думаю, что, если бы эти семена упали на не благодатную почву, ничего бы не выросло. Тут как-то очень хорошо одно к другому подошло. В этом смысле Путин замечательный политик. Он очень хорошо чувствует, что можно со своим народом сделать.

 

К.ЛАРИНА – То есть, этот запрос он почувствовал?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Конечно.

 

К.ЛАРИНА – Я все-таки хочу понять причины. Неужели только генетика? Ну, а какая генетика – сколько молодежи, я смотрю, людей, которые абсолютно тоже зомбированы. У них, вообще, никакой памяти нет, они, вообще, истории даже не знаю. Но, тем не менее, вот этот вот «Крым наш!» - он застит все.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Я ничего не могу сказать по этому поводу. У меня нет ответа на этот вопрос. Причем, если сделать следующий шаг, то это страшно опасный прецедент. А у нас в Прибалтике русскоязычное население угнетают. Давайте туда войска введем. А в Израиле, между прочим, тоже страдают русскоязычные – давайте туда войска введем. На Аляску, потому что она была продана другим государством. Чего это мы, собственно, за царской Россией соблюдаем какие-то условности. Стоит только начать.

 

К.ЛАРИНА – Но здесь же ссылаются на русский народ, который просит помощи, хочет в Россию.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Вот, очень интересно: как только пошла речь о Крыме, первые два дня по телевизору показывали крымчан, которые говорили: «Да, мы хотим автономию, но в Россию – нет, мы не хотим». Потом как-то они все исчезли, как один. Куда они все подевались?

 

К.ЛАРИНА – Появились другие.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Да, Путин на пресс-конференции трижды сказал, что мы ни в коем случае не будем нарушать территориальную целостность суверенного государства Украина. Что по этому поводу сейчас происходит? Это было не месяца назад, это было совсем недавно.

 

К.ЛАРИНА – Очень быстро все меняется. Вот Путин говорит, что и войск там никаких нет российских.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Ну, да.

 

К.ЛАРИНА – Наверное, этот переломный момент произошел, когда Совет Федерации принял это постановление о разрешении..

 

А.МАКАРЕВИЧ – Пресс-конференция была позже.

 

К.ЛАРИНА – Позже была…

 

А.МАКАРЕВИЧ – Конечно. Была насколько дней назад.

 

К.ЛАРИНА – Вы внимательно сейчас за этим за всем следите, что вы там ищите.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Приходится. Надо понимать, на каком свете ты завтра проснешься. Я бы с удовольствием за этим не следил.

 

К.ЛАРИНА – Из пресс-конференции, что вы еще услышали для себя важного, какой сигнал?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Она меня как-то успокоила, потому что я понял, что Путин не хочет военного конфликта, во всяком случае, так выглядело. Сейчас я опять ничего не понимаю.

 

К.ЛАРИНА – Послезавтра референдум…

 

А.МАКАРЕВИЧ – В понедельник.

 

К.ЛАРИНА – В воскресенье же будет.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Да. А с понедельника нам объявят санкции. Я не пойму - зачем? Если серьезно, не обсуждать эти байки насчет безумно угнетенных и забитых бандеровцами русскоязычных людях в Крыму, то зачем это нам нужно? Ну, хорошо, я понимаю, сладкий кусок: Крым, база военная, море – все это хорошо. Но та цена, за которую все это приходится платить, и придется еще, она адекватна или нет, или мы просто любим находиться в ссоре со всем миром; чтобы это кольцо врагов было не мифическое, выдуманное нашими пропагандистами, а уже настоящее – вот зачем это нам нужно? Может быть, я чего-то не знаю. Мне это непонятно. Меня родители воспитали в каких-то очень простых понятиях: хамить нехорошо, воровать нельзя, врать нельзя. Точно из этой же категории у меня в голове представления о том, что существуют какие-то международные нормы, договоренности и правила. Влезать на чужую территорию со своим оружием – нельзя. В принципе, это равносильно объявлению войны. Вот нежели нельзя было без этого обойтись. Если крымчане так хотят в Россию, пускай они проводят референдум, пускай они приезжают, в конце концов. Но почему надо переделывать границы? Можно сколько угодно обсуждать, как Крым достался Украине, но сегодня дела обстоят так, сегодня границы такие. И с какого перепуга их надо переделывать? Просто потому, что нам так хочется? Ну, это хорошее объяснение.

 

К.ЛАРИНА – Я сейчас читаю все эти дни путанные и очень многословные объяснения деятелей культуры, которые подписали этот мандат Владимиру Путину. Просто карт-бланш они такой предоставили. Смысл такой – не знаю, согласны вы или нет, - «что бы ты ни сделал – мы тебя поддержим». Любую позицию Путина мы поддержим. Так вот, там люди, конечно, чувствуют, что что-то не то, как я понимаю. Конечно, их раздражает и отношение и обсуждение, и оскорбления – народ же у нас не стесняется выражаться. Вот они пишут: «А вы что хотите? Чтобы, - Эдик Бояков пишет, - ракеты НАТО стояли около Воронежской области?» Получается, что так: если Крым не наш, то НАТО подойдет к нашим границам и войдет в Воронеж.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Я считал и продолжаю считать – и пусть кто-нибудь попробует опровергнуть, - что, если трезво посмотреть на карту мира, то враги у нас немножко другие, и она у нас с Америкой общие. И они находятся не через океан, а это агрессивные исламские страны. И, как только у них появится атомная бомба, это станет ясно уже и любому. А вот это раздувание все время вражды с Америкой – ну, до какой-то степени, наверное, это нужно, для каких-то политических соображений. Я не политик и никогда бы им не стал. НАТО не будет бомбить Россию – ну, неужели это непонятно?

 

К.ЛАРИНА – Я думаю, что даже наоборот – я тоже не политик, - но, мне кажется, что ровно наоборот, все будет, что гарантия того, что НАТО подойдет ближе к нашим границам – это после того, что происходит сейчас с Украиной. Потому что понятно, вы же видите, там не только Крым, там юго-восток уже пылает – не знаю, кто эту войну устроил гражданскую, но смотрю с ужасом на то, что там происходит.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Во всяком случае, крымская история ее очень подстегнула. Ее можно было бы избежать. А по поводу ракет НАТО – ну, что, скажем, в Прибалтике поставили они их уже, нет? Поставят – что изменится? Вообще, сейчас техника не на том уровне, чтобы обсуждать плюс-минус 500 километров. Это все больше страшилки.

 

К.ЛАРИНА – Тогда для чего, действительно, если подумать.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Не понимаю. Хочется империю.

 

К.ЛАРИНА – Хочется империю. И народу хочется империю. А власти, наверное, хочется что-то прикрыть, что неизбежно случиться в ближайшее время, я имею в виду какие-нибудь проблемы, связанные с экономикой.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Я другому поражаюсь: рубль грохнулся на глазах – никто не обращает внимание. Это удивительно совершенно.

 

К.ЛАРИНА – Как, ваши концерты еще не запрещают?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Пока нет.

 

К.ЛАРИНА – Но вы не исключаете такую возможность, что какой-нибудь губернатор вам скажет: «Я не хочу неприятностей, Андрей Вадимович, давайте подождем. Нежелательно».

 

А.МАКАРЕВИЧ – Ничего я не хочу загадывать, во-первых. Во-вторых, я все-таки, несмотря ни на что в будущее стараюсь смотреть с оптимизмом. Это касается и Украины и наших концертов, всего, что завтра произойдет.

 

К.ЛАРИНА – А вы с кем-то общаетесь из Украины сегодня?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Ну, конечно. У меня масса друзей, звонят периодически. И я могу сказать, что это абсолютно русскоязычные украинцы, которых я знаю десятилетиями. Некоторые из них достаточно известные люди – не хочу называть их фамилий – и у всех страшная обида: «Отчего вы нас всех записал-то в фашисты?» Потому что, если смотреть наш телевизор – кроме фашистов, бандеровцев и бедных русскоязычных, там больше никого нет, никого не осталось. А они не фашисты и не националисты – их просто настолько достал Янукович со своей шайкой, что они его скинули.

 

К.ЛАРИНА – Там очень разные люди, кстати, были на Майдане.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Там все были - в том-то и дело. Там были очень разные люди. Но фашистов там было не большинство. У нас фашистов больше, чем на Украине, никого они у нас не беспокоят – убивают себе потихоньку узбеков и все.

 

К.ЛАРИНА – Ну, послушайте, у нас фашисты есть и люди, которые занимают высокие посты, в той же Думе послушаешь некоторых депутатов – ничем от речей фашистских не отличается, и никто не беспокоится. Это, конечно, мне кажется, какое-то помешательство коллективное, помешательство. Не похоже даже на брежневское время - у нас такого не было.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Не было.

 

К.ЛАРИНА – Даже помните… я не помню 68-й год, но, естественно, по рассказам родителей понимаю, что там не было такого восторга. Там тоже были собрания в коллективах, всякие письма от трудовых коллективов, что «мы поддерживаем».

 

А.МАКАРЕВИЧ – Если говорить о 30-х годах, там не было писем противоположных – вот в этом есть отличие одно, но, по-моему, сейчас работают над этим очень активно.

 

К.ЛАРИНА – Да, уже есть целые сайты, где перечислены имена предателей Родины.

 

К.ЛАРИНА – Мы сейчас прервемся на новости, потом вернемся в программу. Напомню, что Андрей Макаревич у нас, и можете тоже свои вопросы присылать нашему гостю.

 

НОВОСТИ.

 

К.ЛАРИНА – Да, закончился прием подписей в Министерстве культуры. Достаточно количество набрали, успели наши друзья вскочить в последний вагон. Смешно. Можно было удержаться, конечно, потом сказать: «Извините, но не успели. Я хотел, но не успел…»

 

А.МАКАРЕВИЧ – Бежал с авторучкой.

 

К.ЛАРИНА – Я хочу подвести итоги нашего голосования. Я спрашивала у наших слушателей и сетезрителей, пользователей интернета: Есть ли моральные авторитеты в России, способные повлиять на власть. Почти 2 тысячи человек проголосовало. 89% сказали – нет, нет таких людей.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Я с ними согласен. Не потому, что авторитетов нет, а потому что власть нашу, по-моему, авторитеты не интересуют. У власти приоритеты иные.

 

К.ЛАРИНА – Тогда зачем им эта массовая поддержка, если они и без нее делают, что хотят?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Показать, что вот и деятели культуры с нами. На самом деле это важно и для международного разговора для какого-то.

 

К.ЛАРИНА – Схема та же, советская…

 

А.МАКАРЕВИЧ – Конечно.

 

К.ЛАРИНА – Сначала завод, а потом деятели культуры подключаются.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Я хочу еще раз сказать: я не буду их шельмовать никого. Это их личное дело, они так считают. Я считаю, что они заблуждаются, а они считают, что заблуждаюсь я, например.

 

К.ЛАРИНА – А у вас, вообще, споры на эту тему бывали в окружении, с друзьями, с товарищами?

 

А.МАКАРЕВИЧ - Вот в том-то и дело, что нет. Видимо, наверное, они потому и мои друзья, что у нас на какие-то базовые вещи взгляды совпадают.

 

К.ЛАРИНА – Я сейчас лихорадочно вспоминаю всех известных людей, которые входят в ваш ближний круг.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Их не так много, между прочим.

 

К.ЛАРИНА – Ну, ладно, ни хочу никого обсуждать, это уже отдельно, действительно, будем разговаривать с теми, кто подписался

 

А.МАКАРЕВИЧ – Потом, есть люди, которые, вообще, не хотят в этом участвовать просто. Они считают, что сейчас эта волна дури пройдет, конфронтация страшная, потому что все проходит, и, чем она выше и пенистей, тем она быстрее должна схлынуть – и тогда, спустя какое-то время на холодную голову мы все это обсудим – есть люди, которые так думают.

 

К.ЛАРИНА – Оставаясь над схваткой. Лучше промолчать.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Да, или в стороне.

 

К.ЛАРИНА – А вы все-таки два письма, насколько я знаю, подписали, которые у нас буквально вчера появились в печати. В «Новой газете» одно письмо – оно такое антивоенное воззвание. А второе достаточно конкретное с предложением провести такой конгресс интеллигенции.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Да, одно – это Change, а второе – «пенклубовское».

 

К.ЛАРИНА – Тут вы, какими мотивами руководствовались?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Тем, что все, что там изложено, абсолютно совпадает с моими ощущениями происходящего, ничем больше.

 

К.ЛАРИНА – Но, если на них повлиять невозможно, если, как вы сказали авторитетов нет – там, кого не собирай, хоть всю академию академиков…

 

А.МАКАРЕВИЧ –Ну, что - сидеть и ничего не делать? Ну, как так?

 

К.ЛАРИНА – Ну, то есть, важно, чтобы заявить об этом, да?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Мне кажется, что да.

 

К.ЛАРИНА – Возвращаясь к нашей теме: Чем отличаются граждане от подданных, на ваш взгляд, большинство людей считают себя гражданами или все-таки подданными?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Я не проводил такую статистику, и, честно говоря…

 

К.ЛАРИНА – Это, как удобнее?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Кому как, наверное. Потому есть и те и другие. Каждый выбирает по себе: женщину, судьбу или дорогу, дьяволу молиться или богу… ну, и так далее.

 

К.ЛАРИНА – Мне кажется, гражданином быть сложнее, ответственность другая.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Не знаю.

 

К.ЛАРИНА – А тут-то – сиди спокойно, не о чем не думай. Ну, хорошо, не будем судить общество. А как вам кажется правильней для страны, для государства все-таки, чтобы народ был гражданским обществом или народ, как биомасса, которая любое решение власти будет безропотно принимать?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Я считаю, что, если человеку богом дан ум, то не для того, чтобы руку к фуражке прикладывать, а для того, чтобы самостоятельно смотреть на происходящее, анализировать и иметь собственное мнение. Оно может совпадать с властью, оно может не совпадать с властью. Но, когда Совет Федерации или Госдума голосует единогласно, я не понимаю, что это за Дума. Ведь Дума – от слова «думать», правильно? Что за единодумие такое? Я разговаривал с одним сенатором на открытии Олимпиады. Я говорю, слушай, как вы могли этот закон принять «Димы Яковлева», вы что?» Он говорит: «Да мы были против. Нас собрали и сказали - надо проголосовать». Ну, вот все – дальше, о чем можно разговаривать?

 

К.ЛАРИНА – Я, кстати, тоже знаю таких людей, которые внутри против.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Они же туда пошли не для того, чтобы жизнь нашу сделать солнечной – они пошли сообразно своим собственными интересам. Ну, вот на одной чашке весов - их интересы…

 

К.ЛАРИНА – Чистый бизнес.

 

А.МАКАРЕВИЧ – А на другой – надо проголосовать.

 

К.ЛАРИНА – То есть, репутация сегодня, вообще, ничего не значит для людей.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Наверное, для кого-то значит, именно поэтому каждый поступает так, как считает нужным.

 

К.ЛАРИНА – Не знаю, мне кажется, что так это важно для людей, особенно которые руководят страной, хотя, конечно, это наивные рассуждения. Для них, по-моему, репутация никогда не была для жизни дальнейшей. У нас какой-то совсем грустный разговор, хотя вы говорите, что вы оптимист. Вы сейчас ездите на гастроли, вы на открытии Олимпиады были – вас не возбудило все это вот на Олимпиаде? Совсем же, наверное, другой взгляд изнутри?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Мне безумно понравилось открытие. Это сделано на высочайшем мировом уровне, и замечательно выступали наши спортсмены, и то, что они в последние два дня сделали, это, вообще, невероятно. Все это здорово.

 

К.ЛАРИНА – А там внутри атмосфера, какая была? Вы же там…

 

А.МАКАРЕВИЧ – Я там был два дня – чудесная была атмосфера абсолютно.

 

К.ЛАРИНА – А Украина уже началась в это время?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Еще как-то нет, не очень. Майдан-то стоял уже, да. Майдан стоял уже больше месяца к этому времени. Он стоял и стоял.

 

К.ЛАРИНА – Где-то в середине Олимпиады это случилось – кровавое побоище ночное, когда кровь пролилась там. Когда мы про олимпиаду говорим, мы тоже, понятно, что… как ее только не называли: и «Распилиада» и прочее. Но, когда попадаешь внутрь этой атмосферы, кажется, что это все прекрасно, да?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Олимпиада была проведен очень достойно. Это вот «мухи отдельно – котлеты отдельно».

 

К.ЛАРИНА – Это можно?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Выяснять, почему на нее угрохали столько денег, и куда они пошли – это отдельная история. А то, как спортсмены работали – это отдельная история. Какое было открытие – это отдельная история.

 

К.ЛАРИНА – А, когда вы встречаете в концертах, этот вопрос вам задавали? Я читала интервью ваше недавнее «Собеседнику». Люди там сидят в зале – вы не разговариваете, вообще, с ними? Только поете?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Я не делаю из концерта политинформацию.

 

К.ЛАРИНА – Ну, это как творческая встреча. То есть, никаких заявлений там не делаете.

 

А.МАКАРЕВИЧ – У меня концерт - не творческая встреча. Если говорить о программе "Love", то это почти цельное музыкальное произведение, где одно вытекает из другого.

 

К.ЛАРИНА – То есть, программа такая целая.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Да, это такая программа и люди заплатили деньги, чтобы ее посмотреть. И нефига им портит настроение за эти два часа.

 

К.ЛАРИНА – Они, вообще, в курсе, на ваш взгляд, по вашим ощущениям, в курсе ваших политических взглядов?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Я думаю, что те, кто интересуется моей музыкой, безусловно, в курсе. А кто-то, может быть, и нет. Для меня это неважно на самом деле совершенно.

 

К.ЛАРИНА – А, как вы относитесь к тем людям, которые не соглашаются с вами, допустим, или которые пишут в комментариях какие-нибудь гадости в ваш адрес? Или вы не это не обращаете внимания.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Кстати, что хорошо со мной интернет сделал, так это…

 

К.ЛАРИНА – Бороня!

 

А.МАКАРЕВИЧ – Закалил. Потому что я никогда не забуду, как пару лет назад меня попросили что-то написать для вашего кстати, сайта. А у вас там – ух, ребята, какие!

 

К.ЛАРИНА – Работают.

 

А.МАКАРЕВИЧ – И, когда я увидел этот шквал помойки, которую на меня…, я совершенно очумел. А потом мне объяснили, что это такие специальные люди – у них работа такая, они от этого получают извращенное наслаждение сами. И я как-то успокоился. Поэтому сейчас мне важнее, когда человек, которого я знаю, как-то отвечает мне. И, вообще, для меня интернет – это не поле постоянных каких-то обсуждений происходящего. У меня просто для этого нет времени, честно. Я прихожу ночью – отвечать на почту, а там висят из Фейсбука всякие ссылки – ну, и приходится заглядывать.

 

К.ЛАРИНА – Ну, потому что сейчас практически единственный источник информации, получается, если говорить, действительно, о новостях – где ты их узнаешь? По телевизору их точно не узнаешь.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Ну, в общем, да.

 

К.ЛАРИНА – Так что, если и его отключат – все к этому идет – не знаю, что будет дальше. Ну, что дорогие друзья, я открываю ваши вопросы. Ну, хорошие прочту: «Андрей, жизнь вы прожили не зря…»

 

А.МАКАРЕВИЧ – Спасибо!

 

К.ЛАРИНА – «Ваше творчество в советские времена были глотком свежего воздуха. Ваша гражданская позиция – это честное отношение гражданина к событиям, происходящим в нашей стране. Я вас полностью поддерживаю», - Анатолий, город Пермь.

 

- «Андрей Вадимович, в связи с вашей, достаточно четко обозначенной позиции честного человека, у вас уже возникли какие-то проблемы с концертами, со съемками?»

 

А.МАКАРЕВИЧ – Ну, мы это уже обсудили.

 

К.ЛАРИНА – «Уважаемый Андрей Вадимович, как вы думаете, как власть будет поступать с теми, кто думает иначе? Оставит в резервации с «Эхом Москвы» или начнутся массовые посадки?» Месяц назад я бы не стал задавать подобный вопрос, но динамика событий такова: мы сейчас наблюдаем массовую зачистку публичного пространства. По моему мнению, это делается затем, чтобы у людей не было возможности сказать правду. Рубикон властью пройден, народ в массовом экстазе, надышавшись миазмами телевидения, кричит «одобрямс!» и никто и ничто не мешает перейти к массовым репрессиям. Может быть, вы думаете иначе?»

 

А.МАКАРЕВИЧ – Я, вообще, стараюсь не думать на эту тему, потому что независимо от того, что ты на эту тему думаешь, будет, так или иначе. Поживем – увидим.

 

К.ЛАРИНА – Я сейчас читаю вслух вопрос тоже в первые, просто отметила, что нужно его задать, по поводу очень важной мысли: что народ готов к массовым репрессиям… Это правда.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Конечно. Вообще, бесов из людей выпускать гораздо проще, чем, скажем, в души ангелов селить. Ну, так человек устроен. А, если он в толпу собирается, то, вообще, ничего не стоит.

 

К.ЛАРИНА – А вы завтра пойдете на марш антивоенный.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Пойду.

 

К.ЛАРИНА – Тоже толпа.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Нет, это марш мира. Это не толпа. И я знаю, что туда пойдут достойные люди. Мы туда с Ириной Дмитриевной Прохоровой пойдем, и, я думаю, что все пройдет мирно, как и должен проходить марш мира.

 

К.ЛАРИНА – «Уважаемый Андрей Вадимович, в кругу моих знакомых – назовем их «московский средний класс» - после Крымского демарша настроение «пора валить» превращаются в намерения. Что вы нам посоветуете?»

 

А.МАКАРЕВИЧ – Ничего никому не могу посоветовать. Это глубоко личное дело каждого.

 

К.ЛАРИНА – А вам, как кажется – народ будет уезжать опять?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Поживем – увидим.

 

К.ЛАРИНА – Как вот боится сказать правду.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Я клянусь – я не знаю!

 

К.ЛАРИНА – А вот: «Андрей Вадимович, я очень огорчен вашей позицией по вопросу о воссоединении Крыма с Россией. Неужели вы, действительно, считаете, что развитие Крыма под русофобской властью в Киеве будет более успешным, чем его развитие в составе России? И почему поля крымчан для вас значит меньше, чем воля русофобских властей Киева».

 

А.МАКАРЕВИЧ – Потому что существуют международные законы и соглашения. На сегодняшний день те крымчане, которые хотят жить в составе России, находятся за границей. Это сопредельное нам, суверенное государство. Если они очень хотят жить в России, пускай приезжают в Россию. Если у них возникнут проблемы с русофобской властью, они должны с ней бороться с этой властью и продвигать своих граждан во власть – это их внутреннее дело. Мы готовы им помогать в рамках того, что может делать сопредельное государство. Я поражаюсь, как буквально меньше, чем за месяц из украинского народа можно было сделать врага. Все – люди уже готовы воевать. Украинцы – уже фашисты, оказывается! Ну, что с головами-то у вас происходит, ребята?

 

К.ЛАРИНА – Я не знаю, видели ли вы видео-обращение деятелей театра украинского, которое в интернете есть?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Нет, не видел.

 

К.ЛАРИНА – Я потом вам дам ссылку. Это очень сильно впечатляет, потому что там как раз очень известные люди, в том числе, замечательные актеры, которые снимаются в сериалах вместе с нашими российскими актерами. И естественно, есть Ада Роговцева – замечательная артистка украинская, Раиса Недашковская. И вот они стоят такие прекрасные люди на сцене театра имени Ивана Франко и обращаются к нам, что из нас сделали фашистов. Красавица Раиса Недашковская говорит: «Я коричневая чума? Я фашистка? Я бандеровка?» Вот они как раз обращаются к деятелям культуры – черт бы их подрал – рассказывают о том, как их дурят». И что?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Ксения, мы же знаем, что деятели культуры тоже у нас разные.

 

К.ЛАРИНА – Такое противное словосочетание.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Часть деятелей культуры подписали одно письмо, а часть деятелей культуры, которых я и до этого безмерно уважал, поименно подписали другое письмо. Так обстоят дела.

 

К.ЛАРИНА – Вы сказали сегодня, что надо искать какие-то общие точки соприкосновения. А в чем?

 

А.МАКАРЕВИЧ – А придется, придется. Потому что Земной шарик не переделаешь. Все равно Украина с нами соседствует, и там живет огромное количество наших родных, близких, друзей, и с ними все равно придется жить. Я только знаю одно, что начать стрельбу очень просто, остановить ее - чудовищно сложно. А если в это еще вмешаются третьи страны, это перейдет, мне страшно подумать, во что. Мы сейчас от этого находимся на очень небольшом расстоянии. Здесь надо свои амбиции засунуть в одно место, и понимать, что мир важнее на планете сегодня.

 

К.ЛАРИНА – А как примирить две части общества сегодня, которые сформировались по разные стороны баррикад. У нас баррикад пока нет в физическом смысле…

 

А.МАКАРЕВИЧ – Вот, слава богу, пока их нет…

 

К.ЛАРИНА – Но в идеологическом… раскол – он происходит постоянно. Мы не говорили, сколько последние 20 лет или последние 4 года – 2008 года вспомните – такого масштаба, конечно, не было, кампании массовой поддержки, тогда может и не нуждались в ней, когда войска вводили в Грузию. Но, тем не менее, интеллигенцию тогда использовали, и письма были тоже, так же все переживали – как же так! А вспомните, когда эти письма были по поводу Ходорковского бесконечные – то одни, то другие. И людей практически лбами сталкивают.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Я все помню.

 

К.ЛАРИНА – И где здесь находить общие точки соприкосновения?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Придется искать.

 

К.ЛАРИНА – У вас в одном своем коллективе не можете их найти.

 

А.МАКАРЕВИЧ – У нас есть точка соприкосновения – мы делаем общую музыку, мы занимаемся одним делом, и в этом плане у нас никаких разногласий нет. Наверное, таким образом, как-то и надо их искать. Видимо, наш пример показывает, что нет ничего невозможного.

 

К.ЛАРИНА – Вы часто, вообще, бывали в своей жизни в меньшинстве, когда вы понимали, что вы оказались в меньшинстве?

 

А.МАКАРЕВИЧ – А, как я понимаю всю жизнь? Конечно. Когда мы сидели в подполье, нам казалось, что только вот дай свободу и все население страны кинется слушать наш рок-н-ролл. Нет – достаточно ограниченное количество людей кинулось слушать, хотя на стадионы и дворцы спорта их хватало, но на Софию Ротару приходило столько же, а то и больше. И на Кобзона и на Лещенко. Разные люди, и не надо строить иллюзий.

 

К.ЛАРИНА – В меньшинстве тогда привыкли, получается, в таком положении находится?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Я, вообще, себя ощущая самим по себе, поэтому даже мне не очень важно.

 

К.ЛАРИНА –Сейчас, слава богу, пока еще, действительно, не сажают за мысли. Но, судя по тому, о чем мы сегодня говорим, и настроения в стране, и о том, как подогреваются эти настроения властью, как готовится общество к массовым посадкам – не скажем, к массовым посадкам, а к этому единому осуждению людей, которые против…

 

А.МАКАРЕВИЧ – Ксения, знаете, почему на Руси не говорили «медведь», а говорили «топтыгин», «косолапый»? Потому что произнести слово – значит, его позвать. Вот сказал «медведь», а он пришел и переломал тебе всю хибару. Поэтому давай про посадки не будем. Давай решать проблемы по мере их поступления. Я не считаю себя врагом отечества. Наоборот, я за него страшно переживаю, я пытаюсь объяснить людям, что человек, которые недоволен генеральной линией партии и правительства, это не изменник родины, это человек, который имеет свою точку зрения и готов ее отстаивать и объяснять, кому угодно – хоть партии и правительству. И это нормально, так живет весь цивилизованный мир. Что-то я сегодня замечательное у Димы Быкова читал в профиле насчет маленькой разницы. По поводу того, что, когда американцы поступали неправильно – начинали бомбить Косово или что-то – это вызывало колоссальную волну возмущения внутри Америки, катастрофически падал рейтинг президента, который это сделал, шли демонстрации, телевизионные каналы это говорили, газеты об этом писали, никто этих людей не называл изменниками Соединенных штатов. У нас происходит ровно наоборот все. Это потрясающе совершенно.

 

К.ЛАРИНА – Кстати, когда началась война в Ираке, я помню, одновременно была церемония присуждения Оскара и там очень многие выходили актеры со значками против войны. Но это максимум, что они могли себе позволить.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Это не так мало.

 

К.ЛАРИНА – Это было условие, чтобы они в своих речах ни в коем случае эту тему не затрагивали.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Понимаю. Потому что идите на политические дебаты в телепрограммы, и были такие телепрограммы, и оттуда их никто не гнал. А это «Оскар», это вручение кинопремий, нефиг из нее делать политическое собрание.

 

К.ЛАРИНА – Понятно. Но отметить свою позицию, свое отношение, что называется – это важно. А вот, кстати, о деятелях культуры опять же. Вот, что такое изоляция я уже стала понимать, возможная изоляция, культурная изоляция. Если изоляция будет, она будет не только политическая, экономическая – она будет еще культурная.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Ну, да.

 

К.ЛАРИНА – Уже многие отказываются приезжать сюда на гастроли, режиссеры отказываются ставить спектакли в Москве. Актриса одна, по-моему, латышская отказалась играть спектакль в Гоголь-Центре, таким образом, выражая свой протест. Это общество не почувствует культурную изоляцию?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Какая-то часть общества почувствует, которая испытывает потребность в этой культурной жизни. А какая-то - не почувствует, потому что им пофиг. Кто сюда…? Стас Михайлов никуда не уедет.

 

К.ЛАРИНА – Вот Вакарчука мы знаем, уже просто запрещают его концерты практически очень многие уже.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Слава богу, не везде пока. Он, кстати, я надеюсь, будет завтра здесь

 

К.ЛАРИНА – В Москве.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Да. Это, конечно, поразительно. Я очень хочу посмотреть, как этот Милонов выглядит – я его никогда не видел. Вот, нашли еще фашиста, конечно. Он что-нибудь, вообще, знает про «Океан Эльзы», про этого человека?

 

К.ЛАРИНА – Ему достаточно того, что он выступал на Майдане, значит, он фашист, бандеровец и прочее. Потом у нас еще «Ляпис-Трубецкой» тоже. Мало того, что его на родине запрещают, так и еще и мы туда же подключились. Люди не знают многие – целое поколение уже выросло, которое не нюхало этой советской жизни – они живут в плену мифов о прекрасной стране…

 

А.МАКАРЕВИЧ – Сейчас понюхают. Будет прекрасный шанс. Я бы очень не хотел, чтобы это произошло, но это вполне вероятно.

 

К.ЛАРИНА – Иногда, может, действительно, стоит макнуть, чтобы люди поняли?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Ну, так противно по второму разу это проходить, это так противно, невозможно просто.

 

К.ЛАРИНА – Но оно должно быстрее пройти, это не 70 лет будет.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Ой, не знаю, я уже не молод, знаете.

 

К.ЛАРИНА – Так. Я должна еще один вопрос задать нашим слушателям. Собственно говоря, это такой, что называется, опрос общественного мнения в классическом смысле. Письмо деятелей культуры в поддержку власти вас разочаровал или обрадовало? Если вас письмо, скорее, разочаровало, то ваш телефон +7 495 660 06 64. Если оно вас обрадовало, вы солидарны с позицией деятелей культуры, то +7 495 660 06 65.

 

Там еще одно интересное наблюдение. Оказывается, там есть несколько таких подписей, которые случайно туда попали, и люди говорят, что «нет-нет, я ничего не подписывал, ничего не знаю». И, когда им предлагают заявить об этом публично, сказать на камеру: «Это не моя подпись, я своего согласия не давал, они говорят: «Ой, нет – не надо, не надо…» Пусть лучше стоит.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Я считаю, что если человека, действительно, туда вписали по недосмотру или преднамеренно, то он должен об этом сказать – это нормально. В конце концов, я отношусь хорошо к президенту Путину, а письма я не подписываю – может быть такая позиция?

 

К.ЛАРИНА – Говорят, там пугают. Не пытают, правда, но говорят, пугают.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Ну, наверное. У каждого есть, что отобрать: у одного театр, у другого кино новое - это же есть на что давить.

 

К.ЛАРИНА – А у вас когда-нибудь была такая ситуация, когда вам приходилось решать – соглашаться или не соглашаться на предложение власти подписать какое-нибудь письмо, участвовать в каком-нибудь мероприятии.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Нет.

 

К.ЛАРИНА – Никогда в жизни или просто не обращались?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Не обращались. А когда обращались с каким-то предложением, это не вызывало у меня какого-то отторжения.

 

К.ЛАРИНА – Я к чему задаю этот вопрос – вы сказали, как человек, который публичный, известный, и вполне возможно, что и к вам когда-нибудь с такой просьбой обратятся, не исключено…

 

А.МАКАРЕВИЧ – Бог миловал, повезло.

 

К.ЛАРИНА – На ваш взгляд, сказать «нет» - это так сложно для кого-то?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Кому-то, наверное, сложно, ком-то нет – все люди разные.

 

К.ЛАРИНА – Ну, а что? Чем человек руководствуется? Не расстреливают, слава богу…

 

А.МАКАРЕВИЧ – Я не знаю, я не могу влезть в голову другого человека. Особенно, если он делает то, что я бы делать не стал. Я могу влезть в голову человеку, который делает то, что делаю я – тогда мне это понятно.

 

К.ЛАРИНА – Ну, хорошо, мы должны уже заканчивать наш печальный разговор. Я все пыталась как-то куда-то выйти на какой-то свет в конце тоннеля, а здесь как-то не получается пока.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Ну, извини.

 

К.ЛАРИНА – Товарищи, но зато завтра у нас будет марш мира, на котором у вас есть шанс встретиться лицом к лицу с замечательным музыкантом Андреем Макаревичем. Не упустите эту возможность. Начало в два часа. Прямо на Страстном бульваре. Прямо у рамок встречаемся. Там есть один казус, я надеюсь, что ничего страшного не произойдет, но есть одна бяка, которую там власть устроила. Сейчас я вам расскажу, когда мы закончим. Значит, у нас закончилось голосование: 88,5% разочарованы деятелями культуры в связи с их выступлением в поддержку Владимира Путина.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Видите, значит, не так все страшно.

 

К.ЛАРИНА – Зато 13% все-таки с ними солидарны.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Молодцы! Вы молодцы и вы молодцы.

 

К.ЛАРИНА – Спасибо, до встречи!

Link to comment
Share on other sites

17:05, 25 июля 2014

Представители Юрия Шевчука и Андрея Макаревича опровергают сообщения, будто бы оба артиста выступят в киевском военном госпитале

 

По их словам, такие публикации являются не более чем информационным вбросом. Как сказала агентству ИТАР-ТАСС пресс-атташе группы ДДТ Елена Вишня, Шевчук выступит на Украине, когда там нормализуется ситуация. В свою очередь, пресс-секретарь Макаревича Антон Чернин добавил, что в начале августа музыкант даст концерт в лагере беженцев в Святогорске.

 

Сообщения, будто бы оба артиста выступят в военном госпитале, появились ранее в украинской прессе.

15 АВГУСТА 2014 ОСОБОЕ МНЕНИЕ Все выпуски

В ГОСТЯХ: Андрей Макаревич

Андрей Макаревич

музыкант

ВЕДУЩИЙ:

Марина Королева

8

читать

#

слушать

32:44

$

Cкачать

7.5 МБ

;

смотреть

 

 

 

 

М.КОРОЛЕВА –Здравствуйте, это, действительно, программа "Особое мнение". Я – Марина Королева, и сегодня у нас в студии Андрей Макаревич, музыкант. Андрей Вадимович, здравствуйте!

 

А.МАКАРЕВИЧ – Привет!

 

М.КОРОЛЕВА – Я уже видела, что вас все спросили, как вы сами написали, каждый журналист задал вам вопрос: Зачем вы ездили на восток Украины и выступали там перед беженцами с востока Украины, но на территории Украины. Поэтому я не буду вас спрашивать, зачем вы туда поехали. Давайте я вас спрошу, что вы там увидели, потому что, прямо скажем, немногие там бывали. Мы составляем себе картину на основе телевизионной какой-то картинки, и хотелось бы услышать, что увидели вы.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Я увидел очень много разных вещей, притом, что пребывание мое было сильно сжато. Мы перемещались быстро, добираться было достаточно сложно и далеко. Я видел, с одной стороны, практически восстановленный город Славинск.

 

М.КОРОЛЕВА – Вы его называете Славинск.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Его все жители называют Славинск, это у нас он в Славянск переименовали, чтобы он был больше похож на славянский мир. Вообще-то Славинск, по-украинскиСловя́нськ вообще-то. За три недели в городе почти не осталось следов войны, разве что кое-где разбитые мостовые, и граждане туда возвращаются, и там обстановка абсолютно спокойная.

 

М.КОРОЛЕВА – То есть он не выглядит как военный город?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Совсем. А окраины выглядят чудовищно, потому что там бои шли страшные. Там взорван мост, там взорван завод, там несколько домов расстреляно под корень.

 

М.КОРОЛЕВА – Потому что говорили, что город был красивый, зеленый, симпатичный.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Он, слава богу, остался зеленым и красивым. И сейчас там спокойная атмосфера и туда возвращаются жители, что очень важно.

 

М.КОРОЛЕВА – Вообще, людей там много – горожан, так, чтобы люди ходили по улицам или все-таки нет такого?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Гуляли по улицам, гуляли у фонтана. Дети катались на педальных автомобильчиках, то есть абсолютно на вид была такая идиллия, насколько удалось наблюдать 15 минут. Очень эффективно работают волонтеры – это люди самых разных профессий, разного возраста, которые…, у меня просто такое ощущение, что они любят свою страну, и они оставили свою работу, свой бизнес и все свои силы и умение тратят на то, чтобы следы этой войны как можно быстрее исчезли.

 

М.КОРОЛЕВА – То есть так, что ли идет такой активное восстановление, которое происходит прямо на глазах? Я не знаю, что – стройка, уборка города или как это?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Ну, вы представляете, после обстрела разгрести город. Это завалы, это баррикады какие-то, это какие-то блокпосты – вот этого уже нет ничего.

 

М.КОРОЛЕВА – Вы давали концерт в Славянске или Славинске…

 

А.МАКАРЕВИЧ – Я давал концерт в Святогорске, это километров 20 от города, это монастырь необыкновенно красивый, старинный, четвертая святыня Украины. И вокруг монастыря есть пионерлагеря, какие-то дома отдыха. Тем не менее содержится около 20 тысяч беженцев из Донецка, Луганска. Вот там они содержатся хорошо, я не могу ничего говорить относительно других лагерей. Я боялся увидеть каких-то обездоленных, голодающих, лишенных воды людей. Нет, этого я не увидел, может быть, в других местах обстановка хуже. Ко мне, вообще, дети пришли на концерт.

 

М.КОРОЛЕВА – Да, я была удивлена, что пели-то вы перед детьми на самом деле, хотя вроде бы детских песен в вашем репертуаре я как-то не припомню, например.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Вот это было так как-то решено, на самом деле все было на бегу, потому что я успел прилететь, приехать, спеть и уехать обратно.

 

М.КОРОЛЕВА – То есть там, в этом Святогорске, в этом монастыре – там именно дети.

 

А.МАКАРЕВИЧ – И дети и взрослые, тем не менее несколько лагерей, но все я объехать не мог, естественно. Я был в одном.

 

М.КОРОЛЕВА – Это беженцы, которые говорят по-русски?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Они говорят по-русски.

 

М.КОРОЛЕВА – Мы-то просто слышим о том, что множество беженцев, тысячи людей переходят границу в сторону России. Получается, что множество беженцев, которые…

 

А.МАКАРЕВИЧ – Вы знаете, нас в этом не разубеждают как бы. У меня тоже было ощущение такое, что бегут-то в основном к нам. К нам бегут, во-первых, те, у кого есть какие-то родственники в России. Во-вторых, те, у кого рыльце в пушку, которые бояться там оставаться после того, как города какие-то освобождаются от сепаратистов. Около 100 тысяч беженцев распределено по всей Украине. Они и в Киеве и в Харькове, и во Львове.

 

М.КОРОЛЕВА – Это вам рассказывали там, да?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Да. И во Львове. Мне рассказывали волонтеры, которые этим занимаются практически, и, кстати, это не фантазия. Кстати, никто во Львове их не режет и не конфронтирует с ними там. Я не знаю количество беженцев в Россию. У нас передают цифру 2 миллиона, я подозреваю, что она сильно завышена.

 

М.КОРОЛЕВА – О двух миллионах никто вроде бы не говорил, но сотни тысяч назывались, да.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Очень может быть, очень может быть.

 

М.КОРОЛЕВА – Вы успели там как-то с людьми поговорить в том же Славянске, или, может быть, в Святогорске.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Очень на бегу. Это было осложнено тем, как это ни банально звучит, что кидались обниматься, брать автографы, фотографироваться. За ними стояли следующие. Я не очень люблю это занятие, поэтому… Условий просто для нормального разговора не возникало. Вот с волонтерами я разговаривал больше…

 

М.КОРОЛЕВА – Да, но, тем не менее, рассказывали, что вас там сопровождали люди… Вообще, кто вас приглашал туда, если это не секрет, конечно?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Меня приглашали ребята из одного из волонтерских фондов. Их там несколько. Там есть фонд «Мир и порядок». Меня приглашали из фонда… я сейчас даже не вспомню его название. У меня где-то на сайте есть.

 

М.КОРОЛЕВА – Ну, то есть это украинская сторона все-таки. То есть то, что здесь пишут наши слушатели, они пишут разное: как «Макаревич молодец», так и «Макаревич предатель». Все-таки надо сказать, что приглашала вас, действительно, украинская сторона.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Украинская сторона, которая в данном случае заботится о беженцах с этих военных территорий.

 

М.КОРОЛЕВА – Вас это не смутило, приглашение?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Меня это не смутило, потому что беженцы – это везде беженцы: и в Африке и в России, и в Украине. Это люди одинаково несчастны и им надо помогать.

 

М.КОРОЛЕВА – Вы знаете, у нас несколько дней назад была в эфире Доктор Лиза – ну, вы знаете, наверное, Елизавета Глинка.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Знаю, конечно.

 

М.КОРОЛЕВА – Фонд «Справедливая помощь», и она как раз вывозила раненых тоже с востока Украины, раненых детей, и она у нас говорила в эфире, что ей принципиально не важно, кто прав, кто виноват в этой ситуации.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Абсолютно права.

 

М.КОРОЛЕВА – Ну, допустим, она человек все-таки врачебной специальности – медикам положено. Но каждый из нас пытается понять, кто прав в этой ситуации, кто виноват.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Я считаю, что выяснять свое отношение к беженцам в зависимости от того, на какой территории они находятся – это подлость. Вот если они убежали к нам, то это «хорошие» беженцы, а если они от этой же войны из того же Донецка убежали в Харьков – это «плохие» беженцы. Ну, простите меня, тут я не могу даже это комментировать.

 

М.КОРОЛЕВА – То есть, вам, в принципе, все равно, перед какими беженцами выступать?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Беженцы-то одни и те же, независимо от того, где они находятся – вот, в чем дело.

 

М.КОРОЛЕВА – Вы уверены в том, что это одни и те же люди?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Ну, конечно. Из одних и тех же мест. Они прошли через одно и то же, через одни и те же бомбежки.

 

М.КОРОЛЕВА – А как вы думаете, как они для себя на самом деле выбирают, в какую сторону бежать? Вот, действительно, люди оказываются в таком городе, который обстреливается?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Я думаю, в это ситуации каждый рассматривает свою личную карту жизни. У кого-то где-то родственник, у кого-то где-то друзья, а у кого-то они в Киеве, а у кого-то в Москве, у кого-то под Москвой – только это и определяет.

 

М.КОРОЛЕВА – То есть никакой идеологии, просто чисто бытовые вопросы.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Какая там идеология? Ну, конечно. Выживать надо, какая там идеология?

 

М.КОРОЛЕВА – Ну, хорошо. Вы-то себе как-то, тем не менее… обдумывали это? Стало ли для вас, после того, как вы туда съездили – ведь мы зачем-то едем, чтобы посмотреть своими глазами, в том числе – стало ли для вас яснее то, что там происходит?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Честно говоря, мне и так было достаточно ясно, что там происходит.

 

М.КОРОЛЕВА – Да ну?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Не до конца, разумеется не до конца. Я разговаривал там с этими волонтерами, ребятами. Я понимаю, что сепаратистов они, конечно, ненавидят – это понятно. Фашистов они тоже ненавидят, своих украинских. Националистов они терпеть не могут. Все ребята, которые были волонтеры из Харьков – они все говорят по-русски, это русские, не украинцы.

 

М.КОРОЛЕВА – О, как интересно!

 

А.МАКАРЕВИЧ – Да. Президента нового они тоже не любят и доверия к нему не испытывают. За полдня разобраться в этом очень сложно. Но они очень хотят, чтобы война закончилась и страна зажила спокойно. В этом я их понимаю.

 

М.КОРОЛЕВА – Но они-то со своей стороны тоже… Вот я представляю, вы едите с ними в машине, все равно, так или иначе обсуждаете. Они-то находят для себя каких-то виноватых, правых. За кого? Против кого? Причину-то они какую-то видят в том, что сейчас происходит на Украине.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Они, конечно, очень не любят российское руководство. Они все убеждены, что сепаратисты подзуживаются и подкармливаются исключительно российской техникой, российским вооружением и российской идеологией. Они, конечно, не могут простить Крыма. Я понимаю, что это просто плевок в лицо.

 

М.КОРОЛЕВА – То есть это для них очевидно. Если вы говорите, что они своих не любят, то точно так же не любят и Россию. Россию или – вот давайте уточним – российское руководство?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Вы знаете, я по себе не заметил негативного отношения.

 

М.КОРОЛЕВА – То есть то, что вы там пели по-русски, никого не смущало?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Никого.

 

М.КОРОЛЕВА – И никаких гонений на вас с вашим русским языком там не было?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Нет.

 

М.КОРОЛЕВА – Ну, может, это потому, что вы такой VIP-гость?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Нет, не поэтому. Никаких там нет сейчас гонений на русский язык. Не до того там сейчас.

 

М.КОРОЛЕВА – Вопрос только в том, что были ли они до этого?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Вот я тоже не уверен.

 

М.КОРОЛЕВА – Фашистов вы там, как я понимаю, тоже не встретили и живых бандеровцев в глаза не видели?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Ни одного. Не видел. Нет, в природе они существуют, мне волонтер о них рассказывал. Они их ушлепками называют и очень не любят.

 

М.КОРОЛЕВА – Ну, опять-таки, может быть, от вас их от вас как-то их специально прятали. Давайте несколько вопросов от наших слушателей. Во-первых, просто скажу, что у нас есть телефон, по которому можно с нами связаться. Телефон для sms: +7 (985) 970 45 45 и аккаунт vyzvon в Твиттере. Вот вас спрашивали тут: «А на востоке Украины вы сами решали, какие песни исполнять или вас просили спеть какие-то конкретные?» Заказы были?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Нет, ничего даже не просили. Мало того, я-то не предполагал, что целиком будет зал из детей состоять. Я, когда вышел, я думаю: «Елки палки! Может быть, что-то детское сразу вспомнить?»

 

М.КОРОЛЕВА – Стали судорожно искать.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Да. А потом подумал – да не надо, нет. Я выбрал песни, которые понятны в любом возрасте.

 

М.КОРОЛЕВА – И, что пели, кстати?

 

А.МАКАРЕВИЧ –Я пел «Костер», я пел «Света на свете чуть больше, чем тьмы»…

 

М.КОРОЛЕВА – Как реагировали?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Фантастически!

 

М.КОРОЛЕВА – Учитывая то, что это были дети.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Да.

 

М.КОРОЛЕВА – Хорошо. Давайте еще по вопросам. Здесь уже такие, не связанные с вашей поездкой, может быть, напрямую. А вот человек пытается понять: «Итоги последнего полугода: Донбасс разрушен, отношения России и Украины навсегда потеряны». Как вам кажется, мы навсегда потеряли Украину? По вашим ощущениям?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Ничего не бывает навсегда, но, к сожалению, пройдет много времени прежде, чем мы вернемся к прежнему градусу нормальных человеческих отношений.

 

М.КОРОЛЕВА – А, что для этого нужно сделать?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Я думаю, что теперь это вопрос времени, но прежде всего, нужно, чтобы прекратилась война.

 

М.КОРОЛЕВА – Вот, насколько вам показалось сейчас реально: или мы на самом деле перешли какую-то границу, за которой ест точка невозврата или, скажем, это надолго?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Я всегда верю в лучшее. В данном случае я могу только верить, потому что всей полнотой информации я не обладаю. К тому же мы в таком неустойчивом виде сегодня находимся, что завтра может произойти все, что угодно. Еще один самолет упадет какой-нибудь, не дай бог… Поэтому сейчас гаданием заниматься непродуктивно.

 

М.КОРОЛЕВА – Да, кстати, мы с вами же говорим, так или иначе, о гуманитарной ситуации. Вы же, наверное, слышали про всю эту последнюю историю, странную историю с гуманитарным конвоем, который уже несколько дней идет как призрак…

 

А.МАКАРЕВИЧ – Ну, вроде уже что-то сдвинулось, наконец, с места. Уже пошел в Луганск.

 

М.КОРОЛЕВА – Да, они уже фактически на границе. Их будут проверять, и вроде бы показывают там полупустые грузовики, там, действительно, есть гуманитарных груз, там гречка, спальные мешки и так далее.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Неприятно, когда тебе не доверяют, но понятно, чем это недоверие вызвано. Когда президент страны говорит, что не было у нас военных в Крыму, а через две недели говорит: «Были у нас военные в Крыму». Как верить после этого?

 

М.КОРОЛЕВА – То есть здесь вы тоже могли бы предположить (и вы, в том числе), что и здесь тоже из этих грузовиков выпрыгнут, простите, какие-то…?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Я не знаю, а украинцы, уже дующие на воду, вполне могли предположить, конечно.

 

М.КОРОЛЕВА – Как вам кажется сама постановка вопроса, когда, допустим, Россия принимает, так или иначе какое-то участие в том, что происходит на Украине, хотя и открещивается от этого, и потом она же сама направляет гуманитарную помощь. Это нормально, это так и нужно делать?

 

А.МАКАРЕВИЧ – В этом есть какой-то сюр, честно. Но, я считаю, что в любом случае гуманитарная помощь – это гуманитарная помощь, особенно там, где она, действительно, нужна. И это дело хорошее, и лучше, когда она есть, чем когда ее нет.

 

М.КОРОЛЕВА – Кстати, насколько она там нужна. Как вам показалось, там есть какая-то серьезная нехватка?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Я думаю, что Доктор Лиза лучше меня знает. Она была в тех местах, куда я не доехал просто. Наверняка.

 

М.КОРОЛЕВА – Тем не менее, вы были в этом городе Славинске, Святогорске.

 

А.МАКАРЕВИЧ – В Славинске восстановили воду, слава богу, восстановили поставку продуктов, а что творится в Луганске, Донецке – я себе представить не могу. Там, может быть, полная изоляция по каким-то аспектам.

 

М.КОРОЛЕВА – Вот еще наш слушатель пишет: «У нас так принято: из груды фактов выбирают те, которые больше подходят к твоей точке зрения. По этому принципу вы, - то есть вы, Андрей, - правы. Но, если бы все делалось по закону, чем бы сейчас был Крым?», - спрашивает наш слушатель.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Если бы все делалось по закону, на сегодняшний день Крым бы продолжал оставаться украинским.

 

М.КОРОЛЕВА – И это было бы хорошо, на ваш взгляд?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Далеко не все в мире хорошо, но есть какие-то правила, о которых страны договорились. Если в какой-то момент, мы наплевав начнем делать то, что нам хочется, потому что мы вдруг решили, что это нехорошо, то кончится это плохо.

 

М.КОРОЛЕВА – Но, смотрите, это же нет ли мы решили. Ведь это же были жители Крыма. Ведь вы же не сомневаетесь, что они правда хотели в Россию?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Тут надо уточнить две вещи. Во-первых, когда нам сообщают цифру 94%, мне хочется спросить: это 94% населения или это 94% от тех 37%, которые вообще пришли голосовать? Согласитесь это разные вещи. Там масса людей голосовать просто не пошли. А нам это подают, как поголовное решение.

 

М.КОРОЛЕВА – Ну, допустим, это были крымские татары, которые могли быть против…

 

А.МАКАРЕВИЧ – Мало ли еще кто.

 

М.КОРОЛЕВА – А вы давно сами были в Крыму, кстати?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Года два назад.

 

М.КОРОЛЕВА – Ну, это не так давно, то есть у вас должны были остаться воспоминания…

 

А.МАКАРЕВИЧ – Печальные у меня остались воспоминания. Крым был страшно запущен. Не знаю… У меня там есть любимые места: Гурзуф, вокруг Ялты всякие местечки. Гурзуф я увидел, как после атомной войны. И, кстати, мне те же волонтеры рассказали, что те, кто проголосовал за присоединение к России – это результат не того, что они боялись каких-то опереточных фашистов, которых там никогда не было, а потому что уж очень их донецкая мафия достала. Они там творили все, что хотели, отбирали все, что красивое. И люди устали просто. В это я верю. Я видел, как «донецкие» в Днепропетровске шуровали, еще за два года до Майдана, кстати.

 

М.КОРОЛЕВА – Ну, послушайте, может быть, прав был Путин, который говорил, что сейчас возьмем и превратим в цветущий рай. Вот, если не можете, то давайте возьмем мы и сделаем Крым второй Ниццей.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Да. Тогда надо было обратиться к стране, частью которой Крым является, с предложением: Давайте обсудим этот вопрос, решим, на каких условиях мы этот Крым вернем, потому что мы считаем, что он нам должен принадлежать по таким-то и таким-то пунктам. А не брать его втихаря с танками, понимаете. Потом, простите меня, пожалуйста, давайте чисто абстрактно представим. Если мы возьмем карту России 918 года, мы увидим, что на ней и Ростовский край и Краснодарский край – это все была Украина. Вот сейчас, например, краснодарцы, потрясая этой картой проводят референдум, решают присоединиться к Украине на основе исторической справедливости. Они фразу до конца успеют договорить?

 

М.КОРОЛЕВА – Боюсь, что нет.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Я тоже боюсь, что нет. А почему такие двойные стандарты?

 

М.КОРОЛЕВА – Ну, смотрите, ссылаются на желание граждан, русскоязычных граждан, вот эта идея Русского мира, собрать Русский мир, говорящий по-русски. Красиво, правда?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Это красиво, только, во-первых, это делается не с помощью оружия и незаконного захвата территорий.

 

М.КОРОЛЕВА – Ну, в Крыму-то не одного выстрела.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Во-первых, выстрелы были, и убитые были, слава богу, что не сотни, но были. Были украинские военные, единицы. Тем не менее, знаете, на самом деле по большому счету, убили двух человек или две тысячи – это не принципиально. Принципиально – убили или нет? Во-вторых, у меня нет стопроцентной веры во всенародное такое крымское голосование. Вот не верю я, что весь Крым вдруг так захотел в Россию. Даже если это так, даже если весь Крым хотел в Россию, то решать это надо было не военным путем.

 

М.КОРОЛЕВА – Хорошо, но вот, теперь Крым наш. С тэгом «Крым наш», да. Верите ли вы в то, что он станет жемчужиной, как обещают нам, и что он станет привлекательным, и что он останется российским.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Когда-нибудь все мы станем красивыми. На это уйдет очень много сил и очень много времени. И, честно говоря, я не понимаю. Вот, если отбросить эту геополитическую идею Русского мира, с экономической точки зрения я совсем не понимаю, зачем это было нужно? Потому что не так хорошо у нас в стране с деньгами после олимпиады, чтобы еще втюхивать деньги в Крым. С военной точки зрения я понимаю, что мы платили там очень большую аренду за военную базу.

 

М.КОРОЛЕВА – Вот наши слушатели напоминают, да.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Вот мы не будем теперь платить деньги за военную базу. Будут тем не менее бесплатно стоять наши… Мы там с кем воевать собрались? С Грузией и Турцией?

 

М.КОРОЛЕВА – Ну, как? Нам говорят, что НАТО у ворот.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Так НАТО давно уже у ворот и что? Мы пехоту туда пустим, что ли? Война-то изменилась.

 

М.КОРОЛЕВА – Давайте я лучше спрошу: Вот, если вам предложат поехать выступать в Крым, вы поедите?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Пока нет. Вы знаете, у меня есть подозрение, что я там могу встретить людей, которым не будет неудобно смотреть в глаза.

 

М.КОРОЛЕВА – про этих людей мы еще поговорим. Мы вернемся в эту студию буквально через несколько минут. Андрей Макаревич в программе "Особое мнение".

 

НОВОСТИ

 

М.КОРОЛЕВА – И мы продолжаем "Особое мнение". Сегодня это Андрей Макаревич, музыкант. Телефон для sms: +7 (985) 970 45 45 и аккаунт vyzvon в Твиттере. Кстати, на сайте "Эха Москвы" вы можете выстраивать кардиограмму эфира, потом посмотреть, что там получилось. Так видели, что написал Иосиф Кобзон про вас?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Нет.

 

М.КОРОЛЕВА – Точнее, что сказал газете «Комсомольская правда».

 

А.МАКАРЕВИЧ – Да,интересно.

 

М.КОРОЛЕВА – «Я считаю, что поступок Андрея – это не поступок, - Точка, - ему осталось только выступить перед Коломойским» В скобках здесь дается разъяснение: днепропетровский олигарх, губернатор, спонсирующий карателей – это уже от редакции. – «Я категорически осуждаю этот поступок, - то есть ваш, говорит Кобзон – свое мнение да, но демократия не позволяет быть предателями своей страны». Точка.

 

А.МАКАРЕВИЧ – «Комсомольская правда» работает по следующему принципу: сначала печатается большой заголовок: «Макаревич пел перед карателями». Потом они звонят известным людям и спрашивают: «Как вы относитесь к тому, что Макаревич пел перед карателями?» «Мы очень плохо относимся», - говорят известные люди. И никому из известных людей не пришло в голову спросить: «А он правда перед карателями пел или, может быть, перед детьми беженцев?» Потом «Комсомольская правда» будет извиняться предо мной за допущенную дезинформацию в заголовке. А извинятся им следует перед читателями, которых они обманывают и делают это постоянно.

 

М.КОРОЛЕВА – Но, судя по всему, все-таки Иосиф Кобзон примерно себе представлял о чем шла речь…

 

А.МАКАРЕВИЧ – Не думаю.

 

М.КОРОЛЕВА – Вряд ли там шла речь о карателях, тем не менее, как я поняла его, потому что там достаточно пространный – потом можете посмотреть – его этот комментарий.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Я не буду это смотреть.

 

М.КОРОЛЕВА – Хорошо, как вы относитесь… Он выражает достаточно большую категорию…

 

А.МАКАРЕВИЧ – Марина, да никак не отношусь. Вы знаете, я сам судья своим поступкам и достаточно строго, мне кажется, сам себя сужу за них.

 

М.КОРОЛЕВА – Как вы, кстати, думаете, это искреннее мнение?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Не знаю.

 

М.КОРОЛЕВА – Не знаете.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Не знаю.

 

М.КОРОЛЕВА – То есть не настолько близко знакомы с Иосифом Давыдовичем.

 

А.МАКАРЕВИЧ – У него своя жизнь, свои представления о том, как надо себя вести, и при советской власти и после советской власти. У него свои взгляды на жизнь, у меня – свои.

 

М.КОРОЛЕВА – Хорошо. Тогда я немного по-другому спрошу, спрошу, наверное, вопросом нашего слушателя из Николаевской области: «Насколько тяжело держать холодную голову, если многие люди разделились на два лагеря? А ведь это, правда, произошло. И каждый из нас с этим сталкивается ежедневно».

 

А.МАКАРЕВИЧ – Вот поссорить страну пополам нашей власти удалось виртуозно. Пожалуй, лучше всего, что у них получилось за 20 лет. Это печально.

 

М.КОРОЛЕВА – И это случилось как-то вдруг?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Это вдруг необыкновенно быстро, необъяснимо. Меня не покидает ощущение, что применили какое-то секретное военное изобретение, какую-то частоту, которую запускают во время телевизионных пропагандистских программ, потому что произошло абсолютное сваривание мозгов у людей.

 

М.КОРОЛЕВА – И это при том, заметьте, что если раньше когда-то в советское время был просто телевизор, и он был один на всех, то сейчас же существует интернет.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Все, что угодно.

 

М.КОРОЛЕВА – И все, вообще, любые источники информации альтернативной, но что-то произошло, причем на наших с вами глазах. Буквально люди, действительно, разошлись на два неравных, честно скажем, лагеря…

 

А.МАКАРЕВИЧ – Кто занимался подсчетами?

 

М.КОРОЛЕВА – Есть социологи, есть опросы общественного мнения.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Лукавая вещь – опросы.

 

М.КОРОЛЕВА – 70-80%...

 

А.МАКАРЕВИЧ – Лукавая вещь – опросы, поверьте. Особенно, если затребованы. Очень лукавая вещь.

 

М.КОРОЛЕВА – То есть и в это не очень верите?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Нет, я в это не очень верю. У меня очень большое количество друзей и не только в Москве, в стране. И что-то среди них я не наблюдаю тех, чье бы мнение о происходящем разошлось бы с моим.

 

М.КОРОЛЕВА – Хорошо друзей выбираете, надо вам сказать.

 

А.МАКАРЕВИЧ – А, мне кажется, что это нормальное положение вещей совершенно.

 

М.КОРОЛЕВА – Нет, нормальное положение вещей как раз, как мне кажется, происходит тогда, когда раздел происходит не только по дружеским кругам, но и по семьям даже.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Ну, не друзья это были значит – знакомые хорошие.

 

М.КОРОЛЕВА – Тогда, что посоветуете нашему слушателю из Николаевской области, который спрашивает, как держать голову холодной?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Я посоветую не психовать. Я посоветую не ссориться с друзьями, потому что, в конце концов, каждый взрослый человек имеет право на свое мнение, даже вне зависимости от того, уважаешь ты его или не уважаешь. Я имею в виду мнение, а не человека. Итак в воздухе висит страшный напряг и страшная нервозность. Давайте не будем ее усугублять.

 

М.КОРОЛЕВА – Значит, с людьми, с которыми вы категорически не согласны, с людьми, которые, условно говоря, кричат «Крым наш», вы советуете не ссориться?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Я стараюсь с ними не общаться по той причине, что все мои попытки вести какую-то дискуссию, кончаются просто хамством с их стороны. Вот кричать и хамить они умеют, аргументов…

 

М.КОРОЛЕВА – Значит, все-таки есть такие?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Есть. Эта половина – она более агрессивная, да, потому что там мыслей меньше, а эмоций больше. Поэтому я стараюсь с ними не общаться и все.

 

М.КОРОЛЕВА – Тогда еще вопрос от нашего слушателя, который пришел по интернету. Хорошо, вот, если вы так свою позицию обнародуете, то не боитесь ли вы каких-то негативных действий по отношению к вам, ну, например, со стороны Кремля?

 

А.МАКАРЕВИЧ – И, что я должен делать сейчас? Испугаться и закричать вместе со всеми: «Ура! Крым наш!»? Я себя дерьмом буду чувствовать просто.

 

М.КОРОЛЕВА – Но вы предполагаете, что какие-то негативные действия могут быть?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Не знаю, давайте думать о хорошем. А то мы все время конструируем перед собой какой-то негатив. Давайте думать о хорошем, а то, ей богу, мы своими мыслями программируем ближайшее будущее.

 

М.КОРОЛЕВА – Ну, просто, если будущее становится настоящим на наших глазах, то его не то, чтобы программировать, но как-то признавать-то приходится?

 

А.МАКАРЕВИЧ –Потому что очень много негатива в обществе, вот оно и становится настоящим на наших глазах.

 

М.КОРОЛЕВА – Тогда еще вопрос: Как вы считаете, будут ли как-то запрещать или препятствовать творческим личностям, которые не согласны с политикой руководства России? Ну вот будут вам запрещать культурные мероприятия проводить или наподобие того.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Кому-то уже запрещают. Например, украинских музыкантов орел наш, Милонов не пускает… Ну, идиотизма будет много, конечно. Ну, куда от этого деваться? Мы все это проходили уже.

 

М.КОРОЛЕВА – То есть и это вы тоже не исключаете, но предлагаете не бояться, а думать о хорошем.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Да надо себя вести прилично и ни о чем не думать, между прочим.

 

М.КОРОЛЕВА – Между тем тут россияне недовольны, что за украинских беженцев, о которых мы с вами говорили, «здесь душу рвут и переживают больше, чем за своих граждан», - это сказал Ростовский вице-губернатор. Ну, вы, наверное, знаете, что в Ростовской области ситуация близка к критической – там очень много беженцев.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Знаю.

 

М.КОРОЛЕВА – В Москве их очень много, и дальше они распределяются по разным регионам.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Знаю. Только почему-то мне никто не позвонил из Ростовской области и не попросил выступить перед беженцами. Я же не могу сложить чемодан, сесть на поезд, и искать, где там лагеря беженцев. Если бы мне позвонили оттуда, я бы поехал туда. Мы делаем в Москве концерт для украинских беженцев. Это будет 7 сентября. Олеся Сурганова будет петь вместе со мной.

 

М.КОРОЛЕВА – 7 сентября концерт уже в Москве для беженцев с Украины.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Да, потому что в Москве их тоже полно.

 

М.КОРОЛЕВА – Это, видимо, в рамках дня города или что-то?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Я даже не знаю, в каких это рамках. Я думаю, что это с помощью «Гражданской платформы» будет. Будем собирать средства для них.

 

М.КОРОЛЕВА – Я думаю, что вы еще успеете задать вопрос Андрею Макаревичу, аккаунт vyzvon в Твиттере. Несколько вопросов здесь есть еще, которые косвенно только связаны с Украиной. Они связаны с санкциями. «Как вам кажется, - спрашивает наш слушатель, - все более и более усиливающиеся санкции только раззадоривают Путина и сплотят народ? Или наоборот, народ все это почувствует, и Путину придется уступить?»

 

А.МАКАРЕВИЧ – Честно говоря, меня последнее время преследует мысль, что принимая какие-то важные решения, наш президент не всегда обладает полнотой информации.

 

М.КОРОЛЕВА – Батюшка-царь не знает. Да ладно вам!

 

А.МАКАРЕВИЧ – Вызнаете такой термин: «Бункер Буша», да?

 

М.КОРОЛЕВА – «Бункер Буша» - нет.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Президент Буш объявил в свое время приоритетной ту информацию, которая исходит из Белого дома. С этого момента он оказался ее пленником, потому что он только внутри ее и находился. Президенту нашему тоже приносят на стол информацию, какую-то приносят, а какую-то нет. Я не исключаю, что его, вообще, кто-то очень грамотно подставляет в каких-то ситуациях.

 

М.КОРОЛЕВА – Но опять-таки есть интернет и вроде бы он им пользуется.

 

А.МАКАРЕВИЧ – Это все «вроде бы». Мы с трудом себе представляем его жизнь, его программу, с трудом. А я уверен, что есть специальные люди, которые ему приносят то, что должен прочитать. А то, что не должен читать, ему не приносят. Во-первых, это его расстроит, не дай бог, а во-вторых, зачем? Потому что… ну, вот не могу отделаться от этого ощущения.

 

М.КОРОЛЕВА – Хорошо, а с санкциями-то как, как вам кажется, больше санкций со стороны Запада, больше уступок со стороны, скажем, Путина и Кремля или наоборот?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Я считаю очень просто: потолкаться с Америкой на мировой арене экономически – это хорошее дело. Только вот в боксе существует разделение по весам, по весовым категориям. Значит, надо набрать тот же вес, а потом пойти толкаться, а не наоборот. Если мы хотим отказаться от продуктов европейских, которые вдруг вредными оказались неожиданно, значит, надо сначала развить нашу пищевую промышленность, наши торговые сети, а потом отказываться, а не иначе. Что все вот, пока гром не грянет, мужик не перекрестится?

 

М.КОРОЛЕВА – Может быть вот теперь?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Может быть теперь. 20 лет не черта ни делали…

 

М.КОРОЛЕВА – Слушайте, давайте о хорошем. Вы хотели о хорошем. Вот – осталось тридцать секунд – прочитаю вам, что написал слушатель: «Осознаете ли вы, что «Машина времени» - символ целого поколения? В далеком 79-м в небольшом городе Краснокаменске, Читинской области мой друг сказал мне: «Знаешь ли ты «Машину времени»? Они самая крутая группа в Советском Союзе». Для многих из моего поколения вы до сих пор самые крутые. Ваше отношение к Украине только подтвердило это».

 

А.МАКАРЕВИЧ – Спасибо, спасибо!

 

М.КОРОЛЕВА – Андрей Макаревич был сегодня в студии "Особое мнение". Я – Марина Королева, всем спасибо! Всем счастливо!

Link to comment
Share on other sites

Это "ухи москвы". А там был просто корреспондент, если встретится, выложу.

 

Но и в этом интервью он говорит, что все хорошо, никто никого не обижает, во Львове все рады беженцам... Тенденция взгляда на Украину порошенковскую видна.

Link to comment
Share on other sites

Тут он про крым говорил.

 

М.КОРОЛЕВА – Давайте я лучше спрошу: Вот, если вам предложат поехать выступать в Крым, вы поедите?

 

А.МАКАРЕВИЧ – Пока нет. Вы знаете, у меня есть подозрение, что я там могу встретить людей, которым не будет неудобно смотреть в глаза.

Link to comment
Share on other sites

А я вот это выделила для себя:

 

М.КОРОЛЕВА – Ну, хорошо. Вы-то себе как-то, тем не менее… обдумывали это? Стало ли для вас, после того, как вы туда съездили – ведь мы зачем-то едем, чтобы посмотреть своими глазами, в том числе – стало ли для вас яснее то, что там происходит?А.МАКАРЕВИЧ – Честно говоря, мне и так было достаточно ясно, что там происходит.М.КОРОЛЕВА – Да ну?А.МАКАРЕВИЧ – Не до конца, разумеется не до конца. Я разговаривал там с этими волонтерами, ребятами. Я понимаю, что сепаратистов они, конечно, ненавидят – это понятно. Фашистов они тоже ненавидят, своих украинских. Националистов они терпеть не могут. Все ребята, которые были волонтеры из Харьков – они все говорят по-русски, это русские, не украинцы.М.КОРОЛЕВА – О, как интересно!А.МАКАРЕВИЧ – Да. Президента нового они тоже не любят и доверия к нему не испытывают. За полдня разобраться в этом очень сложно. Но они очень хотят, чтобы война закончилась и страна зажила спокойно. В этом я их понимаю.

Он ведь не говорит о своем отношении к власти. А только о том, что понимает, что они хотят, чтоб война закончилась.

Кстати, за кого волонтиры, я не поняла. Нейтральные?

Link to comment
Share on other sites

это ошибка текста. там было "мне будет неудобно смотреть в глаза"

Да, да, это понятно...

 

Зато перед жертвами АТО ему не было стыдно петь, под укаинским флагом... А по большему счету - нахрен он там нужен был со своими песнями?

Людям не это нужно...

 

Актриса Яна Поплавская отправила в Ростов-на-Дону в помощь беженцам из Украины 26 тонн гуманитарной помощи

Link to comment
Share on other sites

Кстати, за кого волонтиры, я не поняла. Нейтральные?

Как правило, они провластные.

Собирают на общественных началах через фонды деньги, амуницию, продукты, воду, каски, бронежилеты, ночные визиры, что там еще и отвозят в зону боевых действий укроармии.

А также помогают чем могут жителям "освобожденных" территорий.

 

То, что в Харькове ненавидят националистов, смешно.

Почитайте харьковский форум.

А также вот об этом товарище, командире спецбатальона "Азов", лидера социал-национальной ассамблеи, урожденца Харькова. Социал-национальная ассамблея считает, что если бы победил Гитлер, Украина сейчас жила бы намного лучше.

https://ru.wikipedia.org/wiki/Билецкий,_Андрей_Евгеньевич

Link to comment
Share on other sites

Да, да, это понятно...

 

Зато перед жертвами АТО ему не было стыдно петь, под укаинским флагом... А по большему счету - нахрен он там нужен был со своими песнями?

Людям не это нужно...

 

Актриса Яна Поплавская отправила в Ростов-на-Дону в помощь беженцам из Украины 26 тонн гуманитарной помощи

Одно другому не мешает.

А зачем Кобзон, Розенбаум и пр. В Афган ездили?

 

Много лет назад, когда я жила в маленьком поселке на севере Израиля, в очередной раз полетели ракеты из Ливана. Из центра и юга страны стали звонить люди и приглашать нас, северян, пожить у них. Давали в прямом эфире адреса и телефоны.

У меня был папа в гостях, и мы начали ремонт квартиры. Решили, детям здесь делать нечего, а мы остаемся. Тем более, я работала в клубе, со стариками. Не все из них уехали.

 

В общем, я загрузила в машину дочь, племянниц и их бабушку, и повезла в Нетанию. Дочь по дороге оставила у родных, а остальные поехали вот по такому частному приглашению. Когда мы приехали, оказалось, что приглашающих было несколько семей, и там оказались не только мои племяшки, но еще 8 семей из нашего поселка. Всех распределили по домам. Я собралась уезжать, но, увы, у меня провалилась педаль сцепления. Тросик - ерунда, но конец рабочего дня...

Хозяйка дома, где остановились мои племяшки, повела меня в какой-то магазин, подошла к хозяину, объяснила ситуацию. Он только спросил, во сколько я должна быть дома.

Я тоже волонтирила, в своем поселке. Там оставались старики, и нужно было развозить им еду, чем я занималась(не только я, конечно).

В общем, этот хозяин магазина оставил у себя мою машину, встал пораньше, купил в гараже тросик и сам заменил. Как он сказал, это была его часть волонтирства. Тросик я оплатила.

А в тот вечер нас всех пригласили в какой-то дом, где у хозяина был день рождения. Было весело: музыка, танцы, фуршет. И ракеты, падающие на наши дома, показались такими далекими, такими нереальными...

Я уехала утром, остальные остались там на неделю, до очередного перемирия. По приезду они рассказывали, что их водили по театрам, бассейнам, экскурсиям. Оказалось, культурная программа была не менее важна, чем мешки подарков, которые они получили в качестве гуманитарной помощи.

Вот такая история.

Link to comment
Share on other sites

Одно другому не мешает.

А зачем Кобзон, Розенбаум и пр. В Афган ездили?

 

Много лет назад, когда я жила в маленьком поселке на севере Израиля, в очередной раз полетели ракеты из Ливана. Из центра и юга страны стали звонить люди и приглашать нас, северян, пожить у них. Давали в прямом эфире адреса и телефоны.

У меня был папа в гостях, и мы начали ремонт квартиры. Решили, детям здесь делать нечего, а мы остаемся. Тем более, я работала в клубе, со стариками. Не все из них уехали.

 

В общем, я загрузила в машину дочь, племянниц и их бабушку, и повезла в Нетанию. Дочь по дороге оставила у родных, а остальные поехали вот по такому частному приглашению. Когда мы приехали, оказалось, что приглашающих было несколько семей, и там оказались не только мои племяшки, но еще 8 семей из нашего поселка. Всех распределили по домам. Я собралась уезжать, но, увы, у меня провалилась педаль сцепления. Тросик - ерунда, но конец рабочего дня...

Хозяйка дома, где остановились мои племяшки, повела меня в какой-то магазин, подошла к хозяину, объяснила ситуацию. Он только спросил, во сколько я должна быть дома.

Я тоже волонтирила, в своем поселке. Там оставались старики, и нужно было развозить им еду, чем я занималась(не только я, конечно).

В общем, этот хозяин магазина оставил у себя мою машину, встал пораньше, купил в гараже тросик и сам заменил. Как он сказал, это была его часть волонтирства. Тросик я оплатила.

А в тот вечер нас всех пригласили в какой-то дом, где у хозяина был день рождения. Было весело: музыка, танцы, фуршет. И ракеты, падающие на наши дома, показались такими далекими, такими нереальными...

Я уехала утром, остальные остались там на неделю, до очередного перемирия. По приезду они рассказывали, что их водили по театрам, бассейнам, экскурсиям. Оказалось, культурная программа была не менее важна, чем мешки подарков, которые они получили в качестве гуманитарной помощи.

Вот такая история.

Это совсем другое...

Люди, жертвы АТО, только что пережившие ужас... Стоят и смотрят на этого Макаревича под флагом, под которым их совсем недавно безжалостно бомбили...

И он стоит и рассказывает им всякую хрень про мир... Хотя те власти, которые его пригласили, совсем этого мира не хотят...

 

Вот представь: Вы сейчас в Израиле да?

Вот допустим ХАМАС начал побеждать. Захватили часть Израиля, разбомбил ваш родной город. Вас, жителей, вывезли на уже оккупированную территорию и устроили вам концерт "мира", пригласили какую нибудь знаменитость и эта знаменитость вам теперь рассказывает что "всё будет хорошо", хотя Вы прекрасно знаете насколько всё плохо... Вам сильно весело будет? Праздник под символикой ХАМАС - просто безудержное веселье для жителя Израиля...

 

Возможно сравнение и не совсем корректное, но примерно подобные чувства были у беженцев от его концерта...

Link to comment
Share on other sites

Ну что-же...

Пару частушек в разных темках - просипел...

 

А теперь пора браться за ораторию:

- "Русские подонки считающие себя либеральными интеллигентами"...

 

Сразу оговорюсь - я не только о Макаревиче...но о всем шабаше ...

Link to comment
Share on other sites

Для начала - просто озвучу - как развивалась моя позиция...

 

Когда разгорелся Евромайдан - у меня была вполне двойственная позиция:

 

- с одной стороны - я как экономист вижу в стремлении украинцев в ЕС

- достаточно ярко видный инфантилизм...если не сказать - олигофрению...

 

- с другой стороны - как эзотерик - я понимал, что таковы устремления

украинского эгрегора...и если эгрегор стремится хлебнуть дерьма большой

ложкой - то кто я такой, чтобы это осуждать?

 

Если сегодня перечитать мои посты времен начала майдана - то они в большей

степени - экономические...

 

Постепенно - когда я увидел стремление к гос-перевороту - они стали более

политическими...предупреждающими...что революция/переворот/бунт - не есть

хорошо...т.к. стирает уважение к нормам закона...и всегда ведет к большой крови...

 

Ну и когда я увидел - что главные вожди бунта - нацисты - мои посты стали

чисто политическими...с явной антинацистской направленностью...

 

Теперь о главном - о подонках...

 

Падение Макаревича и его подписантов в моих глазах началось в середине марта...

вот с этой фотки...и совсем - не с его писанины...т.к. бред - не читаю...

Опубликованное фото

 

Я уважаю мнение ЛЮБОГО человека на собственное мнение...в т.ч. и Макаревича и К...

Свобода слова и мнения - для меня это свято...но только пока это не принмает

нацистские формы или формы поддержки нацистов...

 

Один факт наличия на груди у русского Поэта нацистского символа - позор...больше не надо...

 

Но даже тогда - я сам себе размышлял - ну всяко бывает...сглупили люди...не вдумались...

не про чувствовали нацистской направленности майдана...они же люди...не боги...еще

увидят...одумаются...

 

А дальше грянуло 2 мая и Одесская Хатынь...

Это для меня стало пробным камнем на подлость и нацизм...

Любой - кто не взвыл и не потребовал призвать к ответу подлецов это устроивших

- подонок и подлец...

 

И вот тут - я не услышал в рядах борцов против одесских палачей ни Макаревича...

ни Ахеджакову...ни Новодворскую...ни иже с ними(длинный список)...

 

При этом - я не берусь определить - "Кто виноват?"...это дело государственных

следственных органов...

 

Государство не сделавшее НИЧЕГО для расследования - дискредитировало себя...

ведь 4 мес прошло - а где хоть что-то официальное???

 

Но еще больше дискредитировали себя те - кто "онижедети"...

И уж совсем покрыли себя позором...Макаревич и К...которые по словам Раи

- за мир...

 

После этого - Макаревич и иже с ним - для меня перестали существовать в ранге людей...

 

А на последок вам спою(с)...еще раз за мир...

 

Вот за какой мир и против какой войны борются макаревичи-миротворцы???

Да...сейчас идет война в Новороссии...

 

Но давайте вспомним - а кто ее развязал?

 

Хунта...только пришла к власти - сразу вернулась к вопросу о русском...

в самом жестком варианте...

 

После этого - уход Крыма и сопротивление на Востоке и Юго-Востоке

- стало вполне понятным...

 

Но хоть кто-то может мне указать - как и когда жители Донбасса и Луганщины

стали террористами и начали войну???

 

Что-то я не припомню - чтобы на Донбассе сформировали карательные батальоны

и отправили их громить майдан и захватывать Кием.

 

Было - как-раз - наоборот...или я ошибаюсь???

 

И как можно быть за мир и поддерживать тех - кто развязал братоубийственную войну???

 

Ну...поорал...и буде...

Не стоит такое дерьмократие, как Макаревич, - моего внимание...

Link to comment
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Loading...
 Share


×
×
  • Create New...