Jump to content
Форум - Замок
Sign in to follow this  
WildWind

Известные люди о России, Украине, Майдане, Крыме

Recommended Posts

Оригинал публикации: The American Who Dared Make Putin’s Case

 

Опубликовано: 10/03/2014 12:41

http://www.newsweek.com/american-who-dared...ins-case-231388

 

 

Американец, осмелившийся обосновать действия Путина ("Newsweek", США)

 

java script: ___hasFlash();

 

Зое Шлангер (Zoе Schlanger)

 

12/03/2014

 

 

 

Стивен Коэн из Принстона говорит, что это он истинный американский патриот, а не его критики.

 

Почетный профессор Принстонского и Нью-Йоркского университетов Стивен Коэн (Stephen Cohen) оказался недавно в довольно странной компании.

 

Этот ученый с прогрессивными в целом взглядами женат на Катрине Ванден Хувел (Katrina vanden Heuvel), работающей главным редактором левого издания Nation. Его взгляды на украинские события заставляют американцев понять точку зрения Путина.

 

В своей статье «Ложь о России» (Distorting Russia) Коэн написал, что «демонизация» Путина в новостях равноценна «ядовитой» и недобросовестной практике СМИ, граничащей с паникерскими заявлениями времен холодной войны.

 

Другие идут еще дальше. Они хвалят Путина за его активные и жесткие действия и за яростное отстаивание национальных интересов России. Икона консерваторов Пэт Бьюкенен (Pat Buchanan) недавно задал вопрос о том, не слишком ли это — сравнивать Путина с Гитлером, и вполне естественно выступил на защиту путинской политики против геев.

 

Автор из American Conservative Род Дреер (Rod Dreher) соглашается с Бьюкененом, а бывший мэр Нью-Йорка Руди Джулиани (Rudy Giuliani) хвалит российского президента, заявляя, что это «тот человек, каких зовут лидерами». Даже Сара Пэйлин (Sarah Palin), как известно, смотрящая на Россию из окна своей кухни на Аляске, и та в 2008 году посчитала путинское вторжение на Украину неизбежным.

 

Но хотя мнения этих людей остаются в основном без комментариев, Коэна подвергли всеобщему осмеянию, назвав апологетом Путина. А вот бывший спикер палаты представителей Ньют Гингрич (Newt Gingrich) его поддержал (кто бы мог подумать!).

 

Коэн говорит, что он - истинный американский патриот, а те, кто призывает президента Барака Обаму и Евросоюз выступить против русских в Крыму, являются угрозой для нашей национальной безопасности.

 

Коэн — это один из главных в США ученых специалистов по России. Он был советником президента Джорджа Буша-старшего по СССР, вел курс по России в Принстонском и Нью-Йоркском университетах, написал восемь книг по современной российской истории, а также он публикует свои статьи в Washington Post, Reuters и других средствах массовой информации.

 

— Что вы думаете о тех, кто называет вас апологетом Путина?

 

— Для тех, кто меня охаивает, у меня двоякий ответ. Реальность такова, что я единственный американский патриот среди тех людей, которые нападают на меня. Я патриот американской национальной безопасности. Пока все это не началось, Путин был нашим лучшим потенциальным партнером в мире в делах национальной безопасности США. Процитирую строку из статьи, которую я написал много лет назад: «Американская национальная безопасность по-прежнему проходит через Москву».

 

Обескураживает то, что мы увидели это в Сирии в августе, когда Путин буквально спас Обаму на посту президента. Когда Обама оказался в западне и не захотел нападать на Дамаск, он не мог заручиться поддержкой своей собственной партии и конгресса. Путин предоставил ему Асада и химическое оружие.

 

Путин и [министр иностранных дел России] Лавров, находясь в тени, подталкивали Иран к диалогу с Соединенными Штатами, потому что от Обамы требовали напасть и на Иран тоже. И это - не говоря о том, что Россия обеспечивает перевозку 60 процентов материально-технических средств для нужд НАТО и американских войск, воюющих в Афганистане.

 

Но проблема в том, что если кто-то скажет о России то, что думает, ему надо готовиться к оскорблениям со стороны других людей. В почте я обычно получаю сообщения следующего рода: «Сколько вам платит Кремль?» Поверьте мне, недостаточно.

 

— А раньше вас называли апологетом Путина?

 

— Я уже проходил через это, потому что стар, и это было во времена холодной войны. Тогда спор шел о том, каковы оптимальные подходы к Советскому Союзу. Надо ли нам работать над «разрядкой», как это тогда называлось, то есть, создавать области сотрудничества, которые смягчают конфликты, чтобы никто не применял ядерное оружие.

 

Страсти в те дни разгорались нешуточные, и по сути дела, в стране шла травля прогрессивных элементов. Нас называли прокоммунистическими силами или просоветскими, или прокремлевскими, а еще апологетами. Но разница заключалась в том, что на нашей стороне была организация под названием Американский комитет за согласие между Востоком и Западом. Это была своего рода лоббистская группа, члены которой говорили с конгрессменами, с президентами и с редакторами различных изданий.

 

Был Дональд Кендалл (Donald Kendall) из компании Pepsi Co., был Том Уотсон (Tom Watson), возглавлявший в то время IBM, и был Джордж Кеннан (George Kennan) [автор американской послевоенной политики сдерживания Советского Союза], который действовал очень живо и активно. Так что в этом участвовало множество очень известных консервативных людей.

 

В этой группе не было четкого разделения на левых/правых/консерваторов/либералов. Так что если кто-то хотел назвать меня антиамериканцем, то в этом случае и руководителя IBM тоже следовало так назвать? В 90-х годах, когда Клинтон начал продвигать НАТО в сторону России, я начал предупреждать всех, что это приведет к тому, к чему привело. Я писал об этом не только в Nation, но и в Washington Post, и в своих книгах. Я писал, что если мы будем поступать таким образом, то уподобимся Пакману из одноименной компьютерной игры, который идет с запада на восток и пожирает все на своем пути, пока не упрется в границу России.

 

Мы уперлись в границу России при Буше, потому что прибалтийские республики вступили в НАТО. Затем у нас был тот эпизод в Грузии в 2008 году, потому что там мы перешли красную черту. И мы перешли ее на Украине.

 

Я не понимаю, почему люди этого не видят. Если ты в течение 20 лет придвигаешь военный альянс, имеющий политические компоненты, включающий систему противоракетной обороны, включающий неправительственные организации, получающие государственные деньги и глубоко вовлеченные в российскую политику, а также вынашивающий идею революций на границах России, то со временем ты обязательно упрешься в красную линию. И она, в отличие от Обамы, начнет этому противодействовать.

 

Украина для этих людей всегда была вожделенным призом. Они хотели ее заполучить и зашли там слишком далеко. Любой российский лидер, обладающий у себя в стране легитимностью, был бы вынужден сделать то же самое, что сейчас делает Путин. Они бы начали противодействовать.

 

Я говорю об этом, и за это меня называют путинским апологетом. Эти люди не понимают. И им наплевать на национальную безопасность.

 

Поэтому я патриот. Мне небезразлична национальная безопасность. А все, что мы делаем, это старая тактика маккартизма по преследованию прогрессивных сил.

 

— Вы сказали, что Обаме надо было продемонстрировать свою «благодарность Путину», поехав на Олимпиаду. Почему?

 

— Не в этом моя главная мысль, но это то, чему меня учила мать: когда кто-то делает для тебя что-то хорошее, не плюй ему в лицо. Неужели все забыли 11 сентября и Бостон?

 

Я написал, что Обаме следовало поехать на один день в Сочи, встать рядом с Путиным, когда террористы грозили взорвать Олимпиаду, показать, что в борьбе с международным терроризмом они стоят плечом к плечу. Это был бы фантастический пример лидерства, однако он [Обама] просто ужом извивался в этом вопросе с геями и не смог так поступить.

 

А теперь меня обвиняют в том, что я против геев. Я говорю, что нам нужен единый фронт борьбы с международным терроризмом, который яростно нападает на Россию и дважды наносил удар по нам, в последний раз в Бостоне, а они твердят одно: «Он против геев». Ну что это за разговор? Это безответственные люди. Они ведут себя непатриотично, потому что вешать на людей такие ярлыки - это не по-американски. Такого рода разговоры не принесут пользы американской национальной безопасности.

 

Если они действительно не согласны со мной, пусть опубликуют какой-то материал, где говорится, что Коэн неправ в том и в этом, и что смотреть на это надо так и так. Это было бы здорово. Может, я действительно неправ. Но мне хотелось бы узнать, почему.

 

А если они считают мудрой политикой действия по продвижению НАТО в восточном направлении от Берлина, если они нарушают обещание, данное Горбачеву — что НАТО ни на дюйм не продвинется на восток, а тем более - вплоть до российской границы, то пусть объяснят, почему это такая мудрая политика. Но правду они вам не скажут, потому что правда заключается в том, что они хотят лишить Россию всех сил и средств по обеспечению своей национальной безопасности.

 

Украина — это трофей, но они зашли слишком далеко, и сейчас мы оказались в исключительно опасной ситуации. Исключительно опасной. Это худшая ситуация за всю вашу жизнь. А если у вас есть дети и внуки, то им придется пережить последствия того, что мы наблюдаем сегодня. И в этом - вина Белого дома, конгресса и Евросоюза.

 

Не Путин это начал. Он этого не хотел. Он очень этого не хотел. И сейчас он действует в ответ. Я не одинок в своем убеждении, просто я говорю от себя. Я предупреждал, что это случится, но меня не слушали.

 

Читайте также: Республиканцы обрушились на Путина с критикой

 

У них есть идеологи на должностях во внешнеполитическом ведомстве типа Майкла Макфола [бывший посол США в России]. Он - идеолог, а не дипломат. Если вы будете назначать таких людей на основные политические посты, и будете давать такие рекомендации президенту...

 

Знаете, что сегодня сказала Хиллари Клинтон? Она приравняла Путина к Гитлеру. И эта женщина хочет быть президентом США. Прекрасные же у них будут беседы, если ее выберут.

 

Но как можно вести переговоры с Гитлером? А потом она заявила, что конечно, надо снизить напряженность и приступить к переговорам. Если так, не называй его Гитлером. Если не можешь расставить все по местам, не надо стремиться в президенты.

 

Даже Обама сказал, что Путин ведет себя как некий испорченный ребенок, слоняющийся по классу. Недостойно президенту США говорить такие вещи.

 

Не могу припомнить, чтобы хоть кто-то говорил так о советских руководителях. Мы не любили Брежнева, потому что нам не нравилась его политическая система, но в этом не было ничего личного. Никсон с Брежневым ладил просто чудесно. Они испытывали симпатии друг к другу.

 

Путин, между прочим, самый последовательный руководитель 21-го века (последовательный не значит хороший или плохой). Он находится у власти 14 лет. Он возвышается над всеми остальными. Единственный, кто может составить ему компанию, это Меркель.

 

Три последних американских президента были неудачниками во внешней политике, были поджигателями войны. Можно подумать, что здесь присутствует некий элемент зависти: Путин очень успешно представляет интересы своей страны, а наши президенты все портят. Одна провальная война за другой.

 

Именно так думают русские, между прочим. Я был в России в декабре, и меня спросили: почему, почему они так нападают на Путина? Они что, завидуют? Мне пришлось сделать паузу и задуматься. Я не знаю. Может, так оно и есть.

 

Но здесь есть один важный момент. В демократии из кризисов выбираются посредством диалога. А в нашей стране нет никакого диалога. Есть лишь эти люди, твердящие, что Путин бредит. И что в этом нового? Он что, действительно бредит? Нет. Бредят те, кто называет его Гитлером. Если он Гитлер, то сегодня у нас Мюнхен. А если сегодня Мюнхен, то завтра нам придется начинать войну, ведь так? Они думают хотя бы на шаг вперед? Нет.

 

Они оказались в тисках этого безумного синдрома и заявляют, что более злобного человека, чем Путин, мы в жизни не видели. Но все, что он сделал для них оскорбительного, это поднял Россию с колен. Мы любили Ельцина, потому что он был вечно пьян и со всем соглашался. И вот в России появился трезвый человек, защищающий ее интересы — правильно он их видит или нет. Именно так должны поступать наши национальные лидеры. А дипломаты должны сидеть и со всем этим разбираться.

 

— Вы говорите, что Путин защищает национальные интересы — правильные они или нет. Но исключает ли это действия со стороны США, если США определят, что они неправильные?

 

— Об этом мы ведем дебаты. Но я по этому поводу сказал бы следующее. Имеет ли Россия вообще какие-то легитимные национальные интересы на своих границах? Дело в том, что существует неявное допущение, будто таких интересов у нее нет, даже в Крыму. Но если начинать с такой позиции, это изначально ни к чему не приведет, ибо у каждого государства, даже у маленького - и в особенности у великого государства - есть такие интересы.

 

Также по теме: Ползволит ли Запад уйти Путину от ответственности?

 

Поэтому я использую следующую аналогию, хотя она не идеальна. Скажем, завтра Россия внезапно начнет демонстрировать свою мощь — политическую, экономическую — в Канаде, прямо на нашей границе, а также в Мексике. Мы что, в этом случае просто скажем: «Ладно, у каждого народа есть право решать свою будущую судьбу?» Неужели так и скажем?

 

Но если мы заявляем, что Россия должна убраться из Крыма, что само по себе нелепо, то как насчет Гуантанамо? Это возведенный в абсолют двойной стандарт. Я не знаю, почему они так думают: потому что глупы, потому что лживы, или потому что просто запутались.

 

Мой главный тезис заключается в том, что не Путин, а мы умудрились передвинуть рубеж новой холодной войны прочь от Берлина, где было небезопасно. Это мы придвинули его прямо к границам России. Может, это и не железный занавес, но Берлин был разделен 45 лет. А сейчас мы перемещаем этот рубеж прямо на территорию расколотой Украины. А Украину раскололи Бог и история, но не Путин.

 

— Вы считаете, что нет абсолютно никаких оснований говорить о том, что это неправильно, когда Россия осуществляет военное вмешательство на Украине?

 

— Мы не знаем, вошел Путин в Крым или нет. Мы фактически не знаем этого. Мы говорим о «фактах», исходящих из Киева, а в них масса дезинформации.

 

— Вы думаете, что это не Путин?

 

— Нет, нет, я не это имею в виду. Мы не знаем. Мне кажется, что я знаю, однако я не располагаю фактами. А как ученый, я придерживаюсь того, что знаю.

 

Похоже, что в Крыму сосредоточилось около 9000 российских военнослужащих. Они патрулируют улицы, охраняют здания. У них там есть военно-морская база. Так что по закону, по контракту Россия имеет полное право находиться там. У них там есть пехота, защищающая стратегические объекты.

 

Я думаю, что по Крыму перемещаются войска, взятые с крымской военно-морской базы. Я не знаю, направили ли они войска через российско-крымскую границу. Поэтому, если мы хотим использовать слово «вторжение», надо иметь точную информацию.

 

Да, Путин что-то сделал. Он мобилизовал находящиеся там войска. В этом нет сомнений. Возможно, он и нарушил условия контракта с Украиной по вопросу перемещения войск на военно-морской базе. Такое может быть. Но слышали ли вы эту историю про снайперов?

 

— Да, слышала.

 

— Все обвиняли Януковича, что он использовал снайперов, которые убивали людей на киевском Майдане. Я тогда сказал: откуда вы знаете, кто кого убивает? Откуда мы можем об этом знать? Я сказал, надо подождать. А теперь стало очевидно, что сказал эстонский министр иностранных дел министру иностранных дел Евросоюза. Он сказал, что это были не снайперы Януковича, а снайперы из правого движения, действующего на улицах, что это была провокация.

 

Но я не знаю, правда ли это. Если окажется, что правда, сможем ли мы развернуть события вспять? Сможем ли мы сказать, что Янукович легитимен и прав? Сможем ли мы вернуть его в Киев? Нет, поезд уже ушел. Когда такие люди, как я, предлагают сначала рассмотреть факты, а уже потом принимать решения, нам говорят: «Вы апологеты Путина!»

 

— Но протесты на Украине все равно имели место, независимо от того, действовали эти снайперы по указанию Януковича или нет.

 

— В ноябре и в декабре это были очень мирные протесты. А Джон Маккейн поехал туда и встал рядом с одним из фашистских лидеров, и даже обнял его. Он не знал, кто это такой. А Виктория Нуланд [заместитель госсекретаря по европейским и евразийским делам], как мы теперь знаем, планировала заговор по свержению правительства. У нас теперь есть пленка, на которой она говорит американскому послу, как американцы будут формировать новое правительство.

Это называется государственный переворот. Януковича избрали законно. Все заявили, что выборы были честные.

 

— Видите ли вы какие-то плюсы в протестах?

 

— Конечно. Но позвольте развернуть все это другой стороной. Скажем, партия чаепития говорит, что Обама со своей программой Obamacare нарушил американский закон и конституцию. Она окружает Белый дом. Чайные партийцы бросают бутылки с бензином в охрану Белого дома. Обама бежит, и партия чаепития ставит во главе Белого дома Теда Круза (Ted Cruz). Вы назовете это демократией?

 

А на Украине какая демократия? Кстати, почему они не могли подождать? До очередных президентских выборов оставался один год. Почему Вашингтон и ЕС не сказали "нет"? Мы же демократические страны, мы так не поступаем. Мирные протесты - это все, что нам нужно. Но коктейли Молотова мы в полицейских не бросаем, потому что, если бы начали бросать в какой-нибудь демократической столице, полиция открыла бы огонь.

 

Посмотрите, что они сделали в Лондоне. Посмотрите, что они сделали в Греции. Посмотрите, что мы сделали на Уолл-стрит с движением Occupy. Они даже не проявляли никакого насилия, а мы их избивали и поливали перцовым газом. Вот как мы поступали.

 

Мы считаем, что люди имеют полное право на мирный протест. Они получают разрешение, идут на улицу и могут стоять там, пока не пойдет снег. Это их право — если они не препятствуют дорожному движению. Но они не могут швырять бутылки с зажигательной смесью в полицейских. Это правило действует в любой стране, в любой демократии. Но мы вдруг начинаем считать, что в Киеве можно так поступать. Они же борцы за свободу.

 

Итак, демократически избранный президент Янукович бежит, а в Киеве появляется правительство, не обладающее юридической легитимностью ни по нормам украинского, ни по нормам международного права. А нам говорят, что это правительство — образец добродетели. А еще есть парламент, где они распугали большинство депутатов, представляющих правящую партию. И этот парламент начинает принимать бредовые законы.

 

Туда отправился [госсекретарь Джон] Керри и попытался урезонить их, и как мне кажется, он сделал это, потому что эти люди отреклись от своих обещаний. Потому что сейчас хвост виляет собакой.

 

— Вы говорили о том, что американские средства массовой информации неверно представляют некоторые аспекты России, включая ситуацию с гомосексуалистами в этой стране. Каким образом СМИ неверно представили наступление на права геев?

 

— Что ж, СМИ не знают истории. В советской России гомосексуализм считался преступлением. Когда я жил в России в 70-е и 80-е годы, наши друзья-геи жили в страхе, опасаясь арестов. Они находились даже не в чулане, их опустили до уровня подвала.

 

В 1993 году Россия вывела гомосексуализм из разряда уголовно наказуемых деяний. После этого геи стали появляться на публике. Не так, как здесь — ну, вы понимаете. Затем они стали обращаться за разрешениями на проведение гей-парадов, и городские власти отреагировали на это очень негативно.

 

Почему? Россия - это страна традиций. Все данные опросов показывают, что примерно 85 процентов россиян считают гомосексуализм либо болезнью, либо сознательным выбором. Вы и я — мы скажем, что это ужасно. Как можно быть такими примитивными? А я скажу вам, как.

 

Именно так думали люди и в США в моем детстве, когда я жил в Кентукки и в Индиане. И даже когда я приехал в Нью-Йорк в 1960-х годах. Что изменило такое отношение? Просвещение. Геи боролись за свои права. Это была длительная борьба.

 

Но даже сегодня у нас есть восемь или девять штатов, где законы в отношении геев более репрессивные, чем в России. Российский закон был глупым законом, потому что прежде всего он неосуществим. Во-вторых, этот закон провоцирует гомофобию.

 

Но факт остается фактом. В России отсутствует широкое общественное мнение в поддержку прав геев. Отсутствует абсолютно. Его не было там ни 30, ни 40 лет назад. Я не припомню ни одного русского, кто приехал бы к нам в США и начал рассказывать американским геям, как надо бороться за свои права.

 

Я вырос на юге, где была сегрегация. Я не припомню ни одного русского, кто приехал бы туда и начал учить чернокожих, как надо бороться за свои права. Это всеобщее правило. Либо ты борешься за свои права у себя в стране и получаешь их, либо не получаешь. А мы просто усугубили положение [геев в России]. Как говорят мои друзья-геи из России, «вчера я был просто гомосеком, а сейчас я американский гомосек». Мы ухудшили ситуацию для геев. Это вам скажут многие разумные и политически сознательные российские гомосексуалисты.

 

— Вы думаете, что американское вмешательство ухудшило положение геев в России?

 

— Не думаю, а знаю. Я могу назвать вам фамилии российских законодателей, которые говорили мне, что хотят избавиться от этого закона, хотят побеседовать об этом с Путиным. Но это невозможно сделать, если превращать данный вопрос в очередную баррикаду, разделяющую Америку и Россию. Вы думаете, ситуация на Украине пойдет на пользу российским геям?

 

— Но положение гомосексуалистов в России - просто отчаянное. Мы видели немало сообщений на эту тему.

 

— А я и не говорил, что у них все прекрасно. Но почему это нас должно волновать? Мы что, сформируем бригаду и отправим ее туда освобождать российских геев? Будь ты чернокожим, евреем, геем или мусульманином, в нашей стране ты обретаешь права, когда борешься за них. Именно так работает демократия.

 

И почему это Америка должна отправляться туда и разбираться с проблемой геев, если 85 процентов россиян считают, что у них не должно быть никаких прав? Они должны бороться у себя дома, и большинство разумных геев понимают это. В нашей стране такое случалось неоднократно.

 

Кстати, пока мы не скатились в лицемерие, я напомню данные из New York Times о том, что насильственные действия против геев в Нью-Йорке в 2013 году выросли вдвое по сравнению с 2012 годом. Может, нам надо сначала навести порядок на своих улицах?

 

— Как вы считаете, какова цель тех людей, которые вас критикуют?

 

— Это своеобразная форма цензуры. Я знаю людей из американских университетов, которые думают так же, как и я. Но они боятся высказываться, и я стыжу их за это. В нашей стране нечего бояться. Бояться надо в России. Но здесь, что они могут с нами сделать?

 

Хотя могут. Ты не получишь хорошую работу, о которой мечтал, ты можешь не получить повышение. Тебя начинают очернять, на тебя вешают ярлыки.

 

Они хотят заткнуть мне рот. Мне звонят и угрожают. Я бы не стал придавать им особого значения, списав это на глупость людей, однако я слишком одинок. Мне нужны другие люди, вышедшие из политического чулана.

 

Мы оказались на грани войны с Россией. Сейчас многие понимают, что все зашло слишком далеко. Даже [лидер сенатского большинства] Гарри Рид (Harry Reid) - и тот сказал позавчера, что нам надо немного остыть и подумать. Молодец, Гарри Рид.

 

Сенатор Рэнд Пол (Rand Paul) заявил, что нам надо задать себе вопрос, а не способствовали ли мы сами всему этому. Я едва со стула не упал позавчера вечером на передаче CNN. Я говорил им то же самое, что сейчас говорю вам, что это мы давили на русских, что это мы несем тяжкое бремя ответственности. Путина нельзя назвать невиновным, но мы из всего этого не выберемся, если не возьмем на себя часть вины. Сказав это, я подумал, что сейчас меня отстегают кнутом.

 

И знаете, что сказал [бывший член палаты представителей] Ньют Гингрич? «Я согласен с профессором Коэном». [Примечание редактора: в расшифровке передачи Гингрич говорит, что в словах профессора Коэна «есть много правды».] Он сказал, что мы переоценили себя, что мы ведем себя неразумно с Россией. Нам надо думать о том, что мы собираемся делать. Я едва не заплакал, и удержался лишь потому, что был на телевидении. Для меня это стало спасательным кругом.

 

— А вы не думаете, что он сказал это, дабы получить какие-то доводы против Обамы?

 

— Да, вы правы. Они часто нападают на Обаму, говорят, что это он все создал — из-за Сирии и всего прочего. Но это полная ерунда.

 

Знаете, почему Гингрич сказал это? Потому что он - образованный человек. Он историк. Он мыслит историческими категориями. Он умен. И у него сейчас нет президентских амбиций. Так что в этот раз он говорил от сердца.

 

— А что вы думаете о Pussy Riot?

 

— Кто-то провел исследование. В 82 странах их бы казнили за то, что они сделали. Не знаю, что бы произошло, выступи они в соборе Святого Патрика [в Нью-Йорке]. 15 лет назад одна молодая пара пришла в собор Святого Патрика, сняла одежду и занялась там сексом. Их арестовали. Не знаю точно, что было с ними потом.

 

Одна из проблем России состоит в том, что у них мало административной юстиции, которая может дать условный срок, оштрафовать нарушителя или заставить его смывать граффити в метро. Она существует, но ее надо развивать, потому что многих людей вообще не следует сажать в тюрьму, им надо давать условный или испытательный срок. России надо реформировать свою правовую систему.

 

Когда это произошло, вся страна выступила против Pussy Riot. Когда их отправили в тюрьму, люди смягчились и сказали: «Бедные девчонки. Они вроде бы и неплохие». Знаете, чем они занимались до тюрьмы? Они приходили в супермаркет, раздевались, ложились на спину, разводили ноги в стороны и засовывали себе во влагалище замороженных цыплят.

 

А ведь в магазине были люди с детьми. Но российские власти ничего не делали. Они их не арестовывали.

 

Pussy Riot сделали нечто очень забавное. Не помню где - в Москве или в Санкт-Петербурге - есть разводной мост. Так они нарисовали на нем пенис, и когда мост развели, это пенис поднялся. Довольно забавно и смешно. Это была умная идея.

 

Но потом они пошли в самый святой храм в России, который в 30-е годы был взорван по приказу Сталина (а потом восстановлен). И они пели не просто о том, что Путин плохой. Они потом почистили свою песню, прежде чем запускать ее в интернет. Там были элементы грязной порнографии и копрологии. Это плохая оппозиционная политика.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Дмитрий Быков

писатель, журналист

 

20.03.2014 17:08

http://echo.msk.ru/programs/personalno/128...o/#element-text

 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Здравствуйте. Это программа «Особое мнение», меня зовут Татьяна Фельгенгауэр, и я с радостью приветствую в этой студии Дмитрия Быкова. Здравствуйте, Дмитрий.

 

Д.БЫКОВ: Здравствуйте, Таня, здравствуйте все.

 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: «Красный Октябрь» отказал «Дождю» в продлении аренды помещений, и уже 20 июня канал может прекратить свое вещание. Всё? Это конец? Зачем добивают «Дождь»?

 

Д.БЫКОВ: Ну, во-первых, добить – это, пожалуй, главное. Есть такая манера благородного поведения относительно поверженного противника. Помните, Гумилев писал? «Милый, вот прими мой братский поцелуй». Ну, тому, господи, и силы, и победы сладкий час даруй, кто чего-то что-то скажет. Милый, вот прими мой братский поцелуй.

 

Разумеется, эта манера поведения, во-первых, рыцарская. А во-вторых, с противником, которого ты признаешь равным. Особенность российской власти и российского шовинистического, в частности, дискурса в том, что противник априори мразь. То есть его можно оставить живым либо из страха перед Западом, либо просто чтобы было на кого свалить последующие экономические трудности. В принципе же надо, разумеется, убивать на месте.

 

Добивать, дотаптывать – мы это видели много раз и на примере НТВ, и на примере ТВ-6, и на примере ряда оппозиционных СМИ. Пока не дотопчешь, настоящий смак не пойман. Выгнать «Дождь» с «Красного Октября» - это своего рода оргазм. Вот, понимаете, есть такие маньяки, которые душат жертву и одновременно насилуют, и от этого получают максимальный восторг. Душить – мало. Мало отключить всех вещателей. Нужно жертву еще под конец употребить для полного наслаждения. В данном случае мы сталкиваемся именно с таким двухэтапным уничтожением. А лучше бы всего, чтобы Синдеева пошла по миру. А совсем хорошо, чтобы никто не подавал. Я, правда, не знаю, как это можно организовать, но это было бы великолепное финальное шоу. А по бокам бы стояли и скандировали НАШИ (или как они там называются) и кричали бы «Так тебе и надо! Так тебе и надо!» Вот это уже настоящий... И чтобы в это время шел дождь. Это был бы уже совсем Герман. Уже какая-то история Арканарской резни.

 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Слушайте, ну, получается, что после того, как добьют «Дождь», надо же будет наметить какую-то следующую жертву, и потом еще следующую, и еще следующую?

 

Д.БЫКОВ: И мы знаем эту жертву.

 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Список-то конечен.

 

Д.БЫКОВ: Нет, почему? Он бесконечен, потому что действие равно противодействию. Будут появляться новые люди, которых эта тактика не совсем устраивает. Им бы, может быть, и совсем, действительно, не нравился «Дождь», но методы, которыми его уничтожают, вызывают у них определенные вопросы. В результате число условно несогласных будет шириться, конечно. Потому что ввести полное единомыслие на территории, тем более на большой не удавалось еще никому. Но людям не важно, строго говоря, добиться цели – им важно получить удовольствие. Спинной мозг не занимается стратегическим планированием – он испытывает содрогание.

 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А кто сейчас занимается стратегическим планированием и по каким вопросам, как вы считаете?

 

Д.БЫКОВ: Понятия не имею и совершенно не интересуюсь.

 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Нет у нас такого человека, ответственного за стратегическое планирование?

 

Д.БЫКОВ: Я писал когда-то в романе «Списанные», который стал печально актуальным, что в данном случае, к сожалению, голова уже упразднена и все органы функционируют сами по себе. Вот, именно поэтому и нет никакой вертикали. Ну, общий вектор ясен, поэтому каждый старается вести себя наихудшим образом.

 

Я абсолютно убежден (и, кстати говоря, никаких тормозов в этом смысле нет), что если бы кому-то захотелось организовать публичное сожжение на Красной площади всех, кто вчера присутствовал на так называемом Антивоенном конгрессе, хотя он не антивоенный, а антиизоляционистский (но таких сложных слов там уже не помнят). Вот, если бы кто-то захотел организовать это публичное сожжение, пришло бы много народу, многие бы кричали, неистовствовали, восторгались, пускали бы петарды и никто не смог бы возразить. Мировое сообщество сказало бы, что оно, понимая борьбу России за свои интересы, не вполне одобряет методы. Но тем не менее, ничего хорошего для меня, Улицкой, Макаревича и прочих из этого бы не проистекло.

 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Слушайте, но вот это вот полное ощущение безнаказанности – оно же порождает всё новые и новые, и всё более изощренные способы.

 

Д.БЫКОВ: Нет. Как раз не «всё более изощренные».

 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Или, наоборот, примитивные.

 

Д.БЫКОВ: Всё более грубые способы, да. Мышление огрубляется предельно. Я ничего в этом катастрофического не вижу, потому что история много раз всё это показывала, мы все через это проходили. Приятнее всего сейчас школьникам, изучающим Средние века или, например, середину XX века. Всё происходит абсолютно наглядно и на их глазах. То есть не надо никаких пособий – можно выглянуть в окно, и ты увидишь всё: и все общественные гипнозы, и всю риторику, и всю демагогию, и всё истребление ведьм, всё чрезвычайно наглядно. Чем кончается, мы тоже знаем. В конце концов, это много раз было. Так что всегда приятно поучаствовать в истории.

 

Вот, мы долго жили вне истории. Сейчас мы живем в истории. Другое дело, что эта история быстро катится к очень неприятным результатам. Но в конце концов, если страна не может решить свою судьбу, ее решит история.

 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да, и катится, и при этом нас еще с собой забирает.

 

Д.БЫКОВ: Кого-то забирает, кого-то выталкивает, кто-то успевает убежать, кто-то успевает встроиться. Очень многим сейчас, действительно, хорошо – они в самом деле испытывают настоящий экстаз, неподдельный. Отец родной. Наконец-то я могу своему президенту сказать «Отец». Наконец-то я горжусь. Наконец-то я плачу от гордости. Здравствуйте, крымчане, братья мои. Ведь, еще немного и туда вошли бы НАТО с автоматами или бандеровцы с петлями, да? И все носители русского языка были бы развешены на пальмах. Но мы успели раньше, и теперь развешены на пальмах будут флаги.

 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Восхитительно. Кстати, по поводу исторического момента. Насколько искренним (я не знаю, может быть, вы оцените) звучат слова спикера Госдумы Сергея Нарышкина? Сегодня всякие рассматривают документы в связи с тем, что Крым теперь часть России. И, вот, господин Нарышкин сказал буквально следующее – я го процитирую: «Безусловно, это знаковый этап не только в истории современной России, но и многовековой истории всего нашего отечества. И я могу предположить, что это переломное событие мировой истории, что это перелом в противостоянии добра и зла, белого и черного».

 

Д.БЫКОВ: Ну, кто черный, мы знаем. Да? Последнее время очень сильно поседевший, как мы знаем. От Дмитрия Киселёва. Он со страху-то поседел, он белеет постепенно. Мне кажется, что это абсолютно верные слова, глубоко взвешенные и прочувствованные слова. Да, это перелом в мировой истории, это старт тех событий, последствия которых очень трудно предугадать, во всяком случае, масштабы этих последствий.

 

Это в известном смысле, как говорит Денис Драгунский в интервью мне в журнале «Профиль», это постправовое пространство. Понимаете, вот тот вечный вопрос, который мне иногда задают люди, ну, такие, неплохо ко мне относящиеся. Они понимают, конечно, что я гнилая гадина, но когда-то у меня была пара неплохих любовных стишков и, может быть, я еще не потерян для общества. И вот они мне говорят: «Ну, Дмитрий, ну, как же вы не понимаете? Ну, ведь, Крым присоединяется к России – это хорошо. Это историческая справедливость». Ребята, говорю во всеуслышанье: Крым – это хорошо, это исторически справедливо. Присоединение Крыма – это превосходно. Вообще любимое мое место на Земле, вот точка счастья абсолютного – это Крым. Жаль, что я больше не смогу туда поехать в обозримом будущем.

 

Ведь, проблема в том, что вы присоединяете вместе с Крымом? Что вы покупаете в одном пакете? Жемчужное ожерелье – это превосходно. Но если вместе с этим жемчужным ожерельем вы приобретаете кражу, порчу кармы и тюремный срок, следует подумать о преимуществах жемчужного ожерелья.

 

Если в одном пакете с Крымом вы приобретаете нарушение Будапештского протокола, долгую ненависть Украины, объединение Украины в ненависти к вам (а сейчас и Восток, и Запад в ней едины), мстительности, да? НАТО непосредственно у границ, если это произойдет, или, во всяком случае, сильное охлаждение в отношениях с миром. И, наконец, если вы приобретаете законченный изоляционизм, страшную внутреннюю риторику и истребление любой свободы слова в России, следует подумать, адекватный ли это обмен? Да, вы приобрели Крым. Посмотрите, что вы потеряли.

 

Против воссоединения Крыма с Россией... Ну, Крым вообще-то исторически греческий, как недавно показала на «Эхе» замечательная колонка Илларионова, да? Действительно, 23 века греки, потом какое-то время генуэзцы, потом татары. Ради бога. Последние 300 лет Крым исторически русский. Но при этом давайте понимать, что помимо этого исторического прекрасного присоединения мы приобретаем огромное количество государственной лжи. Ну, не надо нам, которые жили в Крыму подолгу, которые работали в Артеке, не надо нам рассказывать про то, как там унижали русских. Крым был русскоговорящим, абсолютно антитимошенковским, антиоранжевым регионом. Кстати, Януковича там тоже не очень любили. Никто не унижал крымчан, никто не запрещал им говорить по-русски и по-татарски, никто не запрещал крымским татарам строить мечети и контролировать всю торговлю на Ай-Петри. Но это было абсолютно свободное пространство. Ради бога. Если Крым хочет присоединиться к России, прекрасно, я горячо это одобряю. Я просто не совсем готов присоединять его лично в тот момент, когда у соседа такие серьезные трудности. А то получается как-то не очень хорошо: вот он исторически русский, но почему-то Россия забирает его именно тогда, когда у Украины нет ни легитимной власти, ни армии, ни денег, то есть, грубо говоря, когда она ничего не может сделать. Можно же иначе забрать.

 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, уже поздно это обсуждать, потому что забрали.

 

Д.БЫКОВ: Таня, я вам скажу больше: всё обсуждать уже поздно. Вообще уже поздно разговаривать.

 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Слушайте, а обсуждать, пойдет ли дальше Россия, поздно или нет?

 

Д.БЫКОВ: Во-первых, поздно, потому что это бессмысленно. Во-вторых, что значит пойдет ли она дальше?

 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Там Донецк.

 

Д.БЫКОВ: Она может не пойти дальше в смысле Донецка или Харькова. Хотя, процессы эти сразу пригасить будет нельзя. Но какие-то формы экспансии прямой или косвенной, естественно, будут продолжаться и, во всяком случае, будут продолжаться риторически. Риторика войны никуда не денется, ее нельзя сразу же прекратить.

 

Ведь, обратите внимание. Когда дело уже дошло до ареста крупнейшего функционера украинской армии на территории Севастополя, на территории Крыма, скажем так, уже очень трудно остановить эти процессы. И, разумеется, если даже не будет интервенции (а ее, скорее всего, не будет), то от попыток какого-то отчуждения чего бы то ни было Россия отказываться уже не может: уже маховик работает, уже внешняя агрессия или, во всяком случае, агрессивная риторика – это неизбежный способ накачки рейтинга. А падение рейтинга – это ломка, этого наркоманы пережить не могут.

 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, рейтинг взвился просто ого-го как.

 

Д.БЫКОВ: Взвился до небес.

 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: До 5-летнего максимума. Эйфория.

 

Д.БЫКОВ: Надо прислушиваться к поэтам. Поэты – они же пророки. Я очень много раз говорил о том, что выходом из нынешней российской ситуации может быть только какое-нибудь внешнее противостояние. И все мне говорили: «Да ну! Да что? Да как? Да пусть уж Быков кропает свои стишонки, а в политику не лезет». Ну, я продолжал кропать свои стишонки и всё произошло ровно так, как написано в романе «ЖД». Это нормальная история, я ничего против этого не имею. То есть нельзя ничего иметь против хода истории. Если страна делает всё возможное для накачки рейтинга, она его накачает. Вопрос в том, что будет потом, что вы приобретаете в одном пакете с этим рейтингом?

 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну вот Верховная Рада Украины приняла декларацию о борьбе за освобождение страны, там фактически ультиматум объявлен. Крым объявили оккупированной территорией. Насколько это всё серьезно?

 

Д.БЫКОВ: Это очень глупо и абсолютно бессмысленно. Как говорят в таких случаях... У нас же, помните, когда против Навального начали возбуждать уголовные дела, во главе с Кристиной Потупчик всё хомячье, ориентированное потупчицки, дружно кричало «Надо уметь проигрывать». Да? Надо уметь проигрывать, я считаю. Эти слова очень часто еще придется вспоминать и Кристине Потупчик, и ее хомякам. Ну, да, действительно... Ну, у Навального свои хомяки, у Потупчик свои.

 

Вот. Так вот надо уметь проигрывать. И здесь, мне кажется, скорбный траур по Крыму был бы более уместен, чем разговоры о совершенно бессмысленных, совершенно невозможных попытках его отвоевать. Ну, как Украина сейчас намерена отвоевывать Крым у вежливых бесформенных людей? Бесформенных в том смысле, что они формы не имеют. Нормально. Я считаю, что здесь нужно, действительно, скорбно поджать губы, сказать «Да, Крым у нас отжали в такое-то время», но в остальном Украина едина, мы не дадим и так далее. Сейчас надо поучиться риторике благородной, риторике благородной скорби.

 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А вот это вот сообщение о том, что, вроде как, будут вводить визы, а потом сказали «Нет-нет, не будем мы вводить визы», это тоже?..

 

Д.БЫКОВ: Это прав Венедиктов. Тоже это совершенно истерический...

 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Это тоже от того, что не умеют риторику вот эту вот?

 

Д.БЫКОВ: Совершенно истерический шаг, совершенно бессмысленный. Ну, как они будут вводить эти визы? Вероятно, сразу же Россия ответит на это полным запретом на въезд украинцев в Россию или, во всяком случае, тоже очень жесткими санкциями. Зачем это сейчас делать? Наоборот, мне кажется, что сейчас нужно звать русских в Крым. Не в Крым, а в Киев даже. Чем больше русских поедет сейчас на Украину, тем больше народу будет там в ужасе искать бандеровцев с автоматами и не найдет.

 

Ну, ведь, очень многие, правда, уверены. Мне звонил сегодня один очень крупный, очень серьезный идеолог российский. Просто звонил, чтобы лично меня убедить (мы – давние друзья): «Ну, пойми, там же нацисты. Там к власти пришли нацисты. Силы там есть у 20% населения, и эти 20% - нацисты». Он повторяет это как мантру. Вот, мы, которые кричим всё время «Мы – русские. Какой восторг! Да против нас никто, да вам же хуже!», мы, конечно, к агрессивному национализму отношения не имеем. А на Украине победил национализм самый настоящий. Ну, поезжайте в Украину, посмотрите, какой национализм там победил, какие бандеровцы.

 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Нет, но дело же в том, что, на самом деле, национализм национализмом. У меня просто была похожая совершенно история, когда несколько людей меня убеждали, что там нацисты. Я говорю «Ну, послушайте, есть же какое-то конкретное совершенно определение слова «нацист». Почему вот это вот самовнушение происходит бесконечное? Чтобы было не стыдно?

 

Д.БЫКОВ: Ну, во-первых, это самовнушение происходит ради накачки их статического шовинистического чувства, которое очень приятно. Вообще чувство своей сопричастности очень приятно, оно эротично в своей основе. У нас вообще все фроммовские страшные предположения сбываются на глазах. Сейчас можно даже Фромма не читать, а просто выгляни в окно – некрофилия.

 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Историю можно не читать и Фромма не читать.

 

Д.БЫКОВ: Историю не читать, фрейдистов не читать, Фромма не читать. Всё на глазах. Даже «Мусорный ветер» можно не читать.

 

Тут интересно другое. Интересно то, что люди, действительно, не будучи, не бывая там, убеждены, что там победили нацисты. Ну, поезжайте в Киев, поговорите со своими бывшими украинскими друзьями. Ну как? Мы – братья по стране, мы ездили друг к другу в гости, мы участвовали в одних студенческих конференциях. Ну, спросите, где вы там сейчас в данную минуту видите агрессивных националистов?

 

Ведь, до чего доходит, до какой нетерпимости! Такой нетерпимости не было при Брежневе. Сейчас Роман Сенчин позволил себе взять интервью у Юрия Володарского в «Литературной России», «Литературная газета» также его осаживает немедленно: «Как он смеет разговаривать с киевлянином? Это что такое? С нацистом разговаривает».

 

Но я-то знаю Володарского 20 лет, я знаю, что он к нацизму никакого отношения не имеет и вообще, простите, еврей. «Простите», ну, потому что я не хотел бы упоминать это неприличное слово в эфире, но ничего не поделаешь – отдельные представители еще имеются. В этом-то и трагедия.

 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: В эфире в том числе.

 

Д.БЫКОВ: Да. Ну, во мне есть, конечно, и русская кровь, но я не буду рабски сейчас на это намекать, потому что я уже национал-предатель, пятая колонна и мне уже говорят...

 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Мы про это обязательно поговорим.

 

Д.БЫКОВ: Мне уже, так сказать, цепляться нечего, да? И помните, как сказано у Аксенова? «Мы будем беспощадны к отщепенцам всех мастей, а особенно той, которую все знают». Ну, зачем же, вот, сегодня накачивать такой ненавистью умы? Поезжайте в Украину, пока есть визы, или на Украину, если вам так больше нравится, если вы чувствуете себя более мужчиной, находясь на Украине. Поезжайте и посмотрите, где там нацисты, бандеровцы и где там вешают за знание русского языка.

 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, это же ужас. Поедешь, увидишь, что это совсем...

 

Д.БЫКОВ: Повесят еще чего доброго, да.

 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да, либо повесят, либо вдруг узнаешь, что это не так. Это же страшнее.

 

Д.БЫКОВ: Это моральная катастрофа, конечно, я понимаю. Но дело в том, что, еще раз говорю, Тань, всё, о чем мы с вами сейчас говорим, это совершенно бессмысленно. Гаврила Принцип уже свое дело сделал, уже дальше... Это не значит, что начнется непременно Третья мировая война. Это значит, что она началась риторически. А то, что будет продолжаться дальше, это очень хорошо известно из истории, из политологии, из геополитики, которую я не признаю наукой, но бог с ним (многие признают).

 

Всё уже понятно. Сейчас надо думать о другом – о том, как сохранить лицо.

 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Нам?

 

Д.БЫКОВ: И нам, и им, и всем.

 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: И им?

 

Д.БЫКОВ: Всем, у кого оно есть.

 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Так у нас голова уже всё, нету у нас головы. Чего нам сохранять? У нас все органы поотдельности.

 

Д.БЫКОВ: Нет, понимаете, нет. Я бы не сказал, что у нас нет головы. У граждан России головы остались, безусловно. Я говорю сейчас о государственном организме, в котором уже сейчас управляет не разум, а инстинкт. А мы должны за этим наблюдать и смотреть. Это не хорошо и не плохо, понимаете? Я не могу давать этому моральных оценок. История – это наука, которая модальности не терпит. Очень долго к этому шло, очень долго в России системно истреблялся интеллект. Не надо удивляться, что сейчас, страна его лишенная, так активно упражняется в ненависти.

 

Вы посмотрите, какой пошел тон комментариев. Ведь, «Новая газета» и Газета.ру не просто так их отключила. Ну, постоянно читаю: «Как же вы? Вы поддерживаете жидобоев на Майдане». У вас там есть этот комментарий – он сегодня пришел, да?

 

Какие жидобои на Майдане? Кого? Где?

 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да, ко всем эфирам один и тот же.

 

Д.БЫКОВ: Нет, вот, мы, видимо, поддерживаем жидобоев на Майдане. Мне это нравится, да. И нравится мне то, что был я когда-то поэтом, а выродился в паранацистского шоумена. Тоже мне это нравится. Это нормальный процесс.

 

Я рад наблюдать сбычу своих предсказаний.

 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Вы вспомнили про национал-предателей и пятую колонну.

 

Д.БЫКОВ: Вспомнил, да.

 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Прозвучали эти слова в обращении Владимира Путина к Федеральному собранию. Вообще, вот, главное впечатление, ощущение от этой речи у вас какое было?

 

Д.БЫКОВ: Ну как? Если вы спрашиваете меня как филолога, речь без грамматических ошибок, связная, внятная, произнесенная с выражением, с сильными риторическими ходами. Ничего непредсказуемого в ней не было.

 

Конечно, это очень сильное заявление (национал-предатели), потому что не очень понятно, что значит «национал-предатель»? Это предатель своей национальности или предатель своей нации? Это, все-таки, разные вещи. Но звучит красиво как национал-социалист, например, да? Это красивое словосочетание, на многие умы действует гипнотически. Пятая колонна, как правильно подчеркнул Гозман, это уже термин для осажденного города – «Мы в осаде. У нас есть пятая колонна».

 

Мне кажется, что следующий шаг, ну, насколько я могу его прогнозировать, это объявление национал-предателей вне закона. Чтобы любой подошедший на улице имел право хряснуть в рожу, а, может, и убить, если хочет. Ну, настроение у него плохое, погода испортилась, ну что ж не убить, ногами-то не затоптать, да? Правда, национал-предатель будет сопротивляться, но можно подойти втроем.

 

Дальше. Аннулировать все их вклады. У нас не очень большие вклады, и они все не за рубежом, а в России. Но, в конце концов, на зарплату одному бюджетнику хватит, я думаю, да?

 

Следующее, уже отказ в медицинском обслуживании. Представляете, национал-предатель пришел лечить зуб в поликлинику, болит у него зуб (у национал-предателя). Пусть дальше болит – он не имеет права лечиться у нашего врача.

 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: По какому принципу будут узнавать национал-предателя?

 

Д.БЫКОВ: А это можно, кстати, очень просто. Все, кто одобряет присоединение Крыма к России, немедленно надевают значок с Крымом, Крым покрашен в трехцветный. Все, кто не надевает этот значок... Ну, вы помните, да? Можно пришить желтую звезду, а можно другую звезду, можно свастику обязать носить. Меня можно обязать носить свастику, потому что я национал-предатель. И все, кто носит свастику, они не получают медицинской помощи.

 

Дальше риторика будет нарастать. Это люди... Ну, они же талантливых-то авторов не берут, а бездарные не умеют им придумывать. Это люди, которые растоптали бандеровскими коваными сапогами кормящую грудь своей матери-родины. Хорошо звучит? И это будет, вы это услышите. А потом увидите всё остальное.

 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Или не увижу...

 

Д.БЫКОВ: Увидите, Таня, увидите.

 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Или не увижу, если, все-таки, втроем подойдут и захотят убить.

 

Д.БЫКОВ: Бывает не только город Мюнхен, бывают другие города. Я еще раз говорю, мне не очень приятно то, во что вползает Россия. Но мне очень приятно, что я обо всём этом предупреждал в последние много лет.

 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Давайте сделаем сейчас паузу буквально 3 минуты, и вернемся. Программа «Особое мнение» с Дмитрием Быковым скоро продолжится.

 

НОВОСТИ

 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Продолжается программа «Особое мнение», меня зовут Татьяна Фельгенгауэр. Напоминаю, что в гостях у меня сегодня Дмитрий Быков. С внутренним врагом, вроде, понятно что.

 

Д.БЫКОВ: Да, понятно. Не могу сказать «покончено», потому что он плодится от таких мер. Но вообще, да, понятно.

 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Как долго вообще вот эта эйфория продлится, если вспоминать исторические?..

 

Д.БЫКОВ: История говорит, что от 3-х до 5-ти месяцев. Ну, до первых ощутимых последствий изоляции, милитаризации и так далее. Да и вообще человек так устроен, что он в экстазе долго находиться не может. Вам никогда не приходило в голову, почему медовый месяц – это, скажем, не медовые полгода? Потому что я как человек, неоднократно вступавший в новые отношения, знаю, что экстаз длится месяц у человека, ну, если он, конечно, не маньяк. Любовь может длиться 80 лет совершенно спокойно. А экстаз длится месяц. Ну, видимо, эротический экстаз сильнее, острее, но и короче месяца. А патриотический может длиться 3-5 месяцев. Полгода – это, ну, уж самый предельный предел.

 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Но принципиально потом ничего не изменится?

 

Д.БЫКОВ: Не, ну очень многое изменится. Посмотрите, вот уже к «Дождю» пришли смотреть, что там у него? Наталью Рюрикову уже увольняют публично с руководства Альманахом сценариев, лучшего издания о кино в России, как мне представляется. И увольняют тоже, придравшись к тому, что у нее там еще и галерея.

 

Естественно, раскол среди деятелей искусства. Раньше деятели искусства дружили. Как они будут теперь подавать друг другу руки, я не знаю. Как украинские фантасты, ну, скажем, Марина и Сергей Дяченко, пусть живущие на Украине, будут теперь общаться с Сережей Лукьяненко, которого я, например, очень люблю, не представляю, потому что наговорено слишком много слов. Это, понимаете, вот, мы думали, что журналистское сообщество выдержит события вокруг Медиа-Моста. А оно не выдержало. И даже когда 10-15 лет прошло, никто сейчас абсолютно не помирился. И более того, рухнула ТЭФИ из-за того же раскола. То есть слово не воробей.

 

Конечно, патриотический экстаз схлынет, а враги останутся. И главное, что Крым останется, с нами останется наш Крым. Вот это очень радостно. Что бы там дальше ни было уже, Крым уже наш.

 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Для крымчан, наверное, тоже очень радостно.

 

Д.БЫКОВ: Ну, для них новые места в вузах, для них, безусловно, определенные налоговые льготы, как сейчас говорят, там бизнес удобно будет строить. Я только не знаю, много ли останется черноморского побережья, не застроенного специальными санаториями и дачами, принадлежащими первым лицам, и много ли останется в Артеке нынешних сотрудников, потому что там, наверное, будут теперь или НАШИ, или Росмолодежь...

 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Селигер переедет в Артек.

 

Д.БЫКОВ: И Селигер туда переедет, да? Ну, тоже, ведь... Подумаешь. Я всегда говорил, что надо бы Артек откупить, чтобы там началась реальная политика. Вот, будет теперь реальная политика в смысле реальное детство, чтобы там начали вырабатывать новую педагогику, педагогику сотрудничества. Ну и слава богу. Бойтесь своих молитв – они услышаны.

 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Если говорить про санкции, про взаимоотношения с Западом, Россию это тоже, я смотрю, не сильно беспокоит? Тем более, Владимир Путин объявил начало новой кампании против оффшоров, сказал «Давайте-ка всё, ребята, хватит».

 

Д.БЫКОВ: Ну, это то, что Александр Дугин и его единомышленники называют «национализацией элиты». Они всё очень надеются, что людей националистических взглядов, наконец, сделают элитой и они смогут совмещать приятное с полезным – расстрелы несогласных с приобретением бонусов. Им очень этого хочется.

 

Но я не думаю, правда, что они ограничатся расстрелами. Я думаю, будут повешения, утопления, ну, что-нибудь более театральное. Да, это безусловно. У этих людей же такой, очень сильный садомазо-комплекс. Они вообще любят садизм сам по себе, это им нравится, да? Им нравится, чтобы преступник помучился, побоялся, попросил прощения, сдался, ну и так далее.

 

Да, у них есть такая мечта. Но вот, ведь, в чем проблема. К сожалению, они ни в чем не профессионалы, поэтому национализация идеологии – это не завтра произойдет. Люди, которые могут уметь только кричать «Мы – русские, какой восторг!» Это фраза Суворова, это не они сказали, да? Это плагиаторы вульгарные. А в остальном я думаю, что никакой национализации элиты не будет, поскольку Владимир Путин своих не сдает. А главное, что... А что угрожает нынешней элите? Ну, допустим, они будут хранить деньги в России. Какая разница? Что, этих денег меньше станет?

 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: В Америку не пустят.

 

Д.БЫКОВ: Да что она та Америка? Мы-то с вами знаем, как мало ей осталось. Не, ну а чего мы говорим? Ну, что Америка?

 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: В Европу, в старушку.

 

Д.БЫКОВ: Послушайте, Таня, если вы до сих пор живете и работаете в России, так ли уж хорошо там в Америке? Рыба ищет, где глубже, человек – где лучше. А мы с вами почему-то в России. Чего там в Америке-то делать, да? Когда президент вообще двух слов связать не может, поседел вообще и не может ни одной меры принять, чтобы просто хоть показать, что в Америке остались хоть какие-то способности защищать правовое пространство.

 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну ладно. Не надо списывать со счетов тогда Ангелу Меркель.

 

Д.БЫКОВ: А чего ее не списывать-то, собственно говоря? Что такого сделала Ангела Меркель? Что она за последнее время сделала? По-моему, дружба полная. Мир, дружба, жвачка. Да больше того, Америке ли, Германии ли нас осуждать? Вы вспомните, что Германия творила в 1939 году – теперь они будут нас осуждать. Они каялись уже, конечно, очень сильно, да?

 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Попрекать бесконечно.

 

Д.БЫКОВ: Да почему? А нас можно попрекать всю жизнь? Нас всю жизнь попрекают водкой, балалайкой и прочим, да? И отсталостью, и революцией, и 1937-м годом. Почему мы не можем их попрекать 1939-м?

 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Слушайте, ну, получается, что Владимир Путин уже вошел в учебник истории великим.

 

Д.БЫКОВ: Послушайте, Таня. Значит, есть, во-первых, очень большой шанс, что никаких учебников истории в обозримом будущем не останется, потому что, как сказал Эйнштейн...

 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Будет ядерная война?

 

Д.БЫКОВ: Да. «Не знаю, чем будут воевать в Третьей ядерной войне, а в Четвертой – каменными топорами». Значит, я совершенно не убежден, что мировая война близка. Но то, что передел мира будет очень радикален, это очевидно. Спущены многие курки. А что, если вдруг какая-нибудь территория захочет принадлежать другому государству только на том основании, что в другом государстве лучше и она исторически его? Нельзя же всем это запретить. В мире это будет, разумеется. Вон, «Комсомольская правда» сообщает уже, что штат Техас хочет отделиться от США. Правда, этого хотят 300 тысяч человек и хотят уже последние 100 лет, но, тем не менее, как-то, может быть, это у них получится.

 

Запущен очень масштабный проект передела мира. Право сильного вместо права уже истончившегося, одряхлевшего, права после Второй мировой войны. Свежая кровь требует глобальных перемен. Какие после этого учебники истории?

 

Во-первых, велик шанс, что никаких учебников не будет. Во-вторых, если эти учебники будут, то очень велик шанс, что мировые события будущие абсолютно затмят там историю с Крымом. Ну, кто сейчас помнит имя и фамилию Гаврила Принципа? Помнят слово «принцип», которое к Гавриле не имеет почти никакого отношения.

 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, а как же?.. Он просто, он так хотел.

 

Д.БЫКОВ: Ну, ему никто не мешает сейчас, пока еще не поздно, выпустить такой учебник истории, где будет сказано, что присоединение Крыма – это достойный венец тысячелетнего существования России. Действительно, сейчас такое ощущение, что, понимаете, свершилась какая-то мировая глобальная победа. А что такого произошло-то, по большому счету? Понимаете, когда в Берлин входили, да. Когда в Париж входили, да. А сейчас у бессильной, находящейся в тяжелейшем кризисе Украины военные и мирные силы очень элегантно оторвали Крым. Элегантно, я признаю это, очень красиво, да? Ну, действительно, вот, ну, волк съел бабушку. Бабушка хотела этого очень, голосовала за это.

 

Или скажем иначе. Там я не знаю, Иван Царевич женился на красавице, на Василисе Премудрой. Правда, там родители Василисы Премудрой были против, но важно, что они были дряхлые и ничего сделать не могли. Вот свершилась высшая точка русской истории: Крым опять наш, родное море, лобзать берег свой родной. Ну, неужели вы тоже думаете, что стоит от этого приходить в такую эйфорию? Я понимаю, осилить немецкого монстра, осилить шведского монстра.

 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Нет, меня-то как раз пугает всеобщая эйфория, если честно.

 

Д.БЫКОВ: Нет. Ну, понимаете, эйфория-то, может быть, она даже и благотворна, потому что тем сильнее и радикальней будет похмелье, да и вообще... Я тоже сейчас страшную вещь скажу. Понимаете, всегда Россия останавливала чужой шовинизм. Она остановила Карла XII-го, она остановила Наполеона, она остановила Гитлера. Всё это типологически похожие фигуры. А, вот, собственного шовинизма она никогда не могла породить, она как-то вечно им беременна. То ли из-за того, что она так многонациональна, то ли потому что у народа сильные тормоза, сильный здравый смысл. Но никак она не может породить своего агрессивного национализма, своего нацизма, да?

 

А может быть... Вот, страшная мысль мне приходит. А, может быть, нация, пока она этим не переболеет, пока она не получит этой привычки, может быть, она неполноценна? Может быть, она остается инфантильной, пока этот пубертат страшный, опасный для окружающих с ней не случился? Может быть, России нужно породить свой шовинизм и победить его? И тогда дальше она будет развиваться нормально без этого ужасного соблазна, без призывов перевешать всех жидов или выслать их, да? Без призывов перевешать всех хачей. Будет развиваться как политическая нация, а не как этническая.

 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, то, что происходит сейчас, похоже на рождение вот этого нового шовинизма?

 

Д.БЫКОВ: Это похоже на корь, которой страна должна переболеть. Я корью болел – это очень неприятно. Но после нее я стал гораздо здоровее.

 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Слушайте, а, вот, разными детскими болезнями во взрослом возрасте опасно болеть.

 

Д.БЫКОВ: Ну, я был взрослый, мне было 20 лет. Я в армии подцепил. И ничего. Переболел корью, отлежал в госпитале месяц. Неплохо себя в этом госпитале чувствовал.

 

Нормально, ребят, нормально. Я просто хочу сказать, что пока мы не научимся бороться с самым страшным из национальных комплексов, с самой страшной из национальных болезней, мы просто не состоимся как нация. Иначе это вечно будет над нами висеть как Дамоклов меч. Ну, давайте уже, правда. Давайте уже ринемся в полновесную болезнь, чтобы потом выйти из нее, ну, как, знаете, как из кипящего молока выходит русский герой-богатырь... Я же верю, что мы как русский герой-богатырь выйдем из всего. Мы – чудо-богатыри.

 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Там вот в сказке...

 

Д.БЫКОВ: А что пишут, скажите? Интересно же, что пишут.

 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да спрашивают, что же вы говорите, что нет никаких нацистов и прочего, если на YouTube можно видеть ролики с Музычко, с вот этим Сашей Билым...

 

Д.БЫКОВ: А что кроме Музычко? Подождите, вот, очень интересно.

 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: С вот этим вот директором первого украинского канала, которого заставляли писать заявление.

 

Д.БЫКОВ: Ну, ворвались, да. Во время революции всегда бывают потасовки, понимаете? А к скольким людям ворвались в дома во время русской революции? Это было ужасно. Ужасно! Революция – хорошо, если она остается относительно бескровной как была русская революция.

 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну или вот Илья пишет: «Господин Быков, из ваших слов я делаю вывод, что вы не находите аргументов против величия происходящих событий». Д.БЫКОВ: Нет, не нахожу. Илья, вы абсолютно правы. Происходят великие события. Происходят события, которые изменят лицо России, ее будущее. События, которые изменят лицо мира. В болезни рождается великая нация. Да, конечно. И на Украине происходят великие события, и в России. И вы, Илья, великий, прекрасный человек. Если вас кто-нибудь будет в этом разубеждать, смело бейте в рожу.

 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Спасибо большое.

 

Д.БЫКОВ: Спасибо и вам.

 

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Это было «Особое мнение» Дмитрия Быкова. Всем счастливо.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Николай Сванидзе

журналист, историк

 

21.03.2014 17:08

 

http://echo.msk.ru/programs/personalno/128...o/#element-text

 

К.ЛАРИНА: Добрый вечер, добрый день, это программа «Особое мнение», здесь Ксения Ларина, ведущая передачи и Николай Сванидзе как обычно в этот день недели. Николай, здравствуйте.

 

Н.СВАНИДЗЕ: Добрый вечер, Ксения.

 

К.ЛАРИНА: Даже не знаю, с чего начать. У меня много вопросов хороших. Давай я прямо с вопросов и начну.

 

«Николай Карлович, - спрашивает наш слушатель Илья, - какие у вас чувства вызвало воссоединение-присоединение Крыма к России и речь Путина? Эти чувства однозначные или противоречивые?»

 

Н.СВАНИДЗЕ: Или двузначные. Ну, на этот вопрос можно ответить так, что больше ни одного вопроса уже и не будет. Потому что тема богатая.

 

К.ЛАРИНА: Ну, тем не менее.

 

Н.СВАНИДЗЕ: Нет, не однозначное чувство. Чувство неоднозначное, конечно. Выступление Путина чисто ораторски, я думаю, было его лучшим, сильнейшим за всю его политической карьеру. Вообще это пик его политической карьеры, несомненно.

 

К.ЛАРИНА: А Мюнхенскую речь все еще вспоминают.

 

Н.СВАНИДЗЕ: Ну, эта, по-моему, ярче. И в ораторском плане ярче. Экспрессивнее. Это по форме. По содержанию тоже она была очень убедительна, во всяком случае, для, скажем так, внутреннего пользователя. Для огромной массы российской аудитории она была очень убедительна.

 

Теперь что касается самого содержания и последствий этого содержания. Крым что стал российским, это у меня вызывает положительные эмоции. Но спокойные. Потому что, честно говоря, я последнее время, когда я ездил в Крым (я там бывал), я не чувствовал, российский он, украинский? Лица родные и близкие, язык русский.

 

Вообще в современном мире фактор территориальных приобретений – он не на первом месте среди критериев государственного успеха. Я бы так сказал.

 

К.ЛАРИНА: Ну, не у нас.

 

Н.СВАНИДЗЕ: Не у нас, да.

 

К.ЛАРИНА: Поскольку у нас других успехов не наблюдается...

 

Н.СВАНИДЗЕ: У нас он традиционно всегда. У нас государственные успехи и успехи государей всегда мерились именно территориальными приобретениями или потерями. К этому можно относиться спокойно, к этому можно относиться так, как к этому относился, скажем, Петр Андреевич Вяземский, который называл радости по поводу наших пространств «географическими фанфранадами», как известно.

 

Но так или иначе приобретение имеет место. Это мило. Крым – русский. Крым хотел к России, Россия хотела, чтобы Крым пришел к ней. В этом плане мы встретились, это хорошо.

 

К.ЛАРИНА: Но тут же вопрос не в том, что случилось, а как это произошло.

 

Н.СВАНИДЗЕ: Теперь вопрос в цене.

 

К.ЛАРИНА: И в цене.

 

Н.СВАНИДЗЕ: Вопрос в цене. Случилось это очень, я бы сказал, поспешно. И, ведь, здесь в том, что касается подобного рода очень серьезных вещей процедура тоже важна. И в отношениях между людьми, и в отношениях между государствами. Очень важна процедура. И если бы это всё было не столь торопливо, это бы произвело, видимо, другое впечатление и на Украину, и на международную общественность.

 

К.ЛАРИНА: Но потом момент, все-таки, выбран, согласись.

 

Н.СВАНИДЗЕ: Момент выбран очень...

 

К.ЛАРИНА: Когда, что называется, толкни, оно и упадет.

 

Н.СВАНИДЗЕ: Момент выбран с очень большим знаком вопроса, потому что это тот момент, когда Украина никак не может защитить свои права. Какие у нее они, другой вопрос, но, вообще-то, Крым до сих пор числился за Украиной.

 

Но главное даже не это. Кстати, это тоже приведет к определенным последствиям, потому что вот уже пошли разговоры, в том числе и среди лидеров государственных, в том числе и среди лидеров соседних государств о том, что наступает новая эпоха, когда на первом плане будет не право, а право силы.

 

К.ЛАРИНА: То есть, Коля, это захват? Или присоединение?

 

Н.СВАНИДЗЕ: Это игра слов. Значит, мы называем это воссоединением. Украина и значительная часть земного шара называет это аннексией.

 

К.ЛАРИНА: А ты?

 

Н.СВАНИДЗЕ: Я бы сказал, что это присоединение, потому что Крым сам захотел. Но в какой мере оно законно с точки зрения международного права у меня есть очень большие сомнения. Я бы не хотел здесь играть терминами, но сомнения большие есть.

 

Но повторяю, дело даже не в этом. Потому что очень часто в революционную эпоху (а, скажем, на Украине сейчас очевидно революционная эпоха) вопросы права отступают на задний план. Дело не в этом. Меня больше не это волнует. Меня больше волнует вот то, о чем я уже сказал, а именно цена вопроса. Вот, цена может оказаться для нас очень тяжелой.

 

К.ЛАРИНА: Ты имеешь в виду изоляцию возможную?

 

Н.СВАНИДЗЕ: Я тебе сейчас скажу, что я имею в виду. Изоляцию тоже. Я имею в виду в международном плане потерю Украины для нас. Мы фактически, мы сменяли Украину на Крым. Мы получили Крым и потеряли Украину. Украину, которая нам не простит в обозримом будущем той формы и той скорости, с которой мы приобрели Крым. Я употребляю такие вот, общие и достаточно мягкие глаголы, дабы они не носили никакого оценочного характера. Украину мы потеряли. Стоит ли Крым Украины?

 

Второе. Да, изоляция. Изоляция, потому что пока что нас практически никто не поддержал. А из стран, которые пользуются авторитетом в мире, и теоретически никто не поддержал. Потому что при всем уважении там к Северной Корее, к Венесуэле, по-моему, к Кубе и, по-моему, к Сирии...

 

К.ЛАРИНА: Хороший набор.

 

Н.СВАНИДЗЕ: Ну, компания, в общем...

 

К.ЛАРИНА: Хотя, она очень привычная компания для Советского Союза.

 

Н.СВАНИДЗЕ: Компания, в которой не хотелось бы долго оставаться, я бы так сказал. Но ситуация такая, что можем в ней и застрять, потому что другая компания не намечается, в том числе и среди соседей наших. Мы распугали наших соседей в значительной степени теперь. Я боюсь, что придется поставить крест на наших там евразийских планах.

 

К.ЛАРИНА: Ты имеешь в виду страны бывшие Советского Союза?

 

Н.СВАНИДЗЕ: Я имею в виду страны бывшего Советского Союза, потому что провозглашенный нами гордый план воссоединения русских земель – он, конечно, распугал соседей, несомненно, потому что они задаются естественным вопросом: «А вы какие именно?.. Вы скажите, ребят, списочек составьте, какие именно русские земли? В Казахстане много русских. Будете русских там защищать? В Латвии будете русских защищать? До Лондона дойдете?»

 

К.ЛАРИНА: До Израиля можно дойти.

 

Н.СВАНИДЗЕ: До Израиля – там немало русских. Ну, в Израиле люди русской культуры, а в Лондоне в том числе много этнических русских. Вы по какому принципу пойдете? По культурному, по этническому? Тоже как-нибудь давайте заранее объяснимся с вами по этому поводу.

 

Очень многие испугались. Это международный аспект, хотя он очень важен. А второй аспект – внутренний. «Унутренний». Это ценой может оказаться резкое падение экономики и уровня жизни. Резкое, причем.

 

К.ЛАРИНА: Это следствие изоляции?

 

Н.СВАНИДЗЕ: Как следствие изоляции. Даже не прямых санкций. До прямых санкций, может быть, дело и не дойдет – это тема отдельного разговора. Потому что то, что сейчас предлагается в качестве санкций западных, я повторяю, это всё отдельная тема (может быть, поговорим, если время будет).

 

Но, вот, скажем, Расмуссен, генсек НАТО сказал, что будет организация расширяться. Назвал страны: это страны бывшей Югославии (3 страны) и Грузия. Не бог весть что, да? Страны, не обладающие великим военным потенциалом. Но дело не в этом. А дело в том, что идет то, что нам удавалось с большим или меньшим успехом отбивать раньше. Потому что сейчас не готовы были так бодро присоединять к НАТО другие страны, потому что не хотели нашей активной реакции (боялись ее). А теперь пофигу! Нам пофигу их реакция, им пофигу наша реакция. Значит, они присоединят эти страны. Значит, НАТО приближается к нашим границам. Бюджет НАТО возрастает. Мы ответим – ребята азартные. Начинается...

 

К.ЛАРИНА: То есть всё ровно наоборот: люди, которые боялись ракет НАТО у своих границ, мотивируя это тем, что Крым нам необходим, да?

 

Н.СВАНИДЗЕ: Совершенно верно. И отбивали это политически.

 

К.ЛАРИНА: В итоге они их приблизили.

 

Н.СВАНИДЗЕ: Отбивали это политическими, дипломатическими способами. Теперь всё это в корзину, они приближаются, мы отвечаем. Что начинается? Начинается гонка вооружений.

 

Вот в результате, что мы получаем. Это то, что погубило Советский Союз, соотношение которого экономическое с объединенным Западом было гораздо более благоприятным. Тоже, конечно, не в пользу Советского Союза, но гораздо более благоприятным, чем сегодня. Сегодня оно не позволяет долго участвовать в гонке вооружений. Просто не позволяет. Значит, это в результате приведет неизбежно к мобилизационной экономике, несомненно, которая тоже, впрочем, не спасет. И к мобилизационной внутренней политике, признаки которой мы уже наблюдаем сейчас. Это, значит, ни слова против. Это даже не то, что ни слова против, это даже слово «за» не всякое сгодится. Это должен быть просто сплошной восторг и блеск в глазах. А если нет сплошного восторга и блеска в глазах, то это незачет. Мы это уже наблюдаем. Мы уже видим безальтернативную пропаганду, абсолютно безальтернативную. Это будет только усугубляться. Тем более, что есть вещи, которые они требуют дальнейшего... Они, скажем так, они самоусиливаются, самоувеличиваются.

 

Ну, скажем, рейтинг президента – он сейчас очень высокий. Степень консолидации общества вокруг решения о Крыме и вокруг президента Путина очень высокая. Захочется...

 

К.ЛАРИНА: А чем ты это объясняешь?

 

Н.СВАНИДЗЕ: Патриотическим подъемом, эмоциональным и очень высоким градусом пропаганды. Повторяю, абсолютно безальтернативный. Это не может долго продолжаться, но, ведь, захочется. Ведь, не захочется, чтобы рейтинг снизился. Значит, это нужно будет и захочется продолжать.

 

Мы видим, что дает рейтинг. Рейтинг дает то-то, то-то, то-то, то-то. Крутизна по отношению к Западу, территориальные успехи. Да?

 

Потребуются какие-то планы, которые укажут в том же направлении. Это и, наконец... Да, собственно, всё я перечислил, потому что я уже упомянул экономическую и внутриполитическую мобилизацию. И это, на самом деле, та цена, которая делает вот этот выигрыш Крыма, я бы сказал, ставит его под большой вопрос в плане ценности для нашей страны и нашего будущего.

 

К.ЛАРИНА: У нас был Марш мира так называемый, на котором ты присутствовал как наблюдатель. И я думаю, что как наблюдатель мог оценить количество людей, которые вышли на этот марш в Москве.

 

Н.СВАНИДЗЕ: Да.

 

К.ЛАРИНА: Это было много людей.

 

Н.СВАНИДЗЕ: Много.

 

К.ЛАРИНА: Это было много людей.

 

Н.СВАНИДЗЕ: Это было много. Ну, я его оценил где-то... Это, может быть, 30, может быть, 40, может быть и 50 тысяч человек.

 

К.ЛАРИНА: Да, да. Я думаю, что заявленные 50 были.

 

Н.СВАНИДЗЕ: Да.

 

К.ЛАРИНА: После этого у нас на этой неделе буквально там вчера или позавчера состоялся Конгресс интеллигенции с таким, антивоенным призывом. Конгресс интеллигенции, который был посвящен наступлению тоталитаризма, короче говоря, какое-то внутреннее сопротивление у людей появилось.

 

Вот, все эти люди, которые выходили на Марш мира и которые собрались у Библиотеки иностранной литературы, это всё, как мы теперь понимаем из речи Владимира Путина, называется одним словом «национал-предатели». Вот, у меня вопрос, как существовать в такой системе координат? Возможен ли диалог этой части общества с властью, которая сегодня четко назначила своих и чужих?

 

Н.СВАНИДЗЕ: Ну, строго говоря, президент в своем выступлении не назвал всех оппонентов национал-предателями. Но тем не менее, понять можно было и так.

 

К.ЛАРИНА: Да.

 

Н.СВАНИДЗЕ: Президент упомянул две формулы в одной, по-моему, даже фразе – «национал-предатели» и «пятая колонна». Тем самым он, кстати, я бы сказал, вывел ситуацию в такой круг, на площадку такую, милитаристскую. Потому что пятая колонна – это термин, связанный с войной.

 

К.ЛАРИНА: Ну, он давно существует у нас, уж давно ходит, в ходу.

 

Н.СВАНИДЗЕ: Он с испанской войны у нас существует, с 30-х годов.

 

К.ЛАРИНА: Нет, я имею в виду сейчас, в последнее время он возродился.

 

Н.СВАНИДЗЕ: Его употребляли некоторые журналисты.

 

К.ЛАРИНА: Да. Вот, Дмитрий Песков употреблял.

 

Н.СВАНИДЗЕ: Его употреблял пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. Не случайно, по-видимому, употребляли и журналисты, и Песков, потому что сейчас его употребил сам президент.

 

Значит, действительно, это очень жестко и, повторяю, там не указывалось, что это все. Но поскольку мы наблюдаем, что сейчас происходит, можно это истолковать и так. А это уже проявление вот той самой мобилизационной внутренней политики, о которой я говорил. Это проявление. Причем, неизбежное проявление. Потому что когда идет мобилизация, когда мир становится черно-белым, когда он делится на своих и чужих и кто не с нами, тот против нас, а кто против нас, тот враг, ну, естественно, значит, если враг, то пятая колонна, если враг, то национал-предатель. Внутренний враг страшнее внешнего, естественно, потому что внешний просто враг, а этот – предатель. А если враг не сдается, его уничтожают. Здесь есть своя логика, нам очень хорошо исторически известная. И очень опасная. Поэтому отвечая на твой вопрос, что делать... Ну, что делать? Каждый будет делать то, что будет считать нужным, в индивидуальном порядке.

 

К.ЛАРИНА: Ну вот вопрос к этой теме от нашего слушателя Юрия: «Как вы думаете, после заявлений Путина о пятой колонне и национал-предателях начнется ли преследование всех инакомыслящих с последующим объявлением их врагами народа как это было в Советском Союзе?

 

Н.СВАНИДЗЕ: К сожалению, должен сказать, что если тенденция останется той же, то это не исключено. Конечно. Потому что логика здесь прямая. Если уже указывается, что люди предатели, если подобный набор слов, подобные понятия используются на самом высоком государственном уровне (у нас страна вертикальная), то, естественно, это может быть взято на вооружение. Может быть это взято на вооружение и в следственных органах, и в судах, и в быту, и на улице, и где угодно. Это, конечно, исключить нельзя.

 

К.ЛАРИНА: Это мы говорим о возможных санкциях власти против тех людей, которые не согласны с государственной точкой зрения.

 

Н.СВАНИДЗЕ: Это даже не санкции, Ксюш. Это не санкции.

 

К.ЛАРИНА: Это методы борьбы.

 

Н.СВАНИДЗЕ: И даже не методы борьбы. Это речь идет о том, что в таких случаях возникает атмосфера соответствующая.

 

К.ЛАРИНА: Вот я про это хотела спросить.

 

Н.СВАНИДЗЕ: И это уже даже не только власть.

 

К.ЛАРИНА: Да. Как общество на это отреагирует?

 

Н.СВАНИДЗЕ: Власть прикуривает от общества, а общество прикуривает от власти, от властной пропаганды, от репрессий. Они прикуривают друг от друга, они заряжаются друг от друга и этот ком катится всё дальше и дальше, и всё сильнее и сильнее. И таким образом мы получаем... Там люди, которые читали газеты 30-х годов, скажем, вот они видят собрания трудовых коллективов с требованием расстрелять, повесить, распять и так далее этих бешеных лиц. Там были очень экзотические выражения.

 

К.ЛАРИНА: Ну, ты же знаешь всё это как никто. Вот, объясни мне пожалуйста, это что, такая спираль неминуемая? Мы должны опять к этому прийти? Или возможно избежать, все-таки, выпрямить этот путь? Или нет?

 

Н.СВАНИДЗЕ: Ксюш, никто никому ничего не должен, во-первых. Я думаю, что не должны. Вовсе не обязательно мы к этому придем. Просто я говорю, на данный момент логика развития ситуации именно такая. Она может измениться (эта логика). Но для этого нужны определенные факторы. Скажем, если будет продолжена жесткая конфронтация нас с Западом, а Запада с нами, соответственно (это двусторонняя всегда игра), то это то, о чем мы говорим, будет очень вероятно. Очень вероятно. Если эта ситуация изменится, если в какой-то момент начнут разговаривать друг с другом, не обмениваться колкостями, не обмениваться санкциями, а разговаривать, пытаться договориться, пытаться друг друга понять...

 

Меркель сказала, что Путин как будто в своем собственном мире, да? Они не понимают друг друга. Меркель не понимает Путина, Путин не понимает Меркель. Это очень опасно, когда лидеры двух великих стран не могут найти общий язык. Вот, если общий язык какой-то будет найден, тогда, видимо, сломается эта роковая логика, которая сейчас имеет место.

 

К.ЛАРИНА: Ну, кстати, возвращаясь к его речи, он там несколько раз (говорю я про Владимира Путина), несколько раз, все-таки, подчеркивал, что в отношениях с западными странами мы надеемся остаться друзьями и партнерами.

 

Н.СВАНИДЗЕ: Ну, это фигуры речи.

 

К.ЛАРИНА: Всё равно. Сильно агрессивных выпадов против Запада в этой речи не было.

 

Н.СВАНИДЗЕ: Не было. О дружбе сейчас идти речь, прямо скажем, не может. А о партнерстве может еще пока. Еще, мне кажется, что в этом плане красную линию никто не перешел, ни мы, ни они. Но для этого, я повторяю, должна измениться нынешняя структура отношений, которая возникла сейчас в связи с Крымом и после Крыма.

 

Здесь есть еще один важный момент, вот, о том, что я говорил. Здесь может возникнуть желание... Поскольку это воспринимается как победа большая политическая на данный момент сейчас внутри страны по политическим, чисто пиаровским последствиям, рейтинговым последствиям, так оно и есть. Это воспринимается как победа, и может возникнуть желание продолжить этот победный маршрут.

 

К.ЛАРИНА: Ну, кстати, опять же, он же здесь тоже говорил про то, что дальше мы никуда не пойдем, Украина – это отдельная страна.

 

Н.СВАНИДЗЕ: Ксюша, были сказаны 2 вещи. Было сказано «Мы не хотим и не заинтересованы в разделе Украины». Но если мы не заинтересованы, это не значит, что этого не произойдет.

 

К.ЛАРИНА: Ну, собственно, он так же говорил и про Крым совсем недавно, что его никто не собирается присоединять.

 

Н.СВАНИДЗЕ: Да. И потом он в другом месте своей речи, ближе к началу, президент сказал, что... Когда он говорил, что большевики – там бог им судья – они отдали южную... Я не дословно цитирую, но смысл. Отдали южные области России Украине. То есть он оставил возможность эту, потому что он дал понять, что на Украине наши русские земли.

 

Поэтому здесь дело может повернуться, как угодно. Мне кажется, что если говорить о санкциях, кстати, то те же западники – они наиболее жесткие прямые санкции... Хотя, я повторяю, в какой-то ситуации при разности очень существенной наших экономических потенциалов с объединенным Западом, может быть достаточно и не прямых санкций. И вообще даже не санкций.

 

Но вот самые жесткие прямые санкции они, я думаю, приберегают на случай, если будет попытка повторить крымский сценарий на востоке Украины. Тогда, наверное, будет... Вот, если это будет так, то я боюсь, тогда ситуация станет необратимой по самым разным направлениям – и по международной, и по внутриполитической.

 

К.ЛАРИНА: Но судя по тому, как эту тему подхватили различные представители наших ветвей власти – там и Жириновский, и Проханов... А, Проханов – это не ветвь власти.

 

Н.СВАНИДЗЕ: Проханов не ветвь власти, хотя...

 

К.ЛАРИНА: Это мозг власти.

 

Н.СВАНИДЗЕ: Да, Проханов не ветвь власти...

 

К.ЛАРИНА: Ее сердце.

 

Н.СВАНИДЗЕ: Но понимаешь, это же характерно. Когда Проханов на митинге... Вообще удивительное дело, когда люди, которые еще там, ну, не вчера, но позавчера были маргиналами, сидели у себя там в тени, в темном углу и точили, значит... Одной рукой строчили какие-то свои статьи в стенгазету в свою.

 

К.ЛАРИНА: Прокламации.

 

Н.СВАНИДЗЕ: Да, прокламации. А другой точили, значит, мысленно свои боеголовки, обращенные на Запад. Теперь они вышли из тени и стали просто государственными идеологами.

 

К.ЛАРИНА: Ну вот давай мы про это поговорим в следующей части. Сейчас у нас небольшой перерыв, и через несколько минут вернемся.

 

НОВОСТИ

 

К.ЛАРИНА: Возвращаемся в программу «Особое мнение», Здесь Ксения Ларина – это я, ведущая передачи. И Николай Сванидзе. Ну, вот, про санкции мы хотели поговорить, санкции, которые сейчас вот, санкционные списки, которые озвучиваются из ЕС и от Белого дома в Вашингтоне. Вот, в последнем списке уже появились люди, которые не являются медийными популярными фигурами среди массового населения. Я думаю, что многие наши граждане впервые слышали эти фамилии – Ковальчук, Ротенберг. Это для них это всё странно. Что за люди? – подумают люди. Что это за люди такие? Как они оказались в этом списке? Весь кооператив «Озеро». Я думаю, что для обывателя российского, опять же, и кооператив «Озеро» ничего не значит, ничего не скажет.

 

Н.СВАНИДЗЕ: Ну, для обывателя российского вообще мало что значит.

 

К.ЛАРИНА: Шойгу понимает.

 

Н.СВАНИДЗЕ: Люди живут своими проблемами, и чего им кооператив «Озеро»?

 

Санкции эти – это вообще очень, на мой взгляд, не обдуманная вещь. Потому что... Ну, критерии, видимо, разнообразные. Берут людей, близких Путину.

 

К.ЛАРИНА: Но это какой-то сигнал, видимо. Помимо того, что это конкретные люди, это некий сигнал.

 

Н.СВАНИДЗЕ: Сигнал, разумеется.

 

К.ЛАРИНА: Всё ближе и ближе.

 

Н.СВАНИДЗЕ: Берут людей, близких к Путину, берут людей, которые близки к принятию решений.

 

К.ЛАРИНА: Якунин, опять же.

 

Н.СВАНИДЗЕ: Ошибочно. Потому что решения, во-первых, у нас принимает, в основном, один человек. А именно сам Путин. Все остальные люди – представители его команды. Но там же, как я понимаю, нет такого коллектива единомышленников, когда они собираются, устраивают мозговую атаку. И в результате национальный лидер принимает решение в соответствии с результатами этой атаки.

 

К.ЛАРИНА: Ну, подожди. Здесь же речь идет о бизнес-партнерах Владимира Путина, насколько я понимаю.

 

Н.СВАНИДЗЕ: Речь идет о бизнес-партнерах, но не только. Речь идет и о политической верхушке российской, о крупных государственных деятелях (не только о бизнес-партнерах). Поэтому наказывать этих людей достаточно бессмысленно. Наказать их сложно. Ну, не будут они ездить в Америку? Ну, не будут, хорошо.

 

Но у нас же существует там какой-то закон, помнится мне, который был принят где-то не то одновременно, не то после законы Димы Яковлева о компенсации всем нашим, которых обижают в других государствах, незаконно лишают их права на какую-то собственность. Им родное государство компенсирует из госбюджета.

 

К.ЛАРИНА: То есть мы Ротенбергам еще и платить будем за это? Мы с тобой в том числе?

 

Н.СВАНИДЗЕ: Думаю, что да. Думаю, что да.

 

К.ЛАРИНА: Хорошо.

 

Н.СВАНИДЗЕ: Поэтому они материально ненаказуемы. А политически – ну, это же им медаль на грудь. Они сейчас ходят, хвастаются друг перед другом. Ну, они-то нет (им и так есть, чем похвастаться), а, там скажем, госпожа Мизулина, наверняка, это честь для нее большая оказаться в списке американских санкций. Это как орден «За заслуги перед отечеством».

 

К.ЛАРИНА: Ну, там Рогозин тоже хвастается.

 

Н.СВАНИДЗЕ: Да. Кстати! Ты говоришь «Что делать?» Вот, Ксения, если есть... Ты же ходила на митинги оппозиционные?

 

К.ЛАРИНА: Да. Только тс-с-с. Тс-с-с.

 

Н.СВАНИДЗЕ: В Госдепартаменте США, в том отделе, который занимается печеньем для оппозиционеров, у тебя, наверняка, есть друзья и знакомые. Значит, ты с ними войди в контакт, попроси, чтобы тебя включили в список санкций.

 

К.ЛАРИНА: И что?

 

Н.СВАНИДЗЕ: Что?! Я тебе скажу, что. Значит, ты увидишь, что. Через некоторое время тебе позвонят и скажут «Уважаемая госпожа Ларина, мы недооценили ваш патриотический потенциал. Мы о вас плохо и вообще недостаточно думали. Мы вас хотим перевести на руководящую работу».

 

К.ЛАРИНА: Ну, это понятно.

 

Н.СВАНИДЗЕ: Ксюша! Через некоторое время ты будешь сидеть в Газпром-Медиа, в большом кабинете.

 

К.ЛАРИНА: Коля, ну, жалко время на это тратить.

 

Н.СВАНИДЗЕ: У тебя будут пальцы в каратах, у тебя будет на груди государственная награда. Перед тобой все будут ходить на цырлах, у тебя на столе будет телефон прямой связи с президентом, а в приемной будет сидеть Алексей Алексеевич Венедиктов и ждать...

 

К.ЛАРИНА: То есть это награда, ты считаешь?

 

Н.СВАНИДЗЕ: И ждать, когда ты его примешь.

 

К.ЛАРИНА: Ну, ты всё переводишь в шутку. Но почему-то мне, все-таки, кажется, что это хорошая мина при плохой игре. Потому что, на самом деле, не так уж и весело от этого. Это позерство перед публикой, перед обывателем, опять же.

 

Н.СВАНИДЗЕ: Ксюша, я не говорю о веселье.

 

К.ЛАРИНА: Я имею в виду не тебя, а, вот, их позерство, что это награда. Это больше понтов.

 

Н.СВАНИДЗЕ: Нет, в глазах начальства это, действительно, награда.

 

К.ЛАРИНА: Да. А для себя, я думаю, что многие задумаются.

 

Н.СВАНИДЗЕ: Потому что если враг плюнул тебе в лицо, это свидетельство твоего патриотизма.

 

К.ЛАРИНА: Это понятно.

 

Н.СВАНИДЗЕ: Это была такая песня у Кима, по-моему. Как раз на эту тему.

 

К.ЛАРИНА: Ну а какие тогда санкции, на твой взгляд, могут не то, что остановить то, что происходит в стране, а что заставит этих людей сказать Владимиру Владимировичу «Аллё? Вообще-то, может, пора остановиться?»

 

Н.СВАНИДЗЕ: Ничто не заставит. Ничто не заставит.

 

К.ЛАРИНА: Ничто?

 

Н.СВАНИДЗЕ: Нет. Никакие санкции не заставят их ничего сказать Владимиру Владимировичу. Санкции – это такое дразнилово, которое только злит этих людей. Одних заставляет гордиться, других злит, заставляет идти на ответные санкции, еще более бессмысленные.

 

К.ЛАРИНА: Да. Давайте отменим доллары и евро. Запретим карточки Мастеркард и Визу.

 

Н.СВАНИДЗЕ: Еще более бессмысленные. Но бессмысленные эти санкции, которые друг друга дразнят (взаимно обе стороны их посредством), они нагнетают ситуацию. Они делают диалог всё менее возможным. И в этом опасность, потому что в таких случаях...

 

Ну, мы вспоминаем там Карибский кризис. Карибский кризис, который кончился бы настолько плохо, что мы бы с тобой не разговаривали бы. И уже давно бы никто ни с кем не разговаривал, если бы Кеннеди и Хрущев, Кеннеди, которого в следующем году убили, Хрущев, которого через год сняли, если бы они не вступили друг с другом в диалог, 2 этих абсолютно разных человека, между которыми общего было несопоставимо меньше, чем между Меркель и Путиным, или чем между Обамой и Путиным, людьми, которые, по идее, друг друга очень хорошо должны понимать психологически. Хрущев и Кеннеди были люди с разных планет. Тем не менее, они вступили в диалог, они друг друга поняли и избежали обмена ядерными ударами. Это очень важно вступать в разговор.

 

Вот этот вот обмен бессмысленными глупенькими санкциями, которые ни к чему не приведут кроме того, что друг друга злят, они приведут к тому, что этот диалог становится, я повторяю еще раз, всё менее и менее вероятным сейчас – тебе всё равно никуда от него не деться.

 

К.ЛАРИНА: Но послушай! Если уж мы заговорили про возможность Третьей мировой войны, когда с экрана...

 

Н.СВАНИДЗЕ: Нет, я о такой возможности не говорил.

 

К.ЛАРИНА: Ну, ты вспомнил про Карибский кризис.

 

Н.СВАНИДЗЕ: Я пример привел, да.

 

К.ЛАРИНА: ...когда с экрана государственного канала журналист говорит в камеру, что только одна страна может превратить США в радиоактивный пепел, это же, наверное, какая-то перейдена уже черта? Это же не сам он придумывает? Значит, эта пугалка – она существует в разговорах в кулуарных?

 

Н.СВАНИДЗЕ: Ну, вот тебе, пожалуйста.

 

К.ЛАРИНА: Значит, надо это выкатывать. Эту угрозу выкатывать надо, и ее выкатили.

 

Н.СВАНИДЗЕ: Вот тебе, пожалуйста, митинг, официальный митинг на Красной площади, в котором выходит «Хирург» (Залдостанов), выводит Александра Андреевича Проханова...

 

К.ЛАРИНА: Ты так сказал. Хоть объясни. Нас слушает, весь мир смотрит. Кто такой «Хирург» Залдостанов?

 

Н.СВАНИДЗЕ: Ну, вот, я буду теперь 10 минут...

 

К.ЛАРИНА: Известный костоправ? Кто это?

 

Н.СВАНИДЗЕ: Буду теперь 10 минут объяснять, кто такой «Хирург» Залдостанов.

 

К.ЛАРИНА: Что он делает? Где оперирует?

 

Н.СВАНИДЗЕ: Он ездит на мотоциклах. В основном, ездит вокруг Владимира Владимировича Путина.

 

К.ЛАРИНА: «Хирург». До чего дожили вообще.

 

Н.СВАНИДЗЕ: И вот он выводит Александра Андреевича Проханова, и Проханов произносит короткую, зажигательную речь, в которой он отправляет Обаму на работу в Ку-клукс-клан, что было бы мило в устах Александра Андреевича, если бы он это сказал здесь, в эфире «Эха Москвы». Было в его стиле и можно было бы похихикать. Но это было сказано на митинге на Красной площади, в котором принимал участие президент Путин.

 

К.ЛАРИНА: А как там орали-то все, встретили какими овациями это предложение.

 

Н.СВАНИДЗЕ: И дальше чем он закончил? Он бросил в эту огромную толпу, которая стояла и рукоплескала, он бросил «Россия, Севастополь, далее везде!» Вот! То есть имеется в виду такая в головах у этих людей... Я не знаю, только ли у Проханова. Дай бог, чтобы только у него, у его единомышленников, а не у людей, принимающих государственные решения.

 

К.ЛАРИНА: Я думаю, что нет.

 

Н.СВАНИДЗЕ: Но в головах у этих людей далеко идущий имперский план. То есть не знаю, покорение Индии, поход в Египет. Понимаешь? Им снится это, снятся наполеоновские планы. Вот это очень опасно, конечно.

 

К.ЛАРИНА: Я не спросила тебя, опять возвращаясь к Крыму. У нас остается там полторы минуты, наверное, где-то, да? Но, все-таки, что изменится в жизни крымчан после того, как они станут гражданами России? Они вообще понимают это, как ты думаешь?

 

Н.СВАНИДЗЕ: Ну, я не знаю. Это нужно говорить с крымчанами.

 

К.ЛАРИНА: Если говорить о негативных последствиях.

 

Н.СВАНИДЗЕ: Это нужно говорить с крымчанами. Я не исключаю, что там если по всей России будет очень жесткая ситуация в смысле свободы слова, в смысле возможности выражать свое мнение... Когда я сказал о мобилизационной внутренней политике, я имел в виду не что иное как сужение наших гражданских прав. Причем, значительное сужение наших гражданских прав. А уже даже если отбросить всё остальное – экономику, уровень жизни, изоляцию, дружбу с Украиной... Если передо мной поставить вопрос «Крым или сужение гражданских прав?», я боюсь, что мой выбор будет не в пользу Крыма.

 

Но так или иначе я думаю, что если это произойдет на территории России, Крым сейчас тоже территория России. Значит, это произойдет и в Крыму. Поэтому там крымские журналисты должны заранее понять, что их ждет.

 

Что касается уровня жизни, я думаю, что он, все-таки, будет повышен, потому что в России уровень жизни значительно выше, чем на Украине. И им обещали золотые горы, и, во всяком случае, частично это обещание выполнят. Но дальше Крым, опять-таки, окажется в той же ситуации, что и все остальные уважаемые россияне. И это всё зависит от того, какова будет экономика в условиях изоляции, в условиях возможной гонки вооружений, далее смотрите выше, в которой окажется вся наша страна.

 

К.ЛАРИНА: Ну что ж, на этом мы заканчиваем программу «Особое мнение». Это Николай Сванидзе и Ксения Ларина. Счастливо.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ганапольское. Итоги без Евгения Киселева

http://www.echo.msk.ru/programs/ganapolsko...o/#element-text

 

Матвей Ганапольский

обозреватель "Эха Москвы", журналист

 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Два митинга прошли в Москве в субботу. Один – прокремлевский. Несмотря на то, что вроде бы «нашисты» давно канули в вечность, дух и дело их живо. Всем раздали красные курточки, и все потом ходили строем. Не буду спрашивать, откуда курточки, на какие деньги куплены, чтобы один раз пройтись по улице, а потом сдать на склад до следующей, теперь уже военной кампании.

 

Не буду спрашивать, откуда деньги, потому что это сущие копейки по сравнению со ста тысячами, по-моему, костюмами Дедов Морозов, которые позволяли себе «нашисты». Так что пусть ходят в этих курточках, особенно господин Кургинян, который смотрелся как советский зайчик, только морковки не хватало.

 

Что касается второго митинга, который против войны, то там одеждой гордиться не приходится – каждый пришел, в чем был. Но мысль простая и единственная была донесена и без модных курточек: Россия состоит не только из лгунов. Есть Россия, которая против агрессии и ввода войск. Эта Россия уважает Украину, ее целостность, эта Россия заявляет, что не все граждане объяты желанием халявы чужой земли, что власть временна, а Украина всегда будет рядом.

 

И я отсюда, из Киева, присоединяюсь к этому массовому посланию. И уверяю всех, кто участвовал в шествии, - Украина его видела, слышала и поняла.

 

Это программа «Итоги недели без Евгения Киселева» - действительно. Киселева не будет сегодня ни в виде шкурки, ни в виде тушки, ни в виде комментария и не в виде прямого участия. Дело в том, что Евгений Киселев сейчас в деловой поездке за границей Украины, поэтому не смог принять участие, за что извинился. А мои традиционные коллеги - в студии – Алексей Нарышкин и Алексей Соломин.

 

А.СОЛОМИН: Все в наличии, все верно.

 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Мы готовить представить радиослушателям информационные, важные реперные точки прошедшей недели?

 

А.СОЛОМИН: Готовы. Зачинайте.

 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: «Событие недели». Пожалуйста.

 

А.СОЛОМИН: Референдум проходит в Крыму, граждане Крыма решили – вот уже 64%, по последним данным, пришли на избирательные участки для того, чтобы вверить себя и свое будущее Российской Федерации, или остаться в составе Украины – именно эти два вопроса вынесены на референдум.

 

А.НАРЫШКИН: Ты таким бодрым голосом говоришь, как будто ты замечательный пропагандист федерального телеканала.

 

А.СОЛОМИН: Потому что бодро надо говорить чтобы люди не спали, как мухи. Серьезные события происходят, пишем историю. На наших глазах происходит, что потом будет, кто знает, и будет ли это «потом». А сейчас у нас на связи Всеволод бойко, который своими глазами, воочию, видел то, что происходит, видел, как вершится эта история. Всеволод?

 

А.НАРЫШКИН: Сева, что сегодня происходит – исторический ли это день для них, они радуются? Какие настроения?

 

А.СОЛОМИН: Приходят в приподнятом настроении?

 

В.БОЙКО: Думаю, это действительно для многих крымчан исторический день. Я сегодня разговаривал с одной местной жительницей, она сказала, что никогда она еще не испытывала эйфории от выборов, или референдума, какую она испытывает сейчас. Последний раз – в 1992 г. привлек ее внимание референдум. И сейчас она снова пошла и призналась, что отметила сначала с коллегами по работе, потом накроет праздничный стол дома, а потом они всей семьей пойдут голосовать. Поэтому можно сказать, что это, конечно, очень большое событие.

 

А.СОЛОМИН: А потом надо объявить неделю выходных, как после Нового года.

 

А.НАРЫШКИН: Ну, завтра точный выходной.

 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Сева, несколько информационных вопросов – референдум проходит в спокойной обстановке?

 

В.БОЙКО: Я могу сказать, что я не был свидетелем ни одного эксцесса, хотя посетил порядка десятка участков были, может быть, мелкие нарушения, которые характерны на любых выборах, но ничего экстраординарного не происходило. Наблюдатели на выборах тоже вели себя достаточно спокойно, никакого усиления я не заметил. Нельзя сказать, что люди голосовали под дулами автоматов - буквально по нескольку сотрудников самообороны были на каждом участке. Можно сказать, что выборы прошли очень спокойно.

 

А.СОЛОМИН: Тут надо определиться - «самообороной» мы называем людей бывших «беркутовцев», или мы говорим о людях без опознавательных знаков, профессиональных военных? Кто это – «самооборона».

 

В.БОЙКО: Мы с вами говорим о людях в штатском, не в военной форме. Которые в количестве нескольких человек присутствуют на разных участках одновременно с сотрудниками милиции.

 

А.СОЛОМИН: Это очень важно. Потому что я видел сегодня серию карикатур на эту тему, одна мне запомнилась более всего - человек, который опускает бюллетень в урну в окружении танков, которые направили на него свои дула. То есть, нельзя сказать, что чувствуется военное присутствие?

 

В.БОЙКО: Наверное, для Симферополя сегодняшнего ситуация более или менее спокойная – то есть, рядом с военными частями стоят, конечно, военные бронемашины «Тигр», рядом с военной частью в центре города, украинской, можно увидеть БТР. Но нельзя сказать, что это как-то отражается на голосовании и отражается на ситуации на участках.

 

На участках, будь то участок, находящийся в месте компактного проживания татар, или участок в месте, где больше русского населения, не встретишь людей в форме, в камуфляже, с автоматами. То есть, в принципе ощущение, что…

 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Сева, ты разговаривал с местными людьми разных возрастов. Скажи, пожалуйста, что они связывают, какие надежды с тем, что они войдут в Россию – если войдут? На что они надеются, что говорят?

 

В.БОЙКО: Те люди, с которыми общался лично я, говорят о том, что не хотят находиться под властью того режима, который сейчас установлен в Киеве – пожалуй, это первая и основная мысль, которую я слышал от нескольких человек. Более того, многие из крымчан не уверены в том, что сегодня или завтра, или, допустим, на протяжении нескольких месяцев после референдума, вхождение теоретическое в состав России скажется непосредственно на их благосостоянии.

 

Основная идея, которую они исповедуют, это отсоединение от той украинской власти, которая есть сейчас.

 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: То есть, имеется в виду не от Януковича? Янукович хорош был? Или имеются в виду Яценюк и вот эти "бандеро-фашисты"?

 

А.НАРЫШКИН: «Хунта» - так ее называют.

 

В.БОЙКО: Очень точное определение вы в данном случае употребили, которое характерно для местного населения. Потому что, например, от одной женщины, с которой я разговаривал, слово «фашист» я услышал несколько раз. И она говорит о том, что «мы не хотим жить под властью фашистского режима», под властью людей, которые, с ее точки зрения, исповедуют националистические идеи, мы хотим существовать в стране, в которой есть некое равенство национальностей и нет никакого притеснения по национальному признаку. Это очень важная точка зрения, которая присутствует в высказываниях многих участников референдума.

 

А.СОЛОМИН: А есть ли какие- то признаки характерных для наших выборов вещей, когда автобусами привозят бюджетников, или кто-то идет явно не в одиночку, не с семьей, а с представителями – что-то такое ты замечал?

 

В.БОЙКО: Я ничего не замечал, хотя, как и вы, читал подобные сообщения в «Твиттере». У меня возникла аллюзия с выборами российском райцентре много лет назад, когда было видно, что люди очень хорошо про агитированы, они приходят на участки и знают руководители избирательных комиссий и готовы отдать свой голос, и знают заранее, как будут голосовать.

 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Прощаемся с тобой, Сева. У нас будет еще одно включение, с Женей Бунтманом. Я делаю вывод, что если люди в Крыму такое говорят, что мне кажется, что пропагандистам российских каналов и вообще людям, которые занимались информационной подготовкой, тюнингом населения Крыма, нужно раздать государственные награды. Потому что это совершенно поразительно.

 

А.НАРЫШКИН: Титаническая работа была проделана.

 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да. И она увенчалась успехом, как мы видим.

 

А.НАРЫШКИН: А почему вы не верите крымчанам? У них же могут быть на самом деле какие-то убеждения, или вы считаете, что это сделано обязательно под давлением рассказов того же Дмитрия Киселева с центрального канала? М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: ну как, если отключаются украинские телеканалы?

 

А.НАРЫШКИН: Их отключили неделю назад. А до этого люди были? За полторы недели нельзя же сформировать такое мнение у людей?

 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Абсолютно легко.

 

А.НАРЫШКИН: За полторы недели?

 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Почему сложно? Если идет такая информационная атака, если говорят о том, что в Киеве сидят фашисты – где они их нашли, я совершенно не понимаю, но это вопрос украинцев. Я с другого начал - я говорю о том, что огромные деньги и лавина лжи, которая выплескивалась в течение последних дней по поводу того, что…

 

А.НАРЫШКИН: Сделало свое дело – я согласен.

 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, сделало свое дело, с чем я и поздравляю людей – думаю, они скоро будут награждены.

 

А.НАРЫШКИН: Вам завидно? Не завидуйте.

 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, я так не умею, - мне завидно, честно хочу сказать – я так не умею, совесть не позволяет. Давайте дальше.

 

А.СОЛОМИН: При этом многие говорят, что с Крымом ничего не попишешь, он фактически уже российский, можно говорить об исторической справедливости, неловкости момента, неловкости рук, и так далее, но он уже российский. Все готовы признать, что нет, нужно там отстаивать, воевать или что-то такое. Но сейчас речь идет и о других регионах – там тоже проходят массовые акции, есть погибшие в столкновениях, в беспорядках – Донецк, Харьков.

 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Зачем ты мне это говоришь? Ты меня хочешь переубедить?

 

А.СОЛОМИН: Нет. Сложно вас в чем-то переубедить, мне кажется. Я хочу подвести к вопросу нашим слушателям – если с Крымом все относительно понятно, - ну, российская власть не пойдет назад, это не в стиле российской власти, делать шаги назад – все, решение принято, как мне кажется. Пойдет ли Путин на защиту еще и восточной части Украины от «бандеровцев», «фашистов», или «красно-черных»?

 

А.НАРЫШКИН: Это риторический вопрос, или для голосования.

 

А.СОЛОМИН: Для голосования - предлагаю поставить его на голосование. Защитит ли Путин еще и восток, пойдет ли он на защиту восточной части Украины - 660-06-64, или ограничится только Крымом – 660-06-65.

 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хороший вопрос.

 

А.СОЛОМИН: У нас на прямой связи Евгений Бунтман, который сегодня выехал из Симферополя и проехался еще по нескольким городам.

 

А.НАРЫШКИН: Какие впечатления, женя, народ ликует?

 

А.СОЛОМИН: Ты был в Бахчисарае, это больше крымско-татарский город. Говорили, что крымские татары игнорируют референдум, даже срывают его - что в Бахчисарае даже не открываются участки. В действительности что там происходит?

 

Е.БУНТМАН: В Бахчисарае очень тихо, в отличие от Симферополя и Севастополя, в которых я был сегодня. Бахчисарай, конечно, сильно отличается – там тихо, на улицах почти никого нет, потому что это не такой густонаселенный город, как Симферополь или Севастополь. Действительно, полностью игнорируют референдум. Это происходит и в Симферополе и в Бахчисарае. НО и на тех участках, где прописаны в основном крымские татары, там почти никого нет – там 10% явки, абсолютно ничтожная. Это значит, что там живут 10% русскоязычного населения. Впрочем, в Крыму все население русскоязычное. Там тихо, и действительно, Бахчисарай отличается от всего Крыма, где будет, конечно, ударная явка – под 100%.

 

Я ходил в Меджлис в Бахчисарае, там мне еще раз подтвердили, что татары ни в коем случае не будут голосовать, потому что считают этот референдум незаконным, хотя и пострадали от украинских властей тоже, потому что были несколько лет назад столкновения с «Беркутом».

 

Тут не любят украинские власти, но считают, что в России крымским татарам будет еще хуже, потому что для них Москва, Россия, - это равно оккупации и депортации.

 

А.НАРЫШКИН: Неужели крымские татары сейчас всерьез говорят о том, что после возможного вождения в состав России будет депортация? Или это негативные воспоминания из прошлого?

 

Е.БУНТМАН: Слово «депортация» они произносят часто. Очень сильна у них историческая память. Это произошло не так давно, возвращение, чуть раньше, чем была основана независимая Украина в новейшее время. И тогда татары начали возвращаться, как раз в 90-е- двухтысячные годы они вернулись на свою землю и это у них ассоциируется с Украиной, это очень сложная вещь для понимания.

 

А Россия, СССР, диктатура, Москва - для них это синонимы депортации. Об этом не говорит ничего всерьез, но то, чего они всерьез опасаются – разгула здесь. Потому что многим людям выдали оружие, очень многим людям раздали оружие. Я наблюдал вчера этих не слишком дисциплинированных и не слишком профессионально обученных людей, которые пихали в живот дулами автоматов журналистов, и мягко говоря, не очень вежливо разговаривали, обещали всех перестрелять при ближайшей возможности.

 

Конечно, они этих людей боятся, боятся «самообороны», которые недолюбливают татар. Много было за эти годы межнациональных конфликтов между татарами и условно русскоязычным населением – и с украинцами и с русскими были конфликты, в первую очередь, земельные. Конечно, он боятся вседозволенности, потому что у них будет, как они считают, значительно меньше прав, чем у всех остальных.

 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ты упомянул одно из самых важных опасений - дело в том, что когда крымские татары вернулись на свои земли, там было очень много самозахвата. Они боятся, что будет передел земельной собственности и их могут лишить тех участков, которые они, по сути захватили?

 

Е.БУНТМАН: Конечно, они боятся этого, и очень сильно. Но это уже следующее. Они боятся того, что прольется кровь, боятся репрессий в первую очередь. Уже потом идет речь о земельных участках, потому что для кого-то это самозахват, а для кого-то – возвращение исконной земли.

 

Потому что крымские татары из всего населения Крыма больше всех считают себя не россиянами, не украинцами, не принадлежащими какой-то большой державе, а именно крымчанами, людьми, у которых корни в Крыму, бабушки, дедушки, прадедушки родились в Крыму, а потом были переселены в Среднюю Азию.

 

Для татар земельный вопрос, конечно, очень важен, но они, конечно, всю эту землю считают своей. Бахчисарай особенно. В Бахчисарае очень тихо, потому что тут татар больше всего населения, и как глава Меджлиса – поэтому не было тут никаких эксцессов, инцидентов, почти нет никакой самообороны, участки особенно никто не охраняет – разве что люди в форме еще украинской, крымская милиция.

 

А.СОЛОМИН: Спасибо тебе, Женя.

 

А.НАРЫШКИН: То, что говорит Женя, очень важно, потому что те же центральные каналы ничего не говорят про меньшинства, которые находятся в Крыму – про украинцев и татар.

 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ребята, мы понимаем, что земли отбирать не будут, что волосок не упадет с головы крымских татар, - думаю, что разговор Путина с духовным лидером крымско-татарского народа здесь поставил точки.

 

А.НАРЫШКИН: Что были получены определенные гарантии.

 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да считайте, что любые гарантии, там вообще будет цветущий сад и, видимо, «Висячие сады Семирамиды».

 

А.СОЛОМИН: Знаете, Только чего не будет? Они не смогут больше говорить об отделении Крыма. Потому что 10 или 9 мая этого года вступает в силу закон о запрещении призывов к сепаратизму. А Крым станет российской территории, и все, - бам-с.

 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: ну, они так стремились в Россию, что это очевидно - я имею в виду не крымских татар, а крымчан, - наверное, сбывается их вековая мечта – ради бога. Граждане имеют право на высказывание своего мнения, имеют право на самоопределение вплоть до отделения.

 

Я просто говорю о том, что за этой радостной картиной, видимо, стоит немножко другая история, которая называется так: «а что будет дальше?». Заметьте, когда мы сейчас об этом говорим, мы думаем не столько о Крыме, сколько о том, что будет дальше - с Украиной, Россией и всеми нами. Послушаем новости.

 

НОВОСТИ

 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Продолжаем программу и продолжаем тему.

 

А.НАРЫШКИН: В Крыму явка составила 70%

 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: В этом нет никаких проблем, явка действительно будет историческая - тут вопроса нет, потому что событие историческое. Есть результаты голосования?

 

А.НАРЫШКИН: 69% радиослушателей считают, что Путин поможет востоку Украины, - в том смысле, в котором он защитил Крым. Треть, 31% считает, что он не будет так плотно заниматься востоком Украины.

 

С.:% Вот не знаешь, кого больше - противников Путина, или людей с имперским мышлением?

 

А.НАРЫШКИН: Об этом мы Ганапольского спросим.

 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: У вас это такая молодежная история, вы шутите и ерничайте.

 

А.НАРЫШКИН: Мы не будем шутить.

 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, это помогает сохранить здравый рассудок.

 

А.НАРЫШКИН: Это защитная реакция.

 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, а у меня другие вопросы.

 

А.СОЛОМИН: У вас и другие методы – шапочки из фольги.

 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Конечно, радиослушатели сейчас проголосовали за то, что они считают, что Россия и дальше будет агрессивной, она уберет из Украины и сделает российским весь юго-восток, и в этом есть очень важная стратегическая задача. Дело в том, что мост через Керченский пролив будет строиться там, минимум, 5 лет, - там уже сейчас нужно решать вопрос.

 

Поэтому, на фоне каких-то заявлений об озабоченности, - ну, то, чем занимается запад, - мы еще будем говорить про санкции, - самая лучшая история, говорю откровенно, - взять весь юго-восток.

 

А.НАРЫШКИН: Поаккуратнее, вы в Киеве сидите.

 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Тут свободная страна – говори, что хочешь.

 

А.НАРЫШКИН: Там нет статьи о сепаратизме?

 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Дослушай меня, пожалуйста. Если взять весь юго-восток, то тогда получается огромная территория с выходом в Крым. И радиослушатели, насколько я понимаю это голосование, они правильно понимают слово «защита» - они понимают, что защита в данном случае – это отторжение. Поэтому почти 70% наших радиослушателей считают, что агрессия будет продолжена.

 

А.СОЛОМИН: А я вот не считаю.

 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я не вкладываю ничего отрицательного в слово «агрессия».

 

А.СОЛОМИН: А мне кажется, нет.

 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну, это слово против слова.

 

А.СОЛОМИН: Естественно. Мне кажется, что нет отчасти потому, о чем мы поговорим в следующей рубрике. «Не в фокусе».

 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хорошо, идем дальше. Какая тема?

 

А.НАРЫШКИН: Мы говорим об ожидании санкций – уже завтра Евросоюз, на встрече министров иностранных дел европейских стран решит, какими будут санкции против России. Там история довольно простая - там варианты просто ограничить въезд в Европу и заморозить активы. Но в последние дни очень часто обсуждают состав «черного списка» - на кого будут санкции распространяться.

 

Путина и Лаврова там нет, потому что, как поясняют различные анонимные дипломаты, важно, чтобы с Россией оставалась возможность вести какой-то диалог, чтобы были люди, на которых можно выходить с какими-то инициативами и продолжат переговоры.

 

Издание «Бильд» говорит, что в черный список не только ЕС, но и США могут войти министр обороны Шойгу, Бортников, директор ФСБ, Рогозин, Патрушев, советники президента – Глазьев, Сурков, Жириновский, и Дмитрий Киселев – неожиданно. Вы говорите, что он сыграл важную роль в информационном обеспечении, а в Европе считают, что его не надо пускать.

 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, Европа согласна со мной, они тоже считают, что важную.

 

А.НАРЫШКИН: Но по-другому хотят его отметить.

 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Задайте вопрос по этой теме, а потом я вам задам вопрос.

 

А.СОЛОМИН: В связи с последними событиями в Крыму мы знаем, что рейтинг Путина взлетел до небес – об этом говорят официальные источники, его пресс-секретарь это отмечал. Но это хорошо до поры – до времени, пока мы действительно видим определенные успехи, что будет с рейтингом Путина, если против России введут жесткие санкции и мы, не дай бог, почувствуем это на себе?

 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Тут важно про санкции спросить - вот сейчас Нарышкин перечислил санкции, и эти ребята уже заявили, что у них все в порядке и они будут отдыхать в Крыму, сказали, что Россия большая и есть, где отдохнуть. Поэтому мы говорим про эти санкции. Ты еще забыл сказать, что «Восьмерка» может быть в виде «Семерки».

 

А.СОЛОМИН: да, и в Лондоне, а не в Сочи. Итак, вопрос – что будет с рейтингом Путина, когда введут эти санкции – он повысится - 660-06-64, или останется неизменным, или понизится - 660-06-65.

 

А.НАРЫШКИН: А теперь вопрос от Ганапольского.

 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, только вам, а не слушателям. Давайте сейчас забудем про Россию. Вот представьте себе, что такое государство. Как Китай, мощное, имеющее сумасшедшую армию, переплетенную со всеми развитыми странами экономическими связями. Представьте себе, что они решили помочь китайцам на Дальнем Востоке и начнется оттяпывать у нас территорию. Как вы считаете, Запад пойдет на санкции против Китая?

 

Это будет агрессия против России, это будет война, Россия будет кричать, что забирают территорию и это неправильно.

 

А.СОЛОМИН: Естественно, будет что-то делать - но не в таком духе. Недооценивайте запад - они вполне себе лицемеры, достаточно лицемерно себя ведут, они много денег потратили на Украине, много сил вложили в то, что там происходит.

 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Алеша, не лечи мне мозги. Ответь на мой вопрос.

 

А.СОЛОМИН: Они будут выступать за территориальную целостность, но такого азарта, такой ярости в глазах, конечно, не будет. Пусть разбираются эти русские с китайцами – мне кажется, такая будет позиция.

 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А теперь представим, что Германия забирает Калининградскую область.

 

А.СОЛОМИН: Это историческая справедливость.

 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Будут ли санкции в отношении Германии?

 

А.СОЛОМИН: Мне кажется, не будут.

 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Как? Но это нарушение Потсдамских соглашений?

 

А.СОЛОМИН: Добрый день. Здравствуйте. А двойные стандарты – вы никогда не слышали о таком понятии? Никто не без греха, и Россия ведет себя в этом духе. Вот когда Крым войдет в территорию РФ, мы снова будем говорить о территориальной целостности.

 

А.НАРЫШКИН: Каждая страна имеет право оттяпать немножко Крыма.

 

А.СОЛОМИН: Так происходит, это факт.

 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Тогда объясните, что это будет за мир? Давайте забудем о России.

 

А.НАРЫШКИН: Ничего себе предложение.

 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Объясните мне - Россия – одна из стран, которая себе нечто позволила. Санкции, которые против нее выдвинуты, это не просто укус комара, это такой шелест весенней листвы.

 

А.СОЛОМИН: Я хотел отметить только, что Россия себе это позволила, но напомнила, что и на Коморских островах был референдум. Все эти аргументы излагаются на Совбезе ООН.

 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я вообще сейчас говорю о другом. Можно выслушать мой вопрос?

 

А.СОЛОМИН: Да.

 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Итак, каждый сейчас понимает, что через референдум он может оттяпать кусок чужой территории. И каждый из руководителей стран понял, что экономики и интересы так переплетены, что санкции – дело чисто условное. И все говорят: ну, не доводить же до войны? Какая территория стоит жизни человека? Мы живем в буржуазных государствах – ценность человеческой жизни оказывается выше ценности территорий. Да, пропагандисты кричат «не пяди не отдадим», но результат налицо.

 

Я вам задаю вопрос не про Россию, а про другое - каким будет мир через 10 лет? Будут ли, на ваш взгляд, хоть как-то похожи границы на те, которые сейчас?

 

А.СОЛОМИН: Давайте я отвечу первым.

 

А.НАРЫШКИН: Давайте, я. Сейчас Россия покажет замечательный пример всем странам в мире, что есть такая опция – можно под разными предлогами отнимать, отбирать и через референдум забирать какие-то территории. Сначала, наверное, какие-то государства смелые, хулиганские, вроде России, тоже будут пытаться так сделать. Потом, не знаю, через 10 лет, уже и страны западные, которые сейчас Россию критикуют, тоже вовлекутся.

 

А.СОЛОМИН: Кого, колонии свои бывшие, которые хотят жить в европейской стране? Да нет, странно.

 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Тогда у меня второй вопрос.

 

А.СОЛОМИН: Можно ответить на первый?

 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ответишь на второй – они связаны. То есть, сначала будут забирать территории, которые исторически связаны - германия – Калининград. Японцы – что-то такое. А после этого будут инфильтровать свое население, раздавать паспорта и после этого просто нагло присоединять к себе куски.

 

А.НАРЫШКИН: Правильно. Под предлогом защиты граждан.

 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Точно сказал Нарышкин - сначала, конечно, это будут хулиганские страны. И другой вопрос – какая есть сила, - забудем про ООН и Совет Безопасности, - это все треш, это все оказалось дерьмом, потому что любая страна может седлать вето. Так кто же накажет агрессора, особенно того, у кого ядерное оружие?

 

Я не имею в виду сейчас Россию. Потому что США пойдут тем же путем, Британия – тем же. Еще посмотрим, как Британия начнет присоединять свои бывшие колонии под версией защиты английского языка.

 

А.НАРЫШКИН: Накажет агрессоров Всевышний.

 

А.СОЛОМИН: Подождите. Вы все так интересно подвернули, но совсем все не так. Все-таки Крым это территория, на которой большинство населения выступает за присоединение к России – не надо этого забывать. Когда вы говорите, что любая страна может взять и оттяпать кусок у другой страны, нужно понимать, что население этого куска страны, наверное, будет защищать себя яростно и агрессивно.

 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Абхазии и Южная Осетия очень защищались?

 

А.СОЛОМИН: Они хотели отделиться, между прочим.

 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Конечно, хотели.

 

А.СОЛОМИН: Вот и отделились. А Калининградская область не пойдет на это. Вот если будут такие территории, которые действительно хотят…

 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: калининградская область не проголосует сегодня про присоединение к Германии?

 

А.СОЛОМИН: Мне кажется, не проголосует. Те территории, которые чувствуют историческую свою принадлежность к другой территории, возможно, что-то такое будет происходить, потому что исторические границы точно не являются перманентным состоянием, - это совершенно точно. И границы будут меняться.

 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я зада вопрос – кто может остановить агрессора?

 

А.СОЛОМИН: А здесь я с Нарышкиным солидарен.

 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Господь Бог?

 

А.СОЛОМИН: Да.

 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хорошо. Результаты голосования.

 

А.СОЛОМИН: 44% считают, что рейтинг Путина повысится или останется таким же высоким , 56% считают, что рейтинг будет падать. Мечтатели.

 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Полная глупость.

 

А.НАРЫШКИН: Повисла неловкая пауза.

 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: У Путина никогда больше не будет такого рейтинга, как в день, когда в Совете Федерации будет объявлено, что у нас появился новый, 86-й регион России – это будет триумф. Он выйдет, народ рухнет на колени, потому что не позволял себе никто.

 

А.СОЛОМИН: А когда появятся санкции, рейтинг упадет у Барака Обамы.

 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вот именно. У них упадет.

 

А.НАРЫШКИН: А Путин подберет.

 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, подберет. Едем дальше. «Герой недели», коротко.

 

А.СОЛОМИН: «Герой недели» у нас не конкретный человек. Можно привести пример Галины Тимченко, главного редактора «Ленты.ру», которую отправили в отставку после обычного интервью Ильи Азара с представителем «Правого сектора» - в этом интервью нашил ссылку, которая вела на сайт с экстремизмом. Можно сделать Илью Азара героем недели, потому что именно из-за него разгорелся скандал вокруг «Ленты.ру», из издания ушли 39 журналистов, и это поставило нас перед фактом того, что можно просто нажать на кнопку и снести СМИ, которое не просто появилось вчера и вдруг стало оппозиционным, но у которого есть своя история, люди, которые там работают и предполагают новый и интересный, современный продукт, который продается и покупается, нормально существует.

 

Но это ничего не значит в нашем мире. Если есть волшебная кнопка, то можно ее нажать и все будет, как нужно.

 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хочу вспомнить еще об одном коллективе – в одну секунду, в 07.50 утра, был закрыт «Коммерсант. Украина». Коллектив оказался на улице. Просто было сказано: мы закрываем.

 

А.СОЛОМИН: И там тоже не с улицы понабрали, это тоже герои в СМИ. «Грани.Ру», «Каспаров.Ру», «Еж.Ру» - оказались заблокированными «Роскомнадзором», - раз, и все. Потому что призывали к массовым акциям.

 

А.НАРЫШКИН: А в чем твое переживание?

 

А.СОЛОМИН: Объясню, - даже «Эхо Москвы» пропало под раздачу, потому что у нас оказался блог Навального, и оказалось, что все посты Навального экстремистские, почему-то их нужно блокировать, - непонятная история, но тем не менее. Все, что произошло на этой неделе, резануло: все, ребята, хватит, доигрались. Все, нет у нас больше независимой прессы. Считаете себя независимыми? – тогда, пожалуйста, получайте нового главного редактора и делайте, что хотите. Ну, не знаю, мы как-то еще остаемся на плаву, нам это как-то удается. А у ребят судьба незавидная.

 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хотел бы действительно выразить сожаление и сочувствие по поводу тех ребят, которые, скажем прямо - остались без работы, несмотря на то, что там наше Гостелерадио, эти холдинги, и так далее - у нас было опубликовано на сайте, как они финансируются, а финансируются, прямо сказать, щедро, - тем не менее, туда и совесть не позволяет идти, и многие вещи не позволяют влиться в эти могучие коллективы.

 

У меня есть небольшой полезный совет, очень важный – некоторые сайты, которые невозможно читать, оказывается, можно читать легко. Мой полезный совет - может быть, Венедиктов меня поругает за это, но что делать.

 

Все очень официально. Есть слово «Тор» и «прожект». Если вы совместите эти два слова, и наберете адрес «топрожект. орг», то вы закачаете браузер, который показывает все, что наши партия и правительство считают, что нам читать нельзя. Ну, «Газету» и так видно, там просто суть другая, но всякие сайты, которые запретили, - в том числе ужасный Навальный, который был запрещён после того, как опубликовал свою точку зрения по Крыму, по Украине, - пожалуйста, - «торпрожект.орг». Установите браузер и читайте.

 

А.НАРЫШКИН: И будет вам счастье.

 

А.СОЛОМИН: Знаете, я человек, который работал всю свою жизнь на «Эхе», у меня нет опыта работы в другом СМИ. Мне сложно сказать, что такое самоцензура, для меня были всегда очевидные вещи – не должно быть пристрастия к кому-то, точнее, у меня его никогда нет - я не влюбчивый человек. Мне сложно представить, как я себя буду самоцензурировать – следить за выражениями, чтобы они не попадали под экстремистский кодекс.

 

А вы, Матвей Юрьевич?

 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А ты не заметил, что я себя цензурирую? например, я не произношу фамилию Путин, я произношу теперь отныне – ну, в этом и правда есть, я произношу слово «власть».

 

А.НАРЫШКИН: Правильно, обезличенно, чтобы к вам не пришли.

 

А.СОЛОМИН: А что плохого в фамилии Путин?

 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: В этом вся сермяга - я не знаю, например, кто посоветовал Путину, - кстати, об этом тов. Венедиктов писал в одном из своих откровений – они там сидели и просчитывали, были разные варианты в Кремле. Кто встал и сказал? Может, Сурков, который этим занимается - я не хочу вешать на Путина все, есть наша власть, она пятиглава, семиглава, сидит где-то на Старой площади – вот эта власть и есть. Не надо говорить Путин – я не знаю, кто.

 

А.НАРЫШКИН: Путин сам все решает, что за коллективная ответственность? Сидит один Путин, и если кто-то говорит не так, как ему нравится, он и не слушает. Вокруг него сбираются люди, которые говорят то, что он хочет услышать.

 

А.СОЛОМИН: давайте перейдем к другой рубрике. Нам важно было отметить героев и проблему. «Писк хомячков».

 

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Сергей Юрский пишет.

 

Меня искренне волнует эта тема – внутри большинства наших людей, москвичей, ленинградцев, есть ощущение, что украинцы хорошие ребята, наши братья, а то, что они по-украински говорят – ну, притворяются, вроде что украинский, что русский – одинаково.

 

Помню разговор с моим товарищем, украинцем по национальности, Анатолием Стреляным — в 70-80-е годы это был заметный публицист, журналист и влиятельный человек. Как-то, уже в 90-е, я приехал в Киев с концертом и позвонил ему: «Не хотите ли прийти? У меня будет такой-то репертуар». Он ответил: «Вы знаете, я не приду, что-то неправильное происходит». Он объяснил. «Россия ведет себя так: вы наши братья, у нас все с вами общее, язык общий, только у вас акцент такой украинский. Но вообще-то, какой у вас нафиг язык? Ладно, не в этом дело, говорите, как хотите. Мы вас настолько любим, что вы даже не наши братья, а вас вообще нет. Есть мы, а вы будьте с нами. Будьте с нами, а мы вас будем все время любить».

 

Это ощущение человека, который чувствует свою культуру. Это другая нация — дружественная, исторически связанная с Россией, но другая. Сейчас Украина — это другая страна. А говорят о ней в такой тональности, как по ночам в телевизионных передачах Мамонтова или Соловьева — «хотим — разгоним, хотим — защитим, а русский язык там должен быть!» Ребята — это не ваше дело. Это как если бы французы сказали: «Какие бельгийцы? Они же говорят на французском языке. Нет такой страны Бельгия; они говорят по-французски, только с каким-то странным акцентом. Нету ее и всё». Это чудовищная невежливость, это чудовищное нарушение не только правил приличия, но и того, что создает некоторый баланс в мире. Можно помогать, можно вести переговоры, можно сострадать, не соглашаться, спорить, но нельзя в такой тональности кричать на всю нашу гигантскую страну, в которой подобное находит отклик. Это какое-то неожиданное и ужасное проявление национального бескультурья».

 

Так написал Сергей Юрский. Хочу сказать, что такое действительно существует. Во многом эта бесцеремонность отторжения территории, и вот это «спасти русскоязычных от фашистов», и вот эта массовая поддержка Путина – это все из-за того, что мы действительно неуважаем украинцев, считаем их теми же русскими, Только плохо говорящими на русском языке – какой-то испорченный язык. Кстати, как и белорусов.

 

Заканчиваем, говорите слова прощания.

 

А.НАРЫШКИН: Матвей Ганапольский, Алексей Соломин, Алексей Нарышкин.

 

А.СОЛОМИН: Всего доброго.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Марин Ле Пен признала итоги референдума в Крыму

 

http://vz.ru/news/2014/3/17/677511.html

 

Лидер Национального фронта Франции Марин Ле Пен признала результаты прошедшего в воскресенье общекрымского референдума.

 

 

 

«На мой взгляд, результаты референдума не вызывают никаких споров. Это было ожидаемо. И народ (Крыма), живший в страхе, бросился в объятья той страны, откуда появился, поскольку вы знаете, что Крым является частью Украины только в течение 60 лет», – сказала Ле Пен.

 

По ее словам, Евросоюз должен быть последовательным в своем отношении к ситуации в Крыму, передает РИА «Новости» со ссылкой на Agence France-Presse.

 

 

 

 

На установленной на площади сцене выступали популярные российские и крымские коллективы, постоянно звучали патриотические песни

 

 

«В настоящий момент Евросоюз должен сделать выбор, невозможно оставаться непоследовательными. Либо он выступает за единство и конституцию Украины, и тогда Виктор Янукович по-прежнему остается президентом и необходимо организовать новые выборы. Либо больше нет ни конституции, ни Конституционного суда, а действующее правительство является правительством революционным, и тогда сложно отрицать, что Крым может вести себя так же, как часть Украины вела себя на Майдане», – считает Ле Пен.

Напомним, в воскресенье в Крыму прошел референдум о статусе автономии. По результатам обработки 100% протоколов на референдуме проголосовали 1 млн 274 тыс. 96 человек, или 83,1% имеющих право голоса, из них за вхождение автономии в состав России высказались 96,77% жителей.

Депутаты Верховного совета Крыма уже приняли постановление о независимости республики и попросили принять автономию в состав России. Они также постановили, что на территории республики не применяется законодательство Украины, а государственная собственность Украины становится собственностью республики.

 

Также принято решение о переименовании Верховного совета автономии в Государственный совет Республики Крым.

 

Президент России Владимир Путин в разговоре со своим американским коллегой Бараком Обамой также заявил, что референдум в Крыму соответствовал нормам международного права и Уставу ООН. Обама в ответ заявил, что США не признают итоги референдума, но видят пути дипломатического решения кризиса.

 

Глава европейской дипломатии Кэтрин Эштон перед началом Совета по иностранным делам в Брюсселе заявила, что референдум противоречит международному и украинскому законодательству.

 

«Мы посмотрим сегодня, что мы делаем с так называемым референдумом в Крыму. По международному праву и украинской конституции это нелегально. Мы должны обсудить, каков будет наш ответ», – сказала она.

 

Глава британского МИДа Уильям Хейг со своей стороны заявил, что считает важным продолжать с Россией политический диалог для разрешения кризиса вокруг Украины.

Share this post


Link to post
Share on other sites

http://mkrf.ru/press-tsentr/novosti/minist...ukraine-i-krymu

 

Представители российской культуры: ответ журналистам на вопрос «Почему вы подписались под обращением о ситуации на Украине и в Крыму?»

Бояков Э.В., ректор Воронежской государственной академии искусств:

 

«Да, я его подписал. Сознательно. Без всякого давления. А то уже много вопросов и реплик, мол, «Можно было бы не подписывать?» — спрашивает Филипп Пищик, «Заставляли?» — спрашивают другие... и т.д.

 

Мне позвонил замминистра культуры Ивлиев (звонили весь день, но я был в Сочи, репетиция с Адасинским, говорил вечером, наверное, поэтому не сразу моя фамилия появилась). Ивлиев был очень деликатен.

 

— Готовы ли подписать письмо про Крым в поддержку президента? Конечно, это ваше дело, личное, никто не давит.

 

Я ответил: «Готов прочитать». Когда мне зачитали, то вопросов у меня не было. То, что написано в этом письме, я уже много дней говорю друзьям. Включая тех, кто за Майдан — от Носика и Кулика до Бузина и Полозковой. Включая тех, кто за Путина в этом вопросе — от Цебоева до Вырыпаева. В моем кругу мнения разделились. Я думаю, таких кругов много. Не везде единодушие...

 

В моей позиции ничего не меняется.

 

Да, я считаю события в Киеве антиконституционным переворотом (первым за 30 с лишним лет в Европе, после Греции).

 

Да, я отчетливо вижу игру майдановских лидеров с националистами унсовского типа, даже не игру, а зависимость. Эта революция сделана их вооруженными руками, вспомните события в последнюю ночь.

 

Да, за этими событиями отчетливо виден Запад. Достаточно сослаться на разговоры Эштон, которые опубликованы в Сети. Хотя и так все понятно...

 

Да, права русских и русского языка десятилетиями ущемлялись. Жить в Крыму, где все говорят только на русском, и жить в среде, где вся реклама, официальные бумаги и даже кино в кинотеатре на другом языке, — это преступление власти. Это насилие.

 

Конечно, народ автономии имеет право на самоопределение. Для этого не нужно никакой российской армии.

 

Надо уважать свой народ и свой язык.

 

Надо уважать точку зрения подавляющего большинства наших соотечественников. Они не идиоты. Они не поменялись в течение двух недель пропагандистской войны.

 

То, что мы имеем сегодня, — это результат десятилетних процессов.

 

Да, власть Януковича отвратительна.

 

Тимошенко — отвратительнее. А и.о. президента — ее ставленник. Прозападный вектор этой политики уже сейчас очевиден.

 

Это геополитика. Я не хочу ракет НАТО под Воронежем.

 

Я верю в разум моего народа. Я верю в славянское братство и надеюсь, разум возобладает.

 

Многих из тех, кто со мной не согласен, я уважаю и понимаю. Просто у них другое мнение, другая позиция. Вопрос очень сложный.

 

Я не голосовал за Путина и «Единую Россию».

 

Для власти нынешней я белоленточник, понятное дело, я не Бурляев, он в этом списке предсказуем.

 

Но я с этим письмом согласен. И ни минуты не пожалел, что подписал.

 

Обращаюсь к тем, кто не согласен с официальной позицией Кремля по Украине: отвлекитесь, не переносите на власть все претензии. Посмотрите трезво. Неужели вы не видите, что Украина оказывается заложником Америки? Таким же, как Белград или Ирак. Неужели вы не видите, что агрессия — это действия Запада, а не России? Я вижу, поэтому подписал. С чистым сердцем. И это совсем не значит, что я буду соглашаться с властью в других вопросах».

 

www.snob.ru/profile/5479/blog/73551

 

Могучий А.А., художественный руководитель Большого драматического театра им. Товстоногова:

 

«Я люблю свою Родину, люблю Питер, люблю театр, в котором сейчас судьба подарила мне служить и ЗА БУДУЩЕЕ КОТОРОГО ЧУВСТВУЮ СВОЮ ПЕРСОНАЛЬНУЮ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ. Не держусь за кресло (если кому-то взбрело), люблю тех, кто рядом со мной сейчас, верю в путь, который я прохожу (пусть он принимает иногда самые что ни на есть замысловатые и жестокие формы, на грани фола), верю в то, что зачем-то это все нужно, верю в то, что смогу поменять что-то на своем участке борьбы, верю в то, что поступки мои будут сопровождать ошибки, самообман, иллюзии, верю в то, что смогу их преодолеть, верю в победу добра над злом».

 

www.intermedia.ru/news/254441?page=1

 

Хотиненко В.И., режиссер:

 

«Я в первый раз в жизни подписал коллективное письмо, поскольку меня волнует то, что происходит в Крыму, волнует судьба этих людей, поскольку я ― украинец».

 

lenta.ru/articles/2014/03/12/cultureclub

 

Мацуев Д.Л., народный артист России:

 

«Главный посыл этого письма в том, что наши народы должны дружить и что ни в коем случае мы никому не позволим поссорить нас друг с другом».

 

www.classica.fm/2014/03/12/denis-macuev-vyskazal-poziciyu-po-ukrainskomu-krizisu

 

 

 

Шахназаров К.Г., генеральный директор киноконцерна «Мосфильм»:

 

«Мой покойный отец, будучи чистокровным армянином, принимал участие в освобождении Крыма и штурме Севастополя и, будь он жив, не понял бы меня, если бы я не подписал это письмо».

lenta.ru/articles/2014/03/12/cultureclub

 

Крок К.И., директор Государственного академического театра им. Е.Вахтангова:

 

«Я выразил свою гражданскую позицию, свое внутреннее убеждение».

 

lenta.ru/articles/2014/03/12/cultureclub

 

 

Расторгуев Н.В., народный артист России:

«Абсолютно взвешенная и правильная политика Владимира Путина в данном случае как главы государства».

 

top.rbc.ru/society/12/03/2014/910671.shtml

 

Говорухин С.С., народный артист России:

 

«Двадцать лет я жил и работал в Одессе, на Одесской киностудии, и хорошо знаю, что такое украинский национализм. На себе неоднократно испытывал».

 

top.rbc.ru/society/12/03/2014/910671.shtml

 

 

Табаков О.П., художественный руководитель МХТ им. А.П.Чехова:

 

«Я подписал коллективное обращение деятелей культуры в поддержку Президента, потому что во мне течет четыре крови — русская, украинская, мордовская и польская. И больше ничего не надо объяснять».

 

www.snob.ru/selected/entry/73439

 

 

Грачевский Б.Е., руководитель детского киножурнала «Ералаш»:

«Сегодня на Украине увеличивается национализм со страшной силой, который я вообще ненавижу, поэтому я подписал коллективное обращение. Протестую, как могу».

 

www.snob.ru/selected/entry/73439

 

 

Талызина В.И., народная артистка России:

«Мне жаль, что новая власть в Киеве идет через штыки при помощи фашиствующих элементов. Это страшно. Они распоясались там. Я помню войну — это страшно. Поэтому у меня не было сомнений, что нужно подписать обращение».

 

www.snob.ru/selected/entry/73439

 

 

Фокин В.В., народный артист России, художественный руководитель Александринского театра:

«Мы просто не должны быть равнодушными к тому, что происходит. Мы должны делать все для защиты наших соотечественников и представителей русского мира».

 

www.snob.ru/selected/entry/73439

 

 

 

Безруков С.В., народный артист России:

«Нет никакой войны! И быть не может!

В нынешней ситуации референдум — это единственный шанс на мирное разрешение ситуации в Крыму».

 

m.facebook.com/story.php?story_fbid=662862597106965&id=555471914512701&refid=17

 

 

Задорнов М.Н., писатель-сатирик:

«…западные банки перекрыли доступ к счетам наших чиновников, ворюг и бизнесменов, я лично радуюсь, что хоть они справились с тем, с чем не может справиться Путин. То есть они нам опять помогли».

 

www.facebook.com/Aguryologist/posts/4106819845955:0

 

 

Мединский В.Р., Министр культуры Российской Федерации:

«Огромное спасибо всем, кто присоединился к списку и поддержал идею».

 

izvestia.ru/news/567468

 

 

«Деятели культуры — лидеры общественного мнения, пользуются значительным моральным весом, влиянием. Именно поэтому наши оппоненты тоже обращаются к ним, чтобы подкрепить свою позицию мнением авторитетного человека. И есть такие моменты в истории страны, когда их мнение чрезвычайно важно. Чем острее политический момент, тем эта потребность ощутимее. «Поэт в России — больше, чем поэт».

 

www.gazeta.ru/culture/2014/03/14/a_5949581.shtml

Share this post


Link to post
Share on other sites

Михаил Задорнов: «Крым – русский»

 

Сергей Безруков в Министерстве культуры подписал письмо в поддержку российской политики насчёт Крыма. Казалось бы, у каждого есть право иметь собственное мнение, однако в Грузии тут же запретили гастроли его театра. И это что, по мнению интернациональных демократов, демократия? Я понял, как надо называть ту демократию, которой кичится сегодня Запад, и которую старается эскпортировать или в страны, где есть нефть, или в страны, которые против России, у которой этой нефти - завались. Это не демократия – а диктатура демократии! Кто против демократии – расстрел.

 

Я тоже подписал это письмо. И сделал это очень искренне. Если почитать отзывы тех, кто подписал, становится понятно, насколько по велению души они это сделали. Табаков, Шахназаров, Гергиев, Хазанов… И другие. В интервью «Ленте.ру» многие высказали не только государственную точку зрения, но и личную. Такая же точка зрения есть и у меня.

 

В детстве мы ездили в Крым, и никогда не было разговоров, что он украинский. Мы останавливались в крымских писательских домах творчества. А с тех пор, как Крым стал Украиной, прекрасные ботанические сады этих домов творчества, (в том числе и коктебельский), были распроданы. Редчайшие деревья, которые высаживались в советское время, были выкопаны и розданы олигархам. Всё скуплено и уничтожено.

 

Уничтожены музеи, связанные с великой русской культурой. Может, я выразился излишне жёстко. Не уничтожены, а приведены в такое состояние, что их можно считать уничтоженными. Некоторые уникальные исторические здания были проданы под особняки бизнесменам. Крым перестал быть центром культуры, каким он был и в царское, и в советское время. Сколько великих актёров, писателей, поэтов «вызревало» в Крыму! На всём этом был поставлен жирный чёрный крест. Не говорю уже о Севастополе, о котором было сказано множество тёплых слов самыми творческими людьми России.

 

Я лично давал тысячу долларов музею Волошина, чтобы восстановили книги, подаренные ему Ахматовой, Гумилевым, Блоком. Даже тысячи долларов не нашлось у Украины!

 

Те, кто собирал подписи, рассказали мне об одном удивительном наблюдении. Люди, которые всегда были честны по отношению к своему творчеству, сразу говорили: «Да, безусловно, подписываюсь!» Но были те, кто отвечал так: «Мы, конечно, согласны с политикой Путина, но подписывать не будем по таким-то причинам… Хотя, конечно, считаем, что Крым – русский». Так вот, оказалось, что у всех этих людей есть общий знаменатель – недвижимость за границей!

 

А кто-нибудь обращал внимание на то, что у всех наших «болотных либерастиков», тоже есть счета и недвижимость за границей? Интересно, до коих пор наши люди будут верить заведомо предателям? Ну, кто такой Навальный? Умный, умеющий системно мыслить человек. Но такой же жулик, как многие олигархи, которые сегодня влияют на экономику России. Просто ему недодали! Хотя организаторских способностей у него не отнять.

 

В этом отношении смешнее всего на Украине. На Майдан вышли множество порядочных людей, которые выступали против коррупции. А им теперь в регионы послали налаживать отношения коррупционеров. То есть, те, кто чмырил народ, будут уговаривать тех, кого они чмырили. И те, кого чмырили, будут опять верить тем, кто их чмырил. Меня угнетает не злость негодяев, а слабоумие порядочных.

 

Татары заявляют, что Крым татарский. Конечно, небеспричинно. Татары с давних времён жили в Крыму. Остатки Орды сохранились именно в Крыму. И татары несколько столетий заботились о крымской земле, украшали её. Но не надо забывать, сколько там всегда жило славянорусов. Ещё задолго до татар. Между прочим, тот самый Кирилл-Константин, которому приписывают изобретение кириллицы, после того, как побывал в Крыму, написал в своих дневниках, что именно там получил письмена от славянорусов.

 

Если обращаться к древности, то до татар Крым принадлежал и римлянам, и грекам, и персам…А до них в Крыму хозяйничали скифы, киммерийцы. Недавно на раскопках была обнаружена стоянка кроманьонцев, у которых нет национальности. Но это же не значит, что Крым надо отдать кроманьонцам?:)

 

Понимаю, сравнение неполиткорректное, но я считаю, что земля должна принадлежать тому, на чьём языке разговаривает большинство живущих на ней.

 

И ещё один момент. Важно, чьих могил больше на этой земле. И, наконец, кто больше всего на этой земле построил, создал, кто её окультурил. Это критерии, по которым надо судить не только о Крыме, а о любой стране.

 

Крым всегда окультуривался и прихорашивался именно русскими и татарами. Конечно, и украинцами тоже, но в меньшей степени. Подавляющее большинство людей в Крыму говорят и думают на русском языке. Значит, Крым русский! Более того, именно русские защищали его много раз от врагов. И от турок, и от англичан, и от немцев.

 

А насчёт санкций европейских и американских… Это же декорация! Давным-давно и Путин, и Обама всё перетёрли. И Меркель с Путиным всё решили. И газ можно пустить в Германию, минуя Украину. Говорили, что визы не дадут россиянам. Но посчитали, каких прибылей лишатся, и решили не давать только нескольким чиновникам, причём, не огласили список. А значит, неизвестно, сделали ли они это вообще.

 

А когда западные СМИ хвастаются тем, что западные банки перекрыли доступ к счетам наших чиновников, ворюг и бизнесменов, я лично радуюсь, что хоть они справились с тем, с чем не может справиться Путин. То есть, они нам опять помогли. Всё-таки они не тупые, а туповатые в своих провокациях.

 

И последнее, что я хочу сказать. России надо думать о том, чтобы мы не уподоблялись Украине в потакании чиновникам в их желании разграбить Родину. И мне нравится, что сейчас, хоть и поздно, но начали сажать и мэров, и губернаторов, и прокуроров, и судей… В России весна – время сажать!

 

Я сейчас в Латвии. Молодая латышка в салоне сказала, что она боится, так как Путин собирается напасть на Латвию. Какая страшная картинка – нападающий на Латвию Путин!:)

 

Попытался ей объяснить, что в России о Латвии давно забыли. Но тут за девушку вступились другие латышки, пытаясь мне доказать, что Россия хочет превратить Латвию в колонию и отнять Аляску у Америки. Вот он гипноз западных СМИ. Верят, что они могут быть колонией, ничего не производя кроме шпрот и лёгкого симпатичного текстиля.

 

Однако Латвия начала укрепление своей армии. Все газеты кипят ненавистью к России.

 

На меня однажды лаяла маленькая собачка из-за закрытых ворот. Но стоило воротам открыться, она лаять перестала, испугалась и убежала…

 

Источник: mzadornov.livejournal.com

Share this post


Link to post
Share on other sites

Известный пианист сделал заявление по поводу последних событий на Украине и подтвердил свою позицию, поддерживающую действия российского руководства.

 

http://www.classica.fm/2014/03/12/denis-ma...nskomu-krizisu/

Денис Мацуев подтвердил свою позицию, поддерживающую действия руководства России во время кризиса на Украине.

 

Мне до глубины души было больно и обидно получить в последние несколько часов отзывы с осуждением моего решения подписать открытое письмо ”Деятели культуры России — в поддержку позиции Президента по Украине и Крыму”.

 

Я считаю необходимым разъяснить свою гражданскую позицию по этому вопросу.

 

В первую очередь важно понимать, что люди, подписавшие письмо, безоговорочно выступают против какого-либо проявления агрессии и, не дай Бог, ссоры с нашим братским украинским народом.

 

Письмо было написано в тот момент, когда в Киеве звучали выстрелы, когда ситуация начала выходить из-под контроля и появились первые жертвы. Для меня эти события стали личной трагедией, я переживал их со слезами на глазах, с глубокой болью и тревогой за судьбу киевлян, потому что Киев для меня – один из самых дорогих и любимых городов мира. И когда из здания консерватории на Майдане стреляли по людям, я не мог смотреть на это и не попытаться как-то прекратить этот кошмар.

 

В этой Консерватории совсем недавно, в ноябре 2013 года проходил Первый международный юношеский конкурс, где я был художественным руководителем. Конкурс прошел с невероятным успехом. Съехались лучшие молодые музыканты со всего мира. И я не случайно сделал этот конкурс в Киеве. Хотелось сделать особый акцент на том, что для нас всех Киев – это один из крупнейших культурных центров с богатыми традициями.

 

Украина, лично для меня, одна из самых любимых и братских стран в мире. Это родина моей мамы, которая прожила там девять лет на улице Стрелецкой в городе Киев. И все мои гастроли по этой стране, которые были все эти годы во многих городах по много раз, являются подтверждением тому, как глубоко и серьёзно я привязан к украинской публике.

 

Крым для меня тоже очень дорогое сердцу место, где я бывал бесчисленное количество раз. В Ялте, Симферополе, Севастополе. Я неоднократно говорил о том, что публика в бывших союзных республиках – это наша родная публика, которую лично я никогда не делю на русских, украинцев или евреев и которая воспитывалась на советской и русской культуре.

 

Я не отделяю от этой культуры Тараса Шевченко или композитора Николая Лысенко, который у меня в репертуаре не потому, что он украинец, а потому что он просто очень талантливый композитор, и я абсолютно не смыслю репертуар без некоторых его произведений. Украина дала миру огромное количество великих музыкантов мирового уровня, таких, как Рихтер, Гилельс, Ойстрах, Горовиц, конкурс которого также проходит в Киеве.

 

Поэтому я считаю, что это всё наше, родное, как и Пушкин, Достоевский, Чайковский для украинцев. Достаточно посмотреть на репертуар украинских оперных театров или филармоний, чтобы понять, что я прав.

 

У меня в Украине и Крыму огромное количество друзей и знакомых, и это ещё одна причина, по которой я не могу безразлично смотреть на то, что происходит в эти дни. Мне не всё равно, когда с трибун там звучат лозунги националистического, фашистского, антисемитского и антирусского характера. Я не могу и не хочу молчать в этот момент.

 

Главный посыл этого письма в том, что наши народы должны дружить и что ни в коем случае мы никому не позволим поссорить нас друг с другом. Мне странно отдельно повторять и подчёркивать очевидную, на мой взгляд, истину, но раз есть такая необходимость, я повторю и подчеркну: Россия выступает исключительно с миротворческими и дружескими намерениями по отношению к Украине, как и должно быть, когда речь идёт о братских народах. И любые проблемы должны решаться мирно, путем переговоров, о чем я всегда говорю. Никакой агрессии, никакого вооруженного противостояния нет и быть не может.

 

Многие из тех деятелей культуры, кто также как и я подписал письмо, родились в Украине, связаны с ней и им не безразлична её судьба. Они прекрасно понимают и осознают, что то, что сейчас происходит, это трагедия. Это трагедия, в которой обязательно нужно остановить кровопролитие. И они, как и я, считают, что в Украине должна звучать музыка, а не выстрелы.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Андрей Могучий «подписал так подписал»

 

12.03.2014 23:02

 

http://www.intermedia.ru/news/254441?page=1

 

Художественный руководитель БДТ Андрей Могучий подробно разъяснил свою позицию по поводу появления его подписи под «письмом деятелей культуры». Ранее появилась информация, что он отказался от своей подписи, однако в реальности дело обстоит несколько сложнее.

 

- Моя фамилия стоит под письмом-обращением, - заявил Могучий в фейсбуке. - Контекст и предлагаемые обстоятельства, в которых принималось решение, опускаю до лучших (надеюсь) времен, хотя трагикомизм этого контекста, думаю, представляет художественную ценность. Понимаю, что любые мои слова (действия) будут трактоваться, интерпретироваться, искажаться, выпрямляться, подвергаться иным, более сложным психо почти физическим облучениям. И, наверное, лучше молчать. Тем не менее считаю важным описать если не контекст, то ситуацию, в которой это решение принималось.

 

Итак. Мне позвонили-попросили (приятный женский голос секретаря), руки не выкручивали, иголки под ногти не вгоняли, и вообще-то я ехал на какой-то тачке с узбеком-рулевым на Ленинградский в Москве вокзал (свидетель! слава Аллаху). Ну, сказали, конечно, что как ТАКОЙ-ТО и ТАКОЙ-ТО я должен поддержать ТАКОГО-ТО в его позиции, иначе какой же ты ТАКОЙ-ТО РУКОВОДИТЕЛЬ ВВЕРЕННОГО ПОДРАЗДЕЛЕНИЯ. Я спросил приятный женский голос (не могу сказать, что по наивности) объяснить, в чем суть официальной позиции ТАКОГО-ТО, которую просят поддержать, услышал молчание в ответ, понял, что там затрудняются, но с ответом торопят, видимо, дело серьезное.

 

Итак, какова же позиция (без комментариев, домыслов, искаженных фактов), какова “прямая речь” ТОГО, КОГО Я ДОЛЖЕН ПОДДЕРЖАТЬ? Попытался понять из доступных официальных источников

(Владимир Путин ответил на вопросы журналистов о ситуации на Украине//kremlin.ru. 4 марта 2014 года).

 

http://www.kremlin.ru/news/20366

Позиция № 1: Про Майдан

 

“Я понимаю, кстати говоря, тех людей на майдане, хотя и не приветствую сам факт смены власти таким образом, я понимаю, тем не менее, тех людей на майдане, которые до сих пор требуют не каких-то там ремонтов фасада власти, а требуют кардинальных перемен. Почему они требуют? Потому что они уже привыкли, что одних жуликов меняют на других жуликов и проходимцев. Больше того, люди в регионах не принимают даже участия в формировании своей власти региональной. Мы сейчас перешли к выборам, там этим и не пахнет. И в восточные регионы начали назначать губернаторами олигархов, миллиардеров. Конечно, люди это не принимают, конечно, они считают, что в результате нечестной приватизации, собственно говоря, так же, как считают у нас многие, люди обогатились, а теперь их ещё и во власть притащил”.

 

Позиция № 2: Про отношение к Украине

 

“Я хочу вам вот что сказать: мы считали, считаем и будем считать, что Украина – наш не только ближайший сосед, а действительно наша соседняя братская республика”

 

Позиция № 3: Про Крым

 

Вопрос: А как Вы представляете себе будущее Крыма? И рассматривается ли вариант его присоединения к России?

В.Путин: Нет, не рассматривается. И я вообще полагаю, что только граждане, проживающие на той или иной территории, в условиях свободы волеизъявления, в условиях безопасности могут и должны определять своё будущее. И если это было позволено, допустим, сделать косоварам, косовским албанцам, если это было позволено сделать вообще во многих частях света, то право нации на самоопределение, закреплённое, насколько мне известно, и в соответствующих документах ООН, никто не отменял. Но мы ни в коем случае не будем провоцировать никого на такие решения и ни в коем случае не будем подогревать такие настроения.

Я хочу подчеркнуть, я считаю, что только сами граждане, проживающие на определённых территориях, имеют право определять свою собственную судьбу.

 

Позиция №4: Про использование Российской армии

 

“Таким образом, напряжённая ситуация в Крыму, связанная с возможным применением Вооружённых Сил, она просто была исчерпана, в этом не было никакой необходимости. Единственно, какая необходимость была и что мы делали, мы усилили охрану наших военных объектов, потому что они всё время получали угрозы, и мы видели, что в Крым подтягиваются уже боевички из националистических организаций. Поэтому исхожу из того, что нам и в восточной Украине ничего подобного делать не придётся”.

 

Позиция №5: Про права граждан Украины

 

“Но ещё раз хотел бы подчеркнуть. Конечно, то, что я сейчас скажу, совершенно не входит в мою компетенцию, и мы не собираемся вмешиваться. Но мы считаем, что всем гражданам Украины, повторяю, где бы они ни проживали, должны быть предоставлены одинаковые права по участию в жизни страны и в определении будущего этой страны”.

 

Позиция № 6: Финансовая помощь Крыму

 

“Теперь финансовая помощь Крыму. Вы знаете, у нас принято решение о том, чтобы организовать работу регионов Российской Федерации по оказанию соответствующей помощи Крыму, который обратился к нам за гуманитарной поддержкой. И мы, конечно, это сделаем. Сколько, когда, какие источники – я не могу сказать, этим Правительство занимается. Объединяя приграничные с Крымом регионы, оказывая, может быть, дополнительную поддержку нашим регионам, чтобы те могли поддержать крымчан. Это мы сделаем, конечно”.

 

Трудно спорить. Я тоже так думаю. Очевидно, что все происходящее только часть сложносочиненной игры, мне до конца неведомой. Очевидно, что жучки и бабочки PR, высококвалифицированные кукловоды сидят по обе стороны баррикад. Реальность, о которой мы можем судить по интернет-ресурсам и свидетельствам очевидцев с разных сторон - противоречива. Глупо оправдываться и говорить банальности типа “за все надо платить”, “за мной коллектив великого театра”. Каждый умирает в одиночку. Оказаться в ситуации Штрума из “Жизни и судьбы” Гроссмана можно в одну секунду, даже не поняв, что случилось.

 

Искусство должно быть свободно. Нельзя привязывать художника к политике, к своей системе взглядов и ценностей (причем в такой вот выше описанной, неуклюжей ситуации “телефонной” подписи) - можно получить совершенно обратный эффект.

 

Художники - самая ранимая, чувствительная и взрывоопасная часть общества. Сила художников не в политических высказываниях, а в художественных произведениях, традиционных или спорных, скандальных, классических, просветительских и всяких иных.

 

Наша гражданская позиция есть наша привилегия, материал для нашего творчества. И мы не будем прятаться за “коллективные письма”, принадлежности той или иной партии.

 

Наша привилегия - возможность публичного художественного высказывания. Наш инструмент - наши нервы и совесть. Мы не чиновники, не менеджеры среднего звена, не солдаты. Свое отношение к происходящему мы априори должны выражать в творчестве, и я впервые отошел от обязательной для меня догмы. Только пройдя через это, я сделал вывод, что подобное - в первый и последний раз.

 

Я не отзывал свою “телефонную подпись” и не делаю вид, что “ой, мол, не расслышал, что там мне в телефон сказали” или “ ну, если уж подписали ТОТ-ТО И ТОТ-ТО, тогда и я”. Подписал так подписал. После я пережил непростые день, ночь, день. Благодарен всем, кто переживал и переживает за меня, кто спровоцировал меня на данное послание. Самое понятное для меня сейчас звучит очень просто: ВРАТЬ НЕЛЬЗЯ. Точка.

 

Я люблю свою Родину, люблю Питер, люблю театр, в котором сейчас судьба подарила мне служить, и ЗА БУДУЩЕЕ КОТОРОГО ЧУВСТВУЮ СВОЮ ПЕРСОНАЛЬНУЮ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ. Не держусь за кресло (если кому-то взбрело), люблю тех, кто рядом со мной сейчас, верю в путь, который я прохожу (пусть он принимает иногда самые что ни на есть замысловатые и жестокие формы, на грани фола), верю в то, что зачем-то это все нужно, верю в то, что смогу поменять что-то на своем участке борьбы, верю в то, что поступки мои будут сопровождать ошибки, самообман, иллюзии, верю в то, что смогу их преодолеть, верю в победу добра над злом.

вот так банально и наивно как есть.

 

Ясно одно:

 

ЛУЧШЕ ЛЮБИТЬ, ЧЕМ ВОЕВАТЬ.

 

ЗАВТРА БУДЕТ НОВЫЙ ДЕНЬ

 

 

 

http://www.intermedia.ru/news/254435

Share this post


Link to post
Share on other sites

СОЮЗ ПИСАТЕЛЕЙ РОССИИ

Общероссийская общественная организация

 

п р а в л е н и е

119146, МОСКВА, Комсомольский проспект, 13

тел. (499) 246-7565

факс (499) 245-2902

 

№ б/н

“6” марта 2014 г .

 

ФЕДЕРАЛЬНОМУ СОБРАНИЮ РФ

 

ПРЕЗИДЕНТУ РФ

В.В. ПУТИНУ

В это тревожное время, когда решается судьба не только России и Украины, но и всей нашей европейской цивилизации, мы выражаем свою поддержку Вашей твердой и ответственной позиции.

 

Совершив руками фашиствующих молодчиков государственный переворот в Киеве, деструктивные силы Запада перешли в открытое наступление на главный нравственный итог второй мировой войны – на запрет и осуждение идеологий фашизма и нацизма.

 

По меньшей мере, циничными выглядят сегодня крики о вмешательстве России в дела суверенной Украины со стороны именно тех западных политиков, которые еще вчера прогуливались по Майдану, украшенному фашистскими знаменами и, раздавая пирожки, подстрекали толпу к свержению законной власти и к противостоянию с Россией.

 

В результате в Киеве незаконно пришли к власти политики, озабоченные не обеспечением правопорядка и безопасности граждан, не прекращением "революционного" разбоя и насилия, а запретом русского языка и преследованием всех, кто говорит по-русски, кто читает Пушкина, Гоголя, Тургенева, Достоевского, Толстого, Чехова, Шолохова. А это уже верный признак полного одичания. Это значит, что скоро, как в третьем рейхе, запылают книги величайших представителей мировой литературы.

 

Одним из первых законов, принятых под дулами автоматов, стал закон, позволяющий громить символы победы над фашизмом и знаки той советской эпохи, с которой эта победа связана.

 

У каждого в нашей стране есть пострадавшие и погибшие в пламени Отечественной войны, и мы не можем спокойно смотреть, как разрушаются и уничтожаются памятники воинам-освободителям Украины и Европы от нацизма, как вместо них возводятся в национальные герои Бандера, Шухевич и все те, кто зверски уничтожал поляков, евреев, русских и украинцев, борцов с фашизмом.

 

Никакие экономические санкции, никакая международная изоляция не опасны так, как реанимация коричневой чумы под видом "защиты свободы и демократии".

 

Мы хорошо помним, что точно так же и теми же лукавыми средствами в качества орудия против нашей страны был взлелеян гитлеровский фашизм.

 

Мы помним не только о жертвах фашизма в Европе, но и о том, что вместе с германской армией воевали против нас испанская «голубая» дивизия, итальянские армии, разгромленные под Сталинградом, отряды голландских фашистов, квислинговцы Норвегии, хорватские усташи, армия румынских грабителей Антонеску. На историческом Бородинском поле в сороковые-роковые появились и отряды французских фашистов. Мы помним, как просторы нашей страны утюжили танки, изготовленные в Чехии.

 

19 000 000 (!) погибших наших мирных граждан – помнит ли эту цену Европа, заплаченную нами также и за её освобождение? И можем ли мы допустить повторение этого геноцида?

 

Советский народ при участии союзников из Англии, США, французских, югославских патриотов и антифашистов других стран уже разгромили фашизм. Так кто же сегодня нас возвращает во тьму 33-года? Где свободная и человеколюбивая Европа? Куда вдруг подевалась "вся прогрессивная общественность" с её "общемировыми ценностями"? Где прячутся "независимые" журналисты Европы и США?

 

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые члены Федерального Собрания Российской Федерации! Мы понимаем, какой груз исторической ответственности лёг на Ваши плечи. И мы горячо поддерживаем Ваше решение оказать всестороннюю помощь украинскому народу, народам Крыма, стремящимся к мирной и созидательной жизни.

 

Владимир Владимирович! Ваша твердая воля и Ваши взвешенные решения внушают нам уверенность в том, что весь русский мир и все народы России и братской Украины имеют надёжную защиту. Мы верим в справедливое развитие событий.

 

Писатели России:

писатели-фронтовики: Юрий Бондарев (Герой Социалистического труда, Москва), Семен Шуртаков (лауреат Государственной премии России, Москва), Михаил Годенко (писатель-маринист, Москва), Семен Борзунов (прозаик, публицист, Москва), Михаил Лобанов (критик, Литературный институт им. А.М. Горького, Москва);

 

Валентин Распутин (лауреат Государственной премии России, Иркутск), Владимир Крупин (лауреат первой Международной Патриаршей премии, Москва), Валерий Ганичев (Председатель правления СП России, автор книг об адмирале Ушакове, Москва), Михаил Ножкин (лауреат Государственной премии России, народный артист России, сопредседатель правления СП России, Москва), Николай Дроздов (телеведущий, профессор МГУ, Москва), Альберт Лиханов (лауреат Государственной премии России, Президент Международного детского фонда, Москва), Станислав Куняев (главный редактор журнала «Наш современник», Москва), Геннадий Иванов (1-й секретарь правления Союза писателей России. Москва), Виктор Лихоносов (лауреат Государственной премии России, Краснодар), Виктор Потанин (член Высшего творческого Совета при СП России, Курган), Феликс Кузнецов (литературовед, член-корреспондент РАН), Лариса Баранова-Гонченко (статс-секретарь правления Союза писателей России, Москва), Сергей Котькало (прозаик, главный редактор сайта «Русское воскресение»), Алла Большакова(литературовед, критик, Москва), Владимир Бондаренко (литературный критик, главный редактор газеты «День литературы», Москва), Александр Бобров (поэт, публицист, обозреватель газеты «Советская Россия». Москва), Николай Иванов (председатель Совета по военно-художественной литературе, Брянск), Николай Дорошенко (прозаик, лауреат Большой литературной премии, главный редактор газеты «Российский писатель», Москва), Виктор Линник (лауреат премии им. Н. Гумилева, главный редактор газеты «Слово», Москва), Николай Черкашин (писатель-маринист, Москва), Георгий Свиридов (писатель, Москва), Владимир Шигин (писатель-маринист, Москва), Борис Орлов (поэт-маринист, Санкт-Петербург), Андрей Ребров (поэт, гл.редактор журнала "Родная Ладога",Санкт-Петербург), Валентина Ефимовская (поэт, Санкт-Петербург), Владимир Молчанов (поэт, Белгород), Валентина Ерофеева-Тверская (поэт, Омск), Василий Дворцов (прозаик, Новосибирск), Надежда Мирошниченко (народный поэт Республики Коми, Сыктывкар), Николай Лугинов (народный писатель Республики Саха-Якутия, Якутск), Александр Смышляев (прозаик, Камчатка), Юрий Пахомов-Носов (писатель-маринист, подводник ЧФ, Москва), Олег Дорогань (прозаик, Смоленск), Виталий Мухин(поэт, Москва), Вадим Терехин (поэт, Калуга), Михаил Орешета (прозаик, Мурманск), Игорь Янин (сопредседатель правления Союза писателей России, Москва), Александр Кердан (писатель, председатель Ассоциации писателей Урала , Екатеринбург), Виталий Шевцов (прозаик, Калининград), Михаил Чванов (прозаик, Уфа), Александр Ткачук (прозаик, Владивосток), Владимир Муссалитин (прозаик, главный редактор журнала «Форум»), Андрей Печерский (прозаик, главный редактор газеты «Русь державная»). Сергей Перевезенцев (прозаик, доктор исторических наук), Александр Арцибашев (прозаик, председатель Совета по сельской литературе), Ямиль Мустафин (прозаик, Башкортостан), Валентин Осипов (прозаик, лауреат Большой литературной премии), Владимир Гусев (критик, председатель Московской городской организации писателей), Карем Раш (военный публицист, Москва), Юрий Лощиц (исторический писатель, Москва), Магомед Ахмедов (поэт, председатель Союза писателей Дагестана), Николай Рачков (поэт, С.-Петербург), Николай Зиновьев (поэт, Краснодарский край), Игорь Тюленев (поэт, Пермь) и многие другие.

 

Резолюция

 

собрания писателей Кузбасса Общероссийской общественной организации Союз писателей России

г. Кемерово 6 марта 2014 г

Мы, писатели Кузбасса, в последние три месяца с нарастающей тревогой и беспокойством следим за событиями, происходящими в Киеве и на всей братской нам Украине. Фашиствующие националисты, бандеровцы и слетевшиеся со всех сторон, как вороньё террористы и бандиты, подстрекаемые авантюрными деятелями Евросоюза и США, свершили в разъедаемой противоречиями и экономически ослабшей стране переворот, поставив во главе нелегитимную власть.

 

Одержимые безрассудной идеей растоптать веками сложившееся единство и дружбу двух братских народов, оружием и шантажом оторвать Украину от России, втянуть ее в сферу своего экономического и военного влияния.

 

Против этой бесчеловечной политики, на защиту вековой братской дружбы, собственного достоинства и жизненных интересов грудью встали жители Крыма и большинства областей восточной Украины, граничащих и тесно сотрудничающих с Россией. Здесь, в силу сложившихся обстоятельств, русские и русскоязычные люди составляют основную часть населения. Жизнь их поставлена под угрозу.

 

Президент Российской Федерации В.В. Путин обратился в Совет Федерации дать согласие на применение, в случае необходимости, Вооруженных Сил для защиты жизни миллионов русских людей.

 

Мы, писатели Кемеровской области, выражаем солидарность и поддержку твердой и своевременной позиции руководства страны и нашего Губернатора и готовы сделать все от нас зависящее для мирного разрешения создавшейся проблемы.

 

Писатели Кузбасса

http://www.rospisatel.ru/pismo-sp-ukr.htm

Share this post


Link to post
Share on other sites

И не надо, как специалиста. У людей есть своя гражданская позиция. И хорошо, когда это не просто всеобщий "одобрям", неважно с каким вектором, а именно своё личное мнение. А еще лучше, когда люди свободно высказываются, вне зависимости, совпадает ли их мнение с "генеральной линией партии" или нет. Возможно, специалист по баллистике не сечет в бухгалтерии, но это не мешает ему быть умным человеком(дурак бы, наверное, крупным специалистом не стал?) и думать, и иметь шанс высказать свои суждения, а еще иметь желание воспользоваться этим шансом.

Кстати, я пока не знаю, на чьей стороне академик. К сожалению, некоторые тексты с ресурсов исчезают довольно быстро - я не только это слышала от журналистов, но и вижу своими глазами. Поэтому то, что могу, тащу сюда, позже почитаю.)))

Да, и кстати, мы здесь на форуме ВСЕ НЕ специалисты-политики, но мы же высказываем свою позицию. По-моему, это нормально.

Понимаешь.

 

Мне - одинаково - не значимо мнение - с любой стороны,

если это человек - не профессионал.

 

То, что он имеет свое мнение - прекрасно и уважаемо.

Но - для меня - не значимо...

 

Так и среди форумччан...

 

Мне мнение и Володи-Круза...и Толика-Лепы и остальных

наших украинцев - очень интересно - как очевидцев...

 

Но если обсуждать, например, легитимность Яценюка...

или легитимность референдума - то мнение Барщевского

или Сатановского - намного больше авторитетно...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Понимаешь.

 

Мне - одинаково - не значимо мнение - с любой стороны,

если это человек - не профессионал.

 

То, что он имеет свое мнение - прекрасно и уважаемо.

Но - для меня - не значимо...

 

Так и среди форумччан...

 

Мне мнение и Володи-Круза...и Толика-Лепы и остальных

наших украинцев - очень интересно - как очевидцев...

 

...

Саш, я нигде не сказала, что эта тема профессионалов.

Мне интересно мнение людей, которых я уважаю. Кстати, у нас с тобой в этом смысле взгляды не всегда совпадают, ты знаешь.

А также мне интересно почитать-послушать мнения людей, которых я не знаю или даже априори, НЕ уважаю(типа Проханова, Жириновского).

Мне неважно, профессионалы ли они. В данной теме речь не об этом.

А заодно мне интересно понять, так ли уж прав/неправ Войнович по поводу совка.

Если я буду просто ковыряться в инете, не принося всё сюда, есть шанс, что большая часть информации уйдет. Уже сегодня я покликала на разные ссылки и увидела картинку: файл удален, информация открыта только для членов клуба.

Вот, смотри:

 

www.snob.ru/selected/entry/73439

Этот текст снят с публикации редакцией проекта «Сноб».

www.snob.ru/profile/5479/blog/73551

Извините, этот материал доступен целиком только участникам проекта «Сноб».

и т.д.

Но если обсуждать, например, легитимность Яценюка...

или легитимность референдума - то мнение Барщевского

или Сатановского - намного больше авторитетно

Не хочу я обсуждать ничью легитимность! Я просто хочу увидеть мнения разных известных людей. И, желательно, с обоснованием, почему так, а не иначе.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Мастера определились

http://lenta.ru/articles/2014/03/12/cultureclub

Российские деятели культуры выступили с открытым письмом в поддержку политики президента Владимира Путина на Украине. Какие конкретно шаги главы государства они поддержали, не уточняется ― в документе речь идет о «прочном будущем» для «общности народов и культур» России и Украины. «Лента.ру» обратилась к подписантам письма, чтобы понять, что они имеют в виду под необходимостью защищать единство двух народов — и откуда узнали о существовании инициативы.

...Вечером во вторник, 11 марта, на сайте российского Министерства культуры в разделе «Новости министерства» появилось открытое письмо деятелей науки и культуры, которые заявили, что «не могут быть равнодушными наблюдателями с холодным сердцем», когда «решается судьба Крыма и наших соотечественников», и поэтому «твердо заявляют о поддержке позиции Президента Российской Федерации по Украине и Крыму». На момент опубликования письма под ним стояли подписи 86 культурных деятелей, включая актеров и режиссеров Олега Табакова, Алексея Баталова, Василия Ланового, Федора Бондарчука, Павла Лунгина, певцов Олега Газманова, Николая Расторгуева и Надежды Бабкиной, скульптора Зураба Церетели и других.

 

Как пояснил затем «Интерфакс», в ночь на среду на адрес Минкульта пришли более трех сотен писем, в том числе 64 — от деятелей культуры, прочие — от журналистов. Все они, пояснили агентству в пресс-службе ведомства Владимира Мединского, поддержали политику российского руководства в отношении провозгласившего свою независимость Крыма и Украины. Подписи под письмом продолжили поступать в течение дня, на момент публикации материала их общее число достигло 104 человек: в поддержку политики Путина высказался весь коллектив фолк-ансамбля «Бурановские бабушки», певица Валерия (Алла Перфилова) и ее муж, продюсер Иосиф Пригожин.

 

Как выяснила «Лента.ру», сбор подписей под письмом был организованным ― собеседники издания из числа подписантов подтвердили, что не знают лично авторов обращения, многим о нем было сообщено по телефону от представителей разных инстанций ― от Союза кинематографистов до комитета по культуре Петербурга. Непосредственным источником письма многие считают само Министерство культуры.

«Это письмо я, конечно же, видел собственными глазами, поскольку я являюсь заместителем председателя общественного совета министерства культуры», ― заявил «Ленте.ру» исполнительный директор Всероссийского хорового общества и бывший замминистра культуры Павел Пожигайло. «Мне звонили из Министерства культуры, зачитывали письмо», ― подтвердил режиссер Карен Шахназаров.

 

Режиссеру Владимиру Хотиненко письмо также зачитали по телефону. «Звонили из Союза Кинематографистов, а потом уже увидел письмо в Сети», ― заявил он «Ленте.ру». «Раздался звонок из Госкино (Федеральное агентство по культуре и кинематографии, бывшее преемником советского Госкино, было ликвидировано в 2008 году ― прим. «Ленты.ру»), спросили, как вы к нему [этому письму] относитесь. Я ответила: “Без оговорок”», ― рассказала изданию актриса Валентина Теличкина. По ее словам, «авторы письма», кем бы они ни были, ― «умные и разумные люди». Она удивилась вопросу «Ленты.ру»: «Как, как подписывают коллективные письма? Будто вы не знаете».

 

В самом отраслевом профсоюзе, который возглавляет режиссер Никита Михалков (его подписи под документом нет), причастность к распространению письма отрицают. «Им занималось Министерство культуры», ― сказал «Ленте.ру» пресс-секретарь Союза Дмитрий Якунин. При этом в секретариате профсоюза в беседе с изданием не исключили, что распространением бумаги мог заниматься заместитель Михалкова по Союзу Сергей Лазарук. Сам Лазарук был недоступен для комментариев.

 

Кто-то был включен в число подписантов явочным порядком. Это случай, например, художественного руководителя петербургского театра «Русская антреприза» им. Андрея Миронова Рудольфа Фурманова. По его словам, в список включили многих доверенных лиц Владимира Путина на президентских выборах 2012 года, в том числе его самого, но так как он «Владимиру Владимировичу полностью доверяет», против такого решения ничего не имеет. Писатель Андрей Константинов и кинооператор Игорь Клебанов также сообщили телеканалу «Дождь», что письма не видели.

В Петербурге, как следует из комментария актрисы Людмилы Сенчиной, сбором подписей занималось «наше управление культуры, наши начальники, которые сформулировали наши мысли». Джазмен и народный артист России Анатолий Кролл получил письмо «от коллег из Академии Гнесиных» (среди подписантов ― ректор Российской академии музыки им. Гнесиных Галина Маяровская и профессор этого высшего учебного заведения Фридрих Липс; для комментариев они были недоступны ― прим. «Ленты.ру»), но имена их он сообщить отказался.

 

Их коллега, пианист Юрий Розум сперва на фейсбуке открестился от письма («Первый раз вижу это письмо. Меня никто и не спрашивал о моем согласии»), а через 14 часов все-таки признал свою подпись под обращением. В интервью ИТАР-ТАСС днем в среду он, однако, заметил: «Конечно, я выступаю за то, чтобы Украина и Крым были Украиной и Крымом, а не очередным американским штатом. В моих жилах течет украинская кровь, я люблю Крым и не хочу, чтобы он был придатком к США, к НАТО». На звонок «Ленты.ру» он не ответил.

 

Президент ГМИИ им. Александра Пушкина Ирина Антонова на просьбу «Ленты.ру» прокомментировать письмо заметила: «Я ведь имею право не отвечать на ваши вопросы? Я не хочу это обсуждать, совершенно не хочу». Она также подтвердила, что «письмо прочитали по телефону». Кто это был, она уточнить отказалась. Директор Государственного академического театра имени Евгения Вахтангова на тот же вопрос ответил: «Какая вам разница!»

При этом каждый из авторов письма вкладывал в него разное содержание. Как заявил «Ленте.ру» глава Всероссийского хорового общества Пожигайло, «поскольку то, что [Владимир Путин] делает и во внешней, и во внутренней политике устраивает как человека, гражданина, отца пятерых детей». «В свое время я вместе с президентом Владимиром Владимировичем Путиным открывал памятник Столыпину. Я считаю, что Путин ― это Столыпин наших дней. Столыпин, если вы помните, тоже смог в смутное время направить революционную энергию в мирное русло. Путин ― Столыпин в плане строительства великой России и тоже вернул России славу», ― сказал он.

 

Политика в отношении Украины ― непризнание новых властей в Киеве и поддержка общественного движения в Крыму, ориентированного на присоединение полуострова к России, ― как считает Пожигайло, «вошла в гармонию со всеми народами России»: «И чеченцы, и алтайцы солидарны с Владимиром Путиным, все его поддерживают».

Виновниками раскола на Украине Пожигайло считает «бандеровцев с Майдана». Если бы их не существовало, «Россия бы не поддерживала Путина в его политике на Украине, а так ― его поддерживают все», сказал глава Хорового общества. «Содержание письма не вызвало у меня никаких возражений», ― подтверждает его слова актриса Валентина Теличкина. «Мне приходится беспокоиться каждый день, я почти не сплю [из-за того], что произошло ― невозможности говорить на русском языке, возрождения фашизма», ― говорит она, ссылаясь на «многих украинских знакомых», которые «в ужасе от Ющенко, Януковича, нынешних событий».

 

Для актрисы Сенчиной письмо ― вообще не вопрос политической позиции, а «вопрос культуры»: на Украине решается «вся наша судьба, судьба русских, наших соотечественников». Никто из окружения актрисы «не понимает», что происходит в соседнем государстве, так что остается полагаться на то, что говорит Владимир Путин.

Возможное присоединение Крыма некоторые собеседники считают логичным. «Это важная для России территория ― со времен Екатерины II. Это российская территория ― к Украине она имеет отношение 60 лет, что по историческим меркам очень короткий отрезок», ― считает скрипач, народный артист России Сергей Стадлер. «Мне нравится, что это происходит», ― заявил он о событиях вокруг референдума о самоопределении территории. А вот джазмен Анатолий Кролл, также подписавший письмо, выступает категорически против «внесения военной интонации» в ситуацию вокруг Крыма ― он считает только, что своей подписью он «поддерживает те отношения, которые существовали между Россией и Украиной на протяжении последних 70-ти лет».

Некоторые собеседники посчитали, что вопросы о причинах, побудивших их присоединиться к поддерживающим украинскую политику Путина, подразумевают, что их просят оправдываться. «Я в первый раз в жизни подписал коллективное письмо, поскольку меня волнует то, что происходит в Крыму, волнует судьба этих людей, поскольку я ― украинец. Почему я должен перед вами теперь оправдываться? Я выразил свое личное мнение, и теперь весь день должен отвечать на вопрос, зачем я это сделал. Знаете, в старое время был такой большевистский анекдот “Что вы делали в октябре 1917 года?” Вот и меня теперь все спрашивают», ― расстроился режиссер Владимир Хотиненко.

 

Директор театра Вахтангова Крок ответил аналогично: «Я выразил свою гражданскую позицию, свое внутреннее убеждение. Я не хочу это комментировать, почему я должен вам объяснять, зачем я подписал это письмо?»

 

Режиссер Шахназаров был пространнее: «Вы знаете, во-первых, мой покойный отец, будучи чистокровным армянином, принимал участие в освобождении Крыма и штурме Севастополя и, будь он жив, не понял бы меня, если бы я не подписал это письмо. В данный момент происходит уничтожение украинского государства. Я не понимаю, почему граждане Крыма не могут высказать свое мнение на референдуме? Шотландцы ― могут, каталонцы ― могут (на самом деле испанское правительство считает такой референдум неконституционным ― прим. «Ленты.ру»), а крымчане, получается, нет? А то, что делает правительство РФ, меня полностью устраивает».

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ндя...

Включил "Поединок" у Соловьева...

Жирик против Олеся Бузины...

Включил посмеяться над Жириновским...

И нашел Бузину...

Человек - неординарный...явно - не про-путинец...

Но какие умные вещи выдает!!!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Валерия Новодворская: Мир на грани ядерного конфликта

https://charter97.org/ru/news/2014/3/2/88837/

 

21:06, — Политика

36575 просмотров

Валерия Новодворская: Мир на грани ядерного конфликта

Отказ Запада защитить Украину может спровоцировать ядерный конфликт с Россией.

 

Об этом заявила в своем блоге на сайте радиостанции «Эхо Москвы» российский политик и правозащитник Валерия Новодворская.

 

«Отказ Запада защитить Украину станет новым Мюнхенским сговором и сделает в будущем неизбежным ядерный конфликт с Россией. Россия должна быть исключена из ООН и из всех европейских организаций. К ней и к ее руководству должны быть применены все виды санкций, а если это не поможет, то войска НАТО обязаны защитить Европу от московских наследников Гитлера и Сталина, - утверждает Новодворская. - Фашисты, которых Россия тщетно искала в Украине, обнаружились гораздо ближе к Кремлю. Россия в состоянии войны, подлой, захватнической войны с соседним славянским государством. Мир снова на грани ядерного конфликта, как во времена Карибского кризиса. Диктатор совершил акт агрессии, как в 1939 году, когда фюрер вторгся в Польшу и начал вторую мировую войну совместно со Сталиным и СССР».

 

Российским солдатам Новодворская призвала не следовать преступным приказам.

 

«У российских солдат, которых отправят на пушечное мясо и вернут домой в цинковых гробах, остается один выход: не следовать преступным приказам и бежать из такой армии. Российская власть утратила остатки легитимности, и мы призываем страну к гражданскому неповиновению, - написала правозащитник. - Попытка оккупировать крупное европейское государство свидетельствует или о безумии российской власти, или о ее уверенности в дальнейшем попустительстве Запада, который стерпел и бойню в Чечне, и захват Приднестровья, и оккупацию части Грузии».

 

Валерия Новодворская считает, что сегодня «каждый порядочный россиянин должен желать поражения своему Отечеству».

 

«Мы всецело на стороне Украины, мы солидарны с ее новой демократической властью и уверены, что российская агрессия встретит должный вооруженный отпор. Только это может побудить Запад вмешаться и остановить оккупантов, - заявила политик. - Когда-то Махатма Ганди сказал, что если его Отечество будет губить человечество, то пусть лучше его Отечество погибнет. Россия близка к тому, чтобы оказаться подобным Отечеством».

Share this post


Link to post
Share on other sites

Виталий КОРОТИЧ: "Регионы Украины — Восток, Запад и Юг — могут спастись только вместе".

 

http://gordonua.com/publications/Valeriya-...rye-ostanu.html

 

Председатель редакционного совета "Бульвара Гордона", известный украинский поэт и публицист

 

 

 

Федерализация — чисто теоретическая угроза, как и введение чрезвычайного положения. Чтобы его объявить, нужно, как минимум, иметь армию, которая будет выставлять патрули, контролировать комендантский час... Такой армии у Украины нет, поэтому эти "мечты" даже высказывать неприлично. Вот и федерализация такая же чушь собачья, потому что это, по сути, гражданская война. Попробуйте сегодня разделить население! Тот, кто этого хочет, явно не думает о последствиях. Сепаратистское заявление крымчан, мне кажется, из того же ряда.

 

В первые два дня Майдан показал, что у нас есть великолепный, роскошный народ, но в последующие дни стало ясно: при наличии такого народа у нас нет государства. А если его нет, нечему распадаться, понимаете? Государство — это работающая законодательная и исполнительная власть, реальная защита прав и свобод населения, независимый суд... Если государство существует, оно, конечно, может распасться, но Украина, как оказалось, находится только в стадии формирования, брожения умов, и здесь трудно сказать нечто определенное.

 

Федерализация теоретически возможна, почему нет? Но возможна с разными результатами. В 1860 году 11 южных штатов Америки избрали себе президента — Дугласа и заявили, что отныне они федерализируются. В том же 1860 году пришел президент Авраам Линкольн и по этому поводу начал войну. Кто-то должен заниматься разделением, кто-то — объединением, мне, кстати, американцы много раз говорили: "Видите, как у нас было? А у вас Горбачев допустил распад, и ничего не случилось". Хотя Советский Союз, к сожалению, до сих пор существует, еще не распался.

 

Кое-где — в Узбекистане или Казахстане — на тронах сидят те же партийные чиновники, в Украине они регулярно проходят в Верховную Раду. Если помните, на первом году своего независимого существования она дважды проводила референдум с разными результатами, а затем избрала первого секретаря ЦК КПУ первым Президентом... Короче говоря, для начала давайте создадим государство, а потом будем решать, может ли оно распасться.

 

Чтобы это осуществить, нужно подумать, как государство создается. Например, Соединенные Штаты Америки начинали не с выборов президента, а с независимой судебной системы. Когда с ее помощью навели порядок на местах, стал возможным выбор местной власти, центральной и президента. А у нас, даже если сейчас из Верховной Рады, избранной неведомо по каким спискам, выберут очередной независимый и наконец-то правдивый Кабмин и премьера, нет совершенно никакой уверенности, что в будущую пятницу все перестанут воровать. А пора бы, вы не находите?

 

Ведь уже сейчас Украина — единственная из бывших советских республик, которая не достигла уровня своего советского валового продукта, производит 86 процентов продукции, которую выпускала во времена СССР. Давайте сперва построим нормальное государство, цивилизованное, полноценное, а развалиться можно хоть завтра — взять, например, и объявить Полтавскую область автономной республикой. Или Обуховский район Киевской области.

 

Раскол на Запад и Восток теоретически может существовать. Сегодня политологи пишут, кстати, что самой большой ошибкой товарища Сталина было то, что он присоединил западные области Украины, которые, по сути, никогда в Украину не входили и обладают другой ментальностью, обычаями, традициями... Но это области с украинским населением, и этим все сказано! В конце концов, жители американской Калифорнии разговаривают по-испански, и ничего, никто не пытается их отделить.

 

К тому же при создании государств, федераций и чего угодно у людей всегда возникает классический одесский вопрос: "А шо я буду с этого иметь?". Если допустить, что сегодня западные и восточные области расколются, ни у тех, ни у других нет опыта полноценного государственного существования, который мог бы позволить им жить отдельно.

 

Был когда-то такой американский фильм, который у нас шел под названием "Скованные одной цепью", — про чернокожего и белого, удравших из тюрьмы, но прикованных друг к другу. Они ненавидят друг друга до скрежета зубовного, но делать нечего: вынуждены бежать вместе. Потом, по дороге, раззнакомились, и ситуация изменилась. Так вот, регионы Украины — Восток, Запад и Юг — могут спастись только вместе.

 

Думаю, сейчас все силы надо бросить на создание единого украинского государства, которое слишком велико, чтобы быть однообразным, и это нормально. Франция, которая соизмерима с Украиной по территории и численности населения, тоже многолика, и жители, скажем, Лангедока отличаются от жителей Прованса. Германию Бисмарк вообще из лоскутков сшил: до него никакой единой Германии не существовало, были пруссаки, баварцы и так далее. Видимо, жить вместе все-таки легче, чем помирать поодиночке... Не федерация нам нужна, а единая мощная великая и неделимая Украина, которая все никак не создастся.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Александр Розенбаум

 

http://gordonua.com/publications/Valeriya-...rye-ostanu.html

 

 

Певец, народный артист России

 

 

 

Конечно, Восток, Юг и Запад Украины отличаются друг от друга, и нужно понимать, что люди, живущие в этих регионах, воспитаны в разных традициях. И давно пора повиниться в том, что Советский Союз аннексировал западные области, присоединил насильственно, без их согласия: любые извинения приведут к улучшению взаимопонимания, однако наши правительства не могут это сделать никак.

 

Но надо также понимать, что и на Западе, и на Востоке проживают украинцы, и от разъединения Украина ослабнет — как одна ее часть, так и вторая. И разумеется, мне как человеку, близкому Украине, любящему ее и не мыслящему без нее своей жизни, очень хочется, чтобы она была сильной и осталась целостной, несмотря на все разногласия. И я верю, что украинцы, живущие в разных регионах, сумеют договориться между собой, не оглядываясь на все закордоны и не надеясь ни на кого, кроме себя. В частности, на Запад, который всерьез-то никому и не сопереживает и вообще хочет раздробить бывший СССР, поглотить и превратить в сырьевые придатки.

 

Я скоро приеду к вам на гастроли, и не верьте тем, кто говорит, что я не хочу выступать для Западной Украины и потому отменил концерт во Львове. Это неправда, я не отменил, а перенес, и никаких предубеждений и предрассудков, связанных с жителями западного региона, у меня нет. Я, наоборот, всем говорю, что нельзя воспринимать их как фашистов и экстремистов. Фашисты есть и на Востоке, и в России, и в Америке — где угодно, это не люди, это дебилы, не надо отождествлять весь народ с кучкой отребья!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Людмила Нарусова: если люди не хотят получать «подслащенную пропаганду» – это зрители Дождя

 

19:48 24 марта 2014 14641 1

 

Сюжет: Атака на ДОЖДЬ

 

http://tvrain.ru/articles/ljudmila_narusov...dozhdja-365667/

 

Президент Фонда Анатолия Собчака Людмила Нарусова в гостях у Юлии Таратуты рассказала о том, почему поддерживает Телеканал Дождь, почему важна независимость в журналистике и о политическом цинизме.

 

Таратута: Людмила Борисовна, у всех спрашиваю: с чем вы к нам пришли сегодня?

 

Нарусова: Во-первых, я хотела бы поддержать ДОЖДЬ не просто морально, не просто словами, но и тем, чтобы вещь, которую я принесла, имела определенную стоимость в выражении денежном. Это должна быть, на мой взгляд, вещь актуальная и не очень дешевая. Поэтому я принесла очень дорогую книгу, актуальная, потому что весна, потому что цветы, книга эта раритетная. Это «Цветы в легендах и преданиях». На обложке вы видите эмаль из драгоценных и полудрагоценных камней, с золотым обрезом, книга очень тяжелая. Здесь прекрасное полиграфическое исполнение. Это различные легенды, живопись, где есть цветы. Рассказывается о том, какие цветы нужно дарить, по какому поводу, когда женщинам, когда мужчинам. То есть она имеет прикладное, просветительское значение, причем история с античных времен, Средневековья. Ее не просто приятно держать в руках, потому что в принципе любую информацию можно получить из интернета, но это произведение искусства, начиная от бумаги и заканчивая исполнением. Я надеюсь, она найдет своего покупателя, который таким образом поддержит ДОЖДЬ, а ДОЖДЬ нужен. В этом, надеюсь, не сомневается никто, кто может мыслить, а не просто зазомбированный определенной пропагандой.

 

Таратута: Я хочу вам сказать огромное спасибо за эту красивую и полезную книгу. Вы говорите о том, что ДОЖДЬ стоит поддерживать. Скажите, ведь ДОЖДЬ стоит поддерживать не потому, что у вас дочь здесь работает, вы же не из этого исходите?

 

Нарусова: Вы знаете, нет. Моя дочь работала, не к ночи будет помянуто, и в «Доме-2», но в «Дом-2» я бы никогда не пришла с идеей его поддержки.

 

Таратута: Как вам кажется, вы можете объяснить людям, которые без должной симпатии относятся к телеканалу ДОЖДЬ и вообще считают, что это не самый удачный проект, почему это важно?

 

Нарусова: Раз уж мы говорим про цветы, цветы не виноваты в том, что слепой не видит их красоты, они все равно прекрасны. И если люди, повторяю, зазомбирвоанные определенной пропагандой, не слышат или не понимают, что такое ДОЖДЬ, то ДОЖДЬ в этом тоже не виноват. А люди мыслящие, у которых есть и обостренное чувство справедливости, и желание получить информацию, объективную информацию, а не подслащенную пропаганду, эти люди просто по определению – зрители ДОЖДЯ. И то, что произошло с ДОЖДЕМ, то, что его закрыли якобы за неудобный вопрос про блокаду, я сама из Ленинграда, Петербурга, и я знаю, как организовывали блокадников, чтобы они писали письма по поводу ДОЖДЯ, что на самом деле цинично использоваться такой святой повод как блокада для того, чтобы закрыть канал. Вот в этом верх цинизма, а не в заданном вопросе. Потому что вопрос задавали другие СМИ, тем не менее, к ним никаких санкций не применялось. А вот использовать это, чтобы закрыть неугодный, независимый канал – это верх цинизма.

 

Таратута: Сейчас очень много интервью на тему существования телеканала ДОЖДЬ, на тему существования СМИ, на тему того, как должны себя вести люди в сложной ситуации…

 

Нарусова: Честно. Вы знаете, есть один вопрос – честно надо себя вести.

 

Таратута: Как вам кажется, в такой сложной ситуации, когда все время сужаются возможности, нужно ли лавировать ради того, чтобы спасти корабль? Я сейчас возьму такую цитату из недавнего интервью.

 

Нарусова: Вы знаете, говорят, что политика – это искусство компромиссов. Если расценивать любое СМИ или телеканал как инструментарий политики, а к этому идет все, по-моему, то, наверное, да. Но если ты говоришь о политике, но при этом не позиционируешь себя как часть общегосударственной политики, а позиционируешь себя по конституционному праву на свободу слова, то это вовсе необязательно, во-первых. А, во-вторых, много сейчас говорится об инвестициях, о частном капитале, который должен работать, идти и так далее, это, по-моему, единственный коммерческий частный канал. Закрыть его – это показать всему миру, что в угоду политическим амбициям можно закрыть бизнес, ведь это еще и бизнес.

 

Таратута: Людмила Борисовна, это же не только с нашим каналом происходит, происходит что-то со страной. Наверняка вы реагируете на происходящее как-то. Например, думали ли вы о том, что как это здорово, что вы больше не должны голосовать в Совете Федерации по некоторым поводам?

 

Нарусова: Вы знаете, я прекрасно видела и знала, к чему все клонится, когда тогда законы, прямо нарушающие Конституцию, продавливали в Совете Федерации. Понимаете, до определенного момент компромиссы возможны, но когда это уже идет против очевидного конституционного права, здесь я уже не могла терпеть и соучаствовать – я употреблю именно этот термин – соучаствовать в этом я не могла. Поэтому сейчас, когда я слышала с восторгом, как Матвиенко докладывала, что единодушно Совет Федерации проголосовал за известные решения, я просто изнутри, что люди этого не хотели, на кнопку нажать уж ладно, но выступали под большим давлением.

 

Таратута: А звучали довольно красноречиво.

 

Нарусова: Естественно. Я счастлива, что я в этом не соучаствую.

 

Таратута: Вы – человек, который близко знаком с нашим президентом, вы знаете этого человека, вы представляете себе, как работает Совет Федерации – вы в нем долго работали.

 

Нарусова: 10 лет.

 

Таратута: Скажите, то, что сейчас происходит, то, куда мы идем, все это обращение России внутрь себя это все всерьез?

 

Нарусова: По-моему, не видеть это – это не только политическая близорукость, но и некое легкомыслие, конечно, да. Потому что наслаждаться тем, что мы опять будем за железным занавесом, что от нас отвернутся европейские страны или те же США, может быть, наши круглосуточные патриоты могут всегда говорить: «Ах, как это хорошо!». Но как на проверку, оказывается, что именно у этих круглосуточных патриотов, как сейчас выясняется, закрыли по санкциям выезд в Европу, и у Мизулиной дети за границей, и у Железняка, а на всех углах только и кричат, бия себя в грудь, что они патриоты. Но учатся их дети не в России, хотя система образования российского калечит так, как калечат наши депутаты, ни один враг иностранной державы, наверное, не смог бы. Есть же такая форма – собрать подписи. Давайте выступим с инициативой, что учить детей и лечиться в наших медицинских учреждениях депутаты, как запрет иметь счета за границей, так вот и депутаты, и сенаторы лечиться должны только в России, и дети их учиться должны только в России. Тогда они сами могут увидеть, хороша или нет наша система образования или медицина. Мне кажется, это было бы справедливо, это было бы лучшим доказательством патриотизма в их понимании.

 

Таратута: А как вам кажется, те люди, которые выступали, у них есть понимание, что они могут оказаться в санкционных списках?

 

Нарусова: Для этих людей важнее всего быть на хорошем счету в определенных департаментах кремлевской администрации, чтобы показать – вот я какой. Это какая-то одержимость и фанатизм, который вместе с тем и учить детей за границей, и иметь недвижимость за границей, там для комфортной жизни есть. Это лицемерие и фарисейство.

 

Таратута: Я всем гостям задавала вопрос и раньше, еще до этого нашего эфира и до марафона, о том, что есть крупные бизнесмены в окружении нашего президента, занимающие серьезные посты, которые очень европейски ориентированы. Например, вчера для нас всех было большим сюрпризом участие в одной из телевизионных программ Юрия Ковальчука, который до этого не появлялся на телеэкранах.

 

Нарусова: Я знаю, о какой программе вы говорите – «Итоги недели» с Дмитрием Киселевым, я эту программу не смотрю, хотя с Юрием Валентиновичем давно знакома и с удовольствием бы его послушала. Но принципиально, когда я вижу эти глаза абсолютно холодные, глаза Киселева, я уж не говорю о том, какую пропаганду он несет, я просто выключаю. Я не смотрю Дмитрия Киселева, Владимира Соловьева. Есть люди для меня лично персоны нон-грата, потому что никакой информации я от них не услышу, я услышу сплошную пропаганду, причем заданную и оплаченную должностями или орденами.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Код доступа

http://echo.msk.ru/programs/code/1284270-echo/

время выхода в эфир — сб, 19:08

Авторская программа Юлии Латыниной

 

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. Юлия Латынина, «Код доступа», +7 985 970-45-45. Ну, вот, пока за эту неделю в мире говорили больше всего о малазийском лайнере, с которым случилась совершенно террористическая детективная история, о которой, похоже, можно скорее писать романы тогда более правдивые, чем правдоподобные. И мы не знаем, какая. И, вот, пока мир обсуждал эту историю, в России кончилась эпоха стабильности и началась совсем другая эпоха вслед за маленькой победоносной аннексией Крыма. Американцы выкатили санкции, сначала незначительные санкции, потом вторую серию санкций, которая на этот раз была уже не окончательна, но очень серьезна, которая коснулась людей из ближайшего круга Путина, как они написали. И самое серьезное – это важны не только сами имена, но и формулировки, которыми они их сопроводили, потому что когда американцы выкатили санкции против банка «Россия», они назвали его «личным банком высших чиновников РФ». Когда они выкатили санкции против Геннадия Тимченко, они заявили, что Путин имеет инвестиции в Гунворе и может иметь доступ к активам Гунвора. Когда они выкатили санкции против Юрия Ковальчука, они назвали его «личным банкиром Путина». И против Аркадия и Бориса Ротенберга, соответственно, американское казначейство указало, что они сделали миллиарды долларов в контрактах для Газпрома и для зимних Олимпийских игр в Сочи, которые были даны им Путиным.

 

Еще раз повторяю, это не самые серьезные санкции (сейчас я объясню, почему). И, собственно, почему, да? Очень правильно построена ситуация с эскалацией конфликта в данном случае со стороны Запада, потому что, ну, с точки зрения теории конфликтов правильно конфликт развивается тогда, когда у вас всегда есть в запасе следующий шаг, когда вы всегда можете позволить противнику отойти назад и когда у вас есть Exit strategy, стратегия выхода.

 

Вот, если вы посмотрите на первые санкции, которые всех заставили улыбнуться, то министр иностранных дел Швеции Карл Бильдт прямо сказал, что первые санкции были предназначены для того, чтобы послать сигнал Москве, что если она пойдет дальше, то последуют более серьезные санкции. Они не заметили этого сигнала, и вот сейчас происходит второй раунд.

 

Со, действительно, потому что ключевой вопрос сейчас уже понятно не Крым. Понятно, что Крым – это ситуация, которая съела, аннексия произошла, ее одобрило явно большинство населения. Впрочем, там исторические примеры: аншлюс Австрии тоже большинство одобрило. И мне очень странно видеть слова Илларионова или, там, Юлии Тимошенко, на которую он ссылается, что там, типа, 34% одобрило. Мне кажется, это довольно смешные данные, хотя понятно, что это были вряд ли те 95%, которые официально объявлены. Экзит-поллы там, если я не ошибаюсь, были 93%. Ну, значит, сделаем еще поправку на то большое количество людей, которые приехали в Крым отовсюду с территории РФ голосовать и были вписаны. Но всё равно там как ни крути, ну, меньше 80, а, скорее всего, в районе 90 не получается.

 

То есть Крым – это заигранное дело. Сейчас речь идет не о Крыме, сейчас речь идет о том, будет ли Россия претендовать на юго-восток Украины. Будет ли война, собственно, с Украиной уже не за Крым, а за юго-восток Украины? Потому что, во-первых, понятно, что Крым без юга и юго-востока, ну, это такой чемодан без ручки, просто им тяжело технически управлять. Ну и кроме того, пока до сегодняшнего дня российские власти достаточно агрессивно себя вели. Они прямо давали понять в переговорах Западу, что на Украине происходит бардак, без нас вы в Украине ничего не сделаете. И, так сказать, для того, чтобы получить нашу помощь, вы должны изменить Конституцию Украины, федерализовать ее и, соответственно, практически в переводе на русский это означало: «Если вы не хотите, чтобы мы захватили юго-восток силой, пожалуйста, отдайте его нам сами».

 

И вот в этом смысле я думаю, что водоразделом того, что всё это продолжается, послужила, конечно, речь Путина 18 марта в Совете Федерации, в которой он заявил, что после революции большевики, цитирую дословно, «включили в состав Украинской союзной республики значительные территории исторического Юга России. Это было сделано без учета национального состава жителей, и сегодня это современны юго-восток Украины», в котором было явно заявлено, что легитимной исполнительной власти на Украине до сих пор нет и разговаривать не с кем.

 

То есть вот очевидно именно эта активность, именно эти заявления и то, что дальше происходило в Украине, все вот эти вот многотысячные демонстрации в Харькове и Донецке, и так далее, и народные губернаторы, которые, вдохновившись примером премьера по кличке «Гоблин», захватывают сначала здания администрации, а потом казначейства. Ну, видимо, потому, что они думали, что в казначействе – там деньги. Я думаю, что там народный губернатор простой, он понимает, что раз есть казначейство, значит, надо туда забежать. Но как выясняется сейчас, надо было забегать не в казначейство, а в квартиру экс-министра энергетики Украины, в которой обнаружилось я не помню, сколько там килограмм золота и 4,5 миллиона наличными на семечки. Настоящие деньги, конечно, мы понимаем, хранились в другом месте.

 

Это очень серьезные санкции. Привет... Вот, господин Якунин, который у нас объясняет, какой он честный, но теперь ему придется это объяснять не российским слушателям, а, в общем-то, и на Западе. Там вот сейчас Навальный отправил запрос по поводу непреодолимой стены, которая воздвигнута между должностью самого господина Якунина, главы РЖД и бизнесом его сыновей, которые, в частности, случайно один из сыновей строит гостиницы именно там, на площадях привокзальных, которые арендуются у той же самой Российской Железной Дороги.

 

И я, в общем-то, хочу напомнить нашим крупным государственным чиновникам судьбу человека, которого звали Джеймс Эбори. Это был мелкий уголовник, который подворовывал в супермаркетах английских, пока его кореша не пришли к власти в Нигерии и он не стал губернатором одной из провинций. Ну, собственно, он продолжал делать то же самое, что делал всякий мелкий уголовник, назначенный губернатором или, допустим, президентом Украины. А потом его в Англии арестовали и он получил 13 лет тюрьмы.

 

Вот, наши чиновники должны понимать, что сейчас им грозят примерно ровно такие же санкции, что, естественно, все эти списки не случайны. Что та же самая Англия хотя бы и скушала убийство Литвиненко, все-таки, насколько я знаю, когда многие российские граждане проходили пограничный контроль, то, скажем, некоторых из них, представляющих интерес, попросту останавливали и там с ними беседовали какие-то вежливые люди. Не вежливые зеленые человечки, но какие-то другие человечки, тоже вежливые. И, видимо, вот эти вот русские граждане, чтобы остаться в Лондоне, тоже что-то рассказывали. И думаю, много интересного нарассказали.

 

Поэтому мы видим, уже началось шевеление. Мы видим, уже вдруг компания Гунвор заявила, что 87% акций, принадлежащих господину Тимченко, было за день до наложения санкций продано господину Торбьерну Торнквисту. Объявили об этом на следующий день после введения санкций. Но вообще напомню, что если выяснится, что эта сделка притворная, то мало не покажется ни господину Торнквисту, ни кому еще.

 

И понятно, что вот это та ситуация, когда будут бить уже не по паспорту, а по морде. Понятно, что в данном случае за тем, что это бизнес сына, сестры, за этим не спрячешься.

 

Европейские санкции, очевидно, будут менее жесткими. Собственно, ну, мы видим, на самом деле, что Европа не ужесточает санкции, она просто следует по пути США и понятно, почему. Потому что Европа более тесно связана с Россией экономическими узами, и многие экономические санкции, которые наложены на Россию, бьют бумерангом и по Европе.

 

Но мне кажется, самое интересное – это реакция третьей страны на то, что происходит, о которой никто не говорит, потому что этой реакции нет, которая называется Китай. Вот эта реакция заключается ничего... И, собственно, еще раз повторяю, что, в принципе, санкции выстроены совершенно правильно. У США есть несколько серьезных козырей в запасе. Во-первых, это ужесточение санкций, которые направлены против ближнего круга друзей Путина, просто уголовное преследование. Во-вторых, как ни странно, не забудем о такой возможности как, там, личная дискредитация российского руководства, потому что, в общем, США обладают технической возможностью слушать телефоны по всему миру, как мы знаем из господина Сноудена. Ну и представьте себе, что России устроят такой персональный Викиликс.

 

Третье и самое главное, о чем я уже говорила, что американцы могут радикально обрушить цену на нефть и газ, как это сделал Рейган в 1991 году, вернее, как это сделал Рейган в 80-х, для чего, собственно, надо начать разрабатывать сланцевый газ в Польше и Украине, разрешить экспорт сланцевой нефти из США. И еще один вариант – это снятие эмбарго с Ирана, который в таком случае... Кстати, это Иран давно хочет занять место России на европейском нефтяном рынке с катастрофическими, конечно, для России последствиями.

 

Однако, сейчас не 1991-й год, и мне хочется заметить, что многие из этих мер или не могут быть реализованы как в свое время реализован был весь комплекс мер Рональдом Рейганом против Советского Союза. Или они могут возыметь серьезный обратный эффект.

 

В частности, в отличие, скажем, от конца 80-х годов сейчас бюджет Саудовской Аравии перестает сходиться при цене ниже 85 долларов за баррель. Понятно, что если Саудовская Аравия увеличивает добычу, то она может как-то компенсировать это падение. Но мы видим, что разъелся не только российский бюджет, разъелся и саудовский бюджет, и Саудовская Аравия вряд ли будет согласна ронять цену сильно ниже.

 

Кроме того, в отличие от советских времен, конечно, российская экономика очень сильно переплетена с европейской на частном уровне. Ну, скажем, в Лондоне проживает 200 тысяч русских. В основном, это инвестиционные визы. Инвестиционные визы – это 3 миллиона фунтов вложений в британскую экономику. Предположим, что эти инвестиционные визы есть только у четверти проживающих, остальные – это там члены семьи, дети, внуки, бабушки. Умножаем 3 миллиона на 50 тысяч. Значит, по-моему, это 150 миллиардов фунтов стерлингов, соответственно, вложенных в экономику Великобритании. Ну, вот, невозможно эти деньги так арестовать, как арестованы были счета компаний иранских.

 

Ну и, наконец, самое главное, о чем я хочу сказать, заключается в том, что уже значительная часть крупных российских компаний перевела счета, например, в Гонконг. И, соответственно, санкции со стороны ЕС только усилят процесс смещения финансовых рынков к Востоку. И, соответственно, главный, кто выигрывает от санкций, это, конечно, Китай. Китай вообще в последнее время очень часто, практически во всех конфликтах, в которых участвует Запад, напоминает ту обезьяну, которая сидит и ждет, пока ей достанется банан, за который дерутся два волка. То есть обратите внимание, что когда российские чиновники говорят, что, типа, мы перестанем нефть и газ поставлять в Европу, а будем поставлять в Китай, это довольно смешно по причинам, о которых я скажу чуть ниже. А, вот, что Россия из сырьевого придатка Запада превратится в сырьевой придаток Китая, это как раз вполне вероятно. Понятно, что Россия от этого теряет много. Но от этого выигрывает не Запад, а выигрывает Китай.

 

То есть, вот, вообще заметьте, что там времена 1991 года, времена Бури в пустыне прошли. В отличие от Бури в пустыне Запад явно ни при каких обстоятельствах не будет вступать в вооруженный конфликт со страной, которая там, скажем, как Ирак при Саддаме Хусейне решила пересмотреть международно признанные границы. И в отличие от времен президента Рейгана Запад не может выиграть экономическую войну против страны-изгоя. Еще нет ни одной страны-изгоя, в которой в результате экономических санкций сменилось правительство, а ровно наоборот мы видим, что в большинстве этих стран очень укрепилось правительство, которое объясняет все экономические трудности страны словами, что «вот это нам американка гадит». И, вот, если Запад начнет эту войну в полную силу, то очевидно, что ее выиграет Китай.

 

Собственно, что может?.. Вот я тут перехожу к вопросу о том, что может сделать Россия в ответ на эти санкции. Ну, на самом деле, ничего. Вот, нельзя симметрично ответить, ну, потому что вряд ли у президента Обамы есть знакомые, так сказать, относительно которых можно заподозрить, что они стали миллионерами, благодаря дружбе президента с Обамой и хранят при этом деньги в российских банках.

 

Соответственно, все угрозы о том, что Россия прекратит поставки газа в Европу, они достаточно смешны, потому что уже... Собственно, доля поставок газа в Европу российских и без того сокращается – она с 2006 года, года, когда, напомню, была газовая война с Украиной и мы перекрыли задвижку, она, собственно, упала с 40% до 25%. Ну, если точнее, с 39% до 25%. Это очень серьезное падение за 7-8 лет. И, собственно, это как раз падение, которое очень хорошо показывает, что вот та газовая война – она была построена неправильно с точки зрения теории конфликта. Тогда Кремль сразу применил верховную санкцию, отрезал Украину от газа, после чего у него ходов не осталось. И, собственно, я не буду обсуждать такие слова как типа «мы продадим (как обещает советник президента Сергей Глазьев) свои долларовые запасы и тем самым обрушим американскую экономику». Ну, во-первых, в России, если я не ошибаюсь, 136 миллиардов долларов золотовалютные резервы, находящиеся в долларах. Кстати говоря, там были слухи, что они проданы на прошлой неделе (104 миллиарда). Они, все-таки, не проданы, они просто задепонированы в банках других юрисдикций, чтобы не попасть в случае чего под санкции. Так вот если они будут проданы, все 136 миллиардов, ну, если они будут проданы сразу, это достаточно ничтожная сумма, незначительная сумма, чтобы обрушить американский рынок – она слегка, конечно, вызовет рост процентной ставки. Но прежде всего она абсолютно обрушит цену тех самых золотовалютных резервов, которые Россия продает, то есть мы продадим себе в убыток. Если мы будем продавать постепенно, то я просто напомню, что Федеральная Резервная Система покупает ежемесячно 35 миллиардов тех же самых Treasury Bonds, тех же самых казначейских облигаций. И, соответственно, 136 миллиардов она как-то за 4 месяца купит и не заметит.

 

Вообще заметим, по итогам всей этой истории очень многие говорили, что Обама – слабый президент. Заметим, что президент Обама не слабак. Он - социалист. Это две большие разницы. Социалист – это человек левый либерал, который искренне верит в то, что американцы неправильно себя ведут в мире, в империалистическую американскую политику, которую надо вести по-другому, и так далее, и так далее. Который искренне извиняется перед арабами, что их обидели, и думает, что после этого всё будет хорошо.

 

Но когда такой, в общем-то, идейный человек ведет политику и пытается устроить перезагрузку с Россией, и видит, что никакую перезагрузку невозможно устроить не из-за плохой воли американцев, а из-за злой воли Кремля, то, соответственно, вот... Еще раз повторяю, слабый президент и социалистический президент – это две разные истории.

 

Как я уже сказала, тем, кто надеется, что сейчас в России плохо станет с экономикой, зашатается режим, еще раз повторяю, не было случая, чтобы режим пал из-за санкций. Ну, единственным небольшим исключением является, собственно, режим Януковича, который уже шатался и который уже падал, но который, действительно, упал в тот самый момент, когда европейцы арестовали просто счета его корешей и не только корешей, но и других... Так сказать, когда стало ясно, что Европа введет санкции против окружения Януковича. Но это, простите, все-таки, совсем какой-то *** режим, который, ну, просто карикатурный и реально хранил все деньги в западных банках.

 

Ну, в любом случае эпоха стабильности кончилась. Кстати, она кончалась уже и так. Российская экономика, в общем, уже переживала тяжелые времена и, в общем, легко теперь это списать на внешнего врага.

 

Кстати, вообще, конечно, самое главное – это что будет дальше. Будет ли война с Украиной? И как я уже сказала, сейчас всё выглядит печально, потому что на сегодняшний момент, как я уже сказала, открытым текстом говорится чиновниками на переговорах, что Запад не сможет решить проблем Украины без России. Если вы хотите, чтобы Россия вам помогала решить эти проблемы, надо изменить Конституцию Украины в сторону федерализма. А в переводе на русский: «Если вы не хотите, чтобы Россия ввела войска на юго-восток, вы должны его отдать России сами». Если это позиция просто блеф, чтобы получить Крым, то, конечно, всё в порядке. Если эта позиция не блеф, то, конечно, всё очень тяжело, потому что она по форме грамматически правильна, а по сути она является издевательством. Ну, это как предложить человеку «Если вы не хотите, чтобы мы ограбили вашу квартиру, то давайте делиться сами». Ну, ответ: «Ну, тогда давай вперед, я полицейских вызову. Может, помогут».

 

Вот, тут возникает множество проблем. Если эта война будет, то как она будет вестись? Ну, вот, самое неприятное, если она будет вестись из-за спин женщин и детей, потому что я напомню, что Владимир Путин объявил на своей пресс-конференции, что пусть они попробуют стрелять в своих людей, за которыми мы будем стоять сзади, не спереди, а сзади. Пускай они попробуют стрелять в женщин и детей. Это можно было назвать просто словами, но мы видим, что очень похожим способом был взят штаб ВМФ в Крыму. Там наступали гражданские лица, там не наступали военные, там были женщины, украинские военные не решились в них стрелять. Это, конечно, очень эффективный с военной точки зрения способ, но, все-таки, применение такого способа в центре Европы – оно чревато.

 

А во-вторых, что проблема? На юго-востоке пока не видно таких особых сил, на которых Россия могла опереться, потому что в Крыму с 2008 года хотя бы имеется вот это самое русское единство с премьером «Гоблином» во главе. Она хотя получила на выборах 4% голосов, это была хоть какая-то организованная структура.

 

Вот, на востоке таких организованных структур пока нет. Мы видим, что нельзя, не собираются администрации, которые предлагают, просят Россию принять их в состав. Это в лучшем случае какие-то граждане, которые чего-то делают на митингах. Понятно, допустим, что Ринат Ахметов будет поощрять донецкие беспорядки, он будет торговаться с нынешними украинскими властями. Ну, так в Китае во время крупных восстаний местные пираты и разбойники переходили на сторону то императора, то повстанцев и там получили в ходе переговоров повышение в чине.

 

Ну, в общем, с одной стороны, я сомневаюсь, что Ринат Ахметов выберет Россию, особенно при таком уровне санкций. А с другой стороны, я очень боюсь за то, что... Вообще мне сложно понять, до какой степени то, что произошло с Крымом, было манипуляцией, собственно, премьера по кличке «Гоблин» и его окружения. Точно так же, как не сложно понять, до какой степени то, что произошло во время российско-грузинской войны, было частично манипуляцией со стороны президента Кокойты, очень похожего по психологии. Вот, если... Там одна из версий событий, которые все развивались очень спонтанно и без особого плана, как раз, судя по всему, свидетельствует о том, что первоначально планировалась скорее независимость Крыма, уже был назначен референдум на конец мая. И вдруг всё было переиграно, и вдруг произошла аннексия, или вхождение (называйте, как угодно). И понятно, что при этом там большую роль играли интересы новой крымской элиты, вот этого премьера Аксенова («Гоблина»), который вдруг оказался перед возможностью делить большие деньги. И если на юго-востоке Украины найдутся такие же люди, которые станут убеждать Кремль, что вот они-то и есть местный украинский народ, местный российский угнетенный народ, давайте быстрее денег, то всё может кончиться очень плохо.

 

Перерыв на новости.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. Юлия Латынина, «Код доступа» и я продолжаю обсуждать вероятность дальнейшей войны с Украиной уже за юго-восток. Вот, собственно, каждая новая новость вселяет неуверенность, там, будет не будет (можно гадать). Потому что, конечно, не совсем понятно, зачем штурмовать украинские военные базы, почему не дать Украине отвести своих солдат? Ну, это еще ладно. Там, зачем захватывать корабли? Корабли, все-таки, есть военная собственность Украины – они вряд ли подлежат национализации как, я не знаю, какой-нибудь пивной бар или заправки, которые сейчас будут делить новые украинские власти, поскольку они, в общем, этим занимались с начала 90-х годов.

 

Хочу также отметить, что война против России, вторгшейся на юго-восток, для революционного украинского правительства стратегически выгодна по той же самой причине, по которой революционной Франции оказалась выгодна война против австрийских контрреволюционных агрессоров. Это было событие, тогда сплотившее нацию, даже событие, породившее нацию. И, вот, если нынешние украинские руководители сами согласятся на все условия Кремля, ну, они потеряют власть. Если они откажутся и Кремль введет войска, они призовут сопротивление, они станут отцами нации. Понятно, что отцами нации быть лучше, чем потерять власть. То есть, вот, еще раз очень возможно, что текущая переговорная оппозиция «Измените Конституцию Украины так, как надо России, если не хотите, чтобы мы перекроили карту Украины силой» является блефом, призванным заставить Запад смириться с аннексией Крыма. Но, вот, если это не блеф, а реальная позиция, то я не вижу ничего, что бы предотвратило войну кроме естественного нового раунда санкций, потому что может сложиться ситуация, при которой Украине нечего будет терять, а Путину некуда будет отступать.

 

У меня еще несколько вопросов о цене присоединения Крыма. Вы знаете, я хочу об этом поговорить, потому что это очень интересный вопрос. И, собственно, самая неинтересная часть этого вопроса техническая, а самая интересная – стратегическая.

 

Цену уже посчитал покойный наш коллега Александр Петрович Починок. Только 80 миллиардов рублей – это те деньги, которые придется тратить на пенсии в Крыму. Это больше трети дефицита Пенсионного фонда. Напомню, например, что ради уменьшения этого дефицита, были вдвое увеличены, скажем, в прошлом году отчисления с индивидуальных предпринимателей, что обещало 2,5 миллиарда долларов. В результате, естественно, никаких 2,5 миллиардов не получилось, получилось 1,5 миллиарда, а 720 тысяч самозанятых сдали свои регистрационные свидетельства.

 

Ну, бюджетники, понятно, это копейки. Есть еще инфраструктура, которой снабжается Крым, полуостров исключительно с Украины, - это электроэнергия, это тот же газ, это связь. И самое главное – это вода. Потому что если электроэнергию в какие-то обозримые времена можно наладить, то снабжение водой, которой только питьевой водой Крым обеспечен всего на 60%, наладить чрезвычайно сложно. Это будет, конечно, бездонная кормушка, бездонные деньги значительно больше Олимпиады. Тоже это было бы ничего (на инфраструктуру нужно тратиться), но, к сожалению, мы, например, имеем пример Сочи, в котором траты на инфраструктуру не были сопряжены с каким-то экономическим подъемом. Тот, кто знаком с владельцами компаний, строивших для Сочи, тот знает, что у них просто большие глаза, что им месяцами не платили, что многие компании просто ушли с подрядов, так и не получив своих денег (на это место пришли другие компании, которые тоже не получали деньги до той поры, пока уже буквально за несколько месяцев до начала сдачи объектов с круглыми глазами прибежал премьер Козак, и вот тогда просто под личным контролем Козака начали выплачиваться деньги). Знают, что в Сочи были заняты гастарбайтеры вместо русских рабочих, то есть никакого подъема национальной занятости не произошло. И, в общем, мы знаем, что так, как у нас строятся подобные стройки, там, ну, в общем, довольно всё будет печально.

 

Кроме того, Крым – это, прежде всего, курорт, это сейчас самая южная и райская по климату часть России. В советское время это была всесоюзная здравница. Сейчас не советское время, сейчас рынок. А туристическая отрасль за немногими исключениями это чисто рыночная отрасль. Ну, вот, невозможно заставить частного человека поехать в дорогой хлев, если он может за половину этих денег съездить в дешевый дворец.

 

Ну и, к сожалению, то, что было всесоюзной здравницей в советское время, сейчас на фоне рыночной конкуренции, да еще за 22 года бардака превратилось в хлев. Это, вот, там Жигули на фоне иномарки, причем там ржавые Жигули, которым 22 года, не ездили – с них только воровали запчасти. Украинцы, естественно.

 

Российские предприятия имеют право вычитать из зарплат причитающихся в Фонд социального страхования деньги на путевки для сотрудников. В том случае, если сотрудников отправили на территорию России (я не сомневаюсь, что в этом году всех обяжут отправлять в Крым). Однако, здравница – это не всё. В Крыму есть десятки тысяч людей, которые в летний сезон сдают свои частные халупы. При этом последние годы только 25% отдыхающих приезжали из России, 75% приезжали с Украины и других стран СНГ. Понятно, что эти 75% будут потеряны.

 

И даже всё это не самое важное, а вот важно что. Теоретически Крым может стать прекрасным местом для отдыха. Но соревноваться ему придется не с подмосковным пансионатом, ему придется соревноваться с Кипром, Турцией, Бали, Мальдивами, с пятизвездочными отелями в Турции, где фантастическое качество вышколенной прислуги предлагается по очень низкой цене. Соревноваться можно? Можно. Для этого нужно несколько вещей. Во-первых, нужна высокая рождаемость и никаких социальных выплат, извините. Вот, никаких пенсий, пособий населению на бюджетников и пенсионеров. Вот тогда как в Анталии окажется, что вы приезжаете в отель, вас встречает вышколенный персонал, который дрожит над тем, чтобы не потерять место, а вас встречает там не браток, который приучился к свободе обращения с всем окружающим в ходе того, что сейчас происходит в Крыму.

 

Во-вторых, за 22 года бардака прибрежная полоса Крыма представляет собой череду из полуразвалившихся, бандитским способом приватизированных советских пансионатов и новых кафе, построенных прямо по той же технологии, по которой в Бразилии строят фавеллы. И оглашающих воздух по ночам истошным роком.

 

Отдыхать в этой обстановке может либо бюджетник, либо бомж. Чтобы привести туда рыночного отдыхающего, надо снести всё, построить Хилтон. Это затруднительно, потому что, во-первых, Хилтон в Крыму по определению строиться не будет. А во-вторых, кафе в стиле фавеллы и развалины пансионатов принадлежат тем самым браткам, которые сейчас воскресли из небытия 90-х и, собственно, контролируют Крым.

 

В-третьих, часть береговой линии Крыма занято роскошными поместьями украинской элиты точно так же, как такими поместьями уже российской элиты занят Сочи. Очевидно, что эти поместья будут переданы новым хозяевам, но будут сохранены как класс. И проблема заключается в том, что такие поместья несовместимы с рыночным курортом. Вот, рыночный курорт требует непрерывной береговой полосы и отсутствия автоматчиков и колючей проволоки.

 

Вот, если кто был в Монако, то он помнит, что там виллы стоят вплотную к берегу. Но вдоль берега между виллами и морем идет бетонная дорожка, по которой можно гулять. Это важнейшая часть инфраструктуры, потому что курорт не бывает без общественного пространства. Владельцы очень дорогих особняков в большинстве своем не могут выйти голыми к морю, потому что вот дорожка. А поместье в отличие от общественного курорта к морю выходит. А тех, кто попробует к морю пробраться как там эколога Ветишко, сажают.

 

То есть Крым будет, по всей видимости, как и Сочи отражать социальную структуру современной России. То есть сверху будет поместье для сверхзнати, там те же самые фигуранты американских списков вряд ли сейчас смогут отдыхать за рубежом, вот они будут строиться в Крыму. С выходом к морю, с вертолетными площадками, с колючей проволокой, с вежливыми зелеными человечками, которые их охраняют. Снизу будут сомнительные пансионаты, там кафе с адской музыкой для бюджетников и люмпенов. Значит, за свои деньги человек там отдыхать не будет – только за госресурсы или за деньги предприятия.

 

Теперь еще один момент. Мы знаем, как осваивались деньги на инфраструктуру Южной Осетии. Ну, боюсь, что в случае господина Аксенова деньги будут расходоваться похожим образом.

 

Но самое главное другое. Я хочу вернуться к тому, с чего начала, присоединение, аннексия Крыма (говорите как угодно), маленькая победоносная аннексия будет стоить нам гигантских денег. Покойный Александр Починок насчитал 3 триллиона рублей. И вот в этом, собственно, главная разница между войнами в прошлом и войнами в настоящем, и причина того, по которой разумные государства перестали вести войны, аннексировать территории. Не потому, что это аморально, а потому, что это невыгодно. Мы вообще говорим «война» и не задумываемся, что там тысячу лет назад и сейчас под этим словом разумелись процессы с совершенно разным экономическим наполнением. Настолько разным, что кроме как сам акт убийства как верховный довод правоты их ничто не связывает. Потому что война в древности и в средневековье была прежде всего способом наживы. Но получить территорию тоже было хорошо – это был акт такой, долговременной наживы.

 

Вы представляете, Аттиле или Карлу Великому бы сказали «Слышь, парень, ты завоевал Крым, теперь тебе придется платить пенсии» – «Какие пенсии? Я Крым завоевал, я всех мужиков перерезал, стариков перерезал, баб продали на рынке, ну, кроме тех, которых оставили себе на постели. У нас теперь рабов много, у нас кое-какое золотишко, которое посдирали с отрубленных пальцев. Какие пенсии? Кому? Рабу, которого продали на рынке?»

 

То есть тысячу лет назад, 300 лет назад, даже 200 лет назад в значительной степени война была капиталистическим предприятием с целью извлечения прибыли: ты инвестируешь в доспехи и орудия производства победы, которые называются «воинами», они приносят тебе новую прибыль. Ты получаешь плоды грабежа, преданных людей, которые обязаны тебе прибылью, плюс территорию, которую ты им раздаешь и которая там приносит налоги.

 

Вот, сейчас всё изменилось. Когда Екатерина завоевывала Крым, это еще раз, повторяю, было стратегически прибыльное предприятие – устранялась опасность набегов, прокладывался путь к Константинополю, овладение которым было главной мечтой российской короны, ну и, наконец, самое простое: богатство страны было производным от количества пригодной к земледелию или хотя бы скотоводству земли. Вот, чем больше такой земли, тем больше население. Чем больше население, тем больше богатство. Вот, какая прибыль от Крыма сейчас, соответственно, вот считайте.

 

+7 985 970-45-45. И еще об одной вещи я хочу сказать, которая меня довольно удивляет, что за всю историю этой пока еще не войны никто не произнес слова «газ». А между тем это слово, которое очень много объясняет и в причинах самой войны, и вообще в мотивах поведения Кремля.

 

И вот я начну, все-таки, с 2005 года, когда Россия подписала с Германией контракт на строительство Северного потока, и сразу после этого Кремль вдруг заявил, что Россия теперь энергетическая сверхдержава. Но довольно странное это было заявление, потому что вообще-то те страны, экономика которых строится на снабжении сырьем других стран, обычно называются «сырьевыми придатками». То есть это такой был важный разведпризнак, он показывал, как Кремль себя воспринимает во внешнем мире. Но после этого посыпались заявления, что газ – это наше энергетическое оружие, что, вот, мы с его помощью сделаем с Европой всё, что хотим. При этом одновременно от Европы Москва требовала продать ей газораспределительные сети.

 

Вот это было еще страннее, потому что... Ну, вот, согласитесь: человек пришел в спортивный магазин и купил там бейсбольную биту, и ему эту биту продают, по умолчанию полагая, что он собирается играть в бейсбол. Он поднимает биту вверх и говорит «Вот это мое оружие. Ща я вам как покажу!» Ну, очевидно, что второй биты ему никто не продаст, потому что он сам заявил, что бита ему нужна не для бейсбола. Вот, точно так же и случилось с планами газового блицкрига относительно Европы, потому что в тот момент, когда Россия сама стала заявлять, что газ – это не товар, а оружие, то, вот, после этого газопроводы как-то ей не стали продавать, а вместо этого приняли Энергетическую хартию.

 

Причем, самое неприятное во всем этом был вопрос. Ну хорошо, допустим, газ – это оружие. Но зачем же кричать об этом на всех перекрестках? То есть проблема была в том, что когда Россия не только собиралась использовать газ как оружие, но и в том, что когда она открыто хвасталась этим, она сама себе перекрывала такую возможность.

 

Вот, даже если говорить о сегодняшней ситуации, то очевидно, что Европа, которая на 40% зависит от российского газа как в 2006-м и не имеет никаких альтернативных возможностей, была бы куда покорней, чем Европа, которая зависит от российского газа всего на 25% и имеет там множество запасных планов и альтернативных вариантов, которые, в общем, находятся в самом разгаре воплощения.

 

Но дальше началась очень важная история, когда, напомню, что, начиная с 2005-го года по 2007-й приблизительно, внешняя политика России приблизительно подчинялась цели, которая называлась «Мы вам месторождения, вы нам газопроводы». То есть практически при каждой встрече с высшим руководством любой из европейских стран поднималась эта тема: «Если вы хотите инвестировать в наши газовые месторождения, вы должны продать нам свои газораспределительные сети».

 

В общем, это было очень странное предложение, потому что, опять же, по грамматической форме правильно, а по сути оно выглядело странным, потому что... Ну как? Российские газовые месторождения, прежде всего Штокман, дорогие, труднодоступные. Россия нуждалась в деньгах и, прежде всего, западных технологиях для их разработки. Все-таки, король здесь в такой ситуации покупатель, а не продавец. Ну, вот, с какой стати Запад, без технологий которого Россия не могла бы осваивать Штокман, должен был за привилегию вложить туда свои технологии и деньги, отдавать еще и газовые сети, про которые Россия сама объявляла, что это наше энергетическое оружие? То есть это представьте себе мясник в супермаркете говорит покупателю: «Слушай, я продаю тебе мясо, но оно скоро закончится. Ты можешь вложиться в мою мясную ферму, но за право сделать это ты должен мне отдать половину кухни с газовой плитой. И учти, что я ее буду выключать, если ты будешь неправильно себя вести». Ну, вот, понятно, что никто не стал бы инвестировать в такого странного мясника.

 

Вот, примерно то же случилось с российскими газовыми месторождениями, потому что были грандиозные планы разработать Штокман, отправить его газ на американский газовый рынок. Ну, как-то они не сбылись. Тоталь купил, правда, долю в Штокмане. Но, собственно, ни о какой разработке российских газовых месторождений, располагающихся на севере, в обозримое время там просто не идет речи, потому что они в значительной степени оказались неконкурентоспособными по сравнению со сланцевым газом, особенно при российской норме воровства.

 

Соответственно, к 2007 году уже появился серьезный конкурент газпромовскому газу на европейском рынке – это был сжиженный газ. Дело было в первую очередь в терминалах для его разгрузки. А к 2008 году случился, с одной стороны, кризис, а, с другой стороны, появился в большом количестве сланцевый газ, который обрушил мировые цены на газ. США, благодаря сланцевому газу, обогнали по добыче газа Россию, выйдя на первое место в мире, и рынок США для Газпрома, в общем, на сегодняшний момент закрыт в принципе.

 

Еще более неприятной была реакция Газпрома на феномен сланцевого газа, потому что в Газпроме принялись рассказывать, что сланцевый пузырь вот-вот сдуется. И, в общем, это было довольно неприятное зрелище, потому что... Ну как? С одной стороны, там газ для России был одним из важнейших факторов внешней политики. Одновременно Россия сама себе (НЕРАЗБОРЧИВО), устраивая газовые войны и рассуждая о том, что, вот, с помощью газа мы будем строить Европу.

 

При этом проблема, понятно, была не в сланцевом газе, она была глубже. Проблема была в том, что рынок энергоносителей – это именно рынок. Газ не является ни философским камнем, не является уникальным суперкомпьютером, который можно купить только в одном месте. Это просто некоторое количество калорий, которые сжигают в печке. Есть условия по этим калориям, которые не выгодны или не приемлемы, и, вот, если это неприемлемо, всегда можно найти какие-то другие калории. Ну, не нашелся бы сланцевый газ, нашлось бы что-то другое. Там, стали бы строить больше ядерных электростанций, запустили бы больше угольных, что, кстати, сейчас и делает Германия.

 

И, вот, я обращаю ваше внимание, что, видимо, в значительной степени поворот внешней политики России связан как раз с крахом этой идеи о том, что мы всё можем сделать с помощью газа. И вот там значительное количество времени Кремль ждал, что сланцевый пузырь сам лопнет, а вот он всё не лопается и не лопается. И обратите внимание, что вся эта история с Украиной начала происходить тогда, когда Янукович (это было как раз незадолго до того, как он не подписал соглашение с ЕС)... В этот момент он еще торговался с Путиным, и вдруг он заявил, что к 2020 году Украина полностью избавится от газовой зависимости от России. Более того, что она будет экспортировать свой сланцевый газ, занимая, соответственно, долю России на рынке.

 

И, вот, честно говоря, мне кажется удивительным, что аналитики, которые рассуждают о причинах, которые побудили Кремль сделать Януковичу предложение, от которого нельзя отказаться, игнорируют вот эту очень важную причину, которая называется «украинский сланцевый газ».

 

Вот, еще раз обращаю внимание, что геополитика для нынешнего Кремля всегда была тесно связана с газом. Вот, когда, например, поменялось отношение России к Польше? Как только в Польше обнаружили сланцевый газ. Вот, сразу из страны, с которой мы не очень хотели дружить, она превратилась в страну, с которой резко улучшились отношения. Даже напомню, что как только начались неприятности с Грузией, что было первым взорвано в Грузии? Трубопровод. В 2008 году из двух выпущенных по Грузии «Искандеров» один был выпущен по трубопроводу.

 

И, вот, у меня ощущение, что одна из вещей, которая сменилась в российской политике, это вот когда у нас была первая фаза, когда повсюду рассуждали про энергетическую сверхдержаву. Потом был долгий период, пока ждали, что сланцевый пузырь лопнет. И вот сейчас мы имеем дело с третьей фазой, когда, с одной стороны, имеется совершенно обоснованное мнение в Кремле, что Европа слаба, что богатые люди воевать не хотят, что демократии воевать не хотят, что экономические санкции тоже весьма ограничены в силу того, что современный мир стал гораздо более многополярным и в силу того, что Китай в этом мире гораздо больше значит. И, соответственно, вместо газа пришла пора пользоваться каким-то другим оружием – там, вот, вежливыми зелеными человечками и так далее.

 

+7 985 970-45-45, Вот у меня тут, собственно, есть продолжение. У меня есть вопрос по смске, что, однако, будет делать Европа, если Россия перекроет газ. Ну, вот, я, во-первых, повторяю, что Россия вряд ли перекроет газ, потому что это в первую очередь ударяет по экономике России. А во-вторых, мы видим, что ровно за все эти годы Европа как раз снижала зависимость от российского газа. То есть скорее возникает вопрос о том, что будет делать Россия, когда Европа окончательно снизит свою зависимость от российского газа. Но вообще, конечно, всё происходящее мне очень сильно напоминает историю с... Знаете, была такая страна Конго (вернее, она сейчас существует), в которой были уникальные на тот момент, на 80-е годы месторождения колтана. 80-е, начало 90-х, в 90-е даже. Колтановая руда очень нужна, из нее получаются в дальнейшем при переработке хорошие батарейки для мобильников и, соответственно, компьютеров. И, вот, поскольку в Конго шла гражданская война, то разные стороны, которые кушали там друг друга, они всё время объясняли, что эту гражданскую войну инициировали западные державы, чтобы добраться до колтановых месторождений Конго. И, конечно, естественно, любая, которая приходила в Конго к власти, она занималась тем, что она экспортировала эту колтановую руду, которую добывали за 3,5 гроша местные люди в набедренных повязках, и закупала на нее там автоматы и всё остальное, что нужно для контроля за властью.

 

И, вот, местный конголезский миф гласил, что Запад погибнет без колтана и что Конго окружен западными врагами, которые только и хотят добраться до колтановой руды.

 

А на самом деле, кончилось дело тем, что... Ну, во-первых, понятно, что Запад переживет без колтановой руды, просто найдет какие-то другие способы, поскольку речь идет о рыночных механизмах. А, вот, местные конголезские товарищи – они не могут обойтись без всего, что им поставляет Запад. Вот, если Запад не будет покупать их колтановую руду, им не на что будет покупать автоматы.

 

И, собственно, в конце концов так произошло, потому что начались какие-то другие месторождения, по-моему, в Австралии, и уже теперь тяжело говорить о том, что есть великая держава Конго и против нее злоумышляет Запад.

 

В общем-то, еще раз повторяю, мы живем во время, когда кончилась стабильность в России. Это принципиально новое время. Мы не знаем, что будет через неделю, мы не знаем, что будет через 3 дня. Можно только сказать... Вот уже сравнивают, очень многие стали сравнивать наступающий режим с фашистским. Вот, Айдер Муждабаев замечательно обратил внимание, что когда Путин говорил 18 марта в своей речи о России, окруженной врагами, вообще в речи Путина очень много звучало слов о разъединенной нации, о единстве нации. Это было так, конечно, слышать довольно странно, потому что, например, мы называем фашистами сейчас украинских лидеров, но я с трудом себе представляю, чтобы из уст именно руководителей Украины сейчас можно было услышать такие слова о том, что, так сказать, страна окружена врагами, разъединенная нация и так далее, и так далее. И более того, Айдер Муждабаев обратил внимание, что Путин использовал слово «национал-предатели», «Nationalverräter», которое просто полностью является калькой с того слова, которое использовал Гитлер. И мне, конечно, кажется довольно странным в речи, в которой постоянно упоминаются слова «русские», «исконно русские земли», «воссоединение нации», использовать по отношению к своим оппонентам слово «фашисты». Но мне кажется крайне несправедливо сравнивать нынешний режим с фашистским по одной причине, о которой я уже говорила, что, конечно, когда возникает какая-то аналогия, когда видишь какие-то...

 

Вообще любая историческая аналогия всегда является только метафорой, да? Это, как мы говорим, там Луна катится в дымных облаках как щит варяжский или сыр голландский. Всегда любая историческая аналогия – это не больше, чем луна является щитом варяжским.

 

Но мне кажется, что, вот, естественно обращать внимание, прежде всего, на самые такие выдающиеся примеры. Это, на самом деле, вокруг нас очень много режимов, которые рассказывают, что они окружены врагами. Большую часть эти режимы руководят достаточно незначительными, к сожалению, в мировой экономике странами. Это страны такие как Венесуэла, Судан, Боливия, Зимбабве. Большая часть этих стран заключается в том, что это очень бедные страны, в которых очень коррумпированное или очень популистское правительство (иногда и то, и другое), которые переживают тяжелые экономические трудности, против них могут быть санкции Запада, а могут и не быть (но обычно бывают). Все свои экономические трудности это правительство объясняет санациями проклятых врагов, которые пытаются поставить эту страну на колени. И достаточно печальным является то, что мы видим, что такие режимы чрезвычайно устойчивы.

 

Всего лучшего, до встречи через неделю.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Интересный, на мой взгляд украинский политик Игорь Беркут.

http://www.youtube.com/watch?v=3EVJOmRxQ4g

 

Для справки:

 

Лидер партии «Великая Украина» (левая контрсистемная оппозиция), ветеран войны в Афганистане, разведчик, специалист по борьбе с терроризмом в финансовом секторе экономики.

 

Автор политического бестселлера 2009 года - книги «Брат», который стал не только самой продаваемой книгой уже сразу после выхода в свет, но еще и дважды переиздавался, что само по себе является исключительным событием для книг в аналитическом жанре.

 

Обладатель номинации «За вклад в футурологию» рейтинга ста творцов постсоветского пространства – 2009 по версии экспертного сообщества «Global Intellect Monitoring».

 

Герой нашумевшей в рунете видеозаписи «Бросок к свободе», которая за несколько дней набрала более полумиллиона просмотров и заняла первые места рейтингов на ведущих видеосервисах рунета.

 

Автор книги «Брат – 2», названной российскими СМИ скандальнейшим бестселлером 2010 года из ожидающихся проектов.

 

Один из самых цитируемых политиков за пределами Украины, один из 20 самых цитируемых политиков по вопросам судьбы Крыма в международных СМИ.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Правда о Евромайдане - немецкий телеканал KlagemauerTV

Share this post


Link to post
Share on other sites

Легендарная актриса Лия Ахеджакова всецело поддерживает Украину и целостность нашей страны. Как сказала сама актриса, что в последнее время боится обсуждать украино-российский конфликт со своими родственниками и друзьями, чтобы не остаться с ними врагами на всю жизнь.В тоже время Ахеджакова сказала, что даже если ее забросают камнями, Украину она не предаст. Ранее знаменитая кинодива уже высказывалась в поддержку украинской революции и Майдана.

В интервью "Радио Свобода" актриса сказала, что родилась на Украине и Украина останется ее родиной навсегда. Впоследствии актриса много гастролировала, ее одинаково тепло принимали как в Севастополе и Донецке, так и Львове и Киеве.

Лия Ахеджакова считает, что писать письма и обращения к правительству РФ и Владимиру Путину, абсолютно неэффективно. Актриса всерьез обеспокоена тем, что Россия все дальше скатывается во времена СССР, при чем в самые страшные времена. Людей судят и арестовывают за инакомыслие. Россияне напуганы и предпочитают делать вид, что поддерживают оккупацию Крыма.

Ранее в поддержку Украины и с критикой в адрес президента России Владимира Путина также выступили ряд известных личностей – Борис Гребенщиков, Максим Леонидов, Максим Виторган, Ксения Собчак, Юрий Шевчук, Андрей Макаревич написал песню "ОМОНовский вальсок" . А известный актер Максим Аверин и вовсе назвал Владимира Путина – Адольфом Путиным.

 

http://joinfo.ua/sociaty/865235_Liya-Ahedz...odderzhala.html

Share this post


Link to post
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Loading...
Sign in to follow this  

×
×
  • Create New...