Jump to content
Форум - Замок

В.Суворов - Полушария и луны. Часть 1.


Recommended Posts

В.Суворов - Полушария и Луны

Здравствуйте, друзья!

Между теорией и практикой есть определенный баланс, который важен при

изучении любой науки, а особенно при психологических штудиях - и об этом

балансе у нас сегодня пойдет речь.

Говоря об архетипах, мы вторгаемся в такую сферу, которая может быть названа

тонким миром, то есть в область явлений, которые воспринимаются не приборами,

не инструментами, а нашей собственной психикой. В каком-то смысле существование

тонкого мира и существование психики как отдельного объекта - это две стороны

одного и того же явления. Поэтому психология и эзотерика, если под эзотерикой

понимать изучение тонкого мира, имеют самое прямое соприкосновение: они

соприкасаются на том, что называется человеческой личностью.

Каждый век вносит что-то новое в ноосферу, то есть в ментальное тело Земли.

Одним из основных открытий ХХ века в физиологии была функциональная асимметрия

головного мозга. Вы все, наверное, видели изображение головного мозга в виде

двух полушарий, которые соединены перемычкой, так называемым мозолистым телом.

И оказалось, что правое и левое полушария играют в жизни человека разную роль:

одно из полушарий (обычно левое) ведает логикой, структурным мышлением и

абстрактными символизмами (в частности, речью), а другое ведает интуицией,

образами, аналоговым мышлением, ассоциациями, и сущностным восприятием.

Я расскажу сегодня, как функциональная асимметрия мозга связана с

астрологией. Вообще любое существенное обстоятельство, проявляющееся в психике

человека, в его внутренней жизни или внешней жизни, имеет свой астрологический

аналог. Есть, в частности, в астрологии и аналог деления мозга на правое и

левое полушария.

Мой рассказ существенен для того, чтобы дальнейшее ваше понимание всего

лекционного материала было правильным, то есть для того, чтобы вы нашли в себе

некоторый баланс между правополушарным и левополушарным восприятием всех

излагаемых мною понятий и концепций, в частности, высших архетипов, с которыми

так или иначе интимно связана вся современная психология . Высшие архетипы

находятся в тонком мире очень высоко, и если мы не приложим все свои душевные,

а также логические усилия для того, чтобы их воспринять и понять, то наше

понимание окажется поверхностным и неэффективным. Но, с другой стороны, если мы

начинаем постигать какой-то объект чересчур ревностно и забываем о

функциональной асимметрии мозга, то подчас возникают нехорошие психические

эффекты, бороться с которыми довольно сложно. И, в частности, для того, чтобы

они не возникали, я сегодняшнюю лекцию посвящаю именно этому сюжету.

Речь идет об оси в гороскопе, которую я бы назвал "осью мировосприятия"; в

другом контексте ее можно назвать "осью оккультизма". Я имею в виду оппозицию

лунного перигея (эту точку в гороскопе еще называют Томой, или Белой Луной) и

лунного апогея (эту точку в гороскопе еще называют Лилит, или Черной Луной).

Астрономически, что такое лунный перигей и лунный апогей? Луна вращается

вокруг Земли по эллиптической орбите, причем Земля находится в одном из фокусов

этой орбиты. Лунный апогей, а точнее, апогей лунной орбиты -это наиболее

отдаленная от Земли точка орбиты Луны, а лунный перигей - это наиболее

приближенная к Земле точка этой орбиты. Движение самой лунной орбиты таково,

что полный цикл Лилит и Тома проходят за девять лет, и в гороскопе они всегда

стоят в точной оппозиции. (Белую Луну-Тому не надо путать с Селеной - условной

точкой гороскопа, проходящей Зодиак за семь лет, которую тоже иногда именуют

Белой Луной). И по своему астрологическому смыслу Лилит приблизительно (может

быть, не на сто процентов, но хотя бы на девяносто) соответствует левому

полушарию, а Тома - правому.

А теперь мне хотелось бы рассказать об этих астрологических принципах так,

чтобы они приобрели для вас определенную психологическую глубину, в частности,

чтобы вы почувствовали их на себе.

В качестве эпиграфа я расскажу две истории. Одна из них - анекдот, а другая

- совершенная быль. Попробуйте угадать, что есть что.

Первая история звучит так. Прибегает на площадку для гольфа запыхавшийся

игрок и взволнованно говорит тренеру: "Вы знаете, произошло что-то ужасное! Я

неловко ударил по мячу, он вылетел на улицу, попал через окно автомобиля прямо

в голову шоферу, тот потерял управление и на перекрестке врезался в автобус,

который перевернулся, там сейчас страшная куча-мала, приехала скорая помощь,

приехали пожарные! Что мне делать? Что мне делать?" На что тренер ему отвечает:

"То же, что я говорю вам всегда. При ударе по мячу вставать точно по линии

удара и ни в коем случае не сводить ноги вместе."

А другая история такая. Одна домашняя хозяйка пригласила к себе гостей. Она

накрыла большой стол, на нем было много всякой вкусной еды, и, приглашая гостей

усесться за стол, она сказала так: "Кушайте, гости дорогие! Все очень вкусно!

Вы не думайте, что мне чего-нибудь для вас жалко! Все, что стоит на столе, я

уже отжалела."

Что бросается в глаза в этих двух историях? Каждую ситуацию мы можем

принимать или близко к сердцу, или чисто символически, то есть как набор

символов, которые не имеют к нам особого отношения и находятся где-то на

периферии нашего бытия. Эти символы могут быть нами очень хорошо осознаны и мы

можем ими достаточно ловко пользоваться - но это не значит, что мы принимаем их

близко к себе.

Восприятие Лилит - это восприятие человеком светофора: когда водитель или

пешеход смотрят на светофор, их интересует символизм в чистом виде. Горит

красный свет - ехать и идти нельзя, горит зеленый - можно.

Восприятие Томы - это интегральное, полное чувствование. Это полное приятие

того, что вы воспринимаете.

Еще пример: человеческое лицо. Представьте себе, что вы идете в театр. У вас

контрамарка на два лица. Вы идете вдвоем с товарищем, предъявляете контрамарку,

контролерша смотрит на эту контрамарку, на ней написано: "На два лица". Она

смотрит на ваше лицо, на лицо вашего спутника, и вас пропускает. Сколько

информации она считывает с ваших лиц?

Другой пример: к вам приходит друг, которого вы давно не видели. Вы смотрите

на его лицо, вас очень волнует, какое оно, какие изменения произошли за время

его отсутствия. Вы всматриваетесь в это лицо, вы впускаете его внутрь себя. Вот

в этот момент у вас включено правое полушарие, у вас активна Тома. Вы

воспринимаете его как часть себя.

Несмотря на всю разницу, переход от восприятия в стиле Томы к восприятию в

стиле Лилит происходит для человека иногда совершенно незаметно. Это называется

словом "привыкание". Новый человек входит в вашу жизнь. Он необычный, он

интересный. Вы его любите, он вас волнует. Вы с ним, может быть, частично

идентифицируетесь. Что такое настоящая любовь? Это состояние когда вам

интересно с человеком идентифицироваться, говорить его голосом, подражать его

походке, ощущать его всем своим существом. Вот это и есть Тома. А потом в

какой-то момент вы его восприняли, вы его ассимилировали и после этого (для

большинства людей совершенно незаметно) происходит подмена. Этот человек

становится для вас символом. Вот он к вам приходит, но вы уже не очень

обращаете внимание на то, какое выражение у него на лице, вы не всматриваетесь

в его глаза, вы не смотрите, какие особенности в его походке. У вас не

возникает никакой идентификации. Вы от него отделены самым далеким расстоянием,

которое только существует: он стал для вас абстрактным символом. Любовь

кончилась.

Конечно, не все так резко. На многие символы мы смотрим, воспринимая их

все-таки немного сущностно, а все, что мы воспринимаем сущностно, окружено для

нас какими-то символами, где-то они побочно существуют. Но, тем не менее, у

большинства людей разделение на эмпатическое, сущностное восприятие Томы и

символическое, абстрактно-образное восприятие Лилит чрезвычайно четко

разграничено. Другими словами, можно четко выделить одно состояние сознания

(управляемое Томой) и другое состояние сознания (управляемое Лилит) практически

без промежутка между ними.

Для Томы характерен акцент на целом. Здесь происходит целостное, тотальное,

интегральное восприятие объекта, в котором как будто нет частей. В самом

человеке нет частей, и в объекте, который он рассматривает, тоже частей нет.

Когда я вам рассказывал о структуре человека (оккультного организма), мы

рассматривали атманическое тело, буддхиальное, и т.д. до физического, и еще

каналы связи между ними: из атманического - в буддхиальное, из буддхиального -

в каузальное, и т.д. Сама по себе эта картинка относится к восприятию под Лилит.

Когда вы делите человека на части, когда вы выделяете отдельные каналы, это -

символическое мышление, которое разнимает живое, единое, цельное существо на

части.

А как будет выглядеть взгляд на оккультный организм со стороны Томы? Это

будет, например, кубик, у которого на одной грани будет написано: "атманическое

тело", на другой грани: "буддхиальное", на третьей: "каузальное" и т.д. И с

какой бы стороны вы ни смотрели, кубик будет для вас прозрачным, так что сквозь

любую грань вы будете просматривать и все остальные тоже. Таков взгляд Томы.

Она может ставить акценты, но она никогда не разнимает целое на части. Этот

взгляд совершенно синтетический.

Для Лилит характерно отделение символа от его значения, то есть символ - это

одно, значение - это нечто совершенно другое. Для Томы характерна практическая

идентификация символа с его значением.

Подумайте о словах, которые вы употребляете. Слова, которые обозначают

понятия, от вас более или менее далекие, вы употребляете под Лилит. Таковыми

были для вас названия знаков Зодиака (Овен, Телец и т.д.), когда вы еще только

входили в астрологию. Или, предположим, вы никогда не были в Красноярске. Вы

говорите иногда "Красноярск", но для вас за этим понятием не стоит ничего

конкретного: вы, конечно, понимаете, что там есть люди, улицы, площади, идет

какая-то жизнь, может быть даже, у вас есть там знакомые, но для вас это все же

некоторая абстракция. Или, еще пример, вы говорите "семья Петровых", при том,

что вы были в этой семье один раз. Тогда у вас сформировался образ этой семьи ,

но он статичен и во многом схематичен, то есть идет преимущественно под Лилит.

Но когда речь идет о том, что вам близко, когда речь идет о вашем собственном

доме, когда вы говорите: "Я еду в свой дом в Новосибирск", слово "дом" имеет

совершенно другой смысл, чем во фразе: "Я еду в Красноярск, в дом своих друзей",

- при условии, что вы там никогда не были. Для вас ваш дом - это реальность,

которая накрывает вас целиком. Она, конечно, не совсем с этим словом "дом"

склеена, но она, по крайней мере, к нему очень близка. У вас, когда вы

говорите: "Я еду домой", - или начинаете говорить о своем доме, меняется

состояние сознания. Этот символ для вас живой, он внутри вас при одном лишь

воспоминании, загорается ярким светом и преображает вас целиком - если, конечно,

вы свой дом любите.

Для Лилит характерно такое слово как "понимание". Я это понимаю. Для Томы

характерно слово "ощущение". Я это ощущаю. Я это воспринимаю. Если человек

говорит вам в ответ на ваши какие-то слова или действия: "Я этого не

воспринимаю", - будьте очень осторожны. Это совсем не то, что он вам говорит "Я

вас не понимаю". Если он говорит: "Я не понимаю" - это значит, что у него нет

символизма, с помощью которого он мог бы ваши слова перевести на свой язык

абстрактных понятий, который управляется Лилит. Когда же он говорит: "Я этого

не воспринимаю", - это означает, что у него включена Тома, что он старается

действительно сущностно погрузить в себя, непосредственно воспринять то, что вы

говорите, пережить это, и у него это не получается. Это совсем другое состояние.

Люди совершенно по-разному воспринимают ругательства, это отметил еще Игорь

Губерман, который в своих стихах употребляет их время от времени. Я как-то был

на встрече с ним, и он по этому поводу сказал: "Некоторые люди неправильно

воспринимают мои стихи. Там есть непечатные словечки. Но их не нужно

воспринимать буквально, как некоторые люди это делают". Что имел в виду поэт?

Что если он, предположим, употребляет слово "дерьмо", то не надо думать, что

оно, когда в строчке стоит, прямо оттуда и пахнет, а надо воспринимать это

слово как символ чего-то плохого, то есть абстрактно. А если у человека

Меркурий, например, стоит в соединении с Томой? Как вы думаете, реально для

него такое восприятие или нет?

Для Лилит характерно точное значение каждого используемого символа, причем

использоваться он должен в определенных рамках, выходить за которые не следует.

Для Лилит типична такая, например, фраза: "Вы употребляете некорректное

выражение, некорректное понятие". С точки зрения левого полушария, любое

понятие существует только в определенном смысловом поле, а если человек за

пределы этого смыслового поля вышел, а термины продолжает употреблять, то его

поведение некорректно. И человек, у которого в данный момент активна Лилит,

всегда заметит подобную некорректность и подобную фразу произнесет. Человек,

который находится под влиянием Томы, то есть правого полушария, никогда ничего

такого не скажет. У него есть некоторое ассоциативное поле смыслов, которые

вплетены в его тотальное переживание, и он не отличает одного смыслового поля

от другого - он переживает то, что происходит, и этим занят, и о другом не

думает. Для него символ это не ограничитель. Для Лилит символ - это

ограничитель, это точное значение в точно заданных пределах. А если у человека

включена Тома, для него символ - источник вдохновения, отправная точка для

свободного ассоциирования.

Я не знаю, приходилось ли вам оказываться в ситуации, когда вы пытаетесь

что-то точное и ясное объяснить человеку, а он, слушая вас, неожиданно

разражается стихотворной цитатой, связанной лишь ключевым словом с тем, что вы

говорили, и это его уводит куда-то очень далеко, видно, что совершенно не туда,

но он почему-то очень доволен происходящим. Например, он воспринимает ваше

точное сообщение, которое вы пытаетесь в него внедрить, что вы приезжаете в его

город в таком-то поезде, в такое-то время, и просите его прийти на вокзал и вас

встретить. У вас такое впечатление, что он совершенно пропускает все это мимо

ушей, когда он в ответ начинает вам цитировать стихи Бориса Пастернака из

сборника "На ранних поездах" - в то время, как, по вашей мысли, он должен был

бы держать в руках блокнот и точно записывать номер поезда. Но при восприятии

по Томе человек интериоризирует символ, который получает, и переживает его в

своем внутреннем мире. В данном случае, символ - это информация о вашем приезде,

и человек его воспринимает, а затем приходит в экстатическое состояние в связи

с тем, что он вас увидит, и в рамках своего экстатического состояния начинает

читать любимые стихи, то есть жить полной жизнью. Таким образом, для Томы

символ - это в каком-то смысле стартовая площадка для дальнейшего творческого

процесса.

Если для Томы типично ассоциативное поле, или пейзаж ассоциативных полей,

где могут быть и краски, и звуки, и многое другое, то для Лилит характерно

точное знание, символом которой является наука, как она понимается в идеале.

Другой пример - кстати говоря, распространенная ситуация. Вас знакомят с

каким-нибудь человеком, и он весь из себя такой добрый, мягкий, все время

улыбается, и вам говорят, что он точно такой на самом деле и есть. Он всегда

вас выслушает, он всегда вас поймет, он такой необыкновенно замечательный,

единственно, у него, к сожалению, страшная мегера-жена. И совершенно непонятно,

как он с ней живет. Она его так мучает, она его так ограничивает, она его так

ревнует ко всем без исключения, но с необыкновенной свирепостью! Астрологически

эта ситуация совершенно ясна. Человек живет под Томой и отлично себя чувствует,

но поскольку в мире в таком состоянии не проживешь, то функцию Лилит, то есть

Черной Луны, он делегировал своей жене, и нужный для выживания жесткий порядок

и необходимую структуризацию пространства она делает, так сказать, за двоих.

Аналогично, нередко бытует легенда о том, что в государстве хороший добрый

царь, но у него злые министры, которые искажают ему видение положения дел в

стране и не дают должным образом руководить.

В действительности, в психике всегда есть определенный баланс, то есть у нас

никогда не бывает ни чисто сущностного проживания, ни чисто символического. Но

каждый человек выбирает этот баланс сам.

Рассмотрим, например, приготовление пищи. В кулинарии есть две

противоположные школы. Когда кухарка или повар берут в руки кулинарную книгу,

то по отношению к ней возможны два подхода. Одни люди стремятся максимально

точно следовать инструкциям, которые есть в этой книге, хотя сами инструкции

бывают иногда несколько расплывчаты. У меня, например, всегда была склонность к

кулинарии, и я еще как-то мог понять выражение "тушить до готовности", при всей

его неопределенности, но когда в инструкции говорилось: "тушить до

полуготовности", то тут я все-таки терялся, потому что, будучи математиком, я

плохо мог понять, как понятие "готовность" может быть разделено напополам. Но,

тем не менее, есть хозяйки, которые стремятся максимально соблюсти инструкцию.

И они, соответственно, отмеряют ложки, стаканы, у некоторых даже весы есть, и

они взвешивают все эти продукты.

А есть противоположная кулинарная школа, когда продукты кладутся по

вдохновению, когда вся балансировка идет по вкусу, и время приготовления

определяется так, как человеку подсказывает его интуиция. Такие хозяйки, если

их спросить о рецепте, теряются. Они вам ничего не скажут. И у них это блюдо

каждый раз выходит по-разному, даже с одним и тем же рецептом. Оно очень сильно

зависит от эмоционального состояния, от психического состояния, от настроения,

но некоторые при этом ухитряются готовить очень хорошо. Например, узбек никогда

не купит пакет риса, как это делаем мы: он покупает мешок риса, причем дорогого.

И когда он варит из этого мешка первые два-три плова, он лишь

приспосабливается к рису из данного мешка. И лишь после этого он может варить

плов по-настоящему.

Когда человек занимается поварским искусством под Томой, он вкладывает в это

блюдо всего себя до конца. И самый рутинный процесс, такой, скажем, как

перемешивание салата, для него становится чрезвычайным моментом отдачи энергии.

Я это, кстати говоря, не раз замечал. Когда вы режете овощи, это еще туда-сюда,

но когда вы начинаете их смешивать, идет сильнейшее поглощение энергии повара:

салат буквально высасывает его без остатка. Это связано с тем, что в процессе

перемешивания продукты начинают взаимодействовать друг с другом, и для того,

чтобы в конце все хорошо получилось, то есть чтобы они подружились друг с

другом и образовали, так сказать, единый дружный коллектив, нужна очень большая

поварская энергия. Это взгляд Томы. А взгляд Лилит - нет проблем, взял миксер,

поставил, оно себе и перемешалось. Понятно, да? Этим отличается еда, которая

приготавливается в ресторане, от еды, которая приготавливается в столовой. В

столовой она готовится под Лилит, а в ресторане индивидуально каждому клиенту

готовят то, что он заказывает, и Тома у кулинара в ресторане включена гораздо

сильнее, чем у общепитовского повара.

Поговорим теперь на тему о чувствительности. Это тоже очень важный момент.

Почему Лилит иногда называют точкой зла в человеке? В этом есть большой смысл.

Тома дает сверхчувствительность: если вы что-то воспринимаете сущностно,

если вы воспринимаете это целиком, эмпатически, то естественно, что вам в этом

положении трудно творить зло. Если вы взаимодействуете с другим человеком и при

этом вы чувствуете его как себя, и нанесете ему зло - вы сами сразу же

почувствуете его боль, и вы не станете этого делать. Обратная связь тут

моментальная.

Link to post
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Loading...
×
×
  • Create New...