Jump to content
Форум - Замок
Sign in to follow this  
Алесь

Роман Китая и США: пауза или финал?

Recommended Posts

Роман Китая и США: пауза или финал?

17:22 12.05.2014 , Дмитрий Адамидов

 

 

Американские корпорации сворачивают производство в КНР и возвращают заводы домой

 

Запад меняет тренд: «чайнизация» уходит в прошлое, на смену ей приходит реиндустриализация. Первыми ласточками могут стать американские гиганты, которые начинают возвращать производство на родину. И дело не только в том, что Поднебесная сооружает барьеры для входа на рынок.

 

Но обо всем по порядку. Не будет большим преувеличением сказать, что последние 30-35 лет в мировой экономической истории прошли под знаком преображения Китая, которое в конечном итоге в корне изменило все мировое хозяйство.

 

После смерти Мао Цзэдуна в 1976 году произошла смена политического курса, и Китай постепенно стал интегрироваться в мировую экономику. Трудовые ресурсы КНР к тому времени примерно равнялись всем совокупным трудовым ресурсам развитых индустриальных стран. При этом оплата труда в Китае и сегодня в несколько раз ниже, чем в Европе или США, не говоря уже о Японии, а в начале 1980-х она была ниже едва ли не на порядок. Кроме того, в КНР не было таких жестких требований по экологической безопасности, как в Европе (говоря начистоту, до начала 2000-х годов не было почти никаких).

 

Неудивительно, что в такой ситуации с начала 1980-х годов в Китай стали массово переводиться промышленные предприятия, производства из Европы, США, Японии (прежде всего трудоемкие и «грязные», но и не только). То, что не переносилось добровольно, китайцы активно «копировали», то есть воровали технологии и пытались воспроизвести сами. В результате в США, Европе и Японии в основном остались по преимуществу управленцы, а также инженеры и дизайнеры. Ну и, разумеется, финансовые потоки с прилагающимися к ним финансистами. Конечно, переехала далеко не вся промышленность: к примеру, предприятия ВПК или гражданское самолетостроение никуда не перемещались. Но определенный тренд был налицо: если в 1970-е годы доля промышленности в ВВП развитых стран составляла 60-70%, то сегодня она стала как минимум вдвое меньше.

 

Такой симбиоз был выгоден обеим сторонам. Китаю это помогло накормить население и занять его производительным трудом. Странам Запада это помогло выбраться из затяжного кризиса 1970-х годов и создать невиданное прежде по масштабам общество потребления. Потом это все приписали волшебному влиянию политики тэтчеризма и рейганомики, но на самом деле оба эти явления были не причинами, а следствиями вышеописанного процесса. Равно как и бурный экономический рост последующих 15-20 лет и становление глобальной экономики были обусловлены именно тем, что за КНР по такому же пути последовали и другие государства: Индия, Южная Корея, страны Юго-Восточной Азии. Много дешевой рабочей силы, помноженной на производительные технологии и финансовую систему, готовую бесконечно эмитировать деньги для оплаты этой самой рабочей силы и потребления продукции, которую она производит.

 

Но теперь мы, похоже, наблюдаем начало обратного процесса: США начинают перевод мощностей из Китая обратно. Этому есть несколько причин.

 

Во-первых, постепенно исчезают прежние выгоды. Китай сегодня уже почти завершил индустриализацию и постепенно входит в этап экономического развития, которое было характерно для западных стран и, кстати говоря, СССР в конце 1960-х – начале 1970-х годов. То есть «застой», как это называлось у нас. Экономика выходит на пик производственных возможностей и уже не может расти по 10% в год. Производство медленно, но верно переориентируется на внутренний рынок, дорожает рабочая сила, снижается экспорт (либо возрастает импорт) и, по большому счету, это сужает возможности для кооперации: Китай уже не так дешев, чуть менее производителен и вдобавок не готов в прежних объемах финансировать экономику США, покупая больше всех американских гособлигаций.

 

Во-вторых, в самих США постепенно наступает отрезвление. Постиндустриальное общество и управление финансами в мировом масштабе – это хорошо, но надо понимать, куда девать освобождающееся население. Что делать с «ржавым поясом» и другими регионами, впавшими в депрессию в результате переноса производств в Азию? Наконец, возникают чисто политические проблемы: на набравший силу Китай особо не прикрикнешь, а если все же придется, то можно остаться не только без гаек и болтов, но и без микроэлектроники для какого-нибудь очень важного авианосца или самолета.

 

Ну и, конечно же, мощным катализатором процесса выступает поведение властей США, потому что в последние годы они делают всё, чтобы максимально дестабилизировать обстановку в мире. В том числе постепенно подбираются к Китаю, а там есть свои болевые точки: Тибет, да и Синьцзян-Уйгурский автономный район. Притом, что такие действия невыгодны абсолютно всем, кроме узкого круга «ястребов» из ВПК и финансистов, сделавших ставку на тотальный хаос. Но они, к сожалению, сегодня определяют политику. Так что сегодня есть довольно приличная вероятность того, что 30-летний экономический «роман» Китая и США прервется или как минимум вступит в пору взаимного охлаждения.

 

Но даже если это и случится, то явно не по инициативе китайской стороны.

 

Читать полностью: http://www.km.ru/economics/2014/05/12/bizn...pauza-ili-final

Share this post


Link to post
Share on other sites

США обвинили китайских военных в кибершпионаже

 

Власти США обвинили пятерых китайских военных чиновников в экономическом шпионаже и краже конфиденциальной коммерческой информации путем хакерской атаки. Об этом сообщил генпрокурор страны Эрик Холдер. По его словам, от их действий пострадали шесть американских компаний, а также одна профсоюзная организация. Это первый случай, когда США предъявили обвинение в хакерском взломе официальным лицам иностранного государства.

 

“Речь идет об экономическом шпионаже со стороны китайских военных, – заявил Холдер. – Степень конфиденциальной коммерческой и другой украденной информации значительна и требует от нас решительного ответа. Мы должны сказать: хватит. Наша администрация не потерпит подобных действий со стороны какого бы то ни было государства, пытающегося незаконно подрывать деятельность американских компаний и целостность честной конкуренции, присущей функционированию свободного рынка”.

 

Как утверждает американская сторона, жертвами шпионажа стали такие компании как US Steel Corp, Alcoa и другие. Хакеры, якобы, пытались получить информацию о ядерном секторе США, металлургической промышленности и выработке солнечной энергии. Пекин эти обвинения отвергает.

 

Посла США вызвали в МИД КНР из-за обвинений в кибершпионаже

 

Посла США в КНР Макса Бокэса вызвали в китайский МИД в связи с тем, что Вашингтон обвинил в кибершпионаже пятерых военных из Поднебесной. Китайцы назвали обвинения сфабрикованными.

 

Это, по мнению официального Пекина, является "серьезным нарушением норм международного сотрудничества и подрывает взаимное доверие между США и Китаем". В понедельник, 19 мая, КНР призвала Соединенные Штаты "исправить ошибку", передает ИТАР-ТАСС. Из-за обвинений Пекин разорвал сотрудничество с Вашингтоном в Интернете.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Нравится мне такая реакция...

 

Когда они прослушивают все правительства в Европе - это доХтур со стетоскопом???

Share this post


Link to post
Share on other sites

Китай потребовал от США прекратить наблюдение за своей территорией

 

Министерство обороны КНР призвало США прекратить наблюдение за своей территорией и способствовать налаживанию обстановки для двусторонних военных связей, сообщает агентство «Синьхуа»

 

Соответствующее заявление военное ведомство распространило в связи с инцидентом, который произошел в небе над Южно-Китайским морем 19 августа.

 

В документе отмечается, что обвинения США в провокации со стороны Пекина «абсолютно беспочвенны», поскольку китайский летчик действовал абсолютно профессионально и находился на безопасном расстоянии от американского самолета. Представитель министерства обороны Ян Юйцзюнь отметил, что США зачастую сами провоцируют аварии в небе и ставят под угрозу воздушную безопасность.

 

Пекин призвал Вашингтон соблюдать нормы международного права, с уважением относиться к опасениям стран тихоокеанского побережья и уделять внимание различиям в работе обеих сторон в вопросах морской безопасности. Ян Юйцзюнь подчеркнул, что США необходимо отказаться от конфронтации, а также предпринять конкретные действия с тем, чтобы наладить двусторонние военные связи.

 

22 августа власти США сообщили, что китайский истребитель в международном воздушном пространстве, в 220 км к востоку от китайского острова Хайнань, приблизился на расстояние в десять метров к американскому патрульному противолодочному самолету. Вашингтон расценил этот маневр как опасную провокацию и выразил Пекину свою обеспокоенность.

Share this post


Link to post
Share on other sites

США и Китай: смертельная схватка? Американские генералы всерьез говорят о войне с Поднебесной

Сложившийся баланс сил в мире может быть разрушен полностью и необратимо. Заместитель главы Пентагона Роберт Уоркс заявил, что в случае обострения спора между Китаем и Японией по поводу островов Сенкаку США дадут свой «военный ответ». «Мы, разумеется, дадим военный ответ на любую агрессию в отношении наших союзников», – сказал Уоркс. Понятно, что военное противостояние между Китаем и Штатами может иметь для этих государств самые разрушительные последствия, и вряд ли в Вашингтоне это не понимают. В то же время, активность США по поводу начавшейся в Гонконге «революции зонтов» показывает, что Америка всерьез рассматривает вопрос о наступлении на Китай.

 

Известно, что Соединенные Штаты в достижении своих целей не останавливаются ни перед какими средствами и не считаются ни с какими понятиями о гуманизме. В арсенале американских политиков есть разжигание гражданских войн в других странах, экспорт революции, прямая военная агрессия. В то же время, все знают, что открыто воевать Штаты решаются только с очень слабыми государствами, которые заведомо не могут ответить, такими как Ирак или Югославия. Одно лишь подозрение на наличие современного оружия у Ирана, Сирии, КНДР заставило отказаться от прежних воинственных планов. Поэтому крайне странно звучит заявление о «военном ответе» Китаю, который намного превосходит по военной мощи все вместе взятые государства так называемой «оси зла».

 

Главное, что Штатам нет никакого резона помогать Японии в ее споре с Китаем за восемь микроскопических необитаемых островов Сенкаку, хоть там и есть большие залежи углеводородов. Тем более, китайские руководители не из разряда пугливых и нерешительных, на бежавшего с Украины президента Януковича они совсем не похожи. Не стоит забывать, что Китай это еще и ядерная держава, и хоть количество ракет у Поднебесной не сопоставимо меньше, чем у Штатов, неприемлемый ущерб КНР нанести Америке может.

 

По сухопутным силам Китай уже значительно превосходит США. Американская армия вместе с резервом и национальной гвардии насчитывает не боле полутора миллионов человек, в то время как в Китае в случае вторжения под ружье готовы встать десятки миллионов. В КНР постоянно практикуется военное обучение миллионов студентов и другой молодежи. По количеству танков и БМП у стран наблюдается почти паритет (7600 танков и 1400 БМП у Китая и 5400 танков и 6700 БМП у США).

 

Понятно, что на вторжение на территорию Китая США вряд ли решатся. Битвы будут происходить в воздухе и на море. У китайцев есть примерно 50 дизельных и около 20 атомных подлодок, один авианосец, 33 миноносца и около 50 фрегатов, в строю ВВС Китая находится до 3000 различных боевых самолетов. В США стоят на вооружении 10 авианосцев, 22 крейсера, 72 атомные подлодки, 62 миноносца, 17 фрегатов, 9 десантных кораблей, более 5000 самолетов. Как видим, тут у американцев есть некоторое преимущество, но явно не такое, чтобы добиться легкой победы и малой кровью.

 

Вывод напрашивается один: США задумали любыми способами отстоять свое право на мировую гегемонию. Ради этой цели некоторые деятели в Штатах готовы, видимо, уничтожить всех других и удавиться сами.

 

В принципе, такая стратегия вполне возможна. Ведь Америка имеет колоссальный госдолг, всё могущество страны держится на готовности других государства принимать в качестве платежного средства доллар. Эта готовность во многом держится на страхе. Именно поэтому так болезненно на Западе были восприняты действия России во время войны в Южной Осетии в 2008 году. Тем более, совершенно вызывающим в глазах американских политиков выглядело воссоединение Крыма с Россией в этом году, когда на полуострове планировалось размещение баз НАТО. Подобные шаги, не считая уже предоставления убежища беглому агенту ЦРУ Сноудену, показали всему миру, что можно отстаивать свои национальные интересы, не боясь Америку. Тут еще и российская инициатива по предотвращению войны в Сирии, контакты Москвы с Ираном, провал американского сценария в Египте и, как добивающий удар, создание и развитие БРИКС. Тут уж не «до жиру». Для спасения ситуации подойдет и Майдан в Гонконге и даже мировая война.

 

– Воинственные заявления американцев объясняются очень просто. У них просто нет другого выхода. Они ждали очень многих своих союзников, чтобы «отступать дальше», – говорит зам. директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин.

 

– Если дело дойдет дело до столкновения с Китаем, то США постараются его максимально ограничить, только воздушными и морскими операциями в районе этих самых островов, не более того.

 

 

«СП»: – Но Китай просто так не будет смотреть, если, к примеру, потопят его корабль.

 

– На море и в воздухе США вместе с Японией пока еще имеют преимущество над Китаем. Хотя без потерь, конечно, не обойдется. Потери будут с обеих сторон. Причем существует риск неконтролируемой эскалации конфликта. В этом случае дело может дойти до очень серьезной войны. Но американцы просто сейчас уже не могут отступать.

 

 

«СП»: – Но какие интересы США есть вокруг этих безжизненных островов?

 

– Конечно, американцам нет дела до этих островов. Но Япония – это один из важнейших союзников Штатов. Американцы сдали Грузию, почти сдали Украину. И теперь очень многие в мире задумываются, зачем нужен союз с США, если он ничего не дает, если Штаты сдают союзников, не шевельнув пальцем для помощи им. В Ираке и Сирии отчасти происходит то же самое. Поэтому американцам важно показать Японии, что союз с ними имеет смысл.

 

 

«СП»: – Но неужели для демонстрации своей мощи Штаты не могут найти более слабую жертву? Странно после проигрыша в Грузии рассчитывать на победу над Китаем.

 

– Америка не может сама себе подыскивать победоносную войну. Дело в том, что один из важнейших союзников – Япония, у которой конфликт именно с Китаем. Речь идет о конкретном конфликте.

 

 

«СП»: – Но война с Китаем станет самоубийственной для Америки.

 

– Очевидно, американцы догадываются об этом. Война с Китаем, так же как и война с Россией не в их планах. Но отступать им тоже некуда. Иначе геополитическое влияние Штатов рушится полностью. Если США не покажут силу, то никто в мире им не будет верить. Им уже не верят.

 

 

«СП»: – Насколько сопоставимы военные потенциалы Америки и Китая?

 

– Сравнивать сухопутные потенциалы достаточно бессмысленно. Сложно представить, что конфликт перерастет в наземное противостояние, просто негде этому происходить. Но в воде и воздухе США плюс Япония сильнее Китая, хотя и не очень значительно. Если война начнется, то потери будут большими с обеих сторон.

 

 

«СП»: – Важен еще и боевой дух. Китайское общество довольно монолитно, а в США болезненно воспринимают гробы солдат, погибших в другой части света.

 

– Не надо недооценивать американские вооруженные силы. Это довольно грубая ошибка. Вот у европейцев боевой дух отсутствует вообще, но у американцев он пока сохранился. Тем более, в авиации и на флоте потери в людях будут относительно небольшими. Скажем, экипаж крейсера составляет примерно 200-300 человек. Даже если корабль потопят, то вряд ли все они погибнут. Так что потери не надо преувеличивать.

 

Военный эксперт и китаевед Андрей Девятов далек от мысли о возможной войне между Китаем и США. Но не исключает нарастание противостояния в мире.

 

– В своей речи в Вест-Пойнте Барак Обама сказал, что не будет отправлять своих солдат воевать. Мол, можете быть спокойны. Правда, часть элиты США, представленной белыми протестантами, постоянно говорят о войне, о сухопутной операции против «Исламского государства» и так далее. Но Обама четко сказал, что воевать не будет.

 

Что касается Китая, то в прошлом году в Калифорнии в поместье Саннилэндс состоялась встреча Си Цзиньпина и Обамы. Там два лидера фактически заключили пакт о ненападении.

 

Первый такой пакт был заключен в 1979 году между Дэн Сяопином и президентом Джимми Картером. Тогда было заключено соглашение не нападать друг на друга сроком на 20 лет. Потом, в 1999 году, еще на 20 лет соглашение было продлено Биллом Клинтоном и Цзян Цзэминем. Они договорились, что войны с применением оружия не будет.

 

Поэтому не стоит обращать внимание на то, что некоторые генералы стучат мечом по щиту. Всё это не более чем политические демонстрации.

 

«СП»: – Зачем США и КНР иметь пакт о ненападении?

 

– Для того же, зачем был подписан пакт Молотова-Риббентропа. Речь идет о разграничении сфер влияния, зон интересов. А происходящее вокруг островов Сенкаку обусловлено внутренней потребностью Китая держать общество в напряжении. Для консолидации народа нужен враг, а враг для Китая это японцы. Великая китайская мечта состоит в том, чтобы опять стать великой нацией «первого порядка» и отомстить всем, кто унизил Китай. Прежде всего, англичанам, японцам и русским. Отомстить за всё то, что было в XIX веке. Вот это китайцы и будут делать.

 

«СП»: – Но американцы почему-то активно выступают по поводу митингов в Гонконге.

 

– Гонконг я воспринимаю как провокацию. Это то же самое, что было в 1989 году на площади Тяньаньмэнь. Американцы не могут сейчас это устроить в Пекине и потому устраивают в Гонконге. Китайцы будут стараться уладить ситуацию «недеянием», то есть, не обращая внимание. Организаторам надо продержать протестующих две-три недели и сподвигнуть на какие-то безобразия. Тогда, может, удастся спровоцировать центральные власти на силу.

 

«СП»: – Получается, что США не собираются воевать с Китаем, но будут расшатывать ситуацию в нем.

 

– США нельзя воспринимать как единое целое. У нас говорят про «башни Кремля», но разные силы есть и в Штатах. Да, там есть отдельные группы, которые строят свои планы относительно Китая. Но пока ни события в Гонконге, ни заявления зам. главы Пентагона не свидетельствуют о начале большой войны. Есть пакт о ненападении, так что никакой войны с применением оружия до 2019 года не будет.

 

– Сегодня мы наблюдаем битву за Китай между Россией и США, – считает директор Центра геополитических экспертиз Валерий Коровин. – Главная цель американской внешней политики – Россия, лежащая в центре Евразии и способная консолидировать вокруг себя всех противников агрессивной политики Штатов. Китай здесь некая вспомогательная площадка, с помощью которой США пытаются надавить на Россию. Нас блокировали на европейском направлении посредством конфликта на Украине, угрожают прекратить покупать наш газ. В этих условиях Китай становится альтернативным партнером, который не дает России остаться в изоляции.

 

Сегодня США дают понять КНР, что у нее будут проблемы. Но не из-за собственного поведения Китая на международной арене, а из-за развития двусторонних отношений с нашей страной.

 

 

«СП»: – Но угроза применения военной силы наоборот заставляет Китай искать более тесного союза с Россией.

 

– Все угрозы, которые звучат со стороны США, вполне укладываются в дипломатическую практику выказывания недовольства. За агрессивными заявлениями совершенно не обязательно последует военная агрессия. Скорее, это просто знак недовольства.

Что касается сетевых технологий, то их Америка будет применять. США вполне могут использовать против Китая тактику сетевых войн в Гонконге, пытаться давить на китайские власти «снизу» и тем самым делать их более сговорчивыми в плане отказа от сотрудничества с Москвой. В ход идут дипломатические угрозы и дестабилизация ситуации внутри Китая.

 

 

«СП»: – Есть мнение, что США в разных уголках мира потерпели поражение и теперь, от безысходности, им надо

продемонстрировать силу.

 

– Тактика Вашингтона не заключается в том, чтобы везде в мире построить процветание по американскому образцу. Она заключается в распространении хаоса. С этой точки зрения Штаты действуют весьма успешно. И в Закавказье, и в Восточной Европе, и в Азии, и на

Ближнем Востоке. Кратковременные поражения совершенно не деморализуют американскую элиту, которая умеет держать удар и найти в себе силы, чтобы перегруппироваться и продолжить наступление в мире.

 

Но всё это не исключает мирового восстания против Америки, консолидации против нее Китая, Индии, Ирана, стран БРИКС. Если союз традиционных обществ состоится, то экспансия США может быть остановлена и повернута вспять.

 

 

Американист Борис Межуев считает, что войны между США и Китаем не будет, но налицо попытка Вашингтона выстроить новую модель миропорядка:

 

– На мой взгляд, в Вашингтоне решили форсировать создание Тихоокеанского партнерства на основе антикитайской коалиции. В Штатах понимают, что постепенно выстраивается «ось» сотрудничества России и Китая. Раньше всегда США противодействовали нашему союзу, теперь выбрана тактика сплачивания антироссийского Запада и антикитайских стран Азиатско-Тихоокеанского региона. То есть, сейчас решили не отдельно действовать против России и Китая, а консолидировано против нашего блока.

 

Тем более, в США понимают, что союз между Россией и Китаем очень непрочный, что Москве и Пекину сложно найти полное взаимопонимание по всем вопросам.

 

Я не думаю, что американцы решатся на что-то значительное. Скажем, военная помощь протестующим Гонконга выглядит фантастически. Хотя США будут пытаться воздействовать на ситуацию. Возможно, здесь есть и экономические причины – всё-таки Гонконг это альтернативный финансовый центр. Видимо, есть желание дестабилизировать ситуацию там, чтобы не допустить обращение нелояльных к Америке государств к этому центру.

 

Сейчас создаются трансатлантическое и транс-тихоокеанское партнерства, и в этом состоит суть новой геополитики США. Причем это не геополитика Барака Обамы, этот «новый мир нового Запада» будет строиться при новой администрации.

 

 

«СП»: – Но дразнить Китай довольно опасно.

 

– США намекают, что Японии надо полностью подчиниться американцам, чтобы ее не сдали. Оставить все претензии на независимость политики, ввести санкции против России. Штаты выстраивают коалицию от Европы до Америки, Австралии и Японии. И эта коалиция должна быть единой. Сплачивают всех китайская угроза, антироссийские настроения, обещания американской помощи.

Китай сейчас провоцируют точно так же как Россию. Майдан на Украине заставил Москву задуматься над угрозой того, что Украина полностью отойдет от нас. Точно так же Китай провоцируют постоянными угрозами вмешательства во внутренние дела, а у КНР много проблем: Гонконг живет по своим лекалам, есть проблема Тибета, Синьцзяна. Любая попытка вмешательства во внутренние дела воспринимается Пекином очень болезненно, ему приходится реагировать на все внешние обстоятельства. Но когда Китай реагирует, Штаты говорят: «Посмотрите, дракон просыпается». Майдан заставил Москву принимать встречные шаги, и все заговорили о российской угрозе. Сначала провоцируют, а потом кричат: «Давайте все вместе спасаться от пробудившихся дракона и медведя». От такой тактики концепция новой геополитики выигрывает.

 

 

«СП»: – Но США неоднородны. Какие силы продвигают концепцию новой геополитики?

 

– Прежде всего, это финансовый капитал с Уолл-стрит. Это правое крыло Демократической партии, которое, видимо, станет преемником администрации Обамы. В какой-то степени, это нефтяные компании. Сюда относится и производственный бизнес, который ждет освобождения от китайского влияния в мире. Всё время своего правления Обама пытался играть на противоречиях промышленного и финансового капитала, но сейчас они нашли общий язык. За новую геополитику выступают и силы, нацеленные на продвижение так называемых «европейских ценностей» в Штатах в виде ЛГБТ-движений. То есть, у нас на глазах возникает совершенно новая коалиция идеи «глобальной Америки», которая привлекательней того, что может предложить Республиканская партия.

Коалиция ориентирована на возрождение США как великой страны, лидера не всего мира, но «нового Запада». В новой конструкции должны быть сняты противоречия между США и ЕС, новую роль получают Великобритания и близкие к ней Австралия и Канада. Почти полным сателлитом сделали Японию. Это будет мир, который подчинен «глобальному Западу», сплотившемуся вокруг США.

 

 

«СП»: – И в этом мире допустима конфронтация с Китаем и Россией.

 

– Допускается политическое отчуждение от России и некоторое экономическое отчуждения от Китая. Мир представляется как в книгах Толкиена: есть Мордор с Сауроном и есть «братство кольца». Мы уже видим строительство этой модели. Мы видим замирение Берлина с Вашингтоном, увеличение роли Австралии и Канады как британских доминионов. Теперь мы наблюдаем повышение роли Японии как антикитайского государства.

Share this post


Link to post
Share on other sites

США – Китай: соперничество на Востоке

 

09:56 8.10.2014 , Сохраб Энами

Вашингтон намерен продолжать взятый курс на создание нового регионального баланса на основе стратегического сдерживания Китая

 

В последнее время представители США и Китая обмениваются весьма резкими заявлениями по поводу зоны воздушной обороны в Южно-Китайском море. Это позволяет предположить, что оба государства добиваются стратегического сдерживания друг друга в восточноазиатском регионе.

 

Уже целое десятилетие американские специалисты по стратегии и видные представители политических и научных кругов этой страны говорят о превращении Китая в сильнейшую державу Восточной Азии. За этот период Поднебесная смогла усилить свою экономическую и военную мощь, открыв тем самым для себя новые горизонты.

 

Подобная ситуация для Америки, которая представляет именно себя лидирующей державой во многих частях света, является весьма проблематичной.

 

За последние годы американцы предприняли немало усилий для ограничений военных амбиций Китая. В качестве примера подобной тактики можно привести создание различных военных баз в приграничных с КНР странах.

 

После того как в 1998 году Северная Корея запустила семь ракет в сторону Японии, США установили в этой стране самые первые ракеты Patriot. В течение последних нескольких лет Вашингтон также сумел легализовать размещение в этом регионе данных ракет и своих военных баз.

 

В Японии и Южной Кореи у Соединенных Штатов шесть военно-морских и авиационных баз, в которых с 1998 года располагаются части американских ВМС и ВВС. Базы военно-воздушных сил США также находятся на Филиппинах и в Сингапуре.

 

Однако с анонсированием новой оборонной стратегии Соединенных Штатов зимой 2012 года стало очевидно их желание пересмотреть геополитический баланс в Восточной Азии. Согласно новой стратегии, делается акцент на стратегическом балансе в Азиатско-Тихоокеанском регионе и увеличении там американского военного присутствия.

 

В рамках данной стратегии также было заявлено, что курс внешней политики США смещается в сторону стратегии «поворота к Азии».

В сложившейся ситуации создается впечатление, что стратегические отношения США и Китая вошли в фазу противостояния. Так, в ходе разногласий между КНР и Японией по поводу островов Сенкаку (китайское название – Дяоюйдао) в конце 2013 года США поддержали своих союзников в Токио. По этой причине китайские власти создали зону воздушной обороны, что, в свою очередь, вызвало протесты со стороны Вашингтона и отправку туда американских бомбардировщиков.

 

Четвертого февраля заместитель госсекретаря США по делам Азии Даниэл Рассел на заседании в конгрессе выразил сожаление по поводу действий Китая в Восточной Азии и заявил, что претензии Пекина в Южно-Китайском море объясняются его стремлением установить собственный контроль над океанами в этой зоне и угрожают региональной безопасности и стабильности.

 

На следующий день уже сам госсекретарь США Джон Керри на встрече с министром иностранных дел Японии Фумио Кисидой подчеркнул, что Америка не признает объявленную Китаем зону воздушной обороны в Южно-Китайском море.

 

В ответ на это 6 февраля китайский МИД подверг жесткой критике заявления представителей высшего руководства США в адрес Пекина и обвинил эту страну в ослаблении мира и стабильности в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

 

По сообщению информагентства Reuters, официальный представитель Министерства иностранных дел Китая Хун Лэй в своем заявлении по поводу последних высказываний американского руководства на предмет его озабоченности в связи с тем, что называется территориальными претензиями КНР в Южно-Китайском море, отметил: «Это не является конструктивной мерой, и мы требуем от Америки занять логичную и справедливую позицию, чтобы она смогла играть положительную роль в поддержании мира и стабильности в регионе».

С самого начала объявления американской стратегии о «повороте к Азии» многие специалисты по международным отношениям и внешней политике ожидали, что Вашингтон сделает некий резкий маневр в целях нарушения сложившегося баланса сил в Восточной Азии, чтобы в итоге оказаться в выигрышной для себя ситуации.

 

Однако американцы не только оправдали ожидания и предприняли активные меры в этой области, но и постарались закрепиться в Восточной Азии мягко и последовательно, чтобы их действия не привели к лобовому столкновению с Китаем.

 

Все последние годы Вашингтон детально обдумывал стратегию своих действий и в конце концов приступил к реализации плана о создании своего рода ракетного щита в Восточной Азии. Как видно, этот план предусматривался с самого начала появления морских и воздушных военных баз США в регионе.

 

Что касается Китая, то он тоже в последние годы неуклонно добивался усиления своей военной мощи, о чем свидетельствует его постоянно растущий бюджет расходов на армию и вооружение с 68 миллиардов долларов в 2010 до 139 миллиардов в 2013 и 148 миллиардов в 2014 годах.

 

Эти данные отчетливо демонстрируют, насколько Пекин стремится достичь в этом отношении паритета с США. Кроме того, осенью прошлого года китайцы запустили на воду свой первый модернизированный авианосец Ляонин, чтобы в очередной раз показать, как серьезно они настроены в плане усиления собственного стратегического потенциала.

 

В целом, США на протяжении всего периода своего присутствия в регионе Восточной Азии добивались создания такого баланса сил в регионе, при котором преимущество, конечно же, будет за ними. Именно поэтому, оказывая поддержку восточным странам, таким как Япония и Южная Корея, они стремились предпринять меры для регионального противостояния с Китаем.

 

В связи с этим проект создания ракетного щита и жесткий отпор военным мерам КНР в Южно-Китайском море и на расположенных там островах доказывают тот факт, что Вашингтон намерен продолжать взятый курс на создание нового регионального баланса на основе стратегического сдерживания Китая. В отношении Пекина необходимо отметить, что в военной и стратегической сферах он непременно продолжит оспаривать американское присутствие в южно-восточном регионе Азии.

 

Подводя своеобразный итог, заметим, что, по всей видимости, явное соперничество между США и Китаем развернется лишь тогда, когда в восточной части Азии сформируются их точки опоры.

 

Логично предположить, что в одних случаях данное соперничество будет проявляться в виде открытого военного противостояния, а в других начнет выражаться в плане сдерживания и попыток оспорить доминирование противоположной стороны.

Читать полностью: http://www.km.ru/world/2014/10/08/mirovaya-ekspansiya-ssha/749340-ssha-kitai-sopernichestvo-na-vostoke

Share this post


Link to post
Share on other sites
США и Китай будут предупреждать друг друга о военных маневрах

 

США и Китай подпишут соглашения, которые позволят избежать недоразумений между их вооруженными силами. Одно из соглашений касается взаимного предупреждения о проведении крупных маневров, второе оговаривает правила поведения при встрече американских и китайских военных на суше или на море.

 

Также председатель КНР Си Цзиньпин и президент США Барак Обама подпишут соглашение о взаимной борьбе с изменением климата.

 

Официально о достижении этих договоренностей лидеры США и Китая объявят 12 ноября, передает ТАСС.

 

Днем ранее КНР и США достигли двусторонней договоренности, устраняющей тарифы на ряд товаров из сферы высоких технологий, например, на полупроводники и медицинскую аппаратуру.

Share this post


Link to post
Share on other sites

США угрожают Китаю финансовым обвалом
15.05.2015

На фоне усугубляющихся проблем КНР, явным образом проявившихся в падении внешней торговли, западные издания, в частности Bloomberg, призывают главу китайского центробанка Чжоу Сяочуань лично оказать давление на команду Си Цзиньпина в интернационализации экономики, недвусмысленно намекая на экономическую катастрофу в Китае в случае «нерешительных действий».

В статье Bloomberg «China’s Baby Steps Toward Economic Disaster» («Детские шаги Китая в сторону финансовой катастрофы») проводится настойчивое сравнение китайской экономической политики с действиями японского правительства во время финансового обвала этой страны в 1998 году. Любопытно, что при этом некоторые ведущие экономисты, например, Ричард Вернер, считают японский срыв прямым результатом «рекомендаций» США по "улучшению" японской экономики.

Наиболее яркие фрагменты из статьи Bloomberg:

...Чем дольше экономика Китая находится в загоне, тем более одиноким становится Чжоу Сяочуань, директор Народного банка Китая: дефляция, избыточная задолженность, хаос на глобальных рынках, корыстные интересы частных групп, противостоящих реформам. Кажется, у Чжоу остается совсем небольшое поле для маневра в решение этих проблем».

...Чжоу, к сожалению, совершает те же самые ошибки, что и глава Банка Японии Масару Хаями»…

…В понедельник Чжоу снизил ставки по кредитам на 25 пунктов до 5,1 процента, что является третьим снижением за последние полгода. Это воодушевило торговцев ценными бумагами в Китае. Однако, как показывает практика Хаями, поэтапные действия подобного типа не могут удержать ситуацию на долгий срок…

…И хотя Хаями и вошел в историю как «отец количественного смягчения», пионером которого он стал в 2001 году, но его первые шаги в этом направлении были слишком робкими, — уверяет Bloomberg.

…Ошибка Хаями заключалась в его нерешительном использовании собственного положения…

…Чжоу мог бы использовать свое международное влияние, чтобы подтолкнуть команду Си Цзиньпина к интернационализации финансовой системы страны и усилить конкуренцию в экономике. Однако сейчас Чжоу лишь предпринимает детские шаги, как в свое время делал Хаями. И нет причин ожидать отличного от Хаями результата.

Чжоу Сяочуань, уроженец Шанхайского региона, занимает свой пост главы Народного банка Китая (центробанк страны) бессмено с 2002 года. Его полномочия были продлены в 2013 году уже новым лидером Китая — Си Цзиньпином. Фигура Чжоу, который по версии Блумберга попал в 50 самых влиятельных лиц планеты (2012), олицетворяет единый курс монетарной политики Китая — направленный на интернационализацию валюты Поднебесной.

Чжоу Сяочуань (Чжоу «Малый поток») судя по всему является представителем команды «шанхайцев» и их лидера Цзян Цзэминя в китайской финансовой сфере. Западные издания прочили Чжоу, одного из «самых выдающихся интеллектуалов Китая», в премьеры КНР, однако его место занял Ли Кэцян. Чжоу Сяочуань относится к детям партийной элиты, группировки так называемых «принцев», глава центробанка — сын Чжоу Цзинаня, члена ЦК КПК и представителя спецслужб.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Китай стал крупнейшим кредитором США

18 мая 2015

Китай по итогам марта текущего года стал крупнейшим кредитором США, увеличив вложения в казначейские облигации Соединенных Штатов с 1 триллиона 223,7 миллиарда до 1 триллиона 261 миллиарда долларов. Об этом сообщает «Интерфакс».

В списке кредиторов Вашингтона Пекин обошел Токио. Задолженность США перед Японией увеличилась с 1 триллиона 224,4 миллиарда до 1 триллиона 226,9 миллиарда долларов. В число 10 крупнейших держателей американских долговых бумаг также входят Ирландия, Швейцария, Великобритания, Гонконг, Люксембург и Тайвань.

Россия среди кредиторов США опустилась по итогам марта с 18-го на 19-е место, пропустив вперед Германию. Вложения Москвы в американские гособлигации сокращались шесть месяцев подряд. Так, в феврале объем долга Соединенных Штатов в портфеле российского Минфина снизился на 12,6 миллиарда долларов. В марте эта сумма возросла на 300 миллионов, составив 69,9 миллиарда долларов.

В декабре объем российских инвестиций в US Treasuries уменьшился на 22,1 миллиарда долларов. Это было наиболее значительное снижение после марта 2014 года (25,8 миллиарда), когда отношения Москвы и Запада резко ухудшились на фоне присоединения Крыма к РФ.

Share this post


Link to post
Share on other sites

США и Китай остановились в шаге от вооруженного конфликта
21 мая 2015, 14:26

m746509.jpg
Самолет ВМС США восемь раз проигнорировал предупреждения китайских военных кораблей, предостерегавших от полета над одним из искусственных островов, который КНР сооружает в спорных водах Южно-Китайского моря. Провокация сопровождается воинственной риторикой Госдепа. Державы остановились в шаге от вооруженного конфликта, но «нефтяное» море, на которое претендуют и ближайшие союзники США, остается «детонатором».

В четверг в Южно-Китайском море имел место весьма серьезный инцидент – американский самолет-разведчик, проигнорировав предупреждение Военно-морского флота Китая, пролетел над китайским искусственным островом Fiery Cross Reef, расположенным в спорных территориальных водах. «Это китайский военно-морской флот. Пожалуйста, разворачивайтесь <...>, чтобы избежать недоразумений», – передала китайская сторона американскому самолету на английском языке, передает CNN.

«В любом случае Китай будет защищать свои интересы. Потенциально это может привести к серьезному конфликту»
Однако самолет ВМС США P-8 Poseidon пролетел над островом, где китайские стройотряды возводят аэропорт и другие объекты. Американский офицер на борту самолета дал понять, что подобный полет совершен американской стороной не в первый раз. На сей раз пролет фиксировался на видеокамеру съемочной группой CNN, находившейся на борту воздушного судна, что можно считать прецедентом.

Судя по сообщению американского телеканала, китайские ВМС восемь раз обратились к экипажу американского самолета с требованием покинуть зону.

Отметим, что ранее официальные лица США уверяли: наблюдение воздушными и морскими патрулями будет в 12 морских милях от рифов и островов, на которых ведет строительство Китай.

«Новый, более ясный сигнал Пентагона»

Однако теперь, как сообщает ТАСС со ссылкой на CNN, «США рассматривают возможность осуществления подобных разведывательных полетов еще ближе к островам, а также прохода американских боевых кораблей на расстоянии лишь нескольких километров от них». Как отмечает телекомпания, «это станет новым, более ясным сигналом Пентагона, демонстрирующим, что США не признают территориальных претензий Китая».

Демонстрация силы сопровождалась жесткими заявлениями Госдепартамента США. Заместитель госсекретаря Энтони Блинкен, выступая в четверг в Джакарте, заявил: работы, которые ведет Китай на спорных рифах в Южно-Китайском море, не только «подрывают свободу и стабильность и провоцируют напряженность» в регионе, но и могут привести к конфликту.

«Создавая новые морские границы, строя «песочные замки», Пекин подрывает доверие стран региона и иностранных инвесторов. Его (Китая) поведение создает опасный прецедент того, как крупные державы могут свободно угрожать малым странам», – цитирует Reuters заместителя главы Госдепа. Пресс-секретарь МИД КНР Хун Фэй, комментируя эти заявления, назвал их безосновательными.

Неспокойное море

Напомним, на спорную акваторию Южно-Китайского моря, где расположены Парасельские острова и архипелаг Спратли, претендуют Китай, Филиппины, Бруней, Вьетнам, Малайзия и Тайвань. Все государства (за исключением Брунея) содержат гарнизоны своих военнослужащих в тех или иных спорных районах. За несколькими малыми странами стоит «большой брат» – и Тайвань, и Филиппины традиционно включаются США в сферу своего влияния.

Как отмечает Reuters, Китай претендует на 90% акватории. Госсекретарь США Джон Керри на пресс-конференции по итогам встречи 16 мая с главой МИД Китая Ваном И уклонился от вопроса о спорных территориях в Южно-Китайском море. В свою очередь китайский министр подтвердил решимость своей страны защищать собственный суверенитет и территориальную целостность.

Причина того, отчего несколько стран, включая две мировые державы, «сражаются» за спорное море, очевидна. Эти территории, как предполагается, обладают большими запасами нефти и газа.

КНР разместила на одном из участков шельфа буровую установку для разведки наличия газа и нефти. В июне прошлого года Китай приступил к созданию искусственных островов в зоне своих претензий. Помимо экономической выгоды, регион играет ключевую военно-стратегическую роль. Сообщалось, что острова могут использоваться Китаем в качестве авиационного плацдарма.

США открыто сколачивают коалицию против Китая

«Инцидент сам по себе очень неприятный. В любом случае Китай будет защищать свои интересы и права, в этом нет никаких сомнений. Потенциально это может привести к серьезному конфликту, несмотря на то, что стороны попытаются минимизировать напряженность в двусторонних отношениях», – сказал в комментарии газете ВЗГЛЯД главный редактор журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко.

«С другой стороны, ни одна страна региона, помимо Японии, не будет таскать каштаны из огня для США. Это никому не нужно. У каждой страны свои интересы в Юго-Восточной Азии. Все решает практическая политика, Китай, в свою очередь, мощная военная держава. Ситуация будет обостряться, однако Вашингтон не пойдет на открытый конфликт против Пекина», – добавил собеседник.

«США открыто сколачивают коалицию, которая должна противостоять Китаю в военном плане. Пекин вполне однозначно и осознанно понимает это. При этом Вашингтон опирается на своих союзников в регионе, прежде всего на Японию. США явно провоцируют Китай, пытаясь указать ему «свое место», – сказал газете ВЗГЛЯД главный редактор журнала «Арсенал Отечества», военный эксперт Виктор Мураховский.

«Ситуация в Южно-Китайском море очень напряженная. Несколько лет назад китайцы принудили американский разведывательный самолет к экстренной посадке. Известно, что основные усилия военного строительства Китай сосредоточил на военно-морских силах. США, в свою очередь, также делают упор на укрепление военной мощи в Юго-Восточной Азии. Если говорить о соотношении сил на море в этом регионе, то пока она на стороне США», – добавил собеседник.

Военный эксперт отметил несколько возможных вариантов развития событий в регионе. В любом случае, отмечает Мураховский, вооруженный конфликт будет иметь катастрофические последствия для обеих сторон. «Теоретически, американцы могут сосредоточить в регионе Южно-Китайского моря несколько авианосных ударных групп. Более того, они имеют мощный подводный флот и палубную авиацию. В Китае первый авианосец только-только вышел на уровень оперативной готовности. Вдобавок у США есть много союзников в регионе», – резюмировал Мураховский.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Да...

 

Взрывоопасная точка....очень...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Китай заявил о «неизбежности войны» с США

29 мая 2015 12:17

 

Китай открыто предупредил Вашингтон>>: любое вмешательство в дела Пекина в Южно-Корейском море неизбежно приведут к конфронтации и не только политической. Соответствующие заявления правительства Китая появились в местной прессе.

 

Пекин афишировал обновленную военную доктрину. В принятом правительством документе сказано, что флот Китая будет патрулировать не только акваторию%2

Share this post


Link to post
Share on other sites

Разведка США подозревает Китай во взломе ее компьютеров


Власти США обвинили китайских хакеров во взломе систем безопасности внутренних сетей разведки и армии Соединённых Штатов. В результате взлома хакеры получили доступ к секретной информации. Сложность операции наводит на мысль о том, что заказчиком взлома могло быть правительство Китая, сообщает BBC.

Взломщикам из Китая удалось добраться до личных досье сотрудников разведки и служащих армии США. В руках у хакеров оказались данные о психических заболеваниях, склонности к наркотикам и арестах военнослужащих и разведчиков. Кроме того они получили информацию о родственниках и друзьях служащих ЦРУ. В Белом Доме сообщили, что к хакерам могли попасть и личные данные сотрудников правительства США.

По данным агентства Associated Press, общее количество людей, данные которых оказались скомпрометированы, достигает 14 миллионов человек. Это не первый случай утечки секретных данных в США, однако впервые в руки иностранных взломщиков попал такой внушительный объём информации — во время прошлого взлома хакеры получили доступ к 25 тысячам досье сотрудников министерства национальной безопасности США и служащих правительства. Эта информация была опубликована в интернете в ноябре 2014 года.

Share this post


Link to post
Share on other sites
«Не читайте нам лекции»: Китай жестко ответил «Большой семерке» по ситуации в Южно-Китайском море


kitay_8.jpg?itok=bq_nL6yA


Китай выразил решительное недовольство позицией стран «Большой семерки» (G7), которые ранее высказали озабоченность ситуацией в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях, заявил во вторник официальный представитель МИД КНР Лу Кан, передают РИА Новости.


Накануне Главы МИД стран «Большой семерки» выразили озабоченность ситуацией в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях и односторонними действиями стран, которые могут привести к изменению статус-кво в регионе и росту напряженности. Они также выступили решительно против любых провокационных, устрашающих и принудительных односторонних действий.


Главы МИД G7 призвали все стороны воздержаться от таких действий, как освоение земель, строительство охранных постов, а также использование земель для военных целей, и действовать в рамках международного права, в том числе, принципов свободы навигации и пролета.


«На фоне нынешнего слабого восстановления мировой экономики, страны G7 должны сфокусировать внимание на сотрудничестве и управлении экономикой, а не раздувать споры, касающиеся моря, провоцируя противоречия в регионе. Китай выражает решительное недовольство действиям G7», — говорится в тексте заявления Лу Кана, опубликованном на сайте китайского внешнеполитического ведомства.


В нем подчеркивается, что Пекин настаивает на том, чтобы «все страны G7 строго соблюдали в вопросе территориального спора позицию не принятия какой-либо стороны, в полной мере уважали старания стран региона, прекратили безответственные слова и поступки, по настоящему играли конструктивную роль для обеспечения стабильности и мира в регионе».


В тексте заявления отмечается, что действия Китая в этом регионе проводятся в соответствии с международными законами.


У Китая и ряда стран региона — Японии, Вьетнама и Филиппин — есть разногласия по морским границам и зонам ответственности в Южно-Китайском и Восточно-Китайском морях. КНР считает, что ряд стран, таких как Филиппины и Вьетнам, сознательно используют поддержку США для эскалации напряженности в регионе. В январе 2013 года Филиппины в одностороннем порядке оспорили в Международном трибунале по морскому праву претензии Китая на ряд районов в Южно-Китайском море, однако официальный Пекин категорически отверг возможность решения таких вопросов в международном арбитраже.


Share this post


Link to post
Share on other sites
МИД КНР: Нормы международной торговли должны определяться всеми странами, а не только США

3 мая 2016, 12:39

Во внешнеполитическом ведомстве Китая заявили, что правила международной торговли должны устанавливаться всеми странами мира сообща, а не диктоваться одной. Так официальный представитель МИД КНР Хун Лэй прокомментировал заявление президента США Барака Обамы о том, что подписание экономического соглашения по Транстихоокеанскому партнёрству позволит США определять правила мировой торговли, которым будут следовать все остальные страны.


«США очень амбициозны, делая такие заявления, но я боюсь, они не учитывают долгосрочные перспективы. Правила международной торговли должны быть определены всеми странами мира сообща, а не диктоваться какой-то одной страной», — приводит слова Хун Лэя РИА Новости.


Напомним, Барак Обама в интервью The Washington Post заявил, что «мир изменился».


«Правила меняются вместе с ним. Соединённые Штаты, а не страны вроде Китая, должны писать их», — приводит издание слова Обамы.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Избранный президент США Дональд Трамп провел первый телефонный разговор с председателем КНР Си Цзиньпином. Об этом заявили в администрации Трампа.



Уточняется, что лидеры государств обсудили развитие и укрепление сотрудничества Вашингтона и Пекина.



«В ходе беседы между лидерами двух стран проявилось четкое чувство взаимного уважения. Избранный президент Трамп завил, что верит в то, что между двумя руководителями установятся самые прочные отношения для того, чтобы их страны могли двигаться вперед», - приводит Интерфакс заявление администрации Трампа.



А Цзиньпин подчеркнул, что Китай и США будут прилагать усилия для развития не только их стран, но и других государств.



Напомним, Трамп стал избранным президентом США, набрав 290 голосов выборщиков по итогам голосования 8 ноября.


Share this post


Link to post
Share on other sites
Пентагон: Китай прибавляет к «мягкой силе» жесткую и играет мускулами

19 июня 2017


e77aaf342c9a3e41beeb7992e7eeb.jpg

Иллюстрация: atnews.org


Доклад американских аналитиков, обвиняющий Китай в военной экспансии, вызвал взрыв негодования в Пекине. Отношения между Пекином и Вашингтоном чем-то напоминают отношения между давно надоевшими друг другу супругами: они обречены все время ссориться и одновременно не могут жить друг без друга. Китай и США стараются поддерживать более-менее нормальные отношения и при этом постоянно спорят как по важным вопросам, так и по мелочам. Последний конфликт вспыхнул из-за стостраничного доклада аналитиков Пентагона, которые обвинили Поднебесную в военной экспансии и стремлении обзавестись военными базами далеко за пределами Поднебесной. В Пекине страшно возмутились и, как обычно, заявили, что защищают мир и стабильность. Попытаемся разобраться, кто прав, а кто ошибается…


Непрозрачные расходы


«Китай хочет застроить планету своими военными базами!» — с такими кричащими заголовками вышли на прошлой неделе многие американские и не только американские газеты. Утверждение о военной экспансии КНР содержится в ежегодном докладе Пентагона, подготовленном для Конгресса. В докладе даже называются места наиболее вероятного расположения баз Народно-освободительной армии Китая (НОАК). Сейчас у Китая, напомним, военных баз за границами страны нет. Первая, в Джибути, должна открыться в конце 2017 года.


Пекин потратил в прошлом году на военные расходы не $ 140,2 млрд (954,35 млрд юаней), как утверждает Министерство финансов КНР, а $ 180 млрд (оценка Пентагона). Причем и эти цифры, считают американские аналитики, не окончательные. Китайские финансы — отдельный разговор. Они настолько запутаны и непрозрачны, говорят в Вашингтоне, что разобраться в них не могут сами китайцы.


Еще одна давно известная проблема с расходами на оборону в КНР состоит в том, что в Пекине, очевидно, для уменьшения их часто распределяют по разным министерствам и ведомствам. В отношении финансов новый доклад Пентагона не открыл ничего нового: по военным расходам КНР занимает с большим отрывом второе место на планете, но при этом сильно отстает от Америки.


Однако огромное преимущество американских военных в финансировании резко уменьшается, если сравнить структуру военных бюджетов первых экономик планеты. У Пентагона, в отличие от МО КНР, значительная часть расходов приходится на пенсии ветеранам и жалованье действующим военным. Так что в расходах на технику и разработки никакого огромного перевеса нет.

Журнал Jane’s Defense Weekly пишет, что к 2020 году расходы Китая на оборону вырастут до $ 220 млрд. Это больше, чем военные расходы всех западноевропейских стран, вместе взятых, и вдвое больше, чем Пекин тратил на оборону в 2010 году.


Подсматривать друг за другом


Главный акцент авторы доклада сделали на базы. В прошлом остались времена, когда китайские военные корабли и подводные лодки старались как можно реже удаляться от границ Китая. Сейчас они бороздят морские просторы всех морей и океанов планеты.


«Очень вероятно, что Китай попытается открыть военные базы в странах, с которыми он имеет давние дружеские отношения и с которыми их объединяют общие стратегические интересы, — говорится в докладе. — Вероятнее всего, новые китайские базы появятся в Пакистане. Строительство военных баз вместе с регулярными визитами китайских военных кораблей в иностранные порты свидетельствует о растущем влиянии КНР и об его усилении».


В феврале 2016 года китайские строители начали строить первую военно-морскую базу за границами КНР. Учитывая то, как умеют строить в Поднебесной, можно не сомневаться, что строители выполнят поставленную задачу и что база откроется уже в этом году.


База находится в Джибути, небольшом государстве на востоке Африки, недалеко, кстати, от тоже единственной только не на планете, а в одной Африке американской военно-морской базы «Кэмп Лемонньер», на которой размещены более 4 тыс. американских военнослужащих. Пентагон использует «Кэмп Леммоньер» для проведения контртеррористических операций на севере Африки и Аравийском полуострове.


«Если сравнить ситуацию с футболом, — объясняет Габриель Коллинс, военный эксперт по Китаю и основатель портала China SignPost, — то можно говорить, что соперник вашей футбольной команды тренируется на поле по соседству с вами. Соперники могут подсмотреть ваши тактические секреты. С другой стороны, вы тоже можете подглядывать за ними»


В Пекине стараются принизить значение открытия первой заграничной военной базы. Например, профессор Нанкинского университета и эксперт по международной безопасности Чжу Фэн считает, что страхи перед так называемой «военной экспансией» Китая сильно преувеличены и что базу в Джибути даже нельзя называть чисто военной базой, потому что она будет базой снабжения военных кораблей, которые патрулируют Аденский залив в составе международных сил по борьбе с морским пиратством.


«Это объект поддержки и снабжения, — говорится в заявлении Министерства обороны КНР. — Он будет использоваться главным образом для отдыха и реабилитации китайских военных, сопровождающих гражданские суда в Аденском заливе, а также для поддержки миротворческих операций ООН и для гуманитарных целей».


В Африке, к слову, у Китая 2400 миротворцев. Китайские военные моряки провели по Аденскому заливу более 6 тыс. кораблей других стран. Военнослужащие из Китая также неоднократно спасали своих граждан из горячих точек. Например, эвакуировали из Ливии в 2011 году 35 тыс. китайских граждан и 600 — из Йемена в 2015 году.


Стоит напомнить и то, что половина китайской нефти проходит через Баб-эль-Мандебский пролив, связывающий Средиземное море с Индийским океаном. Именно на его побережье и находится Джибути.


База занимает 36 га поблизости от порта, который сейчас, фактически, принадлежит китайским компаниям. На ней будут размещаться несколько тысяч военнослужащих НОАК, а также разместятся ремонтные мастерские для кораблей и вертолетов, ангары и прочая инфраструктура.


В МО КНР утверждают, что открытие первой военной базы в другой стране не означает отхода от «оборонительной» стратегии. Авторы пентагоновского доклада называют это лукавством и в качестве доказательства приводят намерение Пекина открыть базу или базы в Пакистане и других странах. Правда, при этом ссылаются лишь на информацию разведслужб, но сами данные, как всегда, не приводят.


Пакистан выбран как место расположения еще одной китайской военной базы, конечно, не случайно. Пекин и Исламабад — давние союзники. Их объединяет общая неприязнь к Индии. К тому же Пакистан является крупнейшим покупателем китайского оружия. Из более чем 20-миллиардного экспорта китайского оружия и военной техники в Азиатско-Тихоокеанском регионе на долю Исламабада в 2011—2015 годах пришлись $ 9 млрд. В прошлом году, к примеру, Пакистан и Китай подписали соглашение о покупке Исламабадом 8 китайских подводных лодок.


Возможное появление баз китайские эксперты объясняют в числе прочего и желанием Пекина принимать более активное участие в обеспечении международной безопасности.


«Интересы Китая распространяются на весь земной шар, — объясняет Чжу Фэн. — Поэтому он должен иметь пусть и ограниченную военную инфраструктуру в других странах».

Чжу осуждает Запад за практику двойных стандартов, явно подразумевая то, что военные базы США находятся более чем в 100 странах на всех континентах.


Неспокойное море


Китай, утверждается в докладе Пентагона, уже обладает крупнейшими военно-морскими силами в Тихом океане, которые состоят из более чем 300 кораблей. Однако, несмотря на численное превосходство, Поднебесная продолжает отставать от США и Японии в технологическом отношении. Поэтому не удивительно, что несколько лет назад Си Цзиньпин начал перевооружение НОАК. В первую очередь, это относится к авиации и флоту.


«Китай хочет бросить вызов доминированию США в регионе и стать в нем сильнейшей военной силой, — объясняет Сэм Роггевин, военный специалист по Китаю из Института международной политики Лоуи (Австралия). — Сейчас амбиции Пекина носят региональный характер. Однако становится все более очевидно, что у Пекина куда более широкие цели и задачи во внешней политике. Они, возможно, и находятся еще на ранней стадии формирования, но уже обретают вполне осязаемые очертания и обращают на себя внимание».


Особое место в военно-морской тематике и в целом в докладе уделено Южно-Китайскому морю (ЮКМ) и фактическим попыткам (в интерпретации Вашингтона) захватить этот стратегически важный для глобальной торговли регион, через который ежегодно проходит грузов более чем на $ 5 трлн и который, к тому же, богат полезными ископаемыми и ресурсами.

О том, что несколько последних лет Пекин строил в ЮКМ из песка с морского дня при помощи мощных драг искусственные острова, не писал разве что ленивый. Фактическая информация о китайских островах, в основном, исходит от спутников. Всего Китай построил только в спорном архипелаге Спратли 7 искусственных островков общей площадью 13 км².


Сейчас китайцы занимаются их обустройством и строят инфраструктуру. На трех островах имеются взлетно-посадочные полосы длиной не менее 2800 метров и аэродромы, которые смогут обслуживать три эскадрильи военных самолетов. Осталось только достроить ангары и другую инфраструктуру: казармы, административные здания и т. д.


В Южно-Китайском море Пекин, считают американские аналитики, проводит хитрую политику. При помощи одновременного использования двух тактик: милитаризации островов, в первую очередь, искусственных, и мягкой силы в виде экономики и кредитов он хочет поставить разобщенных соседей перед свершившимся фактом — фактическим захватом спорных территорий. При этом китайские власти ведут себя в целом осторожно, чтобы не спровоцировать военный конфликт. Конечно, ни одно из других государств, претендующих на острова в ЮКМ, не может сравниться с Поднебесной ни в экономической, ни в военной мощи, но в такой конфликт вполне могут вмешаться Соединенные Штаты, которые несмотря на отказ Дональда Трампа от роли мирового жандарма продолжают патрулировать воды Южно-Китайского моря.


В серьезности намерений Пекина легко убедиться, изучив характеристики инфраструктуры, возводимой им на искусственных островах. Взлетно-посадочные полосы на них достаточно длинные для того, чтобы обслуживать почти все типы военных самолетов, включая транспортную авиацию. В архипелаге Спратли китайцы строят резервуары для хранения воды и горюче-смазочных материалов, портовую инфраструктуру, оборудуют позиции для корабельной артиллерии и ракет. Наиболее энергично Пекин милитаризует три острова: Огненный крест, Суби и риф Мисчиф.

«К концу 2016 года на этих трех островах в разной степени готовности находились 24 ангара для самолетов, военные позиции, бараки, административные здания и системы связи, — говорится в докладе Пентагона. — После окончания строительства Китай сможет держать в архипелаге Спратли три эскадрильи боевых самолетов».


Строительство инфраструктуры, хотя и с меньшим размахом также ведется на рифах Джонсон, Гавен, Хьюз и Квартерон.


В Пекине все обвинения в милитаризации островов отклоняют. Китайские власти утверждают, что все строительство носит исключительно мирный и гражданский характер и имеет целью просто улучшить условия проживания на обустраиваемых на островах постах, которые будут помогать китайским рыбакам и ученым.


Совсем недавно, уже в июне 2017 года, Пекин объявил, что на островах будет построена сеть постов изучения дна ЮКМ при помощи подводных лодок. По информации агентства Синьхуа, строительство продлится пять лет и обойдется в 2,1 млрд юаней ($ 310 млн). Собранные данные, сообщает South China Morning Post со ссылкой на Чжоу Хуайяна, профессора Школы исследований моря и суши при университете Тунцзи (Шанхай), будут анализироваться в Шанхае и использоваться как для добычи полезных ископаемых в регионе, так и для защиты морских интересов Китая и укрепления национальной безопасности страны.


Рыбацкая полиция


В докладе Пентагона упоминаются и маленькие хитрости, к которым прибегают китайские военные. Например, Морская полиция Китая (МПК) нередко выдает свои корабли и катера за рыбацкие суда. В Пекине Морскую полицию считают гражданским рыбацким флотом. МПК активно участвует в решении конфликтных ситуаций низкой степени интенсивности. К примеру, Пекин отправил морских полицейских на спорные острова прошлым летом, после того, как Гаагский арбитраж признал в июле 2016 года незаконными почти все территориальные притязания Китая в Южно-Китайском море.


Можно вспомнить, как катера МПК пытались спровоцировать американский военный корабль «Непогрешимый» в 2009 году, опасно маневрируя в его непосредственной близости. Морская полиция под видом рыбаков энергично мешала работать двум вьетнамским гидрографическим кораблям и не подпускала катера береговой охраны Вьетнама к китайской нефтяной платформе в спорных водах. МПК участвовала в захвате рифа Скарборо и следила за американским эсминцем «Лассен», который проводил показательную акцию, посвященную свободе судоходства. Как заявил в январе 2017 года военный комиссар острова Хайнань Син Цзинчэнь, Морская полиция Китая должна быть «мобильным строителем суверенитета». «У меня такое ощущение, что эти спокойные моря не спокойны для нас, — сказал он. — Мы должны укреплять нашу боевую готовность».


Конечно, настораживают Пентагон и внешние факторы. Например, военное сотрудничество между Россией и Китаем. Генштабы РФ и КНР разработали дорожную карту сотрудничества между двумя странами в военной сфере до 2020 года. В числе многого прочего она подразумевает и проведение совместных военных учений. Таких, как, например, прошедшие прошлой осенью в ЮКМ 8-дневные учения военных флотов России и Китая. Или как совместные военно-морские учения ВМФ двух стран в Средиземном море годом ранее.


«Важно, что Россия и Китай готовы совместными усилиями защищать мир и укреплять международную безопасность», — приводит агентство Интерфакс слова главы МО РФ Сергея Шойгу во

время недавней встречи с китайским министром Чан Ваньцюанем в Астане.


«В последние годы под личным руководством глав наших государств уровень взаимодействия и доверия между вооруженными силами Китая и России непрерывно повышается, — заявил генерал Чан. — Сфера нашего сотрудничества непрерывно расширяется, тенденция развития военного сотрудничества сохраняет благоприятное направление».


Что касается баланса сил между КНР и Тайванем, то он все больше смещается в сторону материкового Китая. НОАК стремительно сокращает техническое отставание от тайваньской армии и сводит на нет островное положение второго Китая. В докладе приводится решение администрации Трампа отменить продажу Тайваню новейшего оружия на $ 1 млрд. Сделано это для того, чтобы не сердить Пекин, который во время визита Си Цзиньпина в США пообещал попытаться взять под контроль ракетную и ядерную программы КНДР.


Наверняка обратили в Вашингтоне внимание и на Нью-Дели, который для того чтобы не раздражать Китай отказал Австралии в участии в совместных морских учениях. Речь идет об учениях Индии, США и Японии, которые пройдут в июле в Малабаре. При этом следует иметь в виду, что отказ последовал несмотря на согласие Вашингтона и Токио. Прецедент у Индии есть. В 2007 году схожие учения четырех этих стран и Сингапура вызвали резкие протесты Пекина.


Не надеясь на США, страны Юго-Восточной Азии — Малайзия, Филиппины, Сингапур и Вьетнам, — похоже, намерены развернуться в сторону Китая. Выбор у них невелик — большая китайская палка и множество вкусных морковок с одной стороны, и недоверие ко внешней политике США с другой.


Естественно, такой доклад не мог понравиться Пекину, который заявил решительный протест практически по всем затронутым в нем вопросам. Китайцы назвали его «безответственным», а действия Китая по укреплению национальной безопасности и защите территориального суверенитета — «логичными и разумными».


«Китай решительно возражает против доклада Пентагона», — заявила официальная представительница МИД КНР Хуа Чуньин и добавила, что именно ее правительство защищает мир и стабильность в Азиатско-Тихоокеанском регионе.


Разрыв быстро сокращается


Повод для тревоги у Пентагона есть. Агентство Associated Press сравнило вооруженные силы двух стран и пришло к выводу, что американская армия все еще сильнее китайской, но разрыв с каждым годом тает.


Китайская армия — самая многочисленная на планете. Под ружьем в КНР находится 2,3 млн человек. Это на 900 тыс. больше, чем в США. На сухопутные силы в НОАК приходится две трети личного состава — 1,6 млн человек. Они вооружены 9150 танками и БТР, а также 6246 крупнокалиберными орудиями. Численность сухопутных сил США — 460 тыс. человек. К ним, правда, следует прибавить еще 182 тыс. морских пехотинцев. Америка уступает и по количеству танков с БТР и тяжелой артиллерии — 8848 и 1299 соответственно.


Совершенно противоположная картина в воздухе. По авиации у США четырехкратное преимущество: более 13 тыс. самолетов против 3 тыс. китайских. Еще больше перевес по вертолетам: более 6 тыс. у США и 802 у КНР. Очень серьезное превосходство американских ВВС как по боевой мощи, так и по техническим характеристикам: в Америке в войска поступают истребители пятого поколения (F22 и F35), а Китай пока лишь наполовину заменил самолеты третьего поколения на четвертое. С другой стороны, ВВС Китая превосходят потенциального противника по численности: 398 тыс. и 308 тыс. человек соответственно.


На воде в количественном отношении Поднебесная далеко впереди: 714 военных судов против 415 американских, но и здесь перевес в огневой мощи на стороне ВМФ США. У Америки большое превосходство по самым мощным видам кораблей: США — 10 авианосцев, КНР — пока лишь 1; США — 63 эсминца, КНР — 32; США — 75 подводных лодок, КНР — 68. Впереди Америка и по численности личного состава флота: 323 тыс. и 235 тыс. матросов соответственно.


Сильно отстает Пекин и по ракетам. Точное количество ракет у КНР неизвестно, но специалисты предполагают, что речь идет примерно о 260 ядерных боеголовках, которые могут доставить в любую точку земного шара около 150 межконтинентальных баллистических ракет. Кроме этого, у НОАК 48 баллистических ракет на кораблях, а также бомбардировщики, способные нести ядерное оружие. У США примерно 1740 ядерных боеголовок.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Спорные воды: боевые корабли Китая отогнали американский эсминец

 

03.07.2017 - 12:46

korabli_kitay.jpg

 

Пекин опротестовал заход американского эсминца USS Stethem в акваторию спорных островов в Южно-Китайском море. Навстречу ему были направлены боевые корабли и истребители, чтобы сделать предупреждение и вытеснить нарушителя за пределы территории, которую власти КНР считают своей.

 

В Пекине заявили, что Соединённые Штаты грубо нарушили суверенитет Китая. В Госдепартаменте США в ответ на это заявили, что эсминец находился в акватории в рамках международного права и что американские ВВС и ВМС продолжат действовать там, где сочтут нужным.

 

5959e369370f2c252a8b4567.JPG

Эсминец USS Stethem

«Политическая и военная провокация»

 

Американский эсминец USS Stethem, вошедший в акваторию спорных островов Сиша (Парасельских островов) в Южно-Китайском море, был встречен боевыми кораблями и истребителями КНР. В Пекине действия эсминца посчитали нарушением суверенитета Китая и «серьёзной политической и военной провокацией со стороны Вашингтона».

 

«США под предлогом „свободы навигации” в очередной раз направили военный корабль на водную территорию вокруг китайских островов Сиша без позволения Китая.

 

Своими действиями они грубо нарушили законы Китая и соответствующие нормы международного права, а также суверенитет Китая, подорвав мир, безопасность и порядок в этих водах и поставив под угрозу инфраструктуру и персонал на китайских островах», — говорится в заявлении Министерства иностранных дел КНР.

 

В ведомстве подчеркнули, что Китай совместно с членами Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) уже продолжительное время работает над разрешением территориального конфликта в Южно-Китайском море, а США своими действиями лишь дестабилизируют ситуацию.

 

«Китай настоятельно призывает США немедленно прекратить подобные провокационные операции, которые нарушают суверенитет Китая и угрожают его безопасности. Китай продолжит предпринимать все необходимые шаги для защиты суверенитета и безопасности», — отметили в МИД страны.

«США будут летать и плавать везде»

 

В Госдепартаменте США заявили о несогласии с претензиями Пекина, подчеркнув, что USS Stethem осуществлял свои манёвры в строгом соответствии с международным правом и американской программой «Свободы судоходства».

 

«Силы США действуют в Азиатско-Тихоокеанском регионе ежедневно, в том числе в Южно-Китайском море.

 

Все операции проводятся в соответствии с международным правом и демонстрируют, что Соединённые Штаты будут летать, плавать и действовать везде, где это допускается международным правом», — заявил представитель Госдепа агентству РИА Новости.

 

По его словам, таким образом Вашингтон и в дальнейшем намерен придерживаться «Свободы судоходства», чтобы «бросить вызов чрезмерным морским требованиям в целях сохранения прав, свобод и использования моря и воздушного пространства, гарантированных всем странам в соответствии с международным правом».

«Фейковые острова»

 

Стоит отметить, что США уже не в первый раз испытывают терпение Китая, отправляя свои корабли в спорные воды. Так, 25 мая эсминец USS Dewey приблизился на расстояние 22 км к китайскому искусственному острову на базе рифа Мисчиф в архипелаге Спратли (Наньша).

 

На этом фоне командующий Тихоокеанским флотом США адмирал Гарри Гаррис заявил, что это сигнал Китаю о недопустимости его деятельности на спорных территориях.

 

«Реальные люди не должны верить в фейковые острова. Китай использует свою военную и экономическую силу, чтобы размывать нормы международного права», — заявил Fox News Гаррис.

 

В том же ключе на региональном саммите по вопросам безопасности в Сингапуре высказался и глава Пентагона Джеймс Мэттис.

 

«Масштабы и эффект деятельности Китая в Южно-Китайском море по строительству искусственных островов отличаются от подобных действий других государств. Она включает в себя их милитаризацию, пренебрежение международным правом, неуважение к интересам других государств», — отметил Мэттис.

 

5959e512183561f37b8b4567.jpg

 

Он также не исключил возможную конфронтацию между США и Китаем во этому вопросу в будущем.

Морские разногласия

 

В 2014 году Китай заявил права на острова архипелага Спратли (Наньша) в Южно-Китайском море, которые являются предметом территориального спора между КНР, Вьетнамом, Брунеем, Малайзией и Филиппинами. В мае 2015 власти приступили к созданию искусственных островов в этом районе. Помимо этого Пекин разработал новую военную стратегию, согласно которой ВМС страны обязаны защищать данные острова.

 

Возмущение китайскими действиями выразили США, которые заявили, что не считают законными притязания Пекина. Для демонстрации этой позиции американские боевые корабли регулярно входят в спорные воды под предлогом защиты свободного судоходства в регионе.

 

Отметим, острова привлекают стороны не только своим выгодным расположением, по которому идут важные судоходные маршруты, но и богатым месторождением углеводородов, запас которых на данный момент составляет около 11 млрд баррелей.

 

Свои притязания на острова Пекин объясняет историческим правом на эту территорию. В связи с этим требования признать свою юрисдикцию на ней он начал выдвигать сразу после Второй мировой войны, когда Япония утратила над ними контроль. Тогда же к спорному архипелагу были направлены китайские корабли, чтобы противостоять любым попыткам соседей закрепить территорию за собой.

Хрупкая дружба

 

Инцидент в Южно-Китайском море стал очередным моментом в непростых отношениях Пекина и Вашингтона. Несмотря на сотрудничество по ряду вопросов, среди которых основной — угроза со стороны КНДР, США неоднократно делают выпады в адрес партнёра.

 

Одним из самых болезненных для Китая стало намерение американцев продать Тайваню оружие на $1,4 млрд. При этом в США уверяют, что контракт не нарушает их приверженности политике «одного Китая».

 

5959e48c18356154758b4567.jpg

 

В Пекине придерживаются иного мнения, в связи с чем американской стороне было сделано представление. В МИД КНР напомнили, что власти считают Тайвань неотделимой частью Китая, поэтому шаги Вашингтона в отношении Тайбэя могут иметь негативное влияние на взаимоотношения двух стран.

 

Ещё одной «шпилькой» в адрес Пекина стал доклад Госдепа по проблеме торговли людьми. Китай был внесён в самую низкую категорию стран, которые не выполняют минимальных стандартов американского закона по защите жертв работорговли. Стоит отметить, что КНР попал в этот список впервые. Согласно правилам, включение в данную группу может повлечь за собой санкции со стороны США.

 

 

Полина Духанова

Share this post


Link to post
Share on other sites

Угрожая «Красному дракону»: решатся ли США нанести ядерный удар по Китаю (ФОТО)

Угрожая «Красному дракону»: решатся ли США нанести ядерный удар по Китаю (ФОТО) | Русская весна

Соединенные Штаты давно и абсолютно не стесняясь грозят применением оружия каждый раз, когда то или иное государство проводит политику без учета американских интересов в регионе.

Однако заявления о применении силы, тем более ядерного оружия против Китая, в том случае, если такой приказ отдаст президент США, выводят политические и военные амбиции Америки далеко за грань допустимого.

Не банановая республика

ТК «Звезда» напоминает, что в случае с КНР важно с самого начала прояснить ключевой момент относительно способности Пекина ответить на такого рода провокации. У Китая есть силы и средства нанести встречный удар любому оперативному соединению ВМС США, направленному для проецирования силы в АТР.

Принцип давления на «банановые» республики в этом случае уже не сработает — «раскачать» ситуацию внутри КНР у Соединенных Штатов, даже при наличии существенных ресурсов, вряд ли получится, а путь прямого военного вмешательства имеет мизерные шансы на успех.

Вряд ли командующий Тихоокеанским флотом США адмирал Скотт Свифт, отвечая на вопрос журналистов о возможности нанесения ядерного удара, представлял себе, какую бурю негодования вызовут его слова о возможном применении военной силы.

 

Военные эксперты комментировать возможность серьезного противостояния не торопятся — Китай не страна третьего мира, а значит просто напустить на побережье десяток беспилотников и подогнать пару авианосцев в сопровождении эсминцев и подлодок с крылатыми ракетами для демонстрации решимости — значит заведомо выставить себя на посмешище. 

Картинка

До того, как рассматривать боевые возможности КНР и США в разрезе возможного противостояния не лишним будет вспомнить, какие усилия были брошены на устрашение КНДР. Две авианосных ударных группы, подлодки и эсминцы с крылатыми ракетами «Томагавк», стратегически бомбардировщики и Дональд Трамп, обещавший «наказать» КНДР в случае продолжения ядерных испытаний. 

 

Принцип «пошумели — не выгорело — ушли домой» сработал. Командование ВМС, сознавая весь риск даже от самого незначительного посягательства на КНДР путем военного вмешательства предпочло вернуть «ракетный кулак» домой.

Побомбить со всей широтой американской души и показать собственные эсминцы в деле у американских ВМС получилось лишь в Сирии, где никто, де-факто, не сопротивлялся и никоим образом ракетном удару не противодействовал.

Картинка

Серьезные опасения

Записывая Китай в список одной из главных угроз, американские эксперты и департаменты по аналитике прекрасно понимали, о чем в отдельно взятом случае идет речь.

Китай ударными темпами наращивает не только сухопутные войска, но и стремительно увеличивает численность надводных и подводных судов собственного военно-морского флота, не забывая при этом про вооружение.

Одним из ключевых элементов противоракетного зонтика, способного еще и ударить в ответ, являются эскадренные миноносцы типа 052C «Ланчжоу», на вооружении каждого из которых находятся по 8 тактических противокорабельных ракет YJ-62 с дальностью пуска до 400 километров. Помимо ПКР, каждый эсминец несет на борту по 48 зенитных управляемых ракет HQ-9. Итого — 48 ПКР и 288 зенитных ракет в качестве аргумента для конструктивного диалога.

Картинка

Вдобавок к уже имеющимся, ВМС КНР имеют в своем распоряжении 6 эсминцев Тип 052D, вооружение которых значительно превосходит корабли проекта 052С как по качеству, так и по количеству — одних только универсальных вертикальны пусковых на каждом корабле хватит, чтобы разместить по 64 ракеты.

Картинка

Долгое время Китай значительно отставал от США в области разработок атомных стратегических и многоцелевых подводных лодок. Однако с началом строительства трех субмарин Тип 095 технологический отрыв удалось значительно сократить.

 

И хотя эксперты отмечают, что по уровню шумности китайские многоцелевые АПЛ значительно уступают еще советским подлодкам с крылатыми ракетами, самого факта наличия этих АПЛ в составе флота может в значительной степени скорректировать планы США «надавить побольнее» на КНР.

Действительно, с точки зрения массовости и технологичности ВМС США пока имеют значительное превосходство над ВМС КНР, однако это вовсе не означает, что американские корабли у берегов Китая будут находиться в полной безопасности.

Главным козырем в такой ситуации, по мнению американского военного эксперта Майкла Кофмана, остается не исключительно американская военная мощь, а поддержка США региональных союзников.

«ВМС США действительно сильнее китайского флота. Особенно потому, что сражаться будут не в одиночку, а при поддержке японских военно-морских сил и, вероятно, других союзников. Это, конечно, крайне маловероятное событие, и, несомненно, никто в регионе не хочет конфронтации, которая приведет к войне, но военный баланс по-прежнему в значительной степени зависит от союзников США в регионе», — сказал Кофман. 

Картинка

Не мирный атом

В «ядерном клубе» Китай состоит не просто благодаря самому факту наличия в стране технологий по разработке ядерного оружия и средств доставки. В Поднебесной хорошо сознают возможности США в области средств ракетно-ядерного удара и активно работают над собственными силами ядерного сдерживания.

Помимо наличия в составе ВМС КНР ПЛАРБ проекта 094 «Цзинь», китайские специалисты активно доводят до совершенства собственную СПРН, возводя РЛС раннего обнаружения в разных частях страны.

В этой связи наличие баллистических межконтинентальных и крылатых ракет с ядерной боевой частью в США выглядит не столь внушительным.

 

К тому же, со счетов не стоит сбрасывать и активные работы по созданию мобильных сухопутных ракетных комплексов стратегического назначения с твердотопливными ракетами. Ко всему прочему еще стоит добавить интерес КНР к российским комплексам противовоздушной и противоракетной обороны С-400, о закупках которых стало известно весной 2017 года.

Картинка

Комментируя заявление американского генерала о возможности нанесения ядерного удара по Китаю, военный эксперт Василий Кашин отметил, что последствия такого шага могут коренным образом сказаться на безопасности Соединенных Штатов. «В этом конкретном случае с заявлением Свифта речь шла именно про ядерный удар.

А в этой сфере у США превосходство бесспорное. Но гарантировать ненанесение Китаем ответного ядерного удара по континентальной части США американские военные не смогут», — сказал Кашин.

Учитывая структуру китайских ядерных сил, состав СПРН, ВМС и общий уровень технической реализации, заявления американских военных о возможности нанести удар выглядят как попытка оправдать скорое самоубийство. Времена безнаказанного применения ОМП давно прошли, однако понимают ли это в руководстве ВМС США — не до конца понятно. 

Дмитрий Юров

Share this post


Link to post
Share on other sites

США готовы ввести санкции против Китая

 

В Белом доме обсуждают возможность введения санкционных мер в отношении Пекина, передает Politico со ссылкой на неназванные источники в администрации американского президента. Решение об эмбарго может быть принято уже на этой неделе, отмечает издание.

Поводом для санкций является позиция КНР в отношении Пхеньяна, не оставляющего попытки испытать межконтинентальную баллистическую ракету. В США считают, что Китай прилагает недостаточные усилия для сдерживания ядерной программы Северной Кореи. "С их стороны одна болтовня, хотя Китай может с легкостью решить этот вопрос", — написал Дональд Трамп в своем Twitter.

Кроме того он обвинил китайские власти в ведении торговли недобросовестными методами. "Я очень разочарован. Наши глупые лидеры в прошлом позволили китайцам зарабатывать сотни миллиардов долларов в год на торговле, а они ничего не сделали в ситуации с КНДР", — отметил Трамп.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Возможность китайского ракетного блица отрезвит США (ФОТО, ВИДЕО)

Возможность китайского ракетного блица отрезвит США (ФОТО, ВИДЕО) | Русская весна

Буквально на днях на военном параде, посвященном 90-летию Народно-освободительной армии Китая (НОАК), Пекин продемонстрировал новейшую межконтинентальную баллистическую ракету DF-31AG.

Неделей ранее, 23 июля, в Китае прошло неудачное испытание противоспутниковой ракеты DN-3. Тестовые запуски ракет этой серии, призванных сбивать американские военные и разведывательные спутники в космосе, идут как минимум с 2013 года. В США за ними внимательно следят.

Долгое время считалось, и многие до сих пор в этом убеждены, что любая военная конфронтация между сверхдержавами сразу же выльется в обмен ядерными ударами. Но сейчас мнение экспертов меняется: скатывающие в войну страны сделают все возможное, чтобы этого не произошло.

Даже после единичных боевых инцидентов они до последнего будут применять гибридные методы ведения войны: экономические санкции, кибератаки, в предпоследнюю очередь — конвенциональные силы и неядерные удары, тем более, если речь не идет о прямом вторжении врага на территорию страны и оккупацию.

Удары мощного высокоточного оружия по военным объектам сегодня не уступают по масштабу разрушения маломощным ядерным зарядам. Эффект тот же. Для немедленного применения ядерного оружия нет причин.

Поэтому кроме китайских межконтинентальных ракет, существует и другая, не столь афишируемая в американской прессе, угроза, которая рассматривается военными аналитиками еще более пристально.

Ракетные возможности Китая

Центр новой американской безопасности (Center for a New American Security) этим летом опубликовал свежий доклад о возможностях Китая нанести неядерный удар ракетами по базам и кораблям США в тихоокеанском регионе. Такой ракетный блиц может вывести из строя американские вооруженные силы и предотвратить участие США в войне за Тайвань или спорные острова.

Авторы доклада пишут, что после свержения Саддама Хусейна в Ираке руководство Китая было очень впечатлено быстрой победой США с использованием только конвенциональных сил и крылатых ракет.

После этого в Китае развернули программу создания относительно дешевых крылатых ракет и баллистических ракет малой и средней дальности наземного базирования, не концентрируясь только на разработке больших дорогостоящих межконтинентальных ракет с ядерными зарядами.

По оценкам Пентагона, сегодня Китай обладает 1200 ракетами малой дальности, 300 ракетами средней дальности и 300 крылатыми ракетами наземного базирования.

Согласно докладу военно-аналитической компании Rand Corporation, если в 90-х годах китайские ракеты могли промахнуться по цели на сотни метров, то теперь их точность составляет до 5–10 метров.

1499424763.jpg

Баллистические ракеты армии Китая во время парада в Пекине, КНР

Китай, по данным американцев, проводит учения по нанесению упреждающих ракетных ударов по американским военным базам в Японии. Речь идет о нашумевшем случае, когда на основе анализа спутниковых снимков 2012–2016 годов американские эксперты пришли к выводу, что Китай строит в пустыне Гоби цели, напоминающие по форме и размеру:

— объекты на военно-воздушной базе армии США Кадена на Окинаве в Японии, где расположены ракетно-зенитные системы Patriot;

— объекты, имитирующие базу ВВС США Мисава, где расположены истребители F-22;

— структуры и кораблеподобные объекты, напоминающие морскую базу США в Йокосуке, где базируется Седьмой флот ВМС США.

По этим муляжам в пустыне Гоби ракетные части НОАК, по мнению американских аналитиков, и наносят сегодня тренировочные удары.

Блиц и вывод США из игры

«Высшее руководство США должно понимать, что упреждающий ракетный удар Китая по передовым военным базам в западной части Тихого океана, которые обеспечивают военную мощь США в регионе, является реальной возможностью. Особенно, если Китай решит, что его стратегические интересы находятся под угрозой», — пишет один из авторов доклада Центра новой американской безопасности.

Впрочем, в докладе отмечается, что Китай не пойдет на внезапный упреждающий удар, не дав понять противнику, что тот зашел слишком далеко, и что территориальный суверенитет Китая находится под угрозой. Такой угрозой может стать активное военное вмешательство США в ситуации, связанные с Тайванем и спорными островами Сэнкаку (китайское название Дяоюйдао). При этом Китай даст шанс противнику отступить и лишь потом прибегнет к «активной обороне».

То есть, чтобы довести Китай до ракетных ударов, надо очень постараться. Триггером может стать концентрация и резкое наращивание американских сил в регионе в случае обострения ситуации вокруг Тайваня. Но уже сама реальная возможность ударов по базам США меняет ход игры в регионе. Американцам теперь приходится учитывать этот фактор и на деле уменьшать уровень претензий на военную и политическую гегемонию в Тихом океане.

Если конфликт все же перейдет в «горячую» фазу, то американцы понимают, что достаточное количество китайских ракет в первые же минуты и часы сможет преодолеть противоракетную оборону, заблокировать все корабли ВМС США в портах Японии, разрушить все взлетно-посадочные полосы баз ВВС США, оставить на земле до 200 американских самолетов и уничтожить все командные и логистические пункты.

 

Илья Плеханов, для РИА Новости

Share this post


Link to post
Share on other sites
Власти Китая ожидают, что президент США Дональд Трамп посетит КНР до конца текущего года.

Об этом сообщает ТАСС со ссылкой на заявление члена Госсовета КНР Ян Цзечи, которое он сделал в ходе переговоров с госсекретарём США Рексом Тиллерсоном в Вашингтоне.

«Китай намерен при совместных с США усилиях содействовать тому, чтобы этот визит завершился конструктивными результатами», — отметил Ян Цзечи.

Ранее старший советник американского президента Стив Бэннон заявил, что Соединённые Штаты находятся в состоянии экономической войны с Китаем, победитель этого противостояния определится в течение 25—30 лет.

Директор Фонда изучения США имени Рузвельта в МГУ Юрий Рогулёв в беседе с НСН прокомментировал слова Бэннона.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Госдеп США обвинил Китай в подрыве международного порядка

Госдеп США обвинил Китай в подрыве международного порядка | Русская весна

Госсекретарь США Рекс Тиллерсон обвинил Китай в провокационных действиях в Южно-Китайском море и подрыве международного порядка.

В заявлении Тиллерсона подчеркивается, что Китай бросает вызов «мировому порядку и нормам, за которые выступают США и Индия».

Пекин уже не один десяток лет ведет споры с несколькими странами Азиатско-Тихоокеанского региона на тему принадлежности ряда островов в Южно-Китайском море. На этих территориях обнаружены запасы энергоресурсов, отмечает «РИА Новости».

Портал iz.ru отмечает, что заявление Тиллерсон сделал в первые дни работы в Пекине XIX съезда Компартии Китая. Открывая мероприятие, председатель КНР Си Цзиньпин заявил, что власти страны будут наращивать потенциал армии и активно модернизировать вооруженные силы.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Китай против Америки

16:09 22.11.2017

Бывший помощник министра обороны по делам политики и планирования США - о том, как справиться с очередным столкновением цивилизаций

china.jpg
Коллаж © KM.RU

Многие американцы, осознавая, насколько усилился Китай, соперничающий сегодня с США во всех областях, тешат себя мыслью о том, что, когда Китай станет еще богаче и сильнее, он пойдет по стопам Германии, Японии и других стран, претерпевших глубокие преобразования и ставших передовыми либеральными демократиями.

По выражению бывшего заместителя госсекретаря Роберта Зеллика, волшебный коктейль из глобализации, рыночного потребления и интеграции в мировой порядок, основанный на определенных правилах, в конце концов приведет Китай к демократизации внутри страны и превращению в «ответственного акционера мировой политики».

Сэмюэль Хантингтон не согласен с этими выводами. В очерке «Столкновение цивилизаций?», опубликованном в журнале Foreign Affairs в 1993 г., он доказывал, что культурный водораздел не только не растворится в мировом либеральном порядке, но и станет определяющей чертой мира после окончания холодной войны.

Аргумент Хантингтона сегодня вспоминают в первую очередь, поскольку он прозорливо предсказал раскол между «западной и мусульманской цивилизациями», который наиболее ярко проявился в терактах 11 сентября и их последствиях. Но Хантингтон также предвидел, что пропасть между Западом под руководством Соединенных Штатов и китайской цивилизацией будет такой же глубокой, долговечной и имеющей важные последствия.

Как он выразился, «само представление о существовании “всеобщей цивилизации” – западная идея, которая прямо противоречит партикуляризму большинства азиатских обществ с их акцентом на отличиях одного народа от другого».

Прошедшие годы подкрепили выводы Хантингтона, а грядущие десятилетия еще более убедительно докажут его правоту. США олицетворяют собой то, что Хантингтон считает западной цивилизацией. Противоречия между американскими и китайскими ценностями, традициями и философиями усугубят фундаментальную структурную напряженность, возникающую всякий раз, когда поднимающаяся держава, такая как Китай, угрожает потеснить устоявшуюся, такую как Соединенные Штаты.

Причина, по которой такие изменения часто приводят к конфликту – ловушка Фукидида, названная по имени древнегреческого историка, наблюдавшего опасное противостояние между поднимавшимися Афинами и правившей Спартой. Согласно Фукидиду, «Именно усиление Афин, вызывавшее страх в Спарте, сделало войну неизбежной».

Понятно, что укрепляющиеся державы чувствуют себя вправе требовать большего влияния и уважения. Устоявшиеся державы, сталкиваясь с бросающими им вызов новыми силами, испытывают страх, опасения, неуверенность, что заставляет их принимать оборонительную позу. В таких условиях недоразумения раздуваются, сочувствие становится несбыточной мечтой; события и действия третьих сторон, которые в противном случае считались бы незначительными или находящимися под контролем, могут подтолкнуть к военным действиям, нежелательным для ведущих игроков.

В случае с США и Китаем риски Фукидида осложняются цивилизационной несовместимостью, усугубляющей конкуренцию и еще больше затрудняющей сближение. Это несоответствие легче всего наблюдать в глубоких разногласиях американцев и китайцев в оценке роли государства, экономики, личности, отношений между странами и природы времени.

Американцы относятся к государству как к необходимому злу и считают, что стоит опасаться склонности государства к тирании и злоупотреблению властью, сдерживая его. Для китайцев государство – необходимое благо, фундаментальная основа, обеспечивающая порядок и предотвращающая хаос.

В капитализме свободного рынка по-американски государство устанавливает правила и обеспечивает их соблюдение; госсобственность и вмешательство государства в экономику иногда имеет место, но это нежелательные исключения. В Китае построена государственная рыночная экономика, где правительство определяет цели, выбирает и субсидирует отрасли, нуждающиеся в развитии, поддерживает национальных чемпионов и осуществляет важные долгосрочные экономические проекты во благо страны.

В китайской культуре не приветствуется американский индивидуализм, который оценивает государство по тому, как хорошо оно защищает права и свободу граждан. Китайское слово гэжэньчжуи, которым описывается «индивидуализм», предполагает эгоистичное противопоставление личных интересов общественным. Китайский эквивалент крылатой фразы «свобода или смерть» звучит примерно так: «гармоничное общество или смерть».

Для Китая высшая ценность – порядок, а гармония обеспечивается иерархией, участники которой соблюдают первое требование Конфуция: знай свое место. Это применимо не только к китайскому обществу, но и к мировой политике, где официальная точка зрения заключается в том, что правильное место Китая – на вершине пирамиды; другие же государства должны быть подчиненными данниками.

Американцы придерживаются иного взгляда. По крайней мере со времени окончания Второй мировой войны Вашингтон стремится не допустить появления «равного конкурента», способного бросить вызов военному превосходству США. Но послевоенные представления Америки о мировом порядке также ставят во главу угла потребность в основанной на четких правилах мировой системе, которая сдерживает в том числе и Соединенные Штаты.

Наконец, у американцев и китайцев различные представления о времени и его измерении. Американцы склонны сосредотачиваться на сегодняшнем дне и часто считают часы и дни. А китайцы больше обращены к истории и часто мыслят десятилетиями и даже столетиями.

Конечно, это всё широкие обобщения, не отражающие всего широкого многообразия американского и китайского общества. Но они также служат важным напоминанием, которое не должны упускать из виду американские и китайские политики, если хотят управлять обостряющейся конкуренцией, не скатываясь к войне.

Мы номер один

Культурные различия между США и Китаем усугубляются примечательной особенностью, свойственной обоим государствам: комплексом превосходства в его крайнем выражении. Каждая страна считает себя исключительной, не имеющей равных. Но лишь одна может быть номером один в мире.

Бывший премьер-министр Сингапура Ли Куан Ю высказывал сомнения по поводу способности Соединенных Штатов приспособиться к растущему Китаю.

«В эмоциональном плане Америке очень трудно согласиться с тем, что ее потеснит (пусть даже не в мире, а только в западной акватории Тихого океана) презренный азиатский народ. Американцы ведь раньше относились пренебрежительно к Китаю, считая его отсталой, слабой, коррумпированной и недееспособной страной, – сказал он в интервью 1999 года. – Чувство культурного превосходства американцев чрезвычайно затруднит адаптацию».

В каком-то смысле китайская исключительность более ярко выражена, чем американская.

«Китайская империя видела себя центром цивилизованной вселенной, – писал историк Гарри Гельбер в своей книге 2001 г. Nations Out of Empires («Эволюция империй в нации»). В империалистическую эпоху «китайский ученый бюрократ не представлял себе “Китай” или “китайскую цивилизацию” в современном смысле этого слова. Для него существовал народ “Хань”, а за пределами его территории жили только варвары. Все, что не относилось к цивилизации, по определению числилось варварством».

По сей день китайцы гордятся своими цивилизационными достижениями. «Наша нация – великая нация, – заявил китайский президент Си Цзиньпин в речи, произнесенной в 2012 году. – За время существования и развития своей цивилизации, то есть за более чем пять тысяч лет истории, китайская нация внесла неизгладимый вклад в цивилизацию и развитие человечества».

В своей книге «Правление Китая», изданной в 2014 г., Си утверждал, что «непрерывность цивилизации в Китае – уникальное явление на земле и уникальное достижение в мировой истории».

Американцы тоже видят себя авангардом цивилизации, особенно когда речь заходит о политике. Страсть к свободе закреплена в главном документе американского политического кредо, Декларации Независимости, которая провозглашает, что «все люди созданы равными» и «наделены Творцом определенными неотторжимыми правами». В Декларации уточняется, что права включают «жизнь, свободу и стремление к счастью», и утверждается, что это вопросы, не подлежащие обсуждению, поскольку «само собой разумеющиеся» истины.

Как писал американский историк Ричард Хофштадтер, «судьба нашей страны – не иметь идеологии, а быть идеологией». В отличие от Америки, главная политическая ценность для китайцев – порядок, который является следствием иерархии. Свобода личности, как ее понимают американцы, подрывает иерархию, что, с точки зрения китайцев, ведет к хаосу.

Делайте как я говорю... и как я делаю?

Эти философские различия находят выражение в концепции правительства, разработанной каждой из двух стран. Хотя отцами-основателями Соединенных Штатов двигало глубокое недоверие к власти, они признавали, что правительство нужно обществу. А иначе кто бы защищал граждан от угроз из-за рубежа или от нарушения их прав преступниками на родине?

Однако они отчаянно пытались разрешить дилемму: правительство, достаточно сильное, чтобы выполнять необходимые функции, будет склонно к тирании. Чтобы справиться с этим вызовом, они задумали правительство с «разграниченными институтами, между которыми поделена власть», как это описал историк Ричард Нойштадт.

Тем самым они осознанно допускали постоянную борьбу между исполнительной, законодательной и судебной ветвями, что приводило к задержкам, заводило в тупик и даже вызывало функциональные нарушения. Но это также создавало систему сдержек и противовесов, препятствующую злоупотреблениям.

У китайцев диаметрально противоположное представление о правительстве и его роли в обществе. Как заметил Ли, «История и культурная летопись страны свидетельствуют о том, что, когда имеется сильный центр (Пекин или Нанкин), в стране царит мир и благоденствие. Когда центр слаб, провинции и их округа управляются местными военно-феодальными князьками».

Соответственно, разновидность сильного центрального правительства, неприемлемого для американцев, представляется китайцам главным проводником порядка и общественного блага на родине и за рубежом.

С точки зрения американцев, демократия – единственная справедливая форма правления: власти получают легитимность через согласие управляемых. Эта точка зрения не популярна в Китае, где принято считать, что правительство приобретает или утрачивает политическую легитимность в зависимости от достигнутых успехов.

В провокационном выступлении на конференции TED в 2013 г. венчурный капиталист из Шанхая Эрик Ли усомнился в предполагаемом превосходстве демократии.

«Однажды мне задали вопрос: “За КПК не голосовали на открытых выборах. Где же источник ее легитимности?” – рассказывал он. – Я ответил: а как насчет компетентности?» Он далее напомнил аудитории, что в 1949 г., когда Компартия Китая захватила власть, «Китай увяз в трясине гражданской войны, был расчленен иностранной агрессией, а средняя продолжительность жизни составляла 41 год. Сегодня Китай – вторая по величине экономика мира, промышленная сверхдержава, а китайский народ богатеет».

У Вашингтона и Пекина также совершенно разные подходы к продвижению фундаментальных политических ценностей в мире.

Американцы считают, что права человека и демократия – всеобщие устремления; чтобы они восторжествовали во всех странах, требуется лишь пример США и иногда легкое подталкивание в духе неоимпериализма. Как писал Хантингтон в книге «Столкновение цивилизаций», Соединенные Штаты – «миссионерская страна», движимая верой в то, что даже «народы, не принадлежащие к западной цивилизации, должны будут рано или поздно заявить о своей приверженности западным ценностям… и воплотить эти ценности в своих государственных институтах».

Большинство американцев верят, что демократические права выгодны любому человеку, где бы он ни жил. На протяжении нескольких десятилетий Вашингтон проводил внешнюю политику насаждения демократии. Иногда он даже пытается навязать ее тем, кто по собственной воле отказывался ее принимать.

Китайцы же, хотя и верят в то, что другие могут смотреть на них как на образец для подражания, восхищаться их добродетелями и даже пытаться копировать их поведение, никогда не занимались прозелитизмом. Как заметил американский дипломат Генри Киссинджер, империалистический Китай «не экспортировал свои идеи, но давал возможность другим осознать их ценность и стремиться к ним».

Неудивительно, что китайские лидеры с глубоким подозрением относятся к попыткам США обратить их в свою веру. В конце 1980-х гг. Дэн Сяопин, руководивший Китаем с 1978 по 1989 гг. и начавший процесс экономической либерализации, посетовал в беседе с высокопоставленным иностранцем, что разговоры Запада о «правах человека, свободе и демократии призваны лишь защищать интересы сильных, богатых стран, использующих свою мощь, чтобы запугивать слабые страны; в действительности же они стремятся к гегемонии и проводят политику с позиции силы».

Быстрое и медленное мышление

У американцев и китайцев совершенно разные представления о прошлом, настоящем и будущем.

Американцы гордо отпраздновали 241-летнюю годовщину своей страны; китайцы любят напомнить, что их государственная история охватывает пять тысячелетий. Лидеры США часто говорят об «американском эксперименте», а их подчас бессистемная и плохо продуманная политика отражает такой настрой. Китай, напротив, видит себя завсегдатаем этой планеты: он был и будет всегда. В силу расширительного понимания времени китайские лидеры четко разграничивают обострение и хроническое состояние, отделяют безотлагательные вещи от просто важных дел.

Трудно себе представить, чтобы американский политический лидер предложил отложить решение серьезной внешнеполитической проблемы на целое поколение. Но именно так поступил Дэн в 1979 г., когда возглавлял китайскую делегацию на переговорах с Японией по поводу спорных островов Сенкаку или Дяоюйдао, согласившись на длительное разрешение этого спора вместо поиска немедленного решения.

Все более чутко реагируя на новостной поток и общественное мнение, политики США обращаются к Твиттеру или импульсивно объявляют срочный план действий, обещая быстрые решения. Китайские лидеры, напротив, проявляют стратегическое терпение: коль скоро общие тенденции благоприятны, они не видят ничего страшного в том, чтобы переждать и добиться решения в отдаленной перспективе.

Американцы считают себя специалистами по решению проблем. Проводя политику извлечения краткосрочных выгод, они стараются решить ту или иную задачу как можно скорее, чтобы затем перейти к следующим вопросам. Американский романист и историк Гор Видал однажды назвал свою страну «Соединенные Штаты Амнезии» – то есть место, где каждая идея – новшество, и каждый кризис беспрецедентен.

Это нечто совершенно противоположное глубоко исторической и институциональной памяти китайцев, полагающих, что нет ничего нового под солнцем. На самом деле китайские лидеры склонны верить, что многие задачи невозможно решить, и вместо этого ими надо управлять. Они видят вызовы в долгосрочной перспективе как нечто цикличное; проблемы, с которыми они сегодня сталкиваются – следствие процессов, развивавшихся на протяжении последнего года, десятилетия или столетия.

Политические шаги, предпринимаемые сегодня, будут способствовать дальнейшей эволюции. Например, с 1949 г. Тайвань находится под властью людей, которых Пекин считает китайскими националистами-изгоями. Будучи уверены, что Тайвань остается неотъемлемой частью Китая, китайские лидеры придерживаются долгосрочной стратегии, включая все более тесные социально-экономические связи с Тайванем, чтобы постепенно вернуть этот «блудный остров» в свой «загон».

Кто здесь главный?

Столкновение цивилизаций, из-за которого Вашингтону и Пекину будет трудно избежать ловушки Фукидида, проистекает из их конкурирующих представлений о миропорядке. Обращение Китая со своими гражданами демонстрирует план построения отношений с более слабыми соседними странами. Китайская Компартия поддерживает порядок за счет принудительной авторитарной иерархии, требующей от граждан почтения и лояльности. Поведение Китая на международной арене отражает аналогичные ожидания установления иерархического порядка.

Во время совещания стран Юго-Восточной Азии в 2010 г. тогдашний министр иностранных дел Китая Ян Цзечи ответил на жалобы по поводу дерзкого поведения Китая в Южно-Китайском море, заявив своим региональным коллегам и Государственному секретарю Хиллари Клинтон, что «Китай – большая страна, а другие страны маленькие; это просто факт».

В отличие от китайских, американские лидеры стремятся к установлению главенства международного права, то есть, по сути, к переносу внутренней власти закона на отношения между странами. В то же время они признают реальность силы в мировых джунглях по Гоббсу, где лучше быть львом, чем ягненком. Вашингтон часто пытается примирить это противоречие, рисуя мир, в котором Соединенные Штаты – благожелательный гегемон, играющий роль законодателя, полицейского, судьи и коллегии присяжных.

Вашингтон призывает другие державы принять основанный на правилах мировой порядок, который он установил и за которым он надзирает. Но в глазах китайцев это выглядит так, будто Вашингтон устанавливает правила, а другие выполняют его команды и предписания.

Генерал Мартин Демпси, бывший председатель Объединенного комитета начальников штабов, лично столкнулся с возмущением китайцев по этому поводу. «Всякий раз, когда я заводил с китайцами разговор о международных нормах или правилах поведения на международной арене, они неизменно указывали на то, что эти правила установлены, когда они не были участниками мировой политики, и эта последовательность – одна из тех вещей, которые очаровывают меня в китайцах», – отметил Демпси в прошлогоднем интервью Foreign Affairs.

Можете идти своим путем

Почти три десятилетия США оставались самой могущественной страной мира. За это время влияние Вашингтона на мировую политику было важным фактором, позволившим элитам и лидерам других стран понять американскую культуру и американский подход к стратегии.

С другой стороны, американцы часто считали, что могут позволить себе не слишком задумываться о мировоззрении людей в других странах мира. Подобное отсутствие интереса подстегивалось верой в то, что остальной мир в любом случае медленно, но верно будет становиться похож на Соединенные Штаты.

Однако в последние годы рост Китая бросил вызов этому равнодушию. Американские политики начинают признавать, что им надо лучше понимать Китай – особенно его стратегическое мышление. В частности, американские политики начали вникать в отличительные особенности мышления своих китайских коллег относительно применения военной силы.

Принимая решения о том, стоит ли атаковать вражеские силы, когда и как это делать, китайские лидеры по большей части были рациональны и прагматичны. Однако, помимо этого американские политики и аналитики обнаружили пять допущений и ориентиров, позволяющих лучше понять вероятное стратегическое поведение Китая в случае конфронтации.

Во-первых, и в военное, и в мирное время движущая сила китайской стратегии – политический прагматизм; при этом китайцы не обременены серьезной необходимостью оправдывать свое поведение с точки зрения международного права или этических норм. Это позволяет правительству быть беспощадно гибким, поскольку оно не чувствует себя обязанным считаться с ранее данными объяснениями и по большому счету неуязвимо для критики в непоследовательности.

Например, когда Киссинджер прибыл в Китай в 1971 г., чтобы начать тайные переговоры об американо-китайском сближении, он обнаружил, что его партнеры по переговорам давно избавились от идеологических шор и предельно откровенны по поводу национальных интересов Китая.

В то время как Киссинджер и президент Ричард Никсон считали необходимым оправдывать достигнутый в итоге компромисс необходимостью завершить войну во Вьетнаме «достойным миром», китайский лидер Мао Цзэдун не испытывал никакой потребности делать вид, будто, устанавливая отношения с капиталистическими Соединенными Штатами для усиления позиций коммунистического Китая по отношению к СССР, он каким-то образом укрепляет более широкий международный социалистический фронт.

Но не только практический подход к мировой политике дает КНР преимущество над США, то же самое можно сказать и об одержимости Китая целостным стратегическим мировоззрением. Китайские стратеги видят взаимосвязь всего со всем. Развивающийся контекст, в котором возникает определенная стратегическая ситуация – это и есть то, что китайцы называют словом «ши».

Данный термин не поддается прямому переводу на английский, но может быть передан как «потенциальная энергия» или «динамика», присущая любому обстоятельству в данный момент времени. Это понятие включает в себя географические особенности местности, погодные условия, баланс сил, фактор неожиданности, боевой дух и многие другие элементы.

«Каждый фактор влияет на другие, – как писал Киссинджер в своей книге “О Китае” (2011), – порождая едва заметные сдвиги в динамике и обеспечивая относительное преимущество».

Таким образом, опытный китайский стратег тратит большую часть времени на «терпеливое наблюдение за переменами и поддержку выгодных изменений в стратегическом ландшафте»; он начинает действовать лишь тогда, когда все факторы оптимальны. Тогда он наносит быстрый удар. Для наблюдателя итог представляется неизбежным.

Война для китайских стратегов – преимущественно психологическое и политическое противостояние. Согласно мышлению китайцев, восприятие противником фактов может быть не менее важным, чем реальные факты. Императорский Китай, создавая и поддерживая образ цивилизации, настолько превосходящей все остальные, что она представляет собой «центр вселенной», тем самым сдерживал врагов, чтобы они даже не помышляли бросить вызов китайскому господству. Сегодня аналогичную роль играет мантра о неизбежном восходе Китая и необратимом закате США.

Традиционно китайцы стремились добиваться победы не в решающем сражении, а через ряд последовательных шагов, призванных постепенно улучшать их положение. Дэвид Лай, специалист по военной политике стран Азии, проиллюстрировал такой подход с помощью сравнения западной игры в шахматы с ее китайским эквивалентом вейци (или го).

В шахматах игроки стремятся занять центр доски и победить противника. В вейци игроки стремятся окружить противника. Если гроссмейстер просчитывает все на пять-шесть ходов вперед, то мастер вейци видит возможное развитие событий через 20–30 ходов. Отслеживая все составляющие в широком контексте отношений с неприятелем, китайский стратег сопротивляется искушению преждевременно устремиться к победе, вместо этого нацеливаясь на постепенное наращивание преимущества.

«В западной традиции основной акцент делается на применение силы; искусство войны во многом ограничено полями сражений, а способ сражения – это сила против силы», – писал Лай в своем анализе 2004 г. для Института стратегических исследований при Военном колледже Армии США. В противовес такому подходу, «философия, лежащая в основе го… – конкурировать за относительную выгоду вместо стремления к полному уничтожению войск противника». Лай предусмотрительно напоминает, что «опасно играть в го, имея менталитет шахматиста».

Давайте заключим сделку

Вашингтону стоит прислушаться к этому предупреждению. В предстоящие годы любые горячие точки могут стать причиной кризиса в американо-китайских отношениях, в том числе продолжение территориальных споров вокруг Южно-Китайского моря и напряженностью в связи с расширяющейся программой ядерных вооружений Северной Кореи. Поскольку пройдет еще одно-два десятилетия, прежде чем военные возможности Китая сравняются с США, китайцы продолжат вести себя благоразумно и осмотрительно, остерегаясь применять летальное оружие против американцев.

Пекин будет относиться к военной силе как подчиненному инструменту в своей внешней политике, цель которой – не победа в сражении, а достижение национальных целей. Он будет укреплять дипломатические и экономические связи с соседними странами, углубляя их зависимость от КНР, и использовать экономические рычаги, чтобы поощрять их (или принуждать) к сотрудничеству по другим вопросам.

Хотя Китай традиционно считает войну крайней мерой, если он решит, что долгосрочные тенденции движутся в неблагоприятном направлении и он теряет возможность диктовать условия, возможен ограниченный военный конфликт, с помощью которого Пекин попытается повернуть эти тенденции в нужное для себя русло.

Последний раз США сталкивались с чрезвычайно высоким риском попасть в ловушку Фукидида во время холодной войны, и особенно во время Кубинского ракетного кризиса. Размышляя об этом кризисе через несколько месяцев после его разрешения, президент США Джон Кеннеди извлек урок на будущее: «Прежде всего, защищая свои жизненно важные интересы, ядерные державы должны избегать такой конфронтации, которая ставит противника перед выбором: унизительное отступление или ядерная война».

Несмотря на жесткую риторику Москвы, советский премьер Никита Хрущев в конце концов пришел к выводу, что может пойти на компромисс в вопросе размещения ядерного оружия на Кубе. Точно так же Киссинджер и Никсон впоследствии обнаружили, что китайский идеолог Мао вполне склонен к уступкам, если это отвечает интересам Китая.

Си и Дональд Трамп оба выступают с максималистскими заявлениями, особенно когда речь заходит о ситуации в Южно-Китайском море. Но оба также мастера заключения сделок. Чем лучше администрация Трампа будет понимать, как Пекин оценивает роль Китая в мире, а также ключевые интересы своей страны, тем лучше она подготовится к будущим переговорам.

Проблема в психологическом проецировании: даже ветераны Госдепартамента слишком часто исходят из ошибочного предположения, будто жизненные интересы Китая – зеркальное отражение интересов США.

Официальные лица в администрации Трампа, разрабатывающие политику в отношении Китая, мудро поступят, обратив внимание на изречение древнего китайского философа Сунь Цзы: «Если ты знаешь врага и знаешь себя, тебе не стоит бояться исхода сотен сражений. Если ты знаешь себя, но не знаешь врага, то на каждую одержанную победу ты также потерпишь одно поражение. Если ты не знаешь ни врага, ни себя, то проиграешь все битвы». 

Автор: Грэм Эллисон — директор Научного центра Белфер по международным делам при гарвардской школе Кеннеди и бывший помощник министра обороны по делам политики и планирования.

Данный очерк – адаптация его книги Destined for War: Can America and China Escape Thucydides’s Trap? («Обреченные на войну: смогут ли Америка и Китай избежать ловушки Фукидида?). Опубликовано в журнале Foreign Affairs, № 5, 2017 год. © Council on Foreign Relations, Inc.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Loading...
Sign in to follow this  

×
×
  • Create New...