Jump to content
Форум - Замок

Валерия Ильинична Новодворская


Recommended Posts

Нам опять нужна одна победа

 

Уроки Булата Окуджавы

 

Опубликованное фото

 

Он был нашим талисманом пять десятилетий, остается им и теперь. Сорок лет российская интеллигенция уходила с ним от мертвящей казенщины, от солдатского сукна тоталитаризма в турпоходы на речку и в лес. И обязательно с гитарой. В общем, трое в лодке, не считая Окуджавы. Чистили «белые перья», надеялись на поминовение не от ЦК КПСС, а от Офелии и, когда наставал «дележки час», твердо знали: «Не нас калач ржаной поманит».

 

Обет доброты, чистоты, инакомыслия, чести. Орден Булата Шалвовича Окуджавы, модели и образца русского интеллигента, сына грузина и армянки, родившегося в Москве, на Арбате, 90 лет назад, 9 мая 1924 года.

 

Его родителей занесло в столицу на учебу. Родители — это и была знаменитая окуджавская «тайна черного цвета». Родителей арестовали в 1937-м. Партработник Шалва Степанович был расстрелян. Красавица Ашхен попала в лагерь для ЧСИР (членов семьи изменника Родины). Она вернулась только в 1955 году, молодая и красивая, но застывшая от пережитых мук. О ней у Окуджавы есть очень страшный рассказ «Девушка моей мечты» (1985 г.). Еще страшнее «Искусство кройки и житья», написанное в том же году. Это опять о себе, о пятидесятых, о том, как от молодого учителя Окуджавы отрекался его приятель, деревенский бригадир. А сам молодой учитель из рассказа, попав в КПЗ за пьянку в ресторане, опасался, что его тоже отправят в лагерь вслед за родителями и заискивал перед дежурным офицером.

 

До конца своих дней Окуджава питал к Сталину пылкие чувства: «Ну что, генералиссимус прекрасный? Лежишь в земле на площади на Красной... Уж не от крови ль красная она, которую ты пригоршнями пролил, пока свои усы блаженно холил, Москву обозревая из окна?»

 

На фронт он пошел добровольцем в 1942 году, в 17 лет. Был тяжело ранен под Моздоком, получил медаль «За оборону Кавказа». А в 90-е в «Новой газете» поэт сказал, что немцы сами помогли СССР себя победить своей тупостью и жестокостью: уничтожали евреев, не распустили колхозы, грабили, расстреливали заложников, увозили в Германию как рабов. «Абсолютно две одинаковые системы схлестнулись. Они поступали точно так же, как поступали бы и мы. Просто наша страна оказалась мощнее, темнее и терпеливее». Сегодня фронтовика и автора потрясающих военных песен Окуджаву за эти слова могли бы разнести на госканалах.

 

Среди Большой тройки бардов: Окуджава, Высоцкий, Галич — Высоцкий олицетворяет Страсть, Галич — Ненависть, а Окуджаве принадлежит Печаль

Он очень резко высказывался о чеченской войне: не мог представитель маленького кавказского народа бросить другой маленький кавказский народ перед лицом огромной злющей Империи. Представляете, что он сказал бы в 2008-м о войне с Грузией или сегодня о захвате Крыма?

Великолепная историческая проза Окуджавы («Бедный Авросимов, или Глоток свободы» (1968 г.), «Похождения Шипова, или Старинный водевиль» (1970 г.), «Путешествие дилетантов» (1977 г.), «Свидание с Бонапартом» (1983 г.) была цензуре не по зубам: слишком сложно.

 

В конце 1980-х читатели Окуджавы вышли на проспекты и площади. Все «взялись за руки» и пошли «на ясный огонь», как он учил. Перестройка и Август мобилизовали рыцаря Демократии под триколор: он голосовал за «Демвыбор России», в 1990-м вышел из КПСС, учреждал «Общую газету», поддерживал Ельцина в 1993-м. Поэт умер до развязки, в 1997 году в Париже, от воспаления легких, 12 июня, как раз в День независимости России.

И сегодня нам без Окуджавы никак: «Пока безумный наш султан сулит дорогу нам к острогу», нам «опять нужна победа, одна на всех, мы за ценой не постоим».

 

Новодворская Валерия

Link to comment
Share on other sites

  • Replies 113
  • Created
  • Last Reply

Top Posters In This Topic

История подкопов под окопы

 

Ложь о 1937 годе не пошла во спасение

 

Опубликованное фото

 

Лион Фейхтвангер был отчаянно мирный человек. 7 июля исполняется 130 лет со дня его рождения. Он был страстным антифашистом и вдохновенным писателем-историком, докопавшимся до сути вещей. Фейхтвангер, как никто, поведал нам о гении и миссии еврейского народа на ранней земле Средневековья. Он довольно поздно нашел свое призвание: исторические раскопки как подкоп под рейхи, древние и современные, но одинаково враждебные человеку.

Его романы «Успех» (1930), «Семья Опперман» (1933) и «Изгнание» (1939) о становлении нацизма и крушении Западной Европы написаны честно, правдиво и невкусно, слишком в лоб, по-ученически. Эта литература останется в XX веке, исчезнет за поворотом. А вот его исторические романы, от которых в сердце входит сладкая боль прозрения, останутся с нами навсегда.

 

Лиону Фейхтвангеру, отпрыску мирной и богатой буржуазной семьи, пришлось отбыть каторгу Первой мировой. Когда к власти прорвался Гитлер, Фейхтвангер, к счастью, был вне Германии. Друзья не советовали ему возвращаться. Однако книги писателя пошли в общий нацистский костер, в августе 1933 года он был лишен немецкого гражданства, а имущество его конфисковано. Французские коллаборационисты посадили его в лагерь. Оттуда он бежал в США.

Лион Фейхтвангер решил поступить, как его компромиссные герои.

 

Кольцо сжималось вокруг немецкой интеллигенции и вокруг беззащитной Европы. Лион Фейхтвангер решил поступить, как его компромиссные до определенного порога герои: перешедший к римлянам ради спасения жизни и предавший жену ради карьеры, Иосиф из «Иудейской войны» (1932); Дон Иегуда из «Испанской баллады» (1954), принявший в Севилье мусульманство; Гойя, скрывавший свои убеждения и пытавшийся договориться с инквизиторами («Гойя», 1952); Бомарше из «Лис в винограднике» (1947), смеявшийся над монархией и тусовавшийся при королевском дворе бедного Людовика XVI.

И вот Фейхтвангер едет в СССР, встречается со Сталиным и создает лживое, топорное, бездарное произведение «Москва, 1937», из которого явствует, что сам автор не верит ни одному своему слову и не умеет врать. Настолько не умеет, что Сталин эту «апологетику» почти сразу запретил, и она томилась в спецхране до перестройки. Попытка воспеть сталинские процессы и доказать, что в 1937 году народ потреблял больше мяса, жиров и сахара, чем в 1913-м, не удалась. Как вам такие аргументы: «Никогда при неограниченной свободе ругани не было бы возможно построить социализм. Никогда правительство, постоянно подвергающееся нападкам со стороны парламента и печати и зависящее от исхода выборов, не смогло бы заставить население взять на себя тяготы, благодаря которым только и было возможно проведение этого строительства». Фейхтвангер все понимал еще до поездки, историк все-таки. Но он хотел помочь в создании антигитлеровской коалиции. Зря старался: Черчилль говорил, что если бы Гитлер вторгся в ад, то он по меньшей мере благожелательно отозвался бы о дьяволе в палате общин.

Фейхтвангер понял, что сделал что-то не то. Два последних его романа, «Испанская баллада» и «Иеффай и его дочь», написанный за год до смерти, в 1957-м, — это искупление и отрицание всякого политиканства, компромиссов с совестью и ужасного постулата «Цель оправдывает средства». Как писатель подкопался под окопы Иудейской войны, испанской Реконкисты и крестовых походов! Как он ненавидел рыцарей и римлян, эти древние зондеркоманды профессиональных убийц! Ведь из-за войны гибнет творческий и трудолюбивый еврейский народ в «Испанской балладе», гибнут Иегуда и Ракель, из-за нее же Иеффай приносит в жертву свою дочь Яалу. Фейхтвангер это выстрадал: «Одна унция мира дороже тонны войны».

 

http://www.newtimes.ru/articles/detail/84151/

Link to comment
Share on other sites

Апостол либерализма

 

Валерия Новодворская — о Набокове и свободе

 

Опубликованное фото

 

Мы никогда не думали, что он будет нам так нужен. Владимир Владимирович Набоков, джентльмен, энтомолог, изгнанник, индивидуалист и классик. Аристократ по крови и по духу, непримиримый борец с тоталитаризмом. 115 лет назад, 22 апреля 1899 года, он родился в роскошном петербургском особняке. У него была правильная наследственность. Три поколения либералов. Не слюнявых Обломовых, бездельников на диване, а жестких, умных, преданных идее свободы западников.

Дед, Дмитрий Николаевич, был министром юстиции, соавтором судебной реформы 1864 года. Отец, Владимир Дмитриевич, один из лидеров кадетской партии, отсидел 90 дней в тюрьме за подпись под Выборгским воззванием после роспуска первой Госдумы. «Не давать правительству ни податей, ни рекрутов». Он погиб в 1922 году в Берлине, закрыв собой Милюкова, в которого на публичной лекции стрелял какой-то черносотенец.

В 1919 году юного Владимира Набокова увезли из России навсегда. Он стал признанным писателем русского зарубежья, заслужил восхищение Бунина и не выбирал между двумя цветами времени, черным и красным, фашизмом и сталинизмом, а с порога отверг и то, и другое.

Набоков был либералом, а не демократом. В «Истреблении тиранов» (1936 год) он писал: «До блага человечества мне и дела нет, и я не только не верю в правоту какого-либо большинства, но вообще склонен пересмотреть вопрос, должно ли стремиться к тому, чтобы решительно все были полусыты и полуграмотны». Еще в Берлине Набоков научил своего маленького сына Дмитрия смеяться над портретами Гитлера («усатый придурок», «ничтожество»). В 1937 году Набоковы переезжают в Париж, а в мае 1940 года отплывают за океан, к бастионам нетронутой свободы.

Набоков не выбирал между двумя цветами времени, черным и красным, фашизмом и сталинизмом, а с порога отверг и то, и другое

Владимир Набоков вернулся в Европу (Швейцария, Монтрё) только в 1960 году. Он прожил до 1977-го и до конца бросался на СССР, как тореадор, предлагая делать портреты вождей не больше почтовой марки, пропагандируя самиздат, печатая воззвания в защиту диссидентов (например, Владимира Буковского).

 

Он тосковал всю жизнь, но понимал, что возвращение в Россию станет капитуляцией. «Дорогими слепыми глазами не смотри на меня, пожалей, не ищи в этой угольной яме, не нащупывай жизни моей! Ибо годы прошли и столетья, и за горе, за муку, за стыд, — поздно, поздно! — Никто не ответит, и душа никому не простит».

Наша встреча с Набоковым неизбежна. Раньше мы не представляли себе тиранов. А теперь будем читать и перечитывать: «Росту его власти, славы соответствовал в моем воображении рост меры наказания, которую я желал бы к нему применить. Так, сначала я удовольствовался бы его поражением на выборах, охлаждением к нему толпы, затем мне уже нужно было его заключение в тюрьму, еще позже — изгнание на далекий плоский остров с единственной пальмой, подобной черной звезде сноски, вечно низводящей в ад одиночества, позора, бессилия; теперь наконец только его смерть могла бы меня утолить» («Истребление тиранов»). А это годится и для Гааги: «Напрасно меня бы стали уверять, что сам он вроде как ни при чем, что его возвысило и теперь держит на железобетонном престоле неумолимое развитие темных, зоологических, зоорландских идей, которыми прельстилась моя родина. Идея подбирает только топорище, человек волен топор доделать — и применить».

Детям новой волны эмигрантов предстоит встреча с набоковским «Подвигом» (1932 год), где Россия — сказочный лес, населенный людоедами. Нам надо противиться психологии жертвы, соучастника собственных палачей, как в «Приглашении на казнь» (1936 год). Все лучше, чем соответствовать нормативу «кротость узника есть украшение темницы».

Link to comment
Share on other sites

«Жизнь — Родине, свободу — никому»

 

Рецепты сопротивления от советских политзаключенных

 

 

Что такое страх, политический страх, заставляющий потенциального гражданина сидеть в уголке, как мышь под веником, каковы бы ни были общественные бедствия? Какова формула ползучести и молчания?

 

Подумаешь, бином Ньютона! Я вам скажу без всякой таблицы Менделеева: здесь такой составчик типа ерофеевского коктейля «Слеза комсомолки». Во-первых, гедонизм, когда человек хочет не просто быть сытым, тепло одетым и иметь крышу над головой, но еще и кушать деликатесы в дорогих ресторанах, одеваться в шикарных бутиках и жить в пентхауcе. Я ничего не имею против скромного обаяния буржуазии, я обеими руками за богачей и социальное неравенство. Но когда мне в 70 — 80-е годы интеллигент по статусу говорил, трясясь, как студень, что если он что-то подпишет или скажет на лекции своим студентам, то будет «невыездным» и не сможет привозить «из-за бугра» шмотки, то я понимала, что никакой он не интеллигент, а просто мещанин. И когда сегодня какой-нибудь бизнесмен говорит, что не может дать денег либеральной, западнической оппозиции (чтобы она за его же права боролась), потому что не получит преференций или Кремль посадит ему на хвост налоговую инспекцию, то диагноз ясен: передо мной не капиталист, а раб, боящийся прогневать господина. Продавать душу ради того, чтобы поехать не к Черному морю, а на Мальдивы, может только второсортный человек.

 

Преступление невмешательства

 

Кроме гедонизма есть еще отсутствие гражданского достоинства. Многие искренне не понимают, что недостаточно не делать зла самому, что, если твое государство творит зло, это ложится и на тебя. Ясперса читайте, «Германскую вину». Есть вина не уголовная, а политическая и даже моральная. Ты не смог помешать? Значит, это ты убивал чеченцев, сажал узников совести, охотился по Москве на грузин, отменял выборы губернаторов, разгонял марши несогласных. На тебе кровь и позор.

 

Трусость — это бесчестье

 

И третья составляющая, от которой нас порядком отучили при советской власти: личная честь. Страх, осторожность, конформизм обрекают на личное бесчестье, от которого не спасает и эмиграция. Тебя выгнали из собственного дома. Ты испугался, дезертировал, убежал, сделал то, что они «просили». Ты в дерьме навсегда. Ты струсил. Честь — это не только для офицера. Это для человека и гражданина. «Жизнь — Родине. Честь — никому». Владимир Войнович и Василий Аксенов испугались и уехали. А Анатолий Марченко остался. И получил 10 лет. Он погиб в тюрьме, но сохранил честь. Смерть входит в джентльменский набор порядочного человека в несвободном обществе. Готовность к смерти — это хороший тон. Трусость — это бесчестье.

 

Быть человеком тяжело

 

И, наконец, последняя часть коктейля: глупость. Когда преувеличиваешь возможности своих врагов (то есть Кремля и Лубянки). Запугать легко не только труса, но и глупца, который не понимает их возможностей. Поэтому рабское молчание абсолютного большинства интеллигенции в 60 —70 — 80-е (до Горби) не имеет никаких оправданий. Оправдания типа пайков с баночкой красной икры, защиты диссера, поездки в Венгрию и должности завлаба через нравственный ОТК не проходят. Порядочные люди шли в котельные и концлагерь. К тому же на арест надо было слишком много наработать, Брежнев — не Сталин, брали даже не каждого тысячного. На утрату профессии в концлагерь не боялись пойти ученые Андрей Сахаров, Юрий Орлов, Сергей Ковалев. А у их коллег не хватило пороху. Быть человеком вообще тяжело. Легко быть пресмыкающимся. Знавала я ученых, писавших в диссере «Согласно директивным документам...» (то есть решениям съездов). Знавала я физиков, которые чуть ли не дрались за место в КПСС, спущенное по квоте на институт... Осетрина второй свежести. Люди третьего сорта. Суповой набор из остатков.

 

Страшнее всего, когда арестовывали не тебя

 

А страх... Реально страшным в постсталинские годы было одно — карательная психиатрия. Это была действительно пытка, и долгие годы я считала лучшим подарком цианид, чтобы всегда носить его с собой. Только никто мне его так и не подарил... Но даже это было легче бесчестья. И никогда мне не было так страшно, как в 1986 году, когда после Рейкьявика Горби распустил женскую политзону в Мордовии, а меня чуть ли не силой выгоняли из Лефортово, хотя вместо «помиловки» я написала, что намерена бороться с советской властью до последнего вздоха. Ведь освобождали только за предательство! Я всерьез хотела идти топиться, пока Лариса Богораз не объяснила мне, в чем дело. И как мучилась Лина Туманова, когда ее еще до перестройки выпускали оттуда же — умирать от рака. Все доказывала, что ни в чем не виновата, а КГБ дежурил у дверей: если стало бы лучше, то снова посадили бы. Страшнее всего было, когда арестовывали не тебя: значит, плохо работаешь. Прав Евтушенко: «В подозрительных не состоящий подозрителен как гражданин».

 

До последнего патрона

 

Да, они брали заложников, но это можно было пережить. Хельсинкскую группу заставили самораспуститься, угрожая арестовать ее старейшего члена Софью Каллистратову. А Мальва Ланда отказалась выходить из этой группы, где оставалось несколько членов! Саше Подрабинеку «советовали» уехать и угрожали посадить брата Кирилла. Саша не уехал. Кирилла посадили.

 

Все зависит от установки: что происходит? Идет война, свистят пули, рвутся снаряды. Вокруг тебя, если ты солдат, падают товарищи. Слева, справа, сзади. Твой дом могут разбомбить. Но надо идти вперед, в атаку. Если есть за что сражаться. Кто во что ценит Россию, свободу и свою честь. Эту войну они начали в 1917 году. И война не кончена до сих пор. У нас нет оружия. Психическая атака, как в «Чапаеве», как в фильме «V значит вендетта». Идти вперед на их штыки и пулеметы, пока они не побегут, пока не утонет последний Чапаев и не скинет шинель последняя Анка-пулеметчица. Пока не спустят последний красный флаг. «Не падайте духом, поручик Голицын, корнет Оболенский, седлайте коня!»

 

Чего бояться сегодня?

 

А сегодня чего бояться, я вообще не понимаю. «ЮКОС» и «Роснефть» есть не у всех. У многих и отнимать-то нечего. Что у меня отнимешь? Карательной психиатрии советского образца больше нет. Для ареста, суда и срока надо очень сильно подставиться. Очень много звезд должно сойтись. Но и то сейчас поправимо. Не просите холодильник в камеру, а объявляйте голодовку. 30, 40, 50 дней — и вы купите себе свободу. Или смерть. Я, например, больше в тюрьме сидеть не буду. Жизнь — Родине. Свободу — никому. За границу выпускают всех. Так чего бояться? Не пустят в Думу? Да пропади она пропадом, эта федеральная помойка! В Куршавель не поедете? На Сейшелы не хватит? Ничего, в Судаке и Коктебеле купаться можно. Ющенко всех пускает в море поплавать. Закроют газеты и журналы? Вопервых, сомневаюсь, что все. Во-вторых, есть сегодня интернет, как при Советах был самиздат.

 

Сенека сказал: «Ты знаешь, какая линия прямая. Зачем тебе это, если в жизни ты не знаешь прямого пути?»

 

 

Валерия Новодворская — в 19 лет была арестована по обвинению в «антисоветской агитации и пропаганде». С июня 1970 года по февраль 1972 года была помещена в Казанскую спецтюрьму. Трижды осуждена за диссидентскую деятельность — в 1969, 1986, 1991 годах. В общей сложности провела в заключении около пяти лет.

 

Андрей Сахаров — физик, лауреат Нобелевской премии мира, один из создателей водородной бомбы. В 1980 году был сослан в город Горький за правозащитную деятельность. Умер в 1989 году.

 

Юрий Орлов — физик, основатель Московской Хельсинкской группы. В 1978 году его приговорили к семи годам лагерей строгого режима и пяти годам ссылки по ст. 70 УК РСФСР («антисоветская агитация и пропаганда»).

 

Сергей Ковалев — биофизик, один из ведущих участников издания «Хроники текущих событий». В 1975 году обвинен в «антисоветской агитации и пропаганде» и приговорен к семи годам лагерей строгого режима и трем годам ссылки.

 

Софья Каллистратова — юрист, адвокат. В 1981 году против нее было возбуждено уголовное дело за «распространение заведомо ложных сведений, порочащих советский государственный и общественный строй» (ст. 190.1 УК РСФСР), в 1988 году дело было прекращено. Спустя год она умерла.

 

Мальва Ланда — геолог, правозащитница. В 1980 году осуждена к ссылке сроком на пять лет по ст. 190.1 УК РСФСР. Александр Подрабинек — врач, журналист. В 1978 году приговорен к пяти годам ссылки за «клевету на советский строй», в 1980 году повторно арестован в ссылке по тем же обвинениям и приговорен к трем с половиной годам лагерей.

 

Кирилл Подрабинек — правозащитник. В 1977 году приговорен к двум с половиной годам лишения свободы за «незаконное хранение огнестрельного оружия». В 1980 году обвинен в распространении «заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй» и приговорен еще к трем годам лишения свободы.

Link to comment
Share on other sites

Под солнцем Сатаны

Опубликованное фото

Василь Быков завещал если не жить, то хотя бы умирать по-человечески

 

Писатель-фронтовик Василь Быков в начале 70-х не шибко разбирался в политике. Разобрался после 50 лет, потому что подорвался на мине: не подумав, он автоматически подписал письмо против «литературного власовца» Солженицына.

 

19 июня Василю Быкову исполнилось бы 90. Он ушел в 2003-м, в 79. И до последнего дня раскаивался в этой подписи, до последнего дня ее искупал. У героя, фронтовика, была жестокая судьба: ему пришлось провести конец жизни вне своей «батьковщины», на земле противника, в Германии. Там теперь было больше свободы и добра. С Лукашенко он ужиться не мог, вернулся только на последнем месяце жизни: лечь в родную землю.

Василь Быков ворвался в нашу невеселую советскую жизнь своей трудной войной в ранние 60-е. Зелененькая «Юность» за 1964 год. «Западня». Не немецкая — своя. Лейтенант Климченко попадает в плен. Ведет себя героически, готов к расстрелу. Но эсэсовец Шварц (Чернов), найдя у него списки роты, устраивает провокацию якобы от его имени, призывая сдаваться комсомольцев, с которых комсорг Климченко взносы собирал. А потом лейтенанта отпускают. Знают «обстановочку» в советских войсках. И тут же особист пытается арестовать Климченко. На его счастье начинается атака. Но лейтенант успевает послать месседж Шварцу: «Ты победил, сволочь!» Надежда у Климченко одна: быть убитым или тяжело раненным в этой атаке. И спастись в могиле или в госпитале. Иначе — трибунал.

 

В 1966 году из «Нового мира» нас шарахнуло повестью «Мертвым не больно». Еще один лейтенант Василевич вспоминает, как капитан Сахно погнал на минное поле санитарку Катю, как заставил застрелиться его друга лейтенанта Юрку, а потом лебезил перед немцами в плену. Но вот кончилась война, а Василевича и заступившихся за него студентов тащит в милицию бывший председатель военного трибунала. За неуважение к органам.

А тут еще появляется «Круглянский мост» (1968). Оказывается, за взрыв моста любая цена хороша, в том числе и смерть взорвавшего мост сына полицая Мити. Мы узнали, что на войне свои стреляют в своих. Полное окружение: немцы и этакие «свои».

Когда же появились такие вещи, как «Карьер» (1987), то оказалось, что стреляет и прошлое. Стреляет в спину, потому что непонятно, стоит ли продолжать жить после войны. Откуда берутся силы бороться с немцами у попадьи Варвары Николаевны? Ее муж, отец Кирилл, был арестован и погиб в 30-е, а сын Олежка отрекся от отца, чтобы выучиться, а потом попал под бомбежку. Выжженная земля. Ад. Герои Быкова живут, как в романе католика Жоржа Бернаноса «Под солнцем Сатаны». И если они сохраняют человечность, как Варвара Николаевна, Петрок и Степанида из «Знака беды» (1983) и Степка из «Круглянского моста», то они святые.

 

В 80-е мы узнали от Быкова, что сыновья раскулачивали отцов («Облава», 1986); что сажали «нацдемов» (патриотов национальных окраин СССР), таких как Дорошка в «Стуже» (1991); что в полицаи шли раскулаченные (как Гуж из «Знака беды»); что «врагов народа» выбирали голосованием на собрании, была норма по их «разоблачению» («Красные петлицы», 2001).

А после войны стало еще хуже: доносят друг на друга из страха герои, научные работники из «Бедных людей» (1998). Гибнет от радиации изнасилованный «дедами» дезертир, забившись в зону; всех вербуют в сексоты, а не ставший стукачом Валера Сорокин теряет все, спивается и умирает в газпромовской трубе («Труба», 1998).

Наша война не кончилась и не кончится теперь уже никогда. Ни для нас, ни для Василя Быкова. Однако писатель советовал умирать по-человечески.

Link to comment
Share on other sites

А у меня всё время вопрос - почему Валерии Ильиничны было всегда много и на ТВ, и на радио, и в печатных изданиях? Причем в так называемых "проправительственных" её и было больше всего.

Link to comment
Share on other sites

А у меня всё время вопрос - почему Валерии Ильиничны было всегда много и на ТВ, и на радио, и в печатных изданиях? Причем в так называемых "проправительственных" её и было больше всего.

Вопрос ко мне или так, риторический?
Link to comment
Share on other sites

Ну тема то про Новодворскую...

И как к этому привязать Ахматову или Набокова?

А зачем привязывать? Это очерки Новодворской о них.
Link to comment
Share on other sites

Зачем к тебе))) Сама себе размышляю. Откуда такая её востребованность была теми самыми СМИ, о которых говорят, что они жестоко цензуированы и ваще только и занимаются зомбированием несчастных россиян.

Причем о жестокой цензуированности российских "проправительственных" СМИ сама В.И.Н. практически не говорила. А вот столь "оппозиционный голос" как "Эхо Москвы" как-то кажется в 2008 году (а это было прям скажу я вам время вседозволенности, говори хоть как и хоть о чем хоть с кем) как раз в цензуре и попрекнула. Что фильтруют её базар и снимают с эфира.

Link to comment
Share on other sites

Запрещенное интервью Валерии Новодворской (29.08.2008)

 

Запись и текст этой передачи были убраны с сайта "Эхо Москвы" после того как Путин "вызвал на ковер" главного редактора А. Венедиктова (см. http://news2.ru/story/122577/ и https://www.youtube.com/redirect?q=http%3A%...EAxNDA1NDg0NTE4 ). Видео отсюда: http://ds.ru/media.htm

Link to comment
Share on other sites

Зачем к тебе))) Сама себе размышляю. Откуда такая её востребованность была теми самыми СМИ, о которых говорят, что они жестоко цензуированы и ваще только и занимаются зомбированием несчастных россиян.

Причем о жестокой цензуированности российских "проправительственных" СМИ сама В.И.Н. практически не говорила. А вот столь "оппозиционный голос" как "Эхо Москвы" как-то кажется в 2008 году (а это было прям скажу я вам время вседозволенности, говори хоть как и хоть о чем хоть с кем) как раз в цензуре и попрекнула. Что фильтруют её базар и снимают с эфира.

http://www.liveinternet.ru/users/lenau/post83894577/play
Link to comment
Share on other sites

Эффект бабочки: памяти Валерии Новодворской

 

 

Новодворская спасла честь России...

 

Один из американских радиослушателей, вспомнив о Валерии Новодворской, потребовал от меня честно признать, что она своей "радикальной позицией" нанесла российской демократии больше вреда, чем пользы.

Еще несколько месяцев назад я задумался бы над этим выводом. Я бы вспомнил, что даже когда всех честных российских экспертов и журналистов перестали пускать на российское телевидение, Новодворская еще появлялась в популярных ток-шоу какого-нибудь очередного Владимира Соловьева, неизменно оказывалась "переспоренной" холеными лживыми оппонентами, но никогда не отчаивалась, продолжала настаивать на своем – и все это своим знаменитым неповторимым голосом, все это с презрением и категоричностью. И, конечно, хотелось, чтобы российская демократия была с каким-нибудь более привлекательным обликом, более мелодичным голосом – да поди ж ты, Хакамаду не пускают, а когда, наконец, пустили, она пришла от Путина в полный восторг.

Новодворская бы не пришла. Да и могла ли быть настоящая российская демократия с другим лицом?

Внешность Новодворской – это результат ее многолетнего заключения в тюрьмах и "психушках". Голос Новодворской – это результат насильного кормления через зонд во время "сухих" голодовок. Это и была настоящая российская демократия, которая защищала себя не тогда, когда можно, а тогда, когда нельзя. Вспомните облик академика Андрея Сахарова, возможно, самого честного человека ХХ столетия, променявшего комфорт обласканного властью ученого и трижды Героя социалистического труда на мытарства, голодовки, пикеты и ссылки – и вы поймете, какой может быть российская демократия, если только она остается в России.

Конечно, путинским пропагандистам было выгодно, чтобы их телезритель воспринимал альтернативу через Новодворскую, а не через обаятельных и привлекательных оппозиционных политиков. Чтобы не было никакого Касьянова или Немцова, на фоне которых терялись Путин с Медведевым, не было Явлинского с Навальным или Рыжкова с Гудковым, а Новодворская была, и ее было много. Но вот что интересно: в результате российский режим оказался именно таким, каким его обрисовывала Новодворская - властью людоедов, готовых без страха и упрека убивать, обстреливать, засылать диверсантов, лгать по всем каналам, наращивая градус ненависти до умопомрачения – только бы удержаться.

Когда тьма рассеется – а в современном мире нельзя долго жить в Мордоре, рано или поздно экономика вынесет ему приговор – россияне будут с изумлением открывать для себя уже не только Сахарова, а и Новодворскую. И будут поражаться тому, что эта грузная, смешная женщина еще тогда понимала то, что они, такие умные и красивые, поняли только сейчас, на руинах своего обанкротившегося государства. И именно это понимание позволит им извиниться перед своими детьми и внуками и построить новую страну, в которой эпоха Путина будет называться так, как она на самом деле и называется – позором и крахом.

Так что я не думаю, что своей позицией Новодворская нанесла вред российской демократии. Это вообще история не про демократию. Это история про Россию. Новодворская спасла ее честь. Это как эффект бабочки – в истории взмах крыла нередко означает гораздо больше, чем армады танков и витийство телевизионных каналов.

Не стоит село без праведника.

 

http://uainfo.org/yandex/356975-effekt-bab...vodvorskoy.html

Link to comment
Share on other sites

Новодворская спасла честь России...

 

...Это как эффект бабочки – в истории взмах крыла нередко означает гораздо больше

Если что, У Бредбери в рассказе - от которого и пошел "эффект бабочки" - бабочку раздавили. А не то, что она крыльями махала.
Link to comment
Share on other sites

Если что, У Бредбери в рассказе - от которого и пошел "эффект бабочки" - бабочку раздавили. А не то, что она крыльями махала.

Может, у этой истории другая бабочка была, про которую мы не знаем?)))
Link to comment
Share on other sites

Думаю, что автор статьи слышал звон, да не знал где он. Ну и ради красного словца... выказал некоторую свою некомпетентность, что обидно за ВИН, ибо она в подобных вопросах никогда не обкосячивалась.

Ну и параллель Мордор-Россия тоже не более, чем использование кинутого сравнения Щаранским, опять же чисто по принципу "слышал звон...", а всё знание о Мордоре - только на основании кина Питера Джексона.

Link to comment
Share on other sites

Новодворская спасла честь России...

Не знаю чью честь она спасала, но когда изредка я ее видела на ТВ, или читала в СМИ, то мне становилось стыдно за неё.

Link to comment
Share on other sites

И вот еще. Что бы я подумала, если вдруг мои еврейские друзья, или мои немецкие друзья, или мои украинские друзья, белорусские, греческие, американские, китайские, латышские, если бы они вдруг начали говорить о своих народах, что они неполноценны уже в силу того, что эти народы являются евреями, немцами, украинцами, белорусами, греками, американцами, китайцами, латышами?

Link to comment
Share on other sites

Если один русский человек произносит такое:

 

"Россия является «той самой страной, которая является тормозом всего разумного, доброго, вечного».

 

«Русскому народу место в тюрьме, причем не где-нибудь, а именно у тюремной параши…»

 

«Русская нация — раковая опухоль человечества!» "

 

тогда другой русский человек, если он настоящий конечно, должен относится к такому вещателю как к предателю и моральному уроду. Даже диагноз "шизофрения" (настоящий, медицинский) является слабеньким оправданием этим высказываниям.

Link to comment
Share on other sites

И вот еще. Что бы я подумала, если вдруг мои еврейские друзья, или мои немецкие друзья, или мои украинские друзья, белорусские, греческие, американские, китайские, латышские, если бы они вдруг начали говорить о своих народах, что они неполноценны уже в силу того, что эти народы являются евреями, немцами, украинцами, белорусами, греками, американцами, китайцами, латышами?

Если один русский человек произносит такое:

 

"Россия является «той самой страной, которая является тормозом всего разумного, доброго, вечного».

 

«Русскому народу место в тюрьме, причем не где-нибудь, а именно у тюремной параши…»

 

«Русская нация — раковая опухоль человечества!» "

 

тогда другой русский человек, если он настоящий конечно, должен относится к такому вещателю как к предателю и моральному уроду. Даже диагноз "шизофрения" (настоящий, медицинский) является слабеньким оправданием этим высказываниям.

Любой человек такое заявляющий - как минимум - расист...

коим я и сам в какой-то мере являюсь...т.к. не люблю негров...

 

Что до Новодворской - не предатель она - т.к. русской себя она

не считала НИКОГДА...ни одного мгновения...

 

Она и не белоруска - хоть и родилась в Барановичах...

 

Она и не еврейка...хотя бы потому - что в 1973 и в 1982 гг

она заходилась в истерии и захлебывалась в слюне и желчи

- крича: бей жидов - спасай арабов...

 

Она - просто психбольная...с высоким уровнем истерии...

с маниакальностью...которая всегда - проти всех властей,

законов, традиций...

 

Попади она жить в в ее любимые США - она и там нашла

бы - отчего впасть в истерию...

 

Перечитайте и осмыслите - что я писал о ее астро-психологии...

Link to comment
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Loading...
 Share


×
×
  • Create New...