Jump to content
Форум - Замок
Sign in to follow this  
Алесь

Властелины морей и океанов: Подводные лодки...

Recommended Posts

Подводная лодка — корабль, способный погружаться (всплывать) и длительное время действовать в подводном положении. Важнейшее тактическое свойство подводной лодки — скрытность.

 

Назначение

Предназначена для поражения важных военно-промышленных и административных центров, военно-морских баз, портов и других наземных объектов, уничтожения подводных лодок, кораблей и судов противника, скрытной постановки минных заграждений, ведения разведки, высадки диверсионно-разведывательных групп и выполнения других боевых задач.

 

Выполнение боевых задач

В рамках ВМС подводные лодки составляют подводные силы флота.

Подводные лодки способны выполнять боевые задачи одиночно, группами, завесами, в составе группировок подводных лодок и разнородных сил, самостоятельно и во взаимодействии с другими видами Вооружённых сил.

 

Конструкция

Подводные лодки имеют металлический каплеобразный или сигарообразный корпус, способный выдержать давление воды на глубинах погружения. Для погружения заполняют водой так называемые балластные цистерны. Изменение глубины и всплытие производятся с помощью горизонтальных рулей с последующим вытеснением воды из балластных цистерн сжатым воздухом или газом. Для движения подводных лодок в надводном положении применяются атомные энергетические или дизельные установки; в подводном положении — атомные установки, электрические аккумуляторы тока, на малых глубинах — дизельные установки, имеющие соответствующие выдвижные воздухозаборные устройства (так называемый «шнорхель»).

 

Вооружение

В качестве вооружения подводные лодки могут использовать баллистические и крылатые ракеты, торпеды, мины, средства гидроакустического противодействия, зенитно-ракетные комплексы.

 

Классификация

 

USS Virginia, американская атомная подводная лодкa класса «Вирджиния»Классификации подводных лодок:

 

по типу энергетической установки

атомные (АПЛ)

дизель-электрические

по водоизмещению

подводные крейсеры

крейсерские

большие

средние

малые

сверхмалые

по предназначению

стратегические

многоцелевые

специального назначения

по основному вооружению

ракетные

торпедные

ракетно-торпедные.

Стоящие на вооружении в настоящее время подводные лодки классифицируются следующим образом:

 

Атомные подводные лодки с баллистическими ракетами (ПЛАРБ)

Атомные подводные лодки с крылатыми ракетами

Многоцелевые атомные подводные лодки с торпедным и торпедо-ракетным вооружением

Дизель-электрические подводные лодки с торпедным и торпедо-ракетным вооружением

Новые экспериментальные типы:

 

История

 

Проекты первых движителей подводных лодокИдея боевого применения подводного судна впервые была высказана Леонардо да Винчи. Впоследствие он уничтожил свой проект, так как опасался разрушительных последствий подводной войны. Иногда среди прообразов подводных лодок называют также «чайки», удлинённые лодки запорожских казаков, которые могли использоваться и в перевёрнутом состоянии.

 

Впервые действующий образец подводной лодки был построен голландским инженером Ван Дреббелем в Лондоне и успешно испытан в Темзе. В России попытки построить подводную лодку предпринимались при Петре Великом. Но с его смертью проект «потаённого судна» не был доведен до конца. Первая попытка применения подводной лодки относится к войне за независимость Соединенных Штатов Америки. «Черепаха» Бушнелла попыталась атаковать британский флагман, но была обнаружена и чтобы скрытся ей пришлось подорвать мину, не успев присоединить ее к днищу корабля.

 

Идея боевого применения подводного судна была популяризирована в романе Жюля Верна «20 тысяч лье под водой», написанном в 1870 году. В романе описывается подводная лодка «Наутилус», которая таранит и уничтожает надводные корабли, используя металлический «бивень», располагающийся на носу лодки. Ни о каких прототипах торпед или иного оружия в романе речи не шло. Влияние романа на умы было столь сильно, что первую атомную подводную лодку назвали в честь «Наутилуса» Жюля Верна.

 

Первая настоящая подводная лодка, принявшая участие в вооружённых действиях, была создана в США Хорасом Л. Ханли (H.L.Hunley) во время Гражданской войны во флоте Конфедерации. Оно представляло собой паровозный котёл, на обоих концах которого были смонтированы заострённые оконечности. Погружение осуществлялось заполнением двух балластных цистерн на носу и корме, которые для всплытия продувались ручными помпами, а для срочного всплытия сбрасывался железный балласт, закреплённый на днище. Гребной винт вращался при помощи коленчатого вала восемью матросами. Вооружение состояло из мины, закреплённой на длинном стальном шесте на носу лодки. Наблюдение, вход и выход экипажа из лодки осуществлялись через две небольшие башенки.

 

17 февраля 1864 года лодка северян потопила винтовой корвет конфедератов Housatonic, причём ей удалось спастись после взрыва. Но спустя 45 минут она затонула от приливной волны, захлестнувшей открытый люк, открыв счёт авариям на подводных кораблях, но тем не менее доказав возможность их боевого применения.

 

В 1878-1881 годах в России по проекту инженера Джевецкого были построены пятьдесят небольших подводных лодок, которые предназначались для обороны морских крепостей.

 

В конце XIX века появились лодки с электрической силовой установкой, затем с бензиновой и дизельной для надводного плавания и с электрической для подводного.

 

В мае 1899 года на международной конференции в Гааге Россия при поддержке таких стран, как Германия, Франция, Италия, Япония и США, предприняла попытку ограничить создание подводного оружия, которое было сорвано Великобританией.

 

 

Ускоренное развитие подводного флота в годы Первой мировой войны привело к тому, что субмарины стали грозным оружием. Всего за время войны 600 подводных лодок воюющих государств потопили 55 крупных линкоров и крейсеров, 105 эсминцев, 33 субмарины. Общая грузоподъёмность потопленных торговых судов составила около 19 млн. регистровых тонн. Действия германских подводных лодок на морских коммуникациях поставили Англию на грань поражения в войне.

 

По итогам Первой мировой войны был сделан вывод о необходимости взаимодействия подводных лодок с надводными кораблями эскадр, поэтому в период между мировыми войнами преимущественно совершенствовались надводные тактико-технические характеристики.

К началу Второй мировой войны в состав флотов ведущих морских держав входило следующее количество подводных лодок:

Великобритания — 58;

Германия — 57;

США — 99;

Франция — 77;

Италия — 105;

Япония — 56;

СССР — 212.

 

За время войны всеми подводными лодками иностранных государств было потоплено 4330 транспортных судов общей грузоподъёмностью около 22,1 млн. рег. т, уничтожено 395 боевых кораблей, в том числе: 75 подводных лодок, 17 авианосцев, 3 линкора, 122 эсминца и 146 кораблей других типов. Подводные лодки ВМФ СССР потопили 328 транспортов, 70 боевых кораблей и 14 вспомогательных судов. Погибли 1123 подводные лодки.

 

В конце Второй мировой войны немецкие конструкторы вплотную подошли к решению проблемы оснащения подводных лодок баллистическими ракетами.

 

Первый послевоенный случай торпедирования подводной лодкой боевого корабля произошёл 9 декабря 1971 г. во время Индо-пакистанского конфликта, когда пакистанская дизельная подводная лодка «Hangor» торпедировала индийский фрегат «Khukri». 2 мая 1982 г. во время Фолклендской войны между Англией и Аргентиной английская атомная подводная лодка «Conqueror» торпедировала аргентинский лёгкий крейсер «Генерал Бельграно».

В настоящее время подводные лодки имеют ВМФ 33 стран.

 

В конце ХХ века в состав флотов стран НАТО входило 217 подводных лодок (в том числе ПЛАРБ — 23, ПЛА — 101). В России, с учётом оборонительной доктрины прогнозируется иметь в строю 90-100 единиц подводных лодок.

 

http://armies.biz/sea/index.htm

Share this post


Link to post
Share on other sites

Хочу рассказать о некоторых знаменитых подводных лодках...

 

Вот информация о упоминаввшейся выше лодке "Ханлей":

 

H. L. Hunley была построена частным образом в 1863 г. в г. Мобил штат Алабама по чертежам Horace Lawson Hunley, James R. McClintock и Baxter Watson. Ее строительство было финансировано мистером Hunley, а управление осуществляли офицеры конфедерации W.A. Alexander и G.E. Dixon. В августе 1863 г. она была перемещена в г. Чарлстон штат Южная Каролина для защиты порта. 29 августа при причаливании парохода, подлодка была случайно затоплена, утонули пятеро членов ее команды. Подняв, ей дали новую команду и испытания продолжились. 15 октября 1863 г. после серии погружений она не всплыла. Horace Lawson Hunley, который управлял ее действиями и остальная часть экипажа утонули.

H.L. Hunley была снова поднята и отремонтирована. Третьей команде был отдан приказ, чтобы они действовали только на поверхности во время атаки. Военно-морской Флот Соединенных Штатов пытался снять блокаду Чарлстона. 17 февраля 1864 г. эти меры имели успех. H.L. Hunley атаковал USS Housatonic и взорвал торпеду. Федеральное судно быстро затонуло, становясь первым военным кораблем уничтоженным подлодкой.

Тем не менее, H.L. Hunley не вернулась из этой миссии. Ее судьба оставалась тайной свыше 131 года до мая 1995 г. 8 август 2000 г. H. L. Hunley была поднята и передана военно-морской базе в Чарлстоне. Сейчас она является предметом осторожного сохранения, что бы в конце концов стать пригодной для широкого доступа публики.

 

Примерно так она выглядела:

Опубликованное фото

Share this post


Link to post
Share on other sites

В России первые подводные лодки были построены С.К. Джевецким.

ПОДВОДНЫЕ ЛОДКИ С. К. ДЖЕВЕЦКОГО

Опубликованное фото

Степан Карлович Джевецкий, один из выдающихся изобретателей подводного кораблестроения XIХ века, родился в 1843 году в богатой и знатной дворянской семье. Образование получил в Париже в Центральном инженерном училище. В 1877 году, плавая добровольцем-рядовым на вооруженном пароходе "Веста", отличился в бою с турецким броненосцем "Фехти-Булленд" и был награжден за храбрость Георгиевским крестом.Участвуя в русско-турецкой войне, пришел к выводу, что наиболее эффективным средством борьбы с боевыми надводными кораблями является подводная лодка. Еще в 1876 году Джевецким был разработан проект одноместной подводной лодки, которая в 1877 году была построена на его собственные средства Одесским заводом Бланшара.Лодка, длиной несколько менее 5 метров, приводилась в движение гребным винтом, вращение которого осуществлялось ножным приводом, по типу велосипедного. В лодке находился резервуар со сжатым воздухом для дыхания, испорченный воздух удалялся непрерывно маленьким насосом, приводившимся в действие от вала гребного винта.

 

Для уравновешивания подводной лодки в подводном положении использовались балластная цистерна и цилиндр с поршнем, перемещением поршня либо принимали, либо вытесняли воду. Голова человека, сидящего в лодке, находилась в стеклянном колпаке; два рукава с резиновыми перчатками служили для прикрепления мины к неприятельскому кораблю. Мина взрывалась с помощью электрического провода после отхода подводной лодки на достаточное расстояние.

 

Эта подводная лодка испытывалась в 1878 году в течение 5 месяцев на Одесском рейде. 24 октября 1878 года Джевецкому удалось прикрепить мину к плашкоуту, стоящему на якоре, и взорвать его. Во время испытаний Джевецкий чуть не погиб, пытаясь пройти под яхтой "Эреклик", т.к. глубина под килем яхты была мала и подводная лодка не смогла под ней пройти. Комиссия, испытывавшая лодку, наряду с положительными качествами отметила малую скорость хода, непродолжительность пребывания под водой и трудность удержания нужного направления. В связи с окончанием русско-турецкой войны подводную лодку Джевецкого в боевых условиях использовать не удалось.

 

Технические характеристики ПЛ Джевецкого :

 

Длина, м............................................................ ок.6 (19,7 фут)

Высота без люка, м......................................... 1,34 (4,4 фута)

с люком, м........................................................ 1,66 (5,5 фута)

Ширина, м........................................................ 1,37 (4,3 фута)

Вес подводной лодки, т................................... 3,3

Число оборотов гребного винта об/мин....... 60

Глубина погружения, м.................................. 12,5 (40 футов)

Подводная скорость, узл................................ 2,5

На коротких пробегах, узл............................. 3-3,5

Опубликованное фото

Опубликованное фото

Опубликованное фото

 

Вторая подводная лодка Джевецкого была построена в Санкт-Петербурге на Невском заводе в 1879 году. Испытывали лодку при погружении на глубину 7,5 м. Обшивка была выполнена из листов толщиной 5 мм.

 

Эта подводная лодка вмещала 4-х человек, и имела 2 гребных винта - один спереди и один сзади. Винты были поворотные и использовались в качестве рулей, передний винт поворачивался в вертикальной плоскости, задний - в горизонтальной. Изготовление шарниров рулей было поручено мастерским Губэ во Франции, что дало впоследствии повод Губэ предъявить совершенно безоснователные претензии на авторство в проекте самой подводной лодки. Испытания этой подводной лодки были проведены на Серебряном озере в Гатчине, отличавшемся особой прозрачностью воды. На этих испытаниях, имевших цель показать достоинства лодки Александру III, Джевецкий сумел пройти под царской шлюпкой, следившей за эволюциями лодки, и преподнес императрице Марии Федоровне букет великолепных орхидей со словами: "Это дань Нептуна Вашему Величеству".

 

После этих испытаний последовал заказ на изготовление 50 подводных лодок, предназначаемых для обороны приморских крепостей по 3-му варианту подводной лодки.

 

Подводные лодки 3-го варианта немногим отличались от 2-го варианта - они имели по одному кормовому гребному винту, который поворачивался в плоскости руля; для удержания глубины на подводном ходу (удифферентования) был применен подвижной груз на червячном валу, который можно было перемещать по длине, лодки.

 

Мины представляли собой 50-фунтовые пироксилиновые заряды, хранившиеся в резиновых мешках, надуваемых воздухом для придания им положительной плавучести, которая обеспечивала их примыкание к неприятельскому судну.

 

В 1881 году все 50 подводных лодок были построены и распределены следующим образом: 16 подводных лодок оставлены в Кронштадте, 32 направлены по железной дороге в Одессу для распределения между Черноморскими портами; из двух оставшихся 1 оставлена Джевецкому для дальнейших усовершенствований, 1 - находилась в распоряжении Инженерного ведомства и в 1904 году по проекту лейтенанта Яновича была переоборудована в полуподводную лодку с бензиновым двигателем.

 

Опубликованное фото

Опубликованное фото

 

Оставленная в распоряжении Джевецкого подводная лодка была переоборудована по 4-му варианту, с новым источником энергии - аккумуляторной батареей и электродвигателем, вращающим гребной винт. Именно эта подводная лодка сохранилась до настоящего времени и находится в качестве экспоната в Центральном Военно-морском музее в Санкт-Петербурге. К сожалению, внутри она пуста - никаких механизмов и устройств не сохранилось.

 

До 1891 года подводные лодки Джевецкого находились в ведении Инженерного ведомства, 23 июля 1891 года они вместе с минами Лея и большими минами Уайтхеда были переданы в Морское ведомство, которое, произведя осмотр подводных лодок, приняло следующее решение:

 

"В виду непригодности подводных лодок Джевецкого для активной защиты портов при современных условиях военных действий на море и для избежания расходов Е. И. В. Великий князь Генерал-Адмирал в 20-й день сего июля соизволил испросить разрешение на разломку означенных подводных лодок с обращением в лом металлов...

 

... Три или четыре лодки оставить для портовых надобностей, как-то осмотра подводной части судов, гидротехнических сооружений, водолазных работ и минных заграждений, а также для разных опытов."

 

В соответствии с этим ПЛ № 35 была оставлена в Либаве, 1 - у Джевецкого, две - для водолазного класса.

 

В 1893 году на Черном море 2 корпуса подводных лодок Джевецкого использовали, соединив их параллельно для изготовления плавучего бакена, затем 3 таких же бакена изготовили в Кронштадте.

 

С началом русско-японской войны снова возникло предложение об использовании подводных лодок Джевецкого, но ни одной исправной лодки к этому времени не сохранилось. Одна была приведена в исправное состояние, опробована на ходу и приспособлена к использованию мин Шварцкопфа, но ввиду ее низких тактико-технических элементов - быстрого уставания экипажа, рыскливости на ходу и малой скорости так и не была использована.

 

Сознавая недостатки своих подводных лодок, Джевецкий обратился к идее создания "водобронного миноносца" - низкосидящего полуподводного судна с паровой машиной для надводного хода и электромотором для возможности движения в почти погруженном состоянии, когда на поверхности оставалась только верхняя палуба и небольшая часть надстройки, заполненная пробкой. Этот проект не был осуществлен. Больший успех имело другое изобретение Джевецкого - решетчатые торпедные аппараты, нашедшие широкое применение в Русском флоте, принятое также и во Франции (с 1892 года и до смерти в 1938 году Джевецкий жил и работал в Париже).

 

http://www.adfontes.veles.lv/warriors_trad...s/dszevezky.htm

Share this post


Link to post
Share on other sites

Первая боевая подводная лодка Российского флота - “Дельфин”.

pl_delphin_150.jpg

Рассмотрев публикации в американских журналах и полагаясь на опыт русских инженеров-кораблестроителей, Морское ведомство 19 декабря 1900 г. создало комиссию для проектирования подводных судов в составе:

- старший помощник судостроителя Иван Григорьевич Бубнов,

- старший инженер-механик Иван Семенович Горюнов,

- лейтенант Михаил Николаевич Беклемишев.

 

Комиссия, получившая отдельную секретную комнату в помещении Опытового судостроительного бассейна, приступила к работе и 3 мая 1901 года представила проект "миноносца N113" (класса подводных лодок в Военно-морском флоте России еще не существовало). 5 июля проект был утвержден, а несколько дней спустя Санкт-Петербургскому Балтийскому заводу уже был выдан заказ на постройку. Строителем "миноносца N113" назначили И.Г. Бубнова. Составление рабочих чертежей было поручено (под руководством комиссии) конструкторскому бюро Балтийского завода, которое позже было преобразовано в отдел подводного плавания ("Подплав"). Сменив последовательно ряд названий и претерпев многочисленные преобразования, это старейшее подводное бюро существует и в настоящее время - это Центральное конструкторское бюро морской техники "Рубин".

В марте 1902 года "миноносец N113" был зачислен в списки флота "миноносец N150". В мае 1903 года ПЛ была спущена на воду и 14 октября этого же года были закончены ходовые испытания. Командиром был назначен М.Н. Беклемишев.

До 11 марта 1906 года подводные лодки России числились в классе миноносцев, 31 мая 1904 года всем русским подводным лодкам-миноносцам по Высочайшему повелению были присвоены имена и "миноносец N150" стал называться "Дельфин".

Первая и до осени 1904 года единственная русская подводная лодка "Дельфин" стала школьным классом, через который проходили офицеры и матросы, выразившие желание служить на подводных лодках.

15 ноября 1905 года ПЛ "Дельфин" была отправлена во Владивосток для участия в русско-японской войне. "Дельфин" совершил несколько выходов в море, но так и не встретился с японскими кораблями.

После аварии, случившейся 26 апреля 1917 года на "Дельфине", Морской штаб 8 октября 1917 года принял решение лодку не восстанавливать и сдать порту.

Опубликованное фото

Share this post


Link to post
Share on other sites

Еще одна знаменитая ПЛ - "Касатка".

Она стала прото-типом целой серии подводных лодок.

Опубликованное фото

Удачные испытания подводной лодки "Дельфин" доказали готовность отечественной промышленности к самостоятельной постройке подводных лодок. И.Г. Бубнов обратился в Морское министерство за разрешением приступить к разработке "подводного миноносца № 140". 1 сентября 1903 г. управляющий Морским Министерством разрешил разработку чертежей ПЛ, 20 декабря 1903г. Морской Технический Комитет одобрил проект. 2 января 1904 года Балтийскому заводу был выдан наряд на строительство подводной лодки «Касатка» по этому проекту, 24 февраля 1904 года - наряд на строительство еще четырех подводных лодок этого типа и 26 марта того же года - на шестую подводную лодку на средства, собранные "Особым комитетом по усилению военного флота на добровольные пожертвования". Следует отметить, что большая часть средств, потраченных на постройку шестой подводной лодки, названной "Фельдмаршал граф Шереметев", была пожертвована семьей Шереметевых, желавшей таким образом увековечить память своего знаменитого предка, выдающегося соратника Петра Великого.

 

Проектом И.Г. Бубнова и М.Н. Беклемишева предполагалось удлинение подводной лодки по сравнению с ПЛ "Дельфин", придание подводной лодке лучших мореходных качеств путем развития надводной надстройки, большая часть которой выполнялась проницаемой для воды (ажурной, как тогда выражались), чтобы не иметь излишней плавучести. Нос миноносца приспосабливался для таранения легких неброненосных судов, что было навеяно тактическими соображениями XIX века.

 

Вооружение миноносца должно было состоять из 4-х мин (торпед) последнего образца, размещавшихся в наружных аппаратах системы Джевецкого, расположенных в надстройке.

 

Составляющие нагрузки в % от водоизмещения: стальной корпус - 33,8; деревянная обшивка - 9,9; механизмы -21,0; АБ - 16,4; дельные вещи - 10,7; запас бензина - 3,4; команда и провизия - 1,4; запас водоизмещения - 3,4. Метацентрическая высота (проектная): в надводном положении 0,20 м; в подводном 0,18 м.

 

Подводная лодка предполагалась трехвальной - боковые винты для бензиномоторов и средний для электродвигателя, причем все моторы действовали непосредственно на винты без всяких передач, бензомоторы по 400 л.с., должны была работать на бортовые валы; электромотор для надводного и подводного ходов (мощность 120 л.с. при 125 об/мин) - на средний вал. Электродвигатель и аккумуляторы должны были быть такие же, как и на ПЛ "Дельфин". Зарядка АБ должна была осуществ­ляться с помощью специальной динамо-машины с приводом от бензомотора 40-60 л.с.

 

Балластные цистерны размещались в оконечностях лодки; носовая называлась "черной", кормовая - "красной". Вода в цистерны накачивалась и откачивалась помпами, кроме того, балластные цистерны можно было продувать сжатым воздухом. Внутри корпуса размещалась средняя (отрывная) цистерна, заполнявшаяся водой через кингстон и продувавшаяся воздухом. Носовая дифферентная ("белая") цистерна и кормовая ("синяя") размещались внутри прочного корпуса.

 

Перископы размещались в носовой и средней рубках, причем перископ в средней рубке был оснащен дально­мером.

 

Корпус в средней части обшива­ли деревом и покрывали оцинкованным железом. ЦГБ должны были заполниться и осушаться помпами. Предусматри­валась и продувка сжатым воздухом (запас - около 1,0 м3 при давлении 100 атм.).

 

В связи с задержкой поставки глав­ных моторов, испытания ПЛ "Касатка" про­водились только с работающим сред­ним гребным валом, на который с помо­щью передаточных муфт в подводном положении передавалось усилие элек­тромотора, а бензомотора в надводном положении на винт и (или) на зарядку АБ.

 

Для устранения "проваливания кормой" на ПЛ "Касатка" была установлена кормовая рубка-поплавок и увеличена площадь ГР. Остальные ПЛ серии также дооборудовались дополнительной рубкой. Отсутствие рубки-мостика над средним входным люком отрицательно сказывалось на мореходности. Были выяв­лены также малая вертикальная устой­чивость под водой, трудность управления ВР, большое время погружения (4-5 мин).

 

В результате строительства, на подводных лодках типа "Касатка" (за исключением подводной лодки "Макрель") были установлены два бензиномотора системы "Панар" по 60 л.с. (в некоторых источниках – 100 л.с.) каждый, приводящих в действие 2 динамо-машины. Движение подводных лодок в надводном и подводном положении осуществлялось одним и тем же электродвигателем, получавшим в надводном положении питание от динамо-машин, в подводном - от аккумуляторов. Элект­ромотор имел мощность 100 л.с. Емкость АБ от 3000 до 3600 А.час. Бортовые дейдвудные трубы были заглушены, подводные лодки типа "Касатка" из трехвальных превратились в одновальные (за исключением "Макрель", которая до 1911 года была трехвальной). 400-сильные бензиномоторы должен был изготовить Балтийский завод, он справился с этой работой с большим опозданием, поэтому их удалось установить только на подводной лодке "Макрель".

 

После окончания Русско-япон­ской войны на всех ПЛ отправленных на Дальний восток (все кроме ПЛ «Макрель» и «Окунь») были установлены средние рубки-мостики, при этом но­совая рубка и рубка-поплавок в корме были демонтированы. ПЛ «Макрель» и «Окунь», которые были оставлены на Балтийском заводе для усовершенствования и развития этого типа лодок, также были модернизированы к осени 1905 года, на них установили среднюю рубку и увеличили площадь ГР.

 

С появлением судовых дизелей в 1911 году Морское министерство решило установить на лодки «Окунь» и «Макрель» дизели мощностью по 120 л.с. (в некоторых источниках – 150 л.с.) Так как гребной вал, идя от дейдвуда внутрь лодки, был несколько приподнят, то дизель пришлось установить для непосредственной работы на гребной вал не посредине лодки, а в машинном отделении на левом борту, спарив дизель с динамо-машиной, ток от которой подводился к электродвигателю гребного вала. В надводном положении одновременно работали дизель, динамо и электродвигатель. При какой-либо неисправности в одном из этих механизмов лодка оказывалась в затруднительном положении. Дизели на этих лодках были облегченного типа (22 кг/л.с.) и, вследствие облегченности конструкций, часто выходили из строя. В то же время на правом борту лодок приходилось возить мертвый груз твердого балласта для уравновешива­ния веса дизель-динамо, установленных на левом борту.

 

В период модернизации подводных лодок было произве­дено много переделок и усовершенствований, в результате которых лодки все же оказались перегруженными, и на них стало трудно .плавать. После модернизации остойчивость лодок настолько понизилась, что. пришлось установить до­бавочные кили весом по 4 т, но и после этого метацентрическая высота не превышала 12 см. Опыт плавания лодок показал, что запаса смазочного масла хватало лишь на половину запаса топлива. В резуль­тате при больших переходах надводным кораблям прихо­дилось брать лодки на буксир.

 

ПЛ "Налим" и "Скат" с началом Первой мировой войны были довооружены одним 47-мм орудием. На ПЛ "Касатка" и "Кета" было установлено по одному пулемету.

 

Лодки типа «Касатка» участвовали в войне с Японией, Первой мировой войне и в Гражданской войне. Активно использовались для патрулирования и в качестве учебных.

 

Уцелевшие после Первой мировой и Гражданской войн, подводные лодки этой серии были сданы на слом в середине 20-х годов.

 

 

 

Тактико-технические данные проекта:

 

водоизмещение - надводное - 142 (140) т

 

.........................- подводное - 177 т

 

скорость - в надводном положении - 8,5 узлов (14 – полная)

 

................в подводном положении - 5,5 узлов (8,5 – полная)

 

дальность плавания - в надводном положении - 300 (14 уз), 1200 (7 уз) миль

 

................................ - в подводном положении - 25 (8,5 уз), 70 (5 уз) миль

 

экипаж - 24-25 человек

 

размерения - длинна - 33,5 (33,4) м

 

................ - ширина - 3,35 (3,39 или 3,66) м

 

................ - осадка - 3,4 (3,28 или 2,8) м

 

двигатель - бензиновый - 2х60 л.с. («Макрель» - 2х400 л.с.)

 

............... - электромотор - 100 л.с. типа "Сотер-Гарлэ"

 

.............. - дизель (после 1911г.) - 120 л.с. (только на «Окунь» и «Макрель»)

 

вооружение - 457мм ТА (наружные) - 4 шт. (ТА Джевецкого)

 

................. - орудие 47мм (после 14) - 1 шт.(«Скат» и «Налим»)

 

................ - пулемет (после 1914) - 1 шт.(«Касатка» и «Кета»)

 

глубина погружения - 50 м (предельная 100 (?) м)

 

материал корпуса - сталь, обшитая деревом

Share this post


Link to post
Share on other sites

Следующим...этапным проетом российского

подводного флота стал проект типа "Морж"...

Подводные лодки типа "Морж"

 

Опубликованное фото

 

"Морж"

"Нерпа"

"Тюлень"

 

После окончания испытаний подводной лодки "Акула" в 1911 году Морской главный штаб предполагал построить 25 подводных лодок водоизмещением 600-650 тонн. О предстоящем строительстве были извещены Балтийский и Невский заводы. Балтийский завод представил два проекта подводных лодок водоизмещением 630 т ("Морж") и 650 т ("Барс"). Невский завод предложил строить подводные лодки по проекту Голланда ("Нарвал" - проект Голланда № 31А).

 

Приняв решение о строительстве шести подводных лодок для Черного моря, Морское министерство выдало заказ Балтийскому заводу, открывшему свое отделение в Николаеве, на постройку трех подводных лодок водоизмещением 630 тонн. Эти подводные лодки получили наименования "Морж", "Тюлень" и "Нерпа".

 

Проект подводных лодок типа "Морж" водоизмещением 600 тонн был разработан в 1909 году и получил одобрение Морского технического комитета и Морского генерального штаба (МГШ). В декабре 1909 года было принято решение о заказе Балтийскому заводу двух лодок типа "Морж", но средств на постройку не было выделено. Только весной 1911 года была утверждена программа усиления Черноморского флота, к этому же времени первоначальный проект был доработан с учетом замечаний Морского технического комитета, при этом водоизмещение подводной лодки возросло до 630 т.

 

Прототипом подводной лодки типа "Морж" была подводная лодка "Акула". Цистерны главного балласта размещались в оконечностях, имелись внутренние балластные средние и топливные цистерны, а также палубные балластные цистерны. В носу и корме прочный корпус оканчивался сферическими переборками. Двигатели Дизеля, заказанные заводу Круппа, так и не были поставлены, поэтому для подводных лодок типа "Морж" пришлось использовать 250-сильные двигатели Дизеля с канонерских лодок на Амуре.

 

В марте 1911 года начались поиски места для организации отделения Балтийского завода на Черном море. После обсуждения различных вариантов остановились на Николаевском адмиралтействе, территория которого полностью не использовалась. Для выбора места в Николаев ездил заведующий отделом подводного плавания Балтийского завода Г.Г. Бубнов (брат И.Г. Бубнова). Николаевское отделение Балтийского завода разместили на берегу реки Ингул, недалеко от Земского моста. На этом участке находились старые деревянные стапели, которые и приспособили для постройки лодок. Рядом разместилось отделение Невского завода.

 

Строительство всех подводных лодок типа "Морж" началось 25 июня 1911 года, часть деталей корпуса и оборудования изготавливалась на Балтийском заводе в Петербурге и высылалась в Николаев для окончательной сборки.

Share this post


Link to post
Share on other sites

И "Барс"...

Подводные лодки типа "Барс"

 

Опубликованное фото

 

"Барс"

"Буревестник"

"Вепрь"

"Волк"

"Гагара"

"Гепард"

"Единорог"

"Ерш"

"Змея"

"Кугуар"

"Лебедь"

"Леопард"

"Львица"

"Орлан"

"Пантера"

"Пеликан"

"Рысь"

"Тигр"

"Тур"

"Угорь"

"Утка"

"Форель"

"Ягуар"

"Язь"

 

 

Проект подводных лодок типа "Барс" был пятым типом подводных лодок, строившихся по проекту И.Г. Бубнова. Первоначальный вариант подводных лодок водоизмещением 650 тонн был разработан одновременно с проектом подводных лодок типа "Морж", но, из-за отсутствия средств, строительство подводных лодок по этому проекту так и не было начато. В конце марта 1912 года из-за отсутствия заказов на строительство подводных лодок И.Г. Бубнов оставил работу на Балтийском заводе.

 

11 апреля 1912 года Морской генеральный штаб окончательно сформулировал свои требования к "мореходным" ("большого" водоизмещения) подводным лодкам, и технические условия на проектирование были высланы двум предприятиям - Балтийскому заводу и только что созданному Судостроительному акционерному обществу "Ноблесснер".

 

Судостроительное акционерное общество "Ноблесснер" предполагало построить новый судостроительный завод в Ревеле специально для строительства подводных лодок. Инициаторами его создания выступили директор завода Лесснера, изготавливавшего минное вооружение для подводных лодок, М.С. Плотников, поддержанный Э.Л. Нобелем, завод которого строил двигатели Дизеля, в том числе и для подводных лодок; финансовую поддержку обещал Учетно-ссудный банк. В середине 1912 года, когда были выданы технические условия на проектирование подводных лодок, известных под названием "Барс", у общества "Ноблесснер" не было даже земельного участка для строительства будущего завода. Участок вблизи Ревеля приобрели только в октябре 1912 года, строительные работы начались засыпкой прилегающей акватории и стапели для постройки подводных лодок были готовы лишь весной 1914 года.

 

Общество "Ноблесснер" привлекло к составлению проекта И.Г. Бубнова, на Балтийском заводе проектированием руководил новый начальник отдела подводного плавания В.Т. Струнников.

 

Естественно, проект И.Г. Бубнова был признан лучшим и заказ на 18 подводных лодок типа "Барс" по программе 1912 года по его проекту был распределен следующим образом:

 

- общество "Ноблесснер" должно было построить двенадцать подводных лодок; в том числе восемь подводных лодок ("Тигр", "Львица", "Пантера", "Рысь", "Ягуар", "Кугуар", "Леопард", "Тур") для Балтийского моря и четыре подводных лодки ("Ерш", "Форель", "Угорь", "Язь") для Дальнего Востока. - Балтийский завод получил заказ на строительство шести подводных лодок, в том числе четыре подводные лодки для Балтийского флота ("Барс", "Гепард", "Вепрь", "Волк"), и две подводные лодки для Дальнего Востока ("Змея", "Единорог").

 

В 1915 году был выдан заказ на строительство шести подводных лодок этого типа для Черноморского флота. Две подводные лодки строились в отделении Балтийского завода в Николаеве ("Гагара" и "Утка") и четыре там же Обществом Николаевских заводов и верфей ("Лебедь", "Пеликан", "Буревестник", "Орлан").

 

Проект был очень близок к проекту подводных лодок типа "Морж" и отличался от него в основном удлинением на 3 шпации, установкой более мощных дизелей и увеличенным запасом топлива.

 

Двигатели Дизеля мощностью 1320 л.с. были заказаны заводу Нобеля, но их создание серьезно задержалось, поэтому на большинстве подводных лодок типа "Барс" были установлены нештатные двигатели.

 

Четыре подводных лодки типа "Барс" остались недостроенными - "Форель", "Язь", "Лебедь" и "Пеликан".

Share this post


Link to post
Share on other sites

Остров "Донской"

Испытания крупнейшего в мире подводного ракетоносца успешно завершены

Александр Емельяненков, Северодвинск - Москва

"Российская газета" - Неделя №4739 от 28 августа 2008 г.

 

Подводный атомный ракетоносец "Дмитрий Донской" успешно прошел испытания, которые полагались ему после ремонта и глубокой модернизации на Севмашпредприятии.

 

В результате ракетоносец - первый из шести построенных и единственный оставшийся в боевом строю - оказался своего рода мостом между российскими атомоходами третьего и четвертого поколений. Именно "Дмитрию Донскому" выпало таскать каштаны из огня - испытывать практическими пусками новый ракетный комплекс "Булава", который предназначен для вооружения идущих следом ракетоносцев "Юрий Долгорукий", "Александр Невский", "Владимир Мономах".

 

 

Тяжелый атомный подводный ракетный крейсер стратегического назначения "Дмитрий Донской"Решающие пуски "Булавы" ожидаются в сентябре-октябре, а пока вернувшийся в Северодвинск корабль пришвартовался у набережной Севмаша, где был построен, а теперь обрел по сути вторую жизнь. Результатами испытаний корабельных систем, как следует из приемного акта и письма командования Северного флота, военные моряки остались довольны.

 

"Проявились все лучшие качества - такие как маневренность, скорость, управляемость, надежность, - утверждает председатель комиссии капитан I ранга Аркадий Романов. - Корабль полностью готов к проведению очередных испытаний ракетного комплекса "Булава" по программе Государственных летных испытаний".

 

Аркадий Романов еще недавно был командиром на "Дмитрии Донском" и лично участвовал в первых испытательных пусках "Булавы". Сейчас он - начальник штаба в соединении подводных крейсеров стратегического назначения.

 

В письме на имя гендиректора Севмаша Романов отмечает среди прочего "высокие профессиональные навыки и знания, показанные членами заводской части ходовой сдаточной команды и контрагентских организаций". На более привычном языке это означает, что команда корабелов Севмаша под началом ответственного сдатчика Евгения Слободяна свою работу выполнила на совесть. Теперь дело за "Булавой". В пусковых шахтах нового старого атомохода может разместиться 20 таких ракет.

 

"Дмитрий Донской"

Тяжелый атомный подводный крейсер стратегического назначения "Дмитрий Донской" (ТК-208). Проект 941 "Акула".

 

Самая большая в мире атомная подводная лодка, полное водоизмещение - 49,8 тыс. тонн, длина - 172 метра, ширина - 23,3. Способна нести 20 трехступенчатых МБР со стартовой массой 90 тонн. Всего построено шесть таких подводных катамаранов. "Дмитрий Донской" - головной корабль в серии - заложен 30 июня 1976 года, принят в боевой состав Северного флота 12 декабря 1981 года.

 

В 1996-1997 годах из-за нехватки средств три ракетоносца (ТК-12, ТК-202 и ТК-13), отслужившие всего по 12-13 лет, выведены из боевого состава. На двух других - ТК-20 "Северсталь" и ТК-17 "Архангельск" - еще продолжают нести службу. Головной корабль этого проекта - ТК-208 - более десяти лет проходил на Севмаше ремонт, модернизацию и переоборудование для испытаний нового ракетного комплекса.

 

В первоначальных планах значился комплекс "Барк" в исполнении КБ им. Макеева - ракеты с разделяющимися головными частями должны были оснащаться новой системой инерциально-спутникового наведения, повышающей точность стрельбы. Однако после череды неудач при испытательных пусках "Барка" состав вооружения был пересмотрен, выбор сделали в пользу системы "Булава-30" Московского института теплотехники. По замыслу разработчиков этот комплекс, во многом унифицированный с их же разработками наземного базирования "Тополь" и "Тополь-М", должен существенно превосходить американский аналог "Трайдент II" по способности преодолевать систему ПРО, а также по точности поражения целей.

 

В 2003 году переоборудование ТК-208 было в основном завершено. Перед спуском на воду (июнь 2002-го) ему присвоили имя "Дмитрий Донской". В декабре 2004 года подписан акт о завершении ходовых испытаний. К настоящему времени по программе испытаний ракетного комплекса "Булава" с его борта произведено семь пробных стартов.

 

В планах развития стратегических ядерных сил России планировалась модернизация оставшихся кораблей проекта 941, к которым относится "Дмитрий Донской", с заменой ракетного комплекса Д-19 на "Булаву".

Share this post


Link to post
Share on other sites

"Юрий Долгорукий"

Ракетный подводный крейсер стратегического назначения "Юрий Долгорукий". Проект 955 "Борей".

 

Разработан в ЦКБ морской техники "Рубин" (Санкт-Петербург) под руководством главного конструктора В. Здорнова и считается головным в серии подводных ракетоносцев 4-го поколения. Заложен на Севмашпредприятии 2 ноября 1996 года и тогда же получил имя "Юрий Долгорукий". При длине около 170 метров, ширине - 13,5 и полном водоизмещении 24 тысячи тонн должен принять на вооружение 12 ракет "Булава-30", которую разрабатывает Московский институт теплотехники. Ракеты этого типа могут нести до 10 ядерных блоков индивидуального наведения с улучшенными характеристиками по преодолению ПРО. Радиус действия "Булавы" - 8 тыс. км. Помимо баллистических ракет подводная лодка оснащена торпедными аппаратами. Ядерная силовая установка, приводящая в движение один гребной винт, позволит развивать скорость в надводном положении до 15, а в подводном - до 29 узлов.

 

В 2003 году сформирован первый экипаж "Юрия Долгорукого" (по штату - 107 человек, в том числе 55 офицеров). После двухлетней подготовки в учебном центре ВМФ в Сосновом Бору офицеры и мичманы прибыли в Северодвинск, чтобы ознакомиться с материальной частью корабля на завершающем этапе строительства и вместе со сдаточной командой провести необходимые испытания. Командир экипажа - капитан I ранга Константин Митькин.

 

В апреле 2007 года "Юрий Долгорукий" выведен из стапельного цеха. После этого достраивался в плавдоке "Сухона". Весной 2008 года переведен к набережной для заводских и швартовных испытаний. Передача корабля в состав ВМФ должна состояться до конца 2008 года.

 

По планам командования ВМФ, стратегические субмарины проекта 955 должны стать основой морских стратегических ядерных сил России после 2018 года, когда будут выведены из боевого состава флота несущие сегодня боевую службу подлодки проектов 941 ("Акула", по классификации НАТО "Тайфун") и 667 БДР и БДРМ ("Кальмар" и "Мурена", по классификации НАТО "Дельта-3" и "Дельта-4").

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ясень с реактором: Самая секретная русская подлодка

 

Через год российский атомный подводный флот пополнится кораблем четвертого поколения

 

«Ясень» совместит в себе традиционные черты советских и американских АПЛ: легкий корпус будет охватывать только часть прочного, торпедные аппараты разместятся в средней части лодки

 

 

Этот корабль не показывают по телевизору. Съемки в цеху северодвинского Северного машиностроительного предприятия, где он строится, запрещены. В открытую печать об этом корабле проникают в основном только догадки и предположения. И неудивительно, ибо речь идет о самом, вероятно, передовом проекте современного российского военно-промышленного комплекса – головной атомной многоцелевой подводной лодке четвертого поколения «Северодвинск».

 

Советская «конкуренция» против американского «тоталитаризма»

 

С момента выхода в море в 1955 году первой в мире американской атомной подводной лодки (ПЛА) Nautilus атомное подводное кораблестроение превратилось в одну из важнейших сфер острейшего технологического соперничества между СССР и США. Внедрение ядерного реактора на подводных лодках позволило настолько повысить их боевой потенциал, что ПЛА превратились в подлинных «повелителей морей» и стали рассматриваться как одна из важнейших (а в нашей стране – и как главнейшая) сил флота. Оснащение ПЛА баллистическими ракетами позволило им решать и стратегические задачи. По иронии судьбы сложившиеся в обеих странах системы создания атомных субмарин оказались во многом противоположными не только друг другу, но и в какой-то мере официально декларируемым политическим принципам государств. В США адмирал Хьюман Риковер, «отец американского атомного флота», сосредоточил в своих руках буквально полную монополию на все этапы проектирования американских ПЛА, жестко решая, какие именно лодки нужны флоту, беспощадно отбрасывая любые параллельные проекты и «топя» конкурирующие предложения. Методы его правления за глаза именовали не иначе как «тоталитарными» и «мафиозными». Результатом стала единая и стройная эволюционная линия развития американских ПЛА, сохранившаяся по сей день.

 

В СССР же к началу семидесятых годов сложилась система трех конструкторских бюро в области подводного кораблестроения: ленинградские «Рубин» и «Малахит» и горьковский «Лазурит» – которые, с одной стороны, специализировались на проектировании разных типов лодок («Рубин» – ракетных с баллистическими и крылатыми ракетами, «Малахит» – многоцелевых, «Лазурит» занимался и теми и другими, а также подводными аппаратами), но при этом, с другой стороны, отражали во многом различные школы проектно-конструкторских решений и фактически в ряде случаев вели конкуренцию между собой, предлагая соответствующие варианты по многим проектам. Это стало причиной рекордного «многотипья» ПЛА ВМФ СССР как по классам лодок, так и по их проектам.

 

В результате в семидесятые годы в Советском Союзе была создана полная гамма проектов самых современных ПЛА третьего поколения: «Рубин» разработал атомные лодки с баллистическими ракетами (ПЛАРБ) проекта 941 и с крылатыми ракетами (ПЛАРК) проекта 949, «Малахит» – атомные многоцелевые лодки проекта 971, а «Лазурит» – ее вариант с титановым корпусом проекта 945. С развертыванием строительства этих кораблей в следующем десятилетии отечественный флот впервые получил лодки, приближающиеся по характеристикам скрытности (в первую очередь – по уровню шумности) к американским. Причем достигнутый советскими конструкторами прогресс давал возможность не только нагнать, но, в перспективе, и обогнать американцев. Поэтому уже в 1977 году, когда строительство первых ПЛА третьего поколения еще только начиналось, в СССР были широким фронтом развернуты работы по созданию еще более совершенных лодок следующего, четвертого поколения, которые должны были стать подлинным чудо-оружием XXI века.

 

Затянувшееся рождение «Ясеня»

 

Первоначально все три «подводных» КБ получили задания по проектированию лодок четвертого поколения по своему «профилю» – «Рубин» делал ПЛАРК с перспективными «тяжелыми» противокорабельными крылатыми ракетами «Болид», «Лазурит» – специализированную противолодочную ПЛА, а в «Малахите» под руководством главного конструктора В.Н. Пялова разрабатывалась многоцелевая ПЛА проекта 885, получившая шифр «Ясень». Однако сложности создания большого числа нового вооружения и оборудования для этих лодок, все возрастающая от поколения к поколению стоимость постройки новых ПЛА, а также пересмотр тактических установок в свете новых требований заставили военных принять поистине революционное для развития отечественного ВМФ решение – объединить все три проекта в один, отказавшись от многотипности и узкой боевой специализации. В качестве базового для реализации был принят именно «малахитовский» проект 885 «Ясень», который пришлось оснастить дополнительными боевыми средствами для расширенного круга боевых задач. Таким образом, проект 885 стал первым отечественным полноценно многоцелевым подводным боевым кораблем, способным решать практически любые задачи, стоящие перед нашим подводным флотом, включая борьбу с авианосными группировками и ПЛА вероятного противника.

 

Решение сложного комплекса технических проблем при создании многоцелевого корабля нового поколения привело к затягиванию проектных работ. В результате разработка завершилась только к роковому для страны 1991 году, когда сама возможность постройки перспективных ПЛА в распавшейся стране была поставлена под вопрос. Однако важность этой программы для ВМФ была настолько очевидна, что, несмотря на все трудности, 21 декабря 1993 года в Северодвинске был в торжественной обстановке заложен «заказ номер 160» – первенец проекта 885, получивший имя города, где он строится. «Северодвинск» стал первым заложенным в Российской Федерации боевым кораблем.

 

Однако в условиях экономического кризиса и недостаточного финансирования морякам и строителям лодки пришлось вести настоящую борьбу за выживание проекта. Работа над «Северодвинском» в итоге превратилась в долгострой – если первоначально планировалось вывести корабль на испытания еще в 1996 году, то сейчас таким сроком называется уже только 2005 год. О строительстве серии не было и речи. Тем не менее высокая готовность лодки в настоящее время и определенное улучшение финансирования кораблестроения дают основания надеяться, что новейшая российская ПЛА скоро все-таки увидит море, а в дальнейшем можно будет вернуться и к серийному строительству кораблей проекта 885.

 

Приподнимая завесу тайны

 

Долгое время облик строящейся новейшей русской подводной лодки был объектом многочисленных догадок у нас и за рубежом, порождая порой весьма причудливые фантазии. Впервые достоверные компьютерные изображения проекта 885 были опубликованы в 1998 году в статье заместителя главного конструктора СПМБМ «Малахит» А.М. Антонова в журнале «Гангут». С тех пор в прессе появилось немало новой, хотя и достаточно спекулятивной и противоречивой информации об отдельных технических аспектах конструкции «Северодвинска». Попробуем отделить зерна от плевел и дать некоторое представление об этом этапном для отечественного флота корабле. Следует оговориться, что немалая часть нижесказанного носит предположительный характер и основано исключительно на сообщениях открытой печати.

 

Проект 885 во многом унаследовал классический «фирменный» стиль внешних обводов «малахитовских» лодок – таких, как проекты 671 и 971: хорошо обтекаемый «каплевидный» корпус и «лимузинное» ограждение рубки. Однако внутреннее строение корабля представляет собой в значительной мере отход от предыдущих традиций советского подводного кораблестроения и приближает «Северодвинск» к американскому конструктивному типу ПЛА.

 

Все предшествующие советские атомные лодки имели двухкорпусную конструкцию – прочный корпус находился внутри легкого корпуса, а в межкорпусном пространстве размещались балластные цистерны. Это обуславливалось прежде всего требованиями ВМФ иметь значительный запас плавучести (разницу между надводным и подводным водоизмещением лодки) с целью обеспечения лучшей живучести и надводной непотопляемости ПЛА.

Однако такое решение уменьшало скрытность лодок, поскольку легкий корпус играет роль своего рода объемного резонатора и усиливает на низких частотах шумность лодки – поэтому все американские лодки начиная со второго поколения были однокорпусными, с размещением балластных цистерн внутри прочного корпуса. Как принято считать, в проекте

885 применена компромиссная смешанная одно-двухкорпусная система конструкции, когда легкий корпус «охватывает» только часть прочного корпуса ПЛ.

 

Другим важным решением стало использование на «Северодвинске» гидроакустического комплекса нового поколения «Иртыш», важнейшей частью которого считается гидроакустическая станция «Амфора» с большой сферической антенной, занимающей всю носовую часть лодки. Это позволяет разместить на антенне большое количество высокочувствительных гидрофонов и обеспечить наименьший уровень помех для их работы. Поэтому торпедные аппараты (по разным сведениям, их восемь или десять калибра 533 мм) перенесены с их привычного места в носу на борта в средней части лодки и размещены под углом к диаметральной плоскости корабля. Там же размещается и торпедный боезапас. Подобное решение уже более 40 лет применяется в США, однако в советском флоте оно долгое время отвергалось, поскольку такое размещение торпедных аппаратов ограничивает скорость лодки при производстве торпедной стрельбы максимум 15–17 узлами. Сейчас наконец признано, что по условиям скрытности стрельба на более высоких скоростях хода все равно нецелесообразна.

 

Кроме «Амфоры» новая лодка будет иметь традиционные для всех современных ПЛА развитые бортовые конформные гидроакустические антенны, а также буксируемую пассивную низкочастотную гидроакустическую антенну – своего рода многосотметровый шланг, усеянный гидрофонами, выпускаемый наружу через верхнюю часть вертикального руля. Корабль получит также неакустические средства освещения подводной обстановки, новейшие комплексы связи и навигации, а также интегрированную автоматизированную систему боевого управления и комплексную систему управления всеми техническими средствами корабля.

 

«Северодвинск» должен быть оснащен принципиально новой ядерной энергетической установкой четвертого поколения, выполненной по моноблочной схеме с интеграцией водо-водяного реактора и системы циркуляции теплоносителя первого контура в едином корпусе, что значительно повышает ее надежность. В этой ядерной установке применяется высокий уровень естественной циркуляции теплоносителя первого контура, что позволяет лодке развивать большую тепловую мощность реактора и высокоскоростной малошумный ход (возможно, до 20–25 узлов), не используя самый главный источник шума на современных ПЛА – насосы для циркуляции теплоносителя. Другим важным нововведением станет, возможно, применение электродвижения на малошумном ходу – то есть турбина будет вращать не гремящий турбозубчатый агрегат с шестернями понижающего редуктора, а генератор, приводящий в движение тихий электромотор. Наконец, как ожидается, приводить в движение ПЛА станет не «молотящий воду» гребной винт, а малошумный водомет, конструкция которого, судя по всему, отрабатывалась на черноморской дизельной «варшавянке» Б-871 проекта 877В. С целью максимального снижения шумности ПЛА проекта 885 фундаменты всех ее механизмов будут оснащены так называемой системой активного снижения собственных шумов, впервые примененной, как считают на Западе, на атомных лодках «Вепрь» и «Гепард» модернизированного проекта 971. Все это в комплексе, судя по всему, сделает «Северодвинск» самой малошумной ПЛА в мире, позволив впервые превзойти по акустической скрытности американские лодки четвертого поколения типов Seawolf и Virginia.

 

Вооружен и очень опасен

 

Надводное нормальное водоизмещение ПЛА проекта «Ясень» оценивается в разных источниках цифрами от 8600 до 9500 т, длина примерно в 120 м, ширина 15 м, осадка 10 м. Все остальные сведения являются еще более приблизительными.

 

Зато о вооружении известно многое. Поскольку «Северодвинск» объединяет в себе элементы ПЛАРК, многоцелевой и противолодочной ПЛА, то он несет необычайно мощный комплекс вооружения, способный решать задачи борьбы практически с любыми современными надводными и подводными кораблями. В прочном корпусе лодки размещены восемь универсальных вертикальных пусковых установок (ВПУ), каждая из которых включает три шахты (всего 24) для запуска из транспортно-пусковых контейнеров крылатых ракет различного назначения. Считается, что основным оружием, размещенным в этих ВПУ, станут новейшие сверхзвуковые противокорабельные ракеты 3М55 «Оникс» (более известные под псевдонимом «Яхонт») разработки НПО Машиностроения, имеющие дальность стрельбы от 120 км по маловысотному профилю до 350 км при полете ракеты на высоте 18 км. Дальность пуска этих ракет меньше, чем у знаменитых «Гранитов», которыми вооружены гигантские ПЛАРК проекта 949А, но зато и габариты гораздо меньше, а меньшая дальность стрельбы «Ониксов» делает «Северодвинск» менее зависимым от внешнего целеуказания (авиационного или космического), позволяя за счет своей бесшумности скрытно сблизиться с противником и произвести ракетный залп за счет собственного целеуказания от своего мощного гидроакустического комплекса. Залп же 24 сверхзвуковых противокорабельных ракет представляет серьезную опасность даже для американских авианосных соединений с их развитой системой ПВО.

 

Кроме того, ВПУ и торпедные аппараты позволяют применять и отечественные аналоги американского Tomahawk – крылатые ракеты, созданные в екатеринбургском НПО «Новатор»: стратегическую 3М10 «Гранат» с ядерной боевой частью (дальность стрельбы до 3000 км) и оперативно-тактическую 3М14 «Калибр» с обычной (дальность стрельбы более 500 км), что дает лодке проекта 885 возможность наносить массированные высокоточные удары по наземным объектам. Через торпедные аппараты можно применять и другие «новаторовские» ракеты – сверхзвуковую противокорабельную 3М54 «Бирюзу» и противолодочную 91Р, а также ставить мины. Как ожидается, в отличие от советских лодок, оснащенных большим количеством различных типов торпед, на проекте 885 будет применяться единый тип перспективной 533-мм торпеды, известной сейчас под открытым обозначением УГСТ (универсальная глубоководная самонаводящаяся торпеда), предназначенной для поражения как надводных, так и подводных целей и оснащенной комбинированной системой наведения – как управлением по проводам, так и акустическим пассивным и активным самонаведением, а также самонаведением по кильватерному следу корабля противника.

 

Для самообороны на «Северодвинске» будут установлены специальные устройства для отстрела разнообразных ловушек и отводителей, а также, возможно – система активной противоторпедной защиты, способная поражать вражеские торпеды специальными малогабаритными антиторпедами.

 

Пока что грозный «Ясень» проекта 885 находится на стапеле, но уже заслужил самые высокие оценки как в России, так и за рубежом. В своей только что вышедшей книге «Cold War Submarines» ведущий американский военно-морской аналитик Норман Полмар так заключает главу о последних проектах атомных подводных лодок США и СССР: «Многое свидетельствует в пользу того, что советские подводные корабли четвертого поколения достигли уровня, равного или превосходящего по большинству аспектов уровень их американских конкурентов».

 

 

 

 

Автор: Михаил Барабанов

Share this post


Link to post
Share on other sites

Китай устроит парад атомных субмарин

текст: Олег Зегонов/Infox.ru

 

Китай намерен продемонстрировать всему миру возможности своего подводного атомного флота. Пекин впервые покажет некоторые из своих атомных ракетных субмарин.

На запланированном на следующей неделе крупномасштабном параде китайских военно-морских сил Пекин намерен впервые продемонстрировать некоторые из своих самых мощных атомных субмарин, активность которых в мировых водах вызывает беспокойство в Пентагоне.

 

Атомные подводные лодки будут продемонстрированы на международном морском параде в Циндао, который откроется в следующий четверг. Морской парад проводится в честь 60−летия военно-морского флота Китая, передает Associated Press.

 

Ранее Пекин уже разослал приглашения на мероприятия представителям других государств. Ожидается, что свои корабли на первом подобном в Китае морском параде покажут 14 государств.

 

Китай обладает самым большим числом подводных лодок среди государств Азии. Эксперты полагают, что на вооружении китайских ВМС находятся около 10 атомных субмарин, а также еще 60 дизель-электрических подводных лодок, в том числе субмарины собственной разработки класса Yuan, которые могут нести дежурство под водой в течение нескольких недель.

 

В 2007 году Китай раскрыл информацию о новой атомной подлодке класса Shang. В том же году американские эксперты обнаружили при помощи службы Google Earth фотоснимок двух китайских атомных подлодок класса Jin. Первая такая лодка была построена в 2004 году. Субмарины класса Jin и Shang специалисты относят к подлодкам второго поколения.

 

О возможностях китайского флота свидетельствует инцидент трехлетней давности, когда китайской подводной лодке удалось незаметно приблизиться к американскому авианосцу. Тем самым китайцы продемонстрировали, что ударная группа ВМФ США оказалась не способной определить угрозу.

 

Вместе с тем пока атомные ракетоносцы США опережают Россию и Китай, вместе взятые, по количеству выходов в море. Такие данные содержались в докладе Федерации американских ученых за прошлый год.

 

В России до конца 2009 года на вооружение ВМФ должна поступить подводная лодка четвертого поколения «Юрий Долгорукий». Испытания планируется завершить в этом году. К 2015 году флот должен получить до восьми стратегических подводных ракетоносцев типа «Юрий Долгорукий».

Share this post


Link to post
Share on other sites

Россия готова помочь Украине с испытаниями подлодки «Запорожье»

13:47 «Известия»

 

Военно-морской флот (ВМФ) России готов рассмотреть вопрос обеспечения безопасности проведения ходовых испытаний единственной подводной лодки Военно-морских сил Украины «Запорожье» в случае поступления соответствующей просьбы от Министерства обороны Украины, заявил в воскресенье высокопоставленный представитель главного штаба ВМФ РФ.

 

Начальник Генерального штаба Вооруженных сил Украины генерал-полковник Сергей Кириченко заявил в апреле о намерении Украины обратиться за помощью к России для обеспечения испытаний подлодки «Запорожье» в Черном море аварийно-спасательными силами Черноморского флота (ЧФ).

 

«ВМФ России готов рассмотреть данную просьбу Киева, однако пока таких обращений по линии флота не поступало», — сказал собеседник.

 

Между тем в пресс-службе Министерства обороны Украины РИА «Новости» сообщили, как о свершившемся факте, что корабли ЧФ обеспечат безопасность ходовых испытаний подводной лодки Военно-морских сил Украины «Запорожье». «Сотрудничество Черноморского флота и Военно-морских сил Украины расширяется, в июне этого года Военно-морские силы Украины планируют провести первый выход флагмана подводного флота Украины — подводной лодки “Запорожье” в море, но возможности украинского флота не позволяют провести спасательную операцию на море. Командующий Черноморского флота вице-адмирал Александр Клецков выразил готовность оказать помощь силами аварийно-спасательных судов Черноморского флота на случай аварийной ситуации со всплытием нашей лодки», — сказал представитель пресс-службы Минобороны Украины.

Share this post


Link to post
Share on other sites

ПЛАРБ - РПКСН / SSBN

ПЛАРК

post-17149-1258571902_thumb.jpg

 

Татарский пролив. Заводские испытания. Первая АПЛ на КТОФ.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Все ждали прибытия первой атомной подводной лодки «К-45», завершающей строительство на Амурском судостроительном заводе в городе Комсомольске-на-Амуре.

25 сентября 1960 года караван судов в составе буксиров и плавучего дока с подводной лодкой на борту покинул акваторию завода и вышел на просторы Амура. На переходе по реке Амур и Амурскому лиману на лодке не прекращались работы по устранению замечаний, выявленных на комплексных испытаниях. Через четыре дня в бухте Чихачева в Татарском проливе «К-45» вышла из дока на воду и после ввода в действие реакторов начала самостоятельное движение в Приморье. На борту находился академик Анатолий Петрович Александров, основатель и создатель атомного флота Советского Союза, а командовал подводной лодкой капитан 2 ранга Белашев Виктор Григорьевич.

Сложные, напряженные дни ожидания завершения строительства подводной лодки, выхода из завода, позади. Пройдя в надводном положении, за двое суток 726 миль, в 00часов 13 минут 2 октября 1960 года подводная лодка стала на рейде у бухты Павловского, а утром, ошвартовалась к четвертому пирсу. 2 и 3 пирсы строились, был готов первый, бетонный пирс.

В то октябрьское утро 1960 года подводную лодку в бухте Павловского встречало командование 9 отдельной бригады во главе с капитаном 1 ранга Прыгунковым Николаем Петровичем. Начальником штаба бригады был назначенный после академии капитан 1 ранга Корбан Владимир Яковлевич, заместитель командира бригады по политической части капитан 3 ранга Мухин Константин Никандрович.

К прибытию «К-45» были выстроены 2 казармы, штаб, помещения СРБ, компрессорная, котельная, столовая, склады на технической территории. Для обеспечения проживания экипажей подводных лодок в состав дивизии были включены плавбазы «Бахмут» и «Аяхта», последняя в мае 1962 года была передана в состав 6 ЭскПЛ, ей на смену пришла плавбаза «Евгений Осипов».

Экипаж подводной лодки разместился на плавбазе «Бахмут», казарма для подводников еще была не готова к заселению.

Академик А. Александров, вместе со своим помощником тогда еще молодым Велиховым принимали зачеты у управленцев корабля. Происходило это в штабе дивизии, в тактическом кабинете, куда прибывали офицеры для сдачи зачетов. Все было впервые, много неизведанного в управлении реактором, как он себя будет вести при эксплуатации в различных нештатных ситуациях никто не знал, поэтому и отношение к управлению им было очень серьезное.

9 отдельная бригада подводных лодок на своих плечах вынесшая всю тяжесть завершения испытаний подводной лодки «К-45», в июле 1961года заслуженно превратилась в 26 дивизию подводных лодок во главе с новым командиром контр-адмиралом Ивановым Юрием Васильевичем.

Интересна судьба этого заслуженного подводника. В Великую Отечественную войну он был штурманом на подводной лодке «С-56», воевал на севере под командованием Григория Ивановича Щедрина. В дальнейшем вернулся на родной Тихоокеанский флот, стал командиром подводной лодки, командовал 124 бригадой подводных лодок в бухте Конюшкова. В конце 50-х годов его отправили командовать 90-й бригадой подводных лодок в бухту Постовую в заливе Советская Гавань.

На 26 дивизии Юрий Васильевич проявил себя как исключительно грамотный руководитель, с широким кругозором и хорошей тактической подготовкой. Главнокомандующий ВМФ адмирал флота Советского Союза С.Г. Горшков заприметил толкового командира соединения и в 1965 году забрал его в Главный штаб ВМФ начальником разведывательного управления.

Вот как вспоминает о нем капитан 1 ранга Заводский Иван Александрович, служивший в конце Великой Отечественной войны механиком на подводной лодке «С-16» Северного флота, ставший впоследствии начальником технического управления Северного флота, на долю которого пришлось вводить первое поколение атомоходов в строй:

«Юрий Васильевич Иванов. Умнейшая голова! Ростом под сто девяносто пять сантиметров, взгляд прощупывающий, спокойный в самой сложнейшей обстановке. Однажды, идя под водой на глубине сорок метров, услышали удар о скалу или о дно в носовой части, затем — идем как железом по камням. Из боевой рубки по трапу спускается командир командует: «стоп оба электромотора». Все исполнили, остановились. Осмотрелись в отсеках, особенно в носу. Все в порядке. Через десять минут командир приказывает: «Записать в вахтенный журнал — легли на грунт». Записали. Потом тихонько подвсплыли, дали ход электродвигателями и продолжили свой путь. Я что-то не понял вначале, чуть позже мне командир на ушко говорит: «А знаете, почему я так поступил? А потому, что касание грунта, что вы и ощущали и от чего уходили, есть чрезвычайное происшествие по правилам кораблевождения, а покладка на грунт, как вы знаете, есть маневр. За чрезвычайное происшествие надо по всей строгости законов соответственно писать объяснения в пяти экземплярах, за тем разбирательством может быть наказание, а покладка на грунт — наш с вами маневр, разрешенный всеми правилами». Ну, думаю, сама мудрость наш командир. Не зря его в Мексику потом отправили, после чего стали кликать «мексиканцем». Наверное не зря он и стал начальником всей военно-морской разведки.

На смену ему, командовать 26 дивизией подводных лодок, пришел капитан 1 ранга Корбан Владимир Яковлевич, с должности командира 124 бригады подводных лодок, базировавшейся в бухте Конюшкова. Это был человек другого склада характера, темперамента, требовательности. Нетерпимо относился к недостаткам, был строг, крут на расправу. Прокомандовав дивизией до 1970 года, сумел наладить быт подводников, вывел военный городок и гарнизон в число образцово показательных. Жизнь заставляла это делать, хотя подводники и сопротивлялись работать в качестве дворников и строителей, но других не было, а дивизию часто посещало высшее командование и первые лица страны. Надо было держать марку флота. В дальнейшем, став помощником командующего флотом, занимался поддержанием порядка и организацией службы в масштабах всего флота.

А 26 дивизия подводных лодок, пополнялась новыми кораблями, через месяц, в ноябре 1960 года в Павловск прибыла подводная лодка

«К-59», которой командовал капитан 2 ранга Ганрио Аркадий Викторович.

В 1961году в дивизию прибывают подводные лодки «К-66» и «К-122», в ноябре 1962 года «К-151», завершившая серию из 5-ти подводных лодок 659 проекта, вооруженных крылатыми ракетами «П-5» для стрельбы по берегу.

Начало освоения дивизией ракетных подводных лодок вооруженных крылатыми ракетами «П-6» для уничтожения корабельных группировок противника положила подводная лодка «К-175» 675 проекта под командованием кап 2 ранга А.Н. Карпенко прибывшая в ноябре 1962 года.

В дальнейшем последовательно в состав дивизии вошли подводные лодки «К-31» в июне 1963 года, «К-184» в апреле 1964 года, «К-56» в апреле 1965 года, «К-57», «К-189» и «К-48» соответственно в августе и декабре 1965 года, «К-10» в октябре 1966 года, сразу 4 подводных лодки прибыли в 1967 году: «К-94» в январе, «К-108» в апреле, «К-7» в октябре и «К-23» в декабре. Завершила серию из 13 подводных лодок «К-34», прибывшая в ноябре 1968 года. Командовал ею кап 2 ранга Ленислав Филиппович Сучков, трагически погибший через 5 лет на подводной лодке «К-56».

Первое десятилетие (1960 – 1970г.) освоения 26 дивизией подводных лодок первого поколения было характерно первыми выходами в боевые походы, испытанием техники и оружия в условиях как низких температур так и проверки работы ГЭУ в условиях тропиков.

Если Северный флот первым начал осваивать атомные подводные лодки, то пальма первенства в несении боевой службы принадлежит Тихоокеанскому флоту и конкретно 26 дивизии подводных лодок.

В июне 1962 года подводная лодка «К-59», впервые на Тихоокеанском флоте (из атомоходов) пошла в автономный поход. Только через месяц рискнула прорваться, и успешно, к Северному полюсу

«К-3». В первые же боевые походы на севере лодки пошли в 1963 году. Это «К-133» к экватору, и ракетные подводные лодки «К-16» и

«К-40» (материалы взяты из книги: «Подводные лодки России атомные первое поколение» т. 4, часть 1 изд. Санкт-Петербург 1996г.).

Походу «К-59» уделялось особое внимание, необходимо было проверить, как поведет себя техника в океане, в длительном походе. Провожать лодку прибыл Командующий флотом адмирал Фокин Виталий Алексеевич, старшим на борту пошел командир 26 дивизии контр-адмирал Иванов Юрий Васильевич. Как я уже сказал, во многом поход был испытательным, при возникновении какой – либо нештатной ситуации комдив лично разбирался в ее причинах. Прибывал в отсек, беседовал с матросами, старшинами, на месте выяснял, что же произошло.

В походе потек парогенератор, повысилась газовая активность в реакторном и смежных отсеках. Что делать, возвращаться, не выполнив боевую задачу или продолжить плавание? Командир дивизии собрал весь свободный от вахты офицерский состав в кают-компании и сказал, я хочу заслушать ваши предложения, начнем с самого младшего. Все офицеры от командира группы до командира корабля были единодушны, продолжить плавание. Отсекли текущий парогенератор и поход продолжался, поставленные задачи были выполнены. Старшим помощником был капитан 2 ранга Багдасарян Борис Суренович, командиром электромеханической боевой части капитан 2 ранга Никитин Виктор Михайлович, командиром электротехнического дивизиона капитан 3 ранга Здоровенин Мстислав Олегович.

По итогам автономного похода экипаж был награжден, командир и механик получили ордена Ленина, старпом и замполит ордена Красной Звезды командир электротехнического дивизиона получил медаль

«За Боевые Заслуги». Этим же Указом за освоение новой техники орденами «Красной Звезды» были награждены командир подводной лодки «К-45» капитан 2 ранга Белашев Виктор Григорьевич и командир электромеханической боевой части капитан 2 ранга Бригида Иван Ефимович.

После автономного похода командир ПЛ «К-59» кап 2 ранга

Ганрио А.В. был назначен заместителем командира 26 дивизии подводных лодок. Новым командиром подводной лодки «К-59» стал старпом капитан 2 ранга Багдасарян Б.С. В последствии он командовал подводной лодкой «К-108», известной своим столкновением в 1970 году в Авачинском заливе с американской подводной лодкой «Тотог». В дальнейшем служил старшим офицером в управлении боевой подготовки ВМФ.

Следующий поход состоялся через год. 1.9.1963 года «К-151» под командованием кап 2 ранга Василенко И.В. вышла из бухты Павловского. Задача стояла проверить работу реактора в условиях повышенной температуры в тропических водах. Проверить как будут вести себя холодильная машина, системы охлаждения забортной водой. Выход осуществлялся на одном борту. Второй реактор не вводился в действие, экономили ресурс ГЭУ. Развертывание подводной лодки проводилось через пролив Лаперуза, Охотское море, пролив Буссоль в Тихий океан. Форсировав пролив Буссоль, лодка легла на курс 180 градусов и устремилась к экватору. Штурманом на борту был Василий Иванович Терентьев.

23.10.1963 года в районе острова Маркус произошла загазованность реакторного отсека из-за течи 2-х секций парогенераторов. Их отсекли, ввели в действие ГЭУ другого борта. повторилась ситуация как и с «К-59» в предыдущем походе. Всплывать командир не решился вблизи баз ВМС США, тем более, что на слуху у всех был Карибский кризис, холодная война набирала обороты.

Воздух размешали между отсеками (тем самым загазовали и остальные). Облучение получил практически весь личный состав. Обратный курс был уже не в бухту Павловск, а к новому месту базирования, на Камчатку. Обойдя Гавайские острова, оторвавшись на достаточное расстояние от баз американцев, подводная лодка всплыла, провентилировала отсеки и пошла дальше в Берингово море для проверки подводной лодки теперь уже в условиях низких температур.

На завершающем этапе похода из района Берингова моря произвели практическую ракетную стрельбу по береговой цели ракетой «П-5». Причем, как вспоминал штурман В. Терентьев, обеспечивающий подводную лодку максимально точными координатами местонахождения в море, стрельба была успешной, отклонение ракеты от точки прицеливания было в пределах допуска.

6 ноября 1963 года, Камчатка встречала лодку, прибывающую в состав 45 дивизии подводных лодок

Новое десятилетие (70-х годов) было ознаменовано качественно новым прорывом в подводном кораблестроении.

В январе 1970 года в 26 дивизию прибывает первая атомная подводная лодка 667-А проекта «К-399» под командованием капитана 2 ранга Катышева Андрея Павловича, в последствии Героя Советского Союза.

Начинается новый этап в истории 26 дивизии, этап освоения ракетных подводных крейсеров стратегического назначения. Хоть и был он недолгим в свои временных рамках, подводные лодки стали в дальнейшем передавать в 8 дивизию на Камчатку, но заложил основы подготовки в будущем следующей серии РПКСН 667-Б проекта.

История дивизии продолжалась. Находясь в географически удобном месте базирования, в подбрюшье Приморья, рядом заводы, штаб флота, которому она подчинялась, дивизия, наряду с выполнением своих основных задач, становится основным пунктом окончательной подготовки и передачи на Камчатку строящихся подводных лодок. Достаточно сказать, что через нее прошли практически все атомные подводные лодки строившиеся в Комсомольске на Амуре.

В дальнейшем уже с Камчатки начали прибывать подводные лодки на ремонт в Приморье и многие из них не миновали Павловск.

Нагрузка на штаб дивизии на его офицеров, этих скромных тружеников моря, была очень большой и они с честью несли ее на своих плечах.

С момента своего создания 26 дивизия живет напряженной боевой жизнью, бурное развития атомного флота в полной мере испытала на себе.

Достаточно вспомнить противостояние группировки из 5-ти наших подводных лодок против сил 7-го флота США в Южно-Китайском море в мае 1972 года, куда по тревоге ушло 4 лодки дивизии «К-7», «К-45», «К-57» и «К-184» а также «К-189» из 10-й дивизии.

Тогда мы впервые показали, что на Тихоокеанском флоте создана группировка атомных подводных лодок, способная в короткие сроки развернуться в любой район Тихого океана для отстаивания интересов своей страны.

Если вспомнить историю противостояния против США, то 10 лет до этого, в период Карибского кризиса в 1962 году 4 дизельные лодки СФ

641 проекта были фактически брошены в Саргассовом море на расправу противолодочным силам США. Атомные же подводные лодки СФ в составе также 5-ти единиц вышли в Атлантику только через 15 лет после 26дивизии подводных лодок, произошло это в 1987 году в ходе проведения учения «Атрина», в котором участвовало 5 лодок 33 ДПЛ из Гаджиева.

Впереди было еще долгих 40 лет (в августе 2000 года переформирована в бригаду подводных лодок) служения Родине, противостояния военно-морским силам вероятного противника на Тихом океане. За период существования дивизии экипажами ПЛА были успешно выполнены более 320 боевых дежурств и боевых служб.

Славная 26 дивизия воспитала целое поколение подводников, замечательных людей, преданных своей Отчизне, мужественно исполнявших свой воинский долг. Более 600 моряков подводников соединения были удостоены высоких правительственных наград за мужество и воинскую доблесть при выполнении задач по защите Отечества.

Всех просто невозможно перечислить, но о тех, кто командовал дивизией, вспомним:

1. капитан 1 ранга ПРЫГУНКОВ НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ – командуя дивизионом, в дальнейшем бригадой подводных лодок, заложил фундамент в создаваемую дивизию, был ее первым начальником штаба.

2. вице - адмирал ИВАНОВ ЮРИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ – будущий главный разведчик военно-морского флота, руководил непосредственно первой боевой службой на борту подводной лодки «К-59».

3. контр - адмирал КОРБАН ВЛАДИМИР ЯКОВЛЕВИЧ – впоследствии заместитель командующего Тихоокеанским флотом – начальник управления боевой подготовки, трагически погиб 7 февраля 1981 года в авиакатастрофе.

4. контр-адмирал ВЕРЕНИКИН ИГОРЬ ИВАНОВИЧ, находясь в отставке, умер 25 мая 2001 года, собираясь на последний звонок в среднюю школу № 86 города Ульяновска, где его ждали, не выдержало сердце.

5. контр-адмирал КАТЫШЕВ АНДРЕЙ ПАВЛОВИЧ – в последствии руководил акванавтами, стал Героем Советского Союза. Проживает в Москве, и как настоящий подводник родился 19 марта 1930 года.

6. адмирал ХВАТОВ ГЕННАДИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ - ставший командующим Тихоокеанским флотом.

7. контр-адмирал ПИРОЖКОВ РЕМИР ИВАНОВИЧ – трагически погиб в авиакатастрофе 7 февраля 1981 года.

8. вице-адмирал ШУМАНИН ЮРИЙ ИВАНОВИЧ – командуя Камчатской флотилией разнородных сил, трагически погиб в автокатастрофе 7 мая 1993 года.

9. капитан 1 ранга САМОЙЛОВ ЮРИЙ АЛЕКСЕЕВИЧ – командовал дивизией в 1981 году.

10. контр-адмирал БЕЛОУСОВ АЛЕКСЕЙ АРСЕНТЬЕВИЧ – в дальнейшем стал начальником ТОВВМУ им С.О. Макарова, в настоящее время проректор ДВГТУ.

11. вице-адмирал Кожевников ВАЛЕРИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ –командовал 4 флотилией подводных лодок ТОФ, руководил ТОВВМУ им. С.О. Макарова, продолжает обучать курсантов тактике морского боя.

12. контр-адмирал ГЕРМАНОВ НИКОЛАЙ НИКИТОВИЧ – проживает в г. Владивостоке.

13. контр- адмирал ПОЛЯКОВ АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ –безвременно ушел из жизни, не выдержало нагрузок сердце.

14. вице адмирал КОНДАКОВ ВАСИЛИЙ ГЕОРГИЕВИЧ – в настоящее время заместитель командующего Черноморским флотом.

15. контр-адмирал РЕБЕНОК ЮРИЙ СТАНИСЛАВОВИЧ – при его командовании дивизия была расформирована, в настоящее время командует учебным центром подводников в городе Обнинске. Надеемся не расформирует.

В заключении, скажу, пройдет еще много времени, прежде чем появятся новые формы и способы ведения вооруженной борьбы на море и противостояние под водой потеряет смысл.

Но в истории цивилизации останется след необычной и зачастую трагической судьбы подводников.

За прошедшую сотню лет, сотни подводных лодок нашли свое последнее пристанище на дне морей и океанов.

Созданные плавать под водой, они там и остались навечно. И какой бы урон человечеству они не принесли, потомки будут помнить о своих родных и близких покоящихся в металлических корпусах подводных лодок.

 

Вице-адмирал А. Конев

Share this post


Link to post
Share on other sites

АЛЕКСАНДР ОСТРОВСКИЙ

 

 

 

 

ВЕЛИКОЕ ПОДВОДНОЕ ПРОТИВОСТОЯНИЕ

 

 

Памяти всех тех, кто стоял у истоков создания Советского атомного флота.

 

 

Часть 1. Зарождение атомного подводного флота на ТОФе

 

 

Программа создания советского атомного подводного флота предусматривала стоительство атомных подводных лодок не только на предприятиях, находящихся в европейской части страны ( Северодвинский и Ленинградский заводы, Красное Сормово-Н. Новгород), но и на Дальнем Востоке- в г. Комсомольске на Амуре на заводе им. Ленинского Комсомола ( Генеральный директор Волик Г. К.) с последующей сдачей на предприятии «Звезда» в г. Большой Камень.

 

Для строительства первой серии атомных ПЛ первого поколения был выбран проект 659, ( Гланые конструкторы Пустынцев П. П и Климов Н. А.). Краткие характеристики АПЛ первого поколения указаны в конце статьи. Впоследствии они прошли модернизацию, и после удаления ракетных отсеков перешли в класс многоцелевых проекта 659т. Первая серия ПЛАРК насчитывала 5 единиц:

— ПЛАРК «К-45» вступила в строй 28.06.1961 г. (Командир капитан 3 ранга Белышев В. Г., впоследствии вице-адмирал, Командующий 4 фпл );

 

-ПЛАРК «К-59» вступила в строй 10.12.1961 г. ( Командир капитан 2 ранга Ганрио А. В., впоследствии контр-адмирал, командир 8 дивизии 2 фпл ) ;

 

-ПЛАРК «К-66» вступила в строй 10.12.1961 г. ( Командир капитан 2 ранга Туманов В. , впоследствии контр-адмирал командир 45 дивизии 2 фпл) ;

 

-ПЛАРК «К-122» вступила в строй 13.04.1962 г. ( Командир капитан 2 ранга Смирнов В. В., впоследствии капитан 1 ранга заместитель начальника 288 полигона М. О.) ;

 

-ПЛАРК «К-151» вступила в строй 10.04.1963 г. ( Командир капитан 2 ранга Василенко И. В., впоследствии капитан 1 ранга Начальник отдела ОУ ГШ ВМФ СССР) .

 

Используя опыт эксплуатации АПЛ в ВМС США, командованием ВМФ СССР были были сформированы в мае 1963 г. два вторых экипажа, равноценные первым ( не надо путать с резервными двусменными экипажами, которые были на дизельных ПЛ):

 

-185 экипаж крейсерской АПЛ проекта 659 для ПЛ К-45 камандир капитан 2 ранга Вереникин И. И., впоследствии контр-адмирал заместитель командира 8 ОПЭСК ТОФ;

 

-331 экипаж крейсерской АПЛ проекта 659 для ПЛ ПЛ К-122 и К-151, командир капитан 2 ранга Рябов В. П., впоследствии вице-адмирал Заместитель Командующего СФ по БП .

 

Все эти подводные лодки после приемки от промышленности вошли в состав

26 дипл ( бухта. Павловского, залив Стрелок), образованной в 1962 г. на базе

100 бпл.

 

Первым командиром дивизии был назначен контр-адмирал Иванов Ю. В. впоследствии вице-адмирал начальник разведки ВМФ СССР . Во время ВОВ Юрий Васильевич служил штурманом на гвардейской ПЛ С-56 , которой командовал Герой Советского Союза капитан 3 ранга Щедрин Г. И. За всю прожитую жизнь мне не приходилось встречать командира и человека, который пользовался таким заслуженным уважением не только среди подводников ВМФ, но и всех тех, кому приходилось с ним работать

 

В это соединение мне посчастливилось попасть служить летом 1963 г.

 

После окончания ТОВВМУ им. С. О. Макарова в 1961 г. я проходил службу на ПЛ С-333 проекта 613 19 бпл. Занавес секретности, который отделял нас от подводников с АПЛ, был настолько плотным, что практически никакой информации о наших АПЛ не было. Мы знали, что они где-то есть, но где и как на них попасть служить даже не представляли.

 

Однако, 8 апреля 1963 г. в (день гибели АПЛ ВМС США «Трешер»), я сам обратился в отдел кадров флота с просьбой направить меня для дальнейшего прохождения службы на АПЛ. Вскоре, после прохождения медкомиссии моя просьба была удовлетворена. И в мае 1963 г. я получил назначение в 331 экипаж, который был сформирован в августе 1962 г. Прибыв в 26 дивизию ПЛ в июне 1963 г., я узнал, что из моего экипажа были только офицеры немеханической боевой службы: командир БЧ-1 капитан -лейтенант Яценко Л. И., которого я раньше знал по службе в 19 Бригаде ПЛ , командир БЧ-2 старший лейтенант Черненко В. К., командир БЧ-3 капитан — лейтенант Мосолов Г. В. и командир БЧ-4, нач. РТС старший лейтенант Морозов М. Н., а так же матросы и старшины срочной службы. Остальные проходили обучение в Учебном Центре ВМФ г. Обнинска.

 

У пирса стояла ПЛАРК К-122. Остальные АПЛ отсутствовали. Мои первые впечатления. ПЛАРК- значительно больше, чем дизельная, особенно её надводная часть, черного цвета (специальное резиновое покрытие, для уменьшения шумности и поглощающения акустических сигналов). Внутри- чистота, много света, новой незнакомой техники, особенно штурманской и ракетной, не говоря уже о БЧ-5. Реакторный отсек и пульт управления ГЭУ ничем особенным от других помещений не отличались, только очень чистым воздухом, слегка насышенным озоном , наличием тупика на 3-ей палубе, где любили отдыхать на альпаках спецтрюмные, которые обслуживали ядерную установку.

 

На пульте управления ППУ был перископ , который удивлял армейских генералов, особенно танкистов. Так один из них, генерал -полковник, член коллегии КГБ, когда осмотрел апл, сказал, что у вас есть перископ и на лодке также тесно, как в танке.

 

Хотел бы отдельно остановиться на работе наших кадровых органов. Кому из них пришла в голову идея, при формировании нашего экипажа, в его состав включать офицеров с такими редкими именами: командир-Вилен( Вилли), старпом-Альфред (Фред), зам-Виктор , помощник -Ян, механик-Роальд, минер-Горальд( или Гарольд не знал он сам). Это были замечательные люди и специалисты и спустя почти 30 лет мы с ними встречались как с родными людьми.

 

В июле после окончания обучения прибыл остальной экипаж . В течении 2-х недель мы отработали и сдали элементы задачи № 1. При том, что допуск к самостоятельному обслуживанию заведования (группы, БЧ), несению ходовой и якорной вахты, управлению реактором и кораблем в целом , имел только штурман , ракетчик и связист. Свой первый выход для сдачи задачи № 2 экипаж осуществил на ПЛАРК К-66. Отработка элементов задачи и прием занял 4 дня. Сейчас понимаешь насколько это было формально. Эти сроки диктовались большой государственной политикой. Необходимо было, как можно быстрее, развернуть базирование АПЛ на Камчатке, имеющей свободный выход в Тихий Океан.

 

После приемки задачи № 2 наш экипаж на теплоходе «Ильич» был отправлен на Камчатку к месту постоянного базирования в состав 45 дипл 15 эскпл Камчатской Военной Флотилии ТОФ (командир капитан 1 ранга Салов В. С.), куда мы благополучно прибыли 26 августа 1963 г.

 

28 августа АПЛ К-122 ошвартовалась у 8 пирса в бухте Крашенинникова Авачинской губы. Это была первая атомная подводная лодка, которая прибыла на Камчатку. На митинге по случаю нашего прибытия начальник П. О 45 диПЛ капитан 1 ранга Архипов сказхал , что приход нашей ПЛАРК — начало атомного флота на Камчатке.

 

Прибывшая 28 августа ПЛАРК К-122 , не выводя ГЭУ из эксплуатации , 30 августа с нашим экипажем вновь вышла на доработку элементов задачи № 2.

 

Выход закончился аварией. В то время, почти ни один выход АПЛ, не обходился без аварийных происшествий , связанных с эксплуатацией не только новой энергетической установки, но и техники других боевых частей.

 

Не прошло и недели, как был получен аварийный сигнал от ПЛАРК К-151, находящейся в автономном плавании, об авария ППУ ( течь парогенераторов первого контура). Все это очень встревожило командование 15 эскадры( командир контр-адмирал Рулюк А. А) и КВФ (Командующий контр-адмирал Гончар Н. Ф.). Стало понятно, что освоение новых АПЛ неминуемо связано с серьезными аварийными происшествиями.

 

Кроме того существующая на Камчатке система обеспечения базирования дизельных ПЛ мало подходила для базирования атомоходов.

Проблемы , с которыми мы сталкнулись , осваивая новое базирование:

 

1. Осутствие стационарных пирсов для швартовки АПЛ, которые вынуждены были стоять в два- три корпуса.

 

2. Отсутствие учебного центра для отработки на специальных тренажерах действий л/с и ГКП корабля.

 

3. Отсутствие энергетических мощностей, которые требовались не только при обеспечении повседневного стояночного режима АПЛ, но, гласным образом, при вводе ГЭУ в действие. Тот энергопоезд, который обеспечивал поселок и эскадру, вынужден был перестроиться на обеспечение только одной нашей ПЛ. Свет, тепло и воду в поселок стали давать по расписанию на 2-3 часа в день. Для экономии ресурса АБ и дизелей АПЛ, командование эскадры вынуждено было направлять к борту готовившегося к выходу «атомохода» дизельную ПЛ проекта 641, которая своими дизелями обеспечивала электроэнергией АПЛ, тем самым выбивая свой моторесурс не в море для чего они и строились, а на берегу.

 

3. Техническое снабжение . Тыл КВФ и береговая база 15 эскпл почти сразу же столкнулись с проблемами снабжения и обеспечения жизнедеятельности АПЛ.. Так, при доковании в октябре 1963 г в бухте. Сельдевая ( командир дивизиона капитан 1 ранга Камышан В. Ю.)нам потребовалось( по действующим нормам для АПЛ) железного и свинцового сурика больше, чем получала КВФ на год и, забрав его, мы лишили все остальные корабли, пл и суда этой краски. Для помывки реакторного отсека после аварии мы получили 900 кг спирта, в то время норма на дпл пр. 641 составляла 12 кг в месяц, т. е. мы забрали весь спирт-ректификат, полученный бербазой эскадры на полгода. Продовольственное снабжение тоже оставляло желать лучшего. По нормам продовольственного пайка л/с АПЛ положено ежедневно 1 куриное яйцо и молоко. Специальных птицефабрик на Камчатке не было, и нам частично поставяли из подсобного хозяйства, тем самым ограничив питание детей, посещающих детский сад. Молочные продукты практически отсутствовали.

Отсутствие специальной технической воды -дистиллата и бидистиллата- для обеспечения ввода и вывода ГЭУ, вынудило командование ВМФ перегнать с СФ Севморпутем спецсудно- ПУС-4.

 

4. Квартирный вопрос медленно, но решался. Сначала квартиры получили командир экипажа, заместитель по ПЧ , старпом и командир БЧ-5, а спустя 2 месяца и все остальные офицеры и сверхсрочнослужащие. Это были новые дома специально построенные для л/с нашей дивизии. Отсутствие тепломощностей не позволяло поддерживать температуру в кватирах выше 8-10 гр. С. Сейчас много разговоров идет в прессе о контрактной службе в ВС РФ. Мы с контрактниками начали работать с 1962 г., но только на АПЛ. Матрос срочной службы, прослуживший 2 года, мог остаться еще на 6 лет служить по контракту, имея возможность продлевать его. Эта практика полностью себя оправдала и в дальнейшем, на АПЛ все штатные должности, кроме офицерских, могли комплектоваться сверхсочнослужищами.

 

Особо хотел бы остановиться на режиме секретности, который был организован во всех частях и службах, связанных с АПЛ. Отбор и комплектование л/с АПЛ, ограничения офицеров штабов и отделов флота к допуску ко всем вопросам, связанным с атомными подводными лодками, затрудняло функционирование и управление ими. Так кроме командира 15 эскпл и командующего КВФ ни один военнослужащий или служащий флотилии не имел допуска не только на АПЛ, но и на территорию дивизии АПЛ. Это порождало различные слухи и домыслы. Особенно смущало, то, что мы на АПЛ ходили в спецодежде СРБ, и что АПЛ были черного цвета, (за что их прозвали «Черная Мэри»). В г. Петропавловске ходили слухи , что на атомоходах служат зеки, о чем меня неоднократно спрашивали в отделе ГС КВФ, куда я приезжал по служебным делам.

 

Отсутствие какой-либо информации о службе на АПЛ вызывал страх офицеров и сверхсрочнослужащих дизельных ПЛ , подкрепленный двумя аварийными случаями, которые произошли в первый месяц пребывания АПЛ в составе 15 эскпл. Так, когда мы осуществляли первый ввод ГЭУ(главной энергетической установки) в 10 часов утра перед первым выходом в море, большинство офицеров с «дизелей» под разным предлогом ушли домой, как мы узнали позже, боялись облучения.

 

Флотилия не была готова к необходимому обеспечению функционирования АПЛ Действовал старый советский принцип: приходит ПЛ, привязывается к дереву на берегу,

и несмотря на то, что. ничего не готово для её обеспечения, докладывает, что освоила базирование. Американцы, прежде чем разместить в Сан- Диего свои АПЛ, направили туда группу офицеров, которые в течении полугода все подготовили для нормального функционирования системы берегового базирования.

 

2 ноября в состав дивизии вошла ПЛАРК К-151, пришедшая из состава 26 дипл после автономного плавания в Тихом океане, где она попала под воздействие цунами. После чего атомный флот увеличился вдвое, как сказал нач. по дивизии. Затем почти одновременно с СФ пришли 12.09.1963 АПЛ К-115 проекта 627а под командованием капитана 2 ранга Дубяги И. Р. ( впоследствии конт-адмирала) и 30.09.1963 г ПЛАРБ К- 178 проекта 658м под командованием капитана 1 ранга Михайловского А. П., ( впоследствии адмирала, Командующего СФ). Это были переходы подо льдами Северного Ледовитого Океана. За переходы командиры были удостоины звания Героев Советского Союза, а остальной л/с награжден орденами и медалями СССР.

 

Здесь я хотел бы особо остановиться на вопросе награждения л/с АПЛ ТОФ за освоение новой техники и совершенные ими подвиги. Если Северный флот был любимцем ГК ВМФ адмирала флота Советского Союза Горшкова С. Г., то ТОФ-пасынком. За все время освоения атомного флота на ТОФе ни один человек не получил звание Героя, даже командир первой тихоокеанской ПЛАРК капитан 1 ранга Белышев В. Г.. На Северном флоте дело обстояло совсем по- другому. Экипажи первых АПЛ за походы, как правило, всегда получали правительственные награды. Даже Командующий ТОФ адмирал Амелько Н. Н. как то на совещании руководящего состава флота сказал, что мы привыкли людей только наказывать, а поощрять забыли.

 

Итак, в конце 1963 года на Камчатке 45 дипл имела в составе 4 АПЛ и значилась в списках Генштаба, как боевая единица. На подходе были новые атомные подводные лодки первого поколения , серия из 13 единиц пр 675, построенные в г. Комсомольске на Амуре. Но это другая история.

 

 

2. Аварийные происшествия первых атомных подводных лодок ТОФ.

 

 

Освоение новой техники, особенно, когда действует сложная система человек-техника допускающая определенное количество сбоев, неминуемо приводит к аварийным происшествиям и катастрофам. ГК ВФМ СССР Горшков С. Г. неоднократно указывал, что аварии на флоте есть результат ошибочных ( безграмотных или безответственных ) действий л/с.

 

Можно на это списывать все, однако надежность техники и вооружения оставляла желать лучшего. Только сейчас , спустя десятилетия, начинаешь понимать и переосмысливать события тех дней.

 

Командование ВС СССР, практически никогда не уделяли должного внимания психологической устойчивости военнослужащих в той или иной обстановке, будь то атомная подводная лодка, несущая боевую службу в удаленном районе мирового океана или солдаты в боевой условиях в Афганестане или в Чечне. Роль психолога, как правило, возлагалась на политработников, большая часть которых не только не была подготовлена к выполнению этой задачи, но и всячески уклонялась от этого. Кто и когда задумывался над тем, почему в сложной ситуации одни теряются, другие наоборот действуют четко и организовано. Аварийные происшествия, как лакмусовая бумажка, демонстрируют профессиональную выучку, натренированность л/ с , персональную ответственность за порученное дело командиров всех степеней.

Анализ аварийных происшествий и катастроф значился только в приказах ГК И М. О.

 

В ВМС США с послевоенного периода, т. е. с 1945 г., существовало управление , которое занималось изучением, анализом и предупреждением аварий и катастроф, чего нет даже сейчас в нашем ВМФ. А ведь всем известно, что аварии повторяются из года в год. Так, в марте 1968 г. погибла на боевой службе пл К-129 проекта 629, а в июне 1973 г. произошла катастрофа с ПЛАРК К-56, при этом погибло 28 человек. Спустя 5 лет в июне 1978 года было аварийное происшествие на крейсере «Синявин», повлекшее гибель 23 человек, а в июне 1983 г. погибла ПЛАРК К-429 погибло 18 человек. Даже простым глазом видна простая установишаяся периодичность аварий. Объяснений этому я нигде не встречал. Может кто сможет дать вразумительное разъяснение?

 

Сбором информаций по боевой службе у нас занимался 24 НИИ ВМФ, который считал своей основной задачей защиту надуманных кандидатских и докторских диссертаций, офицерами, многие из которых и дня не служили на кораблях ВМФ.

Я хотел бы вкратце описать те аварийные ситуации, которые происходили при освоении новых атомных подводных лодок.

 

 

2.1. Аварийное происшествие на атомной подводной лодке К-122

 

 

Первая авария , в которой я оказался, произошла 30 августа 1963 г на первом же выходе в море ПЛАРК К-122. Ночью, когда ПЛ шла на глубине 80 метров , из-за ошибки оператора ГЭУ , был затоплен реакторный отсек. Вода на 3-ей палубе была по пояс с температурой 60 гр. С. Уровень радиации определен не был.

 

Действия л/с аварийных партий заслуживали самых высоких похвал. Так, матрос — турбинист Беда В. И. трижды входил в отсек и работал до тех пор, пока его в бессознательном состоянии ( после теплового удара) не выносили из отсека. Придя в себя, он снова шел в аварийный отсек. Никто из л/с трех аварийных партий не дрогнул и сделал все, чтобы ликидировать аварию. Сутуация была усугблена тем, что для предотвращения затопления реакторного отсека был использован ВВД командирской группы.

 

Всплыв в надводное положение на остатке ВВД, пл передала аварийный сигнал по Флоту и направилась в базу. Командир ПЛАРК капитан 2 ранга Смирнов В. В. пришел в штурманскую рубку и спросил меня, где можно в случае потери плавучести выбросить пл на берег. К счастью этого делать не потребовалось. Через 2 часа к борту подошли 2 пл проекта 641. С таким экскортом мы вернулись в базу. Этот выход вызвал шок не только у Командования 15 эскпл, но и Командования КВФ.

 

 

2.2. Аварийные происшествия на атомной подводной лодке К-151

 

 

Не прошло и недели, как был получен аварийный сигнал от находящейся в автономном плавании, ПЛАРК К-151, на которой произошла авария ППУ( течь парогенераторов первого контура). Радиоактивность в кормовых отсеках была настолько высока, что нач. Службы-«Х» капитан-лейтенант Нефедов , посмотрев на дозиметрические приборы, которые все зашкалило, просто ничего в своем журнале не записал, т. к. каждый такой случай необходимо было докладывать по команде вплоть до ГК ВМФ.

 

По аварийному сигналу был сформирован сменный экипаж из л/с других апл и на плавбазе «Камчатский комсомолец» направлен в район встречи с аварийной пл, для смены экипажа. К счастью, все обошлось и пересадка не понадобилась.

 

После возвращения в базу 5 ноября во время «Проверки механизмов» при открытых верхнем и нижнем рубочных люках произошел разрыв колонки ВВД средней группы и наддув отсека. В море , а она вернулась 2 ноября, это бы закончилось гибелью л/с ЦП и третьего отсека, а возможно и всей апл.

 

При выходе в море в конце ноября ПЛАРК К-151 с л/с 331-го экипажа на борту, в подводном положении в ночное время произошла заклинка НГР, пл получила дифферент на нос около 15 гр, что заставило аварийной ее всплыть. При обследовании было установлено, что сломан балер НГР п/ б . В месте разлома была обнаружена раковина размерами с фуражку. Ошибка контролеров на заводе изготовителе. Подобная авария на среднем или полном подводном ходу и глубине более 100 метров могла бы закончится катастрофой.

 

 

2.3. Аварийное происшествие на атомной подводной лодке К-115

 

 

АПЛ К-115 на одном из выходе в море на глубине 100 метров на полном 25 узловом ходу столкнулась с неизвестным подводным объектом, удар от которого пришелся по правой скуле обтекателя ГАС, по боевой рубки и по правой линии вала, что привело к её заклиниванию . Лодка осталась на «одной ноге», а при всплытии, подняв перископ на скорости 10 узлов, погнула его и, лодка «ослепла». В ходе расследования установить происхождение подводного объекта не удалось.

 

Все эти аварии очень встревожили командования эскадры и флотилии, которые понимая, что освоение новых апл неминуемо связано с серьезными аварийными происшествиями, столкнулись с ними воочию.

 

 

2.4. Переход аварийной атомной подводной лодки К-122

 

 

В связи с выходом из строя 5-ти парогенераторов правого борта и 4-х левого, было принято решение — направить ПЛАРК К-122 на судоремонтный завод в б. Б. Камень для текущего ремонта и замены парогенераторов. Выход был назначен на 20 декабря 1963 г. Загрузив в ракетные контейнера вещи л/ с, часть из которых еще находилась в отсеках, ПЛ, ведомая двумя буксирами и ледоколом , вышла из Авачинской губы в район дефферентовки.

 

Во время дифферентовки было обнаружено поступление воды в среднюю группу ракетных контейнеров и на 2-ую (приборную БЧ-2) палубу 3-его отсека. Было принято решение-всплыть и следовать по плану, Однако, при продувании носовой и кормовой групп ЦГБ от дизель -генераторов, был подплавлен опорный подшипник дизель-генератора п/б и дизель выведен из строя.

 

Попытка пердать РДО на берег не увенчалась успехом, т. к. антенна оказалась залитой. Тогда командир принял решение -возвратиться в базу для устранения неисправностей. Каково же было разочарование командира 15эскпл контр-адмирала Рулюк, когда утром, придя на службу , он увидел стоящую у пирса нашу ПЛАРК.

 

Устранение неисправностей с привлечением специалистов СРЗ и 20-ти литровой канистры спирта, используемого для внутрисоюзных универсальных расчетов, позволило подготовиться к новому выходу 25 декабря, чтобы встретить новый 1964 г. в поселке Промысловка Приморского края, где проживали семьи членов экипажа, т. к. прибытие по предварительной прокладке намечалось на 10.00 утра 30 декабря.

 

Небольшое отступление. Командиром БЧ-1 ПЛАРК К-122 был вновь назначенный после окончания специальных классов капитан -лейтенант Ершов В. П., а штатный командир ЭНГ старший лейтенант Фомин Н. П находился в отспуске за два года. Поэтому меня, как имеющему допуск к управлению БЧ -1, прикомандировали на переход.

 

Следует учесть, что после прохождения СБР и полного размагничивания, когда пл три недели стояла обмотанная кабелями, не были проведены ни девиационные , ни радиодевиационные работы и поэтому поправка магнитного компаса и радиодевиация АРП-53 были неизвестны. Поправки лага ( после докования) без мерной линии не были определены. Это по линии штурманов.

 

Более сложная ситуация складывалась у механиков. Кроме того, что возможности парогенераторов были на пределе, но и запасные энергоносители имели следующие возможности: АБ только 30 минут могла обеспечивать пл, а дизель-генератор п/б после ремонта гарантированно мог работать 18 минут, в то же время дизель-генератор л/ б всего 15 минут. Таким образом, в случае аварии с установкой электроэнергии хватило бы на 60-65 минут, а потом пл погрузились бы в темноту. Но несмотря на все это, было принято решение -идти домой , куда мы и вышли 25 декабря.

 

Первая неприятность случилась после прохода 4-го Курильского пролива и погружения в подводное положение. Снова было обнаружено поступление воды на приборную палубу 3-его отсека. Неисправность устранили довольно-таки быстро.

 

Надо заметить, что весь переход по решению штаба ТОФ был расчитан на ход 12 узлов, что поставило нас в крайне тяжелое положение. После погружения в 23 часа командир ушел отдыхать, оставив за себя на командирской вахте старпома капитан 2 ранга Банокина Г. Н. Старпом пригласил в ЦП ком. Д-1 ( командира дивизиона движения) и 1 -го управленца. В штурманской рубке прошло маленькое совещание- какую скорость мы смогли бы выжать из остатков наших парогенераторов («бочек»).

 

Операторы прикинули и в течении 8 часов, во время отдыха командира, обеспечили ход 18 узлов. Это смогли сделать только высокопрофессиональные операторы. Утром , придя в ЦП командир снова уменьшил ход до установленного командованием Флота 12 узлов.

 

Через несколько часов в результате «течи» одного из оставшихся трех. парогенератора по правому борту и одного из 4-х по левому борту, которые были «отсечены», обстановка резко ухудшилась, ибо по всем действующим документам необходимо расхолаживать реактор п/б, но элэнергии для обеспечения движения и расхолаживания установки п/б нам бы не хватило.

 

К тому же из-за броска напряжения и несрабатывания БА вышел из строя один из 2-х гирокомпасов. Каждый раз как только командир уходил из отека , старпом под свою ответственность увеливал ход до 17 узлов, это позволило на сутки раньше планового срока подойти к проливу Лаперуза.

 

При подходе, а мы уже не имели обсервации около 60 часов, т. к. метеоусловия и неисправности навигационных приборов не позволяли это сделать. Начальник Службы-РТС капитан-лейтенант К. Пригласил меня в рубку радиолокации для определения места с использованием станции РЛК-101.

 

Настраивая станцию, он разбил клистрон, а запасного у нас не было. Так мы не только не смогли уточнить свое место, но и оказались в радиотехнической слепоте. После всплытия в назначенной точке при подходе к проливу Лаперуза, погода испортилась. Дул сильный до 7 баллов ветер , температура опустилась до 15-18 гр. С ниже нуля, шел сильный снег, видимость нулевая, несколько метров. Корабля сопровождения при форсировании пролива Лаперуза Командованием Флота нам выделено не было. Не имея радиолокации, почти вслепую, мы быстро двигались к проливу.

 

В это время поступил доклад из 5-го реакторного отсека. Греется опорный подшипник основного питательного насоса реактора п/б. Температура на пределе. более 110 гр. С Повышение еще на 2-3 гр. С требовалось остановить насос и начать расхолаживание установки. Правда технически выполнить это не было возможно из -за описанных ранее неисправностей. В такой ситуации нас ожидает тепловой взрыв ( то, что было на Чернобыльской АЭС), поэтому приказано разобрать средства индивиндуальной защиты (ИСП-60). На пл на переход кроме основного экипажа было прикомандировано несколько человек из разных управлений штаба и тыла флота , на которых аппаратов взято не было.

 

Командир по трансляции дал команду, чтобы л/ с смог бы написать письма родным и близким и должен быть готовым исполнить свой воинский долг до конца.

 

Одновременно была подготовлена и передано РДО в адрес Командующего флотом с перечислением 68 неисправностей и запросом увеличить ход, чтобы успеть прибыть в базу своим ходом, а не на буксире.

 

Перед проходом пролива Лаперуза, уточнили свое место по глубинам, опасаясь наскочит на Камнь опасности, небольшой островок, расположенный в середине пролива. Сам пролив проскочили , как «Летучий голландец»: вслепую, без локации, в шторм, при видимости несколько метров на полном надводном ходу.

 

После прихода в точку погружения, погрузились и командир сам приказал увеличить ход до максимально возможного. Всплыли через 4 часа под перископ для приема РДО, в котором ОД Флота запрашивал командира подтверждение готовности принять участие в учении в районе Корейского пролива в течении 5-7 суток и срок прибытия в этот район. И это после получения ими нашего РДО с криком о помощи? Такие безграмотные действия командования флота ставили пл на грань катастрофы.

 

После прибытия в базу на докладе команира пл Ком ТОФ адмирал Амельео Н. Н. сказал, что мы здесь в штабе -дураки, ничего не знаем и не понимаем в апл. Не отвечая на полученное РДО, командир повторил РДО с неисправностями и, вновь погрузившись, увеличил ход.

 

Доклад о температуре подшипника поступал в ЦП каждые 15 минут. Правда , когда спросили командира БЧ-5 , как они определяют температуру , он сказал, что на ощупь. Естественно температура была значительно больше установленного предела, но советская техника выдержала экзамен еще раз.

 

29 января мы всплыли в установленной точке и легли на курс в залив Стрелок. При выборе ориентиров на берегу для определения места в темное время суток мы посчитали, что сегодня воскресенье , значит в рыбацком поселке все будут около магазина, который должен светиться ярче всех других объектов посёлка. Так оно и было. В базу вошли без замечаний. В момент швартовки к пирсу № 1 в б. Павловского на мостик поднялся шифровальщик и передал командиру полученное РДО. В нем значилось «Разрешаю увеличить ход. После прибытия в базу-на доклад. Ком ТОФ».

 

Такие события остаются в памяти на долгие годы. Только когда занавес секретности , который окутывал все, что было связано с атомным флотом, спал, появилась возможность рассказать как это было.

Share this post


Link to post
Share on other sites

БЫЛА ЛИ "ХОЛОДНАЯ ВОЙНА"?

 

 

Была ли «холодная война» между СССР и США, об окончании, которой вот уже несколько лет пишет вся мировая пресса.? Если она и была, то ее можно представить как составную : военную (воздушную, наземную и морскую (подводную, надводную), разведывательную, экономическую, идеологическую. Хотел бы остановиться на одной, наиболее известной мне — подводной войне, которая в СМИ освещена недостаточно.. У многих людей, не знакомых с фактами противодействия сил ВМС США и ВМФ СССР, естественно возникает вопрос: Была ли подводная война?

 

В последнее время в открытой печати появляется все больше материалов, в которых приводятся факты ведения скрытой подводной войны ВМС США против пл ВМФ СССР на фоне «холодной войны».

К таким фактам, на мой взгляд, следует отнести:

 

1. Гибель рпк проекта 629А «К-129» 8 марта 1968 г. в Тихом океане в результате столкновения с американской пла «Суордвиш».

 

2. По официальным данным, апл «Скорпион», имевшая на борту две торпеды с ядерными боеголовками Mark-45, погибла со всем экипажем в составе 99 человек в мае 1968 года в районе Азорских островов в Атлантическом океане. при невыясненных до сих пор обстоятельствах.

 

Журналист г-н Оффли утверждает, что на самом деле американская подлодка была потоплена советской атомной подводной лодкой класса «Эхо-2», которая после короткой подводной схватки выпустила по «Скорпиону» торпеду. Торпеда ударила «Скорпион» в корпус в районе центральной рубки и спустя 90 секунд после мощного взрыва американская подлодка, рассыпаясь на части, начала падать на океанское дно. Он считает, что уничтожение «Скорпиона» было «местью» советских подводников, считавших, что США были причастны к гибели советской подлодки К-129, ушедшей после взрыва на борту на дно со всем экипажем в составе 98 человек в Тихом океане в марте 1968 года.

 

3. Гибель рпкСН проекта 667а «К-219» в Атлантическом океане.

 

4. Гибель АПЛ «Курск» в результате возможного столкновения ( или атаки) с американской апл в августе 2000 г. в Баренцевом море.

 

5. Множество случаев столкновения американских и советских ПЛ.

 

Мне хотелось бы рассказать еще о нескольких опасных контактах, которые могли привести к гибели подводных лодок.

 

6. Военные конфликты, когда возможно было применение атомного оружия.

( пларк К-172 пр.675м нанесение атомного удара по Израилю)

 

……………………………………………………………………………..

 

1. Декабрь 1961 г. После окончания училища я получил назначение на пл проекта 613

«С-290» 19 бпл 6 эскпл ТОФ, которая базировалась в б. Малый Улисс г. Владивостока.

 

Командиром пл был капитан 2 ранга Кодес А. А. В конце декабря пл занималась обеспечением БП надводных кораблей 10 эскадры ТОФ.

 

Это событие произошло в конце декабря. Эм проекта 56 , имеющий на борту 7 звезд за успехи в БП, готовился в дальний поход и должен был отработать несколько задач ПЛО по курсу БП. Для обеспечения была привлечена пл «С-290».

 

Мы заняли район № 47, который находится южнее острова Аскольд. Глубины в нем более 5000 м. Подошли на голосовую связь с эм. Командиры договорились о маневрировании. ПЛ погрузилась и начала маневрировать согласно требованиям флотских документов, определяющих порядок действия сил при обеспечении нк…

 

После выполнения каждого маневра мы всплывали, подходили на голосовую связь и определялись на последующую работу. В этот день эм не везло. То ли была плохая гидроакустическая обстановка, то ли плохо работали акустики, но эм ни разу не смог атаковать нашу пл.

 

Понимая сложность ситуации, командир пл капитан 2 ранга Кодес предложил командиру эм подставиться, чтобы последний смог атаковать пл и сдать задачу. Командир эм с возмущением отверг наше предложение. Мы погрузились и стали выполнять манёвр согласно схеме маневрирования.

 

Было 12 часов дня. Вахтенный офицер подал команду «Команде обедать». Во время обеда командир приказал погрузиться с глубины 40 метров на глубину 80, что и было выполнено. Буквально через 2-3 минуты мы услышали шум торпеды похожий на свист. Первым его обнаружил акустик и начальник службы «М» доктор капитан м/с Волков Ю., который сказал, что, наконец, надводники смогут выполнить свою задачу, а мы пойдем домой.

 

«Свист торпеды» был хорошо слышен всем членами экипажа, акустик записал его на магнитофон, а вахтенный ЦП в своем журнале в момент прохода торпеды над ЦП.

 

После всплытия в надводное положение, командир пл и командир эм переговорили между собой, и мы вернулись в базу.

 

Об этом можно было бы забыть, если бы не пояснения командира пл, который прилетел в залив Владимира в январе 1962 г., когда пл находилась на зимнем рейдовом сборе, и рассказал нам , что он с материалами записей шумов торпеды обратился к начальнику разведки 6 эскпл капитану 2 ранга Штырову А. Т., который , разобравшись в ситуации, пояснил:

 

— Эм практической стрельбы с выпуском торпед по подводной цели при отработке задач ПЛО с нашей пл не выполнял.

 

— В районе залива Петра Великого, где проходила отработка задач эм с пл, по данным разведки находилась американская пл.

 

— Вероятно, это была американская торпеда. В случае попадания в нашу пл, последняя была бы уничтожена и погрузилась бы на глубину более 5000 метров, установить причину гибели пл было бы невозможно.

……………………………………………………………………………….

 

2. В апреле 1970 г. рпкСН проекта 667а «К-399» под командованием капитан 1 ранга

Катышева А. П. отрабатывала элементы задачи № 3 -стрельбу торпедами по быстроходной одиноко идущей переменным зигзагом цели. В ходе выполнения стрельбы практическая торпеда была утеряна. Видимость в районе поиска менее 20 каб. Нас обеспечивал СКР проекта 50 со старшим на борту командиром 26 дипл контр- адмиралом Корбаном В. Я.

 

Для обнаружения торпеды рпкСН, СКР и торпедолов маневрировали в строю фронта со скоростью 10 узлов. В один момент со сторожевого корабля был обнаружен плавающий предмет желтого цвета полусферической формы. При попытке сблизиться с ним, скр по инерции левой скулой с полного хода ударил по этому предмету. После удара в этом месте было обнаружено пятно всплывшей ржавчины.

 

Через несколько дней в один из японских портов вошла американская пл со погнутым подъемником перископа и разрушенным легким корпусом в районе боевой рубки.

 

Возможно, это было столкновение нашего скр с американской пл., к счастью не закончившегося гибелью пл.

 

Это только те два случая, свидетелем которых я был лично и о которых я нигде и никогда не слышал.

 

Можно привести еще десятки случаев, которые известны только непосредственным участникам

 

Островский А. И.

 

 

ХОДИЛИ МЫ ПОХОДАМИ...

 

 

Из воспоминаний бывшего Командующего ТОФ адмирала Амелько Н. Н.

 

«В один из приездов в Приморье Алексей Николаевич Косыгин решил ознакомиться с городом Находка, куда я его и доставил на большом противолодочном корабле. В городе Находка, заслушав доклад Председателя Горисполкома, он посетил торговый порт, судоремонтный завод и консервно-баночную фабрику. По дороге я предложил Алексею Николаевичу заехать на базу атомных подводных лодок-это по пути. Осмотрел базу, ее строительство только что было закончено, остался доволен тем, что всё в комплексе: причалы, казармы, хранилища ракет, санпропускник, лаборатория. Я предложил посетить одну из подводных лодок, накануне вернувшуюся из боевого похода. Он согласился. В санпропускнике надел синее рабочее платье, прошел дозконтроль, и мы вошли на лодку, которую он облазил полностью. У личного состава интересовался службой, бытом, питанием. В каждом отсеке интересовался предназначением механизмов, надежностью работы. Посещением лодки он остался очень доволен.»

 

Вот о походе этой АПЛ я хотел бы поделиться с вами своими впечатлениями.

 

Начиная с мая 1964 г. советские атомные подводные лодки вместо автономных походов начали нести боевую службу в удаленных районах Мирового океана. У американцев это называлось боевым патрулированием.

 

Закончив обучение в Палдиски, наш экипаж прибыл в б. Павловского для подготовки к приему ПЛАРК К-23 от примышленности. Новостроящейся ПЛАРК К-23 проекта 675 находилась на стапелях судостоительного завода в г. Комсомольске- на -Амуре.

 

Узнав, что одна из АПЛ собирается на БС, я обратился к Ф-1 с просьбой- принять участие в этом походе, т. к. всегда считал, что штурман все свободное время должен быть в море. Это- единственная морская профессия в ВМФ. Неплавающий штурман, что неоперирующий хирург. Получив разрешение, я передал дела младшему штурману и вместе со своим командиром и механиком убыл на уходящую пл.

 

В декабре 1966 г. ПЛАРК К-48 проекта 675 26 дипл под командованием капитана 1 ранга Катышева А. П.(впоследствии контр-адмирал Герой Советского Союза) получила боевое распоряжение и вышла из б. Павловского залива Стрелок для несения боевой службы. в Филиппинское море.

 

Командиром БЧ-1 на апл был капитан 3 ранга Асташин Е. В., командиром ЭНГ старший лейтенант Шахворостов В. И. По обоюдной договоренности я взял на себя несение штурманской вахты с 20.00 до 8.00 , т. е. всю ночь, с тем, чтобы днем штурманы могли заниматься своими повседневными делами. Маршрут похода проходил через Японское, Восточно-Китайское и Филиппинское моря, через Корейский пролив и пролив Токара. Каждый из них имел свои особенности.

 

К вечеру подошли к Корейскому проливу и всплыли. Форсировать его решили Восточным проходом. Впереди по курсу увидели, что все море было в огнях от японских и корейских рыболовных судов, а рыбацкие сети преграждали нам путь. Двигаться приходилось с большой осторожностью по двум причинам: во-первых, можно было намотать на винты рыбацкие сети и потерять ход, а во- вторых, мы не включали ходовые огни, шли как призрак, в слепую.

 

В связи с обнаружением нескольких десятков работающих корабельных РЛС, выбрали режим работать РЛС -«однообзор» с периодичностью 15 минут. После прохода и погружения до подхода к проливу Такара, соединяющему Вочточно-Китайское и Филиппинские моря, все было нормально. Проход проливом Токара затруднен большой скоростью встречного приливо-отливного течения (из Филиппинского моря) до 8-10 узлов. Это было очень серезной проблемой при форсировании пролива не только для дизельных пл, но и для атомоходов. Но все прошло благополучно.

 

Обратил внимание на маяк Токара, который находится на о. Яку. Он находится на скале высотою несколько сот метров и имеет оптическую дальность около 80 миль. По-моему маяков с такой большой дальностью во всем мире нет.

 

Утром, после определения места и приема РДО, пл внезапно обнаружила работу в активном режиме ГАС(сонар), а затем сразу работу около десятка станций. Оценив обстановку, командир принял решение продолжать движение в район БС, уйдя для скрытности под слой скачка на глубину 180-200 метров. Работу множества сонаров мы наблюдали несколько часов.

 

Подвсплыв на перископную глубину, обнаружили АПУГ в составе: АВП «Эссекс» и с ним до тридцати кораблей охранения. Вся эта группировка следовала из района, откуда они вела боевые действия против ДРВ, в базу на Окинаве на празднование Рождества. Поэтому мы для них, как показали при анализе результаты разведки, были неплановыми и неинтересными. Нахождение в центре АПУГа дало возможность наглядно почувствовать, что значит попасть в такую ситуацию в военное время.

 

До района боевой службы была еще неделя хода. Через 5 суток при подходе к району во время сеанса связи мы получили РДО- развернуться в новый район, расположенный за 1500 миль от нашего местонахождения и быть готовыми по наведению с ОКП ТОФ перехватить идущие из «штатов» в Японию новейшие американские корабли: атомные ударный авианосец «Энтерпрайз» и фрегат УРО «Бенбридж». Просчитав ситуацию, приняли решение идти самым полным ходом и в течение трех суток занять новый район.

 

Начались большие гонки, когда все механизмы в течении 80 часов работали при максимальной нагрузке . Всё были напряжены до предела. Операция была под личным контролем ГК ВМФ и Министра Обороны. Мы с честью ее выполнили. Хотя последние сутки проходили в очень напряженном режиме: 50 минут полного хода, всплытие на перископную глубину , прием очередного РДО с координатами целей, переразвертывание и снова «гонка».

 

Надо учитывать особенности подводного плавания в Филиппинском море и проходе между Марианскими островами и островами Кадзан при выходе в Тихий Океан. Во-первых , это малоизученый в гидрографическом отношении район с частыми вулканическими явлениями с возникновением и исчезнавением целых островов. Была возможность касания поднимающегося грунта при движении даже на глубине 180 метров, когда глубина по карте несколько тысяч метров, как это было с ПЛАРК К-57 в этом же районе годом раньше. Во-вторых , наличие сильных неизученых, а значит неизвестных , подводных послойных течений, когда в зависимости от глубины погружения скорость и направление течения могут меняться на противоположные, затрудняло вести счисление.

 

Время для обсерваций при всплытии под перископ на сеанс связи выделялось 5-7 минут, что в условиях сильной облачности, крайне недостаточно. Каких -либо приборов для определения величины и направления течений у нас не было, а материалам лоции верить , как показал опыт, нельзя, Поэтому возникающие, каждые 12 часов при всплытии для обсервации невязки в местоположении достигали 20-30 миль. При таких ошибках наведение при встречном движении двух скоростных объектов без наличия на борту средств обнаружения с большой дальностью, практически невозможно.

 

До сих пор удивляюсь, как мы встретились с американскими кораблями. Это было в 17 часов местного времени. Только начинались вечерние сумерки. На очередном сеансе связи в перископ мы обнаружили «супостата». Он шел прямым курсом 270 гр. четко на Запад со скоростью 27 узлов, весь в огнях. Дистанция до него была 75-80 кбт. Он хорошо был виден в перископ. Старший помощник командира капитан 2 ранга Александров по силуэту внес корректуру, которую мы донесли на ОКП ТОФ, что с АВУА следует не просто фрегат, а именно фтомный фрегат УРО «Бендбридж». Мы провели две торпедные атаки «условно», а затем еще 2 ракетные. На бумаге потом все выглядело красиво. В жизни вероятность выхода и уничтожения была близка к 2%.

 

Закончив боевое маневрирование, получили приказ следовать в ранее назначенный район, занять его и приступить к несению боевой службы.

Возвращались мы 6 суток. Маневрирование в районе простое: 7 дней лежишь на одном галсе в сторону о. Гуам б. Апра, где базировалась 15 эскпл ВМС США ( 7 ПЛАРБ типа Медисон), 7 дней- на противоположном галсе. Настроение у всего экипажа было приподнятое после такой встречи с американцами. К тому же приближался Новый год, который все с нетерпением ждали. Правда ничего хорошего в свой первый день он нам не принес.

 

Я заступил на вахту в ночь под Новый 1967 год. В 00.00 командир ПЛАРК поздравил экипаж с Новым годом и ушел отдыхать. Вот тут и начали развертываться события одно за другим.

 

Сначала сгорел усилитель в одном из приборов навигационного комплекса «Сила-675», о котором у штурманов ходила шутка «Бог создал четыри зла: Силу , Лиру и ГА , а потом он обалдел и придумал ГВЛ». Разобравшись в принах частичного задымления отсека, провентилировалие его и немного успокоились. И тут снова почувствовали запах гари и опять произошло частичное задымление 4-го отсека ( на ПЛАРК проекта 675 ЦП находится в 4-ом отсеке), т. к. вышла из строя ГВЛ перископного секстана. Поэтому мы лишились возможности опредлять свое место астрономическим способом без всплытия в позиционное положение. На устранение неисправности ушло трое суток. За это время наша невязка в месте составила около 38 миль.

 

В 3 часа ночи командир пошел по отсекам проверять несение вахты л/с .

Вахтенный механик сел за горизонтальные рули для тренировки, хотя это не его дело. Как вдруг лодка перестала слушаться горизонтальных рулей и начала дифферентоваться на нос. Вахтенный механик и вахтенный офицер сначала подумали, что командир решил их проверить и дал соответствующую команду вахтенному 10 -го ( кормового) отсека. На самом деле произошла заклинка кормовых горизонтальных рулей «на погружение». Только тогда, когда дифферент достиг 12 гр на нос и мы погрузились со 100 на 160 метров, все поняли , что надо принимать меры. Была дана команда в 10 отсек и командир лично ключем сумел ввести в действие КГР.

 

Около 5 часов утра произошло еще одно ЧП. Старшина команды штурманских электриков решил отметить Новый год и выпил 0.5 литра спирта, который он «наэкономил» за время похода. В результате у него произошла остановка сердца. Медик был не менее пьян, но жизнь ему спас.

 

На этом неприятности не прекратились. Командир БЧ-5 дал распоряжение, что помывка в душе 8-го отсека для л/с БЧ-люкс (немеханических БЧ БЧ), только до 21.00 часа. Это его «инициатива» могла привести к большой беде. В 23 часа в душ пошел офицер БЧ-2. Как только он намылился, вахтенный электрик , выдернул предохранитель на распредщите, следуя указаниям командира БЧ-5. Т. к. водонагреватель находился под напряжением, то это привело к короткому замыканию и возгоранию щита, о чем сразу же поступил доклад в ЦП. от вахтенного трюмного 8 -го отсека, который после доклада, используя ВПЛ, потушил пожар. На всё ушло 10-12 секунд. Щит был залит пеной , а пожар ликвидирован. Несколько часов потом электрики чистили этот щит, и что они думали о механике можно только догадываться.

 

Но всему приходит конец. Наступил момент, когда мы закончили боевую службу в районе и легли на курс в базу. Но не тут то было. Через 6 часов Мы получили новое РДО. «Занять новый район ( размером 500×900 миль), расположенный за 1200 миль к северо-востоку, и начать поиск американских ПЛАРБ, в готовности с обнаружением вести длительное скрытное слежение.». На это нам выделялось 60 часов. Значит снова большие гонки.

 

Следует учесть, что ПЛАРК проекта 675 специалисты акустики- называли «Ревущая корова», из-за большой шумности работающих механизмов ( особенно «свист» редуктора ГТЗА. Американские ПЛАРБы имели шумность равную фону, поэтому обнаружить их нашими ГАС практически было невозможно. Об этом знали все, кроме тех, кто нами командовал. От приказа до выполнения подчас несоизмеримое расстояние. Но приказ есть приказ и его надо исполнять. Мы нанесли новый район на карту, расчитали маршрут и, врубив самый полный вперед, понеслись вперед.

 

Но вдруг в центральном появился интендант и доложил командиру, что продуктов у нас хватит только на время возвращения в базу, т. е. в обрез. Если нам продлят боевую службу на 15-20 суток, а это было реально, в РДО об этом было прямо сказано, то нам есть будет нечего.

 

Такой случай уже был на ПЛАРК К-57, когда в поход с ним пошел командир 26 дипл контр-адмирал Корбан В. Я. Причем, на борт он поднялся за 15 минут до отдачи швартовых. Интендант проворовался и решил в походе съэкономить и покрыть недостачу. Продуктов было на 45 суток. Срок несения БС им продлили на 15 суток. Л/с питался очень скудно. Утром одна сушка и стакан чая, в обед банка тушенки на 3-их, вечером одна сушка и чай. Все думали, что по возвращению интендант сядет, но его пожалели. У нас сложилось нечто подобное.

 

Через двое с половиной суток мы заняли новый район и расположили курс пл таким образом., чтобы первые 5 суток находиться как можно ближе к базе. На вторые сутки, вечером мы получили новое РДО «ПЛ прибыть в точку рандеву ( около нашей базы) к 18.00 28 января 1967 г. Экипажу быть готовым к встрече Главы Советского Правительства.».

 

Мы услышали в последних известиях по радио, что Председатель Совета Министров СССР А. Н.. Косыгин прибыл в Приморский край. Нам все стало ясно. А. Н. хочет посмотреть ПЛАРК, вернувшуюся из боевого похода. Все стали намекать командиру, что, мол, пора сверлить дырочку для Героя.

 

Опять полным ходом через три моря домой. За поход пл прошла полным ходом более 250 часов. Такого использования ГЭУ на апл первого поколения на БС никогда не было. Пришли во -время. С запасом 35 минут. Последние три дня на пл была большая приборка с подкраской. Все «вылизали» и навели порядок. 28 января пл ошвартовалась у пирса а, мы, трое прикомандированных, ушли к себе в казарму.

 

И действительно, 29 января на борт пл поднялся Глава Советского Правительства. осмотрел, поблагодарил. Но никого не наградили и не поощрили: ни Глава Советского Правительства, ни ГКВМФ , ни Ком Флотом и вообще никто. Хорошо, что хоть не наказали, за что надо было бы найти- нашли. Недаром на флоте ходит поговорка, высшая мера поощрения- снятие ранее наложенного взыскания.

 

Да . Только на берегу я увидел заместителя командира по политчасти, который первым сошел с корабля и направлялся в ПО с докладом. Оказывается он тоже с нами был на борту, но за все время похода я ни разу не видел его не только в ЦП, но и в кают-кампании. Видно «трудно» ему было. Как тут не вспомнить четырехстишие, посвященное замполиту, которое было опубликовано в журнале Коммунист Вооруженных Сил № 9-1964г.

 

«Я ушел отдыхать, он на вахте остался.

Море долго еще продолжало штормить.

Много раз я в походе с вахты сменялся,

Замполита же некому было сменить!»

 

Прошли годы. Великое противостояние закончилось, и только медаль «Ветерану холодной войны на море» напоминает о делах давно прошедших дней.

Share this post


Link to post
Share on other sites

659 проектpost-17149-1258624890_thumb.jpg

 

675 проектpost-17149-1258624993_thumb.jpg

 

Таран кораблем ВМС США АПЛ ВМФ СССР

post-17149-1258625106.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

В ночь на пятницу, 21 ноября, на борту дизель-электрической подводной лодки Черноморского флота России "Алроса" была отмечена внештатная ситуация. После того как команда подводной лодки не смогла самостоятельно решить проблему, утром 21 ноября судно, находившееся в тот момент на расстоянии 150 км от Сухуми, послало сигнал SOS.

 

В настоящее время "Алроса" прервала плановый поход и возвращается на базу, сообщает РИА "Новости".

 

По словам источника в штабе ЧФ РФ, по предварительным данным, причиной возвращения лодки стали перебои в работе двигателя. Угрозы для экипажа нет. По прибытии в док, после установления причин неисправности и ремонта, лодка снова выйдет в море, добавил источник.

 

РИА "Новости" на данный момент не располагает официальным комментарием ВМФ РФ.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Об корму «Северодвинска» разбили бутылку шампанского

 

Атомный подводный крейсер нового поколения «Северодвинск» спущен на воду. Торжественную церемонию вывода АПЛ со стапелей провел верховный главнокомандующий, президент РФ Дмитрий Медведев.

На церемонии присутствовали глава государства, команда «Северодвинска», а также рабочие «Севмаша». Следуя давней традиции, архиепископ Архангельский-Холмогорский Тихон окропил подлодку святой водой. Затем Медведев дал команду начать спуск, и «Северодвинск» начал свой первый выход в море. Лодка спускалась в воду со скоростью два метра в минуту. Офицеры во главе с командиром корабля разбили бутылку шампанского о корму крейсера.

 

«Северодвинск» — самая малошумная подводная лодка: основной смысл данного класса боевых кораблей заключается в скрытности. Получить звание самой малошумной субмарины удалось с помощью новейших технологий, которые засекречены. Поэтому во время церемонии, освещать которую были приглашены журналисты, винты АПЛ были спрятаны под специальной пленкой.

 

По словам начальника штаба соединения подводных лодок Северного флота Алексея Потешкина, АПЛ четвертого поколения сильно отличаются от кораблей предыдущих поколений возможностью размещения большого количества вооружений, в том числе ракет высокой дальности, а также наличием вычислительной техники. Как пояснил начальник штаба, основной задачей «Северодвинска» будет сопровождение стратегических кораблей ВМФ.

 

Как рассказали в беседе с ИТАР-ТАСС сотрудники «Севмаша», АПЛ «Северодвинск» готова более чем на 80%. Летом начинаются испытания этой субмарины. Заявлено, что в 2011 году «Северодвинск» начнет боевую службу.

 

Подробнее: http://news.mail.ru/politics/3968957/

Share this post


Link to post
Share on other sites

АПЛ «Дмитрий Донской» вышла в море для проведения пуска «Булавы»

 

 

 

МОСКВА, 6 окт — РИА Новости. Атомная подводная лодка стратегического назначения «Дмитрий Донской» в ночь на среду вышла в Белое море для проведения очередного испытательного пуска морской баллистической ракеты «Булава», сообщил РИА Новости в источник в администрации Северодвинска.

«Лодка вышла из акватории завода “Севмаш” в ночь на среду. Пуск ракеты ожидается в конце недели, скорее всего, в четверг», — сказал собеседник агентства.

 

Межконтинентальная баллистическая ракета морского базирования Р30 3М30 «Булава-30» (РСМ-56 для использования в международных договорах, SS-NX-30 — по классификации НАТО) — новейшая российская трехступенчатая твердотопливная ракета, размещаемая на подводных лодках. Двигатели первой и второй ступеней — твердотопливные, третья — жидкостная — для обеспечения необходимой скорости маневрирования на этапе разведения боевых блоков. Старт ракеты наклонный, позволяет АПЛ пуск ракеты в движении под водой.

 

Ракета может нести 6-10 гиперзвуковых маневрирующих ядерных блоков индивидуального наведения, способных менять траекторию полета по высоте и курсу. Имеет маловысотный профиль полета.

 

Разработана в Московском институте теплотехники. Максимальная дальность полета 8 тысяч километров, система управления инерциальная, забрасываемый вес (полезная нагрузка) 1150 килограммов, длина в пусковом контейнере 12,1 метра, длина без головной части 11,5 метра.

 

Носителем ракеты «Булава-30» является модернизированная стратегическая подлодка «Дмитрий Донской» проекта 941 УМ «Акула» (по классификации НАТО «Тайфун»), а также АПЛ проекта 955 «Борей» — «Юрий Долгорукий», «Александр Невский», «Владимир Мономах» и другие. Всего до 2015 года планируется построить восемь АПЛ этого типа.

 

Подробнее: http://news.mail.ru/politics/4547256/

Share this post


Link to post
Share on other sites

«Булава» открывает дорогу «Борею»

 

 

МОСКВА, 7 окт — РИА Новости. Успешный пуск морской баллистической ракеты «Булава», произведенный в четверг с борта атомной подводной лодки стратегического назначения «Дмитрий Донской», фактически открывает дорогу для принятия на вооружение Военно-морского флота РФ новых подводных лодок класса «Борей» (шифр 955), штатных носителей этих ракет, сообщил РИА Новости источник в российском оборонном ведомстве.

«Строительство и принятие этих подлодок на вооружение задерживалось из-за серии неудачных испытаний “Булавы”. Успешный пуск ракеты дает основание полагать, что до конца года или в начале следующего весь комплекс “подлодка + ракета” будет принят на вооружение российского военного флота», — сказал собеседник агентства.

 

Тринадцатый счастливый

 

Очередной, 13-й по счету, испытательный пуск ракеты «Булава» был произведен в четверг с борта атомной подводной лодки стратегического назначения «Дмитрий Донской» и признан успешным, сообщил журналистам представитель управления пресс-службы и информации Минобороны РФ.

 

«В четверг, 7 октября, тяжелый атомный ракетный крейсер стратегического назначения Северного флота “Дмитрий Донской” под командованием капитана Олега Цыбина произвел успешный пуск новейшей баллистической ракеты “Булава” из акватории Белого моря по полигону Кура на Камчатке», — сказал он.

 

Пуск проведен из подводного положения в рамках программы государственных летно-конструкторских испытаний комплекса. «Параметры траектории ракеты отработаны в штатном режиме. Боевые блоки успешно прибыли на полигон Кура», — отметил собеседник агентства.

 

Грустная статистика и сдержанный оптимизм

 

Из 12 предыдущих пусков «Булавы» только пять были признаны успешными. Последний пуск был произведен 9 декабря 2009 года и был также неудачным. Сроки испытаний ракеты несколько раз сдвигались — до выяснения причин неудачного запуска. При этом каждый раз причины были самые разные — и бракованные пиропатроны, и неотделение ступеней ракеты. Хуже всего было то, что из 12 пусков не было ни одного удачного из подводного положения. Все удачные пуски производились с борта «Дмитрия Донского», который находился в надводном положении.

 

После сегодняшнего пуска до конца этого года планируется произвести еще два: один с борта АПЛ «Дмитрий Донской». В случае повторного успеха третий пуск будет произведен из штатного носителя этого оружия АПЛ «Юрий Долгорукий», которая прошла весь цикл заводских испытаний и должна быть принята на вооружение вместе с «Булавой».

 

Минобороны в панике

 

В сентябре министр обороны России Анатолий Сердюков сообщил, что в случае, если очередные пуски «Булавы» будут неудачными по разным причинам, то придется менять всю систему производства и контроля.

 

Между тем, твердотопливные ракеты, к которым относится «Булава», и во времена СССР, и тем более сейчас производит единственный в стране завод — Воткинский машиностроительный. Поэтому передавать производство «Булавы» фактически было некуда. Можно было заменить лишь некоторых из 650 участников кооперации по созданию этого оружия.

 

МИТ доказал свою состоятельность

 

Успешный пуск морской баллистической ракеты «Булава» подтверждает правильность конструкторских решений, предложенных Московским институтом теплотехники (МИТ) в ходе реализации данного проекта, сообщил РИА Новости в четверг член общественного совета при Минобороны РФ Игорь Коротченко.

 

«Отличительной особенностью “Булавы” является ее способность успешно преодолевать как существующие, так и перспективные системы противоракетной обороны, короткий активный участок траектории полета, невосприимчивость к воздействию систем оружия на новых физических полях, которые в ближайшие 10 лет могут быть размещены в космосе», — сказал Коротченко.

 

По его словам, «Булава» является одним из приоритетных проектов, реализуемых российским оборонно-промышленным комплексом в интересах Морских стратегических ядерных сил. «Это перспективное оружие надежно обеспечит безопасность России в ближайшие 30-40 лет», — сказал Коротченко.

 

ТТХ и носители

 

Межконтинентальная баллистическая ракета «Булава» должна в перспективе стать основой морских стратегических ядерных сил, под эту ракету уже заложены новые подводные лодки. Межконтинентальная баллистическая ракета морского базирования Р30 3М30 «Булава-30» (РСМ-56 — для использования в международных договорах, SS-NX-30 — по классификации НАТО) — новейшая российская трехступенчатая твердотопливная ракета, размещаемая на подводных лодках. Двигатели первой и второй ступеней — твердотопливные, третья — жидкостная — для обеспечения необходимой скорости маневрирования на этапе разведения боевых блоков. Старт ракеты наклонный, что позволяет АПЛ произвести пуск ракеты в движении под водой.

 

Ракета может нести 6-10 гиперзвуковых маневрирующих ядерных блоков индивидуального наведения, способных менять траекторию полета по высоте и курсу. Имеет маловысотный профиль полета.

 

Разработана в Московском институте теплотехники. Максимальная дальность полета составляет 8 тысяч километров, система управления инерциальная, забрасываемый вес (полезная нагрузка) — 1,15 тонны, длина в пусковом контейнере — 12,1 метра, длина без головной части — 11,5 метра.

 

Носителями ракеты «Булава-30» являются модернизированная стратегическая подлодка «Дмитрий Донской» проекта 941 УМ «Акула» (по классификации НАТО «Тайфун»), а также АПЛ проекта 955 «Борей» — «Юрий Долгорукий», «Александр Невский», «Владимир Мономах» и другие. Всего до 2015 года планируется построить восемь АПЛ этого типа.

 

Подробнее: http://news.mail.ru/politics/4559533/

Share this post


Link to post
Share on other sites

Подводные авианосцы - воплощение старой идеи

10.01.2012

 

Управление ВМС США, похоже, собирается вернуться к одной достаточно старой идее — созданию подводного авианосца. Сейчас идут последние доработки беспилотного летательного аппарата, который можно будет запускать с субмарины прямо из-под воды. Похоже, старые разработки в военном деле никогда не пропадают зря — когда приходит время, они воплощаются.

 

Вообще, история кораблей, способных нести на своем борту воздушный транспорт, как это ни странно, начинается еще в позапрошлом столетии. Интересно, что первые подобные суда появились еще до изобретения самолета. В середине XIX века в ВМС Великобритании и США было несколько судов, с палубы которых можно было осуществить запуск аэростатов. Правда, эти летательные аппараты не могли нанести противнику серьезного ущерба (все попытки превратить их в бомбардировщики потерпели неудачу), однако разведку с них проводить было можно.

 

К концу столетия аэростатоносцы стали обычными кораблями ВМС многих стран — даже в России. В 1904 году во время войны с Японией крейсер II ранга "Русь" был переоборудован под аэростатоносец. Однако в боевых действиях он так и не принял участие (а зря — ведь во время русско-японской войны именно с морской разведкой дела обстояли хуже всего), и после заключения мирного договора его продали Германии.

 

Началом эпохи настоящих авианосцев следует считать 1910 год. Именно тогда, 14 ноября американец Юджин Б. Эли с борта легкого крейсера "Бирмингем". Это стало возможно благодаря установленной на носу судна взлетной платформе. Но этим все не ограничилось — через два месяца, 18 января 1911 года, отважный летчик совершил посадку на борт броненосного крейсера "Пенсильвания". Кстати, этот корабль и можно считать первым штатным авианосцем, поскольку для того, чтобы принять самолет, на нем была смонтирована специальная взлетно-посадочная палуба. С нее Эли удалось успешно взлететь через час после посадки.

 

Тем не менее, большинство историков считают, что настоящим первым авианосцем был все-таки британский крейсер "Арк Ройял", принятый на вооружение в 1915 году. Правда, на его борту находились только гидросамолеты, которые перед взлетом спускали с помощью лебедок на воду (а после посадки втаскивали на борт). Это судно принимало участие в Первой мировой войне и хорошо зарекомендовало себя при бомбардировке турецких позиций во время Дарданелльской операции.

 

Вообще, во время Первой мировой войны авианосцы появились в составе ВМС почти всех стран, принимавших в ней участие (и даже тех, кто держал нейтралитет). Правда, после ее окончания их количество сильно сократилось. Однако идея военного плавучего "аэродрома" не только не была забыта, но и даже подверглась одной интересной модификации.

 

В 1928 году британская подводная лодка HMS M2 была оснащена водонепроницаемым ангаром и паровой катапультой и была приспособлена для взлета и посадки небольших гидросамолетов. Таким образом было положено начало новому типу судов — подводных авианосцев. Правда, сама M2 и ее самолет могли использоваться лишь в разведывательных целях — отягощенная аэропланом подводная лодка стала маломаневренной. Да и для того, чтобы запустить гидросамолет, ей приходилось надолго задерживаться на поверхности воды, что в условиях реального морского сражения было равносильно самоубийству.

 

Однако все-таки несколько лет первый подводный авианосец исправно нес свою службу, пока не затонул в результате аварии в 1932 году недалеко от Портленда. После этого Британский ВМФ отказался от строительства подводных авианосцев. Но сама идея такого корабля показалась привлекательной военным инженерам разных стран — вскоре появились подводные авианосцы во Франции и Японии, а разработки таких судов велись в Германии, СССР и США. Однако они так и не были реализованы.

 

Что касается действующих подводных авианосцев, то единственная французская подводная лодка подобного типа "Сюркуф" героически погибла в 1942 году от взрыва глубинной бомбы. А вот Японии удалось выпустить несколько таких судов, и они приняли активное участие в войне на Тихом океане. Интересно, что в сентябре 1942 года самолет с японской лодки I-25 совершил налет на территорию штата Орегон (США), сбросив две 76-килограммовые зажигательные бомбы, которые, как предполагалось, должны были вызвать обширные пожары в лесных массивах.

 

Этого однако, не произошло, поскольку бомбы были, мягко говоря, не самого лучшего качества, да и сбрасывали их пилоты, не знакомые с лесной картой США, не совсем туда, куда надо (одна, например, плюхнулась прямо в болото). Тем не менее, это дерзкое нападение имело большой психологический эффект, так как офицеры ПВО так и не поняли, откуда именно взялись японские самолеты (ибо всем было известно, что с территории Японии ни один военный самолет до США долететь не мог, а надводных авианосцев вблизи Америки в тот момент не наблюдалось). Так что единственная бомбардировка континентальной части США за всю войну, хоть и не привела к материальным потерям, панику все же посеяла.

 

После поражения Японии все подводные авианосцы были уничтожены, но американские военные получили все чертежи этих судов. Поэтому на протяжении второй половины XX века в США велись разработки судна подобного типа (и соответствующих самолетов). Однако от этих проектов отказались после создания атомных подводных лодок, вооруженных межконтинентальными ракетами.

 

Тем не менее, сейчас руководство ВМС США, похоже, опять решило вернуться к данному проекту. Правда, планируется оснастить подводную лодку не обычным самолетом, а беспилотником Switchblade. При этом запускать его можно будет прямо из-под воды, то есть лодке не нужно при этом всплывать на поверхность. Сам же самолет, по мнению разработчиков, можно будет оснастить ракетным оружием или небольшими бомбами.

 

Согласно проекту, взлет этого БПЛА будет выглядеть так: субмарина в подводном положении подплывает к побережью или кораблю противника и выбрасывает из шлюза для удаления мусора специальный контейнер с тщательно упакованным беспилотником и пусковой установкой. Кстати, скорость всплытия контейнера должна контролироваться компьютером — это дает возможность подлодке отойти на безопасное расстояние и скрыться. После всплытия, контейнер стабилизируется на поверхности с помощью груза-якоря, разворачивает пусковую установку и запускает БПЛА Submarine Launch Vehicle (SLV).

 

По предварительным расчетам, пуск аппаратов типа Switchblade можно производить с перископной глубины или с даже с еще большей. Без сомнения, подобный метод дает командиру подлодки или оператору на другом конце планеты уникальную возможность "осмотреться" и поразить важную точечную цель с помощью малозаметного высокоточного оружия, не подвергая при этом саму субмарину риску быть обнаруженной или уничтоженной (как это случилось в свое время с подводным авианосцем "Сюркуф"). Связь же с БПЛА осуществляется по спутниковому каналу при помощи специального малозаметного привязного буйка, также находящегося в контейнере, который оборудован приемопередатчиком спутниковой связи.

 

Сейчас идет активная доработка конструкции беспилотника, который, по планам военных, будет испытан на учениях RIMPAC в следующем году. Если все пойдет успешно, то этот аппарат поступит на вооружение сразу нескольких субмарин. Командиры кораблей подводного флота с нетерпением ждут этих испытаний — по их словам, у них впервые появится возможность взглянуть на окружающую обстановку не только с помощью перископа, который имеет недостаточную высоту и не позволяет оценить обстановку на большом расстоянии от подводного корабля. А также провести уничтожение цели без риска выдать местоположение подлодки.

 

Итак, как видите, старые разработки в военном деле никогда не пропадают зря — когда приходит время они воплощаются. Правда, часто в весьма модифицированном виде…

 

Антон Евсеев

Share this post


Link to post
Share on other sites

Подводная позиция за экватором

 

КРУГОСВЕТКА АТОМНЫХ ЛОДОК ПРОЕКТОВ 667-Б И 671 ПОМОГЛА РЕШИТЬ СЕРЬЕЗНЫЕ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЕ ЗАДАЧИ

 

В начале эры атомного флота кругосветные плавания субмарин в первую очередь носили политический характер - как у американцев, так и у нас. И об их итогах много говорилось. Так, первый поход советских атомоходов К-116 и К-133 с Северного флота южным путем на Камчатку, проходивший в феврале-марте 1966 г., был приурочен к съезду партии. Министр обороны маршал Родион Малиновский сделал по этому поводу специальное заявление. Через десять лет практически по тому же подводному маршруту прошли атомоходы К-171 и К-469. Эта кругосветка, говоря нынешним языком, обошлась без пиара, так как решала стратегические задачи. Зато сразу шесть подводников, что раньше было только в 1966 г., удостоились Звезд Героев: контр-адмирал Вадим Коробов, начальник штаба 11-й флотилии подводных лодок (командир отряда); контр-адмирал Юрий Падорин, первый заместитель начальника политуправления Северного флота; капитан 1-го ранга Валентин Соколов, заместитель командира 3-й дивизии АПЛ; капитан 1-го ранга Эдуард Ломов, командир ракетного подводного крейсера стратегического назначения К-171; капитан 2-го ранга Игорь Петров, командир электромеханической боевой части (БЧ-5) торпедной АПЛ К-469; капитан 3-го ранга Юрий Таптунов, командир БЧ-5 К-171. Незадолго до своей кончины детали этого плавания прояснил Вадим КОРОБОВ. Приводим его рассказ, записанный на пленку. Тем более что для публикации этих воспоминаний есть конкретный повод - переход К-171 и К-469 завершился ровно 30 лет тому назад.
issue_129_11_02_01.jpg

После награждения в Кремле: (слева направо) капитан 2-го ранга И.Д. Петров, капитан 1-го ранга В.Е. Соколов, контр-адмиралы Ю.И. Падорин и В.К. Коробов, капитан 1-го ранга Э.Д. Ломов, капитан 3-го ранга Ю.И. Таптунов (1976 г.).

Фото Георгия ДАНИЛОВА

Не стану долго говорить, какое было время. Я бы назвал его пиком гонки вооружений. Но именно тогда мы достигли паритета с американцами. А ранее ведь отставали! Особенно по морским стратегическим ядерным силам. Только к 70-м годам нам удалось создать атомные подводные лодки проекта 667-А, где был совершенно новый для нас ракетный комплекс Д-5, а это 16 баллистических ракет (БРПЛ) Р-27 с дальностью 2500 км. Неслучайно такие атомоходы впервые стали называться ракетными подводными крейсерами стратегического назначения. Это как бы подчеркивало их значение. Для сравнения: уже в конце 1960 г. (запомните!) на первое боевое патрулирование в Норвежское море вышла американская атомная подлодка "Дж. Вашингтон" с 16 БРПЛ "Поларис А-1", имеющими дальность 2200 км. Потребовалось почти десять лет, чтобы сократить разрыв в морских стратегических вооружениях. Но из-за недостаточной дальности ракет для несения боевого патрулирования РПКСН проекта 667-А вынуждены были, переходя к побережью Америки, преодолевать противолодочные рубежи НАТО. Значит, нам нужна была морская межконтинентальная ракета.

 

И вот вскоре мы сделали своего рода рывок - ПЛ проекта 667-Б (головной корпус вступил в состав Северного флота в 1972 г.). Комплекс Д-9 с ракетами Р-29 (8-9 тысяч километров дальности). Что это значило в стратегическом плане? Лодки своим оружием могли поражать цели хоть от собственного берега, хоть из любой точки Мирового океана, даже, как говорится, не соприкасаясь с противолодочными силами противоборствующей стороны. Первый такой корабль, когда был комдивом, летал принимать в Северодвинск. Кстати, командиру головного РПКСН проекта 667-Б В.П. Фролову (впервые в СССР - командиру корабля) присвоили звание контр-адмирал. Понимаете, какая значимость тогда придавалась этим РПКСН в системе обороны. Мы много изучали возможности этих кораблей. Скажем, провели опытную стрельбу МБР от причала, ряд других исследовательских работ.

 

Что касается особенностей похода 1976 г., то надо иметь в виду следующее. Лодки проекта 667-Б уже несли боевую службу. Да и переходов атомоходов с Северного на Тихоокеанский флот, как известно, было немало. Это первый переход РПКСН проекта 667-Б. Причем не по северному маршруту. Как я полагаю, главком Сергей Георгиевич Горшков и Главный штаб ВМФ хотели знать и боевые возможности этих ракетоносцев и комплекса Д-9 при плавании в Южном полушарии. А раз мы собирались пойти через Атлантический океан, пролив Дрейка, а затем и Тихий океан, то лучшего варианта для такой проверки вряд ли можно было найти. И еще. В таком долгом плавании, вдали от традиционных зон ответственности советского ВМФ, конечно, РПКСН нужно охранение. В данном случае - торпедной АПЛ 671-го проекта (командир - капитан 2-го ранга В.С. Урезченко).

 

issue_129_11_02_02.jpg

Вадим Константинович КОРОБОВ

Фотоархив ''ВПК''

Вадим Константинович КОРОБОВ службу начал юнгой Северного флота в 1943 г. После окончания ВВМУ имени М.В. Фрунзе служил на подводных лодках СФ. Командовал дизельными ПЛ С-146 и Б-67, участвовал в испытаниях первых баллистических и крылатых ракет. После окончания Военно-морской академии назначен командиром АПЛ К-33. Командовал дивизией подводных ракетоносцев и флотилией ПЛ. Совершил ряд походов в район Северного полюса. Был начальником штаба Северного флота, затем переведен в Москву на должность адмирала-инспектора. Уволился в запас в звании адмирала. Скончался в 1998 г.

 

Насколько я знаю, теоретические исследования о тактических группах подводных лодок как в СССР, так и в США велись еще в 50-е годы. Но именно на примере К-171 и К-469 впервые были проверены реальные способы такого совместного плавания атомоходов. Чтобы месяц, полтора и более (но в дальности на непосредственную слышимость лодок по акустике!) торпедная АПЛ обеспечивала непрерывное охранение, а при случае - и оборону ракетоносца от противолодочных сил противника. А почему в качестве торпедного "телохранителя" избрана лодка 671-го проекта? Это атомоход второго поколения, относительно новый по тем временам. С хорошими и вооружением, и средствами обнаружения. Глубина погружения - до 500 метров. Старшим на борту у Урезченко шел капитан 1-го ранга Валентин Евгеньевич Соколов, по должности заместитель командира дивизии с соседней, 1-й флотилии АПЛ. Тогда я знал, что он хороший подводник-противолодочник, знал, что ему приходилось решать задачи по ближнему охранению РПКСН, но, правда, это происходило в ходе боевой подготовки. То есть два-три часа. А как в дальнем походе? Вот это и предстояло нашей группе выяснить. Замполитом отряда к нам назначили первого заместителя начальника политуправления СФ контр-адмирала Юрия Ивановича Падорина. Почему меня назначили командиром отряда, если честно, точно ответить не могу. Вначале планировался другой адмирал. За две недели до боевой службы Адмирал флота Советского Союза Горшков прислал шифровку: командиром отряда назначить Коробова. Может, потому что лодку Ломова именно я готовил к трансокеанскому переходу. А может, причины в том, что до назначения начальником штаба флотилии командовал дивизией ракетоносцев именно проекта 667-Б.

 

Поход начался 4 января 1976 г. Через 80 суток всплыли уже у берегов Камчатки. Характерно, что не было поломок. Проект 667-Б (тут могу ответить однозначно) довольно совершенный. В том числе с хорошей обитаемостью. Есть все условия, чтобы экипаж поддерживал нужную форму, мы много занимались в спортзале. А теперь о состоянии техники, что, наверное, всех интересует. Материальная часть работала исправно. Только один случай припомню, когда пришлось поволноваться. В 9-м, турбинном, отсеке (а уже подходили к проливу Дрейка) на неотключаемом участке трубопровода забортной воды образовался "свищ". Вначале забортная вода прорывалась еле заметной струйкой, а потом образовался "ручеек" аж в два пальца. На глубине 150 метров тревожный, знаете, звоночек!

 

Командиром корабля Ломовым и командиром БЧ-5 Таптуновым предлагалось несколько вариантов заделки "свища". Мною был утвержден вариант без всплытия в надводное положение или под перископ. Глубина 40 метров, скорость, правда, снизили до 6-8 узлов. Мы с Юрием Ивановичем Таптуновым пошли в турбинный отсек: Не мог усидеть в центральном посту. Конечно, в отсеке находились не только я с Таптуновым, но и все трюмные тоже: Это же их заведование. Но я понял без каких-либо докладов, что, вероятнее всего, "свищ" образовывался из-за внутренней коррозии металла. А дальше, как и положено, "надули" отсек, сравняли давление в отсеке с забортным. Заделали!

 

Кстати, действия нашего "телохранителя" в тот момент были обычными для тактической группы. Перед "операцией" я связался по звукоподводной связи с Соколовым, старшим на борту торпедной АПЛ. Эта лодка находилась под нами, ходила по окружности на глубине 100 метров и акустикой проверяла, нет ли опасности для РПКСН. Словом, и этот эпизод подтвердил, что боевое патрулирование РПКСН в удаленных от страны точках Мирового океана в охранении атомоходов-торпедоносцев реально. Но это очень сложно. Требует детальной предварительной проработки. Например, акустические структуры океанов сложнее, чем нам представлялось ранее. Бывало, лодка Урезченко пропадала со слышимости, когда в принципе этого не должно было происходить. Потом появлялась. Но кто появился? К-469 или противолодочная АПЛ другого государства? Идет, естественно, опознавание. А все это вместе влияет на скрытность плавания.

 

issue_129_11_02_03.jpg

Подводный ракетоносец проекта 667-Б.

Фото Виталия АНЬКОВА

Появились и наработки по боевому управлению ракетным оружием. Ведь до этого мы стреляли или проводили боевые упражнения на комплексе Д-9 только в Северном полушарии. Наш поход очень интересовал Москву. 4 апреля пришли на Камчатку. А через два-три дня звонок от начальника Главного штаба ВМФ адмирала флота Н. Д. Сергеева: "Вас ждет главнокомандующий, высылаю самолет". Полетели я и Падорин. В воскресенье были в Москве, а в понедельник Горшков нас принял. Мой доклад длился полтора часа. Как я убедился тогда, эта идея принадлежит главкому - использовать торпедные атомоходы для охраны не только районов патрулирования наших стратегических ракетоносцев, но и ближнего охранения отдельных РПКСН, выходящих на боевое патрулирование. Кроме того, судя по заданным мне вопросам, Сергей Георгиевич Горшков пытался проверить, используя опыт нашего отряда, возможности трансокеанского маневра стратегическими ракетоносцами в случае угрозы глобального военного конфликта. Да и, вероятно, главком пытался определить некоторые перспективные районы несения боевой службы подводных крейсеров в южных широтах. Хотя эта задача, понятно, уже была для последующих поколений. Как мне показалось, главкома очень интересовала работа акустики. Уже в конце беседы Сергей Георгиевич сказал: "Согласен с вами. Нужно резко улучшать акустическое оборудование лодок. Иначе эффективного ближнего охранения РПКСН со стороны торпедных АПЛ не добьешься".

 

Накануне Падорин, а он до назначения на Северный флот работал в Центральном комитете партии, сообщил мне, что, по всей видимости, нас вызовет и секретарь ЦК Устинов. Поэтому я поинтересовался у главкома, как докладывать Дмитрию Федоровичу Устинову, который был как-никак кандидатом в члены Политбюро. "Как мне докладывали, так и секретарю ЦК", - посоветовал Сергей Георгиевич. И в тот день я и Падорин поехали в ЦК, где собрались представители промышленности. Устинов после замечаний по работе техники и оружия тут же давал указания кому-либо из присутствующих:

 

Буквально через две недели умирает министр обороны маршал А.А. Гречко, министром становится Устинов. Если ему, уже как министру обороны, хоть как-то помог мой доклад глубже узнать флот, то и в этом смысле можно считать поход К-171 и К-469 полезным для ВМФ.

Владимир УРБАН

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ценой жизни. Как моряки советской подлодки спасли мир от катастрофы (ФОТО)

Ценой жизни. Как моряки советской подлодки спасли мир от катастрофы (ФОТО) | Русская весна

1961 год запомнился человечеству множеством событий — выход человечества в космос, противостояние сверхдержав, сразу несколько шедевров мировой литературы…

Однако на очень долгое время осталось неизвестным зловещее событие, которое чуть не превратилось в катастрофу всемирного значения. В июле 1961 советская подводная лодка К-19 прошла на волосок от гибели — и атомной аварии громадного масштаба.

Подводную лодку К-19 заложили в Северодвинске в 1958 году. Она принадлежала к лодкам «проекта 658». Эти атомные подводные ракетоносцы стали детищем Холодной войны: стране требовались носители баллистических ракет, чтобы уравновесить аналогичные американские разработки. Новая АПЛ несла три баллистических ракеты с ядерной боевой частью и обладала достаточной автономностью, чтобы выполнять задачи в любой точке планеты.

При спуске со стапелей бутылка шампанского, которую по традиции бьют о борт, не разбилась с первого раза. К морским суевериям стоит относиться с долей здорового скепсиса, но приходится признать, что за недобрым предзнаменованием последовало множество настоящих аварий. Впрочем, тут приходится винить не столько злую судьбу, сколько торопливость при постройке.

Лодку строили в три смены, практически без перерывов. Рекордные сроки ввода в строй на практике означали еще и неизбежную неряшливость при постройке. Первые неприятности начались еще на этом этапе: из-за пожара сильно обгорели двое рабочих.

f16a19f4cf40e6ec94ecc2e123f4cb75__980x.j
Советская подводная лодка К-19.

Во время первого же пуска реактора случайно превысили допустимый уровень давления в реакторе. Обошлось без катастрофы, но эту историю замели под коврик. Ради тщательной диагонстики проблем реактора пришлось бы срывать все сроки. К тому же, реактор получил во время испытаний новые повреждения.

Как бы то ни было, лодку ввели в состав флота и укомплектовали экипажем. Командиром субмарины стал Николай Затеев, командовавший подводными кораблями с 1954 года. Первым заданием К-19 стало участие во флотских учениях «Полярный круг».

Она должна была проскользнуть через заслон советских же субмарин на путях ее движения, всплыть и отстреляться по полигону. В районе Шпицбергена ее должны были условно перехватить дизельные подлодки. 18 июня субмарина вышла с базы в Западной Лице, и двинулась в Атлантический океан.

1197d4e13698a3c6a380c5230b02b3df__980x.j
Командир субмарины К-19 Николай Затеев.

Ночь 4 июля 1961 года застала К-19 в 70 милях от острова Ян-Майен. Это клочок суши, затерянный между Норвежским и Гренландским морями. После четырех часов утра вахтенный обнаружил резкое падение давления воды в одном из двух ядерных реакторов. Впоследствии выяснилось, что на одном из датчиков давления возникла течь. Государственная комиссия установит, что это произошло из-за нарушения технологии сварочных работ при постройке лодки.

Чем было чревато происходящее? Реактор работает нормально за счет непрерывной подачи воды к активной зоне реактора. При ее отсутствии реактор стремительно перегревается и разрушается. Система охлаждения реактора вышла из строя. Из-за утечки воды заклинило циркуляционные насосы. Активная зона реактора быстро и неконтролируемо разогревалась. К-19 оказалась в ситуации, хуже которой сложно что-то придумать: работает только один реактор из двух, второй разрушается буквально на глазах, помощи нет и в любом случае она не сможет успеть прежде, чем произойдет катастрофа. В случае разрушения реактора погибал экипаж, а мир ждала громадная катастрофа: радиоактивные элементы утекли бы прямо в океанские воды.

На субмарине объявили о радиационной опасности. Офицеры собрались на короткое совещание. После обмена мнениями капитан Затеев и команда пошли на крайние меры. Один из старших офицеров, капитан 3-го ранга Юрий Повстьев предложил заливать водой активную зону аварийного реактора. Для этого моряки решили попытаться соорудить нештатную систему охлаждения своими силами. Затея сама по себе рискованная, но вдобавок, требовавшая, чтобы члены команды работали в зоне действия радиации. Позднее дублирующая система охлаждения станет стандартом, но на К-19 ее пришлось устраивать впервые. Из средств защиты у моряков были только противогазы.

«Мы оказались просто психи!» — замечал позднее Затеев. В течение часа шла подготовка: субмарина всплывала, готовили сварочный аппарат и генератор. Затем люди пошли в реакторный отсек.Борис Корчилов623bd387c357bbda3cb8d8940cb499a9__200x20

Входящих встречало голубоватое сияние — это светился от радиации водород. Вскоре водород начал спонтанно возгораться — однако огнетушители были приготовлены заранее, так что начавшийся было пожар быстро сбили. Матросы и офицеры работали в облаках удушливого пара. Люди получали убойные дозы радиации и превращались в развалины буквально на глазах. Старшему аварийной команды, лейтенанту Борису Корчилову, было 23 года, выполнять наиболее опасную работу в реакторном отсеке он вызвался сам.

Сохранился диалог между ним и Затеевым: «Ты знаешь, на что идешь? — Да, товарищ командир — Ну, так с Богом».

За свое мужество Корчилов заплатил самую высокую цену. Когда он вышел из отсека и сорвал противогаз, его тут же начало рвать. Несколько человек быстро повалились с ног с симптомами лучевой болезни. Повстьев, предложивший план спасения лодки и руководивший монтажом трубопровода, сам получил тяжелое отравление. Смертельные дозы получили еще несколько моряков. Своей жизнью они купили победу над собственным реактором. Через полтора часа после начала работы аварийная система охлаждения начала функционировать.

Некоторые члены экипажа потеряли голову от ужаса. От Затеева требовали затопить лодку и эвакуироваться на Ян-Майен. Затеев сумел успокоить паникующих, но велел утопить в море большую часть имевшегося на борту стрелкового оружия, оставив только пять стволов для себя и старших офицеров.

Вскоре у Затеева возникла еще одна проблема: на этот раз дала течь смонтированная система охлаждения. Еще три моряка ушли в реакторный отсек, но им удалось быстро заварить пробоину.f3458c0ac52e0cc1abcb9febcb2ae289__200x20

К-19 все же не была одна во Вселенной. Сообщение об аварии реактора приняла другая субмарина — дизельная С-270 капитана Жана Свербилова. Свербилов оказался самостоятельным и решительным командиром. Приняв сигнал бедствия, он немедля вышел на помощь, не тратя время на совещания и попытки выпросить разрешение у начальства. Благо, погода была хорошей, волнения не было, так что уже через 4 часа Свербилов оказался в районе, где боролась за жизнь К-19. Лодки просигналили друг другу ракетами. Люди, не занятые на борьбе с реактором стояли на лодке. Поскольку основная рация на К-19 вышла из строя, одной из первых просьб Затеева стало обеспечение связи. Кроме того, Свербилов, разумеется, принял на борт получивших крупнейшие дозы радиации — 11 человек. Облученную одежду выкинули за борт, моряков обрабатывали спиртом. В это время Свербилов… получал разнос от командования флотом. Капитану обещали страшные кары за то, что он самовольно покинул район учений.

Свербилов попытался взять К-19 на буксир. Это оказалось не по силам его менее мощной лодке. Однако командование флота, по крайней мере, уже разобралось что происходит: через сутки после аварии подошли еще две субмарины. Началась массовая эвакуация людей. Секретные документы тащили в мешках. Чтобы не переносить на другие лодки зараженную одежду, морякам пришлось эвакуироваться в костюмах Адама.

Последними на К-19 остались шесть человек, включая Затеева. Под утро они перебрались на одну из «дизелюх». Подлодки двинулись к базе — навстречу уже высланным надводным кораблям. В это время радио разрывалось от радиограмм разной степени важности: врачи давали советы, контрразведку интересовали причины аварии…

Дополнительный риск создавала портящаяся погода. Когда подлодки с облученными моряками вышли к эсминцам, на море уже было изрядное волнение. Боевые корабли плясали на волнах как игрушечные. Кое-как им удалось состыковаться, и перетащить часть людей по трапу. Затем лодку и миноносец начало бить друг о друга, так что субмарине Свербилова повредило борт. Домой спаситель вел лодку с креном.

df592a197a54ae95d396245a02833e71__980x.j

Вскоре на субмарину прибыла специальная команда — естественно, в полноценных защитных костюмах. Ее задачей было оценить состояние лодки и возможность вывести ее домой.

В течение полутора часов новоприбывшие перемещались по отсекам вымершей субмарины. Освещения не было: использовали только фонари. К счастью, никаких утечек на борту не обнаружили. Радиационный фон был высоким, однако выводы обнадеживали: лодку можно спасти. К-19 отбуксировали в Западную Лицу.

Действия экипажа во время аварии правительственная комиссия признала правильными. Многих участников борьбы за спасение К-19 и мира вокруг наградили. Правда, некоторых — посмертно.

После аварии умерли восемь моряков, включая предложившего выход из ситуации Юрия Повстьева и старшего аварийной команды Бориса Корчилова. Всего облучены были 42 человека. Информацию об этом происшествии десятилетиями хранили в секрете, обстоятельства трагедии стали известны лишь в 90-е годы. Николай Затеев больше не командовал подлодкой и служил на штабных должностях на берегу. Он оставался на флоте до 1986 года, а позднее одним из первых рассказал историю событий на К-19. Капитан умер в 1998 году.

c9903e53ab858837a20fb831c59e69b9__980x.j
Могила Корчилова и Повстьева на Красненьком кладбище в Санкт-Петербурге.

Сама лодка вернулась в состав флота. Однако происшествия буквально преследовали ее. К-19 пережила пожар с человеческими жертвами и столкновение с американской субмариной. Оставшееся время службы лодка ходила с невеселым прозвищем «Хиросима». В 1990 году ее вывели из боевого состава флота, а в 2003 — утилизировали.

 

Евгений Норин, Лайф

Share this post


Link to post
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Loading...
Sign in to follow this  

×
×
  • Create New...