Jump to content
Форум - Замок

Шотландия


Алесь
 Share

Recommended Posts

Шотландия обосновала необходимость независимости

 

 

Премьер-министр автономного правительства Шотландии представил сегодня на пресс-конференции в Глазго документ на 670 страницах под названием «Белая бумага» (White paper). В нем обосновывается необходмость предоставления Шотландии независимости. Референдум по вопросу о независимости Шотландии предполагается провести 18 сентября 2014 года.

 

Агентство Reuters излагает основные положения плана перехода к независимости. Валютой Шотландии останется британский фунт стерлингов, королева останется общей для Великобритании и Шотландии, Шотландия останется частью Евросоюза, но будет иметь собственную армию и самостоятельно собирать налоги.

 

Премьер-министр сказал, что деньги шотландцев не будут тратиться на ядерные программы Великобритании, и в Шотландии не будут размещаться ракеты с ядерными боеголовками.

 

Премьер-министр верит, что независимость даст шотландцам возможность самим определять свою судьбу, «стать более богатой и честной нацией», получать доходы от месторождений нефти и газа на шотландском береговом шельфе «как минимум в течение 50 лет».

 

Правительство премьер-министра Британии Дэвида Камерона убеждает шотландцев «сохранить 300-летний союз Англии и Шотландии».

Link to comment
Share on other sites

  • Replies 60
  • Created
  • Last Reply

Top Posters In This Topic

В Шотландии обнародован план перехода к независимости

 

В Шотландии обнародовали так называемую «Белую книгу» — план перехода к независимости.

 

Определились уже и с датой провозглашения нового государства — 24 марта 2016 года. И это при том, что до референдума, на котором шотландцы выскажутся, нужна ли им вообще независимость или нет, остался почти год. Откуда такая уверенность националистов в своей победе?

 

Для оглашения своих планов по выходу из состава Великобритании правительство Шотландии выбрало центр науки в Глазго. Футуристический дизайн этого здания соответствовал моменту, хотя противники шотландской независимости по-прежнему считают этот проект отделения фантастикой.

 

Представленный во вторник 26 ноября документ назвали «Белой книгой». В нем — несколько сотен страниц с ответами на 650 вопросов о том, на каких принципах будет строиться независимое государство — начиная с общих тем, связанных с государственными структурами и безопасностью, и заканчивая такими деталями, как организация почтовой службы и защита исторических памятников.

 

Первый министр Шотландии Алекс Салмонд убежден, что, прочитав эту книгу, избиратели проголосуют за выход из состава Великобритании.

 

Политическому союзу Шотландии и Англии больше 300 лет, но идея независимого государства постоянно сидела в головах по крайней мере части шотландцев. В конце XX века здесь добились права избирать собственный парламент. В следующем году предстоит референдум о независимости Шотландии.

 

В Лондоне пугают тем, что, отделившись, шотландцы потеряют членство в Евросоюзе. Доходы населения резко упадут, кроме того, Великобритания может отказать им в единой валюте. В шотландском правительстве уверяют, что этих проблем у страны не будет.

 

Салмонд настаивает, что будущее Шотландии должны определять только те, кто живет в этой стране. Реальность пока другая. В единой Европе не поддерживают сепаратизм. Правительство Великобритании использует свое влияние, чтобы не допустить отделения Шотландии.

Link to comment
Share on other sites

  • 2 months later...

Кэмерон призвал шотландцев не выходить из Великобритании, напомнив о Холмсе и виски

 

Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон призвал шотландцев на референдуме проголосовать против выхода из Объединенного королевства. В качестве аргументов он привел, среди прочего, виски и Шерлока Холмса.

 

Обращаясь к шотландцам, Дэвид Кэмерон заявил, что Шотландия - интегральная, неотъемлемая часть Великобритании. Он напомнил об автономии, которой пользуются местные власти во внутренних делах, и подчеркнул, что дальнейшее пребывание в составе королевства отвечает, в первую очередь, интересам Шотландии.

 

Премьер-министр также отметил, что состояние Великобритании ухудшится в случае выхода Шотландии.

 

Кэмерон назвал несколько причин, по которым Шотландия должна остаться британской. Он напомнил о давней исторической связи этого региона с другими частями королевства, отметил, что вместе все части Великобритании гарантируют себе и друг другу лучшее экономическое будущее. Вдобавок, будучи единым целым, страна завоевала место в СБ ООН и влияние на международной арене, которое окажется под вопросом в случае выхода Шотландии, сказал премьер.

 

Говоря об общности всех частей британской культуры, Кэмерон подчеркнул: "Люди в Казахстане и на Тайване смотрят сериал "Шерлок", который поставил англичанин по произведениям, написанным шотландцем сто лет назад, а выпустил сериал телеканал ВВС, тоже основанный шотландцем".

 

Напомнил премьер и о шотландском виски, ставшем важной частью общебританского имиджа.

 

Голосование по вопросу о независимости Шотландии должно состояться в сентябре 2014 года.

Link to comment
Share on other sites

  • 4 weeks later...

Актер Шон Коннери призывает шотландцев проголосовать за независимость

 

Известный актер, исполнитель роли Джеймса Бонда Шон Коннери поддерживает идею независимости Шотландии и считает, что возможность выйти из состава Великобритании «слишком хороша, чтобы ей не воспользоваться», сообщает РИА Новости.

 

 

83-летний Коннери проживает на Багамских островах, но неоднократно заявлял, что вернется в Шотландию, если регион обретет независимость. Референдум в Шотландии назначен на 18 сентября. Жителям предстоит ответить на вопрос, нужна ли им независимость от Великобритании. При положительном ответе Шотландия выйдет из ее состава в 2016 году.

Link to comment
Share on other sites

  • 2 months later...

Кэмерон пообещал расширить полномочия Эдинбурга в случае отказа от независимости

 

Русская служба BBC

 

Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон пообещал расширить права парламента Шотландии в случае отказа от независимости на референдуме. Премьер признал, что делегирование больших полномочий Эдинбургу было бы разумным шагом при условии сохранения целостности королевства.

 

Референдум в запланирован на 18 сентября. Шотландцам предложат ответить "да" или "нет" на вопрос "Должна ли Шотландия стать независимой страной?". Ранее Кэмерон заявил о возможной экономической катастрофе в случае отделения Шотландии от Великобритании. Речь премьера вызвала возмущение у шотландцев.

Link to comment
Share on other sites

  • 2 weeks later...

Стартовала кампания перед референдумом о независимости Шотландии

 

Шотландии началась кампания перед референдумом о независимости, который намечен на 18 сентября. По данным опросов число противников выхода из Великобритании составляет 40%. За независимость выступает около 30%, но в последнее время их число увеличивается: «На данном этапе мы действительно довольны ходом кампании. На мой взгляд, вся энергия, все идеи сейчас на нашей стороне. И каких бы взглядов ни придерживались люди относительно референдума, все сходятся на том, что именно с нашей стороны исходят все положительные идеи и агитация».

 

Их оппоненты проводят кампанию под лозунгом «Вместе лучше». В отличие от сторонников независимости, они утверждают, что экономические и политические последствия отделения будут весьма болезненны: «Думаю, что мы не просто можем победить, а что мы действительно победим. Полагаю, что победа будет лёгкой, потому что люди предпочитают разнообразие, они хотят больше полномочий для шотландского парламента, но желают быть частью чего-то большего. Только мы, я считаю, предлагаем Шотландии лучшее решение, и вот почему я думаю, что мы победим».

 

В референдуме примут участие все жители Шотландии, которым на дату его проведения будет более 16 лет. Шотландия входит в состав Великобритании с 1707 года.

Link to comment
Share on other sites

  • 3 weeks later...

Шотландия: 100 дней до референдума

("The Guardian", Великобритания)

С приближением голосования по вопросу независимости Шотландии движение Better Together впадает в отчаяние — и совершает досадные ошибки

Кевин МакКенна (Kevin McKenna)

 

 

16/06/2014

 

До судьбоносного момента Шотландии осталось менее 100 дней, и кампания, разворачивающаяся вокруг независимости этого государства, становится ободряюще и приятно ядовитой. Последние две недели этой кампании оказались особенно примечательными. Если подобный тон и интенсивность сохранятся на протяжении следующих 93 дней, мне будет очень грустно наблюдать за тем, как наступает и заканчивается 18 сентября. Я уже почти готов сказать независимости «нет», чтобы мы снова могли собрать этот цирк, заставить оркестр заиграть с новой силой и еще раз все повторить. Эта кампания стала вовсе не отравляющей, а скорее опьяняющей.

 

Сначала мы наблюдали за тем, как Гордон Браун (Gordon Brown) проехал по всей Шотландии, демонстрируя всем, как он любит эту страну — очевидно, во время своего срока в Вестминстере он тщательно это скрывал. Тогда он решительно отказывался даже говорить о том, чтобы передать часть полномочий Холируду (с конца XV века —неофициальная резиденция королей Шотландии - прим. ред.).

 

Теперь же он хочет, чтобы сфера наших полномочий существенно расширилась — но чтобы при этом его старые товарищи в Лондоне сохранили за собой право контролировать наши расходы. Когда-то Брауна называли Железным канцлером, но это прозвище ему дали его друзья из банковского сектора, которые извлекли наибольшую выгоду из его тошнотворных попыток задобрить их. Если Шотландия проголосует за обретение независимости, во многом это будет заслуга Брауна. Очевидно, он является главным активом кампании за независимость Шотландии.

 

Самое интересное стало происходить в начале прошлой недели, когда представители кампания за и против независимости Шотландии отмечали 100 дней до голосования, которое должно состояться 18 сентября. В прошлый понедельник представители кампании Better Together («Лучше вместе») провели очередное мероприятие, на котором они решили предоставить слово простым гражданам, выступающим за сохранение союза.

 

Среди выступивших была мать двоих детей по имени Клэр Лолли (Clare Lally), которая говорила о государственной системе здравоохранения и о том, как она помогла ее больному ребенку. Восхитительная г-жа Лолли говорила страстно и убедительно, выступая в защиту союза, однако в попытках изобразить ее «обыкновенной домохозяйкой» организаторы Better Together попросту обманули общественность. На самом деле г-жа Лолли недавно была назначена членом теневого кабинета Иоганна Ламонта (Johann Lamont), и лидер лейбористов даже представил ее во время одной из демонстраций.

 

Кэмпбелл Ганн (Campbell Gunn), старший советник первого министра Алекса Салмонда (Alex Salmond), сделал попытку указать на это мелкое прегрешение представителей Better Together в своем письме, которое он направил в Daily Telegraph. В течение 24 часов собралась целая расстрельная команда, готовая уничтожить Ганна, глубокоуважаемого бывшего политического редактора Sunday Post и обладателя награды за прижизненные достижения в области прессы. Издание Telegraph, вероятнее всего, опьяненное редкой возможностью нанести мощный удар по кампании за независимость, попыталось изобразить Ганна подлым интернет-сепаратистом, который бессовестным образом напал на бедную простую домохозяйку и мать больного ребенка. А на самом деле он просто выполнял свою работу.

 

В результате разразившегося скандала Салмонд заставил своего советника принести извинения, что со стороны первого министра стало довольно бессмысленным шагом, направленным на задабривание толпы. Он, как и многие другие, хорошо понимает, что Ганн не сделал ничего, за что ему стоило бы извиняться.

 

Рост активности интернет-сепаратистов существенно оживил течение этой кампании. Их, как правило, изображают угрюмым сборищем сквернословящих социальных изгоев, забрасывающих грубыми твитами и блогами всех, кто выступает в поддержку союза. Однако на самом деле эти люди существуют лишь в воображении лидеров Better Together и Алистера Дарлинга (Alistair Darling). Социальные сети привлекают самых разных полуграмотных вандалов и варваров, которые с радостью цепляются за любую тему. И то, что за последние несколько лет пришлось выдержать в Twitter ведущим футбольным обозревателям, таким как Грэм Спирс (Graham Spiers) и Том Инглиш (Tom English), существенно превосходит по объему и интенсивности то, с чем приходится сталкиваться представителям кампании вокруг референдума.

 

В отсутствие полноценной стратегии сторонники Better Together переместили свою кампанию в сферу фантазий, и история об интернет-сепаратистах стала одной из них. В охватившем их отчаянии представители Better Together теперь стараются изобразить любую критику в адрес сторонников союза как «гнусные нападки интернет-сепаратистов».

 

Это стало очевидным на прошлой неделе во время досадного телевизионного выступления Джона МакТернана (John McTernan), бывшего специального советника Лейбористской партии. МакТернан рассказывал о том, что Д.К. Роулинг (JK Rowling) подверглась критике за то, что она пожертвовала 1 миллион фунтов стерлингов на кампанию Better Together. В какой-то момент, когда МакТернан, очевидно, уже начал терять связь с реальностью, он стал обвинять Ганна в том, что на уважаемую писательницу обрушился шквал оскорблений в интернете.

 

К счастью для всех нас, поблизости оказался журналист Иейн МакУертер (Iain MacWhirter), который элегантно опроверг критику МакТернана. Оскорбления в адрес Джоан Роулинг сравнили с тем, что было написано о Колин и Кристин Уейр (Colin and Christine Weir), победителях лотереи Эршира, которые пожертвовали 4 миллиона фунтов стерлингов на кампанию за независимость Шотландии. И большая часть сказанного несла на себе отпечаток того классового элитизма тори, который учит нас, что проблемы начинаются тогда, когда вы даете беднякам слишком много денег.

 

За всеми этими интернет-фривольностями и блестяще сфабрикованным чувством негодования скрывается серьезное предупреждение для Better Together — и сторонникам этой кампании стоит немедленно прислушаться к нему, если они хотят сохранить Шотландию в составе Соединенного Королевства. Сторонникам этой кампании необходимо задуматься о последствиях их непрекращающихся попыток изобразить шотландских националистов пучеглазыми бандитами с расстройствами личности — как в случае с их неосмотрительной кампанией Project Fear.

 

Поскольку все больше избирателей в Шотландии сталкиваются с волонтерами кампании за независимость у дверей своих домов, они рано или поздно поймут, что перед ними вежливые, образованные люди, которых волнует судьба их страны в неменьшей степени, чем активистов Better Together. Они обязательно почувствуют этот диссонанс, и в какой-то момент они перестанут прислушиваться к лжи Better Together.

 

В прошлую среду Daily Record, главная шотландская газета сторонников сохранения союза, опубликовала результаты опроса общественного мнения, согласно которым разница между числом сторонников кампаний за и против независимости составляет всего несколько пунктов. Это свидетельствует о том, что перспектива победы Консервативной партии на выборах в 2015 году может привести к победе сторонников кампании за независимость Шотландии.

 

Лидерам Better Together необходимо гораздо тщательнее продумать свою тактику от начала и до конца, потому что сейчас у этой кампании ее попросту нет.

Link to comment
Share on other sites

  • 1 month later...

В Шотландии растет число сторонников независимости

 

В Шотландии растет число сторонников независимости. За полтора месяца до референдума об отсоединении от Великобритании, соцопросы показывают, что больше 40 процентов шотландцев хотят автономности, сообщает телеканал "Россия 24". Вместе с тем, 54 процента шотландцев хотят остаться в составе Соединенного Королевства, и лишь 6 процентов до сих пор не приняли окончательного решения.

 

Накануне в Глазго прошли первые теледебаты. Лидер объединения "Лучше вместе" Алистер Дарлинг напомнил о вековом сотрудничестве с Великобританией. А вот первый министр правительства Шотландии настаивает на том, что страна вполне самостоятельна по всем показателям. Не убеждают сторонников суверенитета и обещания Британских властей расширить полномочия шотландского парламента. В частности — самостоятельно устанавливать подоходный налог.

 

Следующие дебаты состоятся за день до референдума по вопросу о независимости Шотландии, который намечен на 18 сентября. Он проводится по инициативе шотландского регионального правительства под руководством лидера националистов Алекса Салмонда. По опросам, наибольшая часть населения намерена сейчас проголосовать против отделения.

Link to comment
Share on other sites

Жаркие дебаты о независимости: Шотландия сравнила плюсы и минусы

 

В Глазго прошли дебаты по вопросу о независимости Шотландии. Противники и сторонники проведения референдума попытались выяснить, чего больше — плюсов или минусов — в желании севера отделиться от Великобритании. Оказалось, что и того, и другого в достатке.

 

Не для показа в Великобритании: дебаты основных представителей сторонников и противников референдума о независимости Шотландии транслировали только местные телеканалы, будто намекая, что для остальной части Соединённого Королевства такого вопроса не существует.

 

Дискуссия в Глазго была жаркой. За отделение от Великобритании ратовал первый министр правительства Шотландии Алекс Салмонд. Он призывал отказаться от ситуации, когда у власти в стране партии, которые шотландцы не выбирали. Поскольку сейчас, по словам политика, доходами и налогами управляет кто угодно, но не сами жители британского севера.

 

"12 из 28 стран-членов Евросоюза такого же размера, как и Шотландия, если не меньше. И мало кто из них обладает природными и человеческими ресурсами в той же степени, в какой ими щедро одарена Шотландия. Так что вопрос не в том, могла бы она обрести независимость, а в том, должна ли она стать независимой. Никто никогда не будет управлять Шотландией лучше, чем люди, живущие и работающие в Шотландии. Мы всегда примем лучшие решения относительно её будущего. Так что голосуйте "за", пусть амбиции возьмут верх над страхом. Это покажет миру, что шотландцы — равноправная нация, которая уверенно заботится о своём благе. Это наше время — воспользуйтесь им!" — заявил Алекс Салмонд, первый министр правительства Шотландии.

 

Диаметрально противоположного мнения относительно будущего Шотландии придерживается оппонент Салмонда, бывший министр финансов Великобритании, шотландец-лейборист Алистер Дарлинг. Он представляет объединение партий, лишь одно название которого отражает суть всей политической платформы — "Лучше вместе".

 

"Я хочу использовать силу Великобритании, чтобы сделать Шотландию сильнее. Мы можем иметь лучшее из обоих миров с помощью крепкого парламента Шотландии, наделённого более широкими, гарантированными полномочиями в сфере образования и здравоохранения и других. Ведь если вы скажете "нет" рискам, связанным с независимостью, это не значит, что вы скажете "нет" реформам", — считает Алистер Дарлинг, бывший министр финансов Великобритании, лидер объединения "Лучше вместе".

 

Согласно последним данным, число сторонников, выступающих за независимость Шотландии, сейчас составляет 40 процентов. Это значительно больше, чем прежде. Но, как отмечают эксперты, цифры могут меняться в зависимости от того, как сформулировать вопрос. Можно поинтересоваться, хотят ли шотландцы территориальной независимости, а можно спросить, хотят ли они большей свободы при принятии решений, к примеру, относительно социального обеспечения и налогообложения. Так что многие из тех, кто поддерживает сейчас проведение референдума, осенью могут решить, что "вместе всё-таки лучше".

 

Были моменты, в особенности, во время обсуждения валютного союза с Великобританией, когда Алистер Дарлинг бросил вызов Салмонду, и Салмонд долго колебался, прежде чем ответить.

 

Заключение валютного союза Великобритании и независимой Шотландии — ахиллесова пята сторонников независимости. Салмонд настаивает на том, чтобы фунт после разделения оставался общей валютой. В британском парламенте его попросили не строить иллюзий. Мол, возможные финансовые риски — бремя жаждущих суверенитета, а не Соединённого королевства. Того же мнения придерживается и Дарлинг.

 

К слову, в Евросоюзе уже заявили, что в случае отделения Шотландии придётся выйти из ЕС и подать заявку на вступление — таковы юридические правила. И при таком сценарии у Шотландии не будет ни евро, ни фунта, ни уверенных позиций на рынке.

 

Кстати, о налогах. Ещё до начала дебатов лидеры трех ведущих британских партий Дэвид Кэмерон, Эд Милибэнд и Николас Клегг опубликовали совместную декларацию, согласно которой шотландский парламент получит возможность устанавливать собственный уровень подоходного налога. Конечно, в том случае, если страна останется в составе Соединенного Королевства.

 

Референдум назначен на 18 сентября. За сутки до голосования пройдут ещё одни дебаты. И, судя по опросам, большая часть населения сейчас всё же намерена высказаться "против".

Link to comment
Share on other sites

  • 2 weeks later...

Развалит ли Шотландия Соединенное королевство?

 

 

 

Через месяц шотландцам предстоит проголосовать “за” или “против” независимости от Великобритании. В четверг 18 сентября они придут на избирательные участки, чтобы ответить на один единственный вопрос: “Должна ли Шотландия быть независимой страной?”

 

Согласно последним опросам общественного мнения ответить “Да” собираются от 43% до 45% шотландцев, в то время как к отрицательному ответу склоняются от 55% до 57% избирателей. Все больше жителей Шотландии беспокоятся, как выход из Соединенного королевства скажется на ее экономике.

 

Пару недель назад во время телевизионных дебатов с лидером межпартийной группы “Better Together” Алекс Сэлмонд, премьер-министр Шотландии и лидер правящей Шотландской национальной партии не смог толком объяснить, что будет с валютой в случае обретения независимости. Если Вестминстер не захочет поделиться фунтом, шотландское казначейство должно будет или вступать в валютный союз с Великобританией, или создавать собственную валюту. Возможно Сэлмонод будет более конкретен на следующих дебатах, назначенных на 25 августа.

 

Будущее социального государства и, в первую очередь системы здравоохранения, еще одно поле боя накануне референдума.

Сторонники независимости обещают внести положение о бесплатной медицине в будущую конституцию Шотландии и утверждают, что “Да” выходу из состава Великобритании остановит набирающую темпы приватизацию медицинских учреждений. Их противники говорят о “самой большой лжи” за время всей пропагандистской кампании.

 

На результаты референдума, могут повлиять молодые люди в возрасте 16-17 лет, которые впервые воспользуются своим правом голоса. Согласно исследованиям Эдинбургского университета, 52% молодых избирателей против независимости от Великобритании.

 

Вся страна с замиранием сердца ждет исторического решения. Говорит депутат британского парламента Рори Стюарт:

 

“Складывается впечатление, что мы не осознаем, что это самое серьезное, единственное важное решение со времен Второй мировой войны, возможно, единственное важное политическое решение в нашем государстве за 300 лет. Мы можем потерять треть страны. Соединенное королевство может распасться на части”.

 

Но если победит “Нет”, как прогнозируют социологи, королевство останется соединенным, каким было с 1707 года.

Link to comment
Share on other sites

История нашего острова: что общего между Англией и Шотландией в политическом и нравственном плане

("New Statesman", Великобритания)

Том Холланд (Tom Holland)

 

 

20/08/2014

 

Великая хартия вольностей и Арбротская декларация, Босуэлл (James Boswell) и Джонсон (Samuel Johnson), Вальтер Скотт (Walter Scott) и Дизраэли (Benjamin Disraeli), Роберт Оуэн (Robert Owen) и Кейр Харди (James Keir Hardie) — Шотландия и Англия издавна и во многом походят друг на друга.

 

Полуостров Тарбат, этот плевок земли, торчащий из самой северной части Шотландского высокогорья, не очень-то похож на место проведения революций. На его оконечности стоит маяк, построенный дядей писателя Роберта Льюиса Стивенсона (Robert Louis Stevenson) в 1830 году после смертоносного шторма в заливе Мори-Ферт; в нескольких милях к югу лежит крошечная рыбацкая деревушка Портмахомак. Большинство приезжающих сюда людей это туристы, которых привлекает живописная гавань и песчаный пляж. Но в середине 6-го столетия здесь был проведен эксперимент исключительной важности.

 

Ко двору местного короля прибыла группа подвижников, странствующих последователей экзотической новой религии под названием христианство. Заинтригованный, но испытывавший некоторые подозрения король дал им немного никому не нужной земли, на которой они основали общину. «Пристанище святого Колмока», или «Порт Мо Халмеиг» стал первым монастырем на побережье округа Истер-Росс. На протяжении 250 лет Портмахомак был одним из самых почитаемых мест в Британии, пока в начале 9-го века деревню не уничтожил ужасный пожар.

 

То, что мы не можем точно определить, как звали короля, и кто такой был «святой Колмок», напоминает нам о том, насколько темным было ранее средневековье. О людях, основавших Портмахомак, говорили разные шокирующие вещи. Говорили, что они пришли из земли скифов, что они дрались обнаженными, что ими правили женщины, у которых были целые шайки мужей. Больше всего о них известно то, что они делали себе татуировки. Из-за этого варварского обычая они получили название «пикты» (раскрашенные). Людей более враждебных к нормам и правилам южных земель трудно себе представить. Даже римляне отказались от своих попыток усмирить их. Однако там, где потерпели неудачу римские легионы, успеха добилась группа отважных монахов. Форпост средиземноморской культуры с большим успехом был воздвигнут на далеком севере.

 

Приход христианства в земли пиктов стал частью гораздо более масштабного процесса, в результате которого в конечном итоге в рамках общей религиозной культуры объединилась вся Великобритания. Правители язычников, дававшие согласие креститься, редко придерживались правил бедности и пацифизма, которые проповедовали монахи. Их прельщало не это, а устрашающее могущество христианского Бога. Принадлежность к церкви привлекала тех, у кого были широкие взгляды и стремление к обогащению.

 

Но обращение в христианство никогда не было улицей с односторонним движением. В Портмахомаке миссионеры находились под влиянием обычаев коренных жителей, и наоборот. Традиция святых людей, обладавших привилегированными отношениями со сверхъестественной силой, была не внове для пиктов. Даже тонзуры, которые носили монахи, пришли к ним от друидов. Каменная кладка монастыря имела резные узоры, которые были древними даже тогда, когда римляне впервые прибыли в Британию. Решение стать христианином для людей из земель пиктов отнюдь не означало подчинение чужой власти. Скорее, это было отражением созидательной связи с миром, расположенным за пределами их многочисленных королевств.

 

Как сказал археолог Мартин Карвер (Martin Carver), проводивший последние раскопки в Портмахомаке, «люди спорили о своем будущем, выбирая, с кем вступить в союз, и выражали свои мысли и намерения резьбой по камню и строительством земляных валов».

 

Сегодня, когда жители древней земли пиктов снова спорят о своем будущем и выбирают, с кем вступить в союз (правда, свои мысли резьбой по камню и строительством земляных валов они уже не выражают), стоит вспомнить о том, каким длительным был процесс становления единого королевства в Великобритании. Акт об унии между Англией и Шотландией стал последним верстовым столбом в долгом путешествии, которое началось с того момента, когда остров стал христианским. В те времена мысль об объединении в составе единого королевства показалась бы смехотворной. Как отмечал великий историк Нортумбрии Беда Досточтимый (Bede the Venerable), пикты были лишь одной из четырех разных групп людей, населявших Британию, а эти четыре народа вечно воевали между собой. По традиции англичане, как и пикты, делились на семь королевств. Валлийцы хоть и правили огромной частью западной Британии от Северна до Дамбартона, но были еще больше расколоты. Шотландцы, сосредоточившиеся в землях сегодняшнего Аргайла, были настолько изолированы от своих прибрежных соседей горами центрального высокогорья, что в итоге изобрели себе ирландских предков. Великобритания в раннем средневековье была исключительно расколотой землей.

 

Таким образом, неизбежно начался процесс становления двух единых королевств из великого множества капризных и беспокойных мини-государств. Одно королевство было на севере, а второе на юге острова. Процесс оказался сложным и кровавым. Пожалуй, если бы в Британии не высадились викинги, объединения вообще бы не произошло. Портмахомак был разрушен, что наверняка было делом рук викингов. Потом они многократно повторили то же самое на всем острове. Целые королевства гибли в пламени. Но там, где появлялись развалины, возникали и новые возможности. Короли Уэссекса, единственные, кто выстоял под натиском викингов, создали из оставшихся после набега захватчиков руин единую «землю англов». Внук Альфреда Великого Этельстан вполне может претендовать на звание Rex totius Britanniae — «короля всей Британии».

 

Тем не менее, у молодого да раннего английского государства вскоре появились свои пределы. Северные болота земли англов были удалены от центра притяжения южных низменностей. Великая Замковая скала Эдинбурга, находившаяся в руках англов с 7-го века, была утрачена ими вскоре после смерти Этельстана. Точно так же шестьдесят лет спустя они потеряли весь Лотиан. На сцене появилась новая держава, которая как и Англия была создана из множества павших королевств.

 

Формирование «земли скоттов» во многом оказалось даже более замечательным достижением, чем создание земли англов. К началу 12-го века скоттами стали называть себя три разные группы людей, которые вначале говорили на разных языках. Две из них, валлийцы и пикты, настолько привыкли к гаэльскому языку своих новых повелителей, что утратили самобытность и индивидуальность. А вот англоязычное население Лотиана ассимилировалось в меньшей степени, и это имело исключительно важное историческое значение. Получилось так, что Шотландия стала королевством двух языков, причем гаэльский со временем стал вторым.

 

Точно так же, структурам и связям английского царствования было предначертано оказать гораздо большее влияние на зарождавшееся шотландское королевство, чем традициям коренных жителей скоттов. По словам шутливого исследователя и историка англо-саксонского государства Джеймса Кэмпбелла (James Campbell), «получается так, будто существуют две Англии, и одна из них называется Шотландия».

 

***

 

Есть и менее провокационный способ изложить тот же довод. Можно сказать, что два соперничавших между собой королевства Великобритании, появившиеся при схожих обстоятельствах, во многом стали зеркальным отражением друг друга. Несмотря на постоянное кровопролитие на общей границе, Англия и Шотландия в средние века развивались очень похоже.

 

После норманнского завоевания в 1066 году на смесь их коренных культур наложился французский язык. В 13-м и 14-м веках обе начали говорить о себе как о национальных образованиях. Эпоха Уоллеса (William Wallace) и Брюса (Robert Bruce), которая больше любого другого периода в шотландской истории вдохновила шотландцев на то, чтобы считать себя отличным от англичан народом, выдвигает на первый план еще и нечто иное: поразительно сходство в мифотворчестве двух королевств. Эдуард I Длинноногий (Edward I «Longshanks»), чья страсть лупцевать шотландцев заставила их отчаянно и в конечном счете героически сопротивляться и наносить ответные удары, стал также первым королем с английским именем с 1066 года, а также известным энтузиастом Артурианы, как стали называть легенды о короле Артуре. Это не просто совпадение. Предшественники Эдуарда, как и полагается наследникам Вильгельма Завоевателя (William I the Conqueror), отдавали предпочтение не Шотландии, а Франции, чтобы заносчиво и повелительно распоряжаться там. Но к тому времени, как на трон взошел Эдуард, было уже ясно, что Нормандия и прочие владения английской короны во Франции ушли от нее навсегда. В результате этого Шотландия сознательно стала более английской, как и люди, которыми она правила.

 

Характерно то, что потерявший Нормандию дед Эдуарда Иоанн (Безземельный), этот тот самый король, который в 1215 году подписал документ, ставший в итоге основой английской свободы — Великую хартию вольностей. Сам Эдуард, отчаянно пытавшийся найти средства на ведение своих войн, в 1297 году был вынужден подтвердить Великую хартию вольностей в обмен на новый налог. Затем, спустя пару десятилетий, настала очередь шотландских вельмож выступать в качестве защитников прав своего народа. В 1320 году, когда в войне за независимость наконец была одержана победа, они собрались в Арбротском аббатстве и скрепили своими печатями собственный документ исторической важности. «Пока хотя бы сотня из нас будет жива, — торжественно заявили они, — мы ни за что и ни на каких условиях не предадимся английской власти».

 

Вполне понятно, что обязательство из этого манифеста пользуется сегодня большой популярностью у Шотландской национальной партии, однако по правде говоря, изложенные в Арбротской декларации принципы были по своим последствиям в равной степени наднациональными и националистическими. Подобно Великой хартии вольностей, эта декларация сослужила ценную службу народу британского королевства. Это было заверение в том, что никто, даже король, не может быть выше закона. Вполне понятно, что декларация по своей тональности была англофобской, но ее высшее значение заключалось в том, что в итоге шотландцы и англичане стали дорожить одними и теми же идеалами.

 

По мере дальнейшего сближения и переплетения судеб двух народов в 16-м и 17-м веках это сыграло основополагающую роль в обретении двумя королевствами подлинно британской политической культуры. Для многих шотландцев и англичан разделявшие их моменты начали становиться все более малозначительными по сравнению с тем, что их объединяло.

 

Естественно, это никак не помешало дороге к объединению двух королевств в Великобританию стать такой же кровавой, как и процесс формирования земель скоттов и англов. Хотя шотландский король Яков VI, севший на английский трон как Яков I, с радостью называл себя монархом «Magna Britannia», его сыну не удалось соблюсти те линии разрыва, которые еще разъединяли два королевства, и это позднее сыграло решающую роль в их сползании в гражданскую войну.

 

При Карле I протестантизм, ставший общим наследием Реформации в двух странах, начал восстанавливать их друг против друга. Попытки Карла навязать Шотландии англиканские каноны богослужения вызвали в 1638 году прямо-таки потрясающее проявление народной демократии. Прихожане всего королевства дали клятву верности «Национальному ковенанту» «против любого рода лиц».

 

Естественно, это привело к тому, что шотландцы стали называть себя избранным народом. Такое самомнение оказалось настолько воодушевляющим для морального духа шотландцев, что на протяжении всего следующего десятилетия целые армии сторонников ковенанта вторгались в земли Англии. Но там они сталкивались не с тем, насколько чужды им южные соседи, а с тем, насколько они похожи на них. Англичане не в меньшей мере, чем шотландцы, думали о себе как о богоизбранном народе — настолько, что Оливер Кромвель (Oliver Cromwell) после своей поразительной победы при Данбаре в 1650 году сумел впервые навязать политический союз всей Великобритании.

 

Такое устроение дел, поддерживаемое при помощи меча, не пережило лорда-протектора Англии, Шотландии и Ирландии. Понадобилось два акта об унии (один был принят английским парламентом в 1706 году, а второй шотландским парламентом в 1707-м), чтобы сплавить два избранных народа в единую нацию. Хотя этот брак без любви, но по расчету был непопулярен среди многих людей в обеих странах, поскольку был заключен при посредничестве правящих и торговых элит, тот факт, что уния вообще была создана, свидетельствует об уменьшении различий между Шотландией и Англией — хотя они по-прежнему бросались в глаза.

 

Для тех, у кого вызывала возмущение новая нация, официально появившаяся на свет 1 мая 1707 года, это был ужасный и неправильный поворот событий. То обстоятельство, что составляющие Соединенное Королевство элементы даже три столетия спустя имеют четко определенные и ярко выраженные особенности, дало кое-кому возможность (особенно в Шотландии) относиться к британской идентичности как к какому-то сорняку: чуждому, нагло вторгающемуся в чужие пределы и определенно напрашивающемуся на то, чтобы его выпололи. Не вызывает сомнений то, что именно это обстоятельство придает националистической риторике привкус 17-го века. За аргументами в пользу шотландской независимости скрывается предположение о том (иногда его высказывают, иногда нет), что шотландцы это благоверные поборники равноправия и люди высокой нравственности, которых лишили возможности создать социал-демократический рай злобные неолибералы, окопавшиеся к югу от границы.

 

Правоверных ничуть не смущает то, что в действительности Шотландия тем меньше стремится к мерам перераспределения, чем дольше ее правительство делится своими полномочиями. Власть шотландской церкви может и ослабла, но вера в 21-м веке остается такой же, как и в 17-м: она редко исходит из цифр статистики.

 

Если Тори подстегивают националистическое воображение, вызывая сравнения с Карлом I, то кампания за независимость Шотландии с ее громами и молниями в адрес несправедливых и беззаконных лондонских банкиров и «налога на спальни» это не просто эхо движения сторонников ковенанта. Идея о шотландцах как о избранном народе до сих пор является весьма привлекательной.

 

Но они, а также англичане и валлийцы вот уже 300 лет имеют возможность не ограничиваться средневековыми пределами своих королевств, а смотреть шире, работая на общее благо не только своих земляков, но и всех народов Великобритании. Мы настолько привыкли к нашей внутренней стабильности, что начали забывать, какое великое это было достижение после полного разорения в 17-м веке, позволившее установить прочный мир на острове. В 1751 году, или всего спустя шесть лет после того, как якобиты Красавчика принца Чарли дошли до Дерби, и пять лет спустя после бойни при Каллодене, военный министр поднялся в парламенте в Вестминстере и похвалил солдат высокогорья, назвав их лучшими в британской армии.

 

Спустя десять лет началась самая прославленная англо-саксонская дружба, когда Джеймс Босуэлл познакомился с доктором Джонсоном в кофейне Ковент-Гардена. Безусловно, нет более трогательного и радостного выражения практического значения унии, чем замечательная карикатура Роулендсона «Прогулка по главной улице», на которой изображены два этих человека. Зарождавшееся чувство принадлежности к Британии, позволившая угрюмому англичанину Джонсону и раздражительному шотландцу Босуэллу ощутить чувство общности, тоже станет фундаментальным явлением, которое позволит их долгое время разделенным соотечественникам изменить мир.

 

Просвещение и индустриализация, империя и распространение английского языка, разгром фашизма и установление государства всеобщего благоденствия: эти достижения Соединенного Королевства, к худу ли, к добру ли, имели гораздо больший размах, чем все то, чего Англия и Шотландия добились по отдельности.

 

Это не довод в пользу сохранения единства в его нынешнем виде. На самом деле, для тех людей, которым стыдно от того, до чего дошла Британия на пике своего чванливого самодовольства, это довод в пользу разделения. «Юкания» — так незабываемо Том Нэйрн (Tom Nairn) окрестил британское государство (от сокращения UK — Соединенное Королевство — прим. перев.) — это своеобразный руританский вурдалак, неспособный соскрести с себя позорное пятно своего происхождения. Историк Линда Колли (Linda Colley) утверждает, что многие причины, способствовавшие формированию британского национального самосознания — протестантизм, империя, отвращение к французам — сегодня уже не те, что раньше. «Британия обязательно испытает на себе колоссальное давление», — говорит она. Возможно, хотя и те обстоятельства, что объединили королевства Англию и Шотландию, тоже не те, что раньше. Но и первое, и второе до сих пор достаточно сильны. Общие идеалы и традиции, позволившие сформировать индивидуальные народы на основе когда-то независимых земель Уэссекса и Нортумбрии, земли пиктов и Дал Риады, давно уже стали общим наследием каждого жителя острова. Те ценности, которые зародились из Великой хартии вольностей и Арбротской декларации, смешались и слились воедино еще до Акта об унии. И правые, и левые в Британии — все они получили свои принципы из самых разных уголков Великобритании. Они несут на себе отпечаток Вальтера Скотта и Бенджамина Дизраэли, Роберта Оуэна и Кейра Харди. «Юнион Джек», развевавшийся над полями сражений в далеких землях, никогда не был сущностью британской идентичности; хотя, как показали юбилейные торжества по случаю высадки союзных войск в Европе, и он тоже до сих пор задевает за сердечные струны. Наша общая политическая и нравственная культура делает всех нас, живущих на острове, настоящими британцами.

 

Но эту культуру вряд ли можно назвать статичной. Даже фраза «британские ценности» напоминает о том, что исконные традиции Великобритании это уже не единственные составляющие нашей смешанной идентичности. Прошло более тысячи лет с тех пор, как странствующие монахи принесли в Портмахомак христианство, и теперь другие религии тоже становятся британскими. Возможно, пикты родом вовсе не из Скифии, как они любили утверждать, но сегодня восточные европейцы сотнями тысяч селятся в Британии. Английская идентичность уже не в силах справиться с размахом иммиграции, и нет никаких оснований полагать, что шотландская идентичность окажется более впитывающей, если иммигранты в таких же количествах начнут расселяться к северу от границы.

 

Но британская идентичность это совсем другое дело: она моложе по происхождению, нежели английская или шотландская. Она просторнее, вместительнее, в ней нет той этнической зацикленности, как во второй и в третьей. Когда Мо Фараха спросили, хотел бы он выиграть свое олимпийское золото на 10-километровой дистанции за Сомали, а не за Британию, тот ответил: «Нет, ребята. Это моя страна».

 

По иронии судьбы, та придуманная «британскость», которая в 18-м веке заставила англичан и шотландцев покинуть свой родной остров и отправиться покорять мир, в нынешнем 21-м веке дает Соединенному Королевству нечто неисчислимо более ценное: национальную идентичность, которая, как и любая идентичность в Европе, хорошо подходит для приема и интеграции приезжих. Британскость, может, и привела к утрате империи, но она обрела новую роль.

 

От того, сохранит ли Соединенное Королевство свое единство, будет зависеть многое. Решение об этом в ближайшей перспективе будет принимать только шотландский электорат. Тем не менее, все жители острова, которые глубоко ценят свои совместные узы гражданства с шотландцами, которые придут в смятение, если увидят, как они становятся иностранцами, и которые верят, что референдум не разделит нас, а еще прочнее скрепит наше торжественное обещание, будут наблюдать за ним с надеждой. Британская идентичность остается тем, чем она была всегда: путешествием, а не остановкой.

 

Читать далее: http://inosmi.ru/world/20140820/222470623.html#ixzz3AtqDWgqo

Link to comment
Share on other sites

Стремящейся к независимости Шотландии грозят "вторжением России"

 

В преддверии намеченного на 18 сентября этого года референдума о независимости Шотландии американская пресса пугает читателей возможными последствиями положительного исхода голосования

В частности отмечается, что в случае, если большинство шотландцев выскажутся за независимость, то это поставит Шотландию под угрозу внешнего вторжения, например, со стороны России

 

В преддверии намеченного на 18 сентября этого года референдума о независимости Шотландии американская пресса пугает читателей возможными последствиями положительного исхода голосования. В частности отмечается, что в случае, если большинство шотландцев выскажутся за независимость, то это поставит Шотландию под угрозу внешнего вторжения, например, со стороны России, пишет американское издание Business Insider.

 

В этом случае Великобритания, скорее всего, выведет с территории Шотландии свой ядерный флот, который в настоящее время там базируется. На создание собственного флота Шотландии потребуется время, в течение которого страна окажется фактически незащищенной перед возможным внешним вторжением.

 

В этой ситуации Россия может попытаться напасть на Шотландию, считает автор. Он отмечает, что российские суда и ранее неоднократно приближались к шотландским территориальным водам.

 

Так, в 2010 году британские военные сообщали об обнаружении в районе базы Фаслейн в Шотландии российской подлодки проекта "Акула", которая пыталась перехватить акустические характеристики британских субмарин класса Vanguard. В 2011 года российский моряков, укрывшихся от шторма у берегов Шотландии в заливе Морей-Ферт обвинили в сбрасывании мусора в море. В 2013 году российский военный корабль был замечен неподалеку от шотландского залива Мори-Ферт.

 

Однако, до сих пор присутствие британского флота сдерживало русских, отмечает журналист. Теперь же, по его мнению, Россия, получившая недавно опыт "военного авантюризма на Украине", сможет делать у берегов Шотландии "все, что ей захочется".

 

Материал Business Insider вышел в подходящее время - на фоне очередной победы сторонников отделения Шотландии от Соединенного Королевства. Как сообщалось, накануне первый министр Шотландии Алекс Сэлмонд, выступающий за отделение страны, уверенно одержал победу во втором и, как считается, финальном раунде теледебатов по референдуму о независимости.

 

Статья Business Insider напоминает пугающие сообщения, звучавшие на фоне кризиса российско-украинских отношений, о том, что после присоединения Крыма РФ может попытаться еще больше расширить свою территорию, например, за счет присоединения Приднестровья, Прибалтики, балканских стран и даже Аляски (в случае с Аляской, правда, сообщение было шуточным).

 

Тем не менее среди американских блоггеров статья Business Insider вызвала насмешливую реакцию. Так, известный блог Gawker подчеркивает одну из фраз, оброненную автором BI, о том, что на самом деле "у России нет абсолютно никаких оснований для вторжения в Шотландию". После этого автор Gawker иронично замечает: "Если полиция оставит американский Фергюсон, его захватят коммунисты и, возможно, Канзас будет следующим".

 

Напомним, референдум о независимости Шотландии должен пройти 18 сентября этого года. В случае если население страны проголосует за независимость, она будет объявлена 24 марта 2016 года.

 

Пока результаты соцопросов указывают на сохраняющееся заметное превосходство противников отделения. Тем не менее референдум продолжает оставаться в центре внимания средств массовой информации как в Европе, так и за ее пределами.

 

Многие наблюдатели полагают, что обретение Шотландией независимости может вызвать "эффект домино", спровоцировав к отделению другие регионы, в которых наблюдаются сепаратистские настроения. Речь, в частности, может идти об испанской Каталонии, планирующей провести собственный референдум в ноябре, а также итальянской Венеции и канадском Квебеке. Скорее всего, не упустят своего и фламандские националисты в Бельгии. Распад целого ряда европейских государств усилит позиции сил, враждебно настроенных по отношению к Западу, заявил в апреле экс-глава НАТО и бывший министр обороны Великобритании Джордж Робертсон.

Link to comment
Share on other sites

  • 2 weeks later...

Потеря Шотландии может стоить Елизавете II короны

Сторонников суверенитета Шотландии становится больше. Последний опрос, проведённый институтом исследования общественного мнения YouGov, показал, что за независимость британского севера впервые высказалось большинство

 

 

За 12 дней до голосования 51 процент респондентов поддержали идею отделения Шотландии от Соединённого королевства. Референдум по вопросу о независимости должен пройти в Великобритании 18 сентября.

 

Результат опроса встревожил, если не сказать, шокировал британскую королеву, которая пристально следит за ситуацией вокруг Шотландии, пишет издание Sunday Times. Елизавета II, в чьих жилах в том числе течет и кровь шотландских монархов, убеждена: отделение от Великобритании не принесёт пользы ни той, ни другой стороне. По мнению аналитиков, победа сепаратистов может поставить вопрос о роли королевы как главы государства, передает канал «Россия 24».

Link to comment
Share on other sites

Потеря Шотландии сравнима с ампутацией

19:58 7.09.2014 , Джонатан Фридланд

 

 

За десять дней до референдума шансы Шотландии получить независимость весьма велики

 

Вскоре после полуночи мне пришло электронное письмо. Оно было от одного из лидеров кампании за независимость Шотландии, того, который еще полгода назад мечтал лишь о достойном поражении. Текст письма оказался коротким и простым: «Возможно, это уже происходит».

 

Это сообщение пришло в одну из тех бурных ночей, когда все внимание политиков было приковано к слухам об опросе, результаты которого могут показать незначительный перевес в пользу независимости Шотландии — одном из опросов, которые пройдут в воскресенье. Если такое произойдет, как утверждает один эксперт из Эдинбурга, не склонный к преувеличениям, «в лесу начнется пожар».

 

В лагере сторонников сохранения Шотландии в составе Соединенного Королевства уже чувствуется запах дыма. До них доходят слухи об очередях, которые люди занимают ночью, чтобы успеть вовремя зарегистрироваться для участия в референдуме, назначенном на 18 сентября. Они видят, как повсюду появляются бело-синие плакаты и значки, они слышат разговоры о рекордной явке — и они опасаются, что этот импульс, эта энергия направлены на достижение независимости.

 

Бесспорным признаком кампании, уверенной в своей обреченности на поражение, является то, что внутри нее начинают звучать взаимные упреки и обвинения — это своего рода вскрытие, проводимое до того, как пациент объявлен мертвым. Среди сторонников сохранения союза этого пока не происходит, однако я уже почувствовал первое дуновение в разговоре с одним из главных противников независимости. «Консерваторы провалили эту кампанию от начала и до конца», — сказал он мне.

 

По его словам, невозможно убедить шотландцев принять такую Шотландию, которая вынуждена жить в условиях сокращений финансирования и приватизации, снижая максимальную ставку подоходного налога и вводя налог на спальни. Нельзя творить такое, а затем переходить к вопросу о референдуме так, будто это отдельный, исключительно конституционный вопрос.

 

Другими словами, ничего бы этого не было, если бы в Вестминстере было лейбористское правительство. Это хороший шанс освободиться от Британии, созданной в соответствии с взглядами тори, которая заставляют шотландцев — по крайней мере, ключевую прослойку шотландских избирателей, традиционно голосующих за лейбористов – сказать независимости да.

 

Другие считают, что победа сторонников независимости возможна именно благодаря тому устойчивому негативу, который исходит от кампании за сохранение союза. Сторонникам союза необходимо было начать с ноты теплоты и сердечности — с восхваления всего того, чем Великобритания всегда была и еще может быть — и сменить тон на негативный лишь на завершающем этапе, чтобы скрепить сделку.

 

Вместо этого представители кампании Better Together («Лучше вместе») с самого начала сделали ставку на негатив — постоянно мотая головой и заявляя, что ничего из этого не выйдет — поэтому сейчас электорат уже не обращает никакого внимания на их предостережения. Каким должен стать их финальный шаг, способный — если референдум в Квебеке 1995 года можно считать прецедентом — превратить набирающее вес «да» в испуганное «нет», посеяв сомнения в последнюю минуту? Еще одно предостережение об экономическом кризисе от какого-нибудь банка или мегакорпорации? Подобные предостережения больше не действуют на шотландцев.

 

Говоря о тактике, кампании Better Together вообще не стоило соглашаться на эту борьбу на территории, выбранной националистами. Разумеется, у Алекса Салмонда (Alex Salmond) есть ключевое преимущество: именно он должен написать вопрос на бюллетене для голосования. Но Алистер Дарлинг (Alistair Darling) проиграл ему в решающем вопросе, касающемся формулировок. Он открыто заявляет, что он выступает против «независимости». Это слово вообще не должно было звучать из его уст. Ему следовало настаивать на том, что он выступает против «отделения» или «распада».

 

Какие выводы должны сделать из происходящего те из нас, кто живет за пределами Шотландии? Как британцы, живущие за пределами Шотландии — особенно те, кто относит себя к левоцентристам — должны реагировать на результаты опросов и на высокую вероятность того, что шотландцы проголосуют за независимость своей страны? Некоторые наблюдают за развитием событий с завистью по отношению к тому пробуждению, которое сейчас происходит по ту сторону границы: многолюдные общественные собрания, дебаты в пабах и на перекрестках, оживление общественной жизни, которое референдум принес Шотландии. И их привлекает не только ощущение сопричастности, но и шанс разорвать связь с солнечной системой, в которой солнцем всегда был и будет лондонский Сити. Шанс сказать независимости да, выпавший шотландцам, вызывает в них трепет.

 

Я понимаю это чувство. Я уже писал прежде, что, если бы я жил в Шотландии, я, вероятно, тоже проголосовал бы в пользу ее независимости. Но я нахожусь в нескольких сотнях миль от нее, и теперь, когда шансы на обретение независимости существенно выросли, я придерживаюсь иной точки зрения. Когда я думаю о том, что мы можем проснуться 19 сентября и обнаружить, что союза больше нет, я не могу не испытывать сожаления. Я знаю, что шотландцы вправе самостоятельно решать свою судьбу, что любой член союза имеет право в любой момент отделиться от него. Но тот факт, что это их выбор, вовсе не означает, что мы не должны на это никак реагировать. И даже если эта реакция чрезмерно эмоциональна, она тоже имеет право на существование: что бы ни говорили, политика стран и их государственность всегда эмоциональны.

 

Решение шотландцев повлияет на жизнь всех британцев, живущих за пределами Шотландии. Наша страна изменится. В первую очередь победа сторонников независимости обернется для Соединенного Королевства потерей трети его территории и десятой части его населения. Горы и озера Шотландии, разумеется, никуда не денутся, но они уже будут принадлежать иностранному государству. Они перестанут быть частью нашего общего наследия. Я часто вспоминаю слова одного чеха, который рассказал о своих чувствах при новости об отделении Словакии: «Это было похоже на ампутацию».

 

Слово «британский» превратится в устаревший термин, слишком широкий и неподходящий для обозначения того, что осталось от Соединенного Королевства. В том государстве, которое от него останется, англичане будут составлять 90% населения, тогда как оставшиеся 10% будут приходиться на долю валлийцев и североирландцев. Мы должны будем попрощаться с терминами «британец» и «британскость», которые долгое время высмеивались за их расплывчатость, но которые были невероятно удобными. И не в последнюю очередь для представителей меньшинств, которые находили жизнь в стране, главной характеристикой которой является разнообразие, в стране, где с самого начала уживались четыре народа, гораздо более легкой, чем в большинстве других государств. Термин «британский» очень хорошо сочетается с другими словами – британский мусульманин, британский еврей, чернокожий британец. Но если шотландцы проголосуют за отделение, нам придется переучиваться и заменять это слово на термин «английский» — термин, чья история не может похвастаться подобным великодушием.

 

Стоит также вспомнить и о теме выборов: лейбористам будет гораздо труднее сформировать правительство в Вестминстере без шотландских мест. На самом деле, все еще сложнее. Разве концепция 21 века не предполагала наличие взаимозависимости, при которой страны должны сотрудничать друг с другом? Разумеется, правые представители тори и Партия независимости Соединенного Королевства настаивают на исключительности суверенитета, утверждая, что его нельзя ни с кем делить. Но до настоящего момента Великобритания представляла собой редкий эксперимент совместного суверенитета, в рамках которого входящие в его состав государства делили между собой все риски и ресурсы. Победа сторонников независимости положит конец этому эксперименту, объявив его неудачным.

 

Итак, я понимаю то радостное возбуждение, которое царит внутри и за пределами Шотландии теперь, когда победа сторонников независимости кажется реальностью. Но оставаясь по эту сторону границы, лично я надеюсь, что шотландцы пока не станут отказываться от этого странного, беспорядочного, несовершенного союза. И, стоит признать, это мое желание отчасти продиктовано эгоизмом: меня беспокоит то, какой станет жизнь в стране, оставшейся после отделения Шотландии.

 

Читать полностью: http://www.km.ru/world/2014/09/07/golosova...a-s-amputatsiei

Link to comment
Share on other sites

Великобритания предложила расширить полномочия Шотландии

 

Министр финансов Великобритании Джордж Осборн заявил, что правительство страны предоставит в ближайшие дни планы по обеспечению Шотландии большей экономической самостоятельностью на случай, если в ходе референдума, который состоится 18 сентября, будет решено отказаться от независимости

 

Ранее сообщалось, что правительство Великобритании не ожидает, что шотландцы проголосуют за отделение региона от Соединенного Королевства и не готовит никаких экстренных планов на случай, если результаты референдума о независимости будут другими.

 

 

«В ближайшие дни вы увидите план действий по предоставлению Шотландии больших полномочий в сфере налогов, расходования денег и социального обеспечения. Он будет осуществлен сразу же, если в ходе референдума возобладают голоса против, — заявил Осборн в эфире телеканала Би-би-си. По его словам, план был согласован всеми тремя основными политическими партиями британского парламента.

Link to comment
Share on other sites

За независимость выступают уже больше половины шотландцев

 

Мирная демонстрация протеста прошла в Глазго. Акцию организовали противники отделения Шотландии от Соединенного Королевства. Референдум состоится уже на следующей неделе. Согласно последним данным соцопросов, независимость сейчас поддерживает 51 процент жителей, хотя еще две недели назад тех, кто хочет остаться в составе Великобритании, было больше. Чтобы переубедить шотландцев, Лондон предлагает северу широкую финансовую автономию. Впрочем, эксперты считают, что власти пошли навстречу Шотландии слишком поздно.

 

Известие о том, что 51 процент шотландцев готовы проголосовать за независимость, вызвало в Лондоне шок. До референдума остается меньше двух недель. Обеспокоенность выразила даже британская королева, которая потребовала от окружения информировать ее о ходе кампании ежедневно.

 

Один из королевских советников сообщил газете The Sunday Times, что в Букингемском дворце опасаются конституционного кризиса, который угрожает статусу королевы, которая является главой Шотландии.

 

"Если на референдуме большинство проголосует за независимость, то это поставит нас в сложное положение с точки зрения конституции. У нас нет полной ясности, останется ли Ее Величество королевой Шотландии", — пишет издание.

 

Елизавета II сейчас отдыхает в Шотландии в резиденции Балморал, которую купила в XIX веке ее прабабушка — королева Виктория. В воскресенье к ней срочно выехал премьер-министр Дэвид Кэмерон. Потеря Шотландии грозит ему отставкой – этого могут потребовать коллеги по партии, недовольные его работой на премьерском посту.

 

Лидера оппозиции — лейбориста Эда Милибанда — тоже критикуют за слабую защиту целостности страны. Милибанд, явно в сердцах, пригрозил шотландцам, что, получив независимость, они будут отделены от Англии настоящей границей с вооруженной охраной. "Если вы не хотите обзавестись с нами настоящей границей во всех смыслах этого слова, голосуйте за сохранение статуса своих территорий как неотъемлемой части Соединенного Королевства", — предупреждает он шотландцев.

 

Газетчики тут же представили, как будет выглядеть новая граница. Милибанд тоже собирается ехать в Шотландию агитировать за союз: лейбористы там популярны, но позиции свои уже растеряли. Именно представители лейбористской партии вели кампанию против независимости, но опросы показывают, что их аргументам доверяют всего треть шотландских избирателей. Рейтинги доверия лидерам националистов, наоборот, выросли до 40 процентов.

 

"Прелесть всей этой кампании за независимость заключается в том, что она возникла сама по себе. Это разноплановая, стихийно появившаяся среди различных групп населения идея, которую, как мне кажется, уже не остановить", — говорит заместитель первого министра Шотландии Никола Старджон.

 

В британском правительстве на этой неделе намерены выложить последний козырь: более широкие полномочия для Шотландии, если она останется в составе единой страны.

 

"В ближайшие дни вы сможете увидеть план действий, в котором будет рассмотрено предоставление Шотландии больших полномочий в отношении налогов, расходов и социальных благ", — заявил канцлер казначейства Великобритании Джордж Осборн.

 

Если шотландцы, несмотря на все уговоры, проголосуют за независимость, окончательно отделение будет оформлено в 2016 году. За это время Лондону и Эдинбургу предстоит утрясти множество вопросов, в том числе и вывод из Шотландии британских ядерных ракет. Цена вопроса – пять миллиардов фунтов: во столько обойдется передислокация атомных подлодок.

 

В Вестминстере сейчас готовят коллективный блицкриг с надеждой убедить шотландских избирателей в том, что союз с Англией разрушать нельзя. Времени для спасения единого королевства осталось мало.

Link to comment
Share on other sites

Независимость Шотландии обойдется Лондону в шесть миллиардов долларов

 

Независимость Шотландии кажется все более реальным сценарием, — к такому выводу пришли британские социологи. Последние опросы показали, что сторонников отделения от Соединенного Королевства становится больше с каждым днем. Сейчас их больше, чем желающих остаться в составе Великобритании. Минфин Великобритании, в свою очередь, предлагает британскому северу выгодную сделку: широкую финансовую автономию в обмен на отказ от независимости: как фискальную, так и налоговую. Однако, судя по масштабному митингу в Глазго, Лондон уже опоздал с предложениями.

 

Именно так, по мнению, шотландцев звучит свобода: образ исполняющей вольные песни страны, стесненной давлением политиков — юнионистов: премьера Кэмерона и лидера движения "Вместе лучше" Алистера Дарлинга. Их маски — словно карикатура на неубедительную риторику Лондона, который менее чем за две недели до референдума о независимости по-прежнему не может ответить на вопрос: "Почему шотландцам стоит остаться?".

 

Митинг в Глазго – лишь часть беспрецедентного по масштабам движения "YES", общественно-политической силы, уже вооружившейся поддержкой более половины населения 5-миллионной страны. Еще месяц назад социологические опросы показывали, что сторонников союза Лондона и Эдинбурга более чем на 20 процентов больше. Теперь же, согласно исследованию, проведенному статистами из Yougov, активисты "YES" достигли практически невозможного: столь нужного перевеса, по мнению экспертов, удалось достигнуть за счет привлечения молодежного электората.

 

"Сейчас в наших рядах — те, от кого зависит будущее Шотландии, — наша молодежь. Они должны решить, в какой стране им будет лучше жить: в Соединенном Королевстве или в свободной и самостоятельной, пусть и небольшой стране", — считает Нана Сарвап, депутат палаты общин парламента Великобритании.

 

До недавнего времени финансовые рынки уделяли не слишком много внимания референдуму о независимости Шотландии. Мол, покапризничают — и успокоятся. Теперь кажется, что рынки несколько недооценили серьезность намерений гордых отщепенцев. Инвесторы занервничали: отделение Шотландии для них медленно, но верно превращается в реальный экономико-политический риск.

 

Шотландия близка к моменту, которого она так ждала, — самостоятельности. Причем речь идет и о налоговой, и о финансовой составляющих. Избежать рисков вряд ли удастся, однако возможность распоряжаться своей судьбой сейчас волнуют шотландцев гораздо больше.

 

Обязана ли Шотландия взять на себя часть британского долга и какая валюта будет в ходу в отделившейся стране, — еще более болезненные вопросы. Причем, пока – для Лондона.

 

И все же финансовые потери уже посчитали: независимость самой автономной страны Туманного Альбиона будет стоить Лондону от 4 до 6 миллиардов долларов. Прочувствовав тяжесть грядущих проблем, Вестминстер бросает в бой своих преданных рыцарей: сэра Мика Джаггера и сэра Пола Маккартни, которые уже написали открытое письмо в Эдинбург с призывом остаться в составе Соединенного Королевства.

 

На фоне звездного легиона юнионистов выделяется лишь верный, правда уже не ее Величеству, Джеймс Бонд — Шон Коннери. Свою позицию актер обозначил давно: независимость во всем, включая собственный шотландский кинематограф. Давление на свободолюбцев идет со всех сторон. Накануне вице-президент МОК сэр Крейг Риди предупредил, что шотландским атлетам в случае отделения их страны вряд ли удастся принять участие в Олимпиаде-2016 в Рио-де-Жанейро. Ответом стало заявление обладателя Большого Шлема и олимпийского чемпиона Лондона Энди Мюррея. Уроженец Глазго заявил, что готов отказаться от поездки в Рио и в дальнейшем намерен выступать под шотландскими знаменами.

 

Сопротивление непримиримых британских горцев серьезно взволновало даже Букингемский Дворец. Королевское семейство по случаю такого ажиотажа брюки и платья сменило на килты, однако политического лоска новинки гардероба не привнесли. Елизавета заметно нервничала, как пишут британские газеты, от предчувствия того, что именно ей суждено стать последней королевой Шотландии.

Link to comment
Share on other sites

Над резиденцией британского премьера появился флаг Шотландии

 

Необычным способом решил поддержать единство Великобритании ее нынешний премьер-министр Дэвид Кэмерон. Сегодня над знаменитым зданием в Лондоне на Даунинг-стрит 10 — резиденцией премьера — был поднят флаг Шотландии.

 

 

По словам официального представителя премьер-министра, флаг провисит вплоть до референдума о независимости Шотландии, который пройдет уже 18 сентября.

 

Шотландский флаг — это синее полотнище с белым поперечным «андреевским» крестом (Святой Андрей является покровителем Шотландии). Впрочем, этот крест является элементом рисунка и флага Великобритании, всем знакомого Union Jack.

 

«Андреевский флаг был поднят над Даунинг-стрит, 10, и будет развеваться там все время до завершения периода референдума. Мы ожидаем, что другие министерства в правительственном квартале Уайтхолл сделают то же самое», — заявили в этой связи на Даунинг-стрит.

 

Тем временем число сторонников выхода Шотландии из состава Великобритании впервые с начала агитации о предоставлении независимости превысило число противников этой идеи, и составило — 51% против 49% среди избирателей, уже определившихся с выбором. Такую статистику недавно предоставили британские социологи из службы общественного мнения YouGov.

Link to comment
Share on other sites

Кэмерон просит Шотландию остаться

 

Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон приехал в Эдинбург, чтобы в очередной раз попытаться убедить местных жителей проголосовать против независимости от Соединенного Королевства. По данным последних соцопросов, желающих отделиться уже больше, чем противников. Почему Лондон так пугает референдум, который пройдет уже 18 сентября?

 

Последние данные соцопросов из Шотландии – для Лондона — новости не из приятных. Еще несколько дней назад, желающих отделиться от Соединенного Королевства был 51 процент, теперь уже 53.

 

"Для такого роста есть множество причин. Во-первых, всегда было такое ощущение, что интервал между "да" и "нет" будет постоянно сужаться с приближением референдума. Кроме того, агитационная кампания блока "Да, Шотландия" проявила себя очень эффективно. Особенно в последние несколько недель — она сосредоточилась на отдельных проблемах, которые сильно волнуют народ", — рассказал глава TNS Scotland Том Костли.

 

Британское руководство понимает: действовать нужно молниеносно – до решающего голосования остается неделя. Уже в который раз премьер Дэвид Кэмерон приезжает в Эдинбург, чтобы лично возглавить кампанию против отделения. На пресс-конференции говорит с выражением, слова старается подбирать самые эффективные.

 

"Мы вместе строили Соединенное Королевство, и для меня станет огромным личным разочарованием, если семья наших наций распадется. Некоторые люди могут представлять себе референдум, как всеобщие выборы – те же участки, те же бюллетени. Но решение, которое будет принято на этом голосовании – совсем другая история. Это не на пять лет — это на века. Я считаю, крайне важно, чтобы народ Шотландии это понимал", — заявил премьер.

 

Если референдум состоится, для Кэмерона это будет страшный сон: вероятнее всего — отставка, а может, и конец всей политической карьеры. Причины бороться за Шотландию во что бы то ни стало у Лондона, помимо территориальной составляющей, весомые. В первую очередь пострадает экономика. Шотландия – это около 9 процентов британского ВВП. Кроме того, речь идет о возможной потере военно-морской базы Клайд, где стоят субмарины с баллистическими ракетами и ядерными боеголовками. Лондон сейчас обещает шотландцам то, о чем они просили десятилетия – экономическую автономию, реформу здравоохранения и огромные инвестиции в развитие местной промышленности. 53 процента отвечают: слишком поздно

 

"Лично для меня это – реальный шанс. На протяжении 33-лет мы имели правительство, которое не представляло наши интересы", — говорит один из шотландцев. "В Шотландии на сегодняшний день нет демократии. Нами управляют консерваторы, хотя мы за них никогда не голосовали. Сейчас у страны редкая возможность – поставить интересы народа выше интересов миллионеров", — говорит другой.

 

Доводы кампании за отделение звучат убедительно. Впрочем, эксперты говорят, что будущее независимой Шотландии будет не таким безоблачным, как его рисуют ораторы.

 

"Если произойдет разделение, то Шотландии придется начинать все заново: возможно ей придется вводить новую валюту. Если говорить о торговле Эдинбурга с остальным миром, то свыше половины объема торговли идет с Великобританией — Шотландия сильно от нее зависит. Интересно и что будет с национальным долгом: заберет ли Шотландия свою долю или она останется Великобритании? В любом случае негативное влияние будет оказано на обе страны", — считает управляющий ITC Markets Андреас Кутрас.

 

Это прекрасно понимают те, кто поставит в бюллетене галочку напротив "Нет". У некоторых настроение — почти паническое.

 

"Это станет настоящей катастрофой. Будет очень много проблем с финансовой стороны. Банки, компании – все переедут со своим капиталом из Эдинбурга в Англию", — говорит один из шотландцев.

 

Многие ожидали, что в решающий момент слово возьмет королева. Но в Букингемском дворце сообщили: Ее Величество вмешиваться не будет. Ну, а особо патриотично настроенное местное население надеется, что вместе с суверенитетом нация должна получить исконных королей Шотландии — династию Брюсов.

Link to comment
Share on other sites

Уменьшится ли территория Великобритании?

("IRINN ", Иран)

 

 

13/09/2014

 

Почти 308 лет тому назад в мае 1707 года Шотландия по договору присоединилась к стране, которая сейчас называется Великобритания. Шотландия находится в северной части острова Британия и вместе с Англией, Уэльсом и Северной Ирландией входит в состав Соединенного Королевства Великобритании со столицей в Лондоне.

 

С населением более 5,3 миллиона человек и площадью порядка 78 тысяч квадратных километров Шотландия также объединяет под своим началом 790 больших и малых островов. Она независима от Лондона в ряде областей, таких как образование, здравоохранение и внутреннее законодательство, а учредив свой парламент в 1999 году, стала еще более суверенной. Однако в разного рода европейских и международных организациях Шотландия все так же выступает под британским флагом.

 

Проблема получения Шотландией полной независимости от Англии всегда была весьма актуальной. В ходе истории шотландские короли ради получения собственной независимости много раз воевали с Британией, однако в большинстве случаев терпели поражение от нее. Лишь иногда им удавалось одерживать победу, как, например, в битве при Бэннокберне в июне 1314 года. Тогда король Шотландии Роберт I обратил в бегство армию британского монарха Эдуарда II.

 

Возможный выход Шотландии из состава Великобритании расколол общество Соединенного Королевства на две части. 18 сентября этого года, в день 700-летней годовщины победы в битве при Бэннокберне, которая так воодушевляет шотландцев, им предстоит провести референдум и ответить на вопрос: должна ли Шотландия стать независимой страной?

 

В плебисците имеют право участвовать граждане не моложе 16 лет. Голосование не затронет людей, проживающих в Англии, Северной Ирландии и Уэльсе. В этом году местное шотландское правительство на специальной церемонии презентовало проект независимости региона. Премьер-министр Шотландии Алекс Салмонд заявил, что если граждане проголосуют за независимость своей территории, страна станет независимой уже с марта 2016 года, а вслед за этим под контролем парламента будет разработана Конституция, которую предстоит одобрить общественности.

 

Обратившись к народу Шотландии с просьбой проголосовать за полную независимость страны от Англии и тем самым положить конец господству Лондона, он добавил: «С получением суверенитета Шотландии и верховенством национального законодательства Консервативная партия, правящая в Лондоне, уже не будет определять судьбу шотландцев». Обращаясь к английскому руководству, премьер-министр Шотландии заявил: «Уже прошло то время, когда политики в Лондоне решали за шотландцев, что им делать и о чем думать».

 

По всей видимости, члены местного кабинета министров Шотландии и Шотландская национальная партия (ШНП), которая благодаря лозунгу о независимости своего региона получила большинство голосов на выборах в 2007 году и в настоящий момент занимает большинство мест в местных парламенте и правительстве, весьма уверены в своей победе на референдуме 18 сентября. По этой причине они выступают за то, чтобы как можно скорее начать предварительные переговоры о разделе имущества и передачи полномочий от Лондону Эдинбургу, столице и второму по величине городу Шотландии, одному из важнейших экономических и финансовых центров Европы.

 

В настоящее время Консервативная партия, господствующая в центральном правительстве Англии, имеет самый низкий рейтинг в Шотландии. На последних прошедших там выборах кандидаты от этой партии получили всего лишь 17% от общего числа голосов, поэтому местное руководство Шотландии намерено использовать этот факт в полном масштабе. Между тем английское правительство настроено к проблеме отделения региона крайне скептически, а премьер-министр страны Дэвид Кэмерон заявил, что отказывается вести переговоры на эту тему.

 

В ходе своего визита в Эдинбург в прошлом году он в очередной раз, выступая перед членами Консервативной партии, обратился с просьбой к народу Шотландии оставаться в рамках нынешней политической системы, известной как Соединенное Королевство Великобритании, потому что только в этом случае разные регионы Англии будут более сильными, безопасными, богатыми и процветающими. Вместе с тем английский премьер-министр пообещал шотландцам, что в случае отказа от проекта о независимости английское правительство готово предоставить местным властям еще большую автономию.

 

Значимость Шотландии для Британии

 

Экономика

 

 

После Англии Шотландия является самой крупной частью Британии. Имея большую территорию и огромное население, этот регион важен для Британии и с экономической точки зрения. Наличие запасов нефти и газа в Северном море еще больше убеждает центральное правительство в Лондоне сохранить Шотландию в рамках нынешней политической системы. Нефть с шотландского побережья, которой, по оценке некоторых специалистов, хватит еще на 100 лет, приносит ежегодно британской казне доход в размере 12 миллиардов фунтов стерлингов.

 

Новое обнаружение запасов нефти на побережье Абердина (третьего по величине города Шотландии) и Шетландских островах, а также наличие в регионе многочисленных нефтяных причалов и терминалов заставляет центральное правительство в Лондоне проявлять активные действия для усмирения шотландских борцов за независимость, которые, в свою очередь, убеждены, что с ежегодным доходом в размене 258 миллиардов футов стерлингов в год они могут превратить свою страну во вторую Норвегию.

 

Политика

 

 

Шотландия важна для Британии и с политической точки зрения. Британская Империя, как самый давний и ближайший союзник Соединенных Штатов, является одним из самых сильных политических, социальных и экономических союзов во всем мире, однако с отделением Шотландии она полностью распадется.

 

Отделение шотландских земель будет означать и подрыв международного престижа британского правительства, потому как лондонское руководство с его империалистским прошлым еще несколько десятилетий тому назад распоряжалось многими большими и малыми государствами. Отделение же Шотландии будет означать, что британские власти дошли до того, что не могут осуществлять контроль даже над своими внутренними территориями. Более того, выход Шотландии из состава Соединенного Королевства может создать предпосылки для отделения и других его частей, таких как Уэльс и Северная Ирландия.

 

Вот что пишет на эту тему американская Washington Post: «Хотя после выхода Шотландии Соединенное Королевство и продолжит свое существование, с учетом отделения трети его территории с населением более пяти миллионов человек, оно уже не будет занимать такого международного положения как прежде. Если развалится одно из ключевых союзных государства Запада и западный блок покинет вторая военная держава, мировой баланс сил будет нарушен».

 

В Шотландии находится одна из английских баз хранения ядерного оружия и все те, кто выступает за отделение Шотландии от Англии, требуют вывода из страны и этой базы. В случае отделения Шотландии от Англии это оружие, скорее всего, будет перевезено в порт Плимут, однако для этого надо будет произвести много инфраструктурных изменений, которые займут как минимум 10 лет и потребуют инвестировать более одного миллиарда фунтов стерлингов.

 

С тревогой за шотландскими событиями следят представители и других сепаратистских движений в Европе, у каждого из которых свои политические интересы. Так, в Испании требуют независимость более одного миллиона граждан области Каталонии, выступающие с уличными протестами. В сепаратистской Баскской области, жители которой называют ее Страной Басков, требования об отделении сопровождаются волной насилия. В Бельгии, единство которой держится буквально на волоске, фламандские националисты открыто заявили, что если Шотландия отсоединится от Британии и выйдет из состава Европейского Союза и НАТО, они тоже последуют ее примеру и станут в этой череде событий следующим государством, объявившим о своей независимости. Этот процесс затронет и другие страны, поэтому балканский кризис, в результате которого два десятилетия тому назад развалилась Югославия, грозит повториться в современном хрупком и нестабильном мире, проблемы которого имеют глобальный характер и не могут быть решены на национальном уровне.

 

Международные отношения

 

 

Хотя шотландские сепаратисты и обещают, что в случае отделения от Англии Шотландия все так же останется под протекторатом английской королевы, сохранит свой свободный рынок и сложившуюся экономическую систему и даже откажется от идеи создания независимого телевидения. Тем не менее, она может пересмотреть свою политику в отношении членства в Евросоюзе и НАТО, национальной валюты, налоговой системы и предоставления льгот и пенсий. Сторонники отделения убеждены, что Шотландия после выхода из состава Британии станет более состоятельной и благополучной страной, способной оказывать большее влияние на мировые процессы и активно участвовать в них.

 

Можно только догадываться о том, как теперь Соединенные Штаты и другие государства, не согласные с выходом Англии из Европейского Союза, смирятся с внутренним расколом Британии, ведь последствия отделения потрясут не только одну Англию. И все же только будущее покажет, состоится раздел или нет.

 

Читать далее: http://inosmi.ru/world/20140913/222981194.html#ixzz3DCmtau79

Link to comment
Share on other sites

А почему нет?

 

России сейчас - вполне выгоден балаган внутри НАТО...

Новороссию не признали. А они нам ближе.

 

Да и Британия после пакостничать начнет.

Link to comment
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Loading...
 Share


×
×
  • Create New...