Перейти к содержимому
Форум - Замок
Алесь

На пороге нового мироустройства

Recommended Posts

На пороге нового мироустройства

16:32 21.08.2014 , Александр Донецкий

 

 

Мир находится на пороге заката Европы и бурного роста Азии и Латинской Америки

 

Реакция европейских государств на санкции России, введённые в ответ на европейские ограничения для РФ, оказалась близка к шоковой.

 

И не только из-за психологического эффекта, сформулированного министром иностранных дел Эстонии Урмасом Паэтом («В наше время только США и Евросоюз имеют право наказывать плохих мальчиков, у России такого права нет»), но и по причине грустных перспектив, вытекающих из этих санкций для экономики многих государств Евросоюза.

 

В первые дни журналисты на Западе с воодушевлением сообщали, что российское руководство, вводя ограничения на импорт европейских продуктов, собирается уморить собственный народ голодом. Однако подобные сообщения так же далеки от реальности, как и профессиональный уровень авторов статей о грозящем России голоде от серьёзной аналитики.

 

Во-первых, в мире практически не осталось уникальных товаров, не имеющих аналогов, производимых в других странах. И данные товары, как и всё уникальное, доступно лишь очень узкому кругу ценителей, а не массовому потребителю. Согласитесь, ограничение на ввоз аутентичной пармской ветчины отнюдь не вызовет голодных бунтов в населённых пунктах Бурятии, а отсутствие в минимаркетах шампанского марки «Вдова Клико» вряд ли скажется на умонастроениях жителей Славянска-на-Кубани.

 

Во-вторых, рынок не терпит пустоты. Вместо «ножек Буша» на прилавках окажутся куриные окорочка российского производства, вместо голландских и итальянских «массовых» сыров в российскую провинцию хлынут лицензионные или похожие товары из Казахстана и Белоруссии, ныне конкурирующие друг с другом на российском рынке молочной продукции. А у многих любителей фруктов появится возможность вспомнить, что отнюдь не Варшава, а Алма-Ата переводится на русский язык как «Отец Яблока».

 

В-третьих, за введение санкций против России благодарить Вашингтон и Брюссель будут те страны, совместно с которыми Москва уже строит новый экономический союз, либо те, которые готовятся к этому союзу присоединиться. Ведь теперь часть российских денег пойдёт на финансирование сельского хозяйства союзных России стран, а не европейских фермеров.

 

Своей санкционной политикой Европа и США сами себя высекли, обеспечив себе убытки в размере 12 млрд. долл. Для государств Прибалтики потери настолько существенны, что даже до введения Россией ответных санкций прогнозировалось падение ВВП на 10%. Сегодня же ряд рыбоконсервных предприятий Латвии, 90% продукции которых поставляется в РФ, готовятся объявить о банкротстве.

 

Та же ситуация в Литве, теряющей покупателей двух третей производимой свинины, и Эстонии, от четверти до трети сельхозпродукции которой идёт в Россию. В панике финские производители масла, с начала ХХ века ориентированные на российский рынок, а также польские садоводы. Миллиарды евро недополучат голландские, венгерские, болгарские, германские, французские, итальянские крестьяне и норвежские рыбаки.

 

Для Европы политические последствия послушного исполнения воли Белого дома могут оказаться очень существенными. Так, финские политики прогнозируют уже в текущем году политический кризис и досрочные выборы под лозунгом «Прочь от Брюсселя». Руководство традиционно экономически ориентированной на Россию Венгрии открыто заявляет о своём нежелании подчиняться требованиям Еврокомиссии. Зреет недовольство политикой центральных органов ЕС в Болгарии и Греции, где доля России в экспорте достигает 20,2 и 12,4% соответственно.

 

Экономические последствия бездумного следования в фарватере американской санкционной политики уже ощутили на себе Германия, Италия и Франция, являющиеся основными донорами европейского бюджета. Если Париж фиксирует нулевой рост ВВП, то Рим и Берлин отчитываются о его падении на 0,2%. И компенсировать убытки от собственных и встречных санкций Европе просто нечем. То есть, идя на уступки Вашингтону, Европа обрекает себя на новый кризис, выбираться из которого хотя бы до уровня ВВП 2008 года, например Финляндии, придётся не менее 10 лет.

 

А самое неприятное для европейцев то, что они своими действиями добились старта процесса реструктуризации целого сегмента мировой экономики, добровольно сдав свои позиции конкурентам из бурно развивающихся государств Азии и Южной Америки…

 

Так о готовности заместить европейских производителей овощей и фруктов в России уже заявили Китай, Турция и Израиль. Сокращение поставок мяса из Европы готовы компенсировать Бразилия, Аргентина и Новая Зеландия, не пожелавшая терять российский рынок присоединением к американским и европейским санкциям.

 

В стороне от санкций прочих европейцев осталась Швейцария, молочная и сырная продукция которой ничуть не хуже итальянской, французской и голландской. Несмотря на формальную поддержку официальным Токио позиции США, японские рыбаки вряд ли откажутся от возможности потеснить европейских конкурентов.

 

Разумеется, США и Брюссель пытаются оказать давление на указанные государства, добиваясь их присоединения к антироссийским санкциям. Однако дело уже сделано: процесс отмирания сельскохозяйственной отрасли беднейших государств ЕС начался, новый виток экономического кризиса в Европе, который может если не разрушить Евросоюз, то надолго заморозить уровень благосостояния европейцев, стартовал.

 

Вместо Европы экономический толчок, вызванный поступлением российских денег, получат государства БРИКС, Таможенного союза и другие развивающиеся экономики «периферийного мира».

 

И это не предел: Вашингтон и Брюссель в своём стремлении окончательно уничтожить европейскую экономику под аплодисменты азиатских конкурентов уже обсуждают санкции против России, касающиеся поставок в Европу энергоносителей. Каковы будут последствия этого шага для государств ЕС, зависимых от России на 10-100%, остаётся только догадываться.

 

Одно можно сказать с уверенностью: даже без санкций в области энергоносителей мы на пороге заката Европы и бурного роста Азии и Латинской Америки, господа!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Прощай, эпоха безраздельной власти США!

10:02 22.08.2014 ,

 

Гао Фэн

 

 

Вашингтон одной ногой в могиле, но умирать будет еще долго, констатирует китайский журналист

 

Председатель комитета Государственной Думы России по международным делам Алексей Пушков в своем Twitter написал: «Обама твердит: история — на стороне США. Но история гегемонии США уже заканчивается. Новая холодная война Обамы призвана отдалить ее конец».

 

Ранее Пушков уже заявлял о том, что Обама войдет в историю как президент, который вновь развязал холодную войну.

 

Однако сам глава американского государства не считает, что конфликт, возникший вокруг Украины, можно приравнивать к холодной войне.

 

В последнее время глава США высмеивает бездействие России и в то же время призывает союзников к тому, чтобы те заняли еще более жесткую позицию по отношению к КНР. Цель такова: принудить Китай к тому, чтобы тот уважал правила безопасности и международного устройства, определенные западными странами, а также не бросал вызов системе, в которой Америка занимает место бесспорного гегемона.

 

Резкие перемены на Украине, споры в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях - всюду сложная ситуация, того и жди бури. Однако американские лидеры в это самое время то и дело задевают Китай и Россию. Просто в голове не укладывается.

 

В то время, как только ленивый не поливает Америку грязью, Обама хвалится тем, что США будут процветать еще сотню лет. Иными словами, Вашингтон одной ногой - в могиле, но умирать будет еще долго. Поэтому развивающимся странам не следует переоценивать свои силы: американского гегемона, мол, так просто не сместить. Однако когда государственный бюджет страны находится в критическом положении, а военные вечно недовольны, такие воодушевляющие речи нельзя не воспринимать с некоторой долей скептицизма.

 

В нелепое положение ставит Обаму и упрямое нежелание признать важность России и ее лидера.

 

Пушков утверждает, что Россия бросает Америке вызов в борьбе за господство в регионе, однако Вашингтон убежден, что сможет избежать эскалации конфликта. Только вот украинский кризис развивался вовсе не в соответствии с американскими ожиданиями.

 

США надеются, что испытание украинским кризисом приведет к тому, что их европейские союзники будут снова покорно исполнять приказы из-за океана, что все расхождения, наметившиеся в предыдущий период, будут стерты. Однако в вопросе введения санкций страны Европы явно действуют без фанатизма. Особенно примечателен пример лидера Евросоюза Германии, которая куда больше заинтересована в укреплении связей, нежели в усилении противостояния с Россией.

 

США — единственная страна современной эпохи, которая выступает против многополярного мира. Такой подход полностью расходится с концепцией развития, принятой в ЕС. Сегодня Америка затянула себя сразу в три водоворота острых противоречий. Здесь и полный хаос на арабском Ближнем Востоке, и зыбкая почва мутного стратегического позиционирования в отношениях с Китаем, и охлаждение отношений с Россией, в которых, как и во время холодной войны, температура упала до нуля.

 

По сути, это отличный шанс для Евросоюза добиться отмены послевоенного порядка и восстановить величие Европы. Поэтому автор этих строк убежден, что в решении вопросов, связанных с Россией и Китаем, странам ЕС следует больше думать о своих национальных интересах, нежели раболепствовать перед США.

 

Если говорить о ситуации в западной части Тихого океана и приграничных регионах, то Вашингтон раз за разом чинит Пекину препоны, самыми разными способами старается пошатнуть китайскую систему безопасности, замышляет использовать соседей КНР для того, чтобы те совместно создали вокруг Китая систему сдержек и противовесов. Однако все это никак не замедляет роста китайской экономики и роста влияния КНР в Азии.

 

Когда речь заходит о вмешательстве в сферу ключевых интересов страны, Пекин все чаще проводит полностью независимую стратегию, при этом постепенно прибегая ко все более жестким методам. Это и есть прямой вызов региональной и мировой гегемонии США.

 

Если не брать в расчет несколько государств, которые в отношениях с Пекином вечно прячут камень за пазухой, Китай постоянно и разнообразно показывает свое уважение ко всем азиатским странам.

 

Пользуясь экономической мощью и инвестициями, КНР дает этим странам возможность получить реальную выгоду, не ставя при этом никаких политических условий. Подобное мягкое лидерство постепенно убеждает все больше наших соседей в том, что Китай действительно ставит перед собой цель именно мирного возвышения. Сравните с черно-белым мышлением США, которые готовы тут же объявить тебя врагом. Такое поведение тревожит страны региона куда больше чем то, что делает Китай.

 

Внешняя политика КНР проявляется в экономическом расширении. Этот подход создал для нас такую модель оказания влияния на весь мир, какой не было ни у США, ни у СССР, ни у России. Сегодня она дает нам возможность еще сильнее укрепить свое влияние на задворках Америки и в покинутой ею Африке. Может ли американская стратегия сдерживания Китая предложить Вашингтону какие-то меры противодействия политике Пекина? Нет.

 

Сегодня США и их приспешники, включая Японию, изо всех сил стараются поспеть за Китаем, тужатся, пытаясь нанести контрудар, однако КНР спокойно продолжает развертывать свою стратегию.

 

Поскольку мировая политика и мировая система безопасности становятся все более многополярными, мышление в духе эпохи безраздельной власти США может в любой момент оказаться на свалке истории.

 

Читать полностью: http://www.km.ru/world/2014/08/22/protivos...noi-vlasti-ssha

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Кто заполнит оставленный США стратегический вакуум?

("Le Huffington Post", Франция)

Йошка Фишер (Joschka Fischer)

 

 

29/08/2014

 

Хаотические последствия постепенного развала Pax Americana с каждым днем становятся все очевиднее. В течение 70 лет США стояли на страже целой глобальной системы, которая, несмотря на свое несовершенство (и многочисленные ошибки американской сверхдержавы), гарантировала определенную стабильность. Меньшее, что можно сказать, это то, что Pax Americana играл важнейшую роль в обеспечении безопасности Запада. Однако теперь США больше не хотят или не могут быть мировым жандармом.

 

Число разгорающихся на наших с вами глазах кризисов и конфликтов стремительно растет (Украина, Ирак, Сирия, Газа, Ливия), что во многом связано с этой новой американской позицией. Если же новый кризис возникнет в Восточной Азии, еще одной взрывоопасной зоне в политическом плане, совокупность региональных конфликтов приведет к глобальной катастрофе, которую никто не сможет взять под контроль и устранить.

 

Биполярного мира эпохи холодной войны больше нет. Джордж Буш-младший не сумел воспользоваться тем недолгим периодом, когда Америка была единственной настоящей сверхдержавой. Глобализация экономики до настоящего момента так и не привела к формированию общей руководящей системы планетарных масштабов. Возможно, мы оказались втянуты в хаотический процесс, из которого зародится новый мировой порядок. Хотя пока мы наблюдаем лишь предпосылки к этому явлению.

 

Споры о будущем мировом порядке идут по большей части на Западе, а, если точнее, в Северной Америке и Европе. Развивающиеся державы (все они стараются адаптировать свои стратегические позиции в зависимости от национальных интересов и задач), в свою очередь, не проявляют особого интереса к составлению списка идей и правил, которые нужны для формирования этого самого мирового порядка, или вообще неспособны на это.

 

Каким, например, может быть восприятие этого нового мирового порядка в Китае или Индии? (С учетом происходящего в настоящей момент на Украине, нам не стоит надоедать России такими вопросами). Таким образом, стареющий трансатлантический альянс (он — единственный, кто сформулировал свою точку зрения по этому поводу) по-прежнему необходим для поддержания стабильности в масштабах планеты.

 

Как бы то ни было, частотность кризисов обостряет в западных странах основополагающий нормативный конфликт между идеализмом и реализмом, между внешней политикой с опорой на ценности и политикой с опорой на национальные интересы. Хотя всем уже давно очевидно, что западные правительства бросает из одной стороны в другую, эта двойственность теперь вновь вышла на первый план, пусть обстоятельства ее возвращения и представляются искусственными.

 

Кризис в Ираке и ужасающий террор Исламского государства на территории этой страны и соседней Сирии стали прямым последствием отказа Запада вмешаться в сирийскую гражданскую войну. Сторонники «реальной» внешней политики выступили против «гуманитарного», то есть идеалистического вмешательства. Результаты очевидны для всех: гуманитарная катастрофа и большая угроза для всего арабского Ближнего Востока, который сформировали век тому назад.

 

Разгоревшиеся в Европе споры по поводу продажи оружия курдам кажутся совершенно неуместными с учетом сложившейся ситуации в Ираке. Исламское государство прямо на наших глазах грозится убить или обратить в рабство все этнические и религиозные меньшинства, которые не согласятся обратиться в ислам или не успеют сбежать. На фоне этого назревающего геноцида необходимость действовать становится нравственным императивом. Все остальные вопросы - вроде того, что случится с оружием, переданным курдам, после окончания боев, сейчас абсолютно вторичны.

 

Если придерживаться реальной политики, этот аргумент тем важнее, что иракская армия не в силах одолеть в бою Исламское государство, в отличие от тех же курдских отрядов (при условии, что они получат современное оружие). Победа Исламского государства на севере Ирака и захват его боевиками Эрбиля, где расположено правительство Курдистана, стали бы не просто беспрецедентной гуманитарной катастрофой, а страшной политической угрозой для Ближнего Востока и мира во всем мире.

 

Таким образом, связь между ценностями и интересами очевидна, и расхождения во мнении по основополагающим вопросам внешней политики никак ее не касаются. В первую очередь это относится к Европейскому Союзу. Появление неконтролируемого террористического государства на Ближнем Востоке стало бы прямой угрозой для безопасности соседней Европы. Так почему бы не помочь тем, кто может и хочет противостоять этой угрозе в Ираке?

 

Но если сохранением мирового порядка занимается лишь один Запад, не получится ли так, что он окончательно выбьется из сил с учетом количества и природы конфликтов? Большинство этих кризисов не ограничиваются лишь национальным уровнем. Речь идет об асимметричных конфликтах, к которым плохо подготовлены все западные страны, в том числе и США. Градус агрессии поднимает жестокость, которая неразрывно связана с религиозными конфликтами вроде тех, что бушевали в Европе в XVI и XVII веках. Поэтому да, Запад может очень быстро потерять контроль над развитием событий.

 

Но разве у нас есть какой-то другой вариант борьбы против нарастающего хаоса, угроз для безопасности и все новых гуманитарных катастроф? Попытка обойти эту дилемму не может быть выходом для всего Запада и, в первую очередь, для Европы.

 

Обострившиеся на фоне стратегического отхода США современные кризисы заставляют Европу четко определиться с ролью, которую она намеревается играть в будущей стабильности Запада и мира. Если США больше не в состоянии в одиночку нести бремя Pax Americana, Европе нужно взять на себя большую роль в мировой безопасности. Но она не сможет сделать этого, если не в силах говорить в один голос. И слишком многие европейские лидеры, увы, отказываются это признать.

 

Читать далее: http://inosmi.ru/world/20140829/222672633.html#ixzz3BlF4m6tn

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

на меня иногда нападает и я начинаю всякие аналитические статьи читать 90х или эток до 2005 года. по большей части ржака, и не по менее большей недоумение. Это все о том, что сейчас?

я считаю, что все подобные изыскания делятся на две части. одни чтоб показать что автор не на сору найден, другие что бы заложить мысли определенного направления в читающие массы. а анализ ситуации не более чем повод для этого.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

В противостоянии с США Россия возвращает себе роль сверхдержавы

("Iras", Иран)

Сейед Саид Садеги (سید سعید صادقی)

 

 

03/09/2014

 

Для восстановления своего положения сверхдержавы на международной арене Россия реализует две стратегии. Первая – это стратегия многополярности для оспаривания международного положения Соединенных Штатов. Вторая – это энергетическая стратегия. Рассмотрению этих двух стратегий и посвящена настоящая статья.

 

В 1944 году, на завершающем этапе Второй мировой войны термин «сверхдержава» использоваться по отношению к двум государствам – США и Советскому Союзу. Из-за этого в биполярной системе международных отношений во главе двух блоков Запада и Востока оказались два государства, занимающие ведущие позиции в политике, экономике и военной сфере. В 1991 году с распадом СССР и крушением коммунистической идеологии внешняя политика России поблекла на международной арене, утратив всякую инициативу, поэтому Соединенные Штаты стали единственной сверхдержавой в целом мире.

 

Девяностые годы прошлого века отмечены острыми политическими и экономическими кризисами в России, ситуация в которой была усугублена крайней нестабильностью и общественными волнениями. По этой причине у страны не было возможности играть заметную роль в международных делах, а экономическая слабость лишала ее всех шансов в соперничестве с Западом.

 

В тот период Россия фактически утратила свое международное влияние, и причины этого были самые разные: развал целой империи и возвращение к границам XVII века, экономический спад и социальный кризис, экологические катастрофы, ослабление государства и армии, рост преступности и коррупции, шаткая экономика и высокая инфляция.

 

Однако, начиная с 2000 года, и особенно с приходом к власти Путина Россия заняла реалистичную позицию по вопросам внутренней и внешней политики и стала добиваться восстановления своего положения сверхдержавы на международной арене. Сейчас вопрос заключается в следующем: какую стратегию реализует Россия для возвращения утраченных некогда позиций? Для ответа на этот вопрос необходимо отметить, что в последние годы для достижения этой цели Россия придерживается двух стратегий. Во-первых, это стремление к многополярности и вызов положению США в международной политике. Во-вторых, это реализация определенных мер в энергетической сфере.

 

Стратегия многополярности является ответом на политику экспансии и однополярности, проводимую Соединенными Штатами. Энергетическая стратегия служит осуществлению национальных интересов России во всем мире и особенно в странах Европы и Азии.

 

Российская стратегия многополярности

 

В настоящее время Россия строит свое внешнюю политику на принципе многополярности. Она делает это с учетом международного положения США и в целях обеспечения собственных интересов в плане безопасности. Судя по официальным заявлениям представителей российского руководства, русские добиваются проведения независимой внешней политики, направленной на создание многополярного мира, в котором Россия должна занять свое место и тем самым сузить гегемонию Соединенных Штатов в международных делах. Чтобы этого достичь, Россия, решив свои наиболее острые экономические проблемы и улучшив собственное финансовое положение, опирается на военный потенциал.

 

С момента прихода к власти Путин анонсировал три основополагающих принципа своего курса: модернизация экономики, достижение видной роли в процессах мировой конкуренции и восстановление положения России в качестве новой крупной державы. Тактика и конкретные шаги российских политиков доказывают тот факт, что они крайне недовольны односторонними действиями Соединенных Штатов. Явно с 2007 года, а тайно еще раньше, Россия, поверив в собственные силы благодаря достигнутым успехам в разных сферах геополитики и геоэкономики, проводит политику «прямого сопротивления» американскому волюнтаризму и гегемонии.

 

Россия при Путине официально не признает однополярный режим как упорядочивающий принцип устройства мира и считает, что он противоречит ее национальным интересам. Например, в своем весьма резком выступлении на Мюнхенской конференции по безопасности в 2007 году Путин бросил вызов односторонней тактике США и попыткам этой страны установить в мире режим однополярности. Еще тогда российский президент заявил следующее: «Режим однополярности не только не приемлем, но и его установление в нынешних условиях невозможно в принципе». Он опроверг утверждение о том, что в современной международной обстановке существует «один центр власти, один центр принятия решений, один хозяин и одно правительство», и ясно определил намерение России добиваться установления разумного баланса интересов всех игроков, присутствующих на международной арене. Другими словами, режиму однополярности, сложившемуся после окончания холодной войны, так и не удалось окончательно закрепиться. Наступательная политика в энергетической сфере с акцентом на собственное положении энергетической сверхдержавы, масштабная программа модернизации армии, крупные поставки вооружения другим странам, несогласие с установлением систем противовоздушной обороны в Восточной Европе и отказ от Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ), установление новых систем противоракетной обороны в Ленинградской области, поддержка ядерной программы Ирана, участие в сирийских событиях и помощь правительству Башара Асада и, что самое главное, отношение к последнему кризису на Украине – все это является ясным доказательством попыток России повысить свой статус в решении международных вопросов, результатом которых и стала напряженность в отношениях с Соединенными Штатами.

 

Российское руководство убеждено в том, что установленный США однополярный режим существует лишь временно, он неустойчив и действует несправедливо, поэтому последние события в мире, новые коалиции государств и появление таких держав, как Китай, Индия и Россия, бросают вызов этому режиму. Сторонники этой точки зрения считают, что сложившийся империалистический режим не отвечает современным международным условиям, и довольно скоро в мире установится новый баланс сил.

 

Таким образом, усиление напряженности между Россией и Соединенным Штатами убедило русских в том, что данный процесс может не только еще больше ослабить американцев, но и привести к их международной изоляции. Российское правительство, ссылаясь на современные события в мире и ослабление США из-за их неверной политики в последние годы, считает нынешнюю ситуацию вполне подходящей для превращения своей страны в крупную мировую державу, или, выражаясь иначе, межрегиональную силу, способную влиять на международную систему и принимаемые в ее рамках решения. Россия решительно добивается нового распределения власти в мировых делах. Возрастающее стремление этой страны к новому разделению власти основывается на прямом несогласии с американской однополярностью и представлении о том, что управление международными делами едва ли возможно без участия российской дипломатии. Путем создания коалиции с такими державами, как Китай и Иран, Россия пытается положить конец волюнтаризму и политике силы Соединенных Штатов на международной арене.

 

На данном основании Россия позиционирует себя в качестве крупной державы и постоянно в разного рода обращениях по тем или иным международным вопросам критикует США за их однополярность, гегемонию и вмешательство во внутренние дела других государств. Президент Путин пытается позиционировать свою страну как державу, играющую мировое значение и активно участвующую в урегулировании глобальных проблем. Между тем, Соединенные Штаты стремятся лишить Россию права участвовать в решении международных вопросов. Если Россия вновь окрепнет, влиянию и интересам США в соседних с нею регионах будет брошен серьезный вызов. Декларативные и практические меры России с целью постепенного изменения существующего положения и достижения более высокого уровня в решении судеб мира порождает у американского руководства чувства тревоги за собственное лидерство в международных делах после распада Советского Союза и все больше заставляет его оценивать ситуацию как фактическое сохранение статус-кво, поскольку Россия постепенно набирает силы, а США слабеют. Именно по этой причине США стараются создавать как можно ограничений на пути развития России.

 

Энергетическая стратегия России: энергоресурсы как рычаг политического давления

 

Суть внешней политики России при президенте Путине заключается в конкуренции за возвращение своей роли сверхдержавы. По мнению российского лидера, распад Советского Союза в 1991 году был самой большой трагедией ХХ века, поэтому он добивается восстановления позиций России, которые она имела еще в советскую эпоху. В этом ключе энергетическая стратегия России направлена на восстановление ее статуса сверхдержавы.

 

Обладая самыми большими в мире запасами газа и нефти, Россия на международной арене смогла продемонстрировать свою силу в противостоянии Европейскому Союзу и США. Используя скрытую политику угроз в энергетическом плане, кремлевское руководство полагает, что у Запада, который крайне нуждается в российских энергоресурсах, нет никаких шансов. Поэтому энергетика стала для России мощным рычагом контроля политики Европейского союза и стран на Ближнем Востоке и в Центральной Азии. Свою энергетическую стратегию Россия разработала летом 2003 года, когда Владимир Путин отвел ей центральное место в российской дипломатии. Тогда в целях сохранения за Россией лидирующих позиций на мировом газовом рынке были предприняты меры для предотвращения диверсификации энергопоставок, особенно для европейских стран.

 

Запасы нефти и газа играют ключевую роль в возвращении России главной роли на мировой арене. И в Кремле, и в политических кругах других стран существует представление о том, что благодаря своим огромнейшим запасам энергоресурсов Россия способна вернуть себе позиции сверхдержавы. Не вызывает никаких сомнений тот факт, что Россия уже стала сверхдержавой в плане энергетики. Сейчас эта страна относится к числу самых крупных поставщиков природного газа, а за период с 1998 по 2004 года российский экспорт нефти составил почти 48% от общего объема мировых поставок этого сырья. В настоящее время Россия поставляет на мировой рынок 22% природного газа и четверть от 40% газового импорта в Европу. Нефтяные поставки этой страны составляют 12% от мирового объема, в то время как в Европе доля «черного золота» из России составляет 22%. Кроме того, Россия контролирует поставки нефти и газа из Туркмении и Казахстана. Таким образом, ее нефтяная дипломатия, в первую очередь, завязана на европейских странах, потому как экономически они сильно зависят от российской нефти. Европа осознает, что это является ее слабым местом, и поэтому ищет альтернативные поставки энергоресурсов.

 

Активность российской энергетической дипломатии ощущается и в Азии. В этот регион Россия поставляет всего лишь 3% своей нефти. Тем не менее ожидается, что к 2020 году этот экспорт может увеличиться до 20%. В связи с этим Россия пытается не ограничиваться привязанностью только к одному потребителю (имеется в виду Китай), а расширить круг покупателей своего топливо за счет Японии и Южной Кореи.

 

Итак, Россия превратилась в энергетическую сверхдержаву, поэтому она использует свою энергетическую стратегию для подъема собственного национального духа. Ее руководство заботится о сохранении территориального единства своей страны и предотвращении внешних угроз, в том числе и военного характера. Для этого усилия Москвы направлены на то, чтобы использовать энергетический экспорт в качестве инструмента политики. Так, враждебные страны наказываются отказом осуществлять поставки в них российских энергоносителей, в то время как сильные дружественные государства наоборот получают всяческую поддержку, а их компаниям позволят инвестировать в развитие российской нефтегазовой отрасли.

 

Многие арабские страны тоже используют энергоресурсы в качестве инструмента политического давления, однако они бессильны в плане достижения своих целей и, в частности, не могут добиться поражения Израиля. Вместе с тем энергетика играет отрицательную роль в деле становления сверхдержавы. Дело в том, что зависимость от энергоресурсов обычно ведет к незначительному экономическому росту и политической нестабильности. Однако здесь надо отметить, что в этом плане Россия отличает от других стран. До 1991 года эта страна была военной сверхдержавой, и после распада Советского Союза она частично сохранила его оружейный потенциал, включая ядерный арсенал и современные технологии. Кроме того, Россия, как и прежде Советский Союза, продолжает поставлять оружие в другие страны. Таким образом, потенциал этой страны основывается на огромных запасах энергоресурсов и советской военной технике, что и подкрепляет представление о ней как «энергетической сверхдержаве».

 

В настоящее время вместо подразделений Красной Армии для давления на Украину, кавказские и среднеазиатские республики используется энергетика, природный газ и связанные с этим компании. Россия способна изменить сложившуюся ситуацию на евразийском пространстве только за счет энергетики. Эта страна приобретает свой новый потенциал для «мягкой силы» и увеличения политического и экономического влияния благодаря огромным запасам нефти. Начавшееся с 2000 года увеличение цены на нефть и газ привело к экономическому росту России и осуществлению важных реформ в этой стране. Как результат, российское руководство пересмотрело свою внешнюю и внутреннюю политику. В современной международной ситуации нефть и газ сделали Россию настоящей державой и соперником Соединенных Штатов. Энергетические компании России при поддержке национального правительства работают по всему миру. С 2000 года российские нефтяные и газовые гиганты, такие как «Лукойл», заняли видное место в энергетической сфере стратегически важных регионов Ближнего Востока, соседних государствах Восточной Европы и даже в США.

 

Россия обеспечивает половину поставок газа в Европу. Так, например, в 2006 году Германия на 40% обеспечивала себя поставками российского газа, Греция – на 84%, Австрия – на 78%, а страны Балтии и Финляндия – на 100%.

 

До прихода Путина к власти иностранные аналитики говорили о слабости и деградации российской экономики, а правительство этой страны обвиняли в коррумпированности и непрофессионализме. Тогда Россия была поверженной страной, не способной установить внутренний порядок. В 90-х годах прошлого века никто не думал, что эта страна когда-нибудь сможет вернуть себе положение сверхдержавы. Улучшение экономической ситуации началось в 2000 году. Именно после этого благодаря политике российского руководства начала реализовываться идея «России как энергетической сверхдержавы». В рамках данной идеи мощь страны стала трактоваться как использование нефти и газа в качестве орудия усиления собственного влияния на соседние страны и на мировой арене в целом.

 

В результате этого в 2000-х годах с ростом мировых цен на топливо энергоресурсы стали базой развития российской экономики и сильным инструментом внешней политики и дипломатии. На саммите «Большой восьмерки» в 2005 году Путин заявил, что Россия, будучи к тому же и ядерной державой, обладает самым большим потенциалом в нефтегазовой области и лидирует на мировом энергетическом рынке. И действительно, Россия стала крупным производителем и экспортером нефти и природного газа и обладает наибольшими в мире запасами нефти и урана. Словом, в 2003 году энергетическая стратегия России недвусмысленно заявила об энергоресурсах как политическом инструменте, а в доктрине 2009 года подчеркивается, что энергетическая тематика является новым направлением внешней политики этой страны.

 

Выводы

 

Итак, в своей статье мы коротко рассмотрели стратегию многополярности и энергетическую стратегию, которые применяет Россия в целях восстановления собственного положения сверхдержавы на глобальном уровне. Как было отмечено, именно с приходом к власти Путина в 1999 году и улучшением ситуации в экономической, политической и военных сферах эти две стратегии оказались во главе угла российской внешней политики. В нашей статье мы рассмотрели стратегию многополярности и оспаривание Россией положения США в качестве гегемона на международной арене. Испытав сильное унижение в постсоветский период, начиная с 2000 года русские, урегулировав свои внутригосударственные проблемы, вознамерились отомстить США и ограничить сферу интересов этой страны в геополитически важных регионах, таких как Кавказ, Западная и Центральная Азия.

 

Сделав ставку во внешней политике на стратегию многополярности, в последние годы Россия пытается играть активную роль в международных делах и проводить политику, совершенно не зависимую от Запада и США. С 2000 года Россия всевозможными способами старается нивелировать роль США в решении политических вопросов разных регионов мира и по некоторым из них занимает весьма принципиальную позицию, действуя вопреки воле американцев.

 

Протесты по поводу размещения систем противоракетной обороны США в Восточной Европе, война в Грузии, поддержка ядерной программы Ирана, поддержка правительства Башара Асада в Сирии, несогласие с военным вмешательством западных стран в эту страну и, наконец, последние события на Украине отчетливо демонстрируют решительную позицию России, направленную против Соединенных Штатов. Принимая во внимание все эти шаги российского правительства, многие политологи и специалисты по международным отношениям говорят об окончании периода однополярности и начале новой холодной войны между Россией и США.

 

Подводя итог, можно прогнозировать, что Соединенные Штаты продолжат попытки сохранить нынешнее положение и собственную роль лидера и экспансиониста в мире, а Россия будет предпринимать усилия для изменения существующих условий и установления многополярной структуры в международных делах, бросая при этом вызов империалистическому строю. При этом существует целый спектр тем, связанных со стратегиями безопасности, который свидетельствует о серьезном соперничестве между США и Россией. Сейчас основная часть международных проблем, в которых проявляется конкуренция между Москвой и Вашингтоном, касается стратегического паритета, проекта установления систем противовоздушной обороны, региональных кризисов в Афганистане, Северной Корее и Сирии, геополитического соперничества в плане расширения НАТО, нынешней дестабилизации ситуации на Украине, а также такого ряда вопросов, как соблюдение прав человека и предоставление политического убежища Эдварду Сноудену. Таким образом, в настоящий момент все эти проблемы наводят на мысль о том, что российско-американские отношения наладятся еще далеко не скоро. На пути сближения двух стран постоянно находятся определенные негативные моменты, которые препятствуют их развитию.

 

Читать далее: http://inosmi.ru/russia/20140903/222764432...l#ixzz3CDvGmCLQ

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Путин после победы

 

Преподаватель Восточно-Казахстанского госуниверситета Юлия Бражникова спрогнозировала для «НьюсБалт» расстановку сил на международной арене после разгрома киевской хунты.

3 09 2014

 

 

Затихают испуганные возгласы караул-патриотов («Донбасс слили!»), исчезают радостные комментарии пятой колонны и солидарной с ней либеральной интеллигенции («Раскол в Кремле!» «На Путина давит элита!»).

 

Даже для не верящих ни во что пессимистов победа Новороссии становится очевидной. Киевская армия уже не в силах сражаться. Её не спасут ни иностранная техника, ни чернокожие инструкторы, ни наркотики, ни очередная мобилизация. И дело не в её стремительно тающей боеспособности. Причина в том, что несуществующее государство Украина больше не может вести войну. Нечем, некому и незачем.

 

Собственно, война велась не с украинским народом, пусть и зомбированным за 23 года русофобии. И даже не с Америкой, действующей из-за лужи чужими руками. Новороссия вела смертельный бой с фашизмом, который, как сказал Высоцкий, «от глупой дерзости своей» раздразнили Соединённые Штаты, никогда не видевшие нацистов в своём доме. Для замученного народа он принимал разные обличья – то расплывшегося от кровавых сладостей псевдопрезидента, то извращенцев-правителей, то истеричных психопатов-журналистов, то убийц-правосеков.

 

И только по той же тупой дерзости могли надеяться на поражение русского мира писаки, согласившиеся за деньги поливать грязью Россию и президента, их хозяева, возомнившие себя, как Гитлер, властителями мира, подконтрольные им правящие вампиры-сектанты и воюющие отморозки, захотевшие потешиться на чужих страданиях. Фашизм не мог одержать верх там, где уже был однажды жестоко бит. Дончане и луганчане показывают себя достойными своих предков-победителей и освобождают свою землю от замахнувшегося на неё неонацизма.

 

Что же ожидает дальше многострадальную Украину и как себя поведут различные силы, так или иначе имеющие отношение к её трагедии?

 

Дефолт, разруха, голод и холод, нескончаемые военные стычки – ближайшее будущее для народа Незалежной. Борьба за остатки финансов, всё более жестокая грызня, физическое уничтожение конкурентов и лихорадочный поиск путей бегства – будущее киевских властей. Кому нужна такая Украина? Да никому.

 

Недавний визит Ангелы Меркель в Киев, на мой взгляд, имел целью посмотреть на месте, сколько же ещё протянет киевская хунта. Ответ: нисколько. Украинское правительство уже на данный момент совершенно недееспособно и недоговороспособно. И если Евросоюз не желает мёрзнуть этой зимой и раскошеливаться на бесполезную поддержку агонизирующего государства, ему следует хорошо продумать поведение, направленное на скорейшую замену разлагающейся власти.

 

Что касается Америки – здесь всё очень просто. Главная ошибка Госдепа в том, что вероятность победы ополчения даже не рассматривалась. Психология хищника такова, что он может действовать только по шаблону, в данном случае им же придуманному: Югославия, Ирак, Грузия, Ливия, Сирия...

 

Заокеанский капитализм, никогда не сражавшийся с русскими, не представляет, что можно воевать не за деньги, ресурсы и амбиции, а за Родину. Туннельное американское мышление оказалось неспособно понять парадоксальную стратегию российского президента. Несомненно, операция «Новороссия» войдёт в учебники истории. Только Путин мог победить, не вмешавшись в конфликт и избежав тем самым войны с США и ЕС на территории Украины. Только гениальный главнокомандующий мог так распределить силы, чтобы удержать Донбасс под контролем восставших и одновременно в кратчайший срок повернуть ситуацию во всей стране, подготовив смену власти. И только очень сильный человек мог сохранять при этом неизменно миролюбивую риторику, невзирая на шквал критики и недоверия.

 

Изначально неверная установка США привела к последующим неправильным шагам. Америка, а вслед за ней киевские марионетки, послушно ловились на все предлагаемые провокации. Чего стоит, например, отход из Славянска, благодаря которому украинскую армию заманили в мышеловку и методично уничтожали в течение полутора месяцев! А кампания в СМИ, постоянно создававшая впечатление скорого поражения ополченцев! Хвастливые заявления киевской хунты о «параде в Донецке и Луганске на день независимости», немыслимые разрушения и гибель мирных жителей – вот всё, что представили зрителям. Ожесточённое сопротивление армии Новороссии осталось за кадром, благодаря чему победа Донбасса для противников стала ударом обуха по голове. Вошедший гуманитарный конвой вообще низвёл Госдеп и украинское правительство на уровень замечтавшегося неандертальца. «Вторжение сахара и гречки» – это почти из «Тома и Джерри»...

 

Похоже, США и Европа до сих пор пытаются верить в то, что ситуация может измениться в их пользу. Поэтому встреча ТС, ЕС и Порошенко представляет собой, по сути, самый настоящий фейк. Киевская фашистская диктатура однозначно прошла тот период, когда с ней можно было что-то обсуждать – будь то ситуация с газом или соглашение с ЕС. Выходки украинских СМИ и правительства вошли в стадию острого психоза. На Порошенко уже столько крови, что пришла пора за это отвечать. В этих условиях конструктивные переговоры невозможны.

 

Поэтому единственный пункт, который Россия может обсуждать с Украиной – это полная и безоговорочная капитуляция власти для предотвращения дальнейшего кровопролития. Однако конфетный президент, похоже, до сих пор витает в зефирных облаках, видя там скорую победу. Предложение будет им гордо отвергнуто, что развяжет руки Новороссии, мечтающей дойти до Киева. Заокеанских диктаторов со дня на день ожидает горькое отрезвление и унизительное осознание того, что непонятный и загадочный Путин вновь изящно переиграл их и получит теперь уже не кусок Юго-востока, а всю Украину. В этом случае хунту ожидает стремительный слив. Хищническая натура не предполагает поддержки падающего. Его быстро и безжалостно добивают. Тем более, что Америке есть что скрывать, а неудавшиеся киевские политики, оказавшись на скамье подсудимых, молчать не станут.

 

 

Но кто же возглавит разрушенную Украину после ожидаемого переворота? По последним оценкам, для восстановления её экономики потребуется не менее 50 млрд. долларов, и это только на текущий момент. Что и говорить, ни Европа, ни США не повесят такой камень на свою шею. К тому же ЕС заинтересован во власти, с которой Россия могла бы прийти к долгожданному консенсусу по газовому вопросу, находящемуся в точке замерзания. А это значит, что новое киевское правительство должно быть безусловно пророссийским.

 

Но даже такое правительство не в силах вывести экономику из хаоса без посторонней помощи. Какая страна окажет в этом случае содействие братскому народу – ответ без вариантов. Если из истории не делают выводов, она имеет свойство жестоко повторяться. Украина, попросившая в 1654 году защиты от внешних врагов, теперь должна будет просить защитить её от самой себя. В какой форме состоится её вторичное объединение с Россией – в конце концов не так уж и важно.

 

Какова бы ни была судьба Незалежной после разгрома хунты, победа русского мира кардинально изменит расстановку сил на международной арене. Америка, пожалуй, впервые в истории получает такой прямой и жёсткий отпор, лишающий её возможности играть роль всемирного полицейского. Замученные американским давлением страны с удовольствием воспользуются прецедентом. Евросоюз обретёт возможность творчески подойти к санкционному вопросу и втихаря выскользнуть из наиболее невыгодных секторальных ограничений. Чего нельзя сказать о России – занятый продовольственный рынок назад в Европу уже не вернётся.

 

На фоне украинской трагедии, как симпатические чернила, обозначились скрываемые прежде противоречия в отношениях стран бывшего СССР. Каждая республика, поставив себя на место Украины, обнаружила роковое сходство. Взращённая за 23 года русофобия, падение уровня жизни, иноземное владычество, как и в Незалежной, стали результатом тщательно оберегаемого, но на поверку мнимого суверенитета. Слабая государственность, не имеющая потенциала к позитивному развитию, оказалась лакомой добычей для опытных захватчиков. Разрушив всё, что было создано руками русских при советской власти, американские / исламские владыки увлеклись грабежом новых колоний и созданием условий для очередного цветного переворота.

 

Образовавшийся вокруг России «пояс напряжённости» не оставляет выбора ни ей, ни самим «банановым республикам». Поскольку независимыми они по определению быть не могут, очень кстати стóит им всем напомнить: ни одна страна, кроме России, не заботится о культурном и экономическом подъёме менее развитых народов. Все остальные занимаются банальным воровством и раскачкой военных конфликтов. Нет сомнений, что не умеющие достойно проигрывать США всеми силами постараются компенсировать неудачу на Украине, разыгрывая тот же сценарий где-нибудь в «бывших». К счастью, самой привлекательной чертой американского менталитета является предсказуемость...

 

Поэтому одна из важнейших задач послеукраинского мироустройства – воссоединение раздробленного русского мира. Никогда, ни при каких обстоятельствах не должна повториться трагедия Донбасса. Распад СССР был, прежде всего, духовной катастрофой: Россия, в её этнических границах, оказалась разъединённой. Пока русские живут под гнётом национального режима, они остаются его заложниками. В любой момент, как и на Юго-Востоке, местные элиты, управляемые из-за океана, могут перейти к ужесточению антирусской политики и к насильственным действиям. Начавшийся передел границ территорий бывшего Союза будет, к сожалению, продолжаться. Только мудрость правительства могла бы удержать стороны от кровопролития, но, судя по 23-летнему опыту, на неё не стоит надеяться.

 

Победа на Украине даст Путину карт-бланш на право диктовать условия с позиции силы в самых сложных ситуациях. Достойное противодействие американскому давлению, укрепление связей с Европой, «русский вопрос» в Прибалтике и Средней Азии – везде возможен значительный прогресс. Резко изменится в пользу России соотношение сил в Евразийском Союзе. Казахстану и Белоруссии придётся пересмотреть свою «многовекторную» политику, зачастую граничащую с предательством, отказаться от демонстрации «независимости» и антироссийских высказываний – требования будет выдвигать победитель.

 

Глупость и предательство политиков, разорвавших росчерком пера многовековые связи народов, стали причиной нынешней трагедии на Украине. Так больше не может продолжаться. Русский мир восстал против многолетнего угнетения и несправедливости, и остановить его уже нельзя. Новороссия побеждает, иначе и быть не могло, потому что за ней – весь русский народ, сильнее которого ничего в мире нет.

Автор статьи: Преподаватель Восточно-Казахстанского госуниверситета Юлия Бражникова специально для «НьюсБалт».

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Миру необходим реальный противовес США

 

Если односторонний подход Запада не ограничивать, конфликты на Ближнем Востоке и на Украине будут распространяться все шире.

 

Шеймас Милн (Seumas Milne)

31/10/2014

Ну и где ваш конец истории? Конфликты продолжают шириться сразу на трех континентах. Дуга войн, вторжений и нестабильности раскинулась от Афганистана до Северной Африки.

 

В Ираке и Сирии США устраивают очередную попытку вмешательства, на сей раз направленную против так называемого Исламского государства — мутантного отпрыска «войны с терроризмом». На Украине опосредованная война с участием поддерживаемых Россией повстанцев и поддерживаемого Западом правительства в Киеве унесла тысячи жизней. На Дальнем Востоке нарастают трения Китая с Японией и другими американскими союзниками.

 

В воскресенье британские войска, наконец, завершили боевые операции в Афганистане — после 13 катастрофических лет оккупации. Как ни странно, несмотря на распространившую свое влияние по всему миру «Аль-Каиду», власти утверждают, что миссия увенчалась успехом. При этом погибли десятки тысяч афганцев, талибы контролируют изрядную часть страны, насилие, направленное против женщин, ужесточилось, а афганские выборы лишь прикрывают мошенничество и запугивание.

 

Вторгнувшись в Афганистан, Запад начал бесконечную войну, частью которой стали и иракская катастрофа, и действия беспилотников от Пакистана до Сомали, и тайная поддержка джихадистов в Сирии, и оставившая после себя руины государства и гражданскую войну «гуманитарная интервенция» в Ливии.

 

Ближний Восток находится сейчас в беспримерном и беспрецедентном кризисе — и сильнее прочих факторов этому способствовало постоянное вмешательство США и других западных стран, не ограничиваемое ни внешним влиянием, ни международным правом. Запад как поддерживал диктатуры в регионе до «Арабской весны», так и продолжает их поддерживать.

 

Однако если ближневосточный водоворот был порожден новым мировым порядком и господством США, то Украина стала результатом вызовов однополярному миру, проистекающих из неудач Запада в Афганистане и в Ираке. Попытка американских и европейских «ястребов» по итогам многолетнего продвижения НАТО на восток перетащить расколотую Украину в западный лагерь вызвала кризис, поглощение Крыма Россией и восстание на русскоговорящем Донбассе.

 

Выборы, проводящиеся обеими сторонами спустя восемь месяцев после начала кризиса, скорее всего, усугубят раскол страны. Сколько бы это ни называли кремлевской пропагандой, однако США и ЕС, в самом деле, поддержали насильственное свержение законно избранного — хоть и коррумпированного — правительства, а теперь поддерживают военную операцию, в которой участвуют ультраправые группировки, обвиняющиеся в военных преступлениях. Россия тем временем находится под широкими американскими и европейскими санкциями.

 

На прошлой неделе на проходившем под Сочи заседании дискуссионного клуба «Валдай» российский президент Владимир Путин жестче, чем когда-либо, осудил роль США в современном мире. Впрочем, возможно, после того, как Барак Обама назвал Россию одной из трех главных угроз миру наряду с Эболой и ИГИЛ, подобному тону не следует удивляться. По мнению Путина, после холодной войны США стали пытаться править миром с помощью «одностороннего диктата» и «незаконных вмешательств», пренебрегая международным правом и международными институтами, если те им мешали. Результатом стали конфликты, нестабильность и подъем таких группировок, как ИГИЛ. Теперь США приходится «бороться с результатами своей собственной политики».

 

В большей части стран мира многие согласятся с этими словами. На сессии Валдайского клуба, на которой я председательствовал, Путин заявил иностранным журналистам и ученым, что однополярный мир стал средством «апологетики диктатуры над людьми и странами» — однако нарождающийся многополярный мир, вероятно, будет еще нестабильнее. Единственным выходом — и эта идея явно должна была быть шагом навстречу Западу — может стать только воссоздание международных институтов на основе взаимного уважения и сотрудничества. Фактически, речь шла о выборе между новыми правилами и отсутствием правил, приводящим к «глобальной анархии».

 

Когда я спросил Путина, были ли действия России на Украине реакцией на разрушение правил и примером того, как будет выглядеть мира без правил, Путин ответил, что это не так, и подчеркнул, что косовский прецедент дает Крыму право на самоопределение. Однако говоря, что Россия использовала свои войска «для блокирования украинских подразделений», он фактически признал, что Москва пересекла границу законности — хотя и в масштабе, даже отдаленно не сравнимом с незаконными вторжениями, бомбардировками и тайными операциями, которые США и их союзники организовывали в последние полтора десятилетия.

 

Как бы то ни было, крайне маловероятно, что западный лагерь отреагирует на призыв Путина создать новую систему мировых правил. В сущности, США даже во времена холодной войны не слишком уважали правила и беззастенчиво вмешивались везде, где только могли. Однако силу они уважали. После распада Советского Союза это ограничение исчезло. Лишь неудачные войны в Афганистане и Ираке — и вызов западной экспансии и западному вмешательству, брошенный после них Россией в Грузии, в Сирии и на Украине, — положили безудержному американскому могуществу некий предел.

 

Этот фактор наряду с подъемом Китая также дал другим частям мира определенную возможность расширить политическую независимость. Особенно это относится к Латинской Америке. Олигархический национализм Путина, возможно, не слишком привлекателен, однако готовность России служить противовесом западного преобладания мир приветствует. Именно поэтому большая часть мировых стран смотрит на происходящее на Украине не так, как принято на Западе, — и именно поэтому Китай, Индия, Бразилия и Южная Африка воздержались от поддержки в ООН резолюции, которая осуждала Россию за Крым.

 

Однако возможности Москвы обуздывать американскую военную мощь ограничены. Российская экономика чрезмерно зависит от нефти и газа. Ей не хватает инвестиций, а сейчас она вдобавок оказалась под болезненными санкциями. Ограничить одностороннюю мощь Запада в глобальном масштабе, вероятно, сумеет только Китай, но это будет еще не скоро. Как, по слухам, заявил Путин вице-президенту США Джо Байдену, Россия недостаточно сильна, чтобы бороться за мировое лидерство, однако ее помощь вполне может определить, кто станет лидером.

 

Даже Обама регулярно подчеркивает, что США «незаменимая страна», и можно с уверенностью сказать, что любой, кто придет ему на смену, будет намного радикальнее и значительно больше склонен к интервенционизму. Американская элита по-прежнему настроена на преобладание в мире и на максимальное сохранение сложившегося после 1991 года нового миропорядка.

 

Несмотря на все преимущества зарождающегося многополярного мира, опасность конфликтов, включая полномасштабные войны, вероятно, будет увеличиваться. Если мы не хотим, чтобы эти угрозы нас полностью поглотили, общественное давление, которое вызвало вывод западных войск из Ирака и Афганистана, должно будет в ближайшие годы стать намного сильнее.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Не знала куда тиснуть. Пусть здесь висит.

 

Стены между народами всегда рушатся. Реплика Федора Лукьянова

 

В эти выходные Европа отмечает двадцатипятилетие того дня, когда исчез главный символ холодной войны. Девятого ноября 1989 года в 22:30 офицер контрольно-пропускного пункта "Борнхольмер штрассе" в Восточном Берлине позвонил вышестоящему начальнику в погранслужбе ГДР. "Сдерживать толпу больше невозможно. Я открываю ворота". Так рухнула Берлинская стена, которая почти три десятилетия олицетворяла раскол мира на блоки.

Казалось, что крах коммунистического лагеря в Европе открывает новую эпоху, когда стены будут сносить, а строить только мосты. Спустя четверть века даже самые отъявленные романтики не утверждают, что в 1989 году "закончилась история", а мир двинулся исключительно к прогрессу. Возникли новые символы. Зачастую они обозначают куда более глубокие рвы и высокие стены, чем те, что создавало идеологическое разделение, навязанное Германии, Европе и миру в прошлом столетии.

В эйфории перемен мало кто задумывался, что перечерчивание границ, которое началось слиянием двух Германий – это не только объединение, но и размежевание. Со всеми вытекающими последствиями. С тех пор в одной лишь Европе появилось более 20 новых государств, ряд де-факто отделившихся территорий претендуют на полноценный суверенитет. Часто самоопределение сопровождалось кровопролитными конфликтами, всплесками этнической ненависти. Между народами, жившими вместе, возникали непреодолимые пропасти.

Самые наглядные символы пугающих процессов, как ни странно, – как раз мосты. Мост через речку Ибар в Косовской Митровице, отделяющей албанскую часть края от крупнейшего сербского анклава. Мост через реку Ингури, по которой проходит граница между Абхазией и Грузией. Инженерные сооружения, призванные соединять людей, находятся под усиленной охраной иностранных сил — НАТО в Косово и России в Абхазии. Линия соприкосновения там, к счастью, уже не линия фронта, но отчуждение достигает абсолютных величин.

Аэропорт Донецка — тоже мост – воздушный. Там и сегодня гибнут люди, жертвы бессмысленной гражданской войны, в которой заведомо нет победителей. Там даже размежеваться по-настоящему не получается, настолько по живому приходится резать. Вакуум, образовавшийся после исчезновения идеологий, начал быстро заполняться. И не только национализмом, как на Балканах или постсоветском пространстве, но и религиозным фанатизмом. И вот уже выросла стена вдоль границы Палестинской национальной администрации. Оружием палестинского сопротивления стал в какой-то момент не автомат Калашникова, а пояс шахида. Израиль ответил, начав в 2002 году строительство более чем 700-километрового бетонного заграждения, чтобы остановить террористов. Мрачная примета раскола мира на сообщество благополучных, которые пытаются сохранить доминирование, и тех, кто отстает в социально-экономическом развитии, но убеждены в собственном праве на реванш.

25 лет назад трудно было вообразить, что страна, возглавившая поход за объединение мира под флагом демократии и рыночной экономики, сама начнет отгораживаться. В октябре 2006 года президент США Джордж Буш подписал закон о внутренней безопасности. Он предусматривал возведение разделительной стены вдоль границы с Мексикой для сдерживания нелегальной иммиграции. С тех пор и строят.


Другая иллюстрация желания "золотого миллиарда" отгородиться от незваных гостей — стена вокруг испанского анклава Сеута на севере Африки, окруженного территорией Марокко. шестиметровый забор из металлических листов сам по себе устрашал, а в середине 2000-х годов Европейский союз еще и постановил для надежности надстроить преграду до восьми метров.

Воплотился ли в жизнь главный лозунг 1989 года об объединении Старого Света? Нет, и Европа не стала единой, линия лишь сдвинулась на восток. И теперь есть желающие отлить непреодолимый барьер в бетоне. Арсений Яценюк не раз обещал вот-вот приступить к строительству стены вдоль всей российской границы. Глядя на крушение внутриберлинской границы осенью 1989 года, Вилли Брандт, выдающийся канцлер послевоенной Западной Германии, сказал: "Срастается то, чему суждено быть единым". Искусственные преграды всегда рушатся, даже когда кажется, что они будут стоять вечно. И это главный урок событий 25-летней давности.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Два пути мировой экономики: реформа или революция
7 ноября 2014

Финансовый аналитик Кеннет Шортген подвел итоги обсуждения экспертов в рамках Международного финансового форума. Специалисты пришли к мнению, что мировая экономика не успевает меняться вместе с рынком.

Бывший президент Европейского центрального банка Жан-Клод Трише, бывший премьер-министр Австралии Кевин Радд и несколько китайских финансистов говорили о новых правилах и структурах развития финансовых рынков, думали как ввести рынки развивающихся стран в общую систему и искали пути возможных реформ.

В основном, речь шла о быстром росте китайской экономики и валюты. Аналитики пытались понять, как безболезненно можно заместить доллар в международных расчетах. Необходимость скорейших перемен была очевидна всем участникам диалога.

"Сегодня мир стоит на пороге революции. Назрела необходимость построить новую глобальную финансовую структуру и сформулировать новые правила для глобальных финансовых рынков", - заявил председатель международного финансового форума Чэн Сивэй. В продолжение своей речи, он отметил, что подобные начинания требуют вовлечения в сотрудничество всех участников делового партнерства, а также обновленного стратегического подхода.

Жан-Клод Трише подтвердил, что мировая экономика находится на распутье и в обсуждении новых правил должны принимать не только развитые, но и развивающиеся страны.

Кеннет Шортген пишет, что Россия, Китай и другие страны БРИКС уже достигли определенных успехов в этом направлении. Ими была создана независимая финансовая структура, конкурирующая с долларом и системой SWIFT. Кроме того, Китай открыл глобальный банк, аналогичный МВФ и Всемирному банку, а Россия стала заключать сырьевые сделки в российской и китайской валютах.

Нынешняя мировая экономика очень тесно связывает страны между собой. Автор сравнивает отклик на экономические процессы в мире с цепной реакцией, когда проблемы в одной стране, обязательно затронут не только соседей, но и каждую экономику планеты.

Согласно заключению экспертов, происходит разрушение сложившейся финансовой структуры и есть лишь два сценария развития событий. Первый - это фундаментальные изменения привычной экономической системы. Второй - насильственная "перезагрузка" экономики. Если до этого дойдет, то, скорее всего, Восток, а вовсе не Запад станет ключевым игроком на мировых рынках.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Геополитические последствия парижских терактов

 

Как изменят европейскую и мировую политику в 2015 году произошедшие в Париже террористические акции, рассуждает журналист Петр Акопов в статье для издания «Взгляд»

Не так важно, сколько именно человек убили — важнее резонанс. В ходе терактов во Франции погибли 17 человек, но реакция на эту трагедию настолько масштабна, что открывает самым разным силам новые возможности для влияния как на французскую, так и на общеевропейскую ситуацию. Кто будет пытаться воспользоваться расстрелом карикатуристов для достижения своих политических и геополитических целей?

 

Несколько миллионов французов, вышедших на республиканский марш в минувшее воскресенье, десятки мировых лидеров, приехавших в Париж, главные новости на телевидении и первые полосы газет — все это лишь внешняя сторона реакции на теракты. Убийство карикатуристов до предела обострило важнейшую для Франции, да и для всей Европы проблему — межнациональных и межрелигиозных отношений.

Вопрос о том, как дальше жить вместе коренным белым европейцам и эмигрантам, в первую очередь мусульманам, давно уже стал для Европы принципиальным — но теракт 7 января поставил ребром тему «Кто в доме хозяин?». Проблема усугубляется тем, что сами европейцы разделены на два лагеря (условно, но все же — авт.) — верующих традиционалистов и циничных либералов — которые совершенно по-разному представляют себе будущее Европы.

При этом правящие европейские элиты не знают, как решить проблему мигрантов — от мультикультурализма вроде бы собрались отказываться, но не за счет возврата к традиционным ценностям и укрепления национальной культуры. Теракт Брейвика в Норвегии несколько лет назад (2011) показал, что даже попытка разбудить заснувших европейцев шоковым ударом не срабатывает — европейские элиты не готовы сменить курс. Мусульманская община Европы увеличивается с огромной скоростью — не столько за счет новых мигрантов, сколько из-за высокой рождаемости, особо заметной на фоне развала семьи и низкой рождаемости у постхристианских европейцев. Неудивительно, что растет популярность правых националистов и традиционалистов — консервативная и просто сохранившая национальные черты часть общества понимает, что системные партии слишком сильно вписаны в наднациональный проект единой Европы и трансатлантические группы, чтобы действительно отстаивать интересы своих наций.

 

Кризис Евросоюза во многом вызван не только экономическими проблемами — народы Европы не хотят ни раствориться в либеральном проекте общеевропейства, ни быть вытесненными пассионарными и несущими другую культуру мигрантами. При этом европейские государства все больше впадают в неоколониализм — вмешиваясь в дела стран Большого Ближнего Востока, участвуя и разжигая гражданские войны в исламских странах. То, что могла себе позволить Франция или Англия сто лет назад — воевать на Ближнем Востоке — выглядит совершенно самоубийственно сегодня, когда в Европе сложились большие и активные исламские общины.

 

Впрочем, если исходить из того, что политика европейских государств несамостоятельна и определяется вовсе не заботой о сохранении собственного народа — тогда действия европейских элит уже не вызывают такого удивления. Европа не может создать мультикультурное общество (потому что это миф даже для США — авт.), Европа не может ассимилировать миллионы мусульман, Европа не может их выдворить — значит, Европа обречена погружаться в хаос? И стать объектом для манипуляции внешними силами. Парижский теракт дает для этого массу возможностей.

Начнем с внутрифранцузских последствий теракта. Понятно, что в наибольшем выигрыше от произошедшего окажется «Национальный фронт» (НФ). В воскресенье Марин Ле Пен не пустили на «марш республиканцев» — то есть самого популярного политика Франции власти отделили от «ценностей Французской республики». Для атлантической и постхристианской элиты Франции Ле Пен — националист и ксенофоб, выступающая против мигрантов и европейской интеграции. За это «Национальный фронт» уже несколько десятилетий пытаются маргинализировать — вешают ярлык фашистов, дискредитируют в прессе, блокируют на выборах. Но в последние годы все это уже не срабатывает — НФ получил больше всех голосов на последних выборах в Европарламент, а президентский рейтинг Ле Пен превосходит рейтинги всех остальных французских политиков.

Если для Олланда и Саркози Ле Пен несовместима с ценностями республики, то для большой части французов именно нынешняя элита Пятой республики несовместима с национальными интересами и ценностями. А значит, рано или поздно эта элита будет сметена — и к власти придет Ле Пен, как бы ни пытались ее остановить. Теракт 7 января лишь укрепит французов в их поддержке лидера «Национального фронта» — потому что она выступает и против исламистов, и против общества без ценностей, адептами которого и выступали глумившиеся над любой традицией карикатуристы. Смешны попытки правящих социалистов оседлать ту волну возмущения, которую вызвал теракт — потому что они воспринимаются заметной частью общества как люди, ответственные как за борьбу с традицией, так и за потакание мигрантам.

 

Продолжая попытки блокировать Ле Пен, французская политическая элита по сути лишь работает на рост ее популярности. И хотя на выборах 2017 года Николя Саркози предпримет попытку перехватить электорат «Национального фронта», изображая из себя едва ли не большего патриота и националиста, чем Марин, ему это не удастся — проатлантическая позиция бывшего президента слишком хорошо запечатлелась в памяти французов. Даже если Саркози (или кому-нибудь из элитных правых — авт.) снова удастся стать президентом через два года, это лишь отсрочит приход к власти Ле Пен.

 

Последствия терактов будут таковы, что те, кто пытается выиграть от них на короткой дистанции, обречены на поражение при игре в среднесрочной перспективе. Потому что обострение противоречий между коренными французами и мусульманскими мигрантами, между сторонниками традиции и мультикультуралистами может развиваться только по одному сценарию — радикализацию французского общества, в котором, несмотря на всю его атомизированность, традиционалисты все еще имеют относительное большинство, невозможно остановить. Ее можно только замедлить — и это максимум того, на что может рассчитывать нынешняя проатлантическая элита.

Но чем усердней они будут притормаживать национальный поворот, тем больше будут консолидироваться консервативные националисты — потому что они понимают, что не могут себе позволить ждать десять или двадцать лет, ведь тогда изменения в национальном составе населения Франции сделают в принципе невозможной победу консервативного кандидата. По сути «Национальный фронт» обречен на приход к власти — если, конечно, не исходить из того, что у французского народа уже не осталось инстинкта самосохранения.

На то, чтобы воспользоваться плодами терактов, уже выстроилась большая очередь и из внешних игроков. Самую простую игру ведет Израиль — учитывая, что Франция все последние годы все больше склонялась к поддержке идеи создания независимого Палестинского государства, Тель-Авив пытается запугать французов опасностью заигрывания с исламом (заодно педалируя и «антисемитизм террористов» — ведь кроме нападения на редакцию были жертвы и в кошерном магазине — авт.), надеясь тем самым заставить Париж отказаться от поддержки палестинцев. Прибывший в Париж израильский министр рассказывает французам о том, что они должны учиться у Израиля борьбе с исламским терроризмом, уверяя их, что его государство победило террор — это не только не соответствует истине, но еще и полностью игнорирует тот факт, что еврейское государство постоянно играет с огнем, сидя на бочке с порохом.

 

Для Франции, как и для любого государства, конечно же, важна борьба с терроризмом — но в нынешней ситуации главной питательной средой для воспроизведения террора является сам факт того тупика, в который зашли отношения коренных французов и мусульманской диаспоры, да и ценностный кризис самого французского общества, а вовсе не происки «Аль-Каиды». К тому же участие Франции в войнах и конфликтах в исламском мире обрекает ее на то, что и на ее территории ее собственные граждане различного вероисповедания будут все более агрессивно выяснять отношения как между собой, так и с французским государством.

 

От того, признает Франция Палестину или нет, Израилю легче не станет — но вот отказ от поддержки священной для арабов борьбы точно лишь подольет масла в межнациональный огонь во Франции. Израиль построил стену на границе с палестинскими территориями — но невозможно построить стену вокруг Парижа.

США теракт 7 января выгоден настолько, что уже даже появились конспирологические версии о том, что все произошедшее в Париже — не что иное, как провокация англосаксонских спецслужб. Несмотря на многочисленные странные детали событий 7-9 января, все же можно отставить в сторону эту версию — тем более что главное ведь то, как используют последствия событий, а не то, как их организуют. Для США сейчас важнейшей задачей является сохранение своего контроля над Европой, а еще лучше — его усиление.

На фоне конфликта с Россией и напряженных отношений с Китаем, а главное — начала процесса складывания широкой антизападной коалиции, заинтересованной в продвижении нового мирового геополитического и финансового порядка, англосаксам нужно консолидировать свои силы. Европа должна быть включена в Трансатлантическое партнерство — что позволит создать единый кулак Запада под управлением атлантистов. Европейцы — причем как на уровне народов, так и элит — упираются, усиливается противоположная тенденция: к большей независимости от англосаксонского влияния.

 

В этой ситуации нужен образ врага, запугивая которым можно будет продавить свое покровительство. В ходе конфликта за Украину из России усилено лепят такое пугало для Европы — впрочем, получается не слишком убедительно даже для среднего европейца. Образ страшного исламского террориста гораздо реальней — ведь мусульмане живут среди европейцев и действительно порой устраивают теракты.

Для англосаксонских архитекторов глобализации не принципиально, сохранится ли французская нация, или же она растворится в плавильном котле мультикультурализма — то есть не имеет значения, будут ли в итоге французы высылать арабов или решат перемешиваться с ними. Но для них принципиально важно, чтобы Франция не вышла из-под контроля, чтобы там не установился антиатлантический режим и чтобы Париж продолжал участвовать в операциях Запада по контролю над Большим Ближним Востоком. «Исламская угроза» должна будет перебить в глазах французов неприязнь к США, к мультикультурализму — и заставить их смириться с тем, что Вашингтон по-прежнему будет старшим: ведь новую битву за Европу против исламистов и русских не выиграть без англосаксонского командования.

 

Главная ложь этой игры в том, что Европе не угрожают ни Россия, ни исламские террористы — напротив, это Европу пытаются сделать орудием в чужой игре, используя ее что против православного, что против исламского мира.

Россия и мусульмане — это всего лишь соседи Европы. С Россией Европа может жить в мире — если признает границы русского мира и не будет пытаться отрывать от него куски по заказу атлантистов. С исламским миром Европа может жить в мире — если перестанет вмешиваться в его дела и нападать на мусульманские страны. Перестанет учить жизни — словами и силой — тех, кто живет по-другому, верит в другие идеалы и хранит другие ценности. Хотя бы для того, чтобы разобраться с тем, что творится в собственном, уютном европейском доме — пока еще есть время предотвратить надвигающуюся беду.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Россия, Индия и Китай хотят реформировать МВФ
2 февраля 2015

Реформировать международную финансовую систему призвали министры иностранных дел РФ, Индии и КНР. Свое видение необходимых изменений представители трех государств изложили в совместном коммюнике.

“Увеличить вес и представительство развивающихся рынков и стран” - вот основная цель реформ, предложенных Москвой, Пекином и Нью-Дели. Для этого необходимо увеличить квоты, то есть количество голосов, которыми располагают Россия, Индия и Китай при голосовании в МВФ.

Сейчас система построена таким образом, что наибольшая квота - 17,69 процента - принадлежит США, а для принятия каких-либо ключевых решений необходимо собрать 85 % голосов в организации. Завышенная квота дает Вашингтону фактическое право вето, чем американцы и пользуются, блокируя не устраивающие Белый дом решения.

Квоты КНР, РФ и Индии составляют, соответственно, 4, 2,5 и 2,44 процента. Решение об изменении квот было принято на встрече “Большой двадцатки” еще в 2010 году, однако США затягивают окончательное решение вопроса.

Американский Конгресс категорически против реформы МВФ, и первую скрипку в сопротивлении новым веяниям играют республиканцы. Как представители России, Китая и Индии собираются преодолеть этот барьер - пока неясно.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Шешель: Во всем виноват Запад

18/02/2015

Воислав Шешель — сербский политик, бескомпромиссный и резкий в высказываниях, проведший почти 12 лет в тюрьме Гаагского трибунала по делу бывшей Югославии. Недавно он дал порталу ParlamentníListу. cz, единственному из чешских СМИ, продолжительное и откровенное интервью. Досрочно выпущенный на свободу политик говорил не только о своем деле, но и комментировал события в чешской политике, ситуацию в мире, в том числе действия США и России, а также Чехии и нашего президента Милоша Земана. Воислав Шешель также дал оценку бывшему президенту Гавелу.

 

Parlamentní listy: Вы почти 12 лет провели в тюрьме Гаагского трибунала. Как вам кажется сейчас, чем кончится ваше дело? Будет ли вынесен в ближайшее время приговор, или, как говорят критики, от вас просто избавились, чтобы дальше этим делом не заниматься?

 

Воислав Шешель: Прежде всего я хочу сказать, что не думаю об этом. В Гаагском суде я добился того, чего хотел — и победил. И многие убеждены в том, что я действительно победил. Каким будет их вердикт, совершенно неважно. Каким бы он ни был, он не будет основан на праве, потому что я опроверг им все доказательства и всех подставных свидетелей. Это заняло несколько больше времени, чем я ожидал, но я полностью доволен результатом. Я полагаю, что я добился хорошего результата, которым я горжусь.

 

— Вы уже говорили об этом много раз, но, тем не менее, что вы думаете об этом трибунале и его роли в целом?

 

— Гаагский трибунал — международный инструмент, который придуман, чтобы судить тех, кто выступает против американских геостратегических интересов. И чтобы это, конечно, можно было осуществить, на Балканах надо было выявить какие-нибудь ужасные преступления. Два наиболее крупных были Вуковар и Сребреница. Оказалось, что все это был заказ из-за рубежа. Мне во время моего процесса удалось полностью разоблачить то, что западные спецслужбы платили конкретным людям, которые совершали эти преступления. И их имена я указал. А что же является целью американцев? Целью американцев было заполучить некий инструмент, которым бы они устрашали всех будущих политиков по всему миру. Чтобы пугать их тем, что с ними может случиться, если они займут противоборствующую позицию. Вся прежняя судебная практика Гаагского трибунала — это позор для самой идеи международного уголовного права.

 

— Трибунал продолжает рассматривать несколько неоконченных дел, таких как, например, дело генерала Ратко Младича, бывшего боснийско-сербского президента Радована Караджича и Горана Хаджича. Я не хочу спрашивать, каковы ваши прогнозы по исходу этих дел, но, может, вы ожидаете, что вскоре на уровне ООН вмешается Россия и скажет свое слово? Некоторые обстоятельства в прошлом уже наводили на такую мысль...

 

— Я не уверен. Нет, не думаю. Мне кажется, что Россия уже упустила время для такого вмешательства. Когда некоторые мои коллеги спрашивали высокопоставленных российских дипломатов, почему они не отреагировали раньше и откладывали вето, те ответили, что они были готовы, но правительство в Белграде этого от них не хотело, что оно даже было против такого варианта. Правительства в Белграде были прозападные, изменнические и намеренно сдавали сербских политиков и генералов Гааге.

 

Теперь уже не на что накладывать вето, потому что был сформирован и переходный инструмент, остаточный механизм, как это называют. А что касается этих трех финальных процессов, которые относятся к основным, то я думаю, что Караджич принял правильное решение защищать себя сам. Это дало ему возможность допрашивать свидетелей и приложить к делу целый ряд важных документов. И будь я на его месте, я был бы гораздо более агрессивным. Я был бы еще агрессивнее, чем в своем деле. Это имело бы действие. Он был очень конструктивным, но процесс завершился, и теперь он ожидает, когда ему вынесут приговор. И ничего хорошего, как мне кажется, его не ждет.

 

Младич уже не годен для суда: у него было два инсульта с тяжелыми последствиями. Физически он поправился, правда, у него еще плохо действует правая рука. Он двигается, ходит, но мозг его поврежден. Он может делать некоторые вещи, он играет в шахматы, может, скажем, разговаривать, но он не способен следить за своим процессом. Он не способен сконцентрироваться более чем на пять минут. И никакой суд в мире не начал бы его судить. Халжич тяжело болен, и я думаю, он вскоре вернется в Белград. У него тяжелая форма рака мозга. Недавно он подал официальное прошение, и думаю, его отпустят. К сожалению, врачи говорят, что у него нет уже ни одного шанса.

 

— Вернемся к вам и вашей политической деятельности. Как, по-вашему, за эти почти 12 лет изменилась Сербия?

 

— К сожалению, она поменялась к худшему. В правительстве друг друга сменяют прозападные предатели. Ни одно из правительств не принесло народу ничего хорошего. Экономически мы шли на дно. Все сильнее социальная бедность. В общем, народ уже не видит никакой перспективы. Нынешнее правительство самое плохое. И это правительство Томислава Николича и Александра Вучича, которые, к сожалению, вышли из наших рядов. Это были крупнейшие функционеры Сербской радикальной партии, которые пали ниц перед шантажом, деньгами, обещаниями, поэтому Запад их и поддержал на пути к власти. Но они не поняли, что их роль — «одноразовая». Что Сербия никогда окончательно не отдаст Косово и Метохию. А потом у них «выйдет срок годности», и они уйдут. Уже сегодня это понятно по сербской общественности.

 

— Вы сказали, что это правительство — худшее, и что люди не видят никакой перспективы. Как вы отвечаете людям и реагируете на заявления правительства о том, что перспектива — это запланированное вхождение в ЕС?

 

— Вхождение в ЕС означало бы для сербского народа гибель. У нас перед глазами есть ясные тому доказательства — Болгария и Румыния. Я не могу сравнивать Чехию и Сербию, потому что Чешская Республика была всегда высокоразвитой промышленной страной. Но я не уверен, что чешский народ доволен своим членством в Европейском союзе. Хотя сравнивать тут нельзя как с социальной, так и с экономической точек зрения. Сербия никогда не была столь развитой. Поэтому мы сравниваем себя с Болгарией и Румынией. Ни Румыния, ни Болгария не пережили войну и санкции. Они не знали блокад, но сегодня находятся в худшей ситуации, нежели Сербия. Для них вхождение в ЕС было разрушительно.

 

Они были приняты в ЕС из-за вхождения в НАТО, чтобы американцы смогли создать тут свои базы. Их приняли, но потом оставили на произвол судьбы. Вы видите, что делает нынешнее правительство Болгарии во главе с Бойко Борисовым. Они отказались от суммы в 12 миллиардов евро под давлением американцев и европейцев. А взамен они не получат ничего. И от этих денег они отказались по трем причинам. Они заблокировали «Южный поток» и тем самым сделали невозможным его использование для Сербии, Венгрии и всей Центральной Европы. Они также отказались от реконструкции АЭС «Козлодуй» и реконструкции нефтепровода, который шел через Черное море, через Болгарию в Грецию. И что они за это получили? Ничего! А ведь эти 12 миллиардов означали бы для Болгарии множество рабочих мест и, как результат, более высокий уровень жизни и так далее... Мы не хотим в ЕС. Сербская радикальная партия — единственная политическая партия в Сербии, которая с самого начала была против ЕС. Мы хотим сотрудничества на равноправной основе.

 

Мы видим перспективу в интеграции с Россией. Это уже не та Россия, из которой к вам и к нам пришел коммунизм. Эта Россия полна сил и продолжает их набираться. И этого испугались американцы и другие страны Запада, поэтому они стремятся ослабить Кремль санкциями, блокадами и прочим, но они ничего не добьются. У России гораздо более широкая экономическая перспектива. Россия — славянская страна, у нее нет таких амбиций, как у США, желающих править всем миром, завоевывать и подчинять. Во времена Советского союза все было иначе, но коммунизм Россию так никогда и не поработил... И нужно учитывать, что коммунизм России подсунул Запад. Ленин был перевезен из Швейцарии в немецком поезде с английскими деньгами в Петроград, чтобы там совершить коммунистическую революцию.

 

— Если говорить об упомянутом проевропейском пути сербского правительства, то, на ваш взгляд, когда вопрос о вхождении в ЕС встанет ребром, как будут реагировать обычные граждане?

 

— Я думаю, что Сербия никогда не вступит в ЕС, потому что ЕС раньше успеет распасться. Во-вторых, мы сделаем все для того, чтобы свергнуть этот режим. Если у власти будет Сербская радикальная партия, мы тут же остановим интеграцию с ЕС. Но мы не хотим приостанавливать сотрудничество со странами-членами ЕС, если оно будет на равноправной основе. Теперь, после победы коалиции СИРИЗА на выборах в Греции, я настроен очень оптимистично. И я надеюсь, что в ближайшее время «проснутся» испанцы, португальцы, итальянцы и объявят мораторий на выплату долгов. А после уже встанет вопрос о существовании ЕС. Чехия тоже недовольна. И Венгрия. Эти страны тоже начнут вести себя иначе, чем сейчас. Это, как я думаю, больше, чем явный эффект от победы на греческих выборах.

 

— Каково ваше общее мнение об ЕС как о геополитическом игроке? Поскольку и у нас бытует мнение, что во время украинского кризиса стало понятно, что Европейский союз совершенно бессилен и лишь повторяет то, что делают Соединенные Штаты...

 

— Восстание на Украине организовали американцы. В этом нет никаких сомнений. Мятеж сверг легитимную и законную власть. К власти пришли нацисты с Западной Украины. Сегодня Украина истекает кровью во имя чужих интересов. Что было бы лучше для Украины? Вхождение в Таможенный союз с Россией. Вхождение в Евразийский союз. Что бы ей это принесло? Намного более дешевый газ, более дешевую нефть, достаток другого сырья, огромный российский рынок и рынок в Казахстане и других странах. Все это сегодня Украина потеряла из-за измены политического истеблишмента, а что самое плохое — у власти находятся западноукраинские нацисты. Те же, кто во времена Второй мировой войны встал на сторону Гитлера. Украинский народ из-за этого страдает и умирает: в войне уже погибло более 5 тысяч человек. Но я думаю, что тут все равно перевесит фактор патриотизма, и что Украина освободится от этого западного балласта.

 

— Как вы объясняете то, что Евросоюзу или Западу в целом неважно, что в Киеве в правительстве находятся люди с весьма крайними взглядами, которые некоторые прямо называют фашистскими?

 

— Западные страны помогли Гитлеру прийти к власти. Это исторически доказано. Они сделали это, потому что думали, что он пойдет на Восток против Советского Союза. Вот только Гитлер превратился в серьезную угрозу и для Запада. Когда Гитлер оккупировал Чехию, западные страны смотрели на это сложа руки. Чехи сдались и сдали Гитлеру Судеты, без которых не могли обороняться, потому что там находились все оборонные линии и укрепления. Только в случае Польши Запад вмешался, но лишь формально. Запад не хотел войны: он объявил войну Гитлеру и отступил. Гитлер одним мгновенным блицкригом оккупировал целую Францию. И только после того, как возникла угроза английским интересам, ситуация начала меняться. Так что им нацисты не мешают. Ведь и в Хорватии к власти они привели усташей — партию Франьо Туджмана (фашистская партия, подчинявшаяся гитлеровской Германии — прим. ред.). Их привели к власти, потому что это соответствовало интересам Запада. Они восстановили режим усташей в Хорватии, потому что это было в интересах Запада. Было изгнано практически все сербское население, которое там проживало.

 

— То есть вы думаете, что на Украине в итоге случится следующее: восток, который уже сегодня не контролируется Киевом, каким-то образом присоединится к России? Или же есть угроза — о чем часто пишут и в чешской прессе — того, что все это спровоцирует более масштабную войну — не только на Украине?

 

— Воюют две стороны. Я думаю, что Новороссия, вернее, Донецкая и Луганская народные республики, не присоединится к России. Процесс на Украине будет двигаться в том же направлении, что и прежде, потому что больше половины Украины населяют русские — этнические русские и в значительной степени пророссийское население. И украинцы никогда не были врагами русских, если не считать эти националистически настроенные группы с запада. Я полагаю, что Украина проиграет эту войну с Луганском и Донецком. И что патриоты во многих других регионах наберутся смелости и восстанут. Украина не может провести мобилизацию. Недавно там хотели призвать 100 тысяч солдат, но ничего не вышло. А количество добровольцев у них снижается с 12% до 6%, а теперь и до 3%. Никто на Украине не хочет воевать на украинской стороне, на стороне нынешнего режима.

 

А на русской стороне люди готовы воевать и жертвовать жизнью. И в этом разница. Я думаю, что режим на Украине падет. Произойдет восстание внутри страны, а после Украина начнет консолидироваться. Она останется единым государством. Правда, не стоит обманываться, полагая, что Крым вернется к Украине. Он не может, он русский, и он всегда был российской территорией. Декретом 1954 года коммунисты отделили его от Российской Федерации и присоединили к Украине. Раз, два — и готово. А я, будучи другом как россиян, так и украинцев, хочу, чтобы Украина освободилась от нынешнего режима, чтобы к власти пришли украинские патриоты, чтобы Украина была одной из сил в сообществе братских славянских народов. Того же я желаю и чехам, словакам, сербам и болгарам... Я не назвал поляков, потому что думаю, что в их случае это невозможно.

 

— Что вы думаете о санкциях против России из-за Украины? В частности, о том, что эти санкции, как полагают многие, вредят больше Европейскому союзу, чем России?

 

— Действительно, больше всего потерь несет ЕС. Европа потеряла невероятно большой рынок. Европе некуда теперь везти свои продукты питания. А какие последствия это будет иметь для России? Сначала у нее будут проблемы, но потом она начнет развивать свою пищевую промышленность, а это поддержит их производство. Ведь цены на российскую продукцию вырастут. Так они поддержат свою промышленность, электронную и автомобильную, в частности, да и все остальные... Россия будет ориентироваться на сотрудничество с другими странами. А Европа в конечном итоге вредит сама себе. То, что намного больше вредит России, так это низкие цены на нефть и газ. Эту ситуацию искусственно создают американцы, которые доминируют в странах Персидского залива, прежде всего, в Саудовской Аравии. Саудиты отказались от огромной прибыли, чтобы услужить американцам. А что касается Америки... цена на нефть уже ниже той, которая еще была приемлема для американских производителей на их собственной территории. А та масштабная добыча сланцевого газа, которая начала разворачиваться, теперь под вопросом. Потому что с ценой 50 долларов за баррель нефть из сланцев не окупается. Кроме того, нужно упомянуть тот огромный ущерб, который наносится природе ее добычей.

 

— Обратимся к другой теме. В связи с терактом в Париже в редакции журнала Charlie Hebdo начались споры о возможном опасном исламизме в Европе. Что вы об этом думаете?

 

— Это вина западных стран. Когда это соответствовало их интересам, они поддерживали исламский фундаментализм и терроризм. Это было хорошо видно на примере Афганистана. Во время российской, вернее советской, интервенции в Афганистане американцы создавали все эти исламские организации и вооружали их. Среди них была и «Аль-Каида». Советский Союз вывел войска из Афганистана, и исламисты пришли к власти. А теперь они угрожают всему миру. Точно так же было и на Ближнем Востоке.

 

Кто создал Исламское государство? Оно не появилось из ниоткуда. Его создали американцы. Раньше в Ираке был очень цивилизованный режим Саддама Хусейна. С точки зрения европейской системы это не была демократия. А кто вообще там может установить демократию европейского типа? Никто. Но это был цивилизованный и светский режим. Саддам Хусейн в своем государстве уничтожил исламский фундаментализм. Сирия — тоже светское государство. И вдруг американцы поддерживают в этой стране восстание, которое начали фундаменталисты. То же они сделали в Ливии. И что теперь в Ливии? Одни проблемы. Пока там был Каддафи, Ливия жила относительно спокойно. Он выделял огромные средства на социальные пособия, у всех было жилье, бесплатное электричество, бесплатная нефть, образование и прочее. Что у них есть сейчас? Война, в которой друг против друга борются террористические банды. А что сделали с Египтом? Там свергли Мубарака, и к власти пришел Мурси, исламист, Братья-мусульмане. А потом его пришлось свергнуть, чтобы во главе государства встал начальник генерального штаба Ас-Сиси. Но тут им довольно просто удалось исправить ошибку. А Ирак сегодня разорван на три части. Юг контролируют шииты, север — курды, а восток — сунниты в рамках Исламского государства.

 

— Наш президент Милош Земан недавно заявил, что со стороны Исламского государства, или, если говорить шире, международного терроризма, нам угрожает «мегахолокост», что может, по его мнению, стоить жизни миллионам людей, и мир должен с этим постоянно бороться.

 

— Это так. Когда исламисты доберутся до ядерного оружия — это лишь вопрос времени. Потому что крупные державы усовершенствовали и эту область производства. Точно так же исламисты могут заполучить химическое оружие. в Сирии были случаи, когда исламисты использовали химическое оружие, а американцы в этом обвинили сирийское правительство. Так что это огромная опасность.

 

Некоторые утверждают, что в Германии живет 10 миллионов мусульман, прежде всего, турок, и что немецкие статистики даже не могут об этом говорить с уверенностью, потому что еще больше тех, кто в Германии пребывает нелегально. И вы сами видите, как растет их число и в других странах. И в этом тоже виноват Запад. Когда распалась Югославия, Запад поддерживал Боснию и Герцеговину. Было понятно, что без войны не обойдется. И она началась. Было создано одно мусульманское государство. Не вся Босния и Герцеговина, а мусульманско-хорватская федерация. Запад помог албанцам отторгнуть Косово и Метохию. А что теперь? Созданы условия для формирования великой Албании, крупного исламского государства в Европе, в котором проживало бы, если бы оно действительно появилось, 8 миллионов человек или даже больше. Все это делает Запад. Бывшая Югославия была своего рода «заградительным валом» от исламизма. Сербия была валом от исламизма. И что мы за это получили? Бомбардировки. А теперь исламизм стучится в двери и крупных западных стран, таких как Германия, Франция, Англия. Тогда пусть они сами с ним разбираются.

 

— Несколько раз во время нашего разговора вы говорили о России. Что вы думаете о современной России, ее положении и поведении на международной арене, а также о президенте Путине?

 

— Если вспомнить, какой была ситуация в России во времена коммунизма, во времена Ельцина, то станет понятно и все историческое значение прихода Владимира Путина к власти. При Ельцине в России был спад, и она опускалась все ниже и ниже. А Путину удалось поднять Россию с колен, освободить ее от иностранного курирования, чтобы она окрепла во всех отношениях. Россия снова является мировой сверхдержавой, и в этом нет никаких сомнений.

 

— А что вы думаете о мнениях, которые высказываются в адрес Путина, о том, что нынешний спад цены на нефть и экономические проблемы, возникшие из-за санкций, могут привести к глубокому экономическому спаду в России и к падению режима Владимира Путина?

 

— В это я не верю. Смотрите, Путин подписал договор с Китаем на 400 миллиардов долларов о поставке газа. Россия всегда найдет новые рынки: вот недавно было подписано соглашение с Турцией о новом газопроводе под Черным морем, мощность которого составит около 70 миллиардов кубометров. И из них туркам будет достаточно 10 миллиардов. Остаток будет отправлен к греческим границам. Так что если Европа этот газ захочет, то она построит газопровод через Грецию, Македонию и Сербию. А если нет, то покупать его она не обязана. Но газ есть. Россия не будет сломлена. Она переживала гораздо худшие с точки экономики времена. Но опасность появления чего-либо, похожего на коммунизм и способного угрожать России, сегодня предугадать трудно. Потому что даже в 1914 году, когда началась Первая мировая война, никому в голову не приходило, что к власти могут прийти большевики. Такие сюрпризы всегда возможны. Возможно и то, что и в Америке появится военная хунта, которая возьмет все в свои руки. Америка тоже уязвима. Новая технология создала возможность тотального контроля над народом.

 

— Вы уже несколько раз говорили о том, что причиной множества проблем современного мира является Америка. Мне интересно, зачем, по-вашему, Америка все это делает? Что она от этого получает?

 

— Это их метод самосохранения. Ничего другого им не остается. У американцев есть один хороший экспортный товар — это доллар. Они печатают огромное количество долларов и могут купить на них все, что хотят. А доллар? Это самая обычная бумага. И вот так Америка правит миром. Если бы появилась какая-нибудь альтернативная валюта (а евро начал этот путь, и теперь по нему наносят один удар за другим), или если бы Россия, Китай, Индия, Бразилия и Южная Африка создали новую валюту, то пали бы не только американские гегемония и доминирование, но и нарушилась бы стабильность внутри Соединенных Штатов. Америка хорошо живет не благодаря продуктивности своей промышленности, а благодаря эксплуатации всего мира посредством доллара как платежного средства. А что на самом деле происходит? По всему миру люди с удовольствием делают накопления в долларах. Большая часть этих долларов находится в банках. В работе. Но огромное число людей прячет доллары под подушкой. То есть у них есть долларовая наличность. В экономической теории это называется «телец», то есть изъятие денег из оборота. А тот, кто выводит миллион долларов из оборота и положит его под подушку, оказывает Америке огромную услугу. Потому что Америка может тут же отпечатать новый миллион долларов. Финансовый рынок этого даже не почувствует. А это «богатей» будет думать, что под подушкой у него лежит целое состояние (смеется).

 

— А есть ли, по-вашему, реальная перспектива того, что упомянутые вами экономически сильные страны мира на самом деле пожелали бы уничтожить Америку посредством уничтожения доллара?

 

— Этого я знать не могу, я не настолько информирован. Общественность вообще вряд ли может быть информирована о том, какие тайные планы вынашивают российское, китайское, бразильское или индийское правительства. Но я могу рассмотреть некоторые факты. В период кризиса 2008 года и позднее Китай купил американских казначейских облигаций на 700 миллиардов долларов. 700 миллиардов! Так что Китай может уничтожить Америку уже сегодня. Если Китай решит, что может пожертвовать этими 700 миллиардов долларов, он может сбросить эти казначейские облигации на американском рынке с резким падением их стоимости — и все. Песенка Америки будет спета. Как Америка справилась бы с тем, что кто-то пустил в оборот 700 миллиардов долларов в облигациях прямо в Америке?

 

— Вы говорили о том, как США прямо или косвенно осуществляли военную интервенцию в мире. Как вы объясните то, что ряд европейских стран тоже принимал участие в этом?

 

— Англичане делают это постоянно и без колебаний. Французы и немцы иногда сопротивляются. Настолько, насколько могут себе это позволить. Германия сегодня пытается воспользоваться напряженностью в отношениях между Россией и Америкой на международной арене. Потому что Германия постепенно, с помощью экономических и финансовых средств, добивается того, чего не достиг Гитлер. Германия начинает контролировать Европу. Некоторые страны она контролирует в большей степени, другие — в меньшей. Но тенденция очевидна. Британия остается в ЕС, несмотря на то, что она не приняла евро. И только потому, чтобы вставлять палки в колеса немецкому доминированию. Это единственный мотив Лондона.

 

— В конце нашего разговора я хотел бы спросить вас о том, что вы думаете о Чешской Республике, о чехах и чешско-сербских отношениях.

 

— Я думаю, что наши взаимоотношения были переменчивыми. Из тех 25 лет, которые прошли с момента падения коммунизма, я с грустью вспоминаю недружественную позицию Вацлава Гавела в отношении Сербии. Он был враждебен, несмотря на то, что, когда Гавела преследовал коммунистический режим, больше всех его защищали сербские интеллектуалы. В те времена мы устраивали протестные вечера и подвергали себя риску, защищая его. Когда никто не хотел ставить его пьесы, их ставили в сербских театрах. И после всего этого он занял крайне антисербскую позицию. К счастью, все меняется. Но нас ранило, что Чехия признала независимость Косово. Хотя я также вижу, что в последнее время политическое и экономическое сотрудничество крепнет, и я надеюсь, что так оно и будет продолжаться.

 

— Поговорим еще о Вацлаве Гавеле. Подобную негативную позицию в связи с его поддержкой бомбардировок Сербии занимает большинство чехов. Точно так же, согласно опросам, большая часть населения Чехии не поддержала признания независимости Косово.

 

— Думаю, что Гавел навредил и чешскому народу. Но знаете что, сербы понимают, что Гавел — это лишь одно переходное явление. Я не знаю, были вы раньше в Сербии, в Белграде, но тут на каждом шагу, встречая серба, я уверен в этом, вы ощутите с его стороны симпатию к чехам. Во всем сербском народе вряд ли найдется кто-то, кто относился бы к чехам негативно.

 

— Не знаю, насколько вы следите за деятельностью и воззрениями нашего президента Милоша Земана, но я хочу вас спросить о нем. Знаете ли вы что-то нем, что вы о нем думаете?

 

— Я думаю, что он занимает позитивное положение на международной арене, что Милош Земан выступает против произвола стран-лидеров ЕС, что можно проследить в публикациях СМИ. И я его в этом поддерживаю.

 

Воислав Шешель (1954 г. р.)

 

Сербский националистический политик, основатель и председатель Сербской радикальной партии (SRS). Имеет четырех сыновей. Родился в Сараево, где окончил юридический факультет. Будучи чрезвычайно одаренным студентом, он окончил обучение, став самым молодым доктором права в Югославии в то время. Позднее от стал профессором. Когда ему было 30 лет, его судили за критику коммунистического режима и приговорили к восьми годам заключения. Через два года он был отпущен на свободу. В конце 80-х годов он начал карьеру в политике: сначала как критик правительства Милошевича, из-за чего снова попал в тюрьму на год. Затем, еще по время правления Слободана Милошевича, он стал зампредом правительства, а во время гражданской войны организовал набор сербских добровольцев, которых всячески поддерживал, в том числе на фронте.

 

В начале 2003 года он узнал, что Международный уголовный трибунал по бывшей Югославии в Гааге выдвинул против него обвинения в преступлениях против человечности и разжиганию межнациональной розни во время войн в Хорватии, Боснии и Герцеговине и Воеводине посредством своих пламенных выступлений. В конце февраля 2003 года Шешель добровольно сдался трибуналу и с тех пор находился в заключении.

 

Судебный процесс начался только через пять лет после его добровольной явки и до сих пор не завершился. В тюрьме трибунала он провел почти 12 лет. В середине ноября 2014 года он был условно освобожден. Но его процесс все еще не закончен, он ожидает вердикта, который суд уже несколько раз откладывал. Последние выступления обеих сторон прозвучали еще в марте 2012 года. Примерно через месяц после освобождения Шешеля хорватские евродепутаты представили в Европейском парламенте резолюцию, призывающую трибунал снова взять Шешеля под стражу. Их поддержало обвинение, но суд отклонил требование. У Воислава Шешеля рак толстой кишки. После возвращения в Сербию он сразу начал активную политическую деятельность. Но его партия на последних парламентских выборах (в то время, когда Шешель еще был в Гааге) не прошла в парламент.

Читать далее: http://inosmi.ru/world/20150218/226337288.html#ixzz3S49w6zF7

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Вот такой веселый дядя.

Из того, что он написал (а написал забавно), я понял половину, но комменты под статьей восторженные.

Короче, скоро кошмар, выживут не только лишь все, мало кому это удастся.))

А вообще все эти экономические нострадамусы среди вполне понятных фраз почему-то очень часто наворотят такого, что обычному человеку, чтобы разобраться о чем речь, столько не выпить.)

 

 

Мир на грани


Судя по многочисленным комментариям к двум последним постам, огромная масса людей просто не понимает, что и как будет происходить на этапе острого кризиса и обвала рынков. И здесь полярность мнений от «фсепропала» до «юса форева» принципиально ничего не меняет. Все это лишь эмоциональная реакция людей на информацию, пропущенная через собственное восприятие происходящих процессов. Большая часть тех, кто сегодня мнит себя успешным и хорошо вписавшимся в сегодняшние рыночные реалии, даже чисто психологически предполагает, что «эта музыка будет вечной». Своего рода защитная реакция. Другая часть, испытывающая сегодня жизненные трудности видит ситуацию с противоположной стороны. Для них психологическим облегчением было бы немедленное разорение всех «сегодня успешных», чтобы в сравнении с ними не чувствовать себя обделенным. Как это ни странно, но именно сравнительная оценка собственного положения в обществе, а не абсолютный уровень жизни для человеческой психологии имеет первостепенное значение.

Вместе с тем ни одна, ни другая позиция не имеет никакого отношения к реальности и ее перспективам. Вызвано это тем, что за всеми громкими эпитетами типа крах, коллапс, обвал и тому подобными терминами люди просто не видят реальных причин и процессов. А потому не представляют себе их последствий, как и не способны выработать личную стратегию поведения в текущих условиях. А ведь именно спокойная трезвая оценка сегодняшней ситуации в мире является ключом для прогнозирования собственных перспектив и выработки плана действий.

Совершенно очевидно, что в мире наблюдается целый букет кризисов, которые вследствие деятельности властей и экономических глобальных организаций пока не получили полноценного внешнего проявления. Но все эти меры являются лишь оттяжкой неизбежного, причем каждый день, выигранный у проявления этих кризисов, в будущем обойдется лишь дороже. Чтобы было понятнее, попробую пояснить на примере.

Представим себе больного раком, который диагностирован на относительно ранней стадии. Если немедленно сделать операцию и последующий курс химио- или иммунотерапии, то шансы больного на выздоровление достаточно велики. Но ситуация осложняется тем, что больной не может (или не хочет) позволить себе немедленное лечение. Допустим, в этом случае он потеряет свою высокооплачиваемую работу, статус в обществе и испытает существенные трудности по обслуживанию кредитов, взятых под недавно купленный дом. Больной принимает решение подождать с операцией, ограничиваясь исключительно процедурами поддержания здорового внешнего вида, а болевые ощущения купирует все возрастающими дозами болеутоляющих средств. Он полагает, что выигрыш времени позволит ему закрепиться на работе в достаточной мере, чтобы все лечебные процедуры провести тайно во время очередного отпуска, до которого еще много месяцев. В итоге несмотря на по-прежнему цветущую внешность нашего персонажа, болезнь прогрессирует, уже пошли многочисленные метастазы и тому подобные осложнения. В итоге, если пациент все же доживет до отпуска, то он выйдет из больницы (если выйдет) уже со смертельным диагнозом.

Вот примерно так и происходит сейчас в мировой экономике. Не буду распространяться о том, почему и кем именно был выбран такой курс поведения, все это должно быть понятно. Тонны статей и видео в СМИ и Сети рассказывают именно об этом. Нас же интересует, а какие объективные кризисные процессы (раковая опухоль) развиваются в сегодняшнем мире. Я разделю их на несколько отдельных видов, хотя все они находятся между собой в тесной взаимосвязи.

1. Кризис перепроизводства товаров и услуг.
Этот процесс совершенно объективен и абсолютно неподконтролен кому бы то ни было. В мире уже сегодня производится намного больше товаров и услуг, чем объективно востребовано человечеством с учетом его платежеспособного спроса. Процесс ускорения потребления на протяжении множества лет все экономические власти мира пытаются стимулировать любыми средствами, но процесс постоянно пробуксовывает и дает сбои. Более того, чем больше мер предпринимается для стимулирования спроса, тем меньше ответная реакция на эти меры и тем больше перекосов и лишних товаров в производстве. Для производства все это имеет печальные последствия в виде убытков от деятельности, а для потребителей в виде кучи объективно ненужных товаров и увеличения долгового бремени, связанного с их покупкой. Чем дольше длится этот процесс в скрыто виде, тем больнее аукнется в итоге. Значительная часть производств обанкротится, а сокращение совокупного спроса войдет в самоподдерживающийся штопор. Не буду сейчас детально расписывать все механизмы, но если что-то осталось здесь непонятным, готов обсудить в комментах.

2. Долговой кризис.
Этот подвид кризиса сегодня больше всего на слуху и поверхности. В первую очередь потому, что он к сегодняшнему дню поразил практически все формы и уровни экономики. Неподъемными без шансов на погашение долгами обременены практически все государства за исключением нескольких счастливчиков. Пока еще удается поддерживать внешнее ощущение нормальности ситуации за счет того, что хватает денег на текущее обслуживание долгов по процентам. И то та же Греция и очень острая реакция на ее поведение по отношению к кредиторам показывают, что еще чуть-чуть, и видимость стабильности развеется как утренний туман. Если посмотреть вглубь проблемы, то в ряде стран уже для погашение текущих и довольно низких процентов по взятым обязательствам приходится брать новые займы, ведущие лишь к увеличению общего размера долга и будущих платежей. И это на фоне того, что под вопросом уже не экономический рост в будущем, а даже простое удержание экономик на достигнутом уровне. И здесь опять пример Греции показателен, но далеко не единичен. Тем же США для спокойного рефинансирования имеющегося долга уже приходится крайне жестко конкурировать с другими странами и рынками, перетягивая на себя все свободные деньги.

Но это тоже иллюзия. Мировой рынок долгов фактически един, потому для будущего совершенно неважно, в каком именно месте рванет и начнется цепочка последовательных национальных дефолтов. Стоит случиться дефолту в любой стране, как процесс со скоростью лесного пожара распространится на весь мир.

Второй ключевой элемент долгового кризиса заключается в постоянном образовании дефицита ликвидности. Частично я уже описывал этот процесс, сейчас предельно кратко. Для сокрытия истинного положения дел любой экономический субъект от отдельных компаний и банков до государств вынужден постоянно принимать на баланс неликвидные переоцененные активы. С течением времени эти неликвиды занимают в балансах все большую долю до того момента, пока ликвидности не перестает хватать даже на простое поддержание видимости стабильной экономической деятельности. Когда-то в прошлом эти процессы тоже были, но не носили массового характера. Потому удавалось периодически находить «крайних», на которые вешались все убытки и которые объявлялись банкротами. Эти периодические банкротства оздоровляли ситуацию в прочих субъектах, и жизнь продолжалась. Примерно так произошло с «Леман Бразерс», выбранным консолидатором всех наиболее очевидных неликвидов в американской банковской системе. Остававшиеся приличные активы вывели из банка в обмен на эти «ценности», и банк дружно похоронили для спасения всех прочих. Но сегодня в положении потенциальных банкротов находятся практически все государства и все крупные корпорации и банки. В таких условиях простой поиск «крайних» уже ничего не дает. Достаточно понять, что всех мер после падения «Леманов» в виде триллионных вливаний в экономику и перевода всех государственных долгов из частного владения в государственное же и надгосударственное (тот же ЕвроЦБ) дало лишь отсрочку всего в шесть лет. А из емких ресурсов это был последний.

3. Структурный кризис.
Это по сути целый букет кризисов. Гигантские и уже неустранимые терапевтическими методами перекосы наблюдаются во всех размерностях. Производят реальный продукт одни страны, потребляют его другие (национально-государственный аспект). Производит товары и услуги реальный сектор экономики, а основные капиталы сконцентрированы в паразитарном финансовом секторе (капитальный аспект). Первейшее значение для жизни людей имеют товары первой необходимости (продовольствие, одежда, энергия), а их реальная стоимость в разы занижена по сравнению с товарами навязанного спроса (стоимостной аспект). Перечень можно было бы и продолжить, но уже этого более, чем достаточно. Все эти перекосы возникли совершенно не случайно, а были изначально задуманы теми, кто смог заставить мировую экономику работать в собственных интересах. Но как и любой процесс, этот имеет свои пределы. Дальше либо гигантский социальный взрыв планетарного масштаба, либо переход к открытому рабовладению во всем мире.

4. Кризис экономических стимулов.
После победы над социализмом в мире осталась одна общественная формация, имеющая под собой капиталистическую основу. А цель капитализма в производстве прибыли. А прибыль можно получать только из внешних источников. Так для любой компании источником прибыли является ее потребитель на рынке. Сегодня масштабы концентрации капиталов достигли такого уровня, что при желании небольшой группы реальных владельцев этих капиталов в течение очень короткого времени можно было бы создать одну, максимум несколько мегакорпораций, которым бы в мире принадлежало почти все. Не делается это не в виду невозможности, а в виду нецелесообразности столь откровенно светить истинных владельцев. Но этот результат имеет и очень неприятную обратную сторону. Прибыль стала бессмысленной и невозможной целью. Представим себе одну мировую корпорацию. Неважно, какие товары она производит, но в любом случае источником спроса на них являются сотрудники той же корпорации. Поскольку в любом производственном цикле на зарплату этих сотрудников идет только часть стоимости товаров, очевидно, что с каждым циклом совокупный спрос на них будет только падать, а само производство только сокращаться. Увы, но земной шарик это полностью замкнутая на себя система. На практике данный процесс пока не вылез наружу только по одной причине. Корпораций в мире пока не одна, а все же несколько. И между ними до сих пор идет борьба за оставшиеся крохи и собственное выживание. Но в любом случае уже сегодня мы находимся в той стадии процесса, когда все доходы мира (за рамками этих нескольких корпораций) меньше, чем совокупная стоимость производимых этими корпорациями продуктов. И процесс сокращения совокупного спроса уже запущен.

5. Кризис перенаселенности.
Современная экономическая наука настолько хитрая вещь, что умудрилась поставить с ног на голову все, что только можно. Если же смотреть не в современные учебники, а в суть проблемы, то реальным источником мирового богатства является только производство материального продукта. Все прочее, это лишь его последующее распределение и перераспределение между участниками экономического процесса. По мере того, как развиваются средства производства, автоматизация и роботизация производственных процессов, в реальной сфере экономики требуется объективно все меньше людей. Причем, это касается абсолютно всех отраслей экономики, включая даже сельское хозяйство. В итоге все больший процент людей с точки зрения собственников производства оказываются ненужными. Это в свою очередь влечет за собой резкое увеличение государственных социальных расходов, от них к увеличению долгового бремени государств и к уже упомянутому выше долговому кризису. Одновременно за счет этой все более массовой категории «лишних» людей сокращается совокупный платежеспособный спрос, ведущий к усугублению кризиса перепроизводства.

6. Идейно-цивилизационный кризис.
Но самый важный вид кризиса, в который как в пучину погружается человечество, это идейно-цивилизационный кризис. Если отбросить шелуху, то единственной действующей сегодня мировой идеей является идея бесконечного потребления. Но она дает сбои уже по указанным выше причинам. Помимо этого все большая часть народонаселения планеты добровольно отказывается от чрезмерного потребления из-за внутреннего насыщения уже имеющимся имуществом.

А альтернативной идеи для человечества пока не существует. Под альтернативной идеей я воспринимаю не абстрактные рассуждения теоретиков, а идею. Захватившую значительные массы людей. В ряде стран есть некоторые суррогаты таких идей. Например, для Китая, это захват и упрочение мирового лидерства. Для России это противостояние с Западом за право являться независимым геополитическим центром. Для ряда представителей арабских народов, это создание Халифата. Но все это именно суррогаты, ни один из которых не отвечает на вопросы «Зачем» и «Что дальше».

В условиях все усиливающегося разочарования в идее сверхпотребления и неспособности найти ей замену человечество все больше от полноценного развития скатывается к деградации. Причем, часть процессов, запущенных в рамках идеи сверхпотребления, крайне негативно влияют на способность человечества какую-либо альтернативную идею сгенерировать и реализовать. В частности это касается сферы образования. Чем более глубоко и разностороннее образован человек, тем меньше он подвержен соблазнам избыточного потребления, тем больше его заботят не материальные, а духовные вопросы. На этапе стимулирования и глобализации идеи потребления был запущен процесс примитивизации массового сознания и дебилизации человека. Именно такой персонаж является идеальным объектом потребительских рекламных компаний. Но этот же процесс фактически ликвидирует возможность активного и сознательного участия человека в рождении и осуществлении любой идеи развития человечества.

Вот представим себе, что неким непонятным образом, но все кризисные явления удалось погасить. И с помощью всех тех же СМИ, которые сегодня толкают человека к бездумному потреблятству, навязать ему идею крайней необходимости скорейшего выхода человечества в Большой космос и освоения новых планет. Это могло бы при успехе в разы увеличить емкость системы и дать существенный стимул к развитию человечества. Но догадайтесь, какой процент из ныне живущих с их ущербным образованием и неприспособленностью к какому-либо реальному труду, окажется способен стать активным участником этого процесса? Единицы из сотен тысяч, не более. Мозг и руки остальных просто не приспособлены к такому виду созидательного труда.

Все это вместе вызывает некоторое чувство безысходности. Но по счастливой случайности в России все обстоит несколько иначе. Нет, нас тоже грядущий коллапс не обойдет стороной, и никто не позволит нам сидя в первом ряду партера наслаждаться кризисом, бушующем где-то там. И тем не менее, ситуация в России существенно отличается от других стран. По нескольким причинам.

Во-первых, реальное производство в России во многих отраслях физически разрушено. Или просто отсутствует. Мировой кризис, перед лицом которого мы стоим, первым разрушит любую форму глобализации мировой экономики. Как и раньше, мир почти мгновенно раздробится на мелкие кусочки, которые, придя в себя, если выживут, начнут осторожно нащупывать новые связи с соседями уже в новых экономических реалиях. И здесь для России открываются сразу две интересные возможности. С одной стороны, энергоносители в странах, которые лишены этого богатства, пусть и в меньших объемах, но будут востребованы. С другой, это позволит России получить время на создание собственных необходимых производств.

Во-вторых, где-где, но в России никакого кризиса перепроиводства нет и в помине. А потому практически любое созданное осмысленное производство будет мгновенно находить своего потребителя.

В-третьих, над Россией не нависает проблема долгового кризиса. Практически все внешние долги обеспечены ЗВР. Даже без учета средств российского происхождения за границей или внешних кредитов, имеющих фактически внутреннюю природу.

В-четвертых, у России нет проблемы перенаселения. Есть другая, структурная проблема, связанная с населением. Сегодня подавляющее большинство наших граждан занято в сферах торговли или финансов. И все эти люди находятся в группе риска первой величины. Ни такого объема торговых площадей, ни товарного импорта в сопоставимых объемах, ни тем более сотен банков не будет, как не будет и многочисленных инвестиционно-брокерских компаний. Зато возникнет гигантская проблема и потребность в рабочих руках в строительстве и на создаваемых производствах. Это вызовет потребность как в переучивании миллионов людей на новый вид работы, так и необходимость их множественного географического перемещения в зоны создания этих производств. Так что легко не будет.

Можно ли предсказать какие-нибудь более конкретные последствия? Можно. При этом просто оставаясь в рамках элементарной формальной логики.

Например, падение цен на недвижимость в крупных городах будет значительно сильнее, чем в мелких. Просто по тому, что в крупных городах юудет сложнее выжить и найти работу. Это касается и Москвы в том числе.

Обладанием валютой, включая доллары, может просто стать бессмысленным. Она окажется невостребованной в виду резкого ограничения и сокращения трансграничных товаропотоков поездок людей по любым причинам. Потому стоимость того же доллара в России может в разы отличаться от его покупательской способности в самих США.

Риски владения любой заграничной собственностью буду определяться двумя важными факторами. Вашей способностью до нее добраться и иметь возможность ее непосредственно использовать или продать. И ситуацией в том или ном месте, где эта собственность находится. В той же Европе сложность ситуации и проблемы с обеспечением порядка и законов будут многократно превышать аналогичные в России.

Риски глобальной ядерной войны имеются, но минимальны. Фактически эти риски связаны только с судьбой сегодняшних властителей мира. Только они могут попробовать забрать мир "с собой в могилу", развязав ядерный Армагеддон. Но поскольку они тоже живые и на погост не торопятся, с ними можно и придется как-то договариваться.

Самый сложный вопрос из серии "А когда". Не знаю, То, что мир уже на грани и пороге коллапса вижу. А на сколько еще хватит гения "управляющих" по отсрочке неизбежного, сказать сложно.

Есть ли шанс спустить все на тормозах? На самом деле есть. Но именно попытаться не упасть камнем со скалы, а кубарем скатиться по очень крутому склону. Хотя даже для этого придется договариваться всем миром, а признаков такого процесса пока толком не наблюдается.

Вот в принципе и все. Все указанные процессы объективны и совершенно не зависят от моего или чьего-то иного мнения. В них можно верить или нет, но они от этого никуда не исчезнут. Просто надо понять, что в первую очередь ликвидации подвергнуться все виды бизнеса, все товары и услуги, без которых легко можно обойтись, не вызывая социального взрыва у местного населения. И это правило будет действовать во всех странах без исключения.

chipstone

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Ближний Восток вошел в стадию тотального распада

MidEast_Cultural_Historical_Zones_sm.png

Идеологические и политические границы региона рушатся, порождая совершенно новую реальность

Бешеный темп событий, развивающихся на Ближнем Востоке в последнее время, безжалостно ломает все устоявшиеся стереотипы и представления об этом регионе. Политики, дипломаты, военные и эксперты не только раз за разом проваливаются в своих предсказаниях относительно будущего, производя все более ущербные тактики и стратегии, но и просто не успевают адекватно реагировать на происходящее. Предлагаемые решения запаздывают и к моменту имплементации безнадежно устаревают, что ведет к еще большему хаосу, который, в свою очередь, сеет новые сомнения и усиливает непонимание ситуации в головах людей, ответственных за принятие решений.

Благодаря фундаментально важным событиям - терактам 11 сентября 2001 года, американскому вторжению в Ирак 2003 года, «арабской весне» начала 2011, провозглашению халифата в 2014 году, а также мириадам событий и явлений поменьше - Ближний Восток в устоявшемся за предыдущие десятилетия виде просто перестал существовать. И это вовсе не преувеличение.

Ливия, Йемен, Сирия и Ирак - четыре крупных арабских страны с общим населением почти в сто миллионов человек - фактически перестали существовать. Границы, установленные в регионе после Первой Мировой войны, в значительной степени стерты. Вместо международно-признанной политической географии, обусловленной интересами Великобритании и Франции вековой давности, у нас на глазах появляется совершенно новая, выстраиваемая вдоль линий этнического и религиозного разделения местных народов. Причем слом старой системы идет исключительно насильственным путем, торжествует ничем и никем не ограниченное право сильного.

На пока существующей границе Турции и Сирии довольно неспокойно

Но изменения, которые никак не хотят признавать в мировых столицах, затрагивают не только линии границ. Еще более серьезные перемены идут в идеологической сфере. Доминирующее место популярного в ХХ веке «насеризма» - арабского национализма, замешанного на социалистических идеях, быстро занимает воинствующий исламизм. Эта идеология в принципе отрицает концепции «нации» и «национального государства». Стержень его доктрины - исламская умма, то есть сообщество всех мусульман, вне зависимости от национальной принадлежности. Фактически, это вызов всей ныне существующей системе политического и государственного устройства. Наиболее яркий выразитель этой идеологии - халифат (Исламское государство), крайне успешно действующий в разодранных на части Ираке и Сирии.

Стратегии, основанные на прежних представлениях о Ближнем Востоке, действующих там силах и их мотивации, не работают. Региональные и мировые лидеры принимают решения, исходя из устаревших данных. Например, в их картине мира Ирак все еще существует как государство, хотя правительство в Багдаде уже больше года полностью контролирует лишь шиитские районы на юге этой «страны», а курдские и суннитские ее регионы de facto являются суверенными державами. Интересно, что их суверенитет даже сильнее «центрального», поскольку шиитское правительство по сути - лишь марионетка Тегерана. В результате декларируемая США «помощь иракской армии» на деле оборачивается поддержкой шиитских боевиков и (посредством них) Ирана.

Что еще хуже, почти полное исчезновение так называемых «умеренных повстанцев» из Сирии, игнорируемое в США и Европе, ведет к вооружению и снабжению боевиков ИГ за счет западных налогоплательщиков. Но и это еще не все. Так, например, Турция и Саудовская Аравия, пытаясь сохранить в Сирии подконтрольные им силы, недавно поставили современные противотанковые комплексы TOW боевикам «Фронта аль-Нусра», называющего себя сирийским подразделением «Аль-Каиды». Но проблема даже не в этом, а в том, что «Аль-Каида» на сегодня практически перестала существовать, ее активные участники по всему миру уже давно выступают под флагами ИГ. В общем, ПТРК были переданы боевикам халифата.

Вообще, растворение «Аль-Каиды» в халифате, как и многое другое, также пока не осознано в западных столицах в должной мере, хотя об этом открытым текстом говорят и ее былые лидеры, и пока немногочисленные, но весьма информированные эксперты в США и Европе.

На борьбе с «Аль-Каидой» сделано столько карьер, о ней написано столько статей и книг, на противодействие террористам истрачено столько времени и денег, что признание ее фантомом сейчас просто невозможно. В американской мифологии убийство Усамы бин Ладена считается важнейшим успехом и «поворотной точкой» в борьбе против международного терроризма. Никто не решится объявить, что вообще-то эта операция была чисто символической, никакой практической пользы не принесла. Поэтому еще очень долгое время огромные людские, финансовые и интеллектуальные ресурсы по-прежнему будут направлены на войну с несуществующим уже противником, а не на Исламское государство, которое представляет собой вполне реальную опасность.

В противостоянии с ИГ "Аль-Каида" перестала существовать

При этом западные правительства неверно оценивают не только противников, но и союзников. Самый яркий пример - Саудовская Аравия и ее роль в регионе. Далеко не все знают, что опубликованный официальный отчет Конгресса США о терактах 11 сентября 2001 года - неполон. В общедоступной версии отсутствуют 28 страниц, засекреченных настолько, что даже не каждый конгрессмен может их прочитать. Впрочем, примерное содержание этих страниц стало известно. Там идет речь об участии властей Эр-Рияда в организации и финансировании терактов. Судя по просочившимся из Конгресса сведениям, посольство Саудовской Аравии в США, а также члены королевской семьи финансировали и помогали людям, направившим «Боинги» в башни-близнецы и Пентагон. Учитывая то, что роль Усамы бин Ладена во всей этой истории далеко не так очевидна и документально не подтверждена, то для засекречивания страниц есть вполне понятное объяснение: теракты выглядят делом рук саудитов, а вовсе не террориста-отшельника, коротавшего время в афганской пещере без денег, компьютера, телефона и даже свежих газет. Обнародование этой информации чревато очень далеко идущими последствиями для американо-саудовских стратегических отношений.

Что интересно, саудиты не опровергают своего участия в терактах, хотя и не подтверждают его. Но против интересов США работать продолжают. По мнению ветерана ЦРУ Роберта Баера, Эр-Рияд является основным спонсором Исламского государства. Во всяком случае, саудовские власти не мешают финансированию ИГ местными «благотворительными» фондами. Дело тут в том, что халифат и королевство имеют очень много общего. Во-первых, их идеологические основы, система права, государственное устройство и список врагов практически идентичны. Во-вторых, абсолютно приоритетная задача Саудовской Аравии - это ликвидация иранского влияния в регионе. Ради того, чтобы прогнать союзников Ирана из Багдада, Дамаска и, вероятно, Бейрута, саудиты готовы заключить союз с кем угодно. Поскольку американцы в последнее время взяли курс на сближение с Тегераном, то тем хуже для них: Эр-Рияд будет помогать любой силе, способной противостоять иранцам, даже если потенциально эта сила представляет опасность и для самого королевства.

В этом контексте очень важно знать, кто именно сейчас управляет Саудовской Аравией, а также понимать мотивацию правителя.
Принц Мухаммед формально является лишь главой Минобороны, но на равных встречается и иностранными лидерами.

Формальным правителем королевства является его величество Салман ибн Абдулазиз ас-Сауд. Но в действительности 79-летний монарх, перенесший инсульт, операцию на позвоночнике и страдающий старческим слабоумием, не может эффективно управлять страной. Эту функцию он делегировал своему 29-летнему сыну Мухаммеду ибн Салману ас-Сауду, который является самым молодым министром обороны в мире, а также руководит королевским двором и стоит вторым в очереди на престолонаследие. Кроме того, ожидается, что в ближайшее время под его управление перейдет Национальная гвардия, сделав его беспрецедентно могущественным правителем в истории своей страны.

В прошлом королевская семья во избежание появления диктатора распределяла ответственность за силовые структуры между разными людьми, а все важные вопросы решала консенсусом. Теперь этой практике фактически положен конец. Мухаммед ибн Салман быстро превращается в единоличного руководителя, решительно выкорчевывая из органов власти всех недовольных, невзирая на прошлые заслуги и благородное происхождение.

Важно отметить, что этот молодой человек никогда не жил и не работал за границей, обладает лишь степенью бакалавра юриспруденции, но зато отличается крайней религиозностью и крайней неприязнью к «еретикам» - шиитам. По оценке упомянутого выше Роберта Баера, его мировоззрение весьма похоже на взгляды лидеров халифата. Они как минимум понимают друг друга и не испытывают слишком большой неприязни. По крайней мере, в тактическом отношении. Пока Дамаск, Багдад, Сана и Бейрут в той или иной степени находятся под контролем шиитов, ИГ и Саудовская Аравия фактически будут действовать заодно. И это еще одна сложившаяся черта быстро меняющейся реальности, которую категорически не желает понимать и принимать американская политическая элита, для которой Эр-Рияд - многолетний и верный союзник, а вовсе не государство-спонсор терроризма.

Впрочем, все скоро может вернуться на свои места. Если тактически ИГ и Саудовская Аравия пытаются добиться общих целей, то в стратегическом плане столкновение между ними неизбежно. Халифат не может быть настоящим, если не получит контроль над Меккой и Мединой. А это, в свою очередь, предполагает демонтаж саудовского королевства. Поскольку с идеологической точки зрения ИГ намного более привлекательно и агрессивно, многие специалисты в будущем противостоянии ставят именно на него, а не на погрязшую в коррупции и роскоши королевскую семью.

Президент Барак Обама, возможно, и понимает происходящее, но категорически не желает принимать решительных мер. Он изо всех сил пытается не допустить ссоры с Саудовской Аравией, ее захвата исламистами, формального распада Ирака на три части, американской войны с Ираном и окончательного погружения региона в резню всех против всех. Ему надо продержаться и сохранить ситуацию «управляемого хаоса» еще два года - пока не закончится его президентский срок. Что там будет потом - это уже забота следующего американского лидера. Именно поэтому сейчас американские действия в регионе напоминают работу пожарной команды, которая мечется от одного пылающего здания к другому, но не тушит их, а лишь сбивает пламя, которое почти сразу занимается с новой силой.

Генерал Стэнли Маккристал, ранее командовавший американскими войсками в Ираке и Афганистане, в недавнем интервью Fox News заявил, что армия США вполне способна выполнить любую поставленную задачу, но для начала надо определиться, какова окончательная цель американской политики в регионе. По его словам, сейчас даже неясно, какой выход из ситуации был бы для Вашингтона приемлемым и желательным. Проблема в том, что ответа на этот вопрос сейчас нет ни у кого - процесс саморазрушения Ближнего Востока уже активно идет, и чем он закончится, остается только догадываться.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Перспектива Запада – «пир стервятников» после «бури мечей»!

Международный терроризм - это средство управления мировыми процессами. Чтобы придать большую солидность и вес, США ловко «привязали» его к исламуФото: EAST NEWS

Известный историк Андрей Фурсов продолжает разговор о скрытых шифрах эпохи

Продолжение. Начало «Горячее лето-2016! Планета прямиком катится к Третьей мировой?»

Кукловоды Гитлера

- Андрей Ильич, вы много занимались вопросами подготовки двух мировых войн ХХ века. Показываете в своих работах, как Гитлера взращивал Запад. Среди тех, кто имел финансовые контакты с Третьим рейхом, был Прескотт Буш, отец и дед будущих президентов США. Но Гитлер вышел из-под контроля кураторов…

- Гитлера, действительно, растил коллективный Запад. Но у американцев и британцев были разные, противоположные цели. После того, как директорЦентробанка Англии Монтэгю Норман закрыл в 1929–1931 гг. страну от внешнего мира, прежде всего от США (читай: от Рокфеллеров), одной из главных задач Вашингтона стало разрушение Британской империи. Знаменитый дипломат и разведчик Аллен Даллес откровенно говорил об этом в 1943 году. В качестве разрушителя планировался Гитлер, а на роль его терминатора – сталинский СССР. Недаром же американский капитал и специалисты столь активно участвовали в нашей предвоенной индустриализации. Вложившись примерно в 90% наиболее крупных объектов: Днепрогэс, Магнитогорский металлургический комбинат, Нижегородский автозавод, военно-промышленный комплекс, различные отрасли промышленности – химическая, авиационная, электротехническая и др... Значение американской помощи открыто признавал Сталин. Разумеется, США помогли не от доброты душевной, а потому, что британцы закрыли от них свою империю и нужно было решать экономические проблемы, вкладываясь в СССР и Германию. Ну, и укреплять эти государства для будущего военно-политического разгрома Британской империи.

Британцы, наоборот, растили Гитлера для уничтожения СССР, рассчитывая затем добить обессиленный Третий рейх.

В 1939 году Гитлер попытался соскочить с британского крючка, напав наПольшу. Это считается официальным началом Второй мировой. В ответ фюрер получил европейскую войну с англичанами. Однако в 1941 году те смогли толкнуть его на СССР, сломав, таким образом, американский план. Но Черчиллю это не помогло. В ходе войны, круша Гитлера, Рузвельт и Сталин ломали заодно и Британскую империю.

- Да уж, после Второй мировой «Империя, над которой никогда не заходит солнце», действительно закатилась. Как и фунт стерлингов. Мировой валютой стал доллар. И хотя Елизавета II помимо Великобритании официально является ныне королевой еще пятнадцати независимых государств, от Австралии, Канады до Ямайки, у британцев остался один удел – туманный Альбион. Но и он может развалиться. Шотландия рвется к независимости, которую ей предсказал предок Лермонтова, великий пророк Томас Лермонт. После брексита это становится реальностью.

- Что касается Прескотта Буша, он был фигурой далеко не первого ряда в контактах с нацистами во время войны, потому и угодил под суд. Адвокатом у него, кстати, был Аллен Даллес, имевший давние связи с гитлеровцами. Дело замяли…

- Однако на Западе до сих пор говорят, что именно пакт Риббентропа – Молотова открыл путь ко Второй мировой. Эту версию активно поддерживают и наши либералы.

- Полная чушь. СССР был последней крупной европейской страной, заключившей договор такого рода с Третьим рейхом. Когда все наши попытки договориться с Западом об общем противодействии фашизму провалились. Путь к войне открыл, а точнее, де-факто ее началом стал Мюнхенский сговор 28 сентября 1938 года. Сговор, помимо прочего, стал попыткой создать эдакое прото-НАТО. Но советско-германский договор 23 августа 1939 года эту попытку сорвал, что до сих пор бесит определенные круги на Западе. Пусть бесятся.

Кровавые наследники Третьего рейха

- Андрей Ильич, я не случайно начал разговор с Гитлера. Напрашиваются тревожные параллели с днем сегодняшним. Ныне таким же агрессором, угрозой всему прогрессивному человечеству, поджигателем Третьей мировой многие называют ИГИЛ, запрещенный в РФ. Вы сами в первой части беседы сказали, что «международный исламский терроризм» поднялся благодаря США. Сейчас, по вашим словам, идет такая же глобальная битва западных «престолов» – американского и западноевропейского, как это было перед Второй мировой…

- Давайте сразу оговоримся: глобальную битву ведут не государство США и государства Западной Европы – последние уже давно под американской пятой, а кластеры транснациональных/наднациональных сил: банки, корпорации, монархические и финансово-аристократические группы, их союзы, группировки. На службе этих союзов/престолов находятся государства – американская «имперская» бюрократия, евробюрократия, которые, кстати, имеют и свои интересы.

- ИГИЛ, другие террористические группировки исламистов объективно выступают на стороне американцев. Продолжают зверствовать на Востоке, в Сирии, Ливии, Ираке. И все новые беженцы в страхе стремятся оттуда в Европу. Чтобы все больше дестабилизировать Старый Свет по замыслу заокеанского «престола». И в самой Европе ИГИЛ устраивает громкие теракты для ослабления Евросоюза. Россия, как СССР в 30-е, призывает Запад сообща остановить террористов. В той же Сирии, для начала. Но понимания у западных «партнеров» Москва не находит. Уроки Истории ничему не учат?

- Во-первых, не учат. Во-вторых, для ряда верхушек Запада Россия хуже ИГИЛ. В-третьих, Третий рейх и ИГИЛ – явления разного порядка, масштаба, но не направленности. Нацистский проект был направлен на ликвидацию всего того, что возникло на Западе (и в мире) после Французской революции 1789–1799 гг. И хотя в Третьем рейхе была правящая партия – НСДАП, формально – современный институт, в случае победы планировался переход власти к Черному ордену СС с последующей демодернизацией общества на расово-кастовый манер. ИГИЛ – тоже Антимодерн.

- Что такое «демодернизация»?

- Последние столетия мы живем в «обществе Модерна», как именуют его социологи. Т.е., современном. Его характеризуют наличием современного государства, формальной демократии, рационального знания (наука), гражданского общества и т.д. Идеология нацизма все это отвергала, грубо говоря, с позиций европейского средневековья и целилась на создание футуроархаического мира: раса, кровь, почва, короче, «сумрачный германский гений» во всей красе. ИГИЛ по своим устремлениям – это тоже отрицание Современности как типа, курс на футуроархаику.

- Не придется ли Москве в конце концов заключить договор с ИГИЛ, типа Молотова-Риббентропа, к чему уже завуалированно призывают некоторые наши политологи, публицисты? А что, еще недавно мы были на грани войны с Турцией, а сейчас вновь дружим с Эрдоганом. Который явно строит исламское государство без кавычек.

- Все-таки кавычки есть. Турция – это государство. ИГИЛ – образование иного типа, с такими договоры межгосударственного типа не подписываются. Да и какой договор может быть с тем, кого спонсируют союзники США, прежде всего Саудовская Аравия, и в ком американские банки и корпорации заинтересованы, пусть косвенно, в качестве дестабилизатора Европы.

Реанимация Крала Маркса

- А вот здесь, пожалуйста, поподробнее.

- Совершенно ясно, что в том виде, в котором Европа существует сегодня, «хозяева мировой игры» ее списали. И это, кстати, одна из причин, почемуВеликобритания в июне рванула на выход из Евросоюза. Заканчивается та эпоха европейской истории, которая стартовала Французской революцией 1789–1799 гг. и – шире – эпохой революций 1789–1848 гг. Первой попыткой повернуть вспять этот процесс был эксперимент «Третий рейх». Он не удался, поскольку оказался преждевременным. Сегодня, на исходе общества Модерна Западу нужны новые формы. «Свобода, равенство, демократия», рынок, права человека и т.п. и основанный на этих лозунгах социум по сути уже умер. «Неолиберализм» и «стратегия меньшинств» (этнических, сексуальных и т.п.) были призваны подвести его к краю. А такие явления, как «миграционный кризис» – за этот край столкнуть. Как говорится, ничего личного – классовый интерес. Маркса надо читать.

- Маркса, извиняюсь, после 1991 года самого выкинули за борт Истории, у нас его практически не изучают.

- Правильно. Маркса изучают в учебных заведениях для западной элиты. Околоинтеллектуальному быдлу из стран периферийного капитализма Маркс не положен – опасно. Неудачникам от истории на их «образовательном пикнике на обочине» скармливают третьеразрядных авторов типа Хайека, Поппера, Гидденса, всякую политологическую шушеру – под видом «передовой мысли». Элите – Маркс, Парето, Грамши и другие. Идеолог глобализма Жак Аттали , первый глава Европейского банка реконструкции и развития, член Бильдербергского клуба, лет десять назад выпустил восторженную биографию Маркса. На Западе уже почти десяток лет идет ренессанс Маркса, и интерес к нему по мере нарастающего системного кризиса капитализма будет нарастать.

- Скептик скажет: коммунисты весь ХХ век трубили о кризисе капитализма, но вот коммунизм рухнул, а капитализм жив, да как – посмотрите на Бродвей, Оксфорд-стрит, Елисейские поля...

- Конечно: 100 сортов колбасы и 100 сортов сыра! Это мы уже слышали от перестроечной и постперестроечной шпаны, чьей задачей было уболтать население России и обеспечить его ограбление кучкой отечественного ворья и их западными кураторами. Кризис социальной системы – долгосрочный процесс. Упадок капитализма как системы можно датировать началом ХХ в. В этом упадке могут быть временные подъемы, так было и с упадком Римской империи, но общая тенденция неумолима. Системы смертны, как и люди.

Что касается Бродвея и т.д., то кроме США и их богатых союзников естьГаити, Замбия, Филиппины и многие другие страны. Капитализм – это не только небольшое богатое и сверхбогатое ядро, но и огромная нищая периферия. Данные по 2015 году: 14% мирового населения, т.е. 830 млн. живут за чертой бедности – менее 1,25 доллара в день; еще около 30% - на 2 доллара в день. Причем, тенденция к увеличению богатства на одном полюсе и росту нищеты на другом растет. В 2009 г. 1% богатейших людей владел 44% мирового богатства, в 2014 г. – 48%, в 2015 г. – 50%. Последнее соотношение – системная норма для капитализма. Единственный нетипичный для этой системы и очень короткий период – с 1945 по 1985 гг. Само существование Советского Союза заставило в те годы буржуинов делиться, чтобы свои работяги и представители среднего слоя не вдохновились советскими достижениями в области социальной справедливости и эффективности. После разрушения СССР все вернулось на круги своя, причем, стремительно. Была восстановлена норма «железной пяты» начала ХХ в.: 1% населения контролирует 50% богатства. В то же время нараставшие кризисные явления продемонстрировали мировой верхушке, что капитализм с его государством, демократией и т.п. свое отработал, и сохранение власти, «привилегий», нормы «1% : 50%» требует его демонтажа. Тот же идеолог глобализма Жак Аттали уже провозгласил приход «глобальной распределительной экономики».

- Расшифруйте!

- Контроль над ресурсами планеты, с одной стороны, и психосферой и поведением человека, с другой, а то и с созданием иного типа человека. Уже сейчас развернулась борьба за будущее: кто кого отсечет от общественного пирога. Эта борьба предполагает не только социальную войну богатых против бедных, которая развивается по нарастающей во всем мире, но и внутри самой верхушки. «Большие рыбы пожирают малых», как на картине Брейгеля-старшего. Главная война – война американских банков и корпораций за выживание, за будущее, которая требует поглощения западноевропейских и части восточноазиатских экономик. «Миграционный кризис» и волна террора в Европе, бьющая по наиболее сильным западноевропейским странам, – две стороны одной медали.

"Их многие десятилетия приучали к толерастии"

- А европейцы могут что-то этому противопоставить?

- Теоретически «миграционная прививка» может привести к появлению правых националистических режимов. Даже западные деятели, например, бывший директор Национального экономического совета США Л. Саммерс заговорили о желательности «ответственного национализма». Но как создать его? Европейцам ведь в течение всего послевоенного периода, т.е. на протяжении жизни трех поколений вбивали в голову, что национализм – плохо, это нечто похожее на нацизм. Их многие десятилетия приучали к толерастии, педерастии и мультикультурастии. А любые попытки проявить национальное самосознание в противовес общеевропейскому и так называемому общечеловеческому жестко подавлялись – куда только девалась свобода слова? Полстолетия идет демонтаж европейских наций, не говоря уже о государствах.

На что опирался европейский национализм XIX–XX вв.? В одних случаях на идеи традиции, в других – на республиканские идеалы. Традицию в Европе уничтожают с помощью мультикультурастии; республики – лишь фасад, за которым олигархический строй, власть немногих – антидемократическая и антиреспубликанская по своей сути. Нации рушат и с помощью разрушения образования: человек, не читавший или даже не знающий Данте, Шекспира, Гете, Мольера – плохой материал для национального возрождения. Я уже не говорю о том, что даже «ответственный» (читай: ограниченный) национализм требует совершенно иных лидеров, чем нынешние клерки, все эти премьеры, канцлеры-шманцлеры. Речь идет о лидерах, способных действовать поверх бюрократических структур, причем, именно евросоюзовских. Но мы все помним судьбу Йорга Хайдера, лидера Австрийской партии свободы, основателя Альянса за будущееАвстрии. В 58 лет он погиб в автокастрофе. Служебный автомобиль Хайдера по неустановленной причине вылетел с трассы….

- Следствие закончено – забудьте!

- Наконец, рост национализма в Европе, особенно во Франции и Германии явно не в интересах кластера корпораций под названием США, которые сделают все для подстраховки на случай такого развития событий.

- Например?

- Попытаются создать противовес возможному германо-французскому блоку на основе некоего геополитического образования с Польшей в качестве ядра, эдакого второго издания Речи Посполитой. Туда постараются подтянуть другие восточноевропейские страны (первым делом, Украину, конечно). Блок Неоречь Посполита и Турция, безусловно, рассматривается в качестве одного из важных антироссийских направлений. И если бы попытка переворота завершилась свержениемЭрдогана, то процесс сколачивания такого блока, несомненно, ускорился бы, сопровождаемый провокациями по периметру наших границ, а то и в их пределах. Думаю, перевод Крыма в Южный федеральный округ – упреждающий ход в правильном направлении.

Таким образом, национальное возрождение Европы – вещь крайне маловероятная. Не случайно молодые образованные европейцы уезжают вКанаду, Австралию, Новую Зеландию; молодые образованные португальцы - в Бразилию. А молодые необразованные африканцы из Анголы иМозамбика массами валят в чернеющую год от года Португалию. И здесь мы подходим ко второму аспекту проблемы «ответственного национализма». Огромной, растущей массе арабо-африканского населения, единственным рывком которого из нищеты и бедности может стать переселение в Европу. Для Старого Света это будет означать демографический конец, социальную катастрофу. По мнению одного из наиболее авторитетных исследователей мировых демографических процессов, профессора Г. Хайнзона (ФРГ), в ближайшие 35 лет в Европу могут переселиться 250 млн. мигрантов. Если учесть, что 507 млн. жителей Евросоюза - люди в среднем не очень молодые, а мигранты – голодная, но не желающая работать молодежь, результат очевиден. Опросы Гэллапа дают еще большие цифры: 950 млн. переселенцев к 2050 г.

- Европа столько не выдержит!

- Она и 250 млн. не выдержит. Да, возможно, обе цифры – полемическое преувеличение. Но, полагаю, достаточно 100 млн. мигрантов, чтобы навсегда покончить с Европой, которая и так уже постхристианское, а во многом и постзападное общество, не способное ни к физическому, ни к духовному сопротивлению. Вот так возвращается Бумеранг Истории. Несколько тысячелетий назад нынешние европейцы – носители галлогруппы Rb 1, эрбины, как называет их специалист по ДНК-генеалогии А. Клёсов, ворвались в Европу с востока и вырезали практически все жившее там население. Редкие остатки – пикты (одни из предков шотландцев) в Англии и дунайские славяне(в основном сербы). И тех и других европейцы, будь то Рим, Рейх или Альбион, всегда ненавидели. И вот теперь сами эрбины, белые европейцы оказались под угрозой уничтожения.

- А вдруг иммунитет проснется и белые европейцы попробуют защититься?

- Будет жесткое военно-полицейское государство с жестокой социальной дисциплиной. Конкретная форма может быть самой разной: импероподобное образование в границах империи Карла Великого, союз постгосударственных образований, напоминающих Ганзу (союз свободных городов Северной Европы XIII–XVII вв.), Ост-индские компании или что-то совсем новое. Но главное даже не в этом.

- В чем же?

- Европейцы, населяющие эти постгосударственные образования, должны будут стать совсем другим человеческим материалом, чем нынешние. Возможно, этот вариант не реализуется. Альтернатива – окончательная гибель Европы и европейского белого человека в этой части света. Весьма возможно, что разными силами реализуются одновременно оба варианта. В любом случае, у нынешней дестабилизации Европы несколько целей, причем, они имеют различную историческую длину, срочность – краткую, среднюю и долгую.

- Каких масштабных катаклизмов ждать в ближайшее время? Третью мировую? Глобальный передел мира?

- Поздно пугаться. Глобальный передел мира уже идет с 1991 года. Мировая война в духе ХХ века невозможна: индустриальная эпоха и борьба за гегемонию внутри капиталистической системы окончена. Кроме того, сегодня те цели, которые в ХХ в. достигались военным путем, можно достигнуть иными способами – финансовым, информационным.

- Спасибо, Андрей Ильич, успокоили!

- А вот всемирно-точечная война уже идет, и это становится постоянной реальностью. Мы живем в эпоху войномира, когда грань между войной и миром почти стерта, пунктирна. Все больше и больше зон на планете охвачены боевыми действиями, которые ведут не государства, а структуры типа ИГИЛ, наркокартели, племена, ЧВК (частные военные компании) и т.п. Впору кричать: «Большой Брат, вернись, я все прощу!». Не вернется. На его месте другие «братья», помельче, но в чем-то поопаснее. «Братья-мусульмане», например. Терактов в мире будет все больше и больше. Международный терроризм, повторяю, средство управления мировыми процессами после окончания холодной войны. Чтобы придать большую солидность и вес, США ловко «привязали» его к исламу.

Лукавое мировое сообщество

- И сделали главным пугалом мирового сообщества.

- Конечно. Впрочем, сам термин «мировое, международное сообщество» (МС) очень хитрый.

- В чем же хитрость?

- Начну с наивного контрвопроса: кто входит в так называемое МС? Все человечество? Являются ли его членами племена индейцев бассейна Амазонки, негров Экваториальной Африки, папуасов Новой Гвинеи, аборигенов Австралии? А миллиард «трущобных людей» («slum people ») из бидонвилей Манилы, Лагоса, Лимы, Рио-де-Жанейро, трущоб Лос-Анджелеса, Южного Бронкса? Отвлечённо – теоретически – да. С точки зрения повседневной политической практики – нет. Являются ли членами МС миллионы низкокастовых индийцев и крестьян китайской глубинки? Едва ли. Один из героев романа Грэма Грина «Тихий американец» говорит, глядя на вьетнамских крестьян, что они также будут возделывать землю и через 500 лет, когда никакого Запада не будет, как они обрабатывали её за 500 лет до прихода Запада (читай: «МС»).

Нередко, когда даже по российскому ТВ диктор говорит о том, что мировое сообщество возмущено, почему-то показывают фото Обамы или Меркель. И это индикатор. Реально, если отбросить фальшиво-лицемерную риторику, МС – не более 2 миллиардов человек, живущих в ядре мировой капиталистической системы и в ее анклавах, разбросанных по всему миру. Речь идёт о верхней трети человечества, охваченной глобальными СМИ. Точнее, средствами массовой рекламы, агитации и дезинформации (СМРАД), которые принадлежат глобальному бизнесу и контролируются им. Я подчёркиваю, именно подключенность к мировым СМИ/СМРАД.

- А как же мобильные телефоны – 7 миллиардов в мире?! А 3 миллиарда пользователей Интернета, 65% которых – моложе 25 лет?

- Звонки родным, близким и знакомым не интегрируют человека в пресловутое «международное сообщество». Если также учесть, что 60% пользователей Интернета живут в слаборазвитых («несостоявшихся») государствах, а 80% пользователей Сети – «зверобои» и «следопыты» исключительно порносайтов, то реальных «юзеров» оказывается не так много и они более или менее совпадают с упомянутой выше третью мирового населения.

- Российская Федерация входит в МС?

- Если и входит, то только отчасти. Развёрнутая против нас информационная (психоисторическая) война одной из своих целей имеет демонстрацию того факта, что Россия не просто не является частью мирового сообщества, но прямо противостоит ему и повинна в большинстве мировых бед.

Так что Мировое Сообщество – пропагандистский ярлык, обозначающий наиболее богатую часть населения планеты, прежде всего – верхушку мирового капиталистического класса, медийным измерением которого являются глобальные СМИ/СМРАД. Раньше в ходу был более откровенный циничный термин «цивилизованный мир», который теперь объявили неполиткорректным, лукаво закамуфлировав под «МС». Это попытка идейно-смысловой приватизации мировой верхушкой, её медийной и интеллектуальной обслугой всего международного человеческого пространства, т.е., всего человечества в своих интересах. Претензия на монополию представлять человечество. Ясно, что ни одно подлинно суверенное государство с такой монополией мириться не станет – иначе оно не вполне суверенное и не вполне государство. Отсюда императив: при каждом употреблении кем-то термина МС необходимо вскрывать и объяснять его классовую, геополитическую и психоисторическую суть и стоящие за ней интересы.

Впрочем, можно использовать термин МС в тактических целях – по «принципу дзюдо» – в полемике в ходе информбоёв с «партнёрами». В связи с этим ставлю вопрос: ЦРУ, МИ-6, Моссад и другие спецслужбы – часть МС? Конечно. Они же обслуживают государства, транснациональные корпорации ядра капсистемы и закрытые наднациональные группы мирового согласования и управления. Но западные спецслужбы также контролируют, а то и сами создают группировки международных террористов. Во всяком случае, эти преступные организации инфильтрированы агентурой спецслужб Запада. Разумеется, у международного терроризма есть и своя игра, кое-где он противостоит МС, но чаще тем, на кого это самое Сообщество указывает как на своего врага. Например, на Асада. А уж исламисты и вовсе имеют общего врага с транснациональными компаниями - светское национальное государство. Часть банкиров – столпов мирового сообщества – зарабатывает живые деньги на наркотрафике, контролируемом преступниками, мафией.

Выходит, часть МС – спецслужбы, политики, банки используют международный терроризм, криминал в своих интересах против другой части.

Вот какая картина вырисовывается, когда задаешься наивными вопросами, позволяющими переходить от уровня событий к уровню тенденций и счищать пропагандистскую шелуху. Как говорил все тот же Аллен Даллес, человека легко запутать фактами, но, если он понимает тенденции, его уже хрен обманешь.

- Вы часто упоминаете Даллеса.

- Да, это был серьезный враг, во многих своих делах – победитель. Но, как заметил замечательный писатель Олег Маркеев, учиться нужно у победителей и бить их же оружием, оседлывая доминирующие мировые тенденции.

Приговор капитализму окончателен

- И каковы же эти тенденции?

- Общая тенденция, генеральная, на ближайшие лет 40–50, может, меньше, как я уже сказал, – демонтаж капитализма верхушкой мирового капиталистического класса. Капитализм и его порядки отжили. Vixerunt , как сказал бы Цицерон. Лишь чудаки на букву «м» из всяких высших школ про разное (экономику, например) полагают, что мир капитализма – светлое будущее, наше все! Нет, ребята, это уже прошлое.

- Что будет после?

- В планах мировой верхушки – мир нескольких десятков супербанков и суперкорпораций (государство как институт предполагается уничтожить), нечто вроде мирового Совета директоров. Частная корпоративная наука и такое же образование – монополия верхушки. Частные армии. Живущие в достатке в защищенных анклавах супербогатые – около 10–15% населения, остальное – контролируемая на уровне психосферы беднота и зоны, выброшенные за пределы «цивилизованного мира».

- А что заменит религию?

- Не знаю. Возможно, что-то вроде симбиоза магических и религиозных верований типа «вуду-католицизма» из цикла В. Панова «Анклавы». Мы видим возвращение магии, которую когда-то вытеснила религия.

- Особенно в литературе, сериалах модного ныне жанра «фэнтези». Только что вышла очередная книга о мальчике-волшебнике « Гарри Поттер и проклятое дитя". Ее уже называют главным событием в книгоиздательском мире за последние десять лет. Спрос чудовищный!

- Причем, магия неплохо «монтируется» с современными высокоразвитыми психотехнологиями: нано-, био-, инфо-, когно, NBIC , короче говоря.

Итак, демонтаж капитализма – тенденция Большой Истории. Есть помельче, но все равно крупные.

- Какие?

- Попробуем связать несколько событий. 2014 г – Крымнаш. 2015 г – миграционный кризис в Европе. 2016 г – выход Великобритании из Евросоюза, президентские выборы в США с появлением в качестве кандидата от республиканцев некоего Трампа, которого еще год назад многие воспринимали как фрика.

- Какая между ними связь?

- Понятно, что Крымнаш – волевое решение российского руководства, возможно, даже одного человека. Да, теоретически оно готовилось заранее, но многие планы остаются на бумаге. Подготовленному помогает случай. А вот ситуация подготовленности в глобальной политике – это серьезно, это предмет договоренностей; надеюсь, когда-нибудь мы узнаем о скрытых шифрах поведения РФ и в Крыму, и в Сирии. Но смотрите, каков побочный результат операции «Крымнаш». Запад яростно бросается на Россию, но ничего не может сделать. В бессильной ярости – санкции. И больше ничего. Крымнаш показал полную неспособность западной, особенно евросоюзовской верхушки эффективно противостоять России по Крыму и вообще по украинскому кризису. Мы не знаем, как будут развиваться события дальше, но пока это так.

Миграционный кризис – еще одна демонстрация властно-управленческой импотенции евросоюзовских властей и определенной части североатлантических элит. Еще один гвоздь.

Выход Великобритании из Евросоюза – следующий гвоздь. Создается впечатление, что в борьбе «престолов» - группировок мирового капиталистического класса одна из них (та, которая не хочет ложиться под американские корпорации, а в США – та, что выступает за новый относительный изоляционизм) нанесла несколько мощных ударов другой. Глобальным спекулянтам, властелинам «мировых пузырей», чья креатура Хиллари (или, как ее зовут в Штатах, Киллари – от to kill – убивать) Клинтон. Победа Трампа может стать четвертым ударом, поскольку меняет баланс и в американской политике, и в политике Запада в целом.

- Если Трамп победит… Он уже официально стал на днях кандидатом от республиканцев, несмотря на попытки бунта на съезде партии. Его уже ничто не остановит на пути в Белый дом. Кроме… пули. Был ведь подобный популярный политик в США. Сенатор Хью Лонг (прототип Вилли Старка в знаменитом романе Роберта Пенна-Уоррена «Вся Королевская рать»). Имел миллионы сторонников. Собрался идти на президентские выборы 1936 года соперником самого Рузвельта. Но его демонстративно застрелили в Капитолии штата Луизиана . Не ожидает ли такая судьба Трампа в ближайшие месяцы? Ведь ставки лишком высоки!

- В самом начале кампании Трамп заключил контракт с одной из наиболее известных охранных фирм.

- Приговорят – никакая охрана не поможет.

- Конечно, не поможет. Важен жест. Кроме того, прошла информация о заявлении Обамы, что если на Трампа будет совершено покушение, то он прикажет арестовать Хиллари Клинтон.

- Во как!

- Именно так, если учесть кровавый след, который тянется за семейкой Клинтон. И шансы гражданки Клинтон, которую «мотор» Брексита Борис Джонсон, ставший в июле министром иностранных дел Великобритании, назвал «медсестрой-садисткой в дурдоме», уменьшаются. Посмотрим.

Но даже без победы Трампа евросоюзовские союзники США получили в 2014–2016 годах серьезные удары, и буря на западном Олимпе будет все сильнее.

Но мы знаем, что за «бурей мечей» нередко следует «пир стервятников» (названия романов Дж. Мартина - продолжение популярной «Игры престолов». - Е.Ч .) Нужно быть готовыми не дать им разорвать нашу страну, а то и самим шеи скрутить – что же еще делать со стервятниками?

(Тема заключительной беседы с историком Андреем Фурсовым о скрытых шифрах эпохи – «Россияна распутье! Нас ждет 17-й год или 37-й?» Скоро!)

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Горячее лето-2016! Планета прямиком катится к Третьей мировой?

Историк Андрей Фурсов о скрытых шифрах эпохи

Мир этим летом точно влетел в зону турбулентности. Вот лишь самые громкие события. Брексит в Англии, грозящий развалом всего Евросоюза; варшавский саммит НАТО, фактически объявивший России холодную войну; попытка госпереворота в Турции с 18 тысячами задержанных, включая больше сотни генералов; препоны российским спортсменам участвовать в летней Олимпиаде в Рио; череда чудовищных июльских терактов в Германии, Франции, Японии, Ираке, Афганистане, Сирии; странные антиполицейские заварушки в тихих вроде Казахстане иАрмении; убийство в Киеве журналиста Шеремета… (подробности)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Юань хоронит доллар Китай предложил свою систему управления мировой экономикой

Как сообщает агентство «Синьхуа», на саммите «большой двадцатки» Китай предложил миру новую модель управления мировой экономикой. Основные вехи записаны в документе под названием «Ханчжоуский консенсус». Интересно, что «Синьхуа» отмечает хорошее понимание сути проекта со стороны других участников G20.

Формально на встрече в Ханчжоу ничего экстраординарного не произошло. СМИ сообщают, что мировые лидеры обсудили между собой наиболее острые проблемы, но не говорят, какие практические меры были выработаны. Скажем, в ходе различных встреч Олланд, Меркель, Обама и Путинобсуждали Украину и Сирию. Но по факту создается впечатление, что всё останется по-прежнему, ни до чего конкретно не договорились, и каждое государство продолжит проводить свою линию. То же самое можно сказать и про проблемы мировой экономики. Мол, встретились, поговорили и разъехались. Саммит G20 в массовом сознании ассоциируется с неким «элитным клубом», а не с органом, принимающим принципиальные решения.

Поэтому сообщение «Синьхуа» заставляет обратить на себя внимание. Оказывается, как сообщает агентство, «благодаря усилиям Китая, на саммите „большой двадцатки“ в Ханчжоу впервые на важное место в рамках глобальной макрополитики были поставлены вопросы развития, впервые был разработан план действий по реализации плана продолжительного развития до 2030 года». То есть, надо полагать, раньше мировые лидеры встречались исключительно поболтать, а вот в Китае начали заниматься делом.

«Это означает, что плодами экономического развития не должны пользоваться только небольшое число людей или стран, ими должны воспользоваться все страны, не зависимо от того, бедные они или богатые, развитые или неразвитые. В этом и заключаются задачи развития глобальной экономики», — прокомментировал результаты саммита вице-президент академии финансов при Народном университете Китая Чжао Сицзюнь.

Учитывая традиционную для китайских СМИ сдержанность в формулировках, можно сделать вывод о том, что Китай готовит принципиально новую модель мироустройства.

Мы можем предположить, в чем ее суть.

Сейчас мировая экономика замедляет рост. Вначале это произошло в развитых странах, и была надежда на рост в странах развивающихся. Но совсем недавно стало ясно, что эта надежда себя не оправдывает. Что может оживить глобальное хозяйство? Некоторые говорят, что новые технологии. Но повышение производительности труда не снимает проблемы перенасыщения рынков. В Европе уже некоторые коммерческие банки выдают ссуды под отрицательный процент, так как деньгам в современном мире стало крайне сложно найти применение.

Беда, конечно, не в физическом отсутствии потребителей. Просто нынешняя модель основана на безудержном росте потребления в богатых странах и игнорировании сотен миллионов человек в бедных странах, фактически исключенных из мировой экономики. Для возобновления роста необходимо создать потребительских спрос в Африке, беднейших странах Азии и Латинской Америки. Но это значит, что надо снизить неравенство между разными частями света и отказаться от старой модели.

Новая экономика должна быть основана не на росте потребления, а на обеспечении всех людей необходимым. Это предполагает энерго- и ресурсосбережение, перенос мотивации к труду с потребностей на способности человека.

Нынешняя модель держится на долларе и в основе ее лежит именно неравенство. Причем наиболее успешные государства не столько производят сами, сколько участвуют в перераспределении результатов чужого труда и чужих ресурсов. Изменить систему можно, только отказавшись от доллара.

Не сложно догадаться, что новой мировой валютой Китай видит свой юань. Кстати, на обороте купюры в один юань изображено озеро Сиху, находящееся в центре города Ханчжоу. Можно сказать, что место проведения G20 китайцами было выбрано неслучайно. Специалисты говорят, что в изображении на купюре есть символ единения неба, земли и человека. Это в корне отличается от откровенно масонских символов на обороте доллара на фоне паутины, как можно предположить, окутывающей мир.

Единственно, вряд ли можно согласиться с авторами статьи в «Синьхуа», что все мировые лидеры с пониманием отнеслись к инициативам Китая. Отказаться от основы своего благосостояния США и страны Европы явно не захотят.

— Сейчас Китаем была сделана попытка потеснить страны Запада в управлении мировой экономикой, — говорит заместитель директора Института Дальнего Востока РАН Андрей Островский.

— «Контрольные пакеты» в ключевых международных финансовых организациях принадлежат США и Евросоюзу. Если говорить про валюты, то везде ходят доллар, евро, фунт стерлингов, иена. Лишь недавно было принято решение о включении юаня в список мировых резервных валют.

В Ханчжоу Китай попытался пересмотреть систему управления глобальной экономикой, допустить к этому процессу развивающиеся страны. В G20 входит 19 государств и ЕС, а на саммите было представлено 77 стран. Китай — страна-председатель объединения, она имеет право приглашать другие государства. Этим правом КНР воспользовалась максимально, чтобы иметь большую поддержку своим инициативам.

«СП»: — Что намерен делать Китай в практической плоскости?

— Китай уже создал Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, фонд «Шелкового пути». Это — практические дела. Азиатский банк инфраструктурных инвестиций по основным фондам уже превосходит Азиатский банк реконструкции и развития.

Китай осуществляет проект «Великого Шелкового пути». Не взирая на то, примут другие государства его планы или нет, Китай уже осуществляет свою экономическую программу. Китай постепенно отказывается от основной идеи Дэн Сяопина «не высовываться», и это наглядно было видно на саммите «большой двадцатки» в Ханчжоу.

«СП»: — Каких кардинальных изменений стоит ждать?

— Китай намерен повысить экономический потенциал развивающихся стран. Сегодня доля стран G20 в мировой экономике составляет 86%, на все остальные государства приходится лишь 14%, то есть мы видим большое неравенство в мировом масштабе. Чтобы сократить разрыв, необходимо изменение системы управления мировой экономикой. Сегодня система привязана к доллару, Федеральной резервной системе и Бреттон-Вудскому соглашению. Китайцы пытаются это дело исправить. Первый шаг — сделать юань конвертируемой валютой. Понятно, что это дело не одной пятилетки.

Процесс перехода от «мирового доллара» к «мировому юаню» процесс длительный. Но уже юань вошел в корзину мировых резервных валют. Это значит, что все банки, которые ведут валютный обмен, будут обязаны иметь в резервах юани, то есть покупать на мировом рынке китайскую валюту. Скажем, российские банки хотят иметь представительства за рубежом. С октября месяца они должны будут иметь не только фунты и доллары, но и юани.

Самое главное, почему идет этот процесс. Дело в том, что китайская экономика растет, и темпы роста выше, чем в США и Евросоюзе. С Китаем приходится считаться.

«СП»: — Инициативы Китая вряд ли нравятся Западу.

— Конечно. И делаются попытки сбить Китай с маршрута устойчивого развития. Не случайно разгораются скандалы вокруг спорных островов в Южно-Китайском море. Интересна полемика между лидером Филиппин и президентом США. Обеим сторонам пришлось пойти на компромиссы из-за Китая.

Китайский фактор сегодня в мире ключевой, такой же, как американский. По паритету покупательной способности ВВП у КНР больше, чем у США. По среднедушевым доходам прибрежные провинции Шаньдун, Цзянсу, Чжэцзян вполне сопоставимы с доходами американцев на побережье Атлантического океана, в Бостоне или Филадельфии.

«СП»: — Как вносимые Китаем изменения в мировую экономику могут отразиться на России?

— У нас с Китаем подписано много соглашений и договоров. Другое дело, что наш «поворот на Восток» плохо реализуется. Из всего объема внешней торговли по-прежнему 85% приходится на Запад и лишь 15% на Восток, из этих 15% на Китай приходится 12%. Наш объем внешней торговли с Китаем пока небольшой. За первые восемь месяцев этого года объем внешней торговли составил меньше 50 млрд. долларов. Мы пока не можем выйти на уровень 2014 года. Действует практика «в политике горячо, в экономике холодно». Экономическое сотрудничество существенно отстает от политического.

Доля приграничной торговли составляет всего 15% от всей торговли. Объем взаимных инвестиций небольшой. В прошлом году китайцы вложили у нас около миллиарда долларов, мы у китайцев — всего 40 млн. Внешняя торговля напрямую связана с взаимными инвестициями.

Нам надо определяться, будем ли мы поворачиваться на Восток. На Восточном экономическом форуме об этом говорили. Но переговоры идут, а прогресса мы не видим. Что-то делается, но это не принципиальные изменения. Вот возник вопрос с мороженым, которое у нас действительно на порядок лучше, чем китайское. Почему даже с мороженым проблемы?

— Китай предлагает, прежде всего, открытие региональных рынков за счет устранения экспортно-импортных пошлин, — считает руководитель Школы востоковедения ВШЭ Алексей Маслов.

— Это выгодно самому Китаю, у которого накопилась масса товаров. Он хочет проникнуть на новые рынки. Этому мешают США, которые запрещают проводить демпинговые меры. Когда Китай говорит о новых правилах мировой торговли, он заботится, прежде всего, о себе, а не о других странах.

Просто нынешний глобальный рынок формировался без участия Китая, как узкая система. Китай хочет получить свою долю рынка.

Сейчас, на мой взгляд, предложения Китая не будут приняты. Но Китай просто обязан выйти с ними, чтобы заявить о себе, как о лидере нового миропорядка и привлечь к себе большое количество азиатских стран.

Китай предлагает допуск государств на рынки друг друга. Формально это хорошо звучит. Но выигрывают только те, у кого есть лишние товары. В какой-то мере это выгодно и России, но пока у нас нет достаточного объема продукции, с которой можно выйти на мировые рынки. Китай выступает против разных ограничений торговли, квот. Китай борется за себя, но делает вид, что отстаивает интересы других стран.

«СП»: — Насколько оправдан тезис, что Китай хочет перейти от модели роста потребления на модель роста благосостояния?

— Это не экономическая модель, а политическое заявление. Долгое время экономика Китая росла за счет вложений в основные фонды, то есть за счет строительства заводов, фабрик, дорог. Формально это увеличивало ВВП. Но рост шел за счет увеличения основных фондов, а не за счет роста благосостояния граждан. Сегодня Китай намеревается расширять внутреннее потребление. Тем самым, КНР планирует перезапустить экономику.

Но не было пока такого, чтобы за счет роста потребления все одновременно стали богаче. Кто-то станет беднее, кто-то разорится. Но теоретически появляется шанс накормить всех.

«СП»: — Китай имеет амбиции переформатировать мировую экономическую систему?

— Китай имеет серьезные амбиции. Помимо развития торговли Китай заинтересован в допуске к крупным инвестиционным проектам в мире. Сегодня они могут не давать отдачи, но в перспективе выгодны. Речь о железнодорожных магистралях, о покупке портов. Китай стремится к расширению и к вложениям за рубежом. Но для этого надо получить множество разрешений от бюрократии государств, против которой Китай и выступает.

Если мы берем вопрос «золотого юаня», то Китай его открыто не обсуждает. Но понятно, что КНР стремится не связывать свою валюту с понятием свободной конвертации. Китай не поднимает этот вопрос, чтобы не быть зависимым от Бреттон-Вудской системы, когда любая конвертация идет через доллар.

Юань может оставаться резервной валютой, как сейчас. Либо Китай хочет постараться вывести юань на уровень валюты, через которую будет идти конвертация. То есть, речь о формировании альтернативной системы конвертации валют. Теоретически это выглядит красиво, но на практике требует консенсуса многих государств. У меня серьезные сомнения, что Китаю удастся это сделать ближайшие несколько лет.

О чем говорит Китай, рассчитано, по крайней мере, на 25 лет, обычно горизонт планирования в Поднебесной именно такой.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Конфликты, обозначенные в 2017, по всей вероятности, получат развитие в 2018

«Холодная война» с Западом есть долгосрочная реальность, считает эксперт

Политический тренд постсоветской истории выражается цивилизационным угасанием и приближением к порогу геополитической гибели. Не стал исключением и 2017 год. Приближение к смертельному порогу может идти более ускоренными темпами, а может и осуществляться с определенным торможением, но общая направленность движения остается неизменной.

bagdasaryan.jpg

Автор статьи, доктор исторических наук Вардан Багдасарян в эфире KM ТВ

Приговорена ли исторически Россия? История как выбор возможного такой детерминации не устанавливает. Спасение России принципиально возможно. Когда в 2014 году против России был применен первый пакет санкций, реакция на уровне российского политического руководства состояла в том, что это временно и отношения с Западом вернутся в скором времени в прежний формат. 

Это скоро закончится, говорил премьер-министр, просто сменится администрация в Белом Доме. Весь 2016 год российская политическая элита была преисполнена надежд на эту смену, связанную с приходом в Белый Дом Дональда Трампа. Оптимистичность публично выражаемых надежд варьировалась от веры в то, что Трамп отменит санкции до надежды на роспуск им НАТО и сдачи украинского режима.

В 2017 году все эти надежды рухнули. Трамп не только не отменил санкции, но при нем санкционный пакет был принципиально расширен. Трамп не только не распустил НАТО, но при нем американские военные контингенты продвинулись далее на восток, появившись уже на территории Польши и Прибалтики.

Трамп, наконец, в принятой в декабре 2017 года новой Стратегии национальной безопасности США, фактически заявил о начале нового прорыва Соединенных Штатов в оснащении ядерным оружием, как прямой ответ на позицию России.

Для России все это практически означает необходимость признать, что «холодная война» с Западом есть долгосрочная реальность.

А соответственно, под эту реальность, если только не принять версию капитуляции, должны быть перестроены все институты жизнеустройства. Необходимо, наконец, признать, что принятый с конца 1980-х годов стратегический вектор перестройки России под вхождение в западноцентричный мир был принципиально ошибочным.

Власть в 2017 году предъявила все-таки некую новую идеологему как ориентир «общества будущего». Этот ориентир был определен как «цифровая экономика». Он пришел на смену используемому ранее описанию будущего в качестве общества постиндустриального и преемственен ему в идеологическом смысле.

Смысловой подтекст выдвигаемой идеи «цифровой экономики» состоит в попытке утвердить представление, что основу экономического развития составляют не реальные сектора экономики – промышленность и сельское хозяйство, а виртуальные ниши, сопряженные с финансово-спекулятивными видами деятельности. И неслучайно, что обратившись к «цифровой экономике», особый интерес политическое руководство Российской Федерации проявило к криптовалюте.

Многие конфликты, обозначенные в 2017-ом году, по всей вероятности, получат развитие в 2018-ом. Политический сценарий развертывается в направлении их актуализации. Уже сейчас очевиден спектр вопросов, которые будут находиться в повестке российского политического процесса 2018-го года:

- попытка антипутинского заговора элиты, мотивированной началом экспроприации их активов за рубежом в феврале 2018-го года на основании вступающего в силу Закона США «О противодействии противникам Америки посредством санкций»;
- обвинение в фальсификации выборов, кампания по позиционированию российского политического режима нелегитимным, пост-выборные акции протестов;
- проведение властью после выборов непопулярных мер в социальной сфере, определяемых исчерпанностью бюджета, как следствие – широкий социальный протест;
- продолжение допинг-скандала, лишение России права проведения чемпионата мира по футболу;
- дальнейшая раскрутка темы коррупции, мировая кампания представления России в качестве криминального государства;
- обвинения России с позиции постиндустриального дискурса в обскурантизме и архаике, попытки проведения новой волны либеральных реформ в различных сферах под прикрытием перехода к «цифровой экономике»;
- усиление антивластного дискурса в среде либеральной художественно-творческой интеллигенции, обвинения в подавлении свободы самовыражения;
- провоцирование противоречий центра с регионами;
- провоцирование исторического конфликта белые-красные в связи со столетием расстрела царской семьи и начала Гражданской войны;
- новая эскалация напряженности с Украиной, Майдан 3.0 (вероятность в свете конфликта Порошенко-Саакашвили прихода к власти на Украине более политически радикальных сил);
- рост террористической угрозы в связи с перенаправленностью джихадистского терроризма после Сирии и Ирака на север, как ответ за участие России в сирийской кампании.

Выдержать весь совокупный пакет вызовов без принятия чрезвычайной повестки властям достаточно проблематично.  Все институты, сформированные под задачу вхождения в западный мир, задачу противостоять этому западному миру в целях сохранения государственного суверенитета, оказываются не в состоянии.

Основной вывод по итогам 2017 года состоит в фиксации исторического возрастания запроса на изменение модели жизнеустройства России. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Кровавые итоги: из-за «арабской весны» погибли 1,4 млн человек и потеряны 900 млрд долларов

Кровавые итоги: из-за «арабской весны» погибли 1,4 млн человек и потеряны 900 млрд долларов | Русская весна

Президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси заявил, что совокупные потери стран ближневосточного региона в результате так называемой арабской весны составляют $900 млрд. Также в результате спровоцированных конфликтов погибли около полутора миллионов человек.

Об этом лидер Египта заявил в своем выступлении на форуме «История родины», который открылся в среду в Каире.

Напомним, «арабской весной» называют серию госпереворотов и массовых народных волнений, которые прокатилась по многим арабским государствам в 2011 году, и последующими за ними событиями.

«Ущерб, нанесенный арабским народам событиями „арабской весны“ 2011 года и последовавшими революциями составляет $900 млрд», — отметил египетский президент. По словам ас-Сиси, в результате войн, внутренних конфликтов и переворотов в этот период в регионе погибли 1,4 млн человек, еще 15 млн оказались на положении беженцев.

Вместе с тем, ас-Сиси отметил, что с момента отстранения от власти поддерживаемого исламистским движением «Братья-мусульмане» президента Мурси военными в июле 2013 года, обстановка, в том числе и экономическая, стабилизируется.

По словам президента, за прошедшие 4 года было построено и запущено 11 тыс. предприятий в различных отраслях производства, инфляция упала с 35% до 22%. Ас-Сиси подчеркнул, что с сентября 2016 года полностью остановлена незаконная миграция в Европу с территории Египта.

«Арабская Весна» затронула такие страны как Тунис, Ирак, Египет и Йемен — там произошли государственный перевороты, в Йемене продолжается кровопролитная война; гражданская война была развязана в Ливии (привела к коллапсу государства как института) и в Сирии; в Бахрейне, Алжире, Иордании, Марокко и Омане — привела к массовым гражданским волнениям.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Мир после катастрофы: кто будет им управлять?

Мир после катастрофы: кто будет им управлять? | Русская весна

Известный историк Андрей Фурсов и журналист Андрей Фефелов — о будущем цивилизации.

Андрей Фефелов: Первый мой вопрос, Андрей Ильич, к вам, как к историку современности. Речь идёт о некоем ультиматуме, который был поставлен Западом российским олигархам. Мы знаем, что этот ультиматум завершается в феврале, в день святого Валентина. За этим ультиматумом что вы видите? — борьбу международных элит, глобальных элит с региональными?

Андрей Фурсов: Здесь прослеживается несколько тенденций, которые идут внахлёст. С одной стороны, это борьба глобальных элит, верхушек с национально-региональными, с национально-государственными, с другой стороны — это усиливающееся давление на Россию, точнее, на существующий в ней властно-экономический режим, со стороны определенной части правящих кругов Запада, как формальных, так и неформальных — так называемой «глубинной власти», которая на Западе не только глубже, но также шире и мощнее формализованных государственных структур.

Здесь важно говорить именно о тенденциях, а не об отдельных событиях и фактах, потому что, как в свое время верно заметил шеф ЦРУ Аллен Даллес, человека можно запутать фактами, но если он понимает тенденции, то его уже не запутаешь.

Одна из тенденций ушедшего 2017 года — это усиливающееся давление глобальных элит на элиты национально-государственного уровня. Процесс этот идет давно, но четко его озвучила, по сути дела, объявив войну 12—13 октября 2012 года, Кристин Лагард в Токио на совместной встрече Всемирного банка и Международного Валютного Фонда. Тогда она сказала, что нужно подводить юридическую и моральную базу под изъятие, т. е. экспроприацию нечестно нажитых «молодых денег». «Молодые деньги» — это как раз деньги олигархов России, Китая, Бразилии и др. и связанных с ними высокопоставленных чиновников, нажитые, как сказала Кристин Лагард, на торговле сырьем.

Иммануил Валлерстайн возразил бы ей здесь очень просто. На одном из заседаний Московского экономического форума Валлерстайн сказал следующее. Да, конечно, в развивающемся мире, в том числе, у вас в России — коррупция, но посудите сами, коррупции больше всего там, где больше всего денег, а больше всего денег в Америке, просто там коррупция обернута в «упаковку» лоббизма.

— Конечно, существует глобальный кошелек, куда регионалы кладут свои деньги, и глобократам грех этим кошельком не воспользоваться.

— Поле чудес в стране дураков. Тем более, что когда-то, в годы «тучных финансовых коров», можно было класть в этот кошелёк, и им говорили — несите ваши денежки. А потом, когда уже всерьез развернулась борьба за будущее, суть которой — кто отсечет кого от общественного пирога — здесь уже, как говорил герой одного советского фильма — не до юбочной чести, здесь большие рыбы пожирают малых. И начинается отъем собственности.

Обосновывается по-разному: кого-то обвиняют в том, что они олигархи, связанные с неким большим начальником, кто-то просто коррумпирован, кто-то занимает не ту позицию, которая нужна хозяевам мировой игры.

В основе же лежит простой факт: в посткапиталистическом будущем на всех общественного пирога не хватит, самого этого будущего не хватит.

И касается это не только низов и «мидлов», но и верхов. А то, что это посткапиталистическое будущее приближается, точнее, определенная часть мировой верхушки его приближала и приближает как могла и может, сомнений нет. Символично, что в год столетия Великой Октябрьской социалистической (т. е. антикапиталистической) революции Римский клуб обнародовал доклад, в котором постулируется необходимость и неизбежность смены существующего в мире способа производства и потребления и оформляющей его (нео)либеральной идеологии. Конец капитализма и грядущий левый поворот — это повестка, становящаяся мейнстримом, никак не доходит до россиянской илитки, которая, по-видимому, полагает, что ананасы и рябчики — это навсегда.

Здесь возникает серьезное, причем двойное, внешне-внутреннее противоречие. Демонтаж капитализма требует левого поворота, и мы уже слышим шаги этого Глобального Командора, но российские элиты — эти «дети» 1990-х, криминального передела и ельцинского предательства — не хотят слышать эти шаги, им страшно. Они даже не осмелились достойно отметить столетие Октябрьской революции (а вот французская, например, буржуазия не побоялась отметить и столетний, и двухсотлетний юбилей кровавой французской революции, чем, помимо прочего, продемонстрировала свою историческую зрелость).

Это — вне страны. Но левые настроения растут и ширятся внутри страны — особенно среди молодежи. Это видно и по опросам отношения к Сталину (более 70% положительных ответов в когорте 18–24 лет), и по опросам, кого поддержали бы в революции и гражданской войне — большевиков или их противников (более 90% за большевиков). Похоже, власть и население, народ, разъезжаются в разные стороны не только социально-экономически, но и идеологически, и это очень опасно.

В сухом остатке: значительная часть российской верхушки все больше оказывается одновременно и под внешним прессом в краткосрочной перспективе — правым (санкции и т. п.), в среднесрочной — левым, и под внутренним, причем давление с обеих сторон будет нарастать по мере обострения геополитической ситуации («партнёры» постараются) и по мере ухудшения ситуации экономической. В принципе, левый поворот должен был бы стать основой новой программы власти.

Как говорил в канун своего «левого» поворота, т. е. отмены крепостного состояния Александр II, лучше отменить это сверху, чем это произойдет снизу. Аналогичным образом обстоит дело и сейчас. «Сверху» — действительно предпочтительнее. Очень не хочется потрясений, в которые власть в России уже трижды ввергала страну — в начале XVII века, в начале ХХ и в конце ХХ века.

Верующие люди говорят, бог любит троицу, а вот про четвертый раз ничего неизвестно. В конце концов, хотя бы инстинкт сохранения должен быть и «опыт, сын ошибок трудных» должен что-то подсказать, а то ведь опять придется надеяться, что произойдет «случай, Бог-изобретатель», только вот его «открытия чудные» могут оказаться очень неприятными и кое-кого огорчат до невозможности.

Необходимо отметить еще один момент, усугубляющий проблемы РФ. С одной стороны, у российских олигархов те самые «молодые деньги», о которых говорила Лагард. В то же время, Россия — это единственная страна с такой правящей верхушкой, у которой есть ядерное оружие. Это и делает Россию главной мишенью, причем тем в большей степени, чем больше нервничают американцы по поводу утраты своей гегемонии.

Когда США объявляют РФ, Китай и Иран «ревизионистскими государствами», т. е. государствами, ориентированными на ревизию, пересмотр американоцентричного монополярного мира, они тем самым фиксируют свою слабость — никто не станет ревизовать мир, за которым сила. Китай подвигает США в экономической сфере, РФ — в некоторых регионах — в военно-геополитической, имея при этом слабую экономическую базу.

Иными словами, постсоветскую Россию парадоксальным образом делает мишенью сочетание силы и слабости.

Слабость России, по сравнению с тем же Китаем и Индией, заключается в огромном разрыве между богатыми и бедными. Конечно, в Индии и в Китае он тоже есть.

— Он больше, наверное, всё-таки в этих странах, Андрей Ильич?

— Смотря по каким показателям. Показатель концентрации богатства в руках 1% населения России дает 1:71, следом за нами идет Индия — 1:49, среднемировой — 1:46.

— То есть, у нас всё-таки нет среднего слоя?

— Впрочем, и средний слой в Китае и Индии — вопрос довольно непростой. Посвященная Индии редакционная статья одного из последних (13—19 января 2018 г.) номеров лондонского журнала Economist так и называется «Отсутствующий средний класс» («The missing middle class»). А ведь специалисты, в том числе индологи, много лет убеждали нас в том, какой в Индии мощный и постоянно растущий средний класс.

В статье четко фиксируется простая мысль: растущее в Индии неравенство препятствует развитию среднего класса. С 1980 по 2014 г. 1% индийцев положили в свои карманы почти треть всех дополнительных доходов, связанных с экономическим ростом. Индия перешла от уровня зарплаты 2 доллара в день к 3 долларам, но не сделала следующего шага — к 10 или хотя бы к 5 долларам, говорится в статье.

Только 3% индийцев летали когда-либо на самолете, только чуть больше 2% имеют автомобиль или грузовик; из тех 300 млн индийцев, которые HSBC («Гонконгская и шанхайская банковская корпорация») причисляет к среднему классу, многие живут именно на 3 доллара в день. И это называется средний класс? Во всем мире идет снижение численности среднего класса и ухудшение его экономического положения.

Иного в криминально-финансиализированном капитализме быть не может: он не принципиально не вознаграждает тех, кто работает. Весьма показателен подзаголовок вышедшей в 2017 г. книги Г. Стэндинга «Коррупция капитализма»: «Почему рантье процветают, а работа не окупается» («Why rentiers thrive and work does not pay»). Мы в России эту ситуацию наблюдаем с начала 1990-х годов. И «средний класс», который нам обещали жулики-реформаторы, напоминающие Короля и Герцога из «Приключений Гекльберри Финна», оказался очагом, нарисованным на холсте из другого известного произведения.

Если в постсоветской России среднего класса не было (и, очевидно, не будет), то на Западе последние 30 лет он все больше скукоживается — его счастливая жизнь оказалась очень короткой. По сути уход этого класса подрывает капитализм как систему. Ведущий специалист по вопросам мирового экономического неравенства, автор бестселлера «Капитализм в XXI веке» Т. Пикетти объясняет это просто: именно наличие среднего класса обеспечивает массовое потребление, массовый спрос и массовые инвестиции в строительство.

В отличие от 1950–1970-х годов, в последние 20–30 лет семьи, формально относящиеся к среднему классу, не могут позволить себе покупку жилья. Они вынуждены его арендовать, что ещё более ухудшает их положение: например, в Великобритании в 2013 г. плата за жилье росла в 5 раз быстрее зарплат.

По оценке экономистов, семьи, всю жизнь снимающие жилье в Великобритании, теряют на 561 тыс. фунтов больше, чем семьи-собственники; в Лондоне эта цифра еще больше — 1 млн 360 тыс.! Однако несмотря на это собственность оказывается не по карману. Утрата собственности средним классом — разве это не закамуфлированная косвенная экспроприация, спрошу я? Иными словами, исчезновение среднего класса оставляет огромную дыру, в которую и проваливается капитализм.

Что касается России, то мы до сих пор живет достижениями и наследием социалистической эпохи. Поэтому та бедность, которая типична для Индии, стран Юго-Восточной Азии, Африки и Латинской Америки, а также для многих районов Нью-Йорка, Парижа, Лондона непредставима не только в России, но даже нынешних центральноазиатских «странах», бывших среднеазиатских республиках СССР, которые Советский Союз втащил в цивилизацию и государственность и лидеры которых, сумевшие из своих аулов и кишлаков добраться до советских городов и своей карьерой обязанные СССР, КПСС и русским, поливают сегодня грязью и Российскую империю, и СССР. Достаточно сравнить Душанбе, Ташкент и Астану, с одной стороны, и Мумбаи, Калькутту и Дакку, с другой.

Достаточно сказать, что у 732 миллиона индийцев — 54% населения, это официальная индийская статистика — нет доступа к туалетам, ни к общественным, ни к частным. В Китае эта цифра 25%, то есть — 340 миллионов. Ну, в таких странах, как Эфиопия — там 93%.

Разумеется, у России совсем другое положение. Достаточно проехать по крупному российскому городу, условно говоря, Тольятти или Иркутску и по городу Мумбаи и сравнить, где цивилизация, а где нет. В то же время, в различных странах в зависимости от их исторического прошлого и характерных для культуры представлений о социальной справедливости разнятся «морально-экономические» представления о допустимой бедности, о том, где заканчивается бедность и начинаются нищета, отверженность и депривация.

В одном из недавних докладов Высшей Школы Экономики говорится о том, что 8% населения России не имеют доступа к лекарствам, 17% не доедают. Думаю, что эти 8% входят в 17, но мы в любом случае получаем 20% людей, которых, в общем, социальная реальность толкает, если называть вещи своими именами — в могилу.

Нет лекарств, нет еды, ослабленный организм — весь букет болезней, связанных с недоеданием и этими несчастьями. То есть, в этом отношении Россия уязвима. И совершенно ясно, что если экономическая ситуация в России будет ухудшаться, как говорят экономисты, причем и либеральные, и нелиберальные — этот разрыв будет увеличиваться.

А с другой стороны, у РФ есть ядерное оружие и с ней нельзя разговаривать так, как можно разговаривать с Бразилией или ЮАР.

Поэтому Запад в давлении на Россию идет по пути не обычной войны, а эрзац-войны, гибридной войны, фронты которой — везде.

Например, в сфере спорта высших достижений, который давно превратился в смесь бизнеса, криминала и политики. Серьезный удар РФ получила на таком фронте новой холодной войны как Олимпиада, удар весьма чувствительный. Логика здесь простая: для вас важен спорт?! вы вложились в спорт?! — тогда мы заставим вас приехать под белым капитулянтским флагом, каяться и вдобавок ко всему, заплатить репарации -15 миллионов долларов.

— С Олимпиадой всё, кстати, таинственно: то, что это акт военный- об этом не могут не догадываться те, кто принимал решение, чтобы спортсменам всё-таки ехать под белым флагом. Сразу было ясно, что их там будут чморить.

— Мне не понятно только одно — как могли чиновники, которые за это отвечают, так долго, тупо и безответственно раскачиваться? Ясно было, что РФ после долгих унижений на Олимпиаду не пустят, и отвечать надо было стазу и жестко. Например: у них есть «список Магницкого», надо было сразу же выкатить им «список» — условно — Баха или ещё кого-то, а не жевать сопли и кланяться.

К сожалению, по поводу Олимпиады наше высшее чиновничество, как и по многим другим вопросам, лишь утирается, а плевков становится все больше, потому что на Западе привыкли — утрутся. А как не утереться? Дети в Англии, деньги в Штатах, яхты в Монако.

Теперь российские спортсмены едут на Олимпиаду, не представляя страну, и все разговоры о том, что мы-то знаем, что они наши — это слабое утешение для идиотов и нерадивых чиновников. Мы можем знать что угодно, но это не является ни международно-правовым, ни международно-государственным фактом.

Трусливая и бездарная чиновная сволочь профукала ситуацию и стремится спасти свою шкуру отправкой спортсменов под любым флагом, под любым соусом, чтобы в случае их победы паскудно примазаться к ней.

Возможно, правильным, но жестким решением было бы такое: Россия не едет как государство, спортсменам говорится: ребята, вы можете ехать, мы не можем вам запретить, но вы едете за свой счет, потому что вы не представляете в данном случае государство РФ. Но тогда получается, что спортсменов, которые ни в чем не виноваты, наказывают из-за чиновников. А почему не наказывают с треском и позором чиновников от спорта? Повторю: я не виню спортсменов — виноваты чиновники.

И очень странно, что эти чиновники до сих пор занимают свои должности, нужно было вышибить их с этих должностей с позором, потому что именно они виноваты… С Запада спрос какой? — это враг, он так и должен действовать, но зачем же подставляться под эти удары? Значит, вы плохо воюете, вы проиграли сражение на этом фронте. Опасаюсь, что не за горами аналогичная акция по поводу чемпионата мира по футболу. На Западе понятливые люди.

И если бы с самого начала со стороны России была жесткая реакция, то и Запад вел бы себя по-другому. Запад очень хорошо понимает силу. Сила и воля не были проявлены. Проявлено было безволие и готовность подставить обидчику щеку или другую часть тела.

— Вернемся к глобальной тенденции социального расслоения. Мы затронули РФ и Индию. А Китай?

— В Китае — разумеется, с китайской спецификой, — происходит то же, что и во всем мире. Рост неравенства в КНР достиг такого уровня, что это уже нашло отражение даже в научно-фантастических романах. Недавно в Китае вышел научно-фантастический роман Хао Цзинфана «Складной Пекин», получивший премию Хьюго — престижную международную премию в области научной фантастики.

В романе ближайшее будущее Пекина показано таким образом. В Китае три группы населения: верхушка, средний класс и низы, их численность в Пекине соответственно 5 млн, 25 млн и несколько десятков млн. Различия между группами носят не только имущественный характер, но значительно более глубокий, затрагивая социобиологию — право на жизненное функционирование в виде бодрствования.

Представители верхушки в романе бодрствуют сутки, 24 часа — с 6 утра одного дня до 6 утра другого. Потом они принимают лекарство и засыпают. И тогда просыпается средний класс, бодрствующий с 6 часов утра до 10 вечера одного и того же дня, т. е. меньше. Затем просыпаются низы, у них только 8 часов — с 10 вечера до 6 утра.

Здесь в научно-фантастической форме показан социальный процесс, который касается самой жизни. В связи с этим я вспоминаю фильм «Время», где социальные различия тоже связаны со временем, то есть с жизнью, с отведенным на нее временем. Но ведь по сути классовые различия уже трансформировались в социобиологические или, если угодно, в антропологические. Достаточно посмотреть — средняя продолжительность жизни, скажем, в том же Риме была 22–25 лет. Но римляне из высших групп жили по 75–80 лет.

Также долго жила английская аристократия, при средней продолжительности жизни в 45 лет в Англии в конце XIX века. То есть, богатые и знатные уже последние 2–3 тысячи лет живут 80–85 лет. Это означает, что их социально-экономическое положение транслируется на время жизни; это значит, что, помимо прочего, эксплуатация есть присвоение не только чужого экономического продукта, но и — посредством времени — чужой жизни.

И если в «счастливое тридцатилетие» (1945–1975) этот процесс пошел вспять, то ныне, особенно после исчезновения системного антикапитализма в лице СССР, все возвращается на круги своя. Капитализм обретает привычные очертания «железной пяты», пожирателя чужого времени. Немцы говорили о Lebensraum — пространстве для жизни, ныне впору говорить о Lebenszeit — времени для жизни, времени-как-жизни, пожирая которое умирающий капитализм пытается продлить свою жизнь.

— Это очень интересно. Пожалуй, временную категорию мы как раз часто не учитываем, хотя, как оказывается, она очень красноречива.

Современная китайская футурология на таком высоком уровне свидетельствует о том, что общество устремлено в будущее. В данном случае мы ведем речь об антиутопии, в которой царит общество социального и, наверное, цифрового контроля над населением.

— И это еще одна тенденция — усиление социального контроля с помощью цифры (обратная сторона — рост цифрового слабоумия населения). Кто-то говорит о чипизации, кто-то говорит об отмене денег и введении карточек — это, действительно, усиление социального контроля. Наш российский оптимизм заключается в том, что в России социальный контроль выстроить не получится. Кто-то что-то обязательно украдёт или сломает.

— Ещё в период президентства Дмитрия Анатольевича Медведева была попытка ввести универсальную электронную карту УЭК. Этот проект православные называли предтечей Антихриста, стараясь противостоять ему. Через несколько лет выяснилось, что наши чиновники умудрились полностью «распилить» Антихриста.

— В этом отношении российский чиновник — это наша опора и надёжа. Как говорил Некрасов, правда, имея ввиду нечто иное, — «вынесет всё».

Что же касается Китая, то это довольно организованное общество и там жёсткий социальный контроль — норма. На Западе возможности социального контроля, который за последние полвека успешно превратился в социальную дрессуру, множатся благодаря техническим возможностям. Там послушное, комформное население, которому что скажут — то оно и будет выполнять. А вот в России до сих пор ситуация иная как в социальном, так и в техническом плане. К тому же у нас есть замечательная вещь — такая ценность как социальная справедливость. Она, во-первых, исходно существует в русской культуре, во-вторых, мощно подпитана социализмом.

— То есть, несправедливость не является нормой?

— Несправедливость у нас не норма. Если индиец воспринимает социальную несправедливость нормально — причиной тому кастовая система; если, скажем, бразилец ее нормально воспринимает, потому что он живет в периферийной капиталистической стране, то для русского это не норма. Кроме того, в России были традиционно специфические отношения между господствующими группами и угнетенными.

В 1649 году Соборным уложением было закрепощено население, причем, не только крестьяне, которые служили дворянам, но и дворяне, которые служили государству, и посадские люди. При Петре III этот договор был расторгнут. Дворяне получили право не служить, хотя большая часть всё равно продолжала служить, потому что дворяне были материально бедным сословием. Поэтому у Сухова-Кобылина гордая эпитафия: «Никогда не служил».

— А я думал, что это уже при узурпировавшей власть Екатерине.

— Нет, этот указ издал Петр III буквально за несколько месяцев до смерти — в 1762 году. Самозванка на троне Екатерина заплатила другим — указом о вольности дворянской 1785 года. Но это одна линия. После того, как стало ясно, что дворяне могут не служить, крестьяне решили, что их освободят на следующий день. Их освободили, действительно, на следующий день, но через 99 лет.

Указ Петра III был от 18 февраля 1762 года, а 19 февраля 1861 года крестьян отпустили. Однако с 1760-х годов крестьяне воспринимали свои отношения с барами как несправедливые: если дворяне могут не служить государству, то почему крестьяне должны служить дворянам. На классовую неприязнь накладывалась социокультурная — дворяне и крестьяне персонифицировали два различных социокультурных уклада.

А вот европейской знати, особенно английской, удалось навязать низам свои ценности как общенациональные. Отсюда — принципиально разные отношения верхов и низов в Западной Европе и в России: Пушкин написал об этом так: «Русский мужик не уважает своего барина, а вот англичанин своего барина уважает».

В 1861 году была проведена реформа, освободившая крестьян, но при этом лишавшая их трети земли — опять несправедливость. Поэтому то, что называют повседневным русским хамством — обратная сторона описанной реальности. Кто-то, не помню кто, из наших богатеньких путешественников сказал, что в России, к сожалению, даже в дорогом ресторане, если у официантки плохое настроение, она обязательно даст это почувствовать, а вот во Франции или Германии это невозможно. Да, это одна сторона дела, потому что там люди абсолютно вышколенные. А у нас система не укатала человека, не сузила его, как сказал бы герой Достоевского.

В конечном счете, наличие социальной справедливости как ценности обусловливает то, что население никогда не примет результаты 1991 года, и это создает постоянную проблему в отношениях населения и прихватизаторов. Отношение к богатым и знатным в той же Индии или в том же Китае совершенно другое. И социализм китайский лег на совершенно другую традицию, чем социализм советский.

— И, соответственно, социальное расслоение и экономическое неравенство тоже ложится на разные традиции в разных странах.

— Более того, неравномерное развитие различных регионов внутри одной и той же страны, включающее в глобальные процессы одни регионы и исключающие другие, еще более усиливает неравенство, окончательно лишая неудачников когда-либо поменять судьбу.

В той же Индии, например, есть суперразвитые сектора в электронике. Но это такие точки роста, которые имеют минимальное отношение к Индии. Они связаны с такими же точками в Китае, в Соединенных Штатах, в Европе. Более того, индийский капитал вложился в британскую промышленность куда больше, чем Евросоюз: учитывая давние связи Великобритании и Индии, британцы спокойнее контактируют с индийцами, чем с соседями-европейцами. Великобритания и Индия очень разные страны, но у них есть одна общая черта: пожалуй, ни в одной стране мира верхи не относятся так жестоко и высокомерно к низам, как в Европе — в Великобритании, а в Азии — в Индии.

И вот эти две традиции наложились друг на друга. Во многих полицейских участках в Индии, например, до сих пор висят портреты начальников этих участков с колониальных времен. Хотя Индия в 1947 году стала независимой, но традиция британского раджа сохраняется, тем более, что именно британцы объединили княжества и политии субконтинента в единое целое.

До британцев Индии в нынешнем ее виде не было, были Великие моголы, были маратхи, были сикхи, были государства юга, и они между собой воевали. А англичане пришли, всех сдавили властным обручем и объединили. Символично, что одна из претензий деятелей национально-освободительного движения Индии к британцам заключалась в том, что те перестали соблюдать свои же правила, в том, что белые сахибы ведут себя не так, как они объявили правильным.

Психологически был ряд очень интересных моментов в развитии колониальной Индии. Например, социопсихологи обращают внимание на то, как изменилось отношение индийцев к белым женщинам во время Второй мировой войны. До этого на белую женщину смотрели снизу вверх как на особое существо. А во время войны в Индии стали распространяться американские комиксы и пин-ап картинки, где женщины были слегка полураздеты.

Это убедило индийцев: белая женщина -такая же, как и индийская, со всеми вытекающими последствиями. Вообще война сильно изменила отношение к белым вообще и британцам в частности — они потерпели поражение от японцев, т. е. азиатов. А потом национально-освободительное движение, с одной стороны, и пришедшее к Западу понимание, что в новых условиях можно эффективно экономически эксплуатировать страны Азии и Африки без политических затрат привели к демонтажу колониальной системы, главным выгодополучателем чего стали США и американские ТНК.

Эйфория обретения свободы в бывших колониях афро-азиатского мира очень быстро сменилась апатией и осознанием того, что разрыв между Западом и бывшими колониями растёт, но теперь метрополии не несут никакой моральной и политической ответственности за тех, кого приручили. В то же время, пока Запад занимался Советским Союзом, поднялся Китай, который совершил экономический рывок. Последний, однако, не стоит переоценивать: Китай, при всей его чисто количественной экономической мощи — это мастерская. Конструкторское бюро находится в другом месте. И в этом отношении китайцы прекрасно понимают свою ситуацию — и военную, и экономическую.

Кроме того, Россия, русские для Запада — это в известном смысле социокультурно менее приемлемые персонажи, чем те же китайцы или арабы. Например, нацисты объявили в свое время японцев почетными арийцами. Точно так же американцам легче будет объявить почетными американцами китайцев, чем русских. От русских исходит постоянная угроза нестандартности мысли и поведения, а следовательно, — победы.

Лет 20 назад в один из наших академических институтов приехала немка с диссертацией на специфическую тему — она исследовала структуры русской повседневности и анализировала те ситуации, когда русские используют некие предметы не по назначению. Ну, например, вы приходите в бухгалтерию. В чём там цветы держат? Разрезается бутылка пластиковая, туда земля — и вот он цветочек. Или, скажем, замок на сарае, чтобы туда не лила вода, отрезается пластиковая бутылка, прибивается гвоздем, и она его закрывает.

Немка называла это явление варварством, потому что цивилизация, по ее мнению, это когда вещь четко используется по своему назначению, функция жестко привязана к субстанции. У нас же — «назови хоть горшком, только в печку не суй». По нашему ТВ в рамках передачи «Пока все дома» была даже такая рубрика — «Очумелые ручки». Это игра слов: очумелые и очень умелые. Рубрика демонстрировала исключительную смекалку, приспосабливающую под разнообразные функции те предметы, которые исходно предназначались для совсем другого.

Именно русская смекалка помогала нам побеждать во многих войнах, включая Великую Отечественную.

Нестандартность мысли и поведения обусловлена суровыми природными условиями, сменой времен года, коротким сельскохозяйственным сезоном, особыми историческими условиями, постоянно заставлявшими искать способы выживания — и побед над обстоятельствами и превосходящим противником: богатые и сытые европейцы с подобными проблемами в подобном масштабе не сталкивались. Отсюда возведенный в норму конформизм.

— Это немецкая цивилизация.

— Нет, западноевропейская в целом. Наша цивилизационная нестандартность, умение выживать в разных условиях и создает им проблемы. Андрей Платонов об этом очень хорошо сказал: «Русский человек может жить в одну сторону, и в другую сторону, и в обоих случаях останется цел».

— Когда мы говорили про социальный контроль, я вспомнил, как над Кабулом каждое утро поднимался аэростат. Это оккупированный Кабул, 2010 год, и этот аэростат осуществлял оптическое слежение. И вечером его на лебедках НАТОвцы подтягивали опять к земле. По Кабулу двигались огромные американские патрульные машины, там сидели здоровенные негры, которые несли бремя белого человека в Афганистане. И эти картины многое символизировали… Сейчас вы осуществили очень крупную поездку по Индии — какие картины, какие образы у вас возникают после путешествия?

— Ну, во-первых, конечно, это колоссальные контрасты. Они видны в значительно большей степени в южной Индии, чем в северной. Например, Дели — город контрастов, но Мумбаи — бывший Бомбей — это еще более контрастный город, где, когда ты выходишь из шикарного отеля, то попадаешь не на шикарную же улицу, как в Дели в центре, а в зону трущоб. Более того, в Мумбаи как такового нет центра города, это несколько городов, но, тем не менее, в самом городе, и вовсе не на окраине его, есть район Дхарави — площадью два квадратных километра, то есть это два миллиона квадратных метров, где живёт два миллиона человек: один человек на один квадратный метр. Это высотой1,5–1,6 метров каморка, и это даже не домик Кума Тыквы из «Приключений Чиполлино», потому что домик Кума Тыквы был всё же из кирпичей, а это тонкая фанера, толстый картон, куски от холодильника и т. п.

— Это как в романе Кобо Абэ «Человек-ящик».

— Почти. Второй этаж, третий этаж. Но самое интересное, что это одна из достопримечательностей Мумбаи, туда водят богатых туристов, показывают им, как люди живут. По сути, это ведь нечеловеческое существование. В то же время, есть 10–15% богатых и сверхбогатых индийцев, которые живут совершенно в другом мире. Миры эти практически не соприкасаются, что еще и кастово оформлено.

Конечно, это не сравнить с расслоением в Соединенных Штатах, потому что там больше социального жирка, но процесс идет везде. Естественно, хуже всего ситуация там, где социального жирка мало. Когда-то Маркс употребил фразу: «Язычник, чахнущий от язв христианства». Вот от язв капитализма больше всего чахнут и страдают не в ядре, которое грабило периферию, а на периферии, потому что она теперь не нужна. Она когда-то была нужна, а теперь не нужна, теперь ее выбрасывают.

— Выжатый лимон, шкурка.

— Да, совершенно верно. И нынешняя периферия капиталистической системы напоминает то, что произошло с северо-востоком Бразилии в начале XIX века. В XVIII веке этот район активно эксплуатировался, потом из него всё выжали и его вышвырнули. Большая часть афро-азиатского и латиноамериканского мира не нужна в посткапиталистическом цифровом мире. И возникает проблема — что делать с этим населением?

Проблема эта в рамках капсистемы, на мой взгляд, неразрешима. Огромные массы населения, которые волна технико-экономического прогресса подталкивает в пропасть. Полвека назад американский социолог Б. Мур заметил, что революции рождаются не из победного крика восходящего класса, а из предсмертного рёва того класса, над которым вот-вот сомкнутся волны прогресса.

Сегодня в мире накопилось очень много такого люда, которым прогресс нынешних хозяев мировой игры не оставляет практически никаких шансов.

Я уверен: они дадут бой хозяевам, причем на «их поле» — я имею в виду афро-азиатских мигрантов в Западной Европе и латиноамериканских — в США. Они не смогут создать новый мир — скорее темновековье, но старый уничтожат. А постстарый мир будет миром неопределенности, миром функций, гуляющих сами по себе, независимо от субстанций — привычный для нас, русских, мир. И игра в том мире потребует изощренности.

— И мобилизованности.

— Конечно. Самое главное, необходимое условие победы — элита должна ассоциировать себя обществом, частью которой является. Элита, которая ассоциирует себя с «Барвиха Luxury Village» и которая за эту «Барвиху Luxury Village», безусловно, сдаст всё, всё и проиграет. Её зачистят.

— Другой базы, кроме России, у этих элитных групп не существует. Они думают, что их кто-то где-то примет за их деньги, но этого не произойдет.

— Это всё мечты Остапа Бендера — того самого, которого приняли и полностью обчистили на румынской границе. Так что, в этом отношении выиграет тот, кто будет — и это парадоксальная ситуация! — с народом.

— И второй момент, как мне кажется, очень важный, единственный способ выжить — это победить.

— Действительно, победа — это условие выживания. Как говорил Конфуций: «Кто отпрыгнул дальше всех, будет прыгать еще раз». Мы это перефразируем: тот, кто победит — будет жить. Это жёсткое условие, это императив того большого кризиса XXI века, в который мы вступаем.

Бродель называл время между феодализмом и капитализмом социальным адом. И теперь мы живем в эпоху, всё больше начинающую напоминать социальный ад. И тот же Бродель в своей фундаментальной работе «Материальная цивилизация, экономика и капитализм. XV—XVIII вв.» ставил вопрос: можно ли вырваться из социального ада? Можно. Но не в одиночку. В одиночку никто не вырвется. Вырваться можно только коллективно. В посткапиталистический (посткатастрофический?) мир попадут только те правящие элиты, у которых будет мощное волшебное оружие — единство со своим народом.

Билет в будущее в условиях надвигающегося кризиса, войны всех против всех получат только те элиты, которые идентифицируют себя со своими странами, которые укоренены в своей культуре и разделяют со своим народом одни и те же ценности, интересы и цели. Оргоружием элиты РФ в условиях кризиса XXI века может быть только одно — единство с народом. Это необходимое условие победы, достаточное — воля к победе, которая куется в соответствии с принципом «не верь, не бойся, не проси».

Андрей Фурсов, Андрей Фефелов

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Гибридные войны: мобилизационный проект России

Гибридные войны: мобилизационный проект России | Русская весна

Цивилизационная многополярность, предсказанная Н.Я. Данилевским ещё в 1869 году, сейчас, через полторы сотни лет, проявляется со всей очевидностью. Китай, Индия проявляют себя не только как динамично развивающиеся государства, но прежде всего — как мировые цивилизации.

Чрезвычайно важный процесс трансформации происходит в России.

Идёт формирование «центра силы» в Латинской Америке, в стадии переосмысления и поиска своей цивилизационной идентичности находится исламский мир. Как и прогнозировалось, не складывается строительство единой евроцивилизации — в силу кардинальных политических, культурных, религиозных, духовно-ценностных различий между странами, входящими в ЕС. Британия, также живущая своей колониальной рентой, уже попыталась выйти из Евросоюза.

Сегодня мы можем констатировать, что эпоха всемирно-исторического лидерства Запада завершается — вопрос только в том, чем именно она завершится: сменой лидера, или же попыткой сдающего лидера уничтожить всё человечество. Похоже, что такая попытка обязательно последует, поскольку она запрограммирована всей предшествующей историей «западной» цивилизации.

И, в первую очередь, эта попытка будет направлена против нашей страны, что вызвано не только актуальными финансово-экономическими, политическими или военно-стратегическими, но и, что главное, системно-геополитическими причинами, исходя из которых «западная» цивилизация всегда обязана вести войну с Россией и стремиться к её подчинению и уничтожению.

Теории и стратегии западной геополитики

Для практической реализации законов и закономерностей геополитики лучшие умы отрабатывали теории, стратегии и доктрины. Остановлюсь лишь на некоторых, действие которых продолжается и сегодня. Начну с теории «хартленда» британца Х. Маккиндера. Рассматривая географию нашей планеты, он сделал вывод (1904 г.) о том, что центральным регионом мира является Евразия, Мировой остров, в центре которого находится «сердце мира», «хартленд» — самый выгодный для контроля над миром регион планеты. И отсюда следовала стратегическая установка, или формула мирового господства: «Кто контролирует Восточную Европу, доминирует над хартлендом; тот, кто доминирует над хартлендом, доминирует над Мировым островом; кто доминирует над Мировым островом, доминирует над миром».

Итак, только контроль над Россией (ибо «хартленд» — это и есть Россия) даёт англосаксам контроль над Евразией и над всем миром.

Потому-то Збигнев Бжезинский и объявил после крушения СССР, что «Евразия — приз победителю в холодной войне». То есть — добыча. Но вот проблема, которую «западники» пытались решить со второй половины ХIХ столетия: как установить контроль над российским континентом, «огромной континентальной массой» по выражению американского адмирала Альфреда Мэхэна. Некоторые пытались решать её методом военного вторжения, но с печальным для себя результатом.

Мэхэн предложил в 1890 году иную стратегию овладения Россией: «петлю анаконды», суть которой заключалась в блокаде российской территории, воспрещении выхода в мировой океан и к теплым морям, ограничении торговли, отхватывания ее прибрежных территорий и т. д. А конечную цель этой стратегии адмирал видел так: «Приступить к овладению всею полосой южной Азии между 30-м и 40-м градусами северной широты, и с этой базы постепенно оттеснять русский народ к северу. Так как, по обязательным для всего живущего законам природы, с прекращением роста начинается упадок и медленное умирание, то и наглухо запертый в своих северных широтах русский народ не избегнет своей участи».

Очень гуманно, не правда ли? Но разве сегодня, или еще когда-либо, они нам другое предлагали?

Суть германской геополитики (основатель — Ф. Рацель): государство — живой организм, который, по мере своего развития, требует всё большего жизненного пространства, Lebensraum. Обретается это дополнительное пространство за счёт территорий «менее удачливых соседей». Гитлер в своей политике исходил именно из этой стратегической концепции, пытаясь захватить Lebensraum военным путём. Нынешнее руководство Германии делает то же самое, но с помощью «мягкой силы»: покоряя пространство Европы экономическими методами. К России оно пока относится осторожно, памятуя уроки истории. Но сегодня складывается ситуация, для которой характерно наступление континентальных держав, прежде всего — Китая, ШОС и БРИКС, и заката США, Британии и Запада в целом.

Приход к власти в США Дональда Трампа как раз и стал попыткой отсрочить уход Запада во главе с Соединёнными Штатами с лидирующих позиций, но не более того. Это, прежде всего, внутриамериканский конфликт за право распоряжаться миропорядком и глобальными ресурсами. Схватились две глобальные силы: транснациональный финансовый капитал и национальная элита Америки, что сулит ряд глобальных потрясений и, возможно, переформатирование мирового политико-экономического пространства.

Приход в Белый дом Трампа, его предвыборные тезисы и первые президентские действия, говорят о том, что США примут и будут реализовывать новую геополитическую доктрину, опять же — с целью остановить развитие Востока, на стороне которого выступает сегодня и Россия. Но эта доктрина будет строиться на прежних теориях и принципах англосаксонской геополитики.

Главной её целью, опять же, будет «сжатие в кольцах анаконды» и разрушение России.

Санкции, информационные атаки, демонизация российской политики и руководства, лишение России внешнего и внутреннего пространства безопасности, включение Евразии в зону «жизненно важных интересов» Америки с назначением Центрального военного командования США ответственным за евразийский регион, — всё это и есть реализация классических американских геополитических теорий, концепций и доктрин. Альтернатив у них в этом отношении нет, и пока не предвидится. 

Место и роль России в современном мире

Наиболее слабым звеном современной России является её система социального управления. Правящая «элита» неспособна выявить и определить адекватное и естественное целеполагание для нашего общества, а тем более — предложить обоснованную и эффективную методологию его достижения. Именно по этим причинам, Россия находится вне процесса культурно-цивилизационного созидания. Более того, из трёх матриц, синтезирующих русскую цивилизацию, одна, «советская», уже почти полностью разрушена, а две остальные: православно-славянская и евразийская (русско-тюрская), — активно разрушаются.

Среди бывших постсоветских республик Центральной Азии и Кавказа растёт разочарование поведением российских властей и бизнеса, Россия не предложила развёрнутой взаимовыгодной геополитической концепции формирования будущего евразийского пространства. Православно-славянский ареал также не имеет ясной перспективы, кроме конфликта с Украиной и трагедии Донбасса.

Единственный союзник на Балканах — Сербия движется в сторону ЕС и НАТО. В целом нынешняя власть РФ проиграла в процессе цивилизационного строительства всё, что могла. Наши надежды на формирование Евразийского союза, как культурно-цивилизационного фундамента, развитие ШОС, как регионально-политического образования, БРИКС — как объединения цивилизаций не-Запада и модели будущего мироустройства, — пока не оправдываются.

Похоже, идёт искусственное торможение этого процесса. По крайней мере, Россия на этих направлениях утратила активность и наступательность, а культурно-цивилизационное строительство замещается попытками обыденной экономической выгоды, причём — на китайских условиях. 

Гибридная война, как главный феномен ХХI века

Усложнение современного миропорядка затронуло и такую сферу как война. Из сферы традиционного вооруженного насилия, война перешла в новое, более сложное и многомерное пространство. Сначала такой переход обозначался термином «холодная война», сейчас — «гибридная война». Но ясной государственной теории, раскрывающей сущность этого явления, в России нет.

В Академии геополитических проблем лет десять назад исследовались изменения в понятии «война». Ввели термин «геополитические операции». Предложили проект геополитической доктрины, направили в Совбез РФ. Но в беседе с одним из сотрудников аппарата Совбеза, услышав его понимание геополитики, как науки о фашизме, прекратили общение.

Тем не менее, мы эти исследования продолжаем. Руководитель Уральского отделения Академии геополитических проблем, доктор политических наук Н.А. Комлева пишет: «Гибридная война представляет собой исключительно геополитическое явление, в своём полном объёме не определяемое в иных исследовательских парадигмах.

Гибридная война — это совокупность действий, направленных на разрушение всех основных геополитических пространств общества-соперника, то есть на его абсолютное сокрушение. При этом агрессия во всех основных типах геополитических пространств осуществляется одновременно.

Основными геополитическими пространствами автор… полагает следующие: географическое, экономическое, информационно-идеологическое и информационно-кибернетическое. В каждом типе геополитического пространства способы ведения гибридной войны различаются в соответствии с природой данного типа пространства.

Основные способы ведения гибридной войны в географическом пространстве:

1) локальные «традиционные» войны в ресурсных регионах страны-объекта агрессии, вовлечение данной страны в серию «конфликтов малой интенсивности» по периметру её границ; 2) «цветные революции», то есть государственные перевороты в стране-объекте агрессии и в государствах, являющихся её геополитическими союзниками; 3) поощрение сепаратизма в стране-объекте агрессии.

Все перечисленные технологии применяются против современной России. В конце 90-х-начале 2000-х гг. страны Запада и их союзники, включая страны Ближнего Востока (Саудовская Аравия, Иордания, ОАЭ), спонсировали террористическую войну на российском Северном Кавказе в финансовом отношении, поставляли в регион наёмников, военных советников, современное вооружение. Террористическая война была составной частью сепаратизма так называемой Республики Ичкерия, образованной на большей части Чеченской Республики в составе России, а также определенных сил в Республиках Ингушетия, Кабардино-Балкария, Дагестан (проект «Лакской республики»). Попытки осуществить «ромашковую революцию» в Российской Федерации наблюдались в 2003–2008 гг., а также в 2012 г. («белоленточное движение»). «Цветные революции» прошли по Сербии, Украине (дважды), Грузии, Киргизии.

Основные способы ведения гибридной войны в экономическом пространстве:

1) санкции против отдельных отраслей экономики страны-объекта агрессии, в том числе — закрытие для неё международных рынков (или отдельных их сегментов) и блокирование доступа к определённым технологиям;

2) санкции против всех отраслей экономики страны-объекта агрессии в совокупности (экономическая блокада);

3) санкции против ключевых персоналий, определяющих содержание и ход экономических процессов в стране-объекте агрессии».

Дополню данные тезисы уважаемой Натальи Александровны. Гибридная война — это сочетание «мягкой силы», применяемой во всех жизненно важных сферах государства-объекта агрессии, с жёстким военным давлением и ограниченными военными действиями, операциями спецслужб и мощным информационным подавлением воли к сопротивлению.

Против России операция «гибридная война» ведётся на плановой основе. Она была запущена с момента введения санкций в 2014 г., 2 августа 2017 г. план операции был утвержден окончательно, с 2018 г. начинается активная фаза её реализации.

Замысел операции противника я бы сформулировал так: «Используя экономическую слабость России и отсутствие устойчивой системы государственного управления, полномасштабную многоуровневую коррумпированность органов государственной власти, самый высокий в мире разрыв доходов населения, разобщённость и апатию офицерского корпуса, склонность большого числа офицеров и чиновников высокого ранга к услужению кому угодно ради денег, комфорта и удовольствий, — осуществить наступательную операцию гибридного типа с целью ликвидации российской государственности и приведению остатков Российской Федерации под полный контроль правительства, Конгресса и Федеральной резервной системы США, главный удар нанести по системе госуправления, производственному сектору экономики и финансовой системе государства».

Цель — паралич управленческой деятельности, производства товаров и военной продукции, финансовых операций. Другими направлениями ударов (и здесь основной ударной силой будет выступать главное киберкомандование Пентагона) должны стать дезорганизация работы транспорта, связи, платёжной системы, медицинских учреждений, что должно вызвать массовые протесты среди населения, силовые захваты банков, учреждений, торговых сетей и т. д. И затем — организация всероссийского бунта с целью разрушения государства и организация вооружённой междоусобицы.

После чего — в «благих целях» — взятие российского ядерного оружия под «международный» (читай — американский) контроль. Затем — «игрушечный» президент, и такое же, как сейчас, «либеральное» правительство. Попытки отдельных лиц и разрозненных организаций сопротивляться будут жестоко подавляться, как это было в 90-е годы.

И всё это будет происходить на фоне усиления военной активности США и НАТО, включая непосредственное боевое соприкосновение и военные действия против российской военной группировки в Сирии. Весьма вероятно развёртывание широкомасштабного наступления украинских войск на позиции Донбасса и Луганска с целью их полного окружения. и уничтожения

Готова ли наша страна к отражению такой системной угрозы? Полагаю, что нет. Прежде всего — поскольку у нас нет теоретической основы для создания стратегии гибридной обороны, нет собственного Генерального штаба (не путать с Генштабом Вооруженных сил РФ — это другое), нет планов отражения гибридной агрессии. 

Чем отвечать России?

Предоставим слово Н.А. Комлевой, предлагающей «контргибридный» ответ: «Для победы в гибридной войне, по нашему мнению, прежде всего, необходим «большой проект», то есть концептуально-системное изложение основ нового миропорядка, построенного на иных принципах, чем ныне существующий «однополярный» мир. Однако самого по себе глобального проекта, альтернативного существующему, недостаточно, даже если проект детально разработан. Необходим в той же мере проработанный механизм его реализации: ресурсы, акторы, технологии. Системная угроза требует и системного ответа.

Находясь внутри чужого глобального проекта, Россия так и будет оставаться «страной-мишенью», реагирующей на угрозы и вызовы в режиме «постфактум».

Какие системные геополитические выводы отсюда можно сформулировать сегодня? Они, на мой взгляд, примерно таковы:

— западная «постиндустриальная» модель развития человечества привела к глобальным, планетарного масштаба экологическому и нравственному кризисам;

— завершается фаза западного цикла истории человечества, начавшаяся в ХV веке Ренессансом, эпохой Великих географических открытий (колониальных захватов европейских держав) и последовавшим за ними индустриальным взрывом;

— глубочайшей геополитической ошибкой американских стратегов стала идея «конца истории» (Ф. Фукуяма);

— вестернизация превратилась в американизацию, а затем в глобальную диктатуру банков и финансового капитала, наступило тотальное разочарование в этом «образе будущего» и «дорожной карты» к нему в виде «вашингтонского консенсуса» со стороны подавляющего большинства народов и государств современного мира;

— возникло и усиливается тотальное сопротивление политике США, и прежде всего в культурно-цивилизационной среде (духовно-нравственной сфере);

— существует тенденция возврата глобального миропорядка к фундаментальной биполярности по оси Запад-не-Запад (Запад-Восток);

— ценностная система Востока характеризуется тремя основными идеями развития человечества: а) экологической, возвращающей человека и человечество к природе и космосу; б) глобальной постэкономической равновесности; в) нравственно-религиозного фундаментализма.

«Коллективный Запад» с удовольствием увидел бы на месте России свободную от любого государственного суверенитета (а в идеале — и от любого постоянного населения) «ресурсную территорию» типа севера нынешней Канады. «Коллективный Запад» будет всеми силами противодействовать любым попыткам усиления российского государства, под какими бы идеологическими лозунгами (или вообще без лозунгов) те ни происходили.

«Коллективный Запад» никогда не признает руководителей российского государства «своими» и не инкорпорирует их в свою глобальную систему управления на правах даже операторов среднего уровня (максимум здесь — судьба бывшего политического лидера мощнейшего советского геополитического блока, занимавшего добрую треть планеты, М.С. Горбачёва, которому за сдачу этого блока разрешили пожить и доверили рекламу пиццы с кожизделиями фирмы Louis Vuitton).

Всё это, вместе взятое, должно определять как главные задачи, так и фундаментальные параметры мобилизационного проекта для современной России, в рамках которого глобальный «коллективный Запад» является одновременно и основным противником, и «целью номер один».

Леонид Ивашов, генерал-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Глобальная экономическая война: два фронта, ноль победителей

Глобальная экономическая война: два фронта, ноль победителей | Русская весна

Евросоюз объявил экономическую войну Соединённым Штатам. Боевые действия начнутся 1 июля. Параллельно Россия открыла «фронт» против «недружественных иностранных государств»: президент Путин подписал закон о контрсанкциях. Похоже, на планете начинается глобальная война, и об открытой либеральной экономике придётся забыть. Наступает старая добрая эра заградительных пошлин, тарифов и квот.

Тема грядущей «блокады» Соединённых Штатов объединёнными европейскими государствами занимает первые полосы крупнейших газет по обе стороны Атлантики. Пошлины на товары из США Евросоюз «включит» 1 июля 2018 года. Список уже составлен.

В этой ситуации ЕС не нападает, а обороняется. Напомним, ранее американская администрация в лице министра торговли Уилбура Росса сообщила, что Белый дом устанавливает с 1 июня таможенные пошлины на ввоз в США продукции стальной и алюминиевой промышленности.

Заградительные барьеры, одобренные 31 мая, коснулись государств Евросоюза, Мексики и даже Канады. Размеры пошлин: 25% на сталь, 10% на алюминий.

Брюссель попытался ответить Вашингтону мирным порядком. Как это принято в демократиях с открытой либеральной экономикой, Евросоюз обратился во Всемирную торговую организацию и оспорил одностороннее решение Вашингтона. В Брюсселе составили длинный список категорий товаров из США, которые могут попасть под ответные европейские пошлины.

Око за око, зуб за зуб, перелом за перелом. Европа пошла чуть дальше ветхозаветных установлений, предложив ответные пошлины не до 25%, а даже до 50%. Мало того, в Еврокомиссии сообщили, что оставляют за собой право и на «асимметричные меры».

Нет, это не означает бомбёжку Вашингтона и Нью-Йорка или свержение мистера Трампа путём евромайдана, организованного при помощи брюссельских НКО и французских булок.

Еврокомиссия считает, что можно ответить США «за пределами металлургической продукции». Европа готова ударить по специфическим американским товарам, которые и по сей день сохраняют популярность в Старом Свете: например, фирменным джинсам «Ливайс» и мотоциклам «Харлей Дэвидсон». Перечень товаров доведён до сведения ВТО, а одностороннее действие команды Трампа названо «тарифной угрозой». Терминология, как видим, вполне военная.

1528354403_003.jpg

6 июня еврокомиссары посовещались и одобрили решение о введении дополнительных пошлин на перечень товаров из США, копия которого ушла во Всемирную торговую организацию. Решение было принято «в рамках реакции ЕС на тарифы США на стальную и алюминиевую продукцию», отмечается в заявлении Еврокомиссии. Такая реакция Европы соответствует нормам международной торговли.

Марош Шефчович, заместитель председателя Европейской комиссии и комиссар по вопросам энергии, объявил меры США от 31 мая о 25-процентных тарифах на сталь и 10-процентном тарифе на алюминий «односторонними и незаконными». По словам Шефчовича, незаконное решение Трампа требует ответных действий от ЕС.

В Европейском союзе подсчитали, что ответные тарифы коснутся американских товаров на общую сумму около 2,8 млрд. евро в год. Перечень товаров США охватывает практически весь спектр, пишет «Financial Times»: от арахисового масла до прогулочных катеров и мотоциклов. По утверждению представителей Брюсселя, заградительные пошлины были выверены с тем, чтобы нанести «эквивалентный экономический ущерб США».

Господин Шефчович отметил, что Еврокомиссия намерена запустить «меры возмездия» с июля. Предварительно в рамках процедур ЕС эти планы рассмотрят национальные правительства. Только после этого антиамериканские пошлины смогут вступить в законную силу.

Дипломаты ЕС сообщили журналистам, что предварительная дискуссия среди национальных правительственных чиновников, прошедшая в Софии, продемонстрировала «широкую поддержку мер возмездия».

Отдельно отмечается, что «этот план решительно поддержали» Франция и Германия.

В Еврокомиссии настаивают, что предложенный ответ США соответствует стандартам ВТО. Действия Брюсселя направлены на защиту европейских отраслей промышленности и законных интересов ЕС. Вместе с тем еврокомиссары затрудняются даже предположить, что в ответ предпримет непредсказуемый мистер Трамп. К примеру, Юрки Катайнен из Еврокомиссии высказывается с осторожностью, отмечая, что «в интересах обеих сторон» (США и ЕС) избегать «дальнейшей эскалации или расширения торговой войны». Победителей в такой войне не бывает, считает он.

1528354322_004.jpg

О запретительных пошлинах на американские мотоциклы «Harley-Davidson», джинсы, бурбон, апельсиновый сок и др. пишет «The Guardian». Война может не ограничиться товарами на 2,8 млрд. евро. Жалоба, поданная в ВТО, содержит ещё один пункт: если заградительная политика, принятая командой Трампа, будет продолжаться три года спустя, Евросоюз планирует ввести дополнительные тарифы, под которую попадёт американская продукция на сумму в 3,6 млрд. евро.

Кстати, интересное положение занимает в этом вопросе Великобритания: в перспективе она может оказаться посреди войны в нейтральном статусе. По мнению некоторых экспертов, новые американские тарифы Великобританию минуют. По крайней мере, они не будут её касаться, как только она покинет ЕС.

Однако это лишь мнение. Великобритания, Франция и Германия пока действуют против США в полном согласии. Ранее, напомним, тройка государств подписала совместное письмо в адрес США с требованием избавить европейские компании от санкций, введённых Белым домом против Ирана.

1528354386_002.jpg

Евросоюз, заметим, настолько осерчал на Дональда Трампа, что уже прилагает усилия по созданию глобального «единого фронта против агрессивной торговой политики президента США Дональда Трампа» (to forge a united front against U. S. President Donald Trump’s aggressive trade policies). Об этом пишет Politico.eu.

Европейский комиссар по торговле Сесилия Мальмстрём пояснила, что такой «единый фронт» следует создать в Мексике, Канаде и Японии. «Мы полны решимости делать то, что нужно, и мы также работаем со многими другими странами, потому что речь идёт не только о противостоянии ЕС и США», — цитирует еврокомиссара издание.

С целью создания антиамериканского «фронта» ЕС уже обратился к правительствам Мексики, Японии и Канады. Формируется «круг друзей», которые верят «в международные правила». По словам Мальмстрём, тарифы Трампа на сталь и алюминий — приём рискованный, и он может «изолировать США». Ведь «весь остальной мир» считает решение Белого дома «незаконным».

Европа и США, напомнила Сесилия Мальмстрём, в своё время создали международные правила и организации, регулирующие торговлю. И Европа хотела бы работать на этом поле с США. Однако если США начали нарушать созданные ранее правила, Евросоюзу приходится «принимать меры».

Джинн торговой войны был выпущен из бутылки как раз в тот момент, когда Россия открыла свой «фронт» против «недружественных иностранных государств»: на днях президент Путин подписал закон о контрсанкциях.

Ситуация в чём-то похожа на европейскую: Россия, как и ЕС, не нападает, а защищается. В начале апреля Минфин США ввёл дополнительные ограничительные меры против компаний, бизнесменов, чиновников и госменеджеров из РФ. Спустя два месяца, 4 июня, на портале правовой информации появился подписанный В. Путиным закон о контрсанкциях, наделивший главу государства правом запрещать международное сотрудничество (или приостанавливать таковое) с «недружественными иностранными государствами и организациями».

Из законопроекта была исключена ранняя спорная норма, которая могла подвести под ограничения российские компании и банки с иностранным участием. Ограничения не будут распространяться и на жизненно необходимые товары, в т. ч. лекарства.

Подписание закона о контрсанкциях прокомментировал в беседе с каналом «RT» эксперт Международного института гуманитарно-политических исследований Владимир Брутер. «На мой взгляд, — сказал он, — Россия пока не планирует обязательно вводить какие-то контрсанкции, она оставляет за собой такую возможность. Дальнейшее зависит от того, какую политику будут проводить и коллективный Запад, и США и ЕС по отдельности.

Что касается областей — это запрет на импорт американских товаров, возможны санкции на использование российской территории американской авиацией при трансконтинентальных перелётах. Думаю, что сама ситуация говорит о том, что Россия не хотела бы проводить санкционную борьбу в более серьёзную область, но если давление продолжится, то Россия создала инструмент, который будет задействован, если её к тому будут вынуждать».

Эксперту вторит замдиректора аналитического департамента «Альпари» Наталья Мильчакова. «Будете ужесточать санкции против России — вам тоже прилетит ответ», — цитирует её РИА «Новости».

Впрочем, заметим, в отличие от жёсткого решения ЕС, принятого прямо-таки по ветхозаветному установлению, реакция России является скорее демонстративной. Это легко объяснить: технологически слабой экономике России, зависимой от торговли сырьём и зависимой от Запада в импорте, намного сложнее эффективно ответить «партнёрам». И всё же некоторые меры могут быть приняты, и это, разумеется, повысит температуру международных отношений ещё на несколько градусов.

***

На планете начинается глобальная экономическая война. «Фронт» её простирается от Мексики до Японии, от Канады и США до Евросоюза. Своего рода центром «фронтовой географии» является Россия, против которой, как бы забивая гвозди в крышку гроба, безостановочно вводят новые санкции Соединённые Штаты.

По-видимому, об открытой мировой экономике планете придётся на какое-то время забыть. Впереди заградительные пошлины, тарифы и квоты — старый добрый меркантилизм с его протекционизмом, если вспомнить термины из истории экономических учений.

Кто победит в грядущей войне? В Еврокомиссии полагают, что победителей в торговых войнах не бывает. Однако к затяжной войне (дольше трёх лет) в Брюсселе готовы. И эта война против США — ещё один повод для Европы сблизиться с Россией. Может быть, мистер Трамп, которого с недавних пор перестали называть агентом Кремля, всё-таки сыграет полезную роль для Москвы?

 

Олег Чувакин

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

В новом «мировом беспорядке» Европе не обойтись без России, — Die Zeit

20.06.2018 - 10:00
В новом «мировом беспорядке» Европе не обойтись без России, — Die Zeit | Русская весна

В наши дни, если взглянуть на ситуацию в мире, можно «с лёгкостью впасть в депрессию».

Куда ни взгляни, повсюду «развал» и никаких решений, отмечает в своей статье для Die Zeit обозреватель Тео Зоммер.

По его мнению, наступила эпоха перемен. На фоне стремительного взлёта Китая старый миропорядок видоизменяется. Для Запада это «геополитический, геоэкономический и технологический вызов».

КНР собирается стать лидером во всех областях. С начала реализации проекта Шёлкового пути глобализация приобрела китайскую специфику. Председатель народной республики Си Цзиньпин хочет, чтобы после американского наступило китайское столетие, поясняет немецкий журналист.

США же при президенте Дональде Трампе утратили господствующее положение в мире, продолжает издание.

В вопросах соблюдения договоров и гарантий безопасности главе Белого дома больше нельзя доверять, убеждён Зоммер. Прежнее трансатлантическое сообщество, строившееся на общих интересах, кануло в Лету.

И это произошло не только потому, что Трамп разучился отличать друзей от врагов. Дело в том, что интересы стали разными. А с отказом Америки от роли мировой державы рушится всё то, что было создано Западом с начала холодной войны. Автор не исключает, что после этого западный мир полностью утратит своё влияние в мире.

Особого оптимизма не внушает и взгляд на международные организации, продолжает издание. ООН продолжает оказывать гуманитарную помощь, но не способна справиться со всеми проблемами, а в крупных вооружённых конфликтах организация вообще «беспомощно стоит в стороне»: её деятельность блокируют пять стран, обладающих правом вето в Совете Безопасности.

После «Большой семёрки», которая на саммите в Канаде превратилась в G6+1, следующей жертвой Дональда Трампа может стать Всемирная торговая организация, полагает автор.

На грани распада находится и Европейский союз. Несмотря на все доводы рассудка, правительство премьер-министра Терезы Мэй продолжает поддерживать брексит.

А популисты в восточноевропейских странах ставят под сомнение фундаментальные принципы демократии. К тому же миграционный кризис и вопрос распределения беженцев раскалывает север и юг Европы.

Да и внешний вид Германии не вселяет надежды, с горечью отмечает Зоммер. Партийная система разваливается. При этом рост популярности «Альтернативы для Германии» не беспокоил бы никого так сильно, если бы фракция ХСС/ХДС и партия СДПГ не переживали глубокий политический кризис.

Если Европа намерена отстаивать свои позиции в новом «мировом беспорядке», то «немецкие власти должны наконец-то перестать обделываться от страха», советует автор.

Парижу и Берлину необходимо выработать общее видение будущего и приступить к его пошаговой реализации, а также убедить в необходимости такого шага остальные страны ЕС.

Брюссель должен переосмыслить отношения с США, настаивает Зоммер. Без вопросов и жалоб уже не обойтись. При этом Трампу, который развязывает торговую войну, нужно противостоять решительно и сообща.

Также ЕС необходимо выстроить «реалистичные отношения» со своим большим соседом Россией.

Европе нужно не полагаться на НАТО и Америку, а самой вести диалог с Россией, при этом не ограничиваясь только украинской темой. Нужно искать возможности для сотрудничества в будущем, советует автор.

Также Европейцы должны переосмыслить свои отношения с Китаем. И в них не нужно ограничиваться одним лишь «стратегическим партнёрством». Необходимо достичь чётких договорённостей по условиям равного доступа к рынкам, защите интеллектуальной собственности, а также обсудить политику субсидирования Китая, которая выходит за рамки допустимого. К тому же ЕС должен определиться со своей ролью в реализации проекта Шёлкового пути.

В рамках Европейского союза нужно будет проводить политику «гибкой солидарности», считает Зоммер. В отношениях же с Россией и Китаем нужно опираться на принцип «компартментализации», что означает мириться с разногласиями в тех сферах, где интересы расходятся, и работать рука об руку там, где они совпадают.

Но даже это не поможет, если повсюду будет «развал», подчёркивает журналист. Политики должны находить решения. Это означает, что Германия и Европа должны больше не «ломать» и «рвать», а «строить» и «сшивать», заключает Зоммер.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Прекрасный новый мир, жить в котором предстоит нам

Прекрасный новый мир, жить в котором предстоит нам | Русская весна

Народ живёт в страхе. Боязнь войны больше, чем во время Карибского кризиса. И страх этот не проходит. Боялись войны в наиболее острый период украинского кризиса. Затем он отошёл на второй план, но почву для страхов стали создавать периодические обострения в Сирии (то турки самолёт собьют, то США не туда выстрелят).

В последние недели ожидания войны усилились из-за американо-корейского конфликта. Можно с уверенностью сказать, что они не утихнут даже после того, как дискуссия Пхеньяна и Вашингтона вновь (в который уже раз) перейдёт в рутинную фазу.

Боязнь начала глобального конфликта с участием ядерных держав не является прерогативой российского общества. Страх войны нарастает по всему миру. Причём в Европе он больше, чем в России или США, а Восточную Европу поразил сильнее, чем Западную.

1496125080154905.jpg

Возможно, именно этот европейский феномен сможет объяснить нам истоки и смысл этого страха, кажущегося на первый взгляд иррациональным, но захлёстывающего планету, как пандемия гриппа.

Характерной особенностью сегодняшней Европы является разочарование в своём главном проекте. Европейский Союз больше не является предметом зависти и вожделения. Толпы желающих присоединиться к «цивилизованному миру» не стучатся в его двери. Наоборот, Британия дала старт обратному процессу.

При этом один только пока не завершённый выход Лондона из ЕС уже привёл к возникновению нескольких неразрешимых проблем. Шотландия не желает покидать Евросоюз и планирует вновь провести референдум о независимости. При этом победят сторонники независимости или проиграют, даже в самой Шотландии, где голоса разделяются примерно 50 на 50, с небольшим преимуществом в чью-либо пользу, половина населения будет недовольна принятым решением.

Как делить британское ядерное оружие? Оно же не Англии принадлежит, а Соединённому Королевству Великобритании и Северной Ирландии. Кстати, база подводных лодок, носителей ядерных ракет, находится в Шотландии.

А есть ещё проблема Гибралтара. Гибралтар хочет остаться в ЕС. Испания желает вернуть Гибралтар. Гибралтар в Испанию не хочет. Британия никому не собирается передавать свои права на эту стратегическую скалу, контролирующую выход из Средиземного моря в Атлантику.

Евроскептики набирают силу в Западной Европе. В Италии и во Франции глобалисты ещё удерживаются у власти, но уже вынуждены прибегать к откровенным политическим аферам.

И популярность националистов продолжает расти. Даже в Германии (которая, будучи мощнейшей экономикой ЕС, а с некоторых пор и его политическим гегемоном, получала наибольшие дивиденды от расширения Евросоюза) всё более широкие слои общественности начинают приходить к выводу, что «бремя белого человека», которое Западная Европа взвалила на себя по отношению к Восточной, стало излишне дорогостоящим.

Причём выгоды получают большой бизнес и политики, а издержки несут простые граждане. В Западной Европе назрел спрос на национализацию политики. И решение Британии о выходе, в результате которого сводный бюджет ЕС сразу усохнет примерно на 13%, только подстёгивает остальных западноевропейцев думать быстрее.

14961252136709837.jpg

Западная Европа уже не в силах финансировать политику «выравнивания потенциалов», в рамках которой восточноевропейцам предоставлялась поддержка на сотни миллиардов евро. Но именно на этой политике и базировалось единство Евросоюза. Без проводимого брюссельской бюрократией перераспределения средств ЕС становится бесполезным и затратным предприятием отнюдь не только для восточноевропейцев.

Если начнётся сброс балласта, то не факт, что Италия, Греция, Испания и Португалия не покажутся новой Европе столь же (или даже более) обременительными, как Польша или Эстония.

Внутренние европейские противоречия между банкирами-глобалистами и промышленниками-националистами, между богатым (пока богатым!) севером и нищим югом, между донорами из Западной Европы и реципиентами из Восточной, между брюссельской наднациональной бюрократией и национальными правительствами разрывают Евросоюз. Примирить эти противоречия невозможно, можно только замедлить распад.

Но даже для торможения процессов дезинтеграции нужны согласованные действия. В то время, как пример Британии свидетельствует, что относительно успешные страны могут попытаться спрыгнуть с этого корабля первыми.

Между тем внутриевропейские противоречия, в том числе и территориальные, микшировались открытыми границами, свободой передвижения и постепенным движением Евросоюза к оформлению единого федеративного или конфедеративного государства.

Сейчас нарастает тенденция к дезинтеграции, и, несмотря на осознание европейскими политиками опасности данного процесса, они ничего не могут ему противопоставить, поскольку исчерпана обеспечивавшая единство ЕС ресурсная база.

Нынешняя Европа не в состоянии даже навести порядок на Украине, где именно благодаря усилиям ЕС пришло к власти прозападное правительство. Между тем стабилизация Украины стоит относительно дёшево. Киеву хватило бы 10–15 миллиардов евро в год, что просто несравнимо с деньгами, затрачиваемыми на Грецию, Испанию, Италию. Причём по мере нарастания кризисных явлений Евросоюзу будет требоваться всё больше и больше денег на решение проблем своих ведущих членов.

14961253176956490.jpg

Но Восточную Европу денег уже не хватает. С 2020 года ЕС однозначно собирается прекратить финансовую поддержку государств региона. При этом дебатируется вопрос о резком сокращении программ финансирования уже в 2018 году. Восточноевропейские страны уверенно вступают на путь Украины, разорвавшей экономические связи с Россией и не сумевшей адаптироваться к требованиям ЕС.

Если депопуляция и деиндустриализация Польши ещё микшируются трудовой миграцией с Украины (до 1,5 миллиона трудовых мигрантов) и европейским финансированием, то в Прибалтике, Румынии, Болгарии эти проблемы критичны, системны и нерешаемы.

Восточноевропейцы попытались решить вопрос традиционно. Усилив накал русофобии, они обратились к США и НАТО за военной помощью. Американских военных на своей территории они получили. Отношения с Россией ухудшили. Чувство опасности только усилилось. Но вот ожидаемых денег вместе с базами восточноевропейцы так и не дождались. Наоборот, ещё пришлось понести затраты на обеспечение союзным войскам привычного комфорта.

Итак, на фоне процессов распада, которые не могут быть остановлены в рамках действующей политической и экономической системы, Западная Европа боится войны как внутриевропейского конфликта, возникающего в ходе обострения межнациональных противоречий в распадающемся ЕС.

В то же время Восточная Европа больше опасается конфликта с Россией, который, впрочем, сама же и провоцирует, пытаясь за неимением других экспортных товаров выставить на продажу русофобию.

Более того, Восточная Европа пытается использовать конфликт с Россией для укрепления общеевропейского единства. Концепции существования вне ЕС восточноевропейские элиты не имеют. Исчерпание ресурсной базы Евросоюза вымывает из-под них европейскую финансовую поддержку. Национальные экономики давно и надёжно уничтожены согласно требованиям и рекомендациям того же ЕС.

Обосновать свои претензии на внешнее финансирование можно, только создав в Европе ощущение общей опасности и позиционируя себя, как пионеров фронтира. Впрочем, Украина такую попытку уже сделала, и ей это не помогло.

Однако европейские проблемы не родились на пустом месте. Они возникли как составная часть системного кризиса созданного после распада СССР американского глобального мира. С аналогичными проблемами столкнулись и США. Там тоже идёт борьба глобалистов и изоляционистов, там также растёт популярность сепаратистских движений в отдельных богатых штатах.

Основное противоречие американской системы — ограниченность планетарных рынков при необходимости постоянного опережающего роста, достигающегося только за счёт освоения новых рынков.

После того как все доступные рынки были системой освоены, она должна была либо уступить место другой системе (посредством распада или реформы), либо найти новые, доступные рынки. Рынки можно было только отнять. При этом наиболее крупные сегменты мирового рынка после США контролировались Россией, Китаем и ЕС.

Поскольку Европа являлась американским союзником, а Китай — мастерской Запада, первоначальная ставка была сделана на контроль над Россией. Тем более, что он обеспечивал контроль над практически неисчерпаемыми природными ресурсами и континентальными транзитными путями. Этого было достаточно, чтобы контролировать остальной мир.

Однако серия «цветных» переворотов, полтора десятилетия бушевавших вокруг российских границ, а также попытки раскачать ситуацию внутри страны, привели к консолидации российского общества и укреплению государства.

В результате, уже в ходе украинского кризиса, США были вынуждены использовать в своих интересах ресурсную базу ЕС, что привело к быстрому схлопыванию европейского проекта, утратившего рентабельность. Однако все усилия американских и европейских глобалистов не смогли существенно изменить ситуацию. Тогда возникла «концепция Трампа» о перенесении основных усилий на китайское направление.

14961254973509440.jpg

Здесь речь идёт не столько о разрушении Китая, что было бы невыгодно самим США, сколько о лишении России стратегического союзника, надёжного тыла и разрушении интеграционного проекта Большой Евразии, который без Китая нереален настолько же, насколько и без Европы. Сменилась тактика, и Россию пытаются взять не штурмом, но осадой.

Собственно поэтому люди во всём мире интуитивно чувствуют военную опасность. Если благополучие крупнейшей ядерной державы (США) построено на отжившей своё системе, если при этом время на реформирование системы уже безвозвратно и бездарно утрачено, попытка продлить агонию системы требует притока внешних ресурсов, которые можно захватить только силой.

Альтернативный вариант — неконтролируемый распад системы порождает хаос, поражающий административные и силовые структуры сверхдержавы. Неизвестно что опаснее.

Попытка избежать собственной хаотизации неизбежно влечёт за собой экспорт хаоса за пределы собственной территории. Именно поэтому мы видим, как США вначале хаотизировали своих второстепенных союзников на Ближнем Востоке, а затем начали экспорт хаоса в Западную Европу. Сегодняшние проблемы ЕС есть не что иное, как начало самопожирания системы.

Её важнейшая часть — США, — не имея возможности поддерживать всю систему, пытается сохранить себя за счёт ресурсов более слабого звена, которым является ЕС. В свою очередь ЕС с целью экономии дефицитных ресурсов бросил на произвол судьбы Украину и готовится отсечь Восточную Европу.

Однако за счёт каннибализма по отношению к союзникам можно протянуть относительно недолго. Поскольку Россия и Китай не поддаются давлению, более того, начали создавать альтернативную систему международных отношений, проблема остаётся нерешаемой. Следовательно, на очередном витке спирали американское руководство вновь окажется перед выбором: отказ от амбиций или попытка сохранить глобальное первенство при помощи силы. Хорошо, если к тому времени США и коллективный Запад будут достаточно слабы, чтобы осознавать бесперспективность агрессии.

Пока же военная опасность остаётся крайне высокой.

 

Ростислав Ищенко

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

США обвинили Россию и Китай в милитаризации космоса

США обвинили Россию и Китай в милитаризации космоса | Русская весна

Россия и Китай наращивают военные возможности в космосе, превратив космическое пространство в театр военных действий, США не уступит им, заявил в четверг, выступая в Пентагоне, вице-президент США Майк Пенс.

«То, что когда-то было мирным и не заселенным, теперь многолюдно и враждебно», — заявил вице-президент США. По его словам, «сегодня другие страны как никогда раньше пытаются нарушить базирующиеся в космосе американские системы и подорвать лидерство США в космосе».

«Россия и Китай проводят крайне сложные испытания на орбите, которые могут позволить им перемещать их спутники на близкое расстояние к нашим, что создает новую угрозу нашим космическим системам… Их действия ясно свидетельствуют о том, что наши противники уже превратили космос в место военных действий, и США не испугается этой угрозы», — заявил Пенс.

«Под руководством президента Трампа мы будем защищать нашу страну и строить мирное будущее как на Земле, так и в космосе», — сказал вице-президент США, подчеркнув, что «история доказывает, что мир приходит через силу».

Ранее президент США Дональд Трамп поставил задачу выделить военно-космические войска в отдельный вид войск и призвал к доминированию в данной области. По словам главы Белого дома, США нацелены на лидерство в космосе и не намерены «плестись» за Россией и Китаем. Министерство обороны США в четверг обнародует проект доклада по формированию ВКС США, процесс формирования, как сообщил Пенс, должен быть завершен к 2020 году.

В настоящее время ни одна страна не имеет оружия в космосе, хотя, согласно международным соглашениям, запрет на размещение касается только оружия массового уничтожения.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Американские богачи активно готовятся к апокалипсису, — Bloomberg

Американские богачи активно готовятся к апокалипсису, — Bloomberg | Русская весна

Минимум 7 бизнесменов из Кремниевой долины за последние два года купили специальные бункеры на случай конца света и закопали их в Новой Зеландии.

В последние месяцы два 150-тонных бункера преодолели путь из ангара в Техасе к побережью Новой Зеландии. Там их закопали на 3,5 метра под землю, об этом рассказал генеральный директор компании-производителя Rising S Co Гари Линч, сказано в материале Bloomberg.

С первым признаком приближения апокалипсиса: вспышки ядерной войны, начала эпидемии неизлечимой заразы или восстания масс против 1% самых богатых людей на планете — состоятельные калифорнийцы собираются прыгнуть в частные самолеты и залечь на дно на другом конце мира.

«Новая Зеландия ни для кого не враг. Она не под прицелом ядерного оружия. Ей не грозит война. Это место, где люди ищут убежища», — сказал Линч во время интервью в своем офисе на юго-востоке Далласа.

Удаленная страна в южном полушарии планеты находится за 4 тысячи километров от побережья Австралии. Там живет 4,8 миллионов человек и в 6 раз больше овец. Новая Зеландия славится красотой своей природы, сдержанными политиками, которые ездят на работу на велосипедах, и ценами на жилье, в два раза ниже, чем в Сан-Франциско. Это делает страну популярным направлением не только для тех, кто боится появления дистопии, но и технологических предпринимателей, которые ищут удобное место для запуска стартапов.

«Страна стала привлекательной для людей из Кремниевой долины в основном потому, что она совсем не похожая на Кремниевую долину», — заявил американский биоинженер Регги Людтке, который переехал в Новую Зеландию в октябре благодаря программе Sir Edmund Hillary Fellowship, цель которой привлечь в страну технологических новаторов.

37-летний ученый пояснил, что люди в Калифорнии спрашивали его, не решил ли он переехать из-за плана спасения он конца света. Потому что теперь страна «славится именно этим». Такая репутация сделала новозеландскую изолированность, которая ранее считалась препятствием для экономики, крупнейшим ее активом.

Страна позволяет «купить» право на жительство через инвестиционную визу. И состоятельные американцы бросились тратить свои деньги в Новой Зеландии, покупая там дворцы.

Инвестиционную визу могут получить те, кто на протяжении трех лет потратил в Новой Зеландии по меньшей мере 6,7 миллионов долларов США. Лишь в 2017 фискальном году этим воспользовались 17 состоятельных американцев после победы Дональда Трампа на выборах. В среднем по этому сценарию идут шесть заявителей ежегодно.

Более чем 10 американцев с Западного побережья США приобрели недвижимость стоимостью в миллионы долларов в регионе Квинстаун в течение последних 2 лет. Об этом изданию сказал местный директор Sotheby's по вопросам недвижимости Марк Харрис.

В августе из-за наплыва американских денег за право проживания правительство Новой Зеландии запретило иностранцам покупать дома. Но это решение вступит в силу лишь в ближайшие месяцы. Миллиардер и сооснователь PayPal Питер Тиль спровоцировал шквал негодования, когда получил гражданство за 12 дней пребывания в Новой Зеландии. Много кто начал говорить, что право жить в стране выставлено на продажу. Тиль, купил имение в городе Ванака за 13,8 миллионов долларов.

«Если вы человек, который говорит, что хочет иметь запасной план на случай конца света, тогда вы выберете наиболее удаленное место с безопасной средой. И Google вам покажет, что Новая Зеландия — это именно такое место. Она известна как последняя остановка перед Антарктидой. Я знаю многих людей, которые говорили, что хотели бы купить недвижимость в Новой Зеландии, если мир начнет катиться в ад», — отмечает бывший премьер-министр страны Джон Кей.

Издание пишет, что на трех последних вечеринках в Кремниевой долине гости активно обсуждали побег в Новую Зеландию, если вдруг начнутся серьезные глобальные проблемы. В этом контексте один богатый венчурный капиталист рассказал всем о своем плане побега.

По его словам, в гараже его дома в Сан-Франциско есть сумка с оружием. Она просто висит на руле мотоцикла. Двухколесный транспорт позволит ему быстро миновать все пробки, когда начнется паника, а он отправится к своему частному самолету. Оружие ему пригодится, если придется защищаться от зомби, которые могут стать у него на пути. Богачу нужно будет добраться к взлетной полосе в Неваде, где стоит его самолет. А оттуда он отправится в Новую Зеландию.

В 2016 году президент инкубатора Y Combinator Сэм Алтман сказал The New Yorker, что в случае вспышки пандемии планирует вместе с Тилем бежать в Новую Зеландию. Позже он открестился от этих слов, сказав, что пошутил.

«Мир сейчас настолько взаимосвязан, что если где-то что-то произойдет, мы все будем в плачевном положении. Не думаю, что можно будет просто убежать и спрятаться где-то в глухом углу Земли», — сказал Алтман в интервью Bloomberg.

Впрочем, он добавил, что биологическое оружие — это самая большая угроза для цивилизации. И люди ошибочно «не боятся ее в достаточной мере». Поэтому у него тоже есть сумка с оружием, антибиотиками, батарейками, водой, одеялом и противогазами.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите в него для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас

×