Перейти к содержимому
Форум - Замок
Алесь

История оружия в коротких статьях и воспоминаниях...

Recommended Posts

Алесь    0
Как советские ученые укротили боевые лазеры
Наши лазерные самоходки "дадут прикурить" любому вражескому оружию
16.09.2014, 17:17
16_ad80350e.jpg
Страсть к выжиганию у рядового гражданина СССР, как правило, ограничивалась паяльником и парой дощечек. Но у советских военных это увлечение вылилось в ряд фантастических машин, которые "дадут прикурить" где угодно и кому угодно. "РГ" рассказывает об удивительных самоходных лазерных комплексах, созданных совместными усилиями московских и уральских ученых.

 

 

1К11 "Стилет"

 

В середине 60-х годов прошлого века умами конструкторов страны Советов овладела новая идея - боевые лазеры, а именно мобильные комплексы, которые могли бы одновременно быть использованы для прицеливания баллистических ракет, так и для ослепления электронных "глаз" вражеской техники.

Над разработкой таких технологий ломали головы сразу несколько конструкторских бюро, но конкурс выиграло московское научно-производственное объединение "Астрофизика". За установку шасси и бортового комплекса отвечал Уральский завод транспортного машиностроения, на котором тогда работал один из отцов-основателей самоходной артиллерии страны Юрий Томашов. Выбор "Уралтрансмаша" был не случаен, к тому времени этот уральский завод был уже признанным авторитетом в выпуске самоходной артиллерии.

читайте также

 

- Генеральным конструктором этой системы был сын министра обороны СССР Николай Дмитриевич Устинов. Машина предназначалась для разрушения, но не всего, что попадет в прицел: лазерный луч подавляет оптико-электронные системы боевой техники неприятеля. Представьте стекло, которое изнутри расходится мелкими трещинами: ничего не видно, невозможно прицелиться. Оружие становится "слепым" и превращается в груду металла. Понятно, что здесь необходим очень точный механизм прицеливания, который бы не сбивался при движении машины. Задача нашего КБ состояла в том, чтобы создать броневой носитель, способный нести лазерную установку бережно, как стеклянный шар. И мы сумели это сделать, - рассказал в интервью "РГ" Юрий Томашов.

 

Опытные образцы "Стилета" появились в 1982 году. Спектр его применения в бою был даже шире, чем изначально предполагалось. Ни одна из существующих на тот момент оптико-электронных систем наведения не выдерживала его "взгляда". В бою это выглядело бы примерно так: вертолет, танк или любая другая военная техника пытается прицелиться, а в этот момент "Стилет" уже посылает ослепляющий луч, который выжигает светочувствительные элементы наведения орудия врага.

 

Полигонные исследования также показали, что и сетчатка человеческого глаза буквально выгорает от попадания "снаряда" новейшей лазерной самоходки. Но что там медленные вражеские танки или самолеты: "Стилет" способен вывести из строя даже баллистические ракеты, которые летят со скоростью в 5-6 километров в секунду. Прицеливание и наведение "лазерного танка" ведется либо поворотом башни по горизонтали, либо с помощью специальных крупногабаритных зеркал, положение которых можно менять.

 

Всего было построено два прототипа. В массовое производство их не пустили, но их судьба не так печальна, как могла бы быть. Несмотря на эксклюзивность "серии", оба комплекса все еще числятся на вооружении российской армии, а их боевые характеристики и сейчас бы заставили восхититься и ужаснуться любого возможного противника.

 

 

СЛК 1К17 "Сжатие"

 

Своим появлением на свет "Сжатие" также обязано НПО "Астрофизика" и "Уралтрансмашу". Как и раньше, москвичи были ответственны за техническую составляющую и "умную начинку" комплекса, а свердловчане - за его ходовые качества и грамотный монтаж конструкций.

 

Первая и единственная машина была выпущена в 1990 году и внешне напоминала "Стилет", но только внешне. За те 10 лет, которые прошли между выпуском этих двух машин, объединение "Астрофизика" превзошло само себя и полностью модернизировало лазерную систему. Теперь она состояла из 12 оптических каналов, каждый из которых имел индивидуальную и независимую систему наведения. Сделано это нововведение было для уменьшения шансов противника защитить себя от лазерной атаки с помощью светофильтров. Да, если бы излучение в "Сжатии" происходило из одного или двух каналов, то условный пилот вертолета и его машина могли бы спастись от "слепоты", но 12 лазерных лучей разной длины волны сводили их шансы к нулю.

читайте также

 

Существует красивая легенда, согласно которой специально для этой машины был выращен синтетический кристалл рубина массой 30 килограмм. Этот рубин, покрытый сверху тонким слоем серебра, играл роль зеркала для лазера. Экспертам это кажется маловероятным - даже на момент появления единственной лазерной машины этот рубиновый лазер был бы уже морально устаревшим. Скорее всего, в самоходном комплексе "Сжатие" использовался алюмоиттриевый гранат с добавками неодима. Эта технология называется YAG и лазеры на ее базе значительно мощнее.

 

Помимо своей главной задачи - выведения из строя электронной оптики вражеских машин - "Сжатие" могло использоваться для прицельного наведения союзных машин в условиях плохой видимости и сложных климатических условиях. Например, во время тумана установка может найти цель и обозначить ее для других машин.

 

Единственная выпущенная машина находится в музее техники села Ивановское в Подмосковье. Увы, массового выпуска этих двух лазерных самоходок никогда не было: распад СССР и недальновидность военного руководства тех лет, а затем абсолютное безденежье зарубили эти гениальные технические проекты на корню.

 

- Испытания прошли сразу два варианта: "Стилет" и более мощный "Сжатие". За эту работу группа удостоилась Ленинской премии. Лазерную самоходку приняли на вооружение, но, к сожалению, в серию она так и не поступила. В девяностые годы комплекс посчитали слишком дорогостоящим, - вспоминает Юрий Томашов.

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Алесь    0
Безумные проекты военных
02.09.2014, 17:04
Чтобы добиться превосходства над противником, военные придумывают разные фантастические штуки. Многие, к счастью, остаются на бумаге или в горячих головах изобретателей. Мы собрали пять выдающихся милитаристских идей: от выжигателя планет до ледяного авианосца.

 

 

Чертово колесо

2_fbe74d53.jpg

Начав войну на Восточном фронте, Третий Рейх обезопасил свои тылы Атлантическим валом - системой фортификаций на побережье от Норвегии до Испании. Для ее преодоления британские военные придумали Panjandrum - огромное колесо, набитое взрывчаткой. К ободам колеса были прикреплены ракеты - с их помощью снаряд планировалось разогнать до 60 миль в час и впечатать его в немецкие укрепления. Взрыва заряда, по расчетам, хватало для уничтожения форта вместе с расчетом или проделывания в бетонной стене дыры для танка.

Подвело британцев несовершенство технологий. Ракеты того времени имели свойство произвольно менять направление струи и, как следствие, срываться с обода. На испытаниях Panjandrum вместо того, чтобы катиться в заданном направлении, кружил и заваливался на бок. Дополнительное колесо и ракеты не помогали.

 

Закрыли проект после того, как на публичной демонстрации чертово колесо устремилось в сторону журналистов и важных чинов из Адмиралтейства, потом развалилось на части и взорвалось с жутким грохотом.

 

 

Мышиная война

 

В 1941 году стоматолог Лайтел С. Адамс предложил правительству США использовать летучих мышей в качестве миниатюрных зажигательных бомб. Идея озарила доктора при посещении Карсбадских пещер, населенных большой колонией рукокрылых. Ему понравилось, что летучих мышей много, они летают по ночам и охотно селятся на чердаках. Стоматолог предложил снабдить достаточное количество зверьков крошечными зажигательными бомбами с часовым механизмом, а затем сбросить их на Японию. Мыши разлетятся на ночлег по построенным из дерева и бумаги жилищам и спалят их дотла.

 

Предложение понравилось первой леди Америки Элеонор Рузвельт, работавшей в отделе стратегических служб. Соответственно, проект был одобрен президентом и правительством, получил название "Рентген" (X-Ray) и на какое-то время стал основной перспективой США на тихоокеанском театре военных действий.

4_f821a50a.jpg

В карсбадских пещерах наловили несколько десятков тысяч летучих мышей и приступили к испытаниям. На близлежащей базе ВВС несколько мышей с бомбами вышли из спячки еще до погрузки в бомбардировщик и попрятались в деревянных ангарах, спалив их дотла. Сгорел и автомобиль начальника авиабазы. По мнению Адамса, ЧП продемонстрировало эффективность нового оружия.

 

Поскольку применять животных планировалось над бухтой Осака, в декабре 1943 года начались морские испытаний X-Ray, в ходе которых летучие мыши произвели 30 поджогов. Четыре из них потребовали вмешательства пожарных. Но в 1944 году ядерное лобби в Пентагоне возобладало и приоритет был отдан более предсказуемой атомной бомбе.

 

 

Звезда смерти

3_53c296bf.jpg

Выжигать планеты из космоса за 30 лет до Джорджа Лукаса придумали ученые нацистской Германии. Собственно, думать долго не пришлось, поскольку данный метод войны - заветная мечта всех четвероклассников и сайентологов. Но ученые продвинулись немного дальше.

Как только у Гитлера появились ракеты Фау-2, ученые в секретных лабораториях задумали с их помощью вывести на околоземную орбиту гигантское зеркало для фокусировки солнечных лучей в один, неимоверной мощности. Да-да, "Гиперболоид инженера Гарина" немцы тоже читали, а до лазера им оставался всего один шаг.

 

С помощью луча нацисты планировали испепелять города, осушать моря и водохранилища, а также поджаривать живую силу противника целыми соединениями. То есть делать все то, чем занимаются малолетние хулиганы с лупой у муравейника, испытывая при этом нездоровое возбуждение.

Зеркало планировалось собирать на орбите (!) из миллиона тонн металлического натрия. Строить, обслуживать и наводить "Звезду смерти" должны были специально обученные эсэсовцы в магнитных ботинках, живущие на приделанной к зеркалу орбитальной станции. За выработку электричества в ней отвечали паровые машины на солнечных батареях, за кислород - тыквы из парника.

 

Воплощению дерзкого плана в жизнь помешали два обстоятельства. К 1944 году стало ясно, что Германия войну проигрывает и США стали интенсивно вывозить лучшие немецкие мозги за океан. В связи с чем проект "Звезда смерти", как и множество других, закрылся. С другой стороны, размах идеи таков, что реализовать ее одной стране не под силу и сейчас.

 

 

Библейский авианосец

 

В британском командовании стратегических операций тоже умели мыслить масштабно. В начале Второй мировой войны никому доселе неизвестный офицер этого ведомства Джеффри Пик предложил построить корабль, одного вида которого хватило бы для деморализации противника.

 

- Это будет плавучий аэродром длиной 2000 футов (609 метров), - заявил Пик лордам Адмиралтейства. Для сравнения - самый большой из имеющихся в мире авианосцев, американский "Энтерпрайз" имеет в длину 342 метра.

 

Проект назвали Habbakuk, имея в виду слова библейского пророка Аввакума: "Вы изумитесь, ибо я собираюсь сделать в ваши дни то, во что вы не поверили бы, даже если бы вам рассказали". Чтобы не порождать лишних вопросов, колоссу придумали практическое применение - он должен был служить плавучим аэродромом для британских самолетов, выслеживающих немецкие подлодки в центре Атлантики. А чтобы сделать его по-настоящему непотопляемым, строить корабль решили изо льда.

 

Для защиты от торпед и других неприятностей, Habbakuk имел борт 12-метровой толщины. Поддерживать температурный режим конструкции планировалось при помощи тысяч километров труб с циркулирующим в них хладагентом. При этом расчетная скорость исполина составляла всего шесть узлов и конструкторы не смогли договориться с моряками, как им управлять: первые предлагали для поворота снижать обороты одного из двух двигателей, вторые требовали руль.

 

Вскоре лед, как не совсем технологичный для корабля материал, заменили пикрином - замороженной смесью воды и опилок. Она оказалась настолько прочной, что отражала револьверные пули. Во время демонстрации этого свойства на Квебекской конференции в 1943 году был рикошетом легко ранен британский фельдмаршал сэр Алан Брук.

Полгода спустя проект закрыли. Построенная в Канаде 18-метровая модель "Аввакума" таяла три года.

 

 

Гей-бомба

 

В 1994 году Пентагон объявил конкурс на разработку нелетальных боеприпасов воздушного базирования. Поданный лабораторией Райт из Огайо проект назывался HABGIC (Оскорбляющие, Раздражающие и Определяющие Плохих Парней Химикаты).

 

Под аббревиатурой скрывалось сразу три изысканных изобретения. Первым предлагалось сбрасывать на противника бомбы с веществом, вызывающим сильный и продолжительный галитоз, то есть дурной запах изо рта. По американским меркам, это пострашнее напалма.

 

Другая бомба должна была содержать феромоны, привлекающие пчел и ос, которые, как предполагали авторы проекта, зажалят противника до полной потери боеготовности. Наконец, третий боеприпас предлагалось начинить мощным афродизиаком направленного действия - в описании сказано, что он должен вызывать у пораженных "гомосексуальное поведение". Иными словами, США были в шаге от создания первой в истории гей-бомбы.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Алесь    0
"Пионера" все еще боятся
Ракеты, созданные Александром Надирадзе, оказались непревзойденными
19.08.2014, 00:52
1_39f629c5.jpg

Недавно Соединенные Штаты обвинили Россию в нарушении Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД). Больше всего Вашингтон пугает то, что наша страна вообще может выйти из него и возобновит производство ракет с дальностью полета 5500 километров.
6p_nadiradze.jpg
Под руководством Надирадзе начиналась и разработка стратегического мобильного комплекса "Тополь".

Договор по РСМД был заключен между СССР и США в 1987 году. Уже тогда многие советские эксперты считали его преждевременным и явно ущемлявшим интересы Советского Союза. В частности, толкуя это соглашение исключительно в свою пользу, Вашингтон вынудил Москву пойти на уничтожение оперативно-тактических ракет "Ока", имевших дальность полета 450 километров и никак не подпадавших под запрет. Разразился скандал. И в шумных дебатах об "Оке" как-то ушло от внимания то, что мы потеряли самые мощные в мире мобильные ракеты с дальностью полета 5500 километров, державшие под прицелом все важнейшие объекты НАТО в Европе.

 

Под нож утилизации пошли ракеты средней дальности РСД-10 "Пионер", по натовской классификации SS-20 Saber - в русском переводе "сабля". Оба названия очень точные. Они отражали и то, что ракета была первой среди равных, и то, что разила она врага, как сабельный удар. Создавал это непревзойденное оружие выдающийся конструктор Александр Давидович Надирадзе. Сегодня этому легендарному человеку исполнилось бы сто лет.

 

Надирадзе родился 20 августа (2 сентября) 1914 года в городе Гори Тифлисской губернии в семье учителя. В 1936 году, после окончания Закавказского индустриального института, переехал в Москву и поступил в Московский авиационный институт имени Серго Орджоникидзе (МАИ). С 1938 года одновременно работал в Центральном аэрогидродинамическом институте (ЦАГИ) инженером, затем - руководителем группы.

 

Так сложилось, что в годы Великой Отечественной, Надирадзе в инициативном порядке стал заниматься проектированием ракетной техники. Однако его становление и как конструктора-ракетчика, и как руководителя произошло уже в середине пятидесятых. И то, что он был не просто земляком, а, можно сказать, односельчанином самого Сталина, скорее мешало ему, а не помогало. Тем не менее он прорвался.

 

В 1961 году А.Д. Надирадзе стал директором-главным конструктором НИИ-1, известном сейчас как Московский институт теплотехники. В середине 1960-х в СССР был объявлен конкурс на создание первой советской мобильной межконтинентальной баллистической ракеты. Конкурс выиграл коллектив, который возглавлял Надирадзе. Опыт создания мобильных ракет большой мощности у Александра Давидовича уже был. Под его руководством еще в 1960 году спроектировали мобильный оперативно-тактический ракетный комплекс "Темп". Ракета его имела дальность полета около 500 километров. Затем, в 1965 году, появился более совершенный "Темп-С" с дальностью полета около 1 000 километров.

6 марта 1966 года Надирадзе возглавил работы по созданию твердотопливной межконтинентальной баллистической ракеты для подвижного грунтового комплекса. Проекту присвоили имя "Темп-2С". 14 марта 1972 года "Темп-2С" вышел на испытания, которые проходили на Государственном полигоне РВСН Плесецк и были завершены в декабре 1974 года. 21 февраля 1976 года два ракетных полка "Темп-2С" в районе Плесецка приступили к боевому дежурству. Дальность полета ракеты превышала 10 000 километров. Это был один из самых секретных комплексов РВСН, и даже сегодня о нем мало что известно. Именно на базе "Темпа-2С" проектировались "Пионер", а позже и "Тополь".

 

6_polosa-600.jpg
Ракетный комплекс "Пионер" отличался высокой мобильностью, мог быстро приводиться в боевое состояние и перенацеливаться на более приоритетные объекты. Дальность полета ракеты комплекса "Пионер" составляет 5 500 километров. Боеголовка могла нести ядерный заряд мощностью в одну мегатонну. Инфографика: Леонид Кулешов/ Артем Лебедев/Никита Митюнин/РГ

В 1971 году опять же под непосредственным руководством Надирадзе началась разработка комплекса "Пионер". Летные испытания прошли исключительно удачно и завершились 9 января 1976 года. 11 марта 1976 года ракетный комплекс приняли на вооружение.

 

В чем была его сила?

Когда комплексы "Пионер" встали на боевое дежурство, в НАТО их назвали "грозой Европы"

 

Ракетный комплекс отличался высокой мобильностью, мог быстро приводиться в боевое состояние и перенацеливаться на более приоритетные объекты. Когда комплексы встали на боевое дежурство, в НАТО их назвали "грозой Европы". Дальность полета его ракеты - 5500 километров - накрывала весь Старый Свет с Ближним Востоком в придачу. Боеголовка могла нести ядерный заряд мощностью в одну мегатонну. Столь мощных ядерных боеголовок не имела ни одна зарубежная ракета аналогичного класса. Впрочем, настоящих аналогов у "Пионера" не было. 28 апреля 1981 года на вооружение приняли еще более совершенный "Пионер УТТХ".

 

Разработка стратегического мобильного комплекса "Тополь" с трехступенчатой твердотопливной межконтинентальной баллистической ракетой была начата в Московском институте теплотехники под руководством Александра Надирадзе в 1975 году. До совершенства "Тополь" доводили уже ученики и соратники Надирадзе. Сегодня на базе этого ракетного комплекса созданы еще более мощные, которые признаны самыми лучшими среди подвижных стратегических ракет. Впрочем, сравнивать не с чем. За рубежом просто не существует мобильных сухопутных ракет с такими характеристиками. Дальность полета современного "Тополя" равна 11 000 километров, а точность попадания, как говорят ракетчики, "в колышек".

 

А.Д. Надирадзе автор более 100 научных работ и 220 изобретений. Лауреат Ленинской и Государственной премий. Дважды Герой Социалистического Труда. Ушел из жизни выдающийся конструктор 3 сентября 1987 года. 20 августа ему бы исполнилось 100 лет.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Алесь    0
Пять уникальных советских МБР, принятых на вооружение в 60-х

 

02.02.2014, 12:20
e47cc665.jpg
2 февраля 1961 года состоялся первый полет советской межконтинентальной баллистической ракеты (МБР) Р-16. Это первая в мире МБР с двигателями на высококипящем хранимом топливе и первая в СССР с автономной системой управления.

1960-е стали важным этапом развития советского ракетостроения. В этот период произошел переход от МБР первого поколения ко второму, появились первые твердотопливные ракеты, завершались разработки разделяющихся в полете ядерных боезарядов.

 

"РГ" выбрала пять уникальных в своем роде МБР 60-х, сыгравших важную роль в развитии отрасли и обеспечении ядерной безопасности нашей страны (расположены в порядке возрастания мощности боезаряда, в скобках - название по классификации НАТО).

 

РТ-2 (SS-13 Savage)

 

Комплекс РТ-2 стал первым разработанным в СССР с твердотопливной межконтинентальной ракетой. Кроме того, это последняя МБР, созданная под руководством Сергея Королева - великий конструктор умер за полтора месяца до успешного полета РТ-2 с полигона Капустин Яр.

 

Hаиболее сложной была проблема разработки твердого смесевого топлива и создания топливных зарядов, пишет в своей книге "Межконтинентальные баллистические ракеты СССР и России" Михаил Первов. Эта смесь содержит более десяти компонентов, чьи пропорции надо было четко рассчитать. А огромных, диаметром 1,5 и длиной около 10 метров зарядов в СССР тогда вообще не изготовляли, перед учеными стояла масса вопросов. В частности, температура горения твердой смеси достигает 3,5 тысячи градусов, как сохранить целостность корпуса ракеты? Для решения этой и других проблем и серийного выпуска зарядов пришлось в кратчайшие сроки создать целую сеть химических заводов.

 

Однако, решив главную задачу по созданию твердотопливной МБР, конструкторы несколько упустили из виду другие характеристики. Ракета получилось очень тяжелой, и при этом имела весьма небольшую головную часть (ГЧ), а значит - небольшой боезаряд. Аналогичная ракета США "Минитмен-2" была на 18 тонн легче и несла в 2,5 раза более мощный ядерный боезаряд. Из-за этого на дежурство встали только 60 комплексов РТ-2 (в районе города Йошкар-Олы), а уже в 1968 году началась разработка модернизированного варианта комплекса, оснащенного средствами преодоления систем ПРО, а также усовершенствованной системой управления.

f4cfd382.jpg

Мощность боевого блока: 750 килотонн

Максимальная дальность: 9400 километров

Время подготовки к пуску: 3-5 минут

Принята на вооружение: 18 декабря 1968 г.

 

УР-100 (SS-11 Sego)
2d569ba3.jpeg

Ракета легкого класса УР-100 создавалась как средство быстрого и относительно недорогого наращивания численности группировки МБР СССР и обеспечения количественного паритета с группировкой МБР США

 

Ракета могла оснащаться головной частью одного из двух типов: легкой для стрельбы на межконтинентальную дальность и тяжелой для стрельбы на среднюю дальность. Как утверждают авторы книги "Стратегическое ядерное вооружение России" (под редакцией П. Л. Подвига), при мощности заряда 1,1 мегатонны и сравнительно невысокой точности - круговое вероятное отклонение (КВО) составляло 1,4 километра, ракета могла быть использована только против слабозащищенных целей.

 

По словам Михаила Первова, главной особенностью УР-100 являлось ее постоянное содержание в наглухо закрытом транспортно-пусковом контейнере, где она проводила всю свою жизнь. Там поддерживались постоянные температура, давление, влажность воздуха и другие параметры. В шахте контейнер висел на амортизаторах, обеспечивая дополнительную защиту ракеты от ядерного нападения противника. Сейсмический удар принимали на себя сама железобетонная шахта и контейнер. Ракета сохраняла боеспособность даже после атомного взрыва, произведенного в непосредственной близости. Стартовала УР-100 из контейнера, который до самого последнего момента расставания защищал ее от высокой температуры газовой струи работающих двигателей.

 

Ракета УР-100 стала самой массовой из всех принятых на вооружение МБР. С 1966 по 1972 годы было развернуто 990 пусковых установок этих ракет. Кроме того, в последствии "сотка" пережил несколько этапов модернизации.

Мощность боевого блока: 1,1 мегатонны

Максимальная дальность: 11000 километров

Время подготовки к пуску: несколько минут

Принята на вооружение: 21 июля 1967 г.

 

Р-16 (SS-7 Saddler)

 

Р-16, несмотря на свои уникальные для начала 1960-х характеристики, вошла в историю прежде всего как участница крупнейшей катастрофы в мировом ракетостроении.

Первый пуск ракеты в рамках летных испытаний должен был состояться 24 октября 1960 года. После заправки Р-16 топливом была обнаружена неисправность в электросхеме. Но вместо того, чтобы слить топливо, снять ракету со старта и провести ремонт, как того требовала инструкция, работы решили проводить прямо на пусковом комплексе. Р-16 спешили запустить до праздника 7 ноября.

 

В результате, когда ракету обступили более ста человек, бортовая автоматика произвела запуск второй ступени. Сноп пламени из двигателя ударил в заполненные баки первой ступени, мгновенно разрушив их. Более ста тонн ядовитого, быстровоспламеняющегося топлива вылилось на землю. Начался невиданный пожар и мощный взрыв.

Сведения о катастрофе были засекречены долгие годы, до сих пор в разных источниках отличаются сведения о количестве погибших - от 72 до 150 человек. Как пишет Михаил Первов, на стартовой площадке и в госпитале тогда погибли 126 человек, в том числе главнокомандующий РВСH Митрофан Hеделин. Чудом уцелел главный конструктор Янгель. За несколько минут до взрыва он отошел в бункер на перекур.

 

Летные испытания возобновили лишь 2 февраля, они успешно завершились в конце 1961 года. Конструкторам впервые удалось добиться приемлемой точности стрельбы при отсутствии радиокоррекции. Неприятельские "глушилки" уже не могли сбить с толку автономную систему управления.

 

Чуть позже была принята на вооружение Р-16У - унифицированная для наземного и шахтного способа базирования. Ракетами оснастили специально разработанные шахтные пусковые установки (ШПУ) группового старта "Шексна-В". Они представляли собой три пусковых "стакана" с подземными командным пунктом и хранилищем топлива. В 1963 году первые полки первых отечественных шахтных МБР были поставлены на боевое дежурство (см. "Стратегические ракетные комплексы наземного базирования", Гудович А.Б.).

Мощность боевого блока: 5 мегатонн

Максимальная дальность: 13000 километров

Время подготовки к пуску: от нескольких часов до нескольких десятков минут в зависимости от степени готовности

Принята на вооружение: 20 октября 1961 г.

 

Р-9А (SS-8 Sasin)
8ba72883.jpg

Межконтинентальная ракета Р-9 стала последней из принятых на вооружение на криогенном топливе. И вместе с этим - самой малосерийной разработкой 60-х из поставленных на дежурство, на которой закончилась эпоха МБР первого поколения.

 

Особенностью Р-9 было применение кислорода, переохлажденного до температуры -186 градусов. Также конструкторам удалось создать специальные хранилища на стартовых комплексах, в которых потери кислорода на испарение составляли всего два-три процента в год (см. "Стратегическое ядерное вооружение России"), а также системы скоростной заправки, что было невиданным успехом.

 

Как отмечает Михаил Первов, по боевым характеристикам "девятка" превосходила американскую кислородно-керосиновую "Титан-1", но уступала по времени подготовки к пуску первой в мире твердотопливной МБР "Минитмен-IA". Количество дежуривших "девяток" по сравнению с другими МБР было невелико и никогда не превышало 30 единиц. Ракета показала, что боевые возможности кислородно-керосиновых МБР исчерпаны, надо искать другие пути - либо высококипящее, либо твердое топливо.

Мощность боевого блока: 5 мегатонн

Максимальная дальность: 12500 километров

Время подготовки к пуску: 8-10 минут (ШПУ "Десна-В”), 20 минут (ШПУ "Долина”)

Принята на вооружение: 21 июля 1965 г.

 

Р-36 (SS-9 Scarp)

Р-36 создавалась специально для поражения МБР США и стала первой советской ракетой тяжелого класса. Особое внимание уделялось возможности преодоления противоракетной обороны. В связи с этим ракета создавалась в двух вариантах - обычной баллистической с повышенной точностью, мощным боезарядом и комплексом средств преодоления ПРО и орбитальной ракеты, которая выводила бы боезаряд на низкую околоземную орбиту и атаковала бы цель с незащищенного направления ("Стратегическое ядерное вооружение России").

 

Для баллистического варианта Р-36 (8К67) были разработаны две моноблочные головные части, более тяжелая из которых имела тротиловый эквивалент 10 мегатонн - самый мощный из принятых в 1960-х на вооружение ядерных боезарядов. Сочетание высокой по тем временам точности и мощного боезаряда сделало ракету Р-36 первым советским ракетным комплексом, способным представлять реальную угрозу МБР США.

 

В орбитальном варианте (8К69) ракета оснащалась орбитальной головной частью (ОГЧ), которая помимо боезаряда содержала систему управления и тормозную двигательную установку для обеспечения стабилизации ОГЧ на орбите и ее спуска с орбиты.

 

А позже на базе Р-36 была создана модификация, впервые оснащенная разделяющимися ядерными зарядами.

Мощность боевого блока: 10 мегатонн

Максимальная дальность: Р-36 (8К67) 12000 километров, Р-36 (8К69) 40000 километров

Время подготовки к пуску: 5 минут

Принята на вооружение: Р-36 (8К67) 21 июля 1967 г., Р-36 (8К69) 19 ноября 1968 г.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Алесь    0
Термоядерное лето 53-го года

 

Путь к военно-политическому успеху испытаний РДС-6С
Сергей Кремлев

12 августа 2013 года исполняется 60 лет со дня испытания первой советской водородной бомбы РДС-6с. Это был экспериментальный заряд, малопригодный для войсковой эксплуатации, но его – впервые в мировой практике – можно было установить на авиационный носитель. Таким образом, успех испытания стал свидетельством не столько научно-технического, сколько военно-политического прорыва.

 

В 1946 году в глухом поселке Саров, где располагался небольшой завод Министерства боеприпасов № 550, начались работы по созданию базы для КБ-11 (с 1966 года – Всесоюзный НИИ экспериментальной физики). Перед бюро стояла задача разработки конструкции первой советской атомной бомбы РДС-1.

 

29 августа 1949 года РДС-1 была успешно взорвана на Семипалатинском полигоне (Учебный полигон № 2 Министерства Вооруженных Сил СССР).

10-01.jpg

 

Более чем за год до этого, 15 июня 1948 года начальник КБ-11 Павел Зернов подписал «Поручение на проведение теоретических работ». Адресовалось оно главному конструктору КБ-11 Юлию Харитону и его ближайшим помощникам – физикам Кириллу Щелкину и Якову Зельдовичу. До 1 января 1949 года им предписывалось произвести теоретическую и экспериментальную проверку данных о возможности осуществления следующих конструкций РДС: РДС-3, РДС-4, РДС-5 и до 1 июня 1949 года по РДС-6.

 

Через два дня Зернов конкретизирует это задание следующим образом: «Разработать к 1 января 1949 года на основе имеющихся предварительных данных эскизный проект РДС-6. Для разработки РДС-6 необходимо организовать в научно-исследовательском секторе специальную группу в составе 10 человек научных работников и в конструкторском секторе специальную группу в составе 10 человек инженеров-конструкторов. Прошу представить ваши предложения по персональному составу в пятидневный срок».

Насыщенный период

 

Всего в Плане научно-исследовательских, опытно-конструкторс-ких и испытательных работ КБ-11 на 1951 год значились работы по РДС-1 (уже по серийным изделиям), РДС-1М, РДС-5 (4), РДС-2М, РДС-7, РДС-8 и по РДС-6с и РДС-6т. Не все из заявленного доводилось до поздних стадий разработки, не говоря уже об изготовлении экспериментального изделия для полигонных испытаний.

 

Наличие в документах двух индексов РДС-6с и РДС-6т объяснялось тем, что вначале прорабатывались две принципиально разные термоядерные физические схемы: так называемая слойка Андрея Сахарова РДС-6с и «труба» Якова Зельдовича РДС-6т. В ходе работ вторая схема отпала и осталась лишь «слойка», которая и была успешно испытана в августе 1953 года.

 

Термоядерные испытания уже активно велись в США. В Америке нагнеталась газетная и журнальная шумиха вокруг возможности создания супербомбы. Так, в журнале Science News Letter доктор Уотсон Дэвис 17 июля 1948 года опубликовал статью под названием «Супербомба возможна».

 

1 ноября 1952 года на Маршалловых островах в Тихом океане, на атолле Эниветок был произведен термоядерный взрыв огромной физической установки с использованием жидкого дейтерия – тяжелого изотопа водорода. Отсюда, кстати, и пошло гулять по страницам газет словосочетание «водородная бомба».

 

8 марта 1950 года заместитель начальника ПГУ Авраамий Завенягин пишет начальнику КБ-11 Павлу Зернову письмо сразу под двумя грифами: «Совершенно секретно (особая папка)» и «Хранить наравне с шифром. Только лично».

 

В письме Завенягин предлагает следующее:

 

а) к 1 мая 1952 года изготовить по принципу, предложенному т. Сахаровым А. Д., изделие РДС-6с с малой многослойной заправкой на обычном магнии (так в переписке кодировался литий) с добавкой 5 условных единиц иттрия (радиоактивного изотопа водорода – трития) и в июне 1952 года провести испытания этого изделия для проверки и уточнения теоретических и экспериментальных основ РДС-6с;

 

б) к 1 октября 1952 года представить предложения о конструкции РДС-6С, ее технической характеристике и сроке изготовления.

 

К концу лета 1953 года первый советский термоядерный заряд был готов к испытаниям. Начались работы по подготовке натурного опыта на полигоне № 2 (Семипалатинский испытательный ядерный полигон).

 

1953 год для КБ-11 планировался очень насыщенным. Кроме испытаний водородной бомбы необходимо было обеспечить три испытания новых атомных бомб со сбросом их с самолетов-носителей. Велись работы по баллистическому корпусу для РДС-6с. Заряд еще не был даже изготовлен, а под супербомбу уже готовились первые технические задания на оборудование бомбового отсека дальнего реактивного бомбардировщика Ту-16.

3 апреля 1953 года, меньше чем через месяц после смерти Сталина, новый начальник КБ-11 Анатолий Александров вместе с Юлием Харитоном, Кириллом Щелкиным и заместителем главного конструктора Николаем Духовым подписали список сотрудников, направляемых на испытание РДС-6с.

 

В конце мая рекогносцировочная группа разведки вылетела на полигон для выяснения состояния сооружений и зданий, закрепленных за КБ-11. Проверять надо было и площадки, где планировалось испытание РДС-6с, и сооружения, которые построили на аэродроме полигона для сборочных работ с изделиями, испытываемыми при сбросе их с самолета с подрывом в воздухе.

Сногсшибательная новость

 

При разработке РДС-6с у конструкторов и технологов было много хлопот, связанных с рядом новых материалов. От решения проблемы зависела реальная мощность заряда, которая на бумаге определяется лишь полнотой расчетов и точностью физических констант. Тем не менее новые технологические проблемы были важны настолько, что 25 июня 1953 года Завенягин, Курчатов, Александров и Харитон в подробной записке на имя непосредственно Лаврентия Берии докладывали о ходе работ так, словно член Политбюро работал главным технологом. В записке речь шла как раз о деталях для РДС-6с. Никто в атомном ведомстве, включая самого Берию, не знал, что уже на следующий день он будет унижен, оклеветан, а вскоре и расстрелян, скорее всего еще до того, как прошло испытание РДС-6с.

 

26 июня 1953 года Берия подписал распоряжение Совмина СССР № 8532-рс о проектном задании на строительство завода СУ-3 (по обогащению урана) на комбинате № 813. В тот же день он был арестован, и на июльском Пленуме ЦК 1953 года вычеркнут из жизни страны.

 

Первое испытание советского термоядерного оружия состоялось 12 августа 1953 года. За неделю до этого председатель Совета министров СССР Георгий Маленков на внеочередной сессии Верховного Совета СССР заявил, что Соединенные Штаты не являются монополистами и в производстве водородной бомбы.

 

За месяц же до этого – 2 июля 1953 года на пленуме ЦК Маленков привел в качестве примера «преступных антигосударственных действий» решение Берии «без ведома ЦК и правительства организовать взрыв водородной бомбы». То есть Маленков хвалился тем, что до этого осуждал.

 

В день ареста Берии на базе первого, второго и третьего главных управлений при Совете министров СССР образовалось Министерство среднего машиностроения СССР. Первым министром был назначен Вячеслав Малышев, заместителями – Борис Ванников и Авраамий Завенягин.

Реорганизацию готовил Берия, в одночасье такие важные дела не решаются. Об этой структурной перестройке низовой слой атомщиков узнал позже, всех оглушила весть о Берии.

 

Вот что вспоминал об этих днях крупнейший атомный конструктор СССР профессор Давид Фишман. В двадцатых числах июня он в числе сотрудников КБ-11 летел на полигон, группа задержалась в Омске и заночевала в гостинице аэропорта. Вечером Давид Абрамович, слушая по радио сообщение о каком-то торжественном собрании в Москве, обратил внимание на то, что при перечислении партийно-государственного руководства не упомянули Берию. С тем Фишман и уснул – вылет был назначен на раннее утро.

 

На полигоне все сразу втянулись в работу, а через полмесяца раздался звонок полевого телефона. В этот момент Фишман устанавливал на башне лампу – в том месте, где предполагался центр РДС-6с при ее закреплении на башне перед подрывом. По этой подсветке настраивали оптическую аппаратуру для измерений. Звонил Александр Дмитриевич Захаренков (впоследствии главный конструктор нового объекта на Урале, заместитель министра среднего машиностроения СССР). Он посоветовал Фишману спуститься с высоты, чтобы не упасть от следующей новости: арестован Берия.

 

Новость была действительно сногсшибательной, особенно для уполномоченных Совмина. Именно они, как и представители МГБ и МВД, курировали вопросы режима и безопасности. Но даже это известие не нарушило напряженный темп подготовки к испытаниям.

У последней черты

Политическая цена успеха или неуспеха водородного взрыва в 1953 году была чуть ли не такой же, как и взрыва атомного в 1949-м. Как писал в своих воспоминаниях Андрей Сахаров, «мы находились у последней черты». Больше чем есть, волноваться уже не получалось.

 

12 августа 1953 года. 7 часов 30 минут по местному (в 4.30 по московскому) времени. Определенная по методике огненного шара температура светящейся зоны взрыва значительно превышала солнечную. Огромное зарево красно-оранжевого цвета было видно с расстояния 170 километров.

 

Размер облака взрыва составил по высоте 15–16 километров, а по ширине 15–17 километров. Полный тротиловый эквивалент оценивался в 400 килотонн.

 

20 августа 1953 года «Правда» опубликовала правительственное сообщение об испытаниях водородной бомбы в Советском Союзе. Сахаров и его коллеги чувствовали себя триумфаторами.

 

В дальнейшем в тех же габаритах КБ-11 разработало водородный заряд для авиационной бомбы, получивший обозначение РДС-27, который был успешно испытан 6 ноября 1955 года бомбометанием с Ту-16. Авиабомба с зарядом РДС-27 была передана на вооружение ВВС и стала первым войсковым термоядерным боеприпасом. А СССР окончательно конституировал себя как термоядерную державу.

Подробнее: http://vpk-news.ru/articles/17057

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Алесь    0

Бомба председателя Мао

23 октября 2014, 09:55Алексей Волынец

atomchina_640.jpg

Китайская крупнейшая в стране АЭС «Дайя-Бей». Фото: Xinhua / AFP / East News

Полвека назад Китай стал ядерной державой

 

Алеет Восток

16 октября 1964 года в 13 часов по пекинскому времени (9 утра по Москве) в Китае было взорвано первое атомное устройство. Об успешном испытании немедленно доложили председателю Центрального комитета Коммунистической партии Китая.

Товарищ Мао Цзэдун, которого в Поднебесной уже давно и официально именовали «великим кормчим», обожествляя на уровне легендарных императоров прошлого, боялся спугнуть такую удачу. Он потребовал тщательно проверить, действительно ли произошел атомный взрыв. Ведь в случае успеха он становился вровень с историческими легендами древней страны не только в речах партийных льстецов и пропагандистов.

Председателю немедленно доложили, что огненный шар уже превратился в грибовидное облако. Для получения данных о радиоактивности и проб воздуха в район взрыва немедленно направили специально подготовленный самолет. Это был ИЛ-12, один из четырех десятков транспортных самолетов, переданных китайским коммунистам из СССР еще в декабре 1950 года. Сейчас эта авиамашина, полвека назад пролетевшая сквозь макушку ядерного гриба, является экспонатом в авиационном музее Датаншань под Пекином, крупнейшем музее такого рода в Азии.

atomchina_vrez1_600.jpg

Изображение на стене: ядерный гриб от первых испытаний ядерного оружия в Китае. Фото: Mike Fiala / AFP

 

Все пробы, исследования и замеры подтверждали китайский успех. К середине 1960-х годов уже существовали дистанционные методики отслеживания ядерных испытаний. И вскоре информагентства из Токио передали сообщение, в котором говорилось, что Китай, вероятно, взорвал атомную бомбу. Однако из-за того, что одновременно на западе КНР произошло землетрясение, сейсмические волны наложились друг на друга, и специалистам потребовалось перепроверять данные. Вскоре сообщение об успешном испытании пришло уже от аналитиков из США. Мир узнал, что клуб ядерных держав пополнился новым членом — самой населенной и самой непредсказуемой в те годы державой планеты.

Вечером того же дня Мао Цзэдун и все высшие руководители китайской компартии присутствовали на представлении «Алеет Восток». Это было нечто подобное музыкальному карнавалу, только переполненному революционным пафосом. В грандиозном шоу участвовали более трех тысяч танцоров и певцов. Прервав выступление, на сцену вышел Чжоу Эньлай, тогда второй человек в Китае — именно он 40 лет назад создавал первые коммунистические кружки китайских студентов. Теперь же он объявил о первом успешном ядерном испытании китайской ядерной бомбы.

Прежде чем прийти к этому успеху, лидеры китайских коммунистов прошли 25 лет кровавой гражданской войны, которую начинали с сотней старых винтовок, и 15 лет восстановления разрушенной экономики, когда начинали почти с нуля в одной из самых нищих, голодных и неграмотных стран мира.

После сообщения Чжоу Эньлая десятки тысяч присутствующих ответили на ядерный взрыв взрывом оваций. И революционная опера «Алеет Восток» продолжилась, хор в три тысячи голосов пел:

Алеет Восток, взошло Солнце,

Китай породил Мао Цзэдуна.

Он работает ради счастья народа,

Он — звезда, спасающая народ.

Коммунистическая партия подобна Солнцу:

Приносит свет всюду, где она сияет.

Там, куда приходит Коммунистическая партия,

Там народ становится свободным.

В 22 часа 16 октября 1964 года сообщение о взрыве было официально передано по китайскому радио. Отныне Восток действительно заалел для мира отблеском ядерного пламени.

Диаспора и атомная бомба

Атомная программа китайских коммунистов началась еще до их победы в гражданской войне, за несколько месяцев до официального провозглашения КНР. Весной 1949 года, когда вся Поднебесной была перечеркнута фронтами сражавшихся за власть многомиллионных армий коммунистов и националистов, в Европу для участия в научной конференции приехал китайский физик Цянь Саньцянь. Главной целью его визита было приобретение необходимых материалов и оборудования во Франции и Англии для создания в Пекине Института современной физики.

Солдаты Мао в подавляющем большинстве еще не умели читать, им не хватало даже простейшего стрелкового оружия, но создатели Китая уже задумывались о своей ядерной бомбе. В то время таким оружием обладали лишь США, даже Москва только-только заканчивала последние эксперименты и не была уверена в том, что сумеет разрушить американскую ядерную монополию. Половиной Китая все еще владели враги Мао Цзэдуна, но лидер китайских коммунистов был предусмотрителен и амбициозен.

Китайский физик с партбилетом в кармане не являлся новичком в Европе: с 1937 года Саньцянь в качестве аспиранта работал и учился в Институте радия Парижского университета. Первое оборудование для атомных исследований и первые образцы радиоактивных материалов китайскому физику помог приобрести Фредерик Жолио-Кюри, один из основоположников современной ядерной физики и, кстати, член компартии Франции. Впоследствии французские физики, среди которых было немало сочувствовавших левым идеям, оказывали своим китайским коллегам существенную поддержку.

atomchina_vrez2_600.jpg

Цянь Сюэсэнь и Мао Цзэдун, 1956 год. Источник: me.sjtu.edu.cn

Уже в первой половине 1950 года, всего через несколько месяцев после окончания гражданской войны, в составе Академии наук КНР появился Институт современной физики, заместителем директора которого был назначен Саньцянь, тесно сотрудничавший с руководителем китайской разведки, «китайским Берией» Кан Шэном.

В следующем 1953 году в Китае был образован специальный Комитет по атомной энергетике. В начале 1956 года лидеры китайских коммунистов приняли решение, в соответствии с которым двумя ключевыми задачами для обороны Китая стали исследования в области ракетостроения и атомной энергии. Приоритетными стали разработка и производство стратегических ракет, строительство заводов по производству атомного сырья и разработка ядерной бомбы.

В том же 1956 году было принято решение об организации Комитета по авиационной промышленности, которому и поручили разработку ракетной техники. Инициатором создания этого комитета стал будущий «отец китайской космонавтики» Цянь Сюэсэнь. Совсем недавно он был полковником ВВС США и одним из первых разработчиков американских реактивных двигателей.

Любопытно, что этот ученый был сыном одного из лидеров «Гоминьдана», партии китайских националистов, с которыми коммунисты Мао почти четверть века воевали за власть над Китаем. Даже жена Цянь Сюэсэня была дочерью китайского генерала, отличившегося в операциях против коммунистических партизан Поднебесной.

Еще в 1930 годы Сюэсэнь отправился получать высшее техническое образование в США и вскоре стал доктором аэронавтики в Калифорнийском технологическом институте, энтузиастом изучения реактивной техники. В годы Второй мировой войны он в составе специальной комиссии армии США был послан в Германию для изучения достижений Третьего рейха в области ракетостроения. По сути, именно Сюэсэнь привез в США Вернера фон Брауна, создателя гитлеровского ракеты «Фау-2» и будущего отца американской космической программы.

Но в 1950 году ФБР обвинило Сюэсэня в сочувствии коммунистам и антиамериканских настроениях. Разработчик американской ракетной техники был арестован, а затем почти пять лет провел под домашним арестом. Лидеры коммунистического Китая прекрасно понимали всю ценность такого человека, и в 1955 году Пекин фактически выменял китайского ученого у Вашингтона на группу американских пленных, захваченных войсками Мао во время боев в Корее. В итоге Сюэсэнь вернулся на родину и стал разрабатывать ракетную технику уже для коммунистов. После создания китайской атомной бомбы этот бывший американский полковник станет кандидатом в члены ЦК КПК.

Руководство коммунистического Китая сразу после прихода к власти приложило значительные усилия для возвращения множества китайских ученых из-за границы. Так, математик Хуа Логэн, который обучался в Кэмбридже, затем преподавал в университете Иллинойса в США, в феврале 1950 года вернулся в КНР и возглавил Институт математики Академии наук Китая.

atomchina_vrez3_600.jpg

Хуа Логэн. Источник: ustcif.org

В сентябре того же 1950 года на родину вернулся физик Чжао Чжуняо, который раньше учился в Англии и Германии и с 1934 года работал в Технологическом институте в Калифорнии. Позднее он специализировался на изучении гамма-лучей. Оказался в Китае и Ван Ганьпан, окончивший Берлинский университет, в 1943 году уехавший в США, где он работал над изучением атомных проблем в Калифорнийском университете.

1950 год, первый год существования Китайской Народной Республики, стал необыкновенно счастливым для китайской науки, обернувшись массовым возвращением на родину ученых-эмигрантов, решивших строить «новый Китай». В сентябре того года, через десять дней после защиты в США докторской диссертации в Китай вернулся 26-летний физик Дэн Цзясянь, в то время самый юный доктор наук в мире. Через 14 лет, в октябре 1964 года, именно он утвердит проект первого испытания китайской атомной бомбы, а еще через два с половиной года станет и отцом водородной бомбы Китая.

Возвращение китайских научных кадров на родину происходило и в последующие годы. Например, в 1955 году в реализацию китайской ядерной программы включилось четыре десятка ученых, только что приехавших из США и Канады.

По оценкам советских спецслужб, в первые годы после создания КНР общее число китайских ученых, возвратившихся на родину из Европы и США, составило порядка пяти тысяч человек. По сведениям советских закрытых исследований Минобороны СССР, ни один из вернувшихся с Запада специалистов из тех, кто работал в сфере ракетостроения и атомных исследований, не подвергся гонениям и репрессиям даже в период культурной революции.

Расселившаяся по миру многомиллионная китайская диаспора, среди которой были не только чернорабочие и торговцы, но и прекрасные ученые, заменила Китаю разведку и подарила своей родине первые материалы и кадры для создания китайской атомной бомбы.

Однако для первого ядерного взрыва требовались не только ученые и лаборатории, но и мощная промышленная база. И здесь неоценимую помощь коммунистическому Китаю оказала наша страна.

Генезис китайского ВПК

Военно-промышленный комплекс КНР создавался при активном участии и помощи СССР. Однако Сталин был откровенно сдержан и осторожен в оказании военной помощи Китаю, современное оружие и военное оборудование поставлялось Мао не бесплатно, а в обмен на золото, валюту или дефицитное стратегическое сырье (типа вольфрама и урановой руды, которые добывались в Китае). Сталинский СССР оказал Китаю помощь в создании промышленного производства современного стрелкового, артиллерийского и танкового вооружения. Но технологии самых современных образцов вооружения при осторожном и мнительном Сталине оставались засекреченными и для китайских товарищей.

После смерти Сталина Никита Хрущев, стремясь укрепить свою власть внутри СССР, начал щедро задабривать своего китайского союзника. Помимо масштабной экономической помощи, в КНР из Советского Союза пошел поток самых новых военных технологий.

До конца 1950-х годов при содействии СССР в Китае было построено более 160 новейших предприятий военной промышленности. До 1963 года с советской помощью были дополнительно построены и пущены в эксплуатацию еще более 70 крупных военных заводов КНР.

По советскому примеру, экономика коммунистического Китая в те годы также развивалась по пятилетним общегосударственным планам. И если за время первой китайской пятилетки (1953–1957) Советский Союз спроектировал для Китая 40% новых оборонных предприятий, то на вторую пятилетку помощь СССР предполагалась в проектировании уже 70% всех создаваемых китайцами предприятий военно-промышленного комплекса.

Китаю была предоставлена богатейшая техническая документация и направлены для оказания содействия тысячи советских военных специалистов. Это позволило китайцам заложить основы своего военно-промышленного комплекса и наладить производство новейшей по тем временам военной техники. Например, в 1956 году в Шэньяне (маньчжурском Мукдэне) на новом авиационном заводе был выпущен первый китайский боевой реактивный самолет МИГ-17. Он был собран из частей и деталей, поставленных Советским Союзом. Но через полгода было начато серийное производство этих самолетов уже из деталей, сделанных в Китае, и вскоре выпуск был доведен до 150 машин в месяц.

atomchina_vrez4_600.jpg

МИГ-17 на выставке военной авиации в Пекине. Фото: calflier001/ flickr.com

Огромное значение для КНР имела помощь СССР в подготовке кадров квалифицированных рабочих, инженеров и ученых. В 1949 году в Китае насчитывалось всего 40 небольших научно-исследовательских учреждений и чуть более 650 научных сотрудников. За 13 лет тесного сотрудничества с СССР эти цифры выросли на несколько порядков — к 1963 году в КНР насчитывалось уже 1300 различных НИИ, в которых трудились 94 тысячи сотрудников.

К началу 1960-х годов в Китае уже работало 170 крупных военных производств: 35 авиационных заводов производили около трех тысяч военных самолетов всех типов в год, а шесть танковых заводов выпускали в год почти 2000 вполне современных танков. Все это оружие — от карабинов для ополчения до тяжелых бомбардировщиков — производилось на основе советских образцов и лицензий. Надо отметить, что большинство видов обычных вооружений в КНР до сих пор производится на базе советских прототипов.

Советский след в китайской программе вооружений

Впервые китайские товарищи попытались получить доступ к советским атомным технологиям еще при жизни Сталина. В феврале 1953 года делегация китайских ученых во главе с главным физиком-ядерщиком Цянь Саньцянем посетила СССР. Политбюро в Кремле специально рассматривало вопрос о допуске Саньцяня в атомные лаборатории и приняло решение ознакомить китайцев «лишь с некоторыми научными работами общего характера без малейшего введения в курс проблем, входящих в тематику Первого главного управления», занимавшегося работами по атомному оружию.

И только осенью 1954 года, во время первого визита в Китай, Хрущев стремясь упрочить советское внутриполитическое положение тесным и демонстративным союзом с Мао Цзэдуном, согласился помочь Китаю в разработке атомного оружия и подготовке специалистов-атомщиков. Для Цзэдуна это стало тогда незаметной, но важнейшей дипломатической победой.

Разработкой ракетно-ядерного вооружения в КНР руководил научно-технический комитет НОАК, Народно-освободительной армии Китая. Ему подчинялись различные институты системы Академии наук Китая и Академия военных наук. Руководил всей ядерной программой Китая маршал Нэ Жунчжэнь. Свое первое военное образование этот китайский полководец получил в Москве, когда в 1924–1925 годах обучался в одной из школ Коминтерна. А в 1949 году, в разгар гражданской войны, именно он захватил для Мао город Пекин. Теперь заслуженный маршал руководил уже научным сражением.

В 1956 году в КНР был создан Научно-исследовательский институт по ракетостроению, в котором были собраны все научные силы Китая в этой области. Позднее НИИ ракетостроения эволюционировал в несколько номерных военных министерств машиностроения (например, Третье министерство машиностроения занималось исключительно разработкой атомной бомбы), занимающихся теми же вопросами, в первую очередь разработкой ядерного оружия и баллистических ракет.

Лучшие умы Китая работали над перспективным двенадцатилетним планом развития науки с целью достижения страной передового мирового уровня, прежде всего в области вооружения. Более 600 ученых Китая приняли участие в выработке этой программы. К работе были привлечены также 640 ученых из СССР. Среди главных направлений плана, рассчитанного на 1956–1967 годы, были и такие, как мирное использование атомной энергии, изучение реактивной техники, создание полупроводниковой техники и разработка ЭВМ. Но центральное место занимала именно ядерная программа.

Между 1955 и 1958 годами СССР и КНР подписали целый ряд до сих пор засекреченных соглашений по развитию китайской атомной программы, упоминание о которых есть лишь в китайской и западной историографии. Первым соглашением от 20 января 1955 года предусматривалось совместное проведение геологических исследований в Синьцзяне. В обмен на предоставленную помощь правительство КНР обязалось расширить поставки урана в Советский Союз.

В соответствии с этим соглашением, начиная с 1955 года китайские и советские геологи совместно приступили к масштабным работам по поиску урановых месторождений на территории Китая. Известно, что Китай является одной из немногих стран мира, полностью обеспеченных собственным атомным сырьем. Первое место по запасам этого сырья принадлежит северо-западу Китая, где в районе города Чугучак с 1957 года начал эксплуатироваться огромный комплекс урановых шахт.

По воспоминаниям главы китайского ядерного проекта маршала Не Жунчжэня, Хрущев сразу же после событий 1956 года (когда в Польше и Венгрии вспыхнули выступления против Москвы) «стал более уступчивым в предоставлении Китаю сложной технической помощи». 7 апреля 1956 года личный представитель Хрущева Микоян и китайская сторона подписали соглашение о советской помощи Китаю в возведении 55 новых промышленных предприятий, в том числе по производству ракет и атомного оружия.

15 октября 1957 года был подписан дополнительный протокол, в соответствии с которым в Китай стали прибывать советские специалисты по атомной энергетике. Этот протокол уже прямо предусматривал передачу КНР модели атомной бомбы и технологии ее изготовления.

Летом 1958 года при активном содействии СССР в Китае был построен первый экспериментальный ядерный реактор. В этот момент в Кремле незадачливые наследники Сталина наконец-то осознали, что Китай с собственной ядерной бомбой превратится из младшего партнера в очень сложного союзника.

И в августе 1958 года Хрущев прилетел в Пекин и попытался уговорить Мао Цзэдуна в том, что КНР собственное ядерное оружие не нужно. «А зачем оно вам, когда мы его имеем и готовы защитить Китай, как самих себя, в соответствии с условиями Договора о дружбе, союзе и взаимной помощи между СССР и КНР?» — зафиксировал протокол слова Хрущева, обращенные к Мао. Глава китайских коммунистов был формально очень вежлив в своем ответе: «Благодарим, но Китай — великая и суверенная страна, и нам самим нужно обладать ядерными средствами, чтобы защитить себя в случае войны. Если вы не склонны поделиться с нами этим оружием, то помогите Китаю технологией создания ядерной бомбы».

Хрущев пытался разубедить своего собеседника, объясняя, что производство атомной бомбы — дело чрезвычайно, даже фантастически дорогостоящее. На это Мао Цзэдун философски ответил: «Ну что ж, справимся и своими силами».

Мао уже знал, о чем говорил: 28 сентября 1958 года начал работу построенный при участии советских специалистов первый ядерный реактор Китая, первый циклотрон на 25 миллионов электронвольт и ускорители более десяти различных типов. Работы над китайской атомной бомбой перешли от теории к практике.

Хрущев, несмотря на подписанное соглашение, отказался передать китайцам технологии бомбы. Советско-китайский раскол углублялся. Чжоу Эньлай, второй человек в компартии Поднебесной, по поводу отказа Хрущева в июле 1959 года высказался на заседании китайского правительства следующим образом: «Пусть себе болтает, мы сами возьмемся за дело и, начав с азов, за восемь лет создадим атомную бомбу». Впрочем, Китай тогда уже продвинулся куда дальше «азов», и бомба появится на три года раньше указанного срока.

Однако когда в 1960 году Хрущев отозвал из Китая всех работавших там советских специалистов, это вызвало явное замешательство в Пекине. В июле 1961 года было даже созвано особое совещание руководителей военной промышленности Китая, на котором по поручения Мао Цзэдуна вполне серьезно обсуждался вопрос о том, следует ли и далее заниматься разработкой атомной бомбы и ракетоносителей, либо прекратить эти работы из-за их чрезвычайно высокой стоимости и сложного экономического положения страны. Но несмотря на серьезные экономические и технические трудности, а главное, несмотря на чрезвычайные расходы, работы над атомной бомбой и ракетным оружием решено было продолжить.

И уже в августе 1962 года маршал Жунчжэнь назвал высшему руководству Китая приблизительное время испытаний атомной бомбы — не позднее 1965 года. ЦК КПК, одобряя деятельность Жунчжэня, подчеркнул, что основным направлением исследований в области ядерного оружия должны стать ракетные боеголовки, а не авиационные бомбы.

В течение 1963 года китайские специалисты-ядерщики осуществили более тысячи различных предварительных и подготовительных испытаний. Первый успешный ядерный взрыв произошел 16 октября 1964 года на полигоне возле высохшего соленого озера Лобнор в пустыне Синьцзяна. Мощность бомбы составила 20 килотонн — первая атомная бомба Китая была равна той, что в августе 1945 года уничтожила Хиросиму.

Как Китай готовился к ядерной войне

С момента появления в 1949 году коммунистического Китая и до самой смерти Цзэдуна все военное строительство в Поднебесной шло именно как подготовка к большой ядерной войне. Председатель Мао пережил две мировые войны, три гражданские и множество локальных, поэтому он не сомневался в неизбежности ядерной Третьей мировой.

Руководство коммунистического Китая понимало, что страна отстает от ведущих держав по уровню военной науки и техники, поэтому стремилось компенсировать такое отставание многочисленностью армии и высочайшим уровнем мобилизационной готовности экономики и населения. По милитаризации экономики и гражданской жизни маоистский Китай опережал даже сталинский СССР.

В те годы регулярная армия Китая насчитывала почти четыре миллиона штыков, еще свыше 30 миллионов человек проходили подготовку в организованном ополчении. Всего же в народном ополчении Китая в 1960 годы минувшего века числилось почти 200 миллионов китайцев обоего пола в возрасте от 16 до 60 лет. По замыслам генералов Мао, на такую массу не хватило бы ядерных зарядов ни у одного из потенциальных противников.

atomchina_vrez5_600.jpg

Японские ученые отметили повышение уровня радиации в Токио после испытаний ядерного оружия в Китае, 1966 год. K. Mori / AP

Вся экономика КНР в те годы была жестко разделена на два сектора: военный и гражданский. Военный пользовался всеми преимуществами централизованного обеспечения сырьем, электроэнергией, оборудованием и квалифицированными кадрами. Он охватывал современные крупные и средние предприятия военной промышленности и обеспечивающие отрасли тяжелой индустрии. Руководство такими предприятиями находилось под централизованным контролем высшего руководства КНР.

Гражданский сектор производства базировался на местных материальных и трудовых ресурсах, полунатуральном сельском хозяйстве, мелкой местной промышленности. Главной его задачей было обеспечение развития производства по принципу «опоры на собственные силы», без какой-либо существенной помощи со стороны государства, но при условии обязательного отчисления государству львиной доли заработанных средств.

Мао Цзэдун полагал, что неизбежная и, как он был уверен, близкая Третья мировая война будет вестись с массированным применением ядерного оружия. Исходя из этой предпосылки, он принял решение переместить и рассредоточить половину всех военных предприятий в малонаселенных центральных и западных районах Китая. Там предполагалось создать мощную производственную и исследовательскую базу, получившую наименование «третьей линии». Она была предназначена для обеспечения армии всем необходимым в случае ядерной войны, когда атомные бомбы противника сотрут с лица земли предприятия «первой линии», расположенные в густонаселенных приморских провинциях, и «второй линии» в районах, расположенных вдоль главной железнодорожной магистрали Пекин — Гуанчжоу.

По приказу Мао в короткие сроки в отдаленных районах Китая на «третьей линии» были возведены 300 новых городов, созданы две тысячи новых предприятий и 92 научно-исследовательские организации, где трудились более миллиона человек. По сути это был китайский аналог промышленных центров СССР на Урале и в Сибири.

При Мао Цзэдуне, во многом на основе опыта СССР (где, например, производство ядерного оружия скрывалось под вывеской «Министерства среднего машиностроения»), весь военно-промышленный комплекс Китая состоял из восьми номерных министерств машиностроения: Первое министерство машиностроения — от электрооборудования до стрелкового оружия, Второе министерство — атомная промышленность, Третье — авиастроение, Четвертое — электроника, Пятое — артиллерийское вооружение, Шестое — военно-морское строительство, Седьмое — космос и Восьмое — тактические управляемые ракеты.

В период культурной революции экономикой Китая, по сути, управляла армия. Тогда произошла невиданная милитаризация промышленности, одновременно сама Народно-освободительная армия КНР, зачастую в ущерб военной подготовке, была втянута в промышленное строительство и даже сельскохозяйственную деятельность.

Но именно в эти годы созданный при помощи СССР военно-промышленный комплекс Китая, при всех его проблемах и недостатках, сумел создать базу для массового производства относительно современных видов обычных вооружений и достичь заметных успехов в области ядерных, ракетных и космических технологий.

Атом ценою в миллиард

14 мая 1965 года Китай осуществил второе ядерное испытание, используя в качестве носителя уже самолет Ту-16. Хотя этот самолет по советской лицензии уже несколько лет производился в самом Китае, для первого воздушного ядерного испытания китайцы решили использовать один из двух самолетов этого типа, собранных из полученных от СССР деталей. Оружие, произведенное в Советском Союзе, китайцы тогда справедливо считали куда более качественным и надежным, чем продукты собственной промышленности.

Даже хаос культурной революции не помешал выполнению китайской ракетно-ядерной программы. 9 мая 1966 года с помощью бомбардировщика Ту-16 было проведено третье ядерное испытание. В ядерном устройстве мощностью около 100 килотонн, кроме урана-235, уже содержался литий-6, что свидетельствовало о готовности Китая к испытанию термоядерного заряда.

27 октября 1966 года состоялся первый успешный пуск китайской ракеты с реальной ядерной боеголовкой — доставленная ракетой боеголовка взорвалась на полигоне в пустыне Такла-Макан.

Следующий 1967 год ознаменовался целыми двумя вехами в ракетно-ядерной программе Китая — 17 июня был осуществлен подрыв первого термоядерного (водородного) устройства, а в октябре впервые были проведены испытания китайской баллистической ракеты.

atomchina_vrez6_600.jpg

Первая китайская АЭС после аварии. Фото: Charlene Fu / AP / East News

В отличие от технологий атомной бомбы, никаких технологий термоядерного заряда из СССР в Китай не передавали. Китайцы официально считают, что именно они установили мировой рекорд по скорости перехода от ядерных зарядов к термоядерным — США для этого потребовалось семь лет, Франции — восемь, СССР — четыре года, а Китаю всего три.

Через три года после испытания первой баллистической ракеты, 24 апреля 1970 года запущен первый китайский космический путник. Ракетные войска в Китае получили официальное наименование — Вторая артиллерия. В том же году в КНР начала работу первая промышленная атомная электростанция.

К октябрю 1964 года, когда было взорвано первое ядерное устройство, в КНР имелось семь исследовательских учреждений, 12 производственных предприятий по созданию атомного оружия и один испытательный полигон в Синьцзяне в районе северного побережья озера Лобнор. Крупнейшие заводы по производству ядерного горючего и материалов располагались в городах Ланьчжоу и Баотоу на севере Китая возле пустынных земель Внутренней Монголии.

В разработке первого ракетного оружия Китая принимало участие 13 научно-исследовательских институтов и 20 промышленных предприятий. Для испытаний ракет был создано шесть полигонов, один недалеко от Пекина и остальные на малонаселенных северо-западных окраинах страны.

За первые 15 лет пребывания в ядерном статусе, с 1964 по 1979 год, Китай провел 25 испытаний атомного оружия. Однако это весьма скромные цифры на фоне первых ядерных держав мира: США за первые 15 лет обладания ядерным оружием, с 1945 по 1960 год, провели почти тысячу испытаний, а СССР с 1949 по 1964 год — 230 таких испытаний.

Но даже такие относительно скромные ядерные игры обошлись Китаю недешево. По оценкам западных спецслужб в 1965–1970 годах Китай потратил на ядерное оружие 25 миллиардов долларов. В современных ценах это около триллиона долларов — цифра очень внушительная, но в истории военных расходов не запредельная: примерно столько США потратили на военные операции в Ираке и Афганистане в начале XXI века, а Франция потратила тот же триллион долларов в современных ценах, когда накануне Второй мировой войны строила «линию Мажино».

Однако США и Франция до Второй мировой тоже были одними из первых держав мира. Китай же эпохи Мао Цзэдуна считался очень бедной страной с нищенским уровнем жизни. Но к началу 1970-х годов прямые военные расходы составляли 30% всех государственных расходов КНР, при этом затраты на ракетно-ядерную программу превышали треть военного бюджета.

Фактически десять процентов всех расходов Китая в те годы шли на создание и совершенствование атомного оружия. И это только прямые расходы, при оценке всех косвенных затрат данная цифра возрастет в два-три раза. С учетом же развернутых Мао работ по подготовке промышленности Китая к ядерной войне, по оценкам и западных и советских экспертов, Пекин в те годы тратил на военные нужды почти две трети государственного бюджета.

Впрочем, современный разбогатевший Китай, оглядываясь на свою историю, не считает эти расходы напрасными.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Алесь    0

Крылатый «Метеорит» стратегического назначения

История создания уникального ракетного комплекса

Сегодня, когда с советского ракетостроения постепенно снимаются покровы секретности, появляется уникальная возможность ознакомиться с выдающимися достижениями отечественных конструкторов и инженеров. Созданные ими образцы вооружений не имеют аналогов даже спустя десятилетия.

 

Одним из примеров подобных разработок является стратегическая сверхзвуковая крылатая ракета (КР) «Метеорит». Этот комплекс – уникальное явление в области ракетного вооружения. И не только по своим ТТХ. Данная разработка в случае принятия на вооружение могла оказать существенное влияние на военно-политическую обстановку в мире и расклад сил в мировой гонке вооружений.

Отечественные решения

 

Для доказательства данного утверждения необходимо проанализировать ситуацию на мировой арене, которая по большей части определялась отношениями между двумя государствами – СССР и США. К середине 70-х годов ХХ века между этими сверхдержавами был достигнут паритет в области стратегического вооружения, однако создание в США систем космического базирования для обнаружения и уничтожения советских баллистических ракет при одновременном широкомасштабном развертывании дозвуковых стратегических крылатых ракет привело к изменению соотношения ударных потенциалов в сторону США.

Крылатая ракета «Метеорит» – уникальное явление в области ракетного вооружения

 

Крылатыми ракетами планировалось оснащать подводные лодки и тяжелые бомбардировщики. Ракеты морского базирования получили обозначение BGM-109 «Томагавк», а авиационного – AGM-86 ALCM. По мнению американских военных аналитиков, разработка и принятие на вооружение КР позволяли поддерживать военно-стратегическое и экономическое превосходство США относительно дешевым и эффективным оружием, тем более что главным преимуществом США обладали именно в области военно-морских сил и стратегической авиации. Ситуацию осложняло наличие военных баз вокруг СССР.

 

Сложившаяся ситуация требовала создания принципиально нового комплекса ракетного оружия с крылатой ракетой, обладающей увеличенной дальностью. 9 декабря 1976 года вышло Постановление СМ СССР о разработке универсальной стратегической сверхзвуковой крылатой ракеты 3М-25 «Метеорит» с дальностью полета около 5000 километров. Ракета должна была стать универсальной и получить возможность старта как с морского – «Метеорит-М», так и с авиационного – «Метеорит-А» носителей.

 

Разработку поручили ЦКБ машиностроения (ЦКБМ) – одной из ведущих советских ракетно-космических фирм, имеющих опыт создания полного спектра ракетной и космической техники, и ее руководителю Владимиру Челомею.

 

К будущей ракете были предъявлены следующие тактические требования: она должна обладать большой дальностью полета, обеспечивающей устойчивость носителя ракетного оружия от средств поражения противника, сверхзвуковой скоростью, высокой вероятностью преодоления рубежей ПВО и высокой точностью попадания в цель.

 

Для размещения ракеты на существующих носителях будущему «Метеориту» необходимо было иметь длину не более 12 метров, описанная окружность вместе со стартовой разгонной ступенью не должна превысить 1650 миллиметров.

 

Учитывая опыт создания в СССР подобных систем, эти требования выглядели поистине фантастическими. Предыдущие ракетные комплексы с аналогичной дальностью, скоростью и такими же решаемыми боевыми задачами (МКР «Буря», МКР «Навахо» и МКР «Буран») имели длину свыше 20 метров, что было невозможно в новых условиях.

 

В ходе работы пришлось перебрать множество вариантов аэродинамических схем ракеты в увязке с типом двигателя для маршевого полета.

Система управления

 

Особенность разработки системы управления заключалась в том, что полет выполнялся на большой высоте, это делало невозможным использование системы коррекции траектории по рельефу местности, аналогичная которой применялась в крылатой ракете «Томагавк». Однако конструкторам удалось найти решение и этой проблемы – впервые в мире была разработана уникальная система коррекции траектории по радиолокационным картам местности.

11-01.jpg

Коллаж Андрея Седых

 

Разработчикам системы управления (СУ) пришлось столкнуться с рядом трудностей прежде всего потому, что требуемые характеристики по гироскопам и СУ в целом до того момента не имели аналогов. К примеру, гироскопическая платформа должна была стать миниатюрной, а все разработки того времени, имевшие схожие характеристики по точности, отличались внушительными размерами. Новые требования выдвигались и к бортовой цифровой вычислительной машине (БЦВМ). Надо было создать новую, производительность которой в пять-шесть раз должна была превысить имевшиеся на тот момент показатели при значительном уменьшении массогабаритных характеристик.

 

Нужно особо обратить внимание на тот факт, что вплоть до настоящего времени в мире не имелось работоспособной системы маршрутной навигации по радиолокационным изображениям местности, аналогичной той, что разработана для КР «Метеорит». Создание этой системы поручили Научно-исследовательскому институту точных приборов (главный конструктор Юрий Козко). В результате проведенных работ был создан первый прототип системы «Кадр», использовавший яркостной пеленгатор и осуществлявший коррекцию по радиолокационным снимкам горной местности, для которой характерно коррелирование яркостной изменчивости. Однако согласно требованиям ТЗ создаваемая система должна была проводить измерения по местности всех типов – как рельефной, так и равнинной. Дополнительная сложность заключалась в необходимости правильной работы во всех сезонных и погодных условиях, включая аномальные.

 

Поэтому для выполнения требования ТЗ необходимо было разработать принципиально новую технологию распознавания. Решение этой фундаментальной задачи успешно нашли на основе разработанной модели случайного изменения яркости на изображениях местности. Созданный на базе данной модели алгоритм распознавания позволил успешно решить проблему яркостной изменчивости, используя специальные инвариантные эталоны. Алгоритм показал эффективную работу при любых условиях фоноцелевой обстановки.

Силовая установка

 

ТЗ на создание новой КР определяло ее максимальную скорость полета свыше М=3, что в свою очередь потребовало от конструкторов глубокой проработки вопросов, связанных с выбором типа силовой установки.

 

В результате проведенных исследований разработчики остановились на схеме, при которой двигательная установка включала в себя двигатели стартовой ступени, маршевой ступени, их системы топливоподачи, а также воздухозаборник (ВЗ) и выходное устройство. Силовая установка в целом должна была обеспечить следующие требования: надежный запуск стартового и маршевого двигателей, максимальные тяговые характеристики на всех участках полета ракеты, высокую экономичность на маршевом участке и устойчивое снижение в режиме авторотации.

 

Стартовая разгонная ступень (СРС) изначально разрабатывалась в двух вариантах – с жидкостным (ЖРД) и твердотопливным (РДТТ) ракетными двигателями. Помимо основной задачи создания необходимой стартовой тяги ступень должна была обеспечить управление ракетой путем качания сопел в карданных шарнирах. Двигатели для СРС разрабатывало Воронежское КБ химавтоматики. Помимо ЖРД для СРС в Уфимском КБ машиностроения шла работа и над пороховым двигателем. Твердотопливный вариант был разработан и прошел успешные испытания, но затем путем сравнения параметров РДТТ и ЖРД 3Д24 выбор был сделан в пользу последнего.

 

Составляющими маршевой ступени являлись воздухозаборник, выходное устройство и маршевый турбореактивный двигатель (ТРД) КР-23. Топливная система маршевой ступени характеризовалась разделением топливного бака емкостью 2800 литров на пять секций, что позволило сохранять центровку ракеты на всех этапах выработки топлива. Стоит также отметить и двухступенчатую систему наддува топливного бака. Во время полета на больших высотах температура топлива и КР в целом опускалась ниже минус 50 градусов, что вызвало проблемы с запуском ТРД. Для выхода из сложившейся ситуации в систему был введен дополнительный пусковой топливный бачок емкостью пять литров, который имел обогрев и тем самым обеспечивал нормальный запуск.

 

В двигателе применялась комбинированная автоматическая электронно-гидравлическая система управления, включающая в себя электронный аналоговый регулятор Р-93А и топливный насос-регулятор НР-93А, который имел канал резервирования, позволяющий обеспечивать двигатель топливом в случае отказа основной системы.

 

Высокая удельная скорость потока на входе в двигатель с учетом требуемой массы и габаритов привела к необходимости применения новых технических решений в конструкции ТРД. В результате удалось создать компактную камеру сгорания с нормальным температурным полем. Когда во время испытаний возникла проблема преодоления трансзвуковых скоростей, удачные конструктивные решения позволили провести форсирование двигателя без изменения его конструкции. Увеличения тяги добились за счет газогенератора и повышения оборотов двигателя, ввиду отсутствия форсажной камеры, а также благодаря повышению температуры газа перед турбиной.

 

Еще одним уникальным техническим решением стала система запуска ТРД при помощи твердотопливного стартера. Конструкторы, поставленные в жесткие весовые рамки, смогли реализовать технологию сбрасываемого твердотопливного стартера, который за восемь – десять секунд выводил двигатель на 80 процентов мощности.

Многофункциональные средства защиты

 

Еще одним требованием, которое предъявлялось к КР «Метеорит», была способность успешно преодолевать систему ПВО вероятного противника.

 

Реализовать это получилось путем создания многофункционального комплекса средств защиты. В его состав вошли радиопоглощающие покрытия, электронная установка, средства радиоэлектронной разведки, станция активных помех, буксируемая ложная цель, алгоритмы адаптации к радиоэлектронной обстановке.

 

Современных специалистов вряд ли можно удивить такими понятиями, как малозаметность и станция активных помех. Однако нужно понимать, что никто в мировой практике ракетостроения до КР «Метеорит» не устанавливал на ракеты средства радиотехнической защиты.

 

Снижение радиолокационной заметности осложнялось тем, что высота полета ракеты достигала 24 тысяч метров. Для уменьшения эффективной поверхности рассеивания (ЭПР) разработали 15 новых радиопоглощающих материалов для нанесения на поверхность конструкции. Впервые с целью снижения заметности были оптимизированы аэродинамические и электродинамические формы. Перед конструкторами встала задача поиска так называемых блестящих точек – элементов конструкции, обладающих наибольшими отражающими свойствами. Одной из таких точек был воздухозаборник. Именно на КР «Метеорит», опять-таки впервые, на ее внутреннюю поверхность напылялись радиопоглощающие материалы, чтобы в результате многократного переотражения поглотить возможный отраженный сигнал. Проведенные мероприятия позволили снизить ЭПР на два порядка.

 

Но, как известно, подобная эффективность существует только в ограниченном диапазоне длин волн, что требовало дальнейшей работы в этом направлении.

 

Задача ставилась простая – скрыть КР от средств дальнего обнаружения и целеуказания, чтобы сократить баланс времени сил и средств ПВО. И тогда разработчики обратили внимание на генераторы искусственной ионизации окружающей среды, которые в ходе экспериментов показали способность эффективно маскировать объект. Однако подобные эксперименты проводились на высотах свыше 100 километров, а тем временем КР выполняла полет на высоте 24 километра. Тогда в НИИ тепловых процессов под руководством члена-корреспондента Академии наук Виталия Иевлева были разработаны технические предложения по созданию электронной установки, которая способна ионизировать воздух перед ракетой. Таким образом, было создано сложнейшее устройство, включившее в себя массу изобретений.

 

После наземной отработки всех систем начались летные испытания. Совместно с главным штабом радиотехнических войск удалось обеспечить включение всех РЛС ПВО по пути следования ракеты. Это позволило в полной мере оценить эффективность принятых технических решений.

 

Включение электронной ионизирующей установки приводило к тому, что метка цели попросту пропадала с экрана радиолокаторов.

 

Радиотехническая защита включала в себя станцию активных помех и буксируемую ложную цель, которая выбрасывалась на конечном участке траектории при помощи специального троса длиной 100 метров. Приемник контроля облучения проводил прием и анализ во всем возможном диапазоне длин волн работы РЛС вероятного противника. На основе анализа этих сигналов он определял режимы работы РЛС и на базе заложенных алгоритмов управлял как самой станцией помех, так и работой электронной установки.

Вопросы аэродинамики

 

Для обеспечения требуемой высоты полета свыше 20 тысяч метров КР необходимо иметь крыло площадью больше 20 квадратных метров. В связи с этим специалисты по аэродинамике называли «Метеорит» малогабаритной летающей квартирой.

 

КР имела воздухозаборник большой площади, поскольку на немалой высоте для работы ТРД требовался крупный объем воздуха. Перед ВЗ была установлена плоская подсечка, которая позволяла повысить характеристики ВЗ и всей силовой установки в целом, а также увеличить аэродинамическое качество.

 

В связи с возникшей потерей устойчивости при отделении СРС было принято решение об изменении изначального режима работы СРС – отделяться ей приходилось на дозвуковой скорости.

 

Решение одной проблемы неминуемо повлекло за собой другую. Дело в том, что изначально планировалось преодолевать трансзвуковые скорости за счет тяги двигателя СРС, теперь же это нужно было делать за счет маршевого ТРД. В какой-то момент на трансзвуковом участке избыток тяги оказывался нулевым и в результате КР не удавалось выйти на скорость М>1.

 

Анализ сложившейся ситуации привел к повышению требований по качеству поверхностей. Выступающие элементы конструкции, шероховатость поверхностей, сварные швы – все это было заново пересчитано и проанализировано. Именно в данный момент возникла необходимость форсирования ТРД с целью увеличения его тяги. Эта работа, а также шлифовка поверхностей и доработка элементов конструкции позволили «Метеориту» преодолеть звуковой барьер.

 

Не меньше вопросов вызывала проблема аэроупругости. Разработанная аэродинамическая схема с многозвенным крылом и рулями, расположенными на задней кромке, оказалась подвержена этому явлению – отклоненные рули создавали сосредоточенную силу в месте их установки и деформировали все крыло в целом. Хоть величина деформации и незначительна, но тем не менее большая площадь крыла заметно снижала эффективность рулей.

 

Ситуация была критической, и если бы не предусматривалось переднего дестабилизатора, берущего на себя значительную часть момента тангажа, решить проблему управляемости было бы невозможно.

Носители КР и проведение испытаний

 

Как уже говорилось выше, комплекс ракетного оружия с КР «Метеорит» предназначался для размещения на ракетных подводных крейсерах и тяжелых бомбардировщиках.

 

При выборе носителя для морского варианта ракеты наибольшее внимание было уделено ПЛАРК проекта 949 «Антей», которая являлась носителем ракетного комплекса «Гранит». Однако проработка такого решения показала невозможность размещения КР «Метеорит» на АПЛ этого типа. В связи с этим было принято решение переоборудовать под носитель «Метеорита» атомный подводный крейсер проекта 667А.

 

Доработка данной ПЛАРБ выполнялась путем замены отсека с БР на отсек с 12 пусковыми установками (ПУ) СМ-290 под КР «Метеорит», которые устанавливались вне прочного корпуса по шесть ПУ с каждого борта. Доработанная лодка получила индекс 667М «Андромеда».

 

Что касается авиационного варианта КР «Метеорит-А», то наиболее подходящим носителем стал стратегический ракетоносец Ту-95МС, однако ввиду недостаточного размера его грузового отсека было принято решение о размещении КР на внешней подвеске с использованием четырех балочных держателей.

 

Переоборудованный самолет получил обозначение Ту-95МА. Авиационный носитель прошел множество испытаний с целью определения его ЛТХ с подвешенными КР.

 

Первый пуск КР «Метеорит» выполнен в 1980 году. Основная задача его заключалась в отработке новых систем, узлов и агрегатов и возможности полета ракеты на сверхзвуковой скорости. После подтверждения заданных требований начался следующий этап испытаний, во время которого отрабатывались бортовые системы КР. Этот этап включал в себя 32 пуска. Разумеется, случались и неудачи, тем не менее летно-конструкторские испытания завершились в 1987 году, когда «Метеорит» был готов предстать для оценки государственной комиссией.

 

При испытаниях авиационного варианта ракеты («Метеорит-А») самолет Ту-95МА с ракетой на наружной подвеске поднимался с одного из подмосковных аэродромов, уходил в зону пуска СКР, выполнял пуск и возвращался обратно.

 

К сожалению, количество успешных пусков на всех этапах испытаний примерно соответствовало числу неудачных, так как комплекс все же не был доведен до ума. Сказалось и низкое качество изготовления как самой ракеты, так и отдельных ее агрегатов. Кроме того, стоимость переоборудования под комплекс «Метеорит-М» РПКСН проекта 667 оказалась слишком высокой. В результате по совместному решению промышленности и ВМФ работы по программе в конце 1989-го были прекращены. Корабельную часть комплекса передали на ответственное хранение личному составу ПЛ, а саму лодку в 1990 году сдали флоту в торпедном варианте.

Заключение

 

Стоит отметить, что хотя «Метеорит» так и не был принят на вооружение, работа по этой теме оказала существенное влияние на все отечественное ракетостроение в целом. В первую очередь благодаря тому, что позволила воспитать новое поколение кадров, способных решать любые, даже самые сложные задачи, а также вывела отечественное ракетостроение на качественно новый уровень. За время создания КР получено больше 100 авторских свидетельств и несколько сотен патентов, опубликовано 300 статей, параметры некоторых систем и в настоящее время не имеют аналогов. Решения и наработки, лежащие в основе «Метеорита», нашли применение при разработке новейших комплексов ракетного оружия и их информационного обеспечения.

 

Не так давно была издана книга «Яркий след крылатого «Метеорита». Организатором ее выхода в свет стал Герберт Александрович Ефремов. Особенных усилий потребовало рассекречивание многих материалов, опубликованных в книге впервые. На страницах данного издания читатель сможет во всех деталях проследить историю создания, испытаний и отработки этого уникального ракетного комплекса.

Подробнее: http://vpk-news.ru/articles/14533

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Алесь    0

102550.jpg

29 октября 2014 года 21:22 | Владимир Тучков

 

«Царь-бомба» мощностью в 57 мегатонн

 

Как на Новой Земле проходили испытания самого мощного в мире термоядерного заряда

 

30 октября 1961 года на полигоне Новая Земля прошли успешные испытания советской термоядерной бомбы АН606 мощностью 57 мегатонн. Эта мощность в 10 раз превышала суммарную мощность всех боеприпасов, которые были использованы во время Второй мировой войны. АН606 является самым разрушительным оружием за всю историю человечества.

 

 

Место

 

 

Ядерные испытания в Советском Союзе начались в 1949 году на Семипалатинском полигоне, расположенном в Казахстане. Его площадь равнялась 18500 кв. км. Был он удален от мест постоянного проживания людей. Но не настолько, чтобы на нем можно было бы испытывать самое мощное оружие. Поэтому в казахской степи взрывали ядерные заряды низкой и средней мощности. Они были необходимы для отладки ядерных технологий, изучения влияния поражающих факторов на технику и сооружения. То есть то были, прежде всего, научно-технические испытания.

 

Но в условиях военной конкуренции необходимы были и такие испытания, в которых делался акцент на их политическую составляющую, на демонстрацию сокрушительной мощи советской бомбы.

 

Был еще и Тоцкий полигон в Оренбургской области. Но он был меньше Семипалатинского. И к тому же располагался в еще более опасной близости от городов и деревень.

 

В 1954 году нашли такое место, где можно было испытать ядерное оружие сверхбольшой мощности.

 

Этим местом стал архипелаг Новая Земля. Он полностью удовлетворял требованиям к полигону, на котором предстояло испытать супер-бомбу. Был максимально удален от крупных населенных пунктов и коммуникаций, и после его закрытия должен был оказывать минимальное влияние на последующую хозяйственно-экономическую деятельность региона. Также требовалось проводить исследование влияния ядерного взрыва на корабли и подводные лодки.

 

Острова Новой Земли наилучшим образом удовлетворяли этим и другим требованиям. Их площадь была более чем в четыре раза больше Семипалатинского полигона и равнялась 85 тыс. кв. км., что примерно равно площади Нидерландов.

 

Проблему населения, которое может пострадать от взрывов, решили радикально: 298 коренных ненцев выселили с архипелага, предоставив им жилье в Архангельске, а также в поселке Амдерма и на острове Колгуев. При этом переселенцев трудоустроили, а пожилым назначили пенсию, несмотря на то, что никакого трудового стажа у них не имелось.

Им на смену пришли строители.

 

Ядерный полигон на Новой Земле – это отнюдь не чистое поле, на которое бомбардировщики сбрасывают свой смертоносный груз, а целый комплекс сложных инженерных сооружений и административно-хозяйственных служб. К ним относятся опытно-научная и инженерная служба, службы энерго- и водоснабжения, истребительный авиационный полк, транспортный авиационный отряд, дивизион кораблей и судов специального назначения, отряд аварийно-спасательной службы, узел связи, части тылового обеспечения, жилые помещения.

 

На полигоне были созданы три испытательных площадки: Черная Губа, Маточкин Шар и Сухой Нос.

 

Летом 1954 года на архипелаг были доставлены 10 строительных батальонов, которые начали возводить первую площадку – Черную Губу.

 

Строители провели арктическую зиму в брезентовых палатках, подготавливая Губу к намеченному на сентябрь 1955 года подводному взрыву – первому в СССР.

 

 

 

Изделие

 

К разработке «Царь-бомбы», получившей индекс АН602, приступили одновременно со строительством полигона на Новой Земле – в 1955 году. И завершилась она созданием готовой к испытаниям бомбы в сентябре 1961 года, то есть за месяц до взрыва.

 

Разработка началась в НИИ-1011 Минсредмаша (ныне – Всероссийский научно-исследовательский институт технической физики, ВНИИТФ), который находился в Снежинске Челябинской области. Собственно, институт и был основан 5 мая 1955 года, прежде всего, для реализации грандиозного термоядерного проекта. А уже потом его деятельность распространилась на создание 70 процентов всех советских ядерных бомб, ракет и торпед.

 

НИИ-1011 возглавил научный руководитель института Кирилл Иванович Щёлкин, член-корреспондент АН СССР. Щёлкин совместно с группой ядерщиков-корифеев принимал участие в создании и испытании первой атомной бомбы РДС-1. Именно он в 1949 году последним вышел из башни с установленным в ней зарядом, опечатал вход и нажал кнопку «Пуск».

 

Работы над созданием бомбы АН602, к которым были подключены ведущие физики страны, включая Курчатова и Сахарова, проходили без особых осложнений. Но уникальная мощность бомбы требовала громадных объемов вычислений и конструкторских проработок. А также проведения экспериментов с меньшими зарядами на полигоне – вначале Семипалатинском, а затем и на Новой Земле.

 

Первоначальный проект предполагал создание бомбы, которая уж точно повыбивала бы стекла пусть не в Москве, но наверняка в Мурманске и Архангельске, а то и на севере Финляндии. Поскольку была запланирована мощность, превышающая 100 мегатонн.

 

Изначально схема действия бомбы была трехзвенной. Вначале срабатывал плутониевый заряд мощностью 1,5 Мт. Он поджигал реакцию термоядерного синтеза, мощность которой равнялась 50 Мт. Выделявшиеся в результате термоядерной реакции быстрые нейтроны запускали реакцию деления ядер в блоках урана-238. Вклад этой реакции в «общее дело» составлял 50 Мт.

 

Такая схема приводила к чрезвычайно высокому уровню радиоактивного загрязнения на громадной территории. И о «минимальном влиянии полигона на последующую хозяйственно-экономическую деятельность региона после его закрытия» говорить не приходилось.

 

Поэтому от финальной фазы – деления урана – было решено отказаться. Но при этом реальная мощность полученной бомбы оказалась немного больше, чем исходило из расчетов. Вместо 51,5 Мт 30 октября 1961 года на Новой Земле взорвались 57 Мт.

 

102550-1.jpgНа снимке: место взрыва термоядерной бомбы АН606/ Фото: wikipedia.org

 

 

Завершали создание бомбы АН602 уже не в Снежинске, а в знаменитом КБ-11, располагавшемся в Арзамасе-16. На финальную доработку ушло 112 дней.

 

В результате получился монстр весом 26500 кг, длиной 800 см и максимальным диаметром 210 см.

 

Габариты и вес бомбы были определены уже в 1955 году. Для того чтобы поднять ее в воздух, пришлось существенно модернизировать самый крупный на тот момент бомбардировщик Ту-95. И это тоже была работа не из простых, поскольку стандартный Ту-95 не мог поднять в воздух «Царь-бомбу», при весе самолета в 84 тонны он мог брать лишь 11 тонн боевой нагрузки. На долю топлива отводилось 90 тонн. К тому же бомба не помещалась в бомбовом отсеке. Поэтому пришлось убрать фюзеляжные топливные баки. А также заменить балочные держатели бомбы на более мощные.

 

Работа по модернизации бомбардировщика, получившего названиеТу-95В и изготовленного в единственном экземпляре, проходила с 1956 по 1958 год. Еще год продолжались летные испытания, во время которых отрабатывалась техника сбрасывания макета бомбы того же веса и тех же габаритов. В 1959 году самолет был признан полностью удовлетворяющим предъявляемым к нему требованиям.

 

 

Результат

 

Главный результат, как и было задумано, – политический - превзошел все ожидания. Прогремевший взрыв неведомой прежде силы произвел очень сильное впечатление на лидеров западных стран. Он заставил более серьезно взглянуть на возможности советского военно-промышленного комплекса и несколько снизить свои милитаристские амбиции.

 

События 30 октября 1961 года развивались следующим образом. Рано утром с отдаленного аэродрома поднялись два бомбардировщика – Ту-95В с изделием АН602 на борту и Ту-16 с исследовательским оборудованием и кино-фотоаппаратурой.

 

В 11 часов 32 минуты с высоты 10500 метров командир Ту-95В майор Андрей Егорович Дурновцев сбросил бомбу. На аэродром майор вернулся подполковником и Героем Советского Союза.

 

Бомба, опустившись на парашюте до уровня 3700 метров, взорвалась. К этому моменту самолеты успели уйти от эпицентра на 39 километров.

 

Руководители испытаний – министр среднего машиностроения Е.П.Славский и Главнокомандующий ракетными войсками маршал К.С.Москаленко – в момент взрыва находились на борту Ил-14 на расстоянии более 500 километров. Несмотря на пасмурную погоду, они увидели яркую вспышку. При этом ударной волной самолет отчетливо встряхнуло. Министр и маршал немедленно отправили телеграмму Хрущеву.

 

Одна из групп исследователей с расстояния в 270 километров от точки взрыва увидела не только яркую вспышку через защитные затемнённые очки, но даже почувствовала воздействие светового импульса. В заброшенном посёлке — 400 километров от эпицентра — были порушены деревянные дома, а каменные лишились крыш, окон и дверей.

 

Гриб от взрыва достиг высоты 68 километров. При этом ударная волна, отразившись от земли, воспрепятствовала опусканию на землю шара плазмы, которая испепелила бы все на громадном пространстве.

 

Разнообразные эффекты были чудовищными. Сейсмическая волна трижды обогнула земной шар. Световое излучение было способно вызвать ожоги третьей степени на расстоянии 100 км. Грохот от взрыва был слышен в радиусе 800 км. Из-за ионизирующего воздействия в Европе наблюдались помехи при радиосвязи более часа. По этой же причине связь с двумя бомбардировщиками пропала на 30 минут.

 

При этом испытание оказалось на удивление чистым. Радиоактивное излучение в радиусе трех километров от эпицентра через два часа после взрыва составляло всего лишь 1 миллирентген в час.

 

Ту-95В, несмотря на то, что он находился в 39 километрах от эпицентра, ударной волной сбросило в пике. И пилот смог восстановить управление самолетом, лишь потеряв 800 метров высоты. Бомбардировщик полностью, включая винты, был покрашен белой светоотражающей краской. Но при его осмотре было обнаружено, что фрагментарно краска выгорела. А некоторые элементы конструкции даже оплавились и деформировались.

 

В заключение необходимо отметить, что в корпус АН602 могла поместиться и 100-мегатонная начинка.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Алесь    0

102941.jpg

3 ноября 2014 года 14:53 | Владимир Тучков Текст Фото Видео УР-200: ракета, попавшая в опалу Как создавалась МБР неограниченной дальности действия

 

 

4 ноября 1963 года состоялся первый пуск многофункциональной межконтинентальной баллистической ракеты УР-200. После этого последовали еще 8 пусков этой уникальной МБР. На Байконур, чтобы увидеть «ракету будущего», регулярно приезжали Громыко, Брежнев и Хрущев. Но работы по совершенствованию УР-200 были прекращены немедленно после снятия Хрущева.

 

 

Мощный замах

 

У советского руководства с ракетой УР-200 были связаны грандиозные надежды на создание «абсолютного ядерного оружия». Одна из ее модификаций называлась «глобальной ракетой». Реализовать проект было поручено конструктору, которому больше других доверял Никита Сергеевич Хрущев, - Виктору Николаевичу Челомею, возглавлявшему ОКБ-52.

 

Официальный старт разработке был дан 16 марта 1961 года постановлением Совета министров СССР №258-110. В ТЗ задавались области применения ракеты, которая должна была быть изготовлена в следующих модификациях:

 

- УР-200 – двухступенчатая ракета-носитель и межконтинентальная баллистическая ракета с дальностью 14 тыс. км;

 

- УР-200А – трехступенчатая глобальная орбитальная ракета;

 

- УР-200Б – универсальная ракета с повышенной энергетикой;

 

- УР-200В – вариант УР-200 для размещения в шахтной пусковой установке (ШПУ);

 

- УР-200УВ – вариант УР-200 для размещения в ШПУ повышенной защищенности.

 

Глобальная ракета должна была выводить на низкую орбиту - до 150 км, головную часть с ядерным боезарядом. После нескольких витков за счет торможения головной блок направлялся на цель. Причем он должен был обладать способностью маневрировать в нижних слоях атмосферы по курсу и тангажу для противодействия ПРО противника.

 

Обычная ракета УР-200 также была не столь проста. Ее разработка была привязана к созданию на ОКБ-52 противоспуткиковой системы.

 

Она представляла собой выводимый на орбиту спутник-перехватчик, который при приближении к объекту самоподрывался и уничтожал объект осколками.

 

Также ракетами УР-200 предполагалось выведение на орбиту глобальной сети спутников, осуществлявших морскую разведку и целеуказание.

 

Уже в мае 1962 года был готов эскизный проект.

 

 

Тяжело в разработке – легко на испытаниях

 

 

102941-1.jpgНа снимке: генеральный конструктор космической техники Владимир Челомей (слева) беседует с авиаконструктором Генрихом Новожиловым (в центре) и генеральным авиаконструктором Александром Яковлевым (справа), 1978 год / Фото: Юрий Иванов/РИА Новости

 

 

Разработку УР-200 Челомей проводил с такой степенью скрупулезностью, которой в космической отрасли прежде не существовало. Так, например, будучи крупнейшим специалистом в области колебаний, главный конструктор особое внимание уделил динамическим испытаниям ракеты. Впервые в Советском Союзе был построен стенд для проведения частотных испытаний 1 и 2 ступени с заполненными баками. В результате было исследовано влияние продольных колебаний, возникающих в результате воздействия больших масс топлива, на поперечную устойчивость корпуса и его прочность. По результатам этих испытаний были внесены необходимые конструктивные корректировки. Помимо этого, были проведены частотные испытания отсеков и отдельных конструктивных элементов ракеты в динамической лаборатории филиала № 1 ОКБ.

 

В результате ракета даже на ранних запусках оказалась надежной и малоаварийной.

 

В августе 1962 года рабочая документация была передана на Машиностроительный завод им. М.В.Хруничева. Параллельно с изготовлением опытных образцов УР-200 на площадке №90 Байконура начали подготавливать для испытательных пусков две пусковые установки - №19 и №20. Первый пуск состоялся 4 ноября 1963 года. Он оказался неудачным. А 3-й и 6-й последующих прошли в штатном режиме и продемонстрировали соответствие параметров ракеты требованиям ТЗ.

 

 

Как она устроена

 

Двигатели для УР-200 были разработаны в ОКБ-154, генеральным конструктором которого был тогда С.А.Косберг, пересадивший почти всю авиацию на реактивную тягу и сделавший необычайно много для космической отрасли.

 

В качестве топлива использовался несимметричный диметилгидразин, окислителя - азотный тетроксид.

 

Для первой и второй ступени было создано 3 двигателя с высокой степенью унификации – РД-0203, РД-0204, РД-0206. Впервые в мире эти двигатели на высококипящих компонентах топлива были выполнены по схеме с дожиганием окислительного газогенераторного газа.

 

Это позволило сразу более чем в 2 раза увеличить давление в камере (до 150 кгс/кв.см) по сравнению с двигателями открытых схем и исключить потери удельного импульса тяги на привод турбины турбонасосного агрегата.

Тяга ракеты у земли равнялась 4х51 тс, в безвоздушном пространстве – 4х58 тс. Время отработки двигателей равнялось 145 сек.

 

Ракета могла находиться в заправленном состоянии более года, что повышало ее боеготовность.

 

Система управления и наведения на цель УР-200 создавалась в НИИ-885 при непосредственном руководстве работами главного конструктора Н.А.Пилюгина. В ракете была использована автономная инерциальная система управления полетом. Также рассматривался вопрос о дополнении ее впоследствии возможностью радиокоррекции на активном участке полета.

УР-200 имела длину 36,4 метра и максимальный диаметр корпуса 3 метра. Вес в заправленном состоянии равнялся 138 тоннам.

 

Дальность – 14000 километров. Отклонение от цели составляло +/-4 км по дальности и +/-3 км по боковому отклонению. Масса головной части составляла 3900 кг.

 

 

Спор двух конструкторов

 

Несмотря на то, что испытания продемонстрировали высокую степень готовности ракеты, ее производство было прекращено 31 декабря 1964 года. А в начале 1965 года было принято решение о прекращении разработки. Комиссия, направившая рекомендации в Совет министров, мотивировала это тем, что УР-200 ненамного превосходит по своим параметрам стоящую на вооружении ракету Р-16. В то же время она несколько уступает находящейся в разработке ракете Р-36 ОКБ М.К. Янгеля. К тому же ставилась под сомнение возможность создания глобальной ракеты УР-200А.

 

При ближайшем рассмотрении причин такого резкого поворота становится понятно, что во многом он был продиктован политическими мотивами. В середине октября 1964 года Первого секретаря ЦК КПСС Н.С.Хрущева во время пребывания его в отпуске отстранили от дел и отправили «на пенсию». И, как это принято в многострадальном отечестве, начали энергично чистить на всех уровнях кадры. Челомей небезосновательно считался «любимчиком» Хрущева. Поэтому «антихрущевские санкции» частично распространились и на него.

 

Впрочем, хорошо хоть с работы не сняли.

 

Ракета Р-36, действительно, оказалась лучше, чем УР-200. Но лишь частично, по некоторым параметрам. Отклонение от цели у нее было меньше, вес головной части больше, но в дальности она уступала разработке Челомея. При этом Р-36 вышла на испытания сырой – из 10 первых пусков 7 оказались неудачными. И принята на вооружение в РВСН была лишь в конце 1967 года.

 

Что же касается проигрыша Янгелю в мощности ракеты, то совсем скоро Челомей с лихвой отыгрался. В 1967 году завершились испытания тяжелой ракеты УР-500, на базе которой до сих пор строятся и эксплуатируются ракеты семейства «Протон», способные доставлять на орбиту более 20 тонн полезной нагрузки.

 

И в заключение о глобальной ракете. Точно такой же проект, называвшийся «ГР-1», пытались реализовать, начиная с 1962 года, в ОКБ-1 С.П.Королева. Но и здесь он завершился безрезультатно – в 1964 году в связи с серьезными проблемами, возникшими при разработке двигателей, финансирование работ было прекращено.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Алесь    0

Пять самых смертоносных видов оружия в современной войне

 

Кайл Мизоками (Kyle Mizokami)

19/11/2014

Хотя все сегодня охают и ахают по поводу ядерного оружия, подводных лодок и самолетов-невидимок, современная война — это обычно действия пехоты на суше. А пехоте нужно стрелковое оружие.

 

За последние сто лет в характере современной войны произошли потрясающие изменения, поскольку острое соперничество между странами породило новые, гораздо более смертоносные системы вооружений. Самолеты, ракеты, танки, подводные лодки и прочие изобретения, которых в 1914 году практически не существовало, быстро заняли ключевые позиции в армиях всего мира.

 

Но есть одно изобретение, которое хотя и появилось на свет более пятисот лет назад, но все равно до сих пор занимает исключительно важное место на поле боя. Речь идет об оружии пехоты и о средствах огневой поддержки. Какими бы высокотехнологичными ни становились армии мира, после Второй мировой войны боевые действия все равно не обходятся без участия в той или иной форме пехоты.

 

В своей известной работе о Корейской войне This Kind of War (Такая война) историк Т. Р. Ференбах писал: «Можно вечно летать над землей, можно бомбить ее, разрушать, превращать в пепел и уничтожать все живое. Но если ты хочешь защитить и оборонить ее, сохранив для цивилизации, ты должен делать это на земле, бросая своих солдат в грязь, как это делали римские легионы». Имея это в виду, я представляю вашему вниманию пять самых смертоносных видов стрелкового оружия в мире.

 

АК-47

 

Бесспорным царем войны является автомат Калашникова АК-47. Этот исключительно надежный вид стрелкового оружия широко применяется на полях сражений в странах третьего мира. АК-47 стал иконой и одним из самых узнаваемых в мире символов — от Америки, где ему посвящают произведения рэп-музыки, до Зимбабве. Автоматами АК в настоящее время вооружены боевики «Исламского государства», исламские талибы, различные группировки в Ливии и обе стороны в украинском конфликте.

 

Как повествует история, АК-47 является детищем покойного Михаила Калашникова. Будучи призванным в Красную Армию, Калашников продемонстрировал талант изобретателя и конструктора стрелкового оружия, когда поправлялся от полученных на войне ран. К 1947 году он собрал опытный образец своего автомата. (Но есть некоторые косвенные свидетельства того, что АК-47 как минимум частично создал немецкий конструктор Хуго Шмайсер (Hugo Schmeisser), который в 1942 году сконструировал аналогичный автомат Stg44.)

 

АК-47 — первый в мире автомат стандартного образца, принятый на вооружение. В нем использовался новый патрон калибра 7,62 мм, который давал меньшую отдачу и был легче патронов, применявшихся в традиционных винтовках для пехоты. Патрон 7,62×39 мм кучнее ложился в цель при стрельбе очередями, а пехотинец благодаря его небольшому весу мог брать в бой больший боезапас.

 

АК-47 оказался долговечным, потому что это оружие самой простой конструкции. Научиться стрелять из него можно очень быстро, и в результате появляется возможность создавать крупные армии или ополчение, просто раздавая АК-47 населению. Он предельно прост в использовании и требует минимального ухода и обслуживания. Разобрать автомат можно в считанные секунды, и он может работать практически без смазки. Все это очень важно, когда солдаты или боевики зачастую неграмотны, плохо подготовлены или набраны по призыву.

 

Всего в мире изготовлено примерно сто миллионов АК-47 разных модификаций. Производство автомата было налажено в таких странах как Советский Союз, Китай, Северная Корея, Египет, Югославия и большинство членов Варшавского договора. Как отмечала газета Independent, один автомат Калашникова приходится на 70 жителей нашей планеты. Свои версии этого автомата создавали даже Израиль и Финляндия, никогда не бывшие союзниками или сателлитами СССР. Самой современной версией, используемой в российской армии, является АК-74М под более легкий патрон 5,45 мм.

 

Винтовки семейства М16

224331392.jpg

Современная винтовка М16 получила свое начало в 1956 году, когда изобретатель Юджин Стоунер (Eugene Stoner) испытывал в пехотной школе в Форт-Беннинге ее предшественницу AR-15. Эта винтовка будет принята на вооружение в США четырьмя годами позже, причем только в ВВС. Сухопутные войска начали получать ее в 1965 году, а морская пехота в 1966-м.

 

Первоначальный вариант AR-15 был надежным новаторским оружием. Но поскольку в последний момент состав пороха для винтовки был изменен, и появились неверные представления о ее чистке, во Вьетнаме она показала себя ненадежной. Проблема усугублялась тем, что у М16 для досылания патрона напрямую использовалась энергия пороховых газов, образующихся при сгорании пороха.

 

Самая последняя версия M16A4 весит 3,99 килограмма и имеет магазин на 30 патронов. Эффективная дальность стрельбы винтовки составляет 550 метров, а выдерживаемый длительное время темп огня — 12-15 выстрелов в минуту. Пуля SS109/M855 калибра 5,56 мм, в которой бронебойным характеристикам придается большее значение, чем убойной силе, постепенно снимается с вооружения в армиях НАТО, и ей на смену приходит боеприпас M855A1.

 

В 1967 году появилась модернизированная версия первоначального образца М16 — винтовка М16А1, а к 1986 году — М16А2. Винтовку М16А3 небольшими партиями выпускают для «морских котиков», а М16А4 поступила на вооружение морской пехоты. М4А1, состоящая сегодня на вооружении пехоты в сухопутных войсках США, точно такая же, как М16, но у нее укороченный ствол, и она оснащена укороченным телескопическим прикладом. Огонь из этого автомата ведется полностью автоматический.

 

М16 со временем стала надежным оружием. Имея модульную конструкцию и будучи легко приспособляемым оружием, она выступает в разных модификациях — от карабина до автомата для пехоты. Она существует в виде автоматического оружия для отделения и снайперского оружия. В последние годы широкое развитие получила ее гражданская версия, также имеющая название AR-15, и произошло это после отмены федерального запрета на автоматическое оружие. У автора статьи таких винтовок две.

 

Пулемет М240

 

Пулемет М240 — автоматическое оружие среднего калибра, находящееся на вооружении в сухопутных войсках и в корпусе морской пехоты США. Он также находится на вооружении в 68 странах мира, причем так долго, что как минимум одна из закупивших его в свое время стран — Родезия — уже прекратила свое существование.

 

М240 — американская версия пулемета FN-MAG, созданного в 1950-е годы бельгийской оружейной фирмой Fabrique Nationale. В MAG, как его тогда называли, были использованы особенности различных видов пехотного оружия как армий союзников, так и армий стран фашистской оси. Пулемет приобрел огромную популярность и был принят на вооружение во многих странах НАТО. За годы применения MAG успел пострелять повсюду, от ЮАР до Фолклендов и от Афганистана до Ирака.

 

М240 можно использовать для стрельбы по одиночным целям, таким как военнослужащие противника и легкие транспортные средства, а также для ведения огня на подавление. С более тяжелой пулей калибра 7,62 мм пулемет имеет предельную дальность действительного огня 1800 метров.

 

M240 весит 12,25 килограмма, имеет запасной ствол, треногу и прочие принадлежности и запчасти, общий вес которых может составлять до 21,3 килограмма. Режим огня пулемета, выдерживаемый длительное время без перегрева деталей, составляет 100 выстрелов в минуту. Его скорострельность составляет до 650 выстрелов в минуту, но в таком случае перегрев неизбежен.

 

Очевидно, что поскольку М240 состоит на вооружении в большом количестве стран, методы его использования очень разнообразные. Но применение пулемета в армии США является типичным для многих его покупателей. В американской армии его устанавливают на бронемашинах и выдают по два пулемета на пехотный взвод. В корпусе морской пехоты в роте имеется шесть пулеметов, что позволяет командиру очень гибко и широко их использовать.

 

Пулемет ПК

224331506.jpg

Легкий пулемет Калашникова ПК решил задачу Советской Армии по обеспечению высокой огневой мощи на уровне отделения. Подобно АК-47, ПК широко применяется во всем мире. Там, где есть АК, ПК всегда неподалеку.

 

ПК также изобрел Михаил Калашников. Он напоминает М240, но в действительности ПК того же класса, что и пехотная автоматическая винтовка M-27, находящаяся на вооружении в американской морской пехоте, или ручной пулемет Minimi/M-249, являющийся автоматическим оружием отделения.

 

ПК играет важную роль как автоматическое оружие отделения. Хотя большинство пехотинцев во всем мире используют оружие, способное вести полностью автоматический огонь или огонь очередями, хорошо подготовленный солдат редко ведет огонь длинными очередями, поскольку из автомата он получается неточным, а в магазине быстро заканчиваются боеприпасы.

 

Но пулемет Калашникова выступает как автоматическое оружие отделения. У ПК более тяжелый ствол и рама, способные выдерживать отдачу и нагревание при длительном ведении огня. Говорят, что при установке на треноге он обладает отличной точностью до 800 метров.

 

Чтобы упростить подготовку солдат и решить проблемы обеспечения, между АК и ПК есть много общего. У пулемета Калашникова такой же прицел, как у АК-47, что упрощает обучение стрельбе. У них также одинаковые боеприпасы. Если у пулеметчика заканчиваются патроны, его могут выручить автоматчики, хотя патроны придется вставлять в ленту.

 

ПК может вести огонь по воздушным целям, когда его устанавливают на сошках или на треноге, хотя на практике с его помощью можно сбивать только низколетящие вертолеты и, пожалуй, беспилотники.

 

Легкая автоматическая винтовка QBZ-95

 

QBZ-95, или автоматическая винтовка типа 95, находится на вооружении китайской армии. Призванная заменить китайскую копию АК-47, QBZ-95 отличается от всех остальных китайских винтовок. Ею оснащены все виды вооруженных сил НОАК и рода войск, а также китайская полиция.

 

QBZ-95 выполнена по компоновке «буллпап», в которой спусковой крючок вынесен вперед и расположен перед магазином и ударным механизмом. Это делает винтовку короче. В результате ствол у QBZ-95 на 9 сантиметров длиннее, чем у автомата М4, а вот общая длина меньше. У винтовки имеется рукоятка для переноски, хотя в случае крепления на нее прицелов и прочей оптики использовать рукоятку становится проблематично.

 

На основе QBZ-95 создана целая линейка пехотного оружия. У экипажей боевых машин и у спецназа имеется вариант с укороченным стволом. Для повышения огневой мощи отделения имеется версия с более длинным и тяжелым стволом. К сожалению, в утяжеленной версии нельзя использовать ленточную подачу патронов, а можно применять только магазины емкостью 30 патронов, что ограничивает возможности по повышению огневой мощи.

 

В винтовке используется уникальный боеприпас калибра 5,8 мм, разработанный в Китае и не используемый за пределами его границ. Для нас является загадкой то, чем обосновывается необходимость такого патрона. По всей видимости, у него нет никаких существенных преимуществ по сравнению с натовскими и российскими патронами, которые хорошо разработаны, проверены и имеют множество модификаций и предназначений. Одно возможное объяснение заключается в том, что в QBZ-95 невозможно использовать боеприпасы из зарубежных источников поставки.

 

Эта винтовка не получила широкого распространения за рубежом, однако благодаря статусу и размерам китайской армии она заслужила место в этом списке.

 

Кайл Мизоками живет в Сан-Франциско и пишет для The Diplomat, Foreign Policy, War is Boring и The Daily Beast. В 2009 году он стал соучредителем блога по вопросам обороны и безопасности Japan Security Watch.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Алесь    0

Бой в небе над Уралом

 

Олег Фаличев
Юрий Кнутов
Сегодня мало кто знает, что участь Хиросимы и Нагасаки после войны могла постичь любой из городов СССР, в том числе и Москву. В США был разработан план под названием «Дропшот», который предусматривал нанесение ядерных ударов по крупным промышленным центрам Советского Союза.

Между тем воздушное пространство нашей страны безнаказанно бороздили американские самолеты-разведчики. Увы, летали они на большой высоте, где их в ту пору не могли достать советские истребители-перехватчики. Неизвестно, как бы развивались события, не найди СССР достойного ответа атомному шантажу... В число принятых мер вошло и создание в кратчайшие сроки новейшего по тем временам зенитного ракетного оружия ПВО – ЗРК С-75, который 1 мая 1960 года пресек разведывательный полет Ф. Пауэрса. Реальные события, происходившие тогда в небе над Свердловской областью и на уральской земле, долгое время не подлежали ни малейшей огласке. А некоторые детали разыгравшейся драмы стали известны лишь совсем недавно.

Стрельба вдогон

 

В тот день американский самолет Lockheed U-2 рано утром вылетел с пакистанского аэродрома в районе Пешавара. Машину пилотировал старший лейтенант Френсис Гарри Пауэрс. В 5 часов 36 минут высотный разведчик пересек границу СССР в районе Кировабада (ныне город Пяндж, Таджикистан). Маршрут полета пролегал над советскими секретными объектами, расположенными от Памира до Кольского полуострова. Lockheed U-2 должен был вскрыть группировку противовоздушной обороны, а также сделать снимки предприятий атомной промышленности, расположенных в районе Челябинска.

 

Первоначально самолет-шпион пытались перехватить с помощью новейшего для того времени отечественного истребителя ПВО Су-9.

 

Капитану И. Ментюкову предписывалось перегнать самолет с заводского аэродрома в Новосибирске на аэродром в городе Барановичи, сделав промежуточную посадку на аэродроме Кольцово под Свердловском (ныне Екатеринбург). Задача не являлась боевой, и на Су-9 не было ракет «воздух-воздух» (пушки в то время на истребители-перехватчики не устанавливались). Полет планировался на средних высотах, поэтому пилот не имел гермошлема и высотного компенсирующего костюма.

 

Несмотря на это, летчик Ментюков получил приказ таранить самолет-шпион. Су-9 мог подняться лишь на 17–19 тысяч метров. Чтобы уничтожить нарушителя воздушного пространства, необходимо было разогнать истребитель и «впрыгнуть» на 20-километровую высоту.

 

Однако из-за ошибки в наведении Су-9 «вынырнул» впереди машины Пауэрса. Для новой попытки тарана требовалось сделать разворот, который из-за разреженного на 20-километровой высоте воздуха перехватчик совершить не мог. Кроме того, мешала большая скорость Су-9: она значительно превосходила скорость U-2. Да и топлива в самолете оставалось лишь для посадки, а не для захода на второй круг.

11-21.jpgФото: Леонид Якутин

В создавшейся обстановке командование Войск ПВО страны приняло решение уничтожить Lockheed U-2 с помощью зенитных ракетных комплексов С-75, развернутых под Свердловском. Но ситуацию осложняла нехватка времени, так как цель уже выходила из зоны поражения.

 

Приказ на открытие огня получил дивизион под командованием майора М. Воронова. Стрельба велась вдогон. Из трех ракет, на которые прошла команда «Пуск», с пусковых установок сошла лишь одна ЗУР. Согласно официальной версии установки встали на угол запрета (Lockheed U-2 оказался на одной линии с кабиной антенного поста и пусковыми установками), в результате чего ракета после старта могла повредить антенны СНР. По неофициальной версии, из-за волнения офицер наведения забыл снять блокировку кнопки «Пуск».

 

Старт только одной ракеты вместо трех (как требуют Правила стрельбы) спас американскому летчику жизнь. Ракета разрушила крыло, хвостовое оперение и двигатель самолета-разведчика, после чего он с 20-километровой высоты, кувыркаясь, стал падать. Пауэрс сумел покинуть машину, перевалившись через борт кабины.

Неразбериха в воздухе

 

После приземления американца задержали местные жители (поначалу, правда, принявшие его за советского космонавта). Он не воспользовался ампулой с ядом, как того требовала инструкция ЦРУ, а предпочел сдаться. Френсис Гарри Пауэрс был осужден за шпионаж, а затем обменен на советского разведчика Рудольфа Абеля (Вильяма Фишера), арестованного в Соединенных Штатах и приговоренного к 32 годам тюремного заключения.

 

Но история сбитого и оставшегося без пилота самолета Lockheed U-2 на этом не закончилась. Когда неуправляемая машина достигла высоты десять километров, она вошла в зону поражения другого ракетного дивизиона, которым командовал капитан Н. Шелудько. ЗРК С-75 не так давно был принят на вооружение, и расчеты не имели достаточного опыта, чтобы по индикаторам точно определить: поражена цель или нет.

 

Ракетчики решили, что на экранах наблюдается цель, поставившая пассивные помехи. Поэтому дивизион капитана Шелудько открыл огонь. Падающий самолет-шпион и обломки первой ракеты настигли еще три ЗУР. Таким образом всего было выпущено четыре ракеты (одна – вдогон дивизионом майора М. Воронова, а еще три – дивизионом капитана Н. Шелудько по обломкам).

11-22.jpg

Кроме того, из-за отсутствия взаимодействия с истребительной авиацией были обстреляны два самолета МиГ-19, которые вопреки команде «Ковер» (команда на немедленную посадку всех военных и гражданских самолетов) подняли на перехват американского разведчика.

 

Дежурная пара МиГ-19 взлетела с аэродрома Большое Савино (район Перми). На аэродроме Кольцово самолеты сели для дозаправки. Однако по личному указанию командующего истребительной авиацией Войск ПВО страны маршала авиации Е. Савицкого МиГ вновь поднялись в воздух. Военачальник очень хотел, чтобы нарушителя сбили именно его подчиненные, а не зенитно-ракетные войска.

 

Несмотря на то, что перехватчики МиГ-19 не могли подняться на 20 км над землей (их предельный потолок – 15 000 м), летчикам поставили боевую задачу: уничтожить американский самолет-разведчик. Для этого они так же, как и раньше Су-9, должны были на большой скорости опять-таки буквально «впрыгнуть» на высоту 17 км, успеть прицелиться и выпустить ракеты по Lockheed U-2.

 

В то время существовало правило: когда на самолете ведущего включался ответчик «свой-чужой», на машине ведомого его следовало выключить. Это делалось для того, чтобы не перегружать экран индикаторов наземных радаров лишней информацией. На максимальной высоте в разреженном воздухе пара МиГ не смогла удержаться в плотном строю – истребитель ведомого отстал.

 

В погоне за целью МиГ вошли в зону поражения дивизиона под командованием майора А. Шугаева. У ведущего капитана Айвазяна ответчик работал, и он был опознан как «свой». Самолет ведомого старшего лейтенанта С. Сафронова с выключенным ответчиком приняли за противника, обстреляли тремя ракетами и сбили. Старший лейтенант Сафронов погиб.

 

Таким образом, всего по Lockheed U-2 и двум МиГ было выпущено семь ракет. Еще одну (восьмую) ракету выпустил зенитный ракетный дивизион соседнего полка под командованием полковника Ф. Савинова. Произошло это после того, как капитан Ментюков на своем Су-9 по неосторожности залетел в зону пуска. К счастью, летчик успел быстро оценить обстановку и вышел за пределы дальней границы зоны поражения дивизиона.

 

По официальной версии, причина обстрела Су-9 состояла в несвоевременной смене кодов системы опознавания «свой-чужой». Высотный перехватчик находился на аэродроме Кольцово временно и до него не была доведена соответствующая команда. В связи с этим, после того как советский истребитель вновь поднялся в воздух, его ответчик на запрос РТВ не реагировал. Что касается ЗРК С-75, то на первых модификациях комплекса наземный радиозапросчик (НРЗ) не устанавливался.

Еще одна причина возникшей в небе над Уралом неразберихи объясняется так называемым ручным режимом управления воздушным боем. В тот период командный пункт (КП) 4-й отдельной армии ПВО не был оснащен автоматизированной системой управления «Воздух-1», которую лишь недавно приняли на вооружение. При работе же в «ручном режиме» время запаздывания прохождения информации о воздушной обстановке от радиолокационной роты до КП армии составляло 3–5 минут.

 

Первое исследовательское учение, на котором отрабатывались вопросы тесного взаимодействия трех родов войск противовоздушной обороны страны – ЗРВ, РТВ и ИА, было проведено лишь в августе 1959 года и по его результатам АСУ «Воздух-1» только-только начала поступать в приграничные округа.

 

Немалое значение имели и тактико-технические характеристики самолета Lockheed U-2 (год создания – 1956-й). Он был специально разработан для ведения разведки из стратосферы. Установленный на машине двигатель позволял ей продолжительное время лететь на высоте 20–24 км со скоростью 600–750 км/ч. Самолет имел очень низкую по тем временам отражающую поверхность, что затрудняло наблюдение за ним на индикаторах РЛС. Благодаря всему этому американцам начиная с 1956 года удавалось безнаказанно совершать шпионские полеты, в том числе в районах Москвы, Ленинграда, Киева, полигона Байконур, над другими особо важными городами и объектами СССР.

 

Для повышения живучести Lockheed U-2 был оснащен автоматической аппаратурой постановки активных помех «Рейнджер», которая функционировала в Х-диапазоне. Однако из-за ошибки американской разведки аппаратура «Рейнджер» имела отличный от ЗРК С-75 диапазон частот (6 и 10 сантиметров в Н-диапазоне) и поэтому не влияла на работу СНР и ракеты.

Награждения и выводы

 

 

Отличившиеся при уничтожении американского самолета-шпиона офицеры были отмечены орденом Красного Знамени. Среди них – командиры зенитных ракетных дивизионов М. Воронов и Н. Шелудько, а также летчик старший лейтенант С. Сафронов (посмертно). Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении старшего лейтенанта Сафронова не публиковался, вся информация о сбитом советском самолете на многие годы находилась под грифом «Секретно».

 

Конечно же, из всего случившегося военно-политическое руководство СССР сделало соответствующие выводы. Специалисты советской оборонной промышленности изучили обломки новейшего американского самолета, после чего наш ОПК совершил мощный рывок: были разработаны новые авиационные двигатели, началось производство ламп бегущей волны, появились высокотехнологичные материалы.

 

По итогам действий подразделений противовоздушной обороны по уничтожению Lockheed U-2 в соответствии с приказом главнокомандующего Войсками ПВО страны с 6 по 19 сентября 1960 года создается зенитный ракетный заслон из 55 дивизионов С-75 протяженностью 1340 км от Сталинграда до Орска и полигона Сары-Шаган. К началу 1962-го согласно решению военного совета Войск ПВО страны был сформирован второй зенитный ракетный рубеж от Красноводска до Аягуза протяженностью 2875 км. Кроме того, возникает рубеж Рига – Калининград – Каунас в составе 20 дивизионов С-75 и 25 дивизионов С-125, а также разворачивается 48 дивизионов на рубеже вдоль Черноморского побережья: Поти – Керчь – Евпатория – Одесса.

 

Таковы были требования и законы холодной войны. Напомним в связи с этим, что в 1962 году США обладали пятью тысячами ядерных боеприпасов, а СССР – 300. В Соединенных Штатах насчитывалось 229 межконтинентальных баллистических ракет, а в Советском Союзе – только 44 (из них на боевом дежурстве находилось лишь 20 МБР). Американские ВВС имели на вооружении 1,5 тысячи бомбардировщиков, способных доставлять ядерное оружие, а советские ВВС – не более 150 самолетов подобного типа.

 

Напряженную обстановку того времени лучше всего характеризуют ставшие крылатыми выражения первого секретаря ЦК КПСС Н. С. Хрущева: «Если вы будете «Ухать», то мы вам так ухнем!» (имеется в виду самолет-шпион U-2, от первой буквы которого и произошло «ухать»), а также фраза, сказанная им в Нью-Йорке на Генеральной Ассамблее ООН. Выступая там, Никита Сергеевич пригрозил: «Мы покажем вам кузькину мать!». Речь шла о 50-мегатонной водородной бомбе, которую наши разработчики неофициально называли «кузькина мать». Правда, говорят, переводчики так и не смогли тогда точно передать смысл этого загадочного выражения советского лидера.

 

Юрий Кнутов,

заведующий ФГУ «Музей Войск ПВО» Министерства обороны России

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Алесь    0
«Золотая рыбка», она же «Серебряный кит», она же «Папа»

 

«К-162 быстрее всех!» – говорили моряки о сверхскоростной атомной подводной лодке. Она чем-то похожа на фюзеляж воздушного лайнера – обтекаемая, с хорошо развитыми стабилизаторами, серебристая... Разве что сделана не из дюраля, а из титана. А вот подводная скорость у К-162 (первоначальный номер этой подводной лодки был К-222. – Прим. авт.) и в самом деле авиационная.

 

Контр-адмирал в отставке Николай Григорьевич Мормуль – один из тех моряков-инженеров, которые стояли у истоков отечественного атомного флота. Крупнейший практик в области корабельной ядерной энергетики, Мормуль принимал самое деятельное участие в испытаниях новейших подводных лодок, в том числе и головного ракетного подводного крейсера стратегического назначения, как член Правительственной комиссии. Бывший главный корабельный инженер Северного флота, затем начальник Технического управления КСФ Николай Мормуль выпустил ряд интереснейших книг по истории нашего атомного флота. Я не раз встречался с Николаем Григорьевичем и в Мурманске, и в Москве, и в Санкт-Петербурге. И, конечно же, речь не раз заходила об испытании самой скоростной в мире подводной лодки:

 

– К сожалению, от наших соотечественников скрывали не только подводные катастрофы, но и бесспорные победы в недрах океана. Ведь и о рекордном погружении на небывалую для подводных лодок глубину в 1000 метров страна узнала только после гибели уникальной подводной лодки К-278 (печально известного «Комсомольца»). Вот и об этом рекорде русские люди узнают только сейчас, когда рекордсмен скорости К-162 доживает свой век у последнего причала.

 

Но ведь это было! Впрочем, моряки об этой лодке хоть и понаслышке, но знают. Она известна им по кличке «Золотая рыбка».

 

Американцы называли ее «Серебряный кит», английский справочник Джейн присвоил необычной лодке необычное наименование – «Папа», по одной из букв морского международного семафора. Испытатели называли ее подводным самолетом.

 

С «Серебряным китом» все понятно – это за цвет титана. Но почему «Золотая рыбка»? Да потому, что создавалась и строилась ровно десять лет: с декабря 1959 по декабрь 1969-го. За это время титан, из которого был создан ее прочный корпус, воистину приблизился по себестоимости к цене золота. Надо еще учесть, что по ряду причин К-162 в серию не пошла и потому как головной опытовый корабль обошлась нашей промышленности и всем нам очень дорого.

 

Вспоминает один из первых членов экипажа рекордсменов, командир электротехнического дивизиона капитан 2-го ранга Константин Поляков:

 

– Наконец настал день, когда открылись ворота цеха и наш «заказ» вывели на слип. Это был большой праздник для экипажа, конструкторов, корабелов-строителей. Корабль, еще сухой, ни разу не «пробовавший вкуса» морской воды, возвышался громадой над заводским забором и был прекрасно виден в Северодвинске с улицы Первомайской. Тогда же нас посетил и главком ВМФ С. Г. Горшков.

11-01.jpgФото: ИТАР-ТАСС

Спускали подводную лодку на воду зимой. Лед, сковывавший заводскую гавань, пришлось разогревать паром, а потом разгонять буксирами.

 

Когда раздался крик: «Заказ коснулся воды!», из рук «крестной матери» – местной красавицы – полетела бутылка шампанского и носовой обтекатель корабля окрасился белой пеной. Но одной бутылкой дело не обошлось – слишком долго уж ждали мы этого момента. Наш минер Степняков разбил свою бутылку о крышки торпедных аппаратов, штурман Лаурайтис – о перо руля, я – в районе отсека электрогенераторов, другие тоже вспенивали шампанское в местах своих «заведований».

 

Уже при свете прожекторов буксиры прижали лодку к дебаркадеру. А потом пошли швартовые испытания, приемка всех видов снабжения, отработка курсовых задач…

 

«Первая титановая» вышла на ходовые испытания 13 декабря, завершились они через 13 суток. И сумма цифр номера проекта была тоже равна 13. Но все это нас не смущало. Главное, что лодка после испытаний была принята. Однако на этом дело не закончилось.

 

К-162 еще долгое время находилась в опытовой эксплуатации. Мы пересекали экватор и Гринвич, ходили подо льдами и в теплых водах. Не все было гладко: трещал металл, случались разрывы в третьем контуре и в системе гидравлики. Но люди были воистину прочнее титана. Выдержали все.

 

Можно сказать, что «Серебряный кит» послужил испытательным полигоном для создания корабля XXI века – сверхглубоководной торпедной атомарины К-278, более известной как «Комсомолец». И все же именно на нем была достигнута небывалая подводная скорость – 44,7 узла (80,4 км/ч). Так что эпитет «золотая» надо понимать и как «счастливая рыбка», сорвавшая нам легендарную «Голубую ленту».

 

Несколько слов о том, как возник этот весьма лестный для кораблей и их капитанов приз – «Голубая лента». В 1840 году малотоннажный пароход «Британия» открыл эру регулярного трансатлантического судоходства между Европой и Америкой. С той поры все судоводители стремились как можно быстрее пересечь Атлантику. «Голубая лента» сначала чисто символически, а затем в виде серебряного кубка вручалась капитану-победителю с неменьшими почестями, чем олимпийскому чемпиону. На протяжении без малого полутораста лет именно для Атлантики строились самые быстрые лайнеры и самые скоростные крейсеры, способные их перехватывать в случае боевых действий. Злосчастный «Титаник» погиб именно в погоне за престижнейшим титулом.

 

Разумеется, К-162 сооружалась вовсе не для того, чтобы бить рекорды на трассе морского марафона Европа – Америка. Но строилась она прежде всего для Атлантического океана как подводный рейдер, способный догнать самую быстроходную надводную цель, например авианосец, и столь же проворно оторваться потом от преследователей. И если Хрущеву не удалось догнать и перегнать Америку в мирном соревновании, то в скорости подводных крейсеров американские ВМС мы обогнали и довольно ощутимо.

 

Я не случайно упомянул Хрущева, так как именно при нем и за его подписью вышло постановление ЦК КПСС и Совета министров СССР «О создании скоростной подводной лодки, новых типов энергетических установок и научно-исследовательских, опытно-конструкторских работ для подводных лодок».

 

– К-162 была еще на стадии эскизного проектирования, – продолжает свой рассказ контр-адмирал Николай Мормуль, – а для нее уже создавалась принципиально новая отрасль металлургической промышленности: технология титановых сплавов, невиданная доселе в мире. Проектирование уникальной титановой лодки было поручено ленинградскому ЦКБ-16. Главным конструктором проекта 661 назначили академика Н. Н. Исанина. Ему помогали заместители, хорошо известные в кругу специалистов кораблестроители: Н. Ф. Шульженко, В. В. Борисов, П. И. Семенов, В. А. Положенцев, А. П. Антонович и Е. С. Корсуков.

 

От Главного управления кораблестроения ВМФ СССР за ходом работ наблюдали капитан 1-го ранга Ю. Г. Ильинский, а затем капитан 2-го ранга В. Н. Марков. Все это уже история.

 

За несколько дней до начала нового, 1970 года все испытания, предусмотренные программой, были закончены. Все, кроме стрельбы ракетами. Подводный старт не позволял осуществить лед, сковавший море. Однако все думали о другом: о скорости, какую скорость покажет наша «Золотая рыбка».

 

Пасмурным декабрьским днем мы, члены Госкомиссии, отдав честь кормовому флагу, вступили на борт К-162. Первым шел председатель комиссии контр-адмирал Ф. И. Маслов, за ним – его заместитель, он же командир бригады АПЛ контр-адмирал В. В. Горонцов и ваш покорный слуга. Нас встретили командир лодки капитан 1-го ранга Ю. Ф. Голубков, командир БЧ-5 капитан 2-го ранга В. Н. Самохин.

Все немного волновались. Шутка ли: на такое дело идем – установление мирового рекорда. Но причина волнений была не только в спортивном ажиотаже. Испытание, тем более под водой, дело всегда рисковое.

 

Никто не мог сказать, как поведет себя на глубине стометровый стальной снаряд весом 6 тысяч тонн, несущийся со скоростью без малого 90 километров в час. Тем более что глубина нашего полигона не превышала 200 метров. Наверху – лед, внизу – грунт. Малейшая ошибка в управлении горизонтальными рулями или отказ авторулевого – и через 21 секунду нос атомохода врезается либо в лед, либо в ил.

 

Погрузились. Выбрали, разумеется, среднюю глубину – 100 метров. Дали ход. По мере увеличения оборотов все ощутили, что лодка движется с ускорением. Это было очень непривычно. Ведь обычно движение под водой замечаешь разве что по показаниям лага. А тут, как в электричке, – всех назад повело. Дальше, как говорится, больше. Мы услышали шум обтекающей лодку воды. Он нарастал вместе со скоростью корабля, и когда мы перевалили за 35 узлов, в ушах уже стоял гул самолета.

 

Наконец вышли на рекордную – сорокадвухузловую скорость! Еще ни один обитаемый подводный снаряд не разверзал морскую толщу столь стремительно. В центральном посту стоял уже не «гул самолета», а грохот дизельного отсека. По нашим оценкам, уровень шума достигал 100 децибел.

 

Мы не сводили глаз с двух приборов – с лага и глубиномера. Автомат, слава богу, держал «златосрединную» стометровую глубину. Но вот подошли к первой поворотной точке. Авторулевой переложил вертикальный руль всего на три градуса, а палуба под ногами накренилась так, что мы чуть не посыпались на правый борт. Схватились кто за что, лишь бы удержаться на ногах. Это был не крен поворота, это был самый настоящий авиационный вираж, и если бы руль переложили чуть больше, К-162 могла бы сорваться в «подводный штопор» со всеми печальными последствиями такого маневра. Ведь в запасе у нас на все про все, напомню, оставалась двадцать одна секунда!

 

Наверное, только летчики могут представить всю опасность слепого полета на сверхмалой высоте. В случае крайней нужды на него отваживаются на считаные минуты. Мы же шли в таком режиме двенадцать часов! А ведь запас безопасности нашей глубины не превышал длины самой лодки.

 

Почему испытания проводились в столь экстремальных условиях? Ведь можно было найти и более глубоководный район, к тому же свободный ото льда. Но на это требовалось время. А начальство торопилось преподнести свой подарок ко дню рождения генсека ЦК КПСС Леонида Ильича Брежнева. И какой подарок – «Голубую ленту» Атлантики для подводных лодок! Впрочем, о том человеке, чей портрет висел в кают-компании нашей атомарины, мы думали тогда меньше всего.

 

Командир корабля капитан 1-го ранга Юрий Голубков любовался точной работой прибора рулевой автоматики. Пояснял председателю

Госкомиссии смысл пляшущих кривых на экране дисплея.

– Это все хорошо, – мудро заметил Маслов, – до первого отказа. Переходи-ка лучше на ручное управление. Так-то оно надежнее будет.

 

И боцман сел за манипуляторы рулей глубины. Удивительное дело: сорокадвухузловую скорость мы достигли, задействовав мощность реактора всего лишь на 80 процентов. По проекту нам обещалось 38.

 

Даже сами проектанты недоучли рациональность найденной конструкции корпуса. А она была довольно оригинальной: носовая часть лодки выполнена в форме «восьмерки», то есть первый отсек располагался над вторым, в то время как на всех прочих субмаринах принято классическое линейное расположение отсеков – «цугом», друг за другом. По бокам «восьмерки» – в «пустотах» между верхним окружьем и нижним – размещались десять контейнеров с противокорабельными ракетами «Аметист». Такая мощная лобовая часть создавала обводы, близкие к форме тела кита. А если к этому прибавить и хорошо развитое оперение из стабилизаторов и рулей, как у самолета, то станет ясно, что абсолютный рекорд скорости был достигнут не только за счет мощи турбин и особой конструкции восьмилопастных гребных винтов.

 

После двенадцатичасового хода на максимальных режимах всплыли, перевели дух. Поздравили экипаж с рекордным показателем, поблагодарили сдаточную команду, представителей науки, проектантов, ответственного строителя П. В. Гололобова. После чего послали шифровку в адрес Л. И. Брежнева за подписями председателя комиссии и комбрига: «Докладываем! «Голубая лента» скорости в руках у советских подводников».

 

Глубокой декабрьской ночью 1969 года, насыщенные небывалыми впечатлениями, мы вернулись в базу. Несмотря на поздний час, нас радостно встречало высокое начальство. Правда, вид у рекордсменки был скорее боевой, чем парадный. Потоки воды ободрали краску до голого титана. Во время циркуляции гидродинамическим сопротивлением вырвало массивную рубочную дверь, а также многие лючки легкого корпуса. Кое-где были вмятины. Но все это ничуть не омрачало радость победы. После доклада о результатах испытаний сели за банкетный стол и пировали до утра.

 

Спустя несколько дней мы обновили свой рекорд: на мерной мили при развитии полной – стопроцентной – мощности энергоустановками обоих бортов мы достигли подводной скорости в 44,7 узла (82,8 км/ч). Не знаю, вписан ли этот рекорд в Книгу рекордов Гиннесса, но в историю нашего подводного флота он занесен золотыми буквами.

ПЛАРК проекта 661 («Анчар») К-162

 

Проектирование атомной подводной лодки с крылатыми ракетами (ПЛАРК) проекта 661 осуществлялось под руководством главного конструктора Н. Н. Исанина, а затем – Н. Ф. Шульженко. Главным наблюдающим от ВМФ был Ю. Г. Ильинский, потом – В. Н. Марков. В создании опытной ПЛАРК К-162 участвовало свыше 400 организаций и предприятий. Основные тактико-технические элементы субмарины утверждены 9 апреля 1959 года. Технический проект разработан к концу 1961-го. ПЛАРК была заложена на Северном машиностроительном предприятии в Северодвинске 28 декабря 1963 года, закончена постройкой и принята в состав ВМФ 31 декабря 1969-го. Таким образом, от начала работ по созданию подводной лодки до их завершения прошло более 11 лет. Столь длительные сроки проектирования и строительства К-162 объясняются прежде всего новизной и сложностью ее оружия, вооружения, механизмов и новых корпусных материалов (титановых сплавов).

11-02.jpgУвеличить

 

Основные ТТХ ПЛАРК К-162: наибольшая длина – 106,9 м, наибольшая ширина по стабилизаторам – 16,7 м, нормальное водоизмещение – 5200 куб. м, скорость длительного полного подводного хода – 37–38 узлов, глубина погружения (предельная/рабочая) – 550/400 м, автономность – 70 суток, экипаж – 82 человека, вооружение – 10 ПУ ракет П-120 «Аметист» (размещены в носовой части подводной лодки побортно вне прочного корпуса наклонно к горизонту), 4 торпедных аппарата калибра 533 мм при общем количестве принимаемых торпед 12 (из них 8 запасных). Торпедные аппараты обеспечивали беспузырную стрельбу торпедами с глубин погружения подводной лодки до 200 м.

 

Подводная лодка К-162 – двухкорпусного типа. Поперечное сечение наружного корпуса имело круговую форму. Кормовая оконечность – раздвоенной формы в виде двух осесимметричных конических обтекателей валов. Энергетическая установка ПЛАРК К-162 состояла из двух автономных групп правого и левого бортов. Каждая группа включала атомную паропроизводящую установку, турбозубчатый агрегат и автономный турбогенератор. Мощность ГТЗА на полном переднем ходу – 2х40 000 л. с., номинальная тепловая мощность водоводяных реакторов – 2х177,4 МВт, паропроизводительность ППУ при номинальной мощности реактора – 2х250 т пара в час, мощность турбогенератора переменного трехфазного электрического тока – 2х3000 кВт. Для питания основных потребителей электрической энергии принят переменный трехфазный ток напряжением 380 В, частотой 50 Гц. В качестве аварийного источника электрической энергии установлена аккумуляторная батарея, состоящая из двух групп серебряно-цинковых аккумуляторов по 152 элемента в каждой группе.

 

ПЛАРК К-162 – уникальная по своим скоростным и маневренным качествам подводная лодка. Мощная атомная энергетическая установка в сочетании с рядом новых конструктивных решений в части архитектурных форм корпуса позволила получить высокие скоростные характеристики, превосходившие в то время аналогичные показатели отечественных и зарубежных подводных лодок. При мощности реактора 90–92% на государственных испытаниях полная скорость составила 42 узла (вместо 37–38 узлов по проекту), а в период опытной эксплуатации была зафиксирована скорость 44,7 узла.

 

Высокие пропульсивные качества (повышение пропульсивного коэффициента) на двухвальной движительной схеме К-162 были достигнуты впервые в практике подводного кораблестроения. Это удалось осуществить за счет оптимизации формы кормовой оконечности путем ее удлинения с малыми углами схода ватерлинии в диаметральной плоскости и применения удлиненных гребных валов с обтекателями, допускающими размещение гребных винтов оптимального диаметра для заданной частоты вращения. Подобная архитектурная форма корпуса получила название «раздвоенная корма».

 

По многим позициям опытная АПЛ К-162 явилась важным этапом в развитии отечественного подводного кораблестроения. Тем не менее от серийного строительства лодок этого проекта по нескольким причинам отказались. К-162 имела существенный тактический недостаток.

 

При массированном ракетном ударе по противнику для выпуска всего боекомплекта ракет требовалось произвести два раздельных залпа. Интервал между залпами составлял около трех минут, что резко снижало боевую эффективность ракетной атаки.

 

Кроме того, по уровню подводной шумности лодка не соответствовала и возросшим к тому времени требованиям скрытности. Основными источниками подводной шумности являлись ГТЗА, АТГ, маневровые устройства главных турбин, турбоциркуляционные насосы конденсаторов и другие механизмы. Турбулентный поток воды при обтекании корпуса К-162 создавал сильный гидродинамический шум, напоминавший гул турбореактивного самолета. К тому же ПЛАРК имела повышенные уровни акустических помех работе собственных гидроакустических комплексов. Ресурс работы ее основных механизмов уже не отвечал новым требованиям. Все это и обусловило отказ от серийного строительства подводных лодок проекта 661.

 

В 1978 году ПЛАРК К-162 переименовали в К-222. Она находилась в строю Северного флота до 1988 года, после чего была выведена в резерв, а в дальнейшем передана на утилизацию.

 

Николай Черкашин

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Алесь    0
Простейшее противотанковое оружие… Но эффективное
Огнеметно-зажигательное оружие относится к ведению химических войск. Однако один его тип в годы Великой Отечественной войны использовался только пехотинцами. Речь идет о зажигательных бутылках.

 

 

Дешевые и простые в изготовлении «стеклянные гранаты» впервые нашли массовое применение против танков в ходе гражданской войны в Испании. Бутылки заполняли смесью на основе бензина и затыкали пробкой, обмотанной паклей, которую поджигали перед броском в цель. Лучшим вариантом было попадание на решетку воздухозаборника моторного (моторно-трансмиссионного) отделения бронированной машины – тогда горящий бензин проникал в двигатель, что приводило к пожару внутри танка и детонации боекомплекта.

 

Летом 1939 года советские танкисты столкнулись с японскими «бутылочниками» на Халхин-Голе, а зимой 1939–1940 годов – с финскими на Карельском перешейке.

Огненный «коньяк»

 

Боевой устав пехоты РККА 1940 года уже предлагал создавать группы истребителей танков со связками гранат и зажигательными бутылками для борьбы с прорвавшимися танками в глубине обороны. Эта рекомендация очень пригодилась в самом начале Великой Отечественной. Маршал И. Х. Баграмян вспоминал о первых неделях войны на Юго-Западном фронте: «Не хватало артиллерии – встречали их (германские танки. – С. Ф.) связками гранат. К сожалению, и гранат не всегда было достаточно. Тогда вспомнили об опыте республиканцев Испании, стали собирать бутылки, наполнять их бензином… оружие простое, но в смелых и умелых руках довольно эффективное».

 

Приказ Ставки Верховного командования от 6 июля 1941 года потребовал: «…в целях активизации борьбы с танками противника немедленно создать в полках и батальонах роты и команды по истреблению танков противника. В эти команды выделить наиболее смелых, храбрых и инициативных людей. Команды вооружить противотанковыми гранатами, бутылками с горящей жидкостью, пакетами с взрывчатыми веществами и при наличии огневых точек – огнеметами легких танков». А 7 июля 1941 года Государственный Комитет Обороны принял постановление «О противотанковых зажигательных гранатах (бутылках)», гласившее:

 

«1. Обязать Наркомпищепром СССР (т. Зотова) организовать с 10 июля с. г. снаряжение литровых бутылок вязкой огнеметной смесью (по рецептуре НИИ-6 НКБ) в количестве 120 000 штук в сутки, для чего обязать:

 

а) Главнефтесбыт (т. Донченко) обеспечить подачу Наркомпищепрому СССР крекинг бензина и керосина по 50 тонн каждого в сутки с 10 июля с. г.;

 

б) Наркомрезинпром (т. Митрохина) обеспечить подачу Наркомпищепрому СССР резиновых колец (по чертежам НИИ-6 НКБ) по 240 000 шт. в стуки к 10 июля с. г.;

 

в) Наркомлес СССР (т. Салтыкова) обеспечить поставку Наркомпищепрому СССР запальных приспособлений по 120 000 комплектов (одна терка и два запала по чертежам НИИ-6 НКБ) в сутки с 10 июля с. г.».

10-11.jpg

 

Пивные и водочные бутылки емкостью 0,5–0,75 или 1 л снаряжались горючими смесями № 1 и № 3. Для их приготовления использовали автомобильный бензин, неавиационный керосин, лигроин, загущенные специальным порошком ОП-2 на основе нафтената алюминия, разработанным в 1939 году А. П. Ионовым в НИИ-6 (Наркомат боеприпасов).

 

Вязкие огнесмеси предназначались для струйных огнеметов, но пригодились и для зажигательных бутылок – при горении давали такое же большое пламя, как и незагущенное горючее, горели долго, устойчиво и хорошо прилипали к металлическим поверхностям. В этом они были подобны напалму, появившемуся в 1942 году в США.

 

Время горения смесей № 1 и № 3 (обычно имевших темно-бурый цвет) – 40–60 секунд, развиваемая температура – 700–800о С, при горении образовывался черный дым, после сгорания – твердая непрозрачная пленка.

 

Военинженер 3-го ранга К. Солдадзе, служивший в Отдельной мотострелковой дивизии особого назначения НКВД, разработал новую вязкую огнесмесь БГС (по начальным буквам компонентов смеси, получаемых из фракций нефти, – бензольная головка и сольвент), которой с 1941 года также снаряжались зажигательные бутылки.

 

Эффективность их применения зависела не только от содержимого, но и от типа запала.

 

Порой бутылку затыкали корковой пробкой, перед броском боец должен был заменить ее смоченной бензином тряпичной затычкой, а последнюю – поджечь. Операция занимала немало времени и делала «стеклянную гранату» менее эффективной и опасной. Запалом могли служить и две длинные спички, покрытые зажигательным составом по всей длине и закрепленные на бутылке резинкой. Боец воспламенял их перед броском теркой или обычным спичечным коробком.

 

С августа 1941 года применялся более надежный химический запал А. Т. Кучина, М. А. Щеглова и П. С. Солодовника: к бутылке резинкой крепилась ампула с серной кислотой, бертолетовой солью и сахарной пудрой – тут видно развитие идеи химического «запала Кибальчича», который устанавливали на своих бомбах еще народовольцы. Смесь воспламенялась, как только ампула разбивалась вместе с бутылкой, ее действие не зависело от погоды, наличия спичек и т. п. Дабы повысить надежность воспламенения при попадании в цель, к одной бутылке крепили по окружности четыре ампулы. В Туле Г. А. Коробов разработал простой воспламеняющий механизм на основе холостого винтовочного патрона и подпружиненного ударника с чекой: чека удерживалась веревкой, обмотанной вокруг бутылки, когда та разбивалась, ударник прокалывал капсюль патрона как раз во время разлития зажигательной жидкости. Химические и пиротехнические запалы повысили надежность срабатывания и безопасность обращения с зажигательными бутылками, однако готовить их по-прежнему приходилось в окопах непосредственно перед применением.

 

Наиболее эффективными оказались «стеклянные гранаты» с самовоспламеняющейся жидкостью КС – вершина «эволюции» зажигательных бутылок. Это был желто-зеленый или темно-бурый раствор с содержанием сероуглерода, белого фосфора и серы, имевший низкую температуру плавления (соответственно составу имел запах тухлых яиц). Время горения такой жидкости – 2–3 минуты, температура – 800–1000о С. Выделявшийся при горении обильный белый дым давал еще и ослепляющий эффект.

 

Аббревиатуру КС расшифровывали и как «Кошкинская смесь» (по фамилии изобретателя Н. В. Кошкина), и как «Качурин-Солодовник» (по фамилиям других разработчиков зажигательных смесей). Однако директор НИИ удобрений, инсектицидов и фунгицидов С. И. Вольфкович в своих воспоминаниях писал: «Огромное значение имела выполненная в первый период войны работа Кузьмина и Сергеева, предложивших самовоспламеняющийся фосфорно-серный состав (КС). Массовое производство бутылок с этим составом впервые было организовано на опытном заводе НИИУИФ Н. Н. Постниковым, К. И. Макарьиным, А. С. Соловьевым, Е. Е. Зуссером, Н. Д. Талановым… В результате глубокого физико-химического изучения свойств различных композиций состава сотрудники НИУИФ разработали мероприятия, устранившие опасность разрыва стеклянных и металлических сосудов с КС (работы В. В. Илларионова, Р. Е. Ремен и автора этих строк), за что были удостоены награды маршала артиллерии» (то есть начальника артиллерии РККА Н. Н. Воронова. – С. Ф.).

 

Смесь КС называли и «коньяком старым», и «коварной смесью», и «коктейлем смерти». Но наиболее известное ее прозвище – «коктейль Молотова», впоследствии распространившееся вообще на все типы зажигательных бутылок. Для предохранения самовоспламеняющейся жидкости от соприкосновения с воздухом до применения сверху наливали слой воды и керосина, пробку обычно промазывали и крепили изолентой или проволокой. На бутылку вместо обычной этикетки наклеивали простое руководство по применению (впрочем, из-за спешности приготовления попадались и бутылки с сохранившимися этикетками «Водка» или «Портвейн»). Тонкостенная ампула с жидкостью КС могла использоваться и в качестве запала для бутылки с бензином или лигроином.

Проверка на фронте

 

2 августа 1941 года нарком обороны И. В. Сталин утвердил Инструкцию по применению зажигательных бутылок. Согласно ей в полках и дивизиях начали формирование и подготовку групп истребителей танков с зажигательными бутылками. Дальность броска устанавливалась до 30 м, но реально она равнялась 15–20 м.

10-12.jpg

 

Первоначальное недоверие пехотинцев к «стекляшкам» вскоре сменилось удивлением: «Танки от бутылок горят!». Командир 1-й гвардейской стрелковой дивизии генерал-майор И. Н. Руссиянов вспоминал, как после первого же боя с применением «ручной стеклянной артиллерии» пленный германский ефрейтор-танкист говорил: «Если бы я знал, что у русских такое мощное зажигательное оружие, я бы повернул обратно». Когда мы ему показали это «мощное зажигательное оружие», он очень удивился».

Но «подрывать» танк одними лишь бутылками было весьма непросто. Из воспоминаний Д. Ф. Медведева, комиссара 2-го батальона 30-го полка 13-й Ростокинской дивизии народного ополчения, сражавшейся в сентябре 1941 года на Смоленском направлении:

 

«…Начали собирать бутылки с горючим, сформировали группу из 18 человек и меня послали с этими людьми подрывать танки. Пошли вправо, к реке, где был ров. Там должны были, по нашему предположению, переправляться танки. Мы их должны были там зажигать. Когда мы подползли к перекрестку, немцы заметили, открыли по нам бешеный огонь из танков… Мы все-таки залезли в противотанковую щель. На одном из наших людей пуля зацепила бутылку с горючим. Он загорелся. Пришлось срывать с него все и оставить совершенно голым. Там мы пробыли дотемна. Один боец подлез и бросил бутылку. Бутылка загорелась, но танк повернул на ветер, дал ход, и ветром огонь сдуло. Повредить танк не удалось».

 

Осенью 1941 года группы истребителей танков начали создаваться во всех стрелковых частях РККА. Каждая группа насчитывала 9–11 человек, имевших кроме стрелкового оружия 14–16 противотанковых гранат и 15–20 зажигательных бутылок. Последние применялись не только в обороне. Так, в Инструкции по организации наступления, объявленной по войскам 29-й армии 23 сентября 1941 года, говорилось: «В процессе атаки пехота атакует огневые точки противника, максимально используя ручные гранаты, бутылки с горючей смесью, после чего переходит в штыки».

 

Метание бутылок оказывалось успешным из окопов и щелей – особенно в корму танка или штурмового орудия после их прохождения над укрытием. Попадание бутылки в лобовую часть танка обычно лишь «ослепляло» экипаж. Броски вне укрытий или из неглубоких окопчиков приводили к большим потерям среди бойцов. Случайно разбившаяся в руках при неосторожном движении или от попадания пули бутылка сразу воспламенялась.

 

Лучшие результаты давало использование бутылок и гранат наряду с другими противотанковыми средствами. Уже осенью 1941 года под Москвой группе истребителей танков старались придавать 1–2 расчета противотанковых ружей. Такие меры позволяли стрелковым подразделениям «в период танковой атаки не только отсекать вражескую пехоту, но и принимать деятельное участие в борьбе с самими танками». Практиковались «противотанковые узлы» – возле противотанковой пушки размещали бронебойщиков и стрелков с автоматическим оружием и зажигательными бутылками.

 

Директива командующего Западным фронтом генерала армии Г. К. Жукова от 19 октября 1941 года предписывала «поставить на тыловых рубежах и тыловых дорогах противотанковые отряды, состоящие из 1–2 орудий ПТО, взвода истребителей с гранатами и бутылками КС, взвода саперов с минами, роты стрелков». А через два дня военный совет фронта приказал сформировать «в каждом стрелковом полку по одному истребительному противотанковому отряду в составе одного среднего командира и 15 бойцов, в том числе отделение саперов... 150 противотанковых гранат, 75 бутылок КС, ППШ – 3, противотанковые мины, полуавтоматические винтовки... В каждой стрелковой дивизии – по два истребительных отряда... три армейских подвижных отряда». Тогда же начали появляться противотанковые опорные пункты на передовой и противотанковые районы в глубине обороны. В приказе всем командующим армиями, командирам дивизий и полков Западного фронта указывалось: «Истребители танков с противотанковыми гранатами, связками обычных гранат и бутылками с горючей жидкостью являются действенным средством ближнего боя против танков. Группы истребителей танков должны быть подготовлены в каждом опорном пункте».

 

В ходе Сталинградской битвы в каждой стрелковой роте создавали по 2–3 группы истребителей танков, обычно в составе 3–6 красноармейцев под командой сержанта, иногда с 1–2 расчетами ПТР. Каждый боец имел винтовку, карабин или пистолет-пулемет, две ручные противотанковые гранаты, 2–3 зажигательные бутылки. Опытные истребители на поражение одного танка расходовали в среднем 2–3 «стекляшки». Обычно в стрелковой дивизии поддерживался постоянный запас зажигательных бутылок (2000–2500 штук на дивизию, не менее 700 – на стрелковый полк).

 

Боевой устав пехоты 1942 года требовал от каждого бойца «уметь поражать танки. Если танки наступают без пехоты, необходимо поражать их противотанковыми гранатами, бутылками с горючей смесью, вести огонь по смотровым щелям, подбрасывать связки гранат и противотанковые мины под гусеницы, огнем уничтожать танкистов... Если танки наступают с пехотой, борьбу с танками должны вести только специально назначенные бойцы, а все остальные обязаны поражать огнем и гранатами пехоту». Истребители танков применяли такой прием – бросок противотанковой гранаты или связки гранат в ходовую часть танка, а после его остановки – бросок бутылки на корму. Таким образом, например, 18 июля 1943 года у села Новая Жизнь ефрейтор 3-й пулеметной роты 290-го стрелкового полка П. Ф. Храмцов поджег два танка противника, а 4 июня 1944-го рядовой 2-го полка 50-й стрелковой дивизии Р. С. Смищук в бою у горы Роглуй под Яссами уничтожил 6 танков.

 

Сочетание ручных противотанковых гранат и зажигательных бутылок сохранялось до конца войны. Так, 17–25 февраля 1945 года при отражении частями 7-й гвардейской армии контрудара противника бойцы-истребители уничтожили с помощью зажигательных бутылок на плацдарме на западном берегу реки Грон (Чехословакия) 40 танков, 6 бронетранспортеров, 3 штурмовых орудия. В Будапеште только за день боев 10 января 1945 года штурмовые группы и истребители танков 155-й стрелковой дивизии израсходовали 57 зажигательных бутылок.

 

«Боевой счет» бутылок впечатляет: по официальным данным, в период Великой Отечественной с их помощью советские бойцы уничтожили 2429 танков, САУ и бронемашин, 1189 дотов и дзотов, 2547 других укрепсооружений, 738 автомашин и 65 военных складов.

Качалки и мортирки

 

Зажигательные бутылки использовали и для поражения транспортных машин, дотов, дзотов, складов, самолетов на аэродромах, живой силы, зданий, устройств огневых и комбинированных заграждений. Уже в оборонительных боях под Москвой и Ленинградом появились огневые валы и поля. В бутылочных полях зажигательные бутылки располагали в шахматном порядке, иногда – в сочетании с противотанковыми минами. Расчет делался на то, что танк или бронемашина раздавит бутылку, горящая жидкость растечется по ходовой части, вынудив экипаж остановиться или развернуться, чтобы сбить огонь, и наехать при этом на мину.

 

Приказ по войскам Западного фронта от 8 декабря 1941 года содержит такие примеры: «Введенный 3.12.41 в действие огневой вал на фронте 5-й армии горел в течение 4 часов, высота пламени достигала 2–3 метров, а местами 4–5 метров. Танки противника вынуждены были изменить боевой курс и двигаться вдоль фронта обороны, подставив под огонь ПТО наиболее уязвимую (боковую) часть, в результате чего артиллерией и противотанковыми ружьями, бутылками и огнеметами перед валом было уничтожено до 20 танков противника. Заграждения, устроенные из бутылок с горючей жидкостью, задержали движение танков противника, а часть из них на этих полях загорелась. Всего бутылочных полей на фронте 5-й армии было устроено 15 с общим расходом бутылок до 70 000 штук».

 

В середине войны распространилась практика создания «огнеминных фугасов» – вокруг противотанковой мины по радиусу укладывалось около 20 бутылок КС. Подрыв мины сопровождался образованием огненного столба, поражавшего танк. Еще одним примером изобретательности наших соотечественников стали «танковые качалки»: к раме из металлических труб крепили изогнутые дуги и зарывали конструкцию так, чтобы при наезде танка качалка опрокидывалась и забрасывала бутылки КС на танк. Не случайно в сентябре 1942 года в полосе обороны 37-й армии на западном берегу Терека и южном берегу Баксана кроме 26 250 противотанковых мин, 250 противотанковых огнефугасов установили 300 «танковых качалок».

 

На протяжении всех четырех военных лет разрабатывались различные способы увеличения дальности броска зажигательной бутылки.

 

Уже в начале войны красноармейцы получили винтовочную мортирку для выстреливания бутылок, создателем которой считается В. А. Цукерман (впоследствии известный физик, Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и Государственной премий). Мортирка крепилась на ствол байонентным соединением. Вложенная в нее бутылка КС через деревянный пыж опиралась на перфорированную мембрану, выстрел производился холостым (метательным) патроном. Стрельба велась с упором приклада в грунт. Дальность прицельной стрельбы бутылкой указывалась в 80 м, максимальная – 180 м.

 

Под Москвой стрелковое отделение должно было иметь две такие мортирки, стрелковый взвод – 6–8. Применялись они и под Ленинградом. Бутылки для них подбирались с более толстым и прочным стеклом и все равно часто бились, точность стрельбы оказалась низкой, вот почему мортирки не пользовались популярностью. Вместе с тем на фронтах они применялись для метания термитных шашек замедленного действия или дымовых шашек – при обстреле дотов или дзотов.

 

Бутылкометы были вынужденным импровизированным средством. Характерно, что в 1941 году на НИАБТ полигоне в Кубинке испытывались мортирки для метания зажигательных бутылок к малокалиберным винтовкам и охотничьим ружьям, которыми тогда вооружалось народное ополчение. Применялись и различные «механические» бутылкометы.

 

Зажигательные бутылки использовались не только РККА, но и другими армиями. Вооруженные силы США за годы войны израсходовали более 9 млн зажигательных гранат и бутылок. Свою эволюцию прошли зажигательные средства британской пехоты. Она также имела бутылки с бензином или более эффективной фосфоросодержащей смесью. О применении зажигательных бутылок вермахтом можно судить по инструкции по ведению уличных боев, данной командиром 1-й гвардейской танковой бригады генерал-майором М. Е. Катуковым 6 декабря 1941 года: «Противник… часто пропускает передовые части и потом ведет огонь с тыла по нашим войскам, сбрасывает бутылки с горючим на наши танки». В германских инструкциях упомянуты бутылки, наполняемые бензином, загущенным маслом и снабженные запалом в виде фитиля или спичек.

 

И все же общим для зажигательных бутылок осталось название «коктейль Молотова» – видно, сильное впечатление оставил о себе уникальный русский рецепт.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Алесь    0

Лицом к лицу с «Медведем»

В 1966 году летчик ВМС получил незабываемое впечатление от символа холодной войны — советского бомбардировщика Ту-95

 

Джон Ньюлин (John Newlin)
224384470.jpg

30/11/2014

В марте 1966 года я был офицером-оператором истребительной эскадрильи (VF-74) на борту авианосца Forrestal. После длительного похода в Средиземном море наш корабль взял курс на свою родную базу в Норфолке, штат Виргиния. Как только мы вышли из Гибралтарского пролива, было объявлено «наблюдение за медведем».

 

«Медведь» — натовское название советского самолета конструктора Туполева Ту-95. Это крупный стратегический бомбардировщик, иногда несущий на борту ракеты, но в основном используемый для радиоэлектронного наблюдения. На нем установлены четыре двигателя НК-12 конструктора Кузнецова с винтами противоположного вращения, из-за чего Ту-95 — необычайно шумный самолет. Кончики лопастей у этих винтов вращаются со сверхзвуковой скоростью, создавая дьявольский шум. «Медведь» был принят на вооружение в 1956 году, и ВВС России используют этот самолет по сей день.

 

«Наблюдение за медведем» требовало вылета двух «Фантомов» F-4 из состава эскадрильи VF-74, двух истребителей палубного базирования F-8 Crusader из состава эскадрильи морской пехоты VMF-451, самолета аэрофотосъемки F-8 из эскадрильи VFP-62 и самолета-заправщика А-3 из эскадрильи VAH-11. Все они в дневное время находились в готовности и стояли на летной палубе. «Фантомы» и «Крусейдеры» были прикреплены к катапультам, готовые взлететь в течение пяти минут после получения приказа. Другие экипажи несли дежурство в своих машинах на катапультах, меняя друг друга каждый час. Я каждый вечер должен был составлять и доводить до летчиков график дежурства по боевой тревоге на следующие сутки.

 

Как-то раз я сидел в помещении для дежурных экипажей и составлял график на следующий день, когда туда зашел старший офицер совершенно секретной боевой части резервной радиосвязи авианосца. Мы оба были лейтенантами-холостяками и подружились, колеся по барам и кафе испанской Барселоны. Он сказал мне, что завтра около полудня вблизи авианосца ожидается появление двух советских «Медведей». Они вылетят из российского Мурманска перед рассветом, совершат дозаправку над Фарерскими островами, а затем проследуют на юг, чтобы пролететь над авианосцем Forrestal. Я не мог упустить шанс увидеть Ту-95 собственными глазами, а поэтому записал себя и одного из лучших в эскадрилье операторов радиолокационного перехвата Ника Эстабрука (Nick Estabrook) на дежурство с 12 до часу дня.

 

На следующий день мы с Ником забрались в кабину F-4B незадолго до полудня. «Фантом» был вооружен двумя ракетами с тепловым самонаведением AIM-9 Sidewinder и двумя ракетами с радиолокационным наведением AIM-7 Sparrow. Время в кабине на палубе тянулось медленно. Я начал беспокоиться, что Ту-95 могут опоздать, или что сведения об их полете окажутся неточными.

 

Когда до окончания смены оставалось 10 минут, к самолету подошел наш командир. Начальник авиационной боевой части авианосца сказал по громкой связи на всю палубу: «У должности есть свои преимущества, Джон!» Командир посмотрел на меня и спросил: «Досрочно смениться не желаешь?» Как же! Наверное, ему не хватило наглости выгнать меня из кабины. Что-то назревало.

 

Я вежливо отказался, и следующие 60 секунд запомнил на всю жизнь. Командир не знал, как поступить. Он стоял на палубе, переминаясь с ноги на ногу. Когда по громкой связи прозвучала команда «Дежурная смена, на взлет», мы с Ником закрыли свои фонари, я завел оба двигателя, и мы взлетели. Пока, командир!

 

Правила были очень строгие. Мы должны были перехватить ведущий Ту-95 на расстоянии 100 миль от корабля. Ник включил РЛС, и мы немедленно засекли «Медведей». Засветки на экране у Ника были такие большие, что выглядели как бананы, сказал он мне. Он умело провел нас перехватывающим курсом, и мы вышли на правый борт ведущего Ту-95 в 98 милях от авианосца. Наша ведомая машина нацелилась на второго «Медведя», который шел в полутора милях от лидера. F-8 держались на удалении. А вот летчик самолета-заправщика А-3 решил посмотреть на бомбардировщик поближе.

 

У Ту-95 сзади под горизонтальными стабилизаторами есть кормовая установка с пушками и люками из плексигласа. Когда мы приблизились к нему и пошли параллельными курсами, я заметил в кабине члена экипажа с большим складным фотоаппаратом на треноге. Он начал жестикулировать — было понятно, что летчик хочет, чтобы мы расположили свой самолет в удобной точке для съемки. Я пошел ему навстречу, и когда наш F-4 занял оптимальное для съемки положение, этот член экипажа прилип к камере. Спустя несколько секунд он поднялся и радостно показал мне два больших пальца.

 

Пока русский летчик снимал наш самолет, Ник снимал его машину. Начальник разведки авианосца выдал ему современную 35-миллиметровую камеру, которая делала 72 снимка на обычной кассете на 36 кадров. Ник использовал все кадры до единого.

 

Ведущий самолет был известен как Ту-95К. За ним шел Ту-95РЦ, разведчик-целеуказатель, отличающийся двумя длинными обтекателями прямо перед хвостовой частью. Было понятно, что задача Ту-95РЦ состоит в анализе радио- и радиолокационных сигналов с авианосца и с его самолетов в небе.

 

После съемки я приблизился и пошел рядом с внешним двигателем самолета. Я этого не знал, но А-3 пристроился рядом по нашему правому борту. Это сняли на пленку, и я назвал фотографию «сэндвич». Ник был встревожен тем, что наша машина плотно зажата между двумя очень крупными и не очень маневренными самолетами. Меня это беспокоило меньше, поскольку мне приходилось следить за тем, чтобы держаться рядом с «Медведем», и я не видел, насколько близко к нам летит А-3. Всякий раз, когда я смотрю на сделанную в тот момент фотографию, у меня возникает вопрос: если бы я потерял управление и столкнулся с Ту-95, вызвало бы это третью мировую войну?

 

Шансов на такой инцидент на самом деле было очень мало. Я набрался немало опыта, летая крыло к крылу с другими самолетами. Я четко помню, как сильно дрожал фонарь кабины, когда я поравнялся с двигателями Ту-95.

 

Примерно в 20 милях от авианосца Ту-95 начали медленно снижаться со своей крейсерской высоты полета в 10 тысяч километров. Эта пара пролетела над авианосцем на высоте 500 метров, а затем начала медленно набирать высоту, уходя на север. Мы следовали за ведущим «Медведем», пока он снова не удалился от авианосца на 100 миль. Когда я просигнализировал второму пилоту, что мы уходим, он широко, по-русски улыбнулся и поднял вверх большой палец. В тот день в течение часа мы не были врагами в холодной войне, а были просто летчиками, которые наслаждались тем, на каких грозных самолетах летаем.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Алесь    0

«Черный дрозд»: слишком быстрый для любого советского истребителя

 

Кристиан Фрай (Von Christian Frey)
1316170669_lockheed-sr71-blackbird-war-g

19/12/2014

В декабре 1964-го года «Черный дрозд» SR-71 совершил свой первый полет. Изначально самолет должен был быть истребителем. Но превратился в несравненный самолет-разведчик, который «ускользал» от любого советского самолета.

 

Меньше чем за два часа из Лондона в Нью-Йорк — ни один самолет не совершит такой перелет. Кроме одного — самого быстрого самолета из всех, когда-либо стоявших на вооружении в США. Речь идет о стратегическом сверхзвуковом разведчике американских ВВС Lockheed SR-71 («Черный дрозд»). «Чудо-птица» Центрального разведывательного управления (ЦРУ) совершила свой первый вылет 22 декабря 1964 года. Ее рекорды скорости до сих пор не побиты.

 

Еще один не побитый рекорд стратегического разведчика: ни один из двухместных самолетов Blackbird ни разу не был обстрелян. Впрочем, со временем больше чем треть всех самолетов выходила из строя либо по причине несчастного случая, либо из-за технической ошибки.

 

Несмотря на это, самолеты Blackbird считаются самым успешным проектом в авиационной индустрии США. За тридцать два года службы всего было создано тридцать два самолета, из которых двенадцать вышли из строя. Часов налета насчитывается восемьдесят тысяч, из которых двадцать тысяч полетов были совершены на скорости, превышающей три числа Маха, то есть в три раза больше, чем скорость звука. Самолеты участвовали примерно в пяти тысячах разведывательных миссиях: делали фотоснимки и радарную аэросъемку.

 

Из Мюнхена в Гамбург за десять минут

 

Самолет SR-71 летал на таких высотах и с такой скоростью, что ни ракеты, ни любые другие советские истребители, такие как МиГ-25, не могли нанести ущерб самолету-разведчику. Максимально самолет достигал скорости 3,36 Маха. В отличие от своих советских конкурентов, SR-17 мог долгое время «выдерживать» максимальную скорость. Больше, чем три с половиной тысячи километров означает сто метров в секунду. Из Гамбурга в Мюнхен самолет бы долетел за десять минут.

 

Маловероятно, что SR-17 когда-нибудь пролетал по данному маршруту, потому что, в первую очередь, невероятно дорогой самолет-разведчик, находившийся на службе у ЦРУ, осуществлял разведывательные миссии над территорией Советского Союза. За исключением сотрудников ЦРУ в Лэнгли (штат Виргиния), никто не знает, сколько самолет собрал политически значимой информации. До 1998 года самолеты находились в боевом строю. 9 октября 1999 года самолет SR-71 совершил свой последний полет.

 

Изначально самолет должен был быть истребителем, но превратился в разведчика, который смог оторваться от любого другого самолета. Высокая скорость, максимальная эксплуатационная высота (около двадцати пяти километров) превратили самолет в недосягаемый летательный аппарат. И, конечно, сделали его недосягаемым для зенитных пушек, так как «Черный дрозд» был быстрее, чем любое зенитное орудие.

 

Слишком быстрый для советских истребителей

 

Но и ракеты ни разу не смогли попасть по самолету, даже несмотря на то, что были быстрее. Однако чтобы взять самолет «на мушку», истребителю было необходимо максимально приблизиться к SR-71 и в пределах ограниченного расстояния полета снаряда сократить дистанцию до нескольких метров. Советской противовоздушной обороне это ни разу не удалось.

 

При этом самолет был тяжел в управлении. Терри Паппас, один из восьмидесяти шести тщательно выбранных пилотов «чудо-птицы» рассказывает: «При скорости 3 Маха самолетом нужно владеть. Но это находится на пределе вашего контроля. Все время бьет адреналин. Он тоже своего рода причина, почему пилот уже после сорока пяти минут полета полностью выбивался из сил». Пока первый летчик потел, второй офицер-разведчик, сидевший сзади, фотографировал Советский Союз или Вьетнам.

 

Несмотря на то, что двенадцать самолетов вышли из строя, всего один человек погиб, потому что не только огромные двигатели были сделаны согласно последним технологиям, но и катапультное кресло задало новые масштабы. С самого начала пилоты были скептически настроены. Паппас считает, что дело было в величине «Черного дрозда»: «Когда человек впервые видит этот самолет, он задается вопросом, как конструкторы смогли его построить?» Широкий корпус, длинный «нос», огромные турбины — не удивительно, что Голливуд охотно использует данную редкую конструкцию в своих фильмах.

 

Внешняя обшивка самолета: четыреста градусов по Цельсию

 

К слову, при создании самолета использовались стелс-технологии, то есть еще до того, как вообще появилось само это понятие. Правда, SR-71 не всегда был недосягаем для радаров, но все же обнаружить его было очень сложно.

 

Самолет SR-71, как и его предшественник А-12, был сделан из титана. Материал легкий и стабильный — такой же используют для строительства самолетов, чья внешняя поверхность при трении о воздух нагревается до температуры выше четырехсот градусов по Цельсию. К сожалению, титан тяжело обрабатывать. Материал дорогой. И к тому же во времена холодной войны достать его было крайне сложно.

 

ЦРУ окольными путями приобретал его в стране, которая обладает самыми крупными запасами титана: ничего не подозревая, Советский Союз за приличную сумму в валюте продавал титан именно для тех самолетов, которые впоследствии так успешно вели слежку за его территорией.

 

 

*-*-*.................................................

Справка:

 

ТТХ SR-71

 

1316169557_2.jpg

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Алесь    0

Сурьезная была машина...

Когда она появлялась рядом с границами - все ПВО становились на уши...

 

Но залетать на территорию СССР - я ни разу не слышал - чтобы решались...

 

В СССР - как противодействие SR-71 - в 1970 на дежурство были поставлены

переватчики МИГ-25...которые мало в чем уступали SR-71 по скорости(2,83 М)...

но к тому же еще и были вооружены 4 ракетами Р-40(со скоростью 5 М)...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Алесь    0

Восьмиракетный залп из глубины

 

ИЗ ЗАПИСОК АДМИРАЛА-ПОДВОДНИКА

 

В преддверии наступающего 100-летия подводных сил России редакция продолжает публикации по наиболее значимым событиям нашего подплава (см. "ВПК" №49-2005, №6-2006). На этот раз вниманию читателей предлагается материал о первом в истории ВМФ и в мире восьмиракетном залпе баллистических ракет Р-27 (ракетный комплекс Д-5) с атомного ракетного подводного крейсера стратегического назначения проекта 667-А. Автор - командир корабля, проведший это уникальное испытание в декабре 1969 г.
Судьба моя сложилась так, что службу на подводном флоте я начал уже сформировавшимся морским офицером. Окончив в 1954 г. Высшее ВМУ имени М.В. Фрунзе (ныне Морской корпус Петра Великого), я был назначен минным офицером на базовый тральщик "Дмитрий Лысов" 94-й бригады траления БФ, несмотря на то что по медицинским показателям был признан годным для службы на подводных лодках и аттестован на должность командира торпедной группы ПЛ. И не моя вина в этом, но было указание сверху: "фрунзаков" (так называли выпускников нашего училища) на ПЛ не назначать, поскольку офицеры-подводники уже выпускались Балтийским высшим ВМУ. Так что на подводные корабли пути для меня были практически закрыты. На тральщике мне довелось участвовать в боевом тралении акваторий Балтийского моря. Минная обстановка на Балтике долгие годы после войны оставалась сложной и опасной для судоходства. Так, каждый год после вскрытия льдов и ледохода в акватории Финского залива появлялось до 5-10 плавающих мин, сорванных при ледоходе с якорей. Да и мы при контрольных тралениях миноопасных районов периодически вытравливали и якорные мины и ликвидировали оставшиеся донные. В 1959 г. я был переведен на СФ и назначен помощником командира сторожевого корабля "Леопард" (проект 50).

 

АТТЕСТАЦИЯ ПОМОГЛА ТОЛЬКО В 1961-м

 

В конце 1950-х - начале 1960-х гг. наш ВМФ переживал очередной, извините за выражение, погром, инициированный первым "перестройщиком" и "великим специалистом" по кукурузе Хрущевым, заявившим, что военный флот годится только для визитов и парадов, поэтому все крейсера надо "распилить" (это его выражение), а все задачи обороны страны решат "ракеты" (?!). Тогда и были утилизированы новейшие крейсера, значительная часть корабельного состава надводного флота пошла на консервацию, в том числе и мой СКР "Леопард". Должность помощника командира сторожевика, находящегося в консервации, сокращалась, поэтому кадровики СФ начали искать мне другую службу.

 

issue_125_11_01_01.jpg

Ракетный подводный крейсер стратегического назначения проекта 667-А.

Фото из книги ''Боевой путь ВМФ СССР''.

Хорошо помню, какое отвратительное было настроение, когда настойчиво и чуть ли не принудительно кадровики предлагали перейти в РВСН или Войска ПВО - оба эти виды ВС как раз начинали свою историю и интенсивно развертывались, в том числе и за счет кадров офицерского состава ВМФ. Категорически отказался от нескольких береговых должностей, в том числе и от должности "офицера генеральных проверок" РВСН. В конце концов (помогла моя лейтенантская аттестация) меня назначили в 1961 г. помощником командира дизельной ракетной подводной лодки К-118 проекта 629. Эта ПЛ была оснащена ракетным комплексом Д-2 с тремя пусковыми установками баллистических ракет (БР) Р-13. Скажу прямо, я был очень доволен таким назначением - кончились "скитания" по коридорам кадровых "присутствий", нудные уговоры и угрозы кадровиков, в том числе и "сухопутных":

 

Командовал моей К-118 капитан 2-го ранга Кирилл Курдин (отец известного в ВМФ председателя Санкт-Петербургского клуба моряков-подводников капитана 1-го ранга Игоря Курдина). Лодка находилась в составе 140-й отдельной бригады ПЛ СФ, дислоцирующейся в губе Оленьей. Это было первое в нашем ВМФ соединение ракетных лодок с БР. Надо сказать, что с конца 1950-х гг., несмотря на хрущевский погром надводного флота, шло довольно массовое строительство дизельных ПЛ и начиналось производство атомных.

 

В то время на флоте было немного офицеров плавсостава, хорошо знавших, как и почему баллистическая ракета "летает" и попадает в назначенную цель. И я не был исключением. Спустившись в первый раз через рубочный люк в свою ПЛ и пройдя по отсекам, я убедился, что не так все просто, как я представлял. В курсантскую пору мне довелось быть на практике на двух легендарных ПЛ - "малютке" М-171, которой в войну командовал Герой Советского Союза В. Стариков, и подводном минном заградителе "Лембит". Эти ПЛ прошли суровую школу Великой Отечественной войны. Конечно, устройство тех подводных кораблей и правила службы на них были проще, чем на ракетной ПЛ, оснащенной ракетно-ядерным оружием и навигационным комплексом с астронавигационной системой. Пришлось изучать оружие, технические средства и устройство корабля. Методика была проста - на месяц запретил себе "сход на берег", в вечернее время ходил с вахтой на ПЛ. Приходилось проводить там и ночи. Вникал в отработку вахтой борьбы за живучесть корабля, изучал методом опроса заведование каждого матроса и старшины, находящегося на вахте. А в дневное время исполнял свои непосредственные обязанности помощника командира, от которых меня никто не освобождал. Служба шла своим чередом. В начале 1962 г. в соответствии с указанием главнокомандующего ВМФ был направлен на курсы для командиров ПЛ, старших помощников и помощников по изучению ракетного оружия наших лодок и способов его применения. В конце года уже сдал зачеты и был допущен к самостоятельному управлению ПЛ, а в мае 1963-го назначен старшим помощником командира такого же проекта 629 К-110.

 

КОМАНДИР СТРАТЕГИЧЕСКОГО КРЕЙСЕРА

 

Первые РК наших ракетных ПЛ были, конечно же, еще не совершенными, поэтому подготовка корабля к стрельбе БР была тогда довольно примитивной. Так, например, система управления ракетным комплексом (РК) и ее приборный состав требовали длительного разогрева (до 10 часов) и не обеспечивали необходимой точности выработки исходных данных для стрельбы. Поэтому расчеты пеленга и так называемой "дальности геодезической" до объекта поражения (цели) делали, как говорят на флоте, "врукопашную": высчитывали по мореходным таблицам группой из трех человек, которую возглавлял старший помощник. Полученные данные усреднялись и вводились в систему управления РК. Старт ракет производился только из надводного положения, что лишало подводный корабль одного из важнейших его оперативно-тактических качеств - скрытности. Да и дальность стрельбы БР не превышала 500 километров. Привожу эти данные не с целью дискредитации ракетно-ядерного компонента нашего подводного флота того времени, а чтобы показать, каким он стал всего лишь через шесть лет, когда мне, командиру новейшего атомного ракетоносца, доверили выполнить из подводного положения восьмиракетный залп БР с дальностью стрельбы уже до 2500 км.

 

После окончания в 1965 г. Высших офицерских классов ВМФ я был назначен старшим помощником командира на первую отечественную атомную ракетную лодку К-19 (проект 658), которая после случившейся в 1961 г. первой на флоте крупной радиационной аварии ядерного реактора была прозвана "Хиросимой". Командовал К-19 тогда капитан 2-го ранга Эрик Ковалев, молодой, но талантливый командир, который в моей морской судьбе, а именно в командирском становлении, сыграл немаловажную роль (в приближении 100-летнего юбилея подводных сил России считаю обязательным вспомнить о нем). В подтверждение этому можно привести хотя бы такой случай. В конце 1966 г. выходим на ракетную стрельбу. Корабль подготовлен к выходу, командир запрашивает "добро" на выход в море у оперативного дежурного эскадры. Получает команду: "Ждать прибытия на борт командующего СФ адмирала Лобова". Ждем. На ПЛ порядок, все отработано, оружие и технические средства исправны. Прибывает С.М. Лобов - командующий флотом, дает "добро" на выход. И вот в этот момент командир запрашивает разрешение у командующего, чтобы на выходе из базы командовал ПЛ старший помощник. Лобов разрешает, и я вступаю в командование кораблем. Выхожу из базы, затем из Кольского залива. В точке погружения в командование кораблем вступает Ковалев.

 

После стрельбы возвращаемся в базу. Командир опять запрашивает разрешение у командующего СФ передать командование ПЛ старшему помощнику, получает разрешение, и я выполняю маневрирование по входу в базу и швартовке к причалу. Получаю незначительное замечание командующего и его оценку: старпом подготовлен хорошо. Доверить своему старшему помощнику управление ПЛ в присутствии высокого начальства - красноречивый показатель отношения командира ПЛ Эрика Ковалева к кадрам. И такие взаимоотношения на всех уровнях в иерархии "командир - подчиненный" на флоте очень ценятся. В мае 1967 г. я был назначен командиром К-19. По итогам боевой подготовки 1967 г. моя лодка К-19 заняла первое место в ВМФ по ракетной подготовке и получила соответствующий приз главкома ВМФ.

 

Далее последовали очередные изменения в моей службе: в октябре 1969 г. был назначен командиром (в первом экипаже) второй в серии новейших атомных ракетных подводных крейсеров стратегического назначения проекта 667-А лодки К-140 (РК Д-5, БР типа Р-27). Здесь следует пояснить, что в это время на подводных ракетоносцах стратегического назначения для обеспечения наибольшего времени их патрулирования в районах боевого предназначения (максимума так называемого "коэффициента оперативного использования") была введена система парных экипажей: один экипаж на боевой службе, второй - на берегу (отпуск, подготовка к очередному циклу патрулирования). Далее смена экипажей и выход корабля на боевую службу со вторым экипажем.

 

Через некоторое время РПКСН К-140 принял второй экипаж и стал готовить его к переходу в Северодвинск на ремонт и модернизацию. Мой экипаж принял крейсер такого же типа К-32. Мне командованием эскадры были поставлены следующие задачи: подготовить корабль и экипаж к выходу на боевое патрулирование и к выполнению стрельбы восьмиракетным залпом.

 

"СТАРТ ПРОШЕЛ НОРМАЛЬНО"

 

На подготовку к боевой службе отводилось месяцев пять, а на подготовку и выполнение стрельбы - не более трех. Задача упрощалась тем, что первый экипаж К-140 был хорошо подготовлен, и в этом нужно отдать должное первому его командиру капитану 1-го ранга (ныне вице-адмиралу) А.П. Матвееву. Хорошо знали свое дело штурман ПЛ капитан 3-го ранга И.Ф. Величко, с которым я служил еще на дизельных ПЛ, младший штурман капитан-лейтенант В.С. Топчило, командир ракетной боевой части (БЧ-2) капитан 2-го ранга В.М. Сомкин (ныне покойный). Подготовка шла под строгим контролем командования и офицеров штаба дивизии и эскадры. Особо хотелось в этой связи отметить помощь флагманского штурмана эскадры капитана 2-го ранга В.В. Владимирова, флагманского специалиста ракетного оружия капитана 2-го ранга Ю.И. Титова, руководителей электромеханической службы капитанов 1-го ранга М.А. Суетенко (ныне покойный) и Э.Ф. Зенкевича. Мне же приходилось, как говорится, дни и ночи проводить на корабле в хлопотах и организации подготовки лодки и экипажа.

 

Поясню, почему была поставлена задача стрелять именно 8 БР, а не 12 или 16. Дело в том, что, как говорится, "не было бы счастья, да несчастье помогло": во время несения боевой службы другим экипажем - РПКСН К-32 - восемь ракет боекомплекта оказались "разампулизированы", по этой причине срок их гарантированной службы был значительно снижен, и они по всем ракетным канонам подлежали отстрелу в трехмесячный срок. Поэтому командованием ВМФ и было принято решение использовать эти ракеты для проверки боевых возможностей ракетоносца проекта 667-А в основном боевом режиме использования РК Д-5 при залповой стрельбе половинным боекомплектом ракет (ранее таких стрельб никогда не проводилось).

 

Стрельба была запланирована на середину декабря 1969 г. Примерно за месяц стали прибывать на эскадру представители науки и промышленности, желающие принять участие в этом уникальном испытании. Причем горевших желанием выйти в море на стрельбу набралось не менее 100 человек. Что делать? Столько пассажиров на борт я взять не мог. По подводным правилам и инструкциям разрешалось превышение экипажа ПЛ не более чем на 10%, т. е. на 13-14 человек. Ни я, ни командование дивизии и эскадры не могли решить, кого персонально брать. Все заслуженные люди, ученые, руководители предприятий и пр. На одном из совещаний я предложил провести медицинское освидетельствование всех жаждущих попасть на стрельбу, а с признанными годными провести тренировки по легководолазной подготовке (использование водолазного снаряжения подводника, выход из торпедного аппарата и пр.). Ведь всякое может случиться, убеждал я, при аварийной ситуации на ПЛ. Показательно, что все "претенденты" на поход согласились и на такие "испытания", хотя многие из них были далеко не молоды, да и здоровье у большинства было далеко не "геркулесовское". Но всем уж очень хотелось присутствовать, поскольку таких стрельб в истории ВМФ и его ракетного оружия стратегического назначения, да и у наших нынешних "друзей"-американцев еще никогда, повторяю, не проводилось. В результате на выход в море были утверждены 16 человек, в число которых был включен и генеральный конструктор РК академик В.П. Макеев - "отец родной" всех морских РК стратегического назначения.

 

Вышли на стрельбу 18 декабря (кстати, в мой день рождения). Погода хорошая: ветер в пределах 5-6 метров в секунду, море 2-3 балла (редкость для Баренцева моря), видимость полная, облачность не более 3 баллов, полярная ночь. Старший на борту - командир 31-й дивизии атомных ракетных подводных лодок капитан 1-го ранга (ныне вице-адмирал, Герой Советского Союза) Л.А. Матушкин. Руководитель стрельбы (на надводном корабле) - командир 12-й эскадры ПЛ контр-адмирал (ныне вице-адмирал) Г.Л. Неволин. Надо сказать, что благодаря его настойчивости и профессионализму моряка-подводника была воспитана целая плеяда командиров РПКСН. При подготовке к стрельбе он лично занимался всеми возникающими проблемами и принимал решения и меры по их разрешению.

 

Стрельба должна выполняться с оборудованной позиции (в видимости береговой черты и навигационных знаков). Далее, чтобы читателям, не знакомым с нашей подводной службой, было понятно, как выполнялась такая стрельба, привожу подробно всю динамику ее подготовки и выполнения. Итак, ПЛ заняла исходную точку маневрирования и погрузилась на перископную глубину. На малом ходу начали проверку системы курсоуказания. Штурманы во главе с флагманским штурманом эскадры капитаном 2-го ранга В.В. Владимировым определили поправку пеленга стрельбы. От точности работы штурманов по определению поправки пеленга зависит отклонение ракеты от истинного направления на объект поражения (цель). Закончили работу на первом тренировочном галсе. Возвращаемся в исходную точку и ложимся на боевой курс, приводим систему курсоуказания в норму для выполнения стрельбы. Запрашиваем у руководителя разрешение на стрельбу. Ждем. Получаем "добро на работу", держим звукоподводную связь с руководителем, погружаемся на стартовую глубину, дифферентуем лодку с дифферентом "ноль". Скорость - 3,5 узла. Все готово.

 

- Боевая тревога, ракетная атака!

 

Напряжение нарастает и, видимо, наибольшее - у меня:

 

- Начать предстартовую подготовку!

 

Идет предстартовая подготовка: кольцевые зазоры ракетных шахт заполняются водой, все ракеты готовы к старту, крышки ракетных шахт первой четверки ракет в готовности к открытию. Даю команду: "Открыть крышки шахт!". Крышки открыты. "Старт!". Пустили секундомер. Старт первой, затем с интервалом в 7 секунд стартуют вторая, третья и четвертая ракеты. Старт ощущается по толчкам в прочный корпус ПЛ. Даю команды: "Задраить крышки ракетных шахт первой "четверки"!". "Открыть крышки шахт второй "четверки"!". На эту операцию отводится полторы минуты. Операция выполнена, готов дать команду на старт второй "четверки" ракет, но лодка начинает проваливаться за коридор стартовой глубины. Что делать? Создающаяся ситуация чревата отменой старта ракет, так как выход за пределы, установленные инструкцией, глубин стартового коридора приводит к автоматической отмене старта и возвращению всего РК и технических средств в исходное положение. Понимаю, что возникает нештатная ситуация: инструкция по управлению ПЛ при пуске ракет гласит, что после старта первых четырех ракет лодка имеет тенденцию к всплытию и ее необходимо утяжелять, т.е. принимать балласт. Однако на практике - все наоборот. Даю команду откачивать воду из уравнительной цистерны, но понимаю, что инерционность лодки (все-таки водоизмещение около 10 тысяч тонн) большая и мы можем выйти за стартовую глубину. Приказываю увеличить скорость хода плавным добавлением до 20 оборотов каждой турбине. При этом учитываю, что стартовая скорость не должна превышать 4,25 узла. Проходят секунды. Крейсер держит стартовую глубину, сбрасываем по 10 оборотов... Командую: "Старт!". Стартуют последние четыре ракеты.

 

Командир БЧ-2 докладывает: "Старт прошел нормально, замечаний нет". Чувствую, как неимоверное нервное напряжение этих последних минут начинает спадать. Слегка повременив, объявляю по громкоговорящей связи экипажу: "Впервые в истории нашего ВМФ и в мире выполнен восьмиракетный залп баллистических ракет комплекса Д-5. Благодарю экипаж за службу!". В центральном посту и по отсекам корабля раздается "Ура!". Далее всплываем в надводное положение, ложимся на курс в базу. Получаем благодарность от руководителя стрельбы и сообщение, что боевое поле приняло все восемь ракет, отклонение от цели (центр группирования головных частей) первой и второй четверки ракет в пределах нормы.

 

Придя в базу, я узнал, что многие жители Гаджиева наблюдали результаты нашей работы. Время пуска - 8 часов 30 минут, когда офицерский состав и мичманы шли на службу из городка. Видимость была хорошая, и они видели, как ринулись по небосводу четыре светящихся объекта, а сразу за ними - еще четыре таких же метеора.

 

"КТО ВЫПОЛНЯЛ ЗАЛП?"

 

После выполнения стрельбы экипаж начал интенсивную подготовку к боевой службе. Думать о наградах и поощрениях за успешно выполненную задачу было некогда, да и не принято. Однако посещающие нашу базу представители промышленности интересовались, как нас отметили за эту стрельбу, поскольку они уже получили ордена и премии. Мы пожимали плечами и отвечали, что, видимо, до нас очередь еще не дошла. Но эта очередь так и "не двигалась", и мы об этом "награждении" как-то даже забыли.

 

В начале 1970 г. Военно-морской флот СССР готовился к участию в грандиозных маневрах "Океан". Планами предусматривались комплексные учения на всех флотах и флотилиях. В марте на флотилию (к этому времени наша эскадра стала флотилией) прибыл главнокомандующий ВМФ Адмирал флота Советского Союза С.Г. Горшков с комиссией для проверки нашей готовности к участию в "Океане". Помню, что РПКСН под командованием капитана 2-го ранга Владимира Громова ставилась задача пуска ракет из северной части Атлантического океана по морскому району в Норвежском море. Принимали участие в маневрах и другие наши корабли. На разборе результатов проверки готовности к участию в этих глобальных маневрах были приглашены и командиры ПЛ, выполнявших задачи боевой службы в период проведения маневров, в том числе и я. Все участники совещания собрались в конференц-зале Дома офицеров базы. Кроме нас, гаджиевцев, присутствовали представители и других объединений и соединений СФ, которым предстояло решать задачи на учениях.

 

И на этом разборе случилось неожиданное, можно сказать, "происшествие" лично для меня и моего экипажа. После вступительного слова главнокомандующий Горшков спросил, кто выполнял восьмиракетный залп? Я встал и представился. Главком говорит: "Расскажите, как вы выполнили стрельбу, какие ваши впечатления и ощущения?". В течение 4-5 минут я доложил об особенностях выполнения стрельбы. Горшков спросил: "Вы уверены в боевых возможностях ракетного комплекса? Если вам будет поручено, выполните пуск и 16 ракет?". Я ответил утвердительно. "Это хорошо. Тем более вы идете на боевую службу и задачи вам предстоит решать боевые", - напутствовал главком. Я ответил, что экипаж готов выполнить поставленные задачи. В завершение беседы Горшков неожиданно спросил: "Товарищ Бекетов, как вас поощрили?". Я, честно говоря, замешкался с ответом. Но за меня ответил командующий флотилией вице-адмирал Г.Л. Неволин. Он сказал, что командир и экипаж не поощрены, так как против выступает начальник Управления ракетно-артиллерийского вооружения ВМФ (УРАВ ВМФ) вице-адмирал Сычев. (Кстати, очень уважаемый подавляющим большинством флотских ракетчиков адмирал). "Сычев, - поглядел на него главком, - в чем дело?". Сычев ответил, что этот экипаж фактически вывел из строя восемь боевых ракет, "разампулизировал" их в результате неграмотного обслуживания и их нужно наказывать, а не награждать. Но сразу же вмешался Неволин: "Сычев не прав,- стрелял другой экипаж!". Но Горшков уже не слушал. Он сказал начальнику УРАВ, что он не понимает важности такой залповой стрельбы. "Ведь мы утерли нос американцам, вот что главное. Командира и экипаж поощрить и мне доложить", - заключил главнокомандующий. В итоге этой неожиданной "коллизии" я был награжден орденом Красного Знамени, награждены были также офицеры, мичманы и матросы экипажа. Позже кадровики показали мне подписанное командующим флотилией Неволиным представление на награждение меня орденом Ленина. Но, как говорится, такова флотская жизнь и ее "извилины"!

 

ЕЩЕ ЧЕТЫРЕ РАКЕТЫ

 

Еще одно небольшое "воспоминание" о ракетных стрельбах. В июне 1972 г. командованием флотилии мне было приказано выполнить ракетную стрельбу, которая будет представлена на приз главкома ВМФ. Выполнять задачу предстояло из района Норвежского моря, примерно в 120 милях к востоку от острова Исландия. Планировался пуск четырех БР с различными интервалами пуска. Руководителем стрельбы был назначен командир дивизии контр-адмирал Л.А. Матушкин.

 

Прибыв в точку встречи с большим противолодочным кораблем (БПК), на борту которого находился руководитель стрельбы, я начал маневрирование в целях проведения доразведки района огневой позиции и проверки системы курсоуказания. Обнаружив и классифицировав надводный корабль как БПК, вышел на связь с руководителем и доложил ему о готовности к выполнению стрельбы. После получения разрешения погрузился на стартовую глубину и лег на боевой курс. Связь с руководителем осуществлял с использованием аппаратуры звукоподводной связи.

 

Выполнил пуск первых двух ракет, пуск следующих двух ракет произвел с интервалом в две минуты. Все сработало нормально, замечаний не было. Доложил руководителю. Получил поздравление с успешным выполнением ракетной стрельбы и "добро" следовать в базу. Через несколько минут руководитель передал мне, что в район прибыл самолет базовой патрульной авиации США "Орион" и начал поиск моей ПЛ. Я запросил разрешение следовать под килем БПК. Получив разрешение, занял место под БПК на глубине 40 метров и следовал вместе с ним. Руководитель по звукоподводной связи периодически информировал меня о действиях американского самолета: ставит барьеры буев, но к БПК не приближается, облет его не совершает, поставил еще два барьера и т.д. Примерно минут через 20 руководитель сообщил, что самолет убыл и приказал мне следовать в базу самостоятельно.

 

Наши действия по выполнению стрельбы и ее результаты получили высокую оценку. При этом на разборе было отмечено, что хотя по условиям проведения этого боевого упражнения не планировалось преодоление противолодочных рубежей, которые на подобного рода учениях и боевых упражнениях создавали наши противолодочники, эту задачу внепланово фактически решили сами американцы.

 

По итогам боевой подготовки 1972 г. мой экипаж РПКСН К-140 занял первое место в ВМФ, получил приз главкома за стрельбу - кубок, который остался навечно в нашей родной Краснознаменной 31-й дивизии ПЛ. Вот такой была подводная служба и "жизнь" в золотые годы выхода нашего флота в океан и превращения его в атомный ракетно-ядерный щит страны.

Юрий БЕКЕТОВ

контр-адмирал в отставке, в прошлом начальник направления

управления Генерального штаба ВС СССР

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Алесь    0

Долгое рождение "Шквала"

 

СКОРОСТНЫЕ ПОДВОДНЫЕ РАКЕТЫ СОЗДАВАЛИСЬ ПОЧТИ 20 ЛЕТ

 

В начале апреля информационные агентства наперебой сообщали, что во время учений иранских ВМС была испытана скоростная торпеда, способная двигаться под водой со скоростью до 100 м/с. Основные цели этих торпед, как заявляли иранские военные, - "большие подводные лодки" противника. Есть предположение, что иранская торпеда создана с использованием технологий советской подводной ракеты "Шквал".
400px-Shkval.jpg
Если раньше "Шквалы" считались исключительно нашим национальным оружием, то сейчас работы в этом направлении идут и в других странах. Поэтому очень важно знать, как создавался "Шквал":

 

В начале 1950-х гг. в НИИ ВМФ родилась идея создания скоростного подводного снаряда, в основу которого должно быть положено движение в режиме развитой кавитации. Вскоре к реализации этого предложения подключилась гидродинамическая лаборатория ЦАГИ. Институтами ВМФ и промышленности были проведены научные исследования по темам "Белка" и "Колонок". При их выполнении проводились пуски специальных снарядов на полигоне на Ладожском озере: в 1956 г. - на канатной дороге, а в 1957 г. - в свободном движении. В ходе этих экспериментов устойчивое движение наблюдалось на дистанции 500-600 м.

 

РЕАКТИВНАЯ КАВИТИРУЮЩАЯ...

 

И вскоре была задана разработка реактивной кавитирующей торпеды РКТ-45, которой предполагалось оснастить торпедные катера. Дальнейшее продолжение тема РКТ-45 нашла в работах НИИ-1 Минсельхозмаша (сегодня МИТ) в отделе Н.П. Мазурова. Был создан подводный снаряд с РДТТ и с диском-кавитатором в головной части. В дальнейшем к работам были привлечены СНИЛ-1 ЦНИИ-45 им. академика А.Н. Крылова и ОКБ-182 в г. Каспийске. В результате был создан действующий макет торпеды с гидромотором на твердом топливе. Испытания проводились на канатной дороге на озере Иссык-Куль.

 

Практически параллельно в НИИ-1 проводились научные исследования по совмещению работы реактивного двигателя с акустической головкой самонаведения (она создавалась под руководством А.В. Минаева). Для испытаний были изготовлены реактивные двигатели на базе узлов и агрегатов реактивной авиационной торпеды РАТ-52, находившейся на вооружении торпедоносцев ВМФ. Испытания "изделия" проводились в Феодосии. Они показали, что уровень шума двигателя не превышает 0,1-0,2 бара.

 

Попытки создать гидромоторный двигатель предпринимались и в НИИ-24, однако вскоре было принято решение перейти на гидрореактивный двигатель на гидрореагирующем топливе. Со второй половины 1950-х гг. в НИИ-24 проводились исследования по созданию активно-реактивных снарядов с прямоточным воздушно-реактивным двигателем. В этих снарядах использовалось твердое высокометаллизированное топливо СН-1 на основе магния, в качестве окислителя применяли кислород. Затем проверялось использование в качестве окислителя морской воды. НИИ прикладной химии (НИИПХ) для исследований отработал технологию и создал твердотопливные заряды на гидрореагирующем топливе. Было изготовлено несколько вариантов шашек с наружным диаметром в 40, 140 и 196 мм.

 

Все это и создало предпосылки к началу опытно-конструкторских работ, которые в конечном итоге и привели к созданию скоростной подводной противолодочной ракеты для подводных лодок "Шквал".

 

ОТ М-1 ДО М-5

 

Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР головной организацией по скоростным противолодочным ракетам в 1960 г. было определено НИИ-24 (главный конструктор М.С. Меркулов), а тема получила название "Шквал". Сам НИИ-24 опыта подобных работ не имел, до этого он занимался разработкой артиллерийских боеприпасов. Из НИИ-1 были переданы результаты исследований и документация по экспериментальному подводному снаряду РКТ-45.

 

Первоначально в НИИ-24 и институтах ВМФ были выполнены исследования, показывающие, что для борьбы с АПЛ противника можно создать подводную сверхскоростную противолодочную ракету, скорость движения под водой у нее должна была быть в 4-5 раз выше, чем у обычной торпеды. По предложению М.С. Меркулова для ракеты создавался прямоточно-гидрореактивный двигатель с использованием твердого гидрореагирующего топлива, которое разрабатывалось в НИИПХ. Стендовые испытания двигателей проводились на о. Коневец. Вскоре была создана первая экспериментальная модификация подводной ракеты М-1, ее образцы изготовлялись на заводе в Алма-Ате. Доведение "Шквала" до нужных характеристик потребовало непрерывно совершенствовать конструкцию ракеты. В дальнейшем было создано еще несколько ее модификаций (М-3, М3-М, М-4, М4-В1, М4-1М, М-5 и др.). Тогда же для подводных ракет стали подбирать носители.

 

С 1961 г. комплекс "Шквал" прорабатывался для установки на малогабаритную АПЛ проекта 705 (проектант СКБ-143 - СПМБМ "Малахит") с корпусом из титанового сплава и реактором с жидкометаллическим теплоносителем. Но разработка и строительство этого атомохода сильно затянулись, поэтому многие системы оружия были установлены на других типах подводных кораблей.

 

Работы по "Шквалу" шли своим чередом. При испытании ракеты М-3 в 1963 г. встал вопрос о необходимости создания двигателя, обеспечивающего жесткие требования при переходе от разгонного участка движения к маршевому без временного разрыва, что не обеспечивалось автономным разгонным двигателем. Появившийся вскоре комбинированный двигатель привел к изменению конструкции ракеты и, понятно, к задержке ее отработки.

 

По теме "Шквал" возникали не только технические проблемы - она стала полем "политических битв". Возникло противостояние некоторых министерств и предприятий, в основном вызванных неудачами при первых испытаниях. Так, Минсудпром и его НИИ предпринимали попытки закрыть тему, а вот ВМФ, Минмаш и ЦАГИ стояли за продолжение работ. В итоге вышло новое Постановление Совмина СССР №1111-463 от 13 октября 1963 г., которое корректировало сроки проведения работ и испытаний "Шквала". Кстати, эскизный проект ракеты был выполнен именно в 1963 г. Подводная реактивная торпеда должна была иметь дальность стрельбы 15-20 км при скорости хода в 200 узлов, в качестве системы управления предполагалось применить автономную систему, а для боевой части задавался тактический специальный заряд. Для целеуказания использовались данные штатной гидроакустической станции подводной лодки.

 

Согласно проекту того времени, "Шквал" стартовал из торпедного аппарата ПЛ с глубины 30 метров, после выхода из ТА он поднимался к поверхности воды по пологой траектории и совершал движение на малой глубине вблизи водной поверхности, а на заданной дальности ракета резко меняла траекторию движения и резко уходила на глубину, где осуществлялся подрыв боевой части.

 

Одновременно СКБ-143 было поручено обеспечить решение вопросов по внедрению "Шквала" на АПЛ проекта 705 и разработать проект 613-РВ (дооборудование ПЛ проекта 613) для проведения испытаний комплекса в корабельных условиях. Переоборудование лодки С-65 под комплекс "Шквал" поручалось главному конструктору Р.А. Шмакову (эскизный проект корабля был закончен в мае 1964 г.). Проектные проработки показали возможность осуществления пусков с ПЛ проекта 613-РВ как ракет комплекса "Вьюга" (наш аналог американской системы "Саброк"), так и ракет "Шквал" без существенных переделок самой лодки.

 

Переоборудование корабля началось в апреле 1965 г. Эта работа была завершена уже к июню силами Черноморского судостроительного завода и предприятия "Эра" в Севастополе (в ней также принимали участие специалисты завода "Красное Сормово", ЦКБ-18, НИИ-24 и СКБ-143). После этого с ПЛ проводились испытания РК "Вьюга". В декабре 1965 г. дополнительное переоборудование ПЛ проекта 613-РВ было продолжено на Морском заводе с участием специалистов СКБ-143 и НИИПХ (главный конструктор Е.Д. Раков).

 

А еще в 1964 г. начались опытные пуски на озере Иссык-Куль с самоходного испытательного стенда с глубин до 30 метров. На модификации опытной ракеты "Шквал" в 1965 г. впервые получено устойчивое движение в кавитационном режиме. А в конце 1965 г. на полигоне в Феодосии завершилось строительство технической позиции для подготовки ракет, была определена трасса стрельбы. Испытания должны были подтвердить заложенные в проекте тактико-технические характеристики ракеты (скорость, дальность, точность и глубину хода по заданному направлению).

 

В 1969 г. грянула новая реорганизация. На базе подразделений НИИ-24 и ГСКБ-47 создается НИИ прикладной гидромеханики (НИИПГМ), который стал (и является до сих пор) головным разработчиком отечественных подводных ракет. Выходит новое постановление Совмина. Заново перерабатывается техническая документация по "Шквалу". В дальнейшем (до 1972 г.) проводились испытания модификации ракеты М-4, председателем межведомственной комиссии был Ю.В. Панкратов. На первом этапе испытаний выявили ряд неполадок в ракете, затем уже проводились пуски доработанной ракеты с самоходного стенда и с ПЛ проекта 613-РВ.

 

После доработки ракета получила индекс М-5. С 27 января 1972 г. по 28 мая 1976 г. проведено 43 пуска ракеты с испытательного стенда на озере Иссык-Куль в рамках государственных испытаний. С июня по декабрь 1976 г. госиспытания проводились с лодки проекта 613-РВ (семь пусков М-5). Успешное их завершение дало основание для межведомственной комиссии считать программу испытаний полностью выполненной и рекомендовать комплекс "Шквал" к принятию на вооружение. Дальнейшие испытания проводились на Северном флоте с АПЛ проекта 671-РТ (заводской №625). Всего в процессе создания и испытаний "Шквала" было проведено свыше 300 пусков (выполнено 95% на озере Иссык-Куль с плавучих испытательных стендов и 5% - с подводных лодок на Черноморском и Северном флотах). Постановлением ЦК КПСС и Совмина СССР от 29 ноября 1977 г. ракета была принята на вооружение ВМФ под обозначением ВА-111 (длина - 8,2 м, вес - 2,7 т), а в 1978 г. началось ее серийное производство. Этим оружием стали оснащаться практически все отечественные подводные атомоходы второго и третьего поколений.

 

Ракета "Шквал" состоит из следующих основных частей: боевой; бортовой системы управления и блоков питания; турбоводометного маршевого двигателя на твердом гидрореагирующем топливе с большой тягой; твердотопливного стартового двигателя на твердом гидрореагирующем топливе; отклоняемых поверхностей управления с приводами.

 

Основным исполнителем по теме "Шквал", как уже говорилoсь, был НИИПГМ. Также большой вклад в создание ракеты внесли гидродинамическая лаборатория ЦАГИ (научный руководитель Г.В. Логвинович), КБ Киевского завода №308 им. Петровского (главный конструктор системы управления И.М. Сафонов), НИИ прикладной химии, Пермское НПО им. Кирова, завод им. Кирова в Алма-Ате, НИИ "Геодезия", завод им. 50-летия Октября (производство бортовой автоматики), Казанское бюро штепсельных разъемов, Институт автоматики и телемеханики, НИИ гидродинамики Сибирского отделения АН, СКБ-143 - СПМБМ "Малахит", ЦКБ-18 - ЛПМБ "Рубин", СКБ-203 - Государственное КБ компрессорного машиностроения (комплекс наземного оборудования), киевское КБ "Луч" (станция контроля), МВТУ, МАИ и другие.

 

У КОГО ЕСТЬ ТАКИЕ РАКЕТЫ

 

За рубежом проблемой создания подводных ракет занимаются давно, но там до сих пор нет образца, принятого на вооружение. С 1988 г. в Германии была начата программа Barracuda ("Барракуда"). Целью программы является всестороннее исследование возможностей создания подводного ракетного оружия, использующего эффект искусственной кавитации. В результате проведенных исследований сформирован облик подводных ракет для активных систем противоторпедной обороны подводных лодок и надводных кораблей. Испытания подводной ракеты проводятся на подводном полигоне в Meldorf и на полигоне Bundeswehr Technical Center 52 в Oberjettenberg (он предназначен для испытаний взрывчатых веществ и отработки специальных технологий).

 

В США Центр подводной войны NUWC (Naval Undersea Warfare Center) уже более 10 лет по программе SUPERCAV проводит исследования для обеспечения создания высокоскоростной (более 200 узлов) суперкавитирующей подводной ракеты. Основной задачей для нее может стать защита кораблей от атак скоростных торпед. Работы по противоторпеде ATT (Anti-Torpedo Torpedo) уже ведутся, результаты работ могут быть применены в перспективной легкой торпеде. В состав противоторпеды ATT, как предполагается, войдут система самонаведения с антенной на кавитаторе, газодинамические (в сопле двигателя) и гидродинамические откидывающиеся (в средней части) рули, твердотопливный ракетный двигатель, баллон и запасы газа для поддува каверны, конический кавитатор.

 

В СССР совершенствование ракеты "Шквал" было продолжено в 1980-х гг., тогда появились "Шквал-15" и "Шквал-15Б". По понятным причинам (развал СССР) разработка новых модификаций системы сильно затянулась. В 1992 г. правительство РФ приняло решение разрешить продажу ракет "Шквал" на экспорт, это, как считалось, могло помочь продолжению и завершению работ по новым вариантам этого комплекса.

 

Подводная ракета "Шквал" впервые была представлена на международной выставке вооружений в Абу-Даби в 1995 г., тогда ГНПП "Регион" (главный конструктор Г.В. Уваров) предложил на экспорт подводную ракету "Шквал-Э" (длина - 8,2 м, калибр - 534,4 мм, вес - 2700 кг) для поражения надводных кораблей. Эффективная дальность стрельбы - до 10 км, скорость хода "Шквал-Э" - до 200 узлов (90-100 м/с). Ракету предлагается применять с подводных лодок, надводных кораблей и береговых установок. Согласно рекламным предложениям, "Шквал-Э" не имеет аналогов, он обладает высоким поражающим действием, сочетающим нанесение ущерба как от взрыва ВВ, так и от кинетического воздействия на цель. "Шквал-Э" имеет основные части и конструкцию, аналогичные "штатному" "Шквалу". В зависимости от условий применения и технических требований, по желанию заказчика, могут быть изменены калибр, длина и масса ракеты.

 

Есть интерес к отечественным подводным ракетам и в других странах. В СМИ сообщалось, что более двух лет канадская разведка вела переговоры с Киргизией о продаже ей ракет "Шквал", сумма контракта оценивалась в 6-10 млн. долларов, предполагалось закупить пять ракет и документацию к ним. Сделка сорвалась по невыясненным причинам еще в 2000 г. Известно также, что с конца 1990-х гг. Китай вел переговоры с Казахстаном о закупке подводных ракет "Шквал". Сегодня есть информация, что Казахстан продал КНР до 40 таких ракет. Поэтому получается, что в настоящее время подводные ракеты "Шквал" имеются у России, Украины, Казахстана и, вероятно, Китая.

 

Недавние испытания иранской скоростной торпеды подтверждают, что у морских держав остается определенный интерес к подводным ракетам и с годами он не утихает. В то же время Россия обладает в этом направлении значительными успехами и достижениями. Понятно, почему иностранные разведки пытаются получить необходимую информации о наших подводных ракетах, технологии их проектирования и производства. Как известно, в Москве за это в 2000 г. даже был осужден американский гражданин Э. Поуп.

 

А откуда у Ирана появилась подводная ракета, похожая на "Шквал"? Это большой и интересный вопрос.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Алесь    0

Украденная бомба: почему Запад не знал о русской ядерной программе

 

Карел Пацнер (Karel Pacner)

 

18/01/2015

 

После войны над советскими агентами в программе американской атомной бомбы начали сгущаться тучи, и большинство из них были разоблачены. Но Запад совершенно не подозревал, как работает ядерная программа в СССР. Западные агенты, в отличие от советских, больших успехов не достигали.

 

В конце 40-х годов американцы начали расшифровывать советскую радио-корреспонденцию, осуществлявшуюся между Москвой и резидентурами за рубежом под кодовым названием «Брайд» – «Венона», и разоблачили многих шпионов, некоторые из которых даже работали в Лос-Аламосе. 49 из расшифрованных телеграмм касалось разработки атомной бомбы.

 

Первым, на кого указывали эти депеши, был Клаус Фукс. Кроме того, ФБР обнаружило в конфискованных архивах немецкого гестапо сообщение о его членстве в коммунистической партии. От него след вел к его связному Гарри Голду. Однако Голд работал курьером и у Дэвида Грингласса. А последний выдал своих родственников Юлиуса и Этель Розеберг. Розенберг создал целую группу информаторов из рядов коммунистических друзей.

 

Суд в Лондоне над Клаусом Фуксом продолжался один день. Это было 1 марта 1950 года. Его осудили всего лишь на 14 лет тюрьмы. Его обвинили в том, что в 1943-1947 гг. он передавал другому государству секретную информацию, нарушая тем самым закон о государственной тайне. Британская контрразведка не смогла доказать его шпионскую деятельность до отъезда в США.

 

После вынесения этого вердикта американцы начали выяснять, что именно он передал Советам. Директор лаборатории в Лос-Аламосе профессор Норрис Бредбери сообщил директору ФБР Гуверу, что передавал данные не только об урановой и плутониевой бомбе, но и о разрабатываемой водородной бомбе.

 

На самом деле это была неправда! Это была дезинформация, которая должна была повести СССР по ложному пути. Как стало известно в 1990 году после публикации в Bulletin of Atomic Scientists, Фукс хоть и знал о том, как должна быть устроена водородная супербомба, но американские ученые впоследствии воспользовались совершенно иным методом, поскольку первоначальные идеи показались им неосуществимыми. Тем не менее, американцы пустили эту байку, чтобы запутать Советы.

 

Фукс вышел из тюрьмы 22 июня 1959 года, отсидев 9 лет. Полицейские посадили его в первый самолет, который летел в Восточный Берлин. В августе он был назначен заместителем директора в Центральном институте ядерных исследований в Россендорфе под Дрезденом. Счастливым завершением стала его свадьба с еще довоенной любовью Маргарет Кейльсон, урожденной Шнатовой, бывшей секретаршей первого президента ГДР, а затем руководителем международного отдела Центрального комитета компартии СЕПГ (Социалистическая единая партия Германии). Когда директор Института эмигрировал в США, Фукс занял его место и стал членом Центрального комитета СЕПГ. В Дрездене он прожил до самой своей смерти 28 января 1988 года.

 

Когда британцы арестовали Фукса, Урсула Кучински запаниковала и уехала в ГДР. Сначала она прозябала, но вскоре ее разыскали офицеры ГРУ и обеспечили ее квартирой, дачей и работой. Она занялась написанием книг, по большей части автобиографических. Она умерла в возрасте 93 лет 7 июля 2000 года.

 

Дэвид Грингласс получил 15 лет тюрьмы и был освобожден в 1960 году. Вместе с супругой он поселился в Нью-Йорке под новым именем. В интервью агентству AP 5 декабря 2001 года он признался, что лгал о своей сестре Этель, хотя и был под присягой. Он надеялся, что за это ему уменьшат срок, и что так он спасет от тюрьмы свою сестру.

 

Гари Голд был осужден на 30 лет тюремного заключения. Его выпустили условно-досрочно в 1966 году. После он вернулся в Филадельфию, где 28 августа 1972 года умер от инфаркта.

 

Мортон Собелл тоже не отсидел своих 30 лет в заключении. Он вышел на свободу в 1969 году и сразу написал автобиографию, в которой опроверг все обвинения в шпионаже. Впоследствии он развелся со своей женой. В 2000 году он написал в редакцию The Wall Street Journal свое мнение о книге о 50-х годах и расшифровках в рамках проекта «Венона».

 

Розенбергов казнили на электрическом стуле 19 июня 1953 года. Их вклад в дело атомного шпионажа, в отличие от других, был не столь велик. Академик Андрей Сахаров, который считается создателем советской водородной бомбы, и который стал диссидентом, полагал, что это была месть за Фукса, которому англичане назначили слишком слабое наказание — в США он закончил бы жизнь на электрическом стуле.

 

Однако это несколько однобокий взгляд. «Антенна» был чрезвычайно активным организатором промышленного шпионажа и человеком, который по требованию СССР проверял новых агентов: в этом деле он был незаменим. И в то время как другие арестованные шпионы признались в своей деятельности в пользу Советского Союза, Розенберги упорно молчали. Кроме того, процессы проходили во время войны на Корейском полуострове, когда Запад опасался, что танки Красной армии из Центральной Европы достигнут Австрии, Германии, Франции и Италии.

 

Британский суд дал Аллану Нанну Мэю 10 лет тюрьмы, из которых он отсидел шесть. После освобождения другие ученые сторонились его — в физике для него уже не было места. Так что он попытался начать производство малогабаритных научных приборов. В 1961 году он уехал в Гану преподавать теоретическую физику в университете. Умер он 12 января 2003 года в Кембридже в возрасте 91 года.

 

В 1962 году Теодор Холл переехал из США в Кембридж, где работал биофизиком. О своей работе в Лос-Аламосе он говорить отказывался. Лишь незадолго до смерти, зная, что смертельно болен, он заявил, что был советским агентом, работавшим под именем «Млад». Он даже успел передать двум авторам информацию, которая позволила им написать о нем книгу Bombshell («Бомба»). Он умер 1 ноября 1999 года.

 

В январе 1949 года профессор Бруно Понтекорво переехал в центр ядерных исследований в Харвелле. Когда он почувствовал, что им интересуются спецслужбы, во время отпуска в Италии и Швейцарии в 1950 году он исчез. Вся семья вылетела из Рима в Хельсинки, откуда неизвестным путем нелегально попала в СССР. В Советском Союзе Понтекорво продолжал заниматься физическими исследованиями, получил много наград, а в родную Италию приехал лишь в 80-х. Он скончался в Дубне под Москвой 25 сентября 1993 года.

 

В 1942-1949 гг. советские агенты из Англии, Канады и США отправили в Москву более 300 сообщений об атомном оружии. Десять этих агентов работали на Британских островах. Их имена, кроме Фукса, Нанна Мэя и Норвуда, нам неизвестны. Сеть в Канаде, названная Бэк, разоблачила местная контрразведка в 1946 году после того, как дезертировал старший лейтенант Игорь Гузенко. 13 членов сети были арестованы.

 

Барр и Сэрант сбежали, спасаясь от ареста, в СССР. Сначала они недолго работали в Чехословакии, а потом вернулись в Советский Союз. Благодаря им там была создана радиотехническая и электронная промышленность. И Чернопрудов это подтвердил.

 

О миссис Норвуд написал только Митрохин. Когда о ее шпионской деятельности узнали в 90-х годах британские спецслужбы, они решили, что не станут таскать эту старушку по судам.

 

Миллионы запуганных

 

После падения Третьего Рейха СССР арестовали одного из наиболее важных немецких специалистов-атомщиков Николауса Риля. В 1941 году этот физик предложил метод производства топливных элементов для реактора по заказу Берлина. Теперь же он делал их для Курчатова.

 

Осенью 1946 года в Москве было достаточно строительного материала, чтобы началось строительство атомного реактора. Потребовалось 45 тонн чистого металлического урана и около 450 тонн самого чистого графита. Уран был добыт на руднике «Висмут» в Восточной Саксонии с другой стороны Рудных гор.

 

С начала декабря 1946 года Курчатов предпринимал попытки запустить в атомном реакторе цепную реакцию. Было испробовано три метода, и все они провалились. Все уже начали бояться гнева начальства — Берии. И лишь четвертый метод, опробованный 25 декабря, привел к успеху. На это испытание приехал посмотреть сам Берия. В его рабочем кабинете было два списка ученых. В первом списке те, кто, в случае успеха, должны были получить высшие награды и привилегии, а в случае провала их должны были расстрелять. Во втором те, кому полагались меньшие почести или срок в концлагере.

 

Но о ходе советских атомных исследований Запад ничего не знал. Миллион людей производил в СССР атомную бомбу, из которых почти 100 тысяч это ученые и инженеры. Как же возможно, что никто из них не допустил никакого промаха, который привел бы к разоблачению всего проекта за рубежом, и что не было тех, кто из ненависти к коммунистическому режиму передал бы западным агентам информацию? Как же возможно, что западные разведки не смогли вовремя узнать о гигантских усилиях?

 

У американской разведки во время войны не было возможности что-то узнавать в России. На это обращает внимание Джеффри Ричелсон в книге American Espionage and the Soviet Target («Американский шпионаж и советская цель»). Лишь иногда некоторым офицерам из ведомства американского военного атташе и специалистам, работающим в рамках программы ленд-лиза, удавалось получить незначительную информацию.

 

Учитывая советскую шпиономанию, когда любого подозрительного тут же арестовывали и отправляли в лагерь или тут же расстреливали, туда было трудно отправлять хорошо обученных агентов. Создалась атмосфера, когда на любого иностранца лепили ярлык шпиона или, по крайней мере, потенциального шпиона. Кроме того, граждане вообще боялись просто заговорить с человеком, который выглядел чужим, чтобы их не обвинили в пособничестве. И все русские, работавшие в консульствах, должны были доносить советской контрразведке.

 

Да и тех избранных, кто ездил за границу, было довольно мало. Поэтому среди них офицеры западных спецслужб не могли найти и завербовать агентов. Эти времена настали намного позже.

 

Между сталинской империей и остальным миром в 30-е годы выросла почти неприступная стена, которая просуществовала еще два десятилетия. О Советском Союзе знали немногое — только то, что Кремль позволял знать. И как до войны, так и после нее он создавал своей агрессивной пропагандой перед глазами наивных обывателей лживые Потемкинские деревни.

 

Этот информационный вакуум также стал причиной того, что в конце 1946 года после множества споров физиков группа американских специалистов под руководством разведки ЦРУ пришла к выводу, что СССР начнет проводить испытания своих первых атомных бомб не ранее 1950-1953 гг., но, вероятнее всего, с 1952 года. Это предположение всех успокоило. Никто не считал необходимым как-то серьезно проверять ход советской ядерной программы. Кстати, надежных данных, которые о чем-то говорили, поступало слишком мало.

 

Первую попытку внедрить агентов, специализирующихся на ядерных исследованиях, предприняли англичане. После окончания войны они отправили, в качестве реэмигрантов, в Латвию двух человек, чтобы те наладили контакт с местными антисоветскими партизанами. В ночь на 15 октября 1945 года их переправили туда на катере. Но Красная армия и тайная полиция были очень многочисленны и имели сеть осведомителей, поэтому британских шпионов очень скоро, за несколько недель, обнаружили и арестовали.

 

Как только в руки контрразведки попадает агент, ей выгодно перевербовать его, то есть заставить его под ее контролем передавать в центр хорошо продуманную дезинформацию. Одновременно из задач, которые ставит центр перед своим агентом, офицеры контрразведки могут понять основные интересы неприятеля. В эту шпионскую игру СССР играл с Лондоном с помощью пойманных агентов. Когда Секретная разведывательная служба Великобритании (MI 6) отправила в марте 1946 года в Прибалтику вторую группу, советские контрразведчики уже ожидали ее. Так игра окончилась.

 

Но британские спецслужбы были наводнены советскими агентами, которые передавали в Москву информацию обо всех операциях. Поэтому и парашютисты, которые оказались в августе на советской территории независимо друг от друга, не имели шансов на успех. В течение зимы Советы всех их переловили.

 

Одной из последних попыток была высадка двух групп, которые должны были взять образцы воды в нескольких русских реках. По ним англичане хотели определить, где находятся ядерные заводы. Образцы, которые были переданы в Лондон, были очень радиоактивными, как будто вода была прямо из атомного реактора, заявил Гордиевский. Неудивительно, ведь это была «обманка» советских спецслужб.

 

Всего в 1949-1956 гг. британцы отправили в Советский Союз более 42 человек. КГБ всех их задержал, большую часть казнил, а некоторых перевербовал против Запада. Это были напрасные потери, особенно потому, что с 1951 года офицеры MI 6 начали подозревать, что в группах, скрывающихся в лесах Прибалтики, у советской контрразведки есть свои информаторы.

 

После войны американское ЦРУ вербовало агентов среди русских, белорусов и украинцев, которые попали в Западную Европу. Они прекрасно были знакомы со сложными условиями жизни в России, поэтому отлично вписывались в советскую жизнь.

 

Весной 1948 года руководство ЦРУ начало отправлять этих людей на советскую территорию. По словам Ричельсона, они должны были собирать «секретную информацию об СССР, о его военных планах, атомном оружии и усовершенствованных ракетах, о советских операциях в Восточной Европе, Северной Корее и Северном Вьетнаме, о московских контактах с иностранными коммунистическими партиями и группами, борющимися за национальное освобождение». Из-за массового переселения населения, которое еще проходило в СССР, американцы надеялись, что эти агенты уйдут от внимания сотрудников госбезопасности.

 

С осени 1949 года с самолетов, взлетевших в Западной Германии, Скандинавии, Греции, Турции, Иране и Японии, в рамках операции «Редсокс» спрыгивали обученные агенты. Через пять лет акция ЦРУ была завершена, потому что провалилась. Большая часть агентов вскоре замолчала, так что почти никаких данных передано не было, а вот расходы на их подготовку были весьма велики. Либо их быстро арестовали, либо они испугались и перестали работать сами. Все боялись известной жестокости сотрудников спецслужб.

 

Например, в сентябре 1949 год агента «Ивана» высадили недалеко от авиационной базы, за которой он должен был следить. За последующие 13 месяцев он отправил пять радиосообщений и три письма на конспиративные адреса в Германию. Ему удалось стать электриком на местном консервном заводе. Аэродром казался ему спокойным и неинтересным, поэтому он решил, что перестанет отправлять данные центру. С тех пор о нем никто ничего не слышал.

 

Успех операции «Блюбой»

 

Вскоре после войны американцы начали отправлять разведывательные самолеты в патруль вблизи от советских границ. Сначала ЦРУ в рамках «Проекта 23» интересовало расположение и точные характеристики радаров. В конце декабря 1947 года эти приборы также смогли получить первые снимки советской территории — Чукотского полуострова.

 

Во время этих разведывательных лет также нужно устанавливать уровень радиоактивности в атмосфере, как потребовал председатель Комиссии по атомной энергии США адмирал Льюис Страусс в апреле 1947 года. Это могло бы помочь выявить советские ядерные испытания или аварии. Необходимую для этого технику опробовали во время собственных ядерных испытаний в начале 1948 года на Маршалловых Островах в Тихом океане. Метод определения радиоактивности довольно прост. Через фильтрационную бумагу всасывается воздух, и так на ней остаются частички пыли, включая радиоактивные частицы от атомных взрывов. Уровень радиоактивности затем измеряли ученые в лаборатории.

 

Особо секретная операция «Блюбой» началась 12 мая 1948 года. В тот день в воздух над Тихим океаном поднялся первый самолет WB-29, оборудованный такими детекторами. Более чем за год разведывательные самолеты зафиксировали 111 случае повышенной радиоактивности. Все они были естественного происхождения: частицы появляются после извержения вулканов или при землетрясениях, а кроме того, естественная радиоактивность появляется в некоторых местах под влиянием определенных необычных геофизических процессов.

 

Но фильтрационная бумага, которую привел WB-29 с обычного вылета 3 сентября 1949 года над Тихим океаном, дала другой результат. Лаборатория Лос-Аламос и Военно-морская исследовательская лаборатория сошлись во мнении — очень сильное излучение. По пути от острова Гуам к Японии на высоте около трех километров радиоактивность была выше в 10 раз, чем радиоактивность от вулканов, землетрясений и флуктуации естественного порядка.

 

«Эти явления соответствуют тому, что источником продуктов распада был взрыв атомной бомбы, чьи ядерные компоненты напоминают бомбу из Аламогордо, — заявил профессор Оппенгеймер. — Взрыв произошел между 26 и 29 августа в каком-то месте между 35-м градусом восточной долготы и 70-м градусом северной широты…». СССР испытал первую атомную бомбу — точную копию плутониевой, которую американцы сбросили на Нагасаки.

 

Дележ наград

 

Насколько на самом деле эти кражи англо-американских научных знаний помогли СССР? Полковник Чиков в первой части своей книги «Нелегалы» написал, что после испытания бомбы куратор атомного проекта Авраамий Зевенягин пригласил в Кремль академика Игоря Курчатова и начальника научно-технической разведки НКВД Леонида Квасникова. Курчатов тогда якобы сказал: «Если быть объективным, то мы должны очень поблагодарить разведку. Ее вклад в создании нашей первой атомной бомбы составляет 60%, наш — остальные 40%». Но Завенягин его поправил: «50 на 50 процентов». На этом они, наконец, и сошлись.

 

Восемь ученых Сталин наградил званием Героя Советского Союза и дал им ряд привилегий. Он также не забыл и о разведчиках. Леонид Квасников получил Орден Ленина, а Владимир Барковский, Анатолий Горский, Александр Феклисов, Анатолий Яцков и Семен Семенов получили Орден Трудового Красного Знамени.

 

Град из званий героев Российской Федерации обрушился на всех разведчиков после распада Советского Союза. Президенты Борис Ельцин и Владимир Путин удостоили этого звания Квасникова, Яцкова, Барковского, Феклисова, Чернякова, Адамса и даже забытого Коваля, но зачастую звание было получено уже посмертно. Не забыли и об Урсуле Бертон, которая жила в Восточном Берлине. Большая же часть награжденных дожила до преклонного возраста — некоторые прожили более 90 лет.

 

В журнале Bulletin of Atomic Scientists американские авторы суммировали данные, полученные советскими агентами, следующим образом: подробности о создании, работе и управлении атомным реактором, инструкции по металлургическому получению урана и плутония, конструкторские планы завода в Ок-Ридже по производству чистого урана-235 методом газовой диффузии, технические данные об атомных бомбах «Толстяк» и «Малыш».

 

Главный конструктор бомбы Юлий Харитон так же открыто рассказал все в журнале «Огонек». Из Лос-Аламоса Фукс систематически отправлял «чрезвычайно ценные данные о ходе работ». «Мы узнали, например, что наиболее подходящим материалом является плутоний, но также подходит и уран-235», — заявил академик. «Фукс также подробно описал систему детонаторов, от которых зависит воздействие сферической имплозии волны давления на плутониевое ядро бомбы. Было решено заново ничего не изобретать и руководствоваться полученной информацией. Но в абсолютной надежности мы не могли быть уверенны — все это могло быть дезинформацией...».

 

Но академик Виталий Голданский заметил: «Если бы у нас не было подготовленной школы физиков и химиков, донесения разведки не имели бы никакого значения. Но и без этой информации наши физики создали бы бомбу, вероятно, двумя годами позднее».

 

Как сотрудники КГБ, так и многие высокопоставленные представители ЦРУ сегодня считают шпионаж на проекте «Манхэттен» самым большим успехом советской разведки. Так СССР, вместе с Великобританией, стал одним из основоположников атомного и ракетного шпионажа, да и, можно сказать, вообще современного научного шпионажа.

 

Сокращенная глава из книги «Великие шпионские операции времен холодной войны (1945-1965)» Карела Пацнера.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Алесь    0

Самые первые пулеметы Обзор скорострельного оружия: от «Максима» до «Льюиса»

 

 

Наиболее древний предок современного пулемета, так называемый рибадекин, известен с XIV века. Он напоминал орган, поскольку состоял из нескольких стволов, закрепленных на передвижном лафете. Такие орудия использовались вплоть до изобретения британца американского происхождения Хайрема Максима.

 

Пулемет Гатлинга

 

Раньше Максима патент на изобретение скорострельного орудия получил уроженец Северной Каролины Ричард Гатлинг (1862 год). Несколько нарезных стволов вращались вокруг оси. Поначалу с помощью рукояти, позднее – посредством электрического привода.

 

Стрельба велась без остановки, а патроны подавались под действием силы тяжести. Пулемет Гатлинга использовался в Гражданской войне в США, а британцы стреляли из него по зулусам. Усовершенствованная версия орудия была способна вести стрельбу со скоростью тысяча выстрелов в минуту. С изобретением электропривода скорость возросла до 3000 выстрелов. Пулемет довольно часто заклинивало, да и вся система была слишком громоздкой. Потому с появлением одноствольных моделей орудие Гатлинга стало менее популярным. Хотя и не было вытеснено совсем. Пулеметы Гатлинга выпускались и после Второй Мировой войны. Вспомните оружие героев Арнольда Шварценеггера в фильмах «Хищник» и «Терминатор-2». Многоствольные громадины – прямые потомки пулемета Ричарда Гатлинга.

 

Интересно, что сам Гатлинг поначалу был врачом, он лечил солдат американской армии от пневмонии и дизентерии травяными настойками. Славы на этом поприще не снискал, потому и решил сменить поле деятельности. Гатлинг мечтал создать такой вид автоматического оружия, которое позволило бы одному солдату выполнять работу сотни. Тогда, считал изобретатель, странам не придется набирать огромные армии. Вот тут бывший врач ошибся.

 

 

112447-1.jpg

На снимке: Пулемет Гатлинга/ Фото: Mary Evans Picture Library/ Globallookpress

 

Анка-пулеметчица

 

Кто не помнит Анку-пулеметчицу и ординарца Петьку из легендарного кинофильма 1934 года «Чапаев»? Немало событий – от кровопролитных сражений до признаний в любви – происходят на фоне пулемета «Максим». Считается, что его изобретатель занялся своим детищем в начале 1880 годов. Однако имеются сведения о том, что первый пулемет Максим представил на суд военных еще в начале 70-х, правда, американские военные новое оружие отвергли.

 

На долгие годы утратив интерес к пулемету, Хайрем Максим в 1881 году эмигрировал в Англию, где продолжил свою работу. Новая модель сильно отличалась от первоначального варианта, но и она не заинтересовала теперь уже британских военных. А вот финансисту Ротшильду идея пришлась по душе. Принципиальное новшество, которое предложил изобретатель, заключалось в том, что пулемет перезаряжал себя сам, используя силу отдачи. Средняя скорострельность составляла 600 патронов в минуту.

 

Уверяют, что из пулемета во время демонстрации нового вида вооружения в России стрелял сам император Александр III. После чего российская сторона закупила несколько «Максимов». К слову, в России пулемет модернизировали. Известно, что колесный станок придумал полковник Соколов в 1910 году.

 

 

112447-2.jpg

На снимке: Хайрем Максим со своим пулемётом/ Фото: wikimedia

 

Пулемет Шварцлозе

 

Конкурс на лучший пулемет был объявлен в начале двадцатого века и в Австро-Венгрии. Победил немецкий изобретатель Андреас Шварцлозе. По сравнению с «Максимом» его пулемет имел гораздо меньше деталей и стоил в два раза дешевле. «Питалось» новое оружие матерчатой лентой из 250 патронов. Они подавались с помощью специального барабана. Правда, во время дождя лента могла перекоробиться, а на морозе с трудом гнулась.

 

На начало Первой Мировой войны Австро-Венгрия имела около трех тысяч пулеметов. Укороченный ствол «Шварцлозе» делал работу автоматики более надежной, но при этом терялась убойность. Компенсировали этот недостаток более акцентированной стрельбой и большим количеством патронов.

 

 

112447-3.jpg

На снимке: пулемет ШварцлозеФото:/ wikimedia

 

Совсем ручной

 

Первый в мире ручной пулемет изобрел датский майор Вильгельм Мадсен. Мысль облегчить станковый пулемет настолько, чтобы его мог свободно переносить один солдат, пришла Мадсену еще в 80-е годы XIX века. Через два десятилетия идею удалось воплотить в жизнь. Весило оружие датчанина почти девять килограммов, потому все-таки для его перевозки использовался гужевой транспорт.

 

Собственно после того, как ружье-пулемет успешно прошло испытания и несколько сотен единиц заказали для российской армии, были сформированы специальные конно-пулеметные бригады. В каждой из них числилось 40 лошадей и 27 человек. На бригаду приходилось по шесть пулеметов. Новое датское оружие планировали использовать для защиты мостов и тоннелей. Интересно, что пулемет «Мадсена» пытались даже установить на аэропланы, но впоследствии от него отказались в пользу других моделей.

 

Для батьки Махно

 

Так бывает: идея изобретения принадлежит одному человеку, а имя оно получает другого, того, кто воплотил замысел. Знаменитый американский пулемет изобрел Самуэль Маклин. Но прославилось оружие благодаря полковнику Исааку Льюису. Пулемет Льюиса был продемонстрирован в 1911 году, но американских военных он не впечатлил. Тогда полковник Льюис подает в отставку и перебирается в старушку Европу, где новый пулемет принимают на вооружение бельгийцы.

 

В 1914 году лицензию на производство пулемета Льюиса приобрели англичане. И только после начала Первой Мировой войны оружием заинтересовались американцы. Производством пулеметов занялась фирма Savage Arms Company.

 

 

112447-4.jpg

На снимке: учебные стрельбы, пулеметы Льюиса/ Фото: wikimedia

В России пулеметы Льюиса закупили в 1917 году. Около шести тысяч были американского производства, еще две тысячи – британского. В них использовались патроны от винтовки Мосина. Пулеметы Льюиса активно использовались в Гражданскую войну. Известно, например, что они состояли на вооружении у охраны батьки Махно, из-за чего самих охранников прозвали «льюисистами». Сразу после революции поставки пулеметов в Россию прекратились.

 

В популярных советских фильмах «Белое солнце пустыни», «Свой среди чужих, чужой среди своих» в сценарии тоже фигурировали «Льюисы», но под них «гримировали» пулеметы Дегтярева.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Алесь    0

Российский «Медведь»: старенький бомбардировщик по-прежнему в строю

Стивен Даулинг (Stephen Dowling)
224699165.jpg

02/03/2015

Крылатый гигант, олицетворявший советскую военную мощь — рев его моторов впервые раздался в начале 1950-х. Его необычные габариты и необычайную силу, казалось, подчеркивало даже название — «Медведь», или «Bear» [по кодификации НАТО — прим. пер.].

 

Когда в 1956-м году Запад впервые узнал о Ту-95, в авиастроении происходили революционные изменения: в первое десятилетие после окончания Второй мировой войны быстрыми темпами развивалась реактивная техника. Однако у «Медведя» все еще были турбовинтовые двигатели, что даже по тем временам казалось архаичным.

 

И кто бы мог предположить, что даже сейчас, 60 лет спустя, этот самолет останется в строю и что его, самый шумный в мире самолет-разведчик, будут использовать в качестве стратегического бомбардировщика для патрулирования океанских вод.

 

На прошлой неделе британские СМИ сообщили о том, что королевские ВВС сопровождали двух «Медведей». Обычно Ту-95 всегда использовался для патрулирования во времена холодной войны, но Россия к этой практике опять недавно вернулась. Тем не менее, рассказ о том, почему российские ВВС продолжают использовать этот самолет и шестьдесят лет спустя еще интереснее всяких сенсационных заголовков газет.

 

«Медведь» остается в строю отчасти благодаря своему гениальному создателю Андрею Туполеву. В СССР Туполев был ведущим разработчиком больших самолетов. В 1930-е годы во времена сталинских репрессий талантливого авиаконструктора бросили за решетку по надуманному обвинению. После Второй мировой войны началась новая война — холодная война между США и СССР, и Туполев участвовал в разработках первого советского ядерного ракетоносца Ту-4 (по кодификации НАТО «Буйвол»). Он был скопирован с американского бомбардировщика Б-29 «Суперфортресс», сбросившего атомные бомбы на Японию. Дело в том, что в конце войны во время бомбардировок Японии несколько этих передовых по тем временам самолетов совершили аварийную посадку на советской территории.

 

Ту-4 стал первым ядерным ракетоносцем советских ВВС, но его дальность действия не позволяла долетать с советских военных баз до США. В 1952 году сразу двум конкурирующим КБ — Туполева и Мясищева — было предложено разработать бомбардировщик грузоподъемностью одиннадцать тонн и дальностью действия восемь тысяч километров — как раз, чтобы долететь до Соединенных Штатов. Мясищев решил создать четырехмоторный реактивный бомбардировщик М-4 (по кодификации НАТО «Бизон»), воплощавший в себе передовые достижения тогдашней конструкторской мысли СССР. Но Туполев, наоборот, решил использовать проверенные и надежные подходы, дополнив их конструктивными решениями, заимствованными у реактивных самолетов первого поколения. Именно это решение оказалось гениальным.

 

«При создании дальнего бомбардировщика Ту-95, в отличие от мясищевского М-4 „Бизона“, использовался консервативный подход, считавшийся менее рискованным», — говорит Дуглас Барри (Douglas Barrie), авиаэксперт Международного института стратегических исследований (IISS).

 

Шумные двигатели

226530645.jpg

Ту-95 просто огромен: его длина составляет 151 фут (46 метров), а размах крыльев — 164 фута (50 метров). При собственном весе 90 тонн он снабжен четырьмя турбовинтовыми двигателями (то есть они приводятся в движение с помощью турбин, а не за счет кинетической энергии реактивной струи). На «Медведе» установлены два четырехлопастных пропеллера — двигательной тяги вполне достаточно для того, чтобы самолет развивал скорость 800 км/ч (500 миль/ч), почти как у современных самолетов. Туполев вполне справедливо заметил, что технологии создания реактивных двигателей на начальном этапе не отвечали тактико-техническим требованиям. Именно по этой причине проект Мясищева потерпел фиаско. В отличие от большинства других турбовинтовых самолетов стреловидность крыльев на Ту-95 составляет 35 градусов, прямо как на первых реактивных самолетах. Именно эта конструктивная особенность позволяет самолету преодолевать лобовое сопротивление воздуха и достигать высокой скорости.

 

На двигателях Ту-95 установлено два винта диаметром 18 футов (5,6 метров), которые вращаются в противоположных направлениях, причем настолько быстро, что их концевые части постоянно преодолевают звуковой барьер при изменении скорости вращения, увеличении или замедлении, создавая беспрецедентную шумность. Да, Ту-95 является самым шумным самолетом в мире. Считается, что его могут засечь даже гидроакустические системы американских подлодок. Западные летчики-истребители, которые осуществляли сопровождение «Медведей» в международном воздушном пространстве, сообщали, что шум турбовинтовых двигателей Ту-95 перекрывал даже звук реактивных двигателей их собственных самолетов.

 

Изначально «Медведь» предназначен для нанесения ядерного удара по территории противника. Однако ракетные технологии не стояли на месте и достигли совершенства, в результате Ту-95 попал, так сказать, в немилость. Но удачная конструкция «Медведя» позволила многократно его модернизировать и нагружать новыми функциями. Во время холодной войны самолеты Ту-95, предназначенные для морской разведки, следили за кораблями НАТО по всему земному шару, некоторые из них постоянно базировались даже на Кубе, осуществляли полеты вдоль побережья США, стартуя с мест постоянного базирования, расположенных в Заполярье. Бомбардировщики Ту-95 были оснащены крылатыми ракетами дальнего радиуса действия — здесь сказалась способность «Медведя» нести на борту очень тяжелый вес.

 

Ядерные амбиции

 

Сильно модернизированная версия ракетоносца — Ту-126 (по кодификации НАТО «Мох») стал первым советским самолетом раннего радиолокационного обнаружения; это, своего рода, гигантский летающий радар, способный предупреждать о приближении вражеских самолетов. Есть даже пассажирский самолет, созданный на базе «Медведя», который, начиная с 1960-го года и по сей день, удерживает мировой рекорд скорости для турбовинтовых самолетов — 870 км/ч (540 миль/ч).

 

Именно модернизированный «Медведь» сбросил самую мощную в истории человечества ядерную бомбу — «царь бомбу» — которую Советы испытали в 1961 году. Элитный экипаж пилотировал самолет, который сбросил над арктическим островом Новая земля 50-мегатонную боеголовку на парашюте, для того, чтобы самолет смог улететь на безопасное расстояние. Сила взрыва, в десять раз превышающая все взрывчатые вещества, использованные во время Второй мировой войны, была настолько мощной, что самолет-носитель был сброшен ударной волной в пике и потерял 1000 метров высоты, и это при том, что к моменту взрыва ему удалось улететь от эпицентра почти на 45 километров (28 миль).

 

Советы даже задумывались о создании «Медведя», снабженного ядерным реактором. Была создана испытательная модель — Ту-95ЛАЛ, оснащенный небольшим реактором. Самолет выполнил более сорока полетов, при этом в большинстве случае реактор не включался. Возникал вопрос: может ли самолет подниматься с лишним весом, то есть с установленным на борту специальным экраном, предназначенным для защиты экипажа от воздействия радиации? В конце концов, в 1960-х годах проект с ядерным бомбардировщиком задвинули, но, как показали полеты, проект выл технически возможным.

 

Считается, что из более пятисот «Медведей», построенных, начиная с 1950-х годов, по крайней мере 55 до сих пор используются ВВС России, при этом еще большее количество этих самолетов стоят на вооружении ВМФ России и Индии, «Медведи», так же, как и самолеты B-52 ВВС США, оказались практически незаменимыми. Их можно модернизировать и переоборудовать, благодаря чему, скорее всего, эти гиганты времен холодной войны останутся в строю, по крайней мере, до 2040 года. Андрей Туполев мог бы этим гордиться.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Алесь    0

Вакуумный подарок от «Белого Лебедя»: за что американцы так боятся Ту-160


В отличие от ядерных ракет, стратегические бомбардировщики - более гибкий инструмент убеждения. Взлетев с аэродрома Энгельс под Саратовом, наши «Белые лебеди» могут легко долететь до побережья США, Великобритании, внезапно оказаться в Индийском океане или у берегов Австралии. Под них специально были сделаны так называемые аэродромы «подскока» - промежуточные базы, где экипаж может отдохнуть, технические службы пополнят запасы топлива, провести обслуживание машин. В прошлом году Сергей Шойгу договорился, что наши бомбардировщики смогут «залетать на перекур» и в страны Латинской Америки: Венесуэлу, Никарагуа и Кубу. Причем, в «чреве» бомбардировщика могут теперь лежать не только стратегические ядерные крылатые ракеты большой дальности Х-55, но и сверхмощные вакуумные авиабомбы.

Первыми презентацию подобной бомбы в 2003 году сделали американцы, показав боеприпас GBU-43/B Massive Ordnance Air Blast Bomb (MOAB). Эта 11-тонная в тротиловом эквиваленте бомба за свою разрушительную мощь была напыщенно названа американцами «Матерью всех бомб». Бомба разработана конструктором фирмы «Boeing» Альбертом Уимортсом. Ее длина - 10 м, диаметр -1 м. Из ее массы 8,5 т составляет взрывчатка. Это - термобарическая бомба. В таком снаряде в качестве горючего используется окись пропилена или этилена, имеющую температуру кипения около 11 градусов. Во время детонации заряда образовывается аэрозольное облако, вступающее с кислородом в реакцию, в результате чего происходит взрыв. 30 вакуумных бомб способны уничтожить все живое в радиусе более двух тысяч метров.

6969125.jpg

Отец всех бомб

Российский ответ на «мать всех бомб» последовал в 2007 году. Тогда по центральному телевидению был показан фильм, как сверхзвуковой стратегический бомбардировщик Ту-160 взлетает с аэродрома. Вот раскрываются створки его бомболюка, и выскальзывает что-то похожее на бочку. На маленьком белом парашюте бомба устремляется к земле. Дальше - взрыв. Затем его последствия: руины многоэтажки (скорее всего какие-то производственные корпуса), обожженная до состояния лунной поверхности земля, обломки военной техники и камней.

«Результаты испытаний созданного боеприпаса показали, что он по своей эффективности и возможностям соизмерим с ядерным боеприпасом, - прокомментировал тогда ситуацию замначальника Генштаба Александр Рукшин. - В то же время, и это я особо хочу подчеркнуть, действие этого боеприпаса абсолютно не загрязняет окружающую среду по сравнению с ядерным боеприпасом. Новый боезаряд обеспечит нам возможность обеспечить безопасность государства и в то же время противостоять международному терроризму в любой обстановке и в любом регионе».

«Новая вакуумная авиабомба позволила заменить целый ряд созданных ранее ядерных средств поражения малой мощности (тактических ядерных боеприпасов мощностью не более 5 килотонн, которые можно применять на поле боя), - уточнил тогда замначальника Генштаба.

6962981.jpg

По некоторым данным, российский ответ, прозванный по аналогии с американской бомбой «Отцом всех бомб», весит более 7 тонн, а мощность взрыва достигает 44 тонн в тротиловом эквиваленте. При меньшей массе взрывчатого вещества, как отмечают военные, чем в американской бомбе 7,1 против 8,2 тонны соответственно, российский боеприпас в четыре раза мощнее. При этом температура в эпицентре взрыва выше в два раза. Общая площадь поражения, по некоторым данным, превышает американский аналог в 20 раз.

Средство зачистки

Объемно-детонирующие авиационные бомбы (ОДАБ) действуют на основе так называемого объемного взрыва. Создает их московское ГНПП «Базальт». Они предназначаются для поражения целей, расположенных в складках местности или в полевых фортификационных сооружениях открытого типа, а также, чтобы проделать проходы в минных заграждениях. Так, американцы во Вьетнаме «расчищали» ими площадки в джунглях для посадки вертолетов. Советская армия в Афганистане бомбила пещеры Тора-Бора и прочие подземные укрепления душманов. В СССР и России наиболее мощными авиационными боеприпасами до последнего времени считались объемно-детонирующая бомба ОДАБ-1500 и фугасная ФАБ-9000. Это фугасный снаряд большого калибра, который предназначен для действия по крупным сухопутным и морским целям.

6960933.jpg

В носовой части бомбы находится сложное электромеханическое устройство, предназначенное для боевого взвода и распыления взрывчатого вещества. После сброса устройства через установленное время начинается распыление боевого вещества. Полученная аэрозоль преобразуется в газовоздушную смесь, которую затем подрывает взрыватель. ОДАБ создает ударную волну с избыточным давлением около 3000 кПа (30 кгс/см), фактически образуя в эпицентре взрыва полностью лишенную воздуха вакуумную среду. Этот перепад давления буквально разрывает изнутри все: людей, боевую технику, укрепления и оборонительные постройки противника. Применять бомбы можно в любых погодных условиях с высот 200-1000 м на скоростях 500-1100 км/ч. Объемно-детонирующие бомбы классифицированы ООН как «негуманные средства ведения войны, вызывающие чрезмерные страдания людей». Однако, несмотря на такую формулировку, они не запрещены и вообще не подпадают ни под один международный договор.


«Применение подобного оружия не регламентируется никакими международными договорами, - подтвердил телеканалу ЗВЕЗДА профессор Академии военных наук Вадим Козюлин, поэтому это очень опасное средство ведения войны. - По своим характеристикам оно сопоставимо с ядерным, но не несет загрязнения окружающей местности. Так что может быть применено в любой подходящий момент».

6950693.jpg

В 2003 году американские ВВС провели два испытания бомбы GBU-43/B на полигоне в штате Флорида. В ходе операции «Несокрушимая свобода» один экземпляр GBU-43/B отправили в Ирак, но он остался неиспользованным - к моменту его доставки активные боевые действия завершились. У GBU-43/B при всех достоинствах есть существенный минус - ее основной носитель не боевой самолет, а военно-транспортный C-130 Hercules, вываливающий бомбу на цель через погрузочную аппарель - то есть, она может применяться, только если у противника ПВО отсутствует или полностью подавлена. Поэтому российский вариант бомбы превосходит американский аналог не только по боевым характеристикам, но еще и по тому, что может использоваться с лучших в мире стратегических бомбардировщиков Ту-160М.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Алесь    0

Гениальный дизель: от Т-34 до Т-90

17:57 18.05.2015 , Артем Краснов

Почему двигатель «тридцатьчетверки» выпускается до сих пор

t34_620.jpg

Т-34 1941 года выпуска в Бронетанковом музее в Кубинке. Фото Галин Владимир Петрович с сайта wikimedia.org

 

В тени танка Т-34 остался двигатель этой машины, который настолько удачен, что – внимание – выпускается до сих пор. Танковый дизель В-2 начали производить в день начала Второй Мировой – 1 сентября 1939 года. Но изящность его конструкции поражает воображение до сих пор.

 

Опередил время лет на 50...

 

Это прозвучит странно, но изначально 12-цилиндровый дизель В-2 разрабатывался для тяжелых бомбардировщиков, хотя в авиации не прижился: инженерам не удалось выжать из него нужное количество «лошадей». Однако авиационное наследие осталось, например, в «чугунную эру» двигателестроения мотор получил алюминиевый блок цилиндров и большое количество легкосплавных деталей. Как результат: очень высокая удельная мощность на единицу массы.

 

Сама конструкция была невероятно прогрессивной. Строго говоря, дизель В-2 отличается от современных супердизелей для легковых машин, в основном, отсутствием электроники. Скажем, впрыск топлива у него осуществлялся плунжерными насосами высокого давления, а не модной нынче системой Common Rail. Но у него было четыре клапана на цилиндр, как у большинства нынешних моторов, и верхние распределительные валы, тогда как многие двигатели того времени обходились еще нижними распредвалами, а иногда и парой нижних клапанов на цилиндр. В-2 получил прямой впрыск топлива, что является нормой для современных дизелей, но в 1930-х чаще использовали предкамерное или вихрекамерное смесеобразование. Короче говоря, дизель В-2 опередил свое время этак лет на 50.

t34_1.jpg

Двигатель В-2-34. Фото Balcer с сайта wikimedia.org

 

Битва концепций

 

И да, он был дизелем. На самом деле, Т-34 стал далеко не первым танком с дизельным мотором, особенно активно в предвоенные годы дизели использовали японские танкостроители. Но Т-34 считается первым танком, разработанным специально под дизельную силовую установку, что позволило ему максимально «капитализировать» ее достоинства.

 

А вот немецкие танки очень долго оставались верны многоцилиндровым карбюраторным (бензиновым) моторам, и причин для этого было много, например, нехватка цветных металлов, а позднее – дефицит дизельного топлива.

 

Советские инженеры сделали ставку на дизель. Кстати, мотор В-2 дебютировал на танке БТ-5 еще до начала Великой Отечественной войны, но основную славу приобрел, конечно, в моторном отсеке «тридцатьчетверки».

 

У дизеля было несколько достоинств. Меньшая пожароопасность – одно из них, но далеко не единственное. Не менее важна была топливная экономичность, которая влияет на автономность танка, то есть его способность пожирать километры без дозаправки. Скажем, Т-34 мог проехать по шоссе порядка 400 км, немецкий Pz IV – порядка 300 км, причем советский танк был в полтора раза мощнее и почти настолько же быстроходнее.

 

Дизель создавал меньше помех для радиоэлектроники (нет системы зажигания), а еще мог работать на любом топливе, включая бензины и авиационные керосины. В условиях войны это было немаловажное преимущество: грубо говоря, обнаружив бочку с каким-то жидким углеводородом нужной вязкости, бойцы могли использовать его в качестве топлива, отрегулировав рейку топливного насоса. Работа дизеля на бензине вредна для двигателя, но в критических ситуация возможность стронуть танк с места приоритетнее вопросов ресурса.

 

Со временем дизельная концепция победила, и сегодня использование тяжелого топлива для танков является нормой.

t34_2.jpg

Трансмиссия Т-34 без некоторых частей в финском музее. Фото Balcer с сайта wikimedia.org

 

Секрет долголетия

 

Дизель В-2 ассоциируется с танком Т-34, хотя уже во время войны его использовали на множестве других боевых единиц, например, другом танке-победителе – тяжелом ИС-2.

 

Со временем менялись мощность и обозначения мотора. Так, классический двигатель В-2-34 для «тридцатьчетверок» развивал 500 л.с., версия для ИС-2 называлась В-2ИС и выдавала 520 л.с., для танка КВ-2 тот же мотор форсировали до 600 л.с.

 

Еще во время войны предпринимались попытки увеличения мощности, в том числе за счет наддува, например, опытный образец В-2СН с центробежным нагнетателем развивал 850 л.с.

 

Но всерьез за форсирование мотора взялись уже после войны. Так, танк Т-72 получил версию В-46 без наддува мощностью 700 л.с., а современные танки Т-90 имеют турбоверсии мотора В-2 мощностью 1000 л.с. (например, двигатели серии В-92).

 

Еще во время войны мотор В-2 стали использовать на самоходках, тягачах и другой технике, а после активно применяли и в мирных целях. Например, модификацию В-31 получил дизель-электрический трактор ДЭТ-250.

 

Помимо классической V-образной формы с 12 цилиндрами от семейства В-2 отпочковались линейки моторов с другим количеством и расположением цилиндров, в том числе, для использования на судах. Для БМП были разработаны «плоские» шестицилиндровые версии В-2 с большим углом развала цилиндров.

 

Конечно, у мотора В-2 и его модификаций было множество «конкурентов», которые пытались вытеснить мотор Т-34 из моторных отсеков более поздних танков. Можно вспомнить один из самых невероятных танковых моторов 5ТДФ для Т-64 и Т-72. Двухтактный пятицилиндровый дизель с десятью поршнями, двумя коленчатыми валами и двойным наддувом поражал воображение навороченностью конструкции, и все-таки эволюционную гонку выиграли потомки мотора В-2.

 

Почему он оказался настолько живучим? Его создатели «угадали» базовые параметры и компоновку, которые обеспечили эффективность конструкции и большой запас «на вырост». Возможно, именно так и проявляется технический гений: выполнить не только сиюминутные требования, но подумать и о следующих шагах.

t34_3.jpg

Т-34-85 образца 1944 года на постаменте в Курске. Фото с сайта wikimedia.org

 

Скромные герои

 

А теперь самое время отдать должное людям, создававшим и развивавшим семейство моторов В-2. Его разработка велась в 1930-х годах на Харьковском паровозостроительном заводе под руководством Константина Челпана, а на поздних стадиях – Тимофея Чупахина. В создании В-2 принимал участие Иван Трашутин, который позже стал главным двигателистом «Танкограда» – танкового производства Челябинска.

 

Мотор В-2 начали выпускать в Харькове, затем – в Сталинграде и Свердловске, но основная часть моторов была выпущена Челябинским тракторным заводом, возникшим после эвакуации нескольких танковых производств в тыл. Именно на ЧТЗ была собрана львиная доля двигателей В-2 во время войны, и этот же завод занимался развитием концепции в послевоенное время, в том числе под руководством известного конструктора Валентина Чудакова.

 

Читать полностью: http://www.km.ru/science-tech/2015/05/18/758892-genialnyi-dizel-ot-t-34-do-t-90

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Алесь    0

Топ-10 самого необычного оружия планеты

2.jpg

 

 

10 место - надувной американский самолет

 

Надувные самолеты GA.468 и GA.466 - едва ли не единственные полностью надувные самолеты, разработанные по заказу армии США. Программа по созданию таких самолетов предполагала, что «комплект» мог быть использован для спасения пилотов сбитых самолетов. Заказ на легкий самолет получила компания Goodyear, и уже через два месяца самолет был представлен. Фюзеляж и крылья состояли не из дерева или металла, а двухслойной плотной резины с системой нейлоновых нитей, создающих своеобразные камеры. Давление воздуха от насоса в 1,7 атм обеспечивало необходимую жесткость конструкции, а двигатель McCulloch мощностью 60 л.с быстро поднимал надувной самолет в воздух.

 

5934945.jpg

 

 

 

9 место - немецкий танк A7V

 

Разработанный и построенный в конце Первой мировой войны танк стал своеобразным противовесом немецкого производства танкам, которые применяли британские войска. Он напоминал не столько бронемашину, сколько надворную постройку на какой-нибудь даче. Огромный стальной корпус грубой формы, который поставили на тракторное шасси весьма относительно защищал экипаж от огня противника. Вооружение танка состояло лишь из восьми пулеметов с полным боекомплектом и крупнокалиберного головного орудия. Многие машины не принимали участие в серьезных сражениях, поскольку сильная жара частенько выводила из строя... экипаж. К тому же, подвижность танка была на чудовищно низком уровне, о быстрых прорывах на таких машинах можно было забыть.

 

7717020.jpg

 

 

8 место - танк Т-34-85 с минным тралом ПТ-3

 

Из истории мы знаем, что хорошее вооружение и бронирование танков Т-34 позволяло им давать достойный отпор немецким танковым частям. Однако в деле танка Т-34 есть и еще одна интересная страница. Т-34, а если быть точными, то Т-34-85, часто использовали для разминирования и «пробивания» коридоров через минные поля. Для того, чтобы переоборудовать танк Т-34-85 в машину для разминирования, даже не требовалось специальных манипуляций. Катковый трал ПТ-3 просто крепили в передней части машины и пускали такой танк впереди колонны.

 

5932897.jpg

 

 

 

7 место - «обрез» винтовки Мосина

 

Cоветское оружие, особенно то, что было выпущено до начала и во время Великой Отечественной, для коллекционеров и любителей оружия по всему миру представляет особенную ценность. Однако среди коллекционеров есть и такие люди, которые умудряются адаптировать уже устаревшее вооружение под современные нужды. Один из таких энтузиастов решил сделать на базе винтовки Мосина не просто приспособление для стрельбы в любых условиях, но и построить оружие как ультракомпактное. Отпилив в своем гараже часть ствола винтовки и оставив лишь 40 с небольшим сантиметров от первоначальной длины, умелец облачил винтовку Мосина в современный пластиковый корпус и установил планки типа Пикатинни для крепления современных прицелов. Из старой винтовки удалось построить уникальное оружие для стрельбы практически в любых современных условиях. Надежность и безотказность винтовки была умело украшена съемным прикладом и высокопрочным пластиковым корпусом.

 

7718044.jpg

 

 

 

6 место - итальянский самолет-бочка

 

В 30-х годах ХХ века итальянский инженер, служивший в ВВС Италии, выступил с идеей создания самолета с крайне необычной аэродинамической схемой. Согласно этой конструкции, потоки воздуха должны были не обтекать самолет благодаря просчитанной аэродинамике, а проходить сквозь него. Луиджи Стипа своей безумной идеей сквозного фюзеляжа заинтересовал Министерство Авиации Италии, которое в конце концов и заказало постройку летающего прототипа на мощностях завода Caproni. Первый вылет самолета Stipa с двигателем всего в 120 л.с состоялся в 1932 году. В ходе испытаний выяснилось, что необычная аэродинамика давала как ряд преимуществ - таких, как повышение КПД двигателя, так и ряд серьезных недостатков - в случае входа самолета в так называемый «штопор» вывести машину с такой схемой не представлялось возможным. Поэтому в ходе научных исследований и опытных испытаний самолету вынесли приговор. В 1933 году проект окончательно прикрыли.

 

5939041.jpg

 

 

 

5 место - советский «Конденсатор»

 

Самоходная минометная установка 2П - это самый настоящий исполин. По сравнению с ней самые крупные современные артиллерийские системы лишь карлики. Советское орудие весом в 64 тонны было способно стрелять боеприпасом калибра 406-мм на дальность до 25 километров. Назначение это машины - стирать с лица земли крупные группировки противника, промышленные объекты и другие особо важные цели обычными боеприпасами или специальными боеприпасами с ядерным зарядом. Выстрел установки 2А3 на восьмикатковом шасси был такой силы и сопровождался таким страшным грохотом, что находящимся внутри машины членам экипажа даже предписывалось применение спецредств в виде затычек в уши, чтобы попросту не оглохнуть. Отдача же многотонной минометной системы была такой, что выстрел откатывал машину на 8-10 метров от места, где она размещалась. После каждого выстрела экипажу было необходимо осматривать внутренние узлы и части машины на предмет повреждения, поскольку огромное орудие буквально вырывало закрепленную внутри самоходки аппаратуру.

 

7710876.jpg

 

 

 

4 место - «атомный» Т-95

 

Экспериментировать с новыми технологиями в Советском Союзе любили и могли. И одной из таких технологий была атомная энергия. С ее помощью можно осветить город, дать энергию туда, где еще вчера ее не было, продлить практически до бесконечности дальность полета летательного аппарата. Именно с такой целью, по мнению авиационных экспертов, проектировался Ту-95ЛАЛ - самолет с реактором на борту. После наземных испытаний в 1959 году под летающую лабораторию был выделен серийный Ту-95 с бортовым номером 408. Использование атомной энергии сулило бесконечную дальность полета, однако практическая реализация этой огромной работы сразу же столкнулась с рядом сложностей. Несмотря на то, что наземные испытания позволили вывести реактор на необходимую мощность, опасности, связанные с эксплуатацией, и сам смысл такого самолета был под вопросом. Несмотря на утопичность идеи о бесконечных перелетах, экспериментаторам удалось разработать целую серию защитных механизмов в сфере атомной энергии, которые чуть позже были использованы при строительстве атомных электростанций. Идею более совершенного самолета на атомной тяге так и не реализовали.

 

5926753.jpg

 

 

 

3 место - переносной «Град»

 

Переносная установка для стрельбы реактивными боеприпасами была разработана по просьбе правительства Демократической республики Вьетнам. Советские инженеры смогли в кратчайшие сроки разработать и собрать установку, которой без особого труда в пылу боя мог воспользоваться абсолютно любой солдат: будь то боец регулярной армии или доброволец, никогда не видевший оружия. Снаряды М-21ОФ, которые использовались в системе залпового огня БМ-21 «Град» в виде собранных на шасси грузовика направляющих, на базе однозарядной переносной установки превращались в высокоточное вооружение для одиночной стрельбы. Особенно эффективно переносной «Град» зарекомендовал себя в обстрелах вьетнамскими повстанцами американских аэродромов. Осколочно-фугасные снаряды наносили критический урон авиации и имуществу американских военных и надолго выводили их из строя.

 

7711900.jpg

 

 

 

2 место - беспилотник-камикадзе

 

Идея использовать беспилотники в качестве эффективного средства для достижения превосходства на поле боя не такая уж и новая. Разведывательные, ударные, медицинские, военно-транспортные... Каких только БПЛА не успели придумать! Однако одним из самых интересных и передовых направлений использования этих устройств остается создание так называемых беспилотников-камикадзе. Такое устройство больше похоже не на летательный аппарат, а на небольшую бомбу, оснащенную двигателем и стабилизаторами для полета. В случае с летающими самоубийцами ситуация обстоит куда интереснее, нежели с самоуничтожающимися наземными дронами. «Брандеры» известны уже не одну сотню лет, а вот использование пикирующих на голову умных бомб - дело ближайшего будущего. Пара-тройка кг взрывчатого вещества, умный детонатор, гироскоп и корпус - это все, что нужно для постройки такого оружия.

 

5923681.jpg

 

 

 

1 место - баллистическая противокорабельная ракета

 

Конструкторское бюро Виктора Петровича Макеева, расположенное в Миассе, явило миру военных технологий абсолютно уникальную разработку, равных которой не было несколько десятилетий. Подводная лодка пректа 605 с ракетами 4К18 была способна поражать целую авианосную ударную группировку противника, причем делать это очень точно. Жидкостная баллистическая ракета обладала такими скоростными характеристиками, что ее нельзя было обнаружить даже при помощи самых перспективных систем ПВО. Летящую почти вертикально головную часть ракеты со скоростью, исчисляемой в километрах в секунду, нельзя было остановить. Можно было лишь бороться с ее последствиями. Однако, если учесть, что советская ракета могла снаряжаться разными типами боевых частей, то можно смело утверждать, что одно попадание ракеты 4К18, выпущенной подводной лодкой, могло поставить крест на любом, даже самом защищенном вражеском корабле.

 

7709852.jpg

 

 

 

Автор: Дмитрий Юров

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Алесь    0

«Вдруг война, а я небритый»: что лежит в солдатской «косметичке»

2.jpg

Брутальная щетина, легкая небрежность - эти черты давно являются почти обязательным атрибутом многих привлекательных мужчин. Но лишь на «гражданке». А вот в армии свой регламент, там требуется идеальный порядок во всем, включая внешность. И выполнять эти требования теперь стало проще: обмундирование российского солдата пополнилось необычным аксессуаром - армейским несессером, или, попросту говоря, «косметичкой».

 

Ничего смешного - предметы, входящие в набор, действительно необходимы каждому. Полюбившийся солдатам несессер нам показали бойцы Западного военного округа. В стандартную комплектацию входят девятнадцать предметов. Еще недавно буквально для всех нужд в армии использовалось мыло. Теперь на смену ему пришел почти столь же универсальный шампунь-гель.

 

А для стирки военнослужащих снабдили специальным компактным средством. Побриться призывники теперь могут хоть в глухом лесу. Гель для бритья, гель после бритья, бритвенный станок со сменными картриджами. И приятное дополнение - небольшое зеркальце, которое можно повесить даже на дерево.

 

5996230.jpg

 

Просто добавь воды!

 

Есть в военной «косметичке» и совсем необычные на первый взгляд предметы. Например, бальзам для губ. Но ведь потрескавшиеся от мороза губы - проблема отнюдь не только слабого пола! Так что бальзам может оказаться очень кстати, например, в Заполярье. Как и крем для рук - цыпки и мозоли никого не радуют. Для ухода за ногами в несессере есть специальный антигрибковый гель. Еще одним гелем - антибактериальным - рекомендуется обрабатывать руки перед приемом пищи, если воды рядом нет.

 

Отдельно стоит отметить саму «косметичку». Приятный цвет, прочный материал, множество отделений - от такой вещицы, наверное, даже дамы не откаались бы.

 

Наши предки клали в несессер пудру и махорку

 

Все новое - хорошо забытое старое. Армейский несессер появился в русской армии еще в начале XVII века. Тогда он назывался рекрутским ридикюлем и включал в себя странные для современного человека вещи: расческу для усов, пудру для парика и махорку.

 

В начале XVIII века несессеры в русской армии были отменены и вернулись лишь к концу XVIII века. Теперь это были металлические коробочки, где военные хранили ножницы, бритву и столовые приборы.

 

После революции несессеры в очередной раз упразднили. И вот теперь они вернулись.

 

Что положили в несессер:

 

1. Зубная щетка

2. Станок бритвенный

3. Картридж со сменными лезвиями

4. Щипчики для ногтей

5. Расческа

6. Набор швейный

7. Полотенце

8. Набор пластырей

9. Стакан силиконовый с крышкой

10. Бальзам гигиенический для губ

11. Зубная паста

12. Шампунь-гель для мужчин

13. Гель для бритья

14. Гель после бритья

15. Дезодорант роликовый

16. Гель для стирки

17. Крем для рук

18. Гель для рук с витамином Е

19. Гель для ног гигиенический

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите в него для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас