Jump to content
Форум - Замок

Необъяснимая реальность


Recommended Posts

 

 

Что до двойников, мне лично просто в свое время они очень много снились, и это часто были страшные сны, пугали до невероятности. А если говорить о двойниках в реальной жизни, то я не уверен, что это какие-то прямо конкретно демоны - мне естественнее предположить, что это налагаются две реальности, два параллельных мира, и встречаешь человека из одного мира, а потом перемещаешься в немножко другой, 'трансерфишь', что называется, но с сохранением элементов памяти из предыдущего. И думать и даже помнить о тех двойниках неверно может быть, в том числе, поэтому - ты уже трансерфнул из того мира, к лучшему или к худшему, и теперь думать о нем, опять к нему привязываться...?

А грудной ребёнок в кроватке? Ох, мужчины... Трансерфнул, и фсё)))

Големы это, Костя, големы. Нет у них души, такой, как есть у нас... И нечего нам в том мире делать, раз нас Бог в этот послал...

Link to post
Share on other sites
  • 2 months later...
  • Replies 98
  • Created
  • Last Reply

Top Posters In This Topic

До сих пор не могу прийти в себя...

Почти два месяца назад я со своими знакомыми собралась ехать ягоды собирать. Мы договорились, что они заедут за мной, предварительно позвонив, чтобы я вышла к подъезду.

 

И вот, я уже была одета и приготовила все, что нужно было взять с собой (емкости под ягоды, еду), все это уже стояло на пороге. И тут мой сын, которому 4,5 года, видя, что я собираюсь, просто впадает в истерику. Ему это вообще не свойственно, я всегда спокойно уходила из дома, и он легко оставался с моей мамой. Сын плакал и кричал: "Мамочка, не уходи!", он ложился прямо на порог возле двери и хватал меня за ноги! Тогда я стала его успокаивать, прижала к себе и поняла, что у него температура, он горячий (видимо, наревел себе ее), однако я подумала, что его капризы связаны с тем, что он заболел. Я решила не рисковать и никуда не ехать. Позвонила знакомым, которые уже ехали за мной, и дала им "отбой", предварительно объяснив ситуацию.

 

Когда сын понял, что я осталась дома и переоделась обратно в домашнюю одежду, он успокоился, жар спал и его поведение стало обычным. Я еще подумала, что зря не поехала и даже расстроилась...

 

Вечером мне позвонили и сообщили, что на обратном пути мои знакомые, с которыми я должна была ехать за ягодами, разбились на машине: лобовое столкновение с фурой, все четверо - на смерть... Я должна была быть пятой в этой машине...

Сынок, я не знаю, как ты это почувствовал, но спасибо тебе, ведь обычно мать дает жизнь ребенку, а в этот раз ты дал ее мне!

 

из паблика вконтакте "Просто история"

Link to post
Share on other sites

До сих пор не могу прийти в себя...

Почти два месяца назад я со своими знакомыми собралась ехать ягоды собирать. Мы договорились, что они заедут за мной, предварительно позвонив, чтобы я вышла к подъезду.

 

И вот, я уже была одета и приготовила все, что нужно было взять с собой (емкости под ягоды, еду), все это уже стояло на пороге. И тут мой сын, которому 4,5 года, видя, что я собираюсь, просто впадает в истерику. Ему это вообще не свойственно, я всегда спокойно уходила из дома, и он легко оставался с моей мамой. Сын плакал и кричал: "Мамочка, не уходи!", он ложился прямо на порог возле двери и хватал меня за ноги! Тогда я стала его успокаивать, прижала к себе и поняла, что у него температура, он горячий (видимо, наревел себе ее), однако я подумала, что его капризы связаны с тем, что он заболел. Я решила не рисковать и никуда не ехать. Позвонила знакомым, которые уже ехали за мной, и дала им "отбой", предварительно объяснив ситуацию.

 

Когда сын понял, что я осталась дома и переоделась обратно в домашнюю одежду, он успокоился, жар спал и его поведение стало обычным. Я еще подумала, что зря не поехала и даже расстроилась...

 

Вечером мне позвонили и сообщили, что на обратном пути мои знакомые, с которыми я должна была ехать за ягодами, разбились на машине: лобовое столкновение с фурой, все четверо - на смерть... Я должна была быть пятой в этой машине...

Сынок, я не знаю, как ты это почувствовал, но спасибо тебе, ведь обычно мать дает жизнь ребенку, а в этот раз ты дал ее мне!

 

из паблика вконтакте "Просто история"

Футы! А я думала это про тебя...

Link to post
Share on other sites

Футы! А я думала это про тебя...

ОК, я поняла свою ошибку - буду сначала писать - откуда)))

Моим уже 30 и 24)))

А вообще подобный случай был, но там кроме пере... с участниками событий ничего страшного не произошло...

У нас в НИИ часто на обмеры памятников выезжали, командировки было совершенно разной длительности, но поскольку я одна в двумя детьми, то мне доставались только однодневные... Это тяжело, дорога туда и обратно порой занимала более 6-ти часов, а ещё плюс рабочий день)))

И вот мы должны были ехать на обмеры памятника в другую область на нашем институтском Мерседесике... там человек 8 помещается... Дня на три... Поскольку недолго, я согласилась, да и дети тогда были уже большие: сыну 16 лет, дочке -10 лет...

Узнали заранее, забрасывание рук на плечи и капризуленьки не помогли, и вот в вечер перед отъездом моя "манюня" выдала температуру под 40 градусов...

Ну что, утром мне пришлось извиняться и оставаться... А болела она буквально один день)))

С нашими было всё относительно в порядке, правда, поездка эта была неоднозначной - вызвала два развода, пару увольнений... ну и если бы участники событий не помалкивали, то и мордобоя с непредсказуемыми последствиями было бы не избежать...

А что было бы со мной лично, если бы не дочка, история умалчивает... Но возможно-возможно... потому что у неё чутьё на опасности)))

Link to post
Share on other sites
  • 2 weeks later...

История, которую хочу вам предложить, как будто фантастическая... Но я уверена, что такое может быть в реальности)))

 

– Мир тебе, – ласково сказал Ангел, присаживаясь рядом с Котом на толстую ветку и стряхивая с неё снег.
– Привет, – Кот приоткрыл зелёный глаз, лениво оглядел Ангела и отвернулся.

Ангел спрятал под крыльями босые ноги и посмотрел вниз. Под ними лежал белый двор, полный смеха, визга, летающих снежков и скрипа шагов.
– Высоко ты забрался, – сказал Ангел, оценивая расстояние до земли.
– Зато сюда даже Сашкин снежок не долетит.
Ангел понимающе кивнул и подобрал опущенные крылья. Помолчали.

– А ты что, за моей старушкой явился? – не поворачивая головы, спросил Кот. Голос его был такой же ленивый, но Ангел сразу увидел, как сгустилась вокруг него боль и тревога.
– Нет, я ни за кем.
– А! – Облачко тревоги поредело. – Она каждый день говорит, что скоро Ангел её заберёт, - счёл нужным объяснить Кот. – Видно, другой прилетит…

Опять помолчали. Но, видимо, Кота всё же беспокоило присутствие Ангела, и он как можно равнодушнее спросил:
– А ты сюда зачем?
– Да так, отдохнуть присел. Парнишку одного в вашем городе от него же самого спасал. Ох, и трудная это работа! Теперь домой лечу.
– Так ты, это… и от болезни можешь?
– Смотря какая болезнь. Но многое могу. Хранитель я.
– Так чего же ты тут расселся?! – взревел вдруг Кот. – А ну пошли!
И он рыжим вихрем слетел на землю. Ангел тихо приземлился рядом.
Старушка была такая худенькая, что Ангел не сразу разглядел её среди белых подушек. Глаза старушки были закрыты, а грудь ходила ходуном, заполняя всю комнату хрипом, свистом и всхлипами. Ангел наклонился над нею, положил на грудь белые крылья и стал что-то шептать – ласково и тихо. Пока он так стоял, Кот подбросил в печку дров, подвинул на плиту остывший чайник и поставил большую кружку с молоком, сыпанув в неё какой-то травы – готовил питьё для хозяйки.

Когда Ангел разогнулся, дыхание старушки было ровным и тихим, впалые щёки порозовели.
– Пусть поспит, – сказал он Коту. – Ослабла она сильно.
Кот отвернулся и быстро вытер глаза.

Старушка спала, а Кот и Ангел пили чай, и Кот всё подливал в свой чай сливки, а Ангел улыбался, глядя на него.
– Я, наверное, останусь пока у вас, - сказал он, размешивая мёд, - Пока Михайловна не встанет.
– А ты откуда знаешь, что она Михайловна?
– Я же Ангел. Я и то знаю, что тебя Чарликом зовут.
– Значит, вроде познакомились, – хмыкнул Кот. – А тебя как величать?
– А у нас имён нет. Просто Ангел.
Кот молча подвинул ему сливки и прихлебнул из кружки.
Тикали над столом ходики, трещали в печке дрова, за окном усиливался ветер.
– Вот ты спрашивал, зачем я высоко залез, – усмехнулся вдруг Кот. – Выходит, тебя ждал. – И задумчиво добавил, прислушиваясь к ветру: – Носки тебе связать надо. Что ж ты босиком-то по снегу?..

© Людмила Соснина

Link to post
Share on other sites
  • 11 months later...

Эту историю я узнала от новой знакомой – соседки в больничной палате. Произошла она с ее братом еще во времена Советского Союза. Ее брат занимался перегонами грузовых автомобилей по разным регионам страны. И однажды Василия, так его звали, отправили на очередное задание вместе с его напарником Петром.

Все шло хорошо: мужчины без особых приключений добрались до пункта назначения, очень быстро оформили все необходимые документы, получили нужную машину и уже на ней отправились обратно домой. Погода стояла отличная, машина была в прекрасном состоянии, они ехали очень легко, можно сказать, даже весело. Ехали они почти без остановок, ребята вели ее по очереди – пока один был за рулем, другой – отсыпался. Когда большая часть пути была позади, машина въехала в ночной лес. Так получилось, что дорога шла именно через него. В это время Василий был за рулем, а Петр как раз проснулся.

Внезапно стали происходить очень странные вещи. На лобовое стекло машины кто-то прыгнул. Что-то напоминавшее фигуру человека. Тела не было, была одна тень. Она начала отчаянно биться в стекло руками и ногами, как будто хотела остановить машину. Василий и Петр переглянулись. Им стало не по себе, от увиденного волосы встали дыбом.

Вдруг машина просто заглохла. Тень исчезла. Водители были до того напуганы, что побоялись даже выйти из машины. Так и сидели. Через какое-то время они увидели приближающийся грузовик. Не доезжая до них метров 20, он тоже заглох. Водители решились выйти из машин только когда рассвело. Они сразу познакомились и начали рассказывать свою историю. Оказалось, что водители грузовика тоже видели тень, которая молотила в их стекло, а потом просто заглохли. Пока они разговаривали, до них стали доноситься странные звуки. Это были то ли стоны, то ли всхлипывания, что-то неясное.

Недолго думая знакомые отправились на поиски источника этих звуков. Идти им пришлось достаточно долго, только через полчаса упорных поисков они увидели страшную картину. К большому дереву был привязан мальчик, лет четырех. Видимо, он был здесь уже давно, так как сил у него совсем не осталось, он только стонал.

Как только водители освободили мальчика и вернулись к своим машинам, они сразу завелись. Водители приняли единогласное решение, сразу же ехать в милицию. История мальчика оказалась очень печальной. Его мама умерла, а папа нашел себе другую женщину, которая и заставила его избавиться от сына. Безумный отец не нашел другого выхода, как привязать ребенка к дереву в лесу.

Ребята решили, что тень была умершей матерью. Ведь материнская любовь способна творить чудеса.

Link to post
Share on other sites

Эту историю я узнала от новой знакомой – соседки в больничной палате. Произошла она с ее братом еще во времена Советского Союза. Ее брат занимался перегонами грузовых автомобилей по разным регионам страны. И однажды Василия, так его звали, отправили на очередное задание вместе с его напарником Петром.

Все шло хорошо: мужчины без особых приключений добрались до пункта назначения, очень быстро оформили все необходимые документы, получили нужную машину и уже на ней отправились обратно домой. Погода стояла отличная, машина была в прекрасном состоянии, они ехали очень легко, можно сказать, даже весело. Ехали они почти без остановок, ребята вели ее по очереди – пока один был за рулем, другой – отсыпался. Когда большая часть пути была позади, машина въехала в ночной лес. Так получилось, что дорога шла именно через него. В это время Василий был за рулем, а Петр как раз проснулся.

Внезапно стали происходить очень странные вещи. На лобовое стекло машины кто-то прыгнул. Что-то напоминавшее фигуру человека. Тела не было, была одна тень. Она начала отчаянно биться в стекло руками и ногами, как будто хотела остановить машину. Василий и Петр переглянулись. Им стало не по себе, от увиденного волосы встали дыбом.

Вдруг машина просто заглохла. Тень исчезла. Водители были до того напуганы, что побоялись даже выйти из машины. Так и сидели. Через какое-то время они увидели приближающийся грузовик. Не доезжая до них метров 20, он тоже заглох. Водители решились выйти из машин только когда рассвело. Они сразу познакомились и начали рассказывать свою историю. Оказалось, что водители грузовика тоже видели тень, которая молотила в их стекло, а потом просто заглохли. Пока они разговаривали, до них стали доноситься странные звуки. Это были то ли стоны, то ли всхлипывания, что-то неясное.

Недолго думая знакомые отправились на поиски источника этих звуков. Идти им пришлось достаточно долго, только через полчаса упорных поисков они увидели страшную картину. К большому дереву был привязан мальчик, лет четырех. Видимо, он был здесь уже давно, так как сил у него совсем не осталось, он только стонал.

Как только водители освободили мальчика и вернулись к своим машинам, они сразу завелись. Водители приняли единогласное решение, сразу же ехать в милицию. История мальчика оказалась очень печальной. Его мама умерла, а папа нашел себе другую женщину, которая и заставила его избавиться от сына. Безумный отец не нашел другого выхода, как привязать ребенка к дереву в лесу.

Ребята решили, что тень была умершей матерью. Ведь материнская любовь способна творить чудеса.

Link to post
Share on other sites

В самом начале девяностых, будучи ещё студенткой, поехала в Индию и встретила там замечательного человека. Как это часто бывает, по безумной любви вышла за него замуж. Мой новоиспечённый супруг ещё до свадьбы предупредил меня, что вся его семья настроена против снохи-иностранки. Ибо хорошей женой может быть только индианка, а все белые девки - шлюхи. И это аксиома. Так что жить мы будем отдельно, в съёмной квартире. Я огорчилась, но приняла эту новость спокойно. Мало ли в России случается подобных ситуаций. Ничего, пройдёт время, свёкры увидят, какая я замечательная и как сильно я люблю их сына, и наши отношения наладятся. Господи, моя наивность была беспредельна. Я щебетала об этом любимому мужу, он только грустно улыбался в ответ. Тогда я ещё не в полной мере понимала, что наш брак сделал его буквально изгоем. 

 

В Индии очень сильны родственные связи, семья и родители стоят на первом месте. Все индийцы воспитываются и живут в джоинт фэмили (все живут под одной крышей: дедушки-бабушки, родители, дети, невесток сыновья тоже приводят в эту объединённую семью). Младшая невестка становится буквально прислугой, на ней весь дом - стирка, уборка, готовка на всех членов семьи, утренний, вечерний, обеденный чай для всех, массаж свекровкиных ног и так далее. Мой Раджеш прекрасно знал, что прислугой я не буду, поэтому ушел из семьи, снял для нас квартиру. За что семьёй был проклят и лишен доли в семейном бизнесе. Самое страшное для индийца - быть изгнанным из семьи или клана. Лишенный поддержки семьи, Радж начал продвигаться в модельном бизнесе, благо внешность была мало индийской, яркой и привлекательной, кожа белой, рост тоже не индийский - 183, поэтому его брали на съёмки его довольно охотно. 

 

Так как я училась в институте, то первые годы брак наш был скорее гостевым: зимой я прилетала в Индию на каникулы, летом - Раджеш в Россию. И вот зимой 93-го я прилетела после очередной сессии, принеся с собой радостную новость. Я беременна, и УЗИ показало, что у нас будет дочка!!! Радж был очень счастлив, а общие знакомые передали, что свекровь сказала: "Ну кого ж ещё русская шлюха родить может? Только другую такую же шлюху". Вот как-то так. И тем сильнее было моё удивление, когда Раджеш сказал, что звонила его мама, что она очень хочет навестить нас, очень хочет наладить отношения, говорит, что она была неправа, что уже очень сильно любит будущую внучку и т. д. Я очень сильно обрадовалась. Навела в нашей малюсенькой квартирке чистоту идеальную, наготовила русских блюд, так как индийских готовить не умела. Приехала свекровь, привезла подарки. Ела мои угощения, хвалила. Называла дочкой, по волосам гладила. А на следующий день после её отъезда началось ЭТО. 

 

Днём, когда Радж уехал на съёмки рекламы, прилегла отдохнуть, ноги отекли, спина побаливала, срок уже был больше четырёх месяцев. И вижу очень яркий и безумно реалистичный сон. Будто идём мы с Раджешем по полю, русскому полю. Травы мёдом пахнут, небушко синее, такое только в России бывает. И вдруг откуда ни возьмись появляется моя свекровушка-змеиная головушка. Нелепо как-то и смешно смотрелась она в русском поле в пёстром сари. Хватает за руку моего милого и тащит за собой. При этом буквально шипит в мою сторону на чистом русском языке: "Не отдам, с*ка, мой это сын. А ты сдохнешшшшшь, сдохнешшшшшшшшь, и отродье твоё проклятое вместе с тобой сдохнет, так и не родится отродье твоё!!!" Подбегает свекровь ко мне и изо всех сил пинает ногой в живот. Проснулась я от этого очень реального пинка и дикой боли в животе на полу. Ну, я ж будущий медик. Сон списала на изменение гормонального фона, а боль в животе на недавний авиаперелёт. Конечно же, меня эта боль в низу живота насторожила. Индийской медицине я не доверяла и не доверяю, поэтому решила, что если боль не утихнет, срочно меняю билет на самое ближайшее число. Но боль прошла внезапно и сразу. Я успокоилась. Радж вернулся со съёмок, мы поужинали, погуляли и спать легли. А ночью... Ночью я проснулась от сильного удара по голове. Села резко на кровати: Радж спит на противоположном краю, причём на животе. Так что ударить или задеть меня случайно он не мог. Но голова-то болит, как будто последствия ощутимого сотрясения мозга! 

 

А с того дня так и пошло: как только спать или отдохнуть днём прилягу, только начну засыпать, просыпаюсь от ударов то по голове, то по животу, то от ужасных пощёчин, от которых ещё долго след на лице остаётся. Я никак не могла понять в чём дело. Что же с моим психическим здоровьем-то не так??? Так как спать я не могла ни днём, ни ночью, то стала уже видеть зрительные галлюцинации. Видела сначала как бы неясные тени, на ресницах будто повисшие. Такой эффект бывает при приближении катаракты. Блин, ну не может быть у меня катаракты! Дальше больше. Видела сначала неясно, а потом очень отчётливо мужчину и женщину. Только уродливых уж каких-то очень: сами голые, кожа сморщенная и тёмная, как печёная картошка, хари все у них не то в бородавках, не то в болячках, руки ниже колен, у мужика ноги кривые - телега проедет, а у бабы нос - Буратино отдыхает, и титьки высохшие плоские из стороны в сторону болтаются при каждом движении, как уши спаниеля. И будто бы били меня и спать не давали именно они. При этом били уже даже когда я вроде бы и не спала. Били больно, чётко, с будничным выражением харь, будто исполняли очень нужную, но уже надоевшую работу. Тогда я поняла, что схожу с ума и мне срочно нужно домой, в Россию. 

 

От бессонницы стала худеть, засыпала буквально на ходу. А когда живот от ударов стал болеть просто беспрерывно и появилось кровотечение, я очень боялась, что ребёнка могу не сохранить! Билет на самолёт был поменян, но только рейс был через 4 дня. Не было ближе ничего! Муж уже сорвался в аэропорт, занял по знакомым денег, хотел купить билеты с пересадкой в другой стране. По дороге его ограбили! Украли сумку с заёмными деньгами, в ней ещё и билет прямой до России почему-то лежал. Была паника и ужас, что мне так и суждено будет подохнуть в Бомбее, предварительно сойдя с ума от бессонницы, побоев и общества моих мнимых друзей. 

 

Муж пытался решить проблему с отправкой меня на Родину, денег было мало (Мумбаи был и остаётся самым дорогим городом в Индии в плане проживания). Я плохо помню уже, как он их решить пытался, ибо от бессонницы и побоев находилась в состоянии полубредовом, и со стороны, наверное, больше напоминала идиотку в стадии клинического обострения: трясёт как в лихорадке, всё тело в синяках разной степени цветения, кровоподтёках, от желания спать буквально падаю там, где стою. Но как только упаду, тут как тут мои бессменные спутники - награждают меня ударами, пинками, щипками, пощёчинами. Мне было уже всё равно, что они со мной делают, только бы спать. И я стала менее чувствительна к их зверским побоям. Когда я в очередной раз за день упала спящая на пол, проснулась я от того, что меня кто-то зверски ударил уж не знаю чем, прям сразу по всему телу! Открыла бессильно глаза, надо мной муж плачет, поднять меня пытается. Поняла только, что меня кто-то или об потолок, или прямо потолком ударил. Потом уже Радж сказал мне, что швырнуло меня прямо с пола под потолок, об стену, и потом я уже на пол упала! Чувствую, меня вырвало. Но мне по фигу глубоко. Спать, только спать, и пусть бьют, топчут, пинают. Спааааать... 

 

Потом помню только смутно, что мы с мужем куда-то ехали на машине, я была подушками обложена, ибо швыряло меня по всей машине, и машину нашу швыряло. Весь салон был в крови (маточное кровотечение) и в моей рвоте. Слабо очень помню глинобитный домик, прохладу глиняного пола, огонь. Я лежу где-то во дворе под навесом, вижу огонь, голос на незнакомом языке то ли что-то поёт, то ли говорит нараспев. Спаааать... Уже более чётко помню, как седой старичок гладит меня по голове и что-то говорит, даже не на хинди (я уже хинди более-менее тогда понимать начала). А муж мой переводит мне, что ракшасы (демоны) ушли, и я понимаю, что это дедушка их прогнал. Помню, что муж, взяв мою руку и положив мне её на шею, мне говорит, что теперь у меня другое имя, которого никто не знает: ни я, ни он, ни даже старичок. И ракшасы не смогут узнать его. Под рукой на шее чувствую цепочку и что-то маленькое и продолговатое на цепочке. Опускаю руки на живот, старичок улыбается, и муж переводит, что с дочкой нашей всё хорошо, родится она здоровой и умной, будет похожа на отца и будет очень везучей. Помню, что плача склоняюсь и целую руки старичка, чувствую его ладони на моей голове и "Кальян хо, путри"(живи долго, дочка). 

 

С того дня прошло уже двадцать лет, дочка моя выросла в красавицу и умницу, очень похожую на отца. По жизни ей действительно очень везёт, плюс её старание и терпение. Но я отлично помню "подарочек" бывшей свекрови и парочку тех ракшасов. Все пытки страшны, но пытка сном - ни с чем сравнить её нельзя. А может, мне так всего лишь кажется.

Link to post
Share on other sites

У моей мамы была тетушка, звали ее Ираида Яковлевна, старшая сестра моей бабушки. Добрейшей души человек, в кармане ее вязаного жилета всегда лежали лимонные карамельки, которыми она непременно угощала всех встречных ребятишек. Я называла ее баба Ира и очень любила бывать у нее в гостях. 

Баба Ира жила одна в большом старинном доме в два этажа, а наша семья жила через улицу и поэтому мы помогали пожилой родственнице. Я часто ходила к ней с поручениями от мамы, иногда оставалась переночевать по просьбе бабы Иры. 

Однажды я спросила маму - почему у бабы Иры никого нет, ни мужа, ни детей. И мама рассказала мне такую историю. 

Замуж Ираида вышла рано, как и принято было в деревне. Муж ей достался хороший, работящий и добрый. Родилось у них трое деток - два сына-близнеца, а через 2 года доченька. Жили они дружно, деток растили. 

Ираиде было 36 лет, когда не стало ее матери, а потом и отчим ее слег по тяжелой болезни. Ираида отчима не бросила – ведь когда-то, после смерти ее родного отца, он взял на себя заботы об их семье. 

Характер у отчима был тяжелый, а с болезнью и вовсе испортился. Был он всем недоволен, ругался и кричал, посылал проклятия на Ираиду и ее семью, но она всё трепела и свой дочерний долг исполнила до конца. Когда летом отчима не стало, Ираида с мужем вздохнули свободнее, хотя конечно событие горькое - не стало человека. 

В тот же год, уже поздней осенью шла Ираида с кладбища, прибиралась там перед зимой на могилках родни. Идет не торопясь, вроде немного и отдыхает. А вдруг прямо перед ней прямо на тропку сел ворон - крупный, черный. Сел, и не шугается человека совсем. Ираида вскинула руку - ворон нехотя отлетел подальше и снова сел, наклонил черную голову и смотрит. Так проводил ворон ее до околицы, дошла Ираида до колодца. Смотрит, а возле колодца стоит столб вкопанный, кто и когда вкопал, не понимает - вроде бы, когда шла на кладбище, не было никакого тут столба. Столб много выше роста человека, свежеструганное бревно будто. Подошла Ираида ближе, как на макушку столба с шумом сел ворон, раскрыл черные крылья, и, глядя прямо на Ираиду, вдруг проскрипел сиплым трескучим голосом: 

- Все уйдут, никто не придет, никто не придет, никто не придет, не придет, не придет... 

Тут Ираида и потеряла сознание, упала на мерзлую уже землю. В себя ее привела пришедшая на колодец по воду соседка Никитовна, нашла Ираиду, лежащую у колодца без сознания. Смотрит, нет у колодца никакого столба, нет и ворона нигде. Всё как было, так и есть. Через время всё это сгладилось в памяти Ираиды, жили как все, готовились женить одного их сыновей, да и к дочке жених уже приглядывался. 

Не суждено было состояться свадьбам, потому что летом началась война. У колодца вкопали столб – свежеструганное бревно, и на нем закрепили громкоговоритель. 

А в 43 году Ираида поняла, что говорил ей Ворон. Все ушли - никто не вернулся. Муж, два сына, красавица - дочь... Осталась одна Ираида, жить в большом доме, хранить немногие фотографии близких и четыре похоронки...

Link to post
Share on other sites
  • 1 month later...

"МОЖНО ПОПРОСИТЬ НИНУ?"

 

Кир БУЛЫЧЕВ

 

- Можно попросить Нину? - сказал я.

- Это я, Нина.

- Да? Почему у тебя такой странный голос?

- Странный голос?

- Не твой. Тонкий. Ты огорчена чем-нибудь?

- Не знаю.

- Может быть, мне не стоило звонить?

- А кто говорит?

- С каких пор ты перестала меня узнавать?

- Кого узнавать?

Голос был моложе Нины лет на двадцать. А на самом деле Нинин голос лишь

лет на пять моложе хозяйки. Если человека не знаешь, по голосу его возраст угадать трудно. Голоса часто старятся раньше владельцев. Или долго остаются молодыми.

- Ну ладно, - сказал я. - Послушай, я звоню тебе почти по делу.

- Наверно, вы все-таки ошиблись номером, - сказала Нина. - Я вас не знаю.

- Это я, Вадим, Вадик, Вадим Николаевич! Что с тобой?

- Ну вот! - Нина вздохнула, будто ей жаль было прекращать разговор. - Я не знаю никакого Вадика и Вадима Николаевича.

- Простите, - сказал я, и повесил трубку.

Я не сразу набрал номер снова. Конечно, я просто не туда попал. Мои пальцы не хотели звонить Нине. И набрали не тот номер. А почему они не хотели?

Я отыскал в столе пачку кубинских сигарет. Крепких, как сигары. Их, наверно, делают из обрезков сигар. Какое у меня может быть дело к Нине? Или почти дело? Никакого. Просто хотелось узнать, дома ли она. А если еенет дома, это ничего не меняет. Она может быть, например, у мамы. Или в театре, потому что она тысячу лет не была в театре.

Я позвонил Нине.

- Нина? - сказал я.

- Нет, Вадим Николаевич, - ответила Нина. - Вы опять ошиблись. Вы какой номер набираете?

- 149-40-89.

- А у меня Арбат - один - тридцать два - пять три.

- Конечно, - сказал я. - Арбат - это четыре?

- Арбат - это Г.

- Ничего общего, - сказал я. - Извините, Нина.

- Пожалуйста, - сказала Нина. - Я все равно не занята.

- Постараюсь к вам больше не попадать, - сказал я. - Где-то

заклинилось. Вот и попадаю к вам. Очень плохо телефон работает.

- Да, - согласилась Нина.

Я повесил трубку.

Надо подождать. Или набрать сотню. Время. Что-то замкнется в

перепутавшихся линиях на станции. И я дозвонюсь. "Двадцать два часа ровно", - сказала женщина по телефону "сто". Я вдруг подумал, что если ее голос записали давно, десять лет назад, то она набирает номер "сто", когда ей скучно, когда она одна дома, и слушает свой голос, свой молодой голос. А может быть, она умерла. И тогда ее сын или человек, который ее любил,

набирает сотню и слушает ее голос.

Я позвонил Нине.

- Я вас слушаю, - сказала Нина молодым голосом. - Это опять вы, Вадим Николаевич?

- Да, - сказал я. - Видно, наши телефоны соединились намертво. Вы только не сердитесь, не думайте, что я шучу. Я очень тщательно набирал номер, который мне нужен.

- Конечно, конечно, - быстро сказала Нина. - Я ни на минутку не

подумала. А вы очень спешите, Вадим Николаевич?

- Нет, - сказал я.

- У вас важное дело к Нине?

- Нет, я просто хотел узнать, дома ли она.

- Соскучились?

- Как вам сказать...

- Я понимаю, ревнуете, - сказала Нина.

- Вы смешной человек, - сказал я. - Сколько вам лет, Нина?

- Тринадцать. А вам?

- Больше сорока. Между нами толстенная стена из кирпичей.

- И каждый кирпич - это месяц, правда?

 

- Даже один день может быть кирпичом.

 

- Да, - вздохнула Нина, - тогда это очень толстая стена. А о чем выдумаете сейчас?

 

- Трудно ответить. В данную минуту ни о чем. Я же разговариваю с вами.

- А если бы вам было тринадцать лет или даже пятнадцать, мы могли бы познакомиться, - сказала Нина. - Это было бы очень смешно. Я бы сказала; приезжайте завтра вечером к памятнику Пушкину. Я вас буду ждать в семь часов ровно. И мы бы друг друга не узнали. Вы где встречаетесь с Ниной?

- Как когда.

- И у Пушкина?

- Не совсем. Мы как-то встречались у "России".

- Где?

- У кинотеатра "Россия".

- Не знаю.

- Ну, на Пушкинской.

- Все равно почему-то не знаю. Вы, наверно, шутите. Я хорошо знаю Пушкинскую площадь.

- Неважно, - сказал я.

- Почему?

- Это давно было.

- Когда?

Девочке не хотелось вешать трубку. Почему-то она упорно продолжала разговор.

 

- Вы одна дома? - спросил я.

- Да. Мама в вечернюю смену. Она медсестра в госпитале. Она на ночь останется. Она могла бы прийти и сегодня, но забыла дома пропуск.

- Ага, - согласился я. - Ладно, ложись спать, девочка. Завтра в школу.

- Вы со мной заговорили, как с ребенком.

- Нет, что ты, говорю с тобой, как-со взрослой.

- Спасибо. Только сами, если хотите, ложитесь спать с семи часов. До свидания. И больше не звоните своей Нине. А то опять ко мне попадете. И разбудите меня, маленькую девочку.

Я повесил трубку. Потом включил телевизор и узнал о том, что луноход прошел за смену 337 метров. Луноход занимался делом, а я бездельничал. В последний раз я решил позвонить Нине уже часов в одиннадцать, целый час занимал себя пустяками. И решил, что, если опять попаду на девочку, повешу трубку сразу.

- Я так и знала, что вы еще раз позвоните, - сказала Нина, подойдя к телефону. - Только не вешайте трубку. Мне, честное слово, очень скучно. И читать нечего. И спать еще рано.

- Ладно, - сказал я. - Давайте разговаривать. А почему вы так поздно не спите?

- Сейчас только восемь, - сказала Нина.

- У вас часы отстают, - сказал я. - Уже двенадцатый час.

Нина засмеялась. Смех у нее был хороший, мягкий.

- Вам так хочется от меня отделаться, что просто ужас, - сказала она. - Сейчас октябрь, и поэтому стемнело. И вам кажется, что уже ночь.

- Теперь ваша очередь шутить? - спросил я.

- Нет, я не шучу. У вас не только часы врут, но и календарь врет.

- Почему врет?

- А вы сейчас мне скажете, что у вас вовсе не октябрь, а февраль.

- Нет, декабрь, - сказал я. И почему-то, будто сам себе не поверил,

посмотрел на газету, лежавшую рядом, на диване. "Двадцать третье декабря"

- было написано под заголовком.

Мы помолчали немного, я надеялся, что она сейчас скажет "до свидания".

Но она вдруг спросила:

- А вы ужинали?

- Не помню, - сказал я искренне.

- Значит, не голодный.

- Нет, не голодный.

- А я голодная.

- А что, дома есть нечего?

- Нечего! - сказала Нина. - Хоть шаром покати. Смешно, да?

- Даже не знаю, как вам помочь, - сказал я. - И денег нет?

- Есть, но совсем немножко. И все уже закрыто. А потом, что купишь?

- Да, - согласился я. - Все закрыто. Хотите, я пошурую в холодильнике, посмотрю, что там есть?

- У вас есть холодильник?

- Старый, - сказал я. - "Север". Знаете такой?

- Нет, - сказала Нина. - А если найдете, что потом?

- Потом? Я схвачу такси и подвезу вам. А вы спуститесь к подъезду и возьмете.

- А вы далеко живете? Я - на Сивцевом Вражке. Дом 15/25.

- А я на Мосфильмовской. У Ленинских гор. За университетом.

- Опять не знаю. Только это неважно. Вы хорошо придумали, и спасибо вам за это. А что у вас есть в холодильнике? Я просто так спрашиваю, не думайте.

 

- Если бы я помнил, - сказал я. - Сейчас перенесу телефон на кухню, и мы с вами посмотрим.

Я прошел на кухню, и провод тянулся за мной, как змея.

- Итак, - сказал я, - открываем холодильник.

- А вы можете телефон носить за собой? Никогда не слышала о таком.

- Конечно, могу. А ваш телефон где стоит?

- В коридоре. Он висит на стенке. И что у вас в холодильнике?

- Значит, так... что тут, в пакете? Это яйца, неинтересно.

- Яйца?

- Ага. Куриные. Вот, хотите, принесу курицу? Нет, она французская, мороженая. Пока вы ее сварите, совсем проголодаетесь. И мама придет с работы. Лучше мы возьмем колбасы. Или нет, нашел марокканские сардины,

шестьдесят копеек банка. И к ним есть полбанки майонеза. Вы слышите?

- Да, - сказала Нина совсем тихо. - Зачем вы так шутите? Я сначала

хотела засмеяться, а потом мне стало грустно.

- Это еще почему? В самом деле так проголодалась?

- Нет, вы же знаете.

- Что я знаю?

- Знаете, - сказала Нина. Потом помолчала и добавила: - Ну и пусть!

Скажите, а у вас есть красная икра?

- Нет, - сказал я. - Зато есть филе палтуса.

- Не надо, хватит, - сказала Нина твердо. - Давайте отвлечемся. Я же все поняла.

- Что поняла?

- Что вы тоже голодный. А что у вас из окна видно?

- Из окна? Дома, копировальная фабрика. Как раз сейчас,

полдвенадцатого, смена кончается. И много девушек выходит из проходной. И еще виден "Мосфильм". И пожарная команда. И железная дорога. Вот по ней сейчас идет электричка.

- И вы все видите?

- Электричка, правда, далеко идет. Только видна цепочка огоньков, окон!

- Вот вы и врете!

- Нельзя так со старшими разговаривать, - сказал я. - Я не могу врать. Я могу ошибаться. Так в чем же я ошибся?

- Вы ошиблись в том, что видите электричку. Ее нельзя увидеть.

- Что же она, невидимая, что ли?

- Нет, видимая, только окна светиться не могут. Да вы вообще из окна не выглядывали.

- Почему? Я стою перед самым окном.

- А у вас в кухне свет горит?

- Конечно, а так как же я в темноте в холодильник бы лазил. У меня в нем перегорела лампочка.

- Вот, видите, я вас уже в третий раз поймала.

- Нина, милая, объясни мне, на чем ты меня поймала.

- Если вы смотрите в окно, то откинули затемнение. А если откинули затемнение, то потушили свет. Правильно?

- Неправильно. Зачем же мне затемнение? Война, что ли?

- Ой-ой-ой! Как же можно так завираться? А что же, мир, что ли?

- Ну, я понимаю, Вьетнам, Ближний Восток... Я не об этом.

- И я не об этом... Постойте, а вы инвалид?

- К счастью, все у меня на месте.

- У вас бронь?

- Какая бронь?

- А почему вы тогда не на фронте?

Вот тут я в первый раз только заподозрил неладное. Девочка меня вроде бы разыгрывала. Но делала это так обыкновенно и серьезно, что чуть было меня не испугала.

- На каком я должен быть фронте, Нина?

- На самом обыкновенном. Где все. Где папа. На фронте с немцами. Я серьезно говорю, я не шучу. А то вы так странно разговариваете. Может быть, вы не врете о курице и яйцах?

- Не вру, - сказал я. - И никакого фронта нет. Может быть, и в самом деле мне подъехать к вам?

- Так я в самом деле не шучу! - почти крикнула Нина. - И вы

перестаньте. Мне сначала было интересно и весело. А теперь стало как-то не так. Вы меня простите. Как будто вы не притворяетесь, а говорите правду.

- Честное слово, девочка, я говорю правду, - сказал я.

- Мне даже страшно стало. У нас печка почти не греет. Дров мало. И темно. Только коптилка. Сегодня электричества нет. И мне одной сидеть ой как не хочется. Я все теплые вещи на себя накутала.

И тут же она резко и как-то сердито повторила вопрос:

- Вы почему не на фронте?

- На каком я могу быть фронте? - Уже и в самом деле шутки зашли куда-то не туда. - Какой может быть фронт в семьдесят втором году!

- Вы меня разыгрываете?

 

Голос опять сменил тон, был он недоверчив, был он маленьким, три вершка от пола. И невероятная, забытая картинка возникла перед глазами - то, что было со мной, но много лет, тридцать или больше лет назад. Когда мне тоже было двенадцать лет. И в комнате стояла "буржуйка". И я сижу на диване, подобрав ноги. И горит свечка, или это была керосиновая лампа? И курица

кажется нереальной, сказочной птицей, которую едят только в романах, хотя я тогда не думал о курице...

- Вы почему замолчали? - спросила Нина. - Вы лучше говорите.

- Нина, - сказал я. - Какой сейчас год?

- Сорок второй, - сказала Нина.

И я уже складывал в голове ломтики несообразностей в ее словах. Она не знает кинотеатра "Россия". И телефон у нее только из шести номеров. И затемнение...

- Ты не ошибаешься? - спросил я.

- Нет, - сказала Нина.

Она верила в то, что говорила. Может, голос обманул меня? Может, ей не тринадцать лет? Может, она, сорокалетняя женщина, заболела еще тогда, девочкой, и ей кажется, что она осталась там, где война?

- Послушайте, - сказал я спокойно. Не вешать же трубку. - Сегодня

двадцать третье декабря 1972 года. Война кончилась двадцать семь лет назад. Вы это знаете?

- Нет, - сказала Нина.

- Вы знаете это. Сейчас двенадцатый час... Ну как вам объяснить?

- Ладно, - сказала Нина покорно. - Я тоже знаю, что вы не привезете мне курицу. Мне надо было догадаться, что французских куриц не бывает.

- Почему?

- Во Франции немцы.

- Во Франции давным-давно нет никаких немцев. Только если туристы. Но немецкие туристы бывают и у нас.

- Как так? Кто их пускает?

- А почему не пускать?

- Вы не вздумайте сказать, что фрицы нас победят! Вы, наверно, просто вредитель или шпион?

- Нет, я работаю в СЭВе, в Совете Экономической Взаимопомощи. Занимаюсь венграми.

- Вот и опять врете! В Венгрии фашисты.

- Венгры давным-давно прогнали своих фашистов. Венгрия -

социалистическая республика.

- Ой, а я уж боялась, что вы и в самом деле вредитель. А вы все-таки все выдумываете. Нет, не возражайте. Вы лучше расскажите мне, как будет потом. Придумайте что хотите, только чтобы было хорошо. Пожалуйста. И извините меня, что я так с вами грубо разговаривала. Я просто не поняла.

И я не стал больше спорить. Как объяснить это? Я опять представил себе, как сижу в этом самом сорок втором году, как мне хочется узнать, когда наши возьмут Берлин и повесят Гитлера. И еще узнать, где я потерял хлебную карточку за октябрь. И сказал:

- Мы победим фашистов 9 мая 1945 года.

- Не может быть! Очень долго ждать.

- Слушай, Нина, и не перебивай. Я знаю лучше. И Берлин мы возьмем второго мая. Даже будет такая медаль - "За взятие Берлина". А Гитлер покончит с собой. Он примет яд. И даст его Еве Браун. А потом эсэсовцы вынесут его тело во двор имперской канцелярии, и обольют бензином, и сожгут...

Я рассказывал это не Нине. Я рассказывал это себе. И я послушно

повторял факты, если Нина не верила или не понимала сразу, возвращался, когда она просила пояснить что-нибудь, и чуть было не потерял вновь ее доверия, когда сказал, что Сталин умрет. Но я потом вернул ее веру, поведав о Юрии Гагарине и о новом Арбате. И даже насмешил Нину, рассказав о том, что женщины будут носить брюки-клеш и совсем короткие юбки. И даже

вспомнил, когда наши перейдут границу с Пруссией. Я потерял чувство реальности. Девочка Нина и мальчишка Вадик сидели передо мной на диване и слушали. Только они были голодные как черти. И дела у Вадика обстояли даже хуже, чем у Нины; хлебную карточку он потерял, и до конца месяца им с матерью придется жить на одну ее карточку, рабочую карточку, потому что

Вадик посеял карточку где-то во дворе, и только через пятнадцать лет он вдруг вспомнит, как это было, и будет снова расстраиваться, потому что карточку можно было найти даже через неделю; она, конечно, свалилась в подвал, когда он бросил на решетку пальто, собираясь погонять в футбол. И я сказал, уже потом, когда Нина устала слушать то, что полагала хорошей сказкой:

- Ты знаешь Петровку?

- Знаю, - сказала Нина. - А ее не переименуют?

- Нет. Так вот...

Я рассказал, как войти во двор под арку и где в глубине двора есть

подвал, закрытый решеткой. И если это октябрь сорок второго года, середина месяца, то в подвале, вернее всего, лежит хлебная карточка. Мы там, во дворе, играли в футбол, и я эту карточку потерял.

 

- Какой ужас! - сказала Нина. - Я бы этого не пережила. Надо сейчас же ее отыскать. Сделайте это.

Она тоже вошла во вкус игры, и где-то реальность ушла, и уже ни она, ни я не понимали, в каком году мы находимся, - мы были вне времени, ближе к ее сорок второму году.

- Я не могу найти карточку, - сказал я. - Прошло много лет. Но если сможешь, зайди туда, подвал должен быть открыт. В крайнем случае скажешь, что карточку обронила ты.

И в этот момент нас разъединили.

Нины не было. Что-то затрещало в трубке. Женский голос сказал:

- Это 143-18-15? Вас вызывает Орджоникидзе.

- Вы ошиблись номером, - сказал я.

- Извините, - сказал женский голос равнодушно.

И были короткие гудки.

Я сразу же набрал снова Нинин номер. Мне нужно было извиниться. Нужно было посмеяться вместе с девочкой. Ведь получалась в общем чепуха...

- Да, - сказал голос Нины. Другой Нины.

- Это вы? - спросил я.

- А, это ты, Вадим? Что тебе не спится?

- Извини, - сказал я. - Мне другая Нина нужна.

- Что?

Я повесил трубку и снова набрал номер.

- Ты с ума сошел? - спросила Нина. - Ты пил?

- Извини, - сказал я и снова бросил трубку.

Теперь звонить было бесполезно. Звонок из Орджоникидзе все вернул на свои места. А какой у нее настоящий телефон? Арбат - три, нет, Арбат -один - тридцать два - тридцать... Нет, сорок...

Взрослая Нина позвонила мне сама.

- Я весь вечер сидела дома, - сказала она. - Думала, ты позвонишь,

объяснишь, почему ты вчера так себя вел. Но ты, видно, совсем сошел с ума.

- Наверно, - согласился я. Мне не хотелось рассказывать ей о длинных разговорах с другой Ниной.

- Какая еще другая Нина? - спросила она. - Это образ? Ты хочешь

заявить, что желал бы видеть меня иной?

- Спокойной ночи, Ниночка, - сказал я. - Завтра все объясню.

...Самое интересное, что у этой странной истории был не менее странный конец. На следующий день утром я поехал к маме. И сказал, что разберу антресоли. Я три года обещал это сделать, а тут приехал сам. Я знаю, что мама ничего не выкидывает. Из того, что как ей кажется, может пригодиться.

Я копался часа полтора в старых журналах, учебниках, разрозненных томах приложений к "Ниве". Книги были не пыльными, но пахли старой, теплой пылью. Наконец я отыскал телефонную книгу за 1950 год. Книга распухла от

вложенных в нее записок и заложенных бумажками страниц, углы которых были обтрепаны и замусолены. Книга была настолько знакома, что казалось странным, как я мог ее забыть, - если бы не разговор с Ниной, я бы никогда и не вспомнил о ее существовании. И стало чуть стыдно, как перед честно

отслужившим костюмом, который отдают старьевщику на верную смерть.

Четыре первые цифры известны. Г-1-32... И еще я знал, что телефон, если никто из нас не притворялся, если надо мной не подшутили, стоял в переулке Сивцев Вражек, в доме 15/25. Никаких шансов найти ее телефон не было. Я уселся с книгой в коридоре, вытащив из ванной табуретку. Мама ничего не

поняла, улыбнулась только, проходя мимо, и сказала:

- Ты всегда так. Начнешь разбирать книги, зачитаешься через десять минут. И уборке конец.

Она не заметила, что я читаю телефонную книгу.

Я нашел этот телефон. Двадцать лет назад он стоял в той же квартире, что и в сорок втором году. И записан был на Фролову К.Г. Согласен, я занимался чепухой. Искал то, чего быть не могло. Но вполне допускаю, что процентов десять вполне нормальных людей, окажись они на моем месте, делали бы то же самое. И я поехал на Сивцев Вражек. Новые жильцы в квартире не знали, куда уехали Фроловы. Да и жили ли они здесь? Но мне повезло в домоуправлении. Старенькая бухгалтерша помнила

Фроловых, с ее помощью я узнал все, что требовалось, через адресный стол. Уже стемнело. По новому району, среди одинаковых панельных башен гуляла поземка. В стандартном двухэтажном магазине продавали французских кур в

покрытых инеем прозрачных пакетах. У меня появился соблазн купить курицу и принести ее, как обещал, хоть и с двадцатилетним опозданием. Но я хорошо сделал, что не купил ее. В квартире никого не было. И по тому, как гулко

разносился звонок, мне показалось, что здесь люди не живут. Уехали. Я хотел было уйти, но потом, раз уж забрался так далеко, позвонил в дверь рядом.

- Скажите, Фролова Нина Сергеевна - ваша соседка?

Парень в майке, с дымящимся паяльником в руке ответил равнодушно:

- Они уехали.

- Куда?

 

- Месяц как уехали на Север. До весны не вернутся. И Нина Сергеевна, и муж ее.

Я извинился, начал спускаться по лестнице. И думал, что в Москве,

вполне вероятно, живет не одна Нина Сергеевна Фролова 1930 года рождения.

И тут дверь сзади снова растворилась.

- Погодите, - сказал тот же парень. - Мать что-то сказать хочет.

Мать его тут же появилась в дверях, запахивая халат.

- А вы кем ей будете?

- Так просто, - сказал я. - Знакомый.

- Не Вадим Николаевич?

- Вадим Николаевич.

- Ну вот, - обрадовалась женщина, - чуть было вас не упустила. Она бы мне никогда этого не простила. Нина так и сказала: не прощу. И записку на дверь приколола. Только записку, наверно, ребята сорвали. Месяц уже прошел. Она сказала, что вы в декабре придете. И даже сказала, что постарается вернуться, но далеко-то как...

Женщина стояла в дверях, глядела на меня, словно ждала, что я сейчас открою какую-то тайну, расскажу ей о неудачной любви. Наверное, она и Нину пытала: кто он тебе? И Нина тоже сказала ей: "Просто знакомый".

Женщина выдержала паузу, достала письмо из кармана халата.

"Дорогой Вадим Николаевич!

Я, конечно, знаю, что вы не придете. Да и как можно верить детским мечтам, которые и себе самой уже кажутся только мечтами. Но ведь хлебная карточка была в том самом подвале, о котором вы успели мне сказать..."

Link to post
Share on other sites

Реальная история из интернета

Рассказывала мама, далее от первого лица.

Было мне тогда лет 20. Я молодая самоотверженная медсестра, направлена на прохождение практики в местную городскую больницу, да ни куда - нибудь, а в реанимацию. Чего я там только не насмотрелась - от людей, которые были после аварий и падений, и производственных травм до огнестрелов. Сначала практика проходила только днем, а затем начали назначать и ночные смены.

И вот - ночь... Фонарь за окном скрипит на ветру, вечерний обход окончен, приборка в сестринской завершена, остаётся проверять больных.

Иду по коридору, слышу голоса, тихий, еле различимый шёпот. Вот это новости - подумалось мне, неужели кто-то из посетителей остался дежурить, но о своём присутствии не сообщил. Будто услышав мои мысли, голоса стихли. Обойдя все доверенные мне палаты и проверяя на наличие посторонних в каждой, не нашла ровным счётом никого. Наверное, показалось, подумала я и отправилась в сестринскую. Заварив крепкий чай, я присела на стул, привалившись к стене.

И чётко услышала из корридора:

- Я пойду, пора уже мне!

- Погоди, давай завтра, девчонка молодая, практикантка, ругать будут, давай до утра потерпи.

- Намаялась я, пойду.

- Давай один день, завтра с тобой я и парень из 246, втроём веселей.

Ну, думаю, капец офигели посетители, мало того, что никого быть не должно, так они ещё и на троих планируют поход куда-то. Выбегаю в коридор, а там никого, только ровный гул приборов жизнеобеспечения и шаги... Чёткий такой звук, будто расходятся по разным палатам, и на секунду, на одно мгновение, ледяной холод, будто не лето, а январь на дворе, и я не в помещении, а на улице. Мурашки пробежали по позвоночнику, не помню, как до утра дожила...

На следующие сутки одногрупники сообщили, что в отделении после моей смены умерло трое - мужчина, бабушка и парень из 246. После этого случая, перевелась в терапию.

Link to post
Share on other sites

Мне снятся, периодически, вещие сны, предупреждающие о плохих событиях. Самый запоминающийся сон приснился мне 28 августа 2008 года. Снится мне бабушкин дом в деревне ( папина мама, на тот момент было уже 3 года, как она умерла). Я захожу в дом, дом пустой, никого нет... ну, думаю, бабушка в огороде, значит, решила поискать ее там. Подхожу к входной двери и заходит грустная бабушка и говорит: " Марина, бабушка умерла..." и я проснулась. Ощущения после сна неприятные, так как на тот момент болела моя двоюродная бабушка(онкология). Я позвонила ей, относительно, все хорошо было с ней. Потом рассказала про сон маме, и тут звонок на телефон мамы... звонила ее родная сестра с Украины, сообщила о смерти мамы, моей бабушки...

Link to post
Share on other sites
14 минуты назад, marina1502 сказал:

Мне снятся, периодически, вещие сны, предупреждающие о плохих событиях.

Сильная связь с родом... У моей мамы так же... пришел к ней во сне мой отец, которого мы не видело много лет и ничего о нём не знали) и сказал, что скоро тёща к нему приедет... Вскоре умерла мамина мать, моя бабушка... в почтенном возрасте, на 89-ом году жизни... но из этого печального факта мы сделали вывод, что моего отца тоже нет в живых... Предупредил он маму.

Link to post
Share on other sites

Да, наверное, сильная связь с родом... была... мне раньше часто снились умершие бабушки и дедушки, и я так радовалась им во сне,  что бросалась обнимать их и целовать, но последний год перестали снится. Бабушка (мамина мама), приснилась мне ровно через год, после своей смерти, красивая, молодая, губы накрашены...  и я спросила ее " Бабушка, а у меня будут дети?", а она покачала головой (нет), на вопрос "Почему?", ответила: "Печень". В детстве я болела "желтухой", но какая связь... так и не поняла.

Link to post
Share on other sites
10 минут назад, marina1502 сказал:

Да, наверное, сильная связь с родом... была... мне раньше часто снились умершие бабушки и дедушки, и я так радовалась им во сне,  что бросалась обнимать их и целовать, но последний год перестали снится. Бабушка (мамина мама), приснилась мне ровно через год, после своей смерти, красивая, молодая, губы накрашены...  и я спросила ее " Бабушка, а у меня будут дети?", а она покачала головой (нет), на вопрос "Почему?", ответила: "Печень". В детстве я болела "желтухой", но какая связь... так и не поняла.

Да, кстати, детей у меня нет.

Link to post
Share on other sites

Род и дети - тут огромная связь. Чаще всего детей нет как раз из-за Рода. Он решает, что вы не годитесь для него, и обрубает вашу ветку, не давая детей. И тут его можно обхитрить - если усыновить ребенка, то усыновленный вливается в Род женщины, которая в свою очередь влилась в род своего мужа. Род видит, что так и так ребенок у неё появился, и запрет снимает. Именно поэтому многие пары, которые годами не могли родить ребенка, рожают своего родного вскоре после усыновления чужого. Но действительно ли Род не дает детей - надо смотреть индивидуально.

Link to post
Share on other sites
8 минут назад, Orlika сказал:

Род и дети - тут огромная связь. Чаще всего детей нет как раз из-за Рода. Он решает, что вы не годитесь для него, и обрубает вашу ветку, не давая детей. И тут его можно обхитрить - если усыновить ребенка, то усыновленный вливается в Род женщины, которая в свою очередь влилась в род своего мужа. Род видит, что так и так ребенок у неё появился, и запрет снимает. Именно поэтому многие пары, которые годами не могли родить ребенка, рожают своего родного вскоре после усыновления чужого. Но действительно ли Род не дает детей - надо смотреть индивидуально.

Поддерживаю.

Мы как раз это недавно ведь обсуждали... 

Link to post
Share on other sites

И та, горе-астролог,  мне говорила, что первая паловина 1983 года и вторая половина 1984 года, в основном бесплодные по карме. Я, вроде, в прошлой жизни работала гинекологом, и абортировала женщин, по этому в этой получу по своей карме...

Link to post
Share on other sites
11 минуту назад, marina1502 сказал:

И та, горе-астролог,  мне говорила, что первая паловина 1983 года и вторая половина 1984 года, в основном бесплодные по карме. Я, вроде, в прошлой жизни работала гинекологом, и абортировала женщин, по этому в этой получу по своей карме...

Это не просто бред, это преступный бред. 

Ну вот так сходу вспомнила двоих - апрель 83 (сын), сентябрь 84 -(дочь). 

Но даже без этого, а просто здравый смысл подключить. С чего такие сведения вообще могут быть? Похоже вы попали на прием к тётке, по которой дурка плачет.

Link to post
Share on other sites
2 минуты назад, marina1502 сказал:

Irishka, я, с каждым часом, убеждаюсь в этом все больше и больше... как я рада, что я попала сюда.

Да, оставайтесь. У нас весело...бывает) И много интересных сведений из разных областей. Расширяйте, как грится, горизонты познаний. 

Link to post
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Loading...

×
×
  • Create New...