Jump to content
Форум - Замок
Sign in to follow this  
Алесь

О героях былых времен...

Recommended Posts

Его звали Иван: Как храбрый воин Донбасса громил фашистов от Крыма до Европы (ФОТО)

Его звали Иван: Как храбрый воин Донбасса громил фашистов от Крыма до Европы (ФОТО) | Русская весна

Капитан 1 ранга в отставке, военный журналист Валерий Иванович Громак предоставил «Русской Весне» свой очередной прекрасный материал о знаменитом Герое Донецкого края.

Свой главный подвиг рабочий из украинской СССР Иван Филиппович Ткаченко совершил при освобождении от гитлеровцев нынешней Калининградской области. 

Мой племянник, живущий в Донецке, показал мне улицу Ткаченко, а затем отвез на площадь Металлургов, где в 1980 году установлен по ходатайству рабочих Донецкого металлургического завода памятник Герою.

А свой главный подвиг рабочий из украинского Донецка совершил при освобождении от гитлеровцев той земли, где я ныне живу, и похоронен в городе Зеленоградске Калининградской области.

Родился Иван Ткаченко в семье донецкого шахтера Филиппа Ткаченко.

Отец, защищая молодую Советскую республику, погиб на гражданской войне. В 1932 году умерла мама, и они с сестрой остались круглыми сиротами.

После окончания ремесленного училища, Иван Ткаченко, до призыва в РККА, в феврале 1940 года работал слесарем на металлургическом заводе.

Войну он встретил рядовым 140-го артиллерийского полка, был тяжело ранен.

В 1943 году после окончания Подольского артиллерийского училища офицер Иван Ткаченко воевал в 22-м гвардейском артиллерийском Евпаторийском Краснознаменном полку 3-й гвардейской стрелковой Волновахской Краснознаменной дивизии.

«Любовь подчиненных к тов. Ткаченко как к командиру объяснялась тем, что его здравый находчивый ум, спокойствие, хладнокровие в трудных условиях боя воодушевляли бойцов на подвиг и вселяли уверенность в победе… Батарея, которой командовал старший лейтенант Ткаченко, была одной из лучших в полку. Характерно, что в период трудностей в бою командир никогда перед ними не останавливался, сам находил выход из создавшегося положения для выполнения приказа. Вспоминаю, что общевойсковые подразделения любили, уважали батарею. Дело доходило до серьезных претензий, если кому-либо не досталась для поддержки батарея тов. Ткаченко», — так вспоминал о своем подчиненном бывший командир полка гвардии подполковник запаса Бойко.

Воевал уроженец Донецка храбро.

Об этом свидетельствуют наградные листы, которые я обнаружил в архиве. Первый свой орден — Отечественной войны 2 степени — гвардии младший лейтенант Ткаченко получил за декабрьские бои 1943 года в районе города Херсона (орфография и пунктуация документов сохранены. — В. Г.):

«находясь на передовом наблюдательном пункте, лично обнаружил и корректируя батареи — уничтожил два арторудия, два ДЗОТа и 4 пулеметных точки противника, чем обеспечил успешное наступление нашей пехоты».

Впервые к Званию Героя Советского Союза лейтенант Ткаченко был представлен в апреле 1944 года.

Вот соответствующая запись в наградном листе:

geroy_sovetskogo_souza_tkachenko.jpg

«В бою за город Армянск 09.04.44 года пробрался вперед наступающей пехоты, корректируя огнем батареи с развально-разбитого здания, уничтожил противотанковое орудие, три пулеметных точки и 15 гитлеровцев. С возгласами «За Родину вперед!» поднял в атаку стрелковое подразделение и, идя во главе его, овладел центральным кварталом города. В бою за город Саки с разведчиками пробрался к орудию противника, ведущему огонь по нашей наступающей пехоте, и огнем автоматов расстрелял орудийные расчеты, завладел орудиями, чем обеспечил успех боя. Достоин правительственной награды — присвоения звания «Герой Советского Союза».

Но в штабе вместо звания Героя Ивана Ткаченко наградили орденом Красного Знамени, а спустя два месяца — орденом Красной Звезды «за героизм при штурме города Севастополя».

К Звезде Героя гвардии старший лейтенант Иван Ткаченко был вновь представлен весной 1945 года.

Вот выписка из наградного листа:

«В бою 2 февраля 1945 года в районе города Бартанштейн, Восточная Пруссия (ныне Бартошице, Польша. — Авт.), находясь на передовом наблюдательном пункте, во время крупных контратак противника с двумя разведчиками и радистом был окружен немцами. Находясь в окружении в течение 11 часов, установил связь с дивизионами по радио и, корректируя артиллерийским огнем, уничтожал и рассеивал подходящие резервы немцев. Обнаружив корректировщика, немцы силою до роты 8 раз бросались в атаку на пункт, но вызванным огнем на себя и огнем своих автоматов все атаки немцев были отбиты. Только огнем личного оружия Ткаченко уничтожил 16 и в рукопашной схватке 3 гитлеровцев.

В течение 7 часов немцы вели непрекращающийся огонь по наблюдательному пункту, но умело маневрируя своим артиллерийским огнем Ткаченко подавил две арт. батареи и две мин. батареи противника. Кроме того за день боя уничтожил 8 пулеметных точек и более роты гитлеровцев, сорвал попытку немцев овладеть опорным пунктом Бургесс, с наступлением сумерек, корректируя арт. огнем — рассеял контратакующую немецкую пехоту и обеспечил успех атаки нашей пехоты…

В бою за город Норденбург, Восточная Пруссия, 24.01.45 года, двигаясь непосредственно в боевых порядках пехоты, при оказанном немцами сопротивлении с криком «За Родину! За Сталина! За мной!» первым ворвался в траншеи противника и в рукопашной схватке уничтожил двух гитлеровцев. Сопротивление немцев было сломлено, в результате чего наша пехота овладела городом Норденбург…»

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1945 года Ткаченко Ивану Филипповичу было присвоено звание Героя Советского Союза.

Но ему не суждено было испытать радость заслуженной награды: 18 апреля в бою в районе города Фишгаузен (ныне Приморск Калининградской области) Ткаченко погиб.

20 апреля 1945 года командование представило гвардии старшего лейтенанта Ивана Ткаченко к награждению орденом Ленина (посмертно).

21 мая 1945 года Иван Ткаченко был (также посмертно) награжден орденом Отечественной войны 1 степени.

Подвиг своего земляка помнят дончане.

В честь 100-летия Ивана Филипповича Ткаченко была выпущена почтовая марка (см. фото ниже). На ней изображен сам Иван Ткаченко, памятник в его честь и Звезда Героя Советского Союза, которой он был удостоен еще при жизни. 

Свято чтут память бывшего слесаря Донецкого металлургического завода и в Калининградской области.

К братской могиле в Зеленоградске, где покоится Герой Советского Союза Иван Ткаченко и его боевые побратимы, постоянно приходят люди, чтобы поклониться тем, кто не пожалел жизни для освобождения этой земли от фашистов.

 

Валерий Громак, специально для «Русской Весны»

 

Его звали Иван: Как храбрый воин Донбасса громил фашистов от Крыма до Европы (ФОТО) | Русская весна
Его звали Иван: Как храбрый воин Донбасса громил фашистов от Крыма до Европы (ФОТО) | Русская весна
Его звали Иван: Как храбрый воин Донбасса громил фашистов от Крыма до Европы (ФОТО) | Русская весна
 

Share this post


Link to post
Share on other sites

И один в поле воин: как молодой артиллерист сдерживал наступление тысячи врагов, уничтожая танки и бронемашины

И один в поле воин: как молодой артиллерист сдерживал наступление тысячи врагов, уничтожая танки и бронемашины | Русская весна

В великую победу над фашистской Германией свой скромный вклад вложил и рядовой артиллерист Николай Сиротинин.

Эта история началась с того, что в архив Министерства обороны СССР обратился краевед из города Кричева Михаил Федорович Мельников с сообщением об услышанном от колхозников деревни Сокольничи (Белоруссия, 100 км от Могилёва, — прим. РВподвиге неизвестного артиллериста, «который летом сорок первого года до самой смерти один против тысячи фашистов бился. Да так бился, что враги в изумление пришли…»

Мельникову удалось выяснить лишь имя неизвестного героя — Николай, и что накануне боя он жил в доме Анастасии Евменовны Грабской. С помощью жителей деревни отыскался адрес дочери Грабской Марии. Она вспомнила, что фамилия артиллериста кажется Сиротников, и что родом он был из Орла.

Но на запрос о судьбе Николая Сиротникова из орловского военкомата пришел отрицательный ответ.

По архивным данным Министерства обороны удалось установить: летом 1941 года под Кричевом сражалась 6-я стрелковая дивизия, которая от границы с боями отходила вглубь страны. О тяжелых боях и героизме воинов поведали боевые донесения. Но самого главного — списков солдат и офицеров, оборонявшихся под Кричевом, не сохранилось.

Сотрудники архива выехали на место подвига. Местные жители рассказали им, что 10 июля 1941 года в деревню Сокольничи, расположенную тремя километрами западнее Кричева, прибыла советская артбатарея.

Одним из орудий батареи командовал молодой артиллерист Николай. Огневую позицию он выбрал на околице деревни. Всем расчетом за один вечер бойцы вырыли артиллерийский окоп, два запасных, ниши для снарядов и укрытия для людей.

Командир батареи и артиллерист Николай поселились в доме Анастасии Евменовны Грабской. Помогли хозяевам вырыть блиндаж. Утром пятнадцатого июля от Могилева донеслись слабые раскаты орудийной канонады.

С каждым часом они становились все громче, а пустынное ранее Варшавское шоссе заполнил поток беженцев и отступающих частей. К вечеру 16 июля шоссе опустело. Прикрывать отход отступающих частей поручили Николаю.

Участник боев 1941 года в Белоруссии, Герой Советского Союза полковник Е. Мандрыкин свидетельствовал:

«Под Кричевом мы отступали последними. Позади остался только молодой артиллерист, который обещал прикрыть наш отход. Фамилию его не помню».

На рассвете из леса донесся рокот вражеских моторов, начался обстрел деревни. Затем на шоссе и мост через реку Добрость гигантским пятнистым удавом выползла вражеская колонна.

Орудие было замаскировано на холме в густой ржи; позиция позволяла хорошо просматривать шоссе и мост. Николай первым выстрелом подбил вышедший на мост головной танк, а вторым — замыкающий колонну бронетранспортёр, тем самым создав пробку.

Немцы предприняли попытку расчистить затор, стащив подбитый танк с моста двумя другими танками, но и они были подбиты.

Бронемашина, попытавшаяся преодолеть реку вброд, увязла в болотистом берегу, где была уничтожена. Немцам долго не удавалось определить местоположение хорошо замаскированного орудия; они считали, что бой с ними ведёт целая батарея.

Атаки следовали одна за другой. Осатаневшие гитлеровцы полезли напролом. Николай сам подносил боеприпасы, наводил, заряжал и расчетливо посылал снаряды в гущу врагов.

Бой продолжался два с половиной часа, за это время было уничтожено 11 танков, 6 бронемашин, 57 солдат и офицеров.

К моменту, когда позиция Николая была обнаружена, у него из шестидесяти осталось всего три снаряда. Вскоре защищать 476-й километр Варшавского шоссе стало некому…

Когда гитлеровцы ворвались в деревню, они не сразу поверили тому, что их сдерживал один красноармеец. Фашисты долго ходили вокруг пушки, считали пустые зарядные ящики и смотрели на заваленное техникой и трупами шоссе.

Потрясенные бесстрашием артиллериста, враги сами похоронили русского солдата. Жительница села Сокольничи Ольга Борисовна Вержбицкая была на похоронах. Ей, как знающей немецкий язык, главный немец лет пятидесяти с орденами, высокий, лысый, седой, приказал переводить его речь жителям.

Он сказал, что русский очень хорошо сражался, что если бы немцы так воевали, то давно уже взяли бы Москву…

Она же и через годы вспомнила и фамилию артиллериста — Сиротинин. Дело в том, что перед тем как опустить артиллериста в могилу, фашисты обшарили его карманы.

Нашли медальон, а в нем бумажку: узенькую полоску из школьной тетради с адресом родителей. Вот показания Ольги Борисовны Вержбицкой:

«Переводи, что там написано», — приказал полковник.
«Я перевела, и медальон фашисты забрали. Помню фамилию — Сиротинин. Имя — Николай. Жил в Орле на улице Добролюбова. Номер дома и отчество Сиротинина не запомнила».

Справка

Николай Владимирович Сиротинин родился в 1921 году в Орле. До войны работал на местном заводе «Текмаш». В РККА был призван 5 октября 1940 года, проходил службу в Полоцке. По одним данным, 22 июня 1941 года получил лёгкое ранение при авианалёте. Вскоре был направлен в район Кричева.

Служил наводчиком орудия в составе 6-й стрелковой дивизии.

По другим данным, 25 июня 1941 года он принял бой в составе роты 55-го стрелкового полка 17-й стрелковой дивизии на рубеже р. Дитва, а затем подразделение передислоцировали в район Кричева…

В 1960 году Николай Сиротинин был посмертно награжден орденом Отечественной войны I степени.

Место последнего боя сына посетили отец Владимир Кузьмич, всю жизнь проработавший на железной дороге и награжденный орденом, и мать Елена Корнеевна.

В 1961 году на месте подвига у шоссе поставили памятник в виде скромного обелиска с именем героя, возле которого на постаменте установлена 76-мм пушка. В городе Кричев именем Сиротинина названа улица.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Три смерти Ивана Громака: 16-летний Герой поймал вражескую гранату, задушил офицера и убил другого фашиста лопатой (ФОТО)

Три смерти Ивана Громака: 16-летний Герой поймал вражескую гранату, задушил офицера и убил другого фашиста лопатой (ФОТО) | Русская весна

Посвящается нашему общему празднику Великой Победы.

Племянница Ольга Талан из Симферополя попросила рассказать о моем отце: ее сыну в школе задали сочинение о родственниках — участниках Великой Отечественной войны. Я переслал Ольге свою публикацию об отце «Он на войне мужчиной был» в журнале «История в подробностях» и стихотворение Александра Твардовского «Иван Громак». А еще рассказал, что ее дедушка Талан Илья Сергеевич (родной брат моей мамы) освобождал в 1944 году Севастополь.

На фото мой отец гвардии старший сержант Иван Громак в Берлине, май 1945 года

 

 

В приказе по артиллерийскому полку 414 стрелковой Анапской Краснознаменной дивизии о награждении его медалью «За отвагу» говорится: «Тракторист 6 батареи младший сержант Талан Илья Сергеевич 8 и 9.5 44 г. под сильным артиллерийско-минометным огнем противника произвел перемещение материальной части на новые огневые позиции и обеспечил своевременный подвоз боеприпасов». А чуть раньше в сентябре 1943 года Илья Сергеевич Талан был награжден медалью «За боевые заслуги».

***
Поэт Евгений Агранович очень точно сформулировал мысль о статистике войны для каждой семьи: «Нет в России семьи такой, где б ни памятен был свой герой».

Эти строки песни из замечательного фильма «Офицеры» и о нашей семье. В начале сороковых годов прошлого века среди родных моей мамы и отца, проживающих на юге Украины, большинство мужчин оказались призывного возраста. Все они в трудную для Отечества пору стали на его защиту. В июне 1941 года младший политрук Громак Сергей Григорьевич (старший брат отца) заканчивал службу в Брест-Литовске.

В конце мая моя бабушка Лена получила письмо, что скоро он приедет в родную Новоалексеевку. Но на рассвете 22 июня 1941 года Сергей Григорьевич Громак вместе с товарищами первыми приняли бой в Брестской крепости.

Позже бабушка получит извещение «Ваш сын пропал без вести». Бывая в Брестской крепости, я всегда приношу цветы к могилам с надписью «Неизвестный». Возможно, в какой-то из них спит вечным сном и мой дядя.

***
Добровольцем в первый день войны с отдельным штурмовым комсомольским инженерно-саперным полком ушел на фронт шестнадцатилетний Громак Иван Григорьевич, мой отец. В последние годы рассекреченные архивы документально могут подтвердить, как он воевал (сам отец о войне рассказывать не любил).

Приказом по войскам 21-й армии сапер отдельного штурмового инженерно-саперного батальона красноармеец Иван Громак был награжден орденом Красного Знамени.

Цитирую строки из наградного листа, подписанного командиром 3-го отдельного штурмового инженерно-саперного батальона майором Бахаревым: «Исключительную отвагу и беззаветную храбрость проявил 28.8.43. при штурме высоты 244,3. Ведя огонь из ПТР, подавил пулеметную точку противника. Подобрался на 100 м. к противотанковой пушке противника и вывел ее огнем ПТР из строя. Офицер фашистский бросил в него гранату. Поймав ее на лету, бросил ее обратно, а также и свою гранату, уничтожив трех солдат противника.


На обороте карточки он сделал надпись: «Не печалься, мама. Это воин-победитель, и он гордо стоит на вражеской земле», один из наградных листов отца

 

Когда осколками снаряда его ПТР было разбито, он в рукопашной схватке задушил вражеского офицера. Будучи при этом тяжело ранен, лопатой раскроил череп еще одному немцу…»

***
После этого боя отец попал в госпиталь. Излечившись, рвался в свой родной полк, но фронту нужны были танкисты. И тут Иван Громак воевал достойно.

Приказом по частям 19-й гвардейской механизированной Нижнеднепровской Краснознаменной ордена Богдана Хмельницкого дивизии механик-водитель Т-34 26-го танкового полка гвардии старший сержант Иван Громак был награжден орденом Красной Звезды.

Вот строки из представления: «Тов. ст. сержант Громак в боях по защите г. Севастополя проявил беспредельное мужество. Смело производил минирование участков местности перед носом противника. После получения ранения был отправлен в госпиталь. После лечения участвовал в Сталинградских боях, взятии Минска, Вильно, форсировал реку Неман в должности механика-водителя. Танк, который вел Громак, был всегда впереди подразделения. Вывод: за проявленное умение водить танк в любых условиях, решительность и смелость Громак достоин к награждению орденом „Красной звезды“. Командир 1 танкового батальона Довганчин».

***
А еще у меня дома хранится отцовский орден «Отечественной войны 1 степени», многочисленные медали, среди которых «За оборону Кавказа», «За взятие Берлина», «За освобождение Варшавы», « За освобождение Праги», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.» Храню я и его украинский орден «За мужнисть», медали за труд.

Моя бабушка Лена за время войны получила на отца две похоронки.

Вторую в январе 1945 года. Запись о том, что гвардии старший сержант Громак погиб 20 января 1945 года и похоронен в Лодзинском воеводстве Польши севернее 5 километров м. Пиотркув, я нашел в архиве. Но отец тогда не погиб, был контужен, не мог говорить. В госпитале подлечили, дошел на своем танке до Берлина. В начале этого года в издательстве «Вече» в серии «Военные приключения» вышла книга писателя из города Луцка Сергея Бортникова «Три смерти Ивана Громака».

***
Старшая сестра отца Мария Григорьевна Громак накануне войны вышла замуж за школьного учителя немецкого языка Семена Путрю. В армию молодого учителя не призвали по причине инвалидности, и он оказался на оккупированной территории. Немцы привлекли учителя для работы в качестве переводчика.

Как рассказывали очевидцы, Семен Григорьевич всячески помогал нашим военнопленным, за что и поплатился.

На него кто-то донес, и переводчик сам оказался в лагере смерти. В архиве я нашел информацию о том, что Путря Семен, лагерный номер 23711, погиб в плену 19 января 1944 года. Место захоронения: Германия, Тюрингия, лагерь Бухенвальд…


Мои родители: Громак Валентина Сергеевна, Громак Иван Григорьевич

 

Моя мама, Валентина Сергеевна Талан, жила в селе Юрьевка Приморского района Запорожской области. Четыре ее старших брата с первых дней войны ушли на фронт. О том, как воевал Илья Сергеевич Талан, я упоминал выше. Еще один мамин брат — Дмитрий —  был призван Андреевским РВК, сражался с фашистами на родной украинской земле.

После освобождения от гитлеровцев Запорожской области тетя Дуня (его жена) получила извещение, что красноармеец Талан Дмитрий Сергеевич пропал без вести в декабре 1943 года. И сегодня не знаем мы, где его могила…

***
Еще один мамин брат Евгений Сергеевич Талан учительствовал в селе под Кривым Рогом. С началом войны лейтенант Талан уже воевал в 1020 стрелковом полку.

Тяжело раненный под Брянском, он попал в плен, находился на территории Польши в Шталаге 1V В и был освобожден 8 мая 1945 года.

Согласно архивным данным был репатриирован и направлен в 47 учебную стрелковую дивизию.

Его жена Мария Яковлевна Талан 26 июня 1941 года ушла медсестрой на фронт. В архиве я нашел представление на нее к награждению медалью «За боевые заслуги»: «Младший лейтенант медицинской службы Талан М. Я. работает в инфекционном госпитале 1791. Не щадя здоровья и сил, нередко сутками без отдыха ухаживала за тяжело больными. Имеет множество благодарностей. Трудолюбива».

***
Свирид Сергеевич Талан, 1908 года рождения, еще один мамин брат, после окончания педагогического института в Бердянске работал заведующим отделом образования в одном из районов Запорожской области. Член ВКПб с 1932 года. С началом войны был призван в действующую армию, служил политработником в авиадивизии вместе с сыном Сталина. Войну закончил в Японии, затем служил в Китае. Уволился в запас подполковником. В архиве я нашел сведения, что капитан Талан Свирид Сергеевич — зам начальника по политчасти головного склада 1955 60 РАБ СВА СЗФ в 1943 году был награжден медалью «За боевые заслуги».

С каждым годом всё меньше остается тех, кто пережил страшное лихолетье Великой Отечественной войны.

В сентябре 2011 года не стало и моей мамы — последнего в нашей семье живого свидетеля тех страшных событий. Я храню ее трудовые награды. А еще свидетельство того, что фашистского лиха она хлебнула вдоволь.

Обложка книги «Три смерти Ивана Громака»

Фашистские прихвостни-полицаи в 1943 году отправили ее в Германию на рабский труд, издевательства. О тех событиях остался у меня документ из управления службы безопасности Украины, в котором говорится, что Громак (Талан) Валентина Сергеевна в августе 1943 года была насильно отправлена в Германию и работала сельхозрабочей в селе Брандлехт (область Оснабрюк), освобождена 4 апреля 1945 года. В документе также говорится: «Данными о совершении Талан В. С. преступлений против государства не располагаем».

Через несколько дней мы будем отмечать 74-ю годовщину Победы советского народа в Великой Отечественной войне.

Мои родные воевали, жили и трудились для того, чтобы в стране был мир, чтобы их дети не видели войны. Я горжусь своими родными и несу эту гордость через всю свою жизнь, передаю ее своим детям и внукам.

 

 

И память эта в нашей семье будет передаваться из поколения в поколение. Ложь и беспамятство рождают людей без роду и племени. «Нельзя научиться любить живых, если не умеешь хранить память о мертвых», писал прославленный полководец, Маршал Советского Союза Константин Константинович Рокоссовский.

Читайте имена на обелисках,
Героев много в этих списках.
Остановите плавный бег машин.
Остановите быстрого коня,
И поклонитесь доблести былинной,
Багряным всплеском Вечного огня!
И в заповедные минуты эти,
Без громких слов подумайте о них:
Не потому ли живы мы на свете —
Что их сегодня нет в живых?!

 

Валерий Громак, специально для «Русской Весны»

Share this post


Link to post
Share on other sites

Оболенская Вера (Вики) Аполлоновна

 

3429_Vera_Obolenskaya_2.jpg_max.jpg

Награждена Кавалерским крестом ордена Почётного легиона (посмертно)
Награждена медалью Сопротивления (посмертно)
Награждена Военным крестом с пальмовой ветвью (посмертно)
Кавалер ордена Отечественной войны I-й степени (СССР, посмертно)


3429_Vera_Obolenskaya_3.jpg_max.jpg


Вики Оболенская обожала веселья, танцы, шампанское, кокетство, наряды и вообще «красивую жизнь». Она не мечтала совершать подвиги, вошла в антифашистское подполье потому, что была порядочным человеком, и пожертвовала жизнью ради того, чтобы у других не отнимали право на жизнь.

Вера Макарова родилась 24 июня 1911 года в Баку.

Ее отцом был Аполлон Аполлонович Макаров, бывший вице-губернатор Баку. Маму звали Вера Алексеевна. Вере было 9 лет, когда семья покинула Россию и перебралась во Францию. «Вики», с ударением на второе «и», девочку начали называть во Франции соседи по пансиону мадам Дарзан на бульваре Шато, в котором девятилетняя Вера Макарова поселилась с матерью и теткой. Она была очаровательным и очень живым ребенком, дружила со всеми детьми из соседних домов, была заводилой всех игр. Вики быстро переняла французские манеры и особенности произношения, и ее не принимали за иностранку.

Отец вскоре их покинул. Сначала он поселился отдельно, что было вынужденной мерой – в дешевый пансион пускали только женщин с детьми. А потом и вовсе уехал в Америку, где якобы можно было быстрее встать на ноги в материальном плане. Он обещал вызвать туда семью, но этого так и не случилось. Ходили слухи, что Аполлон Аполлонович и вовсе не был родным отцом Вики, и будто она – плод страсти Веры Алексеевны Коломниной и некоего высокопоставленного лица, приближенного к трону, и брак ее родителей свершился по приказу, данному свыше, и потому Макаров, оказавшийся в эмиграции, постарался разорвать навязанные ему супружеские узы. Однако на прощание отец поручил Вики каждый год от его имени преподносить матери букет роз. Он даже оставил дочери небольшую сумму, которой могло хватить на все букеты до воссоединения семьи.

Вики всю жизнь исполняла отцовское поручение. Когда деньги, оставленные им, закончились, она брала взаймы. Потом научилась зарабатывать и продолжала дарить матери розы даже во время войны.

Вики довольно долго была легкомысленной барышней. Подруга ее юности Мария Станиславская вспоминала: «В семнадцать лет Вики больше интересовали танцы и молодые люди, чем науки». Вики влилась в компанию отъявленных прожигателей жизни, образовавшихся вокруг Александра фон Бильдерлинга: потомок нескольких поколений русских военных, он получил неплохое наследство и, в отличие от большинства эмигрантов, мог не работать и благополучно жить на ренту, однако заявил, что растратит все деньги на удовольствия, а потом застрелится, потому что не видит в жизни смысла. Бильдерлинг оплачивал посещения ресторанов, пикников и загородные прогулки для целой компании, звездой которой была Вики. Все русские парижане их осуждали. Особенно девушек, которые были подружками Бильдерлинга, считая, что все они состоят с ним в предосудительных отношениях. Но правды никто не знал и не узнал. Александр Бильдерлинг действительно разорился и застрелился. Вики была одной из немногих, кто проводил гроб самоубийцы в тот позорный угол кладбища, где хоронили тех, кому было отказано в отпевании.

Веселая жизнь закончилась, когда Вики было 19 лет. Она поступила так же, как многие ее соотечественницы, обладательницы стройной фигуры и безупречной осанки – она пошла работать манекенщицей («манекеном») в русский Дом моды «Миеб», основанный бывшей фрейлиной Елизаветой Гойнинген-Гюис. Там ее поручили заботам лучшей и опытнейшей из манекенщиц – Софьи Носович. Софья, как чаще ее называли – Софка Носович, была старше Вики на 10 лет. Это была женщина невероятной судьбы: ее жених погиб во время Первой мировой войны, сама она была сестрой милосердия в войсках Врангеля, попала в плен к красным и была приговорена к расстрелу, сумела бежать и добраться до Парижа, где заболела – у нее были обнаружены туберкулез и рак груди. Грудь была ампутирована, и никто не надеялся, что Софья выживет. Однако она выжила, нашла работу, поселилась в уютной мансарде, устраивала чаепития для русских друзей и поражала всех неизменной меланхоличностью и фатализмом. Казалось бы, не могло быть более разных людей, чем живая, эксцентричная и очень активная Вики Макарова – и невозмутимая Софья Носович. Однако они стали лучшими подругами.

Софья научила Вики всем тонкостям работы манекенщицы, и именно она заметила, что Вики обладала феноменальной памятью. Что бы Вики не услышала – она запоминала это навсегда. Вики помнила по именам всех клиенток, даже тех, кто приходил на показ всего один раз. Читала она немного, но помнила все, что прочла. Она безупречно говорила не только на русском и французском языках, но также свободно разговаривала по-английски и по-немецки. И тогда Софья предложила Вики поискать работу, в которой она сможет использовать свой интеллект. Ведь век манекенщицы, как правило, был короток, сама Носович была редким исключением в этой профессии, но у нее был особый дар, как говорили, любую тряпку превращать в элегантный наряд, а Вики не особенно выделялась среди других манекенщиц.

Благодаря своей невероятной общительности и обаянию, Вики подружилась с одной из клиенток, молодой француженкой Ивонн Артюис. Она поделилась с ней своим желанием сменить работу, и оказалось, что супруг Ивонн, богатый предприниматель Жак Артюис, ищет себе секретаршу со знанием английского и немецкого языка. Кандидатура Вики подходила идеально. С Жаком она тоже подружилась и вскоре супруги Артюис стали приглашать свою секретаршу каждую субботу на игру в бридж.

3429_Vera_Obolenskaya_8.jpg_max.jpg

Вики в Париже.

К Софье, по утверждению ее друзей, за время эмиграции посваталось более двухсот мужчин, но она никому не дала своего согласия. Зато она очень любила устраивать судьбы своих подруг, причем подбирала им женихов с умением профессиональной свахи: именно тех, какие могли подойти идеально. Вики она познакомила с князем Николаем Александровичем, или, как его называли, - Никой Оболенским. Он был старше Вики на 11 лет, был крестником императрицы Марии Федоровны и великого князя Константина Константиновича, обучался в Пажеском корпусе, а затем в Женевском университете. Отцом его был рязанский губернатор Александр Николаевич Оболенский, матерью – княжна Саломея Николаевна Дидиани-Мингрельская. В эмиграции они не бедствовали, а еще в швейцарских банках лежали шесть ящиков с сокровищами князей Дидиани, вывезенных из Зугридского дворца членами правительства Грузии во время эвакуации в 1921 году, и адвокаты Саломеи Николаевны обещали, что рано или поздно эти сокровища будут ей возвращены. Но Ника Оболенский и так не нуждался, о нем говорили, что он один из немногих русских в Париже, кто может ездить на такси в качестве пассажира, а не шофера. Софья Носович хотела сосватать Вики с ним именно поэтому. Однако Ника являл собой тот типаж, который русским дамам в Париже особенно нравился: очаровательный прожигатель жизни, любитель танцев и ресторанов, Оболенский если делал визиты, то непременно оставлял вместе со своей карточкой розу и умел красиво ухаживать. Он был, нервным, избалованным, капризным, в юности несколько раз пытался покончить с собой, один раз даже выпрыгнул из окна и так повредил ногу, что вынужден был с тех пор носить ортопедический ботинок. Но Ника не был скучным – а для Вики это было самым главным критерием, когда она оценивала поклонников.

Вики и Ника обвенчались 9 мая 1937 года в соборе Александра Невского. После возвращения из свадебного путешествия они поселились в роскошной квартире, балконы которой выходили на Булонский лес. Но Вики вернулась к работе у Жака Артюиса, так как сидеть дома без дела ей было скучно.

3429_Vera_Obolenskaya_5.jpg_max.jpg

Николай и Вера Оболенские.

В 1939 году Германия оккупировала Польшу, Англия и Франция объявили войну Германии, и из «сидячей», как ее насмешливо называли, война очень скоро стала настоящей. Париж бомбили, и Вики умирала от ужаса, сидя в подвале под семиэтажным домом. До войны она мечтала о детях, теперь же радовалась, что у них с Никой их нет.

14 июня 1940 года гитлеровские войска вошли в Париж. Франция была разделена на оккупированную зону на севере и лояльно относившуюся к нацистам «свободную» Территорию Виши на юге. Жак Артюис до войны интересовался политикой и был одним из идеологов движения за создание Соединенных Штатов Европы. Оккупацию он воспринял очень болезненно и сразу решил бороться. У него сохранились старые деловые контакты с англичанами. Он смог выйти на британскую разведку и начал создавать организацию, которая должна была поставлять британцам информацию о расположении и передвижению немецких войск, о работе немецких заводов и любые другие полезные сведения. Он почти сразу привлек к этой деятельности Вики, а она – многих своих русских друзей, в том числе Софью Носович и Кирилла Макинского, который позже рассказывал: «Вики не могла допустить мысли, что оккупация водворится надолго; для нее это был преходящий эпизод в истории; против оккупации необходимо было бороться и бороться тем неукоснительнее, чем борьба становилась труднее».

К концу 1940 года группа Артюиса объединилась с другой подпольной организацией сопротивления. Образовавшийся альянс подпольщики назвали Organisation Civile et Militaire, сокращенно – ОСМ, в переводе – «Гражданская и военная организация». Они не только поставляли сведения в Лондон, но организовывали побеги французским и английским военнопленным, встречали в местах высадки английских резидентов и помогали их внедрению. К 1942 году ОСМ насчитывала тысячи членов во всех департаментах оккупированной части Франции, став одной из самых крупных организаций Сопротивления. В нее вошли многие промышленники, высокопоставленные чиновники, служащие путей сообщения, почты, телеграфа, сельского хозяйства, труда и даже внутренних дел и полиции.

Артюис ненавидел коммунистов и к СССР не испытывал ни малейшей симпатии. Но для Вики и Николая Оболенских, а также их русских друзей, 22 июня 1941 года, когда немцы вторглись на территорию СССР, стал днем траура. Они с ужасом слушали сводки с Восточного фронта о бесконечном отступлении Советской армии. Во Франции появились советские военнопленные. Николай Оболенский, выполняя распоряжение Артюиса, много ездил по Франции, перевозя документы или сопровождая англичан, и он видел, как чудовищно немцы обращаются с русскими. Одновременно с этим началось интернирование евреев. И вскоре стало известно, что отправляют их в лагеря смерти. Вики хотела спасать евреев, Ника – помочь русским военнопленным. И в любом случае – главным делом жизни для них стало движение Сопротивления, то есть борьба с оккупантами. Одной из инициатив Вики стало открытие кабаре «Монте-Кристо», куда любили приходить немцы и французские фашисты, и где ОСМ стала известна дата нападения Германии на СССР. Вики передала ее в Лондон, англичане известили советское посольство, но Сталин счел это очередной провокацией.

Николай оставался простым связным, потому что не обладал особыми талантами. А Вики поручалось все больше заданий: встречи со связными и представителями других групп Сопротивления, контакты с организациями советских военнопленных, копирование и передача секретных данных, шифровка и дешифровка, составление сводок. Вики избрали генеральным секретарем ОСМ и присвоили воинское звание лейтенанта. На деле это означало, что к ней стекалась информация со всей организации, она знала поименно всех членов, знала их адреса и что они делали для ОСМ. Уникальная память позволяла Вики ничего не записывать без лишней необходимости. Но и ничего не забывать. Она была незаменима. В организации ее знали под псевдонимом «Катрин». О ней ходили легенды, но далеко не все даже из приближенных Артюиса догадывались, что «Катрин» - это и есть очаровательная Вики Оболенская. Ее правой рукой и первой помощницей была Софья Носович, которой Вики полностью доверяла. Впрочем, Вики проверяла всех своих друзей на предмет их отношения к оккупантам, их храбрости и готовности к тайной борьбе. Она завербовала подругу Ивонн Артюис – Жаклин Рише-Сушер. Спустя годы Жаклин вспоминала о Вики: «Она все принимала от жизни – и боль, и радость; она каким-то глубоким чутьем угадывала, что ей уготовано судьбой и то, какой ценой за это придется платить. Вики была безупречно честной перед самой собой, никогда не предавалась самообману в отношении своих чувств и поступков… Она слишком любила жизнь, чтобы не искать в ней смысла, и ее нередко преследовала мысль, что вдруг ей не удастся себя проявить. А когда проявила – это и выразилось в ее полном самопожертвовании».

Жак Артюис был арестован в декабре 1942 года. Он никого не выдал и был расстрелян в концлагере. Вместо него организацию возглавил полковник Альфред Туни. Он доверял Вики так же, как доверял ей Артюис. Адъютант полковника Туни, Даниэль Галлуа, оставил воспоминания о своей первой встрече с Оболенской, и о том, как его поразили глаза Вики: « В глазах ее светился огонек поразительной жизнерадостности; в будущем я видел, как этот огонек мог излучать и ненависть, и насмешку, и тревогу, но никогда не угасал, оставаясь верным ей, как и сама душа ее…»

Впоследствии Даниэль встречался с Вики два раза в неделю. Он даже был слегка влюблен в нее, и ему нетрудно было изображать поклонника, прогуливающегося с прелестной женщиной в парке или приглашающего ее на чашечку кофе. А между тем они говорили о страшных вещах, например, Вики рассказывала о том, что Николай очень встревожен судьбой подростков, угоняемых с Украины на работы в Европе, что они почти все больны и измождены, умирают сотнями, а ведь они почти дети. Нельзя ли как-то помочь и им тоже? Ей хотелось всем помочь, всех спасти. Она планировала организовать отправку на юг Франции еврейских детей с оккупированной территории. Но завершить эту важнейшую для себя акцию Вики не успела.

В октябре 1943 года был арестован один из главных руководителей ОСМ Ролан Фаржон. При обыске у него была найдена квитанция оплаченного им телефонного счета с адресом его конспиративной квартиры. В этой квартире были обнаружены запасы оружия, списки членов организации и их конспиративные клички. Начались аресты. Потом – как подозревали в организации – сам Фаржон сломался под давлением и согласился встретиться со связным ОСМ. Связной был схвачен. И у него при обыске нашли записную книжку с адресами, среди которых был адрес Софьи Носович.

По этому адресу сотрудники гестапо явились 17 декабря 1943 года. Вики пришла часом раньше, чтобы уговорить подругу покинуть Париж. Их арестовали и увели, скованных одними наручниками. Встретив на лестнице одну из соседок, Вики отвела в сторону руку, чтобы была видна цепь от наручников. Когда Николай Оболенский, встревоженный тем, что жена долго не возвращается, тоже пошел к Софье, соседка перехватила его и рассказала об аресте. Он бросился домой жечь компрометирующие документы.

Вики и Софью отвезли в особняк, который занимал Руди фон Мерод, лично занимавшийся ОСМ. Попасть в этот особняк боялись больше, чем в тюрьму. Фон Мерод оборудовал там личную камеру пыток, и никакие законы, которым все же подчинялось гестапо как организация, в стенах особняка не действовали. Вики спасло благоговение немцев перед аристократией. Прочтя в ее документах, что Вики «принцесса Оболенская», ее допрашивали без пыток. Пытались убедить, что она, будучи «принцессой», не должна поддерживать голлистов, коммунистов и прочий сброд, а обязана помочь немцам в борьбе с «нашим общим врагом на Востоке». «Цель, которую вы преследуете в России, - это разрушение страны и уничтожение славянской расы. Я русская, но выросла во Франции и здесь провела всю свою жизнь. Я не предам ни своей Родины, ни страны, меня приютившей», - отвечала Вики. Ее убеждали, что евреи, которых она спасала, являются истинными виновниками войны, в которую втянуты теперь и Европа, и Россия, и Америка. «Я христианка и поэтому не могу быть расисткой», - отвечала Вики. Ей угрожали применением «особых методов». Но только угрожали. Зато Софью истязали до обмороков, после чего приносили в камеру полумертвой. От побоев она оглохла.

Вики очень боялась пыток. Она была уверена, что, в отличие от Софьи, не сможет терпеть и молчать. А если бы она заговорила, уничтожена была бы не одна организация, но также все, кто был связан с ОСМ. Ничего не добившись, Вики и Софью перевели в тюрьму Фрэн. Вскоре туда попал и Николай Оболенский, который обошел все инстанции в попытке узнать что-то о судьбе своей жены, и его арестовали просто за связь с ней. Однако Вики на допросах смогла убедить гестаповцев, что у них с мужем нет больше близких отношений, и что она любит другого человека. Она говорила о Николае с иронией и пренебрежением, и это сработало: Николая отпустили. Даниэль Галлуа, который также был арестован, запомнил, что на очных ставках Вики всегда была напудрена, с накрашенными губами – это Николай передал ей с воли косметику.

Членов ОСМ перевезли в тюрьму в Аррасе. По дороге Галлуа смог поговорить с Вики. Она призналась ему в своих страхах: «Они сильные, я не знаю, что с нами сделают, и я боюсь пытки. Раньше я жалела, что у меня нет ребенка; мне так хотелось иметь девочку… а сейчас я рада: что бы было, если бы мне пришлось оставить бедную маленькую…»

Николаю Оболенскому официально не сообщили, куда увезли Вики. Но в тюрьме она подружилась с француженкой, которую посадили на два месяца за то, что та дала пощечину к пристававшему к ней немецкому солдату. Француженку вот-вот должны были отпустить, и она взялась сообщить Николаю о местопребывании его жены. Николай сразу же поехал в Аррас, снял квартиру, откуда было видно окно камеры Вики. Он часами простаивал с биноклем, надеясь увидеть жену. А потом его снова арестовали. Но Вики об этом не узнала, и ее очень поддерживала мысль, что ее любимый находится на свободе и наверняка сумел скрыться, а значит – он в безопасности. Зато она с горечью узнала, что среди арестованных в Аррасе находится и глава ОСМ полковник Туни, и Жаклин Рише-Сушер, которую она сама завербовала.

Допросы продолжались, но Вики молчала. За упрямство ее прозвали Prinzessin – ich weiß nicht – «Принцесса – ничего-не-знаю». Туни в Аррасе был расстрелян. Вики, Софью и Жаклин перевезли в Париж, чтобы судить. Все три женщины были приговорены к смертной казни. Им предоставили возможность написать апелляцию. Жаклин и Софья апелляцию написали: первая – потому что считала, что это неизбежная часть фарса, вторая – из обычного своего фаталистического безразличия к происходящему. Княгиня Вера Оболенская писать апелляцию отказалась. Приговоренных отвезли в Германию в тюрьму Альт-Моабит, и они друг друга больше не видели.

Приговор над Верой Аполлоновной Оболенской был приведен в исполнение 4 августа 1944 года в тюрьме Плетцензее. Оболенскую прямо с прогулки провели в помещение, которое немцы называли «комнатой смерти». Там палач в течение 18 секунд приводил в действие гильотину. За выполненную работу он получал 60 марок, а его помощники – по 8 папирос. Оболенской отрубили голову на гильотине, а ее тело было доставлено в театр, где проходили практику студенты-медики.

Дела Жаклин Рише-Сушер и Софьи Носович, благодаря апелляциям, затянулись, и, когда на Германию началось массированное наступление, их обеих отправили в концентрационный лагерь Маутхаузен, где каким-то чудом они выжили. Выжил и Николай Оболенский. Через четыре дня после освобождения из Бухенвальда он отправил на адрес своей сестры в Париже письмо для Вики, надеясь, что она будет дома раньше, чем он: «Вики, моя дорогая! Я от всего сердца надеюсь, что ты уже давно на свободе, что ты себя хорошо чувствуешь, и что мы скоро будем вместе. Меня все время поддерживала уверенность в том, что после нашего общего испытания мы станем ближе, сильнее и еще более счастливыми, чем когда-либо, и что никакая облачность не сможет нас разделить. Вот я на свободе, и живой, и могу сказать только одно: это чудо Господней Милости. Ты увидишь, как я во всех отношениях изменился, и думаю, что к лучшему… Мысли мои тебя не оставляли ни на миг, и я так счастлив, думая, что наши страдания нас еще больше сблизят. Милая, я спасся только благодаря моей вере. У меня есть твердые доказательства, что мертвые живут и нам помогают… Я тебя крепко целую, мою любимую Вики, преклоняюсь перед тобой и тебя благословляю. Твой старый муж, Николай».

О смерти Вики он узнал только 5 декабря 1946 года. Оболенский считал, что ее расстреляли. Мишель Пасто, один из выживших членов ОСМ, съездил в Германию, чтобы узнать о судьбе своих товарищей. Он посетил тюрьму Плетцензее, в которой проходили казни «особо опасных преступников» нацистского режима. Он увидел помещение с двумя сводчатыми окнами, вдоль стены в нем было шесть крюков, на которые одновременно вешали осужденных. По центру помещения стояла гильотина, металлическая корзина, в которую падала голова, и дыра в полу для стекания крови. Мишелю Пасто тюремная администрация сообщила, что Вики казнили на гильотине. В специальном приказе от 6 мая 1946 года фельдмаршал Б. Монтгомери написал: «Этим своим приказом хочу запечатлеть моё восхищение перед заслугами Веры Оболенской, которая в качестве добровольца Объединённых Наций отдала свою жизнь, дабы Европа снова могла быть свободной».

Вернувшись, Пасто рассказал в Париже правду о том, как была казнена Вики. «Я не могу свыкнуться со смертью Вики, навсегда сокрушившей мою жизнь, - говорил Оболенский друзьям. – Я мог бы быть таким счастливым».

На памятнике жертвам войны в Нормандии была установлена мемориальная доска с именем Оболенской. Заслуги Вики с некоторой «корректировкой» оценили и в СССР. Ее имя включили в список «группы соотечественников, проживавших во время Великой Отечественной войны за границей и активно боровшихся против гитлеровской Германии». Указом Президиума Верховного Совета СССР она была награждена посмертно в 1965 году орденом Отечественной войны I степени. Французское правительство удостоило Веру Оболенскую высших наград страны: Военного креста, медали Сопротивления и ордена кавалера Почётного легиона с пальмовой ветвью.

3429_Vera_Obolenskaya_7.jpg_max.jpg

Владимир Путин у могилы Николая и Веры Оболенских на русском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

О Вики Оболенской написала книгу «Вики – княгиня Вера Оболенская» Людмила Флам. Она была родственницей Вики. Впервые Людмила Флам услышала о ней в начале 1950-х годов, став женой племянника князя Николая Оболенского — мужа Вики. Николай Оболенский свято берег все, что имело отношение к памяти его жены и ее трагической гибели. Его семейный архив извилистым путем, через Чили, попал в Вашингтон в распоряжение Флам-Оболенской и лег в основу ее исследования. Бесценным источником достоверной информации послужили воспоминания очевидцев, знавших Вики по подпольной работе. Также в распоряжении Флам-Оболенской оказались ценные воспоминания соратницы Вики — Софьи Носович и рукописные воспоминания Марии Родзянко, знавшей Вики с детства.

3429_Vera_Obolenskaya_6.jpg_max.jpg

Софья Носович.

Из воспоминаний Людмилы Оболенской-Флам: «О Вики я впервые услышала спустя десять лет после её казни, когда вышла замуж за племянника её мужа Валерьяна Александровича Оболенского, журналиста, работавшего сперва на Би-би-си, а потом занимавшего одну из руководящих должностей на радиостанции «Свобода». Вскоре после свадьбы мы поехали из Мюнхена, где тогда жили, к бабушке Саломии Николаевне и дяде Нике Оболенским, обосновавшимся после войны в парижском пригороде Аньер. Жили они в небольшой квартире на седьмом этаже без лифта, куда Оболенский взбирался, громыхая об ступеньки ортопедическим сапогом, а мать его, которой было тогда за семьдесят, легко взлетала с полными авоськами и кричала мне с верхней площадки: «Ма шер, не торопись...» Квартира была заставлена семейными фотографиями, а в Никиной комнате царила Вики: Вики в бальном платье начала 1930-х годов, Вики в подвенечной фате, Вики и Ника обнявшись на балконе… Сам Николай Оболенский также, вслед за Военным крестом и медалью Сопротивления, удостоился Ордена Почётного Легиона в знак признания «выполнения им неоднократных и опасных поручений в ходе подпольной борьбы с противником» и за его «служение делу свободы». Брат его, Александр, за проявленное мужество в рядах французской армии был награждён Военным крестом и двумя боевыми свидетельствами. …Ко времени моего знакомства с мужем Вики, Николаем Оболенским, он уже знал, что его жена была казнена отсечением головы… Но тем не менее с Ники говорить о Викиной казни мы избегали. Возможно, это было напрасным проявлением тактичности с нашей стороны; мы не знали тогда, что он не отворачивался от случившегося, не старался забыть всё пережитое ими во время войны, а принял трагедию её гибели и невозместимость потери с христианским смирением...»

Собирая материалы о Вики, Флам побывала во Франции, навещала родственников Оболенской, ее знакомых и друзей, переживших голод, бомбежки, тюрьмы и концлагеря… В 1950-х годах Николай Оболенский выпустил книгу «Вики – 1911-1944. Воспоминания и свидетельства». Книгой заинтересовались кинематографисты в СССР, решив снять о Вики фильм. «Оболенский, - писала Людмила Флам, - категорически этому воспротивился, опасаясь идеологических искажений, появившихся о Вики в советской печати, где ее политическим убеждениям придавалось неправильное толкование. Так, например, в статье, напечатанной в 1964 году в журнале «Огонек», говорилось о ее «мечте вернуться на Родину»… Оболенский возмущался: «При всем том, что СССР во время войны был союзником Запада, - говорил он, - Вики никогда не хотела возвращаться в Советский Союз. Никогда!»

Николай Александрович Оболенский остался верен жене до конца своей жизни, он больше так и не женился. Он решил, что посвятит жизнь Богу и будет ждать, когда соединится с Вики на небесах. Но пока была жива его мать, он не мог принять сан. В 1963 году Оболенский похоронил мать и стал священником, а вскоре и настоятелем того самого собора, где он венчался с Вики.

3429_Vera_Obolenskaya_4.jpg_max.jpg

Протоиерей Николай Оболенский, окружённый мальчиками-прислужниками.

Умер Николай Александрович в 1979 году. Из воспоминаний Людмилы Оболенской-Флам: «30 ноября 1978 года отец Николай потерял старого друга и соратницу по Сопротивлению - Софью Носович. Когда хоронили Софью Носович, отец Николай Оболенский был уже тяжело болен раком. Скончался он в сане митрофорного протоиерея 5 июля 1979 года. Если Викино обезглавленное тело пропало бесследно, то отца Николая торжественно провожал чуть ли не весь русский Париж, начиная с Великого князя Владимира Кирилловича. Провожали его на кладбище Сент-Женевьев де Буа и его товарищи по борьбе».

3429_nadgrobie-obolenskaya.jpg_max.jpg

У княгини Веры Оболенской нет могилы. Есть только памятная доска на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа, на мемориале Памятник русским воинам, погибшим в рядах французской армии. Имя ее также начертано на надгробии Николая Оболенского: это он так пожелал, чтобы их имена были соединены в вечности.

Текст подготовила Елена Прокофьева

Использованные материалы:

Материалы сайта www.myjulia.ru
Материалы сайта www.ippo-jerusalem.info

Share this post


Link to post
Share on other sites

Легенда советской морской пехоты: Дуся - Чёрная смерть

Легенда советской морской пехоты: Дуся - Чёрная смерть
Личность единственной в мире женщины - боевого командира взвода морской пехоты Евдокии Завалий всегда вызывала в военных восторженный трепет. А в своих подчиненных она пробуждала непреклонную волю к победе, желание быть лучшими и любовь, безусловно. Она часто вспоминала, что бойцы постоянно старались прикрыть собой отчаянного командира

Но все равно: четыре ранения и две контузии. Еще много лет после войны морпех Дуся по ночам ходила в атаку во сне и кричала так, что пугались соседи. 28 мая ей исполнилось бы 95 лет. До самого конца в этой небольшого росточка женщине чувствовался несгибаемый характер, который, очевидно, был заложен изначально, еще в тот момент, когда 17-летняя бригадир швейной мастерской добровольно стала санитаркой в первый год Великой Отечественной войны.

Как и подавляющее большинство ее сверстников, Евдокия не захотела радостно встречать «освободителей». В первые же дни она направилась в военкомат родного городка Новый Буг в Николаевской области требуя, чтобы её взяли в армию. По причине юного возраста ей отказали, но вскоре война сама пришла к ней. 

В последних числах июля начались первые бомбежки, а уже 13 августа вражеские войска вплотную приблизились к городу. В начавшейся суматохе было уже не выяснения возраста, девушка взялась перевязывать раненых и вместе с отступающими частями отправилась на восток. Из окруженного немцами Нового Буга пришлось прорываться с боем:

«Бросилась на дно кузова. В лицо ударяли щепки: пулеметная очередь прошила борта автомашины. Выглянула — кругом немцы. Все же шоферу удалось вырваться из вражеского кольца. После этого случая попросила бойцов показать, как обращаться с оружием. Научилась стрелять из карабина, пистолета и пулемета».

Завалий стала санитаркой в 96-м кавалерийском полку 5-й дивизии 2-го кавкорпуса. Она отличалась невероятной храбростью и за короткое время дослужилась до звания старшего сержанта.

Но долго служить с кавалеристами не пришлось. При переправе через Днепр в районе Запорожья Евдокию ранило первый раз, в живот. Девушку отправили выздоравливать в тыл на Кубань, в госпиталь на ст. Курганская, где она настояла на отправке в запасной полк. 

А вот здесь начинается сплошное темное пятно, прояснить которое может только личное дело офицера. По легенде, которую повторяла много раз сама Евдокия Николаевна, во время бомбежки Курганской она вытащила потерявшего сознание командира морской пехоты, за что торжественно перед строем ей вручили орден Красной Звезды, поставили в строй под мужским именем, и далее «в станице Горячий Ключ «старший сержант Евдоким» принял бой в составе 6-й десантной бригады».

Однако первый наградной лист у нее именно на «Красную Звезду», только совсем за другое, и в документе стоит важная пометка: «Наград не имеет». То есть, спасенный офицер, возможно и был, но наградили ее за весь сорок третий год, в течение которого из младших командиров девушка, воевавшая с первого дня, шагнула в младшие офицеры.

27 марта 1943 года в бою за станицу Крымская Краснодарского края, «действуя смело и решительно, уничтожила двух фашистов и взяла в плен трех гитлеровских солдат». Здесь же Евдокия приняла командование взводом, заменив погибшего лейтенанта, и вывела бойцов из окружения, получив второе ранение.

За личную храбрость и обширный боевой опыт, полученный на трех фронтах, Завалий отправили на полугодичные офицерские курсы, после чего уже в чине гвардии младшего лейтенанта, помощника командира стрелкового взвода 6-го гвардейского стрелкового полка 2-й гвардейской Краснознаменной Таманской стрелковой дивизии она приняла участие в освобождении Крыма.  

«Находясь в полку с 13 ноября 1943 года, товарищ Завалий, приняв участие в боях за высоту 71,3 Керченского района Крымской АССР, умело руководила взводом, личным примером вела бойцов в бой с ненавистным врагом. В этом бою тов. Завалий уничтожила 9 гитлеровцев» (и получила контузию — авт.).

Именно здесь ее дорога пересеклась с морпехами. В десанте на мыс Тархан и боях на высоте 71,3 (теперь на ней братская могила десантников и дивизионное кладбище) принимали участие моряки-парашютисты, среди которых был старшина первой статьи Дмитрий Вонлярский. За эти события он был представлен к званию Героя Советского Союза, а в числе немногих выживших переведен в роту автоматчиков 83-й отдельной бригады морской пехоты. В это же время там оказалась и младший лейтенант Завалий, которой поручили командование взводом.

Евдокия Николаевна так толком и не объяснила, как 19-летней девушке удалось заставить подчиняться себе несколько десятков здоровых бесшабашных мужиков, да еще когда сослуживцы, посмеиваясь, обидно называют подразделение «Дуськин взвод». Рядовой Иван Посевных сразу заявил, что «бабе» подчиняться не будет. А потом закрыл ее собой от вражеской пули.

«Поднимаю их в атаку: «Взвод, за мной!» Голос-то у меня всегда громким был. Догонят меня и обходят, чтобы прикрыть… Сначала, конечно, хмыкали в мою сторону. А я волю в кулак и вперед! Хотелось показать, что я умею воевать не хуже мужчин. И они привыкли ко мне, стали уважать. Если бы они не приняли меня за командира, сто раз была бы убита. 

Ведь немцы охотились за мной, они звали меня «фрау-черная смерть». Каждый раз меня ребята спасали… Саша Кожевников, Жора Дорофеев, Петр Мороз, три Дмитрия — Вонлярский, Собинов и Седых…», — вспоминала Завалий. 

«Дуськин взвод» освобождал Севастополь, штурмовал Сапун-гору, сражался за Балаклаву и Сахарную Головку.

Командир разведроты Александр Кузьмичев после войны писал, что Завалий со своими бойцами постоянно находился на острие боевых действий бригады, их посылали в те районы, где было особенно трудно. Здесь командир получила второй орден — Отечественной войны I степени — за бои по уничтожению окруженной группировки противника в районе юго-восточнее поселка Карань между Севастополем и Балаклавой.

В наградном листе говорится следующее:

«С группой автоматчиков из трех бойцов она подобралась к вражескому дзоту под градом пуль и броском противотанковой гранаты подорвала его вместе с пулеметом и гарнизоном. Первой ворвалась в траншею противника, в короткой жестокой схватке она уничтожила около 10 фрицев и гранатами забросали станковый пулемет и 2 ротных минометов».

Летом 1944 года под Белгород-Днестровским разведчики ночью форсировали лиман и захватили на его южном берегу плацдарм. В последующих атаках возле Евдокии разорвался снаряд, и она потеряла сознание. Когда пришла в себя — увидела нескольких немцев, которые добивали штыками раненых, усеявших поле боя. Девушке притворившейся мертвой и стоило огромных усилий не выдать себя, когда вражеский штык пробил ногу. На рассвете её подобрали местные жители. Бригаду пришлось догонять после лечения уже за границей. 

Свой третий орден Завалий (уже гвардии лейтенант) получила за дунайский плацдарм в марте 1945 года. Обеспечив высадку основных сил, автоматчики закрепились на высоте 201 и за четыре дня отразили 14 атак, перетекающих в рукопашную. Восхищенный командир роты представил подчиненную к ордену Ленина, но комбриг Смирнов подписал Боевое Красное знамя.

А закончилась война для Евдокии в Будапеште, самым, пожалуй, оригинальным эпизодом, о котором рассказано во многих источниках.

Решающий штурм Крепостной горы (теперь — одного из лучших туристических мест Будапешта) откладывался, поскольку замок был хорошо укреплен, подступы заминированы, а внутри сосредоточены все силы противника в окруженном городе.

В разных воспоминаниях решение разведчиков-черноморцев описывается с вариациями. Сама Завалий рассказывала, что моряки случайно обратили внимание на канализационный люк, взяли кислородные подушки и проникли в расположение противника, взяв в плен генерала.

Вонлярский уверял, что схему очистных сооружений где-то нашли коллеги с Дунайской флотилии и по ней несколько раз ходили за «языками». А в современной литературе утверждается, что неустановленные разведчики нашли старого инженера по эксплуатации канализационных систем, который несколько часов рисовал схему. 

Поздним вечером 6 февраля 1945 года в один из люков спустились две разведгруппы, которые прошли под землей несколько километров в противогазах, захватив офицера из оперативного отдела штаба и армейского майора.

Действительно ли вела одну из групп Завалий можно судить только с ее собственных слов, а она говорила, что была там.

«Вызвали меня. Пришла в штаб грязная, как черт, разит от меня за километр. Майор Круглов, зажимая нос платком, обращается ко мне: «Доложите, как пленили немецкого генерала!». И вдруг немец протягивает мне пистолет системы «Вальтер» — плохо, видать, обыскали его ребята. «Фрау русиш черный комиссар! Гут! Гут!» Я глаза вытаращила на политотдел, те кивают — бери. Потом ребята именную надпись мне на этом пистолете сделали… После той операции… Мы зашли в какой-то местный парфюмерный магазин, и я принялась сливать в котелок все, что попадалось под руку, а потом вылила все это на себя. С тех пор духи я на дух не переношу!»

После войны кавалера трех орденов и медали «За оборону Кавказа» отправили для прохождения дальнейшей учебы, но ранения и контузии учиться не дали.

В 1947 году Евдокия Николаевна демобилизовалась, переехала жить в Киев, где вышла замуж, родила двоих детей, руководила гастрономом и принимала живейшее участие в работе ветеранской организации, совершив вплоть до года своей кончины тысячи поездок во все уголки страны.

В конце своей огромной и интересной жизни она любила повторять, что на память о войне осталась фотокарточка в офицерской форме, с автоматом в руках, но желаннее всего — красивое гражданское платье, безоблачная любовь и счастливое материнство. И наверное, человек-легенда абсолютно точно знала, о чем говорила.

Share this post


Link to post
Share on other sites

«Их оставалось только трое»: в легендарной песне есть одна ошибка (ФОТО, ВИДЕО)

«Их оставалось только трое»: в легендарной песне есть одна ошибка (ФОТО, ВИДЕО) | Русская весна

Начальник пресс-службы Управления Народной милиции ДНР Даниил Безсонов рассказывает потрясающую историю о связи любимой многими поколениями военной песни и дончанина-героя.

Их оставалось только двое… В начале мая 2017 года в рамках подготовки к празднованию Дня Победы 9-го Мая я узнал, что в Донецке похоронен герой одной из моих любимых песен о Великой Отечественной войне — Герасим Лапин.

Многие читатели знают эту песню — «На безымянной высоте». Мы нашли дочь Лапина, она отвела нас на могилу отца. Самое малое, что мы могли тогда сделать в дань памяти герою, это навести порядок на могиле.

Уже в этом году, 21 июня, нашими военнослужащими во главе с командиром батальона и депутатом Народного Совета ДНР Константином Кузьминым Герасиму Лапину был установлен новый памятник на его могиле.

Мало кто знает, что в легендарной песне есть одна ошибка. На самом деле, на «Безымянной высоте» красноармейцев оставалось не трое, а двое.

…Наш герой работал на тогдашнем Донецком военном заводе, который находился на Путиловке (район Донецка – прим. РВ). Когда немец приближался к Донбассу, весь завод и его работники были эвакуированы в Новосибирск.

Будучи далеко от дома и от фронта, Герасим Лапин принял решение уйти на войну. В военкомате ему неоднократно отказывали, так как он был молодым парнем и работал на заводе, что давало ему так называемую «бронь».

Но Лапин настаивал на своём, убеждая военного комиссара в том, что принесёт больше пользы на фронте.

В итоге Герасима приняли в ряды Красной армии, и он убыл служить в 139-ю стрелковую дивизию, которая состояла преимущественно из местных парней.

Эта высота находилась в полосе наступления 139-й стрелковой дивизии. Высота была господствующей и обеспечивала удобный выход к реке Десна. Её взятие могло резко изменить в нашу пользу положение на этом участке фронта.

Но на тот момент захват высоты казался авантюрой. Командованием было принято решение провести разведку боем малой группой и только из состава красноармейцев, которые добровольно согласятся принять участие в этой операции.

В случае успеха красноармейцам нужно было закрепиться на высоте и ждать подкрепления.

Дончанин Герасим Лапин был одним из тех, кто вызвался принять участие в захвате высоты. В ночь с 13 на 14 сентября 1943 года группе из 18-ти бойцов 8-й роты 718 полка 139-й стрелковой ‎дивизии была поставлена задача овладеть высотой 224,1 у деревни Рубеженка.

Под командованием младшего лейтенанта Евгения Порошина бойцы смогли ‎выполнить задачу и овладеть высотой, но были отсечены от основных сил 139-й стрелковой ‎дивизии превосходящими силами противника.

В течение всей ночи 18 солдат удерживали ‎высоту, отбивая атаки превосходящих сил немцев — до 500 солдат, усиленных танками, ‎артиллерией и авиацией.‎ К утру в живых осталось только двое — Герасим Лапин и Константин Власов. ‎Власова взяли в плен немцы, когда тот был без сознания.

Со временем он бежал из плена, воевал в партизанском отряде. Лапин был ‎обнаружен подошедшим к утру подкреплением — боец лежал среди мертвых товарищей и ‎был без сознания.‎

Каждому из нас необходимо помнить о подвигах наших предков. Это больше нужно не мёртвым, а живым. Если мы лишимся нашего славного прошлого в своих умах, то наши потомки лишатся любого будущего. Это нужно помнить.

«…Над нами “мессеры” кружили,
И было видно, словно днём,
Но только крепче мы дружили
Под перекрестным артогнём…»

 

lapin-gerasim.jpg

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Улица двух танкистов. Последний бой танка №736

Улица двух танкистов. Последний бой танка №736
Известно несколько таких историй, но эта стала, пожалуй, самой известной из-за публикации в «Известиях». Ведь военный кореспондент Виктор Полторацкий знал одного из героев лично еще по довоенной жизни и глубоко послевоенной статье в «Красной Звезде». А героями они стали тяжким летом сорок первого, когда 28 июня наши войска оставили Ровно.

Прикрывать их отход было приказано танкам 43-й танковой дивизии 19-го мехкорпуса.

В своем рапорте командир дивизии полковник Иван Цибин доложил командованию: «В боях 28.6.41 г. противнику нанесены следующие потери: уничтожено 14 танков, 7 бронемашин, более 40 мотоциклов и 60 автомашин; убито и ранено до полка пехоты. Потери дивизии: 11 танков «Т-26», 2 полковых орудия, 5 грузовых машин, 2 бензоцистерны, убито 13 человек…». О двоих из этих тринадцати, в честь которых названа одна из ровенских улиц, мы и вспоминаем сегодня.

2 февраля 1944 года войска 1-го Украинского фронта с боем взяли Ровно, и, как это часто бывало на освобожденных территориях, в штабы воинских частей стали обращаться местные жители, у которых была информация о погибших здесь почти три года назад.

Одна из них, Зигмунда Магдзиевская, сообщила, что неподалеку от ее дома на улице Островского немцы убили двух отказавшихся сдаться танкистов. Ночью муж Зигмунды, его товарищ Роман Савицкий и еще несколько горожан похоронили погибших. Обнаруженные на их телах документы Магдзиевский, школьный учитель и коммунист, передал жене, наказав надежно спрятать. Предосторожность оказалась нелишней, через шесть недель кто-то выдал его немцам, и больше домой человек не вернулся.

Старший офицер 4-го отделения 112-й стрелковой дивизии майор Сергей Ухналев отрапортовал управлению по потерям армии:

«Доношу, что при занятии частями 112 стрелковой Рыльско-Коростеньской краснознаменной ордена Суворова дивизии гор. Ровно…одна из гражданок гор. Ровно пришла в политотдел дивизии с документами и докладом о том, что в боях с немецкими захватчиками смертью храбрых погибли танкисты 105 отдельного танкового батальона, 35 Краснознаменной танковой бригады, фамилии которых по принесенным документам значились: Абрамов Павел Иванович…Голиков Александр Александрович… По словам гражданки, военнослужащие… по приказанию немецкого генерала 28.6.1941 года похоронены как погибшие смертью храбрых за Родину с почестью в гор. Ровно по ул. Островского».

Подвиг танкистов, а вместе с ним и поступок ровенских учителей попал в поле зрения журналистов. Уже 7 июня по центральному радио о нем рассказало Совинформбюро. Следом в «Известиях» вышла заметка «Дорога на Львов».

Но запись из книжки Павла Абрамова и личное письмо Александра Голикова жене Тоне попали на газетные страницы только через двадцать лет. Письмо перепечатывали множество раз, поскольку в этом предсмертном послании, написанном в изуродованном танке, каждая строчка пропитана любовью, которая жила в сердце 24-летнего парня. Хотел ли он умирать? Конечно, нет. Но выбрал смерть в бою.

«Мы не думаем о спасении своей жизни. Мы воины и не боимся умереть за Родину. Мы думаем, как бы подороже немцы заплатили за нас, за нашу жизнь…

…Жара невыносимая, хочется пить. Воды нет ни капельки. Твой портрет лежит у меня на коленях. Я смотрю на него, на твои голубые глаза, и мне становится легче — ты со мной. Мне хочется с тобой говорить много-много, откровенно, как раньше там, в Иванове…

…У тебя в паспорте, а у меня в квитанции стоит штамп, что мы муж и жена. Это хорошо. Хорошо умирать, когда знаешь, что там, далеко, есть близкий человек, он помнит обо мне, думает, любит. «Хорошо любимым быть…»

Сквозь пробоины танка я вижу улицу, зеленые деревья, цветы в саду яркие-яркие. У вас, оставшихся в живых, после войны жизнь будет такая же яркая, красочная, как эти цветы, и счастливая… За нее умереть не страшно… Ты не плачь. На могилу мою ты, наверное, не придешь, да и будет ли она — могила-то?» — удивительно, но ведь эти слова прощания волей судьбы попали по адресу. И могила, на которую можно прийти, тоже есть. Наверное, это и является доказательством того, что за нами присматривают сверху, и есть разница как жить и как умирать.

Вся война этих парней уместилась в шесть дней. Но какое значение имеет сколько, если и за это время они сделали все возможное? И вошли в вечность. А драться им пришлось всего лишь на легком танке Т-26, тихоходном, со слабой броней, который дивизия не успела поменять на новые тридцатьчетверки, — на западной границе полыхнуло.

Улица двух танкистов. Последний бой танка №736

Утром 22 июня подразделения 19-го мехкорпуса были подняты по тревоге, но первый боевой приказ поступил только в 12:00. Предписывалось совершить 300-километровый марш и сосредоточиться в 20 км юго-западнее Ровно. Стояла пыльная летняя жара. Экипажи подготовили машины, и в 21:00 первые роты двинулись в путь. До Ровно шли целых три дня, скорость Т-26 — всего 20-25 км/ч. В дневнике Павла Абрамова этот марш описан емко и лаконично:

«Воскресенье — 22 июня. Объявление войны. Сообщил Шумов. Боевая тревога. Ночной марш. Меня назначили водителем машины 736. Понедельник — 23 июня. Лопнул маслопровод. Назначен старшим по колонне. Вторник — 24 июня. Марш в пыли…».

Из положенных 1500 грузовиков и тракторов в наличии было только 571, из которых четверть — неисправные. Топливо и снаряды танкистам пришлось против всех норм и правил грузить внутрь или размещать на броне. Вперед выдвинулась мобильная группа, состоявшая из двух танковых полков и двух батальонов мотострелкового полка на машинах. Следом пешим порядком отправились до полутора тысяч стрелков.

Уже с первых часов марша наши войска столкнулись с безраздельным господством в воздухе немецкой авиации. Она не наносила особого ущерба танкам, но успешно уничтожала и так скудный автопарк. К утру 25 июня мобильная группа достигла рубежа реки Горынь в 30 км восточнее Ровно и остановилась. С каких складов получать ГСМ и запчасти, было непонятно, снабженцы как угорелые носились в радиусе 150-200 километров и фактически грабили склады, ордеров у них не было.

В тот же день поступил приказ «выбросить» два мотострелковых батальона в районе Дубно. Машины двинулись вперед, но натолкнулись на танки 13-й танковой дивизии немцев. Тогда 26 июня вперед пошли успевшие доехать до Ровно танки, которые свели в один полк. В нем удалось собрать два КВ (до марша их было 5), два Т-34 и 75 Т-26 — из 150, выехавших из Бердичева. После короткого боя немцы отступили, успев подорвать мосты, поэтому ворваться в Дубно на их плечах не удалось.

Первые боевые потери дивизии составили два КВ, пятнадцать Т-26 и 128 человек убитыми и ранеными.

От последующего штурма пришлось отказаться — соседи слева и справа отступили. Брать Дубно означало самим заехать в окружение. В результате ночью танки вернулись на западную окраину Ровно. Если бы комкор Фекленко и комдив Цибин знали, что с юга на Дубно успешно наступает танковая группа генерала Николая Попеля из 8-го мехкорпуса, они приняли бы другое решение.

Но командование Юго-Западного фронта не поставило их в известность, потому что и само еще об этом не знало.

У немцев же с информацией был полный порядок. 27 июня в 13:00 они начали обстрел советских оборонительных позиций на западной окраине Ровно, а через час атаковали их. Мотострелки не выдержали вражеского натиска и отступили к городу. Тогда противника контратаковал сводный танковый полк дивизии. Скорее всего, в атаку пошел и Т-26 с бортовым номером 736.

В этот раз немцев удалось отбросить. Они потеряли шесть танков, три противотанковых орудия и около двух рот пехоты, за что дивизии пришлось заплатить пятью Т-26, двумя ХТ-26 и одной бронемашиной. Погибли и получили ранения 41 человек.

В 19:00 противник возобновил обстрел. Три группы бомбардировщиков по 4-5 самолетов в каждой обрушили на советские танки бомбовый груз. Затем в наступление перешли пехота и бронетехника.

К 22:00 немецкой группе танков численностью в 10-15 машин и двум ротам пехоты удалось ворваться на юго-западную окраину Ровно.

К этому времени Фекленко узнал, что его «сосед» с юга оставил Здолбунов, немцы форсировали реку Горынь. Возникла угроза окружения корпуса в Ровно. 28 июня 1941 года в три часа ночи командование 19-го мк решило оставить город. Танкам полковника Цибина приказали прикрыть отход.

Экипаж танка Т-26 №736 пошел в свой последний бой.

Его ход поисковики 60-70-х годов восстанавливали, опрашивая свидетелей, жителей Ровно. Река Устье делит город приблизительно пополам. Советские танкисты устроили засаду у моста и расстреляли немецкую мотоколонну, которая попробовала на него сунуться. Подбитая техника загромоздила проезд, небо заволокло чадом горящих грузовиков и мотоциклов. Экипаж Абрамова и Голикова подбил немецкую САУ, уничтожил группу солдат, сбил несколько мотоциклистов.

Но немцы, обошедшие город южнее, уже ворвались в его восточную часть. Они отрезали задержавшимся в Ровно танкам путь к отступлению. К тому времени парни и остались вдвоем — третьего члена экипажа, некоего Юрия, они отправили с пустой канистрой по воду, но он не вернулся.

Танк выехал на улицы города и до вечера продолжал сражаться. Он утюжил противника гусеницами, поливал из пулемета и расстреливал из 45-мм пушки.

Наконец, в районе дома №36 по улице Островского ему перебило гусеницу. Танкисты продолжали вести огонь, но снаряды закончились, работал только пулемет. Немцы окружили машину, предложили сдаться: танкисты отказались. Тогда танк был подожжен, а выскочивших Голикова и Абрамова застрелили.

Их тела неубранными лежали возле машины до темноты. Вопреки приятной легенде, ни с какими почестями по приказу какого-то там генерала немцы их не хоронили.

Местные жители закопали бойцов во дворе дома, где впоследствии был установлен памятный знак. А перезахоронили на кладбище по улице Дубенской только в 1965 году — возможно, как раз после публикации в «Красной Звезде». Тогда же имена танкистов были присвоены местной школе, и улицу переименовали в их честь, одну на двоих. Она выходит на ту самую улицу Островского, откуда открывается прекрасный вид на парк и городские кварталы.

Возможно, сегодняшние ровенчане не помнят об этих русских парнях и не скажут им «спасибо». Но ведь они и дрались до последнего не за чью-то благодарность, а за Родину, которая для них была общей.

Share this post


Link to post
Share on other sites

«Я — Трофименко. Я — Донбасс. Я — дошёл»: 94-летний автор надписи на Рейхстаге получил паспорт гражданина Российской Федерации (ВИДЕО)

«Я — Трофименко. Я — Донбасс. Я — дошёл»: 94-летний автор надписи на Рейхстаге получил паспорт гражданина Российской Федерации (ВИДЕО) | Русская весна

Ветеран ВОВ из ЛНР получил паспорт гражданина Российской Федерации.

Фронтовику и ветерану системы МВД Василию Александровичу Трофименко сейчас 94 года. На момент, когда закончилась Великая Отечественная война, ему не исполнилось и 20-ти лет.

Как он сам говорит — был рожден в Советском Союзе, воевал за него и по сей день считает себя гражданином СССР: «Я до сих пор живу в Советском Союзе, а Советский Союз — это Россия!».

Об этом «Русской Весне» рассказали в пресс-службе МВД ЛНР.

Именно по этой причине получение российского паспорта для Василия Александровича имеет особое значение. Кроме того, в Российской Федерации живут родные, близкие ему люди, с которыми он хочет быть.

И вот все необходимые документы для вступления в гражданство собраны, поданы и принято положительное решение. После принятия Присяги Василий Александрович получил долгожданный российский паспорт.

Ветеран выразил благодарность всем, кто оказал ему помощь: руководству Министерства внутренних дел Луганской Народной Республики, сотрудникам миграционной службы России и МВД ЛНР, студентам ЛАВД им. Дидоренко, а также активистам «Патриотической Ассоциации Донбасса», которые также оказывали помощь, чтобы надежды и мечта ветерана воплотились в жизнь.

Василию Трофименко 94 года. Ему довелось дойти до Рейхстага, на котором он написал: «Я — Трофименко. Я — Донбасс. Я — дошёл».

 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Триумф народной войны. 75-я годовщина первого в истории партизанского парада

Триумф народной войны. 75-я годовщина первого в истории партизанского парада
16 июля 1944 года освобождение столицы Белоруссии отметили признанием решающей роли народных мстителей

К 1944 году достижение победы над Германией и ее европейскими союзниками было делом решенным, а упрямое нежелание Гитлера прекратить войну вело лишь к еще большим напрасным жертвам среди немцев. Это понимало все руководство Рейха, но сопротивление не прекращало надеяться на чудо. Тем временем РККА была уже не той армией, которую легко громили в 1941-м. И Ставка символически продемонстрировала это в ходе величайшей наступательной операции «Багратион».

Выученный урок

К концу войны Москва сделала очень много для того, чтобы воодушевить народ довести величайшую в истории народов России войну до победного конца. На фоне исторических уроков японской и «империалистической» войн СССР был на высоте, а тяжелейший разгром 1941-42 гг. пропаганда вспоминала только в контексте тяжелого урока, который был выучен. Чтобы подчеркнуть вклад всего советского народа и каждой нации, его населяющей, в общую Победу, было сделано много символических шагов. В армии вернули царские погоны и слово «офицер». Названия фронтам были даны в честь освобождаемых республик. Командующими назначали их уроженцев.

Операцию «Багратион» разработал уроженец Гродно, генерал армии Алексей Иннокентьевич Антонов. В историю освобождение Белоруссии вошло как «Пятый сталинский удар». Отсылая к драме 1941 года, начало операции назначили на 22 июня. Помня о том, что три года назад Минск был оставлен всего через неделю после вторжения врага, в 1944-м столица Советской Белоруссии была освобождена за шесть дней. Общий замысел также был символическим. Его суть заключалась в проведении танковых клещей против группы армий «Центр», окружении основных её сил восточнее Минска и полном освобождении Белоруссии. Это был амбициозный проект. До того одномоментное сокрушение целой группы армий планировалось очень редко.

 

Дубина народной войны

Пятый сталинский удар совершали при помощи еще одного фронта — партизанского. К лету 1944 года в тылу у врага сигнала к наступлению ждали целые партизанские армии на огромных, освобожденных еще до прихода Красной армии территориях. Полтора миллиона солдат и офицеров шли с востока. А в Белоруссии их готовились поддержать 194 708 народных мстителей. Именно им доверили честь начать первыми.

В ночь с 19 на 20 июня генерал Эйке Миддельдорф отметил в своем дневнике: «На центральном участке Восточного фронта русскими партизанами было произведено 10 500 взрывов. В результате этого переброска немецких оперативных резервов была задержана на несколько дней».

А начальник тыловых сообщений группы армий «Центр» полковник Теске с горечью констатировал: «В ночь перед общим наступлением русских на участке группы армий «Центр» мощный отвлекающий партизанский налёт на все важные дороги на несколько дней лишил немецкие войска всякого управления».

Минский котёл

Подступы к Минску защищала 4-я армия вермахта под командованием генерала Курта фон Типпельскирха. На самом деле это был корпус, а армией его назвали для воодушевления солдат и мотивации командиров. 4-я армия по плану генерала Антонова была обречена на котел. Понимая это, немецкий полководец смалодушничал и бежал «в командировку». Так что командовал корпусный генерал Мюллер. Который со стотысячной группировкой уже через четыре дня после начала советского наступления оказался в окружении восточнее Минска. Известно содержание его последней телеграммы: «Сбросьте с самолета хотя бы карты местности, или вы уже списали нас?» Ответа генерал Мюллер не получил.

 

Но больше всего досаждали 4-й армии вермахта партизаны, которые превращали любой участок в линию фронта и делали расположение немцев прозрачным для противника. Минск был уже освобожден. Командующий партизанскими армиями генерал Пантелеймон Пономаренко получил приказ провести на улицах столицы БССР военный парад. Но с учетом Минского котла и 100 000 окруженных немцев всего в нескольких километрах восточнее армию решили не задействовать, предоставив честь торжественного прохождения партизанам. 4 июля 1944 года, в 7 часов утра, в Минск прибыл штаб партизанского движения. Он отправил радиограммы с приказом ввести в город все имеющиеся поблизости партизанские бригады. Четыре тысячи партизан смогли выполнить приказ сразу же. Еще 20 000 в течение недели. Все участники и даже охрана мероприятия состояли из партизан. Подобного история войн еще не видела.

 

Накануне

Решение провести парад в то время, когда рядом стотысячная окруженная группировка вермахта, было очень смелым. Хотя положение 4-й армии генерала Мюллера было отчаянным. Без снабжения, с полевой артиллерией и без противотанковых средств сопротивление было бы самоубийством во имя непонятно чего. И командующий обратился к своим солдатам с предложением вступить в переговоры о капитуляции.

«Около четырех часов утра 8 июля 1944 года я направился наугад навстречу русским. Я решился на этот шаг, кроме всего прочего, еще и потому, что, предвидя своё неизбежное пленение, не хотел оставлять своих офицеров и солдат на произвол судьбы», — вспоминал он много лет спустя.

Для 4-й армии война закончилась. Генерал Мюллер не знал, что она закончилась и для всей группы «Центр». А в Минске к вечеру 15 июля было уже целых 30 партизанских бригад и два отдельно действующих отряда. Двадцать соединений из Минской области, девять из-под Барановичей, и один отряд из Вилейского района. Тридцать тысяч одетых в ватники в середине лета, бородатых, страшноватых на вид, увешанных оружием гражданских лиц. Не привыкшие к подобным зрелищам, московские партийные аппаратчики вручали народным мстителям медали «Партизан Отечественной войны» не без особого чувства.

Парад

16 июля 1944 года, в девять часов утра, в районе улицы Красноармейской собралось около ста тысяч военных, партизан и жителей Минска. Принимал парад человек поистине легендарный. Командующий партизанским движением СССР, председатель Совнаркома БССР, 1-й секретарь ЦК КП(б)Б Пантелеймон Кондратьевич Пономаренко. В то время люди сведущие смотрели на него как на возможного преемника верховного главнокомандующего. Рядом с Пономаренко парад принимал и командующий 3-м Белорусским фронтом генерал армии Черняховский.

Право открыть шествие досталось бригаде «Народные мстители», носившей имя Василия Трофимовича Воронянского. В 1941 году он, оказавшись на оккупированной территории, создал «отряд дяди Васи». Такая традиция была у многих белорусских партизанских командиров. Василий Воронянский со временем переименовал его в «Мстителей». Но до Победы не дожил — погиб в 1943-м в авиакатастрофе. За "Мстителями" шли при полном лесном вооружении бригады им. Щорса, Чапаева, Чкалова, «Беларусь», «Буревестник» и другие. Всего тридцать бригад. Участник парада из отряда «Коммунар» Василий Морохович вспоминал:

 

«Между разрушенными и сожженными домами Минска шли маршем заросшие и исхудалые партизаны. В руках у них была самая удивительная коллекция оружия сражающихся тогда армий, испестренная ещё оружием, которое изготовили в лесах кузнецы. Они шагали гордо с наградами на груди! Они были победителями!»

 

На кадрах этого триумфального парада сегодня может удивить ручной козел. Это тоже было. Его звали Малыш, и ему пришлось изображать врага. Малыш был украшен, как новогодняя ёлка, немецкими медалями, орденами и обмундированием.

Эпилог

4-я армия вермахта сдалась Красной армии. Бросивший подчиненных фон Типпельскирх не понес наказания, а наоборот — получил от фюрера "Дубовые листья" к Рыцарскому кресту и более высокое назначение. Он сдался британцам, к суду не привлекался и, доживая в ФРГ, написал мемуары о войне и о себе. Генерал Мюллер в советском плену вступил в комитет «Свободная Германия», а после войны пошел служить в Народную армию ГДР. Сделал редкую для высшего офицера вермахта, воевавшего против СССР карьеру. Получил звание генерала, должность начальника Генштаба и пост заместителя министра обороны Германской Демократической Республики. 

Генерал Антонов разрабатывал войну против Японии, а потом планировал и проводил демобилизацию самой большой в истории человечества армии. После создания организации Варшавского договора возглавил его штаб. Пантелеймон Пономаренко и правда не просто считался преемником Сталина, но и мог им стать. Однако в результате подковерных интриг Молотова и Берии был переведен на работу дипломатом в Европу, где по-партизански, железной рукой водворял на родину перебежчиков и диссидентов. Первый секретарь Вилейского обкома комсомола БССР Петр Миронович Машеров был удостоен звания Героя Советского Союза, оставлен в Минске на комсомольской работе и до начала 60-х спал с наганом под подушкой из-за активности многочисленных послевоенных банд. А в начале 60-х возглавил республику. Партизанский парад и сегодня предмет гордости белорусов, вспоминают его на государственном уровне и даже проводят реконструкции.

Share this post


Link to post
Share on other sites

1306795_20190718102732.jpg+

 

Герой Собибора Леон Фельдгендлер посмертно награжден российским орденом Мужества. Указ об этом подписал 17 июля президент Российской Федерации Владимир Путин. Награда присуждена "за личное мужество и героизм, проявленные при организации восстания в лагере смерти Собибор".

Награждение Фельдгендлера произошло по инициативе Фонда Александра Печерского, поддержанной министром иностранных дел РФ Сергеем Лавровым. В 2016 году, также по инициативе Фонда, орденом Мужества был награжден организатор и руководитель восстания в Собиборе Александр Печерский.

В прошлом году Леон Фельдгендлер был награжден высшей наградой Республики Польша – командорским крестом ордена Возрождения Польши. Впервые о награждении Фельгендлера Фонд Александра Печерского просил польское руководство еще в 2013 году, однако тогда президент Польши, наградив группу бывших узников Собибора, не включил Фельдгендлера в их число.

К сожалению, имена Александра Печерского и Леона Фельдгендлера остаются практически не увековеченными в Израиле. Об их подвиге не рассказывают ни школьные учебники, ни экспозиция мемориального комплекса Яд ва-Шем. Имя Александра Печерского с 2004 года носит улица в Цфате. Имени Леона Фельгендлера на карте Израиля пока нет.

Леон Фельдгендлер (правильно Фельгендлер) родился в 1910 году в Туробине – в то время посаде Красноставского уезда Люблинской губернии Российской империи. Вскоре семья переехала в соседний посад – Жулкевку, где его отец получил место главного раввина. Осенью 1942 года Фельгендлер был депортирован в Собибор, где возглавил лагерное подполье. После прибытия в лагерь советских военнопленных в сентябре 1943 года он передал руководство подпольным комитетом Александру Печерскому, а сам стал его заместителем. Вклад Фельдгендлера в общий успех восстания Печерский считал очень значительным. После освобождения Восточной Польши Красной Армией Фельдгендлер жил в Люблине. Там в апреле 1945 года он был убит при не выясненных до конца обстоятельствах.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Сверхсекретный спецназ: отряд из чемпионов и лучших офицеров наводил ужас в тылу врага (ВИДЕО)

21.07.2019 - 7:01
Сверхсекретный спецназ: отряд из чемпионов и лучших офицеров наводил ужас в тылу врага (ВИДЕО) | Русская весна

Память… Образно о ней говорят, что это бездонный и безбрежный океан…

Но есть в нём особые места — их называют острова памяти… Так же назвали свою книгу коллектив авторов, которые сумели наиболее полно рассказать о строго засекреченных боевых действиях советских разведчиков отряда «Славный» на оккупированной врагом территории советской Белоруссии.

В отряде несли службу лучшие офицеры Красной Армии, мастера спорта СССР, чемпионы соревнований самых высоких рангов и даже рекордсмены.

Спецотряд «Славный», сформированный в Москве, сильно отличался от обычных советских разведывательных и диверсионных подразделений. В это элитное спецподразделение принимались лишь добровольцы, в том числе в него вошли 18 заслуженных мастеров и мастеров спорта, в том числе несколько чемпионов СССР в различных видах спорта. Среди них мировой рекордсмен гиревик Николай Шатов, восьмикратный чемпион Советского Союза по академической гребле, заслуженный мастер спорта Александр Долгушин, дискоболы — чемпионы СССР Леонид Митропольский и Али Исаев, чемпион Москвы по плаванию Кондратий Мадэй, заслуженный мастер спорта по бегу Моисей Иванькович (уроженец Полоцка), мастер спорта Виктор Зайпольд, бегун Григорий Ермолаев, гимнаст и цирковой акробат Михаил Семенов. 

Выполняя особые задания, они наносили фашистам мощные удары и большие потери, но их судьба оказалась трагической…

Об этом шла речь на конференции поисковиков в Белорусском государственном музее истории Великой Отечественной войны, организованной при поддержке Министерства информации Республики Беларусь и посвященной 75-летию освобождения советской Белоруссии от немецко-фашистских захватчиков.

В рамках данного мероприятия случилась удивительная встреча коллег, которые много лет назад участвовали в поиске следов боевых действий и мест захоронений воинов этого легендарного отряда на острове Веремейки Кличевского района Могилевской области.

Участниками конференции и по совместительству авторами книги «Острова памяти» являются: Борщевский Вячеслав Антонович — подполковник КГБ РБ в отставке, член Совета ветеранской организации военной контрразведки КГБ «Честь», Стаскевич Анатолий Александрович — подполковник КГБ РБ в отставке, член Совета ветеранской организации военной контрразведки КГБ «Честь», Судник Алла Васильевна — заведующая отделом редакции «Знамя Советов», Ачинович Лидия Лукьяновна — научный сотрудник Кличевского краеведческого музея.

В своих выступлениях участники презентации рассказали не только о боевом пути отряда «Славный», но, возможно, самое главное, ветераны военной контрразведки обратились к аудитории, в которой было немало молодежи, с напутственными словами — в наше тревожное время брать пример с наших героических предков и в случае необходимости быть готовым встать на защиту Родины.

Более подробно об этом мероприятии смотрите видео на канале «Курс молодого бойца»: «Острова памяти» — презентация книги ветеранов военной контрразведки КГБ РБ»:

А также в продолжение темы видео «Острова памяти — как вырастить защитников Отечества, а не Гарри Поттеров»:

Материал подготовил Перевощиков Валерий Иванович, руководитель ВПК «Патриот», заместитель председателя Оргкомитета международного общественного объединения «Бессмертный Полк» (Белоруссия).

 

Кирилл Забавский, специально для «Русской Весны»

Share this post


Link to post
Share on other sites

Легенда звалась «Джек»

Советская разведгруппа пять месяцев собирала и передавала информацию из ада
Ржевский Владислав
 

Советский «Джек» включен в британский каталог лучших разведок мира. Одной из задач спецгруппы был систематический захват «языков», и это вблизи ставки Гитлера «Вольфшанце». Уникальная разведывательная операция в Восточной Пруссии началась 75 лет назад.

Штаб-квартира Гитлера «Вольфшанце» («Волчье логово») располагалась под прусским Растенбургом (ныне – польский Кентшин). Вся эта германская провинция находилась под личным контролем Гиммлера. В «Вольфшанце» за неделю до заброски «Джека» была неудачная попытка взорвать бункер, где фюрер вел совещание («Покушение на Гитлера. Неизвестные детали»). Так что режим стал еще строже. Ни один самолет не мог проникнуть незамеченным, любой выход в эфир тотчас пеленговался. А на земле парашютистов ждали специальные команды с собаками, полиция, полевая жандармерия, фольксштурмовцы, гитлерюгенд.

Крайне неподходящим для скрытной разведки был прусский ландшафт. Леса больше походили на парки: без подлеска, чуть ли не метлой выметенные, поделенные просеками на участки. А открытые пространства пересечены множеством рек, ручьев, каналов. Мосты же, как правило, круглосуточно охранялись. Кроме того, даже к удаленным хуторам-фольваркам зачастую вела телефонная связь. Так что уже через час любой самый глухой район мог быть оцеплен.

Восточная Пруссия была без преувеличения адом для советских разведчиков. Многие из них только и успевали увидеть ее – и умереть. Их расстреливали еще в воздухе… «Джек» продержался полгода. И вышел из смертельной схватки победителем.

Погибали, но не сдавались

Группу «Джек» забросили глубокой ночью 27 июля 1944 года. Прыгали наудачу, угодили в болото. Самолет уйти не сумел, его сбили. Группа вскоре после заброски осталась без командира. Павел Крылатых был убит из засады, на которую наткнулись разведчики. Командир умер мгновенно – пуля попала в сердце. Укрывшись в лесу, наломали еловых лап, чтобы прикрыть тело. Шпаков снял с Крылатых пиджак и, проверив карманы, отдал Юшкевичу: «Носи. Пуля дважды в одно место не попадает. Закон баллистики. Ты самый молодой из нас, тебе обязательно надо выжить».

Режим дня был таким: собрали сведения, передали в Центр, затем – облава, многочасовой уход от погони

По правилам псевдоним командира давал название группе. Раз Джека нет, значит, группа должна стать «Ежом» – в соответствии с псевдонимом Шпакова. Однако, посовещавшись, решили остаться «Джеком».

Главной задачей командование 3-го Белорусского фронта поставило отслеживать перевозки по шоссе и железным дорогам, которые связывали Кенигсберг с Инстербургом (Черняховск) и Тильзитом (Советск). Режим дня был таким: собрали сведения, передали их в Центр, затем – облава, многочасовой уход от погони. И снова: сбор сведений, радиосеанс, облава…

Постоянное напряжение, смертельная опасность. Вскоре кончились продукты. Порой по трое суток голодали, пить часто приходилось из луж. Потом пришла осень, начались дожди, стало холодно. Спали на земле. И одежда все та же – летняя, перепревшая, со вшами. А в группе были две девушки-радистки…

Следующим погиб боец группы Иосиф Зварика. Джековцы нашли его повешенным на дереве вниз головой. И табличка с надписью по-немецки: «Так будет с каждым из вас». Он был самым «старым» из них. 29 лет…

Затем группа осталась без Николая Шпакова, который сменил убитого командира, а переводчик Наполеон Ридевский так повредил левое колено, что передвигаться мог лишь ползком. С Ридевским согласился остаться самый юный – 16-летний Гена Юшкевич, который, впрочем, несмотря на возраст, имел почти двухлетний боевой стаж в диверсионно-разведывательной группе. Остальных Иван Мельников, ставший после Шпакова командиром «Джека», повел в сторону Польши.

Уходили с тяжелым чувством. Ведь оставляли раненого и мальчишку – в холодном осеннем лесу, без еды, возле боевых позиций врага… Но Ридевский и Юшкевич выжили. Скрывались, как звери, в норе-землянке, мучились от голода и холода. Но еще сильнее – от неизвестности. Однако в итоге сумели установить связь с местными антифашистами, укрылись у них. И в конце января 1945-го дождались наших.

А что остальные джековцы? В ноябре 1944-го из Центра прислали Анатолия Моржина, который был лучше подготовлен для роли командира, чем Мельников. Но дни этой части «Джека» оказались сочтены. 19 ноября был убит Иван Овчаров. 27 декабря погибли Моржин, Мельников и радистка Зинаида Бардышева. Будучи тяжело раненной, она застрелилась, не желая сдаваться врагу. Вторая радистка, Анна Морозова, 31 декабря приняла неравный бой у польской деревни Градзаново. Отбивалась до последнего, в конце взорвав себя гранатами. Посмертно ей было присвоено звание Героя Советского Союза.

Выжил только боец Иван Целиков. Однажды в пургу, когда группа продвигалась еще по территории Пруссии, он отстал от остальных. И каким-то чудом дотянул, укрываясь в зимнем лесу, до прихода Красной армии.

Ради чего не щадили себя

Задачей «Джека» было собирать максимум информации о противнике, оперативно передавая ее в штаб 3-го Белорусского фронта. Прежде всего требовалось отслеживать перевозки по железным дорогам и шоссе. Например, только за первый день работы мимо них прошли восемь эшелонов к фронту и четыре – в обратную сторону. Опытные партизаны знали, что на платформах под тюками сена – бронетехника. В угольных вагонах – орудия. В «телятниках» немцы перевозили солдат. Пассажирские вагоны – для офицеров. По звуку определяли, пустые идут цистерны или полные.

Джековцы выявляли замаскированные минные поля, батареи, доты. Продвигаясь в прифронтовой полосе, наблюдали за сооружением новых оборонительных рубежей. А там велась поистине грандиозная работа. Тысячи солдат, местных жителей, иностранных рабочих вкапывали надолбы, рыли противотанковые рвы и траншеи, обустраивали блиндажи, артиллерийские и пулеметные позиции. В глухих местах разведчики находили тайные бункеры для «Вервольфа», будущих подпольных групп.

Передаваемые «Джеком» данные помогали нашему командованию понимать, где враг копит силы для контрудара, где усиливается оборона, куда отводятся резервы, где запасы горючего и боеприпасов. В конечном счете все это помогало не только побеждать, но и спасать жизни красноармейцев.

Все джековцы за проведение разведоперации были награждены. Восемь из 11 – посмертно.

Последний из группы остается в строю

Целиков после войны работал механизатором. Ридевский стал журналистом. Оба они уже умерли. А Геннадий Юшкевич поныне живет в родном Минске.

Сначала служил в органах внутренних дел, потом работал в Белорусском отделении Общества дружбы СССР и ГДР. Будучи с визитом в Берлине, встретил там Отто Шиллята – одного из тех немцев, которые спасли его и Ридевского. Юшкевич пригласил Шиллята в Минск на 30-летие Победы. Приехав, тот признался: мне бы еще разок взглянуть на родную деревню Минхенвальде (ныне – поселок Зеленово Полесского района).

Калининградская область была закрыта для иностранцев. Но разведчик Юшкевич нашел выход. Снова пригласив к себе Шиллята, нелегально повез его в Калининград. А чтобы никто не догадался, что это немец, Юшкевич научил Отто изображать из себя… немого.

От дома Шиллятов ничего не осталось. Но Отто все равно был счастлив. Со слезами на глазах набрал горсть земли с места, где стоял дом, зачерпнул воды из местной речушки…

Несмотря на возраст, Юшкевич и сегодня часто приезжает в Калининград. И надо видеть, как горят глаза у мальчишек, когда Геннадий Владимирович ведет их в поход по местам боевой славы «Джека».

Народная память

О легендарной разведгруппе написаны книги, снят фильм («Парашюты на деревьях», 1973). О подвигах Анны Морозовой до «Джека» многие знают по советскому сериалу «Вызываем огонь на себя» (1964).

Еще в 1972-м был проложен официальный маршрут похода по местам действий «Джека». В 1974-м появилась экскурсия – для любителей путешествий в более комфортных условиях. Впрочем, ничто не мешает отправиться по джековским следам «дикарем». Указателями служат памятники.

Обычно в путь по этому маршруту отправляются из Парка Победы в Калининграде. Здесь в 2013-м появился мемориал, посвященный всем советским воинам-разведчикам, которые в Великую Отечественную действовали в Восточной Пруссии. Но связывают его прежде всего с «Джеком». Главный элемент мемориала – бронзовая композиция «Разведчики». И скульптурная композиция навеяна образами именно джековцев: командир Крылатых охраняет радистку Морозову, пока та передает сообщение в Центр.

А самый первый памятник, связанный с «Джеком», появился в 1974 году. С ним вышла такая история. В память второго командира разведгруппы Николая Шпакова установили скромную табличку: фамилия, должность, звание. Летом 1974-го ее увидели стройотрядовцы из политехникума. Ребята решили, что колышек с доской следует заменить на что-то более достойное. И в свободное время стали сооружать памятник. Две недели по вечерам ровняли площадку, месили бетон, выкладывали дорожки, сажали елочки, мастерили скамейки.

Однажды подкатили две черные «Волги». Секретарь местного райкома партии и председатель райисполкома пообещали пригнать бульдозер и снести «самодеятельность». До этого не дошло, однако из района сигнализировали в обком. Там сначала даже хотели выгнать руководителей стройотряда из комсомола – за самоуправство. К счастью, об инциденте стало известно в Москве. В итоге стройотрядовцев еще и поблагодарили за проявленную инициативу.

Так народный знак стал первым памятником в честь разведгруппы. 27 июля к нему, как обычно, пришли с цветами. Впрочем, цветы здесь лежат всегда.

Владислав Ржевский,
корреспондент «ВПК» (Калининград)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Смертельное задание: В ответ на удар по Москве лучшие асы впервые атаковали логово фашизма в начале войны

Смертельное задание: В ответ на удар по Москве лучшие асы впервые атаковали логово фашизма в начале войны | Русская весна

В августе 1941 года балтийские летчики впервые в истории Великой Отечественной войны нанесли бомбовой удар по столице нацистской Германии.

9 мая 1945 года первый комендант Берлина генерал-полковник Николай Берзарин прислал летчикам Балтики телеграмму:

«Вы первыми начали штурм логова фашизма с воздуха. Мы его закончили на земле и водрузили Знамя Победы над рейхстагом…».

В бытность моей службы на Северном флоте на атомном ракетном крейсере «Киров» последовательно служили братья Чарины. Отслужив без замечаний три года, главный старшина Виталий Чарин сдал боевой пост младшему брату Андрею. На флоте в свое время служил и их отец.

Будучи у него в гостях в Москве, я узнал, что обоих внуков на честное служение Отчизне напутствовал дед — Герой Советского Союза Андрей Яковлевич Ефремов. От дочери прославленного балтийского летчика и его зятя я и узнал тогда впервые подробности о налете балтийских летчиков в августе сорок первого на Берлин.

Уже живя в Калининграде, фотографию Андрея Ефремова увидел у майора в отставке Ивана Трофимовича Шевченко.

В альбоме, посвященном генерал-полковнику авиации Евгению Преображенскому, собраны поистине уникальные фотографии, рассказывающие о боевом пути летчика, копия навигационного журнала самолета полковника Преображенского с записями, сделанными штурманом экипажа П. Хохловым в ходе первого налета на Берлин.

У Ивана Трофимовича хранились и другие уникальные документы, относящиеся к тому периоду войны.

Майор в отставке Шевченко (ныне, к сожалению, покойный) был инициатором проведения встреч ветеранов 1-го минно-торпедного авиационного полка ВВС БФ, восстанавливал добрые имена погибших летчиков, благодаря его инициативе на здании, где жил в сорок первом году летный состав, появилась памятная доска, а на эстонском острове Эзель памятная стела в честь тех, кто бомбил Берлин.

Сегодня новые эстонские власти взорвали памятный знак, демонтировали памятную мемориальную доску. На кладбище в селении Кагул, где покоятся останки погибших летчиков, осквернили памятник. Но разве возможно осквернить память?

«В начале августа сорок первого года наш полк базировался в местечке Беззаботном под Ленинградом, — рассказывал мне Иван Трофимович Шевченко. — 4 августа мы на 20 самолетах перелетели на остров Эзель, сели на аэродром селения Кагул. Аэродром очень неудобный для взлета и посадки».

Но именно отсюда балтийские летчики должны были выполнить решение Верховного Командования: в ответ на разрушение наших городов и бомбардировку Москвы бомбить военные объекты в столице фашистской Германии Берлине…

Для выполнения этого задания были выделены лучшие экипажи — 16 самолетов ДБ-3. В августе на Балтике ночи короткие. Настолько короткие, что совершить удар по Берлину в пределах ночи не представлялось возможным.

Расстояние Эзель-Берлин-Эзель составляет почти 1800 километров, из них 1300 над морем. Семь часов требовалось, чтобы долететь до гитлеровской столицы, отбомбиться и вернуться на базу.

Это было почти пределом для изношенных ДБ. Любая задержка, любой бой с истребителями, попытка обойти грозовой фронт — и падай в море: ближе Эзеля в те дни не было ни одного нашего аэродрома.

Оперативная сводка Главного Морского штаба ВМФ, которую удалось обнаружить в Центральном военно-морском архиве, сухо гласит:

«1-й налет на Берлин был совершен в ночь с 7 на 8 августа, 5 самолетов ДБ-3 бомбили Берлин. Над центром города было сброшено 30 бомб типа ФАБ- 100”».

А вот как описывает этот полет участник тех событий генерал-лейтенант авиации Петр Хохлов:

— Погода совсем улучшилась. На небе ни облачка. И Берлин мы увидели издалека. Сначала на горизонте появилось светлое пятно. Оно с каждой минутой увеличивалось, разрасталось. Наконец превратилось в зарево на полнеба. От неожиданности я оторопел — фашистская столица освещена. А мы у себя на Родине уже столько времени не видели огней города.

Передаю командиру полка:

— Перед нами — Берлин.

— Вижу, — взволнованно отвечает он.

Аэронавигационными огнями Преображенский подает идущим за флагманом экипажам команду: рассредоточиться, выходить на цели самостоятельно.

Я вывожу флагманский самолет к Штеттинскому железнодорожному вокзалу. Конфигурация освещенных улиц, площадей четко различима с воздуха. Видно даже, как искрят дуги трамваев, скользящие по электрическим проводам. Отсвечивает в огнях гладь реки Шпрее. Тут не заблудишься, не перепутаешь выбранный объект.

Освещенный город молчит. Ни одного выстрела, ни одного прожекторного луча, устремленного в небо. Значит, противовоздушная оборона и здесь принимает наши самолеты за свои.

Цель! Теперь только цель. И вот она перед нами. Вот вокзал, опоясанный паутиной рельсовых путей, забитых железнодорожными составами.

— Так держать! — передаю я в микрофон командиру корабля. Открываю бомболюки. Снимаю бомбы с предохранителей. Берусь рукой за бомбосбрасыватель. И когда самолет подошел к цели на угол бомбосброса, я нажимаю кнопку…

Мы уходим от Берлина, целиком погруженные во мрак ночи. И я невольно подумал: «Где же твоя надменная самоуверенность, Берлин — цитадель кровавого фашизма? Где твои ярко освещенные штрассе, блеск их витрин? Мы, балтийские летчики, вмиг погрузили тебя во мрак ночи, оставив вместо сияющих огней костры пожарищ. Получай же то, что принес нашим советским городам».

Еще несколько раз бомбили Берлин балтийские летчики.

Вот сухая хроника оперативной сводки: 2-й вылет — 9 августа, 12 самолетов ДБ-3 сбросили на Берлин 72 бомбы типа «ФАБ-100» и 2500 листовок. 3-й вылет — 12 августа, 8 самолетов ДБ-3 бомбили Берлин. Сброшено 80 бомб различных типов и 100000 листовок. 4-й вылет — 15 августа. Берлин бомбили 17 самолетов, сбросили на город 123 бомбы различных типов. 5-й вылет — 19 августа, 5 самолетов сбросили на Берлин 24 бомбы различных типов. 6-й вылет — 21 августа. 3 самолета бомбили Берлин. 7-й вылет — 31 августа.

На бомбардировку Берлина вылетели 6 самолетов. До цели дошли два самолета ДБ-3 и сбросили 14 фугасных и зажигательных бомб и 2000 листовок. 8-й вылет — 4 сентября. Четыре самолета ДБ-3 сбросили на Берлин 14 фугасных и 18 зажигательных бомб.

Уже 13 августа 1941 года Указом Президиума Верховного Совета СССР за образцовое выполнение боевых заданий командования при полетах на Берлин звание Героя Советского Союза было присвоено капитанам Василию Гречишникову, Андрею Ефремову, Михаилу Плоткину, Петру Хохлову, половнику Евгению Преображенскому.

Каждый из этой золотой пятерки заслуживает особого рассказа о себе. Остановлюсь лишь коротко на основных датах биографии тех, кто первым бомбил Берлин.

Петр Хохлов родился в 1910 году в селе Есипово Серебряно-Прудского района Московской области. Работал токарем. А по комсомольскому набору пришел в авиацию.

После окончания военного авиационного училища в Ейске был назначен в 1-й минно-торпедный авиационный полк на БФ. Участвовал в войне с белофиннами, был награжден орденом Ленина. Как один из наиболее опытных штурманов был назначен флаг-штурманом авиагруппы, которая совершала налеты на Берлин.

В годы войны служил на Черном море, на Северном флоте. Крайняя должность — начальник штаба авиации ВМФ, генерал-лейтенант авиации.

Командир авиационной эскадрильи капитан Василий Гречишников родился 5 декабря 1912 года в Николаеве, в семье потомственных корабелов. После окончания военно-морского авиационного училища служил в авиации Киевского военного округа. В марте 1938 года переведен в 1-й минно-торпедный полк БФ. Во время войны с белофиннами совершил 44 боевых вылета, награжден был орденом Боевого Красного Знамени.

Погиб 24 октября 1941 года, совершив огненный таран по танкам и боевой технике противника в районе местечка Грузино Чудовского района Новгородской области.

Михаил Плоткин родился 2 мая 1912 года в деревне Ардонь Клинцовского района Брянской области. Работал на заводе, в 1931 году поступил в военно-теоретическую школу летчиков. После ее окончания служил на Балтийском флоте. В годы войны с белофиннами совершил 38 боевых вылетов, награжден орденом Ленина. 7 марта 1942 года, возвращаясь с боевого задания, Плоткин погиб.

Капитан Андрей Ефремов родился 26 августа 1910 года в семье железнодорожника Скопинского района Рязанской области. Работал токарем на заводе, а после окончания Оренбургской школы военлетов служил в бомбардировочной авиации Балтийского флота.

С 1937 по 1942 год был командиром звена и командиром эскадрильи в 1-м гвардейском минно-торпедном полку. За войну с белофиннами был награжден орденом Боевого Красного Знамени.

В годы Великой Отечественной, кроме Балтики, воевал на Черном море, на Севере, участвовал в разгроме милитаристской Японии. С 1959 по 1964 год командовал учебным отрядом ВВС Балтийского флота. В звании полковника уволился в запас.

Евгений Николаевич Преображенский родился 22 июня 1909 года в селе Благовещенье Кирилловского района Вологодской области. В 1927 году был направлен в Ленинградскую военно-теоретическую школу летчиков, затем обучался в Севастопольской морской школе летчиков.

С 1930 -го по апрель 1943 служил в частях авиации Балтийского флота- от рядового летчика до командира минно-торпедной дивизии.

С апреля 1943 года был начальником штаба ВВС Северного флота, затем зам. командующего и командующим ВВС Тихоокеанского флота. С апреля 1950 и по день своей смерти, 29 октября 1963 года, генерал-полковник авиации Преображенский командовал авиацией ВМФ СССР.

…Тем же указом 12 авиаторов Балтийского флота награждены орденом Ленина, 21 человек — орденом Красного Знамени, 20 — орденом Красной Звезды, 14 — медалью «За боевые заслуги». В этом списке награжденных, я, к сожалению, не нашел членов экипажей самолетов, не вернувшихся на базу.

Согласно официальному документу, полученному в Центральном военно-морском музее, с боевого задания не возвратились 9 августа 1941 года командир звена старший лейтенант Иван Финягин, штурман лейтенант Александр Дикий, стрелки-радисты старшина Василий Марокин, краснофлотец Николай Шуев.

В последний день лета, 31 августа, не возвратились с боевого задания командир звена лейтенант Михаил Русаков, штурман лейтенант Василий Шилов, стрелок-радист краснофлотец Василий Саранча. А 3 сентября — летчик лейтенант Константин Мильчунов, штурман звена лейтенант Петр Чубатенко, стрелок младший сержант Георгий Кулешов. Еще два экипажа погибли при посадке на аэродром Кагул. Один — 15 августа и один 24 августа — всего десять человек.

— Самолеты бились уже на аэродроме, и это было очень обидно, — рассказывал мне Шевченко, — за семь часов полета летчики очень уставали. Ведь летали на большой высоте, температура минусовая за бортом, воздуха не хватало. И при посадке было и такое, что дотягивали на одном моторе, а тут и второй отказывал.

А по поводу наград погибших, так и тут есть объяснение. Время тогда было страшное. Ведь никто не знал, как погиб экипаж. Не вернулся с задания — и все. Думали наверху: а вдруг летчики в плену. Вот и не представляли не вернувшихся…

В начале Великой Отечественной войны балтийские авиаторы развеяли миф фашистских главарей о том, что якобы советской авиации не существует, что она никогда не появится в небе над Берлином.

 

Валерий Громак, специально для «Русской Весны»

Share this post


Link to post
Share on other sites

Звезда украинских полей: история девушки, которая пошла на таран

Звезда украинских полей: история девушки, которая пошла на таран
Неподалеку от деревни Анастасьевки Сумской области в чистом поле стоит бюст молодой девушки. Это Катя Зеленко, погибшая здесь 78 лет назад 12 сентября 1941 года. Катя – единственная женщина в истории мировых войн, которая решилась совершить таран вражеского самолета в воздухе

Таран в отличие от всех фигур высшего пилотажа нигде, никогда и никому не преподавался. Этому научить нельзя, потому что в результате этого приема воздушного боя с почти стопроцентной вероятностью погибнут все его участники. Поэтому таран — это даже не для смелых, а для отчаянных. То есть для тех, у кого хватает мужества в последний момент жизни в горящем самолете собраться и принять роковое решение. За время Великой Отечественной войны более 600 советских летчиков решились на таран.

Из них только три женщины: Лидия Егорова, Александр Полякова и Катя Зеленко.

В архивах поисковиков, собирающих информацию о тех, кто совершил этот подвиг, хранится такое стихотворение безымянного автора:

Они не погибли — их смерти не верьте.

Они, как и прежде, с нами в строю.

Летят по великой дороге бессмертья

В историю битв за Отчизну свою.

Из всех троих героических женщин лишь Катя Зеленко решилась на таран в воздухе. Это значит, что ее самолет в момент тарана не горел и имел шансы долететь до родного аэродрома. И тем не менее, когда закончились патроны, а вокруг нее кружилось шесть яростных мессеров, она приказала своему штурману выпрыгнуть с парашютом и выбрала курс в лоб тому, кто собирался ее расстрелять. Она погибла и победила. Теперь Катя Зеленко летит по дороге бессмертья не в метафорическом, а в самом прямом смысле этого слова: ее именем названа одна из малых планет Солнечной системы, открытая в 1971 году.

Катя родилась на северо-западе Украины, а погибла на северо-востоке. Она прожила ровно четверть века и умерла, не дожив двух дней до своего дня рождения — 12 сентября 1941 года. Как потом скажут ее сослуживцы, она была рождена для неба. Летчики понимают, что стоит за этими словами. Речь идет об особом типе выдержки, умении хладнокровно принимать сложнейшие решения за доли секунды, владеть собственным телом и душой так, чтобы уметь действовать как одухотворенная машина: быстро, четко, без сбоев и… в согласии с христианскими заповедями. Именно такой была Катя.

Она росла 10-м ребенком в семье и с детства отличалась упорным и задорным характером. Не реветь, не показывать слабость, ни в чем не уступать соседским мальчишкам — с этого все начинается. Мечта о небе жила в Кате едва ли не с младенчества. Чтобы освоиться с воздушной стихией, маленькая Катя забиралась на крышу сарая и прыгала на землю с зонтиком в руках. Она принадлежала к редкому типу вечных отличниц, но никогда не была занудой. Фанатично преклонялась перед спортом: лучше всех бегала стометровку, отлично стреляла, метала копье, молот и диск. Похоже, ее вдохновляли не столько победы, сколько математическая точность движений, гармония и упоительная власть над самой собой. В этом было что-то античное, ее добродетели напоминали о первых в мире олимпиадах и точеных телах мраморных дискоболов. Катя занималась в Воронежском аэроклубе, с удовольствием прыгала с парашютом и в конце концов осуществила свою мечту о небе, пройдя отбор в Оренбургское военное авиаучилище.

Понятно, что девушка в тогдашней авиации была редкой птицей. Надо было не просто поступить, а убедить однокурсников и преподавателей, что она действительно сможет. Она доказала это, став единственной женщиной-летчицей, принимавшей участие в советско-финской войне.

Воспоминания комиссара Андрея Рытова рисуют картину блиндажа, в котором жили летчики на озерном военном аэродроме в Финляндии: идеальная чистота, на столе в банке стоит еловая ветка, а на окнах колышутся марлевые занавески — совсем, как дома. Главной хозяйкой этого блиндажа и была юная Катя. Рытов так вспоминает ее появление из-за занавески в углу.

«На ней унты, ладно пригнанная гимнастерка, подпоясанная офицерским ремнем. На голубых петлицах по три кубика.

— Старший лейтенант Екатерина Зеленко! — браво рапортует она и смущенно добавляет: — Екатериной представлюсь, чтобы не путали с мужчиной.

С виду Зеленко в какой-то мере напоминала парня. Женщину в ней выдавали карие жгучие глаза и маленькие пунцово-красные губы.

— Вот не знал, что у нас в армии есть летчица!

— Она не только летчица, но и сущий милиционер в этом доме, — шутливо заметил стоящий у окна капитан. — Житья от нее нет.

Екатерина улыбнулась:

— Что верно, то верно. Могу доложить, товарищ комиссар, что ни пьянства, ни табачного дыма, ни мата в этом доме вы не увидите и не услышите.

— И они терпят?— указываю глазами на летчиков.

— Ворчат, но терпят, — сквозь смех отвечает Зеленко. 

— И все ж среди мужчин вам, наверное, неудобно?

— Поначалу было неудобно. А сейчас и они со мной смирились, да и я к ним привыкла. Ребята они хорошие. В обиду меня не дают.

Капитан, стоящий у окна, рассмеялся:

— Наша Катя, кого хочешь, сама может обидеть. Попадись только ей. Язычок, что бритва».

Звезда украинских полей: история девушки, которая пошла на таран

После финской войны Катя оказалась в Харькове, где дислоцировался 135-й авиаполк. Там в ее обязанности входило освоение нового легкого бомбардировщика Су-2, очень маневренного и вооруженного пятью пулеметами. Катя не просто освоила новую машину, но стала инструктором. В самый канун войны эта 24-летняя девочка обучала командный состав семи полков летать на этих самолетах.

К осени 1941 года авиационный полк Кати Зеленко стоял неподалеку от деревни Анастасьевки в Сумской области. Там и разыгралась драма, вошедшая в историю Великой отечественной войны и стоившая жизни юной Кате. Пасмурным днем 12 сентября в полк поступили сведения о том, что танковые силы противника стягиваются к городу Лохвицы. Это был удачный момент, чтобы нанести массированный бомбовый удар по скоплению вражеской техники. Лететь вызвались двое — старший лейтенант Зеленко и капитан Лебедев. Дальше события развивались стремительно. Не успели два советских летчика далеко отлететь от родного аэродрома, как их окружили семь мессеров. В густой облачности самолеты потеряли друг друга из виду. За Лебедевым погналось несколько немецких машин и буквально изрешетили самолет — плоскости крыла при посадка практически отвалились. И все же Лебедеву с трудом, но удалось посадить разбитый самолет на своей территории. Катя осталась в небе одна. Семеро немцев взяли ее в кольцо. Одного ей удалось подбить, но шестеро вражеских летчиков не давали ей возможности для маневра. В этот момент летчик-наблюдатель лейтенант Павлык сообщил, что у них кончился боезапас. Тогда Катя приказала ему прыгать с парашютом и пробираться к своим.

— Прыгай немедленно! — кричала Катя, — Я иду на таран. Из нас хоть один должен выжить…

Павлык прыгнул, а Катя сделала последний в своей жизни выбор — направила самолет на один из мессеров. Немецкий фюзеляж хрустнул, как яичная скорлупа, но машина Кати выдержала удар. После столкновения девушка отчаянно попыталась выровнять машину, но тут двигатель смолк. Самолет качнул крыльями и медленно упал в пустых осенних полях.

Много лет спустя в деревню Анастасьевку приехали бывшие сослуживцы Кати. Один из местных жителей, 73-летний старик, рассказал, что видел в тот день 12 сентября 1941 года:

— Мы видели ее последний бой. Помним… Получилось так, что Катя как будто нашей землячкой стала, хотя живой-то ни разу по селу не прошла… Ее похоронил старый Мусий Хоменко, мы помогали. Нашли парашют у дороги, в него и завернули останки. Фамилию узнали из комсомольского билета, его забрала и сохранила наша учительница Анастасия Пантелеймоновна Марченко…

После войны комсомольский билет Кати Зеленко со следами ее крови был передан Оренбургскому училищу военной авиации с таким пожеланием: «Пусть этот простреленный и залитый кровью билет помогает новым курсантам глубже познать цену героизма и потерь в годы войны».

 

Катина подруга по военному училищу, заслуженный летчик-испытатель СССР Нина Русакова после войны признавалась, что Катя принадлежала к числу тех редких людей, дружбой с которыми гордятся всю жизнь. То же самое чувствовали все, кто имел счастье близко знать эту удивительную девушку. Когда поисковики уже в 70-х годах прошлого века начали исследовать судьбу Кати, на их призыв откликнулось 26 человек. Все они прислали свои воспоминания и в конце концов встретились в той самой деревне Анастасьевке. Произведенные раскопки обнаружили остатки двух самолетов — советского и немецкого. Последний носил на себе отчетливые следы лобового столкновения…

 

В 1990 году Кате Зеленко посмертно присвоили звание Героя Советского Союза. На месте ее гибели жители Анастасьевки установили бюст. Звезда имени Кати Зеленко, пролетая над Землей, смотрит на свою родину, за которую она отдала жизнь, из космической вечности.

Share this post


Link to post
Share on other sites

«Побег из ада»: как подвиг советского лётчика изменил ход войны

«Побег из ада»: как подвиг советского лётчика изменил ход войны | Русская весна

Михаил Девятаев 75 лет назад, 8 февраля 1945 года, совершил беспрецедентный подвиг — истощенный, полуживой узник лагеря смерти угнал бомбардировщик со сверхсекретной нацисткой базы и смог уйти от преследования пилотов немецких истребителей.

За всю историю Великой Отечественной войны не случалось ничего подобного, пишет телеканал «Звезда».

«Это была пощечина Вернеру фон Брауну. Знаменитый его самолет Heinkel He 111, единственный самолет с радиоуправлением баллистическими ракетами „Фау-1“, „Фау-2“ исчез с секретнейшего аэродрома с десятью героями военнопленными отважными — это, конечно, был единственный случай в мировой практике», — рассказала заведующая домом-музеем М. П. Девятаева Наталия Бегаева.

В действующей армии Девятаев состоял с первого дня войны. В сентябре, после возвращения с задания, он был атакован немцами, получил ранение в левую ногу и помещен в госпиталь. После ранения из истребителей был переведен в тихоходную авиацию, но добился возвращения на фронт, чтобы снова громить фашистов.

В июле 1944 года подо Львовом Девятаев попал в плен. Прошел через несколько концлагерей, пока не оказался в лагере смерти Пенемюнде на острове в Балтийском море.

Судьба привела летчика на один из сверхсекретных испытательных полигонов вермахта, где разрабатывалось оружие возмездия, ракеты «Фау-1» и «Фау-2».

Сами немецкие надзиратели не догадывались, что среди военнопленных, занятых на обслуживании и ремонте секретного аэродрома, советский летчик-истребитель. В первые дни плена ему удалось подменить бирку на робе узника. Новый учетный номер раньше принадлежал погибшему в лагере обычному сельскому учителю.

«Их поднимали в пять утра на построение, потом четыре километра они ползали, после чего приступали к работе», — рассказывал его сын Александр Девятаев.

Таким образом, фашисты не обращали внимания на военнопленных, фактически вычеркнув их из списка живых. «Цена нашей жизни была пайка хлеба. Пайку хлеба тебе дадут, а потом повесят или собаками разорвут», — говорит Михаил Девятаев.

Попытаться вместе сделать невозможное согласились еще девять пленных. Единственный в группе заговорщиков летчик стал внимательно наблюдать за тем, как немецкие техники запускают часто взлетавший в воздух Heinkel He 111.

На небе утром 8 февраля 1945 года появились звезды, и Михаил Девятаев посчитал день удачным для давно запланированного побега. Сняв часового, переодевшись в немецкую форму, десять узников добрались до бомбардировщика и сумели взлететь.

За штурвалом незнакомого самолета старший лейтенант Девятаев оказался впервые.

«На любом типе улетел бы. Поднялся бы. Посадить, не знаю, посадил бы, но поднялся бы», — вспоминает он.

Тем временем штаб ПВО был оповещен об угоне — на аэродроме была объявлена тревога, а зенитчики и летчики-истребители получили приказ сбить захваченный самолет. На перехват был поднят истребитель, пилотируемый Гюнтером Хобомом. Но скрылся в облаках.

После успешной посадки немецкого бомбардировщика за линией фронта сбежавших пленных ждали долгие допросы в фильтрационном лагере НКВД. Секретные некогда документы, показания свидетелей, результаты многочисленных проверок, протоколы теперь хранятся в доме-музее на родине героя, в небольшом Мордовском селе.

В мае 2002 года, спустя более полувека после окончания Великой Отечественной войны, прославленный ас-истребитель впервые посмотрел в глаза своему палачу, бывшему офицеру люфтваффе, и простил его. В этом же году, в ноябре, Девятаев скончался в возрасте 85 лет.

Звание Героя Советского Союза за мужество и героизм Михаилу Девятаеву было присвоено только спустя 12 лет после победы.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Более 27 миллионов фото и биографий фронтовиков собраны для «Дороги Памяти»

сегодня в 07:07, просмотров: 252
 

 
 

Для мемориального комплекса «Дорога Памяти», который сооружается в подмосковном парке «Патриот», собрано и оцифровано свыше 27 миллионов фотографий и биографических данных на участников Великой Отечественной войны 1941-1945 годов. Специальный раздел, посвященный ходу реализации проекта, есть на сайте Минобороны РФ. Любой желающий может загрузить фотографии и сведения о своих родственниках - участниках войны. Проект «Дорога Памяти» реализуется Министерством обороны РФ. Эта общедоступная единая база данных объединит информацию о десятках миллионов фронтовиков и работников оборонных предприятий, партизан, сотрудников учреждений культуры и всех, кто сражался и трудился в годы Великой Отечественной войны. Вся эта информация найдет отражение в военно-мемориальном комплексе, который возводится вместе с главным храмом Вооруженных сил в Подмосковье.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Уже мертвых героев «десанта 68» гитлеровцы поливали огнеметами

В марте 1944 года Красная армия приступила к освобождению Одессы. Но фашисты сделали все, чтобы закрыть подход к городу. И одним из мощных опорных пунктов в устье реки Южный Буг, преграждающих путь к Одессе, стал Николаев, который немцы называли «восточные ворота».

На подступах к городу заминировали поля, выкопали траншеи и рвы, снабдили линию обороны мощными огневыми средствами.

 

Одесскую операцию начали 26 марта 1944 года. В ней были задействованы войска 3-го Украинского фронта и Черноморского флота. Чтобы оказать помощь войскам, в районе Николаева командующий 28-й армией генерал-лейтенант Алексей Гречкин приказал высадить в Николаевском порту десант морской пехоты. Выполнение задачи возложили на 384-й отдельный батальон морской пехоты, часть Одесской военно-морской базы. В отряд вошли 68 добровольцев. Командир - кавалер ордена Александра Невского старший лейтенант Константин Ольшанский, его заместитель по политической части - капитан Алексей Головлев, начальник штаба - лейтенант Григорий Волошко.

 

В поселке Октябрьское десантники нашли рыбачьи лодки. Их хоть как-то привели в порядок. На этих лодках десантники и начали операцию. Они высадились на берегу в 4 часа 15 минут. Сняли немецких часовых и заняли несколько зданий, из которых удобно было контролировать местность и вести огонь по противнику. Помогал бойцам проводник Андреев, который хорошо знал территорию.

 

На рассвете немцы обнаружили десант. Сначала они пытались уничтожить бойцов с помощью стрелкового оружия. Не получилось. Тогда к полудню к месту боя подтянули артиллерию, минометы и огнеметы. Против отряда Ольшанского бросили танки, в небе летали бомбардировщики. Потом снова в атаку пошла пехота. Бой стих только к вечеру. Последнюю, восемнадцатую атаку гитлеровцев оставшиеся десантники отбили 28 марта с помощью советских штурмовиков Ил-2. В Николаев со всех сторон ворвались наши войска - с востока части 5-й ударной армии, с юга - 28-й армии и 2-й гвардейский механизированный корпус.

 

Немцы бежали из Николаева, боясь попасть в окружение. Из отряда Ольшанского в живых остались одиннадцать. Но каждый из них был ранен или обожжен. Несколько бойцов позже умерли в госпиталях.

 

Страшную картину увидели освободители Николаева: среди руин на выжженной земле валялись сотни вражеских трупов. Из 68 бойцов отряда Константина Ольшанского в живых остались только 12. Уже по мертвым десантникам фашисты прошлись огнеметным огнем, поэтому опознать многих из них не удалось. Ольшанского нашли только по остаткам бинокля и фонаря, которые принадлежали ему лично.

 

В официальном донесении командира батальона майора Федора. Котанова говорилось: отряд старшего лейтенанта Ольшанского за двое суток отразил 18 атак противника, вывел из строя более 700 гитлеровцев, несколько танков и пушек, посеял панику в тылу врага, помешал уничтожению порта и элеватора.

 

Каждому было присвоено звание Героя Советского Союза. Отмечая 75-летие начала Одесской наступательной операции, о подвиге десантников подробно рассказал «Военно-промышленный курьер» («Первый результат Третьего сталинского удара», «ВПК», №11, 2019). Сегодня об этом напоминает «РГ».

Share this post


Link to post
Share on other sites

О доблестях, о подвигах, о славе: учим историю онлайн с ветеранами Великой Отечественной войны (ФОТО)

О доблестях, о подвигах, о славе: учим историю онлайн с ветеранами Великой Отечественной войны (ФОТО) | Русская весна

Сидишь дома? Учи историю! Впереди целый месяц самоизоляции — проведите его с пользой. Проект «Герои России, какими их не видел никто», подготовленный благотворительным фондом «Память поколений» специально к празднованию 75-летия Победы, станет достойной альтернативой школьным урокам истории. Вместо учебников и книг — рассказы очевидцев, а вместо записей уроков и лекций — репосты в соцсетях. Это настолько интересно, что хочется поделиться!

Детально о проекте «Русской Весне» рассказали в пресс-службе Благотворительного фонда «Память поколений».

Карантин, коронавирус, самоизоляция — эти три слова за последние недели стали знакомы каждому. Ситуация требует от нас быть ответственными, и мы вынуждены оставаться дома, но это не повод отказываться от общения, новых знаний и впечатлений. Реальные истории о подвигах наших соотечественников, представленные в необычном интерактивном формате, — это хороший повод собраться всей семьей во время карантина.

Проект «Герои России, какими их не видел никто» рассказывает о жизни 19 героев Советского Союза и России, в том числе ветеранов Великой Отечественной войны.

lagodin_vasiliy_veteran_vov.jpgolshanskiy_andrey_veteran_vov.jpg

Они держали оборону Брестской крепости, спасали раненых в блокадном Ленинграде, служили в партизанских отрядах, сражались под Сталинградом и на Курской дуге, штурмовали Грозный и освобождали школу в Беслане, воевали в Афганистане и ставили рекорды в космосе. Старшему участнику фотосессии уже 101 год, младшему — всего 35 лет.

Вы увидите портреты невероятной четкости, снятые известными fashion-фотографами Ольгой Тупоноговой-Волковой и Славой Филипповым, и видеоинтервью с рассказами ветеранов об их непростой судьбе. Все это вместе дает многогранное представление об исторических событиях нашей страны. Замените сухие тексты живыми эмоциями и захватывающим диалогом с реальными участниками событий!

beregovoy_mihail_veteran_vov.jpgdanilov_ivan_veteran_vov.jpg

Чтобы ознакомиться с историями героев, нужно просто пройти по ссылкам через QR-коды.

Сейчас, когда весь мир охвачен тревогой, нам есть с кого брать пример: внутренний стержень, смекалка, воля, мужество и оптимизм — эти качества помогали нашим героям сохранять присутствие духа в самые сложные времена.

Мы живем в то время, когда на наших глазах рождаются новые герои: это те, кто помогают другим во время пандемии.

kananyhin_sergey_veteran_vov.jpgkuropatkov_evgeniy_veteran_vov.jpg

Пример героев прошлого и настоящего способен зажигать сердца людей, несмотря ни на какие расстояния.

Проект для детей и взрослых «Герои России, какими их не видел никто» бросает вызов равнодушию и эгоизму.

Сквозь расстояние и время он объединяет разные города, разных людей, разные поколения, помогая нам почувствовать силу единства всей страны.

Берегите себя и своих близких!

Справочная информация

Фонд «Память поколений» — единственная в России некоммерческая организация, формирующая новую благотворительную традицию по оказанию адресной высокотехнологичной помощи ветеранам всех боевых действий, в которых принимала участие наша страна. Основан 22 июня 2015 года.

За время работы помощь оказана более 12 000 ветеранам, проживающим в различных городах России от Калининграда до Владивостока, на общую сумму порядка 1,200 млрд рублей.

Всероссийский фотопроект «Герои России, какими их не видел никто» уже четыре года показывает, что героямм могут быть не только пожилые ветераны, но и молодые участники вооруженных конфликтов нашей страны.

Своим примером они доказывают, что полученные травмы и ранения не являются препятствием на пути к целям, в стремлении развиваться и становиться востребованными. Также фотопроект рассказывает, как сильно может поменяться жизнь героя, если он почувствует поддержку.

 

pronin_vasiliy_veteran_vov.jpgsarra_ilyina_veteran_vov.jpg

 

Share this post


Link to post
Share on other sites
 
Событиям и героям Великой Отечественной войны посвящено большое количество памятников и мемориалов на территории всего бывшего Советского Союза. Некоторые из них известны на весь мир и поражают своими масштабами, но есть и другие — те, о которых мало кто знает, но истории которых впечатляют и заставляют прочувствовать всю боль и трагедию происходившего в 1941—1945 годах. Рассказываем о 15 самых необычных памятниках, посвященных Великой Отечественной войне.
image41686711_af5e3a6b439bcc68de59153763
Источник: Национальный туристический портал

Памятник «Мы победили! От Баскунчака до Берлина»

Скульпторы — В. Жуков, В. Маринин и П. Солодков, 2010 год, Ахтубинск, Астраханская область.

Памятник представляет собой солдата с автоматом на коленях, рядом с которым — два верблюда. Животные Мишка и Машка прославились тем, что участвовали в легендарной Сталинградской битве и дошли от Нижнего Поволжья до Берлина.

image41686711_50f270c1aab99a39dec6fde1d0
Источник: РОССИЙСКИЙ СОВЕТ ВЕТЕРАНОВ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ И ВНУТРЕННИХ ВОЙСК

Памятник Матрене Яковлевой

Скульптор — А. Татаринов, 2012 год, село Буб, Сивинский район, Пермский край.

 

В центре села Буб Пермского края стоит памятник с фигурой пожилой женщины в платке, а за ее спиной — стела с самолетом. Можно подумать, что это собирательный образ советской матери, но это не так. Памятник изображает крестьянку Матрену Ивановну Яковлеву, которая для местных жителей стала легендой. Когда ее муж и сыновья ушли на фронт, женщина не стала сидеть сложа руки, а начала собирать деньги на нужды армии. Она занималась хозяйством и продала все, что у нее было — за это она выручила 100 тысяч рублей. Всю сумму крестьянка перечислила в фонд обороны на покупку боевого самолета.

«Маруся-регулировщица»

Скульптор — В. И. Перфилов, 1973 год, поселок Матвеев Курган, Матвеево-Курганский район Ростовской области.

Скульптура женщины-регулировщицы, которую местные жители ласково прозвали «Маруся», стоит на въезде в поселок Матвеев Курган, на развилке дорог Ростов-на-Дону — Донецк РФ и Матвеев Курган. Этот памятник посвящен девушкам-регулировщицам, без которых не могло обойтись ни одно войско. По легенде, на этом самом месте во время войны стояла неизвестная девушка, которая в течение двух суток непрерывно направляла советские танки, пока не потеряла сознание от истощения и переутомления.

image41686711_19274576bdd907a93445c37ea4
Источник: Официальный портал Волгоградской области

Памятник Михаилу Паникахе

Скульптор — Р. П. Харитонов, 1975 год, Волгоград.

В Краснооктябрьском районе Волгограда, прямо напротив завода «Красный октябрь», стоит необычный монумент — объятый пламенем мужчина с вытянутыми вперед руками. Эта скульптура посвящена 24-летнему моряку, защищавшему Сталинград, — Михаилу Паникахе. 2 ноября 1942 года в районе завода «Красный октябрь» он оказался в окопе, окруженном немецкими танками. Паникаха попытался ползком приблизиться к танкам с бутылками с зажигательной смесью, но немецкая пуля попала в одну из бутылок, и солдат моментально вспыхнул. Охваченный пламенем, он бросился на немецкий танк. Похоронили бойца там же, на месте его гибели.

image41686711_e5d979f75cca6609b19ca81b49
Источник: Библиотекарь/CC BY-SA 4.0

Памятник Вите Черевичкину

Скульптор — Н. Аведиков, 1961 год, Ростов-на-Дону.

Мальчик, прижимающий к груди голубя, — это подросток Витя Черевичкин из Ростова-на-Дону. Во время оккупации города немцы запретили мирным жителям разводить голубей из-за боязни «голубиной почты». Витя был заядлым голубятником. По одной из версий, он действительно использовал птиц, чтобы передать советским солдатам информацию о расположении немецких частей в городе. За это его расстреляли. Однако по другой версии, мальчик просто защищал от оккупантов собственную голубятню и своих питомцев.

image41686711_5e2d8191a3f94c919750794de5
Источник: РИА "Новости"

Мемориал Победы

Скульптор — С. Скала, архитектор О. Медведев, 2005 год, г. Мышкин, Ярославская область.

Мемориальный комплекс был открыт к 60-летию Победы, а его строительство заняло всего 3 месяца. В центре мемориала находится бронзовая фигура солдата, перед которым горит Вечный огонь. За его спиной представлены барельефы местных Героев Советского Союза и список местных жителей, погибших во время войны. Перед солдатом расположена Книга Памяти, в которую поименно вписаны воевавшие мышкинцы.

 
Но самое интересное находится на стене за книгой — там выгравированы отрывки из реальной переписки бойца Ивана Филипповича Орлова, уроженца деревни Мартыново, со своей семьей, читать без слез которые просто невозможно.

Орлов погиб в битве под Сталинградом 26 октября 1942 года. Его супруга отказывалась верить в его смерть и даже после получения похоронки продолжала писать ему письма, которые также отобразили на мемориальной стене.

image41686711_7d5312d2411f71c8ddfa1c9215
Источник: Григорий Тюканов/CC BY 3.0

«Взрыв», Волоколамское шоссе

Архитектор — А. Веселовский, 1981 год, 114 километр Волоколамского шоссе, Московская область.

Пожалуй, советскую военную технику чаще всего увековечивают в качестве памятников ВОВ на территории бывшего Советского Союза. Однако памятник под названием «Взрыв», расположенный на Волоколамском шоссе в Подмосковье, является уникальным. Дело в том, что центром композиции здесь является настоящая немецкая техника — самоходно-артиллерийская установка StuG III, которую достали из болота вблизи деревни Подмарьково. По задумке архитектора, немецкая машина «взрывается» на подъезде к окопам саперов. Памятник установлен в честь подвига 11 героев-саперов 8-й гвардейской стрелковой дивизии генерала И. В. Панфилова.

 
Источник: РИА "Новости"

«Взрыв», Новороссийск

Архитектор — Г. Наджарян, 1979 год, поселок Мысхако, Новороссийск.

Еще один памятник под названием «Взрыв» находится в поселке Мысхако в Новороссийске. Однако, в отличие от подмосковного «вражеского танка», этот монумент состоит из настоящих осколков снарядов, авиабомб и мин, которые были собраны после войны в этом районе. Вес памятника составляет 1250 килограммов — считается, что именно столько обрушили немецкие войска на каждого солдата, героически оборонявшего Новороссийск. Монумент «Взрыв» входит в состав мемориального комплекса «Долина смерти».

image41686711_849362f2286fce4d7e97b107d0
Источник: РИА "Новости"

Мемориальный комплекс «Яма»

Архитектор — Л. Левин. Скульпторы А. Финский, Э. Полок, 1942 год, 2000 год, Минск, Беларусь.

Мемориал «Яма» расположен на улице Мельникайте в Минске и посвящен жертвам Холокоста. На этом месте 2 марта 1942 года нацистами было расстреляно около 5 тысяч узников Минского гетто. В 1947 году здесь появился обелиск. Это был первый памятник жертвам Холокоста в СССР, на котором была сделана надпись на идиш, однако, через несколько лет авторов памятника арестовали и сослали в лагеря за то, что на обелиске было написано не о «мирных советских гражданах», а о евреях. Тем не менее сам памятник сохранился нетронутым.

image41686711_65ab87cf10c2ad4dd96d8e22af
В 2000 году рядом с обелиском появилась лестница, «ведущая в яму, из которой нет выхода».

По ней строем спускаются истощенные еврейские узники. Кстати, все работы по строительству и реконструкции мемориала выполнялись вручную, без применения какой-либо техники.

image41686711_91bf8e91f7b9c9b135e2764097
Источник: РИА "Новости"

Дворец культуры цементников в Новороссийске

Одним из самых необычных, но отнюдь не единственным подобным памятником Великой Отечественной войны является разрушенный Дворец культуры цементников в Новороссийске. Открытие нового красивого здания было назначено на воскресенье, 22 июня 1941 года. Но этого так и не произошло. Дворец долгое время находился на самой линии фронта и был практически полностью разрушен. После окончания войны было решено не восстанавливать дворец, а сделать из него мемориал памяти. Кстати, похожая судьба и у здания областной клинической больницы в Воронеже. Сейчас оно также является памятником ВОВ.

image41686711_54f6c3edadb576d463085f354a
Источник: Taamu/CC BY-SA 3.0

Памятник погибшим воинам-куртатинцам

Скульптор — Д. Цораев, 1971 год, Куртатинское ущелье, республика Северная Осетия — Алания.

 

Этот довольно необычный и трогательный памятник изображает измученного бронзового коня, оплакивающего своего погибшего наездника и друга. Памятник посвящен выходцам из Куртатинского ущелья, павшим за Родину в годы Великой Отечественной войны, а «верный конь» символизирует скорбь всей Осетии по погибшим в войне сыновьям, большинство из которых были кавалеристами и оказались беспомощными против вражеских танков и самолетов.

Дуб-памятник в Челябинске

Единственный нерукотворный памятник Великой Отечественной войны в нашей подборке, но далеко не единственный на территории бывшего СССР. Это 100-летнее дерево в полметра в обхвате имеет очень трагическую историю. Когда ребята из местного детдома уходили на фронт, они прощались с дубами на аллейке, а через время сюда стали приносить и похоронки. Просто потому, что приносить их было больше некуда. С годами здесь осталось лишь одно дерево. Ему присвоили статус памятника, огородили и поставили мемориальную табличку. Теперь ветераны и местные жители несут к дереву цветы.

image41686711_121df43b9493132349f4ebc20b
Источник: РИА "Новости"

Памятник героине песни «Катюша»

Скульпторы — К. Новиков, И. Кулаков, 2013 год, Владивосток.

Бронзовая статуя героини известной военной песни «Катюша» стоит в сквере Моргородка во Владивостоке. По одной из версий, прообразом героини песни была уроженка Владивостока Екатерина Алексеева, которая вместе с мужем офицером-пограничником участвовала в боях у озера Хасан и за проявленное мужество была удостоена ордена Красной Звезды.

image41686711_73b7abf2705c8e3efcb850a628
Источник: РИА "Новости"

Памятник фронтовой собаке

Скульптор — А. Коробцов, 2014 год, Москва, Поклонная гора.

В годы Великой Отечественной войны на фронте служило более 60 тысяч собак, которые не только вытаскивали из-под обстрела раненых, доставляли боеприпасы и донесения, обнаруживали и обезвреживали мины, но и были верными друзьями солдат. Собаки наравне с военными участвовали и в Параде Победы на Красной площади летом 1945 года. Неудивительно, что заслуги четвероногих друзей также были увековечены в памятниках по всему бывшему СССР, самым известным из которых является московский памятник, который часто называют просто «Друг».

image41686711_c725c8e3f19c0f8f74c6afbecb
Источник: Visit Petersburg

Памятники блокадным котам Ленинграда

Скульптор-анималист В. Петровичев, архитектор Л. В. Домрачева, 2000 год

В 1943 году после снятия блокады Ленинграда в городе было нашествие крыс, от которых жителей и продовольствие спасли тысячи котов и кошек, специально завезенных в город из Ярославля и Сибири. В память о животных в Санкт-Петербурге установлено несколько скульптур. Самыми известными считаются скульптуры кота Елисея и кошки Василисы, расположенные в самом центре города, на улице Малой Садовой. Они были установлены в 2000 году. А в 2018 году к ним присоединился и черный безымянный кот, восседающий на стуле во дворе дома номер 4 на улице Композиторов.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Пленение генерала-изменника Власова

Текст: Андрей Смирнов (кандидат исторических наук)
 
"Прошу подтвердить: награждение по указу Президиума Верховного Совета СССР от 19 июня 1945 года орденом Суворова II степени относится только (к. - Авт.) полковнику Мищенко Ивану Петровичу, или же этим орденом награждены также майор Виноградов Пахом Тимофеевич, старший лейтенант Игнашкин Илья Петрович и капитан Якушов (Якушев. - Авт.) Михаил Иванович"1.

Такая телеграмма поступила 28 июня 1945 года начальнику Управления по награждениям Главного управления кадров Наркомата обороны (ГУК НКО) генерал-майору Виктору Лободе от начальника отдела кадров 1-го Украинского фронта. Подписавший телеграмму полковник Александр Антонюк не упомянул о пятом награжденном - гвардии генерал-майоре танковых войск Евгении Ивановиче Фоминых. По нему (и по Мищенко) у кадровика не могло быть сомнений.

А вот по троим из списка...

И генерал, и старший лейтенант

Полковник Антонюк, конечно, знал, что о награждениях - "за успешное выполнение особого задания командования на фронте" - ходатайствовал аж Военный совет 1-го Украинского фронта: командующий фронтом Маршал Советского Союза Иван Конев, начальник штаба генерал армии Иван Петров и член Военного совета генерал-лейтенант Константин Крайнюков. Ходатайствовал непосредственно перед Верховным главнокомандующим2.

evgenii_ivanovich_fominyh1000.jpg
Генерал-майор Евгений Фоминых.

Но чтоб "Суворовым II степени"...

По статуту этим орденом должны были награждаться командиры корпусов, дивизий и бригад, их заместители и начальники штабов.

Да, Фоминых - командир танкового корпуса. Мищенко - командир танковой бригады

Но майор Виноградов - всего лишь начальник отдела контрразведки "Смерш" танковой бригады.

Старший лейтенант Игнашкин - оперуполномоченный того же отдела.

Капитан Якушев - командир батальона...

iakushev.jpg
Капитан Михаил Якушев.

Однако 2 июля генерал Лобода подтвердил: всё верно.

Дать всем пятерым "Суворова" II степени - добавим мы - приказал сам Сталин.

Дать сразу же, не дожидаясь получения наградных листов!

Особое задание

Подходила к концу Пражская операция. Продвигаясь по Западной Чехии на юг, 25-й танковый корпус 13-й армии 1-го Украинского фронта приблизился к расположению вступивших в Чехию с запада американских войск.

Именно туда, в район Лиарже (35 - 40 километров юго-восточнее Пльзеня), и вышла 10 мая 1945 года отходившая из Праги 1-я дивизия Русской освободительной армии (РОА) генерал-майора Сергея Буняченко.

При ней находился и командующий РОА, генерал-лейтенант Андрей Власов.

Узнав от разведки и пленных о том, что юго-восточнее Пльзеня сосредоточились власовцы, командир 25-го танкового корпуса генерал-майор Фоминых приказал командиру 162-й танковой бригады полковнику Мищенко "во что бы то ни стало найти и пленить Власова". Если тот будет уже "в расположении американских частей, то украсть Власова"3!

11 мая Мищенко установил, где находится дивизия Буняченко. Однако американский комендант района, капитан Ричард Донахью, отказался пропустить танкистов за демаркационную линию.

Комбриг вступил в переговоры с командиром 2-го пехотного полка РОА подполковником Вячеславом Артемьевым. Но днем 12 мая выяснилось, что Артемьев с Буняченко лишь тянули время4 и сдаваться "Советам" дивизия не намерена; она вообще уже распущена.

Значит, надо захватить Власова в американской зоне!

Туда Мищенко и направил на машинах командира моторизованного батальона автоматчиков 162-й бригады капитана Якушева с группой бойцов.

23-летний капитан воевал с июня 41-го, был трижды ранен, не раз выполнял "тяжелые боевые задания"5.

nagradnoi_iakushev.jpg
Наградной лист капитана Михаила Якушева.

Захват

"Американцы относились к нам тогда хорошо, - вспоминал спустя полвека Якушев, - нашу машину пропустили без особых расспросов"6.

Большой удачей стал встреченный почти сразу капитан РОА Петр Кучинский, решивший сдаться. Это он сообщил Якушеву, что в показавшейся неподалеку автоколонне уходит вглубь американской зоны штаб дивизии Буняченко. А минут через сорок - когда машины Якушева сумели обогнать колонну и остановили ее, развернувшись поперек дороги, - подсказал, что в одной из пяти легковушек может находиться и Власов.

Дальше помог водитель-власовец Илья Комзолов, посоветовавший обходившему машины Якушеву обратить внимание на черный "вандерер" ("шкоду", по Якушеву).

Открыв заднюю дверь, капитан обнаружил на заднем сиденье сбрасывающего с себя не то одеяло, не то (по версии спутников Власова) плащ-палатку высокого человека в очках и во френче без погон.

На требование назвать себя человек ответил: "Генерал Власов".

Оторопев на мгновение, Якушев обратился к нему: "Товарищ генерал..." (заставив, в свою очередь, оторопеть и Власова...)

Но уже в следующую секунду, вскинув автомат, капитан заставил Власова выйти и объявил его арестованным.

Старший из ехавших в колонне американских офицеров, подполковник Мартин, тоже заслуживал "Суворова" II степени: все действия Якушева он одобрил.

И капитан - не то на "вандерере", не то (по версии спутников Власова) на своей машине - повез командарма РОА к полковнику Мищенко.

Предупредив по пути попытку Власова выпрыгнуть из машины7...

orden_suvorova.jpg

Награды

Уже был подписан указ о награждении, уже переформировали в дивизию 25-й танковый корпус - а наградных листов все не было. Их сподобились заполнить лишь в конце октября, после очередного напоминания из Управления по награждениям ГУК НКО. Приводим один из них:

"За время исполнения должности командира Мотострелкового (так в тексте, правильно: моторизованного. - Авт.) батальона Автоматчиков капитан ЯКУШЕВ проявил исключительное мужество и решительность. Батальон под командованием капитана ЯКУШЕВА неоднократно выполнял тяжелые боевые задания.

Особую настойчивость, умение, находчивость и решительность проявил капитан ЯКУШЕВ во время окружения и пленения "армии" (Власова. - Авт.)

Действуя смело и решительно, при помощи взятых пленных, капитан ЯКУШЕВ, имея с собой незначительную группу бойцов, нашел изменника Родины генерал-лейтенанта Власова и предложил ему сдаться в плен. Несмотря на его сопротивление и явное превосходство в силе, последний был доставлен командованию.

За проявленную решительность и личное пленение изменника Родины генерал-лейтенанта ВЛАСОВА капитан ЯКУШЕВ достоин награждения орденом "СУВОРОВА II СТЕПЕНИ".

Командир 162 танковой Новоград-Волынской

Краснознаменной орд. Суворова и Кутузова бригады

полковник

МИЩЕНКО

29 окт[ября] 1945 г.

Достоин награждения орденом "Суворова II степени".

Командир 25 танковой дивизии

Герой Советского Союза

гвардии генерал-лейтенант танковых войск

ФОМИНЫХ

29 октября 1945 года"8

В мае - июне 1942 года, когда 2-я ударная армия генерал-лейтенанта Власова погибала в Любанском "котле", в заболоченных лесах к северу от Новгорода, в ее рядах воевал и старший батальонный комиссар Иван Мищенко. Он был контужен у того самого села Мясной Бор, где немцы замкнули кольцо вокруг армии...

Через три года полковник Мищенко переправил своего бывшего командарма к генералу Фоминых, на суд трибунала и Истории.


1. ЦАМО РФ. Ф. 33. Оп. 686046. Д. 376. Л. 107.

2. Там же. Л. 56, 60 (110).

3. Русский архив. Великая Отечественная. Т. 15 (4-5). М., 1995. С. 170.

4. Александров К.М. Мифы о генерале Власове. М., 2010. С. 198.

5. ЦАМО РФ. Ф. 33. Оп. 686046. Д. 376. Л. 67.

6. Якушов М.И. Как я выкрал генерала Власова // Аргументы и факты. 1996. N 18.

7. Там же; Александров К.М. Указ. соч. С. 197-199.

8. ЦАМО РФ. Ф. 33. Оп. 686046. Д. 376. Л. 67, 67 об.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Народный фильм о герое Луганского края (ВИДЕО)

Новость обновляется
Народный фильм о герое Луганского края (ВИДЕО) | Русская весна

К 75-й годовщине Великой Победы в Луганской Народной Республике стартовал масштабный проект создания народных фильмов о героях Великой Отечественной войне, чья жизнь связана с Луганским краем.

Об этом рассказал «Русской Весне» председатель «Патриотической ассоциации Донбасса» Алексей Сергеевич Селиванов.

Проект представляет собой цикл видеофильмов, посвященных героям, чьи имена будут внесены на стелу-обелиск Героям Великой Отечественной войны в центре Луганска.

На мемориальных плитах Пилона Славы увековечены фамилии 283 Героев и дважды Героев Советского Союза. В честь 55-летия Победы была проведена реконструкция памятника, и на мемориальные плиты добавили еще 99 фамилий. А в 2018 году Совет Министров ЛНР принял решение дополнить список еще 76 фамилиями.

Но память о героях — это не просто строчки на обелиске. Память возникает тогда, когда мы ассоциируем себя с героями прошлого, когда представляем себя на их месте. Именно с этой целью и задуман проект #ПилонСлавы.

Каждый фильм создается народными усилиями. Студенты Луганской академии культуры и искусств имени Матусовского под руководством своего ректора Валерия Леонидовича Филиппова разыскивают биографические материалы о подвигах героев, снимают и монтируют фильмы. В качестве актеров в них выступают реконструкторы из движения «Память Донбасса» и активисты «Патриотической ассоциации Донбасса».

Реквизит, в виде оружия времен Великой Отечественной войны, аутентичной формы снаряжения, собирается общими усилиями реконструкторов и активистов, сотрудников силовых структур Республики.

Как заметила на презентации первого фильма серии заведующая кафедрой кино- и телеискусства Наталья Романова, создание фильма стало возможным благодаря поддержке МВД ЛНР, Народной милиции ЛНР и лично первого заместителя министра культуры спорта и молодежи ЛНР Александра Корниенко.

Первый фильма проекта посвящен полному кавалеру ордена Славы, разведчику Андрею Дружинину. Монтаж фильма был завершен в тот же день, в который 75 лет назад был подписан приказ о его награждении третьим орденом Славы.

Этот фильм мы представляем читателям сайта «Русская Весна».

 

Анна Цатурян, специально для «Русской Весны»

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Легенда советских войск, наводившая ужас на фашистов: дань памяти героям от потомков в Якутске (ФОТО)

Легенда советских войск, наводившая ужас на фашистов: дань памяти героям от потомков в Якутске (ФОТО) | Русская весна

24 июня, в день, когда 75 лет назад в Москве состоялся Парад Победы, в Якутске на главном воинском мемориальном комплексе «Солдат Туймаады» состоялось торжественное открытие памятника якутским снайперам.

Об этом «Русской Весне» сообщили в пресс-центре Республики Саха (Якутия) в Москве.

Мемориальный комплекс «Солдат Туймаады» был открыт пять лет назад по инициативе тогда главы города Якутска Айсена Николаева, здесь увековечены более 20 тысяч фамилий героев Великой Отечественной войны.

Якутские снайперы были в годы войны легендой советских войск — охотники, без промаха бьющие белке в глаз, отличались особой меткостью и величайшим терпением.

В 1942 году был утверждён нагрудный знак «Снайпер», и уже тогда свыше ста якутян были отмечены этим знаком. Имена великих снайперов из Якутии —  Федора Охлопкова, Михаила Стрекаловского, Ивана Кульбертинова, Алексея Миронова, Дмитрия Гуляева, Егора Петрова и многих других — навечно вписаны в историю Великой Отечественной.

«С самого начала войны якутские стрелки, которые отличились исключительной меткостью, храбростью, терпением, выдержкой, встали в ряды тех, кто составил потом костяк советских снайперов, тех, кто наводил ужас на фашистов на всех фронтах Великой Отечественной войны.

Сегодняшний памятник — это дань нашей памяти якутским снайперам, тем, кто беззаветно любил свою Родину, кто сражался за нее и принес нам эту Победу», — отметил глава Якутии Айсен Николаев.

Памятник изготовлен силами ПАО «Мечел» на Каслинском заводе архитектурно-художественного литья. Этот проект состоялся в том числе и благодаря народному финансированию — простые якутяне собрали около полутора миллионов рублей на изготовление памятника. В мемориальном комплексе «Солдат Туймаады» памятник установили бойцы студенческого строительного отряда «Хранители».

 

Легенда советских войск, наводившая ужас на фашистов: дань памяти героям от потомков в Якутске (ФОТО) | Русская весна
Легенда советских войск, наводившая ужас на фашистов: дань памяти героям от потомков в Якутске (ФОТО) | Русская весна
Легенда советских войск, наводившая ужас на фашистов: дань памяти героям от потомков в Якутске (ФОТО) | Русская весна
Легенда советских войск, наводившая ужас на фашистов: дань памяти героям от потомков в Якутске (ФОТО) | Русская весна
Легенда советских войск, наводившая ужас на фашистов: дань памяти героям от потомков в Якутске (ФОТО) | Русская весна
 

Share this post


Link to post
Share on other sites

ЗдОрово!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Более 200 тонн бомб на головы врага и налёт на Берлин в августе 41-го: уникальная история одного Героя (ВИДЕО)

 

Политический эксперт, представитель ЛНР в Минской Трёхсторонней контактной группе Родион Мирошник напомнил, что 27 июня на Луганщине важная дата — день рождения великого луганчанина, дважды Героя Советского Союза. О легендарном лётчике был снят фильм, который мы также представляем вниманию наших читателей.

«Сегодня исполнилось 100 лет со дня рождения великого луганчанина, летчика дальней военной авиации, дважды Героя Советского Союза — Александра Молодчего.

Александр Молодчий родился 27 июня 1920 года в Луганске. Закончил луганскую лётную школу. С сентября 1939 года — лётчик дальнебомбардировочного полка в Курске. На фронте — с первого дня война, а в августе 1941-го уже совершил первый авианалет на Берлин.

В октябре 1941-го Молодчему присвоено звание Героя Советского Союза, и только в декабре — воинское звание старший лейтенант.

31-го декабря 1942-го получил вторую «Звезду Героя» Советского Союза. В мае 1944-го был представлен и к третьей, но получил Орден Ленина.

Совершил 311 боевых вылетов, сбросил на головы врага более 200 тонн бомб. Только во время боевых заданий налетал более 600 тысяч километров, большую часть над территорией врага.

В своё время, мы сняли документальный фильм о Великом луганчанине — Александре Молодчем. Сегодня тот самый день, когда нужно вспомнить о великом земляке и настоящем защитнике!» — написал Мирошник в своём телеграм-канале.

 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Loading...
Sign in to follow this  

×
×
  • Create New...