Jump to content
Форум - Замок

Recommended Posts

Раньше не встречал этого сериала...

https://www.youtube.com/watch?v=a1GVvErulD8&list=PLSgy-gJ-dkS935hBExR6wBhG4dgFl5IYo

 

Рекомендую!

И снято не плохо...и очень познавательно...

Справка:

Никола́й Алекса́ндрович Моро́зов (1854—1946) — химик, астроном, историк культуры, деятель русского революционного движения, популяризатор науки, литератор, мемуарист, масон[1][2]. Почётный академик АН СССР (1932).

Наиболее известен как революционер — член кружка «чайковцев», «Земли и воли», исполкома «Народной воли», участник покушений на Александра II[3]. В 1882 году был приговорён к вечной каторге, до 1905 года находился в заключении в Петропавловской и Шлиссельбургской крепостях. В общей сложности провёл в царских тюрьмах около 30 лет.

Оставил большое количество трудов в различных областях естественных и общественных наук. C 1918 года — директор Естественно-научного института им. П. Ф. Лесгафта. Также известен как писатель, поэт и автор литературы на исторические темы. Один из самых пожилых участников Великой Отечественной войны.

Link to post
Share on other sites
  • 4 weeks later...
  • Replies 81
  • Created
  • Last Reply

Top Posters In This Topic

Рождённый побеждать: от подавления банд в Белоруссии до главного маршала авиации (ФОТО)

Рождённый побеждать: от подавления банд в Белоруссии до главного маршала авиации (ФОТО) | Русская весна

120 лет назад, родился Главный маршал авиации Константин Андреевич Вершинин. 

Подробнее о его жизни и военной биографии в историческом материале НИИ военной истории академии Генштаба Вооружённых сил России.

Константин Андреевич Вершинин родился 21 мая (3 июня) 1900 г. в деревне Боркино Кировской губернии. Учился в сельской церковно-приходской школе.

С началом Первой мировой войны устроился на судоремонтный завод, там учился в вечерней школе для рабочих. На судоремонтном заводе в 1919 г. вступил в ВКП(б).

В этом же году был призван в Красную армию, направлен учиться на пехотные командирские курсы, которые окончил в 1920 г. По распределению был направлен в запасный полк г. Самары командиром взвода.

Во время Гражданской войны направлен на пополнение войск Западного фронта. Война с Польшей к тому времени закончилась.

Вершинин командовал сначала взводом, затем ротой. Участвовал в подавлении действий банд Булак-Балаховича в Белоруссии, затем в подавлении мятежа в Воронеже, уже в должности командира батальона.

1konstantin_andreevich_vershinin1.jpg
Командующий 4-й воздушной армией Герой Советского Союза генерал-полковник авиации Константин Андреевич Вершинин во время отдыха. Германия, г. Швейдниц, август 1945 г.

С окончанием Гражданской войны был направлен учиться на курсы «Выстрел», которые окончил в 1923 г.

Находился на командных должностях в различных воинских частях до 1929 г., затем он был направлен учиться и сдал экзамены в Военно-воздушную академию им. Жуковского. Окончив академию в 1932 г., он распределяется в ВВС страны на должность начальника штаба авиаотряда. Затем Вершинин служил на командной должности в авиации дальнего действия.

В 1935 году сдал экстерном экзамены по программе Качинской школы летчиков, получил квалификацию летчика. После этого он был направлен начальником оперативного отдела штаба авиационной бригады. Затем он получил назначение на должность командира эскадрильи Высших летно-тактических курсов ВВС.

В 1938 году назначен начальником Высших авиационных курсов усовершенствования летного состава. С началом Великой Отечественной войны Константин Андреевич был назначен на должность командующего ВВС Южного фронта.

Эту должность Вершинин занимал с сентября 1941 г. по май 1942 г. и руководил боевыми действиями авиационных частей и соединений Южного фронта, занимался организацией взаимодействия сухопутных войск Южного фронта и Черноморского флота с авиацией.

1konstantin_andreevich_vershinin2.jpg
На фото Вершинин в звании генерал-полковника сразу после окончания Великой Отечественной войны в 1945 году.

В мае 1942 г., при создании 4-й воздушной армии, Вершинин был назначен ее командующим. В сентябре 1942 г. Константина Андреевича назначают командующим ВВС Закавказского фронта.

На этой должности Вершинин находится до марта 1943 г. На фронте наступил перелом, немецкие войска терпели одно поражение за другим. После выполнения задачи Закавказский фронт был ликвидирован. Вершинин вновь назначается командующим 4-й воздушной армии. На этой должности он находился до окончания Великой Отечественной войны. В 1944 г. ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

После победы над Германией Константина Андреевича Вершинина назначают главнокомандующим Военно-воздушными силами страны, заместителем министра обороны по авиации.

В июне 1946 г. ему присваивают воинское звание маршал авиации. Одновременно Вершинин является начальником научного Центра по полетам реактивных самолетов.

В 1949 г. в связи с сокращением армии, Вершинина назначили на должность командующего войсками Противовоздушной обороны Бакинского военного округа. В 1953 г. его назначили командующим войсками ПВО страны. В январе 1957 года он вновь занял должность главнокомандующего ВВС страны.

В 1959 г. Константину Андреевичу Вершинину присвоили воинское звание Главный маршал авиации, одновременно он являлся и заместителем министра обороны СССР по авиации.

1konstantin_andreevich_vershinin3.jpg
К.А. Вершинин с семьёй: жена Валентина (слева), дочери Елена (в центре) и Инна.

Члены семьи главного маршала авиации, Константина Андреевича Вершинина, тяготели к сфере прекрасного.

Супруга Валентина Александровна была балериной Ульяновского театра и балетмейстером, старшая дочь Елена — художником-мультипликатором, — а младшая Инна — переводчиком.

Вместе со своими внуками Вершинин любил следить за погодой — такое у него было почти профессиональное увлечение.

«В рабочие дни ему докладывали метеосводки. А в выходные дни на даче он самостоятельно занимался измерениями. Мы вместе запускали шары — зонды», — вспоминал внук Андрей. На фото они с дедом на даче в 1970 году.

1konstantin_andreevich_vershinin4_1_1.jp
К. А Вершинин и его внук Андрей на даче, 1970 г.

В 1969 г. главный маршал авиации Константин Андреевич Вершинин, по состоянию здоровья, перешел в группу Генеральных инспекторов Министерства обороны СССР.

Скончался в 1973 г. Константин Андреевич награжден 4-мя орденами Ленина, орденом Октябрьской Революции, 3-мя орденами Красного Знамени, 3-мя орденами Суворова 1-й степени, орденом Суворова 2-й степени, орденом Отечественной войны 1-й степени, медалями и иностранными орденами.

Константин Андреевич Вершинин вел большую научную работу. Им написаны книги: «Авиация и война», «Ядерный век и война», «Военно-Воздушные силы», «4-я воздушная в боях за освобождение Белоруссии», «Освобождение Белоруссии», «Четвертая воздушная».

Link to post
Share on other sites
  • 1 month later...

«Хенде хох, гансики!» Как русский Иван из Донбасса с топором захватил танк

«Хенде хох, гансики!» Как русский Иван из Донбасса с топором захватил танк
Чудеса на войне случаются. И не всегда они являются капризом судьбы. Напротив, чаще всего они продукт воли, мужества, отваги и, безусловно, природной находчивости. Примерно так, наверное, рассуждало командование одной из частей Красной Армии, представляя 31 августа 1941 года к высокой правительственной награде колхозника из Донбасса Ивана Середу

Иван Павлович родился в Краматорске, а вырос под Донецком, в селе Галицыновка, которое, кстати, вместе с несколькими другими — Марьяновка, Максимилиановка, — было некогда опорным пунктом немецких колонистов в этом крае. На службу Середу призвали еще в 1939-м и определили в повара. Так он и войну встретил. Воевал в 91-м танковом полку 21-го мехкорпуса на Северо-Западном фронте.

С топором — на танк!

Свой первый и самый знаменитый подвиг красноармеец Иван Середа совершил в августе 1941 года под городом Двинском (ныне это латвийский Даугавпилс).

Не ожидая никаких неприятностей, Иван куховарил, спеша к обеду, как вдруг услыхал звук танкового мотора. Опытный боец, служивший третий год, живо определил, что к нему на кухню прется фашистский танк. Перекинув через плечо свой карабин, повар для чего-то прихватил с собой и топор с кухни. Случайности, как говорится, не случайны — очень скоро выяснилось, для чего.

Дальнейшее очень смачно описал один из сослуживцев Ивана в дивизионной газете.

«В тот день немцы особенно сильно навалились, танки и самоходки подтянули. Варит Иван кашу, к стрельбе отдаленной прислушивается. И тут его словно что-то в бок толкнуло. Оглянулся и обмер. От дороги ползут в его сторону три фашистских танка. И откуда взялись? Раздумывать некогда — надо добро спасать. А как спасать, если до переднего танка уже метров двести осталось?

Быстренько распряг Иван лошадей и к леску, что неподалеку, направил, а сам за полевую кухню укрылся — авось фрицы не заметят. Может быть, прошел бы номер, да один танк прямо на кухню и выкатил. Танкисты кухню заметили, обрадовались. Решили, что русские ее бросили. Крышка люка открылась, и танкист высунулся. Здоровый такой, рыжий. Головой повертел да как загогочет торжествующе.

Тут Иван не выдержал, куда и страх делся. Схватил топор, и прыг на танк. Рыжий, как его увидел, в люк прыгнул и крышку захлопнул. А Иван уже по броне топором стучит: «Хенде хох, гансики! Налетай ребята, окружай, круши фрицев». Немцы начали стрелять, а Иван, недолго думая, топором им ствол пулемета погнул — против лома нет приема. А чтобы фрицы особенно не хорохорились, своим халатом им и смотровую щель закрыл. Орет: «Гитлер капут, окружай их, ребята…» Топором, как кувалдой, орудует по броне. Что уж подумали немцы — не знаю. Только открывается люк, и с поднятыми руками рыжий верзила показывается. Вспомнил тут Иван Середа про карабин за спиной, мигом его на фашиста направил. А за тем уже второй танкист лезет, третий. Иван еще громче орет, командует несуществующим бойцам «окружать» и «держать фрицев на мушке». А сам пленных выстроил около кухни, заставил друг другу руки связать.

Когда после выполнения боевой задачи вернулись бойцы его взвода и увидели рядом с кухней немецкий танк, пленных фашистов и Ивана Середу с карабином наперевес — глазам своим не поверили. Хохоту было до слез!»

Подвиг повара из Донбасса, да еще такой оригинальный, в духе народных рассказок и прибауток, не мог пройти мимо внимания военной прессы, а значит, и пропагандистов. Недолго думая, командование корпуса представило Середу к званию Героя Советского Союза с вручением, как и положено этой награде по статусу, ордена Ленина.

После такого крутого поворота судьбы Иван Павлович решил, что кухни с него хватит, Герой Советского Союза должен быть на передовой.

Через полгода про него снова написала «дивизионка», а затем и «Красная Звезда».

К тому времени он стал уж разведчиком и однажды, будучи в тылу врага, его группа была обнаружена немцами. Уходили с боем. Середа, прикрывая отход, ловко подобрался к немецкому танку и связкой гранат обездвижил его. Группа начала отход, и в это время был убит пулеметчик. Заняв его место, Иван выиграл для своих ребят еще несколько драгоценных минут. Дело кончили благополучно — вернулись к своим и привели с собой три «языка».

Командование решило грамотного и инициативного паренька из Донбасса послать в сержантскую школу, а ближе к концу войны и вовсе — в Новочеркасское кавалерийское училище. Войну лихой обладатель топора завершил в звании старшего лейтенанта.

Герой вернулся в Донбасс. Но прожил недолго — в 1950 году скоропостижно скончался. На его могиле в Галицыновке поставили памятник с Золотой звездой Героя и страшно гордились своим земляком.

С началом боевых действий в Донбассе в 2014 году идейные потомки нацистов, с которыми доблестно дрался Иван Павлович, попытались заретушировать звезду на памятнике Середе, покрасив ее в желто-голубой цвет. Земляки героя, дождавшись, пока националисты уедут из села, вернули статус-кво — Звезда Героя снова сияет золотом.

Топором по нацистской шее

Надо сказать, что история Великой Отечественной изобилует примерами находчивого использования шанцевого инструмента рядовыми Иванами нашей армии, а вот историй с топором мы нашли две. И вторая выглядит еще фантастичней той, героем которой стал Иван Середа. И тоже — полная правда.

Кстати, герой ее, колхозник Дмитрий Овчаренко, тоже донбассовец, только с Луганщины, он родился в 1919 году в селе Троицкое (сегодня — территория ЛНР). Образования имел всего пять классов, обычный трудяга, которого призвали в армию.

И дело ему дали столь же нехитрое, как и повару Середе — Овчаренко поставили ездовым. Он на своей повозке доставлял боеприпасы на передовую. И вот однажды он проявил себя. Да еще как.

Это тоже случилось в самом начале войны, в те же самые августовские дни, когда Иван Середа в Латвии захватывал свой танк.

И снова-таки обратимся к суконному языку военных документов, ибо они описывают подвиг красноармейца сурово и без прикрас — по существу. Сначала немцы захватили Овчаренко в плен, застав его врасплох, потом…

Вот что сказано в представлении Овчаренко к званию Героя Советского Союза:

«Выходя из машины, германский офицер скомандовал красноармейцу Овчаренко поднять руки вверх, выбил из его рук винтовку, начал учинять ему допрос. У красноармейца Овчаренко в повозке лежал топор. Взяв этот топор, красноармеец Овчаренко отрубил голову германскому офицеру, бросил три гранаты вблизи стоящей машины. 21 германский солдат был убит, остальные в панике бежали».

На руку Овчаренко сыграло то обстоятельство, что немецкие пехотинцы были уверены, что он «крючок» засады советских войск. Уж больно нагло работал топором и гранатами скромный ездовой. Потому и побежали. Уйти удалось не всем.

В представлении рассказывается об итоге схватки так:

«Топором тов. Овчаренко зарубил и второго офицера, а третий убежал. Овчаренко с топором в руках преследовал его в огородах местечка Песец (да, читатель, именно так назывался замечательный молдавский населенный пункт, где все и происходило. — Авт.), но был пойман и зарублен».

После этакой-то бойни наш донбассовец поступил совершенно хладнокровно:

«Тов. Овчаренко не растерялся, забрал у всех убитых документы, у офицеров карты, планшеты, схему, записи и представил их в штаб».

И да — «Повозку с боеприпасами и продуктами доставил вовремя своей роте».

В штабе полка, конечно, фантастической истории Овчаренко было не поверили. Осмотрели место боя — чудеса, да и только — все правда-истина. Героя молодцу! — решили комполка с комиссаром. Они же постановили — такого бойца грех на повозке ездовым держать.

Так Овчаренко стал пулеметчиком. Он доблестно прошел всю войну. Но 28 января 1945 года пал смертью храбрых в боях на венгерской земле.

Гранатой по «штуке»

Следующая боевая история и вовсе из области фантастики.

Она настолько невероятна, что невероятней только на войне бывает. А это была война невиданных масштабов. Когда мы собирали материал для этой статьи, то были приятно поражены, что и третий герой оказался из Донбасса. Тоже, знаете ли, фантастика.

Сорокалетний преподаватель немецкого языка из Кадиевки, той самой, где за шесть лет до начала войны Алексей Стаханов поставил свой знаменитый рекорд, Григорий Жидовский пошел на фронт добровольцем. Он рвался в бой, на передовую, но ему отказывали — куда, мол, сорокалетнему очкарику на передовую соваться? Да и переводчик в штабе на вес золота.

29 августа 1941 года красноармейцу Григорию Жидовскому отказали в очередной раз. Когда он вышел из штаба полка, немецкие пикирующие бомбардировщики «Юнкерс-87» начали бомбить переправу, по которой отступали советские войска.

Григорий в сердцах, как и многие вокруг бойцы, разрядил обойму своей СВТ вслед низколетящему фашисту. «Да что ему пули, — пронеслось в голове у школьного учителя, — вот разве гранатой через ремень, как Давид Голиафа, а?» Это все, конечно, пронеслось в голове за доли секунды.

Григорий тут же сорвал своей брезентовый солдатский ремень, привязал гранату РГД-33 и, раскрутив свою импровизированную пращу, послал ее навстречу немецкому бомберу, выходящему из пике снизу от реки. Несколько секунд — взрыв! «Юнкерс» с поврежденным финтом «заколбасило», и он резко пошел вниз. Взрыв! — И не стало «штукаса». Многочисленные свидетели этой проделки стахановского учителя были в шоке — и так, оказывается, можно!

Позже выяснилось, что граната Жидовского взорвалась возле винта пикирующего бомбардировщика одного из асов Геринга — гауптмана Антона Кайля, одного из самых известных летчиков «люфтваффе» той поры.

Немцам, конечно, было обидно, что их аса сбили таким примитивным образом, поэтому они в своих книжках пишут, что самолет Кайля «был подбит советскими истребителями в районе г. Торопец, Тверская обл. Во время вынужденной посадки за линией фронта самолет перевернулся, и Кайль и его радист-стрелок фельдфебель Кнорф погибли».

К сожалению, немецкая брехня попала и в современные русские книжки. Но мы верим нашим военкорам и солдатам-свидетелям необычного подвига Григория Жидовского. Своим верить — оно надежней, как показывает история — и давняя, и современная.

Кстати, пращник древности посылал свой заряд на 400 метров. Сегодня любой мальчишка в Турции или Ливане, странах, где по сей день увлекаются пращами, закинет фунтовый камень (400 г) на 200-250 метров. Почему было Жидовскому не послать свою гранату на такое расстояние к летящему очень низко по выходу из пике фашисту?

Современный военный историк Андрей Терентьев, раскопавший эту историю, грустно написал:

«После этого случая Жидовский надеялся, что теперь уж его точно переведут в боевое подразделение, но командир корпуса генерал-майор Карманов так и не отпустил своего внештатного переводчика. Оба они — и генерал Иван Петрович Карманов, и красноармеец Григорий Осипович Жидовский пропали без вести в октябре 41-го.

Историю же эту до нас донесла дивизионная газета «Боевое знамя», выходившая в 174-й стрелковой дивизии, входившей в тот самый 62-й стрелковый корпус».

А вот сын Жидовского, Виктор, прошел всю войну, дошел до Манчжурии, вернулся в Кадиевку старшим лейтенантом.

Все бывает на войне

Обо всех этих небывалых историях, неказистых с точки зрения современного человека, ослепленного стереотипами и картинками массовой культуры, хочется сказать еще несколько вот каких слов.

Во-первых, на войне, в условиях небывалой мобилизации организма, человек способен на невероятные вещи, в которые трудно поверить в обычной жизни. Летчики падали с трехкилометровой высоты и оставались живы, танкисты выживали при взрыве сдетонировавшего боезапаса, что вообще кажется невообразимым.

Вспоминается история одного летчика Северного флота, который, будучи подбит, сел на лед и начал ремонтировать машину. В это время к нему кинулся оголодавший не на шутку белый медведь. Летчик сходу сиганул на крыло, то есть места прыгнул на три метра.

Все возможно в особых условиях. Особенно, если к делу подходит трудяга из Донбасса, где испокон веку в сознание вдалбливается самим ходом жизни и опасного труда аксиома «нет ничего невозможного». Уже приходилось как-то говорить, что донбасский русский отличается других тем, что, когда утверждают, что нечто выполнить нельзя, он говорит: «А можно я все-таки попробую?»

Во-вторых, таких попыток — отчаянных, из последних сил, какие завершились победой у Ивана Середы, Дмитрия Овчаренко, и Григория Жидовского, конечно, совершалось множество. Не всем повезло одолеть врага. Ну, а те, кому удалось, вошли в историю. Навсегда.

Link to post
Share on other sites
  • 1 month later...

Frankfurter Allgemeine: Поздняя дань уважения советским военнопленным

"Они умирали от голода, гибли, мучаясь от болезней, их убивали: около 3 млн советских военнопленных скончались в руках вермахта, – пишет немецкое издание. – Создадут ли в городе Хольте-Штукенброк мемориальный комплекс национального значения?"

"Никаким камнем не обозначено место, где покоится Степан Степанович Лазарев, – повествует журналист Райнер Бургер. – Марина Мелис лишь приблизительно знает, где лежит ее прадед. Она знает лишь соответствующий ряд братской могилы. Из 36 длинных рядов состоит братское кладбище советских военнопленных, расположенное на окраине города Хольте-Штукенброк на востоке Вестфалии. Несколько десятков тысяч красноармейцев лежат, закопанные в песчаной почве Зенне, под ухоженным газоном и редкими соснами. (...) Степан Степанович Лазарев умер 17 августа 1944 года в 326-ом стационарном лагере (VI K), сокращенно "шталаг-326", примерно в километре от кладбища".

"13 лет назад его правнучка Марина узнала это, направив запрос в организацию "Мемориал" для своего дедушки Юрия Степановича Лазарева. Тогда Марина была в десятом классе. "То, что дедушка спустя десятилетия получил информацию о судьбе своего отца, принесло ему столько счастья. Наконец-то его отец, которого он никогда не видел, не был исчезнувшим бесследно", – рассказывает 29-летняя россиянка".

"В Советском Союзе красноармейцы, попавшие в немецкий плен, считались трусами, предателями Родины, врагами, – отмечает издание. – Сталин узаконил это в 1941 году. Лишь в 1995 году российский президент Борис Ельцин положил конец дискриминации. Однако своего лобби у выживших и у родственников погибших в немецких лагерях военнопленных не было ни в России, ни на Украине, ни в Белоруссии. Эта тема долгое время была исполнена страха и стыда. Многие родственники даже не осмеливались искать официально пропавших без вести. А в Германии страшная судьба военнопленных по сей день находится в "тени памяти", как сформулировал это президент ФРГ Йоахим Гаук в 2015 году на мероприятии в Хольте-Штукенброке по поводу 70-й годовщины окончания войны".

"Марина Мелис приехала в Штукенброк во второй раз, – пишет издание. – После полудня она хочет сказать пару слов на памятном мероприятии в честь 75-й годовщины освобождения шталага-326. Из-за пандемии коронавируса его перенесли с апреля на осень. Но отменить мероприятие нельзя было ни при каких обстоятельствах. Этот вопрос слишком важен для правительства земли Северный Рейн-Вестфалия и председателя ландтага Андре Купера, который родом из этого региона. "Здесь, на песчаной почве Зенне, дорога жизни людей заканчивалась в унижении, голоде, боли и смерти. То, что пришлось им испытать здесь, навсегда останется неотъемлемой частью германской и европейской истории", – говорит председатель ландтага".

"Массовая гибель советских военнопленных – одно из крупнейших преступлений вермахта, – подчеркивает автор статьи. – После нападения на Советский Союз в немецкий плен попали 5,7 млн красноармейцев. Погибло около 3 млн русских, узбеков, калмыков, украинцев, киргизов, грузин, узбеков, казахов, туркмен. После европейских евреев советские военнопленные – вторая по численности группа жертв беспощадной национал-социалистической войны на уничтожение".

Шталаг-326, через который прошли более 300 тыс. советских военнопленных, был одним из крупнейших "русских лагерей" в Германии. Теперь организация "Фонд поддержки мемориала Шталаг-326" совместно с правительством земли Северный Рейн-Вестфалия и Краевым союзом Вестфалия-Липпе (LWL) хотят сделать из сохранившихся частей лагеря и военного кладбища "мемориальный комплекс национального значения", говорит директор LWL Маттиас Лёб. Проект будет стоить около 60 млн евро. "Мы хотим привлечь внимание к советским военнопленным как к одной из крупнейших, но по сей день едва ли вспоминаемых групп жертв", – говорит Лёб".

"(...) Пять с половиной лет назад Гаук выразил сожаление о том, что страшная судьба советских военнопленных никогда не находила подобающего места в памяти немцев. Президент ФРГ объяснил это так: после войны многие немцы думали прежде всего о своих собственных погибших и пропавших без вести, а также о военнопленных, некоторых из которых держали в СССР еще до 1955 года. Страшное зрелище завоевания востока Германии Красной Армией затмило для многих немцев мысли о собственной вине. (...) Позднее память о геноциде евреев и начинавшее проявляться чувство стыда просто перекрыли собой критическое рассмотрение других преступлений", – говорится в статье.

"К концу 1941 года в немецком плену погибло уже 1,4 млн красноармейцев – потому что они уже были ослаблены тяжелыми боями, потому что они надрывались во время пешего следования в лагеря в течение нескольких дней, потому что над ними издевались караульные. Женевская конвенция об обращении с военнопленными не волновала ни Гитлера, ни вермахт".

"Вопиющая несправедливость происходила не за закрытыми дверями, – указывает FAZ. – Наоборот, немецкое население даже готовили к ней с помощью пропаганды. Именно в тот день в июле 1941 года, когда на расположенный в 5 км вокзал Хёфельхоф прибыли первые отправленные в шталаг-326 красноармейцы, в газете Westfälisches Volksblatt вышла длинная статья о "большевистской расе недочеловеков в немецком плену". В ней шла речь о "самом примитивном и нижайшем, что есть в белой расе".

"В шталаге-326 не было ничего, ни достаточного продовольствия, ни туалетов, ни медицинского обеспечения, а изначально не было даже никаких укрытий. Летом 1941 года лагерь представлял собой огороженное колючей проволокой большое поле размером 400 на 1000 метров с караульными вышками на каждом углу, – повествует издание. – "Нам приходилось устраиваться под открытым небом на земле", – говорится в задокументированном фондом рассказе свидетеля того времени Владимира Шиманского. Он и его товарищи использовали маленькую рощу на территории лагеря в качестве материала для строительства шалашей. Однако веток на всех не хватало, из-за чего многие пленные начали копать "норы", чтобы хотя бы немного защититься от дождя".

"Но и когда пленные построили первые бараки, ситуация оставалась катастрофической. Свирепствовали такие болезни, как дизентерия и сыпной тиф. Многие пленные умирали от голода за несколько месяцев, вспоминал тогдашний врач лагеря Федор Иванович Чумаков: "Но мы ни в коем случае не должны были писать в свидетельстве о смерти "умер от голода", это было запрещено. Поэтому причиной смерти чаще всего указывалась сердечная недостаточность".

"В этом году мы получили уже 300 запросов", – говорит директор фонда поддержки мемориала Оливер Никель. Около 100 посетителей приезжают ежегодно в Зенне из бывших советских республик. Больше всего Никеля тронула сельчанка Раиса Демьянова, которая в 2010 году отправилась на поиски своего отца. Как и Марина Мелис, сын Демьяновой наткнулся на информацию о шталаге-326 в интернете".

"Для поездки 72-летняя женщина, никогда не бывавшая за границей, собирала деньги у соседей в своей крошечной деревне на Урале. Пять дней на поездах и автобусах она добиралась на Запад. Однажды она уснула на обочине дороге, где ее нашли полицейские. "А потом она просто оказалась у нас в документационном центре, на ней было простое платье, платок, шерстяные носки и тапки", – вспоминает Никель. У братской могилы Раиса Демьянова оплакивала своего отца Павла, сетовала на страдания многих детей, которые не могут выяснить судьбу своих отцов, и молилась о мире. Затем она высыпала землю с родины и взяла с собой землю с кладбища, чтобы положить ее на могилу своей матери и все же соединить своих родителей".

"Новый мемориальный комплекс "Шталаг-326" должен стать местом просвещения, исследования и передачи знаний о том, как работала система эксплуатации и уничтожения в шталаге и как в нее были вовлечены многие части общества", – отмечает издание.

(...)

"После выступления федерального президента Гаука за рядами могил на кладбище были установлены большие бетонные стелы, – пишет Frankfurter Allgemeine в заключение. – На установленных стеклянных пластинах выгравированы буквы кириллицы. Жертвы больше не должны были быть безымянными. Важен каждый. За годы работы фонду поддержки мемориала удалось собрать имена 16 тыс. жертв. Метр за метром тянутся высокие стелы. Марина Мелис осторожно ведет указательным пальцем по одному из рядов фамилий. Остановившись, она читает вслух: "Степан Степанович Лазарев".

Inopressa.ru

Link to post
Share on other sites
  • 1 month later...

Он летал на «чёрной смерти» и бомбил Берлин. 100 лет Герою Советского Союза Николаю Киртоку

Он летал на «чёрной смерти» и бомбил Берлин. 100 лет Герою Советского Союза Николаю Киртоку
6 декабря 1920 года в селе Мариновка Одесской губернии в украинской крестьянской семье родился будущий лётчик-штурмовик Николай Наумович Кирток. Ему предстояло пройти сквозь самую страшную войну ХХ-го века и совершить более 200 вылетов на самолёте, пилотов которых в советских частях справедливо считали «смертниками».

6 декабря 1920 года в селе Мариновка Одесской губернии в украинской крестьянской семье родился будущий лётчик-штурмовик Николай Наумович Кирток. Ему предстояло пройти сквозь самую страшную войну ХХ-го века и совершить более 200 вылетов на самолёте, пилотов которых в советских частях справедливо считали «смертниками».

Мариновка расположена всего в 40 км от Одессы, на берегу Хаджибейского лимана. Соседнее с Мариновкой село — знаменитая Севериновка, где в начале 1920-х боролся с самогонщиками, спекулянтами и конокрадами оперуполномоченный Одесского уголовного розыска Володя Патрикеев, герой повести Александра Козачинского «Зеленый фургон». Реальным прототипом Патрикеева был автор «Золотого телёнка» и «12 стульев», младший брат Валентина Катаева Евгений Петров.

В то тяжёлое время молодёжь взрослела рано. Николай уже после девяти классов школы пошёл работать слесарем на одесский завод им. Октябрьской революции. Как многие одесские юноши, «загорелся» полётами и вступил в местный аэроклуб, где замечательный инструктор Ярошевич научил его летать на легендарном биплане У-2.

В 1939 году, когда учёба закончилась, за новоиспечёнными пилотами приехали «купцы» из различных авиационных училищ страны.

В Одессе было лётное училище, в котором лётчиков-истребителей готовили сражаться на маленьких и вёртких И-15 и И-16. Николай очень хотел попасть туда, но у него в биографии было одно «тёмное пятно» — его дядю репрессировали.

Из-за этого 19-летнего Киртока направили на учёбу в Тамбовское училище гражданской авиации. Здесь будущих «воздушных извозчиков» учили летать на самолётах П-40 — это были те же самые скоростные бомбардировщики СБ, только в пассажирском исполнении.

Прошёл год, училище перепрофилировали в военное, затем ещё один год… и началась война. Уже в октябре 1941-го немцы вплотную приблизились к Москве, училище перебазировали в Узбекистан на станцию Милютинскую, располагавшуюся где-то посредине между Ташкентом и Самаркандом.

Курсантов практически «выкинули» из эшелонов в голую степь, где им пришлось самим готовить себе землянки для жизни и учёбы. Здесь Николай закончил освоение бомбардировщика СБ, затем курсантов стали переучивать на тяжёлый бронированный штурмовик Ил-2 — «летающий танк» (в частях их ещё часто называли «горбатыми»). В управлении эта машина оказалась намного проще, чем СБ.

Во время учёбы Николай познакомился с девушкой — Лидой Герн, русской немкой. В 30-е её отца репрессировали, и она вместе с матерью приехала в Среднюю Азию. Девушка была невероятно красивой и умной, и курсант просто потерял голову. Кроме него с Лидой дружил ещё один курсант — Захар, эффектный красавец; это была такая… дружба втроём.

В какой-то момент Николаю показалось, что Захар с Лидой любят друг друга, и совсем «повесил нос». Но когда девушка уезжала из Милютинской в Фергану, она вдруг сама предложила ему: «Николай, давай с тобой будем переписываться!», и Кирток воспрял духом.

Тем временем учёба закончилась: курсантам присвоили звания младших лейтенантов и распределили по запасным полкам. Николай попал под Куйбышев, где его и других молодых лётчиков-штурмовиков несколько месяцев учили стрелять и бомбить. Была весна 1943 года, отгремела Сталинградская битва, наши войска стремительно освобождали Кубань, Донбасс, Черноземье, «зацепились» за восточные районы Украины, а Кирток и его товарищи всё учились стрелять по «конусу», по деревянным макетам техники, «укладывали» бомбы в точно заданный круг.

Молодые пилоты горячились, почему их не отправляют на фронт. А зря. Потом уже они поняли, как важна была для них эта подготовка. Тому же Николаю не раз потом доводилось встречать на фронте свежеприбывших лётчиков, которых не научили должным образом ни стрелять, ни бомбить — толку от таких в первое время было мало, и они часто гибли в первых вылетах. Его самого сбили в первом же бою.

Воевать он начал в июле 1943 года на Курской дуге. Сначала из запасного полка их отправили на Воронежский фронт, но оттуда завернули — приказали лететь обратно. Второй раз пилотов с машинами перекинули на аэродром под Новым Осколом. Это уже был Степной фронт — 140-й гвардейский штурмовой авиационный полк (гв. шап).

27 июля 1943 года. Сражение на Курской дуге в разгаре. Командир эскадрильи Герой Советского Союза Иван Голчин перед вылетом построил молодых пилотов и сказал им напутственное слово: «Главное — это держаться ведущего!» Лётчикам на карте указали маршрут, поставили задачу. Через несколько минут девятка штурмовиков Ил-2 взмыла в небо.

Киртоку сразу не повезло, ему дали Ил-2 старой конструкции — одноместный, у него не было прикрывавшего заднюю полусферу воздушного стрелка. Такие самолёты долго не «жили».

Второй раз не повезло, когда его «летающий танк» «зацепила» зенитка. Николай кое как развернул свой самолёт и «поплёлся» назад, на аэродром. «Подранка» тут же заметили два немецких «охотника» на «мессершмиттах», и увязались за ним. У девятки «илов» было прикрытие, но маленькое — всего четыре «яка»: истребители не могли «разорваться» и одновременно защитить и отставший самолёт, и основную группу.

«Мессеры» безнаказанно подходили по одному и расстреливали штурмовик Киртока практически в упор, а он ничего не мог сделать. Его не убили только чудом: приборная панель разлетелась вдребезги, кабина была как решето. Наконец вражеская очередь прошила двигатель, и Николаю пришлось сажать сбитый «ил» на «живот»… ему это, к счастью, удалось.

Самолёт приземлился на «нейтралке». Вокруг рвались мины, снаряды, свистели пули, а Николай сидел в кабине и пытался открыть заклиненный плексигласовый фонарь. Наконец к нему ползком по-пластунски приблизились два наших стрелка, их послал спасать лётчика какой-то пехотный командир. Они прикладами отбили фонарь в сторону, помогли Николаю выбраться наружу, и он вместе с ними ползком добрался до спасительных окопов.

Наверняка, многие помнят момент из фильма «В бой идут одни старики», когда пехотный комбат угощает у себя в землянке спиртом и нехитрым солдатским харчом «Маэстро» Титаренко. Вот так же встретили и Николая — налили спирт, дали на закусь ленд-лизовской американской тушёнки. В пехоте к штурмовикам относились отлично — они часто работали над переднем краем, их работа была видна наглядно, и нередко после неё стрелкам наконец-то удавалось взять трижды осточертевший неприступный до этого вражеский рубеж.

В полк Кирток вернулся навеселе, но там на это не обратили особого внимания — все были рады, что он не погиб… и снова дали «ил» без стрелка.

Этот штурмовик сбила через несколько недель вражеская зенитка, однако Николаю удалось дотянуть до аэродрома и посадить свой самолёт на «брюхо». Больше его не сбивали.

Кирток постепенно осваивался, летал на штурмовки, часто с новым недавно появившимся на фронте оружием штурмовиков — ПТАБами. Это были советские кумулятивные противотанковые авиационные бомбы калибром 2,5 кг (в габаритах 2,5-кг авиабомбы) и весом 1,5 кг. «Ил» поднимал их четыре контейнера, в каждом из которых таких бомбочек было по 48 штук. Они легко пробивали у танков тонкую верхнюю броню и выводили их из строя.

Однажды Кирток выбрал себе в качестве цели тяжёлый «Тигр» и с радостью увидел, как тот загорелся с двух опорожнённых на него контейнеров. Его мастерство росло с каждым днём, и с какого-то момента появилась уверенность, что его никогда не собьют. Он даже перестал возить с собой большой неудобный штатный ТТ, а брал маленький карманный «дамский» пистолетик.

В перерывах между полётами Николай продолжал переписываться с Лидой. О Захаре они оба не упоминали, просто рассказывали друг другу о своём житье-бытье, хотя лётчик чувствовал, что девушка всё-таки отдаёт предпочтение другому.

Тем временем Сражение на Курской дуге закончилось, и Красная армия стала стремительно продвигаться к Днепру. Николай уже летал на 2-местном «иле», спину ему прикрывал стрелок Шелехов — мордвин.

В августе 1943 года у них в полку произошёл случай — спасая комполка лейтенант Иван Драченко своим штурмовиком таранил вражеский истребитель.

Пилот попал в плен, где врач, также из пленных, удалил ему повреждённый глаз. Через месяц Иван бежал из лагеря и вернулся в полк. Особисты поверили его истории, Драченко отправили на «дугласе» в Москву — лечиться. В специализированном госпитале ВВС лётчику вставили стеклянный глаз, и он отпросился у врачей обратно в полк, соврав, что не будет летать.

Когда он вернулся, 140-й гв. шап уже базировался на аэродроме Жёлтое, на правобережном днепровском плацдарме. В мастерских полка, которые располагались на левом берегу, Иван никому не сказал, что калека, и ему дали перегнать отремонтированный «ил», на котором он и прилетел в полк. Николай и его товарищи как раз сидели в кабинах в боевой готовности, когда Драченко приземлился. Командование полка решило — раз он сам прилетел, значит может воевать, и отправило в бой.

К тому времени Кирток уже сбил свой первый самолёт: «фокке-вульф» атаковал его «ил», случайно проскочил мимо и сам практически «влез» в прицел. От залпа всех пушек и пулемётов вражеский самолёт тут же загорелся, перевернулся и рухнул вниз.

Второй самолёт — «мессер», Кирток сбил уже в 1944 году в Польше, над Сандомирским плацдармом.

К тому времени он уже летал ведомым у командира звена. Девятка штурмовиков отбомбилась по танкам противника в районе населённого пункта Дужа и развернулась, чтобы возвращаться, когда её атаковали вражеские истребители. «Мессер» открыл огонь по «илу» Николая, тоже проскочил мимо, и Кирток не прозевал, свалил его точным залпом. Когда уже вернулись на аэродром, оказалось, что одно колесо не выпускается — его повредила очередь, выпущенная из «покойного» «мессера». Пришлось садиться на одно колесо, но всё прошло нормально.

Там же над Сандомиром Кирток стал свидетелем огненного тарана, который совершил командир их 8-й гвардейской штурмовой авиационной дивизии подполковник Алексей Степанович Фетисов. Он вылетел на своём штурмовике десятым, чтобы проконтролировать работу девятки из 140-го гв. шап. Девятку эту 25 августа 1944 года вёл Николай.

Он не знал, что с ними полетит сам комдив, и удивился, когда увидел посторонний «ил», пропеллер которого был окрашен в красный цвет. Кирток спросил: «Горбатый» с красным носом, ты чей?», но тот молчал. Часто случалось, что отбившиеся от своих штурмовики приставали к другим группам, так что Николай не придал этому особого значения — звено полетело дальше.

Вскоре Кирток обнаружил большое скопление вражеских танков и прочей техники, и повёл свою группу на штурмовку. «Илы» сделали семь заходов, сея внизу огонь и разрушения: не зря немцы часто называли их «чёрной смертью». «Красноносый» действовал особенно рискованно — носился на бреющем полёте, чуть ли не рубя врага красным винтом и поливая из всех видов оружия.

Сам Кирток момент гибели самолёта не видел, ему рассказал потом Шелехов, что в какой-то момент чужой «ил» рухнул в самое скопище танков и грузовиков, от чего над местом его падения вверх взметнулось облако взрыва. О том, что это геройски погибли комдив Фетисов и его воздушный стрелок старшина Л. Соленко, лейтенант узнал уже только на аэродроме.

Николай приобрел полную уверенность в себе. После выполнения боевых заданий он «взял моду» не садиться сразу, а выполнять над аэродромом фигуры высшего пилотажа. Нагрузки давал такие, что за кончиками крыльев оставались струи конденсата. Однажды его «художества» заметил новый комдив — полковник Владимир Павлович Шундриков. После посадки он отвёл Николая в сторонку и так «взгрел», что воздушное хулиганство было забыто напрочь.

Николай не переставал переписываться с Лидой, но каждый раз, получая её письма, чувствовал, что она к нему равнодушна. Однажды пришло письмо из того же города, но от другой девушки. Все его подозрения подтвердились. Незнакомка написала, что Лидия к его письмам относится холодно, иногда даже не читает, и любит Захара. В сердцах Николай написал Лидии, чтобы она ему больше не писала.

Вскоре пришёл ответ: «Николай, зря Вы на меня обижаетесь. Вы оба были моими друзьями, и я могла выбрать или его, или Вас. Но так случилось, что я полюбила его. И в этом нет ничего зазорного. К сожалению, Захар погиб…».

Оказалось, что его «соперник» сложил голову ещё в 1943 году, когда Кирток даже не успел доехать до фронта. Но уже много чего повидавший лётчик-штурмовик понимал, что его тень всегда будет стоять между ним и девушкой, и сам прекратил переписку.

В боях над Польшей Николай потерял Шелехова. Один из лётчиков 140-го гв. шап — ведомый одноглазого Драченко, младший лейтенант Анатолий Кобзев в одном из вылетов лишился своего бортового стрелка, и командование «одолжило» для него стрелка у Киртока.

Во время воздушного боя над польским городом Пшедбуж Кобзев прикрыл своего ведущего, и его самолёт сбили, экипаж погиб. После смерти Шелехова Николаю дали нового стрелка — Клишко, с ним он уже летал до самого конца войны. А Кобзеву присвоили звание Героя Советского Союза… посмертно.

Весной 1945 года войска 1-го Украинского фронта подошли к оказавшему им ожесточённое сопротивление немецкому городу Бреслау (современному польскому Вроцлаву).

Здесь Николай спас свой полк.

Какое-то немецкое подразделение, численностью примерно с роту, прорывалось из окружения и вышло к аэродрому. Взлететь успели только Кирток и комдив Шундриков. Они развернули свои самолёты и атаковали немцев, затем ещё раз, и ещё. В результате противник так и не прорвался к аэродрому. За этот подвиг оба они получили благодарность от командования… но боевые вылеты, как ни странно, им не зачли.

В небе над Германией Николая как-то раз подбили.

Во время вылета на вражеский аэродром снаряд зенитки попал в центроплан рядом с кабиной, в нём образовалась дыра… но самолёт продолжал лететь и худо-бедно слушаться лётчика. Кирток с трудом вывел свой «ил» из пикирования и дал своему звену команду: «Заканчиваем! Я подбит. Идём домой!» К счастью, и в этот раз всё обошлось — самолёт удалось посадить в штатном режиме.

Наконец, логово врага — Берлин. Лётчики уже особо не желали воевать: у кого оказывался понос, у кого лихорадка, у кого ещё что — никому не хотелось быть сбитым в самом конце войны. И вот Николая назначили снова лететь на столицу Германии, на этот раз ведомым у комдива… однако вдруг всё переигралось.

1 мая ему приказали выполнить специальное задание, которое поставил лично комфронта маршал Советского Союза Иван Степанович Конев. Он потребовал подобрать для него лучшего лётчика… и выбор пал на Киртока.

В сопровождении двух истребителей лётчику нужно было вывести свой «ил» в район находившегося на территории противника города Ратц. Там на земле кто-то должен был выложить из белых полотнищ большой прямоугольник, на нём — два человека с флажками. На бреющем полёте требовалось скинуть на прямоугольник из бомболюка семь специальных контейнеры. Николай успел слетать дважды и скинуть два контейнера, затем выяснилось, что больше летать не надо. Что это было за задание и что находилось в контейнерах, ему не известно до сих пор.

После окончания задания «сверху» поинтересовались, кто летал и почему этот лётчик до сих пор не Герой Советского Союза. Командование дивизии отрапортовало, что представление подавали ещё летом 1944-го, но присвоение звания почему-то задержали «наверху». Тут же поступило распоряжение: «Немедленно представить!», и 5 мая Кирток стал Героем. Вскоре ему вручили Золотую Звезду и орден Ленина.

В эти дни Николай ещё раз попал в поле зрения маршала Конева. Была в разгаре Пражская операция, и лётчики его звена отличились в боях на Эльбе. За отличную работу командующий фронтом лично объявил им благодарность… ну, а затем война закончилась.

Вскоре пришла поздравительная телеграмма — это была Лида: «Поздравляю Героя-лётчика Николая Киртока с присвоением высокого звания». Но он всё равно так и не стал возобновлять переписку, не смог простить….

А затем было 24 июня 1945 года — Парад Победы. Николай вместе со своими товарищами из 8-й гвардейской авиационной штурмовой дивизии торжественно прошёл по мокрой брусчатке Красной площади. С полным удовлетворением в сердце наблюдал он, как швыряют к подножью Мавзолея знамёна поверженного врага. Война закончилась — началась мирная жизнь.

Всего за время войны Николай Наумович Кирток совершил 217 боевых вылетов, из которых в его лётной книжке указано всего 210 — ему её завели только 3 августа, а он уже успел к тому времени семь раз слетать на задания, в первом из которых его сбили.

После окончания боевых действий Николай Наумович продолжил службу, в 1951 году окончил Военно-воздушную академию. Служил в Научно-испытательном институте ВВС, затем в Главном оперативном управлении Генерального штаба Вооружённых Сил СССР, с февраля 1976 года ушёл в запас. В конце 1970-х, в 1980-х годах он работал инженером-конструктором в ОКБ имени А.С. Яковлева, после чего ушёл на пенсию… где и пребывает до сих пор.

Да, Николай Наумович Кирток до сих пор живёт в Москве и встречает свой вековой юбилей. Так что пожелайте ему, пожалуйста, долгих лет и крепкого здоровья. Этот уроженец Одесской губернии заслужил их, как никто иной.

Link to post
Share on other sites
  • 1 month later...

Девочка с мехмата, или Джульетта в летном комбинезоне

 
21 декабря 2020
О Руфине, или Руфе, как ее называли близкие, по-хорошему нужно писать не краткий очерк на Дзене, а роман. И то не факт, что в одну книгу поместится вся ее жизнь, долгие 90 лет.
Герой Советского Союза Руфина Гашева
 
Герой Советского Союза Руфина Гашева
 

Джульеттой назвал Руфу в своем очерке журналист Борис Ласкин (автор слов песен "Спят курганы темные" и "Три танкиста"). В марте 1944 года он прилетел в их полк - Ласкин писал пьесу о женщинах на войне и хотел увидеть их своими глазами. В его записках, опубликованных уже после его смерти сказано так:

Сама она говорит, что страшно бывает редко. Больше всегда азарта. Попадешь в луч прожектора и думаешь, как бы влепить бомбу в самый прожектор. Интересно как-то. Всегда у нее, как она говорит, чувство страха запаздывает.
Попробуйте себе представить Джульетту в комбинезоне. Пусть она наденет унты, шлем, перчатки. Пусть подпояшется ремнем с кобурой. Произойдет чудо — возникнет военный летчик, но при этом не исчезнет Джульетта. Это не парадоксальное сравнение. Это именно так. Тихая, очень поэтичная, ясноглазая — вот какова эта девушка с именем Руфина.

И в самом деле, глядя на эту фотографию, не зная, как вы, а я вспомнила героиню фильма "В бой идут одни старики" в исполнении Евгении Симоновой, которую в фильме тоже называют Джульеттой.

Руфина Гашева
 
Руфина Гашева

Только Руфина, в отличие от героини фильма осталась жива, и Ромео ее звали Михаилом, но об этом немного позже.

"Ромео и Джульетта" из фильма "В бой идут одни старики"
 
"Ромео и Джульетта" из фильма "В бой идут одни старики"

Изначально я собиралась писать об экипаже Санфирова-Гашева вместе, но читая про них, поняла, что так не получится, что слишком многое хочется рассказать о каждой.

Ведь прежде чем девушки поднялись в военное небо, неся смерть врагу, у каждой из них была своя довоенная жизнь - детство и юность, родные и друзья, учеба в школе и в институте ...

Родилась Руфина 14 октября 1921 года в селе Верхние Чусовские Городки Чусовской волости Пермского уезда Пермской губернии (ныне в зоне затопления Камского водохранилища).

В поисках довоенных фотографий Руфины Гашевой, я нашла вот этот снимок. Это совсем отдельная история, пятилетняя Руфа стоит, опираясь о колени своего отца, а рядом - ее мама Зоя (по другой версии, Руфа - малышка на коленях у бабушки).

Семья  священника  Николая Гашева - деда Руфины. Слева направо стоят: сын Алексей, дочь Юлия, сын Владимир; сидят: отец Николай, невестка Зоя, сын Сергей, матушка Капитолина Андреевна с внучкой Руфиной на коленях. В центре - внук Николай
 
Семья священника Николая Гашева - деда Руфины. Слева направо стоят: сын Алексей, дочь Юлия, сын Владимир; сидят: отец Николай, невестка Зоя, сын Сергей, матушка Капитолина Андреевна с внучкой Руфиной на коленях. В центре - внук Николай

Совсем маленькой (до 1927 года) Руфа жила с родителями в посёлке Василёво (ныне город Чкаловск Нижегородской области), потом, после смерти отца в деревне Касимово Пермского края, еще два года в 1928–1930 годах – в Перми в семье ее деда, с 1930 года – в Москве. В 1939 году окончила 10 классов школы.

Вот так рассказывает о школьных годах матери ее сын, генерал-майор в отставке Владимир Пляц:

«Все действительно верили, что надо быть готовым к труду и обороне, и не имело значения, мальчик ты или девочка. Без значка ГТО на тебя смотрели как на изгоя. Да они все куда-то рвались, хоть на курсы медсестер, хоть снайперов. Заниматься военной подготовкой было обычным явлением».

В старших классах Руфина увлеклась математикой, и после окончания школы стала студенткой механико-математического факультета Московского государственного университета - если она что-то планировала, то всегда этого добивалась.

Летом 1941 года она закончила второй курс...

Снова из воспоминаний Владимира Пляца:

«Когда Раскова объявила в прессе о наборе девушек в авиацию, тысячи девчонок пошли записываться, в том числе и моя матушка. В предвоенные годы вся страна следила за полетами Чкалова, Байдукова, Водопьянова, Папанина. Они были ярким примером, и Раскова тоже была на виду»

На собеседовании Руфу сначала записали в вооруженцы авиаполка. Она не знала, что точно значит это слово. но все равно была рада. Запись из ее дневника:

«Счастью моему не было предела, взяли! Я буду на фронте. Правда, не знаю кем, но буду делать, что скажут. Вечером была комиссия, которая определяла, кто кем будет. Меня этот вопрос почти не волновал, не хотелось только быть писарем».

Начались долгие учебные будни в летной школе в Энгельсе.

Руфина Гашева в 1942 году
 
Руфина Гашева в 1942 году

Руфа вспоминала об этом времени:

«Ускоренный курс подготовки, где обучали, в частности, ориентированию в ночных полётах, дал нам азы штурманского дела, а по-настоящему овладевать этой военной профессией пришлось уже в боевой обстановке».

Поле окончания в 1942 году курсов штурманов при Энгельсской военной авиационной школе пилотов 27 мая 1942 года в составе 588-го ночного легкобомбардировочного авиационного полка Руфа и ее подруги были отправлены на фронт.

Сначала Руфа летала с Ирой Себровой, но им, как пишет в своих воспоминаниях начальник штаба полка Ирина Ракобольская:

И вот она (Ольга Санфирова) прилетела в полк. Надо было дать ей штурмана, и мы решили перевести к ней Руфину Гашеву, а к Ире Себровой назначить другого штурмана. Захотела летать с Себровой Наташа Меклин. Себровой с Гашевой не везло: во время учебного бомбометания в Энгельсе они разбились в числе еще трех экипажей, но остались живы. Потом, уже на фронте, возвращаясь с задания, при посадке столкнулись с прожектором (зашли на посадку с противоположной стороны) — опять авария... В таких случаях у экипажа часто появляется чувство неуверенности в себе, и надо его разъединять. Так Гашева начала летать с Санфировой
Руфина Гашева ( 1944 год)
 
Руфина Гашева ( 1944 год)

Строки боевого пути Руфины Гашевой:

Май 1942 – май 1945 – стрелок-бомбардир, штурман звена и штурман авиаэскадрильи 588-го (c февраля 1943 – 46-го гвардейского) ночного бомбардировочного авиационного полка.Принимала участие в битве за Кавказ, освобождении Кубани, Керченско-Эльтигенской, Крымской, Могилёвской, Белостокской, Осовецкой, Млавско-Эльбингской, Восточно-Померанской и Берлинской операциях.

И буквально каждый полёт мог оказаться последним, и девушки это понимали.

"У нас с Лелей однажды над Славянской  мотор отказал. Славянская была еще в руках немцев, километрах в двадцати за линией фронта. Сначала надеялись, что мотор «заберет». Но когда до земли осталось метров сто, а то и меньше, я сказала себе: «Это конец». Самолет бесшумно пронесся над автоколонной немцев. «Как жаль, что мало прожила и мало сделала...» — обреченно подумала в тот момент. И вдруг... понимаешь, в тот миг, когда колеса самолета готовы были вот-вот коснуться земли, мотор ожил! Переход от отчаяния к счастью был таким неожиданным, что я подпрыгнув, чуть не вылетела из кабины".

Не даром командир их полка, майор Евокия Бершанская, командир полка, в представлении на награждение штурмана Гашевой писала так:

«Отличный стрелок-бомбардир. Штурманское дело любит и знает отлично. Летает в любых метеоусловиях как днём, так и ночью, не имеет случаев потери ориентировки, несмотря на сложные условия горной местности. Скромный, дисциплинированный, выдержанный товарищ. Исключительно добросовестно относится к выполнению боевых заданий, тщательно готовясь к каждому полёту».

А на этом фото Руфа, на мой взгляд похожа на красавицу актрису Людмилу Целиковскую в фильме "Беспокойное хозяйство", правда у героини фильма Звезды Героя не было.

Гвардии старший лейтенант Руфина Сергеевна Гашева, 1945 год. Фото РИА Новости.
 
Гвардии старший лейтенант Руфина Сергеевна Гашева, 1945 год. Фото РИА Новости.

Руфа считала себя невезучей:

«За 848 боевых вылетов я не получила ни одной царапины, если не считать синяка от пули зенитного пулемёта, попавшей в металлическую перекладину моего сиденья. Это произошло при пересечении линии фронта на Кубани в мае 43-го… Хотя из оставшихся в живых я в полку была самая невезучая. Две аварии самолёта, два раза вместе со своей лётчицей была сбита над территорией противника…

О гибели Лёли Санировой я писала в первой части очера об экипаже Санфировой-Гашевой. Вот так вспоминает сама об этом страшном событии сама Руфа:

«В конце 44-го мы воевали над территорией Польши, в районе небольшого городка Насельск. Очередной боевой вылет прошёл успешно, а на обратном пути, когда мы пересекали линию фронта, с земли нас обстрелял зенитный пулемёт. Одна зажигательная пуля попала в перкалевую обшивку. Моя лётчица пыталась скольжением сбить пламя, но не удалось, огонь всё ближе подбирался к кабинам и бензобаку. Видя, что спасти машину нельзя, командир приказала мне прыгать (к тому времени мы уже получили парашюты). Я отказалась. Тогда Лёля спокойно сказала: «Прыгай! Я за тобой»… Мы приземлились на нейтральной территории. Я стала подзывать Лёлю, но вокруг стояла оглушительная стрельба. Трассы светлячками летели во все стороны. За этой стрельбой я почти не слышала глухого взрыва мины… Оказалось, что я приземлилась на противотанковые мины, а мой командир, к несчастью, на противопехотные…

Потеря своего пилота оказалась для Руфы тяжелейшим ударом. Несмотря, что она не было ранена, девушка не могла спать даже под сильными успокаивающими. Но через месяц в санатории Руфина снова вернулась в полк.

Моей лётчицей стала командир эскадрильи гвардии капитан Надежда Васильевна Попова, но иногда в полёте я называла её Лёлей…», -

так вспоминала Руфа.

Руфина Гашева и Надежда Попова
 
Руфина Гашева и Надежда Попова

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 февраля 1945 года гвардии старшему лейтенанту Гашевой Руфине Сергеевне «за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом отвагу и геройство» было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 4853)

Но в тяжёлые годы войны в жизни Руфы были не только потери. На фронте она встретила Михаила Пляца, тоже летчика, который после войны стал ее мужем.

 

Михаил Пляц и Руфина Гашева
 
Михаил Пляц и Руфина Гашева

Части Руфы и Михаила стояли недалеко друг от друга и переписывались способом, который могли придумать и организовать только летчики – сбрасывали письма, пролетая над аэродромами друг друга.

На мехмат Руфина после войны не вернулась - в 1952 году она закончила Военный институт иностранных языков. С августа 1952 года служила преподавателем и старшим преподавателем на кафедре иностранных языков Военной академии бронетанковых и механизированных войск. С декабря 1956 года майор Р.С.Гашева – в запасе. До августа 1957 года продолжала работать старшим преподавателем на кафедре иностранных языков Военной академии бронетанковых войск.

Руфина Гашева после войны
 
Руфина Гашева после войны

С ноября 1961 года по ноябрь 1967 года работала старшим контрольным редактором в Бюро иностранной военной литературы Воениздата, а в ноябре 1967 – ноябре 1972 – старшим контрольным редактором в Управлении издательства военной и военно-технической литературы на иностранных языках Министерства обороны СССР.

Работала, растила детей. Рассказывала школьникам о том, как они воевали...

Руфина Гашева с сыном
 
Руфина Гашева с сыном
Фронтовые годы не забываются. Это на всю жизнь. Часто, очень часто вспоминает Руфа войну, по­леты, бомбежки и своих боевых подруг, тех, кто не вер­нулся, кто не дожил. Вспоминает Лелю. И часто к ней возвращается мысль, которая долго преследовала ее после Лелиной гибели: «Я прошла. А вот Лёля...» -

Наталья Кравцова (Меклин) "На горящем самолете"

Мемориальная доска лётчице Руфине Гашевой была установлена в 2018 году в Москве, на доме 28, корпус 1 по Флотской улице, где она прожила больше сорока лет - с 1970 года до самой смерти в 2012.

Мемориальная доска Руфине Гашевой
 
Мемориальная доска Руфине Гашевой

Похоронена Руфа, оказывается, на Востряковке (там же где и мои родители - прим. автора).

Могила Руфина Гашевой на Востряковском кладбище
 
Могила Руфина Гашевой на Востряковском кладбище

Может быть когда-нибудь о жизни Руфины и всей ее семьи, и правда, напишут книгу...

Link to post
Share on other sites
  • 4 months later...

На Украине умер последний Герой Советского Союза (ФОТО)

Карпеев Михаил Поликарпович.jpg

 

7 июня в Харькове на 99 году жизни скончался генерал-майор авиации Михаил Карпеев.

Михаил Карпеев был Почетным гражданином Харькова и последним Героем Советского Союза, проживающим в этом городе.

Будущий герой родился в деревушке Якимово Чувашского автономного округа. В 1940 году он окончил десять классов школы № 4 и аэроклуб в Чебоксарах. В октябре того же года его призвали на службу в РККА.

В августе 1941 года ускоренным курсом он окончил Свердловскую военную авиационную школу пилотов и отправился на фронт.

Он совершил более 300 боевых вылетов, из них 100 на самолетах ИЛ-2 с уничтожением вражеской техники и живой силы противника, 100 — на разведку и 110 — для связи с партизанами.

Он участвовал в освобождении Харькова. В неполных 23 года получил звание Героя Советского Союза.

После войны Карпеев преподавал в Качинском авиационном училище, Ворошиловградском высшем военном училище, Харьковском высшем военном авиационном училище летчиков, позже — работал инженером на Харьковском тракторном заводе.

Михаил Карпеев также был награжден орденом Ленина, медалью «Золотая звезда», двумя орденами Красного Знамени, двумя орденами Отечественной войны І степени, орденом Александра Невского, орденом Богдана Хмельницкого, орденом «За службу Отечеству в Вооруженных Силах» и почти 30 медалями.

 

 
Link to post
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Loading...

×
×
  • Create New...