Jump to content
Форум - Замок
dama_tref

Вы родом из 60-70-80 годов...

Recommended Posts

Воспоминания о Совке. Часть Четвёртая

 

Вижу, что первоначально казавшаяся мне не слишком нужной идея описать Совок таким, каким он был, оказалось, так сказать, востребованной временем. Два моих текста вошли в TOP-10 Яндекса, а один даже в TOP-5. В общем, эксперимент можно считать успешным. Посему, продолжаю.

 

 

 

К сожалению не удаётся писать постоянно. Ибо разные более важные дела отрывают меня от создания супер-бестселлера «Осиновый кол в грудь совка». Вчера, например, выяснял насколько далеко можно было бросать пилум. Я сильно погорячился и заявил, что пилум бросался на 50 метров. Что вызвало справедливое недоверие и желание уменьшить дистанцию в десять раз. Лично мной это было отвергнуто, как совершенно бессмысленное – ну в самом деле, какой смысл бросать пилум с 5 метров? После чего был поставлен экспериментальный замер. В итоге компетентная комиссия признала, что в принципе метров на 20 реально было можно метнуть пилум. Поздно вечером, обратившись к авторитетным источникам, выяснил, что пилум бросался на 7-10 метров. Признаю.

 

К чему я это? К тому, что я в те стародавние времена не жил и пилум не бросал, потому могу и ошибиться в своих предположениях. А вот то что я видел своими глазами, то знаю очень хорошо. Так что рекомендую совкам молодого возраста вести себя малость скромнее. А совкам более старого поколения рекомендую свою глупость так усиленно не выставлять напоказ.

 

Ну ладно, это всё, так сказать, присказка. А… сказки не будет. Будет суровая проза жизни. Совковой жизни. Но сперва надо определиться с определениями (или дефинициями). Поскольку слово «Совок» используется как для обозначения системы общественных отношений, возникших в брежневском СССР, так и некоторых жителей этих самых СССР, следует разделить понятия. Далее «совком» или «совками» я буду именовать преимущественно людей, а систему отношений – «совдепом». Кстати, именно так это всё и именовалось в узких кругах в начале 80-х годов. Говорили не «крутой совок», а «крутой совдеп». И ещё, «совдеп» – это вовсе не страна, а именно система общественных отношений, сформировавшаяся в 1960-70-х годах в России, захваченной коммунистами. Россия – она никуда не девалась и продолжала жить. Но совдеп и продукты его функционирования – совки, делали жизнь в России весьма и весьма некомфортной.

 

Теперь вопрос: что я больше не любил в совдепе – дефицит или совков? Отвечу: совков, ибо именно совки делали совдеп таким непроходимо омерзительным. Что такое совок? Совок, или советский человек – это не выдумка, это реально выведенная порода существ, которые действительно прекрасно себя чувствовали в Совдепе. Почему совок для меня так омерзителен? Потому что представляет из себя, собственно, антигражданина.

 

Если за образец гражданина взять римлянина раннего Рима, то что мы видим? Оба они – и гражданин Рима, и совок – согласны с утверждением: «Общественное превыше личного». Однако, что означало общественное для римлянина? Римлянин не мыслил себя вне своего рода со старейшиной (патри) во главе. Именно в рамках рода для римлянина были справедливы слова: «Общественное превыше личного». Он мыслил себя, лишь как элемент рода и готов был погибнуть (и часто гиб), во имя того, чтобы его род креп. Десять родов объединялось в курию. Десять курий – в общину. Три общины и составляли всех граждан раннего Рима. Старейшина каждого рода был членом сената и санкционировал (или не санкционировал) любое важное для Рима решение. Царь (rex), мог делать всё что угодно, но в рамках одобренного сенатом закона.

 

Поэтому любой римлянин мог не выполнять тех постановлений царя, которые не были одобрены сенатом, то есть и главой его рода. Римлянин, считавший что человек живёт, чтобы цвёл его дом и были счастливы его дети, искренне не понял бы совка, который уверен, что неважно, как живёт лично он – совок, как живут его дети, лишь бы государство, в котором он живёт, было мощным. Древний римлянин искренне посчитал бы сумасшедшим человека, который заявил бы: «давайте плюнем на собственные жилища и собственное пропитание – как-нибудь выкрутимся, но обязательно поможем галлам, которые сильно пострадали от прошлогоднего наводнения (или там, засухи)». Нет, я правда не знаю, что сделали бы римляне с консулом, который однажды сказал бы им следующее: «В Египте постоянные проблемы с разливами Нила. Так давайте отправимся туда все вместе и отгрохаем где-нибудь в районе Асуана чудесную платину. И не говорите мне – на хуя – римляне должны помогать братскому египетскому народу-труженику». Думаю, такого консула римляне сразу бы обезглавили. Ибо были настоящими свободными гражданами, любящими свою родину.

 

Совсем не то у совков. Совки были воспитаны с перекошенными мозгами и привыкли совершенно абсурдные для нормального человека ценности считать единственно возможными. Для любого нормального человека главной ценностью является благополучие его дома и достаток для его семьи. Но это для нормального. Совок же будет брызгать желчью, доказывая, что жил изумительной жизнью, потому что страна, в которой он жил, «держала за яйца полмира», и при этом позволяла ходить ему в библиотеки с рассыпающимися книгами и посещать Большой театр.

 

Кстати, про Большой театр. У меня в комментариях отметилась какая-то совковая дама, проскулившая нечто вроде того: «вы моральный урод, вы жрали сервелат, а я в любой момент могла пойти в Большой театр и духовно развиваться».

 

Духовность – это последний бастион совка. Совки очень напирают на то, что весь этот дефицит и абсурдные условия жизни в СССР были ерундой и безделицей по сравнению с той небывалой духовностью, которой была буквально нафарширована советская действительность. Ну про одухотворяющие съезды КПСС и многочасовые речи генсека я молчу. Это было воистину духовно. Молчу я и про то, что любая научная работа должна была начинаться с фразы: «Согласно решения такого-то съезда КПСС…» или «Как отметил в своём докладе Председатель Верховного Совета СССР Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Ильич Брежнев…». Молчу я и про висящие на каждом шагу пыльные красные тряпки с одухотворяющими надписями: «Народ и партия едины», «Слава советскому народу!», «Слава КПСС» ну и в всё в таком же духовном духе. Умолчу я (пока), что столь любимый совками Визбор (песни которого так духовно распевались возле костра) был… как это… ну не запрещённым, конечно, но пластинки его почему-то миллионные тиражами не выходили.

 

Ах да, Большой театр… Компетентно заявляю, что в Большой театр совок не имел возможности пойти, когда ему вздумается. Потому что билеты, собственно, были дефицитом. Точно также невозможно было просто так пойти в Ленком или «Театр на Таганке». Да блин, что там говорить, если про таганковскую «Мастер и Маргариту» ходили просто какие-то легенды, а сказать вот так: «пойду на Мастера и Маргариту» – это просто даже как шутка не прокатило бы. Конечно, сейчас какой-нибудь совок затянет протяжную песню: «да Любимов – это вообще не искусство, это не духовно, это гавно полное, а зато можно было купить билет в театр им. Пушкина на постановку Ревизор». Ну я не спорю – я не театральный критик. Но если «театр на Таганке» был таким гавном, то почему все духовные москвичи так ломились в этот театр? Ну ладно, я в театральной теме правда не копенгаген. Знаю только, что в Москве был определённый набор театров, куда билеты «достать» можно было только по огромному блату.

 

Хорошо, театр всё-таки штука такая, камерная. Посадочных мест мало, количество спектаклей ограничено – по любому на хороший спектакль билеты будут дефицитом. Ну а кино? Которое, как известно каждому совку, «из всех искусств для нас – важнейшее». Так, кажется, сказал, основатель чудесной Совдепии? Кстати, раз уж речь о Владимире Ильиче зашла, не скажете мне, совки, почему это генерал Власов, который перешёл на сторону Германии, а также миллион русских солдат, которые вступили в РОА – предатели, а вот Ульянов-Ленин и его выводок пламенных революционеров, которые во время войны с Германией приехали в Россию из этой самой вражеской страны в запломбированном вагоне, а потом на немецкие деньги сделали революцию – не только не предатели, а самые замечательные исторические персонажи? Нет, совки, вы уж определитесь – либо Власов предатель, но в таком случае и Ленин с товарищами тоже предатели. Либо Ленин – не предатель, хотя боролся против легитимного строя, но тогда и бойцы РОА не предатели, а русские патриоты, боровшиеся против нелегитимного людоедского большевистского режима. Но это так, вопрос чисто риторический. Совковое слюнобрызгание по этому поводу мне известно.

 

Я всё-таки вернусь к кино. Кино – штука массовая. На примере популярности фильмов сразу можно установить, что из себя представляла пресловутая советская духовность. Итак, начнём с детских фильмов. Какой фильм в 1979 году каждый нормальный советский мальчишка посмотрел раз по пять (лично я смотрел раз десять)? Что молчите, убогие, от перееденных в детстве бычков в томате склероз начался? А я напомню. Это был фильм «Пираты XX века». Что, забыли уже про такой офигенно духовный фильм? Советский, кстати. Чем он нравился нам – обычным советским школьникам? Отвечаю: в этом фильме не было никакой тягомотины, всяких там разговоров о духовности, а был настоящий экшн – драки, стрельба, взрывы, убийства, каратэ. Как прекрасны сцены нападения пиратов на советский корабль! Как чудесно герои стреляют друг в друга из автоматов – и всё без всяких разговоров про гуманизм и «моральный облик советского человека». Короче, если кто-то из совков скажет, что лично он этот фильм не смотрел или советские дети его не любили – тот сразу получает орден «Совковый пиздабол первой степени».

 

Что было плохого в фильме «Пираты XX века»? Отсутствие духовности? Да идите вы в жопу с вашей духовностью – это не я вам говорю, это я просто озвучиваю совокупное мнение всех советских детей, которые свои мысли, конечно, так красиво, как я, излагать не умели. Духовностью мы все были сыты по самое не хочу на уроках литературы и на пионерско-комсомольских собраниях. А в жизни нам хотелось чего-нибудь дико бездуховного, но чтобы кровищи было побольше. Кстати, по поводу кровищи – вы не скажете мне, товарищи совки, вот все те парни, все эти бандиты, которые в начале 90-х убивали друг друга и тех, кто оказался поблизости, применяли самые удивительные пытки и т.п. – они к нам что, из США были привезены или всё-таки провели своё детство в самой духовной и счастливой стране Совдепии?

 

Прошу занести этот факт в протокол – совки отказываются отвечать на прямо поставленный вопрос.

 

Ну так я продолжу. Чем были плохи «Пираты XX века»? Тем, что это был советский фильм. Вот предположим, советский гражданин решает в выходной день с семьёй пойти в кино. Предположим, он подходит к ближайшему кинотеатру и видит две афиши. Одна с фильмом производства СССР, а вторая – с фильмом производства Франции или США. На какой он пойдёт не глядя? Если мне сейчас тут кто-то скажет, что советский человек пойдёт на советский фильм, то такой отвечающий реалий жизни в Совдепе просто не знает. Советский человек не глядя бросался в кассу за билетом, если видел фильм производства Франции или, тем более, США.

 

В начала 1980-х вся Москва ломилась на фильм «Ангар 18». (кстати, да, несколько двусмысленная в нынешнем свете нумерация). Фильм – довольно средний боевичок о том, как NASA не смогла запустить управляемый космический корабль на Марс, а чтобы скрыть это обстоятельство от общественности, астронавтов было решено уничтожить. Но главное – фильм производства США, да ещё фантастика – этого было вполне достаточно, чтобы в кассах за этим фильмом выстраивались длиннющие очереди. А фильм «Викинги»? А «Клеопатра»? А «Спартак»? Очень духовно? Ни капли не духовно. Зато очень зрелищно.

 

Любой французский, итальянский, тем более – американский – фильм собирал полные залы. Их для этого, кстати, и пускали в прокат – чтобы «сделать план». Впрочем, нет, вру, не все итальянские фильмы собирали полные залы. Высокодуховные фильмы Феллини почему-то у советских людей не котировались. Хотя полный зал в начале собирали. Но этот зал убегал в течении первых 15 минут. Мы с друзьями всегда веселились на фильмах Феллини и заключали пари – через сколько минут большая часть зала убежит. Зато фильмы с Бельмондо или Челентано били все кассовые рекорды. Много ли было духовности в фильме «Игра в четыре руки» или «Блеф»? Однако если бы кто-нибудь в 1970-х сказал, что это фильмы плохие, то такой высокодуховный человек был бы одномоментно послан на йух. «За туманом».

 

С другой стороны, были советские фильмы, пользующиеся всенародной любовью. «Калина красная» Василия Шукшина, например. Очень люблю этот фильм. И вся страна его любила. Этот фильм, судя по всему, понятие «духовность» никак не разрушал (в отличии от «Пиратов»), однако широким экраном почему-то не шёл. И по телевизору, кажется, его ни разу не показывали. И вообще, почему-то руководители страшно духовного Совдепа Шукшина особо не привечали.

 

Вообще же, вот это совковое нытьё о том «на кого работаете» разбивается очень просто советским же киноискусством. Например, фильм «Гараж» Эльдара Рязанова. В нём показан абсурд советского дефицита в области получения места в гаражном кооперативе. На мой вкус – фильм скучнейший, но во всяком случае снят советским режиссёром для советского зрителя о советской действительности.

 

Ещё более интересен фильм «Самая обаятельная и привлекательная», снятый в 1985 году. Фильм этот как-то мало известен, а жалко – ведь это апофеоз Совдепа. Тут мне некоторые совки, в благородном негодовании благородно брызжущие слюной, предъявляли следующее: вы, мол, дети поваров, таскающих домой мясо – дико страшное совковое обвинение, что женщина, работающая в ресторане, пользовалась тем, что могла купить колбасы для сына – вы вот сгнили от финского сервелата, а мы – высокодуховные советские инженеры, питались духовной пищей и в своих НИИ работали на советскую науку, от чего нам было великое счастье.

 

Меня Несколько напрягает это паразитирование на именах Королёва или Туполева, потому 90 процентов советских инженеров ни на какую такую науку особо не работали. А просто просиживали в своих НИИ штаны. О чём, собственно, советский фильм «Самая обаятельная и привлекательная» – как раз про этих самых высокодуховных советских инженеров.

 

В фильме снялись очень известные советские актёры: Ширвиндт, Васильева, Куравлёв, Муравьёва, Кокшёнов. Сюжет прост: в НИИ в каком-то отделе работают 7 человек, что-то там такое на кульманах чертят вечно. Героиня – страшный общественник – никак не может найти себе мужа. Ей помогает подружка, применяющая технологии НЛП. Весь фильм – одни разговоры, разговоры обычных советских инженеров-мещан. Их разговоры о высокой духовности? О песнях у костра? О Большом театре? Да идите вы в жопу с вашим Большим театром, в конце концов. Нет, советские инженеры говорят только о том, как бы где купить модную шмотку, да как бы достать билет на концерт итальянской поп-звезды. А уезжая в командировку налаживать новый станок, пытаются блядовать и как могут отлынивают от работы. Вот вам вся ваша духовность советских инженеров.

 

Фильм этот не по заказу ЦРУ сделан. И не Валерия Ильинична Новодворская (которую кто-то тут вспоминал) сценарий к нему написала. Это был советский фильм для советских людей о советской действительности. Но опять же, совки такие фильмы смотреть не хотели. Совки, а какие фильмы вы-то смотрели? Какие книги читали? Может быть трилогию «Малая Земля – Целина – Возрождение», которую предписывалось зубрить каждому советскому школьнику и писать по этой мути сочинения? Это что ли ваша пресловутая духовность?

 

Ну хорошо, а что давали детям? Вот опять же, если кто-то из блуждающих у меня в журнале совков скажет, что советские дети считали, что советские мультики лучше американских, то я такому совку скажу: ты мудак конченый. Советские дети американских мультиков, собственно, никогда не смотрели, но были уверены, что лучше диснеевских мультиков нет ничего. Нет, ну некоторым везло. Например, однажды на Новый год один мамин знакомый устроил мне проход на ёлку в МИДе. Там показывали голливудский фильм «Маугли» с субтитрами и американские мультики. Ещё в начале 1970-х каким-то чудом по телевизору иногда показывали американский мультфильм «Майти-Маус». Не знаю, что уж там переклинило у советского руководства, что они этот мультфильм допустили к прокату. Но никакое «Ну погоди» даже близко с ним сравниться не могло. Кстати, любимый всеми советскими детьми сериал «Ну погоди» – что это такое было, как не убогая подделка под американские мультфильмы?

 

Нет, безусловно, были в СССР очень хорошие мультфильмы. Но большинство – какая-то манная каша с разными зайчиками и мишками, разговаривающими сюсюкающе дегенеративным голоском Клары Румяновой. Вообще, большинство советских мультфильмов могли смотреть только дошкольники или дауны с атрофированным мозгом. Американские дети в тоже самое время смотрели мультфильмы про Папайя моряка, про Тома и Джерри, про Багза-Бании и другие мульты, в которых не было место бессмысленному гуманизму. Знаю, в этом месте совки заголосят: зато советские дети были более начитанными. Может быть, может быть… Зато американские дети выросли и стали жить в стране, которая положила на обе лопатки СССР. Я вот думаю, а если бы советские дети в детстве смотрели мультфильмы, в которых присутствовал бы здоровый цинизм Багза-банни и холодная жестокость Папайя моряка – может быть страна немного дольше продержалась на плаву?

 

Или пресловутый Чебурашка – сюсюкающее не пойми что с широко распахнутыми наивными глазищами – очень хороший образ для подражания каждому будущему совку. Считаю, что этот мультфильм не был бы так популярен без образа Шапокляк. Шапокляк вызывала какую-то симпатию, хотя и была героем отрицательным. Вообще, своим вечным бубнежом о том, «как правильно», Совдеп постоянно вызывал желание быть «неправильным». Например, в середине 1980-х вышел детский сериал «Про Петрова и Васечкина». Он был очень популярен. А почему? Потому что два героя этого серила были обыкновенными разгильдяями, которые никак не хотели вписываться в совдеповскую пионерскую «правильность». Им противостояла положительная героиня – хотя и очень симпатичная, но вызывающая раздражение своей «правильностью» пионерка Маша.

 

Но ладно, это я что-то в область кинокритики и разных предположений залез. А я хочу оставаться в рамках сухих фактов. А факты крайне неутешительны для совков.

 

Жители Совдепа всегда предпочитали иностранные фильмы отечественным: Взрослые ходили на французские и американские фильмы (которые шли крайне редко), а дети предпочитали совдеповским зайчико-белочкам хотя бы даже чешских «Болика и Лёлика», а если уже где-то как-то можно было на каком-нибудь «закрытом показе» приобщиться к американской мультипликации, то счастья было на год вперёд.

 

Отдельно хочу сказать, что советские инженеры были в принципе обычными обывателями, голова которых была занята вопросами где бы купить «что-нибудь». Да иначе и быть не могло, поскольку советский инженер в Совдепе был самым настоящим изгоем. Мой друг и одноклассник – сын инженеров – до 10 класса жил с родителями в коммуналке в одной комнате. Его мать работала на военном заводе, отец – тоже где-то инженерствовал, пока не перешёл в автосервис. Так вот, тот совок, который скажет, что нечеловеческая жизнь этой семьи инженеров – без нормальных жилищных условий, без нормальной одежды, без нормальной еды – хоть как-то компенсировалась тем, что они работали над созданием современных систем ПВО и якобы должны были получать от этого немыслимое удовлетворение, тот является просто опасно больным психом, которого надо срочно изолировать от всех остальных людей.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Воспоминания о Совке. Часть Пятая

 

«Тех, кто слушает Пинк Флойд, гнать поганою метлой». (из телепередачи «Весёлые ребята»)

 

Очень я любил телепередачу «Весёлые ребята», которая появилась кажется в начале 80-х. Уж не знаю, как там удалось её пробить на Совок-ТВ Андрею Кнышеву (http://www.knyshev.ru/), но передача в самом деле была шикарная. Правда выходила очень редко. Собственно, это был стёб над Совдепом и сколько помню, этих передач вышло всего штуки 3-4 за несколько лет. Выход каждого очередного выпуска передачи тут же вызывал истошный рёв совков и требование партийных органов передачу запретить. Самый запомнившийся выпуск был посвящён рок-музыке…

 

 

В году так 1981 или 1982 – точнее не помню, но помню, что ещё учился в школе – советская молодёжь была потрясена выходом в «Комсомольской правде» статьи «Рагу из синей птицы». Автор покусился на самое дорогое – на группу «Машина времени». Сразу же на редакцию обрушился вал писем в защиту любимой рок-группы. Каждое письмо было подписано десятками, а то и сотнями подписей. Мы всем классом тоже послали письмо возмущения. Молодёжь страны Советов была взбудоражена.

 

Нет, сейчас, по прошествии лет, я в чём-то даже согласен с автором той статьи. «Машина времени» в самом деле играла очень посредственно, а голос Макаревича и в самом деле похож на козлиное блеяние. Но… Но тогда, в начале 80-х, «Машина времени» и чуть более минорное «Воскресение» были той отдушиной, в которой миллионы советских комсомольцев, которых тошнило от речитативов «Ленин-Партия-Комсомол», искали хоть какую-то альтернативу официальной советской эстраде. Но по порядку.

 

Если говорить про пресловутую духовность и понимать её в лоб, как стремление слушать музыку, посещать музеи и смотреть балет, то следует признать, что духовность в Совдепе была заточена под вкусы людей примерно так 1920-30 годов рождения, а также узкой прослойки эстетствующих интеллигентов, которые пёрлись от полотен Виктора Попкова, которым на мой вкус, место было не в музеях, а в сарае.

 

Примерно так в середине 50-х годов на беду Совдепу в США появился рок-н-ролл. Благодаря московскому фестивалю молодёжи и студентов 1957 года, про рок-н-ролл узнала советская молодёжь. И начала как-то приобщаться. Я тех времён не знаю, так что ничего особо описывать не буду. Но где-то к концу 60-х коммунисты поняли, что если с Элвисом Пресли ещё можно было как-то бороться, то Beatles уже не замечать стало просто не реально. И кое-как на эстраду стали проникать группы вроде группы «Сокол», которая даже попала в озвучку известного, можно даже сказать, культового мультфильма «Фильм-фильм-фильм». Кстати, до сих пор люблю этот мультфильм.

 

Однако, судя по всему, «Сокол» слишком уж был похож на западные рок-группы и поэтому капитаны советской индустрии придумали грозное оружие Совдепа под названием ВИА.

 

Специальное разъяснение для защитников Совдепа. Я сейчас рассказываю о мироощущениях молодёжи 60-х годов рождения, поэтому разные там Эдиты Пьехи, Майи Кристалинские или Ольги Воронцы моё воспоминание не затрагивает. Я очень даже допускаю, что люди 30-40-х годов рождения пёрлись от песен Эдиты Пьехи. Или кого там ещё? Я, например, и сам сегодня прихожу в сентиментальное настроение, слушая, например, песню из к/ф «Три тополя на Плющихе». Но я рассказываю про «музыкальную духовность» 70-80-х годов.

 

Итак, где-то примерно в начале 70-х, на советскую эстраду, в которой до той поры царствовали Эдита Пьеха, Муслим Магомаев и Иосиф Кобзон, выкатились ВИА – вокально-инструментальные ансамбли. Тем, кому было в начале 70-х лет так по 16-20, наверное действительно искренне радовались «Самоцветам» и «Песнярам». Я помню, как «Вологда-гда» преследовала меня всё моё раннее детство. Ещё помню ранний хит Паулса «Листья жёлтые над городом кружатся», который взрослые крутили на все праздничные гулянки. Но вот моё поколение всё это как это мало прикалывало. К тому же, пресловутые ВИА часто исполняли «по телевизору» разные патриотические песни вроде «Шёл в атаку яростный сорок первый год…». Потом эти песни нас заставляли учить и исполнять на регулярно проводимых конкурсах патриотической песни, так что мы постепенно проникались ненавистью и к советским патриотическим песням, и к ВИА, которые их исполняли.

 

К тому же слащяво-слюнявая манера этих ВИА, а также их дебильный внешний вид и манера держаться на сцене, выводили просто из себя. Все эти «Лейся песня», «Добры молодцы», «Самоцветы», «Весёлые ребята» и прочая совковая блевотина к концу 70-х шла на ура только среди людей, скажем так, не очень молодого возраста. А у советской молодёжи постепенно сформировалась своя субкультура, которая слушала исключительно западную рок-музыку. Но с этим были просто феноменальные напряги. Потому что если чёрная икра хотя и была дефицитом, но всё-таки теоретически её можно было купить, поскольку она всё же в СССР выпускалась, то диски западных исполнителей купить было нельзя в принципе.

 

Стоп, стоп, стоп! Я чувствую, сейчас кто-то готов заявить: «Как это нельзя, да у меня была полная коллекция Deep Purple». Секунду, доберёмся и до этого.

 

Главной звукозаписывающей компанией в СССР была студия «Мелодия». Студия «Мелодия» выпускала виниловые пластинки. Какие? Ну как какие – пластинки для повышения духовности советских граждан. Вообще, для родителей дошкольников ценным подспорьем в хозяйстве были пластинники со сказками. Я в детстве раз миллион наверное слушал «Аленький цветочек», «Старика Хоттабыча», «Незнайку», «Золотой ключик» и другие бессмертные произведения. Для эстетов и ценителей классики «Мелодия» выпускала классическую музыку. Наверное также выпускались пластиники для любителей игры на гармони и народные пения. Но вот с эстрадой уже начинались проблемы.

 

Главным магазином, где было больше всего различных наименований пластинок, был магазин «Мелодия» на Калининском проспекте (придумыванием названий брендов Совдеп себя особо не заморачивал). Помню, как в середине 70-х видел длиннющую очередь, торчащую из этого магазина – народ рубился за пластинку Льва Лещенко. Из чего делаю вывод, что даже Льва Лещенко нельзя было купить свободно. В то время среди людей возраста моей мамы ещё был популярен Сергей Захаров. Но с моей точки зрения – всё это была скука смертная. Потому что я – и миллионы моих сверстников – в конце 70-х подсели на песни шведской группы «ABBA». Впрочем, эту группу слушали не только подростки. Взрослые также активно слушали квартет «ABBA» и негритянскую «Boney-M». В конце 70-х по воскресеньям и праздникам из очень многих советских окон разносились «Мани-мани» и «Санни». Что, скажете не было? Не спорю, наверняка кто-то слушал Алябьева или Стравинского. Но я-то говорю про большую часть населения.

 

Тут следует сделать одно замечание. Как я уже сказал, дисков иностранных групп в СССР в магазинах купить было нельзя. Это утверждение следует понимать следующим образом: нельзя было купить «родных» дисков, то есть дисков производства той фирмы, на которой та или иная группа записывалась. Ну, например, дисков пресловутой EMI или Capital в советских магазинах найти было нельзя. Но «идя навстречу пожеланиям советских покупателей» фирма «Мелодия» иногда выпускала лицензионные диски. Ну то есть покупала лицензию на ограниченный тираж и выпускала диски той или иной группы в убогой обложке. Именно так было выпущено несколько дисков «АББЫ» и «Бони-М». Не знаю, что уж там осенило совдеповских культурменеджеров, но диски этих групп вышли почти в тоже самое время, что и на западе. Ещё в конце 70-х остро популярной была английская группа Smokie. Лицензионный диск этой группы в СССР также вышел в период её популярности в Европе.

 

Так что это наверное было одно из уникальных явлений, когда западную группу в СССР слушали в пик её популярности на Западе. А «Бони-М» даже пригласили в СССР на гастроли – ну ещё бы, негры и всё такое. Причём когда «Бони-М» приехали, то, понятное дело, билетов на концерты в кассах купить было практически невозможно – рассказывали про ночную битву у касс, но точно утверждать не буду. Почти все билеты ушли «налево». «Налево» – ещё один термин эпохи брежневского Совдепа, который означает, что товар поступил не в продажу, а продан оптом перекупщикам и спекулянтам. Что? Какие перекупщики и спекулянты в эпоху развитого социализма? Ну погодите, и до них доберёмся – не всё сразу. Так вот, «с рук», т.е. у спекулянтов, цены на «Бони-М» по слухам доходили до 50, а то и 100 рублей. Ажиотаж в Москве был просто неописуемый. Их даже по телевизору показывали, как они гуляют по зимней Москве и кидают друг в друга снежки. Позднее, правда, вышел конфуз – «Бони-М» выпустили антисоветскую песню «Распутин» и эта песня была запрещена в Совдепе. Но мы всё равно на вечеринках слушали «Ро-ро-распутин…» ну и т.д. по тексту. На чём слушали? На кассетных магнитофонах. Но об этом тоже впереди.

 

Сколько стоила пластинка (диск, LP) в советской торговле? Цены, в общем, невысокие. Например, сборник западной танцевальной музыки «В ритме танца», выпущенный без лицензии (да, да, «Мелодия» не брезговала пиратством) в 1979 году, стоил 1 рубль 85 копеек. Югославский певец Ивица Шерфези чёрт его знает какого года выпуска (что-то из 70-х) стоил уже дороже – 2 руб. 15 коп. Не уступал ему и Лев Лещенко – 2 руб. 15 коп. Диск инструментальной рок-группы «Зодиак» – это такая прибалтийская версия французского «Спейса», стоил те же самый 2-15. Муслим Магомаев, Алла Пугачёва… блин, тоже всё по 2 руб. 15 коп. А, ну да, это же стандартная цена! Да, это правда, цены на советские товары отличались большой стабильностью. Как стали эстраду по 2-15 в 60-х годах продавать, так вплоть до 80-х и продолжали. «Тич-Ин» – 2-15. И даже «Boney-M» – те же 2 рубля 15 копеек. Изготовлено по лицензии какой-то мюнхенской фирмы, между прочим. И ансамбль «Смоуки» (так на обложке) – 2-15: «Я встречу тебя в полночь», «Живя по соседству с Алисой», «Мне грустно отчего-то»… эх, да, ностальгия.

 

А вот Демис Руссос (2-я пластинка) – уже 2 рубля 70 копеек. Что такое? Ну да, всё верно, Демис Руссос – это вообще был мегаидол советских женщин в возрасте от 20 до 40 (возрастной интервал взят довольно условно). Видимо потому и цена завышенная. А вот Джон Леннон (LP «Imagine») – почему-то всего 1 руб. 90 коп. Хотя, с другой стороны, ну куда Джону Леннону до Демиса Руссоса? Зато Мирей Матье – французская певица, кто не знает – так даже целых 3 рубля 50 копеек! Ну вообще-то Мирей Матье любили в СССР все. Даже особо духовные защитники Совдепа. Есть что-то такое во французских певицах, есть. Всякие там Монмартры, кладбища Пер-Лашез, «Снова хочется в Париж» и прочее.

 

Коли про Францию речь зашла, то как не вспомнить Джо Дассена! Тоже кумир миллионов советских женщин. Когда он умер летом 1980 года – почти день в день с Владимиром Высоцким, то мужчины горевали по Высоцкому, а женщины – по Джо Дассену. Кстати, его лицензионный диск стоил 2 руб. 15 копеек.

 

То есть лицензионные диски стоили дёшево. Но поспешит с выводами тот, кто начнёт прикидывать в уме, сколько дисков можно было купить на одну инженерскую зарплату и получит цифру 70-80. Я возможно сильно удивлю кое-кого, но на одну инженерскую зарплату можно было купить лицензионных дисков гораздо меньше. А что касается «родных», то… Западные диски были инженеру не по карману, ибо стоили от 25 рублей – за какое-нибудь полное фуфло, до 50 рублей и выше. Тут, думаю, подтянутся ещё специалисты по ценам чёрного рынка, но насколько я помню, двойник «Стенки» Pink Floyd стоил что около 120 рублей. То есть как раз месячную зарплату молодого специалиста.

 

Да, так вот, по поводу лицензионных дисков. Они выпускались такими маленькими тиражами, что в торговлю почти не поступали, поскольку всё расходилось по спекулянтам – уж больно хороший «навар» был с их перепродажи. Ну самое меньшее, лицензионный диск «с рук» шёл рублей по 5 – ну это если какой-нибудь начинающий филантроп решил «спекульнуть». А так, в принципе, рублей 7-10. Но если что-то всё же появлялось в продаже – в той же «Мелодии», то бой за диски был кровавым. Куда там колбасным очередям. За колбасой стояли в основном немолодые женщины, а за дисками рубилась молодёжь. Со всеми вытекающими.

 

Впрочем, получить диск – это было ещё только пол-дела. Не менее важным было иметь нормальную аппаратуру, на которой его можно было послушать. А с аппаратурой была полная беда. Всякий раз, когда я приходил в гости к моей летающей за границу тётушке, я с удивлением рассматривал чудесны проигрыватель то ли Sony, то ли Sharp. У нас дома стояла убогое произведение совкового электробытового искусства под названием «Аккорд». Заядлые меломаны даже под страхом смерти не согласились бы слушать «родной диск» на таком убожестве, как «Аккорд». Чтобы «не запилить». Впрочем, советская бытовая электроника – это тема отдельного разговора.

 

А с музыкой я ещё не закончил. Я, можно сказать, только начал. Но – рога трубят – пора бросать компьютер и идти по делам. Но в обязательном порядке:

Share this post


Link to post
Share on other sites

Воспоминания о Совке. Часть Шестая.

 

– Какое произведение Огинского вы знаете?

– Полонез.

– Какой полонез вы знаете?

– Огинского.

– Какой полонез Огинского вы знает?

– Полонез Огинского.

(Из телепередачи начала 80-х годов «Весёлые ребята»)

 

Как я уже говорил, в детстве, отрочестве и юности вопросы продуктов питания, а также более или менее нормальной одежды меня не волновали. Если я на них так подробно останавливаюсь сейчас, то лишь для того, чтобы читатели ощутили дух того времени – второй половины 70-х, начала 80-х годов.

 

Это не я, а большинство советских людей страдали от отсутствия в советских магазинах сносной еды и нормальной одежды. Это не я, а большинство советских людей ругались постоянно из-за диких очередей и всё ухудшающейся жизни. Это не я, а большинство советских людей смеялись над шутками «полузапрещённого» Жванецкого по поводу «плохих советских лекарств» и над репризами Райкина по поводу «я через завсклад, через товаровед достал дифсить». Я что ли писал эти репризы для Райкина и показывал по телевизору? Или агенты ЦРУ? Плохая же память у защитников Совдепа, которые уже забыли, что про тотальный дефицит и хамство работников торговли – пусть и в смягчённой форме – писалось в журнале «Крокодил» и озвучивалось в передаче «Вокруг смеха».

 

 

 

А я примерно до конца 1980 года жил в своём мире. В мире книг Джека Лондона и О’Генри, в мире пластилиновых крепостей и железных дорог производства ГДР. Почему до конца 1980 года? Потому что 8 декабря 1980 года некто Марк Чепмен застрелил в Нью-Йорке Джона Леннона. Я очень хорошо помню эту дату. Был пасмурный и довольно тёплый для зимы день. Помню, как мой друг сказал: «Слышал? Джона Леннона застрелили». И помню, как я ответил: «Ну и ладно. Подумаешь – негра застрелили». Да-да! Я не знал, кто такой Джон Леннон и перепутал его с Луи Армстронгом. Но потом дома, порывшись в толстенной пачке пластинок, я нашёл лицензионное советское издание знаменитого ленноновского диска «Imagine». Послушал и мне понравилось. Так я открыл для себя совершенно новый мир.

 

Духовные глубины Советского Союза находились в сильной зависимости от духовных пристрастий членов Политбюро ЦК КПСС. Какие, например, эстетические пристрастия могли быть у Л.И. Брежнева? Ну кабана подстрелить, водочки на природе попить, гармошку послушать, ну или там народные пения. В общем-то, ничего плохого в этом нет. Плохо только, что вкусы всех остальных жителей Страны Советов рихтовались под вкусы кремлёвских старцев. Таким образом граждане СССР, рождённые в первой четверти XX века, в целом получали то, что им было нужно: Людмилу Зыкину, концерты гармошки и балалайки, народные танцы. До кучи, поскольку вместе с Кремлём коммунисты унаследовали и кое-какие привычки аристократии царских времён, правильным народным развлечением были признаны шампанское и балет. Ну про советское шампанское примечательно выразился Косой – герой фильма «Джентльмены удачи» («Фу, кислятина!»). А балет… ну нахрен был нужен балет рабочим и колхозникам? Да и инженеры не шибко-то балет жаловали.

 

Так что вся эта развлекуха – Зыкина-Воронец, балет-балалайка, были востребованы преимущественно людьми пожилого возраста. Однако у кремлёвских маразматов ещё хватало мозгов, чтобы понять, что их дети (и всё поколение 40-50-х годов рождения), уже требуют чего-то другого. Для этого поколения Совдеп предоставлял Кобзона-Лещенко-Пьеху-Паулса-«Песняров» и т.п. Но вот запросы моего поколения кремлёвских старцев не то чтобы не волновали, но как-то они их, мягко говоря, недопонимали. Считалось, что ВИА «Добры молодцы», «Земляне», Йак Йола, Анне Вески, «АББА», «Бони-М», «Смоки» и прочее в таком духе должны полностью удовлетворить запросы советской молодёжи. Ну верх – это Джанни Моранди (потому что состоял в итальянской компартии). Но советскую молодёжь, во всяком случае весьма заметную её часть, вся эта музыка устраивала мало. Нет, возможно коммунисты искренне считали, что т.н. лёгкая музыка – это такая ерунда что и заморачиваться нечего. Но это было ошибкой.

 

Как начиналось утро практически каждого советского школьника? Правильно – с «Пионерской зорьки», которая начиналась в 7:40, если мне не изменяет память. За исключением четверга, когда «Пионерскую зорьку» заменяла спортивная передача «Внимание, на старт». Вот сколько помню – а слушал я эти передачи, как никак десять лет – за все десять лет ничего в них не менялось. Как шпарили «Из чего же, из чего же, из чего же, сделаны наши мальчишки…» и «Потому что дружба – сильное оружие…», так и не останавливались до 80-х годов. Нет, в 10-летнем возрасте это вполне соответствует духовным запросам. Но в 15 лет душа просит чего-то другого.

 

Рискуя быть обвинённым в гнусном искажении советской действительности, скажу пару слов о радиопередачах того времени (напомню, речь идёт о позднебрежневской Москве).

 

Радио было скучным. Ну то есть вообще полная труба. С точки зрения ребёнка, интересными были только передачи типа «Радио-няня» и «Кооапп» (кажется так это называлось). Но в более взрослом возрасте не станешь слушать советы «радио-няни» или отчёты о заседаниях «Кооапп».

 

Для работников села предлагалась передача «В рабочий полдень». Это была, в принципе, музыкалка. Правильный голос диктора или дикторши объявлял: «По многочисленным просьбам тружеников колхоза «Заветы Ильича», а также нефтяников Тюмени, мы передаём в исполнении Валентины Толкуновой песню =Носики-курносики=», а потом: «Члены комсомольской бригады экибазстузского вагоноремонтного депо № 14 просят поздравить своего бригадира, участника Великой отечественной войны Ивана Петровича Снегутько с присвоением ему звания «Почётный вагоноремонтник» и передать песню в исполнении его любимый певицы Людмилы Сенчиной. Уважаемый Иван Петрович, мы от души поздравляем вас с присвоением этого почётного звания и передаём для вас и членов вашей бригады песню =Золушка=». И далее в эфир неслось мудацкое пение: «Хоть поверьте, хоть проверьте, но вчера приснилось мне, будто принц за мной примчался, на серебряном коне…». Ну и так далее, и тому подобное.

 

Также было много передач на производственную тему. Разные там интервью со знатными ткачихами и потомственными комбайнёрами. Кстати, иногда комментарии взрослых к этим передачам раскрывали мне глаза на советскую действительность. Например, моя бабушка, жившая в Иваново, как-то раз, услышав передачу про какую-то знатную ивановскую ткачиху (кажется, про дважды Героя Социалистического Труда Валентину Голубеву), отпустила саркастическое замечание о том, что всё Иваново знает, как эта ткачиха свои рекорды устанавливает. Я, само собой, тут же поинтересовался – как именно? И бабушка объяснила мне, что все члены бригады обслуживают дополнительные ткацкие станки, которые идут в зачёт этой ударнице. Вот так. Это к слову, о преимуществах социалистической организации труда. Впрочем, предупреждая визг защитников Совдепа, скажу, что я конечно об этом знаю только со слов моей бабушки, а бабушка тоже лично не видела, а просто передала слухи, которые ходили по Иваново. Слухи… Думаю, совки должны предположить, что эти слухи по Иванову распространяли агенты ЦРУ. И на том успокоиться.

 

Кстати, коли уж речь зашла о моей бабушке, не удержусь и упомяну, что сколько помню, всякий раз, уезжая обратно в Иваново, бабушка увозила с собой сумки, битком набитые колбасой и мясом. Поскольку я всегда провожал её до поезда, то помню, что практически все остальные пассажиры поезда «Москва-Кинешма», в котором уезжала бабушка, также увозили из Москвы кучу набитых колбасой и, видимо, мясом, сумок. Ну это я так, специально для совков, которые всё интересуются – почему это я так уверен, что людям из провинции остро не хватало колбасы.

 

Тьфу чёрт, опять на колбасу сбился! И что мне далась эта колбаса? Какая к чертям колбаса, когда советский народ дружно осваивал космос и дико от этого пёрся? Военно-промышленный комплекс был любимым развлечением советских людей, поглощающим все их помыслы. Какая тут может быть колбаса, когда надо ВПК развивать? Для развития ВПК макарон и килек в томате более чем достаточно. Кстати, о ВПК. Моя дядя – кстати, самых честных правил – работал на рыбинском секретном военном заводе. И сам был страшно секретным, поскольку работал не рабочим, а… А я не знаю, кем он работал, потому что на прямой вопрос он никогда не отвечал. Приезжал мой секретный дядя из Рыбинска в Москву довольно часто – какие-то у него вечные дела были в Госплане. Из чего я делаю вывод, что дядя входил как минимум в руководство завода. То есть дядя мой уж точно был постоянно занят важными государственными делами. А к чему это я про дядю? Ах да, вот к чему. Все защитники Совдепа могут от злости съесть свои ботинки, но мой дядя каждый раз увозил из Москвы в Рыбинск саквояж, доверху набитый колбасой и мясом. И это при том, что дядя мой точно входил в промышленно-инженерную элиту Рыбинска. А как уж там питались простые рабочие Рыбинска, я даже представлять не хочу.

 

Так что колбаса, как что-то заветное, запала мне в душу именно потому, что я с детства запомнил, что все родственники из провинции увозили к себе домой из Москвы полные сумки колбасы. И в поездах, в которых они уезжали, все пассажиры тоже везли с собой на память о Москве несколько палок варёной колбасы. Вот мой дядя, например – по его лицу я каждый раз понимал, что его дико обламывает, что он вынужден увозить в Рыбинск не только папочку с какими-то важными документами, утверждёнными в Госплане СССР, но и полный саквояж мяса. А что он мог поделать? Если его жена – инженер того же завода – и двое сыновей (моих двоюродных братьев), тоже хотели есть колбасу и мясо. Дядя мой, кстати, был искренне увлечённым человеком и СССР любил. И не верил в поклёпы антисоветчиков. Например, он не верил в то, что в Советской армии существует дедовщина. То есть когда при нём об этом говорили, он недоверчиво смеялся и говорил: «Да ерунда это всё, не может быть». После того, как я сходил в Советскую армию для проверки, дядя вынуждено признал, что его родной племянник врать не будет и дедовщина в Советской армии всё же существует. Но тут же отошёл на заранее подготовленный рубеж обороны – «При Жукове дедовщины не было». Ну может быть, не знаю. Но в моё время дедовщина была, а вот колбасы и мяса в провинции не было.

 

Нет, я извиняюсь, конечно, что я начал про такую тонкую материю, как музыкальные пристрастия советской публики, а скатился на колбасную тему. Но мне ведь до сих пор совки пишут: «Прекратите лить грязь на советскую действительность». А я всё надеюсь напомнить тем, кто забыл, а также просветить тех, кто не видел – какой она была в бытовом плане, эта советская действительность.

 

Вернусь, всё-таки, к радиопередачам. Помимо «Радио-няни», «В рабочий полдень» и репортажей про почётных тружеников, вспоминаются различные радиоспектакли. Ах да, забыл, ещё изнуряющие концерты классической музыки. Я вообще удивляюсь, как это Совдеп не отшиб мне напрочь желание слушать классику. Ведь эта самая классика крутилась каждый день. Какой канал ни включишь – а было всего несколько длинноволновых и средневолновых каналов – всюду либо труженики села, либо знатные мелиораторы в компании с чаеводами и хлопоководами, либо классическая музыка. Нет, конечно, полонез Огинского – очень трогательный полонез, но нельзя же его слушать почти каждый день. К тому же, когда хочется слушать рок-музыку. Мой дядя, правда, предрекал, что когда-нибудь я полюблю Шаляпина (его любимого исполнителя). Шаляпина я не полюбил. А вот Рахманинова – очень. Но Совдеп здесь ни при чём. Я стал для удовольствия слушать классику только где-то с середины 90-х годов.

 

В начале 80-х большим прорывом стало появление специальной станции «Маяк», вещающей непонятно для кого на английском языке. На этом канале была музыкальная передача, по которой хотя бы изредка можно было услышать хоть что-то человеческое, вроде «Машины времени».

 

Для прослушивания радиопередач в магазинах бытовой электроники можно было приобрести разного класса радиоприёмники. У нас, пока мы жили на Арбате, имелся жуткий гроб под названием «Дзинтарс». Но к счастью, при переезде на новую квартиру, он сгорел, поскольку моя неискушённая в технике мама включила его в розетку на 220В. Да, в первой половине 70-х в центре Москвы в старых домах в розетках было напряжение 127 В, а в новых – 220 В. И старую бытовую технику надо было включать через трансформатор. Ну в общем, «Дзинтарс» сгорел и мама купила радиоприёмник VEF-202. По тем временам это было очень даже неплохо. Он имел переключатель для диапазонов УКВ, КВ, СВ и ДВ (ультракороткие волны, короткие, средние и длинные). На УКВ ничего не было. И когда я пытался выяснить у взрослых, для чего же нужен этот переключатель, они неопределённо говорили, что когда-нибудь в будущем пригодится. Не обманули. Сейчас бы этот диапазон VEF-202 был востребован.

 

Совсем отдельная тема, которую я коснусь лишь вскользь – прослушивание «голосов». Нет, не тех «голосов», которые нашёптывают одержимым маньякам, что надо зарезать сто женщин. «Голосами» в СССР назывались радиопередачи капиталистических стран, которые вещали на Совдеп. Совдеп как мог оборонялся от этих передач, тратя гигантские средства на их глушение. И всё равно, очень многие владельцы коротковолновых приёмников, таких, как например VEF-202, слушали «голоса». Самыми известными были передачи «Голос Америки» и «Би-Би-Си на русском языке». Ещё были «Голос Ватикана» и «Свобода». Чтобы представить, как слушали «голоса» в условиях глушения, я предлагаю поставить следующий эксперимент. Возьмите мобильный телефон, позвоните кому-нибудь, отнеся аппарат на несколько сантиметров от уха и одновременно включите пылесос, то приближая, то удаляя от себя его засасывающую трубу. Вот примерно таковы были условия прослушивания «голосов». Звук то появлялся, то начисто пропадал в шуме треске и каких-то звуках урагана. Но люди слушали. Нет, не все, конечно. Рабочие и колхозники вряд ли слушали «Голос Америки», а вот высокодуховная и страшно начитанная советская интеллигенция – в полный рост.

 

О том, что есть такие запрещённые иностранные передачи я узнал в конце 70-х. Дело было в Одессе в гостях у одного штурмана. В какой-то момент морской волк взял приёмник и настроился на какую-то волну. Сквозь шум и треск пробивался какой-то несоветский голос, рассказывающий про Польшу. Поскольку штурман очень внимательно слушал радио, буквально чуть не влезая в него, я тоже стал прислушиваться. Диктор рассказывал про какую-то забастовку и её разгон. Я был шокирован и спросил хозяина квартиры: «Как это так? Разве в Польше могут быть забастовки? Ведь в Польше социализм». Штурман очень сердито поглядел на меня и приставив указательный палец к губам прошипел: «Чшшш!». Я был шокирован – у меня было чувство, что я стал соучастником чего-то недозволенного. Сам я стал слушать «голоса» уже в 80-х – в основном музыкальную передачу «Севы Новгородцева», которому даже однажды посвятил целую статью журнал ЦК ВЛКСМ «Ровесник». Стал бы писать «Ровесник» про Новгородцева, если бы его не слушала советская молодёжь? Думаю, вряд ли.

 

«Ровесник», кстати, был наверное единственным советским журналом, который было действительно интересно читать, поскольку почти в каждом номере публиковал критические статьи «О музыке и не только», посвящённые западной рок-музыке. Западные рок-группы, разумеется, подвергались острой критике, но нас это волновало мало, поскольку из этих статей можно было выудить хоть какую-то информацию. А когда в 1981 году мать принесла мне журнал «Bravo», то мы с друзьями буквально засмотрели его до дыр. Ну я уж не говорю, что я перефотографировал все группы, о которых было написано в этом журнале.

 

Ну а как вообще в СССР молодёжь приобщалась к западной рок-музыке? Через магнитофонную культуру. Конечно, магнитофоны появились ещё в 60-х годах. Это были такие гробы, типа «Кометы» 201. Позднее появились магнитофоны лучшего качества, как, например «Комета» 212 СТЕРЕО или «Юпитер» 202. Стоили эти магнитофоны дорого. И, насколько я помню, были дефицитом. К тому же к концу 70-х годов уже наступала эра кассетников.

 

Кстати, вот сказали бы мне защитник Совдепа, ну почему в СССР могли делать самые лучшие танки, а вот бытовая техника была отвратительного качества, хотя почти всегда была просто копией западных устаревших аналогов? Впрочем, ответ на этот вопрос я сам знаю. Дело в том, что в СССР не считалось зазорным воровать западные технологии. А потом адаптировать под советские потребности и возможности. А поскольку плановая экономика незаменима при освоении космоса и для других сверхпроектов, но просто нежизнеспособна для бытовых нужд, то к моменту выпуска новой модели, она уже минимум лет на пять устаревала. Так вот и получалось, что всё, выпущенное в Совдепе, отставало технологически от западных моделей лет на 5-10. Что только усиливало ощущение общей убогости советской действительности.

 

Чтобы было понятнее: если бы в СССР боевые самолёты создавались так же, как и бытовая техника, то в 60-х годах в наших ВВС летали бы истребители, аналогичные, скажем, «Мессершмиту-190». В общем, если советская копчёная колбаса, с чем я не спорю, была вкусной, то советская бытовая техника была ужасной. Но всё равно оставалась дефицитом. Свой первый магнитофон – «Весна-202», я купил, отстояв в ЦУМе дикую очередь. И до последнего момента не был уверен – хватит ли мне или нет. Стоила «Весна-202», кажется, 195 рублей. Впрочем, могу ошибаться. Но точно много больше 100 рублей. В комплекте с магнитофоном были приложены две кассеты с каким-то совкоэстрадным говном. Разумеется, на следующий же день я записал у друга на эти кассеты что-то более стоящее.

 

Так вот, магнитофонная культура выросла из переписывания друг у друга альбомов разных западных рок-групп. Это всё существовало, конечно, и в 60-х годах. Например, репетитор по физике (цена занятия – 10 рублей), у которого я занимался в 10 классе, показывал свои старые записи Beatles и Rolling Stones, которые сохранил со времён своей молодости. Ну а вообще, первые копии делались с родных дисков. А поскольку перезаписи делались многократно, то типовая магнитофонная запись была очень плохого качества. К тому же чаще всего записывалось всё на советские кассеты, которые через сравнительно непродолжительный срок «сыпались», т.е. микрочастицы, составляющие их магнитный слой, сыпались в виде мелкого порошка. После проигрывания советских кассет, головку магнитофона приходилось регулярно протирать смоченной в спирте ватой, а то от ссыпающегося с ленты микропорошка головка засорялась и качество звучания становилось всё хуже и хуже.

 

Советские кассеты выпускались в основном на 60 минут звучания (две стороны по 30 минут), тогда как длительность одного диска была примерно 45 минут. То есть на одну советскую кассету помещался всего один альбом, плюс дописка. Кассеты тоже были дефицитом. В начале 80-х в продаже каким-то чудом появились японские 90-минутные кассеты – JVC, TDK и Sony. Не знаю причин этого странного явления. Может быть японские коммерсанты подкупили советских чиновников из министерства внешнеэкономической деятельности? Японские кассеты отличались от советских, как… как японские магнитофоны от советских. Ну вы поняли мою мысль. Японские кассеты были упакованы в красивую пластиковую прозрачную плёнку с надписями на английском языке. Конечно, сегодня можно сказать: подумаешь, плёнка – ну чего в этом такого? Но так может сказать только человек, не видевших во что упаковывались советские товары. И вообще, не представляющий убогий дизайн советской упаковки и советских этикеток. Более или менее крупные вещи упаковывались в листы грубой бумаги коричневатого цвета и перевязывались бечёвкой. Более мелкие выдавались, как есть. Советские кассеты (МК-60), выдавались, как есть. А вот японские были упакованы в прозрачную плёнку.

 

Между прочим, замечено не мною, а певцом совка Кара-Мурзой, который в одной своей работе отметил, что советский человек был лишён как оказалось очень важной штуки – возможности «потреблять глазами». Оказывается, человеку нужно видеть всякие мелкие «штучки». Он этим какое-то внутреннее напряжение снимает. Отсюда и индустрия сувениров и т.п. А в Совдепе с этим было не очень. Серая бумага и серые наклейки. Ну этому я посвящу как-нибудь отдельное воспоминание.

 

Ещё японские кассеты были на шурупах, то есть их можно было разбирать. Плёнка в них была отменного качества. Ну и вообще, запись на японской кассете получалась лучше, чем на советской – это научно установленный факт.

 

Ну ладно, что-то я устал уже писать. О том, какие записи слушала советская молодёжь – в следующий раз.

 

Да, совсем забыл сказать: магнитофон «Весна-202» тоже был дерьмом порядочным. И это, увы, не поклёп на советскую действительность, а также научно установленный факт. Ну ладно, до скорых встреч.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Воспоминания о Совке. Часть 7

 

Забросил я что-то свои воспоминания. Много было дел самых разнообразных. Наверное меня придавила эпичность. Всё таки сложно выдавать на гора чуть не каждый день крупные тексты. Поэтому буду вспоминать небольшими порциями.

 

Также пришёл к выводу, что без фотографий воспоминания сильно проигрывают. Так что постараюсь в дальнейшем иллюстрировать тексты фотографиями.

 

Гастарбайтеры и стройбат

 

Как это не покажется странным, но таджикско-киргизские гастарбайтеры на московских стройках не являются атрибутом исключительно современного периода. В советское время пейзаж московских улиц также оживляли гастарбайтеры. Правда, в отличии от нынешних времён, это были «гастарбайтеры поневоле». Это были бойцы так называемого стройбата.

 

Строительные батальоны – структурные подразделения инженерных войск, – использовались в гражданском деле во времена СССР самым активным образом. 90 процентов личного состава стройбатов были выходцами из Средней Азии и Кавказа в связи с чем русские призывники очень опасались попасть в стройбат. Так что напряжённые межнациоанльные отношения присутствовали в СССР точно также, как и сейчас.

 

Стройбаты строили дома, ремонтировали улицы. Оружия им не полагалось. В советское время даже такой анекдот ходил, как в НАТО обсуждали структуру Советской Армии. Ну перебрали всякие там ВДВ и спецназ, а один генерал говорит: «А ещё у них какой-то стройбат есть. Так те – вообще звери, им даже оружия не выдают». Ну что-то типа того.

 

Если вдуматься, то потребность нынешнего государства в гастарбайтерах логично вытекает из советского периода. Экономически стройбатовцы, в общем-то, не сильно отличались от нынешних гастарбайтеров. Они не были абсолютно бесплатными – в стройбате каждый солдат получал зарплату (пусть и небольшую). Но в тоже время государству обходились в копейки, а создавали такие же объекты, как и гражданские строители. То есть себестоимость дома, построенного стройбатом, по любому была ниже, чем себестоимость дома, возведённого каким-нибудь СМУ.

 

Другое дело, что стройбатовцы после работы убывали в казармы, не шлялись по улицам города и не продавали наркотики. Стройбатовцев ночами на улицах не резали скинхеды. Стройбатовцы не совершали в массовом порядке грабежей и изнасилований. Ну и конечно, по окончании срока службы, собирали в дембельский чемоданчик свой нехитрый скарб и отчаливали на родину. Во всём остальном – идентичность полная.

 

Вывод (для любителей морали и упрощённых выводов): видимо, Россия так устроена, что просто не может обойтись без дешёвого неквалифицированного труда в крупных муниципальных образованиях. Стало быть, государство будущего необходимым образом должно будет озаботиться созданием подразделений по типу советских стройбатов, куда в разных Таджикистанах будут вербовать рекрутов. Во всяком случае я, сколько не думаю, лучшего решения найти не могу.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Воспоминания о Совке. Часть 8

 

Выборы – вот отличный повод вернуться к воспоминаниям о Совке. Потому что выборы в Совке – это было ещё то шоу. Заодно, кстати, скрепя сердцем, вновь придётся вернуться к колбасной теме. Что? Какое отношения имеет колбаса к выборам? Вообще говоря, колбаса к выборам отношения не имеет… если конечно речь идёт не о Совке. А вот в Совке выборы и колбаса были самым тесным образом связаны.

 

 

 

Вот чего я не понимаю, так это того негодования, которое охватывает сегодня многих любителей советского прошлого. Им, видишь ли, не нравится угроза парламентаризму. Всюду только и слышишь: «Выборы нечестные!», «Результаты голосования предрешены!» и т.д. и т.п. Странно, когда такие слова произносят те, кто любит повспоминать о том, как чудесно жилось в Стране Советов.

 

Почему странно? Да потому, что то, что сейчас называется «Выборами» – это просто разгул тотальных свобод по сравнению с тем, что было при Совке. Как всё быстро, однако, забывается.

 

В Совке выборы были, как бы это сказать, не то что нечестные или там сфальсифицированные, а, строго говоря, никаких выборов никогда не было. Почему? Да потому, что каждому советскому гражданину предлагалась выбрать кандидата из списка, который состоял… из одного человека.

 

Удивительно, но факт – этот ритуальный идиотизм регулярно полным составом выполняла вся страна. Люди шли на избирательные участки, где им вручались избирательные бюллетени, в которых была всего одна фамилия. Никаких сборов подписей для регистрации кандидатов, никакой предвыборной агитации. Всё было чинно и спокойно аккуратно. В какой-то момент до населения доводилось, что такого-то числа состоятся выборы. Одновременно сообщалось, кто будет кандидатом от того или иного участка. Биография этого человека вывешивалась, отпечатанная на мелованной бумаге. Не знаю, читал ли кто-нибудь биографии этих безальтернативных кандидатов? Лично мне никогда не приходило это в голову. Ибо все знали, что если чья-то биография появилась под заголовком «Ваш кандидат», то именно этот человек будет избран. Просто потому, что других нет. Никакой конкуренции.

 

Выборы были разные. «Выбирали» депутатов Верховного совета, судей, ещё кого-то. И всегда процедура была одной и той же: оповещение населения, вывешивание биографии «кандидата», поход на избирательный участок, получение бюллетеня с одной фамилией, бросание его в урну для голосования.

 

Первый раз я принял участие в выборах – не помню каких, – в возрасте 16 лет. Я прибыл на избирательный участок и был немало удивлён, что мне вместе с бюллетенем вручили отлично изданную книгу «Парторги военной поры». Это так меня поздравили с моими первыми «выборами». Книгу я эту никогда не читал. Но долгое время она у меня пылилась в шкафу. Кстати, фамилию кандидата в бюллетене я тоже не читал. А кто их читал когда, эти фамилии?

 

Самые фееричный выборы, в которых мне довелось участвовать, проходили в армии. Я тогда служил ещё в учебке. Накануне замполит полка прошёлся по ротам и разъяснил нам, как на следующий день будет проходить «голосование». Мы были шокированы, что поскольку День выборов – это проявление неслыханной подлинно советской демократии, то подъёма в этот день не будет. То есть совершенно. Каждый солдат сам проснётся без всяких там «Рота, подъём!», сам оденется, без команды вне строя покинет казарму, прошвырнётся спокойно до клуба полка, где самостоятельно без всяких подсказок сделает свой выбор из одного единственного «кандидата». А потом также самостоятельно вне строя можно вернуться в роту. Ляпота!

 

Мы не поверили такому невесть откуда свалившемуся на нас счастью. Никакого подъёма! Это значит – спи сколько хочешь. Правда замполит уточнил – хотя никакого подъёма не будет и никто никому приказывать ничего не будет, но чтобы к 7 утра весь полк проголосовал. «А кто не проголосует к 7, может вешаться», – уточнил после его ухода командир роты.

 

На следующее утро и вправду никакого подъёма не было. Но поскольку уже с 6 утра посреди казармы сидел какой-то солдатик и изо всей дурацкой мочи наяривал на баяне разные песни советских композиторов, спать не было никакой возможности. Поэтому мы резво встали и табуном отправились «голосовать», боясь опоздать вернуться в роту к 7 часам. Весь полк проголосовал, кажется, уже к половине седьмого. Вот это я понимаю – разгул демократии.

 

Да, а при чём тут колбаса? Вот тут-то и скрывается самое интересное. Куда там нынешним политтехнологам до виртуозности агитаторов совдепии. Вот силятся они сегодня, силятся, призывают при помощи всех телеканалов людей прийти на выборы, а явка, уверен, всё равно будет неважнецкой. А в Совдепе явка была почти стопроцентной. И вовсе не из-за страха. Никто никого не пугал небесными карами за отказ явиться на избирательные участки. Куда там! Многие люди сами спешили пораньше оказаться на избирательном участке. В чём секрет? Угадали – в колбасе. Дело в том, что в день выборов на избирательных участках работали буфеты, в которых продавался всякий колбасно-конфетный дефицит. И всегда на избирательном участке народ толпился в очереди в буфет за колбасой и другими, отсутствующими в магазинах, продуктами. Всё очень просто.

 

И всегда на следующий день в программе «Время» торжественный голос диктора сообщал: «За блок коммунистов и беспартийных проголосовало 99,9 процента». Десятые доли могли колебаться, но 99 процентов оставались неизменными. Я иногда думал – кто же были эти неведомые десятые доли процента, которые не захотели голосовать за «несокрушимый блок коммунистов и беспартийных». Но ответа на этот вопрос не находил.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Воспоминания о Совке. Часть 9

 

Часто приходится слышать, что рекламные щиты на каждом шагу очень уродуют города и раздражают эстетические чувства граждан. Это очень даже может быть. Не спорю. Обилие дегенеративной рекламы в самом деле будит иной раз инстинкты разрушения. Однако не прав будет тот, кто заявит, что вот города СССР были свободны от рекламы. Увы, вот чего в СССР было с избытком, так это наружной рекламы.

 

Рекламировались, правда, не товары и услуги. Рекламировалась коммунистическая идеология и её служители. Так что не знаю, кому как, но меня от коммунистической рекламы, от бесчисленных кумачовых транспарантов, попадающихся на каждом шагу, просто тошнило.

 

Понятно, что всё познаётся в сравнении. Вот и предлагаю вспомнить как это было тогда и сравнить с тем, что есть сегодня.

 

Опубликованное фото

 

Угрозы выполнить решения очередного съезда КПСС глядели на измученных нарзаном советских людей с домов, преследовали их в цехах заводов и фабрик, стреляли с агитстендов в институтах.

 

Даже на концертах советские люди любовались этим чудесным слоганом. (На фото, кстати, выступает какое-то ВИА местного разлива. Надо полагать – в каком-нибудь заводском Доме Культуры).

 

Коммунистические креативщики никогда не упускали случая напомнить советским людям, что СССР идёт курсом мира и созидания, а благодаря идеям марксизма-ленинизма советский народ построит коммунизм. Многие советские люди, правда, не без основания надеялись, что этого не случится никогда. Но вслух свои идеи предпочитали не высказывать.

 

В СССР вообще любили простые, но нравоучительные надписи, написанные аршинными белыми буквами поверх кумачовых гигантских полотнищ. Здравницы марксизму-ленинизму попадались буквально на каждом шагу. Кстати, обращаю внимание на левый плакат, который славит нерушимый союз, в который входит некая загадочная народная интеллигенция. Так что в СССР не всякая интеллигенция была в почёте, а только народная. А была, стало быть, ещё и не народная.

 

Очень любили коммунистические дизайнеры напомнить советским людям, как выглядели Маркс, Энгельс и Ленин. Хотя, внешний облик святочей марксизма-ленинизма в Совке знали все, включая, кажется, даже грудных младенцев, ибо эти портреты – очень часто во всю стену дома – красовались повсюду. Понятно, что просто так портреты, без очередной порции здравиц в адрес марксизма-ленинизма, – ну просто никак невозможно было разместить.

 

Ещё большой популярностью среди коммунистических рекламщиков пользовался «иконостас» – так назывался полный комплект парадных портретов членов Политбюро ЦК КПСС. «Иконостасы» были в каждой конторе, в каждом институте, красном уголке ЖЭКа, да вообще – везде. И уже конечно периодически размещались на самых видных городских сооружениях. Членов Политбюро пиарили со страшной силой. И, кстати, без всякого фотошопа коммунистические дизайнеры делали из портретов кремлёвских мумий – каковыми выгляди члены Политбюро на мавзолее 9 мая и 7 ноября, – в настоящую пышущую здоровьем лоснящуюся конфетку. Мне даже кажется, что обычай жестокой ретуши западные модельные агентства взяли именно у Совка.

 

Так что красного цвета на улицах советских городов было более чем в избытке. Флаги, транспаранты, Марксы, Энгельсы и Ленины. И всё это очень большое. Чтобы было видно издалека. Правда, надо отдать должное коммунистическим креативщикам, они не догадались понаставить всюду вдоль дорог щитов, а использовали в основном только дома и мосты. Впрочем, и этих рекламных площадей было более чем достаточно, чтобы от красного цвета просто выворачивало на изнанку.

 

Когда ближе к 1980 году на улицах Москвы появились киоски Пепси-Колы, это несколько оживило общую удручающую ситуацию с наружной рекламой. Не так чтобы очень сильно, но всё же. Кстати, Пепси-Кола, которой Совок сделал просто сумасшедшую – и, судя по всему, бесплатную, – рекламу, впервые появилась вовсе не в Москве. В Москве её стали продавать только накануне Олимпиады-80, а ещё за несколько лет до этого этот напиток продавался на черноморских курортах.

 

Но вообще, конечно, реклама товаров в Совке была не нужна. Ибо в ситуации тотального дефицита, любой более или менее приемлемый товар буквально сметался с прилавков в считанные часы. Вот один из эпицентров длиннющих очередей за дефицитом – Государственный Универсальный Магазин (ГУМ). Забавно сейчас смотреть на названия отделов: «Галстуки», «Мужские пальто и плащи», «Фрукты»…

 

Опубликованное фото

 

Вот ещё очередь. За каким-то дефицитом. Вот в таких унылых очередях, в окружении кумачовой рекламы и проходила жизнь советских людей. И что самое удивительное, многие из них сегодня тоскуют по той жизни.

 

И всё же, я погрешил бы против истины, если бы не упомянул и про советскую коммерческую рекламу, если её можно так назвать. Была таковая. Был журнал – «Товары и цены», в котором ежемесячно демонстрировались новейшие образцы советского легпрома. Был журнал «Мода». И – ей богу не вру – была даже телевизионная реклама. Правда она была совсем не такой, как сейчас. И, кажется, это было только в Москве. По третьему каналу вечером шла специальная телепередача, которая так и называлась – «реклама».

 

Не знаю, в какой временной промежуток она шла, но точно, в середине 70-х её демонстрировали. Когда совсем смотреть по телевизору было нечего (а смотреть редко когда было что интересного), я от нечего делать иногда лицезрел эту телепередачу. Помню рекламу нейлоновых носков.

 

А один раз даже показали рекламу видеомагнитофона. Сюжет помню: какой-то мужик торопится с работы домой, чтобы посмотреть футбольный матч, но успевает только к завершению. Но тут входит жена и говорит: «Милый, не волнуйся, я всё записала». Включает кнопку и мужик смотрит футбольный матч с начала. Лично я даже и не понял, что собственно там рекламировали. И уж тем более полная загадка – для кого это рекламировалось. Первый видеомагнитофон я увидел в 1982 году, когда работал лаборантом в МИИВТе. В лаборатории, в которой я работал, имелся чёрно-белый катушечный видеомагнитофон производства ГДР. Размером он был с системный блок современного персонального компьютера формфактора ATX, а весил немеряно. Но рекламу видеомагнитофона какой-то пионер советской рекламы забабахал аж в 70-х годах. Да, каких только удивительных вещей не было в Совке.

 

Продолжение следует…

http://germanych.livejournal.com/38742.html

Share this post


Link to post
Share on other sites

Во ща наткнулся на вопрос - может у кого такой был?

Опубликованное фото

Фантазер ...блин...

Ну...может у кого помоложе - и такие были...

Мой первый маг был таким:

Опубликованное фото

 

А мечталось - о таком...

majak001.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

Недавно ребенку рассказывал историю о том как на конечной остановке тролейбуса зашел в магазин, купил стакан сока из черной смородины и это мне помогло от больного горла. Вижу - ребенок (10 летняя девочка , родившаяся в Израиле и у которой родной язык - иврит) не совсем понимает мой рассказ. Тут до меня и дошло , что слова равно как и образы :"троллейбус" и "черная смородина" в сознании ребенка отсутствуют.

Нашел в и-нете много картинок троллейбусов. Повспоминал...ностальгически...Вот:

 

Опубликованное фото

Share this post


Link to post
Share on other sites

Да, Сань...

И не только это...

Мне трудно было своему ребенку объяснить - что такое "двор"...

Он то по Союз - омнит уже "хрущобы"...

На а ппро Израиль - и говорить нечего...

А двор в котором есть футбольное поле...а зимой заливается

огромный коток - ему и представить то сложно...

Он мой двор увидел уже будучи 17-летним...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Был такой значек...лично видел...

Опубликованное фото

Share this post


Link to post
Share on other sites

Опубликованное фото

 

Интересно вспоминать рошлое...

Сейчас - убей меня...но ручные часы не надену...

СОбственно - часов вообще не ношу...

 

Последние оды в Союзе - онсил все время карманные...

Но свои САМЫЕ первые - помню...

Получил их на 10-летие...

Из комиссионки...б/у...за 10 руб.

Такие как на фото...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Эх...пронастальгировал)))

Опубликованное фото

Share this post


Link to post
Share on other sites

Назад...в прошлое...

 

2,87...

Опубликованное фото

 

3,12...

Опубликованное фото

Share this post


Link to post
Share on other sites

В овощном магазине вы пили сок. Самый вкусный – томатный, а ложечки для соли стояли в стакане с водой.

Блииин.. аж слюнки потекли.. как вспомню...

Стояли прилавки с такими большими треугольными емкостями, наполненные разным соком. Но всегда любил томатный :)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Блииин.. аж слюнки потекли.. как вспомню...

Стояли прилавки с такими большими треугольными емкостями, наполненные разным соком. Но всегда любил томатный :)

Я тоже :)

И называла его не иначе, как автоматный сок :)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Блииин.. аж слюнки потекли.. как вспомню...

Стояли прилавки с такими большими треугольными емкостями, наполненные разным соком. Но всегда любил томатный :)

Вот! Нашел!

Опубликованное фото

Share this post


Link to post
Share on other sites

×
×
  • Create New...