Jump to content
Форум - Замок

Четвертая индустриальная революция


Recommended Posts

«Зачистка» рабочих мест будет безжалостной

Валентин Катасонов о четвертой индустриальной революции, порождающей общество роботов


В прошлом году форум в Давосе проходил под лозунгом «Четвертая индустриальная революция». Идеологическое обоснование этого лозунга было представлено в новой одноименной книге основателя и бессменного президента Всемирного экономического форума швейцарского экономиста профессора Клауса Мартина Шваба. В этом году на форуме в Давосе разговор о четвертной индустриальной революции был продолжен.

Сегодня, на конференциях, круглых столах, форумах, конгрессах (любых: научных, политических, экономических, культурных) словосочетание «четвертая индустриальная революция» становится почти непременным атрибутом любого доклада и выступления. Попробуем разобраться, что это такое: очередная мода или действительно фиксация серьезных, тектонических изменений в экономике, обществе, культуре? Обратимся к книге швейцарского профессора, которая уже выпущена на русском языке (Шваб Клаус. Четвертая промышленная революция. — М.: Эксмо, 2016).

Клаус Шваб объясняет, что первой индустриальной революцией стало повсеместное использование паровых машин, которые позволили механизировать многие производства. Как известно, эта революция началась в Англии в конце 18-начале 19 вв. Второй индустриальной революцией, которая началась с конца 19 века, стало широкое использование электричества, электрических двигателей и другой электротехники, что продолжило процесс механизации производства и помогло создать массовое производство. В последние десятилетия ХХ века началась третья революция, которая выразилась в широком внедрении электроники, компьютеров, информационных технологий. Иногда эту революцию называют «цифровой». Она ведет к автоматизации производства и других сфер экономической деятельности.

Четвертая индустриальная революция разворачивается на наших глазах. Некоторые считают, что это продолжение «цифровой» революции, новый ее этап, на котором техника начинает вытеснять человека. Впрочем, по мнению Клауса Шваба, качественным отличием четвертой революции от третьей является также синергетический эффект, который возникает от слияния разных технологий: компьютерных, информационных, нанотехнологий, биотехнологии и т. д. Другой гранью четвертой революции, по мнению Шваба, а также других социологов и футурологов, может стать стирание граней между физическим, цифровым (информационным) и биологическим (в том числе человеческим) мирами. Самому Швабу не очень понятно, почему научно-технический прогресс пошел именно по этому руслу.

Самым прозорливым футурологам и социологам трудно представить, какими станут общество, экономика, человек в ближайшие десятилетия. Но интуитивно они чувствуют, что изменения будут носить революционный характер. Что четвертая революция будет не только и не столько «индустриальной», она затронет все стороны человеческой жизни. Причем последствия могут быть не только со знаком «плюс», но негативными или даже губительными для человека и человеческой цивилизации. Каковы же опасения экспертов в связи с четвертой индустриальной революцией?

Во-первых, как мы уже отметили, повсеместное внедрение роботов может привести к вытеснению человека из сферы производства и других секторов экономики — сначала частичному, а затем полному (социальные последствия).

Во-вторых, роботы могут начать управлять людьми (политические последствия)

В-третьих, человек в результате соединения с роботом может превратиться в киборга, т.е. произойдет исчезновение того вида, который мы привыкли называть homo sapiens (антропологические последствия).

Эксперты, занимающиеся тематикой четвертой индустриальной революции, обращают внимание на то, что изменения в начале 21 века стали происходить со стремительной скоростью. При этом движущие силы этих изменений не очень понятны. Кто-то считает, что четвертая революция — «объективный» процесс развития науки и техники, кто-то полагает, что она плод заговора мировой закулисы против человечества, кто-то уверен в мистической природе данных изменений («вдохновитель» этого процесса имеет рога и копыта).

Примечательно, что многое из того, что Клаус Шваб относит к четвертой индустриальной революции, было предсказано и описано в деталях известными писателями-фантастами прошлого (Эдгаром По, Жуль Верном, Гербертом Уэллсом и другими), а также писателями, работавшими в жанре антиутопии (наиболее известные из них: Евгений Замятин, Олдос Хаксли, Джордж Оруэлл, Рэй Брэдбери). Невольно возникает вопрос об источниках «прозорливости» писателей-футурологов. Но это тема отдельного разговора.

Основное внимание широких кругов общественности, политиков, СМИ сегодня сосредоточено на социальных последствиях четвертой революции, связанных с внедрением роботов. Это первый и наиболее понятный «слой» революции. Остановимся на теме роботов подробнее.

В узком смысле под роботами понимаются технические устройства, которые позволяют замещать человека в производстве и других сферах экономической деятельности. Роботы в машиностроении и других отраслях промышленности стали появляться еще в прошлом веке. Их внедрение называлось автоматизацией производства, роботы повышали производительность труда остающихся работников. Но в какой-то момент времени производства стали полностью безлюдными. Постепенно роботизация стала выходить за рамки материального производства, захватывая торговлю, транспорт, сферу услуг, финансы и денежное обращение.

Дело дошло до того, что сегодня большая часть решений в сфере финансовых спекуляций принимается роботами, которые просчитывают самые оптимальные «ходы» на основе обработки больших массивов информации о состоянии разных финансовых рынков. Такие роботы в течение рабочего дня могут совершать большое количество операций покупки и продажи финансовых инструментов, зарабатывая значительную прибыль за счет гигантских оборотов. В мире спекуляций это называется «высокочастотным трейдингом», а потребность в живых трейдерах неуклонно падает.

Роботы также внедряются банками и инвестиционными фондами в сферу управления активами. Роботы-консультанты (робо-эдвайзеры) стремительно завоевывают себе место под солнцем на мировых фондовых рынках. По данным исследовательской компании Aite Group, в 2015 году глобальная индустрия робо-эдвайзинга показала рост на 200%. Банк России в своем докладе, опубликованном летом прошлого года, оценил совокупный объем активов под управлением роботов-консультантов в 50 млрд долл. по всему миру, а компания McKinsey&Co считает, что в перспективе этот объем может дорасти до 13,5 трлн. долл. www.rbc.ru/newspaper/2016/08/29/57beaeae9a794757a8ee74ed. Пока роботы в управляющих компаниях, фондах и банках выступают в качестве консультантов. Однако завтра они могут полностью «занять кресло» живого управляющего активами.

В широком смысле под роботами понимаются технические устройства, не только осуществляющие операции в сфере производства и разных сферах профессиональной деятельности, но также обслуживающие сферу бытовую. Наиболее яркий пример — автомобили, управляемые автопилотами. За руль человеку садиться не придется, машину будет вести робот. Это не фантастика, уже несколько лет компания Google разрабатывает и испытывает беспилотный автомобиль. Массовое производство автомобилей-роботов может начаться через 2−3 года.

Сегодня в обиходе понятие «умные вещи». Речь идет о том, что происходит автоматизация вещей, которыми каждодневно пользуется любой человек. Например, «умные» шторы, которые регулируют прозрачность в зависимости от уровня внешнего света и нужного освещения в комнате. Эксперты видят большие перспективы в создании «умного» дома — системы домашних устройств, способных решать необходимые для жильца задачи без участия человека: включение/выключение света, изменение подачи тепла в дом, работы кондиционера, контроль работы других домашних приборов.

Одним из направлений роботизации является широкое внедрение 3D-принтеров. Это периферийное устройство, использующее метод послойного создания физического объекта по цифровой 3D-модели. Уже сегодня 3D-принтеры используются для изготовления моделей и форм для литейного производства, для производства различных мелочей в домашних условиях, в медицине (при протезировании и производстве имплантатов). Впрочем, уже имеются примеры изготовления с помощью данной технологии гораздо более серьезных и массивных вещей — деталей для производства оружия (и даже всего оружия), корпусов автомобилей, в строительстве и т. п.

Еще более «продвинутая» роботизация — связывание производственных роботов, а также «роботов-вещей» в единые сети. Это называется «робототехническим интернетом», или «межмашинной коммуникацией». По замыслу разработчиков таких систем, межмашинная коммуникация позволяет оптимизировать производственные, коммерческие и финансовые операции и крайне перспективна в крупных корпорациях.

Компании, специализирующиеся на информационно-компьютерных технологиях (ИКТ) и продвигающие роботов во все сферы жизни общества (даже в государственное управление и в военное дело), стремятся показать, что роботизация — прямой путь в «золотое будущее» человечества. Однако у социологов, политиков и просто здравомыслящих людей есть серьезные опасения, что роботизация может привести к катастрофическим последствиям. Все мы помним из истории фразу «овцы съели людей». Речь идет об эпохе первоначального накопления капитала в Англии, когда крестьян сгоняли с земли, лишали средств существования, а занятые земли огораживали и организовывали выпас овец. Овцы давали шерсть, которую первые капиталисты Англии поставляли в разные страны мира. Нечто похожее может произойти в 21 веке в связи с роботизацией экономики, когда будут говорить: «Роботы съели людей».

За примерами того, как на наших глазах появляются безлюдные цеха, производственные участки, целые предприятия, далеко ходить не надо. Так, в 90-е годы европейская компания Adidas приняла решение о перемещении своего производства в Азию, где рабочая сила стоила в разы дешевле, чем в Германии. Сегодня начался новый этап «оптимизации» издержек компании, даже без перемещения производства за тысячи километров от «базы». Adidas начинает работу на новой фабрике в Ансбахе (Германия), на которой все операции осуществляют роботы. Название сей фабрики говорит само за себя — «Быстрая фабрика». В этом году фабрика заработает на полную мощь. Кроме этого, в следующем году планируется открыть такую же фабрику в США, чуть позже в Великобритании или Франции. По такому же пути идет и другой производитель спортивной обуви — компания Nike, которая объявили о скором введении в эксплуатацию полностью безлюдной фабрики.

Второй пример относится к электронике. Ведущий производитель электронных компонентов для компаний Apple, Hewlett-Packard, Dell и Sony корпорация Foxconn сосредоточила свои производства на Тайване. Она установила 1 млн. роботов, которые заменили 1,2 млн. работников.

Третий пример. В Австралии одна из крупнейших в мире горнодобывающих компаний Rio Tinto использует самоуправляемые грузовики и буры, не требующие присутствия людей-операторов на месторождениях железной руды. Скоро запустят автоматические поезда, которые будут доставлять руду в порт, находящийся на расстоянии около 480 км.

Газеты, журналы, телевидение почти каждый день публикуют оценки того, сколько рабочих мест может «сэкономить» работодателям внедрение роботов на отдельных предприятиях, в отдельных отраслях и производствах, в экономике в целом в ближайшие годы. Так, американский футуролог Дик Пельтье считает, что к 2030 году человечество потеряет 50 млн. рабочих мест, которые достанутся роботам. А к 2040 году человечество лишится более половины всех рабочих мест в мире.

По оценкам исследовательской компании Gartner, в результате автоматизации общее число рабочих мест сократиться на 1/3 за 10 лет. По оценкам экономистов Оксфордского университета, в течение 20 лет половину нынешних рабочих мест заменят машинные технологии. Аналитики консалтинговой компании Deloitte и ученые Оксфордского университета пришли к выводу, что в следующие 20 лет роботы могут сократить число рабочих мест на 35%. Это значит, что без работы останется каждый третий рабочий. В целом все оценки близки друг к другу. Они также корреспондируют с цифрами, которые содержатся в книге Клауса Шваба.

В 19−20 вв. внедрение новой техники вело к повышению производительности труда и освобождению рабочих мест. Но одновременно возникали новые отрасли и производства, которые создавали новые рабочие места. На протяжении многих лет и даже десятилетий за счет подобного компенсирующего эффекта удавалось поддерживать уровень занятости (безработицы) примерно на одном (относительно социально безопасном) уровне. Для того, чтобы снижать негативные последствия внедрения новых технологий на занятость, власти организовывали биржи труда и переподготовку кадров. А в годы, когда официальной экономической идеологией властей было кейнсианство, государство создавало дополнительные рабочие места (вспомним программу общественных работ в США в 1930-е годы при президенте Франклине Рузвельте).

Увы, сегодня никаких компенсирующих эффектов не ожидается. Наблюдается наступление роботов по самому широкому фронту. Они будут «зачищать» рабочие места в сфере производства, торговли, бытовых услуг, транспорта, банковского дела. Даже в сфере государственного управления в связи с проектом «электронного правительства» властные структуры могут стать безлюдными. В сфере военного дела — то же самое (достаточно вспомнить современные беспилотники — разве это не летающие роботы, заменяющие опасную профессию военного летчика?). Особенно больно роботизация ударит по так называемому «среднему классу». С каждым годом «незаменимых» специальностей становится все меньше. Сегодня в Китае, между прочим, создан робот, которого научили писать простейшие заметки в СМИ. Может быть, завтра появится робот, который будет писать романы?

Что из себя будет представлять общество, «населенное» роботами? Можно ли противостоять этой опасной тенденции роботизации? Насколько реальна угроза «захвата» рабочих мест роботами в России? На эти и другие вопросы постараюсь ответить в следующих своих публикациях.

Link to comment
Share on other sites

  • 5 months later...

Робот — не волк. Агитпроп от 22.07.2017

Человек больше не нужен. Серия статей в крупнейших мировых изданиях, вовсе не бульварных изданиях, предупреждает об оборотной стороне роботизации. То ли не осталось других, более важных тем, то ли действительно враг у ворот и вот-вот оставит человека без куска хлеба, крова над головой, а может и вовсе — заберется к нему в постель.

The New York Times:
Фригид Фарра. Так зовут секс-робота, который всего за 9,995 долларов позволяет вам себя изнасиловать. Точнее, это собирательный образ робота, которого вы можете спроектировать сами, на сайте компании Рокси ТруКомпэнион, изменив настройки так, чтобы робот не реагировал на прикосновения к чувствительным местам. Об этом сообщает сайт производителя. Новый доклад Фонда за Ответственную Роботизацию (графика) предупреждает — наступает эпоха секс-машин. Многие из них уже продаются и поставляются по всему миру.

Forbes:
По некоторым оценкам, индустрия техносекса уже достигла 30 миллиардов долларов и продолжает расти. Следующий шаг — продажа секс-роботов, мужчин и женщин. Пример того, как технологии переворачивают целую отрасль, дает мир порнографии — распространение интернета, потокового видео, онлайн платежей и целых платежных порталов стало здесь нормой.

Неудивительно, что место сборки нового робота — солнечная Калифорния, земля стартапов, цитадель порнобизнеса. Так кремниевая долина становится в прямом смысле силиконовой. Еще немного и роботы оставят без работы и первую, и вторую, и... все остальные профессии, которые принято относить к древнейшим. Технологии самообучения машин — так называемый дип лернинг — позволяют уже сейчас задействовать искусственный интеллект, нейросети и чат-боты для написания простейших газетных статей.

В общем, объявлено о наступлении новой эры, которую некоторые особо суетливые либеральные философы уже окрестили четвертой промышленной революцией. Сначала компьютеры научились справляться с чемпионами мира по шахматам. Потом самообучающийся робот ДипМайнд, созданный Гуглом, кладет на лопатки самого сильного игрока по логической игре Го.

Впрочем, не стоит очаровываться и ждать милостей от роботов, предупреждают нас футурологи. Кто не спрятался, точнее, не подготовился к будущему — сам виноват.

WSJ:
От шести до семи с половиной рабочих мест в розничной торговле должны будут исчезнуть в ближайшие десять лет под влиянием автоматизации. Отчет компании Корнерстоун Кэпитэл предсказывает, что без работы останутся 47% из 16 миллионов американцев, занятых в этой отрасли.

И таким отраслям несть числа. Банковские работники, таксисты, ткачи и швеи, учителя, конечно же, госслужащие.

FT:
"Роботы и искусственный интеллект – это следующая революция," — говорит экономист Раджив Кумар. "Она спровоцирует потрясения, несравнимые с созданием парового двигателя, электромотора, конвейера или компьютера" — роботы заменят собой не только монотонные, но и сложные интеллектуальные специальности. Боюсь, дешевая рабочая сила — преимущество Юго-восточной Азии — может стать нашим демографическим кошмаром.

Не сегодня-завтра появятся новые луддиты, крушащие роботов так же, как когда-то разбивали первые станки. Удивляет только одно — почему вдруг старая песенка о роботах, вкалывающих вместо человека, зазвучала именно сейчас, да еще так синхронно, из каждого утюга? Ни одна из систем, ни одна из технологий, с которыми связывают четвертую промышленную революцию, не изобретена, не открыта только что. Всё они существуют минимум десяток лет, если не больше. Почему же страх перед нашествием машин оказался так востребован именно сейчас. Кому выгоден этот страх?

Link to comment
Share on other sites

Элиты и ненужные люди

 

Человечество через пару поколений разделится на два биологических вида. Одни будут выглядеть как полукиборги, которые смогут жить значительно дольше, качественно лучше, не нуждаясь в прочей биомассе даже в качестве мартышек на конвейере, согнутых спин на плантациях или пушечного мяса на войне. Если массы утратят свою значимость для экономики, обороноспособности, государства, то исчезнет, по меньшей мере, часть стимулов инвестировать в их здоровье, образование и благосостояние. И нельзя сказать, что люди этого не чувствуют. И реагируют соответственно...

 

Давид Эйдельман||

 

В конце прошлой статьи мы задались вопросом: почему неприязнь «народа» к собственным элитам – это один из главных ресурсов современного авторитаризма в различных формах (от Эрдогана до Нетаниягу, от Путина до Трампа)? Почему это явление усиливается в последние десятилетия?

На этот вопрос есть множество прежних ответов. Но все они не совсем актуальны.

Эксплуатация?

Можно было бы объяснить все традиционным словом эксплуатация. Но трудно обвинить программиста из промышленной зоны в Петах-Тикве в эксплуатации работника соседней чайной фабрики в той же промзоне. Даже если он зарабатывает в разы или даже на порядок больше работника. Программист чайной фабрикой не владеет. И даже, может быть, пакетики «Высоцкого» не использует. Предпочитает чего-нибудь более качественное.

Вряд ли престижного адвоката из Северного Тель-Авива можно обвинить в эксплуатации сапожника из южной части этого города. Он его работу не потребляет. Она ему не нужна. Как не нужен и сам этот сапожник, который не в состоянии оплатить его дорогостоящие услуги, то есть эксплуатировать адвоката и его офис.

Национальное и глобальное

Можно было бы сказать про то, что элиты становятся все более космополитичными и глобальными, а массы потянуло в национализм и культурное своеобразие. Но это такое странное культурное своеобразие с походами в мировой Макдональдс с детьми, когда элита питается салатами, выращенными неподалеку — ибо из свежих овощей.

Безусловно, глобальная экономика играет роль в этих процессах. Но ситуация тут значительно сложнее и запутаннее. В то время как элита вкушает прелести глобального мира, нищеброды оказались не уникальными и своеобразными. Они просто чужие на этом празднике жизни.

Они, конечно, могут найти себе душевное утешение в национальной гордости и религиозном мракобесии, но это не делает их хранителями национальной культуры, традиций, духовности… Ни израильский электорат Ликуда и партии ШАС, ни сторонников «Чайной партии» в США.

Кто выиграл от глобализации?

Как влияет глобализация на неравенство доходов в мире в целом – в лучшую или в худшую сторону? По одной теории, глобализация лишь усугубляет существующее неравенство доходов: более богатые страны (если богатство измерять величиной ВВП на душу населения) демонстрировали более высокие темпы роста в период с 1980 по 2000 год, чем более бедные страны. Богатые страны становились еще богаче; из этого следовало, что торговля, аутсорсинг, зарубежные инвестиции и прочие компоненты глобализации – не что иное как инструменты, с помощью которых развитые страны укрепляют свою экономическую гегемонию.

А если изменить единицу анализа? Ведь нас интересуют не бедные страны, а бедные люди. А самый высокий процент бедных людей в мире приходится на Китай и Индию – огромные страны с миллиардным населением. В течение нескольких последних десятилетий они развивались ускоренными темпами. Большая часть бедного населения планеты проживает в двух гигантских странах, которые в настоящее время бурно развиваются, все больше и больше интегрируясь в мировую экономику. Особенно до недавнего кризиса. Уровень благополучия людей в этих странах вырос в несколько раз.

Если анализировать положение людей, а не стран, то глобальное неравенство стремительно сокращается. Бедные люди в бедных странах становятся богаче.

Жертвы глобализации

Одними из главных жертв глобализации стали бедные люди в богатых странах. Они проиграли более всех.

Они проиграли от того, что производства переносятся в страны с более дешевой рабочей силой. Они проиграли от того, что более дешевая рабочая сила вторгается в их страны в виде мигрантов и демпингует, отнимая их места работы, способствуя тому, что их доходы не растут, а уменьшаются. Они проиграли от того, что технологическая революция, обеспечивавшая рост производительности труда, стала резко сбавлять темпы в шестидесятые годы. Они проиграли от того, что доходы от капитала в течение последних нескольких десятилетий росли быстрее, чем производительность труда.

Каждый пятый американец без высшего образования за последний год ни разу не работал… Но наряду с безработными растет количество работающих нищих, которым занятность не гарантирует достойную жизнь.

«А мы?!»

Был советский анекдот: Брежнев выступает с докладом, говорит «А в следующей пятилетке мы будем жить ещё лучше», делает паузу для аплодисментов. Молчание. Он повторяет: «А в следующей пятилетке мы будем жить ещё лучше». Может, не расслышали? Снова: «А в следующей пятилетке мы будем жить ещё лучше». Из зала робкое: «А мы?!»

Мне кажется, что очень похожее ощущение сейчас у очень многих в западных странах. У тех, кто ещё недавно, обосновано или необоснованно, уже считал себя представителем среднего класса, а потом выяснил, что он относится к «новым нищим», которые отличаются от «нищих» более благополучных времен только тем, что это РАБОТАЮЩИЕ НИЩИЕ. Работа перестала быть спасением от нищеты.

 

Неравенство и нестабильность

Зарплата не растет, а цены — наоборот, качество жизни ухудшается, гарантий и стабильности не чувствуется. И люди чувствуют разочарование. Это разочарование переходит раздражение, когда они слышат ежедневные заверения, что дела пошли на лад, экономика растет, пухнет и богатеет. Об экономическом росте рассказывают политические лидеры. Об этом твердят главы корпораций и экономические комментаторы. О новых возможностях и перспективах трубят СМИ. А люди видят, что стали жить хуже. Так о чем они говорят?!

Неравенство увеличивает нестабильность в обществе. Под угрозой оказались не только социальная справедливость, но и демократия как таковая. Не стоит удивляться, если отчаявшиеся люди будут искать выход в радикальных рецептах. Сегодня капитализм сталкивается с угрозой собственному существованию.

Обиженный электорат

Именно эти обиженные глобализацией люди — являются потенциальным электоратом популистов, которые обещают защищать интересы своего народа, предлагая простые решения сложнейших проблем, находя то, что кажется более привлекательным, чем здравые решения: козлов отпущения.

Именно эти люди главный электорат «Брекзита» и Трампа. Бунт примитивной ксенофобии направлен одновременно против глобальных элит, которые игнорируют их страдания, наживаясь на глобализации, и самых бедных — пришлых мигрантов, которые «воруют» рабочие места, угрожают национальной безопасности и культурной идентичности. Часть обвинений также направлены против групп и движений, которые подрывают традиционный образ жизни и борются с традиционными ценностями…

«Белое быдло»

Первой и главной группой населения, которая поддержала Трампа было «белое быдло» — белые не очень успешные мужчины. С доходами средними и ниже. С образованием средним и ниже. В возрасте среднем и выше. Мужчины серединной Америке, далекой от глобальной жизни океанских побережий. Мужчины «ржавого пояса», где тянутся километрами брошенные монстры опустевших заводов.

Их обманул глобальный мир, возглавляющая его Америка, «американская мечта». Их подвела динамика демографии, технологическая революция, изменение на рынке труда, гендерное равноправие… Их презирают элиты и оттирают мигранты. «Вчера прибывший» (вчера — понятие растяжимое у озлобленных людей) латиноамериканец согласен делать ту же работу за гораздо меньшую зарплату. Вчера прибывший индус-программист более востребован на рынке труда. Закрывшийся завод ушел к китайцам, где выпускать продукцию намного дешевле.

Презрение элит

А элиты страны, люди получившие престижное образование, хорошо зарабатывающие, либерально настроенные, — они относятся к этим парням с нескрываемым презрением: как к неудачникам, мракобесам, невеждам, гомофобам, ксенофобам.

С презрением к этим людям относятся и штурмующие карьерные лестницы молодые люди, которые, пусть и очень юны сейчас, в будущем имеют все основания стать зажиточными, хорошо образованными представителями прогрессивных кругов. Ну, или хотя бы казаться такими…

Надежды лузеров питают

На прошлогодних выборах в США Трамп дал этим людям надежду. Трамп дал им надежду, что «все будет по-прежнему», что он депортирует из страны латиноамериканских иммигрантов и запретит мусульманам въезд в страну, введет протекционистские меры против китайских товаров. Трамп обещал, что он вернет им прежний уклад, прежний статус, прежнюю работу, которая невозвратима как торжество угольной промышленности и главенствующая роль конницы в армии.

А Хиллари им ничего не обещала. Только обзывала всю дорогу: «За Трампа голосуют неудачники». Для них Хиллари была знаменем всего враждебного им, всего, что относится к ним как к «жалким и ничтожным», «быдлу» и «белому мусору».

 

Популизм ненависти

Нгэйр Вудс (декан Института управления имени Блаватника и директор программы международного экономического управления в Оксфорде) недавно опубликовала статью о новой ксенофобии, успехе популизма ксенофобов-политиков, о том, почему демократический мейнстрим на Западе все больше сдает позиции. «Сегодняшний популизм пропагандирует новую опасную разновидность ксенофобии, ставящую наши общества под угрозу разрушения. Политикам он предлагает легкий способ быстро превратить страх и бессилие людей в опьяняющую смесь гнева и убежденности. Он уверяет запуганных избирателей (зачастую пожилого возраста), что, говоря словами сторонников «Брексита», они могут «вернуть себе контроль» над своей жизнью и своей страной, прежде всего тем, что отвергнут иностранцев. Демография делает новую ксенофобию особенно опасной. В большинстве стран Запада общество становится все более разношерстным. Латиноамериканцы теперь составляют 17,6% населения США. Одна треть лондонцев родилась за пределами Великобритании. Во Франции, по оценкам, 10% населения исповедует ислам. А в Германии примерно 20% населения имеют иммигрантские корни».

Поэтому сегодня так велик соблазн добиваться голоса избирателей, сея семена враждебности, играя на антагонизме. Если политический капитал делается на кликушестве об опасности мусульман, то не стоит удивляться, что это порождает преступления против мусульман на почве ненависти, ежедневное дискриминационное отношение. И в ответ — кто бы сомневался — террористические акции со стороны мусульман.

Перед прыжком

Сейчас человечество находится перед очередным технологическим прыжком «четвертой промышленной революции». Развитие биотехнологий, появление искусственного интеллекта, возможность убрать огромное количество людей с конвейера — возможно не сулит ничего хорошего не только лузерам глобализации в богатых странах, но и огромному количеству людей в бедных, которые стали жить лучше.

Невеселый прогноз для будущих поколений опубликовал в The Guardian известный израильский философ истории Юваль Ной Харари — автор интеллектуального бестселлера «Sapiens: Краткая история человечества». По мнению Харари, до 2100 года человечество разделится на касты сверхлюдей и бесполезных, которые останутся за бортом.

Харари пишет, что в современную эпоху равенство стало доминирующей ценностью в человеческих обществах почти повсеместно. Отчасти это было связано с ростом новых идеологий, таких как гуманизм, либерализм и социализм. Но это произошло и благодаря промышленной революции, сделавшей массы более важными, чем когда-либо ранее. Индустриальные экономики полагались на массы простых рабочих, как армии полагались на массы простых солдат. Правительства как при демократии, так и при диктатуре инвестировали в здравоохранение, образование и благосостояние масс, потому что им были нужны миллионы здоровых рабочих для работы на фабриках и миллионы верных солдат для службы в армии.

 

Но ныне мы вступаем в постиндустриальный мир, в котором массы остаются не у дел. Без них можно обойтись. Отвергнутых современной экономикой граждан называют глобальным бесполезным классом.

Ненужные люди

Роботизация экономики — это не только технически прекрасно и научно прогрессивно, но и социально страшно. Потребуется гораздо меньше дешевого конвейерного труда. Работы, которую машины не смогут делать лучше человека, будет очень и очень мало. Исчезнут миллионы и миллионы вакансий. Исчезнет и множество старых добрых профессий.
Угрожает этот технологический прогресс не только работягам, но и инженерам. Искусственный интеллект приходит в мир, где работает 70 миллионов инженеров, большая часть которых занимается поиском в интернете аналогов, доработкой и привязкой к местности уже существующих решений. Зачем ему столько?!

Лучшие армии полагаются уже не на миллионы рядовых призывников, а на относительно небольшое число высокопрофессиональных солдат, которые пользуются высокотехнологичным снаряжением, а также на автономные беспилотники, роботов и киберчервей. Уже сейчас большинство людей в военном смысле бесполезны.

Биотехнологии — не только здорово, но и дорого

Сегодня мы наконец видим, что преждевременное и неправильно понятое пророчество Ницше о «сверхчеловеке» становится возможным. Сейчас разрабатываются новые биотехнологии, благодаря которым человек сможет значительно улучшать свои физические и умственные способности, используя достижения науки и техники. Овладеть собственным носителем — своим телом. Проектировать его. Изменять, совершенствовать по мере необходимости. Жить долго. Легко справляться с заболеваниями. Но доступ к этим новым технологиям в первую очередь получат те, кто сможет за них заплатить.

В условиях быстрого прогресса в сфере биотехнологий и биоинженерии мы можем впервые в истории прийти к возможности превратить экономическое неравенство в биологическое.

Два сценария

Собственно, у будущего есть два возможных сценария. Либо элиты вынуждены будут просвещать и интегрировать в новый мир широкие массы, для чего придется отказаться от презрительного взгляда на них.

Либо… от демократии и идеи равенства элиты захотят отказаться. И человечество через пару поколений (а возможно и раньше) разделится на два биологических вида. Одни будут выглядеть как полукиборги, которые смогут жить значительно дольше, качественно лучше, не нуждаясь в прочей биомассе даже в качестве мартышек на конвейере, согнутых спин на плантациях или пушечного мяса на войне. Если массы утратят свою значимость для экономики, обороноспособности, государства, то исчезнет, по меньшей мере, часть стимулов инвестировать в их здоровье, образование и благосостояние.

И нельзя сказать, что массы этого не чувствуют. Даже если не очень разбираются в новых тенденциях.

Link to comment
Share on other sites

  • 2 months later...

Ндя...автоматизация и роботизация - это серьезно...

Но западные экономисты - тоже над этим размышляют...

Цитата

Коммунизм как высшая стадия капитализма? Конгресс США интересуется «единым базовым доходом»

Коммунизм как высшая стадия капитализма? Конгресс США интересуется «единым базовым доходом»

В последнем номере ежеквартального альманаха, выпускаемого Конгрессом США (CQ Press), опубликован обстоятельный обзор социальных экспериментов с «универсальным базовым доходом» (UBI) — пособием по обеспечению прожиточного минимума, которое выплачивается всем без исключения «по праву рождения», вне связи с уровнем доходов и трудоспособности.

Давняя идея, выдвигавшаяся еще американским просветителем Томасом Пейном в конце XVIII века, в последние годы вновь вызывает живой интерес социальных реформаторов во всем мире, находя горячих сторонников на противоположных флангах политического спектра. Левые видят в «универсальном базовом доходе» самое эффективное средство борьбы с социальным неравенством и бедностью, правых либералов подкупает идея прямой и эффективной социальной помощи без раздутого штата государственных служащих, занимающихся распределением многообразных пособий.

О том, что прямые и безусловные выплаты нуждающимся людям без всяких предварительных условий могут быть эффективнее и дешевле существующих форм социальной помощи, свидетельствует множество локальных экспериментов. В 2009 году, например, «подопытными кроликами» стали 13 бездомных, обитавших в финансовом квартале Лондона. Экономисты подсчитали, что «содержание» этих 13 человек на улицах обходятся налогоплательщикам в кругленькую сумму — порядка 400 тысяч долларов в год, если учесть расходы на полицию, КПЗ, больницы, санитарные службы, благотворительность и т.п. — и решили проверить, что случится, если выдать каждому из нищих по 4,500 долларов наличными. Результаты превзошли все ожидания: полтора года спустя половина из 13 уже имели крышу над головой, многие нашли работу, часть потратили деньги на учебные курсы и лечение от наркомании. Было показано, что прямая денежная помощь дешевле и эффективнее существующих видов «социального страхования» на порядок.

Об этом и множестве других экспериментов такого рода рассказывается в книге голландского историка Рутгера Брегмана «Утопия для реалистов». Вышедшая в апреле книга, посвященная доказательствам практической осуществимости и экономической целесообразности UBI, была мгновенно переведена на 20 языков и стала одним из интеллектуальных бестселлеров 2017 года

Брегман уверен, что главным препятствием к радикальному реформированию громоздкой и архаичной системы социальной помощи, унижающей малоимущих и не способной решить проблему бедности в нашем изобильном мире, является умственная косность людей, все еще не верящих в возможность и благотворность «даровых денег». В своей книге он постарался собрать все теоретические и, в особенности, практические доводы, чтобы разбить этот глубоко укоренившийся «предрассудок» и доказать — «коммунизм» не только практически осуществим, но и экономически рентабелен в нашу эпоху растущей автоматизации.

Сара Глезер, автор аналитического обзора в издании Конгресса США, также связывает рост интереса к UBI с ростом автоматизации в сфере производства и услуг, которая угрожает ликвидацией многих массовых профессий — например, таких, как кассир супермаркета или водитель такси. Помимо этого, на Западе быстрыми темпами развиваются разнообразные формы бесприбыльной экономической деятельности, частичного и временного найма, взаимных услуг и т.п, Сектор экономики, дающий наемным работникам возможности стабильного и гарантированного заработка, сужается, и все больше жителей богатых западных стран страдают от хронической неуверенности в завтрашнем дне. В этой ситуации гарантированный «базовый доход» мог бы стать «подушкой безопасности», избавляющей людей от угрозы нищеты и раскрепощающей их творческую энергию, — сказал в мае этого года один из сторонников UBI, Марк Цукерберг.

Цукерберг — далеко не единственный апологет «универсального базового дохода» в калифорнийском хайтек-сообществе. Некоторые лидеры американского хайтека начинают собственные эксперименты по массовой раздаче «даровых денег» с целью доказать, что это не лишит людей стимулов к труду. «Лет через пятьдесят будет смешно вспоминать, что мы пытались использовать страх голода в качестве мотиватора», — заявил один из этих предпринимателей, Сэм Альтман.

Противники «универсального базового дохода» в США доказывают, что пока это просто не по карману федеральному правительству и невозможно без резкого повышения налогов. Чтобы платить каждому американцу по 1,000 долларов в месяц, требуется более 3 триллионов долларов в год, что составляет 75% нынешнего федерального бюджета США, или более 25% ВВП страны. По оценке журнала Economist, для введения UBI США пришлось бы поднять налоги до германского уровня (35% ВВП против нынешних 26%).

Консерваторы убеждены, что «даровые деньги» будут поощрять безделье и лень — даже обычные пособия по безработице, по их словам, лишают людей стимулов к труду.

Эти опасения, впрочем, не подтверждаются практикой. В США уже есть районы, жители которых получают «даровые» выплаты, хоть и не обеспечивающие прожиточного минимума, — жители Аляски получают по 1,000-2,000 долларов в год «нефтяной ренты», а индейцы чероки — более 6,000 в год за построенные на их земле казино. Исследования показывают, что эти доходы никак не отразились на их занятости, зато улучшили показатели в сфере образования, здоровья и преступности. Исследователи констатируют, что общее социальное благополучие получателей ренты повысилось.

Швейцарцы на референдуме отвергли идею универсального базового дохода, но опрос, проведенный в странах ЕС в 2017 году показал, что 64% европейцев поддерживают эту идею. 83% населения ЕС осведомлены об этой идее или хотя бы «слышали» о ней.

 

Link to comment
Share on other sites

  • 1 year later...

Человеческие винтики ИИ

Мы уже неоднократно затрагивали тему разрушения привычного стабильного трудоустройства глобальным рынком, которое иногда называют гигономикой, равно как и то, что за вывеской «искусственный интеллект» часто скрывается каторжный труд малооплачиваемых работников из стран победнее, выполняющих рутинные операции, пока еще недоступные машине. В последнее время нам на глаза попалось сразу несколько новостей по этой тематике, одна из которых объединяет темы интеллектуальных чернорабочих и непостоянного трудоустройства.

Стартап Engineer.ai предлагал заказчикам мобильное приложение, которое всего за час для них сделает искусственный интеллект. Компании удалось собрать $30 млн инвестиций. Выяснилось, что большая часть работ выполняется вручную — с помощью программистов из Индии. Это они ускоренно пишут код для приложения, а не ИИ. Единственное, что делают алгоритмы — распределяют задачи между сотрудниками. За несколько лет работы стартап так и не собрал датасет для обучения нейросети. Также в компании не хватает специалистов, которые бы создавали алгоритмы, поскольку искать их — долго и дорого. В конце концов, зачем нужен ИИ, если есть дешевая рабочая сила?

Использование дешевого человеческого труда для выполнения заданий, с которыми плохо справляются компьютерные алгоритмы, или для рутинной работы по обучению этих алгоритмов, не ограничивается мелкими малоизвестными стартапами. Интернет-гиганты, старающиеся охватить собой все стороны человеческой жизни, также используют тысячи неизвестных миру работников для этих же целей, причем интенсивность эксплуатации там оказывается ничуть не меньше, а то и больше. И ряды этих интеллектуальных чернорабочих, как оказалось, вовсе не ограничиваются жителями Индии.

Amazon

Когда вы в следующий раз зададите вопрос Алексе, голосовому помощнику от Amazon, ваш голос, возможно, пролетит через полмира и окажется в индийском городе Ченнаи, где живые работники в поте лица трудятся над улучшением ответов искусственного интеллекта.
На протяжении девятичасовых смен сотрудники стенографируют аудиозаписи, сортируют слова и фразы на категории и оценивают ответы цифрового помощника Amazon. Это лишь один из множества таких центров Amazon по всему миру, где «специалисты по данным» подготавливают миллионы фрагментов разговоров для обучения ИИ Алексы.

Один бывший сотрудник описывает свою работу там как «неумолимую». Ему приходилось обрабатывать примерно 700 вопросов к Алексе в день, в условиях жестких показателей того, сколько времени должна занимать обработка одного вопроса. Каждый день сотрудникам демонстрировались данные об их результативности, и за время его пребывания на этой должности целевые показатели все время росли. Работа была довольно монотонной, но ее объем и темпы приводили к умственному истощению, так что он в конечном итоге уволился. С его слов:

Невозможно каждый день работать в темпе машины. Система выстроена таким образом, чтобы ты выкладывался на 100% в каждый миг рабочего дня. Для человека это невозможно.

С точки зрения пользователей, цифровые помощники, поисковые машины и социальные сети выглядят волшебством, однако их бесперебойная работа зависит от целых армий живых сотрудников, чей вклад часто остается незамеченным. Технологии, воплощенные в цифровых помощниках, выглядят впечатляюще, но они основаны на огромном объеме монотонного труда людей, зачастую в весьма далеких странах.

Большая часть этой работы заключается в обучении алгоритмов, на которых покоится состояние крупнейших компаний Кремниевой долины, или заполнении пробелов там, где машинам пока еще тяжело работать. Эта работа часто крайне монотонна и скрыта от глаз потребителей: маркирование данных для обучения ИИ, модерирование сетевого контента, верификация онлайн-списков или тестирование.

Хотя представители Amazon и заявляют, что «большинство специалистов по данным являются полноправными сотрудниками Amazon, получающими достойную заработную плату и значительный соцпакет», очень много этого невидимого труда по поддержанию интернет-сервисов, которыми мы пользуемся каждый день, выполняется фрилансерами или людьми на повременных договорах, работающих в компаниях, специализирующихся на аутсорсинге. И существование таких работников куда менее стабильно.

Это явление все чаще становится предметом обсуждения. В мае 2019 года антрополог Мэри Грей и Сиддхарт Сури, специалист из области компьютерных наук, дали ему название. По словам Грей, которая совмещает работу в Microsoft Research и Гарвадском университете, их книга «Призрачный труд» посвящена не каким-то конкретным профессиям, а самому видоизменению трудоустройства:

Любой проект или задача, которая может быть хотя бы отчасти передана, управляема и проверяема посредством сетевой платформы в наше время может выполняться людьми на краткосрочных контрактах из любой точки земного шара, в которой есть доступ к интернету.

Хотя работа «специалистов по данным» из Amazon имеет многие из признаков, отличающих «призрачную работу» ото всей прочей — прежде всего, ее невидимость для окружающих — Грей утверждает, что их книга в основном посвящена независимым подрядчикам, которые выполняют львиную долю такой работы. Очень много ее делается при помощи платформ вроде Amazon Mechanical Turk или Figure Eight — онлайн-бирж труда, где компании могут разбить необходимую им работу на мелкие фрагменты и подряжать людей на их выполнение за фиксированные суммы.

YouTube (Google)

Когда YouTube рекомендует кому-либо видео, он использует искусственный интеллект, который нужно обучать — чем занимается, например, Марк Кэтт. Марк, сорокашестилетний мужчина из Портленда, штат Орегон, США, работает «механическим турком» с 2013 года. Ему пришлось искать новую работу, поскольку его больная спина не позволяла ему больше работать на его предыдущей должности — обслуживать большое офисное оборудование вроде копировальных машин, принтеров и прочего.

Ему нравится гибкий график, который позволяет ему проводить больше времени с детьми, а также использование своих навыков программирования, при помощи которых он ускоряет выполнение рутинных задач. Однако, Кэтт говорит, что не мог бы прокормить семью, если бы не имел возможности жить со своей матерью. Он работает пять часов в день, зачастую семь дней в неделю, и старается зарабатывать 40 долларов США в день — немного выше минимального размера оплаты труда там, где он живет. Это еще очень хорошая ставка для «механического турка» — проведенное в 2018 году исследование показало, что в среднем такие работники зарабатывают примерно 2 доллара в час.

Так, по его словам:

Я не думаю, что этот труд высоко ценится. Мне даже кажется, что большинство людей даже не догадываются, что их данные обрабатывают живые люди. Сервисы, с которыми люди взаимодействуют каждый день — YouTube, Pinterest, разные приложения по обмену фотографиями — за кулисами прибегают к услугам «механических турок» чтобы обрабатывать и модерировать данные.

По мнению Лилли Ирани, ассоциированного профессора Калифорнийского университета в Сан-Диего, которая изучает цифровой труд, это не случайность. Вместо того, чтобы напрямую общаться с работниками, заказчики на платформе Mechanical Turk создают задания при помощи программного интерфейса, примерно как если бы они писали набор инструкций для компьютера. Платформа специально разработана, чтобы замаскировать человеческий труд и позволить заказчикам проще обманывать себя и мнить себя программистами, а не управленцами:

Многие из крупных технологических компаний, да и в целом культура компьютерных наук, очень сильно завязаны на производство «технологической магии». Mechanical Turk от Amazon — это то место, куда можно спрятать людей, необходимых для производства этой «магии».

Среди инженеров и программистов бытует мнение, что эти работники — всего лишь временное решение, пока ИИ не может их заменить. Это неизбежно обесценивает такой труд. Инвесторы также склонны поддерживать бизнес, основанный на легко масштабируемой технологии, а не громоздкой рабочей силе, которая будет требовать нормальных рабочих мест и достойной оплаты труда.

Facebook

Даже когда речь не идет о безликих подрядчиках-фрилансерах, технологические компании частенько держат своих «кочегаров» на расстоянии вытянутой руки. Например, Шон Спигл модерировал графический контент для Facebook, но формально был трудоустроен в компании по аутсорсингу из г. Тампа, Флорида.

За 15 долларов в час он был вынужден продираться через поток графического контента, в том числе содержащего пытки животных, детскую порнографию и смерть, но правила работы заставляли его смотреть эти видео целиком, даже если он уже их видел раз 30. По его словам, ежедневные необъяснимые и произвольные изменения правил приводили к тому, что психологически травмирующий материал часто так и оставался опубликованным. Он не имел права напрямую обращаться к правоохранительным органам, чтобы сообщить о совершенных преступлениях, записанных на видео, и ему ничего не говорили по поводу судьбы материалов, которые он отправлял «наверх», в команду, которая должна была заниматься подобными вопросами.

Я однозначно чувствовал себя просто винтиком огромной машины. У меня никогда не появлялось впечатления, будто я действительно кому-то помогаю.

Спигл также утверждает, что компания периодически увольняла большое число работников вне зависимости от качества их работы. Он пережил две такие чистки до того, как почти 90% из тех, кто работал на его этаже, были уволены в один день. По слухам, после серьезных изменений в правилах Facebook, начальство решило, что проще набрать и обучить с нуля новых работников, чем переобучать старых.

Нестабильность — неотъемлемая черта «призрачного труда». В отличие от другой работы в «гигономике», типа водителей для Uber, она невидима для потребителей и не привязана к определенным местам, утверждает Марк Грэхем, профессор интернет-географии Оксфордского университета. Это означает, что работники вынуждены конкурировать друг с другом на «всепланетном рынке труда», где оплата и условия работы сильно различаются.

Даже более стабильные случаи такой работы находятся в весьма шатком положении, потому что у нее мало барьеров, которые препятствовали бы ее переведению в места с более дешевой рабочей силой, если в ее нынешнем месте вдруг повысится минимальная оплата труда или будут приняты какие-то новые законы.

Грей считает, что в интересах каждого бороться с этими тревожными тенденциями в трудоустройстве, потому что «рано или поздно они придут и за тобой»

Современная «экономика услуг» вознаграждает компании, которые быстро переключаются с проекта на проект, и все большие объемы интеллектуального труда выполняются подрядчиками и фрилансерами, часто нанимаемыми через платформы типа Upwork или Fiverr. Частью этой проблемы является то, что законы о труде в большинстве стран — там, где они вообще что-то значат — все еще построены вокруг постоянного трудоустройства с фиксированным восьмичасовым рабочим днем. Распространяющиеся же из «гигономики» практики трудоустройства с легкостью обходят эти ограничения, что делает работников практически беззащитными и бесправными.

Как мы в очередной раз можем убедиться, современная отрасль информационных технологий, которую ее пиар-менеджеры и журналисты часто пытаются подать как некое торжество прогресса и новшеств, освобождающих человека от рутинного труда «старой» экономики, на самом деле покоится на огромных объемах этого же самого рутинного труда, не слишком заметного для конечных пользователей.

Подобно промышленным рабочим полтора столетия назад, интеллектуальные чернорабочие XXI века служат придатком машины, выполняя операции, которые слишком сложны для нее. Они получают за свой труд гроши и им постоянно угрожает перспектива быть замененным более дешевым трудом из другой страны или просто стать ненужными из-за прогресса технологий, которому они же сами и помогают.

Дальнейшее развитие современной социально-экономической системы в отсутствие массовой, по-настоящему глобальной борьбы за интересы трудящихся будет все больше ухудшать ситуацию на рынке труда, заставляя все более широкие слои населения соперничать друг с другом за право до изнеможения выполнять малооплачиваемые задания работодателей на платформах «краудсорсинга» просто для того, чтобы выжить. Таково будущее наёмного труда в рамках существующей системы. Тому, кто не хочет мириться с таким вариантом развития событий, остается лишь одно — бороться за другое будущее, за общество, основанное на качественно других принципах.

https://prometej.info/chelovecheskie-vintiki-ii/ 

Link to comment
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Loading...
 Share

×
×
  • Create New...