Jump to content
Форум - Замок

"Сказки для взрослых "


Recommended Posts

Красавица

 

По дороге шла девушка, прекрасная, как фея. Вдруг она заметила, что следом за ней идет мужчина. Она обернулась и спросила:

 

— Скажи, зачем ты идешь за мной?

 

Мужчина ответил:

 

— О повелительница моего сердца, твои чары столь неотразимы, что повелевают мне следовать за тобой. Про меня говорят, что я прекрасно играю на лютне, что посвящен в тайны искусства поэзии и что умею в сердцах женщин пробуждать муки любви. А тебе я хочу объясниться в любви, потому что ты пленила мое сердце!

 

Красавица молча смотрела некоторое время на него, потом сказала:

 

— Как ты мог влюбиться в меня? Моя младшая сестра гораздо красивее и привлекательнее меня. Она идет за мной, посмотри на нее.

 

Мужчина остановился, потом обернулся, но увидел только безобразную старуху в заплатанной накидке. Тогда он ускорил шаги, чтобы догнать девушку. Опустив глаза, он спросил голосом, выражающим покорность:

 

— Скажи мне, как ложь могла сорваться у тебя с языка?

 

Она улыбнулась и ответила:

 

— Ты, мой друг, тоже не сказал мне правду, когда клялся в любви. Ты знаешь в совершенстве все правила любви и делаешь вид, что твое сердце пылает от любви ко мне. Как же ты мог обернуться, чтобы посмотреть на другую женщину?

 

Источник: http://www.nlplife.ru

Link to comment
Share on other sites

  • Replies 346
  • Created
  • Last Reply

Top Posters In This Topic

Top Posters In This Topic

Posted Images

Три желания

 

Правитель сказал одному из своих мудрецов:

 

— Трёх вещей жаждет душа моя. Первое моё желание — чтобы никто не совершал такого поступка, который бы я не в силах был простить.

 

Второе желание — чтобы никогда не случилось так, что я не смогу удовлетворить просьбу того, кто ко мне обратился в нужде.

 

Третье моё желание — чтобы никто долголетием не мог сравняться со мной.

 

Услышав это, мудрец улыбнулся, а правитель спросил его:

 

— Почему ты смеёшься?

 

— Как мне не смеяться, — сказал мудрец, — если ты пожелал для себя то, что свойственно одному лишь Богу?!

 

Правитель ему ответил:

 

— Пусть будут мои слова тайной, схорони их у себя, не разглашай, ибо знаю я, что всякий, кто услышит их, будет надо мной смеяться.

Link to comment
Share on other sites

Камень

 

Однажды один человек прокопал в огромной горе тоннель. У входа его положил огромный камень, на котором написал: «Через эту гору пройдёт тот, который сдвинет этот камень со своего места».

 

С того времени прошло много веков. Много находилось добровольцев на этот камень. Но только камень тот по сей день лежит на своём месте, и каждый может пойти и посмотреть на него. И многие не верят, что один человек это сделал, что нет здесь никакого обмана. И, многие, глядя на этот камень, ужасаются, и многие хотят испытать свои силы.

 

И пришёл к этому месту человек и сказал:

 

— Совестно перед этим человеком, который прокопал всю гору, а людям для свидетельства, что он это сделал, только камень положил.

 

И подвизался сдвинуть камень.

 

Много ли, мало ли времени прошло, испробовал человек разные приспособления, чтобы сдвинуть камень, но напрасно.

 

И совестил себя, и на совесть свою огорчался, думая: «Не для соблазна ли положили этот камень, дабы разбиться об него человеку, потеряв веру к жизни? Не для истребления ли его добрых намерений, с которыми он приступает ко всякому делу? И кому уподобиться человек, видя, что труды его напрасны?»

 

И многое в себе пережил человек и передумал, так он трудился.

 

Однажды поутру, он встал против камня и увидел, что на нём ни одной царапины с того времени, как стал он трудиться над ним. А сам человек претерпел немало: была душа у человека, а теперь вместо неё чёрная дыра сделалась. Вспомнил он слова свои, когда приступал к работе, усмехнулся от боли в груди и сказал:

 

— Этот человек в знак своих трудов положил здесь этот камень. Но кто может увидеть его труды, коль такой камень лежит при двери? Я даже царапины на нём сделать не смог. Кто может увидеть мой труд?

 

И, вдруг, раздвинулся камень, и дверь отворилась, и увидел человек, что должно ему было видеть. А когда возвратился, никто ему не поверил. Потому что камень тот и по сей день лежит на своём месте, и каждый может пойти и посмотреть на него.

Link to comment
Share on other sites

Истина

За высокими горами, за дремучим лесом жила царица Истина. Рассказами о ней был полон весь мир. Её не видел никто, но любили. О ней говорили пророки, о ней пели поэты. При мысли о ней кровь загоралась в жилах. Ею грезили во сне. Одним она являлась в грёзах в виде девушки с золотистыми волосами, ласковой, доброй и нежной. Другим грезилась чернокудрая красавица, страстная и грозная. Это зависело от песен поэтов. Одни пели:

 

— Видел ли ты, как в солнечный день, словно море, золотыми волнами ходит спелая нива? Таковы волосы царицы Истины. Расплавленным золотом льются они по обнажённым плечам и спине и касаются её ног. Как васильки в спелой пшенице горят её глаза. Встань тёмной ночью и дождись, как зарозовеет на востоке первое облачко, предвестник утра. Ты увидишь цвет её щёк. Как вечный цветок, цветёт и не отцветает улыбка на её коралловых устах. Всем и всегда улыбается Истина, которая живёт там, за высокими горами, за дремучим лесом.

 

Другие пели:

 

— Как тёмная ночь черны волны её благоухающих волос. Как молния блещут глаза. Бледно прекрасное лицо. Только избраннику улыбнётся она, черноокая, чернокудрая, грозная красавица, которая живёт там, за дремучим лесом, за высокими горами.

 

И юный витязь Хазир решил увидеть царицу Истину. Там, за крутыми горами, там, за чащей непроходимого леса — пели все песни — стоит дворец из небесной лазури, с колоннами из облаков. Счастлив смелый, которого не испугают высокие горы, кто пройдёт через дремучий лес. Счастлив он, когда достигнет лазурного дворца, усталый, измученный, и упадёт на ступени и споёт призывную песнь. Выйдет к нему обнажённая красавица. Аллах только раз видел такую красоту! Восторгом и счастьем наполнится сердце юноши. Чудные мысли закипят в его голове, чудные слова — на его устах. Лес расступится перед ним, горы склонят свои вершины и сравняются с землёй на его пути. Он вернётся в мир и расскажет о красоте царицы Истины. И, слушая его вдохновенную повесть об её красоте, все, сколько есть на свете людей, — все полюбят Истину. Её одну. Она одна будет царицей земли, и золотой век настанет в её царстве. Счастлив, счастлив тот, кто увидит её!

 

Хазир решил ехать и увидеть Истину.

 

Он заседлал арабского коня, белого, как молоко. Туго стянулся узорным поясом, обвешал себя дедовским оружием с золотой насечкой. И, поклонившись товарищам, женщинам и старым витязям, собравшимся полюбоваться на молодца, сказал:

 

— Пожелайте мне доброго пути! Я еду, чтобы увидеть царицу Истину и взглянуть в её очи. Вернусь и расскажу об её красоте.

 

Сказал, дал шпоры своему коню и поскакал. Вихрем нёсся конь по горам, крутился по тропинкам, по которым и козочке проскакать бы с трудом, распластавшись по воздуху, перелетал через пропасти. И через неделю, на усталом и измученном коне, Хазир подъезжал к опушке дремучего леса.

 

На опушке стояли кельи, а среди них жужжали на пчельнике золотые пчёлы. Тут жили мудрецы, удалившиеся от земли, и думали о небесном. Они звались — Первые стражи Истины.

 

Заслышав конский топот, они вышли из келий и с радостью приветствовали увешанного оружием юношу. Самый старый и почтенный из них сказал:

 

— Будь благословен каждый приход юноши к мудрецам! Небо благословляло тебя, когда ты седлал своего коня!

 

Хазир соскочил с седла, преклонил колена перед мудрым старцем и ответил:

 

— Мысли — седины ума. Приветствую седины твоих волос и твоего ума.

 

Старику понравился учтивый ответ, и он сказал:

 

— Небо уже благословило твоё намерение: ты благополучно прибыл к нам через горы. Разве ты правил на этих козьих тропинках? Архангел вёл под уздцы твою лошадь. Ангелы своими крыльями поддерживали твоего коня, когда он, распластавшись в воздухе, словно белый орёл, перелетал через бездонные пропасти. Какое доброе намерение привело тебя сюда?

 

Хазир отвечал:

 

— Я еду, чтоб увидеть царицу Истину. Весь мир полон песен о ней. Одни поют, что волосы её светлы, как золото пшеницы, другие — что черны, как ночь. Но все сходятся в одном: что царица прекрасна. Я хочу увидеть её, чтоб потом рассказать людям об её красоте. Пусть все, сколько есть людей на свете, полюбят её.

 

— Доброе намерение! Доброе намерение! — похвалил мудрец. — И ты не мог поступить лучше, как явившись зa этим к нам. Оставь твоего коня, войди в эту келью, и мы расскажем тебе всё про красоту царицы Истины. Твой конь пока отдохнёт, и, вернувшись в мир, ты сможешь рассказать людям всё про красоту царицы.

 

— А ты видел Истину? — воскликнул юноша, с завистью глядя на старика.

 

Мудрый старец улыбнулся и пожал плечами.

 

— Мы живём на опушке леса, а Истина живёт вон там, за дремучей чащей. Дорога туда трудна, опасна, почти невозможна. Да и зачем нам, мудрым, делать эту дорогу и предпринимать напрасные труды? Зачем нам идти смотреть Истину, когда мы и так знаем, какова она? Мы мудры, мы знаем. Пойдём, и я расскажу тебе о царице все подробности!

 

Но Хазир поклонился и вдел ногу в стремя:

 

— Благодарю тебя, мудрый старик! Но я сам хочу увидеть Истину. Своими глазами!

 

Он был уже на коне. Мудрец даже затрясся от негодования.

 

— Ни с места! — крикнул он. — Как? Что? Ты не веришь в мудрость? Ты не веришь в знание? Ты смеешь думать, что мы можем ошибаться? Смеешь не доверять нам, мудрецам! Мальчишка, щенок, молокосос!

 

Но Хазир взмахнул шёлковой плёткой.

 

— Прочь с дороги! Не то я оскорблю тебя плёткой, которой не оскорблял даже коня!

 

Мудрецы шарахнулись в стороны, и Хазир помчался на отдохнувшем коне.

 

Вдогонку ему раздавались напутствия мудрецов:

 

— Чтоб ты сгинул, негодяй! Пусть небо накажет тебя за дерзость! Помни, мальчишка, в час смерти: кто оскорбляет одного мудрого, оскорбляет весь мир! Чтоб тебе сломать шею, мерзавец!

 

Хазир мчался на своём коне. Лес становился всё гуще и выше. Кудрявые кустарники перешли в дубраву. Через день пути, в тенистой, прохладной дубраве, Хазир выехал к храму. Это была великолепная мечеть, какую редко сподобливался видеть кто из смертных. В ней жили дервиши, которые смиренно звали себя — Псами Истины. И которых звали другие — Верными стражами.

 

Когда молчаливая дубрава проснулась от топота коня — навстречу витязю вышли дервиши с верховным муллой во главе.

 

— Пусть будет благословен всякий, кто приходит к храму аллаха, — сказал мулла, — тот, кто приходит в юности, благословен на всю жизнь!

 

— Благословен! — подтвердили хором дервиши.

 

Хазир проворно соскочил с коня, глубоко поклонился мулле и дервишам.

 

— Молитесь за путника! — сказал он.

 

— Откуда и куда держишь путь? — спросил мулла.

 

— Еду для того, чтобы, вернувшись в мир, рассказать людям о красоте Истины.

 

И Хазир рассказал мулле и дервишам про свою встречу с мудрецами. Дервиши рассмеялись, когда он рассказал, как он должен был плёткой пригрозить мудрецам, и верховный мулла сказал:

 

— Не иначе, как сам аллах внушил тебе мысль поднять плётку! Ты хорошо сделал, что приехал к нам. Что могли сказать тебе мудрецы про Истину? То, до чего они дошли своим умом! Выдумки! А мы имеем все сведения о царице Истине, полученные прямо с неба. Мы расскажем тебе всё, что знаем, и ты будешь иметь сведения самые верные. Мы скажем тебе всё, что сказано о царице Истине в наших священных книгах.

 

Хазир поклонился и сказал:

 

— Благодарю тебя, отец. Но я поехал не для того, чтоб слушать чужие рассказы или читать, что пишется в священных книгах. Это я мог сделать и дома. Не стоило трудить ни себя, ни лошадь.

 

Мулла нахмурился слегка и сказал:

 

— Ну, ну! Не упрямься, мой мальчик! Ведь я знаю тебя давно. Я знал тебя, когда ещё жил в мире, когда ты был совсем маленьким, и часто держал тебя на коленях. Я ведь и отца твоего Гафиза знал, и деда твоего Аммелека тоже знал отлично. Славный человек был твой дед Аммелек. Он тоже думывал о царице Истине. У него в доме лежал коран. Но он даже и не раскрывал корана — он довольствовался тем, что ему рассказывали об Истине дервиши. Он знал, что в коране написано, должно быть, то же самое — ну, и довольно. К чему ж ещё читать книгу! Твой отец Гафиз тоже был очень хороший человек, но этот был помудрёнее. Как задумается, бывало, об Истине, возьмёт сам коран и прочтёт. Прочтёт и успокоится. Ну, а ты ещё дальше пошёл. Ишь ты какой. Тебе и книги мало. К нам порасспросить приехал. Молодец, хвалю, хвалю! Идём, готов рассказать тебе всё, что знаю. Готов!

 

Хазир улыбнулся:

 

— Отец мой пошёл дальше, чем дед. Я — дальше, чем отец. Значит, сын мой пойдёт ещё дальше, чем я? И сам, своими глазами захочет увидеть Истину? Не так ли надо думать?

 

Мулла вздохнул:

 

— Кто знает! Кто знает! Всё может быть! Человек не деревцо. Смотришь на побег — не знаешь, что вырастет: дуб, сосна или ясень. Хазир сидел уж на коне.

 

— Ну, так вот что! — сказал он. — Зачем же оставлять сыну то, что могу сделать я сам? И он тронул лошадь. Мулла схватил его за повод.

 

— Стой, нечестивец! Как же ты смеешь после всего, что я сказал, продолжать путь? А, неверная собака! Так ты смеешь, значит, не верить ни нам, ни корану!

 

Но Хазир дал шпоры своему коню. Конь взвился, и мулла отлетел в сторону. Одним прыжком Хазир был уже в чаще, а вслед ему неслись проклятия муллы, крики и вой дервишей.

 

— Будь проклят, нечестивец! Будь проклят, гнусный оскорбитель! Кого ты оскорбил, оскорбляя нас? Пусть раскалённые гвозди впиваются в копыта своей лошади при каждом её шаге! Ты едешь на гибель!

 

— Пусть разлезется твой живот! Пусть выползут, как гадины, как змеи, твои внутренности! — выли дервиши, катаясь по земле. Хазир продолжал путь.

 

А путь становился всё труднее и труднее. Лес всё чаще — и чаща всё непроходимее. Пробираться приходилось уж шагом, да и то с большим трудом. Как вдруг раздался крик:

 

— Остановись!

 

И, взглянув вперёд, Хазир увидел воина, который стоял с натянутым луком, готовый спустить дрожащую стрелу с тугой тетивы. Хазир остановил коня.

 

— Кто такой? Куда едешь? Откуда? И зачем держишь путь? — спросил воин.

 

— А ты что за человек? — переспросил его в свою очередь Хазир. — И по какому праву спрашиваешь? И для какой надобности?

 

— А спрашиваю я по такому праву и для такой надобности, — отвечал воин, — что я воин великого падишаха. А приставлен я с товарищами и с начальниками для того, чтоб охранять священный лес. Понял? Ты находишься на заставе, которая называется «заставой Истины» — ибо она устроена для охраны царицы Истины!

 

Тогда Хазир рассказал воину, куда и зачем он едет. Услыхав, что витязь держит путь к лазурному дворцу Истины, воин позвал своих товарищей и предводителей.

 

— Ты хочешь узнать, какая такая на самом деле Истина? — сказал главный предводитель, любуясь дорогим оружием, славным конём и молодецкой посадкой Хазира. — Доброе намерение, юный витязь! Доброе намерение! Сходи же скорей с твоего коня, идём, я тебе всё расскажу. В законах великого падишаха всё написано, какая должна быть Истина, — и я тебе охотно прочту. Можешь потом вернуться и рассказывать.

 

— Благодарю тебя! — отвечал Хазир. — Но я отправился затем, чтобы видеть её своими глазами.

 

— Эге! — сказал предводитель. — Да мы, брат, не мудрецы тебе, не муллы и не дервиши! Мы разговаривать много не умеем. Слезай-ка с коня, живо, без разговоров!

 

И предводитель взялся за саблю. Воины тоже понаклонили копья. Конь испуганно насторожил уши, захрапел и попятился. Но Хазир вонзил ему шпоры в бока, пригнулся в луке и, засвистав над головой кривою саблей, крикнул:

 

— Прочь с дороги, кому жизнь ещё мила!

 

За ним только раздались крики и вой. Хазир уже летел сквозь густую чащу.

 

А вершины деревьев всё плотней и плотней смыкались над головой. Скоро стало так темно, что и днём царила в лесу ночь. Колючие кустарники плотной стеной преграждали дорогу. Обессилевший и измученный благородный конь уж терпеливо выносил удары плётки и, наконец, пал. Хазир пошёл пешком пробираться через лес. Колючий кустарник рвал и драл на нём одежду. Среди тьмы дремучего леса он слышал рёв и грохот водопадов, переплывал бурные реки и выбивался из сил в борьбе с лесными потоками, холодными, как лёд, бешеными, как звери. Не зная, когда кончался день, когда начиналась ночь, он брёл и, засыпая на мокрой и холодной земле, истерзанный и окровавленный, он слышал кругом в лесной чаще вой шакалов, гиен и рёв тигров.

 

Так неделю брёл он по лесу — и вдруг зашатался: ему показалось, что молния ослепила его. Прямо из тёмной, непроходимой чащи он вышел на поляну, залитую ослепительным солнечным светом. Сзади чёрной стеной стоял дремучий бор, а посреди поляны, покрытой цветами, стоял дворец, словно сделанный из небесной лазури. Ступени к нему сверкали, как сверкает снег на вершинах гор. Солнечный свет обвил лазурь и, как паутиной, одел её тонкими золотыми чёрточками дивных стихов из корана. Платье лохмотьями висело на Хазире. Только оружие с золотой насечкой было всё цело. Полуобнажённый, могучий, с бронзовым телом, увешанный оружием, — он был ещё красивее.

 

Хазир, шатаясь, дошёл до белоснежных ступеней и, как пелось в песнях, измученный и без сил упал на землю. Но роса, которая брильянтами покрывала благоухающие цветы, освежила его. Он поднялся, снова полный сил, он не чувствовал более боли от ссадин и ран, не чувствовал усталости ни в руках, ни в ногах. Хазир запел:

 

— Я пришёл к тебе чрез дремучий лес, чрез густую чащу, чрез высокие горы, чрез широкие реки. И в непроглядной тьме дремучего бора мне светло было, как днём. Сплетавшиеся верхушки деревьев казались мне ласковым небом, и звёзды горели для меня в их ветвях. Рёв водопадов казался мне журчаньем ручейков, и вой шакалов песнью звучал в моих ушах. В проклятиях врагов я слышал добрые голоса друзей, и острые кустарники казались мне мягким, нежным пухом. Ведь я думал о тебе! Я шёл к тебе! Выйди же, выйди, царица снов моей души!

 

И, услыхав тихий звук медленных шагов, Хазир даже зажмурился: он боялся, что ослепнет от вида чудной красавицы.

 

Он стоял с сильно бьющимся сердцем, и когда набрался смелости и открыл глаза — перед ним была голая старуха. Кожа её, коричневая и покрытая морщинами, висела складками. Седые волосы свалялись в космы. Глаза слезились. Сгорбленная, она едва держалась, опираясь на клюку.

 

Хазир с отвращением отшатнулся.

 

— Я — Истина! — сказала она.

 

И так как остолбеневший Хазир не мог пошевелить языком, она печально улыбнулась беззубым ртом и сказала:

 

— А ты думал найти красавицу? Да, я была такой! В первый день создания мира. Сам аллах только раз видел такую красоту! Но, ведь, с тех пор века веков промчались за веками. Я стара, как мир, я много страдала, а от этого не делаются прекраснее, мой витязь! Не делаются!

 

Хазир чувствовал, что он сходит с ума.

 

— О, эти песни про златокудрую, про чернокудрую красавицу! — простонал он. — Что я скажу теперь, когда вернусь? Все знают, что я ушёл, чтоб видеть красавицу! Все знают Хазира, — Хазир не вернётся живой, не исполнив своего слова! У меня спросят, — спросят: «Какие у неё кудри — золотые, как спелая пшеница, или тёмные, как ночь? Как васильки или как молнии горят её глаза?» А я! Я отвечу: «Её седые волосы, как свалявшиеся комья шерсти, её красные глаза слезятся»…

 

— Да, да, да! — прервала его Истина. — Ты скажешь всё это! Ты скажешь, что коричневая кожа складками висит на искривлённых костях, что глубоко провалился чёрный, беззубый рот! — И все с отвращением отвернутся от этой безобразной Истины. Никто уж больше никогда не будет любить меня! Грезить чудной красавицей! Ни в чьих жилах не загорится кровь при мысли обо мне. Весь мир — весь мир отвернётся от меня.

 

Хазир стоял перед нею, с безумным взглядом, схватившись за голову:

 

— Что ж мне сказать? Что ж мне сказать?

 

Истина упала перед ним на колени и, протягивая к нему руки, сказала умоляющим голосом:

 

— Солги!

 

Дорошевич В. М. Сказки и легенды

Link to comment
Share on other sites

Отец знает всё!

 

Был день рождения священника, главы прихода. С поздравлениями и подарками к нему пришли дети. Святой отец взял красиво обёрнутый свёрток у маленькой Мэри и воскликнул:

 

— Ах! Вижу ты принесла мне книгу. — (У папы Мэри был книжный магазин.)

 

— Откуда вы знаете?

 

— Отец знает всё!

 

— А ты, Томми, принёс мне свитер, — сказал священник, взяв свёрток у Томми. (Папа Томми торговал шерстяными изделиями.)

 

— Точно! Откуда вы это знаете?

 

— Ах! Отец знает всё!

 

Так продолжалось и дальше, до тех пор, пока он не взял подарок Бобби. Обёрточная бумага была мокрой. (Папа Бобби торговал винами и ликёрами.) Поэтому священник сказал:

 

— Вижу, ты принёс мне бутылочку шотландского виски и разлил немного!

 

— Неправильно, — ответил мальчик, — это не виски.

 

— Ну, тогда, наверное, бутылка рома.

 

— Опять неправильно.

 

Пальцы священника были влажными. Он сунул один в рот, но это ему не помогло.

 

— Это джин?

 

— А вот и нет! — ответил Бобби. — Я принёс вам щенка!

 

Антонио де Мелло. Когда Бог смеётся.

Link to comment
Share on other sites

Лисица, волк и лев на охоте

 

Однажды лев позвал с собой на охоту волка и лисицу, чтобы те помогли нести ему добычу на обратном пути. При этом царь зверей нарушил известное всем правило, гласящее, что лев охотится один, но он решил, что его величие это не умалит, как не умаляют блеск Луны окружающие её звёзды.

 

Охота их не была долгой, и вскоре были пойманы зубр, заяц и козёл. Щедрость льва была известна, и его спутники предвкушали справедливый делёж добычи. Но лев заметил алчный блеск в их глазах и решил их за это наказать. «Я этим попрошайкам выдам за их алчность как следует», — подумал он и зарычал, вселив страх в своих подручных, а после этого сказал:

 

— Ну-ка, волк, чтобы никто из вас не упрекал меня в несправедливости, раздели добычу сам!

 

Волк, дрожа от страха, предложил:

 

— Ты, лев, как самый большой охотник среди нас, съешь зубра, мне же сгодится и тощий козёл, а лисица пусть удовольствуется зайцем!

 

Наглость волка разозлила льва, и он зарычал в ответ:

 

— Ты не волк, а поганая дворняга, если считаешь, что твой совет хоть чего-нибудь стоит!

 

Сказав это, он ударил волка своей огромной лапой, и тот упал замертво. Лев же обратился к лисе:

 

— Как же ты теперь разделишь эту свежатину?

 

— Я думаю, что тебе на завтрак следует съесть зубра, — с почтением сказала лиса, — козлом же ты сможешь пообедать. А зайца, о мой повелитель, ты, пожалуйста, съешь на ужин, потому что обильный ужин вреден даже царям.

 

Когда лев выслушал лису, гнев его прошёл, и он воскликнул:

 

— Где же ты, лисица, научилась такой мудрости, которая позволила тебе не оплошать передо мной?

 

— О, царь зверей, — отвечала лиса, — больше всего мудрости мне прибавило то, что я видела, как ты поступил с волком.

 

— Ты мне мила, лиса, тем, что сумела проявить хитрость там, где это было нужно, а хитрость во все времена была столь же важна, как ум и доблесть! — сказал лев.

 

Лиса же благословляла свою судьбу за то, что лев сначала обратился к волку.

 

А мы добавим, что блажен тот, кто способен учиться на чужом счастье или несчастье и поступать по этому опыту.

 

Суфии: Восхождение к истине.

Link to comment
Share on other sites

Ради ребёнка

 

Жила как-то одна семья: отец, мать и дочка-школьница. Жили они дружно, по крайней мере, так считали соседи: не было громких ссор между родителями, видно было, как те любят свою дочь. Вот только сама дочь не считала свою семью благополучной.

 

Однажды, возвращаясь домой со школы, она тихо открыла входную дверь и услышала, как её родители ссорятся. Ругались они со злобой, с какой-то ненавистью. Но не это удивило девочку. Удивило то, что когда она чем-то загремела в прихожей, ссора моментально прекратилась, и, войдя в комнату, девочка увидела улыбающихся ей родителей. И весь вечер они вели себя так, будто между ними ничего не произошло.

 

Много позже, когда подростковый «переходный» возраст дочери подходил к концу, когда уже сформировавшаяся личность не только имела свою точку зрения на всё, но и могла её отстоять, в очередном конфликте с матерью девочка услышала такую фразу:

 

— Да как тебе не стыдно, неблагодарная?! — исчерпав все аргументы, сорвалась мать. — Мы с отцом ради тебя пожертвовали своим счастьем; не разводились только для того, чтобы ты росла в «полной» семье!..

 

Девушка была готова к такой фразе. Она много раз думала над тем, что происходит между её родителями.

 

— А кто вас просил?! Я знала, что вы не любите друг друга. Я знала, что вы ругаетесь. Зачем мне это было нужно? Мало того, что вы себя несчастными сделали, вы ещё и меня в этом обвиняете. Я вас обоих люблю, и мне было бы лучше, если бы вы оба были счастливы. Если не можете быть счастливы вместе — будьте счастливы порознь.

 

Я бы приходила к вам по очереди и радовалась за каждого, что у вас всё хорошо. Вы думаете, что мне было нужно, чтобы рядом со мной просто находились два человека? Нет. Мне нужно было, чтобы рядом со мной были два счастливых человека. Вы лишили меня возможности видеть вас счастливыми. Вы не показали мне пример того, какой должна быть счастливая семья. Придётся мне теперь самой придумывать, как это должно быть. Только, как вы, убивать любовь я не буду.

Link to comment
Share on other sites

Дар Тьмы

 

Дух Тьмы мыслил:

 

«Как ещё крепче привязать человечество к земле? Пусть будут сохранены обычаи и привычки, ничто так не прикрепляет человечество к обычным обликам.

 

Но это средство годно лишь для множества. Гораздо опаснее одиночество. В нём просветляется сознание, и созидаются новые построения. Нужно ограничить часы одиночества. Не следует людям оставаться одним. Снабжу их отражением, и пусть привыкают к своему облику».

 

Слуги Тьмы принесли людям зеркало.

Link to comment
Share on other sites

  • 2 weeks later...

Не мог поверить

 

Если ты посмотришь на лица людей в мире, то удивишься, почему все люди выглядят такими грустными? Почему у них такие глаза, словно они потеряли всякую надежду? Причина проста; причина в повторении. Человек разумен; повторение создает скуку. Скука создает грусть, потому что человек знает, что случится завтра, послезавтра… пока он не окажется в могиле, все будет прежним, одним и тем же.

 

Финкельштейн и Ковальский сидят в баре и смотрят по телевизору новости. В новостях показывают женщину, стоящую на краю крыши и грозящую прыгнуть вниз. Финкельштейн говорит Ковальскому:

 

- Вот что я тебе скажу. Давай заключим пари: если она прыгнет, я получаю двадцать долларов. Если она не прыгнет, ты получаешь двадцать долларов. Идет?

 

- Идет, - говорит Ковальский.

 

Через несколько минут женщина прыгает с края крыши и разбивается. Ковальский достает кошелек и протягивает Финкельштейну двадцать долларов.

 

Через несколько минут Финкельштейн оборачивается к Ковальскому и говорит:

 

- Послушай, я не могу взять у тебя эти двадцать долларов. Я должен тебе кое в чем признаться: я смотрел это выпуск новостей днем. Это был повтор.

 

- Нет, нет, - говорит Ковальский, - оставь себе деньги, ты их выиграл честно и по правилам. Видишь ли, я тоже смотрел этот выпуск по телевизору днем.

 

- Ты тоже его смотрел? - удивился Финкельштейн. - Но почему же тогда ты принял пари, что это женщина не прыгнет?

 

- Я не мог поверить, что она будет достаточно глупа, чтобы сделать это дважды.

Link to comment
Share on other sites

Кошка

 

Кошка с полосатым хвостом сказала Великой Богине:

 

— Пожалуйста, очень прошу, Великая Богиня, ты можешь всё, сделай меня женщиной! Мне так этого хочется!

 

И Великая Богиня сказала:

 

— Сделать это не трудно, трудно любить, а женщина, если она не умеет любить, перестаёт быть женщиной.

 

— Я буду, буду любить! — поклялась кошка с полосатым хвостом.

 

— Ладно! — сказала Великая Богиня. — Раз! Два! Три!

 

И кошка превратилась в женщину.

 

Она полюбила. Он был красивый и высокий, и у него были светлые волосы, потому что он был такой высокий, что головой касался солнца.

 

Он тоже полюбил кошку.

 

Но когда он хотел её поцеловать, случилось несчастье. В углу промелькнула мышь! И кошка забыла, что она уже не кошка, бросилась на мышь и… опять стала обыкновенной кошкой с полосатым хвостом.

 

А он? Что мог сделать он? Он ушёл.

 

Он был высокий и красивый, и у него были светлые волосы, потому что он был такой высокий, что головой касался солнца.

 

Долго плакала кошка, но Великая Богиня была неумолима. Она ведь сама была женщина.

Link to comment
Share on other sites

  • 2 weeks later...

Три типа слушателей

 

 

Однажды к Будде пришёл человек, очень культурный, очень образованный и очень учёный. И он задал Будде вопрос. Будда сказал:

 

 

— Извините, но прямо сейчас я не могу ответить на ваш вопрос.

 

 

Человек удивился:

 

 

— Почему вы не можете ответить? Вы заняты, или что-то другое?

 

 

Это был очень важный человек, хорошо известный во всей стране, и, конечно, он почувствовал себя обиженным тем, что Будда так занят, что не может уделить ему немного времени.

 

 

Будда сказал:

 

 

— Нет, дело не в этом. У меня достаточно времени, но прямо сейчас вы будете не в состоянии воспринять ответ.

 

 

— Что вы имеете в виду?

 

 

— Есть три типа слушателей, — сказал Будда. — Первый тип, как горшок, повёрнутый вверх дном. Можно отвечать, но ничего не войдёт в него. Он недоступен. Второй тип слушателей подобен горшку с дыркой в дне. Он не повёрнут вверх дном, он находится в правильном положении, всё, как должно быть, но в его дне дырка. Поэтому кажется, что он наполняется, но это лишь на мгновение. Рано или поздно вода вытечет, и он снова станет пустым. Очевидно, лишь на поверхности кажется, что в горшок что-то входит, на самом деле ничего не входит, поскольку ничего не может удержаться. И наконец, есть третий тип слушателя, у которого нет дырки и который не стоит вверх дном, но который полон отбросов. Вода может входить в него, но как только она входит, она тут же отравляется. И вы принадлежите к третьему типу. Поэтому-то мне и трудно ответить прямо сейчас. Вы полны отбросов, поскольку вы такой знающий. То, что не осознано вами, не познано, — это отбросы.

Link to comment
Share on other sites

Как выбрать мужа

 

Современная притча

 

Мать наставляла дочь-подростка:

 

— Выбор мужа — ответственное дело. К этому надо относиться с умом. Вот посмотри на папу. Он может починить всё, что угодно: и машину сам чинит, и в доме всё может починить: электричество, сантехнику… И мебель, если поломается, тоже починит…

 

Дочка кивала головой. Всё это происходило на её глазах.

 

— Если ты найдёшь себе такого мужа, — продолжала мать, — то у тебя никогда не будет ничего нового.

Link to comment
Share on other sites

  • 2 months later...

Своенравная принцесса

Некогда жил-был один король. Все то, чему его научили с детства и во что он верил, было для него несомненной истиной. Hо сам он был ограниченным и недалеким человеком, хотя во многом он был справедлив. У него было три дочери, и однажды он призвал их к себе и сказал им:

 

- Все, чем я владею, принадлежит вам или бyдет принадлежать вам. От меня вы получили жизнь. Только от меня зависит ваше будущее, а значит, и ваша судьба.

 

Две старшие дочери, полные признательности и доверия к его словам, тут же с ним согласились.

 

Hо третья дочь, самая младшая, сказала:

 

- Хотя долг обязывает меня повиноваться тебе, я все же не могу поверить в то, что моя судьба всегда должна зависеть от твоей воли.

 

- Мы проверим это, - сказал король и тут же приказал заточить девушку в маленькую келью. В своей тюрьме принцесса провела несколько лет, в то вpемя как ее послушные сестры привольно жили и наслаждались богатствами, котоpые могли бы принадлежать и ей.

 

Заточив свою дочь, король сказал сам себе:

 

- Моя дочь томится в келье не по своей воле, а по моей. Это в полной мере доказывает для всякого здравомыслящего ума, что не от нее, а именно от меня зависит ее судьба.

 

Жители той страны, прослышав о том, что случилось с принцессой, говорили дpyг дpyгy:

 

- Все мы знаем нашего правителя, и ничего дурного за ним не замечали. Раз он обошелся так со своей собственной дочерью, котоpая есть его плоть и кровь, значит, она сказала или сделала что-то очень плохое. Они искренне думали так, потомy что не достигли того уровня, чтобы обсyждать притязания короля на абсолютную правоту всегда и во всем.

 

Вpемя от времени король навещал свою дочь. Он заставал ее с каждым разом все более ослабевшей и изможденной. Hо ничто не могло сломить ее.

 

Hаконец король потерял терпение: "Твое упорное непослушание, - сказал он ей однажды, - может только раздражить меня еще больше и, возможно, ослабит мой авторитет; я могу убить тебя, но y меня доброе сердце; поэтомy я решил тебя изгнать за пределы моего царства в дикую пустыню, где живут только звери и такие же безумцы, как ты, котоpые не смогли ужиться в нашем разумном обществе. Там ты быстро поймешь, можешь ли ты существовать без своей семьи, и если сможешь, то предпочтешь ли этот образ жизни нашему".

 

Его указ был тут же выполнен, и принцессу прогнали за пределы королевства. И вот она оказалась на свободе: в дикой местности, в обстановке, ничуть не похожей на ту, к которой она пpивыкла с детства. Однако вскоре она поняла, что пещера может стать домом, орехи и фрукты, сорванные с дерева, так же вкусны, как поданные на золотых тарелках, что тепло исходит от солнца. Эта местность имела свой собственный климат и жила своей жизнью. Постепенно девушка приспособилась к новым условиям: воду она брала из ручья, на земле отыскивала овощи, а огонь добывала из тлеющего дерева.

 

- Здесь, - сказала она себе однажды, - все элементы жизни гармонируют дpyг с другом, составляют завершенность, котоpая ни целиком, ни в частности не подвластна воле моего отца-короля.

 

И вот однажды заблудившийся путешественник, оказавшийся богатым и предприимчивым человеком, повстречался с принцессой. Он полюбил ее, увез в свою страну, и там они поженились.

 

Спустя некоторое вpемя они снова вернулись в ту дикую местность и построили там огромный процветающий город, воплотивший в полной мере их мудрость, находчивость и веру.

 

"Безумцы" и дpyгие изгнанники, населявшие дикую пустыню - многие из тех, кого считали сумасшедшими, вошли в полную гармонию с многосторонней жизнью этой местности и стали ей полезными. Слава об этом городе и его окрестностях pазнеслась по всему свету. Его могущество и красота затмили красоту и могущество королевства, которым правил отец принцессы.

 

По желанию всех жителей принцесса и ее мyж стали правителями этого нового, идеального королевства.

 

В конце концов, старый король решил посетить загадочный и чудесный город, возникший в пустыне и населенный, как он слышал, теми, кого он и емy подобные презирали.

 

Итак, он прибыл в город. Низко склонившись в поклоне, король приблизился к подножию трона, на котором восседала молодая чета, и, подняв глаза, чтобы увидеть тех, чья справедливость, богатство и понимание превзошли его собственные, услышал тихий голос своей дочери:

 

- Видишь, отец, каждый человек имеет свою судьбу и возможность выбирать.

 

Султан Саладин, как повествует суфийский манускрипт, встретил великого yчителя Ахмада ар-Рифай, основателя ордена Рифайа, "завывающих дервишей" и задал емy несколько вопросов.

 

Этy историю Рифай рассказал Саладину в ответ на вопpос: "Почемy вы убеждены, что правила и закон недостаточны для сохранения счастья и справедливости?"

 

Их встреча произошла в 1174 году. Hо эта история, известная из несуфийских источников, используется для того, чтобы проиллюстрировать возможность "дpyгого состояния сознания" y человека.

Link to comment
Share on other sites

  • 2 weeks later...

Бекки Гольдберг вернулась и с ужасом обнаружила Хайми в постели с молодой красоткой. Она уже была готова вылететь пулей из дома, когда Хайми остановил ее.

- Перед тем как ты уйдешь, пожалуйста, выслушай, как все это произошло. Я увидел эту девушку усталую, в поношенной одежде. И я привел ее домой и приготовил ей сэндвич.

На ней были поношенные сандалии, так что я отдал ей пару твоих туфель, которые ты не носишь, потому что они вышли из моды. Она замерзла, так что я отдал ей свитер, который я подарил тебе на день рождения, но который ты не носишь, потому что тебе не идет свет. Ее джинсы тоже были поношены, так что я отдал твои, которые хорошо сидели на тебе, пока ты не набрала пару лишних фунтов.

Когда она собиралась уходить, она остановилась и спросила: "Есть еще что-нибудь, чем твоя жена больше не пользуется?"

Link to comment
Share on other sites

  • 4 weeks later...

Идиот, мудрец и кувшин

 

Идиотом может быть назван обычный человек, котоpый склонен невеpно истолковывать то, что слyчается с ним, что делает он сам и что делается дpyгими. Пpичем он дает этомy столь пpавдоподобные объяснения для себя и себе подобных, что миp, в котоpом он живет, кажется логически завеpшенным и истинным.

 

Такомy идиотy однажды вpyчили кyвшин и послали за вином к одномy мyдpомy человекy. По доpоге он из-за своей невнимательности споткнyлся о камень, yпал и pазбил кyвшин. Пpидя к мyдpецy, он показал емy pyчкy от кyвшина и сказал:

 

- Такой-то человек послал вам этот кyвшин, но злой и yжасный камень yкpал y меня его в пyти.

 

Эти слова весьма pассмешили мyдpого человека, но, желая все-таки пpовеpить последовательность его мышления, он спpосил:

 

- Если кyвшин yкpали, зачем же ты пpинес pyчкy от него?

 

- Я не так глyп, как дyмают люди, - ответил идиот, - я пpинес тебе pyчкy в доказательство моих слов.

 

Сpеди деpвишских yчителей вpемя от вpемени повтоpяется, что человек, как пpавило, не в состоянии pаскpыть внyтpеннее напpавление событий, что дало бы емy возможность в полной меpе пользоваться своей жизнью.

Link to comment
Share on other sites

  • 1 month later...

Встретились в небе бумажный змей и голубка.

 

— Милочка, полетаем? — шепнул пернатый.

 

— Полетаем! — проворковала голубка.

 

Воздушный поток подхватил обоих и понёс в облака.

 

— Свобода! — закричала птица, расправляя крылья.

 

— Напряжение! — завопил бумажный змей, сдавленный верёвкой.

 

— Тебе не нравится быть свободным? — удивилась голубка.

 

— Мне не нравишься ты! — со злостью прошипел змей, направляясь к земле.

 

— Небеса не для таких дур, — подумал он, глядя вниз.

 

— Свобода не для скованных цепями, — поняла голубка, поднимаясь выше.

 

— Но как хорошо всё начиналось, — мелькнула мысль у обоих.

 

— Это любовь, — подумал бумажный змей и затосковал.

 

— Это любовь! — подумала голубка и… пожертвовала небесами.

Link to comment
Share on other sites

  • 2 months later...

Важно не событие, а наше отношение к нему

 

В эпоху постоянных междоусобных войн в Китае жил простой крестьянин. Была у него единственная лошадь. И вот однажды она исчезла. Собрались соседи, каждый сочувствовал крестьянину: «Какая беда, единственная лошадь пропала!» Но крестьянин только сказал:

- С какой стороны на это посмотреть.

 

И что же? Вскоре беглянка вернулась и привела с собой целый табун диких лошадей. Соседи стали поздравлять крестьянина с удачей. А тот опять заметил:

- С какой стороны на это посмотреть.

 

Прошло некоторое время, и сын крестьянина, объезжая жеребца, упал и сломал ногу.

- Какое несчастье, — твердили соседи.

- С какой стороны на это посмотреть, — ответил крестьянин.

 

Через несколько дней в деревню нагрянули чиновники и солдаты - забирать здоровых юношей в армию. У крестьянского сына была сломана нога, и его не взяли. Соседи радовались за юношу. Ну, а крестьянин, как всегда, произнес:

- С какой стороны на это посмотреть.

 

Порой утрата - путь к спасению

 

Единственный человек, уцелевший после кораблекрушения, был выброшен волной на маленький необитаемый остров. Он лихорадочно молил Бога о спасении. Каждый день высматривал горизонт в поисках приближающейся помощи. Однако, устав от тщетных надежд, построил шалаш из плавающих бревен, чтобы защититься от стихий. Но однажды он увидел жилище в пламени, гарь поднималась к небу. Немудрящие пожитки - и те были утрачены. Скитальца охватили гнев и горе:

 

- Боже, как ты мог так поступить со мной! — рыдая, кричал он.

Рано утром на следующий день его разбудил звон корабельного колокола: судно приближалось, чтобы спасти его.

- Как вы узнали, что я здесь? — спросил утомленный человек спасителей.

- Мы увидели твой дымовой сигнал, - ответили они.

 

Никто не знает, что хорошо, а что плохо, пока не проживет жизнь до конца.

 

Даже если единственный маленький шалаш сгорит дотла, это может быть дымовой сигнал, вызывающий спасительный корабль.

 

Не в деньгах счастье

 

Ученик спросил Мастера: «Насколько верны слова, что не в деньгах счастье?» Тот ответил, что, хотя без денег жизнь тяжела, слова верны полностью.

И доказать это просто.

Ибо за деньги можно купить постель - но не сон;

еду - но не аппетит;

лекарства - но не здоровье;

слуг - но не друзей,

женщин - но не любовь;

жилище - но не домашний очаг;

развлечения - но не радость;

подчинение, но не уважение;

учителей — но не ум.

И то, что названо, не исчерпывает списка.

 

Мир вокруг — отражение тебя самого

 

У дороги стояло засохшее дерево.

Ночью шел мимо вор и испугался - подумал, что это стоит, поджидая его, полицейский.

Прошел влюбленный юноша, и сердце его забилось радостно: он принял дерево за возлюбленную.

Ребенок, напуганный сказками, увидав дерево, расплакался: ему показалось, что это привидение.

 

Но во всех случаях дерево было только деревом.

 

Мы видим мир таким, каковы мы сами.

Link to comment
Share on other sites

ПРИТЧА О ЖИЗНИ : Как-то старый китайский учитель сказал своему ученику:

Пожалуйста, осмотри > эту комнату и попытайся найти в ней все, что имеет

коричневый цвет. Молодой > человек огляделся. В комнате было много

коричневых предметов: деревянные рамы > картин, диван, карниз для занавесок,

книжные переплеты и еще множество разных > мелочей. > А теперь закрой глаза

и перечисли все предметы+ голубого цвета, - попросил > учитель. > Молодой

человек растерялся: > Но я ничего не заметил!Тогда учитель сказал: > Открой

глаза. Посмотри только какое здесь множество голубых предметов!!! > Это было

правдой: голубая ваза, голубые рамки фотографий, голубой ковер+ > Ученик

ответил: > Но это же уловка! Ведь я по вашей указке искал коричневые, а не

голубые > предметы! > Учитель тихо вздохнул, а потом улыбнулся: > Именно это

я и хотел тебе показать! Ты искал и находил только коричневый > цвет. Так же

происходит с тобой и в жизни: ты ищешь и находишь только плохое и >

упускаешь из виду все хорошее! > Меня всегда учили, что следует ожидать

худшего, и тогда никогда не окажешься > разочарованным. А если худшее не

произойдет, то меня ожидает приятный сюрприз. > Ну, а если я всегда буду

надеется на лучшее, то подвергну себя риску > разочарования! > Уверенность в

пользе ожидания худшего заставляет нас упускать из виду все > хорошее, что

происходит в нашей жизни. Если ожидаешь худшего, то обязательно > его и

получишь. И наоборот. Можно найти такую точку зрения, с которой каждое >

переживание будет иметь положительное значение. > С этой минуты ты будешь

искать во всем что-то положительное

Link to comment
Share on other sites

  • 2 months later...

Любой вид взаимоотношений - как песок, который вы держите в руке. Держите свободно, в открытой руке - и песок остается в ней. В тот момент, когда вы сожмете крепко руку, песок начнет высыпаться сквозь ваши пальцы. Таким образом, вы можете удержать немного песка, но большая часть просыплется. Во взаимоотношениях — точно так же. Относитесь к другому человеку и его свободе бережно и с уважением, оставаясь близкими. Но если сожмете слишком сильно и с претензией на обладание другим человеком — взаимоотношения испортятся и рассыплются Kaleel Jamison

Link to comment
Share on other sites

Бог Вишну сказал как-то своему последователю:

- Знаю о твоих бесконечных просьбах. Я решил исполнить три твоих желания. Подумай хорошенько перед тем, как выбрать их, но никогда больше не проси меня ни о чем.

Обрадованный человек не стал терять времени.

-Вот мое первое желание, - сказал он. - Хочу, чтобы моя жена умерла и я мог жениться на красотке.

Его желание незамедлительно исполнилось.

Но когда друзья и родственники собрались на кладбище и стали вспоминать все достоинства его жены, он понял, что поспешил со своим решением и попросил Бога вернуть ее обратно.

Таким образом, у него осталось только одно желание. Человек твердо решил, что на этот раз он будет тщательно думать, потому что исправить ошибку уже не сможет. Он стал спрашивать у всех совета. Кто-то предложил ему попросить себе бессмертия.

- Но зачем тебе бессмертие, если здоровье плохое? - говорили другие. — А здоровье зачем, если нет денег? А деньги, если нет друзей?

 

Прошли годы, но человек так и не принял решения: бессмертие или здоровье, богатство или сила, впасть или любовь. В конце концов он сказал Богу:

- Подскажи мне, Господи, о чем тебя попросить.

Бог рассмеялся, увидев, что человек находится в затруднительном положении, и сказал:

- Попроси себе удовлетворения независимо от того, что ты получаешь.

Link to comment
Share on other sites

Представь, что существует банк, который каждое утро кладет на твой счет 86400 руб. Он не хранит ежедневный остаток. Каждую ночь он приравнивает к нулю весь твой остаток до последней копейки, который ты не использовал в течении дня. Что ты сделаешь? Конечно, ты будешь снимать каждый день всё до последней копейки!

Знайте: у каждого из нас есть счет в этом банке. Его название? ВРЕМЯ. Каждое утро этот банк начисляет тебе 86400 секунд.

Каждую ночь этот банк стирает данные, и смотрит, какую часть этого кредита ты не инвестировал в нужных целях.

 

Этот банк не хранит денег и не позволяет переводить их на другие счета. Каждый день открывается новый счет. Каждую ночь аннулируется остаток за день. Если ты не используешь эти деньги - теряешь только ты.

Мы не можем вернуться назад или позаимствовать завтрашний кредит. Ты должен жить в настоящем на то, что тебе дано сегодня. Инвестируй так, чтобы достигнуть большего в здоровье, в счастье, в успехе. Часовая стрелка продолжает описывать дугу. Достигни максимума за день.

 

Чтобы оценить по достоинству год, спроси об этом у студента, который потерял год учебы.

Чтобы понять ценность месяца, спроси об этом у матери, которая родила преждевременно.

Чтобы понять ценность недели, спроси об этом издателя еженедельного журнала.

Чтобы понять ценность минуты, спроси об этом человека, только что опоздавшего на поезд.

Чтобы понять ценность секунды, спроси об этом человека, только что избежавшего авто-катастрофы.

Чтобы оценить по достоинству тысячную долю секунды, спроси об этом у атлета, выигравшего серебро на Олимпийских играх.

 

Оценивай по достоинству каждый момент, которым ты живешь, и придай ему ещё большую значимость, разделив его с особенным человеком, настолько особенным, чтобы посвятит ему твое Время.

 

И помни: ВРЕМЯ никого не ждет! Вчера? Это история. Завтра? Это тайна...

 

Поэтому существует только настоящее! Ещё помни, что ВРЕМЯ не будет тебя ждать! Поэтому оценивай по достоинству каждый момент, которым ты располагаешь. Ты оцениваешь его еще больше, если сможешь разделить с человеком близким тебе.

Link to comment
Share on other sites

  • 3 months later...

Про жизнь

 

- Как это – не было? - спросила я внезапно севшим голосом, - Совсем, что ли? Да у вас ошибка тут, в картотеке, посмотрите лучше!!

- Никак нет, - пожилой Ангел улыбнулся снисходительно и поправил очки в круглой оправе, - У нас тут все записано, все учтено, опять же, все под строгим оком Сами Знаете Кого. У нас за должностное преступление знаете что? – физиономия Ангела посуровела, - Про Люцифера слыхали? То-то. Моргнуть не успел – скинули. «Оши-и-ибка». Скажете тоже…

- Минуточку, - я попыталась взять себя в руки, - Посмотрите, пожалуйста, сюда.

Ангел благожелательно воззрился на меня поверх очков.

- И? – спросил он после секундного молчания.

- Меня, может, и нет. Но кто-то же есть? – я осторожно пошевелила кисельной субстанцией, которая теперь заменяла мне привычный земной организм. Субстанция заволновалась и пошла радужными пятнами.

- Кто-то, безусловно, есть. Но никак не NN, каковой вы изволили представиться., - Ангел тяжело вздохнул и потер лоб, - Я таких как вы перевидал – не сосчитать. И почему-то в большинстве своем – дамы. Ну, да ладно. Давайте проверять, барышня. По пунктам. С самого начала. Так?

- Давайте, - сказала я, решительно повиснув у него над плечом и изготовясь биться до последнего.

- Нуте-с, вот она, биография мадам N, - Ангел вытащил из-под стола здоровенный талмуд и сдул с него пыль, - Ab ovo, дорогая, что называется, от яйца, - он послюнявил палец и зашуршал тонкими папиросными страницами, - Ну, это все мелочи … подгузники… капризы детские… глупости всякие… личность еще не сформирована… характер не проявлен, все черновики… ну, детство и вовсе опустим, берем сознательную жизнь… а, вот! – он торжествующе поднял палец, - у вас был роман в конце десятого класса!

- Ах, какая странность, - не удержалась я, - Чтоб в шестнадцать лет – и вдруг роман!

- А вы не иронизируйте, фрейляйн, - Ангел сделал строгое лицо, - Роман развивался бурно и довольно счастливо, пока не встряла ваша подруга. И мальчика у вас, будем уж откровенны, прямо из-под носа увела. То есть не у вас, - вдруг спохватился ангел и покраснел, - а у мадмуазель NN…

- Ну, и чего? – спросила я подозрительно, - Со всеми бывает. Это что, какой-то смертный грех, который в Библию забыли записать? Мол, не отдавай ни парня своего, ни осла, ни вола…

При слове «Библия» ангел поморщился.

- При чем тут грех, ради Бога! Достали уже со своими грехами… Следите за мыслью. Как в этой ситуации ведет себя наша N?

- Как дура себя ведет, - мрачно сказала я, смутно припоминая этот несчастный роман «па-де-труа», - Делает вид, что ничего не произошло, шляется с ними везде, мирит их, если поссорятся…

- Вооот, - наставительно протянул Ангел, - А теперь внимательно – на меня смотреть! - как бы поступили вы, если бы жили?

- Убила бы, - слово вылетело из меня раньше, чем я успела сообразить, что говорю.

- Именно! – Ангел даже подпрыгнул на стуле, - именно! Убить бы не убили, конечно, но послали бы на три веселых буквы – это точно. А теперь вспомните – сколько таких «романов» было в жизни у нашей мадмуазель?

- Штук пять, - вспомнила я, и мне вдруг стало паршиво.

- И все с тем же результатом, заметьте. Идем дальше. Мадмуазель попыталась поступить в университет и провалилась. Сколько не добрала?

- Полтора балла, - мне захотелось плакать.

- И зачем-то несет документы в пединститут. Там ее балл – проходной. Она поступает в этот институт. А вы? Чего в этот момент хотели вы?

- Поступать в универ до последнего, пока не поступлю, - уже едва слышно прошептала я, - Но вы и меня поймите тоже, мама так плакала, просила, боялась, что за этот год я загуляю или еще что, ну, и мне вдруг стало все равно…

- Милая моя, - ангел посмотрел на меня сочувственно, - нам здесь до лампочки, кто там у вас плакал и по какому поводу. Нас факты интересуют, самая упрямая вещь в мире. А факты у нас что-то совсем неприглядны. Зачем вы – нет, вот серьезно! – зачем тогда замуж вышли? В смысле – наша NN? Да еще и венчалась, между прочим! Она, стало быть, венчалась, а вы в это время о чем думали?!

Я молчала. Я прекрасно помнила, о чем тогда думала в душной сусальной церкви, держа в потном кулачке свечу. О том, что любовь любовью, но вся эта бодяга ненадолго, что я, может быть, пару лет протяну, не больше, а там натура моя блядская все равно перевесит, и тогда уж ты прости меня, Господи, если ты есть…

- Вот то-то, - Ангел покачал головой и перевернул страницу, - да тут у вас на каждом шагу сплошные провалы! Девочка, моя, ну, нельзя же так! В тридцать лет так хотели татуировку сделать – почему не сделали?

- Ну-у-у… - озадачилась я, - Не помню уже.

- А я вам подскажу, - Ангел нехорошо усмехнулся, - Тогдашний ваш возлюбленный был против. Примитивные, говорил, племена, да и задница с годами обвиснет. Так?

- Вам виднее, - насупилась я, хотя что-то такое было когда-то, точно же было…

- Мне-то виднее, конечно… Задница-то ваша была, а не любовника?! Хорошо, едем дальше.

Вот тут написано – тридцать пять лет, домохозяйка, проще говоря – безработная, из увлечений – разве что кулинария. Милая такая картинка получается. Вышивания гладью только не хватает. Ну, вспоминайте, вспоминайте, чего на самом деле-то хотели?!

- Вспомнила. Стрелять хотела.

- В кого стрелять?! – изумился ангел и покосился в книгу.

- В бегущую мишень. Ну, или в стационарную, без разницы, - плакать я, как выяснилось, теперь не могла, зато туманное мое тело утратило свою радужность и пошло густыми серыми волнами, - Стендовой стрельбой хотела заниматься. Петь еще хотела. Давно это было…

- Подтверждаю. Вы, дорогая моя, имели ко всему этому довольно приличные способности, - сказал Ангел, ткнув пальцем в талмуд, - Богом, между прочим, данные. От рождения! Куда дели все это? Где, я вас спрашиваю, дивиденды?!

- Я не знала, что должна… - прошелестела я в ответ.

- Врете, прекрасно знали – Ангел снял очки, устало прищурился и потер переносицу, - Что ж вы все врете-то, вот напасть какая… Ладно, мадам, давайте заканчивать. Приступим к вашему распределению.

Он достал большой бланк, расправил его поверх моей биографии и начал что-то строчить.

- Как вы все не понимаете, - в голосе Ангела слышалось отчаяние, - нельзя, ну, нельзя предавать себя на каждом шагу, эдак и умереть можно раньше смерти! А это, между прочим, и есть тот самый «грех», которого вы все так боитесь!… Всё думаете - и так сойдет… Шутка ли – каждая третья душа не свою жизнь проживает! Ведь это страшная статистика! И у всех какие-то идиотские оправдания – то мама плакала, то папа сердился, то муж был против, то дождь в тот день пошел не вовремя, то – вообще смех! – денег не было. Хомо сапиенсы, называется, эректусы… Ну, все, готово, - Ангел раздраженно откинул перо, - попрошу встать для оглашения приговора. Передо мной встать, в смысле.

Я перелетела через стол и замерла прямо перед ангелом, всем своим видом выражая вину и раскаяние. Черт его знает, может, сработает.

- Неидентифицированная Душа по обвинению в непрожитой жизни признается виновной, - Ангел посмотрел на меня с суровой жалостью, - Смягчающих обстоятельств, таких, как а) не ведала, что творила б) была физически не в состоянии реализовать или в) не верила в существование высшего разума - не выявлено. Назначается наказание в виде проживания одной и той же жизни до обнаружения себя настоящей. Приговор окончательный и обжалованию не подлежит. Подсудимая! Вам понятен приговор?

- Нет, - я жалобно заморгала, - Это в ад, что ли?

- Ну, ада вы не заработали, детка, - усмехнулся ангел, - да и вакансий там…, - он безнадежно махнул рукой, - Пойдете в чистилище, будете проживать смоделированные ситуации, пока суд не признает вас прожившей свою жизнь. Ну, а уж будете вы там страдать или нет – это мы, извините, не в курсе, - и Ангел протянул исписанный желтый бланк, - Теперь все ясно?

- Более-менее, - я кивнула растерянно, - И куда мне теперь?

- Момент, - сказал Ангел и щелкнул пальцами. Что-то звякнуло, грохнуло и в глазах у меня потемнело…

- … одну меня не отпустят, а с тобой запросто, - услышала я знакомый голос, - И Сережка говорит – пусть она тебя отмажет на два дня, ну, Олечка, ну, милая, ты ведь поможешь, правда? Мы тебе и палатку отдельную возьмем, и вообще клево будет, представляешь, целых две ночи, костер, речка и мы втроем?

..Это был мой школьный двор, май уже и не помню какого года, пыльный душный вечер. И Ленка, красавица, с кукольным личиком и фигурой от Сандро Ботичелли – моя подружка – как всегда беззаботно щебетала мне в ухо, не замечая, как ненависть и боль медленно скручивают меня винтом, мешая дышать. Такое знакомое, такое родное-привычное ощущение... Я ведь хорошая девочка, я перетерплю все это, я буду вести себя прилично, я хорошая, хорошая, хоро…

- А пошла ты на хуй, - сказала я неожиданно, с садистским удовольствием наблюдая, как округляются ее фарфоровые глазки, и, чувствуя некоторую незавершенность сцены, добавила - Оба пошли к ебене матери.

…Когда разгневанный стук Ленкиных каблучков затих где-то за поворотом, я прислушалась к звенящей пустоте вокруг, и поняла, что вот прямо сейчас я, наконец, глубоко, неприлично и ненаказуемо счастлива…

Link to comment
Share on other sites

Человек с кокосомОднажды один человек насобирал кокосовых орехов и положил их на спину коня. Поклажа была тяжелой, и конь еле ноги волочил. По пути человек встретил маленького мальчика и спросил его, долго ему еще идти домой.

 

- Если будешь идти медленно, - сказал парень, посмотрев внимательно на поклажу, то вскоре будешь дома, но, если станешь торопиться, то и целого дня не хватит.

 

Человек ничего не понял из этого странного объяснения и стал подгонять коня. А коню было трудно и он начал брыкаться. Кокосы с его спины посыпались на землю. И человеку пришлось их собирать. Сделав это, он стал торопить коня еще больше, чтобы наверстать потерянное время. Но кокосы снова попадали. Не раз он поступал так, и поэтому добрался домой только ночью.

Link to comment
Share on other sites

Стихотворение В.Леви

 

Конспект легенды, кажется, китайской...

В предсумеречный час, у гималайской

гряды, вдоль каменистого овала,

где не одна лавина побывала,

тропой, ведущей к вечным ледникам,

туда, где бродит снежный великан,

не пойманный людьми до сей поры,

шли двое.

У подножия горы

остановились.

Тот, что помоложе,

был Ученик. Другой, с увядшей кожей -

Учитель.

Их недолгий разговор

оставил на скале Хозяин Гор.

 

Ученик. Скажи, как долго надобно мудреть,

как жить, какие думы думать, чтобы

сойти с ума от счастья, умереть

от счастья?

Учитель. Без ущерба для утробы?..

Прости, я не расслышал твой вопрос.

Плохая речь понять тебя мешает.

Язык твой шерстью путаной оброс,

а сердце дух нечистый искушает.

Я это вижу по твоим глазам.

Ученик. Ты прав. Я от рождения порочен,

корыстен, склонен к смеху и слезам,

развратен в мыслях и в словах не точен.

Поэтому, склоняясь пред тобой,

молю, Учитель, разреши загадку:

как умереть отсчастья?

Текст любой

впиши в мой мозг, как в чистую тетрадку.

Я выучу его и донесу

до всех. Теперь ты слышишь?

Учитель. Нет. Не слышу.

Ты оглушил меня. Мы не в лесу.

Зачем вопить?..

Скала - вон, видишь?

Нишу

я в ней пробил. Она уже не видна,

все заросло...

Я там уединялся,

в молчании, без пищи и без сна,

жег свечи, над страницами склонялся.

Питьем была обильная роса,

в лучах восхода капли так дрожали,

что я рыдал...

Я слышал голоса

вселенских магов, звоны их скрижалей,

Я наблюдал зачатья новых звезд

и черных дыр слепое колыханье -

блудилищ смерти, сатанинских гнезд...

Там, там прозрел я, там обрел дыханье

и слился с Совершенством. Там восторг

летал вокруг меня, и я был птицей...

И вот - упал, как вялый лепесток.

Ученик. Не понимаю.

Учителью Мне пришлось спуститься.

Сюда. К тебе.

Ученик. А почему... нельзя?

Учитель. Я только душу Истиной наполнил,

но не язык.

Язык сказал: стезя

твоя - светить другим. Ты все запомнил,

ты посвящен. Ступай... Жестокий бес

погнал меня учительствовать всуе

и тем лишил доверия небес.

Теперь себя наверх не донесу я.

Ученик. Туда?.. Но разве это высоко?

Учитель. Не высоко, да круто.

Нет дороги.

А сердце как квасное молоко.

Ученик. Но у меня и руки есть, и ноги.

Позволишь ли помочь? Я доаеду,

ответь мне только...

Учитель. Я уже ответил.

Не слышал ты.

Закат сегодня светел...

Прости, мой сын. Останься.

Я пойду.

Link to comment
Share on other sites

Лагин Л. Обидные сказки

Прометеевы страсти


Прометей, как известно, титан. С точки зрения демографической титан сын бога и смертной женщины. Полукровка. А полукровки, с точки зрения биологической, личности талантливые и способны на разные поступки, довольно часто – благородные.

Прометей в свое время крупно проштрафился: он похитил огонь с Олимпа и отдал его людям. То есть, конечно, не весь огонь. Его осталось на Олимпе невпроворот, на всех богов во как хватало! Но и на Олимпе были против того, чтобы люди даже понятие об огне имели.

Почему так? А так.

Стали с тех пор люди вовсю пользоваться огнем: разводили костры, освещали и отапливали жилища, варили, парили и жарили пищу, плавили руду, жарили еретиков и т. д. и т. п.

Что же имел со своего благородного поступка отважный титан Прометей? Ни шиша хорошего.

Денег он, конечно, с людей за огонь не взял. Деньги ему как титану были ни к чему. Да их еще в ту пору, кажется, и на Земле не было. Ради денег стал бы он рисковать шкурой? Нет, он просто хотел оказать человечеству ценную услугу, облегчить условия его жизни, ускорить прогресс.

Словом, он решился на свой отчаянный подвиг исключительно ради счастья человечества.

Но ему это, как известно, даром не прошло. Зевс приказал отвезти мятежного титана на Кавказ, на гору повыше, приковать тяжелой цепью к скале с тем, чтобы в установленные сроки прилетал орел и клевал у Прометея печень. Все это с чисто воспитательной целью: чтобы никому больше неповадно было расхищать божественную собственность. И чтобы вообще была дисциплинка. Чтобы никто не осмеливался ослушиваться богов.

Любопытно, что приковал Прометея к скале крепко-накрепко его хороший знакомый – хромой бог, некто Гефест. Конечно, ему было довольно совестно перед Прометеем, и он все приковывал и извинялся, приковывал и извинялся. И все валил на Зевса, на его приказ. Дескать, Зевс приказал, он и приковывает. Поскольку лично ему, Гефесту, как раз неповадно ослушаться Зевса. Оказывается, лично он не любил, чтобы его приковывали к скале.

Он и в дальнейшем, на первых порах довольно часто, по-дружески навещал Прометея, проверить, не пора ли цепям текущий ремонт провести. И каждый раз извинялся до слез.

И прошло много-много лет. Древние греки свое время отжили. Другие появились греки, не древние. Давно уже перестали прилетать орлы – поклевать Прометееву печень. Стали вместо себя ворон присылать. Поклюют вороны наспех печень, и айда восвояси.

А Прометей, бедняжечка, стоит себе на своей скале, как рекрут на часах. Только цепью изредка зазвенит. Смотрит вниз, в долину. А долина (когда-то она пустая была, люди по пещерам прятались) сейчас вся огнями Прометеевыми светится – факелы, костры, окошки в домах, огонь в доменных печах и хлебопекарнях. Прометею все это в радость. Вкусные запахи, огнем рожденные, доносятся из долины – варева, жареного мяса, свежепечённого хлеба, – и снова Прометей радуется: не зря он пошел против всего Олимпа. Приятно, люди его огнем вовсю пользуются. Гори, гори ясно, чтобы не погасло!

Жаль только, плохо голоса различишь за далью расстояния. Что-то вроде про Прометея говорят, а что именно – не разберешь.

И хорошо, что не разберешь.

Бабы собрались, про Прометея языки чешут.

Одна баба говорит: «Прямо беда с Прометеевым огнем! Только и думай, как бы котлеты не подгорели. Куда как хорошо было в старые времена, еще до этого Прометея! Оторвешь, бывало, сколько надо сырого мяса и жуй себе на здоровье… И витаминов больше в сыром мясе, и стряпать не надо… Посолишь, бывало, слезами, и кушай на здоровье… А то отбивай ее, проклятую, да вываляй в сухарях, да переворачивай еще с боку на бок… Да еще когда она подрумянится…»

Другая соседка возмущается: «А пожары?.. Только зазевайся, и все горит синим огнем – и мебель, и дубленки… Прямо хоть не разводи этот чертов огонь! До Прометея, небось, и пожаров никто не знал… А сколько уходит денег на страховку от огня!.. Ребенка одного дома не оставишь… Прабабка мне рассказывала: уйдут, бывало, с прадедом в гости, а ребята остаются одни в пещере. И никакой не было пожарной опасности… Разве что забредет изредка в пещеру саблезубый тигр…»

А третья соседка на правовую сторону вопроса напирает: «А я вам так скажу. Хочешь – не хочешь, а с точки зрения уголовного права, похищение огня – заурядное хищение чужого имущества. Порядочный титан, небось, ничего не позволит себе похитить – ни огня, ни чего другого. Воровать огонь! Фи!.. Сегодня огонь украдет, завтра – амброзию с божественного стола, послезавтра весь Олимп оставит без хитонов, в чем мама родила!..»

Все эти разговоры до Прометея, слава Зевсу, не долетают. Зато он видит – служит его огонь людям, и Прометей счастлив.

Проедет мимо той скалы на верном своем осле какой-нибудь путник, поздоровается равнодушно с Прометеем:

– Здорово, титан? Как печень?

А Прометей отвечает:

– Лучше всех!..
Link to comment
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Loading...
 Share


×
×
  • Create New...