Jump to content
Форум - Замок
Sign in to follow this  
Настя

Богиня Идунн

Recommended Posts

Богиня Идунн

Wt0mT.jpg

 

Молодильные яблоки

Идунн, олицетворение весны и вечной молодости, по мнению некоторых мифологов, никогда не рождалась и никогда поэтому не изведает смерти.

В Асгарде ее приветствовали боги, когда она появилась там вместе с Браги. Чтобы укрепить любовь богов к себе, Идунн пообещала давать им каждый день чудесные яблоки, которые хранила в ларце и которые, по ее словам, давали вечную молодость и красоту тем, кто отведает их.

Золотые яблоки
Из сада Идунн
Даровали вечную молодость
Всем, кто ел их каждый день.
Вагнер

Скандинавские боги, родившиеся от смешанных браков между богами и великанами, богами и людьми, не обладали бессмертием, но благодаря этим волшебным плодам им удавалось отдалить приближение старости и болезней и они оставались энергичными, красивыми и молодыми долгие века.

Как и следовало ожидать, эти яблоки очень ценили, и Идунн тщательно хранила их в своем волшебном ларце. Количество розданных во время пира богам яблок не менялось. Только им разрешалось их пробовать. Карлики, как и великаны, лишь мечтали обладать этими чудесными плодами.

Бессмертия богиня, красавица Идунн,
Держа в руках ларец чудесный, полный яблок,
Стоит у входа в Вальхаллу.
Стареющим богам даруют новое рожденье
Те редкие золоченые плоды.

============================

Идунн (обновляющая) — богиня вечной молодости и долголетия, хранительница золотых молодильных яблок.
Её отец – великан и звёздный герой Ивальди, а супруг — бог вдохновения и красноречия Браги.

По преданию, волшебную яблоню лелеяли и охраняли три мудрые Норны. Только богине Идунн было позволено собирать чудесные плоды. Из своего неистощимого ларца Идунн раздавала золотые яблоки, благодаря которым боги сохраняли вечную молодость.

Сердцевина яблока может символизировать материнское чрево, потому что в нём содержатся семена – потенциал новой жизни. Если разрезать яблоко поперёк, то на срезе будет виден символ пентаграммы.

С наступлением Рагнарёк Идунн скрывается под корнями Иггдрасиля и исчезает из этого мира, чтобы затем вернуться, когда возродится новая жизнь.

Призываем богиню для:

- достижения долголетия;
- восстановления здоровья и молодости, красоты
.

Share this post


Link to post
Share on other sites

ИДУНН

Можно сказать, что мы знаем об Идунн довольно много — со скидкой на то, как мало источников сохранилось до наших дней. Во-первых, имя ее означает «омолаживающая» и подходит ей как нельзя лучше: ведь Идунн — хранительница золотых яблок бессмертия, дарующих богам вечную юность и здоровье. Один из самых известных мифов о ней повествует о том, как Идунн вместе со своими яблоками была похищена, а затем возвращена в Асгард. Вкратце история такова: однажды бога Локи во время его странствий схватил и унес огромный орел. В обличье орла скрывался йотун по имени Тьяцци, могущественный чародей, который согласился отпустить Локи лишь в обмен на обещание, что тот приведет к нему богиню Идунн и что при ней будут ее чудесные яблоки. Локи согласился — по-видимому, рассчитывая, что впоследствии найдет способ ее вернуть. Похищение богини и молодильных яблок не прошло незамеченным; роль Локи в этих событиях вышла на свет, и асы потребовали, чтобы тот возвратил украденное. Разыскав Идунн в крепости Тьяцци, Локи превратил ее в орех, а сам обернулся соколом (с помощью волшебного соколиного оперения, взятого взаймы у Фрейи), схватил орех в когти и помчался во весь дух обратно в Асгард. Тьяцци пустился в погоню и в ходе дальнейших событий погиб, а его дочь Скади явилась в Асгард и потребовала выкуп за смерть отца. Одним из даров, которыми асы откупились от нее, стал брак Скади с Ньёрдом — одним из ванов, переселившихся в Асгард. Так дочь великана Тьяцци превратилась в союзницу асов, а похищение Идунн, пусть и самым косвенным и отдаленным образом, но все же послужило причиной к заключению этого союза. (Мотивы похищения и принятия в род присутствуют также в сюжете о матери Идунн). Любопытно при этом, что дары и владения Скади прямо противоположны всему тому, чем управляет Идунн. Таков главный миф об Идунн — и, насколько мне известно, единственный, если не считать сведений, которые приводятся в «Вороновой ворожбе Одина» и кратких упоминаний в некоторых других источниках. 

Кроме того, мы знаем, что Идунн — жена Браги. Браги — сын Одина и Гуннлёд, зачатый в одну из тех трех ночей, за которые Гуннлёд отдала Одину мед поэзии. Это бог поэтов, бардов и скальдов. Сама Идунн — дочь карлика Ивальди и валькирии по имени Хильдегун (имя которой означает «битва» или «война»). Ивальди похитил Хильдегун, когда та была совсем еще юной, и она родила от него по меньшей мере двоих детей (в одном источнике упоминается, что у Идунн есть брат). Интересно, что Идунн хранит яблоки вдохновения и юности и в то же время замужем за богом музыкантов и поэтов, будучи при этом дочерью карлика. Божественное племя карликов, или двергов, часто ассоциируется с мастерством в различных ремеслах и, шире, с творчеством вообще. Ивальди, например, построил волшебный корабль Фрейра, Скидбладнир. Известен ряд сюжетов, в которых боги обращаются за помощью к карликам как искусным мастерам. Один получил от них свое копье и кольцо, Сив — золотые волосы, а Фрейя — чудесное ожерелье. Могучий молот Тора тоже был выкован одним из двергов. На собственной практике я пришла к выводу, что дверги — это боги ремесел (в первую очередь — связанных с огнем и землей, таких как кузнечное дело), отточившие свое искусство и поднявшие его до небывалых высот. Кроме того, в этом контексте связь Идунн с яблоками бессмертия приобретает особый смысл. Вспоминается латинский афоризм «Ars longa, vita brevis» — «Жизнь коротка, искусство вечно». Иными словами ключ к истинному бессмертию — наше мастерство и способность воплощать в жизнь наши творческие замыслы. 

От матери-валькирии, как мне думается, ей достались упорная воинская гордость и сила духа и воли. Один из уроков Идунн очень похож на то, чем учит нас Сигюн: доброта и кротость — это дело выбора. Выбора сознательного, непрерывного, каждодневного и требующего невообразимой внутренней цельности и силы воли. Работая с двергами, я обратила внимание, что они редко хвастаются. Им это не нужно: творения их рук говорят сами за себя. Однако в вопросе цены за свою работу они непоколебимы. И точно такую же непоколебимость, скрытую под наружной кротостью, я чувствую в Идунн. 

В «Вороновой ворожбе Одина» утверждается также, что Идунн «вышла из праха Иггдрасиля», Мирового Древа, сгоревшего в день Рагнарёка: очевидно, во время битвы она пряталась в расселине его ствола. Рудольф Зимек отмечает, что если Идунн поклонялись в языческие времена, то ее должны были чтить как богиню плодородия — из-за ее связи с яблоками. Но мне ее функции представляются несколько иными и более обширными: Идунн — богиня здоровья и преображающей силы. Из мифа о ее похищении явствует, что йотуны, обитатели опасного и враждебного мира, жаждали получить в свое распоряжение силы, подвластные Идунн. Мир инеистых великанов нередко изображался как унылый и бесплодный. При этом интересно, что Тьяцци потребовал от Локи не только яблоки Идунн, но и саму богиню: надо полагать, что яблоки оставались бесполезными, если только их не вручала сама Идунн как носительница омолаживающей и восстанавливающей силы. В своей личной практике я всегда ощущала глубокую связь между Идунн и Хель: первая сажает семя и помогает ему созреть, а вторая снимает урожай в положенный срок. Таким образом, обе эти богини тесно связаны с природными циклами.

(c) Галина Красскова 
(с) перевод Анны Блейз

 

Шина Макграт в своей книге «Асиньи» отмечает, что Идунн хранит свои драгоценные яблоки в ларце из ясеневого дерева[5]. Ясень так часто ассоциируется с Одином и, косвенным образом, с валькириями, что на мой взгляд, эта деталь указывает на некую тайну, которую Идунн унаследовала от матери. Ясень — дерево воинов; он символизирует преодоление инерции и способность двигаться вперед, невзирая ни на какие препятствия. Стоит также добавить, что символика деревьев играла важную роль не только в культуре скандинавов, но и у их соседей кельтов, которые связывали яблоню с путешествиями в иные миры, а ясень — с силой судьбы. Моя приемная мать почитала Идунн, среди прочего, как богиню садоводства (она сама была завзятой огородницей), а в 2009 году одна из языческих групп, в которых я работаю, «Племя Железного леса», установила священный шест в честь Идунн в яблоневом саду. 
 
Идунн, богиня плодов, 
слава тебе! 
Богиня чудесных яблок, дарующих юность, 
слава тебе! 
Богиня преображений, странствий и возвращений, 
хвала тебе, Идунн — 
за каждый твой дар, 
за милость твою, 
за добрый совет, 
за касанье твоих исцеляющих рук, 
и за все, что ты есть, — 
за тебя! 
Слава и тебе и хвала, 
благословенная Идунн! 
 
 
[1] Freya Aswynn, Northern Mysteries and Magic, p. 230. 
 
[2] «Язык поэзии», 25. 
 
[3] Viktor Rydberg, Teutonic Mythology. 
 
[4] Rudolf Simek, Dictionary of Northern Mythology. 
 
[5] Sheena McGrath, Asyniur. 
 
Galina Krasskova (c) 
Перевод: Анна Блейз (с)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Идун - Идунн (др.-исл. Idunn, возможно, «обновляющая») - жена Браги - богиня вечной юности. 
Идунн, олицетворение весны и вечной молодости, по мнению некоторых мифологов, никогда не рождалась и никогда поэтому не изведает смерти. В Асгарде ее приветствовали боги, когда она появилась там вместе с Браги. Чтобы укрепить любовь богов к себе, Идунн пообещала давать им каждый день чудесные яблоки, которые хранила в ларце и которые, по ее словам, давали вечную молодость и красоту тем, кто отведает их. 
Скандинавские боги, родившиеся от смешанных браков между богами и великанами, богами и людьми, не обладали бессмертием, но благодаря этим волшебным плодам им удавалось отдалить приближение старости и болезней и они оставались энергичными, красивыми и молодыми долгие века. Как и следовало ожидать, эти яблоки очень ценили, и Идунн тщательно хранила их в своем волшебном ларце. Количество розданных во время пира богам яблок не менялось. Только им разрешалось их пробовать. Карлики, как и великаны, лишь мечтали обладать этими чудесными плодами. 
Бессмертия богиня, красавица Идунн, 
Держа в руках ларец чудесный, полный яблок. 
Стоит у входа в Вальхаллу. 
Стареющим богам даруют новое рожденье 
Те редкие золоченые плоды. 
(Дж. Джонс. Вальхалла) 
 
Идунн попадает в нижний мир 
Так как исчезновение Идунн (растительности) происходило ежегодно, то существуют и другие мифы, объясняющие этот факт. Среди древних скальдических песнопений существует еще одна песня, но, к сожалению, она дошла до нас во фрагментах. В соответствии с ней, однажды, сидя на ветвях священного дерева Иггдрасиля, Идунн внезапно побледнела, потеряла равновесие и упала вниз на землю, а потом дальше в темные глубины Нифльхейма. Там она лежала, глядя испуганными глазами на ужасающие картины царства Хель, сильно дрожа от холода. 
В долине обитает 
предсказательница Дис, 
с Иггдрасиля-ясеня вниз соскользнет, 
богиня асов, Идунн зовут ее, 
Ивальди младшее дитя. 
С трудом перенесет она свое паденье. 
Лежать ей суждено, 
в плену, зажатой под стволом, 
во льду, где инеем покрыто все кругом. 
С дочерью Норви 
Не видеть счастья ей, 
Идунн привыкла 
К намного лучшему жилищу. 
(Песня воронов Одина) 
Видя, что она не возвращается, Один приказал Браги, Хеймдаллю и еще одному из богов отправиться на ее поиски, дав им белую шкуру волка, с тем чтобы она не страдала от холода. Он также велел им приложить все усилия, чтобы вывести ее из оцепенения, в котором она пребывала, о чем поведал присущий ему дар предвидения. 
Шкуру волка они ей дали, 
И она завернулась в нее. 
(Песня воронов Одина) 
Идунн покорно позволила богам завернуть ее в волчью шкуру, но настойчиво отказывалась говорить или двигаться. Глядя на нее, ее муж стал подозревать, что она предчувствует что-то дурное. Слезы постоянно стекали по ее бледным щекам, и Браги, проникшись ее горем, попросил богов возвратиться в Асгард без него, поклявшись оставаться около жены до тех пор, пока она не сможет покинуть мрачное Царство Хель. Вид ее горя настолько опечалил Браги, что он не мог сочинять свои веселые песни, пока он оставался под землей, и струны его арфы молчали. 
Это ветер шумит, по лугам пробирается, 
Словно музыка Браги, что из арфы льется. 
(Р. Б. Андерсен. Сказания викингов Севера) 
 
В этом мифе падение Идунн с Иггдрасиля символично. Лежащая в царстве Хель, она напоминает осенние листья лежащие на холодной голой земле, пока их не покроет слой снега, символом которого выступает волчья шкура, которую Один, небо, послал вниз, чтобы, согреть их. Прекращение же птичьего пения символизировано в молчании арфы Браги.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Идунн 
 
Главная стихия: земля 
Цвет: зеленый 
Магические предметы: яблоки 
Цели воззвания: долголетие, здоровье 
Руны для работы: Йера, Беркана, Ингуз 
 
Идунн — одна из богинь Асгарда. Известно о ней не так уж много. На первый взгляд, ее можно счесть второстепенным божеством, но я постараюсь показать, что это не так. Идунн древнее асов и, вероятно, даже старше ванов. Ее отец — великан и звездный герой Ивальди, а ее брат — Орвандиль, первый муж Сив. Орвандиль, Идунн и жена Бальдра Нанна — дети Ивальди и принадлежат к старшему поколению богов. Резонно предположить, что этим старшим поколением были великаны, которые с приходом нового поколения богов либо превратились в носителей зла, либо, как Скади или Герд, вписались в новый миропорядок. 
 
Обычно Идунн изображают как прелестную, очень юную и наивную девочку; так, Локи без труда удается заманить ее к великану Тьяцци. Она не расстается со своей корзиной, полной золотых яблок. Идунн молчалива: красноречие — удел ее супруга Браги, бога поэзии. Но в ее хрупких руках — огромная сила. Именно ей боги обязаны своим здоровьем и долголетием, ибо без яблок Идунн они начинают стариться и приближаться к порогу смерти. Однако же саги уделяют Идунн совсем немного внимания. Яблоки Идунн даруют не столько бессмертие, сколько продление жизни, потому что богам приходиться есть их регулярно. Сердцевина яблока может символизировать материнское чрево, потому что в нем содержатся семена — потенциал новой жизни. 
 
Яблоки играют важную символическую роль и в мифах других народов. В кельтской мифологии фигурирует чудесный остров Авалон, на котором растут яблони, приносящие золотые плоды вечной молодости. Как известно большинству оккультистов, если разрезать яблоко поперек, то на срезе будет виден символ пентаграммы. В греческой мифологии Геракл в ходе одного из своих двенадцати подвигов добывает золотые яблоки. Миф об Идунн можно сопоставить с греческим мифом о Коре-Персефоне. Со злом яблоки ассоциируются только в иудейской традиции. Но даже и библейский миф невольно связывает яблоко с познанием не только зла, но и добра. Таким образом, яблоко — символ добра и зла, а также сексуальности как условия продолжения рода, ибо библейская Ева стала зачинать детей лишь после того, как съела яблоко. 
 
Известна легенда о том, как бездетный король гуннов Рери застал однажды свою супругу под деревом, где она молила богов ниспослать ей ребенка. Фригг сжалилась над ними и послала к ним свою вестницу, богиню по имени Гна. Гна бросила на колени королеве яблоко, съев которое, она зачала. От потомков этих короля и королевы пошел род Вёльсунгов. 
 
Яблоки — священные плоды Богини, играющие важную роль в женских мистериях. Символически они заключают в себе души еще не рожденных детей. Идунн — богиня растительности. С наступлением Рагнарёка она скрывается под корнями Иггдрасиля и исчезает из этого мира, чтобы затем вернуться, когда возродится новая жизнь. 
 
Freya Aswynn (c) 
Перевод: Анна Блейз (с)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Похищение Идунн


2часть
Там, в золотом чертоге, выходившем окнами в сад, сидела Идунн. Если бы она жила в мире людей, каждый при виде этой асиньи, такой прекрасной и доброй, вспомнил бы о днях собственной невинности. Глаза у нее были голубые, как небо, и улыбалась она так, будто находилась во власти дивных воспоминаний. Корзина с яблоками стояла подле нее. 
 
Каждому богу и каждой богине Идунн дала по золотому яблоку. Каждый съел поднесенное ему яблоко, радуясь мысли, что никогда не станет ни днем старше. Затем Один, Отец богов, произнес руны, славящие Идунн, и обитатели Асгарда, покинув ее сад, разошлись по собственным сверкающим чертогам. 
 
Ушли все, кроме Локи. Он сидел в саду, созерцая прекрасную и простодушную Идунн. Вскоре она заговорила с ним. 
- Почему ты все еще здесь, о мудрый Локи? - спросила Идунн. 
- Чтобы получше рассмотреть твои яблоки, - ответил Локи. .- В одном лесу, на земле, я видел яблоню, на которой растут яблоки еще лучше твоих. Вот я и пришел рассказать тебе об этом. 
- Ты ошибаешься, Локи, - удивилась богиня. - Лучших яблок, чем у меня, нет во всем мире. 
- Если ты мне не веришь, пойдем со мной, и я отведу тебя к ним, - сказал бог огня. - Да захвати с собой и свои яблоки, чтобы ты смогла сравнить, какие из них лучше. 
 
Не подозревая обмана, Идун сейчас же взяла корзину с яблоками вечной молодости и пошла следом за Локи, который привел ее прямо в лес, где их поджидал Тиаци. Едва лишь юная богиня дошла до опушки, как грозный орел налетел на нее и унес вместе с ее корзиной. Орел уносил её прочь от Асгарда, все дальше и дальше, над долинами Мидгарда, где жили люди, по направлению к скалам и снегам Ётунхейма. Через реку, которая отделяет мир людей от страны великанов, несли Идунн. Наконец орел влетел в расщелину скалы, и Идунн очутилась в огромной пещере, освещенной столбами пламени, вырывавшимися из-под земли. 
 
Орел разжал когти, и Идунн опустилась на пол пещеры. Крылья и перья спали с ее похитителя, и она увидела, что это ужасный великан. 
- О, зачем ты забрал меня из Асгарда и принес сюда? - запричитала Идунн. 
- Чтобы отведать твоих золотых яблок, Идунн, - сказал великан Тьяцци. 
- Этого не будет, потому что я не дам их тебе, - сказала Идунн. 
- Дай мне попробовать яблок, и я отнесу тебя назад в Асгард. 
- Нет, нет, это невозможно. Мне доверили золотые яблоки, чтобы я кормила ими только богов. 
- Тогда я отниму у тебя яблоки! - взревел великан Тьяцци. 
 
Он вырвал из ее рук корзину и открыл, но едва дотронулся до яблок, они тотчас сморщились. Тогда он вернул корзину Идунн, ибо теперь понял, что не будет ему никакой пользы от яблок, если она не подаст их своими руками. 
- Я не отпущу тебя, пока не получу из твоих рук золотых яблок, - сказал он ей. 
 
Тут бедная Идунн испугалась; все пугало ее - и странная пещера, и огонь, то и дело вырывавшийся из земли, и ужасный великан. Но больше всего ее пугала мысль о беде, которая постигнет обитателей Асгарда, если не будет у них золотых яблок Идунн. 
 
Великан опять пришел к ней. И опять Идунн отказалась дать ему золотых яблок. Так продолжалось изо дня в день: великан являлся в пещеру и донимал бедняжку своими требованиями. И все больше и больше овладевал ею страх, когда она представляла себе, как обитатели Асгарда приходят в ее сад - приходят и, не получая золотых яблок, чувствуют и видят перемену, происходящую и в них самих, и в окружающих. 
 
И действительно, все было так, как представляла себе Идунн. Каждое утро обитатели Асгарда приходили в ее сад - Один и Тор, Хёд и Бальдр, Тюр и Хеймдалль, Видар и Вали, а с ними Фригт, Фрейя, Нанна и Сив. Но некому было срывать яблоки с дерева. И перемена стала происходить в асах и асинях. 
 
Их походка утратила легкость, спины согнулись, глаза больше не искрились, точно капли росы. И когда они смотрели друг на друга, то замечали эту перемену. Старость подступала к обитателям Асгарда. 
 
Они знали, придет время, когда Фригг поседеет и одряхлеет, когда золотые волосы Сив потускнеют, когда Один утратит свой ясный ум, а у Тора не хватит сил поднимать и метать свои громовые стрелы. Опечалились обитатели Асгарда, и казалось им, что свет покинул их сияющий город. 
 
Где Идунн, чьи яблоки вернут асам молодость, силу и красоту? Боги обыскали весь мир людей, но не обнаружили даже ее следа. И вот Один, порывшись в сокровищнице своей мудрости, нашел способ узнать, где спрятана Идунн. 
 
Он призвал двух своих воронов, Хугина и Мунина, двух воронов, которые излетали все небо над землей и над страной великанов и знали все, что было, и все, что будет. Он призвал Хугина и Муни-на, и они явились и, опустившись один на левое, а другой на правое его плечо, открыли ему страшные тайны: поведали о Тьяцци и его желании заполучить золотые яблоки, которые вкушали обитатели Асгарда, и о том, как Локи обманул Идунн, прекрасную и простодушную. 
 
Все, что Один узнал от воронов, он рассказал на Совете богов. Тогда богатырь Тор отправился к Локи и скрутил его. Оказавшись в руках могучего бога, Локи прохрипел: 
- Что ты хочешь со мной сделать, о Тор? 
- Я сброшу тебя в бездонную пропасть и поражу громом! – взревел могучий бог. – Это ты подстроил, чтобы Идунн вышла из Асгарда! 
- Постой, - остановил его Один. - Смерть Локки нам не поможет. Пусть лучше он загладит свою вину и отнимет у Тиаци Идун. Он ведь так хитер, что сможет это сделать лучше любого из нас. Я и сам уже давно бы это сделал, - возразил Локи, - если бы знал, как добраться до замка Тиаци. Ведь у меня нет такой колесницы, как у Тора. 
- Послушай, Локи, - сказала Фрейя, до этого молча сидевшая на своем месте, - ты знаешь, что у меня есть волшебное соколиное оперенье, надев которое я летаю быстрее ветра. Я могу одолжить его тебе на время. Только верни нам поскорее нашу Идун. 
Локи с радостью выслушал слова богини любви и на другой день утром, превратившись с ее помощью в огромного сокола, полетел на север. 
 
Блестящий ледяной замок властелина северных бурь стоял на самом берегу Нифльхейма, меж двух высоких, покрытых вечным снегом гор. Подлетая к нему, Локи увидел в море Тиаци и его дочь Скади. Они сидели в лодке и удили рыбу и даже не заметили стремительно пронесшегося над их головами бога огня. Торопясь унести Идун прежде, чем великан вернется домой, Локи влетел прямо в открытое окно замка. Около него, печально глядя на запад, в сторону Асгарда, сидела богиня вечной юности и, держа на коленях корзину со своими яблоками, тихо плакала. 
- Скорей, Идун! - крикнул Локи богине, которая, не узнав его, испуганно вскочила. - Мы должны бежать, пока Тиаци ловит рыбу. - Собирайся в путь. 
- Ах это ты, Локи! - воскликнула обрадованная Идун. - Но как же ты унесешь и меня и мою корзину? 
- Ты дерзки ее, а я буду держать тебя, - предложил бог огня. 
- Нет, Локи, - возразила Идун. - Тебе тяжело будет лететь, и Тиаци сможет нас догнать... Постой, постой, я придумала! - вдруг рассмеялась она. – Ты не знаешь, что, если я захочу, я могу превратиться в орех. 
- Смотри, смотри, отец! - воскликнула Скади, показывая великану на бога огня. - Из окна нашего замка вылетел сокол, и у него в когтях корзина. 
- Это кто-нибудь из Асов, - скрежеща зубами, ответил повелитель зимних бурь. - Он уносит яблоки Идун. Но не бойся, ему не удастся уйти от меня! 
 
И тут же, превратившись в орла, он пустился в погоню за Локи. 
Стоя на стене Асгарда, Хеймдалль еще издали заметил их обоих. 
- Локи летит назад! - крикнул он окружающим его Асам. - Он несет яблоки, а за ним гонится исполинский черный орел. 
- Это Тиаци, - сказал Один. - Скажи, кто из них летит быстрее? 
- Локи летит очень быстро, - ответил Хеймдалль. - Но великан его все же догоняет. 
- Скорей, - приказал Один богам, - разложите на стене Асгарда костер, да побольше! 
 
Асы не поняли, что задумал мудрейший из них, однако быстро исполнили его приказание, и вскоре на стене Асгарда запылал огромный костер. 
 
Теперь уже не только Хеймдалль, но и остальные боги увидели быстро приближающегося к ним Локи и догоняющего его Тиаци. Казалось, великан вот-вот схватит бога огня, но тот, увидев впереди себя грозно бушующее пламя, собрал все свои силы и стрелой пролетел сквозь него. 
 
Мудрый Один хорошо придумал. Огонь не тронул своего повелителя, но, когда Тиаци хотел последовать за Локи, пламя охватило его со всех сторон, и великан сгорел, как пук соломы. 
- Я вижу, ты принес только яблоки. Где же та, кому они принадлежат? - спросил Один у бога огня, когда тот, опустившись среди Асов, скинул с себя соколиное оперенье. 
 
Вместо ответа Локи достал из корзины орех, бросил его на землю, и перед Одином сейчас же появилась Идун. 
- Простите Локи, - сказала она. - Правда, он виноват, что меня похитили, но зато он же меня и спас. 
- Мы уже и так простили его, - отвечал владыка мира. - Он не только вернул нам тебя, но из-за него, погиб и наш злейший враг, великан Тиаци.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Похищение Идунн. 
1 часть. 
В Асгарде был сад, а в саду которого росло дерево, и на этом дереве зрели золотые яблоки. С каждым ушедшим днем мы делаемся старше и приближаемся к тому времени, когда будем сгорбленными и немощными, седыми и подслеповатыми. Но те, кому выпало счастье каждый день есть золотые яблоки, созревавшие в саду Асгарда, не старели ни на час, потому что яблоки прогоняли старость. 
 
За деревом, на котором спели золотые яблоки, ухаживала богиня Идунн. Дерево не приносило бы плодов, если бы Идунн его не лелеяла. Никто, кроме Идунн, не мог срывать золотые яблоки. Каждое утро она собирала их и складывала в корзину, и каждый день асы и асиньи приходили в ее сад поесть золотых яблок, чтобы оставаться вечно молодыми. 
 
Идунн никогда не покидала своего сада. От зари до зари порхала она вокруг растений или сидела в своих золотых палатах, выходивших окнами в сад, и от зари до зари слушала, как ее муж Браги рассказывает историю, которой не было конца. Но, увы, пришло время, когда Идунн вместе с золотыми яблоками исчезла из Асгарда, и боги и богини почувствовали приближение старости. Случилось это так. 
 
Отец богов Один часто навещал края, где жили люди, чтобы знать, что там творится. Однажды он взял с собой Локи, делателя добра и делателя зла. Долго странствовали они по землям людей и наконец очутились неподалеку от Ётунхейма, страны великанов. 
 
Это была унылая и голая местность. Там не росли даже плодовые деревья, не водились ни птицы, ни звери. Один, Отец богов, и Локи шли по этому пустынному краю, и голод овладел ими. Но вокруг они не видели ничего съедобного. 
 
Локи, обегав все окрестности, наткнулся, наконец, на стадо диких быков. Подкравшись к ним, он изловил молодого бычка и убил его. Затем освежевал и разделал тушу. Развел костер и стал жарить мясо на вертеле. Пока мясо жарилось, Один, Отец богов, сидел чуть поодаль, размышляя над тем, что он видел в мире людей. 
 
Локи суетился вокруг костра, подкладывая сучья в огонь. Наконец он позвал Одина, и Отец богов подошел и сел у огня, чтобы подкрепиться. 
Но когда мясо сняли с вертела и Один стал его резать, обнаружилось, что оно еще сырое. Отец богов посмеялся над промашкой Локи, и Локи, огорчившись, что так оплошал, опять подвесил мясо над костром и подбросил сучьев в огонь. Немного погодя он вновь снял мясо с вертела и позвал Одина есть. 
 
Один взял мясо, которое поднес ему Локи, и увидел, что оно совсем сырое, будто и не висело над огнем. 
- Это твои штучки, Локи? - спросил он. 
 
Но Локи был вне себя от ярости, и Один понял: это не его штучки. Оголодавший Локи бушевал, изливая злобу на мясо и на огонь. Он опять насадил мясо на вертел и добавил сучьев в костер. Каждый час он снимал мясо, уверенный, что оно прожарилось, и всякий раз Один обнаруживал, что мясо такое же сырое, как тогда, когда они впервые сняли его с огня. 
 
Теперь Один догадался, что мясо заколдовано великанами. Он поднялся и пошел своей дорогой, голодный, но сильный. Однако Локи не захотел оставлять свою добычу. Он заявил, что заставит мясо изжариться и, не насытившись, с этого места не уйдет. 
 
Рассвело, и Локи в который раз стал проверять, не готово ли жаркое. Снимая его с огня, он услышал над головой шум крыльев. Посмотрел вверх и увидел могучего орла, самого большого, какой кода-либо парил в поднебесье. Орел кружил и кружил, пока не оказался над головой Локи. 
- Что, никак не можешь состряпать себе еду? - крикнул ему орел. 
- Никак не могу, - отвечал Локи. 
- Я тебе ее состряпаю, если ты со мной поделишься! - закричал орел. 
- Тогда спускайся и берись за дело, - сказал Локи. 
Орел стал кругами спускаться к огню. Потом захлопал над ним своими огромными крыльями - пламя взметнулось и ослепительно заполыхало. Страшным жаром пахнуло на Локи, так что у него даже дух захватило. Через минуту Локи снял мясо с вертела и убедился, что оно хорошо прожарилось. 
- Моя доля, моя доля, дай мне мою долю, - заклекотал орел. 
 
Он опустился на землю и, сцапав огромный кусок, тут же заглотнул его. Потом сцапал еще кусок. Он заглатывал кусок за куском, явно не намереваясь ни с кем делиться. 
 
Когда орел сожрал последний кусок, Локи не на шутку разъярился. Он схватил вертел, на котором жарилось мясо, и ударил им наглую птицу. Раздался звон, будто удар пришелся по железу. Вертел не обломился, а прирос к груди орла. Орел же вдруг взвился в воздух, и Локи, крепко державший свое оружие, взвился вместе с ним. 
 
Прежде чем Локи понял, что случилось, он был уже высоко-высоко в небе и орел нес его к Ётунхейму, стране великанов. Орел кричал: 
- Локи, о Локи, наконец-то я тебя поймал. Это ты хитростью лишил моего брата награды за возведение стены вокруг Асгарда. Но теперь, Локи, ты наконец-то в моей власти. Знай же, тебя похитил великан Тьяцци, о Локи, хитроумнейший из обитателей Асгарда. 
 
Так кричал орел, летя с Локи к Ётунхейму. Они пересекли реку, которая отделяет Ётунхейм от Мидгарда, мира людей. И Локи увидел под собою страшную землю, страну льда и скал. Были там исполинские горы, и освещались они не солнцем и луной, а столбами огня, то и дело вырывавшимися из трещин в земле или из горных вершин. 
 
Орел завис над огромной ледяной горой и вдруг стряхнул со своей груди вертел. Локи упал на лед. Орел закричал ему: 
- Теперь ты наконец в моей власти, о ты, хитроумнейший из обитателей Асгарда! 
 
Орел оставил Локи на ледяной горе, а сам скрылся в расселине скалы. 
 
Локи чувствовал себя совсем скверно. Холод стоял мертвящий. Умереть от него Локи не мог, так как был из числа обитателей Асгарда, и подобная кончина ему не грозила. Локи не мог умереть, но ему казалось, что он прикован к ледяной горе цепями стужи. 
 
Через день к нему явился похититель, уже не в образе орла, а в своем собственном обличье великана Тьяцци. 
- Хочешь покинуть эту гору, Локи, - спросил он, - и возвратиться в любезный тебе Асгард? Сладка тебе жизнь в Асгарде, хотя ты бог только наполовину. Твоимэ отцом, Локи, был великан Фарбаути. 
- О, если бы я мог покинуть эту ледяную гору! - возопил Локи, проливая слезы, которые замерзали у него на щеках. 
- Ты сможешь покинуть ее, если согласишься заплатить мне выкуп, - сказал Тьяцци. - Ты достанешь мне золотые яблоки, те, что Идунн хранит в своей корзине. 
- Я не могу достать для тебя яблоки Идунн, Тьяцци, - ответил Локи. 
- Тогда сиди на ледяной горе,- сказал великан Тьяцци и ушел, оставив Локи один на один с чудовищными ветрами, порывы которых были подобны ударам молота. 
Когда Тьяцци пришел опять и завел речь о выкупе, Локи сказал: 
- Нет способа отобрать у Идунн золотые яблоки. 
- Должен быть какой-то способ, о хитроумный Локи, - возразил великан. 
- Хотя Идунн очень бережет золотые яблоки, она простодушна, - сказал Локи. – Может быть, я сумею выманить ее за стену Асгарда. Если она пойдет, то возьмет с собой золотые яблоки, потому что не выпускает их из рук, разве только когда дает их богам и богиням. 
- Сделай так, чтобы она вышла за стену Асгарда, - потребовал великан. - Если она выйдет за стену, я отниму у нее яблоки. Поклянись мировым древом, что ты выманишь Идунн за стену Асгарда. Поклянись, что сделаешь это, Локи, и я отпущу тебя. 
- Клянусь Иггдрасилем, мировым древом, что выманю Идунн за стену Асгарда, если ты снимешь меня с этой ледяной горы, - сказал Локи. 
 
Тогда Тьяцци превратился в могучего орла, подцепил Локи когтями и полетел с ним через поток, отделяющий Ётунхейм, страну великанов, от Мидгарда, мира людей. Там он опустил Локи наземь, и Локи сам пошел в Асгард. 
 
К тому времени Один уже вернулся и рассказал обитателям Асгарда о том, как Локи пытался изжарить заколдованное мясо. Все посмеялись над тем, что, несмотря на свое хитроумие, Локи остался голодным. И когда он вернулся в Асгард хмурый и изможденный, боги решили, что это от голода, и давай над ним подтрунивать. Однако они отвели его в пиршественную залу, накормили лучшими яствами и напоили вином из кубка Одина. Когда пир окончился, обитатели Асгарда, по своему обыкновению, отправились в сад Идунн. 
 
Там, в золотом чертоге, выходившем окнами в сад, сидела Идунн. Если бы она жила в мире людей, каждый при виде этой асиньи, такой прекрасной и доброй, вспомнил бы о днях собственной невинности. Глаза у нее были голубые, как небо, и улыбалась она так, будто находилась во власти дивных воспоминаний. Корзина с яблоками стояла подле нее.

Share this post


Link to post
Share on other sites

ЯБЛОКИ ВЕЧНОЙ МОЛОДОСТИ 
 
Богиня Идунн и её корзина с яблоками – загадка, не разгаданная ни одним знатоком. Её имя часто переводится как «омолаживающая» или «всё время молодая», тем не менее, это не настоящие переводы её имени, а, скорее, интерпретация того, что она делает. Её Норвежское имя – Îðunn, от прото-Нордического *Îþund, от прото-Индоевропейского eduno, переводится это как «трудолюбивая», «работающая», «та, которая хочет работать», а в разных частях Европы она была известна как Прозерпина (Рим), Эпона (Галлия), Кострома (Скифия) и Персефона (Греция). 
 
Как её муж Бальдр, также известный в Скандинавии как Браги, она также известна как Нанна, что значит почти то же, что и Идунн: Норвежское слово «Нанна» от прото-Нордического *Nanþan, что значит «рвение», «находчивый», «желающий работать» и «спешка». 
 
Когда вы видите это в свете того, как отбирались Майские Королевы, вы начнёте понимать, что она собой представляет, почему у неё есть яблоки вечной молодости. Как мы можем вспомнить, девушки имели право на роль Майской Королевы, если они хотели работать, были трудолюбивыми и так далее. 
 
Бальдр («шар») известен как Браги («победитель», «лучший»), потому что он победитель Майских соревнований. Его жена, естественно, Идунн/Нанна, самые трудолюбивые из молодых девушек, отобранные лотереей, или когда Бальдр вручал ей яблоко. Как мы знаем из мифа о Парисе, она была известна и как Фрейя/Афродита, но не позволяйте этому запутать себя: это просто разные имена для богинь. 
 
Сегодня Идунн известна не только тем, что ей дали яблоко, но и тем, что она сама раздавала яблоки, всем божествам, и это сохраняло их вечно молодыми. После того, как ей дали яблоко, или она была выбрана лотереей, она – прекрасная молодая Майская Королева, воплощение молодости, здоровья и красоты природы – получила задание назначать новых богов и богинь каждый год, были ли бог или богиня всё ещё молодыми, здоровыми и красивыми, чтобы быть богами и богинями, или нет. Боги были людьми, которые были отобраны, чтобы стать тем или иным божеством, а роль того или иного божества давалась им Майской Королевой, ведь она давала им яблоко, чтобы те стали «богом» или «богиней». Вот как её яблоки могли удерживать божеств вечно молодыми! Больше не молодые, нездоровые и не красивые божества вновь становились нормальными людьми, а обычные нормальные люди становились божествами, получив яблоко от Майской Королевы, Идунн. 
 
В каждом обществе, в каждом племени, был только один Один, один Тор, так далее, и, естественно, становление таким божеством было большой Честью – и каждые женатые мужчина и женщина становились Фрейром и Фрейей. Священники и жрицы женились на членах их “общин”, в священных браках, и они защищались божествами. Каждый год проводились соревнования, чтобы проверить, кто достоин быть божеством. Победителю Идунн вручала яблоко. Конкурсы располагали здоровье, молодость и красоту, поэтому те, у кого этого не было, не могли стать божествами или не могли продолжать ими быть. Божества были вечно молодыми, красивыми и здоровыми. Они всегда были лучшими. 
 
Полубоги, герои и героини, описанные в Греческих мифах, были мужчинами или женщинами, женатыми на божествах (поэтому они были полубогами), но они должны были пройти через тщательные тесты, чтобы стать одними из них (т.е. ещё и взять роль божества от другого человека). 
 
Майский Король был истинным Королём племени, а Майская Королева истинной Королевой, первоначально они представляли всех божеств. Король был Небесным Богом, Королева – Земной Богиней. Со временем это изменилось, и разные лица Небесного Бога и Земной Королевы олицетворялись разными людьми. Могучий Небесный Бог, Норвежский Тюр, от раннего прото-Нордического *TîwaR, от позднего – *Tîwaz, от прото-Индоевропейского *Diwos, хорошо известен нам из старого Латинского Divus и от Латинского Deus. Или из Санскрита Dêva, Валлийского Duw, Галльского «Великий Отец», Скифского Rod/Div, Литовского Diêvas, Греческого Zevs/Uranos, так далее. Следовательно, мы узнаём, в Скандинавии Тюр однажды был Королём богов, но в Эру Викингов был «заменён» Одином. На самом деле нет: в то хлопотное время в обществе его часть Одина стала важнее. 
 
Некоторые Европейские племена разделяли силу Тюра на многие части, некоторые на несколько, на отдельных богов. То же случилось с Богиней Земли: на Норвежском Jörð, на прото-Нордическом Erþo, на Греческом Demeter/Hera/Kybele, на Скифском Matushka/Vesna, на Западноевропейском Danu-Ana/«The Lady», на Римском Juno, так далее. Когда разные племена стали контактировать друг с другом, зачастую одинаковые божества становились включены в пантеоны и того, и того племени, потому что они назывались разными именами, и у племен были, например, две Богини Луны. Позже божества могли исчезать из пантеона. Никто не волновался по этому поводу: все божества были лицами одной концепции хорошей духовной силы во вселенной, мужской и женской. Разные лица силы были найдены на Солнце и Луне, на звёздах и в созвездиях, в отражении света от планет и во всём в мире. 
 
В вас. 
 
Варг Викернес

Share this post


Link to post
Share on other sites

Идунн.
Идунн древнее асов и, вероятно, даже старше ванов. Её отец — великан и звёздный герой Ивальди, а её брат — Орвандиль, первый муж Сив. Орвандиль, Идунн и жена Бальдра Нанна — дети Ивальди и принадлежат к старшему поколению богов. Резонно предположить, что этим старшим поколением были великаны, которые с приходом нового поколения богов либо превратились в носителей зла, либо, как Скади или Герд, вписались в новый миропорядок. Обычно Идунн изображают как прелестную, очень юную и наивную девочку; так, Локи без труда удаётся заманить её к великану Тьяцци. Она не расстаётся со своей корзиной, полной золотых яблок. Идунн молчалива: красноречие — удел её супруга Браги, бога поэзии. Но в её хрупких руках — огромная сила. Именно ей боги обязаны своим здоровьем и долголетием, ибо без яблок Идунн они начинают стариться и приближаться к порогу смерти. Однако же саги уделяют Идунн совсем немного внимания. Яблоки Идунн даруют не столько бессмертие, сколько продление жизни, потому что богам приходиться есть их регулярно. Сердцевина яблока может символизировать материнское чрево, потому что в нём содержатся семена — потенциал новой жизни. Яблоки играют важную символическую роль и в мифах других народов. В кельтской мифологии фигурирует чудесный остров Авалон, на котором растут яблони, приносящие золотые плоды вечной молодости. 
 Как известно большинству оккультистов, если разрезать яблоко поперёк, то на срезе будет виден символ пентаграммы. В греческой мифологии Геракл в ходе одного из своих двенадцати подвигов добывает золотые яблоки. Миф об Идунн можно сопоставить с греческим мифом о Коре-Персефоне. Со злом яблоки ассоциируются только в иудейской традиции. Но даже и библейский миф невольно связывает яблоко с познанием не только зла, но и добра. Таким образом, яблоко — символ добра и зла, а также сексуальности как условия продолжения рода, ибо библейская Ева стала зачинать детей лишь после того, как съела яблоко. 
Известна легенда о том, как бездетный король гуннов Рери застал однажды свою супругу под деревом, где она молила богов ниспослать ей ребёнка. Фригг сжалилась над ними и послала к ним свою вестницу, богиню по имени Гна. Гна бросила на колени королеве яблоко, съев которое, она зачала. От потомков этих короля и королевы пошёл род Вольсунгов. Яблоки — священные плоды Богини, играющие важную роль в женских мистериях. Символически они заключают в себе души ещё не рождённых детей. Идунн — богиня растительности. С наступлением Рагнарёк она скрывается под корнями Иггдрасиля и исчезает из этого мира, чтобы затем вернуться, когда возродится новая жизнь" 

Виса Идунн: 
О, Прекрасная Хранительница Вечной юности и Бессмертья, 
Вечно цветущая и нежно юная Идунн! 
Возлюбленная дочь Ивальди и Верная спутница Браги 
Тебе эту вису дарю, о Идунн! 
В твоих нежных перстах величайшая сила 
Сила вечной молодости, здоровья, красоты 
Ты, О Прекрасная, Богов Асгарда хранящая 
Даруй мне молодость прикосновеньем твоей теплоты! 
Пусть тело мое станет телом юной девы 
Избавь меня от морщин и немощи 
Очарованьем юности обнови мое тело 
Прекрасных глаз твоих блеском мне свой взор подари!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Яблоки Идунн 

Яблоки Идунн, возвращающие молодость богам, упоминаются уже около 900 года н.э. в скальдической поэме Тьодольва «Хаустлёнг»[1]. На этот источник опирается Снорри в своем повествовании о золотых молодильных яблоках, которые богиня Идунн хранит в ларце и время от времени дает отведать богам («Видение Гюльви», 26)[2]. В одном из сюжетов великан Тьяцци похищает Идунн вместе с яблоками, и боги начинают стареть («Язык поэзии», 2). 
 
Этот миф об Идунн упоминается не так уж часто, однако образ чудотворных (золотых) яблок встречается и в других источниках. Так, в «Поездке Скирнира», 19 Скирнир предлагает Герд одиннадцать золотых яблок в награду за согласие на брак с Фрейром[3]. 
 
Представление о яблоках как символе плодородия и жизни германские народы, вероятно, переняли у древних римлян, причем довольно рано: в эпоху Римской империи яблоки в качестве символов жизни изображали на алтарях Нехаленнии. Следовательно, не исключено, что прототипом яблок Идунн послужили яблоки Гесперид — подарок Геи на свадьбу Геры, но с таким же успехом можно предположить, что они восходят к христианскому образу древа жизни. Ирландские предания о целебных яблоках, похищенных сыновьями Туиренна из Иберийских садов, могут основываться на схожих моделях, но это не значит, что они происходят непосредственно от скандинавского мифа о яблоках Идунн. 
 
Вопрос о том, когда именно в Скандинавии начали разводить окультуренные яблони (в эпоху позднего неолита? в доримскую или римскую эпоху? в период Высокого Средневековья?), не имеет отношения к вопросу о том, когда зародились представления о магической силе яблок: так, в числе погребальных даров на Осебергском корабле[4] было найдено ведро диких яблок, которые с уверенностью можно интерпретировать как символы жизни. Тот факт, что название этого плода, известное уже в догерманские времена, было общим для северогерманских языков, позволяет заключить, что выращивать яблони в Скандинавии начали задолго до римской эпохи. 
 
 
[1] В строфе 9 этой поэмы об Идунн говорится: «mey þás kunni ellilyf ása» («дева, знающая средство от старости асов»). — Здесь и далее примечания переводчика. 
 
[2] «[Идунн] хранит в своем ларце яблоки. Их должны отведать боги, как только начнут они стариться, и тотчас же они помолодеют, и так будет до конца света» (пер. О. Смирницкой). 
 
[3] «Одиннадцать яблок / со мной золотых, / тебе я отдам их, / если в обмен / ты Фрейра сочтешь / желаннее жизни» (пер. А. Корсуна). 
 
[4] Погребальный корабль викингов, обнаруженный в 1904 году в норвежской провинции Вестфолл; был захоронен около 834 года. 
 
Источник: Рудольф Зимек, "Словарь северной мифологии"

Share this post


Link to post
Share on other sites

Идун - Идунн (др.-исл. Idunn, возможно, «обновляющая») в скандинавской мифологии - жена Браги - богиня вечной юности. Скромна и тиха, но без нее Асов уже давно не было бы в живых. У Идунн есть корзина с яблоками вечной молодости, которыми она угощает богов. Эта корзина волшебная, она никогда не пустеет, а взамен каждого вынутого яблока в ней тотчас же появляется новое.
В «Младшей Эдде» рассказывается миф о похищении великаном Тьяцции Идунн и её золотых яблок и о последующем её спасении. И похищение Идунн, и её возвращение к богам происходит благодаря Локи. Своеобразной параллелью к этому мифу является рассказ о добывании Одином мёда поэзии: в древнеиндийской мифологии напиток амрита, во многом однотипный со священным мёдом, обладал омолаживающим действием, и возможно, что на скандинавской почве некогда единый миф о священном напитке, дарующем молодость, оказался расщеплённым на два мифа - о чудесном напитке и чудесных плодах. Не исключено, что мотив яблок заимствован из античного мифа о яблоках Гесперид. Можно считать Идунн одним из вариантов богини плодородия.
Мифологическая энциклопедия.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Идунн ("обновляющая"), в скандинавской мифологии богиня-хранительница чудесных молодильных яблок. Ее мужем является сын Одина, бог красноречия Браги. Волшебную яблоню лелеяли и охраняли три мудрые норны. Только богине весны Идунн позволяли они собирать чудесные плоды.Хранит она их в волшебном ларце. Сколько бы яблок Идунн ни доставала из ларца, дабы вручить их богам во время пиршеств, количество плодов не убывало. Идунн хранит эти яблоки только для богов, которые всегда остаются молодыми и сильными, тогда как остальные живые существа стареют и умирают. 

 О ней рассказывается единственная история в скальдической поэме “Хаустлёнг” (Haustlöng) (ок. 900) и Младшей Эдде. Чтобы выкупить себя из плена у ётуна Тьяци (отца Скади - см. "Скади, Герд и другие невесты-ётунши" (Skaði, Gerðr, and other Etin-Brides), Локи выманивает её из Асгарда и Тьяци, в орлиной форме, устремляется вниз и хватает её. Без неё боги и богини быстро начинают увядать, но они сходятся на встречу и выясняют, что Идунн в последний раз видели с Локи, от которого боги в итоге и добились правды. Затем Локи одалживает соколиный наряд Фрове и отправляется искать Идунн, превращает богиню и её яблоки в орех и улетает с ними. Тьяци, в виде орла, преследует его, сбивая Локи ветром своих крыльев. Когда Локи спускается на землю в Асгарде, прочие боги зажигают огонь на стенах, опаляя при этом крылья Тьяци и принуждая его приземлиться, чтобы ётуна можно было убить. (прим. Haustlöng, приблизительный перевод названия “Осеннее-длящееся/В течении осени”, поэма, написанная скальдом Тьодольвом из Хвитнира, датируется ориентировочно началом 10 в. В ней описываются сцены на щите, подаренном скальду. Сохранилась поэма как вставки в текст Младшей Эдды).

 

Другая легенда, рассказывающая про Идунн, сохранилась не полностью. По-видимому, однажды она попала в Нифльхейм и от холода и страха впала в состояние комы. Один попросил Браги и еще нескольких богов взять шкуры, чтобы согреть ее, и спуститься за нею в подземное царство. Но им не удалось привести богиню в чувство. В конце концов, Браги предложил остальным богам оставить их вдвоем с Идунн, сказав, что будет находиться рядом с женой до тех пор, пока она не очнется и не сможет идти. Что произошло далее, к сожалению, неизвестно.

 

Идунн, несомненно, является воплощением сил новой жизни, тех, что хранят миры сильными и плодородными – черта, которую она делит с другими богинями, желаными ётунам, с Фрове и Сив. Само её имя означает либо "Обновляющая" либо "Действующая/Активная" (де Врис (de Vries), “Словарь” (Wörterbuch), стр. 283); родственное слово " iðjagrœnn" (вечно-зелёный,обновляемо-зеленый), используется для описания возрожденной Земли после Рагнарёка (“Прорицание Вёльвы”,59). Ее история близка во многом к модели "Весенней Богини” вроде Герд (Gerðr), Менглёд (Menglöð и Сигрдривы (Sigrdrífa): сияющий герой должен пройти Ётунхейм, бросить вызов или убить ётуна, и, после того, как он пересёк огненное кольцо, потребовать деву. Некоторые могут поднять брови при мысли о Локи как о "сияющем герое", но он не только, похоже, будет огненно-сущим, но, кроме того, он, кажется, действительно символически занимает место Бальдра в последующем рассказе о дочери Тьяци Скади. Турвилль-Петре (Turville-Petre) также сравнивает похищение Локи Идунн с похищением Одином мёда поэзии (“Миф и религия” (Myth and Religion), стр. 187). 

И яблоки и орехи являются символами не только плодородия, но и конкретно жизни, прорастающей вновь из смерти: их значение подробнее обсуждается в разделе ”Предметы и значения" (Things and Meanings). 

Сегодня Идунн призываема особо как богиня, чьё могущество приносит древней Вере-Троту силу "iðjagrœn"; поэтому одна из форм её имени была взята для официального журнала Трота, “Идунна” (Idunna). 

Цвета, ассоциируемые с Идунн – золотой и светло-зелёный. 

(Прим. Для более полного рассказа про Идунн, вероятно, стоит учесть и сведения, сообщаемые о ней в относительно поздней, датируемой 14-16в., поэме “Предваряющая песнь или Вороновом Заклинании Одина.”, 6-8. Строфы возводят Идунн к альвам, именуют “роднёй Ивальди” и “любознательной дисой”. Рассказывается, что она раз соскользнула с Мирового Дерева на землю в суровую зиму и Виггьяр(Конский, предположительно - хейти Одина) либо же просто Асы (другой вариант текста) послали ей волчью шкуру, что бы она могла сменить облик (оборотническво на Севере считалось переодеванием в волшебный наряд-шкуру).) 

 

Во всех мифах и сказках мира яблоки являются символами познания добра и зла и символами жизни. Яблоки богини Идунн — молодильные. Они поддерживают молодость богов и богинь. 

Когда однажды богиню Идунн украл великан Тьяцци, боги лишились своей вечной молодости и стали седеть и стареть. Вызволение богини Идунн оказалось делом наиважнейшим, великан Тьяцци за это безобразное воровство поплатился жизнью. Он не был умен, иначе никогда бы не покусился на столь великую ценность, как молодость. 

 

Богине Идунн принадлежат символы Ингуз, Йера и Беркана. В символе Беркана нам важно, что это знак плодородия и преображения, Ингуз – это энергия созревания, накопления силы и обновления, Йера же помогает вовремя собрать и сохранить урожай.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Loading...
Sign in to follow this  

×
×
  • Create New...