Перейти к содержимому
Форум - Замок
Настя

Богиня Скади

Recommended Posts

Скади (Skaði, Skadi, Skade, Skathi) — особенная богиня скандинавского пантеона. Собственно, она даже не относится к божествам — ни к асам, ни к ванам. Она — инеистая великанша, представительница мифологических существ, живших в мире задолго до появления богов. Обычно ее изображают как охотницу, вооруженную луком и стрелами, которая мчится на лыжах по снегу, в сопровождении волчьей стаи. 
 
Кто же она такая и почему из великанш стала богиней? 
Эта история начинается, на первый взгляд, как обычная волшебная сказка. 
 
Предыстория 
«…Однажды три аса, Один, Локи и Хёнир, отправились в путь. Шли они через горы и пустыни, и случилось, что у них было нечего есть. Спустившись в одну долину, видят они стадо быков, и, выбрав себе одного быка, собирались зажарить мясо между раскаленными камнями. Когда же, подумав, что, верно, еда их уже готова, они разгребают костер, то видят: не изжарилось мясо... И слышат тут чью-то речь на дубу над самой своей головой. Тот, кто там сидел, сказал, будто по его воле не жарится на костре мясо. Они глянули наверх: сидит там орел, и не маленький. 
И сказал орел: «Если дадите мне бычьего мяса досыта, тогда оно и изжарится». Они согласились. Тут орел слетает с дерева, садится у костра и тотчас принимается за бычьи окорока и лопатки. 
Тогда разгневался Локи и, схватив большую палку, замахнулся что есть силы и ударил орла. Орел от удара встрепенулся и взлетел. И тут палка пристала к спине орла, а руки у Локи к другому концу палки. Орел летит на такой высоте, что Локи задевает ногами камни, осыпи и деревья. Кажется ему, вот-вот оторвутся от плеч его руки. Он вопит и молит орла о пощаде. Но тот отвечает, что не бывать Локи на свободе, если он не даст ему клятвы выманить из Асгарда Идунн с ее яблоками.... 
В условленный час Локи заманивает Идунн из Асгарда в лес. Тут прилетает великан Тьяцци в обличье орла и, схватив Идунн, уносится с нею в Страну Великанов к своему жилищу. 
Асам же пришлось плохо, как исчезла Идунн, тотчас поседели они и постарели. Они собрали тинг и спрашивают друг у друга, когда в последний раз видали Идунн. А видали ее в последний раз, как она шла с Локи из Асгарда. Тут схватили Локи и привели на тинг и грозили ему смертью или пытками. И, струсив, он сказал, что готов отправиться за Идунн в Страну Великанов, если Фрейя одолжит ему свое соколиное оперенье. Получив соколиное оперенье, он летит на север в Страну Великанов и в один прекрасный день появляется в доме у великана Тьяцци. Тот уплыл на лодке в море, а Идунн оставалась дома одна. Локи превратил ее в орех и, взяв в когти, полетел во весь дух. Вернувшись домой, Тьяцци хватился Идунн. Он надевает свое орлиное оперенье и летит в погоню за Локи — только ветер в крыльях свистит. Асы же, завидев, что летит сокол с орехом, а вслед за ним — орел, вышли за стены Асгарда и вынесли ворох стружек. Сокол, лишь только влетел в город, камнем упал у городских стен. Тогда асы развели в стружках огонь. Орел уже не мог остановиться, упустив сокола. Огонь вспыхнул у него в перьях и прервал его полет. Тут подоспели асы и убили великана Тьяцци внутри ограды Асгарда...» 
(«Младшая Эдда: Язык поэзии», 2) 
 
Тьяцци, по всей видимости, — очень древний образ, настолько, что обрел черты сказочного персонажа уже ко времени формирования основного корпуса скандинавской мифологии. В некоторых источниках его называют повелителем бурь, но непонятно, откуда это заимствовано. 
В этой истории мы имеем дело с одним из самых распространенных сказочных сюжетов о «чудесном бегстве» (№313 по указателю сказочных сюжетов А. Аарне). В этом сюжете сначала противник героя вынуждает его отдать вместо себя кого-либо из домочадцев (ср., например, русские сказки, где водяной, схватив царя за бороду, заставляет пообещать сына или дочь в обмен на спасение). Затем отданные по обещанию девушка или юноша чудесным образом спасаются, превращаясь по пути в разные предметы. 
Интересно здесь лишь то, что в роли и отдавшего, и спасителя выступает один и тот же бог-обманщик Локи. 
 
Однако история быстро начинает терять черты обычной сказки. Это происходит, когда в ней появляется новый персонаж — Скади, дочь Тьяцци, которая явилась мстить за своего отца. 
 
Подобное не было чем-то из ряда вон выходящим для скандинавского мира. Источники содержат немало сюжетов, где женщина вершит кровную месть за убийство своих родственников. Чаще, правда, она делает это руками своего мужа или слуг, но и личная месть также не исключалась. Так бывало в тех случаях, когда дочь была единственной наследницей и не имела родственников мужского пола, которые могли бы взять месть на себя. 
 
«Скади прибывает в Асгард в самом маскулинном образе, какой только был возможен для древненорвежской женщины, — в роли skjaldmær [«девы щита», т.е. женщины, принимающей участие в боевых действиях] и baugrýgr [«госпожи кольца», т.е. единственной наследницы в древнескандинавской правовой терминологии]», — отмечает профессорка Бергенского университета Элсе Мундал (Else Mundal). 
 
Мог ли приход Скади напугать асов? Примечательно, что ее внешность в тексте не описывается. Не упоминается даже гигантский рост (хотя это ожидаемо для великанши), нигде не говорится, что она была уродливой или пугающей. Хотя в самом ее имени содержатся коннотации с жутковатым «иным миром». По одной версии, оно может быть связано с готским skadus, древнеанглийским sceadu, саксонским scado, древневерхненемецким scato, что означает «тень». По другим версиям, это слово близко древненорвежскому skaði («вред»), откуда происходят в современном исландском и фарерском skaði («вред, ущерб»). 
 
Как бы там ни было, асы сочли Скади достаточно серьезной противницей, чтобы постараться заключить с ней мир. Как именно — увидим дальше. 
 
 Мир наизнанку 
«...Скади же, дочь великана Тьяцци, надела свой шлем и кольчугу и с оружием пошла в Асгард мстить за отца. Асы, однако, предложили ей мировую и пообещали выкуп. Первым делом пусть она выбирает себе мужа среди асов, но выбирает по ногам, ничего больше не видя. Она увидела ноги одного из них, замечательной красоты, и молвила: «Вот, кого я выбираю; едва ли что некрасиво у Бальдра!» А был то Ньёрд из Ноатуна. 
Еще она поставила условием мира, чтобы асы ее рассмешили, а это, думалось ей, им не удастся. Тогда Локи обвязал веревкой козу за бороду, а другим концом — себя за мошонку. То один тянул, то другой, и оба громко кричали. Наконец Локи повалился Скади на колени, тут она и рассмеялась. Тогда между асами и нею был заключен мир...» 
(«Младшая Эдда: Язык поэзии», 3-4) 
 
На первый взгляд эта история свидетельствует лишь о довольно примитивном чувстве юмора у древних скандинавов. Но все не так просто. 
 
В древненорвежских мифах немало сюжетов, в которых великаны требуют себе в жены богинь: таков был, например, великан, выстроивший стены вокруг Асгарда и потребовавший в качестве награды Фрейю, или собственно Тьяцци, о котором шла речь выше. Однако случай Скади — единственный, когда с подобным намерением является великанша. Кроме того, Скади хочет получить самого красивого из богов — Бальдра, — тогда как в стандартных сюжетах такого типа по красоте выбирают невесту, а не жениха. 
(Правда, попытка Скади выбрать Бальдра может быть связана не только с его внешностью, но и с тем, что он входит в число немногих божеств, которым, по пророчеству, суждено вернуться к жизни после Рагнарёка — гибели богов. Таким образом, Скади могла исходить как из эстетических, так и чисто практических соображений). 
 
В итоге Скади ошиблась, приняв Ньёрда за своего избранника, поскольку могла видеть только ноги выстроившихся в ряд мужчин (обычный для мифов мотив обмана, особенно характерный для отношений асов с великанами). Некоторые исследователи полу-иронически, полу-всерьез предполагают, что у Ньёрда были не самые красивые, а просто самые чистые ноги - он же был морским божеством... 
Но важно другое. В волшебных сказках нередко встречается мотив выбора супруги среди многих кандидаток. Однако в таких сказках активен всегда мужчина, а женщина предстает пассивной, ожидающей, пока ее выберут. В случае же Скади гендерные роли «переворачиваются»: она сама предстает требующей и выбирающей. На этот «перевертыш» обращает внимание Маргарет Росс (Margaret Clunies Ross), руководительница центра исследований средневековья в университете Сиднея. 
 
Когда Скади потребовала, чтобы боги ее рассмешили, она явно считала это задание невыполнимым. Мотив «невыполнимого задания» также нередко встречается в волшебных сказках как часть брачного ритуала. Боги поручают его все тому же Локи — сомнительному персонажу, воплощению хитрости и обмана, потомку от брака между богиней и великаном (йотуном). Как родившийся от смешанного брака, Локи чувствует себя свободно и среди богов, и среди великанов, но провоцирует конфликты между теми и другими. 
 
Сексуально окрашенное действо с козой — существом женского пола, но наделенным рогами и бородой, — в исполнении такого гендерно-неопределенного персонажа символизировало в мифе «ненормальность» поведения Скади. То, что она заняла позицию мужского персонажа — требующего и выбирающего, — с точки зрения богов было неприемлемо, считает историк-медиевист Сюзанна Крайс (Susanne Kries). Когда Скади засмеялась и согласилась выбрать себе мужа, это означало, что нарушенное гендерное равновесие восстановлено, а вызванное этим напряжение снято, поясняет исследовательница. 
 
Однако, как мы увидим ниже, равновесие если и восстановилось, то ненадолго. 
 
Ньёрд, Один, Улль, Локи... 
В поэмах Скади называют «сияющей (как вариант: мудрой) невестой богов». Однако в реальности ее брак продлился недолго. 
Скади желала поселиться в Трюмхейме («Жилище шума»), в горах, там, где жил ее отец. Само название этого дома намекает на беспрестанный рев ветра в скалах и вой волков. Ньёрд же хотел жить у моря в своем чертоге Ноатун («Корабельный двор»). В итоге они решили девять дней жить в Трюмхейме, а другие девять — в Ноатуне. Но, вернувшись с гор, Ньёрд сказал: 
 
Не любы мне горы, 
хоть я и был там 
девять лишь дней. 
Я не сменяю 
клик лебединый 
на вой волков. 
 
На что Скади ответила: 
 
Спать не дают мне 
птичьи крики 
на ложе моря, 
всякое утро 
будит меня 
морская чайка. 
(«Младшая Эдда: Видение Гюльви», 23) 
 
В итоге Скади ушла от Ньёрда и поселилась в Трюмхейме, где вернулась к своим привычным занятиям. Здесь мы опять имеем дело с «перевертышем» типичных гендерных ролей. Женщина не просто сама выбирает себе мужа — она при этом оставляет за собой свою собственность (Трюмхейм), подчеркивает Сара Уэлшбах (Sara Welschbach) из Центра исследований средневековья Исландского университета. Это противоречило обычной практике, при которой имущество женщины после свадьбы переходило под управление мужа. 
Более того, Скади сначала заставляет Ньёрда покинуть его собственный дом и жить с ней в горах, а потом оставляет его, как только становится ясно, что совместная жизнь не устраивает их обоих. 
Тем не менее, судя по тексту, расстались они вполне по-дружески. Вдобавок после брака с Ньёрдом Скади вошла в число асов. 
 
В поэме «Перечень Халейгов» (Háleygjatal) утверждается, что после Ньёрда Скади вступила в связь с Одином, от которого родила «многих сыновей». Однако, как предполагают исследователи, это более поздний миф, зародившийся в X веке, когда был популярен аристократический культ Одина. В то время претенденты на престол наперебой старались возвести к нему свою родословную: о происхождении от Одина заявляли королевский род Инглингов в Швеции, Сэмингов — в Норвегии и т.д. Миф о союзе Одина и Скади был создан в политических целях и предназначен, чтобы подкрепить права на норвежский престол династии ярлов Хладира. 
В более же широком смысле этот миф отразил мизогинию раннесредневекового скандинавского общества и стремление искоренить остатки независимости женщин. Образ богини, не «принадлежащей» никакому мужскому божеству, казался теперь невозможным. 
 
Кроме того, в «Старшей Эдде» существует и намек на сексуальные отношения Скади и Локи («Ласковей ты призывала когда-то Локи на ложе»). Соответственно, здесь опять-таки Скади показана как нарушительница предписанных для женщины правил поведения — она выбирает себе любовников, формально будучи замужней. 
 
Однако союз со Скади ничем не помог Локи. Когда богиня узнала, что именно Локи был непосредственным виновником смерти ее отца, она произнесла: «В доме моем всегда тебе будут гибель готовить». В дальнейшем именно Скади придумала жестокую казнь для Локи, когда боги решали, как наказать его за участие в убийстве Бальдра. Она подвесила над лицом связанного Локи змею, чей медленно капающий яд причинял ему жестокие страдания. 
 
Нередко образ Скади сближается с Уллем (Ullr, «Славный»), сыном богини Сиф. Как бог зимы, Улль считался вторым после Одина, престол которого он занимал, когда Один отсутствовал долгие зимние месяцы. Улль особенно славился быстротой в передвижении на лыжах и меткостью стрельбы. В мифах сообщалось, что он наговаривал магические руны над костью, превращая ее в корабль, несший его над землей и морем в любом направлении. 
Интересно, что при обилии скандинавских топонимов, связанных с Уллем, у этого бога не было своего мифа, что может свидетельствовать о глубокой древности его образа. Его сближение со Скади выглядит натянутым и обусловлено чисто функциональными особенностями. Кроме того, образы Улля и Скади могут быть остатками более древнего мифах о божествах-близнецах, связанных с зимой и потусторонним миром. 
 
Некоторые исследователи считают, что образ Скади мог быть заимствован у соседей древних скандинавов — народа саамов, женщины которых были более независимы, чем скандинавские, в частности, охотились наравне с мужчинами. Известна финская богиня леса и охоты Миеликки (Mielikki), жена бога-охотника Тапио, но трудно сказать, можно ли ее сопоставлять со Скади. 
 
автор: rakugan

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Скади, богиня зимы 
Ска́ди (древнескандинавск. Skaði; варианты написания: Skade — общеупотребительный скандинавский, Skadi, Skadhi, Skathi — транслитерация имени Skaði) — в скандинавской мифологии инеистая великанша, покровительница охоты. Атрибуты её (так же как и бога Улля) — лук и лыжи. Первоначально она, вероятно, была богиней плодородия в её зимней ипостаси. Скади представляет зиму и лёд, является супругой Ньёрда. Упоминается в Старшей Эдде, Младшей Эдде и Саге об Инглингах. 
 
Согласно скандинавским мифам, когда асы убили её отца Тьяцци, Скади вооружилась и отправилась мстить за него в Асгард. Однако асы предложили Скади в качестве выкупа за отца выбрать одного из богов себе в мужья. Она согласилась, поставив условие: асы должны были рассмешить её, что до тех пор никому не удавалось. Локи привязал к мошонке козлиную бороду и проскакал в таком виде перед Скади. Она расхохоталась, а за ней и все остальные асы. 
Наконец, Один взял глаза Тьяцци и забросил на небо, сотворив из них звёзды; так между Скади и асами установился мир. 
 
Затем Скади предложили выбрать мужа. 
Выбирать она должна была, видя только босые ноги асов. 
Великанше завязали глаза, и асы и ваны уселись вокруг нее. Переходя от одного к другому, она каждому клала руки на ступни и наконец, добралась до того, у кого ступни были настолько красивые, что у нее не возникло сомнений, что это Бальдр. Она встала и сказала: 
- Вот тот, кого Скади выбирает себе в мужья. 
 
Тут асы и ваны расхохотались еще громче, сняли у нее с глаз повязку, и Скади узрела... нет, не Бальдра Прекрасного, а Ньёрда, отца Фрейра. Но чем дольше Скади всматривалась в Ньёрда, тем больше она радовалась своему выбору, ибо Ньёрд был силен и благороден обликом. 
 
Эта пара, Ньёрд и Скади, сперва отправилась жить в прибрежный чертог Ньёрда, но крики морских чаек слишком рано будили Скади по утрам, и она увлекла мужа на вершину горы, где чувствовала себя гораздо лучше. Ньёрд же тосковал по шуму прибоя. Так с горы к морю и обратно путешествовали Скади и Ньёрд. 
 
Расставание Ньёрда и Скади 
 
Некоторое время Ньёрд и Скади, которые были олицетворением лета и зимы, кочевали таким образом: жена проводила три коротких летних месяца у моря, а муж неохотно оставался с ней в Трюмхейме в течение долгих девяти зимних месяцев. Признав, однако, что их привязанности никогда не совпадут, они решили расстаться навсегда и возвратились в свои дома, где каждый продолжил заниматься своим любимым делом. 
Трюмхейм - великана Тьяцци обитель, 
Когда-то там жил он - 
течений великий хранитель. 
Но непорочная Скади, невеста богов, 
сейчас поселилась там, 
в старом доме отца. 
(Р. Б. Андерсен. Мифология народов Северной Европы) 
Скади вернулась к привычному времяпрепровождению - охоте, покинув свое царство еще раз, чтобы выйти замуж за Одина, которому она родила сына Сэминга, первого короля Норвегии, основателя королевской династии, долго правившей в стране. 
 
В соответствии с другими источниками, Скади вышла замуж за Улля, бога зимы. Так как Скади была мастерским стрелком, ее изображают с луком и стрелами, а как богиню погони, ее обычно сопровождает похожая на волка северная лайка. С просьбами к Скади обращались охотники и путешествующие зимой, чьи сани по снегам и льдам она несет, помогая благополучно достигнуть цели путешествия. 
 
Гнев Скади против богов, убивших ее отца, великана Бури, является символом непоколебимой суровости земли, закованной в лед, он смягчается при виде веселой игры Локи (зарницы), после чего она открывает свои объятия Ньёрду (лету). Любовь последнего не могла удержать ее больше чем на три месяца в году, и все время она тайно вздыхала по зимним бурям и по своим любимым занятиям, которым она предавалась в горах.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Богиня Скади 


Скади — локальная скандинавская богиня. В мифах она предстаёт как временная жена Ньёрда. Она получила его в мужья как часть виры, которую асам пришлось заплатить за убийство её отца, великана Тьяцци. Будучи родом из великанов, Скади может принадлежать к числу древнейших местных божеств, которым в Скандинавии поклонялись до появления культа асов. Скандинавия — «земля Скади» — названа в её честь. Скади — богиня зимы. Она бегает на коньках, а потому ассоциируется с Уллем, который стал её мужем после того, как Скади рассталась с Ньёрдом. По другим вариантам, Скади стала возлюбленной самого Одина, и от этой связи пошёл род Скьёльдунгов — королевская династия Дании. Имя «Скади» означает «тень», и эта богиня также связана со смертью. После того, как был схвачен и скован Локи, именно она повесила змею над его головой, мстя за ту роковую роль, которую Локи сыграл в судьбе её отца. Чертоги Скади носят название Трюмхейм. Связанные с ней руны — Эйваз, Хагалаз и Иса. Её стихия — снег.


Фрейя Асвинн

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Призыв Богини Скади:

Скади, сияющая Богиня на снегоступах,
Яркая ледяная красота,
Зимней белизной Ты землю защищаешь.
Мудрая невеста Богов;
Теперь прибывает весна, снега тают,
Почва ждет плуг;
Освободи замороженные сердца, сделай нас плодотворными,
Скади, я вызываю Тебя!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

На правах гипотезы: один символический аспект мифа о Скади и Ньёрде 

 
По одному из манускриптов «Младшей Эдды», Скади и Ньёрд проводили в чертогах друг друга по 9 ночей. По странной причине именно такой срок стал считаться «каноническим», хотя, на самом деле, не всё так просто… 
 
Мы имеем 4 основных манускрипта «Младшей Эдды», где описано кто сколько ночей где проводил. Все они есть вот тут: notendur.hi.is/eybjorn/gg/gg4par23.html 
 
Манускрипт [R]: девять зим в Трюмхейме, девять других (зим!) в Ноатуне. 
Манускрипт [T]: девять ночей в Трюмхейме, и три — в Ноатуне. 
Манускрипт [W]: девять ночей в Трюмхейме, и три — в Ноатуне (аналогично предыдущему). 
Манускрипт : девять ночей в Трудхейме, и три — в Ноатуне. 
 
«Зимы» в манускрипте [R], и Трудхейм вместо Трюмхейма в манускрипте — это, видимо, ошибки переписчика. В целом же, на мой взгляд, со сроками всё очевидно: преобладающим и «каноничным» вариантом может быть лишь один — девять ночей в Трюмхейме, три — в Ноатуне. Никак иначе. 
 
Есть небезынтересная гипотеза о том, что само по себе пребывание Скади и Ньёрда в разных чертогах — это метафора годового цикла, а конкретнее — смены лета и зимы. 
 
Но в «Речах Вафтруднира» мы также сталкиваемся с объяснением того, откуда появляются лето и зима: 
 
«Дай четвертый ответ, 
коль умным слывешь 
и все знаешь, Вафтруднир: 
кто создал зиму 
и теплое лето 
у богов всеблагих?» 
 
Вафтруднир сказал: 
 
«Виндсваль дал зиму, 
а Свасуд — лето, 
они им отцы». 
 
 
Может показаться, что миф о Скади и Ньёрде уже нельзя рассматривать как сезонный. Но стоит обратить внимание на то, что в диалоге между Одином и Вафтрудниром конкретизировано что речь идёт не просто о лете и зиме, а о временах года «у богов всеблагих» (með fróð regin). 
 
Напрашивается интересное предположение: у богов и у людей происхождение сезонов года различно. И, гипотетически, взаимоотношения Скади и Ньёрда как раз иллюстрируют происхождение лета и зимы в мире людей. 
 
Но остаётся нерешённым вопрос со сроками пребывания Скади и Ньёрда в чертогах друг друга. 9 ночей и 3 ночи — что это? 
 
Я предполагаю, что разгадка кроется в том, каким образом германцы измеряли продолжительность года. 
 
Самые ранние календари германцев — календари лунные, в которых месяц являлся промежутком между двумя одинаковыми фазами Луны (синодический месяц). И даже само слово «месяц» в германских языках напрямую происходит от корня со значением «луна». 
 
Но если германцы наблюдали за изменением фаз Луны, то они не могли не иметь представления о её движении по небесной сфере. Следовательно, они также могли знать о том явлении, которое мы сегодня называем периодом обращения Луны вокруг Земли. 
 
Луна совершает полный оборот вокруг Земли за 29 дней (примерно), а Солнце (как мы видим его движение по небесной сфере) — всего за 24 часа. С символической точки зрения оба светила — дневное и ночное — подобны друг другу. Значит и один цикл может быть уподоблен другому, а следовательно солнечные сутки уподобляются лунному месяцу. 
 
Вероятно, что время в мире богов может течь совершенно иначе, чем в мире людей. И если исходить из этой гипотезы, то сроки пребывания Ньёрда и Скади в чертогах друг друга — это не «ночи», не дни (в смысле суток), а месяцы нашего календаря. 
 
Таким образом, мы можем получить следующую «формулу»: «9 месяцев в Трюмхейме, 3 месяца в Ноатуне». Вместе они как раз составляют 12 — то есть полноценный год. Да, мы помним о том, что лунные календари нуждаются и в дополнительном 13-м месяце, но он вводится в календарь не каждый год, а потому изначальная продолжительность года — всё же, 12 месяцев. 
 
Всё логично: 9 месяцев Скади и Ньёрд проводили в Трюмхейме — чертоге Скади, и 3 месяца в Ноатуне — чертоге Ньёрда. Символика мифа может быть подтверждена гипотезой о движении Луны по небу, а сам миф, как я уже говорил, видимо, описывает происхождение летнего и зимнего сезонов в мире людей. 
 
Отдельно заострю внимание на том, что речь идёт только о происхождении сезонов. Есть версия, основанная на цикличности годового круга, что брак и разрыв Скади и Ньёрда происходят постоянно, каждый год. Данная версия представляется мне лишённой здравого смысла, поскольку такое понимание мифа напрочь лишает богов свободной воли и индивидуальности, превращая их в марионетки, которые оказываются подчинены природным процессам. 
 
Остаётся один очень непростой момент. По логике вещей сроки пребывания богов в упомянутых чертогах должны соотноситься с функционалом самих богов, и с климатическими изменениями. То есть, когда Ньёрд проводит «9 месяцев в Трюмхейме», то это должно соотноситься с зимним периодом, когда моря и реки лишены его плодородного аспекта и покрыты льдом. Когда Скади проводит «3 месяца в Ноатуне» — наоборот. Но проблема в том, что такое соответствие не логично. По идее, должно быть иначе: зимний сезон должен соответствовать пребыванию Скади в Ноатуне, т. е. составлять не 3, а как раз 9 месяцев, когда реки и моря находятся во власти холода. Летний же сезон («3 месяца в Трюмхейме») должен соотноситься с пребыванием Ньёрда в Трюмхейме. 
 
Как объяснить это несоответствие — вопрос сложный. Единственный вариант, который мне представляется вероятным — банальная ошибка в донесении до нас материала. Гипотетически, есть вероятность того, что миф о Скади и Ньёрде бытовал когда-то в поэтической форме. А если это так, то нельзя не вспомнить об особенностях германской поэтики. Устойчивое сочетание, встречающееся в эддических текстах — nætr níu — «9 ночей» — это срок пребывания Ньёрда в Ноатуне. Но «nætr níu» как раз аллитерирует с именем Ньёрда и названием его чертога. В то же время слово þrjár — «три» аллитерирует с названием чертога Скади — Þrymheimr. 
 
Т. о. получается, что сроки должны быть указаны наоборот — «9 ночей (месяцев) в Ноатуне, 3 ночи (месяца) в Трюмхейме». 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Кто такая Скади? 

Скади — одна из самых знаменитых инеистых великанш за всю историю, хотя бы потому, что она — единственная из них, кому удалось получить место среди асов. Похоже, в древности существовал отдельный культ Скади — в одной саге упоминаются ее святилища и жрецы. Скади как объект поклонения — это богиня холода и снежных равнин, богиня-охотница с луком и стрелами, разъезжающая на санях, запряженных белыми волками. Некоторые усматривают в ней прототип русской Снегурочки и Снежной Королевы из сказки Ганса Христиана Андерсена. По-видимому, в древние времена ее особо чтили охотники, обращавшиеся к ней за помощью. 
 
Скади — дочь Тьяцци, инеистого турса, который похитил богиню Идунн из Асгарда и был убит асами, когда погнался за Локи, пришедшим на выручку Идунн. Тьяцци, сын Ольвальди, владел, как ни странно, земельным наделом в Асгарде. Каким образом он его заполучил, в источниках не сообщается, но, насколько некоторым из нас удалось выяснить, Тьяцци недолгое время был женат на женщине из асов, хотя в Асгард так и не перебрался: жена поселилась с ним в его горной крепости на северо-востоке Йотунхейма и там вскоре умерла от холода. Тьяцци формально унаследовал надел в Асгарде, но никогда не посещал его из-за вражды между асами и йотунами; возможно, он догадывался, что асы не обрадуются тому, кто не уберег свою жену-асинью. Когда Тьяцци погиб, его взрослая дочь Скади (по всей очевидности, не имеющая отношения к умершей жене из асов, а родившаяся от какого-то более раннего брака) заявила права на этот надел, а заодно потребовала и виру за убитого отца. 
 
Она приблизилась к воротам Асгарда в полном вооружении и объявила, что ей полагаются не только выкуп и наследство, но и муж. Скади надеялась, что ей достанется в мужья прекрасный Бальдр, но Один завязал ей глаза и велел выбирать из неженатых обитателей Асгарда вслепую, ощупывая только их ступни. Скади выбрала того, у кого ступни были самыми красивыми, но это оказался не Бальдр, а ван Ньёрд, повелитель морей. Он был доброго нрава и достаточно хорош собой, так что Скади согласилась стать его женой, но через некоторое время они поняли, что ужиться друг с другом не смогут. Скади привыкла к горам родного Трюмхейма, да и в Асгарде ей достался гористый надел, но Ньёрду не под силу было оставаться долго вдали от моря. Скади, со своей стороны, чувствовала себя неуютно и в Ноатуне — чертоге Ньёрда в Асгарде, — и в его ванахеймском доме по ту сторону океана: ее беспокоили крики морских птиц и постоянный шум прибоя. В итоге через некоторое время супруги мирно расстались, но к тому времени Скади — первой среди йотунов — уже получила голос в совете асов. 
 
По-видимому, вскоре после этого она вступила в любовную связь с Локи — недолгую и неудачную. Некоторые источники утверждают, что Один специально послал Локи к ней, чтобы укрепить узы, связывавшие Скади с Асгардом; другие говорят, что Локи просто воспользовался случаем, когда Скади загрустила в одиночестве, и соблазнил ее по собственной инициативе. Так или иначе, Скади печалилась, и Локи решил ее развлечь. Он привязал свои гениталии к бороде козла, и тот, на потеху всем асам, принялся таскать за собой визжащего и спотыкающегося трикстера. Наконец, веревка порвалася, и Локи рухнул прямо на колени Скади — и та, наконец, рассмеялась. Эта история перекликается с легендами о жертвенных обрядах холодной, неумолимой богине смерти, в которых оскопленного мужчину бросают истекать кровью у нее на коленях: подразумевается, что оплодотворить богиню смерти семенем невозможно — подойдет только кровь. Не исключено, что Локи сознательно подражал этому обряду, символически принеся себя в жертву Скади. 
 
В любом случае Скади, по-видимому, приняла его намерения слишком всерьез. Связь их оказалась короткой, а разрыв ожесточил сердце Скади настолько, что после гибели Бальдра, когда Локи поймали и связали, она подвесила у него над головой ядовитую змею, чтобы яд капал ему на лицо. В этой мести чувствует гнев не только отвергнутой женщины, но и обманутой жрицы/богини. Если Локи символически воспроизвел для нее традиционное жертвоприношение консорта Богини, а Скади приняла это за чистую монету, то обычный для Локи поступок — бросить женщину, которая ему надоела, — был не просто проявлением душевной черствости, а настоящим святотатством и осквернением ритуального брака. Возможно, именно поэтому она чувствовала себя вправе обречь его на многовековые страдания. Пожалуй, то, как Локи обошелся со Скади, было худшей из ошибок, какие он когда-либо совершал.

Источник: "Книга йотунов: работа с великанами Северной традиции"

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах


Снежная Королева (песня для Скади)

Холодно светят звезды на ледяной поляне,
Холодно блещет месяц на ледяной дороге,
Белых волков следы и колея от полозьев:
Красная кровь согревает снег за Ее санями.
Ветер морозный хлещет, срывая листву с деревьев,
Снежной корой одевает лес, обнаживший ветви.
Пальцы Ее ледяные гладят открытое горло,
Рушится бич Ее гневный на спину непокорным.
Дети весеннего бога корчатся на коленях,
Бархатный груз сугробов клонит деревья долу,
В коконе белой смерти старая жизнь замкнулась,
Ищет себе дорогу к новой, крылатой жизни.
Холодно светят звезды на ледяной поляне,
Холодно блещет месяц на ледяной дороге,
Белых волков следы и колея от полозьев:
Красная кровь согревает снег за Ее санями.
Из ледяного железа — мост у нас под ногами,
Темные, темные воды в глубь под мостом уводят.
Слышишь, Она зовет нас в недра, где нет ни звука?
Слушай — и ты узнаешь то, чего знать не хочешь.
Ветер морозный плачет, стонет железо в голос,
Гладким стеклом — дорога, не совладать с конями,
Берег крутой под снегом ждет в тишине добычу:
Видишь, Она раскрыла бархатные объятья?
Сможешь ли ты коснуться тайного места в сердце,
Где леденеет кокон этой бездонной ночи?
Это Ее работа: искру хранить до срока,
Чтобы во тьме созрела и расцвела весною.
Славь Ее имя, путник, идущий зимней дорогой,
Славь Ее плащ, простертый над ледяной равниной!
Белой волчицы зубы в душу вонзились насмерть,
Красною кровью согреем снег за ее санями!


Источник: Книга Рейвена Кальдеры «Книга йотунов: работа с великанами Северной традиции» в переводе Анны Блейз

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

На правах гипотезы: один символический аспект мифа о Скади и Ньёрде
Юрий Слеповронский

По одному из манускриптов «Младшей Эдды», Скади и Ньёрд проводили в чертогах друг друга по 9 ночей. По странной причине именно такой срок стал считаться «каноническим», хотя, на самом деле, не всё так просто…

Мы имеем 4 основных манускрипта «Младшей Эдды», где описано кто сколько ночей где проводил. Все они есть вот тут: notendur.hi.is/eybjorn/gg/gg4par23.html

Манускрипт [R]: девять зим в Трюмхейме, девять других (зим!) в Ноатуне.
Манускрипт [T]: девять ночей в Трюмхейме, и три — в Ноатуне.
Манускрипт [W]: девять ночей в Трюмхейме, и три — в Ноатуне (аналогично предыдущему).
Манускрипт : девять ночей в Трудхейме, и три — в Ноатуне.

«Зимы» в манускрипте [R], и Трудхейм вместо Трюмхейма в манускрипте — это, видимо, ошибки переписчика. В целом же, на мой взгляд, со сроками всё очевидно: преобладающим и «каноничным» вариантом может быть лишь один — девять ночей в Трюмхейме, три — в Ноатуне. Никак иначе.

Есть небезынтересная гипотеза о том, что само по себе пребывание Скади и Ньёрда в разных чертогах — это метафора годового цикла, а конкретнее — смены лета и зимы.

Но в «Речах Вафтруднира» мы также сталкиваемся с объяснением того, откуда появляются лето и зима:
 

«Дай четвертый ответ,
коль умным слывешь
и все знаешь, Вафтруднир:
кто создал зиму
и теплое лето
у богов всеблагих?»

Вафтруднир сказал:

«Виндсваль дал зиму,
а Свасуд — лето,
они им отцы».



Может показаться, что миф о Скади и Ньёрде уже нельзя рассматривать как сезонный. Но стоит обратить внимание на то, что в диалоге между Одином и Вафтрудниром конкретизировано что речь идёт не просто о лете и зиме, а о временах года «у богов всеблагих» (með fróð regin).

Напрашивается интересное предположение: у богов и у людей происхождение сезонов года различно. И, гипотетически, взаимоотношения Скади и Ньёрда как раз иллюстрируют происхождение лета и зимы в мире людей.

Но остаётся нерешённым вопрос со сроками пребывания Скади и Ньёрда в чертогах друг друга. 9 ночей и 3 ночи — что это?

Я предполагаю, что разгадка кроется в том, каким образом германцы измеряли продолжительность года.

Самые ранние календари германцев — календари лунные, в которых месяц являлся промежутком между двумя одинаковыми фазами Луны (синодический месяц). И даже само слово «месяц» в германских языках напрямую происходит от корня со значением «луна».

Но если германцы наблюдали за изменением фаз Луны, то они не могли не иметь представления о её движении по небесной сфере. Следовательно, они также могли знать о том явлении, которое мы сегодня называем периодом обращения Луны вокруг Земли.

Луна совершает полный оборот вокруг Земли за 29 дней (примерно), а Солнце (как мы видим его движение по небесной сфере) — всего за 24 часа. С символической точки зрения оба светила — дневное и ночное — подобны друг другу. Значит и один цикл может быть уподоблен другому, а следовательно солнечные сутки уподобляются лунному месяцу.

Вероятно, что время в мире богов может течь совершенно иначе, чем в мире людей. И если исходить из этой гипотезы, то сроки пребывания Ньёрда и Скади в чертогах друг друга — это не «ночи», не дни (в смысле суток), а месяцы нашего календаря.

Таким образом, мы можем получить следующую «формулу»: «9 месяцев в Трюмхейме, 3 месяца в Ноатуне». Вместе они как раз составляют 12 — то есть полноценный год. Да, мы помним о том, что лунные календари нуждаются и в дополнительном 13-м месяце, но он вводится в календарь не каждый год, а потому изначальная продолжительность года — всё же, 12 месяцев.

Всё логично: 9 месяцев Скади и Ньёрд проводили в Трюмхейме — чертоге Скади, и 3 месяца в Ноатуне — чертоге Ньёрда. Символика мифа может быть подтверждена гипотезой о движении Луны по небу, а сам миф, как я уже говорил, видимо, описывает происхождение летнего и зимнего сезонов в мире людей.

Отдельно заострю внимание на том, что речь идёт только о происхождении сезонов. Есть версия, основанная на цикличности годового круга, что брак и разрыв Скади и Ньёрда происходят постоянно, каждый год. Данная версия представляется мне лишённой здравого смысла, поскольку такое понимание мифа напрочь лишает богов свободной воли и индивидуальности, превращая их в марионетки, которые оказываются подчинены природным процессам.

Остаётся один очень непростой момент. По логике вещей сроки пребывания богов в упомянутых чертогах должны соотноситься с функционалом самих богов, и с климатическими изменениями. То есть, когда Ньёрд проводит «9 месяцев в Трюмхейме», то это должно соотноситься с зимним периодом, когда моря и реки лишены его плодородного аспекта и покрыты льдом. Когда Скади проводит «3 месяца в Ноатуне» — наоборот. Но проблема в том, что такое соответствие не логично. По идее, должно быть иначе: зимний сезон должен соответствовать пребыванию Скади в Ноатуне, т. е. составлять не 3, а как раз 9 месяцев, когда реки и моря находятся во власти холода. Летний же сезон («3 месяца в Трюмхейме») должен соотноситься с пребыванием Ньёрда в Трюмхейме.

Как объяснить это несоответствие — вопрос сложный. Единственный вариант, который мне представляется вероятным — банальная ошибка в донесении до нас материала. Гипотетически, есть вероятность того, что миф о Скади и Ньёрде бытовал когда-то в поэтической форме. А если это так, то нельзя не вспомнить об особенностях германской поэтики. Устойчивое сочетание, встречающееся в эддических текстах — nætr níu — «9 ночей» — это срок пребывания Ньёрда в Ноатуне. Но «nætr níu» как раз аллитерирует с именем Ньёрда и названием его чертога. В то же время слово þrjár — «три» аллитерирует с названием чертога Скади — Þrymheimr.

Т. о. получается, что сроки должны быть указаны наоборот — «9 ночей (месяцев) в Ноатуне, 3 ночи (месяца) в Трюмхейме».

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Род Тьяцци. Скади. 
Скади (Skaði) – богиня зимы и охоты, диса-лыжница. Ее имя означает «урон», «ущерб», «повреждение», «вред». Ее атрибуты — лук и лыжи, часто Скади изображается с волками, так как жиет в Трюмхейме, среди воя волков. Она упоминается в нескольких песнях «Старшей Эдды» («Речи Гримнира», «Поездка Скирнира», «Перебранка Локи», «Песнь о Хюндле»), в «Младшей Эдде» и в «Саге об Инглингах». 
Скади — асинья, но по происхождению — инеистая великанша. Ее дедом был великан Эльвальди (Ölvaldi), о котором Браги «мог бы поведать немало примечательного» и который славился своим богатством. После его смерти три брата — Тьяцци (Þjazi), Иди (Iði) и Ганг (Gangr) — делили наследство, набирая полные рты золота, поэтому в поэзии оно зовется «речью, либо словом, либо счетом тех великанов». 
Отцом Скади был Тьяцци. Однажды Один, Хёнир и Локи не смогли зажарить быка, поскольку Тьяцци в обличьи орла не давал мясу изжариться. Тьяцци потребовал себе долю быка, а когда он принялся за еду, Локи ударил его палкой. Палка прилипла к орлу и рукам Локи, орел взлетел и не выпускал Локи, пока тот не согласился отдать великану богиню Идунн с ее яблоками. Локи дважды похитил богиню — один раз для великана, а второй раз от него по требованию асов. Локи принял обличье сокола, а Идунн превратил в орех и понес в когтях в Асгард. Тьяцци же, вернувшись с моря, погнался за ними в орлином облике. На подлете к Асгарду асы сложили костер и зажгли его, как только Локи перелетел через стену. Тьяцци опалил крылья, упал и был убит асами. Тор в «Песне о Харбарде» похваляется, что забросил глаза Тьяцци на небо и сделал звездами в память об этом, но в «Младшей Эдде» это делает Один в знак перемирия со Скади. 
После этого Скади надела шлем и кольчугу, взяла оружие и пошла мстить за отца. Асы предложили ей выкуп — мужа. Она поставила невыполнимое, по ее мнению, условие мира: чтобы асы рассмешили ее. Это удалось сделать Локи — он привязал один конец веревки к своей мошонке, а другой к козлиной бороде, и оба кричали, перетягивая веревку. В конце концов Локи повалился Скади на колени, и она рассмеялась. Выбирать мужа предстояло, видя только ноги женихов. Она указала на ноги одного из асов и произнесла: «Вот, кого я выбираю; едва ли что некрасиво у Бальдра!» Но Скади ошиблась и выбрала ноги Ньёрда. 
На пиру у Эгира Скади была вместе с мужем. Она вступила в перепалку с Локи, предрекая ему узы из кишок его сына. Тогда Локи открыл, что он был виновен в смерти Тьяцци, и Скади ответила, что отныне в ее доме ему будут готовить гибель (в оригинале «frá mínum véum ok vöngum skulu þér æ köld ráð koma» - в святилищах и лугах окажут холодный прием). Присутствуя при связывании Локи, Скади вешает над его лицом ядовитую змею. 
Отношения с Ньёрдом не сложились у богини: она хотела жить в доме отца, в Трюмхейме, а Ньёрд на побережье в Ноатуне. Проведя по девять дней в обоих владениях, Скади и Ньёрд расстались, и она вернулась в Трюмхейм. Скади приходится мачехой, согласно «Старшей Эдде» и «Саге об Инглингах», Фрейру и Фрейе, либо, по «Младшей Эдде», матерью им. Увидев, что Фрейр опечален из-за любви, Скади послала к нему слугу по имени Скирнир, и тот помог Фрейру жениться на Герд. 
«Сага об Инглингах» рассказывает, что после расставания с Ньёрдом Скади вышла замуж за Одина и родила ему много сыновей. Одного из сыновей звали Сэминг, и к нему возводил свой род ярл Хакон Могучий, правивший Норвегией как вассал датского короля Харальда Синезубого. 
На этом кончаются сведения из источников и начинаются мои размышления о Скади. 
 
Асинья 
А начать лучше не с нее самой, а с ее отца. Обычно великаны (строитель, Трюм, Хрунгнир) пытаются завладеть Фрейей, красивейшей из богинь. Но Тьяцци решил заполучить Идунн и ее яблоки, источник вечной молодости асов. Тьяцци богат и могущественен (ведь он оставляет без еды тройку асов во главе с самим Одином), ему не хватает только божественного долголетия. Его план не удался, и он погибает. 
Скади берется за оружие и идет мстить в Асгард. Но ей предлагают в качестве выкупа мужа из асов — а значит и статус асиньи, а вместе с ним доступ к долголетию, т. е. то, чего не добился Тьяцци. (Отступление: впоследствии посланный Скади Скирнир предлагает другой великанше, Герд, «одиннадцать яблок» или «epli ellifu». Кеннинг яблок Идунн - «жизненное снадобье асов», «en eplin ellilyf ásanna», что очень похоже на « epli ellifu». В примечаниях к «Поездке Скирнира» М.И. Стеблин-Каменский указывает, что в тексте может быть ошибка, и Скирнир обещает Герд яблоки жизни.) Скади соглашается, но мужа ей приходится выбирать по ногам. Думая, что перед ней прекрасный Бальдр, она выбрала Ньёрда. Существует версия (у Паксон и не только), что ноги Ньёрда были просто самыми чистыми, поскольку он бог моря. Есть и другая версия, гласящая, что Скади хотела выйти за Бальдра как за бога, который возродится после Рагнарека. В таком случае ей должен был понравиться и Ньёрд, который вернется к ванам, когда миру настанет конец («Речи Вафтруднира»), но их брак распался. 
Как узнать Бальдра? В «Младшей Эдде» Бальдр описывается красивым и настолько светлым, что от него исходит сияние, а самое белое на свете растение сравнивается с ресницами Бальдра. Похожее описание есть в «Песне о Риге» из «Старшей Эдды»: прародительница ярлов описана как женщина, чьи шея, грудь и брови ярче и белее снега. То есть такая внешность была признаком знатного происхождения и считалась красивой. Внешность Бальдра, сына Одина — квинтэссенция благородства, «ярловости». Муж, чья красота сама говорит о его знатности, был бы блестящей партией для женщины из богатого рода великанов. В белизне Бальдру не уступил Ньёрд, о котором «Младшая Эдда» говорит как о богатейшем из богов, но он заложник из рода ванов. 
Такой брак Скади не устраивал, и она ушла от него к Одину, вероятно, потому что Бальдр был уже мертв. Кто-то усматривает в этом поздний миф, отражавший мизогинию средневекового общества и не дававший женщине обходиться без мужа. Трудно представить, как можно счесть мизогинией смену заложника на конунга, особенно зная, что Скади хотела выйти за сына того же конунга. Продолжая дело отца, Скади стала асиньей, а затем и мифической родоначальницей норвежских ярлов. 
 
Мужское имя 
Слово «skaði» мужского рода, более того, в «Саге о Вёльсунгах» с самого начала рассказывается о мужчине по имени Скади, чей раб Бреди охотился лучше, чем Сиги, сын Одина, но раб был убит завистливым Сиги, и Скади назвал большие сугробы «Бреди» в честь раба. Это может быть отголоском первоначально мужского пола богини охоты, либо ее мужское имя ввело в заблуждение того, кто записывал сагу в XIII веке. Но возможно, что это отдельный персонаж с совпавшими именем и связью с охотой и снегом. 
В поведении богини Скади также сильно мужске начало. Впервые она приходит к асам вооруженной и в кольчуге. У Тьяцци были братья, которые могли бы взять месть на себя, но неизвестно, были ли они живы. Обстоятельства или желание самой Скади, но она идет мстить лично, как мужчина. То, как Локи смешит ее, устраивая символическую кастрацию с козой, играя в перетягивание каната собственной мошонкой, объясняются в книге «Our Troth» как жертвоприношение неумолимой богине зимы, а Susanne Kries усматривает в поведении Локи намек на неподобающее женщине поведение Скади. Если это и был намек, он не понят или не принят во внимание, так как пойдя на заключение мира, она самостоятельно выбирает мужа, хотя асы и внесли элемент жребия, скрыв лица и тела кандидатов, а потом, единственной из богинь, в открытую уходит от мужа в родной Трюмхейм и выходит за Одина. 
Несмотря на преобладание мужских черт, Скади, несомненно, женщина в том, что касается основной функции женщины, не зависящей от нравов общества — функция матери. Скади честно выполняет роль матери Фрейра в «Поездке Скирнира», неважно, родной или приемной, и она рожает сыновей Одину. Она не меняет свой пол как Локи, на Перебранке ей не выдвигаются обвинения в мужеподобности наравне с женовидностью Локи и Одина. Отвергая свою гендерную роль, Скади остается во власти законов природы. 
 
Богиня мщения 
Скади проявляет себя как богиня-мстительница даже в большей мере, чем лыжница и богиня охоты. Будучи инеистой великаншей, она унаследовала их жестокость. После смерти Тьяцци у Скади на первый план выходит месть, во имя которой она едва не упускает шанс на бессмертие, которого желал ее отец: она надеется избежать мира, когда требует рассмешить ее («невыполнимое условие»). Получив выкуп, она должна была отказаться от мщения, но она лишь на время успокоилась: узнав зачинщика конфликта с Тьяцци, Скади вспоминает свой гнев, ее владения и святилища становятся запретными для Локи. Но еще до того, как Локи рассказал о своей роли в гибели Тьяцци, Скади пригрозила ему узами из кишок его сына по другим причинам: к этому времени Локи уже успел оскорбить ее мужа, пасынка и падчерицу и сознаться в убийстве Бальдра. Когда асы связывают Локи, Скади уже мало исполнения собственных угроз, и она добавляет яд змеи к страданиям Локи. Как богиня, имеющая наибольшее число причин для мести, Скади упоминается в кеннингах Локи вместе с Хеймдаллем, его противником в Рагнарек: «тот, кто препирался с Хеймдаллем и Скади».
Рагнейд

ПРИЗЫВАНИЕ СКАДИ 
Славься, Богиня охоты во льдах и снегах! 
Мы пробиваем дорогу себе в колее 
За Твоими санями, 
Кровью своей окропляя Твой след, — 
И пред взором холодным Твоим 
Мы достойны. 
Славься, Хозяйка спасенья от смерти! 
Великанша зимы, 
Ты раскинула белый свой плащ над полями, 
В этом ветре морозном — дыханье Твое, 
О волчица на белом снегу! 
Научи нас идти по тончайшему лезвию бритвы 
Между жизнью и смертью, и этой неравной борьбе, 
Ичистой, холодной правде ее исхода. 
Настигни нагими в снегу нас, Хозяйка зимы: 
Пусть вонзится в открытое горло Твоя премудрость.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Снежная Королева (песня для Скади) 

 

Холодно светят звезды на ледяной поляне, 

Холодно блещет месяц на ледяной дороге, 

Белых волков следы и колея от полозьев: 

Красная кровь согревает снег за Ее санями. 

Ветер морозный хлещет, срывая листву с деревьев, 

Снежной корой одевает лес, обнаживший ветви. 

Пальцы Ее ледяные гладят открытое горло, 

Рушится бич Ее гневный на спину непокорным. 

Дети весеннего бога корчатся на коленях, 

Бархатный груз сугробов клонит деревья долу, 

В коконе белой смерти старая жизнь замкнулась, 

Ищет себе дорогу к новой, крылатой жизни. 

Холодно светят звезды на ледяной поляне, 

Холодно блещет месяц на ледяной дороге, 

Белых волков следы и колея от полозьев: 

Красная кровь согревает снег за Ее санями. 

Из ледяного железа — мост у нас под ногами, 

Темные, темные воды в глубь под мостом уводят. 

Слышишь, Она зовет нас в недра, где нет ни звука? 

Слушай — и ты узнаешь то, чего знать не хочешь. 

Ветер морозный плачет, стонет железо в голос, 

Гладким стеклом — дорога, не совладать с конями, 

Берег крутой под снегом ждет в тишине добычу: 

Видишь, Она раскрыла бархатные объятья? 

Сможешь ли ты коснуться тайного места в сердце, 

Где леденеет кокон этой бездонной ночи? 

Это Ее работа: искру хранить до срока, 

Чтобы во тьме созрела и расцвела весною. 

Славь Ее имя, путник, идущий зимней дорогой, 

Славь Ее плащ, простертый над ледяной равниной! 

Белой волчицы зубы в душу вонзились насмерть, 

Красною кровью согреем снег за ее санями!

 

Рейвен Кальдера 

Книга йотунов: работа с великанами Северной традиции

перевод с английского:Анны Блейз

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Скади редко входит в человеческие тела, но если она решила удостоить вас этой чести, оденьте лошадку в меха, желательно белые, и положите поблизости лук и стрелы. В качестве угощения подайте дичь и ледяное — прямо из морозильника — вино или водку. Не прикасайтесь к богине и ведите себя предельно учтиво, но без раболепства. Скади предпочитает, чтобы окружающие держались почтительно, но не теряя достоинства. Лошадка для нее должна быть женского пола, а прислуживать могут и мужчины, и женщины — но надо учитывать, что им, возможно, придется побегать по снегу с ней за компанию. Скади охотнее придет зимой, особенно если вы живете в холодных краях.

 

Рейвен Кальдера

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите в него для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас

×