Jump to content
Форум - Замок
Sign in to follow this  
Настя

Сунна (Суль, Соль), Даг (Дагр), Мани, Нотт, Синтгунт и Мундильфари

Recommended Posts

НОТТ - БОГИНЯ НОЧИ

Нотт, чье имя означает просто «ночь», вестница Мани, скачет верхом на черном коне Хримфакси. Мчась по небу, Хримфакси отрясает со своих удил ночную росу. Нотт — внучка Бергельмира, первого предводителя йотунов, и дочь его сына Норфи, знаменитого великана-зодчего, по чертежам которого были построены Асгард, Трюмхейм и дворец Утгарда-Локи. 

Первым (из троих) мужем Нотт был йотун по имени Нагифари, подаривший ей сына Ауда. От второго мужа, водного великана Аннара, Нотт родила Йорд, будущую мать Тора. Третьим ее мужем стал рыжий альв Деллинг, и от этого союза произошел Даг, бог дня. Нотт — древняя великанша, с другой стороны, в ней сильны черты архетипа мудрой богини: хотя заботы большинства людей ей чужды, она может помогать (если пожелает) тем, кто скитается во тьме в поисках утраченных знаний и, в особенности, тайн прошлого.

Share this post


Link to post
Share on other sites

СУННА: ЗАБЫТАЯ БОГИНЯ СОЛНЦА

Представить солнце в образе богини непросто: в большинстве пантеонов дневное светило предстает как бог. Но эта модель не универсальна для всех культур. И, в частности, в Северной традиции олицетворением целительной и животворной силы солнца выступает богиня Сунна (именуемая также «Суль», «Соль» и даже «Сигиль» — последнее имя в переводе означает победу в битве и в любом достойном начинании). Для тех, кто обитал в холодном и зачастую суровом климате Северной Европы до появления современных удобств, сила солнца означала выживание в самом буквальном смысле слова. Неурожай мог фактически погубить всю общину: несмотря на стереотипное представление о викингах как о грабителях и захватчиках, население Скандинавии в основном состояло из земледельцев, всецело зависевших от капризов Матери-Природы и от милостей Сунны. 

Мы пытаемся вспомнить и восстановить духовные традиции наших предков; и, по идее, мы должны уделять особое внимание солнечному божеству, игравшему в их жизни столь важную роль. Но, как ни странно, среди современных последователей Северной традиции Сунна редко удостаивается ежедневного поклонения. Возможно, все дело в том, что до нас не дошло никаких интересных мифов об этой богине, которые могли бы подкрепить ее культ. Или, может быть, как то письмо из знаменитой новеллы Эдгара По, она «спрятана на виду» — то есть настолько привычна и очевидна, что внимание на ней попросту не задерживается. Да и в источниках сохранился лишь один-единственный намек на поклонение ей — во 2-м мерсебургском заклинании, лечебном заговоре из древневерхненемецкой рукописи X века, восхваляющей Одина как бога-врачевателя. И даже это случайное упоминание многие ученые (Рудольф Зимек и другие) интерпретируют лишь как поэтический образ — метафору целительной силы солнца. 

Под именем «Суль» или «Соль» солнечной богине повезло больше. Она упоминается как одна из асинь в нескольких эддических песнях и в «Видении Гюльви» из «Младшей Эдды». Здесь сообщается, что жил когда-то на земле человек по имени Мундильфари и у него родилось двое детей — таких красивых, что он дерзнул назвать их именами небесных светил: дочь — Солнцем (Суль), а сына — Месяцем (Мани). Боги покарали его за гордыню, отняв у него детей и приставив их возницами к тем самым светилам, в честь которых они были названы. С тех пор Суль и Мани вечно правят колесницами Солнца и Луны и поддерживают равномерный ход и исчисление времен. Там же сказано, что некие два великана так возненавидели порядок, навязанный миру богами, что превратились в двух голодных волков, вечно преследующих колесницы светил. Когда настанет Рагнарёк, день гибели утвержденного богами миропорядка, эти волки настигнут и проглотят солнце и луну, и весь мир погрузится во мрак. 

Гибель солнца и луны — одна из самых страшных катастроф, которые должны потрясти мироздание накануне или во время Рагнарёка. Таким образом, возможное исчезновение Сунны несет в себе важнейший эсхатологический смысл. Сунна — одна из столпов упорядоченного, целостного, здорового и нормально функционирующего мироздания и общества. В германских языках слова со значениями «целостный», «здоровый» и «священный» этимологически тесно связаны друг с другом. Таким образом, солнце еще и придает миру святость и превращает его в inangarð — святилище здоровой общины. Учитывая, что самих богов нередко называют «Reginn», то есть «силы порядка», и что порядок и организованная структура — определяющие характеристики целостного и священного, богиня Солнца и впрямь должна занимать в пантеоне очень важное место! 

Чтобы по-настоящему понять, насколько значимым было солнце для древних скандинавов, следует обратиться даже не к эпохе викингов (на которую в действительности пришелся закат религии предков, павшей под натиском христианства), а к еще более отдаленному прошлому — к бронзовому веку. Как отмечает Зимек, солнце встречается на многих наскальных рисунках, а на одном из древнейших культовых изображений оно представлено не в образе божества, а как сфера, которую тянет за собой лошадь. Древнеримский историк Тацит также отмечает, что германские племена поклонялись солнцу и упоминает образ солнца, влекомого конями. Многие известные изображения солнечной колесницы — древнее 600 года до н.э. 

Кроме того, Брэнстон проводит интересную параллель между древними изображениями солнечного диска и защитными функциями щита. Не исключено, что древним германцам солнце представлялось своего рода щитом, оберегающим мир в вечной битве с силами хаоса, беспорядка и всего того, что называлось un-halig, то есть нечестивого и нездорового. Таким образом, Суль можно призывать на помощь как богиню-защитницу, оберегающую от болезней и от всякого зла. Она — могущественное олицетворение не только плодородия и жизни, но и безопасности, защищенности и силы. 

Вплоть до наших дней солярное колесо остается чрезвычайно мощным религиозным символом — не только среди скандинавов, но и повсеместно. В различных формах оно встречается в религиозном искусстве американских индейцев, японцев и даже тибетцев. Оно олицетворяло целебную энергию, изобилие, плодородие земли (в особенности — полей и садов) и плодовитость людей и животных. Другие боги не дают ежедневных осязаемых, физических свидетельств своего влияния на человеческую жизнь, но путь солнца по небу нагляден, и дары его богини очевидны. Многие языческие праздники приурочены к поворотным моментам в годичном цикле солнца и связаны со сменой сезонов, которой управляет солнечная богиня. Для германцев и скандинавов, проводивших зиму в вынужденном затворничестве, возвращение весны и лета несло долгожданное облегчение от скуки и скудости зимних месяцев. 

(c) Софи Оберландер 
(с) перевод Анны Блейз

Share this post


Link to post
Share on other sites

Виса СУННЕ 
 
О, Сунна! Солнце дарящая! 
Лучами своими согрей!.. 
Светило, врагов слепящее, 
Источник радости дней! 
 
Ты движешься, как по кругу, 
С востока на запад, и снова, 
Луны – вечной, подруга! 
Будь с нами, Огонь небосвода!.. 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Нотт (др.-сканд. Nótt) — богиня ночи в германо-скандинавской мифологии. Нотт — внучка Бергельмира, первого предводителя йотунов, и дочь его сына Нарфи, знаменитого великана-зодчего, по чертежам которого были построены Асгард, Трюмхейм и дворец Утгарда-Локи.
 Нотт — древняя великанша, одна из тех, кто родился еще до потопа (от которого она спаслась лишь благодаря тому, что гостила в то время в мире мертвых). Ходят слухи, что одним из ее любовников был древний бог ванов Фроди; она родила ему сына Ньорда, покровителя мореходов, и оставила новорожденного мальчика с отцом. Материнские обязанности этой великанше вообще не по нраву: она лишь производит детей на свет, а растить и воспитывать их предоставляет отцам.
 С другой стороны, в Нотт сильны черты архетипа мудрой старухи: хотя заботы большинства людей ей чужды, она может помогать (если пожелает) тем, кто скитается во тьме в поисках утраченных знаний и, в особенности, тайн прошлого. Скорее всего, она просто обронит мимоходом крупицу своей вековой мудрости.
В селении великанов Ётунхейме жил великан по имени Нарви, и была у него дочь, которую звали Ночью. В первый раз была она замужем за Нагльфари, что значит "Лишенный Ногтей", и имела сына, которого звали Ауд - Изобилие; от второго мужа имела она дочь, Землю; наконец в третий раз вышла она замуж за Деллинга из рода асов. Сама она была черна и сумеречна; но родился у нее сын, весь в отца - светлый и прекрасный, и назвали его Днем. 
Один, призвав к себе Ночь и День, дал им двух коней и две небесные колесницы для того, чтобы они раз в сутки объезжали по небу всю землю. И с тех пор ездят они так друг за другом: Ночь - впереди на своем темногривом коне, вестница Мани, скачет верхом на черном коне Хримфакси( Инеистая Грива), который грызет удила и обрызгивает землю пеною, что называют росой;
13 
Вафтруднир сказал: 
"Гагнрад, скажи, 
коль стоя ты хочешь 
спорить со мною: 
кто конь, несущий 
сумрак ночной 
над богами благими?" 
 14 
Один сказал: 
"Хримфакси конь 
сумрак несет 
над богами благими; 
пену с удил 
роняет на долы 
росой на рассвете".
Старшая эдда. Речи Вафтруднира.
Следом за Ночью несется День, и светящаяся грива его коня, имя которому Ясная Грива, освещает воздух и землю. 
11  
Вафтруднир сказал: 
"Гагнрад, скажи, 
коль стоя ты хочешь 
спорить со мною: 
что за конь поутру 
день нам приносит, 
как имя коню?" 
 12 
 Один сказал: 
"Скинфакси конь 
сияющий день 
поутру нам приносит; 
слывет у героев 
он лучшим конем 
с гривой сверкающей".
Старшая эдда. Речи Вафтруднира.
- Кто же управляет движением солнца и звезд? - спросил Путник. 
- Жил человек по имени Мундильфари, у которого было двое детей, и дети его были так светлы и прекрасны, что он назвал сына Месяц, а дочь - Солнце. Дочь свою выдал он замуж за человека, носившего имя Глен (Сияние). Такое высокомерие рассердило асов, и похитили они с земли брата и сестру и поместили их на небо. Из огненных искр, вылетавших из Муспелльсхейма, сделали асы солнце, чтобы оно освещало их владения, а Солнце правит конями, запряженными в солнечную колесницу, имя которым Ранний и Проворный. Под дугами же у коней повесили асы по кузнечному меху, чтобы не было коням жарко. Месяц же управляет ходом звезд, новолунием и полнолунием, он похитил с земли двух детей. Когда шли они с коромыслом и ведрами за водой, и дети эти всегда следуют за Месяцем, как каждый может видеть с земли. 

 В начале времен, 
когда жил Имир, 
не было в мире 
ни песка, ни моря, 
земли еще не было 
и небосвода, 
бездна зияла, 
трава не росла. 
 4   
Пока сыны Бора, 
Мидгард создавшие 
великолепный, 
земли не подняли, 
солнце с юга 
на камни светило, 
росли на земле 
зеленые травы.

Солнце, друг месяца, 
правую руку 
до края небес 
простирало с юга; 
солнце не ведало, 
где его дом, 
звезды не ведали, 
где им сиять, 
месяц не ведал 
мощи своей.
 6 
Тогда сели боги 
на троны могущества 
и совещаться 
стали священные, 
ночь назвали 
и отпрыскам ночи - 
вечеру, утру 
и дня середине - 
прозвище дали, 
чтоб время исчислить.
Пророчество Вёльвы.

- Быстро несется Солнце, - сказал Путник, - так быстро, словно страшится чего-то. Кажется, не могла бы дочь Мундильфари бежать быстрее, даже если бы настигала ее сама смерть. 
- Неудивительно, что она несется так, сломя голову, - заметил Высокий, - и ты почти прав, говоря, что она словно бежит от погибели. 
- Что же так пугает ее? - спросил Путник. 
- Есть два волка, - отвечал Высокий, - зовут их Обман и Ненавистник. Один из них когда-нибудь настигнет Солнце, а другой - Месяц. 
- А кто породил этих волков? 
- На восток от Мидгарда есть лес, зовут его Железный лес, и населен он колдунами и ведьмами. В лесу этом жила некогда великанша, все потомки которой носят обличье волка. Эти волки той же породы, что и Лунный Пес, что будет сильнейшим из всех волков. Говорят, что пожрет он трупы всех умерших и проглотит месяц и обрызжет кровью воздух и небо. Тогда потухнет солнце, и начнут дуть свирепые ветры, ужасно завывая.


Видение Гюльви. Младшая эдда.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Дагр (Dagr, древне-норвежское "день") - скандинавский бог солнечного света. 
Перед колесницей Сунны скачет верхом на огнегривом коне Скинфакси ее вестник — небесный этин Даг (День). Грива его скакуна озаряет светом небо и землю. Дарг — сын Нотт от Деллинга, знатного альва, чье имя означает «Рассвет». Деллинг и Нотт недолго пробыли вместе, и то, что у них родился сын, удивительно, поскольку дети от браков между йотунами и альвами — вообще большая редкость. 
 
Высокий, как великаны, и прекрасный, как эльфы, Даг соединил в себе лучшие черты обеих рас. Времени на серьезные отношения у него нет, а потому нет и жены, но это не мешает ему вступать в недолговечные союзы с женщинами из самых разных рас — подобно своей матери, он любит разнообразие. Перед его сияющей улыбкой не устояли многие девы из йотунов, ванов, асов и даже альвов. Он же если и любит кого-то по-настоящему, то разве что Сунну, — а она замужем за другим и не заинтересована в любовных приключениях на стороне, да еще и на рабочем месте.

Имя Дагр, также как имя кельтского Дагды и славянского Дажьбога скорее всего восходит к прото-индоевропейскому Dhagho-deiwos "сияющее божество". 
С образом Дагра связана символика двадцать третьей руны футарка - Дагаз.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Сунна(Соль) или Суль — персонификация Солнца. Дочь великана Мундильфари, сестра Мани (месяца), жена человека по имени Глен. Согласно «Младшей Эдде», боги отправили Соль и Мани на небо, повелев Соль править двумя конями, впряжёнными в её колесницу, таким образом наказав Мундильфари за гордыню. Соль освещает мир за счёт искр, вылетающих из Муспелльсхейма (см. Муспелль).Персонификация солнца у континентальных германцев - Сунна (Sunna), упоминается во Втором Мерзебургском заклинании. Согласно пророчеству, она будет проглочена преследующим её волком Сколем (Скёлем) в день Рагнарёка..

По крайней мере с начала железного века, Солнце всегда виделось германским народам как богиня, тогда как Луна была богом, ее братом. Пока есть немного сохранившихся подтверждений почитания Луны, несколько больше – почитания Сунны. В своей статье "Фольклор в Исландских Сагах и жертвоприношение Гудрун дочери Освифа"(Folklore in the Icelandic Sagas and the Blót of Guðrún Ósvífrsdóttir), Йон Хнефиль Адальстейнссон (Jón Hnefill Aðalsteinsson )показал, что, весьма вероятно, что пассаж в “Саге о людях Лососьей Долины”) Laxdæla saga), где описано как Гудрун встала рано в день убийства Кьяртана, "er sólu var ofrat" (обычно переводимый как "когда Солнце встало" - буквально. "когда Солнце было поднято или когда Солнцу было предложено"), действительно говорит о предложении жертвы Солнцу - первоначально вероятно сделанном Гудрун лично. 
Он комментирует, что "это имеет смысл, если вспомнить, что в первые годы обращения в христианство людям ещё позволялось в тайне приносить жертвы, что не считалось наказуемым прступком, если не было свидетелей... Жертва, которая имела место раньше, чем все проснулись, следовательно не рассматривалась как нарушение" (стр. 264). Если он прав, это должно предполагать, что Сунне приносили жертвы в специальных случаях: Гудрун хочет подговорить своего мужа и братьев на убийство героя Кьяртана и обрести уверенность, что убийство будет иметь успех, поэтому она и совершает жертвоприношение Солнцу. Первая яркость рассвета часто виделась знаком победы: после великого жертвоприношения Хакона Одну (“Сага об Олаве сыне Трюггви”, “Круг Земной”), он видит двух воронов, которых воспринимает как знамение того, что он получит "dagrád til at berjask" (прим. – dagrád - редкое слово употребляется в значении “рано/рассвет/хорошее время” (обычно по-исландски “рассвет” - – dagrenning или dögun). В контексте связи Солнца и победы интересно, возможно. упоминание Синтгунт (Sinth-gunt (sint –путь, gunt –битва, т.е. имеющая битву в пути) и её сестры Сунны (Sunna, букв. «солнце») в древне-верхне-немецком “Втором Мерзебургском заклинании”. Обеих исследователи относят к женским солярным божествам, возможно даже, что оба имени являются хейти одного образа. )-, то есть, "рассвет", или победу, для своих битв. Если на рассветное благословение Гудрун посмотреть в этом контексте, можно предположить, что Сунна сама может рассматриваться как одна из тех, кому совершаются жертвоприношения за победу. 
Сунна также способна благословить умирающего: в “Книге о занятии земли” (Landnámabók) упомянуто, что Торкель Торстейнссон(Þórkell Þórsteinsson) " Когда … был смертельно болен, … велел вынести себя на солнечный свет". Йон Адальстейнссон (Jón Aðalsteinsson) видит в следующих за этим словах, что Торкель "вверил себя в руки того бога, который создал это солнце.", христианское дополнение к подлинному рассказу о Солнечном культе смерти (стр. 263). 
(прим. “Книга о занятии земли”, ч.1 гл.9.цитируется в переводе Т.Ермолаева.)Сунна является, конечно, противником всех тех существ, что стерегут темные пути смерти – ётунов, троллей, и злонамеренных духов - и благословение её света в смерти могло действовать примерно также, как небольшие Молоты Тора, использовавшиеся как могильные амулеты. 
Соль перечислена среди богинь в Снорриевой Эдде: она имеет также двух коней, Арвака (Árvakr) и Альсвид (Alsviðr), или же одного, Скинфакси (Skin-faxi, Сияющегривый(прим. обычно считается конём Дня (Дага), сына Ночи)). Образ лошади, влекущей Солнечную повозку возвращает нас к Бронзовому веку; самым известным примером является широко-известная солнечная повозка из Трундхольма (Trundholm, остров Зеландия, Дания, может быть датирована 18-17 вв.до н.э.) (обсуждавшаяся в разделе"Бронзовым Век"). Подобные обломки были найдены в Тагаборгском кургане (Tågaborg, жилой район в северной части города Хельсинборг) в Хельсинборге (Helsingborg, лен Сконе, юг Швеции) (Глоб (Gløb), “Люди курганов” (The Mound People), стр. 103). 
Строки Древненорвежская Рунической поэмы “(Солнце) – земли сиянье; я склоняюсь перед священным приговором.” (прим. в английском тексте – deeming – мышление, но в оригинале dómr – судьба/приговор, датируется Норвежская руническая поэма концом 12го-началом 13го веков.) также наводят на мысль о том, что Солнце виделось более великой богиней, чем показывают мифы о ней, так же как и различные описания её в Старшей Эдде: она skírleitt goð (Сияющее-ликое божество, “Речи Гримнира”, 39), heið brúðr himins (славная невеста небес, “Речи Гримнира”, 39) и skínandi goð (сияющее божество “Речи Гримнира”, 8; “Речи Сигрдривы”, 15). Йон Адальстейнссон (Jón Aðalsteinsson) также цитирует поэму Скули Торстейнссона (Skúli Þórsteinsson) о закате: "Glens beðja veðr gyðju / goðblíð í vé síðan ljós kemr góttt, með geislum, / gránserks ofan Mána" – “Глена (Glen, Блестящий) жена идёт божественно-нежная в священное место богини, затем свет является благой лучистый, серо-сорочечный Мани (Máni, Месяц) нисходит”. 
Наконец, есть много народных практик, которые подразумевают поклонение Солнцу, как например, горящее колесо и костры на рассвете в (по-разному) Йоль, Остару, и Мидсаммер (о чем говорится далее в главах про эти обряды), и народный обычай встать рано, чтобы "увидеть танец Солнца" на Остару, Майский День, или Мидсаммер. Таким образом, очевидно, что германский народ поклонялся богине Сунне, и вероятно, что она рассматривалась как нечто большее, чем простое олицетворение сияющего света в небе: она сама, фактически, рассматривалась как источник света, жизни, и победы. 
Цвет Сунны - золотой, хотя она иногда также мыслится в наше время как одетая в белое. Те, кто живёт в более южном климате, где она - не мягкая дева, которой она является на Севере, также видят её как деву-ётуншу или как яростную свинью в летнее время; в “Руническом учении” (Runelore) Торссон (Thorsson) приводит немецкую поговорку "Die gelbe Sau brennt" (жёлтая свинья горит) для особенно жаркого дня.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Великие и малые светила: небесные этины 
 
 
Многие забывают, что в скандинавской космологии божества, олицетворяющие Солнце, Луну, День и Ночь, тоже происходят от великанов. С точки зрения родословных, они не составляют отдельного племени: это просто этины, поставленные выполнять определенную работу — и несущие свое бремя практически без отдыха и сна. В сущности, они принесли себя в жертву, чтобы в Девяти мирах могли регулярно сменяться свет и тьма. И только с этой точки зрения их можно рассматривать как особую группу, объединенную общим предназначением. 
 
До тех пор, пока асы не организовали смену дня и ночи, три древнейших мира освещались лишь бледно-зеленым сиянием Мирового Древа и огнями Муспелля. В Нифльхейме и в подземном мире царили вечные сумерки. После потопа возник Йотунхейм, и ему досталось чуть побольше света, поскольку он оказался ближе к Муспелльхейму, тускло-оранжевое зарево которого проникало сквозь преграду между мирами. Затем асы создали Асгард и завели порядок, по которому Солнце и Луна стали обходить небеса всех миров по установленным раз и навсегда путям. К каждому светилу приставили хранителя, который везет его на колеснице, и вестника, который скачет перед ним на коне, расчищая ему дорогу. Богами Солнца и Луны стали, соответственно, Сунна и Мани — дети великана Мундильфари, прозывавшегося «Вращателем Времени». Асы похитили их и поставили себе на службу; и с тех пор Сунна и Мани по очереди объезжают небо на своих колесницах. 
 
Небесные этины (не считая волков Скеля и Гети, которые по сути принадлежат к роду Железного Леса) довольно близки к асам и неплохо с ними ладят. В браки они вступают обычно с огненными этинами, и только древняя инеистая великанша Нотт брала себе возлюбленных из разных рас. 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Нотт 
 
 
Нотт, чье имя означает просто «ночь», вестница Мани, скачет верхом на черном коне Хримфакси. Мчась по небу, Хримфакси отрясает со своих удил ночную росу. Нотт — внучка Бергельмира, первого предводителя йотунов, и дочь его сына Норфи, знаменитого великана-зодчего, по чертежам которого были построены Асгард, Трюмхейм и дворец Утгарда-Локи. Первым (из троих) мужем Нотт был йотун по имени Нагифари, подаривший ей сына Ауда. От второго мужа, водного великана Аннара, Нотт родила Йорд, будущую мать Тора. Третьим ее мужем стал рыжий альв Деллинг, и от этого союза произошел Даг, бог дня. Нотт — древняя великанша, одна из тех, кто родился еще до потопа (от которого она спаслась лишь благодаря тому, что гостила в то время в мире мертвых). Ходят слухи, что одним из ее любовников был древний бог ванов Фроди; она родила ему сына Ньорда, покровителя мореходов, и оставила новорожденного мальчика с отцом. Материнские обязанности этой великанше вообще не по нраву: она лишь производит детей на свет, а растить и воспитывать их предоставляет отцам. Зато в ней сильны черты архетипа мудрой старухи: хотя заботы большинства людей ей чужды, она может помогать (если пожелает) тем, кто скитается во тьме в поисках утраченных знаний и, в особенности, тайн прошлого. Скорее всего, она просто обронит мимоходом крупицу своей вековой мудрости, словно падучую звезду, сорвавшуюся с подола ее одеяний. Но если вы молоды и красивы и принадлежите к мужскому полу, то можете надеяться на большее. Покажите этой почтенной даме, что она по-прежнему прекрасна и желанна, — не то чтобы она нуждалась в напоминаниях об этом несомненном факте, но ей это будет приятно. Однако не теряйте бдительности: она может поймать вас на слове. 
 
 
 
Призывание Нотт 
 
Слава тебе, о Нотт, древняя Ночь! 
Твои одеянья черны, но мерцают несметными искрами звезд. 
Ты проходишь над нами, 
И мы замираем в восторге, дивясь твоим тайнам, 
Чарующим нас еженощно. 
Славься, наездница! Конь твой, Хримфакси, питает иссохшую землю: 
Блещут капли росы на темных его удилах. 
Славься, о Старица Ночи, Святая Ведунья! 
Власы твои — как серебро облаков, застилающих лунное небо. 
О ты, матерь Дня, и Земли, и того 
Кто влюблен в Океан и ладью свою правит за край небоската; 
Возлюбившая йотуна, альва и вана 
И каждого, кто, запрокинув лицо к небесам, озаренным луною, 
Пленит красотой твои древние, древние очи! 
О Нотт, одари нас покоем блаженного сна, 
И тихою поступью шествуй на темном коне через наши виденья! 

Мчась по небу, Хримфакси отрясает со своих удил ночную росу. Нотт — внучка Бергельмира, первого предводителя йотунов, и дочь его сына Норфи, знаменитого великана-зодчего, по чертежам которого были построены Асгард, Трюмхейм и дворец Утгарда-Локи. Первым (из троих) мужем Нотт был йотун по имени Нагифари, подаривший ей сына Ауда. От второго мужа, водного великана Аннара, Нотт родила Йорд, будущую мать Тора. Третьим ее мужем стал рыжий альв Деллинг, и от этого союза произошел Даг, бог дня. Нотт — древняя великанша, одна из тех, кто родился еще до потопа (от которого она спаслась лишь благодаря тому, что гостила в то время в мире мертвых). Ходят слухи, что одним из ее любовников был древний бог ванов Фроди; она родила ему сына Ньорда, покровителя мореходов, и оставила новорожденного мальчика с отцом. Материнские обязанности этой великанше вообще не по нраву: она лишь производит детей на свет, а растить и воспитывать их предоставляет отцам. 
 
С другой стороны, в Нотт сильны черты архетипа мудрой старухи: хотя заботы большинства людей ей чужды, она может помогать (если пожелает) тем, кто скитается во тьме в поисках утраченных знаний и, в особенности, тайн прошлого. Скорее всего, она просто обронит мимоходом крупицу своей вековой мудрости, словно падучую звезду, сорвавшуюся с подола ее одеяний. Но если вы молоды и красивы и принадлежите к мужскому полу, то можете надеяться на большее. Покажите этой почтенной даме, что она по-прежнему прекрасна и желанна, — не то чтобы она нуждалась в напоминаниях об этом несомненном факте, но ей это будет приятно. Однако не теряйте бдительности: она может поймать вас на слове. 

Призывание Нотт 

Слава тебе, о Нотт, древняя Ночь! 
Твои одеянья черны, но мерцают несметными искрами звезд. 
Ты проходишь над нами, 
И мы замираем в восторге, дивясь твоим тайнам, 
Чарующим нас еженощно. 
Славься, наездница! Конь твой, Хримфакси, питает иссохшую землю: 
Блещут капли росы на темных его удилах. 
Славься, о Старица Ночи, Святая Ведунья! 
Власы твои — как серебро облаков, застилающих лунное небо. 
О ты, матерь Дня, и Земли, и того 
Кто влюблен в Океан и ладью свою правит за край небоската; 
Возлюбившая йотуна, альва и вана 
И каждого, кто, запрокинув лицо к небесам, озаренным луною, 
Пленит красотой твои древние, древние очи! 
О Нотт, одари нас покоем блаженного сна, 
И тихою поступью шествуй на темном коне через наши виденья! 
 
 
 
К Нотт 

Слава древнейшей и самой темной из всех! 
Слава тебе, утвердившей звезды на небе, 
Укрывающей землю, как пологом, черным покровом 
Покоя, блаженной дремоты и снов, 
Что несут облегченье от яркого, ярого дня, 
При котором уж слишком заметны все наши изъяны. 
Слава тебе, без которой бы не было тайны, 
Ведущей, манящей нас вглубь 
И в глубины друг друга в мерцающем свете свечей. 
Слава Нотт, Госпоже необъятного звездного неба: 
Пред тобой без следа исчезают тревоги и страхи, 
И подол одеяний твоих благодатью касается нас, 
Преклонивших смиренно главу. 
 
 
 
Слава Нотт! 

Слава тебе, о великая Старица Ночи, 
Звездновласая дева, в блистанье и танце 
Идущая Млечным путем, 
Ты, чьи зоркие очи подернуты дымкой мечтаний. 
Слава тебе, созерцающей сон мирозданья 
И глубокою тенью своей укрывающей тех, 
Чьи труды — не для яркого дня. 
Не впервой тебе все, что вершится под небом твоим, 
И с улыбкою смотришь ты снова и снова на наши безумства, 
И, вернув себе юность, порою снисходишь до нас 
И под музыку нашу кружишься в блистанье и танце. 
Слава тебе, о Нотт, Госпожа мерцающей тьмы! 
Одари нас своей благодатью, кружащихся в танце, 
Пока не настанет рассвет и не кончится бденье твое!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Даг 
 
 
Перед колесницей Сунны скачет верхом на огнегривом коне Скинфакси ее вестник — небесный этин Даг (День). Грива его скакуна озаряет светом небо и землю. Даг — сын Нотт (Ночи) и Деллинга (Рассвета), знатного альва, владыки одного из высших домов Альвхейма. Деллинг и Нотт недолго пробыли вместе, и то, что у них родился сын, удивительно, поскольку дети от браков между йотунами и альвами — вообще большая редкость. В целом альвы осуждают браки себе подобных с йотунами и считают их постыдными, но в данном случае, по-видимому, запрет смягчился благодаря тому, что Нотт — небесная великанша, выполняющая важную работу по заданию асов, и что ее сыну от Деллинга, Дагу, было предначертано стать вестником Дня. 
 
Высокий, как великаны, и прекрасный, как эльфы, Даг соединил в себе лучшие черты обеих рас. Волосы его — цвета красного золота, а глаза — цвета полуденного неба. Времени на серьезные отношения у него нет, а потому нет и жены, но это не мешает ему вступать в недолговечные союзы с женщинами из самых разных рас — подобно своей матери, он любит разнообразие. Перед его сияющей улыбкой не устояли многие девы из йотунов, ванов, асов и даже альвов. Он же если и любит кого-то по-настоящему, то разве что Сунну, — а она замужем за другим и не заинтересована в любовных приключениях на стороне, да еще и на рабочем месте. 
 
 
Призывание Дага 
 
Славься, Владыка Дня! 
В сиянии злата восходишь ты перед солнцем, 
Туманы бегут от жгучей твоей улыбки, 
И розовый утренний свет 
Разливается вширь над полями. 
Открывая глаза на заре, мы встречаем тебя, 
Мы встаем пред тобою, как тянутся к небу колосья. 
О наездник Скинфакси, объявший огнем окоем 
И пронзающий тысячи туч, 
Радуй каждым восходом 
Наши глаза и сердца! 

Поклонение Дагу 
 
 
 Грива его скакуна озаряет светом небо и землю. Даг — сын Нотт от Деллинга, знатного альва, чье имя означает «Рассвет». Деллинг и Нотт недолго пробыли вместе, и то, что у них родился сын, удивительно, поскольку дети от браков между йотунами и альвами — вообще большая редкость. 
 
Высокий, как великаны, и прекрасный, как эльфы, Даг соединил в себе лучшие черты обеих рас. Времени на серьезные отношения у него нет, а потому нет и жены, но это не мешает ему вступать в недолговечные союзы с женщинами из самых разных рас — подобно своей матери, он любит разнообразие. Перед его сияющей улыбкой не устояли многие девы из йотунов, ванов, асов и даже альвов. Он же если и любит кого-то по-настоящему, то разве что Сунну, — а она замужем за другим и не заинтересована в любовных приключениях на стороне, да еще и на рабочем месте.

 Призывание Дага 

Славься, Владыка Дня! 
В сиянии злата восходишь ты перед солнцем, 
Туманы бегут от жгучей твоей улыбки, 
И розовый утренний свет 
Разливается вширь над полями. 
Открывая глаза на заре, мы встречаем тебя, 
Мы встаем пред тобою, как тянутся к небу колосья. 
О наездник Скинфакси, объявший огнем окоем 
И сияньем своим вездесущим 
Пронзающий тысячи туч, 
Радуй каждым восходом 
Наши глаза и сердца! 
 
 
 
Слава Дагу! 

Слава тому, кто всегда возвращается к нам, 
С каждым утром даря надежду, 
С каждым вечером — предвкушенье. 
Слава Владыке восторга и радостной силы, 
С которой он вечно вращает Времен колесо 
И которая ввек не иссякнет и ввек не отступит. 
Слава тому, кто стремится вперед без оглядки и без сожалений. 
Солнце вернется наутро, 
Но если бы и не вернулось, 
Даг на своем скакуне все равно бы взошел в небеса 
И сказал нам: неважно, какую ошибку и кто совершил, 
Все равно всё в порядке, 
Потому что всегда остается еще один шанс, 
И еще, и еще один шанс — 
До тех пор, пока теплится жизнь. 
Слава тебе, Владыка Бесчисленных Шансов, 
Дарящий нам снова и снова еще один день, 
С лучезарной улыбкой всходящий в рассветное небо!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Поклонение Сунне 
 
 
Сунна, или Суль, — скандинавская богиня солнца. Ее называли Всесветлой, Вечносияющей и Светлым Колесом. Каждый день она проезжает по небу в своей колеснице, а следом за нею мчится волк Скёль, который не дает ей отклониться от назначенного пути, но сама Сунна относится к этой погоне, скорее, как к веселой игре. Ее солнечную колесницу влекут два золотых коня: Альсвинн, или Альсвид (Быстрый) и Арвак (Ранний). Жар солнечного диска сжег бы их, если бы Один не подвесил на их двойной хомут защитный талисман Исарнколь, от которого постоянно исходит прохладный туман, спасающий и коней, и возницу от нестерпимого зноя. 
 
 
Дары Сунны: энергия. Умение распоряжаться временем. Энтузиазм. Мотивация. 
Символы: любые предметы в форме солнца или с изображением солнца; образы солнечного колеса; подсолнечники; колесницы, запряженные лошадьми; живые и растущие зеленые растения. 
Цвета: все оттенки золотого, оранжевого, красного и зеленого. 
Руны: Дагаз, Совело. 
Камни, которые у меня с Ней ассоциируются: солнечный камень, оранжевый кварц, цитрин, янтарь. 
Пища и напитки: гольдшлегер (коричный ликер), сидр, мед, яблочный сок. 
Другие подношения: подсолнечники, любые растения, фрукты (в особенности яблоки и цитрусовые), золото; любая работа, которая идет на пользу земле или окружающей среде; осознанная работа по укреплению своего здоровья. 
Чего делать нельзя: выказывать вопиющее неуважение к земле, воздуху и окружающей среде в целом. 
 
 
Утренняя молитва Сунне 
 
Слава восходу Солнца, 
Великой богине слава, дарующей всё благое! 
В сиянии ярком ты шествуешь в небе днем 
И возвращаешься вспять под покровом ночи. 
О могучая Сунна, веди меня за Собой, 
Научи меня чувствовать срок и время всему: 
Время работать, время играть, время молиться, — 
И не дай мне утратить себя, покорившись набату 
Всех несделанных дел, торопящих — скорей, скорей! 
Помоги мне идти в Твоем ритме, 
Ибо ты мудра и знаешь, что нужно делать, 
И сияющий лик Твой льет благодать на всех. 
 
 
 
Четыре поклонения 
 
(В основу этих поклонений, предназначенных для последователей Северной традиции, без зазрения совести положен ритуал из «Ежегодного руководства» Израэля Регарди.) 
 
Рефрен (предваряющий каждую из четырех строф поклонений): 
Слава тебе, о Дом Мундильфари, 
Слава смене сезонов, слава течению дней. 
Слава рассвету, и слава закату, 
И ходу времен между ними: 
Славьтесь во веки веков! 
 
На восходе солнца: 
Слава Тебе, о Сунна, 
Слава Тебе, кто мчится по своду небес 
В колеснице пресветлой Твоей 
В час восхожденья солнца! 
Да славятся Арвак и Альсвид, 
Блистающе-белые оба, Ранний и Быстрый, 
Твои легконогие кони, о Могучая Суль, 
Возница, что крепкой рукою держит поводья! 
Слава Тебе из обителей ночи, слава Тебе, богиня! 
 
В полдень: 
Слава Тебе, о Сунна в Твоем торжестве, 
Слава Тебе в Твоей красоте и величье, 
О Ты, кто вершит свой назначенный путь в небесах 
В час полдневного зноя! 
Слава Тебе, о богиня! Ты стоишь горделиво, 
Направляя свою колесницу, 
Ходом дня управляя рукою сильной и верной. 
Слава Тебе из обителей утра, слава Тебе, богиня! 
 
На закате: 
Слава Тебе, о Сунна, в закатный час Твой, 
Слава Тебе, о Ты несущая радость, 
О Ты, кто по небу летит в колеснице света 
В час угасанья дня! 
Не ослабнет рука Твоя, вожжи держащая твердо, 
И никто не сравнится с Тобою в силе Твоей. 
Слава Тебе из обителей дня, слава Тебе, богиня! 
 
В полночь: 
Слава Тебе, о Мани, прекрасный ликом, 
Восходящий на небо в пресветлой своей колеснице 
В час полночного солнца! 
Слава Тебе, о Услада Небес, и проворным Твоим жеребцам, 
Влекущим Тебя по шелкóвым просторам ночи! 
Ты в сиянье и блеске ведешь колесницу свою, 
Озаряя владения Нотт. 
Слава Тебе из обителей вечера, слава Тебе, о бог, чудесный и дивный! 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Сунна 
 
 
Прекрасная Сунна высока ростом и златовласа. Ее называли Всесветлой, Вечносияющей и Светлым Колесом. У нее порывистый, пылкий нрав; она восторженна и в чем-то наивна, как ребенок. Ее муж — огненный великан по имен Глен (Блеск), один из сыновей Сурта. Поскольку Сунна вынуждена работать без перерывов, Глен обычно сам навещает ее, восходя на солнечную колесницу. (Впрочем, некоторые утверждают, что иногда она все же берет выходной.) Глен заботится об их юной дочери и готовит ее занять место матери на случай, если с той произойдет какая-нибудь беда (например, если сбудется предсказание о гибели Сунны в день Рагнарёка). 
 
Изо дня в день Сунна самозабвенно мчится по небу, ни на волос не отклоняясь от назначенного пути, — сама езда на колеснице доставляет ей огромное удовольствие. Колесницу Солнца влекут два золотых коня: Альсвинн (Быстрый) и Арвак (Ранний). Жар солнечного диска сжег бы их, если бы Один не подвесил на их двойной хомут защитный талисман Исарнколь, от которого постоянно исходит прохладный туман, спасающий и коней, и возницу от нестерпимого зноя. 
 
 
Слава Сунне, блистательной в силе своей! 
От Нее исходит тепло, 
Что дарует нам жизнь и пищу. 
Слава Сунне, горящей светло, 
Хвала лучезарной Богине! 
Без ласки Ее увяли бы наши посевы, 
Без нежных касаний Ее 
Стал бы мир наш унылым и серым. 
Слава Ее дарам, 
Что прекраснее янтаря, 
Драгоценнее злата! 
Славься Сунна, защитница жизни! 
Шествуй в небе вовек, 
Негасимым огнем объята! 
 

 
Представить солнце в образе богини непросто: в большинстве пантеонов дневное светило предстает как бог. Но эта модель не универсальна для всех культур. И, в частности, в Северной традиции олицетворением целительной и животворной силы солнца выступает богиня Сунна (именуемая также «Суль», «Соль» и даже «Сигиль» — последнее имя в переводе означает победу в битве и в любом достойном начинании). Для тех, кто обитал в холодном и зачастую суровом климате Северной Европы до появления современных удобств, сила солнца означала выживание в самом буквальном смысле слова. Неурожай мог фактически погубить всю общину: несмотря на стереотипное представление о викингах как о грабителях и захватчиках, население Скандинавии в основном состояло из земледельцев, всецело зависевших от капризов Матери-Природы и от милостей Сунны. 
 
Мы пытаемся вспомнить и восстановить духовные традиции наших предков; и, по идее, мы должны уделять особое внимание солнечному божеству, игравшему в их жизни столь важную роль. Но, как ни странно, среди современных последователей Северной традиции Сунна редко удостаивается ежедневного поклонения. Возможно, все дело в том, что до нас не дошло никаких интересных мифов об этой богине, которые могли бы подкрепить ее культ. Или, может быть, как то письмо из знаменитой новеллы Эдгара По, она «спрятана на виду» — то есть настолько привычна и очевидна, что внимание на ней попросту не задерживается. Да и в источниках сохранился лишь один-единственный намек на поклонение ей — во 2-м мерсебургском заклинании, лечебном заговоре из древневерхненемецкой рукописи X века, восхваляющей Одина как бога-врачевателя. И даже это случайное упоминание многие ученые (Рудольф Зимек и другие) интерпретируют лишь как поэтический образ — метафору целительной силы солнца . 
 
Под именем «Суль» или «Соль» солнечной богине повезло больше. Она упоминается как одна из асинь в нескольких эддических песнях и в «Видении Гюльви» из «Младшей Эдды». Здесь сообщается, что жил когда-то на земле человек по имени Мундильфари и у него родилось двое детей — таких красивых, что он дерзнул назвать их именами небесных светил: дочь — Солнцем (Суль), а сына — Месяцем (Мани). Боги покарали его за гордыню, отняв у него детей и приставив их возницами к тем самым светилам, в честь которых они были названы. С тех пор Суль и Мани вечно правят колесницами Солнца и Луны и поддерживают равномерный ход и исчисление времен. Там же сказано, что некие два великана так возненавидели порядок, навязанный миру богами, что превратились в двух голодных волков, вечно преследующих колесницы светил. Когда настанет Рагнарёк, день гибели утвержденного богами миропорядка, эти волки настигнут и проглотят солнце и луну, и весь мир погрузится во мрак . 
 
Гибель солнца и луны — одна из самых страшных катастроф, которые должны потрясти мироздание накануне или во время Рагнарёка. Таким образом, возможное исчезновение Сунны несет в себе важнейший эсхатологический смысл. Сунна — одна из столпов упорядоченного, целостного, здорового и нормально функционирующего мироздания и общества. В германских языках слова со значениями «целостный», «здоровый» и «священный» этимологически тесно связаны друг с другом. Таким образом, солнце еще и придает миру святость и превращает его в inangarð — святилище здоровой общины. Учитывая, что самих богов нередко называют «Reginn», то есть «силы порядка», и что порядок и организованная структура — определяющие характеристики целостного и священного (halig), богиня Солнца и впрямь должна занимать в пантеоне очень важное место! 
 
Чтобы по-настоящему понять, насколько значимым было солнце для древних скандинавов, следует обратиться даже не к эпохе викингов (на которую в действительности пришелся закат религии предков, павшей под натиском христианства), а к еще более отдаленному прошлому — к бронзовому веку. Как отмечает Зимек, солнце встречается на многих наскальных рисунках , а на одном из древнейших культовых изображений оно представлено не в образе божества, а как сфера, которую тянет за собой лошадь. Древнеримский историк Тацит также отмечает, что германские племена поклонялись солнцу и упоминает образ солнца, влекомого конями. Многие известные изображения солнечной колесницы — древнее 600 года до н.э. 
 
Кроме того, Брэнстон проводит интересную параллель между древними изображениями солнечного диска и защитными функциями щита. Не исключено, что древним германцам солнце представлялось своего рода щитом, оберегающим мир в вечной битве с силами хаоса, беспорядка и всего того, что называлось «un-halig», то есть нечестивого и нездорового. Таким образом, Суль можно призывать на помощь как богиню-защитницу, оберегающую от болезней и от всякого зла. Она — могущественное олицетворение не только плодородия и жизни, но и безопасности, защищенности и силы. 
 
Вплоть до наших дней солярное колесо остается чрезвычайно мощным религиозным символом — не только среди скандинавов, но и повсеместно. В различных формах оно встречается в религиозном искусстве американских индейцев, японцев и даже тибетцев. Можно предположить, что одна из его разновидностей, свастика, стала бы в наши дни самым популярным религиозным символом среди язычников, если бы Адольф Гитлер не извратил ее и не употребил во зло. Но поскольку это все же случилось, язычники в большинстве своем не торопятся вернуть свастику в обиход и по очевидным причинам стараются ее не использовать. Даже несмотря на то, что подлинное происхождение и смысл этого символа общеизвестны, его искаженное значение закрепилось в коллективном бессознательном настолько прочно, что, быть может, очистить и возродить его не удастся уже никогда. 
 
Тем не менее, солярное колесо стало могущественным символом божественной силы солнца за тысячи лет до того, как на него наложил руку баварский выскочка-психопат. Оно олицетворяло целебную энергию, изобилие, плодородие земли (в особенности — полей и садов) и плодовитость людей и животных. Другие боги не дают ежедневных осязаемых, физических свидетельств своего влияния на человеческую жизнь, но путь солнца по небу нагляден, и дары его богини очевидны. Многие языческие праздники приурочены к поворотным моментам в годичном цикле солнца и связаны со сменой сезонов, которой управляет солнечная богиня. Для германцев и скандинавов, проводивших зиму в вынужденном затворничестве, возвращение весны и лета несло долгожданное облегчение от скуки и скудости зимних месяцев. 
 
Мы с вами уже не настолько зависим от смены времен года, как наши предки, но полностью игнорировать солнечные циклы все же опасно. В большинстве своем мы ведем торопливую, суетливую жизнь, а развитие современных технологий, которое, казалось бы, должно обеспечивать удобство, на деле только заставляет нас набирать темп. И, тем не менее, путь Сунны в небесах по-прежнему во многом определяет наши суточные ритмы: мы просыпаемся утром, работаем в течение дня и отходим ко сну, когда богиня солнца скрывается за горизонтом на западе. Без ее животворного света и тепла Земля превратилась бы в бесплодную и безжизненную ледяную глыбу. Современные технологии позволяют нам на некоторое время забывать о ней, но в конечном счете именно она дарует нам пищу. Как утверждают ученые, некоторые люди даже зависят от нее более непосредственно — при недостатке солнечного света они впадают в депрессию, испытывают физическое недомогание и эмоциональные расстройства. И многих из тех, кто не уделяет должного внимания солнечным ритмам, в конце концов тоже настигают болезни и стрессы. 
 
Сунна задает естественный темп жизни. Она определяет распорядок дня. Как защитница и целительница она учит нас сохранять здоровье и хорошее самочувствие даже в самой гуще хлопотливой деловой жизни. Установить связь с этой незаслуженно забытой богиней очень просто: отрывайтесь от своих дел несколько раз в день — на рассвете, в час, когда Сунна достигает зенита, на закате и в полночь, — чтобы вознести ей благодарность за ее дары и омыться в осознании ее Присутствия. Она может указать вам путь к здоровому равновесию между работой и отдыхом, а это, в свою очередь, поспособствует укреплению духовной осознанности среди оглушающей суеты нашего повседневного будничного существования. В конце концов, именно в этом и заключается один из главных ее уроков: Сунна учит нас взращивать чувство святости мира — как внешнего, так и внутреннего. Она помогает понять, что жизнь наполняется святостью, когда мы начинаем распределять свое время мудро, осознанно и эффективно. 
 
Тянутся темные тени ночные, 
Дремлет земля, убаюкана мглою. 
Спят беспробудно луга и поляны, 
Нивы умолкли, леса опустели. 
 
Призраки бродят во тьме средь курганов, 
Кости деревьев блестят под луною, 
Хрипло кричат над добычею совы: 
Час привидений — зловещее время. 
 
Но в тишине, поначалу чуть слышно, 
Что там за шорох с востока несется? 
Громче, и звонче, и с каждым мгновеньем 
Ближе, все ближе, и вот уже — грохот 
 
Мощных копыт! То Арвак быстроногий, 
Сунны скакун, провозвестник рассвета, 
Мчит колесницу всесветлой богини 
Миру и Хеймдалля детям на радость! 
 
Резвы колеса ее, но резвее 
Призраки ночи бегут перед нею, 
Прячутся тени от жгучего блеска: 
Вспыхнула в небе улыбка богини! 
 
Так, пробуждая всю землю от дремы, 
Сунна восходит во славе; и Альсвинн 
Пену роняет росой на поляны; 
И открываются очи и двери 
 
Перед богиней, огнем облеченной, 
Каждое сердце ее прославляет, 
Всех согревают лучи золотые, 
Смех ее теплый звенит в поднебесье.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ежедневное поклонение богине Солнца - Соль/Сунне 
 
В час восхода солнца стань лицом на восток и произнеси: 
Приветствую тебя, дочь Мундильфари, источник света, жизни и победы, в начале твоего пути на востоке! 
Скинфакси везет твою повозку, светом озаряющую все вокруг. 
Слава тебе! 
 
В полдень стань лицом на юг и произнеси: 
Приветствую тебя, огонь неба и воздуха, славная невеста небес, силу и победу дарующая, в яркий полдень на юге. 
Скинфакси везет твою повозку, светом озаряющую все вокруг. 
Слава тебе! 
 
В час заката стань лицом на запад и произнеси: 
Приветствую тебя, сияющеликая, жена Глена, на закате дня на западе. 
Скинфакси везет твою повозку, светом озаряющую все вокруг. 
Слава тебе! 
 
В полночь стань лицом на север и произнеси: 
Славу пою божественно нежной сестре Месяца, той, что в полночь почивает в священном месте богини. 
 
«Какие есть кеннинги солнца? Солнце называют "дочерью Мундильфари", "сестрою Месяца", "женою Глена", "огнем неба и воздуха"» 


Снорри Стурлусон, Младшая Эдда, Sólarkenningar

Share this post


Link to post
Share on other sites


Синтгунт, сестра Мани и Сунны, упоминается лишь в одном из дошедших до нас источников — в мерзебургском заклинании IX или X века н.э. на древневерхненемецком языке. В этом заклинании Синтгунт предстает как богиня-врачевательница.

Символы: песочные часы; изображения галактик и космических просторов, звезд и Млечного пути; счёты (которые будут столь же уместны и на алтаре Мани); математические уравнения.

Цвета: пурпурный, серебряный, темно-синий, черный.

Камни: лазурит, лабрадорит, лепидолит, бриллианты Геркимера.

Пища и напитки: хорошая водка, сласти, мятные конфеты, хорошее односолодовое виски.

Служение: Синтгунт связана со временем не менее тесно, чем ее Отец, поэтому в качестве подношения Ей можно просто выделить в своем расписании регулярное время для религиозной или благотворительной работы любого рода. Займитесь регулярными медитациями. Сделайте пожертвование организации, занимающейся космическими исследованиями.

Чего делать нельзя: призывать Ее по пустякам; проявлять неуважение к Ее родичам; попусту тратить время, которое вы пообещали посвятить любому другому делу.



Молитва Синтгунт
(Софи Оберландер)

Слава тебе, о Синтгунт,
богиня мерцающих звезд!
Славься, могучая в битве,
Всадница, что никогда не собьется с пути
в темных чертогах Ночи!
Славься, Ткачиха заклятий,
Пряха огненных сил,
что верной рукой исправляет всякое зло!
Славься, Небесная сила,
блистающий факел,
маяк, горделиво стоящий
между Луной и Солнцем!
Слава Тебе, облегчающей бремя сестры и брата!
Ты — отрада Отца своего,
Дочь Того, кто листает страницы времен, словно книгу.
Славься, Спутница Нотт, возвещающей Мани восход!
О, богиня смеющихся уст, о ведунья,
хранящая многие тайны, —
Славься, Звезда в небесах!
Поклоняюсь Тебе, о Синтгунт!



Молитва Синтгунт
(Галина Красскова)

Дочь Мундильфари,
Могучая всадница в небе ночном и бездонном,
Наставница в мудрости, зоркая,
Полная силы, искусная дева,
Спасибо Тебе за благие дары этой ночи!
Прошу, научи меня, как Тебя чтить,
Как исполнить желанья Твои,
Покажи мне, прошу,
Как воспеть Твое звездное имя!
О Синтгунт, я славлю Тебя —
И сегодня, и в каждую ночь моей жизни.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Мани



Мани, лунный бог, не похож на свою сестру: он гораздо более тихий, мечтательный и задумчивый. Говорят, иногда он сходит со своего пути, чтобы позаботиться о живущих на земле (в особенности — о людях Мидгарда). Один из основных мифов, связанных с Мани, повествует о том, как он спас двоих детей (их имена — Биль и Хьюки — означают «месяц на ущербе» и «молодой месяц») и перенес их в Асгард. Жены у Мани, насколько нам известно, нет. Его вестница — великанша Нотт (Ночь), скачущая верхом на черном коне. У Мани — мягкое, сострадательное сердце, и он всегда готов помочь попавшим в беду, особенно детям. К нему нередко обращаются с просьбами о защите детей. Кроме того, Мани — бог летоисчисления, математики и других областей науки и деятельности, связанных со счетом и числами. Он пользуется особым почетом среди темных альвов и цвергов. Те, кто работает с Мани, говорят, что в лунную колесницу впряжены не кони, а большие псы, а иногда Мани просто идет пешком, наигрывая на флейте. Он — покровитель путешественников и пешей ходьбы вообще.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Поклонение лунному богу

Софи Оберландер

За последние несколько лет у меня установились особые отношения с богом луны, Мани. Современные северные язычники не отводят Мани сколько-нибудь почетного места в пантеоне, но, на мой взгляд, это неправильно. Сомневаюсь, что наши предки сбрасывали его со счетов, — тем более что Мани, как и его сестра Сунна, немаловажен с эсхатологической точки зрения. Согласно пророчеству, в день Рагнарёка погибнет не только солнце, но и луна, и гибель этих двух светил повлечет за собой крушение всего миропорядка. Именно луна управляет космологическими ритмами. Мани — властитель всего, что течет и изменяется, хозяин ритма и времени. Из-за тесной связи ночного светила с циклическими явлениями многие народы представляли луну в образе богини: она правит приливами и отливами, а, следовательно, и физиологическими циклами женского организма. Но в скандинавском пантеоне сложилась обратная ситуация: солнечная сила, защитная и живительная, здесь мыслится как женская, а лунная, символизирующая интуитивную восприимчивость и чувство ритма, — как мужская.

С моей точки зрения, это совершенно уместно, поскольку Мани-Месяцу присущи глубокая чувственность и чувствительность. Кроме того, мне кажется, он способен мгновенно извлечь человека из обычного пространства и времени и перенести в некое пограничное состояние, в котором магия действует без ограничений. Мани невероятно мудр и сведущ во всем, что связано с магией, и в этом отношении он — лучший друг шамана: он помогает нам сохранять равновесие в духовных путешествиях и даже, возможно, во время шаманской болезни. Когда к нему обращаются за помощью, он, как правило, очень охотно дает советы и наставления в подобных вопросах. Кроме того, он может очищать людей от всевозможной эмоциональной и душевной грязи. И если найти к нему правильный подход, он может помочь проникнуть в Чертог Летописей.

В исторических источниках сведений о Мани сохранилось немного. Обычно он упоминается лишь как персонификация луны — и на этом всё. Однако известно также, что он правит колесницей луны на ее небесных путях и циклами роста и убывания ночного светила. Его сила — тонкое отражение более явной и динамичной энергии Сунны. Сунна мощна и напориста, Мани — мягок и кроток. О его приязни к людям свидетельствует миф о том, как Мани взял на небо двоих детей: девочку Биль и мальчика Хьюки. В большинстве источников утверждается, что он похитил их, но я предпочитаю версию, которой придерживается Мэнни Оулдс, старейшина Дома Мундильфари — согласно его трактовке, Мани спас этих детей от жестокого отца. При таком подходе лунный бог приобретает совершенно иной характер, оказываясь сострадательным божеством.

Многие из тех, кто работает с Мани, отмечали также, что он очень любит числа. Я совершенно неспособна к математике и потому никогда не сталкивалась всерьез с этой стороной его натуры, но не сомневаюсь, что она ему присуща. И это вовсе не удивительно, учитывая, что Мани управляет приливами и отливами, лей-линиями, временем и так далее. Я бы еще предположила, что он до некоторой степени связан с географическими картами и всевозможными навигационными приборами. Все это означает, что к нему можно и нужно обращаться за помощью в те непростые периоды, которые в христианском мистицизме именуются «темной ночью души». Мани способен указать нам выход из тьмы. И к нему, и к его сестре можно также взывать с просьбами о защите в путешествиях и во всех ритуалах перехода. Последнее особенно важно для нашей религии, потому что как раз сейчас мы начинаем восстанавливать и разрабатывать обряды перехода для наших младших единоверцев. Посвятительные ритуалы, обряды совершеннолетия и даже ритуалы, связанные с плодородием (бракосочетания, благословления новорожденных), — всё это прекрасные способы выказать почтение лунному богу. В этом качестве Мани выступает как гарант силы и целостности племени/общины, поскольку подобные ритуалы оказывают мощное психологическое воздействие и укрепляют связи между людьми. Они помогают создать и определить для каждого человека особое место и роль в общине. А это, в свою очередь, способствует формированию психологической и духовной целостности сообщества, столь важной для беспрепятственного роста и развития.

Разумеется, женщины связаны с Мани особенно тесно — благодаря ритму менструальных циклов, которыми, как указывалось выше, управляет именно луна. Поэтому Мани властвует также над ритмами плодородия, зачатия и предохранения от зачатия. Кроме того, он косвенно связан с некоторыми областями травничества, поскольку некоторые растения по традиции собирают только при лунном свете и при определенных фазах луны, чтобы они не утратили своих целебных свойств.

В целом, как показывает мой личный опыт, Мани — очень доброжелательный и общительный бог. Ему нравится наблюдать за людьми и помогать им, и нрав у него легкий и добродушный, несмотря на некоторый ореол таинственности.

В народных представлениях луна нередко ассоциируется с безумием и различными психическими отклонениями. В некоторых культурах безумие почиталось как священный недуг, вызванный прикосновением божества. Мистики, шаманы и поэты с точки зрения обывателя подчас проявляют очевидные признаки сумасшествия. Но в книге Джозефа Кэмпбелла «Власть мифа» есть замечательный образ: мистики, пишет он, — это люди, которые плавают там, где тонут безумцы. Можно предположить, что еще один из даров луны — то экстатическое вдохновение, которое исходит не от рационального анализа, а от глубоко прочувствованного интуитивного опыта.

Поскольку Мани и его сестра управляют временем и циклами, не исключено, что они также связаны с летописанием и родословными. Возведенные на небо на заре времен, они имели возможность наблюдать за всем ходом человеческой истории. Поэтому в день Мани (понедельник) имеет смысл воздавать почести предкам (особенно тем, чьи имена нам неизвестны): поклонение ночи и дню, солнцу и луне — это, в сущности, не что иное, как поклонение нашим истокам.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Элизабет Вонгвизит

О Мани, сокрытый в сиянье
прекрасного лика, дурманного лика луны,
погруженный во сны о великих морях,
о бесстрастной земле, о блистающем своде небес,
расскажи мне о том, что ты видел
в скитаньях своих поднебесных!
Ты приходишь, уходишь и вновь возвращаешься прежним,
таким же, как был, погруженным в молчанье и грезы,
ты кружишься вечно, задумчиво глядя на мир,
как взираем и мы на загадки, представшие нам во плоти.
Учи меня, как наблюдать, ни о чем не тревожась,
Спокойно и кротко взирать, созерцать непредвзято, —
о ты, созерцающий мир с высоты полуночной!
Премудрость твоя глубока и неспешна, о Мани,
и если когда-нибудь ход свой замедлишь хотя б на мгновенье,
с улыбкой взгляни на меня,
ибо я созерцаю тебя издалёка, не в силах расстаться
со всем, что меня привязало к недвижной земле.


(с) Рейвен Кальдера, "Книга йотунов: работа с великанами Северной традиции. 11. Великие и малые светила: небесные этины"
Перевод: Анна Блейз

Share this post


Link to post
Share on other sites

Во славу Мани
(Галина Красскова)

Дары Мани: Сон. Приятные сновидения. Вещие сны. Исцеление. Благословение в путешествиях. Защита детей и душевнобольных людей.
Символы: любые предметы в форме месяца или с изображением месяца; песочные часы; детали от старинных часов; узлы; любые часы вообще; календари; математические уравнения; нотные записи; бисерные ожерелья; зеркала.
Цвета: все оттенки синего и голубого, черный, фиолетовый/сиреневый, матовый белый.
Руны: Дагаз (кроме того, мне доводилось видеть Его в связи с руной Эваз).
Камни: лунный камень (естественно!), лабрадорит, селенит, кварц, аметист.
Пища и напитки: самбука, печенье (особенно с пастилой или причудливой формы), светлые бисквиты, мятные сласти.
Другие подношения: жасмин, гвоздики, ночные цветы, цветы с сильным запахом, полынь; голубые стеклышки, обкатанные морем; любая волонтерская работа или пожертвования в пользу детей, пострадавших от насилия, или душевнобольных людей.
Чего делать нельзя: причинять какой бы то ни было вред детям; насмехаться над душевнобольными.



Лунный голод
(Галина Красскова)

Месяц плачет о нашем безумье.

Он приходит с бренчанием бусин,
Со звоном подвесок,
С вязаньем узлов
И шепотом тайн.
Он — молчанье
И рев оглушительных волн.
Он — полночный угар,
Жар, сокрытый во льду алебастра,
Зовущий, манящий коснуться.
Он — соблазн и желанье,
И нестерпимый голод,
И посул утоленья.
Он — безнадежный рывок
Одинокого сердца.
Он — свинцовая тяжесть
В груди, изглоданной горем.
Он утешает.
Он знает печаль.
Он выживает.
Таков Его вирд:
Видеть. Знать. Горевать. И помнить;
И иногда находить
Сладость в воспоминаньях.

Я думаю, нежность Его — не суть, а привычка.
Под Его карнавальной маской скрывается сталь.
Никто Другой не сумел бы делать то, что вынужден Он.
Он — один из Могучих, один из Старших для нас —
И для Них, только боги, похоже, об этом забыли,
Заигравшись в Свои интриги.
Он безумен только в одном — в непонятном упорстве:
На месте Его другой давно бы уже обезумел.



Луна урожая
(Галина Красскова)

Сентябрь приходит украдкой:
не почуять, не распознать.
Поначалу обрюзгший, грузный,
точь-в-точь, как последние всплески упрямого лета,
пробирается он из-под бремени влажного зноя,
из-под этой натужной истомы, которой не видно конца,
и бочком оттесняет жару, подменив ее щедростью жатвы,
bluemoon
расцветив бесконечную зелень
другими цветами,
повеяв прохладой ветров,
обещанием новой зимы.

И тогда Ты встаешь, наконец, полноликий и яркий,
золотой, мерцающий жемчуг,
и плывешь в томленье Своем,
истекающем каплями меда.

Ты мир омываешь, как ливнем,
благодатью Своей полноты,
до поры затаив всю игривость под спудом
уверенной спелости знанья.
Ибо в ночь урожая
Ты всходишь над нами
не юным, не старым,
но зрелым, связавшим весь опыт в единый сияющий сноп.

И тогда я мечтаю о том,
как бы мне завернуться в Твою золотую накидку —
может быть, отогнать наползающий холод зимы
или просто прильнуть к Тебе ближе
и покой обрести в этих крепких и древних объятьях.

Глядя в небо такими ночами осенних даров,
иногда я молюсь лишь о том,
чтобы в жизни грядущей, когда-нибудь после, мне дали
вот так и состариться, нежась в объятьях
луны урожая.

Да, мой вирд не таков;
но пред ликом Твоей красоты, потрясающей душу,
если можно назвать красотой это божье величье,
порою такое желание всходит во мне из глубин в вышину
в темноте.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Пеан во славу Мани
(Софи Оберландер)

О Мани, я славлю Тебя,

Прекрасный мой бог.

О, Сладость моя,

Я простираюсь ниц во свете Твоем.

Ласковый мой, я одержима Тобой.

В лунном безумье жажду

Тебя одного.

Ты превращаешь ночь

В сад наслаждений.

Пой для меня,

Сладкогласая тишина.

Я молюсь Тебе, Мани, —

Неустанно.



Мани: проблеск лунного бога
(Фуэнсанта Арисменди)

Кротость, и сущность настолько древняя, что она научилась заново быть молодой и изумляться всему.

Некоторое душевное смятение.

Тихая тоска, которая когда-то явно была не столь уж тихой.

Тихая печаль, которая когда-то, возможно, была нестерпимой болью.

Умудренность, которая уже успела вновь превратиться в первобытную мудрость одинокого ребенка.

Такое ощущение, что Он, конечно, может быть одним из скандинавских богов, но среди них он кажется чужим — как и везде.

Мани улыбается Своей собственной грусти.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Работа с Мани
(Галина Красскова)

Начнем с того, что фактических сведений о Мани у нас не так уж много. Собственно говоря, Мани — это олицетворение луны; это лунный бог. Он управляет движением луны и периодами ее роста и убывания. Как сама Луна отражает свет Солнца, так и Мани на свой, по обыкновению тонкий, лад отражает свет и могущество Сунны; однако это не значит, что собственной силы у Него нет.

Мани странствует не в одиночку: у Него есть два постоянных спутника — девочка по имени Биль и мальчик по имени Хьюки. Эти дети, брат и сестра, некогда жили на земле и очень страдали, потому что отец обращался с ними дурно. Мани увидел, как тяжело им живется, и забрал их к себе. Теперь они помогают лунному богу и сопровождают Его в ночных путешествиях. Кроме того, нашего бога луны вечно преследует волк Хати, не дающий ему сбиться с пути. В свете НЛГ (непроверяемого личного гнозиса), общего для многих последователей нашей традиции, оба эти мифа возникли не на пустом месте: Мани действительно любит человечество и с интересом — хотя и издалека — наблюдает за своими подопечными. Поэтому на долю Хати выпала нелегкая работа: Мани то и дело норовит отклониться от предписанного пути, заинтересовавшись происходящим на земле. Согласно дошедшим до нас литературным источникам, в день Рагнарёка этот волк догонит и проглотит луну, погрузив ночное небо в беспросветную темень.

Лично я начала общаться с Мани незадолго до «Этинмута» («Схода йотунов») 2008 года. Я намеревалась провести на этом собрании ритуал в честь Мани, и вот, за пару месяцев до схода, у меня возникло отчетливое чувство, что Мани желает, чтобы ему предоставили «лошадку». Иными словами — добровольца, в которого Мани войдет на заранее установленный период времени, отодвинув его сознание и завладев его телом. Так Он получит возможность общаться с участниками собрания напрямую. Подобные практики достаточно широко распространены во многих коренных религиях, но чаще всего ассоциируются с такими афро-карибскими религиозными течениями, как сантерия и вуду. Лет десять назад они начали приживаться и в нашей северной традиции. Многие из нас используют в связи с ними такие устоявшиеся афро-карибские термины, как «лошадка», «катать» или «оседлать»; подразумевается, что божество седлает человека, как всадник — лошадь. Мы пользуемся этими словами не для того, чтобы ввести в северную традицию афро-карибские практики, а просто потому, что они очень удачно описывают происходящее, а скандинавских или древнеанглийских эквивалентов им не находится. Историческими свидетельствами того, что подобные методы когда-либо практиковались в Северной Европе, мы не располагаем, однако в современном язычестве это случается, хотя сообщество в целом относится к таким практикам весьма неоднозначно.

Разумеется, для того, чтобы должным образом воздавать почести богу или богине, вовсе не обязательно подвергаться одержимости этим божеством или наблюдать со стороны, как это происходит. Но мне как шаману Северной традиции нередко приходится работать «лошадкой», а потому я без долгих раздумий согласилась «покатать» и этого бога. До того я еще ни разу не работала с Мани ни в каком качестве и даже не представляла себе, насколько более близкими наши с Ним отношения станут благодаря этому первому опыту. Распланировав ритуал, я занялась подбором одежды, следуя указаниям Мани. Подготавливая для подобного обряда особую одежду, мы не только угождаем божеству, которое принимаем в себя, но и упрощаем себе задачу: когда после ритуала эту одежду снимают, «лошадке» становится легче вернуться в свое тело. Поскольку опыта работы с Мани у меня не было, я не на шутку волновалась, удастся ли

мне открыться для Него в достаточной мере. Но, как оказалось, все мои тревоги были напрасны. За десять с лишним лет работы по этому способу я «катала» многих богов и богинь, но без тени сомнения могу сказать, что из всех божеств, которых я удостоилась принимать в себя, Мани — самое нежное и мягкое. После таких обрядов я обычно выбиваюсь из сил и даже иногда заболеваю, но с Мани все прошло легко и гладко. Он оставил меня, так сказать, в отличной форме.

Но я забегаю вперед. В ходе самого обряда Он сам выказывал огромное уважение к нашей работе. Он ушел до восхода луны и, прежде чем уйти, удостоверился, что никак не навредил мне. И, наконец, Он, в отличие от некоторых других божеств, старался не перегружать работой моих помощников.

В целом опыт оказался просто чудесным, и сказать, что Мани очаровал меня до глубины души, — значит, ничего не сказать; я не просто очарована, я от Него совершенно без ума. Он необычайно нежен и ласков — или, по крайней мере, был таким во время этого обряда. Ему все было любопытно, Он всем восхищался, восторгался и наслаждался сполна каждой мелочью, связанной с пребыванием в человеческом теле. При любой одержимости, за исключением самых глубоких, бывают такие моменты, когда человек и божество соприкасаются сознаниями (пусть хотя бы мимолетно), и тогда можно посмотреть на мир глазами бога. Такие состояния никогда не длятся долго и, как правило, оказываются последним, что лошадка успевает осознать, перед тем как божество полностью ее оседлает, мягко отодвинув человеческое сознание в сторону. Но с Мани этот момент был просто роскошным и, казалось, длился целую вечность, хотя на самом деле, как мне сказали, прошло всего несколько секунд. Каждый листочек, каждая веточка, каждый солнечный луч виделись Ему абсолютным чудом. Озираясь вокруг, Он рассматривал траву и деревья, людей и животных с непринужденным изумлением ребенка. После этого опыта я уверилась, что Он как никто другой способен научить нас, насколько драгоценно наше физическое воплощение и насколько свят весь наш земной мир.

Что происходило с того момента, как Мани полностью оседлал меня, и до того, как Он покинул мое тело, я не помню. Поэтому обо всем, что касается Его поведения в этот промежуток, я рассказываю со слов моих помощников и тех, кто присутствовал на ритуале.

На протяжении всего того времени, что Он оставался с нами, Он хотел, чтобы играла музыка. Казалось, будто в звуках музыки отражались эхом вращение планет и пульсация звезд. Музыку и связанные с ней ассоциации Мани воспринимает совсем иначе, чем мы. Он всем сердцем любит свою сестру и завороженно, с восторгом наблюдал, как Она движется по небу. Еще в ходе подготовки к обряду я по Его просьбе собрала целую коллекцию перстней со вставками и ножных браслетов с подвесками в виде полумесяцев, бисерных ожерелий и всевозможных украшений с лунными камнями. Все это Он раздарил присутствовавшим на ритуале. Мы заранее подготовили для Него угощение, однако Он согласился съесть только то, что преподнес Ему какой-то ребенок, а корзину с нашими подношениями отправил по кругу, пригласив всех присутствующих есть и пить, танцевать и веселиться (впрочем, самбуки Он отведал, и Ему понравилось). Он обошел все собрание, ласково прикасаясь к людям, разговаривая с ними и раздавая благословения. Одну женщину, которой пришлось в жизни очень нелегко, Он нежно обнял и сказал, что нет на свете такой изломанной души, которую Он бы отверг, и нет такой боли, которую Ему не доводилось бы видеть под покровом ночи. Он знает, Он оплакивает, Он понимает.

Когда я впервые приняла в себя Мани, ритуал пришелся на день полнолуния и лунного затмения: так уж вышло, мы не планировали это специально. Во второй раз, годом позже, мы провели аналогичный обряд в день после полнолуния, когда луна уже пошла на ущерб, хоть и едва заметно. Мани и в этот раз благословлял собравшихся и раздавал подношения, но теперь во всем, что он делал, ощущался какой-то налет меланхолии, легчайший привкус тихой печали. Многие из нас предположили тогда, что

Его характер до некоторой степени меняется в зависимости от лунных фаз. В ходе этого второго обряда Он, как мне рассказывали, благословил нескольких животных, оказавшихся поблизости, и снова восторгался всем вокруг и приглашал участников пировать, танцевать и веселиться. Но очевидцы утверждали, что во всех Его словах и поступках сквозила скрытая печаль.
 

Share this post


Link to post
Share on other sites
Ритуал Сунны для праздника Йоля
(Рейвен Кальдера)



Это неоязыческий ритуал, переработанный для последователей Северной традиции. Он предназначен для одного из праздников Колеса Года — праздника Йоля, на который солнце достигает нижней точки своего годового цикла.

Мы изготовили Солнечное Колесо: купили металлический обруч диаметром в ярд и прикрепили к нему деревянные палочки так, чтобы получилось колесо с восемью спицами. Неприглядный металлический обод мы обмотали разноцветной шерстью. К концам спиц, ближайшим к ободу, мы тоже прикрепили шерстяные нитки и связали их в узел; когда колесо потом подвесили к потолку, расстояние от этого узла до центра колеса составило около четырех футов. В центре мы укрепили плоский подсвечник. Восемь священных подвесок на ободе колеса появились после того, как мы в первый раз провели ритуал, легший в основу того, который здесь представлен. В дальнейшем мы стали просто привязывать на колесо (опять-таки, цветной шерстью) ветки вечнозеленых растений и снимать их после праздников.

В центре колеса — дальше всего от нитей, на которых оно подвешивается, — мы всегда зажигаем невысокую, но толстую красную свечу, а иногда размещаем свечи и на ободе. В дни, когда колесо увито свежей зеленью, мы делаем вот что: разрезаем апельсины пополам и вынимаем мякоть (которая потом идет в йольский пунш), а пустые половинки кожуры втыкаем между ветками на ободе колеса и ставим в них вотивные свечки. Свежая зелень и влажная кожура не загорятся (если аккуратно расположить свечки и не оставлять их без присмотра), но будьте очень осторожны с шерстяными нитями: если они займутся от свечи, то вся конструкция рухнет и может устроить пожар.

Для ритуала потребуется по меньшей мере девять человек, так что он хорошо подходит праздника в закрытом помещении с достаточно большим количеством участников. У нас каждый участник облачался в цвета, соответствующие его роли. Солнечный символ для ритуала мы подобрали на свалке. Очевидно, это был чей-то незаконченный арт-проект: круглое основание с большой позолоченной металлической спиралью, увенчанной подсвечником. С таким же успехом можно взять деревянный диск, укрепить на нем игрушечную лошадку с повозкой и все покрыть позолотой.



(Восемь человек собираются вокруг солнечного колеса, украшенного зелеными ветками и подвешенного к потолку. Девятый участник — служитель Сунны — облачен в цвета яркого пламени и держит в руках солнечный символ. Служитель Сунны зажигает свечу в центре солнечного колеса и произносит:)

Да славится Солнце в извечном движенье:
И в ряби рассветной, и в злате зари,
В сиянии силы, что Дни нам дарит!
Да славятся круговорот и теченье!
Добро пожаловать к нашему очагу, под кров нашего племени.

Сегодня — самый темный день в году, самая долгая ночь, когда солнце скрывается во мраке и умирает. В древние времена в день зимнего солнцестояния разводили большие костры и жгли факелы, чтобы помочь солнцу вернуться к жизни.

Давайте же представим себе, что было тогда, в те древние и темные времена. Вернемся в мыслях на шесть тысяч лет назад, в одну из тех давних холодных зим. Представьте себе, что на вас — одежда из грубой шерсти и шкур, и говорите вы на каком-

то другом, незнакомом языке; правда, некоторые слова в нем узнаваемы, но только потому, что они пережили века и сохранились в современной речи. Ваше племя живет в этом холодном месте испокон веков: предания еще хранят память о таянии великих льдов, об окончании ледникового периода. Эти события древнейшей истории — часть ваших мифов о сотворении мира.

Теперь представьте себе, что вы стоит на лесной поляне в предрассветный час. В воздухе остро пахнет сосной. Вам очень, очень холодно, и вы уже потеряли счет таким же холодным и темным дням, когда света не хватает для работы и остается только жаться поближе к очагу. Но сегодня вы все же собрались здесь и напряженно смотрите на стоящий посреди поляны одинокий каменный или, быть может, деревянный столб: он докажет, что сегодня солнце действительно возродилось, а вместе с ним вскоре оживет и земля.

Представьте себе, как солнце поднимается из-за горизонта и первые лучи его падают на верхушку столба. Люди, столпившиеся вокруг, изумленно ахают и перешептываются. Солнце и впрямь вернулось, а, значит, начался новый год. Теперь дни будут понемногу становиться длиннее, а затем и теплее; и, в конце концов, наступит весна. Вы ликуете. Вы хлопаете в ладоши. Вы плачете от счастья. Вы бьете в барабаны и громко кричите. И этот день вы называете «Йухула», что на вашем языке означает попросту «зимнее солнцестояние».

Однажды в ваши края приходят чужаки. Пришельцев очень много, и они везут с собой груженые повозки. Они селятся рядом с вами, заключают браки с вашими соплеменниками и учат вас всяким полезным вещам — как сделать колесо, как запрячь в повозку лошадь и так далее. А вы взамен даете им слова, означающие «жена» и «ребенок», и обучаете их мистериям своей Йухулы, которая для их (и ваших) потомков превратится в уже привычный нам Йоль. Вы будете учить их таинствам Надежды и Возрождения, огня и света, воскрешающих год. И они, подобно вам, будут стоять на промерзшей поляне и учиться славить возрождение солнца; и точно так же будут поступать их дети и дети их детей. Так же сейчас поступаем и мы с вами.

А теперь возьмите огонь, возьмите частицу пламени от солнечного колеса и держите ее бережно, у самого сердца, ибо огонь — это великая драгоценность. Огонь — это тепло, и свет, и пища. Будьте осторожны. Смотрите, чтобы ваш огонь ничего не поджег, но и не дайте ему угаснуть. Пусть каждый зажжет по свече и держит ее у сердца.

(Все по очереди подходят к солнечному колесу с маленькими свечками и зажигают их от центральной свечи колеса. Затем служитель Сунны зажигает свечу, укрепленную на солнечном символе. Затем вперед выходит первый из глашатаев, облаченный в белое с золотом. Служитель Сунны становится у него за спиной и поднимает солнечный символ над головой глашатая.)

Первый глашатай:
Слава спящей Солнечной Деве, что пробуждается вновь!
Слава первым ее шагам, робким, как у младенца.
Она чувствует: все изменилось, колесо повернулось,
И дорога теперь ведет не на дно, а вверх!
Сегодня, в самый короткий день годового круга,
По небу скачет Один, предводитель Дикой Охоты,
Костры на земле горят, голоса возносятся в песнях,
И Сунна моргает спросонья голубыми, как небо, глазами,
И благословляет всех в морозное утро Йоля.
(Первый глашатай привязывает к концу одной из спиц колеса игрушечную сосновую шишку, связанную из соломы. На его прежнее место выходит второй глашатай, облаченный в красное с золотом.)

Второй глашатай:
Слава Солнцу над снежной равниной!
Слава ясному свету, залившему мерзлую землю:
Нынче родятся ягнята, и рекою течет молоко из овечьих сосцов.
Фрау Холле взбивает нынче свои перины,
И кружится метель, словно белые перья и пух.
В этот праздник мы славим дис, праматерей наших,
Что по-прежнему с нами и нас берегут, наставляя советом.
И озаряет Сунна хмурое небо
И благословляет всех в морозное утро Оймелка.
(Второй глашатай привязывает к концу одной из спиц игрушечную снежинку. На его прежнее место выходит третий глашатай, облаченный в синее с золотом.)

Третий глашатай:
Слава Солнцу в весеннюю пору!
Это утро годичного круга, это свежий глубокий вдох,
Это время ветра и ливня, свирепых гроз,
Время ясных, влажных рассветов. Славься, Остара,
Ты, что в танце идешь по зеленым полям; славься, Фрейя,
Ты, что пляшешь в траве, пробуждая цветы ото сна!
Славься, Тор, приносящий дожди очищенья!
И озаряет Сунна равновесное небо
И благословляет всех в это влажное утро Остары.
(Третий глашатай привязывает к концу одной из спиц разноцветное яйцо. На его прежнее место выходит четвертый глашатай, облаченный в зеленое с золотом.)

Четвертый глашатай:
Слава Солнцу в пору Цветенья!
Зеленеет листва на деревьях, луга пестреют цветами,
Вздымается столп до небес!
Это значит, что Один-Странник, во тьму сошедший,
Провисевший три ночи в объятьях великого Древа,
Наконец обрел свои руны и в мир вернулся, и мы ликуем!
Вальбурга идет через лес, и Охота ее не настигнет.
И озаряет Сунна небо в листве зеленой
И благословляет всех в это светлое утро Вальбурги.
(Четвертый глашатай привязывает к концу одной из спиц связку цветных лент. На его прежнее место выходит пятый глашатай, облаченный в желтое с золотом.)

Пятый глашатай:
Слава Солнцу в день совершенства!
День сей — великая радость, но и великая скорбь:
Над нами — золото солнца, плоды земли изобильны,
Но оросила землю кровь убитого Бальдра.
Это первое горе года, нежданная первая смерть, —
Оттого в нашем танце радость неразрывно слилась с печалью.
И первый златой король уходит Дорогой Хель,
И Сунна царит в небесах, голубых, как слёзы,
И благословляет всех в это яркое утро Литы.
(Пятый глашатай привязывает к концу одной из спиц крошечное золотое солнышко. На его прежнее место выходит шестой глашатай, облаченный в янтарное с золотом.)

Шестой глашатай:
Слава Солнцу над спелой нивой!
Второй золотой король, божественный Фрейр,
Добровольно идет навстречу своей судьбе.
Серп взлетает, и падает колос. Начинается жатва:
Будем досыта есть; соберем урожай благодатного солнца.
Слава Фрейру и жертве его, принесенной охотно — не вдруг,
Но со знанием долга; открытой и нежной, как Смерть.
И озаряет Сунна летнее небо,
И благословляет всех в золотое утро Ламмаса.
(Шестой глашатай привязывает к концу одной из спиц крошечный снопик пшеницы. На его прежнее место выходит седьмой глашатай, облаченный в оранжевое с золотом.)

Седьмой глашатай:
Слава Солнцу осенней страды!
Мы трудились в поте лица на груди плодородной Йорд
И собрали весь урожай — сколько мы заслужили
Или сколько для нас припасла удача этого года.
Слава серпу и корзине, слава медовым сотам,
Слава зерну и пиву, слава молочным рекам,
Слава жертвенной плоти, умершей во имя жизни!
И озаряет Сунна осеннее небо,
И благословляет всех в прохладное утро Пира.
(Седьмой глашатай привязывает к концу одной из спиц соломенный рожок. На его прежнее место выходит восьмой глашатай, облаченный в черное с золотом.)

Восьмой глашатай:
Слава Солнцу у Врат Зимы!
Ковром устилают листья дорогу гаснущей Сунны,
Курганы Предков зовут нас, вздымаясь из мглы осенней
Столпами густого мрака меж черных, нагих деревьев.
Тьма на мир наступает, но мы не ведаем страха:
Мы знаем, что свет вернется, как нас научила Сунна
В вечном своем движенье, в круговороте года.
И озаряет Сунна туманное небо,
И благословляет всех в это утро Предзимней Ночи.
(Седьмой глашатай привязывает к концу одной из спиц крошечный череп. На его прежнее место выходит служитель Сунны.)

Служитель Сунны:
Слава всем нашим Предкам, которые дали нам жизнь,
И следили за кругом Сунны, и славили солнце.
Слава тебе, о Сунна! Благослови нас всех ясным взором твоим,
И даруй нам свет утешенья:
Ибо всё на свете уходит,
Но всё возвращается вновь
В наши сердца, что вечно не знают покоя.

Все хором:
Слава тебе, Сунна!
(По кругу передают рог меда. Участники ритуала говорят о проблемах, которые когда-то очень их беспокоили, но с которыми они теперь примирились, и рассказывают, как именно они научились уживаться с этими проблемами изо дня в день. В этом Сунна не знает себе равных. Она поддерживает тех, кто хочет научиться справляться на ежедневной основе с какими-то трудностями, избавиться от которых невозможно; она помогает понять, что беды и неприятности, какие бы они ни были, все же не должны затмевать наше сияние. Свечи не следует гасить до тех пор, пока все участники ритуала не покинут помещение, — если только не возникнет угроза пожара.)

Share this post


Link to post
Share on other sites
Работа с Сунной
(Галина Красскова)



У меня богатый опыт работы с Мани, но Сунна всегда казалась мне более далекой и отчужденной. Возможно, подробности человеческой жизни и вправду заботят (или интересуют) Ее не настолько, как Ее брата; а, может быть, все дело в том, что я — закоренелая «сова» и потому найти общий язык с Мани мне гораздо легче. Но в тех случаях, когда я все же обращалась к Ней, Ее присутствие ощущалось как поток яркой, огненной, мощной и плотной энергии… во всем, что Она делает, чувствуется весомая, уверенная мощь, хорошо управляемая сила.

Сунну иногда называют «Суль», что, собственно, и значит «солнце». Солнце — физическое воплощение Ее силы. В жизни наших предков Она играла исключительно важную роль: в аграрном обществе, особенно до начала эпохи индустриализации, человек полностью зависит от Ее милостей, потому что без солнца не будет и урожая. Кроме того, как отмечает в «Книге йотунов» моя коллега Софи Оберландер, само присутствие Сунны на небе заключает в себе важнейший эсхатологический смысл: один из признаков надвигающего Рагнарёка — гибель Сунны в пасти Скёля, волка, который неутомимо преследует ее колесницу. Более того, сила Сунны — одна из опор упорядоченного, здорового и целостного общества. Сестра этой солнечной богини, Синтгунт, ассоциируется с врачеванием (в мерсебургском заклинании она упомянута как целительница), но и сама Сунна тоже обладает целительной силой. Как олицетворенное солнце Она дарует здоровье и силу жизни. Поскольку солнце — источник жара и огня, энергия Сунны, подобно огненной стихии как таковой, несет очищение и освящение. Как Синтгунт выводит из тела болезни, так ее солнечная сестра изгоняет метафизическую тьму и тлен. Она «придает миру святость и превращает его в inangarð — святилище здоровой общины».

Зимы в Скандинавии были и остаются долгими, тягостными и трудными. И когда дни, наконец, начинали удлиняться, наши предки наверняка возносили Сунне хвалы: ведь ее возвращение означало, что год повернул с зимы на лето. Софи Оберландер пишет:

Многие языческие праздники приурочены к поворотным моментам в годичном цикле солнца и связаны со сменой сезонов, которой управляет солнечная богиня <…>

Мы с вами уже не настолько зависим от смены времен года, как наши предки, но полностью игнорировать солнечные циклы все же опасно. В большинстве своем мы ведем торопливую, суетливую жизнь, а развитие современных технологий, которое, казалось бы, должно обеспечивать удобство, на деле только заставляет нас набирать темп. И, тем не менее, путь Сунны в небесах по-прежнему во многом определяет наши суточные ритмы: мы просыпаемся утром, работаем в течение дня и отходим ко сну, когда богиня солнца скрывается за горизонтом на западе. Без ее животворного света и тепла Земля превратилась бы в бесплодную и безжизненную ледяную глыбу. Современные технологии позволяют нам на некоторое время забывать о ней, но в конечном счете именно она дарует нам пищу. Как утверждают ученые, некоторые люди даже зависят от нее более непосредственно — при недостатке солнечного света они

впадают в депрессию, испытывают физическое недомогание и эмоциональные расстройства. И многих из тех, кто не уделяет должного внимания солнечным ритмам, в конце концов тоже настигают болезни и стрессы.

Сунна задает естественный темп жизни. Она определяет распорядок дня. Как защитница и целительница она учит нас сохранять здоровье и хорошее самочувствие даже в самой гуще хлопотливой деловой жизни. <…> Она может указать вам путь к здоровому равновесию между работой и отдыхом, а это, в свою очередь, поспособствует укреплению духовной осознанности среди оглушающей суеты нашего повседневного будничного существования. В конце концов, именно в этом и заключается один из главных ее уроков: Сунна учит нас взращивать чувство святости мира — как внешнего, так и внутреннего. Она помогает понять, что жизнь наполняется святостью, когда мы начинаем распределять свое время мудро, осознанно и эффективно.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Гимн Суль
(Гудрун из Мимирсбрунна)



Слава тебе: ты открываешь глаза мне
Пальцами тонких лучей
И смеешься, когда я в ответ недовольно ворчу:
Ведь нас впереди ожидает новый сияющий день.

Слава тебе: ты манишь меня из-за окна,
Ты сопутствуешь мне в ежедневных трудах,
И твой круг — циферблат, на который я взгляды бросаю
В ожиданье полудня, когда, наконец,
Я всей кожей смогу ощутить твою жаркую страсть.

Слава тебе: ты мечешь палитру цветов
На вечернее небо, чтоб мы на земле насладились
Искусством твоим; и пускай тебе не до нюансов —
Не в них твоя прелесть:
Мы и так восхищенно взираем на каждый твой новый шедевр.

Слава тебе: ты меня омываешь волною
Прощального света, скрываясь из виду
За гребнем земли на закате,
Чтоб там, в темноте, заточить ноготки поострей
И утром опять разлепить мои сонные веки.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Мундильфари



Мундильфари, или Мундильфьори, «Вращатель Времени», получил такое прозвище не случайно: говорят, он весьма искусно управлял ходом времени, на что были способны лишь очень и очень немногие йотуны за всю историю миров. Асы забрали его детей и сделали их возницами Солнца и Луны. Утверждают, что причиной тому была их исключительная красота, но в действительности более вероятно, что их избрали за особую наследственность. Сунна и Мани не умеют обращать время вспять, как их отец, но все же переняли от него чутье на пути времени и на развилки вероятностей и времен — талант, небесполезный для тех, кто заведует времяисчислением.

Кроме Сунны и Мани, у Мундильфари был еще один ребенок — дочь по имени Синтгунт, упомянутая в одном древнегерманском заклинании вместе с Сунной. Больше о Мундильфари мы почти ничего не знаем — разве только то, что к настоящему времени его, возможно, уже нет среди живых.

(с) Рейвен Кальдера, "Книга йотунов: работа с великанами Северной традиции. 11. Великие и малые светила: небесные этины"
Перевод: Анна Блейз

 

 

Дом Мундильфари



Давным-давно, согласно легенде, жил на свете великан по имени Мундильфари, «Вращатель Времени». Его дети — Сунна, Мани и Синтгунт — стали божествами солнца, луны и сумерек. Древняя великанша Нотт присоединилась к дому Мундильфари и стала богиней Ночи, вестницей Мани. Даг, которого Нотт родила от рыжего альва Деллинга, стал богом дня, вестником Сунны. Благодаря семейству и дому Мундильфари мы чувствуем и осознаём ход Времени — ежедневно и ежечасно.


Молитва Вращателю Времени

Слава тебе, Мундильфари, древний и мудрый!
Слава тебе, отец йотунов светлых:
Сунны, Мани и Синтгунт, врачующей душу, —
тех, кто несется вихрем сквозь ткань времен.
Слава тебе, Хозяин небесной дороги,
сияющий Странник и Зодчий веков,
тот, кто искал и обрел великую Мудрость,
устроитель сезонов,
опора зданья миров.
Какой-то шаман мне однажды сказал, что ты, наверное, умер,
но я считаю иначе:
ты просто укрылся от всех
в чертоге премудрости, в доме времен,
у источника воспоминаний.
Слава тебе, прядильщик судьбы, ткач бытия,
Плетельщик ночей и дней.
Слава детям Твоим, и слава Тебе,
Мундильфари, слава и честь!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Мани: Практики 
Вечерний ритуал для Мани 
Автор: Галина Красскова (c) 
Перевод: Анна Блейз (с) 
Источник: Галина Красскова, "Служение богам: введение в практику политеизма" 
 
Для начала устройте Мани небольшой алтарь. Ничего сложного не требуется — главное, чтобы на алтаре были свеча и курильница с благовонием, а также любые изображения луны и связанные с ней предметы. Многие приходят к выводу, что Мани нравятся бусы, колокольчики, счеты и любые предметы, связанные с исчислением времени (календари, часы и даже части часовых механизмов), а также ночные цветы и музыка. Что угодно из этого — и все, что лично у вас ассоциируется с этим лунным богом — можно положить на алтарь. Кроме того, сделайте какое-нибудь подношение — стакан спиртного напитка, печенье, цветы… опять же, все, что вы сочтете нужным. Руководствуйтесь своими ощущениями. (Если в ритуале хочет поучаствовать ваш ребенок, пусть он собирает алтарь вместе с вами.) 
 
Подготовка алтаря — это уже в своем роде призывание. Тихонько посидите перед алтарем, чтобы настроиться на работу и центрироваться. Можно использовать простое упражнение, описанное в главе 2, — так называемое четырехчастное дыхание. Дышите по этой схеме в течение пяти минут. 
 
Когда почувствуете, что в достаточной мере центрировались и сосредоточились, подумайте о Мани. Представьте себе луну, сияющую в небе. Подумайте обо всем, что проходило перед глазами лунного бога на протяжении веков и тысячелетий человеческой истории. Представьте, как вы тянетесь к нему — руками, и всем сердцем, и душой. Представляйте, что с каждым вдохом вы впиваете его серебристый утешительный свет и наполняетесь благословенным сиянием луны. Когда почувствуете, что готовы перейти к следующему этапу, зажгите свечу со словами: «С этой свечой да возгорится во мне свет луны, озаряя мое сердце, разум и дух!» 
 
Зажгите благовоние и преподнесите его богу со словами: «Я приношу это благовоние в дар лунному богу. Да благословит меня Мани, сын времени, хранитель ночных дорог!» 
 
 
 
Призывание 
 
Слава Мани, 
Слава богу луны! 
Слава тебе, о сладостный Свет во тьме 
и сладкая Тьма во свете! 
Времени сын, будь со мною сегодня ночью! 
Обрати на меня свой взор, 
омой меня нежной лаской своих лучей, 
прими благодарность мою за все дары: 
ведь каждый день — это дар. 
Спасибо тебе, что видишь меня насквозь, 
спасибо, что смотришь с высот на меня ночь за ночью, — 
я помню тебя и чту твою благодать. 
Да мчится твоя колесница сквозь тьму ночей, 
а волк, что бежит по пятам, вовеки ее не догонит! 
Благодаренье и слава тебе, о сияющий Мани, 
слава тебе и любовь! 
Ныне и каждый день, во все грядущие дни, 
буду славить тебя, 
о возлюбленный сын Мундильфари! 
 
 
 
Подношения 
 
Поставьте на алтарь подношения для Мани. Они могут быть совсем простыми: достаточно будет печенья или стаканчика спиртного напитка. 
 
 
 
Медитация 
 
Посидите несколько минут в тишине, представляя, как с каждым вдохом вы вбираете в себя силу и благословения луны. Вы вдыхаете утешительный, целительный свет Мани — снова и снова. Представьте или почувствуйте, как этот свет струится через вас насквозь, очищая от всего накопившегося напряжения, от всякой грязи, что собралась за день. 
 
Можете обратиться к Мани еще с какой-нибудь молитвой или просто продолжайте медитировать, сколько пожелаете. 
 
 
 
Завершающая молитва 
 
Спасибо тебе, Мани, за то что хранишь меня и омываешь своим светом! 
Да будут тебе угодны мои дары! 
Славься, Мани, во веки веков! 
 
На этом ритуал завершен. Можете оставить свечу догореть или погасите ее и храните до следующего ритуала Мани. Сама я обычно оставляю алтарь постоять еще некоторое время, но если по каким-то причинам вам придется разобрать его сразу же после ритуала, ничего страшного. 
 
С моей точки зрения, этот ритуал лучше всего проводить перед отходом ко сну, но это вопрос личного выбора. Некоторые люди лучше себя чувствуют по утрам. А я — сова, поэтому всю ритуальную работу предпочитаю делать днем или вечером. Поэтому решайте сами — и выберите для ритуала такое время, в которое установить связь с Мани вам будет легче всего. 
 
Galina Krasskova (c) 
Перевод: Анна Блейз (с) 

Share this post


Link to post
Share on other sites

"Лунный Сон"

Целью обращения к Мани является  сон. То есть получить сон , чтобы понять ту или иную ситуацию в который Вы запутались и не видите выхода. С Мани у меня получается работать без ритуалов, применения рун.

Сквозь тёмное небо
Серебряный свет 
Все осветит
Ты освещаешь поля
Ночным путникам
Освещаешь дороги
И пусть ни кто
Не собьётся с пути
Прекраснейшей Мани
Прошу и меня светом 
Своим освяти
Пусть лунный свет 
На мою ситуацию прольется ( рассказываем ,что за ситуация)
И во сне я увижу ответ.
Слава Тебе Луну Возящий! 

У меня была ситуация с объектом Х , с которым были какие то не понятные взаимоотношения , и стоит ли их в обще продолжать.
В эту же ночь , приснился яркий сон с Х и не замысловатым символизмом. Ответ получен.

Автор : Н.Ковалевский.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Loading...
Sign in to follow this  

×
×
  • Create New...