Jump to content
Форум - Замок
Sign in to follow this  
Алесь

Южно-Африканская республика(ЮАР) - прошлое...настоящее...будущее...

Recommended Posts

Бурский интерес

Почему белое население ЮАР присматривается к России как возможному месту для миграции.

 
image34324645_e1a03ff45d4f73e520d322d296
Источник: Фотоархив ИД «Коммерсантъ»

Недавний саммит лидеров БРИКС в Йоханнесбурге был отмечен многочисленными протокольными накладками. Едва ли не новым мемом стало совместное фото, где таблички с названием стран, размещенные на полу для расстановки участников, не соответствовали флагам держав за ними. Например, из-за плеча нынешнего президента ЮАР Матамелы Сирила Рамафосы был явственно виден… российский триколор. Над этим много шутили, но вышло весьма символично: сегодня немалая часть белого населения ЮАР — потомки европейских переселенцев — всерьез рассматривают нашу страну в качестве возможного места для миграции. Прежде всего речь идет о бурах, которым на родине угрожает потеря не только собственности, но и (увы, это реальность) самой жизни. Цифры возможного «исхода» называются разные — от нескольких сотен до нескольких десятков тысяч человек. «Огонек» разбирался в деталях.

«Из всех белых групп Южной Африки только африканеры — настоящие южноафриканцы в подлинном смысле слова. Они до сих пор не держат два паспорта, только один. Они здесь навсегда», — эти слова принадлежат бывшему президенту ЮАР Джейкобу Гедлеихлекисе Зуме, которого вынудили подать в отставку в феврале этого года после девяти лет правления и семи неудачных попыток импичмента.

Зума знает, о чем говорит: у белокожих африканеров — потомков колонистов голландского, немецкого и французского происхождения — другой родины, кроме ЮАР, нет.
 

Не только они, но и их пра-пра тут родились и выросли. Они воспринимают себя исключительно как южноафриканцев, а не как потомков голландцев или французов, в отличие от представителей многочисленных народностей, живущих с ними по соседству, для которых принадлежность к той или иной языковой группе имеет подчас куда большее значение, чем паспорт ЮАР. К слову, многие из них такие же пришлые, как и африканеры: исконными обитателями этих мест можно назвать разве что бушменов (охотников-собирателей) и кой-коин (готтентотов, кочевников-скотоводов). А первые люди в Южной Африке появились еще раньше: на недавнем саммите лидеры БРИКС, например, оставили отпечатки своих ладоней в комплексе южноафриканских известняковых пещер «Колыбель человечества», где были обнаружены самые древние (2,4−3,5 млн лет) останки предков современного человека…

История африканеров началась 6 апреля 1652 года, когда Ян ван Рибек (Йохан Антонисзон ван Рибек) от имени Голландской Ост-Индской компании основал поселение у мыса Бурь, получившем также название мыс Доброй Надежды (теперь это Капстад или Кейптаун).

После голландцев здесь высадились бежавшие от резни французские гугеноты, потом немецкие переселенцы. В современной ЮАР насчитывается почти 4 млн потомков тех колонистов. По вероисповеданию — преимущественно протестанты, говорящие на африкаанс (смесь южного диалекта нидерландского, немецкого и французского языков).

Буры (от boeren — «крестьяне») считаются субэтнической группой в составе африканеров и консервативный уклад жизни, сложившийся еще на заре переселенчества, хранят свято.

Первоначально бурские поселения формировались на востоке Капской колонии, но потом агрессия англичан (в 1795 году) вынудила вольных фермеров отправиться в «Великий трек» — вглубь материка. На освоенных территориях они основали Оранжевую республику, Трансвааль и колонию в Натале — три анклава «новой государственности».

Счастье свободной жизни было, правда, недолгим: в 1867 году на границе Оранжевой республики и захваченной англичанами Капской колонии было обнаружено крупнейшее в мире месторождение алмазов.

Спор из-за богатств привел к конфликтам, а потом и к войне:
 

первую англо-бурскую (1880−1881) выиграли буры, но через пять лет (когда были открыты золотоносные месторождения еще и в Трансваале) случилась вторая война (1899−1902), в которой уже англичане с редкой даже для той поры жестокостью добились победы — Оранжевую республику и «бурскую вольницу» утопили в крови («Огонек» подобно освещал ход войны на своих страницах в течение трех лет — см. «Архив»).

С той поры обширная территория часто меняла статус: была и английской колонией, и доминионом, и конфедерацией, и федерацией. Менялись и политические ориентиры — от апартеида и создания «Южной Африки для белых» до добровольной либерализации и курса на «содружество наций».

Не менялась только жизнь буров: главная ценность — семья и работа, политикой они не занимались.

Увы, настала пора, когда политика занялась ими: после победы на первых открытых выборах 1994 года Нельсона Манделы возглавляемая им партия, Африканский национальный конгресс (АНК), прекратила субсидирование фермерских хозяйств африканеров, а потом начался и отток белых из ЮАР.

Обратный отсчет

Четкой официальной статистики нет, но часто называют цифру первой волны — 800 тысяч африканеров покинули ЮАР к 2005 году. Потом на «внутреннем фронте» наступило некоторое затишье (власти в это время боролись с нелегальной миграцией, масштабы которой постоянно росли и приводили к серьезным эксцессам, вплоть до применения вооруженных сил), но с начала нынешнего года тема вынужденного отъезда вновь оказалась горячей, для буров особенно: ставший президентом Сирил Рамафоса принял программу изъятия земли у белых фермеров без компенсации, а после объявления о принятии программы «перераспределения земель» случилось неизбежное — всплеск насилия в отношении белых граждан ЮАР.

Уровень насилия в стране в отношении белого меньшинства и без того был довольно высоким: в 2017 году институт AfriForum опубликовал данные, согласно которым после отмены апартеида нападениям подвергся 11 781 африканер, как минимум 1683 человека пытали и/или убили.

А по данным Сельскохозяйственного союза Трансвааля, в результате 345 прошлогодних нападений погибло 70 человек — самый высокий показатель с 2008 года. Сомнений нет: нынешний год в эти печальные цифры внесет существенные коррективы. А значит, нет сомнений и в другом: драматических последствий не избежать.

 

Если верить местным масс-медиа и блогам, то у белого меньшинства выбор невелик: либо сепарация, либо отъезд. В первом случае речь о том, чтобы закрепляться в анклавах (например, на основе Орании в Северо-Капской провинции) с прицелом на превращение их со временем в полноценное государство (Фолькстат). Проблема, однако, в том, что пока африканеры не составляют большинства ни в одном регионе страны, так что путь до желанной цели займет годы и при условии, что будет возможность пойти по нему бескровно. Во втором случае все много проще: лучший выход — попытать счастья в других уголках планеты.

Впрочем, «проще» — это только на первый взгляд. Начать с того, что власти ЮАР крайне болезненно относятся к любым попыткам даже зондировать почву на предмет поиска новой родины. Пример тому — недавний скандал с австралийцами. Все началось с заявления министра по делам миграции Австралии Питера Даттона этой весной: мол, хорошо было бы упростить процедуру получения бурами права на жительство в Австралии, например, использовав для этого программы для беженцев. Из Претории тут же последовало требование отказаться «от опрометчивых слов», а в СМИ ЮАР обвинили Даттона в расизме из-за фразы о том, что буры «будут работать и быстро интегрируются, а не будут требовать подачки и сидеть на велфере». В итоге главе МИД Австралии Джулии Бишоп пришлось официально заявлять, что никакого «спецрежима» для буров не будет, а если кто хочет стать гражданином Австралии, пусть подает прошение по стандартной процедуре.

 

Впрочем, какой бы ни была реакция властей ЮАР, сама идея переселения — «живее всех живых».

И те из буров, кто всерьез задумался о переезде, заняты активным поиском новой родины, направляя эмиссаров по разным адресам. В Россию в том числе.

Разведка без боя

Маневр получился обходной: семейство Шлебушей (Ян, доктор политологии, Ади, доктор богословия, и Тереза) обратилось сначала к представителю русской общины в Нидерландах Дмитрию Писареву, а тот — к помощнику губернатора Ставропольского края на общественных началах Владимиру Полубояренко.

Выбор посредника не случаен: Полубояренко уже помог обосноваться на Ставрополье семье Мартенсов из Германии (история была звучная: Мартенсы спасались от сексуального «просвещения» в школах, ювенальной юстиции и либеральных ценностей). В своем письме к посреднику Шлебуши этот эпизод напомнили и, отметив «начавшееся в России возрождение любви к Отечеству, Христианству и верности вековым ценностям», попросили содействия в организации посещения Ставрополья в начале июля — чтобы «прочувствовать атмосферу города и области, получить представление о местной культуре и об экономическом климате». О далеких планах писали с осторожностью: «Иные буры даже рассматривают возможность изыскания путей для поселения в России, хотя не все из нас уверены, что выход — в эмиграции. Мы бы охотно узнали о практических возможностях в этой области или в области капиталовложения в России».
Сказано — сделано: прилетели, благо с марта между Россией и ЮАР установлен безвизовый режим, что, безусловно, упростило задачу.

Да к тому же сыграло «разведчикам» на руку: с учетом последствий австралийского скандала вмешивать власти лучше уже на этапе реализации принятого решения, а не на стадии разведки. Так что вояж Шлебушей на Ставрополье был по форме безупречно подготовлен: и частный, и ознакомительный — никаких официальных «хвостов».

Впрочем, на уровне приема это никак не отразилось: хлеб-соль, хор русской песни, посещение мемориала в память Великой Отечественной войны, казачьего музея. Были и встречи с представителями национальных общин, и, конечно, с фермерами (завтрак в селе Донском плавно перетек в обед). Проехались буры и по полям: срывали колоски, растирали, пробовали на вкус. Свозили гостей и к соседям — в Карачаево-Черкесию, на Домбай: восторг полный — младшая из Шлебушей снега никогда не видела.

Главный вопрос, беспокоивший гостей из ЮАР, был такой же, как и для крестьян в 1861 или 1917 году, — земля. Точнее, свободные сельхозземли, которые можно было бы приобрести в собственность. Нужного для себя ответа буры, судя по тому, что они заявили «Огоньку» (см. интервью), не получили.

Зато узнали, что на юге России больше распространена не продажа в собственность, а практика аренды земель на 49 лет. И впервые столкнулись с российской спецификой: когда речь идет о сотнях гектаров, вопрос может быть решен только при отмашке сверху.

Буры не скрывали, что способны оперативно и качественно наладить хозяйство в любой точке планеты.

Говорили и о том, что не намерены ехать все и сразу (для начала семей 30−50), но подчеркивали: все — весьма состоятельные. Признавались: в России их привлекает низкий подоходный налог и невысокий уровень госдолга.

— За пять лет они готовы освоить русский язык, историю, интегрироваться настолько, чтобы стать полноценными гражданами страны, — делился деталями общения с гостями Полубояренко.— Селиться они хотели бы общиной, при этом готовы построить все сами — больницу, церковь, школу, дома… Климат им наш подходит, и помимо Ставрополья они рассматривают Кубань, Ростовскую область, Крым и Карачаево-Черкесию…

Желания и возможности

Для жилья земли и варианты по расселению имеются. Например, большой земельный участок в Сенгилеевском районе на берегу озера Кравцово, что в 30 километрах от Ставрополья. В свое время тут планировалось расселить «анастасиевцев» (движение «Звенящие кедры России», члены которого ставят себе целью жизнь «родовыми поместьями».— «О»). «Анастасиевцы», правда, не приехали, однако, как пояснил «Огоньку» владелец «Сенгилея» Сергей Перегудов, участок в 160 гектаров размежеван, строительство домов согласовано, а под буров концепцию поселка можно и изменить — если будут пожелания.

Это классно, конечно, но есть загвоздка: с сельхозтерриториями в интересных для буров регионах — проблема. И как решить ее, не знает никто. Точнее, все собеседники «Огонька» как мантру повторяли фразу «будет политическая воля, земля тут же найдется».

Без решения свыше земля нужных площадей (и в собственность) тоже есть, но находится не там, где бурам бы хотелось. Например, на юго-востоке Нижегородской области — неподалеку от границ с Мордовией (хоть сейчас бери — по цене 14 тысяч рублей за гектар).

На этих землях некогда выращивали продукты для Российской армии, но вот уже несколько лет она простаивает.

«Это так называемые серые лесные почвы, — пояснил “Огоньку” нынешний владелец земель Леонид Рыжов.— Уникальные земли для выращивания овощей и репчатого лука, а также сахарной свеклы и пшеницы. Неплохие урожаи тут дает овес и на него всегда есть покупатель — финны, а еще неплохо родится рожь, на которую сегодня не только спрос, но и хорошая цена».

И это — одно из многих предложений. Стоило только информации о бурах и об их планах по переселению просочиться в СМИ, как со всех сторон посыпались предложения по продаже земель, участков, домов и т. д. Можно сказать, что за то, чтобы привлечь бурские капиталы, уже началась настоящая охота.

Воля свыше

Между тем пресловутая «политическая воля» нужна не только для того, чтобы получить желаемые бурами сельхозземли на юге России, но и в принципе для того, чтобы африканеры смогли приехать. Понятно, что переселение в страну даже одной семьи требует санкций от федеральных властей, а уж про 20−30 семей, не говоря уже о тысячах человек, и говорить не приходится.

В посольстве России в ЮАР «Огоньку» ответили, что не имеют пока информации «по данному сюжету». Иными словами, соответствующего запроса от буров к ним не поступало.

Хотя отмечают: на стадии ознакомительных вояжей при условии безвизового режима таковой и не требуется. А потом?

Официальная процедура получения российского гражданства или статуса беженца и сложна, и запутанна, а главное — содержит в себе всевозможные лазейки для ускорения или замедления процесса.

Если следовать букве закона, у буров есть только два пути ускорить прохождение процедуры. Например, став инвестором, вложившим не менее 10 процентов в уставный капитал компании (сам капитал при это должен составлять не менее 100 млн рублей), которая работает в стране не менее трех лет и уже успела уплатить налогов и сборов за это время не менее чем на 6 млн рублей.

Второй путь — каким-то образом отработать в России три года по одной из специальностей, зафиксированных в специальном перечне, подготовленном Минтрудом пару лет назад. Фермерам-бурам, правда, из него мало что подходит, ну разве что «фельдшер-лаборант».

Стандартная процедура дает право просить гражданство иностранцам, имеющим «высокие достижения в области науки, техники и культуры», получившим политическое убежище или статус беженцев. Последнее — самое непростое. Как следует из официального ответа МВД России «Огоньку», «в связи с отсутствием четких критериев, определяющих основания предоставления временного убежища» решение принимается исходя из наличия у заявителя объективных причин, препятствующих его возвращению на родину, индивидуальных обстоятельств его жизни и т. п.

В переводе с бюрократического новояза это означает, что решение принимается не просто в каждом конкретном случае, но еще и одни и те же факты могут быть истолкованы чиновником по-разному.

Так что нужный для переселенцев результат может быть получен, только если будет проявлена та самая «политическая воля» и отечественные чиновники получат четкий сигнал, как относиться к просьбам буров.

Впрочем, это все (как дали понять «Огоньку» разные информированные собеседники) — дело наживное. Прежде всего сами буры должны принять решение, нравится им или нет в России. Повлияет ли на него «отчетный доклад» Шлебушей по итогам ознакомительной поездки, скоро узнаем…

Светлана Сухова

Share this post


Link to post
Share on other sites

Горы фекалий, мусора и протухшей еды: ад оставленных белыми городов ЮАР (ФОТО)

20.11.2018 - 9:52
Горы фекалий, мусора и протухшей еды: ад оставленных белыми городов ЮАР (ФОТО) | Русская весна

Во времена апартеида в Южной Африке преступлением считался практически любой контакт белого человека с чернокожим. Нельзя было не только влюбляться и вступать в брак с черными, но и пользоваться одними и теми же общественными местами.

Одним из основополагающих принципов апартеида было разделение мест проживания. В 1950 году в силу вступил Акт о групповых областях. Согласно документу, страну разделили на несколько областей, каждая из которых заселялась отдельной расовой группой.

Спустя год был принят указ о борьбе с незаконным занятием помещений, позволявший властям снести трущобы, где жили чернокожие. Расовую сегрегацию отменили в 1994 году, однако в одном из богатейших городов республики — Йоханнесбурге — об этом указе, кажется, не забыли.

Нищие чернокожие заняли дома бывших белых «господ» и превратили их в ад на земле. Как они выживают посреди гор фекалий и мусора — показывает галерея «Ленты.ру».

preview_d832f49172eea1a13c14d8b4f55aeef3
Двухлетний Маканаке Анджел спит в заброшенном доме в центре Йоханнесбурга 
Фото: Bram Janssen / AP

«Фаттис Мэншенс» в 1930-е был одним из самых фешенебельных жилых кварталов в элитном районе Йоханнесбурга. Богатые белые жители уехали отсюда в 1990-е, а пустые квартиры оставили на растерзание нищим и бездомным, приезжающим из сельских районов и мигрантам.

На три-четыре сотни человек здесь всего три водопроводных крана, а канализации и электричества нет вообще.

preview_4b9e8a2a901b591542fb276d5e070be2
Туалетная комната одного из сквотов в Йоханнесбурге 
Фото: Bram Janssen / AP

В заброшенных домах живут несколько десятков тысяч, а по некоторым оценкам — до ста тысяч человек. По словам мэра Хермана Машаба, сквоттеры должны покинуть эти жилища, чтобы освободить место для «городского возрождения».

По его замыслу, освободившиеся помещения должны быть отданы девелоперам и снова стать светскими центрами. Городские власти пытаются освободить дома от захватчиков, иногда — с помощью частных охранных предприятий.

preview_1da45c82f7e38fd65b2b6444380660e4
Сотрудники ЧОП «Красные муравьи»
Фото: Ashraf Hendricks / GroundUp

Каждую неделю на улицы Йоханнесбурга выходят отряды ЧОП «Красные муравьи». Эти люди не супергерои из комиксов, они очищают городские строения от сквоттеров — тех, кто нелегально селится в заброшенных домах. Два-три раза в неделю конвой машин с несколькими сотнями вооруженных людей выезжает на зачистки.

preview_ed9aa6cfd07240ff3e8639ce502868ab
Сотрудники ЧОП «Красные муравьи»
Фото: Ashraf Hendricks / GroundUp

«Красные муравьи» постоянно занимают первые полосы местной прессы. Их обвиняют в преступлениях — от краж до убийств, а правозащитников они приводят в бешенство. Однако власти не особенно смущают обвинения в адрес ЧОП.

Когда полиция не справляется с выселением мигрантов, бедняков и бомжей из трущоб в центре, на помощь приходят именно «муравьи».

preview_6d23736c8264f14c9156b05e4563d584
Ребенок на куче мусора у своего дома
Фото: Bram Janssen / AP

Операция, в которой участвует около 600 «муравьев» начинается рано утром, обычно без предупреждения. Полицейские машины заполняют улицы с трущобами, а «муравьи» залетают в помещения как спецназовцы на задании. Сопротивления, как правило, они не встречают. Наркодилеры, бандиты и преступники спешно покидают некогда люксовые апартаменты, оставляя горы мусора, драной мебели, протухшей еды и помоев.

Детей выносят на руках, за ними бегут обезумевшие матери. Они-то знали, что однажды это произойдет, а вот для детей, потерявших дом, такой поворот становится полной неожиданностью.

preview_1c4faeade832f357f88c36041163834f
Мигрант из Малави занимается починкой обуви в своем доме в трущобах Йоханнесбурга
Фото: Bram Janssen / AP

Вопреки представлениям о крутых парнях, «муравьи» зачастую сами нищие, бывшие заключенные или такие же сквоттеры, как и те, кого они преследуют. Работают они за 10 долларов в день и еду. «Никому не нравится это делать, — рассказал один из сотрудников британской газете The Guardian. — Я хожу в церковь каждое воскресенье и молюсь за свою душу». Всем «муравьям» жаль сквоттеров, но работа есть работа.

preview_f97a5f35f195ca64fd0af89b054ace5d
«Если тебе не нравится место, в котором ты находишься, — уезжай, ты ведь не дерево»
Фото: Bram Janssen / AP

В мэрии считают, что в городе захвачено 432 дома. Кампании по зачистке трущоб власти считают возвращением достоинства гражданам. Выселяют людей и по причинам безопасности: в начале 2018 года в одном из домов из-за обрушения стены погибли трое детей.

preview_a0cba949a70f41e86feeb621fcebee74
Свалка на территории сквота
Фото: Bram Janssen / AP

Сквоттеры отнюдь не в восторге от своих жилищ. Они не раз обращались к властям с просьбой расселить их в более безопасные места. По словам адвокатов, мэрия на просьбы не реагирует. Херман Машаба считает, что большинство сквоттеров — приезжие, поэтому их благосостояние — не его ответственность.

preview_0384771cd1692522bd31779b25a1c7ce
Мигрант из Малави курит марихуану на крыше сквота 
Фото: Bram Janssen / AP

«Такие высказывания не красят мэра и его команду. Они обвиняют мигрантов в росте ксенофобии, иногда перетекающей в открытое насилие», — считает Стюарт Уилсон, исполнительный директор Южноафриканского Института социально-экономических прав. Организация представляет интересы жителей 20 зданий. По словам Уилсона, 80 процентов жителей сквотов — граждане ЮАР.

preview_847251337fedb94876c220f486964865
Сквот в Йоханнесбурге 
Фото: Bram Janssen / AP

По словам журналистов, побывавших в йоханнесбургских сквотах, условия для жизни в них действительно отвратительные. Это признают и сами южноафриканцы. Некоторые из них работают охранниками, горничными, перебиваются случайными заработками или промышляют преступностью. Они надеются на реновацию и на то, что правительство даст им возможность жить в более приемлемых условиях, а не просто выселит в никуда.

preview_45b1ca9902289e6cf941e42bff17a04a
«Переезд — один лишь выход»
Фото: Bram Janssen / AP

Проблема упирается в прошлогоднее решение Конституционного суда страны. Согласно этому решению, городские власти не могут выселять сквоттеров, не предоставив им альтернативы, даже если те согласны покинуть свои жилища.

По информации Стюарта Уилсона, в 2018 году план властей включает в себя предоставление 364 койко-мест в специальных временных лагерях. Однако это лишь мизерная часть того, что необходимо сделать. По мнению правозащитной организации, у государства есть деньги и земля, и оно обязано предоставить гражданам жилье по доступным ценам. По мнению Уилсона, мэрия просто не слишком в этом заинтересована.

preview_b433f6f5c53ca88df4b5e266ce950883
Женская уборная в сквоте
Фото: Bram Janssen / AP

«Здесь жизни нет, — делится мать троих детей, которая живет в сквоте вместе с еще двумя сотнями человек уже восемь лет. — Иногда люди буянят, иногда стреляют прямо перед носом моих детей».

preview_61322f8b9e294a64a56ca952b118b759
Сквоттерские районы Йоханнесбурга
Фото: Bram Janssen / AP

В спецлагерях для изгнанных сквоттеров мест катастрофически не хватает, вернуться им тоже некуда. «Красные муравьи» не только зачищают районы от нежелательных жителей, но и готовят место для новой застройки. Они сносят здания и сжигают все, что осталось от прежних жильцов.

Бывает, что во время операции кто-то из сотрудников ЧОП погибает. В организации похорон участвует весь отряд, с погибшим прощаются, как с членом семьи. Во время церемонии звучат прощальные залпы из пистолетов, на базе проходят поминки. Спустя несколько дней «муравьи» выходят на новое задание.

preview_e1be76436fbbc0cae440d53d6243d4bc
Спецлагерь для выселенных из сквотов 
Фото: Bram Janssen / AP

«Красные муравьи» вроде бы стоят на стороне правительства, помогая городским властям избавляться от нежелательных элементов. С другой стороны, после очередной зачистки они возвращаются в такие же дома с грязными унитазами, дырявыми отсыревшими матрасами и так же, как выселенные сквоттеры, тщетно ждут помощи от властей.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Число пострадавших в ЮАР увеличилось до 604 человек

сегодня в 19:31
 

В ЮАР до 604 человек увеличилось число пострадавших при столкновении поездов в столичном округе Уване. Ранее сообщалось о 200 пострадавших и трех погибших.

Власти округа выразили соболезнования семьям погибших и пожелали скорейшего выздоровления пострадавшим.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Министр международных отношений и сотрудничества Южно-Африканской республики (ЮАР) Линдиве Сисулу заявила в пятницу, 5 апреля, что Претория навсегда отзывает своего посла из Израиля в знак протеста против политики израильского правительства.

Сисулу также подчеркнула, что это станет первым шагом на пути сокращения связей между двумя странами, отметив, что в итоге в ЮАР не будет израильского посла.

Напомним, что в мае прошлого года, после очередных беспорядков на границе сектора Газы, ЮАР отозвала своего посла, Сису Нгомбане. Он вернулся к исполнению своих обязанностей лишь спустя три месяца.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Около 1,8 тысячи рабочих заблокированы в шахте города Рюстенбург в ЮАР, сообщает Bloomberg.

Отмечается, что в платиновой шахте компании Sibanye хорошая вентилируемость и есть вода. Инженеры сейчас изучают возможность освобождения шахтеров путем вывода их через соседнюю шахту.

Сколько часов потребуется на спасение людей, не сообщается.

Share this post


Link to post
Share on other sites

В Южной Африке запретили продажу алкоголя и табака во время карантина

 

В ЮАР до последних дней был один из самых строгих карантинов в мире, включающий запрет на продажу алкоголя и табака.

Эти запреты еще не сняты и вылились они в расцвет «черного рынка», на котором пачку сигарет можно купить по цене золота. Обстановку в этой стране докладывает The New York Times.

Министр кооперативного управления Нкосазана Дламини-Зума, которая раньше работала врачом, объясняет меры правительства тем, что табак влияет на легкие, а само курение способствует распространению коронавирусной инфекции, потому что курильщики делают это вместе и на близком расстоянии.

Президент Сирил Рамафоса сообщил, что «существуют доказанные связи между продажей и потреблением алкоголя и насильственными преступлениями, авариями на транспорте и другими неотложными состояниями, когда все государственные и частные ресурсы должны готовиться к приему и лечению огромного числа пациентов с болезнью Covid-19».

В итоге не выпить, ни покурить в стране официально стало нельзя, но возник «черный рынок». Торговцы продают алкоголь и сигареты только знакомым людям или по рекомендации. Пачка сигарет стала стоить в три раза больше, чем в докарантинные времена, а бутылка некачественной местной водки в 4 раза.

Во время карантина нельзя было месяц выгуливать собак, с 1 мая этот запрет снят, но алкоголь и табачные изделия по-прежнему под запретом. Курильщики говорят, что когда они находят, где купить сигареты, они чувствуют себя покупателями кокаина.

За подпольную торговлю в ЮАР грозит арест и уголовное наказание.

В стране в настоящий момент заболело коронавирусом 8200 человек и умерло 160.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Жестокие расправы над белыми: Хотите увидеть Америку и Европу будущего? Посмотрите на ЮАР

 

Пока весь мир встаёт на колено из-за одного убитого чернокожего преступника в США, в ЮАР уже на протяжении многих лет идёт геноцид белого населения.

Ежегодно от рук грабителей и чёрных расистов погибает около 100 фермеров-африканеров при полном попустительстве местного правительства.

Хотите увидеть Америку и Европу будущего? Посмотрите на ЮАР — что там происходило в последние несколько лет?

Во-первых, дискриминация в отношении белых. Причём имеет она совершенно легальные формы и называется «расширение экономических возможностей чёрных («Black economic empowerment (ВВЕ)»). Так, во время трудоустройства сперва учитывается мнение чёрных, затем — цветных и лишь потом — белые граждане. То есть, на работу принимают только в таком порядке и получить контракт компании, где малый процент чернокожих, просто невозможно.

По этой причине многие белые уезжают из Южной Африки, где их воспринимают как бывших колонизаторов.

Помимо трудовой дискриминации присутствуют также вооружённые стычки с бурами и криминал высочайшего уровня.

Вспомнить только случай, который произошёл с 51-летней Аннет Кеннили, которая была избита и зарезана на своей ферме в Лимпопо. Эта женщина являлась южноафриканской активисткой, которая выступала против нападений на белых фермеров. 40-летний подозреваемый мужчина был немедленно арестован полицией и предстал перед судом.

Издание Daily Mail, опубликовавшее подробности убийства активистки, акцентировав внимание на том, что в последнем посте на Facebook Кеннили оставила ссылку на материал, где говорилось о том, что в 2019 году в течении трёх недель произошло сразу 10 нападений на фермы и было совершено одно убийство.

Кеннили регулярно делилась такими постами, а также планами правительства начать экспроприацию ферм у владельцев белых земель.

И надо сказать, на тот момент правящая партия Южной Африки — Африканский национальный конгресс — осудила насилие в отношении фермеров. Однако, по мнению самих фермеров, партия сделала недостаточно, чтобы остановить преступления и геноцид белого населения.

Журналист и телеведущий Дмитрий Киселёв как-то заметил, что ЮАР — хоть и «дружественная России страна БРИКС и член „Большой двадцатки“, но до конца прошлого века, находившаяся под международными санкциями, одобренными ООН, из-за официальной политики апартеида — дискриминации чёрного большинства со стороны белых». Речь идёт об англичанах и бурах, предками которыми считаются голландцы. Причём апартеид отменили только в конце 90-х годов. Как подчеркнул Киселёв, этому способствовала прежде всего борьба поколений чернокожих за свои права.

Почему чёрные так ненавидели белых, что были готовы сражаться не на жизнь, а на смерть? Ответ: ненавистнические высказывания высокопоставленных политиков. Об этом говорится в статье The Trumpet, в которой приводятся рассуждения Эрнста Ретца (Ernst Roets) из AfriForum.

В данном интервью он обратил внимание на одно исследование, проведённое в марте 2017 года. В нём отмечалась прямая связь между политической риторикой и убийствами на фермах. В частности издание приводит в пример то, что глава ЮАР Джейкоб Зума и политик-марксист Джулиус Малема (Julius Malema) регулярно распевали воинственные гимны типа «Дай мне мой пулемёт» и «Застрели бура». И таким образом поддерживали убийства белых фермеров.

Считаем: 84 убийства — за 2017 года. 59 жертв были белыми фермерами. Ещё 15, включая 8 белых фермеров, были убиты в первые три месяца 2018 года.

Так один винодел по имени Чарльз Бек, владелец Fairview, 6 февраля 2018 получил почётную медаль за вклад в развитие винной индустрии страны. А спустя неделю его избили ломами на собственной ферме и оставили там умирать, завернув Бека в ковёр. Мужчина выжил. Более того — едва вышел из больницы, несмотря на переломы, продолжил работу. Чтобы «показать миллениалам, как на самом деле выглядит посвящение себя работе». 

Беку просто повезло. В целом же количество убийств в мире = 6 на 100,000 человек, количество убийств в ЮАР = 34 на 100,000 человек. Убийства полицейских в ЮАР = 52 на 100,000 человек. А убийства фермеров = 156 на 100,000 человек.

И не всегда тем, кто эти убийства совершают, нужны деньги или имущество. Больше половины случаев, как утверждается, — это огнестрелы, ножевые или ранения иными острыми предметами. Что как минимум заставляет задуматься. Ведь причиной этих атак служит не тяжёлое социально-экономическое положение тех, кто это всё сделал, нет! Организованная расовая ненависть. Вот он, ответ! 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Loading...
Sign in to follow this  

×
×
  • Create New...