Jump to content
Форум - Замок

В Европе запретят слова «отец» и «мать»


Recommended Posts

В Европе запретят слова «отец» и «мать»

 

Невероятный по своему размаху скандал начинается в Европе. Слова «мать» и «отец» хотят заменить непривычным термином родители, а в единственном числе — родитель, мотивируя это борьбой с сексизмом.

 

Так, Совет Европы склоняется к словам, нейтральным в своем гендерном проявлении, и рекомендует всем (без исключения) своим 47 членам отказаться в официальном обращении от «сексистского языка», пишет немецкая Die Welt.

 

В резолюции парламентского собрания Совета Европы говорится, что представление о домохозяйке является традиционной моделью поведения, приписываемой женщине, а это мешает установлению полного равноправия полов.

 

С инициативой отменить слова «мать» и «отец» выступила изначально представитель социалистической партии Швейцарии Дорис Штумп. По данным немецкой газеты Bild, она заявила в своем обращении к членам Совета Европы, чтобы женщин не изображали как «пассивных и второсортных существ, матерей и сексуальных объектов».

 

Швейцария в данном случае является хорошим примером употребления нейтральной и политкорректной лексики в деловом общении. Местные чиновники, в частности, столичные, заменяют слова «мать» и «отец» на «один из родителей» или реже «родитель».

 

Следует отметить, что для славянских народов такие новые правила чужды в корне, ибо мать и отец были всегда, а обобщенное родители появилось лишь в 10 веке нашей эры. Напомним, что сексизм — это социальные стереотипы, убеждения и верования, утверждаюшие превосходство одного пола над другим и тем самым обосновывающие социальное неравенство мужчин и женщин.

 

По своим идеологическим функциям в отношениях между полами сексизм аналогичен расизму в отношениях между расами и этносами. Наиболее распространенная форма сексизма — мужской «шовинизм», но существует и женский сексизм.

 

Истоки сексизма коренятся в абсолютизации и биологизации половых различий, многие из которых на самом деле производны от конкретных социальных условий и культурных норм, многогранны и многоуровневы, а некоторые вообще являются воображаемыми, иллюзорными.

 

Принцип социального равенства полов не означает одинаковости, тождественности, их качеств, но их изучение и интерпретация должны быть методологически корректными. С термином «сексизм» у нас до сих пор невероятная путаница: очень многие воспринимают его как нечто, связанное с сексом и выражением сексуальности.

 

На самом же деле «сексизм» — это калька с английского, в котором sex имеет два разных значения — собственно секс и пол. Так что, строго говоря, по-русски «сексизм» должен был бы называться «полизмом» (от слова «пол»), а по-украински «статизмом» (от слова «стать»).

 

Суть сексизма — это взгляды и поведение, основанные на традиционных стереотипах по поводу половых ролей. Само по себе это звучит довольно безобидно, но в реальности приводит к весьма серьезным негативным последствиям — к дискриминации и унижению людей по половому признаку, утверждению превосходства одного пола над другим, приписыванию представителям каждого пола «определенных природой» занятий, ролей, статусов и профессий.

 

Вопрос о равноправии полов поднимается в Европе нередко, в том числе в тех случаях, когда это касается языка. Так, в 2006 году во Франции было предложено отменить понятие «мадемуазель», которое используется для обращения к незамужней девушке, и оставить только «мадам», которое употребляется в отношении замужней дамы.

 

Француженки посчитали несправедливым, что факт замужества отражается уже в обращении к ним, тогда как мужчинам не приходится из-за этого страдать и к ним всегда обращаются «месье». Кроме того, некоторые требовали исключить графу «девичья фамилия» из официальных бланков.

 

Равноправие между мужчиной и женщиной начинается с равноправия в обозначении половой принадлежности с момента рождения, говорилось в петиции, поданной в административные органы Франции. Во французском законодательстве нет ничего, что заставляло бы называть незамужнюю женщину словом «мадемуазель». Это всего лишь обычай, для одних — патриархальный и архаичный, для других — почетный, но не кодифицированный никаким законом.

 

Аналогичное разделение существует также в английском языке. К незамужним девушкам принято обращаться Miss (сокращенно Ms.), а к замужним — Misess (сокращенно Mrs.). В официальных документах эти различные обращения свели к одному сокращенному Ms., дабы избежать недовольства феминисток.

 

Подробнее: http://news.mail.ru/society/4384845/

Link to post
Share on other sites

Вообще-то это новость из класса - "Маразм крепчал"...

Но по сути - в ней много вопросов и политических и психологических.

 

Обсудим?

Link to post
Share on other sites

Ну...в общем-то да...маразм...и недальновидность, да и вредительство (как сказали бы в 30-е). Ведь, речь(язык) , поведение, ментальность очень связаны. Будут со временем меняться и отношения к родителям. По-моему с таким выхолащиванием смыслов, глубинных смыслов будет нивелироваться и отношение к семье, к ролям родителей и детей. Кстати, вот подумалось, что все это уже было. В России начала "коммунизма" , в 20-е годы, в Израиле на заре кибуцного движения. А в общем-то грустно, что в борьбе за гендерное равноправие большие чиновники не понимают, что в корне меняют будущее общество.

Link to post
Share on other sites

Трудно сказать однозначно, у нас слишком разные ментальности, чтобы сравнивать.

Нам это однозначно не подходит, где сильны родительские корни и роли матери и отца архетипичны

В западной европпе слишком велик индивидуализм, дистанция между людьми, отношения менее литчностно окрашены

Link to post
Share on other sites

Вот нашла в тему:

 

Под влиянием новостей про отмену Советом Европы понятий "мать" и "отец"

 

Пока вы это обсуждаете, я написала неполиткорректный рассказ-антиутопию.

 

Она и она.

2022 год.

 

 

- Я люблю тебя, - сказала она, - Давай сделаем это.

 

Больше всего ему хотелось согласиться. Но какой-то червячок сомнения грыз какую-то из внутренностей. Нет, это была не печень – как и все жители планеты Земля 2022 года, употреблять алкоголь он не имел права иначе как по талонам, выдававшимся несколько раз в жизни. Нет, конечно, был и иной путь - добровольное признание себя алкоголиком. В нашем политкорректном социуме благородно относятся к больным людям. Иди к психиатру, пройди освидетельствование и получи рецепт. Все, что твоей душе угодно в специальных аптеках с зеленой звездочкой (красные кресты отменили более десяти лет назад, посчитав их неполиткорректными). Коньяк, виски, вино или водка. Водка… Да, после того, что он услышал, ему хотелось именно водки. Этот волшебный вкус по талону на совершеннолетие. Последнее усилие алкогольного лобби, теперь плавающего в мелкой воде – среди лекарств от СПИДа и метадона. Конкурентная борьба теперь разворачивалась внутри аптечной отрасли между различными напитками за то, чтобы больной, получивший волшебный рецепт, сохранил тягу именно к определенному напитку на всю жизнь. Он не был больным и не хотел им быть. Поэтому в следующий раз он выпьет бокал шампанского на свадьбу в мэрии (институт церковных свадеб также подвергся некоторым изменениям - теперь приходилось или довольствоваться обычной гражданской церемонией, скромной и лишенной любых традиций, чтобы не вызвать недовольство приверженцев других традиций, или соединять свои жизни по очереди во всех представительствах всех конфессий, присутствующих в твоем населенном пункте во избежание обвинений в нетолерантности).

 

- Давай сделаем это, - нетерпеливо повторила она.

 

Он вздрогнул.

 

Они знакомы с первого класса. Он знал о ней все – до последней фотографии на Facebook.

 

И все же… Документы, удостоверяющие его личность и совершеннолетие были с собой. Что еще… Медицинская справка о психическом и физическом здоровье. Не забыть взять в нее расписку, что она ознакомлена… Да, это она – твоя первая и последняя школьная любовь. Но так как эта любовь происходит в 21 веке, она может принести все, что угодно. Нет, не сифилис или СПИД как в прошлом веке. И не разбитое сердце, как в позапрошлом. Все могло обернуться гораздо хуже…

 

 

 

*Список неблагонадежных* - пропищал тоненький червячок, уже доевший его легкие и подбиравшийся к желудку, в котором бултыхались бабочки, безнадежно пытаясь вырваться.

 

- Бумагу, - прохрипел он, пытаясь прогнать все мысли прочь. Они любят друг друга, они хотят сделать это. И пусть червячки катятся, куда хотят.

 

- Конечно! – ее глаза засверкали, она полезла в сумочку из экологически чистого вторсырья с крупным штампом о том, что данная текстура является лишь имитацией натуральной кожи (во избежание проблем с Экологической Полицией).

 

Она достала лист бумаги и написала, что добровольно дала согласие на выполнение полового акта без принуждения со стороны мужчины. Никакие действия сексуального характера, ущемляющие ее честь и достоинство или дающие основание подозревать ее партнера в неравноправном отношении к полам до, в процессе и после совершены не были. Данная расписка является документом, который можно предъявить в суде.

 

Она подставила подпись.

 

- Ты сделала это… Ради меня, - медленно сказал он, бережно разглаживая лист, который давал ему право, если что, свидетельствовать против нее в суде в случае, если она обвинит его в сексуальных домогательствах или насилии. Серьезная улика. Надо действительно любить человека, чтобы пойти на такое.

 

Червячок обнажил зубы, впиваясь чуть выше грудной клетки. На его лбу выступил пот.

 

- Договор, - прошептал он, - Мы забыли заключить договор.

 

Действительно, два месяца назад в силу вступила новая юридическая норма. Расписка от женщины считалась универсальным средством, пока суды по правам человека не атаковали жалобы на то, что партнер, получая данное свидетельство, начинал вести себя слишком грубо или использовал позы, вызывавшие внутренний протест партнерши.

 

Теперь обе стороны перед началом действий должны были заключить договор по форме А-764\22-10 (если дело касается двух граждан одного континента), где следовало подробно регламентировать все конкретные действия, на которые стороны дадут или не дадут согласие в ходе предстоящего акта.

 

Она побледнела.

 

- Ты же не подумал, что я тебя провоцирую, правда? – прошептала она, - Я лучше сама попаду в список неблагонадежных, чем увижу тебя там.

 

Она хотела предложить ему порвать дурацкую расписку и сделать все так, как хочется. Но это только укрепит его подозрение, что она – тайный сотрудник одной из женских общественных ассоциаций, которые борются с остатками неравноправия.

 

При упоминании о списках неблагонадежных, он стиснул зубы. Хотелось обнять ее и успокоить, но прикосновение, не регламенированное договором, может быть впоследствии также идентифицировано как сексуальное домогательство.

 

А это значит – несколько лет тюрьмы в худшем случае, несколько месяцев общественных работ в лучшем случае. Запрет приближаться к ней ближе чем на 100 километров пожизненно. И – попадание в список неблагонадежных. Граждан, которые в силу своей психической ущербности не могут считаться членами общества с полными возможностями. Нет, это не общественное порицание, это – хуже. Это как с добровольными алкоголиками – общественная забота пожизненно.

 

О кредите на дом можно будет забыть, так как наличие кредита может ухудшить психическое состояние члена общества. То же с правами на машину. То же с работой- те же алкогольные корпорации с удовольствием жируют на тех, кто добровольно признает себя алкоголиками, но на работу берут только благонадежных граждан – во избежание судебных процессов об использовании труда граждан с ограниченными возможностями и рабов.

 

Все, что человеку остается после этого – овощная жизнь любимого пациента социума. Два раза в год – обязательный отдых в хорошей клинике среди таких же. Поддержка, участие, социальное пособие…

 

- Нет! Нет! Не могу без договора! – сказал он, хотя хотелось закричать, - Помнишь свою электронную подпись наизусть?

 

Она кивнула. Десять обязательных цифр – детский лепет.

 

Он подключился к Интернету и скачал приложение для Facebook, вяло проглядывая предлагаемые «стандартные» опции в помощь юридически среднеобразованным гражданам (*неграмотность* - неполиткорректное слово).

 

Через пять минут под договором стояли две электронные подписи.

 

Наконец, можно было просто обнять ее.

 

Звонок в дверь помешал.

 

На пороге стоял его сосед по лестничной клетке – довольно веселый малый, сын эмигрантов с Ближнего Востока. На самом деле он был мерзким необразованным грубияном с потными пятнами под мышками, но подобное мнение о человеке эмигрантского происхождения могло быть истолкован как вызванное неполиткорректными мыслями и стать поводом для судебного иска.

 

- Я вовремя? – ухмыльнулся сосед, рассматривая его и ее, - Я хочу с вами. Можно?

 

Отказать представителю социально незащищенной группы – значило самому записать себя в список новых фашистов. То есть, в список неблагонадежных. Ведь ясно, что этот сосед представит отказ как проявление этнической вражды.

 

Они обреченно посмотрели друг на друга и одновременно кивнули в сторону компьютера, где все еще светился во весь экран их договор на сегодняшнюю ночь.

 

Пока гориллоподобный детина ставил свою электронную подпись, в дверь снова раздался звонок.

 

Слабый шум из соседней квартиры привлек внимание еще одного соседа – представителя нетрадиционной сексуальной ориентации, парня просто хоть куда (на самом деле зануды с лягушачьим ртом, но это – неполиткорректное определение).

 

- А я все знаю, - протянул он слащавым голоском, - Я хочу с Вами.

 

Отказать ему – значит, подписаться, что ты – гомофоб.

 

Он и она посмотрели друг на друга, почти рассмеявшись нормальным человеческим смехом.

 

Детина из эмигрантской семьи побагровел. Он тоже не имел права отказать представителю другой социально незащищенной группы.

 

 

 

 

Posted on Sep. 5th, 2010 at 05:47 pm Link Leave a comment 2 comments Add to Memories Share this!

Link to post
Share on other sites
:070: Супер!!!! Мне как-то друзья из Штатов говорили, что там лучше всего быть чёрной лесбиянкой с инвалидностью. Братья и сестры! Началось! Спасайтесь!
Link to post
Share on other sites
×
×
  • Create New...