Jump to content
Форум - Замок
Sign in to follow this  
Полынь

Цитаты

Recommended Posts

Нашла в сети, мне понравилось и, да простит меня автор, утащила, чтобы поделиться;)

 

Есть люди-пиво. Легкие, и вроде как ни к чему не обязывающие. С которыми можно пить это самое пиво на скамейке в парке, и которые останутся там, когда ты уйдешь, сдав свою бутылку хамовитому бомжику. Люди, которые попросят сто рублей "в долг", и никогда не отдадут, и которых ты в следующий раз будешь рад узнать в толпе понеряшливым, но цветным одеждам. Люди, которые назовут тебя Юлей вместо Кати, и расскажут все тусовочные новости. Люди, с которыми хорошо - пока не раззеваешься, не заскучаешь, и не захочешь спать.

 

Есть люди-виски. Со льдом. Со льдом в голосе, во взгляде, с ленивыми интонациями и кожаными креслами в гостиной. Они ироничны, и курят хорошие сигареты. С ними бывает нечеловечески интересно - когда они поднимут бровь, и соизволят рассказать, как однажды, где-то в Аргентине, когда маленький оркестр играл танго… у них железная хватка, и неутраченная интеллигентская рефлексия мальчиков из хорошей семьи.

 

Они всегда предложат нетрезвой даме остаться.Нетрезвая дама всегда может уйти. Если по-честному, им пофигу, но на такси они посадят вас всегда. Дам, имеется в виду. Нетрезвых друзей - скорей всего, тоже.У них на юбилеях корифеи говорят длинные тосты и поддерживают под локоть маму именинника - всю в неподдельных бриллиантах и голубом, девицы танцуют кан-кан, американские граждане кидают вверх ковбойские шляпы и сигары. А на утро им лучше всего продолжать говорить "Вы". По телефону - белой трубке из слоновой кости, из Аргентины.

 

Есть люди как коктейли. Особенно барышни.Девушки-мартини - ухоженные, с хорошим маникюром и туфельками на острых каблучках, в юбке до середины колена и с декольте до пупка. Они слушают качественное западное диско и курят тонкие сигаретки. Они сидят в ночных клубах на высоких табуретах, и качают аккуратными лапками в чулочках. Иногда они танцуют на барной стойке сальсу, но это уже мартини с водкой, или текила со спрайтом. Как говаривала одна дама: "На меня эта ваша текила совершенно не действует! Я только в прошлый раз упала со стола!"

 

Есть девушки-Бейлис…девушки-литераторы, девушки-поэты,девушки-промокашки на тетрадном листе, исписанном чернилами: на них зеркально и неровно отпечатались тонкие витиеватые строчки… С ними не знаешь, что делать, и чего от них ждать: то вот она зарыдала и откидывает со лба прядь, мешающую созерцать Луну, то в черных одеждах раскидывает карты веером, стуча серебряными перстнями, то вот она смеется заливистым хохотом тебе в лицо, бормоча что-то полувеселое-полуобидное… я люблю бросать в Бэйлис лед. Иначе он для меня слишком сладок…

 

Есть люди как ром… темный ром с колой и лимоном.Или светлый ром с мятой. Но тоже обязательно с лимонным соком. Потому что в них всегда есть немножко горечи - которая остается на губах, после того, как они сожгут вам сердце. Или себе. Мне кажется, что они всегда горят, и исходят лучами - "кубинскими звездами царапая шею и грудь"… как Фрида Кало или Че. Апельсиновое дерево в окне с желтыми шторами на фоне океана.

 

Люди-коньяк - как стальной в ножнах. Медленно запрягают, но быстро потом едут. Холодноватые на первый взгляд, и горячие внутри: как потухший костер - сверху пепел, а внутри пламя. В них ныряешь, как в бассейн: помните, у Булгакова "Как из фонтана вдруг забила коричневая струя,и только пара человек решилась последовать примеру кота-Бегемота, и нырнуть" Выплываешь пьяным, хватая воздух, и дыша эйфорией, будешь изливать душу и словеса, а кончится все лимонно и кисло. Потому что снаружи всегда пепел, какое бы пламя не было внутри. Главное - вовремя уходить с вечеринок: пошатываясь, и в чужом галстуке.

Леди остается леди, пока часы не пробьют полночь.Но настоящие леди пьют коньяк.

 

Люди-текила - это умные и талантливые персонажи,способные на спонтанную истерику на отвлеченную тему. Эгоцентристы, влюбленные в мир, и склонные держать его "на каминной полке, всегда готовый к услугам",между доколумбовским атласом Мира и туфлей стриптизерши на серебряной шпильке. Если дамы - то с низким голосом и с декольте, если мужчины - то в цветных рубашках. Оставят номер телефона, потом не узнают позвонившего, и никогда не позвонят сами- какое бы ослепительное танго на барной стойке вы не танцевали вечером, падая на головы завсегдатаям бара. Сухо скажут, что вы ошиблись номером. А вы и правда ошиблись - все, что было, было вчера… От текилы, кстати, не бывает похмелья. А от текиловых людей - грустных воспоминаний.

 

Люди-вино, кино и домино. В вине надо разбираться.Чтобы отличить истинного мизантропа от притворщика-эпикурейца. Люди красное сухое вино - умные и эксцентричные, но без дешевых внешних эффектов. У них наполке двд-шки с культовым кино и альбом Босха, у них большие лохматые собаки,симпатичные улыбчивые жены и добрые мужья с аккуратно подстриженной бородкой. У них умненькие детки в хорошей школе, и зимой на шее мягкий кашемировый шарф.Они одновременно доброжелательны и язвительны, и далеко не каждый бродяга на Мерседесе вхож в их мир - который пахнет натуральным деревом, книжной пылью и хорошим парфюмом. Впрочем, это все - совершенно не от снобизма. Это от хорошего воспитания и бабушек-выпускниц Смольного института.

Девушки - красное сухое:сплошь студентки, которые помимо прочего берут в университете курс философии, в стильных очках и черных тонких водолазках, юноши - подают надежды и краснеют румянцем под темными кудрями, и их ресницы бросают прозрачную тень на девичьи сердца.

 

Люди-красное полусухое почти такие же, но чуть порывистей, быстрее в суждениях и нелогичных выводах, неожиданно выясняется,что у них на галстуке под сурьезным пиджаком - слоник или Будда (но не Микки-Маус или стилизованная Мэрлин), а у девы с волнистыми волосами - как на открытках из бабушкиного альбома, раскрашенных карандашом, - на запястье намотаны крупные бусы и тоненький белый шрам.

 

Люди-белое вино - большие, красивые, и медленные мужчины. Со льдом и с дыней летом. Добродушные голубоглазые великаны из старых австрийских сказок , с сердцем, куда легко помещается весь мир, и даже пятки не торчат, и способностью притягивать бытовые несчастья, как магнитом: таких сбивают машины (или он сбивает их), затапливают соседи, у таких лопаются зимой все батареи, такие поскальзываются, падают, вечно ходят без пуговиц и сжигают утюгом все рубашки. Но не теряют присутствия духа. Только паспорт по дороге в аэропорт.

 

Девушки-белое вино будут морочить Вам голову и читать Бодлера. Будут ходить в прозрачных платьях, в туфельках без каблука и прикасаться к вам под столом угловатыми коленками. Вы будете пить с ними белое вино со льдом, и желтый сок дыни будет стекать по их запястьям - прямо надиванную обивку. И так будет, покуда не кончится лето. А лето будет долгим и будет виться цветными парео вокруг угловатых коленок в маленьких южных городах.

 

Люди-абсент - это люди с парижским взглядом, где отражаются, как в Сене, маленькие мансарды под крышей старых домов, и безумие, как нелепый в городской речке электрический скат, тихо притаилось на дне зрачков. Нет, вовсе не каждого из них ждет клиника, отрезанное ухо, и раскрашенный зеленым конь; вовсе не каждый синими красками на желтом полу дома с колоннами и видом на хмурый невский проспект будет пытаться воспроизвести Ван-гоговские ирисы…Нет. Но безумие иногда приходит к ним. Оно приходит, как сексуальное желание ,сильное и яркое, которое все сметает: набухает и колоколом звенит в голове, требуя своего… тогда они пишут строчки, которые режут потом сердце на тонкие полоски горячей кровоточащей плоти - как коварный и неуловимый маньяк,заставляют метаться от балкона до входной двери июльской ночью, горячей идушистой, как кипящее малиновое варенье - в ожидании чего-то или кого-то что никогда не сбудется, или никогда не придет. Они рисуют картины от которых тянет внизу живота и почему-то хочется пить, а еще смотреть вечно и немедленноотвернуться, черкают черной тушью на клочке обоев, стучат пальцами поклавиатуре… или… не делают ничего такого, о чем можно было бы здесь рассказать- в присутствии малолетних истребителей попкорна и благородных матрон,ожидающих прибавления семейства… Потом они полулежат в потертом кресле без сил,а вечернее солнце смывает позолоту с их лиц. Чтобы превратить ее в пыльцу,которая будет виться над каждым бокалом абсента.

 

Есть люди как качественный Лондонский джин, что заперт в голубой бутылке толстого стекла - смотрят через голубое окошко, и видят все в грустном голубом свете: потому что сегодня не иначе как рубиновыйвторник, а что может быть лучше в такой вторник, чем сапфировый джин, отпущенный на оплаченную остатками карманных фунтов беспошлинную свободу? Они пузырятся в стакане с терпким тоником, пахнут новогодней елкой и апельсиновой корочкой на чьих-то теплых губах с блеском, и мечтают лететь выше Тауэровского моста, высоко-высоко, туда где радуга прячется в облаках....

 

(attraversiamo)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Как я про тебя в очко попала! Горжусь сама собой. Ты точно коньяк. )))

 

А я или виски со льдом или лондонский джин. Ну мне *не скромно шаркая ножкой* так кажется. )))

Share this post


Link to post
Share on other sites

Как я про тебя в очко попала! Горжусь сама собой. Ты точно коньяк. )))

А не Красное сухое? Нет, я не в претензии на классику высшего света, но просто на классику)))

 

А я или виски со льдом или лондонский джин. Ну мне *не скромно шаркая ножкой* так кажется. )))

Но иногда чуть-чуть белое вино)

Share this post


Link to post
Share on other sites

А не Красное сухое? Нет, я не в претензии на классику высшего света, но просто на классику)))

Коньяк и всё тут! )))

 

 

Но иногда чуть-чуть белое вино)

Подходит! Выделенное на все сто! )))

 

Люди-белое вино - большие, красивые, и медленные мужчины. Со льдом и с дыней летом. Добродушные голубоглазые великаны из старых австрийских сказок , с сердцем, куда легко помещается весь мир, и даже пятки не торчат, и способностью притягивать бытовые несчастья, как магнитом: таких сбивают машины (или он сбивает их), затапливают соседи, у таких лопаются зимой все батареи, такие поскальзываются, падают, вечно ходят без пуговиц и сжигают утюгом все рубашки. Но не теряют присутствия духа. Только паспорт по дороге в аэропорт.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Подходит! Выделенное на все сто! )))

А текила?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Мне кажется, что это мое -

Они одновременно доброжелательны и язвительны, и далеко не каждый бродяга на Мерседесе вхож в их мир - который пахнет натуральным деревом, книжной пылью и хорошим парфюмом.

и еще немного отсюда -

Потому что в них всегда есть немножко горечи - которая остается на губах, после того, как они сожгут вам сердце. Или себе.

А вот это меня огорчает-

будешь изливать душу и словеса, а кончится все лимонно и кисло.

А вот в текиле тебе подходит, на мой взгляд, это -

Эгоцентристы, влюбленные в мир, и склонные держать его "на каминной полке, всегда готовый к услугам",между доколумбовским атласом Мира и туфлей стриптизерши на серебряной шпильке.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Мне кажется, что это мое -

 

и еще немного отсюда -

 

А вот это меня огорчает-

Думаешь? А я не согласна. )))

 

А вот в текиле тебе подходит, на мой взгляд, это -

Эгоцентризм?! Какой кошмар! Не, не хочу. ))) Вот если эгоизм, согласна. Но знаешь, это описание очень хорошо подходит мужчине. Может не зря я себя Дедом Морозом ощущаю? )))

Share this post


Link to post
Share on other sites

Иногда хочется быть женщиной...

 

Иногда хочется быть такой женщиной-женщиной,

 

Звенеть браслетами, поправлять волосы,

а они, чтоб все равно падали,

благоухать Герленом, теребить кольцо,

пищать «Какая прелесть!», мало есть в ресторане,

«мне только салат».

Не стесняться декольте, напротив, расстегивать

Совсем не случайно, верхнюю пуговичку.

Привыкнуть к дорогим чулкам, и бюстгальтеры покупать

Только «Лежаби».

Иметь двух любовников, легко тянуть деньги,

«ты же знаешь — я не хожу пешком», «эта шубка бы мне подошла»...

Не любить ни одного из них.

«И потом в гробу вспоминать Ланского».

 

А иногда хочется быть интеллигентной дамой,

Сшить длинное черное платье, купить черную водолазку,

Про которую Татьяна Толстая сказала,

Что их носят те, кто внутренне свободен.

Если курить, то непременно с мундштуком,

И чтоб это не выглядело нелепо.

Иногда подходить к шкафу, снимать с полки словарь,

чтоб только УТОЧНИТЬ слово,

говорить в трубку: «Мне надо закончить статью, сегодня звонил редактор»,

Рассуждать об умном на фуршетах,

А на груди, и в ушах чтоб — старинное серебро

С розовыми кораллами или бирюзой.

Чтоб в дальнем кабинете по коридору налево

сидел за компьютером муж-ученый, любовь с которым

Продолжалась бы вечно.

Чтоб все говорили «Высокие отношения».

Чтоб положив книжку на прикроватный столик,

перед тем, как выключить свет в спальне,

он замечал: «дорогая, ты выглядишь бледной,

Сходи завтра к профессору Мурмуленскому.

Непременно».

 

А иногда просто необходимо быть

Холодной расчетливой сукой.

И большой начальницей,

Чтоб все в офисе показывали пальцем

И так и говорили новеньким:

Она холодная расчетливая сука,

Пойдет по трупам.

Ну, зачем так грубо?

И зачем же сразу «по трупам»?

А вы, девушка уволены...

«Кажется я ясно ставила задачу»,

Называть красивых секретарш

«дурочками»,

Прямо в глаза.

Не потому что дурочки,

а потому, что красивые.

Топ-менеджерскую зарплату

Тратить на элитную косметику,

И чтоб золотых карт миллион,

С сумасшедшими скидками...

Коллекционировать современное искусство,

Развешивать его

По голым стенам в кабинете

И в огромной пустой квартире,

Где на сушилке на кухне

Одна чашка, одна ложка

И две табуретки

у барной стойки.

Говорить мужчине:

Жалкий неудачник,

То есть нет — лууууууузер.

Утверждать, что мастурбация

— дело всенародное, и спать с котом,

(«он же член семьи!»),

Которого кормит домработница.

 

А иногда хочется быть такой своей для всех

В доску.

С короткой стрижкой,

И красить волосы, губы и ногти оранжевым,

И ходить в больших зеленых ботинках,

С индийской сумкой-торбой,

С наушниками в ушах,

С веревочками на запястье,

Все время везде опаздывать,

Вопить в курилке:

«Я такую кофейню открыла!»,

«Вы пробовали холотропное дыхание? — Отвал башки!»

И чтоб аж дым из ушей.

Захлебываться от впечатлений,

Не успевать спать,

Собираться на Гоа

В феврале.

Сидеть в офисе за «маком»,

Вокруг чтоб все увешано

разноцветными стикерами

с напоминаниями: «придумать подарок Машке»,

«напомнить Витьке про ужин в среду»,

«купить новые лыжи».

На рабочем столе чтоб фотографии детей

В бассейне и в океане,

Портреты собаки — лабродор (почившей),

И бородатого мужчины в странной желтой шапочке.

Быть всю жизнь замужем

За одноклассником,

Который за двадцать лет, представьте

Так и не выкинул

Ни одного фортеля.

Да еще и мирится со всеми этими

Друзьями, вечеринками, транжирством

И немытой посудой.

«Ты заедешь за мной в восемь?»

«Конечно, зая».

А иногда хочется побриться на лыску,

И повязать платочек,

Вымыться в бане хозяйственным мылом,

Но пахнуть какими-нибудь

Травками,

Полынью там, или мятой.

Научиться молиться,

Читать жития святых,

Соблюдать посты,

Назвать сына Серафимом,

Подставлять, хотя бы мысленно,

другую щеку,

«Ты этого хотел. Так. Аллилуйя.

Я руку, бьющую меня — целую».

Излучать доброжелательность,

И чтоб ненатужно так

Сиять от внутренней гармонии.

Принести из церкви святую воду в баллоне,

Поставить ее в холодильник,

И когда муторно на душе

Умываться ею

И советовать мамашам,

Что если у ребенка температура,

Достаточно просто сбрызнуть,

И чтоб это действительно помогало.

 

А еще ужасно хочется пойти в официантки,

Купить накладные ресницы, и полное

Собрание сочинений

Дарьи Донцовой.

Научиться ходить на каблуках

Флиртовать с посетителями,

Чтоб они больше

Оставляли на чай,

Говорить: а вот попробуйте еще «карпаччо»,

Уж очень оно у нас замечательное.

Ходить в кино,

Копить на машину.

Бросить бармена,

Закрутить с поваром-итальянцем,

Висеть на доске почета,

Как работник, раскрутивший максимальное число лохов

На дорогое французское вино,

Которое, они сроду не отличат,

От крымского.

Пить сколько хочешь горячего шоколада

Из кофе-машины,

И уже разлюбить греческий салат.

 

А что мы имеем на деле?

Пока только черную водолазку...

 

(Magnificent)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Иногда хочется быть женщиной...

 

Иногда хочется быть такой женщиной-женщиной,

 

...

(Magnificent)

:36_1_11: супер :))

Share this post


Link to post
Share on other sites

Некоторые женщины краснеют, когда их целуют. Другие зовут полицию. Третьи ругаются. Четвертые кусаются. Но всего опаснее те, которые смеются.

Американская мудрость

Почему, интересно? ))

Share this post


Link to post
Share on other sites

Почему, интересно? ))

Потому что уже знают сумму, которую получат в компенсацию за сексуальные домогательства. В Штатах с этим строго.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Потому что уже знают сумму, которую получат в компенсацию за сексуальные домогательства. В Штатах с этим строго.

Хорошее объяснение, Шаныч ))) хотя я ожидала чего-то более психолого-эзотерического :))

Share this post


Link to post
Share on other sites

"Строптивых женщин легче переносить, чем спокойных.Их, правда, иногда убивают, зато никогда не бросают." © Бернард Шоу

Share this post


Link to post
Share on other sites

Почему, интересно? ))

скорее всего потому, что это наблюдение мужчины, а смех - реакция непонятная)))))))))) то ли нравится ей, то ли что-то смешным показалось)))))

Share this post


Link to post
Share on other sites

Из детской книжки Белянина "Джек и тайна древнего замка":

 

Общую шумиху прервало бульканье крови в бассейне. Из плотного воздуха постепенно формировалась обезьяноподобная фигура чернокожего гиганта.

— Как это? — неуверенно вякнула Гага. — Я не вызывала… я не позволяла! Как же можно без символов, без заклинаний… Так нельзя!

— Вы что же, милочка, всерьез надеялись им управлять? — насмешливо фыркнул черный конь. — Когда бог входит в силу, ему не нужны жрецы.

— Господи Всевышний! — поразился отец Доминик. — Как это существо вырвалось из глубин ада?

— Я тебе объясню, — подкатился пес. — Сначала вон та выдра кормила его из пипетки…

Share this post


Link to post
Share on other sites

)))

 

М. Успенский "Там, где нас нет"

 

 

Время от времени выходили из боров недобитые отшельники-неклюды, приговаривали так: вот, не слушались нас, то ли еще будет, захотели себе начальной власти, терпите нынче и не вякайте.

 

И не вякали: сами виноваты, крикнув себе князя.

 

Князь Жупел родился не от благородных пращуров, а вышел непосредственно из грязи. Дело было летом, как раз напротив постоялого двора старого Быни. Там посреди дороги вечно держалась лужа – ни у кого не доходили руки завалить ее песком и щебнем. И в некоторый день что-то в луже оживилось, забулькало, а потом начало и пошевеливаться. На беду, в эти дни по дороге никто не промчался на коне сломя голову. «Шевелюга обыкновенная», – решил старый Быня, и нет бы ему шурануть пару раз вилами в грязь, так он еще лужу-то огородил веревкой и привязал к ней красные лоскутки.

 

Через какое-то время стало понятно, что это не просто шевелюга, коли можно различить у нее руки, ноги и даже голову. То и дело по луже пробегала мелкая рябь. К постоялому двору, обычно безлюдному, начал подтягиваться народ. Кое-кто утверждал, что это ночью чужой проезжий пьяный свалился с телеги, а теперь вот мучается. Решено было поднести несчастному ковшик браги. Но подноситель и сам пил непробудную чашу, руки и ноги его не слушались, брага пролилась прямо в лужу. Зашипело и забулькало живее прежнего – должно быть, от дрожжей, – тело обозначилось крупней и лучше, в голове даже прорезались глазки. Глазки были небольшие, зато близко посаженные, белесые, с тоненьким черным и продольным зрачком. Было еще, оставалось время навести порядок все теми же вилами, но всем хотелось поглядеть, что будет дальше.

 

Дальше тело засучило конечностями и попробовало подняться. Пособлять ему никто не стал, страшась замараться. Тело заскрипело зубами и погрозило всем пальцем. «Соображает!» – обрадовались люди. Распахнулся большущий рот, оттуда раздались ругательные слова, да такие грозные, что росли, мнилось, прямо из зубов. Слов этих здесь раньше не слыхивали.

 

Тело встало на корточки, все облепленное черной грязью и мелкой зеленой ряской, и выбрело из лужи, по дороге перекусив ограждающую веревку. Народ посторонился, доброхоты слетали к колодцу и окатили грязного студеной водой. Он задрожал, но показывал руками – давай, мол, еще. Когда грязь и ряска сошли, из-под них показался небольшой человек в золоченых одеждах.

 

Голова у него была совсем круглая, уши топориком, нос морковкой, брови домиком, а каковы глаза и рот, все уже увидели. Волос на голове водилось немного, зато вокруг лба, висков и потылицы поднимались острые костяные выросты.

 

– Да ты кто будешь? – спросил старый Быня.

 

– На же – не признали! – обиделся выходец из грязи. – Вы глаза-то бесстыжие протрите! Я же ваш прирожденный князь, грозный Жупел Кипучая Сера!

 

Укрепляя его правду, в воздухе и впрямь завоняло.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Sign in to follow this  

×
×
  • Create New...