Jump to content
Форум - Замок

Recommended Posts

Хотелось бы узнать у знатоков Японии, как вы относитесь к искусству хёнтай? Дело в том, что моему сыну очень нравятся эти иллюстрации, но окружающие часто называют хёнтай порнографией. Как относятся сами японцы к хёнтай? Это всё же искусство или обычные порнографические картинки, которые существовали во все времена и во всех странах?

Link to post
Share on other sites

Дань!

 

У нас на портале есть небольшая страничка по хентай.

Вот что я писал про хентай для портала:

Начинающим "хентаистам" может показаться, что главная тема японских мультиков - эротика. В "Сэйлормун" или в "Urotsukidoji" и т.п. вы почти никогда не увидите, как герои занимается любовь не только с демонами,но и между собой. В интернете же таких сцен хватает. Героев и героинь подвергают поркам, связыванию и участию в групповом сексе.

 

Такие рисунки способны поразить самое разнузданное воображение. Нигде в мире нет ничего похожего на "хентай". Это слово переводится с японского как "Извращённый". В принципе, в японском это слово применяется и , как ругательство.Но во всем мире оно обозначает фильмы или картинки эротического содержания.

 

Считается, что хентай берёт своё начало от средневековых японских эротических гравюр "сюнга".В японии "сюнга - запрещены...уже несколько столетий(ст.125 УК Японии.Ну а во всем мире художники любуются и вдохновляются ими.Времяуходит, но эта статья существует до сих пор. При этом она настолько не в ладах с седыми радициями японской культуры, что в полном объеме не действовала никогда. Весь 20-й век юристы изобретают новые толкования, смягчающие содержание этой статьи.Совсем отменить эту статью не позволяет уважение к истории, которое в Японии традиционно сильно.

 

Хентай сегодня расценивают не только как банальную порнопродукцию, но и как особый культурный феномен. К тому же в этом жанре порой создаются очень интересные фильмы со сложными, мистическими сюжетами.

 

Хентая без ограничений изображает все, о чем в других культурах даже не догадаются говорить. Один из самых известных фильмов о щупальцах и монстрах - "Urotsukudoji".Это безусловно один из шедевров.

 

Чем же японская хентай отличается от европейского порно? Чем она привлекает зрителей? Прежде всего ориентацией. Порнография рассчитана на взрослых, ее герои и актеры - взрослые люди. Хентай рассчитана на подростков, и ее герои - подростки.

 

Почему ? Во-первых, до наступления эпохи Мэйдзи юношам разрешалось жениться в четырнадцать, а девушкам - выходить замуж в двенадцать лет. Это примерно соответствует началу полового созревания. Так что сравнительно до недавнего времени "дети", по европейским представлениям, считались в Японии вполне взрослыми людьми, им разрешалось создавать семью и обзаводиться детьми.

 

Во-вторых, в Японии никогда не скрывали от детей существование секса. Особенно это относится к мальчикам, от которых требуется демонстрировать "мужественность" - откровенный интерес к девушкам. А тех, кто этого избегает, стараясь вести себя по-европейски вежливо, воспринимают как ненормальных и "немужественных".

 

В-третьих, подростковая красота считается в Японии наиболее привлекательной. Как японцы предпочитают мимолетное очарование цветка сакуры пышной розе, так и в женщинах их больше привлекает красота юных скромных девушек, а не роскошные формы дам бальзаковского возраста. Впрочем, здесь же кроется причина успеха хентая в Европе, Америке и у нас. Мужчинам приятно наблюдать за сексуальными приключениями юных прелестниц. Причем, в отличие от настоящей порнографии с участием девочек-подростков, тут не может быть моральных терзаний: во время "съемок" никто не пострадал.

 

Любовь - счастье, секс - материализация этого счастья. Но, согласно древнекитайской философии, счастье неотделимо от страдания, боли. Поэтому вот уже несколько веков японцы изучают искусство "сладкой боли": связывания, побоев и так далее.

 

Хентай можно найти на любой вкус...от детсадовского уровня и до самого жесткого порно. Традиционно выделяют несколько категорий хентай.В первую очередь:

 

Сенэн - подростковая эротика;

Сейнэн - взрослая эротика;

Яаой - эротика гомосексуальной напрвленнсти;

Юри - лесби-эротика;

Шибари - "связаные";

Hard - групповуха,садо-мазо, монстры и т.д.

Link to post
Share on other sites

А что до искусство или нет...

 

Думаю согласишься, что женское тело, - высшая красота, созданная Всевышним.

И в той же Европе ухитрялись нарисовать и грязное-порно...и "Обнаженную маху"...

 

Так и в хентай...

Единственное , чем отличается хентай - то, что в ней много использцют образы маленьких девочек.

Но с другой стороны...

У женщин есть только три возраста...7...17...70...

Link to post
Share on other sites

Алесь, спасибо за такой исчерпывающий ответ, мне было очень интересно. Сын... хм.. не такой уж подросток, при желании мог бы и жениться, но вот... Говорит, не могу ничего с собой поделать, хентай - это красиво. Не сомневаюсь, под словом "красиво" он подразумевает именно женское тело. И, если честно, девочки на этих иллюстрациях показались мне не такими уж и девочками...

Ты упомянул "Маху" Гойи... Но мне чаще ужасают картины Рубенса с женщинами, больше похожими на горы мяса, да простят меня ценители искусства. И еще "Олимпия"... Тоже нечто неприятное и отталкивающее, но людям сказали - шедевр. Значит, будем считать шедевром)

Link to post
Share on other sites

классифицировать хентай только по содержанию эротических сцен было бы ошибочно, поскольку так же, как и в любом другом аниме, в хентае можно выделить комедии, мистику, фантастику, фэнтези, романтику и т. д.

Наиболее мягкая разновидность хентая, когда сексуальные отношения не показываются напрямую — этти.

 

Этти (яп. エッチ, иногда записывается нестандартной ромадзи — ecchi) — жанр аниме или манги, ключевой особенностью которого является показ эротических сцен. В отличие от хентая, этти не показывает сексуальные отношения напрямую, демонстрируя, в зависимости от возраста целевой аудитории, различные по степени откровенности эротические сцены с намёком на такие отношения. Слово произошло от английской буквы H (эйч), часто в японском языке так и записывается, например яп. Hな映画 эттинаэйга — порнофильм.

 

Основным творческим приёмом в этти является фансервис — использование различных намёков на эротику, например показ персонажей (как правило женского пола, поскольку целевой аудиторией этти являются юноши) в двусмысленных позах, использование таких ракурсов обзора при которых зритель видит нижнее бельё персонажа, акцент на груди и ягодицах, которые часто изображаются в преувеличенном виде, различные неловкие ситуации, в которые попадает мужской персонаж (случайное появление в женской бане или раздевалке, падение на девушку и т. п.).

 

Опубликованное фото -

Хана-хентай (hana-hentai) - "цветочный хентай", основное внимание уделяется романтическим отношениям персонажей. Не применяется для описания однополых додзинси.

Link to post
Share on other sites
  • 1 month later...

Вот интересная статья попалась...

 

YAOI: что это? для кого это? почему это?

прописные истины

 

Что это? Если одной фразой, то это жанр манги, аниме и прозы для девушек и женщин, который описывает романтические, любовные и сексуальные отношения между мужчинами. Загадочное слово yaoi - это сокращение от не менее загадочной фразы "yama nashi, ochi nashi, imi nashi", которая переводится на русский язык как "ни кульминации, ни развязки, ни смысла". Это определение появилось, как только авторы додзинси уложили в одну постель героев-мужчин из популярных произведений, не осложняя свои истории драматургией, смыслом и логичностью. Но первая манга о любви мальчиков была нарисована раньше, чем возник этот термин, в ней были и смысл, и развязка. Поэтому отсчет начала истории yaoi, как жанра, можно вести с 1972 года, когда вышла манга Хагио Мото "Tohma no shinzou" (Сердце Тома). Термин yaoi имеет несколько синонимов, в Японии коммерческую мангу о гомосексуальных отношениях так же называют дзюнэ (от "June" - названия первого журнала, который стал публиковать оригинальный яой), Boy's Love, Gay Manga и Homo Manga (последние два термина встречаются гораздо реже).

 

Для кого это? Как упоминалось выше - для девушек и женщин (хотя это не означает, что мужчин не интересует яой; интересует, в той же степени, что и любовные романы). Все авторы яой - женщины (лично мне не известны авторы-мужчины), рисуют и пишут они для женщин, а не для геев, как можно было бы предположить. Не берусь утверждать, как относятся к яою японские гомосексуалисты, не видела, не знаю, хотя статьи в Сети утверждают, что весьма отрицательно. Если же судить по гей-сайтам рунета, то наоборот: гей-славяне яой смотрят, читают, коллекционируют. В Японии же яой можно купить в книжных магазинах только в отделах "For Ladies". Среди японок жанр yaoi пользуется постоянным и, всё возрастающим, успехом.

 

Почему это? Потому что, когда после Второй Мировой в Японии начался расцвет манги, то за мангаками-мужчинами постепенно на сцену вышли и мангаки-женщины. Этот прорыв случился в начале шестидесятых годов прошлого века. Если мужчины - с Марса, а женщины - с Венеры, то естественно, что они (женщины) не могли и, главное, не хотели писать о "мужских" темах. Родился жанр манги для женщин - сёдзё-манга, которая рассказывала о мире женщин, о любви и романтике, о дружбе и взаимоотношениях, о трагедиях и драмах, о работе и карьере (собственно, о том же самом могли писать и мужчины, но согласитесь, это был взгляд "с его стороны"). С приходом семидесятых художницы революционизировали мангу для женщин, поднимая в ней такие темы как отношения между полами и сексуальность, о которых более ранние художники только упоминали. Это новое поколение и породило поджанр сёдзё-манги, известный как сёнен ай (любовь мальчиков), позже ставший одним из видов yaoi (авт: вам ещё не дурно от обилия терминов?). Но почему же в yaoi женщины подменили самих себя на мужчин? Разве возможно вложить в уста мужчин слова женщин?

 

Какой бы лояльной и прогрессивной не казалась японская культура, она была весьма строга и консервативна по отношению к роли женщины в любовных отношениях. Взгляд на однополую любовь между мужчинами гораздо терпимее. Женщина не могла признаться в своих чувствах возлюбленному первой, даже в манге. Но если о чем-то нельзя сказать прямо, то есть множество путей сделать это косвенно. Если люди принимают одного человека за другого, то и спрос с него, и отношение к нему, соответственно, иные. Игра в переодевание - один из путей. Женщина, которая скрывает свою сущность под образом мужчины - явление нередкое и в европейской литературе. Когда леди Оскар - героиня "Версальской Розы" Икэды Риёко - переоделась в юношу, в жанре манги для женщин родился такой персонаж, как "девушка-юноша". Оставаясь женщиной (в таких историях не было и намёка на лесбийские отношения, хотя героиня могла себе позволить легкий флирт с другими женщинами, и нередко девушки влюблялись в неё, принимая за мужчину), такая "девушка-юноша" могла получать то, что доступно мужчине. Она могла быть первой там, где всегда до этого оставалась второй: на войне и в любви.

 

Женщины хотели писать о себе, но так, словно им было дозволено всё, что дозволено мужчинам. Паралельно "девушке-юноше" появляется новый герой - юноша, ведущий себя в любовных отношениях как девушка4. Иногда мне кажется, что это всё та же "девушка-юноша", потому что грань в поведении настолько тонка, что её практически не заметно. Даже внешне подобные герои в манге почти неотличимы от девушек (как Жильбер, главный герой "Песни ветра и деревьев" Такэмии Кэйко). Но вспоминая Оскар, я понимаю, что именно "девушка-юноша" могла делать то, что "дозволено Юпитеру", в отличии от безвольного Жильбера, который был полностью подчинён воле своего попечителя. Напрашивается вопрос: а стоила ли игра свеч? Зачем было создавать героя, который выполнял ту роль, от которой женщины стремились избавится?

 

Как известно, любая женщина - это активный игрок в любой игре, особенно любовной. Но девушки, влюбляясь в прекрасных юношей, вынуждены безмолствовать, в ожидании благосклонного взгляда в свою сторону. Если бы всё было наоборот: прекрасный юноша дожидался бы свою, не менее прекрасную, принцессу-на-белом-коне, томясь ожиданием, заточенный в таинственном замке (пожалуйста, не думайте о феминизме, читая этот пример!). Нечто подобное и сделала Оскар, когда отправилась на войну спасать своего возлюбленного. Да, несомненно, что "игра с переодеванием" была выходом, но выходом слишком тесным. Вот тогда-то и рождается яой5, давая возможность получить всё то, чего были лишены женщины в обычной жизни. Женские роли были подменены мужскими. То, что выглядело, как "любовь мальчиков" по прежнему оставалось отношениями между мужчиной и женщиной. Вопрос же в том: кто теперь оказался "сверху"?

 

Есть ли ещё причины для того, чтобы появился яой и почему он так популярен у женщин? Некоторые утвеждают, что это возможность попробовать то, что невозможно в обычной жизни, возможность побыть мужчиной (и поиметь мужчину?). Говорят, что женщина, с низкой в самом начале самооценкой, по сравнению с мужчиной, через яой себя реализует. Я сама думаю, что для читательниц яой может быть привлекателен и тем, что в этих историях у женщин нет соперниц. Только мужчины, которые заняты мужчинами, а не другими женщинами. А ещё - это просто завораживает: красивые мужчины, красивые отношения (я не беру в счёт SM и тому подобное, конечно).

 

Нельзя не упомянуть о таком явлении, как яой-додзинси, давшем название всему жанру. Для тех, кто подзабыл: додзинси - это манга-самиздат, которую рисуют как и профессионалы, так и любители, а выпускают за свой счёт. Соответственно, кто платит, тот и заказывает музыку. Поэтому в додзинси возможно всё. Это может быть и оригинальная манга, и манга о героях популярных аниме-сериалов (естественно, мужеского полу). Чаще всего додзинси имеют качество ниже среднего и по графике и, тем более, содержанию (да-да, всё то самое - "ни смысла, ни кульминации"), но при этом этот рынок весьма популярен и развит. Опять же, почему? Как я думаю, любительницы яой-историй, которые при этом являются фэнами героев аниме, манги или игр для юношей и мужчин, с удовольствием проглотят истории про своих любимчиков с точки зрения Boy's Love. А многие и сами не прочь нарисовать что-то подобное и издать. А спрос всегда будет. В яой-додзинси больше всего места занимают откровенные сексуальные сцены Интересно, но почему же хентай не назвали yaoi? Не ужели там больше смысла?

 

Постепенно яойные и околояойные мотивы проникли в традиционные жанры. И напротив, есть манга и аниме, которые только на поверхностный взгляд кажутся яоем. Большая любительница подобных дразнилок Казуя Минекура (известная своей серией Saiyuki). Пролистывая её мангу Shiritsu Araiso Koutou Gakkou Seitokai Shikkoubu (авт: ничего себе коротенькое названьице!) ждешь, если не откровенного яоя, то, по крайне мере сёнен-ай. Но ей удается всегда удержатся на грани между "настоящей мужской дружбой" и любовью. Нечто подобное есть в манге Ёко Мацуситы Yami no Matsuei.

 

В данный момент яой - это не только истории о трагичной любви в антураже XIX века, он бывает комедийным и драматическим, детективным и научно-фантастическим, фэнтезийным и мистическим, на любой вкус. И за пределами Японии яой становится всё популярнее и популярнее (об этом можно судить по выпуску официальных переводов манги). В яое нет запретных тем (собственно, как в литературе и искусстве, всё зависит от точки зрения). Яой рождает свои мифы и свои предания. У яоя есть и преданные поклонники, и яростные противники.

 

Взято с сайта

www.manga.ru

Безымянный.jpg

Link to post
Share on other sites

На сколько я понимаю, хентай считается японским искусством (именно искусством).

Следовательно, это как одна из визитных карточек Японии. На этом зарабатывают многие японские художники. А уж сколько мультиков, рассказов в сети. И ведь все подражают. Японцы созлали суб-культуру, и было бы странно, если бы они ей не гордились. Все-таки на это подсело пол-мира.

Кстати, слово "хентай" (hentai, правильная транскрипция - "хэнтай", но "е" уже прижилась) с японского языка переводится как "извращенный". Есть неплохой сайтик с историей и прочим.

http://hentai.anime.dvdspecial.ru/hentai.shtml

Link to post
Share on other sites

Еще недурственная статейка...

 

*

Лика Рыгина

Gays without Gays?

 

Гендерный формат японской анимации

 

особенности национальной гомоэротики

 

 

Пространство дискурсов масс-медиа является сегодня весьма популярным исследовательским полем. История этого интереса теснейшим образом связана с развитием идей неомарксизма, артикулировавшего идеологические и репрессивные функции массовой культуры в условиях современного общества [1]. Одним из наиболее динамично развивающихся на данном основании исследовательских направлений стали визуальные исследования, в фокусе внимания которых уже более двух десятилетий находятся кино, дизайн, телевидение, реклама, в том числе и в связи с анализом репрезентаций различных форм сексуальности [2]. Накопленный за этот период значительный багаж научных знаний, однако, отличается определенным дефицитом эмпирических данных и объяснительных моделей того, каким образом феномен сексуальности находит отражение в анимационном кинематографе. Данная статья призвана внести вклад в освоение этой области визуальных исследований. Мы намерены проблематизировать природу гендерных репрезентаций, представленных в специфическом гомоэротическом жанре японской анимации (яой), соотнося историю его становления с социо-культурными особенностями японского общества. Иллюстрацией выдвинутых положений станет анализ яой-сериала «Х» (режиссер Rintaro).

 

 

 

Понятие сексуальности является одним из наиболее обсуждаемых в современной социальной теории. Так, Э.Гидденс определял сексуальность как широко распространенный термин, обозначающий сексуальные характеристики и сексуальное поведение людей [3]. При этом практика сексуальности, согласно Гидденсу, указывает на сексуальную ориентацию или сексуальную идентичность личности.

 

 

 

Феминистские теоретики трактуют сексуальность несколько шире - как дискурсы, конструирующие эротические возможности [4]. В этом случае становится очевидным, что проявления сексуальности и формирование сексуальной идентичности обусловлены, прежде всего, особенностями взаимодействия людей, способами интерпретации тех или иных практик на основе существующих образцов поведения, адекватных культуре и конкретному контексту.

 

 

 

В своих дальнейших рассуждениях мы будем полагаться именно на феминистское определение как более емкое и использовать термин «нонконформная сексуальность» для обозначения не только, а точнее, не столько гомосексуальных практик, сколько моделей сексуального поведения, табуированных в том или ином культурно-историческом контексте. Так, например, в советский период российской истории нонконформными однозначно считались мужские гомосексуальные контакты, а в Японии, где культурные традиции вполне лояльны к такой модели отношений, нонконформной являлась (и, как станет очевидно далее, является до сих пор) активная роль женщины в гетеросексуальных взаимодействиях. Поскольку, несмотря ни на что, такие «отклоняющиеся» сексуальные практики все же существовали, они не могли не найти своего отражения в продукции массовой культуры, и различные подходы к их визуализации могут быть интересны для специального рассмотрения.

 

 

 

Выбор объекта исследования не является случайным. Анимация, в отличие от других видов кинематографии, предоставляет гораздо более широкие возможности для выражения иносказаний, метафор и парадоксов. Здесь, по выражению Ю.М. Лотмана, «художник может так, как ему нужно, обобщать художественный тип и взаимодействующую с ним среду» [5]. В результате мультипликационные фильмы не только репрезентируют и реконструируют систему ценностей и характерные особенности того социума и культурной среды, в которой они появляются, они нередко конструируют иные модели идентичностей и социальных интеракций, что мы попробуем проследить на примере продукции японских аниматоров.

 

Несколько слов о специфике изучаемого объекта. Японская анимация представлена сегодня в двух форматах – манга (рисованные сюжеты) и аниме (собственно анимационные фильмы) [6], создаваемые, как правило, на основе той или иной манги.

 

Историю Манги принято отсчитывать с 1814, когда известный японский художник Hokusai выпустил в свет первую книгу черно-белых эскизов тушью - «непроизвольных эскизов». Вскоре такие «романы в рисунках» получили название «манга» (manga). Сегодня манга издается в формате журналов, отдельных сборников или в виде «телефонных книг». Представленные там истории, конечно, весьма отдаленно напоминают романы в нашем традиционном понимании, но исследователи утверждают, что мангу не следует относить к разновидности комиксов, широко распространенных в западных странах, поскольку ее отличает достаточно высокий уровень художественного исполнения и глубина эмоциональных коллизий [7]. Сюжеты манги могут быть романтическими, драматическими, философскими или приключенческими.

 

Следует отметить, что манга в Японии очень популярна. Так, в 1994 году было опубликовано более двух миллиардов экземпляров манги, что составило 35% всей произведенной в мире печатной продукции [8]. Интерес к аниме среди японцев не менее впечатляющ и сопоставим с популярностью традиционного кинематографа. Ежегодно на телевидении демонстрируются новые аниме-сериалы, в кинопрокате востребованы полнометражные мультипликационные фильмы.

 

Аниме, как было сказано ранее, представляет собой анимационный фильм или сериал, созданный по мотивам какой-нибудь манги. Аниме различается по жанрам и целевым аудиториям. Например, кодомо-аниме (kodomo) ориентировано на аудиторию совсем юных зрителей. Анимационная продукция для более старших возрастных групп отличается гендерной спецификацией: сёнен-аниме (shounen) и сёдзё-аниме (shoujo) - для подростков мужского и женского пола соответственно, сейнен-аниме (seinen) и дзёсей-манга (josei) - для мужчин и женщин 18-25 лет и так далее.

 

В настоящей работе мы будем рассмотривать анимационную продукцию, рассчитанную на молодых женщин.

 

Специфический жанр для подростков и молодых женщин сёдзё (shoujo) начал особенно бурно развиваться сразу после Второй Мировой войны. Создательницами первых сериалов были мангаки-женщины (manga-ka), которые представляли повествования о своем женском мире: о любви и романтике, о дружбе и взаимоотношениях, о трагедиях и драмах, о работе и карьере. Словом, то, что может быть определено в терминах теории женской сексуальности Люси Иригарэ как попытка «прервать мужские рефлексивные модели и открыть возможность для новых дискурсивных моделей промысливания женского в культуре» [9] .

 

70-е годы ознаменовались всплеском сексуальной эмансипации в Японии, который стимулировал публичные дискуссии о сексе, побуждая художниц более смело акцентировать тему межполовых взаимоотношений в своих работах. Однако патриархальная строгость и консерватизм японской культуры в отношении женской сексуальности препятствовали развитию этого процесса. Даже в манге активность и сексуальная субъектность героинь еще долгое время оставались скорее исключением, чем правилом.

 

Но тогда бы избран другой путь: новое поколение художниц вывело на сцену новый персонаж - девушку, одетую как юноша («девушка-юноша»).

 

Особы женского пола, скрывающие свою сущность под одеянием мужчины - явление нередкое и в европейской, и в русской литературе. Мимикрируя под образчик доминантной маскулинности, женщина таким образом получала легитимный статус в патриархатной структуре и доступ к властным ресурсам. Она могла быть первой там, где всегда до этого оставалась второй: на войне и в любви.

 

Практически одновременно появился и другой персонаж, пассивный и зависимый – «юноша-как-девушка». И хотя визуально различить этих новых героев порой трудно, их роли и статусы очень разнятся, предполагая активность, автономность и, соответственно, доминирование в первом случае и зависимость и подчиненность - во втором.

 

Но на этом серия подобных мутаций не закончилась, вскоре все женские роли в романтических историях оказались заменены мужскими. Появился специфический поджанр сёдзё - сёнен ай, что переводится как «любовь мальчиков».

 

Сюжеты таких произведений, как правило, отсылают к началу прошлого века и повествуют о жизни в закрытых пансионатах для мальчиков. Эти истории о нежных отношениях и любви между красивыми мальчиками – бисёнэнами (bishounen), которые некоторые исследователи определяют как «образовательные романы», постепенно стали основным продуктом японских художниц [10].

 

Повествования, выдержанные в этом жанре, с самого начала содержали гомосексуальные «постельные сцены», что стало особенно очевидно во второй половине 70-х, когда женщины-писатели начали все смелее изображать не просто гомоэротическое влечение, а непосредственно гомосексуальные практики. По выражению S. Buckley, «какое-то время в 1970-х комиксы для девочек являлась полигоном для испытания законов цензуры» [11].

 

Именно с этого времени следует начинать отсчет истории нового жанра манги и аниме, получившего название яой (yaoi) [12]. Яой до некоторой степени можно сопоставить с таким известным в западной поп-культуре жанром беллетристики, как «slash» [13]. Суть последнего состоит в создании сценариев сексуальных отношений между мужскими персонажами популярных ТВ-сериалов. Однако, в отличие от «slash», жанра любительского и распространяемого фанатами в своем кругу или через Интернет, яойные сборники выпускаются коммерческими фирмами. Они лежат на прилавках книжных магазинов по всей Японии и свободно продаются представителям целевой аудитории – молодым женщинам в возрасте 15-25 лет.

 

Таким образом, яой легален и создается женщинами почти исключительно для женщин. Все эти факты, собственно, и обусловили наш исследовательский интерес к данному культурному феномену.

 

Попытка проследить становление яой не будет завершенной без анализа повлиявших на развитие этого жанра социо-культурных факторов, среди которых следует отметить особое отношение к мужской гомосексуальности в японской культуре и низкий социальный статус женщин в обществе.

 

Терпимость к однополой любви прослеживается на протяжении почти всей истории Японии, она нашла выражение в многочисленных литературных текстах, культурных практиках и, наконец, была легитимирована современным национальным законодательством [14]. Одной из субкультур, способствовавшей зарождению и бытованию гомосексуальности, считаются традиционные японские театры «Но» и «Кабуки». Здесь все роли дозволялось играть только мужчинам, и актеры, представлявшие женские образы, часто становились любовниками знати, включая правителей-сегунов. Исследователи предполагают, что в значительной степени именно исторические примеры сценических переодеваний и перевоплощений, а также околотеатральных отношений способствовали оформлению персонажей яой-жанра. Чтобы понять причины такого не совсем обычного хода, необходимо обозначить некоторые аспекты японской гендерной ситуации - и прежде всего, социальный статус и социальные роли современных японок.

 

 

традиционная Япония в образах и цифрах

 

Согласно результатам исследования, опубликованного в одном из номеров Американского социологического журнала, женщины в Японии ценятся гораздо меньше мужчин, и это проявляется их менее выгодным положением в системе японского общественного устройства. Родители предпочитают инвестировать средства в образование сыновей, поэтому девушки гораздо реже попадают в университеты и колледжи. На этапе среднего образования девушки, как правило, получают специализацию в сфере литературы или внутренней экономики, которые отсылают скорее к традиционным моделям женского ролевого поведения и традиционным схемам индивидуальной самореализации женщин [15]. В итоге сегодня фиксируется значимое отставание Японии в плане преодоления гендерной дискриминации и достижения гендерного паритета. Так по данным исследования, опубликованного на сайте «Япония сегодня»:

 

 

- уровень средней зарплаты работающей женщины составляет 63,6% от мужской (во Франции- 80,8 %, в США 75,5 %, в Германии - 74,2 %);

 

 

 

- соотношение женщин-менеджеров на руководящих постах в частном секторе - 8,2% (в США- 42,7%, Великобритании- 33%, Германии - 25,6%);

 

 

- из 9352 ответственных государственных чиновников женщин лишь 1%, в парламенте женщин - 7,6% (Для сравнения: в Швеции - 40,4%, в Великобритании - 18,2%) [16].

 

 

В своей работе М. Brinton также отмечает, что когда женщины начинают работать, их заработная плата значительно отличается от зарплаты мужчин. В результате многие японки ищут не карьерного роста, а выгодного замужества: «немногие девушки младше 27 лет выходят замуж, но к 27 годам замужем уже более 3/4» [17].

 

 

Эту же мысль высказывает К. Kelsky в своей статье по культурной антропологии. На основании проведенных исследований она утверждает, что хотя в современной Японии имеет место тенденция повышения социальной активности женщин, большинство все же продолжают считать замужество и материнство главной целью своей жизни [18]. Эта статья обращена к женщинам, которые стараются жить по западным образцам и включаться в глобальные экономические процессы. Оказалось, что они воспринимают восточную культуру как подавляющую женскую свободу, что подтверждает мнение о консервативности Востока.

 

 

Определяя специфику сексуальных отношений в японском обществе, феминистка U. Chizuko отмечает, что «и мужчины, и женщины спят не с представителями противоположного пола, а с системой» [19]. При этом «система» всегда работает против женщины, отказывая ей в сексуальной субъектности - со времен Конфуция и до настоящего времени женская сексуальность соотносится исключительно с функцией материнства и детерминируется идеей культа семьи.

 

В связи с этим задача репрезентации паритетных гетеросексуальных отношений в продукции масс-медиа становится трудно выполнимой - женщина всегда оказывается в невыгодном положении из-за японской патриархальной системы ценностей. И поэтому женщины-мангаки в своих эротических произведениях предпочитают изображать гомосексуальный секс. Как призналась одна японка, «картины мужского гомосексуализма – единственное изображение мужчины, который любит кого-то на равных. Это та любовь, о которой мечтаем мы» [20].

 

Однако романтические и сексуальные отношения в этих историях можно определять как гомосексуальные лишь условно, поскольку они являются, скорее, своеобразной интерпретацией, «фантазией» о том, что значит мужская гомосексуальная любовь. Мужские персонажи не только не изображают мужчин-геев, они, на самом деле, вовсе не репрезентируют мужчин. Бисёнэны (или «красивые мальчики/юноши») визуально представляют собой некий андрогинный идеал: высокие стройные тела, высокие скулы и выдающиеся подбородки, большие глаза и длинные развевающиеся волосы. Когда персонажи занимаются любовью, довольно трудно определить их половую принадлежность, особенно если они изображены со спины. Кроме того, их поведение отличается эмоциональностью и ранимостью, то есть чертами, традиционно относящимися к категории феминных. По мнению исследователей и переводчиков, бисёнэны являются вымышленными существами, создаваемыми японками как выражение их недовольства современными гендерными стереотипами и отсутствием выбора, которые ограничивают женщин в реальном мире [21]. Этот вывод подтверждается тем фактом, что действие часто разворачивается в футуристических, фантастических сообществах. Поэтому яой может быть определен как женский фантастический жанр, выдуманный мир, предоставляющий создательницам и зрительницам возможность на какое-то время уйти от повседневных проблем.

 

Итак, эти истории о геях, написанные женщинами для женщин, на самом деле вообще не про геев. И неудивительно, что мужчины-геи, как правило, не идентифицируют себя с красивыми юношами из женской манги, считая их исключительно плодом женского воображения [22]. Так, среди повествований, собранных известным социальным исследователем Ядзиме Масами для сборника историй из жизни геев, содержится интервью, в котором респондент отмечает, что эти образы произвели на него плохое впечатление, когда он увидел их в старших классах. Из-за женских комиксов у него сложилось мнение, будто «быть геем – значит, быть умным и красивым членом элиты» и что гомосексуалист «должен быть притягательным и миловидным». А поскольку сам он не был ни притягательным, ни миловидным, он переживал: «Что со мной будет?» [23]. Кроме этого, еще ряд интервью из этой серии подтверждают тезис о том, что сильно идеализированные «гомосексуальные» персонажи и прихотливые сюжеты женских комиксов, как правило, отнюдь не вызывают в мужчинах-геях, читающих их, чувство узнавания или отождествления себя с персонажами.

 

Тогда получается, что изображение мужчин-геев в женских медиа мало говорит нам об этой категории мужчин, но скорее свидетельствует о трудных отношениях японок с традиционными для их страны образцами маскулинности.

 

И все же, несмотря на далекие от реальности образы склонных к гомосексуализму красивых юношей в манге и аниме для женщин, эти истории оказали определенное влияние на отношение японок к реальным геям.

 

Конец 80-х - начало 90-х ознаменовался резко возросшим интересом женских медиа к гей-культуре. Это явление даже получило название «японского гей-бума», когда ранее латентная субкультура гомосексуалистов внезапно стала предметом особого интереса во всех средствах медиа – от журналов и газет до документалистики, кино и телевизионных фильмов [24]. Так, женский журнал «CREA» в феврале 1991 года начал публикацию серии статей под названием «Возрождение гомосексуализма». В одном из этих материалов - «Женщины, которые планируют провести приятную жизнь с геями» - отмечалась заинтересованность женщин не только в дружеских отношениях с мужчинами-геями, но и во вступлении в брак с ними. Причиной такого интереса автор называл негативное отношение японок к традиционной модели мужественности и мужским ролям. В этой и последовавших за ней публикациях акцентировалось отличие мужчин-геев от мужчин с традиционной ориентацией и утверждалось, что первые могут быть даже лучшими партнерами для женщин в личной жизни.

 

 

Развитие этой темы предложила в 1998 г. популярная газета SPA - серией публикаций о буме «дружеских браков» между геями и женщинами с традиционной ориентацией. Женщины, давшие интервью для статьи «Женщины, выбирающие геев, и геи, выбирающие женщин», выделили ряд привлекательных качеств, которыми, по их мнению, обладают гомосексуалисты в отличие от гетеросексуальных мужчин. Это, прежде всего, готовность обсудить распределение ролей в семье и помогать в хозяйстве. У автора материала вызвал беспокойство тот факт, что женщины отказывают мужчинам с традиционной ориентацией в этих качествах, в итоге он выдвинул предположение, что в отличие от патриархального «Другого», против которого женщины вынуждены бороться, чтобы отвоевать социальное пространство для своей личности, геи становятся союзниками женщин и поддерживают женщин.

 

Переходя к некоторым обобщениям по первой части нашей работы, следует отметить, что рассмотренный культурный феномен (яой) является примером своего рода гендерной мимикрии.

 

Понятие мимикрии, введенное в культурологический обиход исследователями постколониальных процессов, изначально понимается как «иронический компромисс» [25] и как инструмент в производстве «подобия», порождающий ситуацию, в которой полагается, что идентичность почти аналогична, но все же несколько не «та», что у колонизатора. Тогда колониальная (а в нашем случае гендерная) мимикрия несет в себе неустойчивость и является фактором дестабилизации, поскольку создает возможность для угнетенных проявлять свою маргинальность, ведь репрезентация идентичности воспроизводится (как бы) согласно установленному метапорядку [26]. Учитывая это, вполне оправдано, по нашему мнению, определить гендерную мимикрию, являющуюся предметом данного обсуждения, как знак несоответствия и непокорности, как вызов фаллическому авторитету и миру мужского желания и мужского удовольствия. Возможно, именно потому, что яой предлагает альтернативную - не очевидную, не определенную, лишь поверхностно коррелирующую с символическим порядком - стратегию реализации женской сексуальности, он столь популярен.

 

«Х»: их судьба была предопределена (?)

 

 

В качестве иллюстрации особенностей гендерных диспозиций, представленных в японской анимации, мы намерены рассмотреть телевизионный аниме-сериал «Х: их судьба была предопределена» (режиссер Rintaro, манга-группы «CLAMP»), обращая внимание на визуальные приемы, используемые в репрезентациях пола.

 

Историю создания сериала принято отсчитывать с момента публикации одноименной манги в августе 1992 года в ежемесячном журнале для девочек «Asuka». Несмотря на то, что изначально сюжет задумывался как сёдзё («манга для девушек»), новая манга тут же приобрела огромное количество поклонников обоих полов. В 1996 году по «Х» было снято полнометражное аниме, а в 2001-ом - OVA-фильм (Original Video Animation). После показа сериала на TV интерес к нему возрос еще больше. Сегодня «Х» относят к числу культовых фильмов этого жанра [27].

 

Сюжет достаточно прихотлив. Выполненный в формате гипертекста с частыми аллюзиями к прошлому, настоящему, будущему, отличающийся избыточной повторяемостью и крайне медленным развертыванием действия, он напоминает организацию традиционного «женского» жанра «мыльных опер» [28]. Это фантастическая история: Токио, приближающийся к порогу нового века, становится ареной противоборства двух небольших магических армий. Семь Ангелов Земли призваны уничтожить Токио как символ урбанистической цивилизации, ибо Земля должна обновиться, избавившись от людей, разрушающих ее в своем эгоизме. Противостоящие им семь Драконов Неба должны сохранить Человечество и весь Мир «такими, какие они есть».

 

Мета-темой повествования является тема преодоления границ: выход из круга фатальности судьбы, миграции гендерных позиций, взаимные интервенции реальности и фантазии.

 

Визуальные характеристики героев «Х» отражают особый стандарт данного жанра, где приоритетными являются такие категории, как цвет и размер. Цвета маскулинных персонажей выдерживаются, как правило, в мрачных тонах (черный, серый или темно-синий), в то время как феминные персонажи чаще представлены более светлыми цветами (белый, голубой, золотистый) [29]. Для мужских персонажей важным также оказывается фактор роста: белые и высокие, как правило, демонстрируют преобладание феминных, а темные и невысокие – маскулинных поведенческих паттернов [30].

 

 

Среди мангак существует специальные обозначения персонажей в зависимости от их роли в гомосексуальных отношениях: доминирующий персонаж называют «сэмэ» (seme, от semeru - «нападать»); подчиняющийся - «укэ» (uke, от ukeru - «принимать»).

 

Далее логика моего рассказа будет строиться следующим образом: я попытаюсь более подробно проанализировать гендерные диспозиции мужских персонажей первого плана и представлю классификацию женских образов, присутствующих в сериале.

 

Интригу сюжета "Х" создает динамика развития гомоэротических отношений между двумя главными героями – Сиро Камуи и Моно Фумой. Камуи – центральный персонаж всей истории. С первых же серий он представлен зрителю своего рода Мессией, призванным спасти Мир от неминуемой катастрофы. Собственно имя «Камуи» переводится как «тот, кто владеет Силой Бога». Но впоследствии оказывается, что есть и другое значение этого слова - «тот, кто охотится за Силой Бога». Слово «Сила» в данном контексте подразумевает и Власть/Волю, то есть важным является не только обладание неким могущественным, магическим талантом, но и воля/способность к его проявлению, решимость к действию. «Охота за Силой» - это попытка преобладания одного начала другим. Это не просто стадия или этап, но итог всего, итог, который, как априорно полагается, деструктивен.

 

В действительности Камуи – шестнадцатилетний школьник. Однако с первых же кадров зритель понимает, что он не простой подросток, а наделен некими удивительными способностями и знает об этом. Визуальные характеристики героя следующие: невысокий рост, угловатая фигура, которая хотя и в несколько субтильном варианте, но воспроизводит нормативную модель маскулинной телесности, темный, строгий, всегда наглухо застегнутый форменный костюм. Эмоционально Камуи холоден, отстранен, в контактах с другими персонажами крайне надменен и агрессивен.

 

Его друг детства Моно Фума (перевод имени звучит как «запечатанная истина») презентируется почти противоположным образом. Он добр, покладист, эмоционален и заботлив в отношениях с близкими. Он искренне любит свою младшую сестру Котори и очень расположен к Камуи. В первых сериях фильма мы видим, как Фума беспокоится о нем, ухаживает за Камуи, когда тот оказывается ранен, и, по сути, демонстрирует те модели поведения, которые традиционно соотносятся с женскими функциями. Примечательно, что образ этого героя выдержан в светлых тонах, а ростом Фума значительно превосходит главного героя повествования. Фума ищет внимания и расположения Камуи, но тот больше благоволит его сестре Котори, а с Фумой весьма холоден и сдержан. Складывается весьма необычный любовный треугольник: Фума и Котори любят Камуи, который отвечает взаимностью только девочке.

 

Но вот после серии динамичных и трагических событий Котори попадает в больницу и здесь случается неожиданное: герои как бы меняются гендерными ролями – Фума внезапно обретает черты маскулинности, выраженные в самом брутальном варианте, а Камуи, напротив, начинает проявлять физическую слабость и эмоциональную чувствительность. Даже колористика их визуальных образов изменяется - Камуи теперь одет в светлое, а Фума – в темное (плащ, который, кроме того, делает его фигуру более приземистой и статичной).

 

Эротичность их отношений становится более явной, ранее корректного и почти нежного Фуму мы видим теперь агрессивным и напористым.

 

Определяя мутации, подобные той, что произошла с Фумой, создатели аниме используют понятие хенсинг» (hensing), обозначающее резкое взросление героя, обретение «брони» или сверх силы. Символично, что завершается этот процесс убийством Котори, воплощающей в сериале, как будет показано ниже, абсолютную женственность. Это есть ни что иное, как акт отречения героя от прежней роли и прежней гендерной позиции, акт уничтожения феминного в самом себе.

 

Далее интрига разворачивается таким образом, что эти два героя – Камуи и Фума должны стать предводителями противоборствующих групп магов и сразиться между собой не на жизнь, а на смерть, решая судьбу цивилизации. Но на самом деле это необходимо для того, чтобы «укэ» добился внимания и взаимности со стороны «сэмэ». Аналогичный ход является довольно типичным для рассматриваемого жанра. Например, похожие повороты сюжета со сменой гендерных позиций главных героев можно зафиксировать в ряде яойных манг («Color», «Kizuna» и других).

 

Авторы заставляют маскулинных персонажей на какое-то время встать на позицию Другого, а феминных - проявлять властность и доминировать. Это, как правило, происходит через акт насилия и в нашем случае заканчивается фатально. Но именно на рубеже между жизнью и смертью (своей и чужой) маскулинные герои обретают способность открывать свои чувства, признавать их приоритет перед внешне установленными правилами и социальными предписаниями (согласно сюжету герои стремятся исполнить некий социальный заказ или реализовать некую социальную установку: один – спасти, а другой - уничтожить цивилизацию), так как отказ от собственного внутреннего мира, от своих потребностей и желаний оказывается не менее деструктивным, чем отказ от выполнения социальной функции.

 

И здесь можно было бы поставить точку, но есть сомнение, что нам удастся сформировать полноценное представление о яой-жанре, вовсе упустив из вида представленные в нем женские образы. Так, например, в «Х» мы находим минимум три типа репрезентации женских персонажей: девочки-воины, жертвы и женщины-«жертвенницы».

 

К первой группе могут быть отнесены образы девочек-воинов, сочетающие маскулинные качества и поведенческие реакции с традиционно феминными паттернами: они хорошо владеют оружием и с удовольствием сражаются, но в то же время могут приготовить еду и не прочь пофлиртовать с молодыми людьми.

 

Вторая группа - классические феминные образы. В сериале их два - Котори и Натаку. Моно Котори (переводится как «птичка») - младшая сестра Фумы. Она настолько хрупка и ранима, что почти не способна чему-то сопротивляться. Она любит весь мир, и сама является воплощением любви. Натаку (Имя «Натаку» в китайской мифологии принадлежит богу, который выглядел как человек, но не имел души) – красивый молодой человек со странным узором на лбу. Он – клон, созданный из клеток маленькой девочки, умершей от неизлечимой болезни, и, соответственно, наследует многие черты своего прототипа: его оружие – не меч, а белые ленты, которыми он опутывает противника; одежда по форме и цвету скорее напоминает женское платье; при визуализации тела характерные маркеры принадлежности к мужскому полу практически отсутствуют. Оба этих героя (обе героини) приносятся в жертву во имя победы одной из противоборствующих сторон.

 

И наконец, последнюю категорию мы обозначили как «женщины-жертвенницы». Это мать и тетя Камуи, которые добровольно принесли себя в жертву, выполняя некий священный долг. Они представляют архетипический образ Матери и их функция, соответственно, состоит в том, чтобы родить Священные Мечи, с помощью которых будет решаться судьба Мира.

 

То, что объединяет эти модели – это функциональная вторичность всех женских ролей в сериале. Они нужны для того, чтобы сюжет развивался, но все же в главной битве участвуют только мужские персонажи.

 

Произведенный здесь анализ ни в коей мере не претендует на завершенность и призван, скорее, проблематизировать особенности гендерных репрезентаций в японской анимации. Единственное, в чем нет сомнения, это в том, что представленный анимационный сериал «Х» является чрезвычайно емким в плане явных и латентных смыслов и может быть очень интересен для исследователя, занимающего гендерной проблематикой (тем более, что сюжет содержит также и тему женской гомоэротики). В сериале представлена попытка плюрализации гендерых позиций и определений: наряду с традиционными патриархальными моделями феминности и маскулинности, он предлагает дуальные образы (сочетающие феминное и маскулинное), а также модели гендерного транзита. Ценность данного визуального текста, на наш взгляд, определяется тем, что создателям удалось если не перейти границы гендера, то поставить под вопрос их однозначность, незыблемость и определенность.

 

Сноски:

 

 

[1] Об этом, в частности, писали Г. Маркузе, Т. Адроно и М. Хоркхаймер, Ч. Миллс и Н. Постман.

 

[2] В качестве примера можно назвать сборник «Би-текстуальность и кинематограф» // Редактор, составитель сборника и автор вступительной статьи А. Усманова. – Мн.: Пропилеи, 2003 г.

 

[3] Гидденс Э. Фуко о сексуальности // Социология сексуальности. СПб: Институт социологии РАН, 1997 г. Сс.20-29.

 

[4] Ловцова Н. Сексуальность/ Словарь гендерных терминов http://www.owl.ru/gender/215.htm

 

[5] Гинзбург С. Рисованный и кукольный фильм: Очерки развития советской мультипликационной кинематографии. – М.: Искусство, 1957. с. 29

 

[6] «Аниме» - сокращение от английского «animation» («анимейшн»). Термин «аниме» стал распространенным только в середине 1970-х, до этого обычно говорили «манга-эйга» («кино-комиксы»).

 

[7] Midori Matsui, Little Girls Were Little Boys: Displaced Femininity in the Representation of Homosexuality in Japanese Girls' Comics, in: Feminism and the Politics of Difference, ed. Sneja Gunew and Anna Yeatman, Boulder, Colorado: Westview Press, 1993, p. 180

 

[8] См.: Grigsby, Mary. Sailormoon: Manga (Comics) and Anime (Cartoons) Superheroine Meets Barbie: Global Entertainment Commodity Comes to the United States. Journal of Popular Culture, V. 32.1 Summer 1998. Popular Culture Association. P. 59-80

 

[9] Цит. по: Жеребкина И. Феминистская теория 90-х годов: проблематизация женской субъективности//Введение в гендерные исследования. Ч I: Учебное пособие/ под ред. И.А. Жеребкиной – Харьков: ХЦГИ, 2001; СПб.: Алетейя, 2001.с 68

 

[10] См.: Midori Matsui, Little Girls Were Little Boys: Displaced Femininity in the Representation of Homosexuality in Japanese Girls Comics, in: Feminism and the Politics of Difference, ed. Sneja Gunew and Anna Yeatman, Boulder, Colorado: Westview Press, 1993

 

[11] См.: Buckley, Sandra. (1991) Penguin in Bondage: A Tale of Japanese Comic Books, in: Technoculture, C. Penley and A. Ross (eds), Minneapolis: University of Muinnesota Press

 

[12] Yaoi - этот акроним, составленный из первых букв японских слов yama nashi, ochi nashi, imi nashi, что может быть переведено как «ни кульминации, ни развязки, ни смысла». Название жанра появилось в связи с историями о юношеской любви, в которых больше внимания уделяется изображению сексуальных сцен между мужскими героями, чем развитию романтического сюжета.

 

[13] Рассматривая особенности этого жанра, а также говоря о специфике отношения к гомосексуальности в японском обществе, мы будет в значительной степени опираться на работы М. McLelland: Male Homosexuality in Modern Japan: Cultural Myths and Social Realities, Richmond: Curzon Press http://wwwsshe.murdoch.edu.au/intersection...clelland2.html; The Love Between Beautiful Boys in Japanese Women's Comics, Journal of Gender Studies, 9:1; Why Are Japanese Girls’ Comics full of Boys Bonking? http://www.cult-media.com/issue1/CMRmcle.htm

 

[14] http://putkioto.narod.ru/5eros.html

 

[15] см. Brinton, Mary C., The Social-Institutional Bases of Gender Stratification: Japan as an Illustrative Case., American Journal of Sociology, V. 94 No. 2 September 1988, Chicago, University of Chicago Press. P: 307

 

[16] http://encycl.yandex.ru/cgi-bin/art.pl?art...p;encpage=japan

 

[17] см Brinton, Mary C., The Social-Institutional Bases of Gender Stratification: Japan as an Illustrative Case., American Journal of Sociology, V. 94 No. 2 September 1988, Chicago, University of Chicago Press. P: 326

 

[18] см Kelsky, Karen. Gender, Modernity and Eroticized Internationalism in Japan Cultural Anthropology: Journal of the Society for Cultural Anthropology. V 14 No. 2 May 1999, Washington, D.C: American Anthropological Association. P: 229-255

 

[19] Цит по: Asuka Gender Roles in Japanese Animation: Vandread www.animeinfo.org/animeu/grjavan.htm

 

[20] Cм.: Sarah Schulman, My American History: Lesbian and Gay Life During the Reagan and Bush Years, London: Cassell, 1994, p. 245.

 

[21] Об этом можно почитать в упомянутых выше работах М. Matsui и Buckley.

 

[22] Mark McLelland Male Homosexuality and Popular Culture in Modern Japan http://wwwsshe.murdoch.edu.au/intersection...mclelland2.html

 

[23] Цит по М. McLelland: Male Homosexuality in Modern Japan: Cultural Myths and Social Realities http://wwwsshe.murdoch.edu.au/intersection...mclelland2.html

 

[24] О "гей-буме" см: Wim Lunsing, «Gay Boom in Japan: Changing Views of Homosexuality?/ in: Thamyris, vol. 4, no. 2, (1997): 267-93

 

[25] Bhabha, Homi. The Location of Culture. London: Routledge, 1994. р 86.

 

[26] Нира Юваль-Дейвис. Гендер и нация. Рига: Элпа, 2001

 

[27] www.anime.dvdspesial.ru

 

[28]Cм.: Усманова А. “Гендерная проблематика в парадигме “культурных исследований” // Введение в гендерные исследования. Часть 1: Учебное пособие. (ХЦГИ, Санкт-Петербург: Алетейя, 2001). С 457.

 

[29] Кроме того, в сериале присутствуют абсолютно нейтральные персонажи, это полу-реальные/полу-мистические личности, гендерная идентичность которых практически нивелирована.

 

[30] Интересно, что в записи имена персонажей разделяются символом «x», причем имя доминирующего персонажа пишется первым. Например: «отношения Хииро x Дуо в додзинси по мотивам ТВ-сериала «Gundam Wing».

 

 

Фильмография:

 

 

YAOI - OAV:

 

Ai no Kusabi - fantasy, yaoi

 

Kimera – fantasy, shounen-ai

 

Kizuna – drama, yaoi

 

Bronze: Carthesis, Bronze 1989 - drama, shounen-ai

 

Zetsuai – drama, shounen-ai.

 

Earthian - fantasy, shoujo, shounen-ai.

 

Fake – detective, shounen-ai

 

Kaze to ki no uta – school drama, shounen-ai

 

Level C – comedy, yaoi

 

Kusatta Kyoushi no Houteishiki - school drama, shounen-ai

 

Legend of the Blue Wolf - fantasy, yaoi

 

Kidnapping Idol - comedy, shounen-ai

 

Boku no Sexual Harassment - office drama

 

End of Century Darling - shounen-ai

 

Fish in the Trap - school drama, shounen-ai

 

Fujimi Orchestra - school drama, shounen-ai

 

Gravitation -shounen-ai,

 

Яой-ресурсы:

 

 

http://www.aestheticism.com

 

http://www.yaoi.ru

 

http://www.shounen.ru

 

http://www.fortunecity.com/victorian/university/5/josei_ni/

 

http://hentai.anime.ru.

 

http://www.anime.ru

 

http://www.manga.ru

 

http://www.animeinfo.org/animeu.html Anime University

Link to post
Share on other sites

Ну а если по жизни.

Короч, тут, в Мск постоянно проводятся Слэшконы и Аниматриксы.

Я хожу на весенний слэшкон, иногда в охрану.

Кого мы видим на слэшконах? Молоденьктих девочек, одетых или как куклы, или как мальчики. Постоянно целуются и прочее. Нет, они не лесби, они вырастают и выходят замуж. Это такая игра. Хэнтай извратили у нас в России, до невозможности.

Ai no Kusabi - вещь давняя, жестокая и красивая. Это хентай, яой.

Это понимаю и смотрю я)

Но то, что вижу сейчас... не ребят, современный хэнтай не катит. Картинки - они и в Африке картинки. Не ревновать же к Микки-Маусу, например?

Link to post
Share on other sites

А что здесь не извратили?)) Дай кодекс "Бусидо" - и то умудрятся извратить. Просто я увидел настоящий японский хентай, если бы не сын - в жизни не стал бы копаться в этом сюжете)) Такой клондайк обнаружился в итоге, супер. А вообще... даже в казалось бы таких примитивах, как песенка "Зеленоглазое такси" можно обнаружить проблемы мирового масштаба, как это сделал Дугин. Нравятся мне такие игры ума. К тому же - изначальная философская подоплека. А реал - да боже упаси...

Link to post
Share on other sites

Да все-таки разность культуры!

Вот Енот ( я о нем говорил) - японовед. Я с каждым днем все больше его не понимаю. Но он-то не банальное подражание.

Ну нравится молодежи хентай, особенно с противоположным полом - пусть смотрят. Но давайте жить по-русски.

Элементарно - японы, китайцы и прочие качатели колыбели боевых искусств живет своими уставами и устоями сотни лет. Мы их просто не поймем. Может у них хэнтай элемент педагогики?

А мы, русские (ахха, кто бы говорил))), вообще культура странная. Не хватает нам возвшенности и хрупкости ( зарезали красивое создание тонким лезвием). Вот и лезем куда не надо.

Link to post
Share on other sites

Ну, я не совсем... хм... русский... поэтому возвышенное создание с тонким лезвием - достаточно увлекательный предмет для размышления, не более) Как и наши европейские самураи - поэзия, романтика экзистенциальной западной эпохи))

Link to post
Share on other sites

Не, размышления это одно, а образ жизни - совсем иное.

Вот я бы, не смотря на всю мою польскую кровь))) - завел бы себе шпагу, а не катану.

Европейская и азиатская культура - небо и земля. Мы все-таки ближе к Европе.

Я понимаю готов, эльфов, друидов которые пасутся в нашем парке. Но самураи это перебор.

И при всем моем отношении к тому же гомосексуализму, для понимания хэнтая мне не хватает высоты духа, что ли.

Да, красивые картинки, красивые отношения. Но не более.

Смотреть и не трогать.

Link to post
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Loading...
×
×
  • Create New...