Jump to content
Форум - Замок

Фехтование. Не просто боевое искусство, стиль жизни, "крест с моего алтаря"


dani
 Share

Recommended Posts

  • Replies 124
  • Created
  • Last Reply

Top Posters In This Topic

Top Posters In This Topic

Posted Images

Думаю, что речь о сценическом фехтовании и уж тем более о фехтовании в кинематографе и литературе, еще продолжится... А пока, позвольте просьбу: саблисты, расскажите о саблях Тамерлана, пожалуйста. О "Жемчужине" и о "Языке змеи".... может, хоть кто-то знает больше, чем выдает товарищ Гугл...

Link to comment
Share on other sites

  • 2 weeks later...

Учебный бой может иметь частные задачи: внедрение в боевую практику фехтовальщика новых действий, не входящих в его боевой репертуар.

Это внедрение невозможно без многократных опробований этих действий, во

время которых происходит боевое психологическое освоение нового. Действие

постепенно начинает выполняться без излишнего расхода нервной энергии на

нетактические моменты, которые мешали первое время нововводимому действию

быть результативным.

В учебных боях устраняются также недостатки. Так, бойца преднамеренных

действий, страдающего статичностью замысла и неподвижностью мышления,

обязывают действовать только импровизированно, например атаковать не в

заранее выбранный определенный момент в движениях противника, а на любое

очередное движение оружием противника, связанное с небольшим маневренным его

приближением. Ярко выраженный оборонец в учебном бою должен как можно больше

атаковать.

Если одного субъективного желания тренирующегося вести бой в атакующем

стиле оказывается недостаточно для реализации поставленной задачи, то

следует привлечь на помощь внешние сюжетные моменты. Например, в бою на счет

не засчитывать уколы-удары, наносимые в ответах. Или фехтовальщику ставится

условие: "осталась 1 мин. до конца боя, счет 1 : 0 в пользу противника" и т. д.

Бойцу, страдающему пристрастием к очень узкому кругу приемов, следует

запретить их применять в учебном бою.

В учебных боях могут устраняться и локальные тактические недостатки.

Так, рапирист, применяющий в защите только 4-й парад и страдающий от этого в

соревновательных боях, должен в учебном бою на протяжении многих недель, а

может быть и месяцев, применять только 6-й парад. Или бойцу, получающему

обычно удар при стоянии на задней границе, предлагается вести учебный бой

именно в этой ситуации и т. д.

Для повышения насыщенности учебного боя действиями оружием большое

методическое значение приобретает укорочение поля боя до 4-6 м. Бойцам,

которые ведут бой в изматывающей силы беготне, очень полезно тренироваться

на укороченном поле боя.

Тренер, дав своему ученику задание на учебный бой, должен позаботиться

о том, чтобы партнер помог выполнить это задание. Например, для ученика,

которому поставлена задача внедрять в боевую практику круговые защиты,

лучшим партнером будет ученик с ярко выраженной атакующей манерой ведения

боя. При этом задание, порученное ученику тренером, или самозадание не

должно быть известно партнеру по бою.

Иногда фехтовальщику для отработки некоторых моментов боя выгодно иметь

партнерами в учебных боях фехтовальщиков, не знающих или плохо знающих его

как бойца. В этом случае необходимо делать "вылазки" на занятия в "чужие"

секции фехтования.

Следует иметь в виду, что для фехтовальщика, ведущего экспериментальный

бой, бой с опробованием нового, наиболее полезным партнером будет боец,

уступающий ему по силе.

В учебном бою фехтовальщик, получив или нанеся укол-удар, не должен

продолжать бой, пока не осмыслит причин успеха или неуспеха своих действий.

В соревновательном бою осмысливание должно проходить быстро. Кто не замечал,

как мастер, получив в соревновательном бою укол-удар, выкраивает себе время

для уяснения случившегося, не спеша и как бы в задумчивости следуя к линии

начала боя. Осмысливание должно проходить в форме четкой внутренней речи и

завершаться совершенно определенным выводом.

Тактический рост фехтовальщика - сложный процесс. Сознательное

наращивание тактического мастерства невозможно без глубокого самонаблюдения

и самоанализа и без фиксации улавливания новых моментов. Достижения и

находки в учебном бою целесообразно записывать в дневник. В этом случае

дневник станет историей роста боевого мастерства, историей, которая будет

указывать направление дальнейших усилий фехтовальщика в тренировке.

Особое внимание боец должен уделять тем моментам боя с противником,

которые постоянно причиняют ему боевые неприятности. Это чужое боевое

богатство надо изучать и пытаться в дальнейшем сделать своим тактическим

достоянием. Такая установка не даст фехтовальщику "законсервироваться", и он

будет повышать свое мастерство.

Очень действенным способом начального обучения тактическому мышлению

являются указания тренера по ходу ведения им учебного боя.

Ведущий бой ученик получает советы и указания, на что следует обратить

особое внимание в поведении и действиях партнера, как можно наилучшим

образом использовать отдельные конкретные его движения и действия, как

следует их вызывать, на чем пытаться поймать партнера по бою и т. д.

Однако этим способом обучения боевому мышлению не следует

злоупотреблять, так как самостоятельность тактического мышления совершенно

необходима фехтовальщику в условиях соревновательного боя, где помощи извне

ожидать уже не приходится. Правда, некоторые тренеры пытаются подсказывать

своим ученикам во время боя и на соревнованиях, что является не только

нарушением правил соревнований, но и вредным педагогическим приемом.

Давать указания и советы ученикам по тактике во время учебного боя

технически трудно, здесь требуется изобретательность учителя.

 

A. Аркадьев "Тактика в фехтовании" (Фрагмент из книги)

Link to comment
Share on other sites

Вот нашел интересную статью...

 

Секретные удары

 

«Вновь получив укол в первом же бою, господин дез Ами призвал на помощь все свое искусство, но сегодня и это не помогло ему отбить стремительные атаки Андре-Луи.

 

После третьего укола учитель отступил назад и сорвал маску.

 

– Что это? – спросил он. Он был бледен, темные брови нахмурены. Никогда в жизни его самолюбие не было так уязвлено. – Вас научили секретному удару?

 

Он всегда хвастался, что знает о шпаге слишком много, чтобы верить чепухе о секретных ударах, но сейчас его убежденность была поколеблена.

 

– Нет, – ответил Андре-Луи. – Я много работал, к тому же иногда я фехтую, прибегая к помощи мозгов».

 

фехтованиеНе знаю уж, насколько серьезно интересовался Сабатини историей фехтования, но ситуацию, сложившуюся на границе двух фехтовальных эпох, он описал удивительно точно.2 Действительно, новый век фехтования – эпоха школ – не только принес с собой новое оружие, новые стили боя и методики преподавания. Новый век принес и разочарование, подведя черту под двухсотлетними поисками предыдущих поколений мастеров – романтичными и таинственными поисками абсолютного, секретного удара, своеобразного «философского камня» фехтовальщиков.

 

Итак, начало XVI века. Ключевым элементом, изменившим весь ход военной истории, стало резкое качественное развитие и массовое распространение огнестрельного оружия, в результате чего бойцы на холодном оружии повсеместно отказываются от ставших бесполезными доспехов.

 

В очень короткий срок на смену кольчугам и латам приходят легкие эластичные кожаные колеты. Это, с одной стороны, дает бойцам абсолютную свободу движений, а с другой – превращает все тело фехтовальщика в поражаемую поверхность. Теперь нет необходимости выискивать слабо защищенные участки или пытаться пробить концентрированным ударом стыки стальных пластин. Любой, даже относительно легкий укол или удар шпагой, в любую точку, оказывается результативным. Под скорлупой рыцарских доспехов фехтовальщики обнаружили широчайшее поле для творчества.

 

И работа закипела! Обращаясь к первоисточникам – трактатам по фехтованию XVI–XVII веков, не устаешь удивляться невероятному многообразию способов и стилей боя. Любой, хоть немного уважающий себя, фехтмейстер придумывал и пропагандировал свой собственный метод управления холодным оружием. Что же говорить о действительно великих мастерах, которые создавали целые школы фехтования, детально разрабатывая все: стратегию, доктрину, тактику, технику боя и даже способы приветствия.

 

Камилло Аргиппа разработал свой стиль на основе агрессивной, атакующей доктрины, с математической точностью рассчитал технику удлинения атаки путем перегрузки выпада, одновременно увлекаясь вопросами периферийного визуального контроля и философской основой искусства боя.

 

Ахилло Мароццо, напротив, склонялся к экономичным, спокойным движениям и естественности форм, а заодно придумал свою «прогрессию» – полутанец-полуупражнение для четверых. Подходя к своему искусству с иными мерками, нежели Агриппа, Мароццо не касался деталей и мелких расчетов, закрывая глаза даже на такие явные недоработки своего художника, как отсутствие щита у фехтовальщика, исполняющего прием прогрессии со шпагой и щитом!

 

Анри де Сан-Дидье приложил все усилия к тому, чтобы выделить французское национальное направление в фехтовании. В своем «Обращении к королю» (Карлу IX) он заявил, что развелось слишком много фехтмейстеров, увлеченных голой теорией (камень в огород итальянцев). В учебнике Сан-Дидье мы находим систематизацию простейших передвижений на фоне значительного внимания к работе оружием, причем принципиально (!) одной шпагой.

 

Сальватор Фабрис – этакий Микеланджело от фехтования – большое внимание уделял самым разнообразным стойкам и уклонениям, полагаясь в значительной мере на ноги и корпус. По количеству самых вычурных положений тела Фабрису нет равных!

 

А сколько в этот период появляется новых приемов, позиций и понятий, сколько дано формулировок и определений только что изобретенных и уже известных движений, сколько теоретических фундаментов заложено!

Жиганти называет основными положениями в фехтовании время и дистанцию. Грасси (1570) приводит данные о линиях: верхней, нижней, наружной и внутренней. Кавалькабо (1610) описывает наружные и внутренние батманы, верхние и нижние финты, батман и укол с переводом в нижний сектор, а так же 4-ю защиту и 3-ю. Капо Ферро развивает мысль Дидье, что для боя достаточно одной шпаги и утверждает преимущество диагонального разворота плеч относительно боевой линии. Фабрис (1624) использует понятие выбора дистанции. Бернар Ренне говорит о соединениях и переводах и подразделяет защиты на прямые, полукруговые и уступающие. Безнар (1653) описывает шаги вперед и назад, вошедшие впоследствии в классическую школу, и повышает значение обезоруживаний. Де ля Туш (1670) выделяет сильную и слабую части клинка. Ле Перш дю Кудрей (1676) дает определение рипоста и почему-то особенно воспевает полукруговую 7-ю защиту.

И можно с уверенностью утверждать, в это время не было ни одного мастера, который владел бы всем имеющимся многообразием фехтовального материала. Искусство боя на легком оружии (шпага, рапира и различные парные комбинации), не пришедшее еще к единому знаменателю3, оказалось слишком объемным, а главное, таило в себе еще слишком много белых пятен, чтобы подчиниться разуму и мастерству какого-нибудь одного человека.

 

Вот тогда-то и появились секретные удары. Каждый мало-мальски значительный мастер разрабатывал свой эксклюзивный способ атаки, который какое-то время действовал почти безотказно, до тех пор, пока этот способ никто не знал, пока он оставался секретным. После чего приходилось придумывать новый. И этот новый опять какое-то время действовал!

 

«Ну, сударь мой, а где passado ваше?» – восклицает шекспировский Меркуцио и тут же получает смертельный укол от знаменитого бретера Тибальта, который своими» «бессмертными passado и punto reverso» наводил страх на всю Верону. Королевский шут Шико валит очень неплохого дуэлянта и учителя фехтования Никола Давида секретным «ударом Крильона». А граф де Сен-Люк успешно использует против графа де Монсоро «удар короля».

 

Однако все тайное рано или поздно становится явным. Удары переставали быть секретными, теряли былую актуальность, а вместе с тем привлекательность. Но фехтовальщики не сдавались и продолжали поиски этого философского камня. В конечном счете, главной целью всех поисков и экспериментов фехтовальщиков являлся не «секретный», а «абсолютный» удар, удар от которого нет спасения ни при каких обстоятельствах. Но время шло, а «абсолютный удар» оставался тайной за семью печатями. Наиболее прогрессивно мыслящие учителя приходили к выводу, что без колдовства здесь не обойтись, и абсолют достижим только соединением личного мастерства и магии.

 

Пожалуй, дальше других продвинулся в этом направлении итальянский учитель и дуэлянт Жерар Тибо. Ему удалось вычислить «магический круг». Внешне все выглядело очень незатейливо: перед поединком Тибо кончиком шпаги рисовал в воздухе круг, контур которого как бы перечеркивал противника напополам. Всякий нормальный фехтовальщик знал, пробиться сквозь круг Тибо невозможно. Знал и, конечно, проигрывал. Магический круг Тибо имел еще и материальное воплощение: так называлась фирменная напольная разметка в его фехтовальном зале.

 

Наконец, к началу XVIII века последние иллюзии относительно абсолюта развеялись, а секреты закончились. Эпоха фехтмейстеров, эпоха глобальных экспериментов и великих открытий, уступала место веку Просвещения с его прагматизмом и реалистическими взглядами. Боевое искусство было подвергнуто тщательнейшему анализу, выделись основные стилистические направления, возникли национальные школы.

А как же волшебные неотразимые удары? Они еще долго будоражили воображение начинающих фехтовальщиков в виде легенд и преданий, обрастая романтическим ореолом.

 

Например, легенда о происхождении флешь-атаки4 гласит, что первоначально флешь была фирменным секретным приемом итальянских бретеров. И вот как-то раз один такой бретер, похваляясь собственной непобедимостью, торжественно поклялся, что оставит жизнь тому из своих противников, кто сумеет отразить его коронный удар. И надо же такому случиться, что этим противником оказался совсем еще неопытный юноша, который в момент сокрушительной бретерской атаки всего-навсего поскользнулся на банановой корке и, таким образом, «уклонился» от укола. При этом юноша оказался не только удачливым, но и наблюдательным. Он запомнил флешь-атаку и распространил ее по всей Италии.

 

Красиво. Жаль только, что все это неправда. Поиски секретных и абсолютных ударов, начавшиеся в начале XVI века, сразу после массового отказа от доспехов, так и закончились ничем на рубеже XVII-XVIII веков.

Наиболее ярко торжество науки над фехтовальной алхимией воспел английский писатель Гилберт Кит Честеретон в своей нравоучительной притче «Деревянный меч».

 

Незнакомец, появившейся в глухой английской деревушке Грейлинг Эббот, без видимых причин ввязался в бой со всеми фехтовальщиками, и даже местным авторитетом сэром Гаем, и всех победил. Причем, не просто убил или заколол, а самым непостижимым образом обезоружил. Но как оказалось впоследствии, незнакомец не знал секретного удара, и даже не был колдуном, а всего-навсего выполнял поручение лорда Верулама5, основателя натурфилософии и знатока естественных наук. Бродя по Англии, он испытывал новую шпагу, клинок которой был намагничен, и по предположениям ученых должен был вытягивать из руки любое оружие.

 

Такое, кстати, тоже невозможно.

 

На рубеже XVIII-XIX веков к идее секретных ударов относились не более как к курьезу. Наиболее мрачная шутка на эту тему принадлежит судье парижского парламента Кофиналю. Приговаривая одного учителя фехтования к гильотине, Кофиналь добавил: «Ну, старина, попробуй-ка отразить этот удар».

 

Черный юмор судьи мгновенно разлетелся по Парижу. И когда уже самого Кофиналя вели на казнь (таковы уж превратности французской революции), толпа, бежавшая вслед за его повозкой кричала: «Отрази-ка свой собственный удар!»

 

Взято отсюда http://malleus.ru/sekretnye-udary.html

Link to comment
Share on other sites

  • 3 months later...

С 5 по 9 марта на Зимнем стадионе состоялся турнир Гран-при FIE «Рапира Санкт-Петербурга» и этап Кубка мира «Шпага Санкт-Петербурга». Соревнования прошли по пяти дисциплинам: мужская и женская рапира (индивидуальный и командный зачет), а также женская шпага (индивидуальный зачет). В соревнованиях приняли участие 350 спортсменов из 45 стран мира.

 

По количеству медалей Италия опередила все другие страны – ее команда набрала 2 золотых, 1 серебряную и 2 бронзовых награды. На втором месте – команда России (1-2-0), на третьем – Германия (1-0-1).

 

В следующем году турнир серии Гран-при FIE «Рапира Санкт-Петербурга» и этап Кубка мира «Шпага Санкт-Петербурга» будет проводиться в юбилейный 25-й раз!

 

Кстати, там ждут участников и гостей соревнований в городе на Неве в 2009 году!

Link to comment
Share on other sites

  • 2 weeks later...

Михаил СТОРОЖЕВ "И женщины сражались на дуэли"

 

«Известно, на что способна разъяренная женщина...»

Вергилий. «Энеида», V, 6.

 

В XVII веке один французский офицер самовольно поселился в доме графини де Сан-Бельмонт, молодой красавицы-вдовы. Графиня послала ему вежливую записку с просьбой объяснить свое вторжение, но она была проигнорирована. Тогда женщина послала офицеру вызов на дуэль, подписавшись «шевалье де Сан-Бельмонт». Офицер принял вызов и, явившись в назначенное место, встретил мадам, которая была тщательно загримирована и в мужской одежде. Поскольку переодетая красавица незаурядно владела шпагой, то уже через несколько минут схватки она резким приемом вышибла оружие из рук противника и, отбросив клинок ногой, обратилась к офицеру со словами, которые заставили его покраснеть от стыда: «Вы думаете, мосье, что дрались с шевалье. Вы ошибаетесь - я мадам де Сан-Бельмонт. И убедительно прошу вас в будущем быть более чутким к женским просьбам».

 

Имеющиеся в истории подобные случаи показывают, что такое поведение храброй вдовы, к сожалению, нетипично для женщин. Нетипично в одном - в проявлении милосердия к мужчине. Поэтому мужчинам, которые, на свое несчастье, вступали в схватку с женщинами, далеко не всегда удавалось отделаться легким испугом, как противнику графини де Сан-Бельмонт.

 

Так, трагически для мужчины сложилась следующая дуэль, отмеченная историками и сохранившаяся в архивах.

 

Брошенная молодым человеком девушка из интеллигентной семьи встретила его на улице в Париже. В дамской сумочке, которую мадемуазель Лерье (так звали девушку), несла в руках, находился пистолет довольно крупного калибра. Конечно, она могла просто застрелить своего неверного возлюбленного. Но она была настолько великодушна, что протянула ему оружие. Правда, на этом ее деликатность кончилась. После того как мужчина выстрелил в воздух, мадемуазель Лерье выстрелила в него в упор.

 

Но, наверное, наиболее непримиримой была оперная певица мадемуазель Мопэн, на боевом счету которой несколько поверженных мужчин.

 

 

Когда однажды за кулисами оперного театра к ней с некорректной шуткой подошел актер Дюмени, грубый и наглый мужчина, то в ответ на какую-то из его самодовольных фраз девушка вызвала его на дуэль. Не ожидавший такого поворота Дюмени изумленно уставился на нее и расхохотался. Тогда певица, выхватив у проходящего вблизи бутафора театральную шпагу, отхлестала ею обидчика, а затем отобрала у него часы и табакерку как знак своей победы. После этого случая жизнь девушки коренным образом изменилась. Она решила никому и никогда не позволять себя обижать. Случай доказать свою принципиальность представился ей довольно скоро. На одном из балов один из присутствующих обидел ее. Получив вызов на дуэль, он изумился так же, как и Дюмени, и отказался драться. Тогда певица предложила ему во всеуслышание публично попросить у нее прощения.

 

Среди дам, слышавших разговор, поднялся недовольный ропот: «Эта певичка совершенно зарвалась». Затем, после некоторого колебания, устроительницы бала предложили девушке покинуть зал. Она спокойно на это согласилась, «но только после того, как господин попросит прощения». После короткого замешательства дамы не нашли ничего лучшего, как предложить мужчинам вывести вон «зарвавшуюся» актрису. Что и было сделано к несчастью для сопровождающих. Когда они вывели девушку в сад, она выхватила шпагу у одного и приказала другому защищаться. Тут мужчинами была сделана вторая ошибка. Вместо того чтобы ее обезоружить, они решили понаблюдать этот аттракцион - женщина, размахивающая шпагой... Ошибка обошлась слишком дорого. Через несколько мгновений один из мужчин уже лежал на земле. Второй дрался всерьез, но молодая красавица слишком хорошо владела клинком и была к тому же в сильнейшем гневе. Когда и второй противник упал на садовую дорожку, обагряя ее своей кровью, мадемуазель Мопэн отбросила шпагу и, поправив прическу, вернулась в танцевальный зал.

 

Несмотря на то, что женщины довольно часто вызывали на поединок мужчин, статистика свидетельствует, что чаще они дуэлировали друг с другом.

 

Один из таких поединков произошел из-за соперничества двух высокопоставленных особ женского пола. Героем и причиной соперничества оказался небезызвестный кардинал, герцог де Ришелье. Вот как впоследствии об этом случае вспоминал Ришелье: «Мне стало известно, что они схватятся в Булонском лесу на пистолетах, чтобы установить, кому из них я должен принадлежать».

 

Мадам Несль упала - кровь лилась потоком. Врач подбежал, и выяснилось, слава Богу, что это всего лишь царапина на плече. Оправившись от испуга, тетушка заявила, что победа на ее стороне.

 

Зрители, не знавшие, из-за кого идет этот забавный бой, обступили ее и спрашивали, стоит ли предмет дуэли того, чтобы драться?

 

- О да! - воскликнула Несль.

 

- Кто же он, этот счастливец?

 

- Сын Марса и Венеры - только никому не говорите об этом - герцог Ришелье».

 

Справедливости ради следует отметить, что не всегда мужчины оставались безучастными свидетелями дуэлей. Иногда они брали на себя миролюбивую миссию Лисистраты.

 

После того как в XIX веке дуэли стали модными в США, одному мужчине удалось предотвратить ожесточенную схватку двух дам, вооруженных пистолетами, которые пытались стреляться из-за любви по всем правилам. Он сумел арестовать дуэлянток и препроводить в полицейский участок.

 

Но, к сожалению, чаще всего у мужчин себялюбие пересиливало опасение за женщин. «На прошлой неделе, - писала одна из газет штата Джорджия в 1817 году, - вопрос чести разрешился между двумя молодыми леди - Джейн Уэйл и Синди Даер. Их объект присутствовал в качестве судьи. Ему пришлось своими глазами увидеть, как одна из его поклонниц, серьезно раненая соперницей, упала». Но на другой ему пришлось жениться. Как сообщила та же газета, «все было обставлено с соблюдением правил, и победительница вышла замуж за арбитра, как и было предусмотрено условиями дуэли».

 

По мере эмансипации у женщин оказывается все больше поводов для обид. Ну разве могли женщины Средневековья или графиня де Сан-Бельмонт в своем XVII веке представить себе дуэль из-за разногласий по вопросам музыкальных выставок? Нет. Хотя бы потому, что до прошлого века женщины почти не занимались общественными делами. А вот в нашем неспокойном веке поводом к поединку стало общественное мероприятие. Дуэль состоялась между двумя президентами: почетным президентом Венской музыкальной выставки принцессой Полиной Меттерних и президентом женского комитета этой выставки. Причиной разногласий послужили принципиальные вопросы устройства выставки. Следует отметить, что поединок проходил на самом высшем уровне. Секунданткой Меттерних была принцесса Шварценберг. На случай оказания помощи дуэлянткам приехала некая баронесса, имевшая степень доктора медицины. Ее помощь пригодилась, поскольку противница принцессы Полины была ранена в руку, а сама принцесса - в нос.

 

Как сказал один из знатоков дуэлей: «Если мы примем во внимание большую раздраженность, которая так часто сопутствует отношениям между женщинами, мы удивимся, что они еще сравнительно редко дерутся на дуэли, которая является клапаном для страстей».

Link to comment
Share on other sites

XVI век. Именнок этому времени относятся первые достоверные сведения о женских дуэлях. И они, кстати, развеивают миф о том, что первопроходцами в этом деле были француженки. Так, в хронике миланского женского монастыря Св.Бенедикты упоминается, что 27 мая 1571 года в монастырь прибыли две знатные сеньориты. Они попросили у настоятельницы разрешения на комнату для совместного молебна. Разрешение было дано. Но, запершись в комнате, сеньориты вместо того, чтобы начать молиться, выхватили кинжалы и бросились друг на друга. Когда перепуганные шумом монашки ворвались в помещение, то перед ними открылась ужасающая картина: на полу лежали две окровавленные дамы, одна из которых была мертва, а вторая умирала.

 

Опубликованное фото

 

В 1552 году в Неаполе произошло неординарное событие - две дамы, Изабела де Карацци и Диамбра де Петтинелла дрались на дуэли в присутствии маркиза де Васта. Дуэль состоялась из-за молодого человека по имени Фабио де Зересола. Поединок женщин из-за любви к мужчине был весьма волнующим событием, ведь прямо противоположная вещь - борьба из-за женщины всегда являлась обычным занятием мужчин. Этот поединок так потряс неаполитанцев, что молва о нем не утихала долгое время. Эта романтическая история о поединке двух молодых дам, влюбленных в одного мужчину, вдохновила испанского художника Хосе (Джузепе) Риверу (Риберу) в бытность его в Италии в 1636 году на создание шедевра - полотна "Женская дуэль", которое является одним из самых волнующих картин в галерее Прадо.

 

ссылка: www.mith.ru.

Link to comment
Share on other sites

  • 2 weeks later...

Мишенёв С.

Санкт-Петербург

 

Несколько слов о происхождении дуэли

(Отрывок из книги "Право сильного")

Дуэль, в классическом понимании этого термина,

- довольно молодая боевая традиция Европы.

Дуэлей не знала античность,а средневековье

соприкоснулось с ними лишь частично

в самом конце эпохи.

По-настоящему дуэльная эпидемия

захватила лишь XVI-XVIII вв.

Однако возникла эта традиция не вдруг,

не на пустом месте.

Она имеет социальные, этические,

психологические корни

в самой глубине средневековья.

В принципе, этот вопрос изучен.

Истории дуэли уделяли значительное

внимание исследователи прошлого века.

И все они - Дружинин, Курнатовский,

М. Э., Махов, Страхов, Ливенсон

называют предшественницей дуэли

средневековую традицию судебных поединков.

И сейчас можно было бы не возвращаться к этому вопросу,

если бы не одно обстоятельство.

А именно: кроме чисто внешнего сходства

судный бой и дуэль не имеют ничего общего,

и появление дуэли внутренне

никак не связано

с ордалиями средневековья.

Парадоксально, но факт.

Эту столетнюю ошибку

с завидным постоянством повторяют и сегодня.

 

А на самом деле все было совсем иначе

 

Два противника ограничены в своих действиях определенными правилами. Вот, пожалуй, и все, что роднит дуэль и судный бой. В остальном же судебные поединки являлись самостоятельной формой боевой культуры со своей историей зарождения, развития, упадка, со своей идейной основой и характерной религиозной окраской. Одним из косвенных доказательств нашей точки зрения служит пример Руси, где история "Божьих судов" протекала в целом по тому же руслу, что и в Западной Европе. Но в XVI в. умершая традиция "Поля" не оставила после себя никакого подобия западной дуэли. Почему? Да потому, что для появления дуэли требовались не тысячелетние предшествия судебных поединков, а свой собственный корень, своя социальная подоплека, свое, выработанное веками, понимание чести.

При более детальном рассмотрении вопроса мы находим также ряд весьма существенных различий между судебным поединком и дуэлью, а именно:

1) Судебный поединок - это лишь один из элементов процесса, прием, с принципиально важным результатом, призванный установить истину, ранее неизвестную.

Дуэль - есть сам процесс, с истиной (обстоятельства дела) уже известной, процесс, не влекущий никаких последствий, а лишь смывающий некое оскорбление кровью, неважно чьей, своей или чужой (т. е. результат дуэли абсолютно не имеет значения!).

2) Судебный поединок есть акт правомерный, входящий в состав судебного расследования спора.

Дуэль есть акт самовольного захвата судебной власти и права, частная и, в подавляющем большинстве случаев, незаконная инициатива.

3) Судебный поединок назначается судебной властью независимо от желания или нежелания истца или ответчика.

Дуэль же возникает исключительно по взаимной договоренности сторон, она не может быть назначена или санкционирована.

4) Судебный поединок не знает классовых различий, и люди благородного происхождения, и простолюдины могут быть призваны к нему. Более того, судьи могли назначить поединок между человеком благородным и простолюдином.

Дуэль возможна только между равными представителями привилегированного класса (за исключением поздних дуэлей, проникнутых духом буржуазных революций).

5) Судебный поединок во многих случаях допускает участие наемных бойцов.

Дуэль категорически требует участия ее инициаторов и только в самом крайнем случае (оскорбление, нанесенное женщиной) - ближайшего родственника.

Таким образом, мы видим, что кроме внешнего сходства, дуэль не имеет с судебным поединком ничего общего. Если же руководствоваться только этим сходством, то можно запросто объявить предшественницей судебных боев античную гладиатуру, а наследницей дуэли - традицию вооруженных разборок нынешней братвы.

Однако, как мы уже замечали, дуэль возникла не на пустом месте. И ее истоки легко находятся в явлении, известном, как файда - междоусобная война. Эти внутригосударственные войны рыцарей будоражили всю Западную Европу, и никакие меры светских церковных властей долгое время не могли в полной мере пресечь их.

Легко убедиться, что внутренние основы файды практически те же, что и у дуэли. И в том, и в другом случае результат не доказывает правоту одной из сторон и не открывает неизвестную истину, и то, и другое возникает по инициативе и при участии феодала, не назначается и не санкционируется, в обоих случаях - это акт неповиновения центральной власти, претензия на независимость, суверенитет, право распоряжаться своей жизнью, наконец, это достояние привилегированного класса.

Военная энциклопедия приводит утверждение Коши: "Существенное различие между владельцем-сюзереном и подданным заключается в том, что подданные, как скоро возникал между ними юридический спор, должны были обращаться к властителю, который давал им правду, а сами властители разрешали спор с помощью оружия. Требовать правосудия у властительного лица значило признать себя подданным, а сделаться самому мстителем за обиду значило проявить независимость, властность".

Собственно, эта формула (и не только в случае обиды или юридического спора) и являлась моральным аргументом как файды, так и дуэли.

Различие же между дуэлью и частной войной мы находим в причинах и поводах. Причина дуэли почти всегда оскорбление или конфликт из-за женщины. Дополнительных поводов уже не требовалось. Причина файды, как правило, территориальные или материальные претензии к соседу, которые могли скрываться под благородными поводами.

В общем же, дуэль - это и есть файда, но в миниатюре, один на один. Эта миниатюризация произошла на рубеже XIV-XV вв., когда истощенная монархия смогла все же, опираясь на поддержку нижних сословий подавить своеволие рапоясавшихся рыцарей. Частные войны в условиях усилившейся власти стали невозможны. И феодалы, всегда отличавшиеся острым чувством собственного достоинства, привыкшие к независимости и безнаказанности, продолжали "проявлять властность" и наперекор королевским эдиктам решали свои споры самовольно с помощью оружия. Но теперь уже один на один.

 

 

ссылка: http://www.vzmakh.ru/parabellum/n10_s3.shtml

Link to comment
Share on other sites

Я прошу прощения, еще раз про дуэль...

 

То был приятный, благородный,

Короткий вызов, иль картель:

Учтиво, с ясностью холодной

Звал друга Ленский на дуэль.

 

(А.С.Пушкин)

 

Опубликованное фото

 

Дуэльное оружие, каким оно было? До XIX, дуэльного, века и на поединках, и в войнах тысячелетиями использовали холодное оружие. Обучение фехтованию было весьма популярно в Древней Индии и Древнем Китае, а в средние века любой свободный человек в Европе имел право носить оружие.

Когда, после изобретения пороха, рыцарские доспехи стали толще и крепче, начали уменьшать тяжесть меча: он становился уже. Снова, как и в Древнем Риме, появилась шпага. Итальянская шпага так и осталась тонким и узким мечом для укола. Но такой клинок легко гнулся и ломался. И его стали делать трехгранным: раны, наносимые им, были очень тяжелы.

Опубликованное фото

Link to comment
Share on other sites

С конца XV в. шпага прочно входит в вооружение рыцарей Западной Европы, а фехтование становится искусством. Появляются и книги-пособия для желающих овладеть этим мастерством. Первое руководство по фехтованию было издано в 1474 году Жаком Понсем и Петром Торресом.

 

Опубликованное фото

 

Изначально бой на шпагах протекал с использованием щитов разных форм. Они были небольшого размера и назывались брокели. При этом сами щиты снабжали металлическими шипами наподобие кинжалов. Они были разной длины, и ими можно было и рубить, и колоть. Сама шпага конца XV-XVII веков тоже могла и рубить, и колоть. В XVI в. от щита постепенно отказываются, заменив его дагой (разновидность кинжала). В Испании для действия левой рукой стали применять плащ (откуда и выражение "рыцари плаща и шпаги"). Его либо наматывали на руку и отбивали им удары как щитом, либо набрасывали на оружие или голову противника.

 

Опубликованное фото

Link to comment
Share on other sites

После изобретения французами правил дуэли она стала формой досуга, и дуэльная лихорадка во многих странах Европы обернулась эпидемией. Во Франции при Генрихе III (1519-1559) и Генрихе IV (1553-1610) дуэльный азарт отправил на тот свет больше дворян, чем десятилетняя гражданская война. Правила предусматривали и поединки между секундантами: дуэли перерастали в настоящие бои. Короли грозили тюрьмой и смертной казнью — ничего не помогало. Победителем считался тот, кто умирал последним.

 

Опубликованное фото

 

Необычная популярность фехтования требовала и большого количества учителей. Многочисленные преподаватели фехтования, а также профессиональные убийцы и дуэлянты объединялись в союзы. Первой такой корпорацией был "Фехтовальный союз святого Марка" (1478 г. Франкфурт). В Испании возникло "Фехтовальное братство" или "Браво" — каста дуэлянтов и наемных убийц.

 

Опубликованное фото

Link to comment
Share on other sites

На дуэлях дрались также кавалерийскими и пехотными шпагами и саблями. Такой поединок, как правило, заканчивался смертью одного из противников, поскольку ранения, наносимые таким оружием, были очень тяжелыми.

 

Опубликованное фото

Link to comment
Share on other sites

Когда же появились первые фехтовальные школы на Руси? В сочиненной по велению Петра I книге "Юности честное зерцало, или Показание к житейскому обхождению, собранное от разных авторов" (1717 год) среди прочих наставлений есть и такое: "Младый шляхтич, или дворянин, ежели в обучении своем совершенен, а наипаче в языках, конной езде, танцевании, в шпажной битве, и может добрый разговор учинить, к тому же красноглаголив и в книгах научен, оный может с такими досуги, прямым придворным человеком быть". А научиться шпажной битве дворянин уже мог. В 1701 г. была основана школа математических и навигационных наук, в программе которой с 1702 года предмет "рапирная наука" стал обязательным (он практиковался в учебных заведениях вплоть до первой мировой войны). Преподавали фехтование и в открытой в 1719 г. Морской академии наук в Санкт-Петербурге, а со второй половины XVIII в. фехтование вводится и в некоторых военных учебных заведениях. Ну и женщины тоже не уступали мужчинам в этом искусстве.

 

Опубликованное фото

Дуэль Мастальо. Деталь почтовой открытки. 1905 г

 

http://www.liveinternet.ru/users/leonsija/post62803893/

Link to comment
Share on other sites

Спасибо, Драйв. Прочитал с огромным интересом. И иллюстрации замечательные. Правда, воительницы в юбках выглядят ИМХО нелепо)))

Link to comment
Share on other sites

  • 1 month later...

Эдмон Ростан и Сирано де Бержерак

 

27 декабря 1897 года на сцене парижского театра Порт-Сен-Мартен играли премьеру пьесы, казалось, обреченную на провал. Ее будто нарочно назначили на Рождество.

На афише спектакля значилось никому не известное имя – Эдмон Ростан. Накануне молодой автор просил прощения у артистов и, обняв исполнителя главной роли Констана Коклена, проговорил сквозь слезы: «Простите меня, мой друг! Простите меня за то, что я втравил вас в это безнадежное дело!»

Но когда занавес открылся в финале спектакля на поклоны, зал взорвался аплодисментами. Это был не просто успех, а триумф. Овации не смолкали, зрители скандировали имя автора. И плакали. Плакал знаменитый писатель Жюль Ренар. Плакала великая Сара Бернар.

Так началась. Другая жизнь Сирано де Бержерака. Вечная жизнь.

 

Об авторе пьесы можно сказать в двух словах:

 

ЭДМОН РОСТАН

Edmond Rostand

Опубликованное фото

 

Французский писатель, поэт и драматург. Родился 1 апреля 1868 года в Марселе, там же прошло его детство. В доме родителей часто собирались представители местной интеллигенции. После переезда семьи в Париж, Эдмона отдали учиться в коллеж Святого Станислава для получения юридического образования, но карьера адвоката, о которой мечтал его отец, Эдмона не интересовала. Уже в коллеже Эдмон Ростан, увлекавшийся пьесами Виктора Гюго и Альфреда де Мюссе, решил стать драматургом. По окончании коллежа Ростан остался в Париже. Благосостояние семьи позволило ему вести жизнь светского денди, посещать литературные салоны и художественные выставки, всецело посвятить себя литературе.В пору своих первых литературных успехов Ростан познакомился с молодой поэтессой Роземондой Жерар, несколько экзальтированной и романтически настроенной красавицей, которая стала его женой. Ей он посвятил свою пьесу «Принцесса Греза».

Первый настоящий успех пришел к Ростану в 1894 году после постановки его комедии «Романтики» на сцене парижского театра Комеди Франсез. Еще большую славу и деньги принесла Ростану постановка пьесы «Сирано де Бержерак» в декабре 1897 года.

Чуть меньший успех имел Орленок (1900) – поэтическая драма о судьбе сына Наполеона. В 1910 была поставлена сатирическая комедия Шантеклер.

Ростан поселился в роскошном особняке в центре Парижа, устраивал домашние концерты и великосветские приемы, собирал произведения искусства, путешествовал, построил виллу в Пиренеях.

Довольно рано, в возрасте 33 лет, в 1903 году Эдмон Ростан был выбран во Французскую Академию.

Умер Эдмон Ростан 2 декабря 1918 года в Париже.

 

Материалы взяты с сайтов:

http://www.krugosvet.ru/articles/31...4/1003184a1.htm

http://www.foxdesign.ru/aphorism/biography/rostand.html

Link to comment
Share on other sites

Эркюль Савиньен Сирано де Бержерак

Нercule Savinien Cyrano de Bergerac

 

6 марта 1619 Париж – 28 июля 1655 Саннуа

 

Опубликованное фото

 

Опубликованное фото

 

Предки Сирано вышли из третьего сословия. А по рождению и духу он был истинный парижанин! Дед его по отцовской линии по имени Савиньен Сирано, торговец рыбой, еще в середине XVI века поставлял свой товар в аббатство Сен-Дени и даже ко двору. Дела шли в гору, Савиньен-дед открыл в Париже лавку, построил большой дом, а в 1582 году купил в долине Шеврез дворянское поместье Бержерак. Следуя распространенному обычаю, Савиньен Сирано присоединил к своей фамилии название этого небольшого поместья отца — Бержерак (Мовьер), где провел детство.

Дед умер в 1590 году, оставив четверым детям значительное состояние. Старший его сын Абель женился только в 47 лет и до шестидесятилетнего возраста шесть раз становился отцом! В 1619 году родился сын, названный в честь деда Савиньеном и крещеный 6 марта в приходе Св. Спасителя.

Но вот отцовской хватки Абель не унаследовал. Он оставил торговлю и дом брату Самюэлю, а сам с семьей перебрался в поместье, где жизнь была куда дешевле.

Там маленький Савиньен начал учиться у приходского священника. В 1631 году отец отправил Сирано-сына учиться в столицу.

Савиньен поселился в дедовском доме под опекой своего дяди Самюэля.

Савиньен Сирано и его друг детства Анри Лебре поступили в известный тогда колледж Дорман в Латинском квартале. Колледжем руководил Жан Гранжье, весьма эрудированный ученый, автор трактатов на французском языке и на латыни.

Тем временем родители Савиньена продали поместье и вернулись в Париж, вернее, обосновались в предместье столицы. Но Савиньен продолжал жить отдельно и, разумеется, по-прежнему звался «де Бержерак». В 1638 году он закончил обучение в колледже. Его друг Анри Лебре по настоянию и по рекомендации своего отца поступил на военную службу в роту, которой командовал господин де Карбон де Кастельжалу. Теперь уже Савиньен последовал за другом.

Он был таким гордецом и забиякой, что один стоил целой роты гасконских дворян!

Савиньену Сирано де Бержераку исполнилось всего 19 лет, а его имя уже было на устах у многих. Анри Лебре впоследствии вспоминал: «Дуэли, которые в то время были, пожалуй, единственным и наиболее быстрым средством прославиться, тут же снискали ему такую известность, что гасконцы, почти целиком составляющие эту роту, взирали на него как на истинного демона храбрости и числили за ним столько поединков, сколько дней он находился на службе».

«Ни дня без дуэли!» – такой девиз мог бы избрать себе Сирано в эти годы. Тогда он еще не писал ничего, кроме картелей – вызовов на дуэль. Справедливости ради надо сказать, что сам он редко затевал ссоры и в большинстве случаев участвовал в дуэлях как секундант. Но и такое участие было ответственным и небезопасным.

Link to comment
Share on other sites

Опубликованное фото

 

Формально дуэли были строжайше запрещены кардиналом Ришелье еще в 1626 году, но с тех пор еще ни один дуэлянт не был осужден по всей строгости закона. Рыцарские поединки – военные, судебные, в защиту чести своей и своих близких – имели многовековую традицию. Закон еще не умел охранять «человеческие ценности» – честь и достоинство. И король – верховный дворянин страны – не решался осудить дворянина, защищавшего свою честь с оружием в руках.

 

Участвовал наш герой и в других рискованных предприятиях. Он сопровождал друзей и знакомых, которых, выражаясь современным языком, «заказали» враги.

 

В таких случаях дворянин приглашал в спутники одного или нескольких верных и отважных друзей. Или нанимал «эскорт» со стороны. По улицам Парижа слонялось немало лихих молодцов, готовых обнажить шпагу за весьма скромную плату. «Грудь колесом, ноги циркулем, плащ через плечо, шляпа до бровей, клинок длиннее голодного дня» – так описал их Теофиль Готье.

 

Сирано де Бержерак служил своим друзьям единственно по зову сердца. Один такой эпизод стал легендой при его жизни, а два с половиной столетия спустя украсил пьесу Ростана.

Как-то раз мушкетер и поэт Франсуа Линьер, автор множества злых эпиграмм, крепко насолил одному вельможе. Тот нанял сотню (!) головорезов, чтобы разделаться с поэтом. Линьер узнал о готовящейся засаде и позвал на подмогу одного только друга. Но это был Сирано де Бержерак! «Сверхъестественное сражение», как назвал эту битву Лебре, произошло у Нельской башни (мрачное местечко выбрали киллеры!), и в результате «из этой сотни двое поплатились за свои злокозненные намерения жизнью, а семеро – тяжкими увечьями», остальные обратились в бегство. Другой свидетель этого боя, полковник де Бургонь, прибавлял с тех пор к имени Сирано де Бержерака новый титул – Неустрашимый.

 

Неустрашимым он был и на войне. А война шла жесточайшая – Тридцатилетняя, она же и первая общеевропейская: сражались коалиции государств, воевали династии (Габсбурги с Бурбонами), дрались католики с протестантами. Франция вступила в эту тотальную войну не сразу, только в 1635 году, и до заключения Вестфальского мира в 1648-м потеряла столько солдат и мирных жителей, что прирост населения в стране начался лишь спустя столетие.

В эту бойню очертя голову бросился 20-летний Сирано де Бержерак. В 1639 году при осаде Музона он ранен мушкетной пулей навылет. Но уже в следующем году под Аррасом еще более тяжелое ранение – шпагой в горло! Там же и тогда же был ранен и другой наш знакомый – Шарль де Батц, граф д’Артаньян.

Кстати, в бою под Аррасом был убит прототип еще одного героя ростановской пьесы – Кристоф де Шампань, барон де Невильет, действительно муж родственницы Сирано де Бержерака – Мадлены Робино (Роксана из пьесы Ростана).

После второго ранения Сирано долго лечился, надеялся вернуться в строй. Но потом рассудил, что военная карьера окончена.

Друзья наперебой советовали Сирано обзавестись высоким покровителем – это было в обычае той эпохи. И вскоре после «сверхъестественного сражения» у Нельской башни учтивое предложение дружбы и заступничества поступило от маршала де Гасьона. Этот славный полководец, по словам Лебре, «с приязнью относившийся к людям отважным и умным, ибо знал толк и в тех и в других, пожелал иметь подле себя господина де Бержерака, наслышавшись о нем от господ де Кавуа и де Кижи» (друзья Сирано, гасконцы и храбрецы). Однако Сирано вежливо отклонил предложение маршала.

Link to comment
Share on other sites

Опубликованное фото

 

К тому времени карьера Сирано де Бержерака как литератора и свободного мыслителя уже началась. Но он продолжал упражняться в фехтовании, чтобы «рука не отвыкла» от выпадов, фланконад, ударов терцой и квартой, и вдобавок брал уроки танцев. Эти два искусства имеют схожие движения, позы, фигуры и па, но цели их противоположны: Любовь по окончании танца и Смерть на кончике клинка.

Оставив службу, Сирано де Бержерак ходил на лекции знаменитого философа Пьера Гассенди, автора трехтомного труда «Свод философии».

Кстати, его прилежным слушателем был еще один наш знакомец – Жан-Батист Поклен, более известный нам как господин де Мольер.

Полемические и сатирические послания Сирано де Бержерака, разошлись по Парижу в рукописных копиях, они были посвящены разным современным явлениям и личностям.

 

В письме «Дуэлянт» он иронизирует над собой и над бретерами, в письме «Трус» высмеивает бесчестных дворян, уклоняющихся от дуэлей, в письме «Против похитителя мыслей» громит плагиаторов, в письме «Против влиятельного человека» обрушивается на актера Монфлери, бездарного, напыщенного декламатора непомерной толщины, которому он и взаправду (как и в пьесе Ростана) запретил появляться на сцене.

Но наибольшую известность приобрели стихотворные сатиры Сирано де Бержерака на кардинала Мазарини – «мазаринады».

 

При кардинале Ришелье автор этих строк сразу оказался бы в Бастилии! Мазарини был не так скор на расправу, он умел ждать, но и обид не забывал.

Около 1645 года Сирано де Бержерак неожиданно исчез из круга друзей и знакомых. А когда вернулся, прочитал им свои новые произведения. Вероятно, он объяснял свое отсутствие необходимостью сочинять в одиночестве. Но все заметили, как сильно он изменился: побледнел, осунулся, густые волосы его поредели. Друг Лебре писал о неназванной болезни, снедавшей его. Позднее была обнаружена нотариально заверенная долговая расписка Сирано де Бержерака некоему Эли Пигу, «парижскому цирюльнику и хирургу», на 400 ливров (большие деньги) за «лечение и избавление от тайной болезни».

 

«Тайная болезнь» именовалась тогда «grosse vОrole», а позднее в России – «дурная болезнь». Такие временные отлучки по причине обострения «тайной болезни» были в обычае этого и последующих столетий. «Солнце нашей поэзии» тоже не раз заходило за тучу, то бишь в имение, по той же причине, благодаря чему наша словесность обогатилась немалым числом шедевров.

Лечить «дурную болезнь» пытались, но полностью излечивать научились только с появлением антибиотиков. В XVII веке применяли опыт итальянских врачей – лечили малыми дозами ртути. Вероятно, так пользовал пациента и «парижский цирюльник и хирург». Но такой метод лишь подавлял внешние симптомы. К тому же ртуть обезображивала больных еще до того, как их начинала уродовать болезнь на поздних стадиях.

 

После лечения Сирано воспрянул духом: он верил, что окончательно выздоровел. В это время его окрылил первый театральный успех: в 1646 году состоялась премьера его комедии «Одураченный педант», которая долго исполнялась с большим успехом.

 

Пьеса эта была так свежа и оригинальна, что две сцены почти без изменений Мольер включил в свои «Плутни Скапена» (правда, это произошло уже после смерти Сирано). Свифт в своем знаменитом «Путешествии Гулливера» и Вольтер в «Micromegas» также пользовались произведениями Бержерака, могущего по справедливости назваться отцом французской реальной комедии. Бержерак оказал также существенное влияние на «Приключения Мюнхгаузена» (полеты на Луну, зажаренные выстрелом из ружья птицы, общая атмосфера фантазёрства — всё это было заимствовано из научно-фантастического трактата Бержерака «Иной свет, или Государства и империи Луны»).

 

В 1648 году скончался отец де Бержерака. Небольшое наследство позволило Сирано расплатиться с долгами. Но вскоре нужда опять заключила его в свои объятия.

В 1653 году Сирано де Бержерак от безысходной нужды «превозмог свою великую любовь к свободе», по выражению Лебре, и принял покровительство герцога д’Арпажона. Он переехал жить в герцогский дворец и отныне все свои произведения посвящал д’Арпажону.

В этом же году состоялась премьера его трагедии в стихах «Смерть Агриппины» на античный сюжет.

В 1654 году появляется долгожданная печатная книга «Разные произведения господина де Бержерака». Вероятно, для этого издания художник Эйнс создал гравированный портрет Сирано де Бержерака.

Несмотря на стесненную свободу, Сирано мог быть удовлетворенным, но… роковой удар обрушился на его голову. Вечером, когда писатель возвращался во дворец герцога, с верхнего этажа строящегося здания на него упала балка.

Упала или была сброшена?

Враги Сирано, конечно, мечтали расправиться с ним, но одолеть Неустрашимого в бою еще никому не удавалось. Поэтому хитро подстроенный «несчастный случай» был предпочтительнее.

Сирано выжил, но не вставал с постели. Герцог д’Арпажон тотчас отказал ему от дома.

Ему пришлось скитаться, что называется, «по квартирам».

В последние 14 месяцев жизни он продолжал работать. К великому несчастью, во время одного из переездов вор похитил сундук с рукописями. Среди них были новые фантастические сочинения Сирано де Бержерака «История Искры» и «Государства и Империи Солнца» (первое исчезло бесследно, а неоконченная рукопись второго была опубликована в 1662 году).

Трактат «Иной свет, или Государства и империи Луны» был напечатан после смерти автора в 1656 году с предисловием школьных друзей Сирано братьев Анри и Никола Лебре.

Сирано попросил перевезти его в Саннуа, к двоюродному брату. Там он и умер 28 июля 1655 года, и был похоронен в местной церкви, в склепе семьи Сирано.

После смерти Сирано де Бержерак был почти забыт. Интерес к нему возродился только с пьесой Ростана.

В финале знаменитой пьесы Эдмона Ростана «Сирано де Бержерак» главный герой говорит о себе перед смертью: «В субботу вечером, тридцатого числа, Дни Сирано рука убийцы пресекла».

В действительности и дата, и причина смерти были другие. Правда жизни и правда искусства редко совпадают.

Сирано де Бержерак прожил всего 36 лет. Недолгий век! Но именно такие судьбы часто превращаются в легенды

Опубликованное фото

Link to comment
Share on other sites

Эдмон Ростан. Отрывки из пьесы.

 

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ.

ПРЕДСТАВЛЕНИЕ В БУРГУНДСКОМ ОТЕЛЕ

СЦЕНА 4

 

Сирано.

Эй, тише, крикуны!

(Кладет руку на шпагу.)

Я не совсем один.

Вы что, буфет устроили на сцене,

Что этот окорок вам там необходим?

 

Монфлери.

Вы оскорбляете жилище Мельпомены.

 

Сирано.

Простите, Монфлери, но это же вранье!

Я гнал актера скверного со сцены,

Как зритель подлинный вступаясь за нее!

 

Голос (поет).

Охладели мы давно

К этому сюрпризу.

Надоел нам Сирано,

Давайте нам Клоризу!

 

Сирано.

Не смейте больше петь и прекратите смех,

Не то я уложу вас всех!

 

Буржуа.

Вы что - Самсон?

 

Сирано.

А вы, как тот осел,

Мне предлагаете любезно вашу челюсть?

 

Голоса.

- Как весело!

- Скандально!

- Но во всем

Он остроумен.

- Прелесть!

- Прелесть!

 

Сирано.

Hy, тихо вы!

 

Голоса.

Гав-гав!

- Кукареку!

 

Сирано.

Что? Возвращаетесь к родному языку?

Прошу вас замолчать! Вы раскричались рано.

Hy-с, кто задел меня? Кто мною был задет?

Я вызываю всех. Вы? Нет? Вы? Нет?

Вы? Тоже нет? Однако это странно.

 

В зале тишина.

 

Какая тишина! Вот и молчите впредь:

Меня нервируют бессмысленные звуки.

А если кто-нибудь желает умереть,

Прошу вас: молча поднимите руки!

 

(Осматривает зал.)

 

Никто не поднимает рук.

(Иронически.)

Что? Руку лень поднять? Наверно, вы устали?

Hy, этим спор наш сводится к нулю.

Тогда, как добрый врач, посредством тонкой стали

Я эту опухоль со сцены удалю.

 

Опубликованное фото

Link to comment
Share on other sites

 Share


×
×
  • Create New...