Jump to content
Форум - Замок

Мы пьём в любви отраву сладкую


Recommended Posts

и, кстати, почему нет кнопки "редактировать"?

Светик, после определенных событей в Замке, кнопка редактирования осталась только у Админов и модераторов.

Поэтому если что-то надо исправить - кидай мне в личку.

 

И пиши, пиши, дорогая))))))))))))))))) :36_1_32v:

Link to comment
Share on other sites

  • Replies 155
  • Created
  • Last Reply

Top Posters In This Topic

Светик, после определенных событей в Замке, кнопка редактирования осталась только у Админов и модераторов.

Поэтому если что-то надо исправить - кидай мне в личку.

Свет, т.к. мы с Алёнкой две твои ярые поклонницы, то и ко мне заходи в личку. Кто из на с Алёнкой быстрей в инете нарисуется, тот и исправить в твоих текстах всё что тебе нужно. :)

Link to comment
Share on other sites

Девочки, а может вы тогда сами, читая, будете редактировать, исправлять помарки, опечатки? :)))

 

 

итак, продолжу чуток...

 

Он с интересом ходил по моей небольшой квартирке, рассматривая ее. Я немного смущалась, т.к. собиралась в спешке, и кое-где были разбросаны вещи. Но он отмахнулся от моих неловких оправданий и с любопытством заглядывал во все углы. Обычно, подобное любопытство не свойственно мужчинам, но, разве за последние два дня я сталкивалась с чем-то, что было им свойственно?

Он рассматривал в спальне первый рисунок Ильи, я положила туда и второй, стала прослушивать автоответчик. В основном все звонки были от Михаила – к ним я была готова, а потому, даже не слушала, был звонок от родителей и от подруги, живущей в Германии. Им я собиралась позвонить попозже вечером.

- Кто этот настойчивый мужчина? – Матвей стоял, сунув руки в карманы своих джинсов, с насмешкой глядя на меня.

- Мой любовник.

- И много их у тебя?

- Не больше, чем это необходимо.

- А он знает, что не единственный? Или ему все равно?

- Матвей! Тебя это не касается!

- Почему это? Очень даже касается. Я, к примеру, не стал бы тебя ни с кем делить.

- Ты, к примеру, не мой любовник. А, значит…

- Ничего это не значит. Я ПОКА не твой любовник! И когда я им стану, никаких …как он там себя назвал? Мишаня? Ужас! Так вот, никаких «Мишаней» у тебя не будет!

- Не слишком ли ты самоуверен?

- Не слишком. Я тебя хочу. И я тебя получу.

- А как же Ольга?

- Ольга? А что с ней?

- Она не будет возражать, если станет делить тебя со мной?

- О чем это ты?

- Вы ведь любовники. Я не спрашиваю. Я знаю.

- И откуда же?

- Видела, как вы целовались.

- И это все?

- Я умею отличать поцелуи друзей от поцелуев любовников.

- Ты ошиблась.

- Да будь же честен, Матвей. Признайся – у вас связь. И она не недавняя.

- Не твое дело!

- Разумеется – не мое. Но, раз уж зашла речь о твоих планах относительно меня, то я имею право высказать свое мнение. А оно таково – я не собираюсь отбивать тебя у Ольги, и делить тебя с нею тоже не буду. И, если у меня где-то подспудно промелькнула мысль о нашей возможной связи, эта мысль улетучилась еще до того, как увидела вас целующихся, а уж после этого – только укрепилась.

- Ну, уж, не из-за того, что решила хранить верность Михаилу, не так ли?

- Я собираюсь расстаться с ним.

- Ради мальчишки?

- Ради себя. Я давно собиралась это сделать, но не решалась.

- А сейчас решилась? Почему это? Не потому ли, что кто-то из них запустил тебе руку в трусики? И кто? Ты хоть это знаешь? Или тебе без разницы?

- Не будь грубияном.

- Я не грублю. Всего лишь называю вещи своими именами.

Все это время мы перемещались по квартире, будто места себе не могли отыскать, хотя – просто не желали останавливаться, чтобы посмотреть друг на друга, заглянуть в глаза. Ну, во всяком случае, я то уж точно нервничала и отводила взгляд. Именно потому, для меня было неожиданным вдруг ощутить его у себя за спиной, почувствовать его руки, сжимающие мои плечи, разворачивающие меня лицом к нему.

- Ты ведь переспала с кем-то из них, правда? – тихо спросил он, вглядываясь в мое лицо.

- И что, если да?

- Из этого ничего хорошего не выйдет!

- Откуда тебе знать?

- Я знаю!

- Откуда?

- Поверь мне.

- С какой стати? Я тебя совсем не знаю.

- Так узнай.

- Матвей, послушай…

- Нет. Это ты послушай меня. Выбрось из головы мальчишек. Они тебе не нужны. Тебе нужен взрослый, зрелый мужчина. Тебе нужно создавать семью, рожать детей. А не спать с этими самыми детьми.

- Ты все сказал?

- Почему бы тебе ни выйти за своего Михаила, вместо того, чтобы гнать его от себя? Я по голосу слышу, что он не мальчик.

- Не мальчик. Ему 44.

- Вот видишь…

- Вижу. Даже больше, чем ты думаешь. Через два года он будет отмечать серебряный юбилей своего брака.

- Так он женат.

- Вот именно.

- Не проблема. Он же у тебя не один…

- Матвей. ВСЕ мои любовники женаты.

- Почему?

- Так проще.

- Проще для чего?

- Не для чего, а для кого. Для меня.

- Я не понимаю.

- А тут и нечего понимать. Я уже была замужем. Одного раза достаточно.

- А как же дети? – тихо спросил он.

- Что ты пристал ко мне? Ты то старше меня. Но у тебя нет ни жены, ни детей. Что же ты о себе не печешься?

- У меня были. И жена и ребенок. – Матвей, будто устав, вдруг улегся на кровать, закрыв глаза. Усталость чувствовалась даже в его тихом голосе.

- И где они? Что с ними стало? – Так же тихо спросила я, присаживаясь рядом, понимая, что в данном случае шуметь не стоит.

- Их больше нет. Они умерли.

- Как? Как это случилось?

- Это длинная история.

- Ты торопишься?

Матвей открыл глаза и внимательно посмотрел на меня.

- Хорошо. Я расскажу. Только иди сюда, ближе. – Он похлопал рядом с собой. Я подумала, что ничего страшного не случится, если я лягу рядом с ним, если положу голову ему на плечо. Он просто не хочет, чтобы я смотрела ему в лицо. Ему просто хочется, чтобы во время рассказа его руки прижимали к себе теплое человеческое тело.

- Когда я сказал, что из вашей ситуации с мальчишками ничего хорошего не выйдет, я имел в виду себя. Я женился на женщине, которая была старше меня, в возрасте, который почти соответствовал возрасту Ильи и Никиты. Я окончил школу, но подрабатывал перед армией, решив, что поступать буду после того, как отдам свой гражданский долг родине. Я был крупным мальчишкой, рослым, выглядел несколько старше своего возраста, а потому, уже имел сексуальный опыт. Но, как и сейчас, так и тогда, в кругу мальчишек муссировалась тема опытности зрелых женщин, рассказывали басни об их раскрепощенности, «всеядности» - если можно так сказать. И, разумеется, нам хотелось оказаться в постели у такой женщины, чтобы поднабраться опыта, чтобы попробовать того, на что наши малолетние подружки категорически не соглашались.- Рассказывая, Матвей поглаживал меня кончиками пальцев по волосам, по спине, и, если бы мне не хотелось услышать о его женитьбе, я бы, наверное, уснула. – Я, разумеется, ничем не отличался от своих друзей. И однажды с компанией друзей мы отправились на танцы в клуб «Кому за 30». Там я и познакомился с Ириной. Когда она охотно согласилась сначала потанцевать со мной, а потом – проводить себя, я ликовал. Я счел себя неотразимым ловеласом. Мне и в голову не приходило, что она просто отчаялась уже найти себе мужа, и решила, что хотя бы ребенка она должна родить. Я показался ей подходящим донором – высокий, сильный, симпатичный, да и не глупый, не смотря на все мои ужимки и ухмылки. Она ведь была учительницей и смогла распознать, что я за личность всего лишь по немногим репликам. В общем, мы переспали. Не скажу, что я был в особом восторге от этой ночи – Ира показалась мне несколько дерганной и нервной, к тому же, в плане опыта, я был явно сильнее ее. Но, когда она пригласила меня прийти и в следующий вечер, я согласился. Скорее из принципа и из чувства престижа – у меня в любовницах зрелая женщина. Мы встречались несколько месяцев, и я все больше привязывался к ней. Было в ней что-то жалкое, трогательное. Что-то, что пробуждало во мне чувство ответственности, что напоминало мне, что я уже вырос, что я не мальчик, а мужчина. Забавно, что когда я встречался со сверстницами, я старался, чтобы никто из них не забеременел – не хотел подводить их, себя, родителей. А с Ирой я ни разу не вспомнил об этом, даже тогда, когда понял, что опыт в сексе у нее едва ли не меньше моего. Как-то само собой подразумевал, что зрелая женщина знает, как обезопасить себя. А то, что она старается «залететь», мне даже в голову не приходило. А однажды, придя к ней, я услышал: «Все кончено. Больше не приходи». Мне бы обрадоваться, уйти, а я только растерянно стоял перед дверью и вопрошал: «Но почему? Почему? Что я сделал?»

Матвей помолчал. Я воспользовалась этим, чтобы утроиться еще удобней.

- Она так и не сказала тебе? – спросила я наконец.

- Она не собиралась говорить. И, даже тогда, когда я сам случайно узнал, и пришел к ней за ответами на вопросы, она отвергала меня, отталкивала. А я только больше заводился. Я был в нее влюблен, или считал себя таковым, и был уверен, что ребенок – это знак, что мы должны быть вместе, всегда. Не знаю, чем бы закончилась вся эта история, если бы она не была учительницей. Но именно потому, что она не могла показывать дурной пример ученикам, что ее просто могли уволить из школы, если бы она родила вне брака, и она, наконец-то, осознала это – Ира, в конце концов, согласилась поговорить со мной, а потом и зарегистрировать брак. Она не собиралась никого знакомить со своим мужем, ведь резонанс мог быть еще тот – я мог бы быть ее учеником, во всяком случае, я был лишь не намного старше их, я был еще несовершеннолетним, когда начался наш роман. Но самого факта замужества для школы было достаточно. С родителями моими было сложней – они смирились с тем, что я должен жениться, дабы узаконить и воспитывать ребенка, но прощать мою жену за то, что она «совратила мальчика» они не собирались. Поэтому, когда, вскоре после свадьбы я отправился служить, Ира осталась один на один с беременностью, как если бы, у нее и не было никакого мужа. Я писал ей письма, подробно расспрашивая о самочувствии и прочем, но она отвечала редко и вяло, а иногда в письмах проскальзывала нотка истерики. После родов перестала писать совсем. Я рвался домой, хотел увидеть ее, сына, о рождении которого узнал от родителей, но меня не отпускали в отпуск, мотивируя, что из-за дальности прохождения службы я весь положенный отпуск проведу в дороге, а семью так и не повидаю толком.

Матвей снова замолчал. Тело его было напряжено, будто бы он боролся с какой-то внутренней болью.

- А что твои родители? Она им объяснила, почему не пишет тебе?

- Я говорил, что у них были натянутые отношения. Они почти не виделись. Я не говорил им, что не получаю писем от жены, а она – тем более. Я просто впитал те крохи о сыне, которые получил от них, и терпеливо ждал окончания службы, радуясь, что служить мне два года, а не три. – Он снова замолчал. Я не решалась прервать его молчание, но, тяжело вздохнув, он все же продолжил сам. – Им все же пришлось дать мне отпуск. Не на рождение. На похороны. Мой сын умер, когда ему было пол года, а Ира… Ира покончила собой. Моим родителям, которых грызло чувство вины за отчуждение, которому они подвергли ее, пришлось очень много побегать, пока я летел сюда, пытаясь успеть к похоронам, чтобы убедить священника и прочих, похоронить Иру не за пределами кладбища. Чтобы ее похоронили рядом с сыном.

- Как звали твоего сына?

- Егор.

- У тебя осталось что-то от него? Фотография хотя бы?

- Да, я нашел несколько фото в квартире. Он был очень красивым, мой сын.

- Не сомневаюсь в этом. Наверное, весь в тебя.

- Я… я… я долгое время не мог простить ее, не мог заставить себя не сердиться на нее. За ее молчание, за ее нежелание попросить помощи у моих родителей. Она ведь выматывалась одна с ребенком. У нее кроме меня и их никого не было. Она же совершенно не высыпалась, но помощи не просила. Потому что не брала в расчет ни меня, ни, тем более – моих родителей. Я ей был не нужен! Не нужен! Только ребенок.

- Матвей. Успокойся. Все уже в прошлом. Ты должен все забыть. Все, кроме того, что у тебя был сын. Забыть, начать все сначала.

- Сначала? Снова оказаться не нужным?

- Не глупи!

- А ты? Ты?

- Что я?

- Ты бы забыла? Ты смогла бы забыть? Если да, то почему ты не можешь забыть о своем браке? Не можешь забыть и начать сначала?

- Матвей.

Он вдруг перевернулся, навалился на меня всем телом, заглядывая мне в лицо.

- А, может, забудем вместе? Ты и я? А? Марин? Давай забудем. Ты выйдешь за меня замуж? Родишь мне детей?

 

 

продолжение следует...

Link to comment
Share on other sites

Девочки, а может вы тогда сами, читая, будете редактировать, исправлять помарки, опечатки? :)))

Твои помарки особо в глаза не бросаются, если только всматриваться, вчитываться. Парочку исправила, так что пиши дальше, всё проверим и исправим. )))

Link to comment
Share on other sites

- Матвей, не надо.

- Почему? Почему нет? Думаешь, я не сумею сделать тебя счастливой?

- Нет, дело не в этом.

- А в чем? В чем?

- Думаю, я не сумею сделать тебя счастливым. Я, понимаешь?

- Не понимаю.

- О, господи. Да пойми же ты. Дело не в тебе, дело во мне!

- Я этого не понимаю. Что с тобой не так? Вроде все нормально, вроде, ты психически здорова, физически, скорее всего, тоже.

- Матвей, да все у меня так. Все. Я просто не могу иметь детей, понимаешь? Не могу!

- Не можешь?

- Да!

- Совсем не можешь?

- О, господи… Отпусти меня. – Матвей не сдвинулся. – Отпусти, слышишь?

- Не спеши. Объясни мне, что не так у тебя. Может быть, это можно вылечить? Может быть, нужна операция, или дорогое лечение, может, нужна донорская яйцеклетка или еще что-то в таком роде? Марин?

Я молчала. И чувствовала себя глупо. Очень глупо и неловко.

- Почему ты молчишь? Мариш, скажи мне…

- Да не знаю я, что тебе сказать?

- Т.е.? Ты не помнишь, что сказали врачи?

- Не была я ни у каких врачей, - тихо сказала я, отводя глаза.

- Как не была? Но с чего ты решила тогда, что не можешь иметь детей? – Матвей так опешил, что скатился с меня, сел рядом. Я тоже села.

- Потому что я с 16 лет живу половой жизнью, и ни разу не забеременела. Потому что у моего бывшего мужа, с которым я прожила почти шесть лет, родилось уже двое детей с новой женой, а я так и не смогла зачать, ни разу не залетела, хотя и не предохранялась. Потому что у всех моих женатых любовников есть дети, а я ни от одного из них тоже не забеременела, хотя и не предохранялась. Я вообще предохранялась только тогда, когда затевала кратковременную интрижку с человеком, которого не знала – и предохранялась от болезней, а не от залетов. Понимаешь?

- Я понимаю, что ты дура! Подумаешь, не залетела она ни разу. Ты врачу своему говорила? Обследования проходила? Может нужно всего лишь пропить какое-то лекарство, может, еще какая мелочь, может быть все эти бывшие просто не подходят тебе – там среда у тебя излишне щелочная или кислая, или еще что-то в таком же духе. Конечно, может быть, проблема серьезней, но и это не проблема, и с этим можно бороться. В конце концов, есть искусственное оплодотворение, суррогатные матери. Есть усыновление, в конце концов. Нельзя же так сдаваться!

- Ты, кажется, знаешь об этом достаточно много… откуда?

- Оттуда. Я читающий образованный человек, к тому же, как ты знаешь, в каждой бригаде спасателей МЧС имеется медик. Так вот наш – анестезиолог, долгое время работавший при роддомах. Впрочем, у него и в других областях обширные знания. А еще он очень любит рассказывать случаи из своей прошлой практики в больницах. Причем, от многих его рассказов просто хочется закрыть уши, чтобы не слышать, не знать, чтобы сохранить хоть какие-то иллюзии. Но ты, ты… О чем ты думала вообще, раз так и не проконсультировалась с врачом?

- Я не думала. Я просто была в шоке. В шоке, понимаешь? Я любила мужа, слишком любила. Настолько, что была слепа, настолько, что не видела его настоящим, верила в него, в его любовь ко мне. И, когда он меня бросил из-за того, что я за 6 лет так и не забеременела; когда его последняя любовница чуть ли не с первой ночи понесла,.. - я говорила еле слышно, сосредоточив свой взгляд на собственный руках, впрочем, не видя их. – Уходя, он закатил мне такую безобразную сцен, что она частенько снилась мне по ночам. Я не могла забыть его предательства. А еще - не могла забыть, что обманулась в нем, что видела в нем то, чего там не было и быть не могло. Впрочем, он тоже во мне ошибся. Он, рассчитывающий свой каждый шаг, он, планирующий все наперед – он сделал ошибку, взяв в жены женщину, не сумевшую родить ему ребенка. Мало того, вопреки его желаниям, не ставшую домохозяйкой.

- Но это уже в прошлом. Зачем ты цепляешься за него? Когда вы разошлись?

- 4 года назад.

- И что – рана еще свежа?

- Нет. Не знаю. Не думаю. Я не зациклена на нем. Нет. Я и не думаю, не вспоминаю почти.

- Так в чем же дело?

- Не знаю. Наверное подспудно я все еще переживаю, что фиаско первого брака может повториться.

- Перестань. Хватит. Все в прошлом. Ты начинаешь новую жизнь, жизнь без прошлых воспоминаний. И первое, что ты должна сделать – сходить к врачу и обследоваться. У тебя есть хороший врач или мне через свои связи найти для тебя специалиста?

- Матвей, ну зачем ты?...

- Марин, я это делаю не для себя, и не с какими-то далеко идущими планами. Я хочу помочь тебе. Прежде всего – тебе, понимаешь? Ты веришь мне, Мариш?

- Да. – Только и смогла тихо ответить я.

- Вот и хорошо. Значит, этим и займемся – узнаем, что да как. А сейчас, мне пора. Ты выглядишь утомленной. Эти выходные вымотали тебя, сразу видно. Отдыхай. Ложись пораньше спать. А я позвоню тебе на неделе. – С этими словами Матвей пошел к входной двери, а я поплелась следом. Он был прав – я была почти без сил. Поэтому, я улеглась спать, потратив время лишь на разборку сумки. И уснув, проспала до самого утра, до криков будильника. Проспала без снов.

 

 

продолжене следует...

Link to comment
Share on other sites

  • 4 weeks later...

На следующее утро я, на удивление, проснулась бодрой и отдохнувшей. В какой-то момент мне даже почудилось, что события прошедших выходных мне приснились. Но на столике у зеркала лежали рисунки Ильи, а на шее рядом друг с другом темнели красноречивые отметины, заставившие меня придирчиво отобрать сегодняшний наряд. Нужно было учесть тот фактор, что Михаил наверняка заберет меня сразу же с работы и повезет куда-нибудь ужинать. Раньше он всегда поступал именно так, и в какой-то момент, эта его предсказуемость стала раздражать.

Я выбрала элегантный костюм – тройку и блузку с высоким воротником, подчеркивавшую мою длинную тонкую шею, и выгодно скрывавшую все, что могло на ней «проступить». Глядя на себя в зеркало, я коснулась того места под блузкой, где были следы, и тут же воспоминания чуть не захлестнули меня. Быстро убрав руку, я тряхнула головой, отгоняя несвоевременные воспоминания. Пора было идти на работу.

А на работе все было как обычно. Почти. Всего лишь чуть более теплые приветствия и улыбки между мной и Ольгой, всего лишь несколько раз ловила себя на мечтательности во взоре, всего лишь с десяток смсок со всякими зайчиками, котиками и сердечками, сообщающими мне, что «Скучаю по тебе» - причем, с разных номеров телефонов. А потому – ни на одну из них я так и не ответила.

А потом был ужин с Михаилом. И я все ломала себе голову – КАК сказать ему? С чего начать разговор? Он был таким нежным, предупредительным, так старался меня развеселить, растормошить, что я – обычно не особо церемонящаяся с мужчинами, с которыми рвала – вдруг испытала чувство жалости и вины. Именно это ложное чувство и не давало мне начать неприятный разговор, ведущий к разрыву. Я уже думала – а не отложить ли мне его до приезда в квартиру, чтобы, так сказать – без свидетелей… Тем более, что Михаил тоже избегал разговоров о прошедших выходных, видимо, оставляя расспросы о том, где и с кем я провела их, на более позднее время – время уединения. Так бы, наверное, и произошло. Если бы не…

- Привет, малыш. Ты еще долго? Я уже утомился ждать. – Большая и сильная мужская рука запуталась в моих волосах, отклоняя голову назад, чтобы удобнее было целовать меня. И поцелуй последовал – долгий, влажный, основательный – губы в губы, язык к языку.

Я так растерялась от этого внезапного напора, от столь бесцеремонного вмешательства, что не смогла сразу ни ответить, ни отреагировать, как следует – только молча и потерянно смотрела в улыбающиеся и насмешливые серые глаза.

- Давай, быстрей заканчивай и поехали. – Продолжал меж тем разговор Матвей.

- Кто вы? И что вам нужно? – отреагировал Михаил, который тоже поначалу просто онемел. – Марина, ты его знаешь?

- Разумеется, знает! Я ее будущий муж и отец ее будущих детей. А вы – Михаил, не так ли? Вы ее прошлое. Бывший любовник. Именно поэтому она сейчас с вами – чтобы сообщить вам это «принеприятнейшее известие». Но, так как она девочка с чутким и трепетным сердцем, которое еще и жалостливое – она мается здесь с самого начала ужина, не зная, как к вам подступиться, чтобы не обидеть вас.

- Матвей! – Попробовала я его остановить.

- Что?.. Что вы себе позволяете? – промямлил Миша, все еще не придя в себя. Именно это – его растерянность - и объясняло невнятность фраз, ведь обычно он был твердым, жестким, бескомпромиссным со всеми, кто окружал его, делая исключения лишь для жены, детей и меня.

- Я просто не хочу терять время зря. Потому, и сообщаю то, на что Марина не может решиться, а именно – между вами все кончено. – Все так же спокойно продолжал Матвей, за руку вытаскивая меня из-за стола. – Ты готова? Пойдем скорей. – Добавил он, уже обращаясь ко мне. Он подхватил другой рукой мою сумочку, и снова обернулся к Михаилу. – Счастливо оставаться, Михаил. - После чего, не обращая внимания на мои молчаливые протесты и попытки освободиться от его медвежьей хватки, увлек к выходу. – Скажи Михаилу «Прощай».

Мне не хотелось устраивать криков, скандалов и разборок среди находящихся в зале людей. Поэтому, я не стала кричать, звать на помощь или вырываться, размахивая руками – я пошла рядом, бросив на Михаила лишь один мрачный взгляд. Или, даже не так – мрачно-извиняющийся. Я не стала ничего говорить ему, полагая, что любые слова будут излишними. Да, сцена вышла грубой, но где-то глубоко внутри я понимала, что так будет лучше. Без объяснений, извинений, нелепых попыток объясниться. Но внутри у меня разгорался огонь, и причиной огня была отнюдь не страсть, причиной огня был гнев. Как только мы покинули зал, и оказались в уединенном коридоре (в гневе я даже не сообразила, что Матвей повел меня на выход не через главный ход, а через служебный), я вырвала свою руку из его и остановилась.

- Как ты посмел?!! – Прошипела я ему с яростью в голосе, когда он оглянулся. – Как ты посмел заявиться сюда и вмешаться в разговор, который тебя не касался?!

- Но он касался и меня. – Спокойно отвечал Матвей.

- Черта с два!! Ты не имел права, понимаешь ты – не имел никакого права вмешиваться! Я сама решаю, как и когда я расстаюсь со своими любовниками, понял?! И никто этого за меня решать не будет!

- Я и не решал за тебя. По-моему, это было твое решение. Я лишь помог тебе его воплотить. – Матвей говорил все также спокойно, хотя – я видела, что в глазах его тоже загорается огонь. Он явно не привык к такому тону разговора.

- А я тебя об этом просила? Я просила твоей помощи? Кто ты такой? Что ты себе там навоображал? С чего ты решил, что имеешь ко мне и моей жизни хоть какое- то отношение, и можешь вмешиваться в мои дела?

- Замолчи.

- С какой стати? Ты молчал, когда тебя об этом просили? Ты молчал?! – Мой голос возвысился почти до истерического крика.

- Заткнись, я сказал!

- Не смей меня затыкать! – Я была уже на таком взводе, что просто слов, мне было недостаточно. Я толкнула его в плечо. – Не смей ме-ня за-ты-кать! – Произнося это, я снова пихнула его.

- Марина, успокойся! – Он попытался отстраниться.

- Успокойся? Успокойся?!? А когда ты заявился сюда, выскочил, как черт из табакерки, ты думал о моем спокойствии? – я продолжала толкать его. – Думал?! Или в твоей тупой башке нет места для подобных мыслей?!

- Да, замолчи ты, дура! – Ему удалось перехватить мои руки, завести мне их за спину. – Ты что, поссориться хочешь?

В таком положении, с заведенными за спину руками, я оказалась плотно прижатой к нему. Но, так как я все еще злилась, мной двигал инстинкт освобождения – нога машинально согнулась в колене, норовя заехать Матвею в пах. Он оказался проворней, увернулся, подставив под колено бедро, и тут же, молниеносно, прижал меня к стене, вжимая в нее весом всего своего тела. Он проделал это так быстро, что я даже не успела опустить колено. Еще пара движений, и вот уже одной рукой он сжимает мои руки у меня над головой, а вторая рука – поддерживает мою правую ногу под коленом, приподняв ее на предплечье. Вспышка огня в двух парах глаз и гневный огонь в обоих сменяется раскаленной лавой желания. Губы впиваются в губы, бедра вминаются в бедра, грудь прижимается к груди.

Но коридор не мог долго пустовать, иначе – я отдалась бы ему прямо там, у стены, стоя. Появился один человек, другой. Она проходили мимо, с интересом и веселыми усмешками поглядывая на нас. Нет, Матвей освободил меня сразу же, как только почувствовал движение и голоса, свидетельствующие, что наше уединение будет нарушено. К тому времени, как первый человек вынырнул из-за угла, мы просто стояли рядом, не отрывая друг от друга глаз. Но нас выдавали и напряженные позы, и прерывистое дыхание, пылающие щеки и опухшие губы.

Едва Матвей чуть-чуть успокоился, он схватил меня крепко за руку и повел на выход. Я, молча и безропотно последовала за ним. Молчала, и когда он усаживал меня в свой автомобиль, и весь путь домой – даже не спрашивая, куда именно он меня везет, и тогда, когда мы по лестнице поднимались в мою квартиру. Матвей тоже сохранял молчание. Едва войдя в квартиру, также молча, мы набросились друг на друга – с яростью, с жаждой. И именно там – в темноте прихожей – произошло наше первое слияние. Так же, как оно могло бы произойти в том коридоре – стоя у стены, с закинутой на предплечье ногой, в одежде – смятой, полурасстегнутой, сдвинутой в сторону.

Link to comment
Share on other sites

Эпилог.

Нет, я так и не вышла замуж за Матвея. Любви между нами не возникло, а страсть – еще не повод создавать семью. Да и страсть оказалась не долгой. Уже через пол года мы были только друзьями и не больше. Ему все же удалось заставить меня пройти обследование в клинике. Оно подтвердило именно мое мнение – мне не суждено было родить ребенка. Зная это, я, тем более не могла связывать себя с Матвеем. После той трагедии, что случилась в годы его юности, ему просто необходимо было любить и быть любимому, иметь собственного ребенка. И, приблизительно через год после нашего окончательного расставания, он встретил такую женщину – буквально, спас ее во время очередного выезда по работе. И, как совпадение, или – как ирония, - его возлюбленная оказалась учительницей. На сегодняшний момент у них уже двое детей – мальчишки, и они ждут третьего. В этот раз обещают девочку. Мы продолжаем дружить, по-прежнему тесно общаемся в дачный сезон, хотя, сейчас уже в машине Матвея есть место лишь для его семьи. Наша семья – добирается до дачного поселка самостоятельно.

Я сказала наша? Да, так и есть – Ольга и мальчишки – «Электроники» давно стали моей семьёй. Вот и еще одна причина, из-за которой мы не смогли бы составить пару с Матвеем – я не могла отказаться от них. Нет, не от семьи Марковых в целом, а именно – от мальчишек в своей постели. Как бы ни был горяч и искусен Матвей в постели, всякий раз, когда кто-то из мальчишек заключал меня в объятия, я теряла голову. Я говорю «кто-то из мальчишек», но это не совсем верно. Чаще всего это был именно Илья, а Никита все пытался меня «проверить». Но я больше никогда не путала мальчишек – ни в постели, ни вне ее. Я всегда точно знала – чьи руки обнимают и ласкают меня, чьи губы целуют. Я всегда улавливала аромат краски, скипидара, туши и прочих атрибутов художника, когда рядом был Илья. Казалось, он пропах этим всем насквозь, потому что я умудрялась унюхать эти ароматы, даже, когда он только что выходил из душа. К тому же – я чувствовала маленькие шрамы на пальцах, появившиеся вследствие заточки бесчисленных карандашей, используемых им для набросков. Я как-то купила ему в подарок электрическую «точилку», но он, даже горячо поблагодарив меня за подарок, все равно продолжал пользоваться старым методом заточки – остро отточенным перочинным ножом, который ему подарил отец, когда он мальчиком только учился рисовать. А Никита… На его пальцах тоже были отметины – отметины музыканта – «клавишника», гитариста. К тому же, всякий раз, отдаваясь ему, я, как - будто, слышала музыку. Еще в первую ночь, когда он тайком проник в мою спальню, и овладел мною, воспользовавшись моим полусонным состоянием, я сравнила движения его тела во мне с движением язычка в колоколе. И после, мое ассоциативное мышление, всегда выдавало подобные сравнения – я чувствовала себя то гитарой, то барабаном, его подвижные пальцы пробегали по мне, как по клавишам рояля, а движения внутри меня зачастую были сравнимы с плавными и тягучими движениями смычка по скрипке.

Впрочем, как я говорила раньше, его визиты были нечастыми. И во время них, он все время норовил обмануть меня, назвавшись Ильей. Но я всегда правильно называла их по именам, хотя и никогда не рассказывала, как именно я их узнаю. И не говорила, что различить их могу даже по взглядам – по тому, как они на меня смотрят. Глаза Ильи – Илюшки, Илюшеньки – всегда так полны любовью…

Я все еще его Муза. Все еще его женщина. Никита после школы успел закончить Консерваторию (все-таки мне удалось послушать в его исполнении не только фривольные песенки), сейчас мотается по стране и вне ее с гастролями – он очень талантливый музыкант, да еще с задатками композитора. Дома он бывает редко, и всегда, когда он появляется, дом наполняется шумом, гамом, веселыми проказами и неразберихой. Пока мы живем втроем – Ольга, я и Илья – в доме гораздо тише.

А я забыла сказать? Да, я живу в квартире Марковых. Ольга быстро догадалась о отношениях, которые связывали меня с ее сыновьями, но, будучи женщиной умной, она не пыталась устраивать истерик, отказывать мне от дома или еще каким-либо образом «разорвать наш союз». Наоборот, она предложила мне переселиться к ним. Это случилось недели через две после тех выходных. Но я тогда встречалась с Матвеем (мальчишки заявлялись тогда, когда Матвей бывал на дежурстве), поэтому, я отклонила ее предложение. Но когда мы с ним расстались, я сдала свою квартиру и переехала к Марковым. С тех пор и живу у них, а свою квартиру всё еще сдаю. Ольга советовала мне продать ее, а деньги вложить куда-нибудь, но я не решаюсь, не хочу. Для меня она, как запасной аэродром. На тот случай, когда я больше не нужна буду Илье.

Я так страшусь этого момента, так боюсь, что его увлечение пройдет! Но поверить в то, что его чувства останутся неизменны, почему-то не могу. И потому, всякий раз перевожу тему на что-то иное, когда Илья заговаривает о браке. Два последних года он снова и снова возвращается к этой теме, и два эти года я упорно отказываюсь, и тихо радуюсь, видя в его глазах упрямство и решимость. И он знает, как добиться своего, знает мое слабое место. Дети. Последняя картина, которую он закончил несколько дней назад – Дева Мария с ребенком на руках. Лицо Девы – это мое лицо, одухотворенное, нежное – именно такой матерью он меня представляет. В образе младенца – мальчишка, которого он «присмотрел для нас» в одном из детдомов. Маленький, пухлый и улыбчивый Антон – Антошка-картошка.

Link to comment
Share on other sites

  • 1 month later...

Светик, чудесно!

Мне очень даже понравилось)))))))))))))))

Спасибо! :224:

Link to comment
Share on other sites

Спасибо....

Но... как я вижу, воз и поныне там...

никто ничего не добавляет..

Усиленно работаю мыслями над этой проблемой. Обещаю до Нового года её решить, хотя бы на половину. )))

Link to comment
Share on other sites

  • 1 month later...

Cвое. Глупое и вобще

 

Мы говорим, что мы несчастны,

Мы говорим нам все равно,

И все ж из горлышка так часто

Из одуванчиков вино, мы пьем

 

И провожаем злобным взглядом

Застывше - серая толпа,

Будь проклят ты, когда не рядом,

И слишком сильно я жива

 

Среди снегов, и плена белого

Одна, курсанткой на плацу

Я жду, тебя, остервенелого,

Когда ударишь по лицу.

 

Швырнешь ты словом, иступленно,

Закрыв глаза я улыбнусь

Ты слишком нервный и влюбленный

И снова я в тебя влюблюсь.

 

Да, метафору про одуванчикове вино стянула у Брэдберри.

Link to comment
Share on other sites

Эх... рискну и я свои вирши поставить Опубликованное фото

 

Живу любовью несвятой

И страстью грешною.

Себя ввергаю в непокой,

Во мглу кромешную.

Мне голос твой в ночной тиши

Звучит по-ангельски,

И нет утехи для души

Светлей и сладостней.

Теплом своим меня согрей,

Совсем озябшую.

Любви хмельной в бокал налей,

Так долго ждавшую.

Пусть до конца недолгих лет

Сгорю во пламени.

Пусть миг, его счастливей нет,

Едины стали мы.

Link to comment
Share on other sites

Эх... рискну и я свои вирши поставить Опубликованное фото

 

Живу любовью несвятой

И страстью грешною.

Себя ввергаю в непокой,

Во мглу кромешную.

Мне голос твой в ночной тиши

Звучит по-ангельски,

И нет утехи для души

Светлей и сладостней.

Теплом своим меня согрей,

Совсем озябшую.

Любви хмельной в бокал налей,

Так долго ждавшую.

Пусть до конца недолгих лет

Сгорю во пламени.

Пусть миг, его счастливей нет,

Едины стали мы.

Приятное очень стихотворение, у меня при прочтении даже определенный мотив самостоятельно в голове сложился :36_4_20:

Link to comment
Share on other sites

Приятное очень стихотворение, у меня при прочтении даже определенный мотив самостоятельно в голове сложился :36_4_20:

Спасибо. Вот интересно было бы услышать Опубликованное фото
Link to comment
Share on other sites

Спасибо. Вот интересно было бы услышать Опубликованное фото

Ну если интересно, то стих очень гармоничный, очень ..браво!

 

Тож свое влепить что-нибудь на потеху?)))

 

Да!Да!Нет!Нет!

 

Ловишь меня, как

Снежинку летящую

Прыгаешь, хитро

Ладонь подставляя!

Смеясь, ускользаю,

Я с ветром играю,

На солнце сверкаю,

Поймаешь – растаю!

Link to comment
Share on other sites

Милые барышни: НеМаленькая, Арина, Kizil, спасибо, что заглянули в тему и я понимаю, все страницы читать не хочется, но всё же, прочтите хотя бы первый пост :36_1_32v:

 

вот ссылка

 

но если и это не хочется, там были такие слова

 

В этой теме любой желающий может выставить свои собственные произведения о любви именно в прозе (т.к. тема любви в стихах, уже есть в разделе). Желательно с элементами эротики. ;)

так что ждём вашу прозу. :)

Link to comment
Share on other sites

Вот незадача, когда ложусь спать, уже все, время в обрез, я - сова, как нарочно, только лягу, так начинает завязываться в голове интрига рассказика или идеи для него, вот сегодня был ТАКОЙ ЭРОТИЧЕСКИЙ замысел!!, шо я подумала а не стать ли мне эротической писательницей, но не будешь же вставать среди ночи и записывать, прямо проклятие какое-то.. а утром.. как дым все развеялось..

Надо с этим что-то делать...но что?..

Link to comment
Share on other sites

Вот незадача, когда ложусь спать, уже все, время в обрез, я - сова, как нарочно, только лягу, так начинает завязываться в голове интрига рассказика или идеи для него, вот сегодня был ТАКОЙ ЭРОТИЧЕСКИЙ замысел!!, шо я подумала а не стать ли мне эротической писательницей, но не будешь же вставать среди ночи и записывать, прямо проклятие какое-то.. а утром.. как дым все развеялось..

Надо с этим что-то делать...но что?..

Вставать не надо, достаточно взять с собой в кроватку ручку и тетрадку или может рядом ноутбук завалявшийся окажется, так это вообще будет здорово. :) Ну и как только Муза нарисовалась в голове, сразу переложить хотя бы пару предложений на бумагу, чтобы утром было легче вспомнить и продолжить с новыми силами.

Link to comment
Share on other sites

Милые барышни: НеМаленькая, Арина, Kizil, спасибо, что заглянули в тему и я понимаю, все страницы читать не хочется, но всё же, прочтите хотя бы первый пост :36_1_32v:

 

вот ссылка

 

но если и это не хочется, там были такие слова

 

 

 

так что ждём вашу прозу. :)

Приношу глубочайшие извинения, а элементы эротики обязательны? :23_33_7:
Link to comment
Share on other sites

Приношу глубочайшие извинения, а элементы эротики обязательны? :23_33_7:

Элементы эротики желательны и даже очень. ;) Если Вы(ты?) почитаете рассказы в этой теме, то заметите, что они все эротического содержания. Да в общем для этого и создавалась тема. А если без этих самых элементов, то здесь есть подходящие темы, вот хотя бы одна из...вдруг приглянётся? :)

 

ссылка

Link to comment
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Loading...
 Share


×
×
  • Create New...