Jump to content
Форум - Замок

"Волчица"


Recommended Posts

Может кто ещё помнит... На том форуме он был где-то до середины.

А теперь с продолжением и с окончанием))

Буду рада критике.

 

 

Это абсурд, вранье:

череп, скелет, коса.

"Смерть придет, у нее

будут твои глаза".

(Иосиф Бродский)

 

 

 

 

 

«Волки уходят в небеса, горят холодные глаза…»

 

Алиса много раз слышала эту песню. «Волки», Би-2. Песня ей никогда особо не нравилась, и раньше она не обращала внимание на её текст. Но сегодня, как только по радио зазвучали её первые аккорды, девушка почувствовала непонятный укол в сердце. Какое-то странное ощущение захлестнуло её и затуманило всё вокруг, заставив внимательно прислушаться к словам…

 

«Приказа верить в чудеса не поступало…»

 

Строчка с силой врезалась в голову… Чудеса… Она не верила в них. Она не имела привычки носить розовые очки, не любила сказки, не ждала принца на белом коне…

Ей никто не нужен. Она вообще верила только в себя. Одинокая, сильная, независимая… «Волчица…», - скользнула неожиданная мысль. По телу Алисы пробежал холодок…

 

«И ждёт отчаянных гостей чужая стая…»

 

Перед глазами возникло какое-то жуткое видение. Нереально чёрная ночь. Сумасшедший ливень. Чьи-то окровавленные оскалы и взъерошенная шерсть. Разрывающий душу вой…

И леденящее кровь чувство, что за тобой гонятся… Стая… настигающая жертву с каждым отчаянным прыжком… жестокая… беспощадная…

 

«…Вырваться может чья-то душа…»

 

Стало тяжело дышать… Словно что-то проснулось внутри девушки, начав заполнять её изнутри. Она не понимала, что происходит. Она не слышала ничего, кроме зловещего воя, стука её сердца и слов… слов, которые терзали её, как та кровожадная стая…

 

«…Спасёт, но не поможет… чувствую кожей…»

 

«Да что ж это такое!», - Алисе казалось, что её голова сейчас взорвётся… Слова прямо-таки вонзались в её мозг, отпечатывались там тяжёлыми, болезненными буквами. Она хотела вскочить, выключить радио, но что-то удерживало её на месте… Внутри всё горело, сердце стучало, как сумасшедшее, но по коже продолжали бегать холодные мурашки.

Откуда-то снаружи в виски проникла боль… она становилась сильнее. Дышать было всё труднее… Стук сердца уже казался одним непрерывным гулом…

 

«Но сколько волка ни корми, ему всё мало…»

 

Боль растеклась по всему телу. Алисе казалось, что она сейчас умрёт… Ещё чуть-чуть, ещё шаг… Она уже мечтала о смерти, она не могла этого больше выносить…. Пришло осознание того, что всё кончено, что случилось нечто ужасное и непоправимое… Мир вокруг был как в тумане… Ещё чуть-чуть… и всё…

 

«…Где твои крылья, которые нравились мне…»

 

В пелену боли ворвался звонок телефона. И тут же Алиса очнулась. Туман рассеялся.

Она вскочила со стула, бросилась к радио, схватила и со всей силы швырнула его в открытое окно. Боль прекратилась…

Всё ещё тяжело дыша, Алиса будто на автомате взяла телефон и нажала кнопку приёма вызова на сотовом, разрывавшемся любимой песней…

- Да, я слушаю.

- Здравствуй.

 

Сердце, только что успокоившееся, снова мучительно подскочило от звука такого близкого и в то же время бесконечно далёкого голоса…

 

- Привет. Зачем ты звонишь?

- Просто… мне почему-то очень захотелось позвонить тебе, узнать, как твои дела…

- Я в порядке. Спасибо. Это всё?

- … Может встретимся?.. Ты знаешь, я… я очень скучаю… Давай просто увидимся, поговорим…

 

Ей снова стало больно. Только теперь боль тупая, где-то в глубине сердца…

 

- Нет. Нам не о чем разговаривать. Прощай. И не звони мне больше, пожалуйста…

 

Нажав на изображение красного телефончика, Алиса отбросила мобильник к стене, оклеенной приторно-розовыми обоями. Удивительно, но он не разбился. «Тем хуже для него», - зло подумала девушка.

Стараясь не размышлять пока ни о странном воздействии песни, ни о том, что телефонный звонок, по сути, спас её, Алиса достала из шкафчика бутылку с хорошим коньяком, налила тёмную жидкость в первый попавшийся стакан и залпом выпила. Коньяк обжёг нутро, и ей стало тепло и спокойно.

Девушка зашла в свою комнату и включила магнитофон с любимым диском.

Krec – Нежность.

«Как назло!», - раздражённо вздохнула Алиса, занеся руку над кнопкой перемотки, но затем передумала и вышла на балкон, глотнуть свежего воздуха.

 

«Твоя нежность меня пленила с первых минут, окутала навсегда…»

 

Слёзы попытались пробиться к глазам, но она не пустила их и подумала, уже по привычке, что как говорится, «се ля ви!».

Алиса закурила вишнёвый «Капитан Блэк» и, почувствовав небольшое головокружение, неожиданно вспомнила, что бросила курить две недели назад.

«Мда… ну и денёк», - усмехнувшись, она глубоко затянулась и с наслаждением выпустила дым…

Она уже стала удивляться своему спокойствию. Ведь только что она вроде бы чуть не умерла… произошло что-то странное и пугающее… Но девушка почему-то чувствовала, что сейчас ей не нужно об этом думать. Нужно действовать.

«Время пошло…», - мысль возникла в голове, словно кто-то чужой произнёс её…

Затушив сигарету, Алиса вернулась в комнату, взяла сумочку, затем нашла свой многострадальный телефон на кухне, и, выйдя из квартиры и захлопнув за собой тяжёлую дверь, нажала кнопку вызова лифта…

 

 

 

…Через n-ное количество секунд лифт нехотя остановился на этаже Алисы и шумно раздвинул перед ней свои грязно-коричневые двери. Задумавшись, девушка рассеянно шагнула внутрь…

«О, Лиска, привет! Где бы мы ещё встретились?!», - неожиданно воскликнул наигранно-радостный женский голос. Алиса вздрогнула, мгновенно напряглась и настороженно взглянула на обладательницу голоса...

Алёнка… Лёлик…

Они были лучшими подругами в школе. До девятого класса. Потом Алёна ушла в техникум и очень скоро забыла о Лиске. Они всё реже виделись… Новые друзья, разные компании, разные университеты и разные города… Так часто бывает. Просто их дружба не выдержала проверки расстоянием.

Почти 7 лет прошло с тех пор, а кажется, что всего несколько месяцев назад они вместе ходили в школу и сидели за одной партой…

«Ностальгия…», - с грустью подумала Алиса.

Было немного странно видеть лицо Лёлика, слышать её голос и смех, так ярко напоминавший о детстве…

«Прошлое не вернуть… а времени так мало…», - возникла очередная грустная мысль.

 

Девять этажей на лифте Алисе хватило, чтобы выслушать краткий обзор Алёнкиной жизни, в двух словах рассказать о своей, и заметить, что, хотя её школьная подруга мало изменилась, всё же что-то новое, чужое появилось в её облике.

Девушка чувствовала, что у Алёны всё совсем не так радужно, как та ей сейчас расписывала. Алиса в пол уха слушала об её работе, об «обалденном мэне», с которым девушка сейчас встречается, в то же время думая о том, что, несмотря на старания Лёлика казаться счастливой, в её как всегда красивых глазах ясно читалась жалобная тоска…

Заметив эту тоску, Алиса даже с некоторым удивлением осознала, что ей не жаль бывшую подругу. Просто сейчас на это не было ни времени, ни сил, ни особого желания. «Да и жалость – удел слабых», - неожиданно вспомнила она слова одного далеко не глупого человека.

И тут же в голове вновь вспыхнула строчка:

«Волки уходят в небеса, горят холодные глаза…»

Заставив себя не думать сейчас об этой песне, Алиса вежливо попрощалась, улыбаясь девушке одной из своих дежурных улыбок, и первая вышла из лифта…

Алёнка грустно посмотрела вслед стремительно направлявшейся к выходу подруге и тихо прошептала: «Надеюсь, что хотя бы ты будешь счастлива, Лиска…»

 

Алисе показалось, что неизвестно откуда взявшийся ветер почти бесшумно прошелестел: «Волчица…»

 

 

 

Девушка вышла на улицу. Её так резко окутал и ослепил солнечный свет, что у Алисы даже слегка закружилась голова.

Солнце… Сейчас она больше предпочитала ночь, а раньше так любила наслаждаться тёплым светом… столько приятных воспоминаний он вызывал…

 

_________________

 

Он называл её солнечным дождём. Когда Алиса спрашивала почему, он загадочно улыбался, целуя её в нос, и говорил что-то о золотистых волосах, о серых глазах, прозрачных и блестящих, как капли дождя на солнце…

Девушка считала это глупостями и часто смеялась над его «устаревшим романтизмом». Но он не обижался на неё за это.

Она называла его просто Максом. Ей очень нравилось это имя. Оно ассоциировалось у Алисы с чем-то мужественным, сильным и смелым. Мужчина с большой буквы М.

И только ночью, когда он уже спал, она целовала его лоб и шептала: «Спокойной ночи, мой любимый малыш…»

Алиса никогда не понимала, почему они вместе. Ей казалось, что оба они слишком гордые и независимые личности, чтобы мирно сосуществовать рядом. Возможно, им это удавалось, потому что они хорошо знали, что для каждого из них значит свобода, и не пытались ограничивать её друг другу.

«А может просто любовь…», - с горькой усмешкой подумала Алиса, ощутив уже привычный укол в сердце…

 

Они познакомились во время сумасшедшего ливня. Алиса всегда любила дождь, и в тот день она, по своему обыкновению, не пряталась под зонтами и крышами, как другие люди. Девушка, наслаждаясь освежающими потоками воды, которые без передышки хлестали с неба, медленно шла босиком по бурлящим лужам…

Он тогда чуть не столкнулся с ней, закрывшийся зонтом и спешащий куда-то… как и все… Взглянув из-под зонта на Алису, мужчина остановился, на пару секунд замер, будто в трансе, затем закрыл зонт и пошёл вслед за ней. Молча.

Так, ни слова не говоря, они и дошли до её дома. Зайдя в лифт, Алиса, словно очнувшись, обернулась и внимательно посмотрела ему в глаза. А он только улыбнулся и вошёл следом… В полной тишине они поднялись на её этаж, вместе вышли из лифта и вместе зашли в квартиру…

Когда на следующее утро Алиса проснулась в своей постели, она обнаружила на столике у кровати записку с номером телефона и тремя строчками, написанными красивым уверенным почерком:

«Позвони вечером.

Люблю тебя.

P.S. Меня зовут Макс».

 

Она позвонила только через неделю, после нескольких ночей, проведённых в мучительных раздумьях. Глядя на буквы, сложившиеся в два таких простых и в то же время таких удивительных слова, девушка твердила себе, что это глупо, что любовь с первого взгляда бывает только в сказках, в которые она не верила даже в детстве…

 

Алиса не хотела менять свою жизнь, её и так всё устраивало. Просто она привыкла быть одна.

Друзья остались ещё в школьных временах. С родителями никогда не было понимания, а после её поступления в университет они погибли в странной автомобильной аварии. Отказали тормоза в абсолютно исправной, практически новой машине…

Потом она рассталась с женихом, с человеком, которого просто боготворила, ради которого жертвовала собой и готова была отдать всё на свете. Больше года назад он жестоко предал Алису, растоптав её сердце и порвав душу.

С тех пор она окружила остатки себя острыми колючками и больше никого не подпускала близко. И её это практически не тяготило. Девушка просто терпела боль и старалась не вспоминать о той, прошлой жизни. А бывшего своего Алиса простила, и даже была в какой-то мере благодарна ему за ценный жизненный опыт. За то, что он показал – никому нельзя верить до конца.

 

«То, что не убивает, делает нас сильнее», - она твердила себе это, когда сердце больно колотилось о грудь.

И Алиса научилась быть сильной, научилась выживать, противостоя враждебному окружающему миру… Одинокая волчица, которой никто не нужен.

Поэтому теперь она боялась. Боялась снова поверить, боялась влюбиться, боялась ошибиться и получить очередной ожог…

 

Она не желала терять свою свободу, о чём сообщила Максу сразу же, как только он взял трубку. Не выказав никакого удивления или недовольства её недельным молчанием, он тогда ответил ей: «Я понимаю и на всё согласен. Во сколько за тобой заехать сегодня?..»

Через два часа он стоял перед дверью Алисы с огромным букетом белых роз…

- Это тебе. А можно узнать, как тебя всё-таки зовут? – он улыбнулся ей так, будто бы она самая прекрасная женщина в мире.

- Алиса.

«Какая, в сущности, разница…», - про себя подумала она, принимая букет и с наслаждением вдыхая аромат её самых любимых цветов.

Так они и начали встречаться…

 

__________________

 

Погрузившись в воспоминания, Алиса тем не менее внимательно следила за всем происходящим вокруг. Люди сновали по улице туда и сюда, как муравьи, увлечённые своими повседневными заботами. Никому ни до чего не было дела, каждый, впрочем как и всегда, думал только о себе, только о собственных проблемах. Глядя на них, девушка думала: «Интересно, а если сейчас что-то произойдёт, какая-нибудь катастрофа, например, многие ли из них бросятся помогать остальным, забыв о собственной шкуре? Вряд ли. Большая часть человечества – неисправимые эгоисты…»

Люди равнодушно скользили по ней взглядом, лишь иногда мужчины заинтересованно смотрели на молодую красивую девушку, по-видимому, намереваясь познакомиться. Но, заметив ледяной блеск в её глазах, они тут же ретировались…

Алиса шла мимо шумного рынка. Она ненавидела такие места, так как чувствовала всю ту отрицательную энергию, что царила в здешнем воздухе. Слишком много людей, слишком много криков, слишком много злобы. Со всех углов звучала разномастная музыка, словно старавшаяся переиграть друг друга…

 

«Спасёт, но не поможет…чувствую кожей…пропащая…»

 

Сердце резко подскочило и забилось в сумасшедшей пляске ещё до того, как девушка поняла, что это та самая песня. Мгновенно вспомнив о недавних последствиях её прослушивания, Алиса судорожно оглянулась по сторонам и заметила подходивший к остановке троллейбус. Девушка резко сорвалась с места и побежала к нему, расталкивая по дороге людей.

Еле-еле протиснувшись в набитый битком контейнер, она отдала сердитой кондукторше мелочь за проезд и, прокладывая дорогу локтями, добралась до окна. Рынок со злополучной песней медленно «проехал» мимо. Алиса с облегчением вздохнула и достала из сумки плеер, не обращая внимания на недовольные комментарии пассажиров, которых она потревожила во время своих манипуляций. Она одела наушники, вставила диск Пилота и нажала на play… В уши ворвалась одна из её любимых песен…

 

«Неродная отчизна, неродная земля, вавилонские реки и чуждые планы.

После каждой девятки всё снова с нуля, всё снова с нуля, но не сначала…»

 

«Грустно…», - подумала девушка. Неожиданно в её голове опять возникло воспоминание о сегодняшнем случае с радио.

Алису тут же бросило в жар, потом по телу в который раз за сегодня пробежала дрожь. В мозгу запульсировала какая-то неясная мысль, но девушка никак не могла ухватить её… «Наверно надо вовсе прекращать слушать музыку», - подумала она, чувствуя, что сердце вновь стало биться быстрее.

 

«…стойбище, пастбище, кладбище, стрельбище…

….обстановка, обстоятельства и окружение…»

 

Девушку охватило безотчётное чувство страха. Стараясь не поддаваться панике, она глубоко вздохнула и огляделась вокруг. Всё вроде бы было вполне нормально. Обычный троллейбус, обычные люди, обычная кондукторша. Вот только с Алисой было что-то не так…

Страх всё усиливался. Дрожащими руками она выключила музыку и тут же услышала звучащий из наушников какого-то рядом стоящего подростка знакомый мотив…

Перед глазами забегали тёмные пятна… в голове снова возникло жуткое видение…

Вой. Дикий, заставляющий стынуть кровь в жилах. Погоня. Тяжёлый холодный воздух. Потом огонь…

Неизвестно откуда возник запах палёной шерсти. Алиса почувствовала, что задыхается, и отключилась…

 

«И ждёт отчаянных гостей чужая стая…»

 

 

 

…Жуткий аромат обжигал ноздри, заполнял лёгкие, подкатывая к горлу тошноту… Навязчивая вонь от дыма смешивалась с запахом крови и горящей плоти…

 

Придя в себя, Алиса обнаружила, что попала в лес.

Была поздняя ночь, хотя боковое зрение подсказало девушке, что где-то позади было почти светло. «Пожар!», - догадалась она… Алиса почему-то бежала со всех ног, возможно пытаясь спастись от него, но огонь стремительно приближался…

Неожиданно она поняла, что находится не в своём теле, а… в шкуре волчицы… Да, как ни странно, девушка была волчицей… но в то же время она как бы видела её со стороны. Это было нереально-странное ощущение. И было совсем непонятно, что же она тут делает и куда всё-таки бежит…

Продираться сквозь временами достаточно густые заросли было тяжело, к тому же она чувствовала, что изранена и в некоторых местах сильно обожжена. Она задыхалась от быстрого бега и удушающей вони.

Вдруг девушке пришла в голову мысль, что она убегает не только от пожара. Он почему-то волновал её всё меньше. Алиса боялась, что её догонит кое-кто другой. Точнее другие… Краем глаза она различала неясные тёмные силуэты на фоне всё сильнее разгорающегося пламени. Их было много. И они гнались за ней, приближаясь значительно быстрее, чем огонь.

Через несколько мгновений один из преследователей подобрался к ней очень близко, и Алиса разглядела его… Это был волк. Большой, тёмно-серый, весь покрытый грязью и запёкшейся кровью («Надеюсь, не моей…», - с содроганием подумала девушка…). В чёрных глазах зверя сверкала какая-то неестественно-безумная злоба … жажда убивать…

Алиса ничего не могла понять: «Почему волки гонятся за мной? Почему я, или эта волчица, должна убегать от их стаи?..»

Внутренний голос, резко переставший быть похожим на её собственный, быстро зашептал: «Это не простые волки, Алиса… Беги. Ты должна спастись. Беги же!»

И она побежала быстрее, из последних сил, стараясь не обращать внимания на боль, раздирающую её тело. Дышать становилось всё труднее. Глаза резало от дыма и беспрерывного мелькания деревьев. В обжигающе холодном воздухе метались чёрные хлопья сажи и пепла, забивая ноздри, глаза и рот…

 

Когда Алисе стало казаться, что она на пути к спасению, девушка неожиданно почувствовала, что правая лапа волчицы соприкоснулась с чем-то металлически-холодным. Послышался щелчок, затем неприятный лязгающий звук, и Алиса-волчица взвыла от дикой боли. Капкан.

Она упала и по инерции прокатилась несколько метров, гремя тяжёлой капканной цепью. Оказавшись на спине, не в силах пошевелиться от усталости и боли, девушка решила, что с ней покончено.

Вскоре над её головой возникли окровавленные пасти и горящие глаза.

Почувствовав, как в неё вонзаются острые клыки, намеревавшиеся разорвать на части её тело, Алиса собралась закричать, но в ту же секунду проснулась…

 

 

 

…Она с трудом разлепила веки.

Перед глазами всё плыло… Голова резко закружилась, и Алису едва не стошнило. Подождав, пока это пройдёт, и сфокусировав зрение, она осмотрелась.

Было не очень светло. Похоже на раннее утро. Белые стены и потолок, белая занавеска на небольшом окне… скорее всего она в больнице. Да, так и есть: в левой руке торчит игла капельницы, рядом с кроватью куча непонятных приборов и трубочек. Букет белых роз на столике. «Мило. Угадали», - удовлетворённо подумала Алиса. Затем она перевела взгляд в угол комнаты и замерла…

Там стояло кресло для посетителей, а в нём, устало склонив голову на руку, спал Макс.

Алиса долго разглядывала его, отмечая про себя, что он в общем-то мало изменился. Всё так же красив, всё те же выразительные и очень мужественные черты лица. Лишь угольно чёрные волосы, мягкими завитками обрамляющие его лицо, на котором сейчас ясно читалась озабоченность, придавали образу этого сильного мужчины что-то по-детски непосредственное. Морщинка на лбу, которую раньше Алиса так любила целовать, казалась теперь чуточку глубже…

Девушка грустно улыбнулась, погружаясь в воспоминания…

 

_________________

 

Когда-то они с Максом были очень счастливы. Прямо-таки до неприличия счастливы… Казалось, что любовь сверкала вокруг них тёплым ореолом. Люди, видя красивых молодых людей, идущих по улице за руку, их счастливо-влюблённые улыбки, невольно тоже улыбались, оборачиваясь в след. А потом спешили домой к своим половинкам, чтобы ещё раз напомнить им о том, как они их любят и ценят…

Нельзя описать словами их счастье, их Любовь…

Когда они только-только познакомились, никто не верил, что они смогут быть вместе, смогут пожертвовать своей свободной «холостяцкой» жизнью. Говорили, что они протянут не больше месяца, а потом пресытятся друг другом и разбегутся каждый своей дорогой…

Но они протянули одиннадцать месяцев. Одиннадцать месяцев безграничного счастья. «Которые уже никогда не повторятся…», - подумала Алиса, ощутив болезненный ком в горле…

Да… они правда любили друг друга… И может быть, они бы прожили вместе долгую и счастливую жизнь, если бы Судьба, видимо позавидовавшая благополучию влюблённых, не подстроила для них испытание, жестоко растоптавшее их счастье…

 

У Алисы до сих пор бегали по коже мурашки при воспоминании о том времени…

 

Однажды, когда Макс был в командировке, Алису изнасиловали.

Двое парней в чёрном выбежали из тёмного переулка, когда она возвращалась от подруги… Она всегда ходила одна, даже если было очень поздно, хотя Макс каждый раз просил её не делать этого. Не привыкла она просто бояться темноты и мифических маньяков… Сама виновата…

…Один из них неожиданно возник сзади, зажал ей рот рукой и потащил к кустам. Алиса поняла, что влипла и попыталась вырваться. Ей удалось ударить парня и, оттолкнув его руку, она закричала.

Бесполезно.

Никто не вышел ей помочь… люди предпочитали сделать вид, что они тут не при чём… Они просто боялись.

Когда второй парень подоспел на помощь к первому, девушка неожиданно для самой себя жутко разозлилась. Она дралась, кусалась, царапалась как бешенная, но… всё-таки их было двое. Двое здоровых сильных парней на одну беззащитную хрупкую девушку…

Её сильно ударили по лицу и дальше всё было как в тумане… Один держал её, другой срывал одежду… Потом они насиловали её по очереди. Алиса чувствовала жуткую боль и холодную землю… острые камни царапали её кожу, а над ухом сопело что-то чужое и мерзкое.

У неё в памяти чётко отпечатались насмешливо-холодные, карие глаза одного парня и татуировка тигра на груди другого…

…Закончив своё дело, насильники пару раз напоследок пнули измученную, окровавленную жертву, и, уверенные, что она не выживет, скрылись в ночи.

Алиса долго пролежала на земле без движения. Она уже ничего не чувствовала. Ни боли, ни холода, ни страха. Она была опустошена… и ей было всё равно, выживет она или нет. И тут перед её глазами возник образ Макса. «Солнечный дождик…», - говорил он, тепло улыбаясь, а его голубые глаза смотрели на неё с такой любовью и нежностью…

Тогда Алиса поняла, что хочет жить. Ради него.

С трудом поднявшись, она словно на автомате кое-как привела в порядок остатки одежды и поплелась домой. Странно, но она всё ещё ничего не чувствовала. В мозг девушки как бы перестали поступать сигналы об её физическом состоянии…

Она добралась до квартиры, приняла душ, с остервенением раздирая своё тело мочалкой. Алисе казалось, что она вся в какой-то ужасной грязи… и эта грязь никак не хотела смываться…

Затем, в конец обессилев, она рухнула на кровать и забылась тревожным сном…

 

 

Она не пошла в милицию, не рассказала об этом случае никому… даже Максу.

Алиса боялась.

Она почему-то чувствовала себя теперь гадкой и грязной, и дико боялась, что кто-то узнает, увидит всю эту гадость… Она понимала, что это глупо, что преступники должны быть наказаны, но ничего не могла с собой поделать.

На девушку этот эпизод наложил тяжёлый отпечаток. Она стала недоверчивой, нервной… испуганной, как маленький ребёнок… Ей было страшно находиться среди людей, особенно мужчин. Когда кто-то случайно касался её, она вздрагивала и старалась как можно быстрее отодвинуться подальше. Алиса перестала ездить на общественном транспорте… просто не могла вынести приступов паники от такого количества людских тел, постоянно норовящих дотронуться до неё. Это очень давило на её психику.

Она даже стала отдаляться от Макса, избегая физической близости с ним…

Алисе было очень плохо. У неё стала часто кружиться голова, разнервничавшись, она теряла сознание… потом появилась беспричинная тошнота… Испугавшись, что с ней что-то не так, девушка пошла к врачу.

Приятный мужчина ласково улыбался ей, сообщая: «Поздравляю, вы беременны! Уже второй месяц…»

Алиса сначала обрадовалась. Но потом ужасная догадка пришла ей в голову: «Два месяца назад Макс уехал в командировку. Значит я ношу ребёнка от одного из этих ублюдков, изнасиловавших меня…» Она в очередной раз чуть не упала в обморок. Ноги стали ватными, и, с трудом выйдя из кабинета, девушке в шоке присела на скамейку в коридоре.

Через пять минут Алиса поднялась и пошла домой за деньгами.

 

 

Она решила сделать аборт.

Почему? Потому что она испугалась. Сейчас она просто не могла позволить себе ребёнка. У неё не было образования, не было нормальной работы, не было родственников, которые бы поддержали и помогли ей. И она не хотела, чтобы Макс обо всём узнал. Она боялась, что он бросит её. Вряд ли ему был нужен неизвестно чей ребёнок…

А самое главное – Алиса не хотела этого ребёнка. Она бы не смогла полюбить дитя, зачатое путём таких страданий и унижений. Это было бы для неё живым напоминанием того ужасного вечера, который она так мечтала навсегда стереть из памяти…

 

Боясь, что передумает, Алиса в тот же день поехала в клинику.

…Современное здание, просторная приёмная… приветливые девушки в регистратуре спросили о цели её визита. Алиса охрипшим голосом произнесла – аборт, и назвала вымышленную фамилию. Не выказав никакого удивления или осуждения, одна из девушек проводила её в кабинет. УЗИ, гинеколог, что-то вроде небольшого анкетирования… На вопросе о причине аборта она запнулась и назвала материальное положение – первое, что пришло в голову.

Она заплатила деньги, которые вообще-то копила Максу на день рождения…

Алису заставили нацепить больничные бахилы и отвели в палату. Там, в компании ещё двух таких же молодых и беременных девушек, она провела мучительный час в ожидании своей очереди. Всё это время внутренний голос прямо-таки кричал, что она совершает ошибку… но стоило девушке вспомнить холодные камни, царапающие её спину, как голос тут же замолкал… правда, ненадолго…

Потом был фальшиво-радостный доктор, старавшийся отвлечь её пустыми разговорами… В левую руку вошла игла шприца, и Алисе сказали, что сейчас она уснёт и ничего не будет чувствовать…

Во рту появился странный, немного вяжущий привкус, всё тело будто налилось свинцом… Потом в её ушах, или в голове – она уже не могла разобрать – что-то тихо, но назойливо зазвенело, и веки непроизвольно опустились.

 

Дальше Алиса помнила только белые коридоры, освещённые холодным светом, по которым она кажется летала… Периодически появлялись странные, разноцветные узоры, похожие на те, что складывались из стекляшек в какой-то игрушке её детства. Калейдоскоп – так она вроде бы называлась…

Царило потрясающее чувство спокойствия и умиротворения…

Когда она стала приходить в себя, ей показалось, что прошло от силы минут пять, хотя операция должна была занять около часа. У Алисы сильно кружилась голова, изображение перед глазами было слишком смазано, чтобы что-нибудь разобрать, а мозг совершенно отказывался работать. Она только чувствовала, что её кажется куда-то везут, потом перекладывают на кровать… Наконец её укрыли одеялом и всё стихло.

Девушка лежала, пытаясь привести в порядок разбежавшиеся и спутавшиеся мысли. Она чувствовала расслабляющую лёгкость и радость… будто она избавилась от какой-то очень тяжёлой, неприятной ноши… А потом пришло осознание того, что она натворила, и Алиса ужаснулась. Девушка поняла, что ей придётся жить с этим всю жизнь… и она никогда себе этого не простит… «Убийца…», - мелькнула у неё тогда отвратительная мысль…

 

 

Где-то через неделю у неё началось неожиданное кровотечение. Мигающая, как новогодняя ёлка, скорая увезла Алису в больницу. Там девушке «с сожалением» сообщили, что ей сделали неудачный аборт, и теперь у неё что-то там воспалилось…

Она больше не сможет иметь детей.

Алисе показалось, что её мир обрушился с безумным грохотом. Снова. Не в первый, и, как потом оказалось, не в последний раз…

А она ведь так мечтала о ребёнке… хорошеньком мальчике, похожем на Макса…

Когда на следующий день он примчался за ней в больницу, пришлось всё ему рассказать.

Макс ошарашено смотрел на Алису, не веря в то, что она скрыла всё это… А потом он стал кричать. За всё время их отношений он впервые повысил на неё голос.

Алиса закрывала уши руками и умоляла его замолчать. Но он всё продолжал произносить слова, ударяющие больнее, чем кнут: «…О чём ты думала?! Зачем, зачем сделала это?.. Неужели нельзя было рассказать мне обо всём, посоветоваться… Моё мнение для тебя настолько безразлично?.. Ты же знала, что я очень хочу детей, мне бы было всё равно, от кого он… главное, что он твой! А теперь… сейчас уже ничего не поделаешь… Ты сломала всё своими руками…»

У Алисы из глаз против воли брызнули слёзы.

Макс опешил – он никогда раньше не видел, как она плачет.

Поняв, что погорячился, он смущённо пробормотал «Прости…», и вышел из палаты, оставив рыдающую девушку одну…

 

 

Алиса очень любила Макса, хоть иногда и не желала себе в этом признаваться. А любила она безумно… Доходило до того, что она испытывала почти физическую боль, когда его долго не было рядом. Да… Любила…

 

Но… всё-таки она была слишком гордой. И слишком свободной.

 

Когда в больнице Макс ушёл, Алиса поняла – навсегда. Всё кончено, этого она ему простить не сможет. Пусть она была виновата во всём сама… она не могла закрыть глаза на то, что он отвернулся от неё… бросил в беде.

В тот день она вычеркнула его из своей жизни.

Вечером, получив огромный список лекарств, которые ей надлежало принимать, Алиса выписалась из больницы. Дома она сложила в коробки все вещи, напоминающие о Максе, и убрала в дальний угол кладовки.

Сжигая их совместные фотографии, она размышляла о том, что снова ошиблась… Алиса тогда ясно поняла, что уже не сможет больше полюбить, не сможет довериться человеку.

Она спрятала любовь к Максу в самую глубину сердца, выстроив вокруг неприступную ледяную стену… Что-то в душе Алисы словно бы умерло без этой любви, сломался некий внутренний стержень… Сломался больно и, возможно, навсегда…

 

На следующий день Макс понял, что совершил ошибку, но конечно же было уже поздно.

Алиса не хотела больше ни видеть, ни слышать его. Несколько дней её сотовый и домашний телефоны разрывались назойливыми трелями, а она лежала под одеялом, ни на что не реагируя, слушала плеер и в невиданных количествах поглощала конфеты.

Макс приехал к ней домой, но, открыв дверь, Алиса тут же захлопнула её прямо перед его носом…

Потом девушке пришлось идти в универ, и он подкараулил её там. Она шла по коридору, а он следовал за ней, горячо умоляя простить его, и не обращая ни малейшего внимания на насмешливо-удивлённые взоры людей…

Макс говорил что-то о том, что он дурак, что просто очень расстроился и даже разозлился… Он извинялся и обещал сделать для неё всё. Всё, чтобы она забыла об этом тяжёлом времени и была счастлива… Он кричал, что любит её и не сможет без неё жить…

Но Алиса молчала. Хоть ей и было жаль его, хоть она и страдала, всё равно… ледяная стена больше не выпускала чувства наружу.

Так они вышли из универа и подошли к дороге. Алиса вскинула руку, тормозя такси, и наконец-то повернулась к Максу. Пряча глаза, она как можно холоднее произнесла: «Между нами всё кончено. Прости меня и… прощай».

Затем она села в такси и уехала…

 

Невидящим взглядом девушка смотрела на их фото на дисплее телефона, а из серых глаз катились обжигающие, горько-солёные слёзы…

Больше она никогда не плакала.

 

 

_______________

 

…Алиса поняла, что слишком углубилась в воспоминания… Заметив на стуле рядом с кроватью свою сумку, она попыталась привстать за ней. По всему телу, от самых кончиков пальцев на ногах, прокатилась волна боли и неприятно стукнула в голову.

 

Услышав шорох, Макс тут же проснулся и подскочил к её кровати.

- Алиса… Как ты… как ты себя чувствуешь?

- Жива вроде, и на том спасибо…

 

Алиса нервно сглотнула и, собравшись с духом, продолжила:

- А вы кто?

 

Он побледнел и отвёл в сторону глаза, наполнившиеся болью…

- Я? А ты разве не помнишь?..

- Нет. Не помню. Мы знакомы? – сердце девушки разрывалось, но голос звучал холодно и спокойно. Макс же выдавливал из себя слова с большим трудом:

- Да… Вроде того… Ладно, неважно… Извини за беспокойство и выздоравливай поскорей.

 

Он развернулся и, неестественно напряжённый, вышел из палаты.

 

Алиса глубоко вздохнула: «Ну почему всё так сложно…». Она вспомнила о сумке, достала её, открыла и тут же наткнулась на плеер. А почему бы и нет? Ей нужно расслабиться и привести мысли в порядок. Девушка включила всё тот же диск Пилота, немного перемотала вперёд… где-то здесь должен быть «Шнурок»… Алиса нажала на play и не ошиблась…

 

«…утро штрих-кодом рубцов на левой руке подскажет мне…»

 

Неоднозначная песня. Каждый может понять её по-своему. Это-то Алисе в ней и нравилось. И ещё… что-то она в ней ощущала… Она не могла описать словами свои ассоциации. Но эта песня вызывала в её душе отклик чего-то сильного и светлого, хоть и очень болезненного... Девушка не всё понимала, но часто слушала «Шнурок» как зачарованная…

 

«Два слова… строка… Шнурок с потолка…»

 

Сейчас она вслушивалась в слова с каким-то странным возбуждением. Её прямо подмывало встать с кровати и идти… всё равно куда. Главное – начать действовать. Но Алиса понимала, что прежде чем что-то делать, нужно всё обдумать. Совсем недавно её чуть не убила обычная (или нет?) песня… Девушка вспомнила, как она вылетела утром из дома, решив немедленно начать действовать. И только сейчас до неё дошло: а как действовать? Куда она собственно направлялась? Глупо…

 

«… А было так просто докричаться до крови, отхаркать и раздать своё сердце по куску…»

 

Нда... Сначала песня, потом инцидент в троллейбусе, а затем этот странный сон. Сон… он был слишком реален, чтобы являться таковым. Услышав в песне слово «кровь», Алиса ясно вспомнила клыки, рвущие её тело. А жуткий запах, который она почувствовала ещё в троллейбусе… Нет, что-то тут не так. К тому же всё её тело ныло, будто она и правда носилась по лесу, истекая кровью.

 

«Я как ты думал, что за нами прилетят, ошейник снимут, за ухом почешут и всё простят… Но я сплю у миски, и ты всё съел… в подарок ириска…»

 

Песня близилась к концу. Почему-то сердце снова заколотилось быстрее… По коже пробежались мурашки.

 

«…верному псу шнурок с потолка…»

 

На этих неутешительных словах Алиса выключила музыку и убрала плеер обратно в сумку. Её неожиданно бросило в жар и жутко захотелось пить. Потянувшись за стаканом воды на столике, она увидела на своём правом запястье странные следы… тёмные кровоподтёки… «Неужели…», - успела подумать девушка, машинально оборачиваясь на звук открываемой двери.

 

В палату вошёл мужчина в белом халате, на лице которого светилась вполне искренняя доброжелательная улыбка… Он присел на стул у кровати и жизнерадостно поинтересовался:

- Ну что, красавица, как вы себя чувствуете?

- Благодарю, хорошо, - Алиса с трудом скривила губы для улыбки.

- Ваше состояние достаточно удовлетворительное. Думаю, через пару дней мы вас выпишем. А пока можете отдыхать и расслабляться.

- Но что со мной произошло? Каков диагноз?

Под испытующе-внимательным взглядом девушки врач посерьёзнел…

- В общем-то… Точно определить причину не удалось, но… Здоровье у вас не идеальное. Мы нашли у вас врождённый порок сердца.

- Врождённый? Но я много раз была у врачей… и… и мне никогда ничего подобного не говорили! - девушка была в шоке.

- Возможно, раньше он был не заметен, не проявлял себя, - мужчина замялся и смущенно кашлянул, - Честно говоря, не знаю даже… Но я бы на вашем месте поберёг себя. Поменьше волнений, старайтесь оградить себя от чрезмерных физических и эмоциональных нагрузок. Вам нужен покой, и тогда вы проживёте ещё долгую жизнь.

Потрясённая Алиса с негодованием отвернулась от ободряющей улыбки врача. «Как это может быть? Я ведь была здорова… Что-то тут не так…», - тревожно размышляла она.

Насмешливо-холодный голос в голове еле-слышно пропел:

«И кажется рука бойцов колоть устала…»

 

 

 

 

…Алису продержали в больнице ещё два дня и, убедившись, что её состояние вполне нормализовалось, в субботу вечером отпустили домой. Врач рассказал ей, что лечение оплатил Макс, и, не желая быть кому-то чем-то обязанной, она решила сразу же съездить к нему и отдать деньги.

 

Девушка вошла в подъезд, поднялась на лифте на шестой этаж и в нерешительности остановилась перед знакомой дверью.

Она нажала кнопку звонка. Как раньше.

Три коротких трели.

Ей показалось, что он не открывал целую вечность. Когда Алиса с невольным облегчением уже было подумала, что его нет дома, дверь распахнулась и на пороге возник Макс. Он выглядел таким усталым и измученным, что девушка даже ощутила укол в сердце.

Несколько секунд они простояли молча, глядя друг на друга. Макс сразу понял, что в больнице Алиса просто разыграла спектакль…

 

Отведя глаза в сторону, она сухо произнесла:

- Здравствуй. Я принесла деньги за лечение.

- Не стоит, я… - попытался возразить Макс.

- Замолчи. Не надо пожалуйста ничего говорить.

 

Алиса сунула деньги ему в руку, развернулась и быстро пошла к лифту. Войдя в него, она обернулась и, увидев в глазах Макса боль, с трудом произнесла:

- Спасибо…

 

Двери шумно соединились и лифт пополз вниз.

 

 

Дома, отогнав все мысли и воспоминания о Максе, Алиса поняла: глупо, но она боится лечь спать. Она не хотела повторения кошмара. Тяжёлое предчувствие мучило её напряжённые нервы…

Девушка решила, что лучший способ избежать сна – поехать развлечься в клуб. Достала с дальней полки шкафа давно позабытую мини-юбку, отыскала соблазнительную кофточку… даже накрасилась поярче…

 

Клуб оглушил её непривычно громкой музыкой.

Впечатление было такое, что она попала в ад. А ведь раньше она любила подобные «тусовки», ночи напролёт не вылезала из баров и клубов, спуская родительские деньги. Когда-то у Алисы здесь было много приятелей, её всё это действительно увлекало. «Да, когда-то… в молодости…», - с горькой усмешкой подумала девушка.

Хоть ей и было всего 22 года, она часто ощущала себя так, словно прожила уже не одну сотню лет… Сейчас она казалось самой себе умудрённой опытом старухой, а не так давно была просто юной беззаботной девочкой, весёлой и общительной. Хотя и тогда это уже было просто искусной маской, она всё равно никого не пускала в свою душу. Она всегда была одиночкой, даже в то время, которое Алиса уже давно привыкла считать другой, прошлой жизнью…

Стараясь не задерживаться на тоскливой мысли о том, что она тут вообще делает, девушка выпила пару коктейлей и даже потанцевала. И несмотря на их согревающе-веселящее действие, она всё же чувствовала себя чужой среди этой невменяемой толпы, накаченной алкоголем и наркотиками, дёргающейся под разрывавшую голову музыку…

 

Ей пришлось отказать достаточно большому количеству молодых людей, беспардонно «клеивших» её. Алиса не утруждалась даже просто познакомиться с ними. После Макса они её элементарно не интересовали. Не только потому, что она до сих пор любила его (хотя и не желала признаваться в этом себе и другим), а скорее из-за того, что все эти особи мужского пола не выдерживали никакого сравнения с ним. Ей попадались либо смазливые альфонсы-малолетки, либо напыщенные мужланы и капризные папенькины сынки, считающие, что могут купить любую девушку.

Алиса ненавидела этих слабоумных бездушных слизняков, они были ей просто омерзительны. Вспоминая тёплую улыбку Макса, она моментально отсекала любые их попытки «подкатить» к ней.

В клубе она снова наткнулась на Алёнку со своим молодым человеком и подумала, что её слова об «обалденном мэне» чудовищно преувеличены…

 

Утром, после закрытия клуба девушке пришлось ехать домой. Употребив лошадиную дозу кофе, она решила убить время, пройдясь по магазинам. Это была не очень приятная перспектива, но Алисе нужно было чем-то занять себя.

К полудню, облазив все нормальные магазины и купив только симпатичный, но совершенно бесполезный папоротник, девушка вспомнила, что хотя у неё и достаточно свободный график, за три дня неплохо бы всё-таки появиться на работе. Она работала в рекламном агентстве кем-то вроде помощника дизайнера, но на самом деле была просто девочкой на побегушках, выполнявшей всю «грязную» работу. Работа была не из лёгких, зарплата небольшая, но в будущем там её ожидали хорошие перспективы…

Получив нагоняй от шефини и оправдавшись тем, что она приболела, Алиса принялась за очень сложный и срочный проект.

Промучившись с ним весь оставшийся день, еле-живая девушка приползла вечером домой и поняла, что лечь спать ей всё же придётся. Завтра ей нужно было в универ.

Алиса училась на менеджера, хотя с детства мечтала стать художницей… Ну что ж, зато у неё был шанс когда-нибудь стать дизайнером в агентстве…

Она была на пятом курсе, и пар у них практически не было, но иногда на них всё же надо было приходить. Завтра был именно такой день.

Девушка так устала, что заснула, как только её голова коснулась подушки, и крепко проспала до самого утра. К счастью ей ничего не снилось, лишь утром, когда в уши вторгся звонок будильника, перед её всё ещё закрытыми глазами промелькнули знакомые тёмные силуэты.

 

В университете Алисе нужно было отсидеть четыре скучнейшие лекции. На последней паре она не выдержала и задремала, уронив голову на стол.

И тут случилось то, чего она так боялась.

Сон повторился.

 

 

Девушка снова бежала по лесу, освещённому всполохами огня, снова была изранена и снова спасалась от стаи диких волков.

Алиса вспомнила о капкане, который так подставил её в прошлый раз, и немного изменила маршрут. Она практически оторвалась от преследователей… и вдруг где-то впереди послышались крики и из-за деревьев возникли вооружённые люди.

Она снова ошиблась с дорогой.

 

«Мне не нужна твоя жизнь, мне не нужна твоя смерть… Охотники рядом…»

 

Как всегда неожиданно возникла в голове девушки строчка из песни. Успев удивиться тому, что охотники появились в горящем лесу именно в этот момент, она вспомнила следующие слова:

 

«Если будут стрелять – ты отвернись, чтобы не встретиться взглядом…»

 

На концах ружей мелькнули яркие вспышки. Алиса резко развернулась, услышав грохот выстрелов, из-за которого замерло сердце. Но в неё всё-таки попали.

Она почувствовала, как под кожу проникла обжигающая дробь. К запаху дыма, крови и палёной шерсти примешался запах пороха. Истекая кровью, и рыча от ярости, боли и беспомощности, девушка-волчица увидела, что и звери уже приближаются, намереваясь устроить кровавый пир, с нею в качестве главного блюда…

Она укусила себя за лапу, надеясь, что сейчас проснётся. Бесполезно.

Алиса увидела перед собой те же кровавые пасти и горящие глаза. Когда они стали рвать её на части, она всё-таки закричала…

 

Откуда-то издалека девушка услышала, как её зовут по имени, и наконец-то пришла в себя. Она тяжело дышала и из её носа шла кровь, оставляя на столе алые кляксы.

Вся группа с изумлением и даже ужасом смотрела на неё. Перепуганная преподавательница настойчиво теребила побледневшую Алису: «Что с вами? Почему вы кричали? Вы больны?..».

Пошатываясь, девушка поднялась со своего места, пробормотала: «Извините… Мне не хорошо… Я пойду», - и, прижимая к носу заботливо предложенный кем-то из одногруппников платок, вылетела из аудитории…

 

 

 

 

Алисе казалось, что она сходит с ума… Её терзали неконтролируемые приступы страха.

Она боялась спать, боялась выходить на улицу, боялась даже слушать музыку.

Но вечно не спать она не могла. И поэтому кошмар повторился ещё два раза.

 

Когда она однажды уснула перед телевизором и увидела знакомый лес, то попыталась побежать в противоположную сторону. Этот вариант был ещё хуже. Волчица сразу же попала в огненную ловушку и погибла. Потом её долго мучили воспоминания о языках пламени, «слизывающих» её шерсть и обдирающих кожу.

В следующем сне девушка поняла, что бежать бессмысленно и решила, что лучше уж она будет драться. Оказавшись в лесу, Алиса повернулась к чёрной стае и, ощетинившись, стала поджидать своих противников.

Она хотела дорого продать свою жизнь.

Когда первый из волков приблизился к ней, Алиса прыгнула и вонзила свои клыки в его горло. Пасть волчицы заполнилась шерстью и горячей жидкостью с металлическим привкусом.

Дальше было сложно что-то понять. Перед глазами девушки метались тёмно-серые тела, клыки, грязные когти… кровь… Волчица кусала и рвала всё, что оказывалось в пределах её досягаемости. Она была в ярости… и ей даже начинала нравиться эта битва. Её возбуждал вкус и запах крови, она уже не могла остановиться, не чувствовала боли от многочисленных укусов и рваных ран…

А потом кто-то из зверей добрался до её горла.

Хрипя и кашляя, девушка проснулась в холодном поту…

 

Алиса чувствовала, что всё это не с проста… Это были не обычные сны. Обычные сны не бывают так реальны, не оставляют на теле кровоподтёков и царапин. А обычные песни не должны давать такой странный и болезненный эффект…

Ей казалось, что что-то тёмное и злое хочет захватить её, подчинить себе… Но что? И зачем «ему» это было надо? Почему именно она подвергалась сейчас этому жёсткому психологическому давлению?.. Девушка понимала, что не справится с этим в одиночку. Но обратиться за помощью ей было не к кому.

 

А образы из сна теперь часто преследовали её и наяву. Девушке мерещился запах палёной шерсти, кровавые сцены, вой, заставляющий кожу покрываться мурашками…

Нервы Алисы были на пределе, она вся измучилась. Иногда её даже охватывала необъяснимая агрессия…

И однажды кто-то из соседей слишком громко слушал музыку…

 

«Волки уходят в небеса…»

 

«Прямо-таки закон подлости!», - начиная злиться, подумала Алиса. Перед глазами замелькали тёмные пятна, потом появились знакомые картинки… ночь… лес… волчья стая…

Стараясь не поддаваться видениям, девушка забилась в угол, зажала уши и закричала: «Нет! Только не это. Я не хочу… не хочу слышать… Не трогайте меня!». Слова сорвались на визг…

Корчась на полу от боли, пытаясь удержать своё сознание, она поняла, что нужно бежать, бежать пока не поздно… неважно куда, главное подальше от этой песни, этих слов.

 

«Спиной… к ветру и всё же… вырваться может… чья-то душа…»

 

Девушка собрала остатки сил, поднялась и рванулась из квартиры.

 

 

Забыв о лифте, Алиса молниеносно преодолела девять этажей, пересекла свой двор и помчалась по улице.

Было темно, лишь редкие фонари освещали увлажнённый слегка моросившим дождиком асфальт. Из-за малоприятной погоды и достаточно позднего времени суток людей практически не попадалось, поэтому никто не заметил легко одетую девушку с безумными глазами, судорожно петляющую по улицам.

А она была полностью во власти видений… Тот же лес… Та же стая волков… Вот только зарева лесного пожара не было.

Шёл дождь.

И почему-то он показался Алисе очень знакомым…

Казалось, что голову девушки сейчас разорвут не желающие покидать её образы. Она уже плохо соображала, где находится и что делает… мысли кружил сумасшедший вихрь, в ушах стоял какой-то назойливый гул… Она теперь осознавала только то, что за ней гонятся, и она во что бы то ни стало должна спастись.

Неожиданно перед ней возник один из волков, и девушка не задумываясь бросилась на него. «Либо он, либо я», - решила Алиса-волчица и вонзила свои клыки в его горло.

Её рот заполнила обжигающая кровь, и вдруг всё прекратилось. Гул стих… лес и волки исчезли…

Только с неба лил усилившийся дождь.

Она обнаружила себя сидящей на земле, а под нею лежало что-то мягкое и тёплое. Словно в замедленной съёмке Алиса опустила глаза и увидела окровавленное тело. К её ужасу это был не волк. Это была…

Алёнка…

Да… та самая школьная подруга, которую девушка видела всего пару дней назад, сейчас лежала несомненно мёртвая в луже собственной крови, всё ещё вытекающей с тихим бульканьем из разодранного горла. В её глазах, окружённых ореолом размазанной туши, застыло живое удивление…

Алису поразила ужасная, нечеловеческая рана на шее девушки. И это сделала она… Она убила… убила свою подругу… Лёлика.

Её бросило в жар, потом в холод. Лихорадочно соображая, девушка отпрянула от трупа и, помедлив несколько секунд, скрылась в одном из тёмных переулков.

 

Меньше чем через пол часа она была дома. Её колотило, Алиса не могла поверить, что это была реальность, что она только что совершила убийство!

Девушка скинула с себя измазанную кровью одежду и с содроганием выбросила её в мусорное ведро. Потом она долго, с остервенением чистила зубы и полоскала рот, пытаясь избавиться от жуткого привкуса крови…

«Что со мной происходит?», - думала Алиса, смывая запёкшуюся кровь под холодным душем, - «В какого монстра я превращаюсь?!»

Выпив снотворное, девушка забралась в прохладную постель и отключилась.

 

 

Она проснулась только днём, совершенно разбитая, и поплелась на кухню. Усевшись за стол с кружкой крепкого кофе, Алиса по привычке включила телевизор.

Начинались местные новости…

Рассеяно поглядывавшая на экран девушка чуть не поперхнулась, когда увидела там труп, прикрытый белой простынёй… Лужа крови вокруг… Потом появилась фотография улыбающейся Алёнки.

Буднично-безразличный голос дикторши вещал: « Сегодня утром, в четыре часа утра, на одной из улиц недалеко от центра было обнаружено тело молодой девушки… по предварительным данным смерть наступила около часа ночи… на её горле следы укусов… Специалисты сообщили, что это следы волчьих зубов. Кажется невероятным, но они считают, что на девушку напал волк, скорее всего попавший сюда из лесной полосы, расположенной за городом. Это достаточно обширный кусок леса, когда-то занимавший всю площадь города. И доподлинно известно, что волки там всё ещё обитают. Остаётся загадкой, как зверь проник так далеко, оставшись незамеченным, и, самое главное, куда он потом исчез…. Никаких других улик на месте трагедии обнаружено не было…»

Алиса не верила своим ушам. Волк?

Как такое могло случиться? Она ясно помнила солоноватый вкус крови во рту и её одежда в мусорном ведре отнюдь не была миражом.

Ведь это она перегрызла Алёне горло… набросилась на неё, приняв за волка…

Но почему, почему волчьи зубы? Неужели видение было правдой… она действительно была волчицей? Это становилось всё более странным…

 

 

 

Она боялась, что кто-нибудь узнает о произошедшем… Но ведь эксперты не нашли ничего, кроме волчьих укусов на трупе…

И всё-таки Алиса теперь каждый день ждала, что в её дверь постучатся люди в форме…

 

Девушке становилось всё хуже и хуже. С каждым часом тяжёлый пресс давил сильнее, её охватывала паника… Алиса боялась себе в этом признаться, но она стала ощущать жажду крови. Ей казалось, что однажды убив, она больше не сможет остановиться. Страх и угрызения совести терзали её. Она чувствовала, что медленно звереет… превращается в волчицу…

Как-то утром, через несколько дней туманного, полубессознательного существования измученная Алиса почувствовала, что кошмар возвращается.

«Нет… Я больше не хочу. Я не желаю быть убийцей…», - думала она, в панике мечась по квартире. Девушка ощутила знакомый запах палёной шерсти и тут же приняла решение.

Алиса отыскала лезвие, набрала в ванну горячей воды и легла туда прямо в одежде. Тёмные силуэты замелькали перед глазами быстрее. Голова кружилась, и девушке с трудом удавалось концентрироваться, не отпускать внимание. Она смотрела на лезвие, понимая, что если сейчас не осуществит задуманное – могут пострадать невинные люди.

Несколько быстрых движений… неприятная, остро-царапающая боль…

На левом запястье показались полосы, словно проведённые красной тушью. Алиса смотрела на кровь, стекающую по руке, и ощущала невыносимую жажду… В голове зашумело. Девушка не выдержала… и стала слизывать тёплую жидкость… Ей было противно от самой себя, но она ничего не могла поделать. Она хотела… хотела крови, хотела выпить её всю…

Алису чуть не стошнило. Чувствуя, что скоро потеряет сознание, она закрыла глаза и попыталась расслабиться. Такой жуткий, но такой желанный вкус во рту… Левая рука горела, в ушах стоял гул, а во всём теле стучал в бешеном ритме пульс, отдаваясь тупой болью…

Откуда-то издалека, сквозь пелену, она услышала звонок телефона и с досадой подумала о том, что Макс будто бы чувствует, когда нужно звонить.

 

«Где твои крылья, которые нравились мне…»

 

«А были ли они, эти крылья?..», - скользнула последняя бредовая мысль в голове, и девушка потеряла сознание….

 

 

 

 

 

И снова Алиса очнулась в больнице…

«Чёрт! Мне это уже начинает надоедать», - с раздражением думала она, разглядывая перебинтованную руку.

Её внимание привлёк букет белых роз на прикроватной тумбочке, и девушка поняла, кто был «виновником» её спасения. Она была в замешательстве: «Как Макс проник в мою квартиру?.. Ах да, у него же остались ключи, ещё с того времени… Но как он догадался? Почему позвонил именно в этот момент, почему приехал?»

Размышления Алисы прервал стук в дверь, и в палату влетел заметно обеспокоенный Макс…

 

- Зачем ты это сделала? – он с трудом сдерживался, чтобы не закричать.

- Не твоё дело. Зря ты вмешался, – девушка изобразила скучающе-безразличный тон.

- Что ты вытворяешь, Алиса? Почему, ну почему ты думаешь только о себе?!

- Я не думаю о себе. Но я и не желаю думать о других, – её голос приобрёл оттенок стали, - И вообще… это моя жизнь, и я вольна делать с ней то, что считаю нужным.

- Ошибаешься, - покачал головой Макс, - Тебе дали эту жизнь и поэтому…

 

Неожиданно девушку охватил безумный приступ ярости и она закричала:

- А мне плевать! Живу я, слышишь – я!!! И только я буду решать, как мне жить и жить ли вообще… А ты больше не вмешивайся. Никогда. Я не хочу тебя видеть! Ненавижу!!!

 

Алиса сорвалась с кровати и бросилась на Макса с кулаками. Он пытался сдержать её, но девушка словно взбесилась.

Шов на её руке похоже разошёлся от напряжения, и бинт начал пропитываться кровью…

В палату заглянула медсестра, и вернулась через минуту в сопровождении двух санитаров, которые схватили Алису и оттащили её от ошарашенного мужчины. Она визжала и вырывалась до тех пор, пока ей не сделали укол успокоительного.

Пока санитары возились с девушкой, пришёл врач – молодая женщина с некрасивым лицом и жиденьким хвостиком волос. Она вывела Макса в коридор и с деланным сочувствием спросила:

- Вы её родственник?

- Да, что-то вроде этого… - смущённо соврал он.

- Похоже у девушки нервный срыв. Вы дадите разрешение на помещение её в лечебницу?

- В психушку?!

- В психиатрическую клинику, - строго поправила женщина, - Там она хорошенько отдохнёт и подлечится.

 

Макс подумал, что делает это на благо Алисе, и согласно кивнул:

- Хорошо. Я подпишу всё, что надо и оплачу для неё лучшее лечение.

«Надеюсь, мой дождик простит мне это…», - не веря самому себе, подумал он и пошёл вслед за доктором в её кабинет…

 

 

 

 

 

«Выпустите меня отсюда! Сволочи!!! Я же не псих, какого чёрта я должна здесь торчать? Вы не имеете права, я не давала никакого согласия на это!» - орала Алиса, тщетно ломясь в наглухо запертую дверь изолятора, обитую каким-то мягким материалом. На девушке была смирительная рубашка… Измученная Алиса чуть не плакала от унижения, злости и обиды…

 

 

Несколько суток она провела в изоляторе. Сначала бесновалась… кричала, визжала, билась о стены и дверь… Бесполезно, никакой реакции. Потом поняла, что этим уж точно ничего не добьёшься, и успокоилась.

Алиса решила просто перетерпеть всё это, переждать. Её поместили в отдельную палату под строгим наблюдением. Надеясь усыпить бдительность санитарок, девушка стала тихой и послушной, безропотно принимала все лекарства и следовала распорядку дня.

Может из-за того, что её постоянно пичкали успокоительным, а может из-за общей сонно-умиротворённой обстановки Алису больше ничего не тревожило… и видения исчезли. Она теперь постоянно находилась как во сне, и волки вместе с убийством Алёнки казались ей чем-то абсолютно призрачно-нереальным…

 

Через некоторое время к девушке стали относиться гораздо мягче и разрешили свободно выходить на прогулки в больничный сад. Теперь она всё свободное время просиживала на одной из лавочек в саду и думала… думала… Странные мысли лезли в её затуманенный лекарствами мозг. Всё, что было раньше, вся её жизнь, её счастье и боль представлялись ей ничего не значащими картинками из какого-то дурацкого комикса…

 

Первая картинка.

Раннее детство… Алиса дома, совсем одна. Плачет… и зовёт маму… Почему? Зачем? Сейчас это казалось ей таким глупым. Подумаешь, одиночество. На самом деле она ведь всю жизнь была одна…

Вот она уже в школе, второй или третий класс… Её соседка по парте шепчет что-то на ушко мальчику, который так нравился Алисе… Одноклассница… мальчик… они вместе смеются. Над Алисой. Обидные прозвища… Интересно, какие? Уже не вспомнить. Картинка потеряла былую яркость… «Какой пустяк», - подумала девушка, уже видя, как появляется новый эпизод…

Год, который Алиса пережила с большим трудом… Окончание школы. Предательство последней подруги. Медаль, которую она не получила по глупости. Укоризненный взгляд родителей. Родителей… Тот ночной звонок: «…Примите мои соболезнования…»

Дальше – провал.

Она знала, что там было много всего… похороны… боль… одиночество… новая жизнь… Но картинок не было. Память стёрла их.

Следующая сцена.

Уже прошёл год… два… а может и больше. Алиса не помнила, да это было и неважно… Лёгкая ухмылка «доброжелательницы». Он… изменил, предал, бросил, как ненужную игрушку… Все клятвы и обещания были пустыми словами.

Девушка теперь безразлично разглядывала изображение рухнувшего мира, поломанной жизни. Всё стало таким серым и мутным.

И…

Макс… Самая яркая страница. Его глаза, губы, руки…

Алиса открыла глаза и посмотрела на солнце. Она не хотела больше вспоминать. Всё в прошлом… Свет, режущий глаза, помог девушке захлопнуть книгу комиксов.

 

…Чем чаще она разглядывала эти картинки, тем больше они тускнели. Словно чья-то невидимая рука стирала их. Алису всё это больше не волновало… Боль куда-то исчезла и сердце наконец успокоилось… застыло.

Это сердце. Совсем другое дело – голова… Лекарства стали превращать девушку в…

«Сумасшедшую… - возникла мысль в голове Алисы,- Да… Я и правда схожу с ума». С ней теперь творилось что-то болезненно-невообразимое…

 

Очередное утро в саду…

 

«Не нужна мне корона, принцесса и горы…»

 

Кто-то в комнате отдыха включил магнитофон, и теперь из окна, выходящего в сад доносилась незнакомая девушке мелодия. «Принцесса»… Это слово вызвало у Алисы дежа вю. Что-то до боли знакомое, может из детства, а может из прошлой жизни…

Мечта.

Каждая девочка мечтает быть принцессой, найти своего принца и жить с ним долго и счастливо. «До самой свадьбы» - саркастически подумала девушка.

Как глупо… Почему она вспомнила об этом? Это ведь просто бред. Зачем она о нём думает? Зачем в её голове рождаются эти бессмысленные, бесчувственные, ненужные строчки? Вихрь непонятных мыслей уносил Алису всё дальше…

Что если?..

…Ничего этого не было, нет, и не будет. Абсолютно ничего. Пустота. Мёртвый ноль. Это всё ей только кажется… Возможно…

Эти мысли… Они есть только в её голове. Или даже нет. Их не существует вообще. И Алиса сейчас вовсе не сидит в больничном саду и не думает. Может сейчас она просто спит дома, в своей тёплой постели и видит сон? Сон, в котором вертится глупая строчка:

 

«Ты нужна мне больше ночей, откровений, слёз моих…»

 

А может вся жизнь – сон? Её… или чужой. Возможно сейчас она просто снится другому человеку. Она – его фантазия… И все её мысли, желания, чувства, поступки – всего лишь плоды больного воображения, образы чьего-то сна. А может и нет. Нет человека, которому она снится. Может вообще нет людей… нет её города, её страны, планеты… даже Вселенной. Ни-че-го. Только парят в невечности странные слова:

 

«Ты зайдёшь опять ко мне в дом, но меня давно нет в нём…»

 

И вообще всё, что сейчас происходит, всё что она сейчас видит, слышит и ощущает – просто сбой в какой-то системе. Сбой в несуществующей системе… Но сейчас её отремонтируют, исправят и всё исчезнет. Банально. Без следа. Всё исчезнет и всё забудется.

Нет больше Вселенной, планеты, стран, городов, этой больницы, сада, лавочки… её мыслей… Не было, нет и никогда не будет.

И её нет.

Только эхо до боли знакомых строчек. Дежа вю.

 

«Бред…», - подумала Алиса, когда из оцепенения её вывела какая-то сопливая песенка Руки Вверх, зазвучавшая следом… Она решила завтра позвонить Максу, чтобы он вытащил её отсюда… иначе она и правда сойдёт с ума.

 

«Нет солнца в небе без облаков, нет на свете принцесс – это сказки для дураков…» - вспомнилась девушке строчка из песни когда-то очень любимой Касты. «Да, всё так и есть… это сказки для дураков. Поэтому нечего думать об этом. Всё эти чёртовы лекарства!», - размышляла она по дороге в свою палату, пытаясь хоть как-то упорядочить странную кашу мыслей в её голове.

 

 

В эту ночь Алисе приснился другой сон…

...Бег…

Она совсем одна. Бежит по мрачному лабиринту. Силы её на исходе, но останавливаться нельзя. Нужно найти выход... выход из этого пустого давящего лабиринта. Холодные капли на стенах... красного цвета... Нельзя смотреть по сторонам, нельзя!

Где же Ариадна со своей нитью? Или храбрый Тесей?..

Кто сможет помочь?.. Алиса потерялась... куда ни глянь - вокруг только бездушные стены. Ощущение, будто они надвигаются на неё, пытаясь остановить, раздавить...

Она часто спотыкается, падает, но не может, не может остановиться! Остановка=смерть...

Девушка знает, что где-то там, в глубине, есть что-то, чего она должна достигнуть… Может просто выход, а может и смысл жизни... Она должна найти его... должна... но сил остается все меньше и меньше. Она не сможет, не успеет, не найдёт... Быть может, смириться и просто лечь на пол? Лежать, чувствуя, как липкая и холодная тоска обволакивает тело... Нет. Тоска=смерть. Надо быть сильной и бежать дальше... Бежать... к выходу...

 

Всю ночь Алиса бегала по лабиринту и утром проснулась непривычно разбитая. Словно сон был реальным…

Она попыталась добиться разрешения позвонить Максу, но ей внушительно отказали, сообщив, что ещё слишком рано, что она только-только пошла на поправку.

Зато её перевели в другую, более свободную палату, за которой не было жёсткого контроля. Окна и двери здесь на ночь не запирались…

Алиса не знала, сколько времени она уже провела в клинике… может несколько недель, а может и месяцев… Она потеряла ощущение реальности, и теперь была похожа на зомби, бесцельно переползающего из одного дня в другой. Девушка словно ждала чего-то, цепляясь за жизнь только из-за этого ожидания…

 

Через несколько дней после сна о лабиринте, когда Алиса утром вышла из своей палаты на завтрак, она чуть не столкнулась с какой-то женщиной, появившейся из соседней двери. Она узнала её. Это был человек из её «прошлой» жизни…

 

 

 

Её звали Вика, и это с ней Алисе когда-то изменил её жених.

Жениха она уже давно простила и отпустила, а вот Вику простить не смогла, подсознательно переложив на неё ответственность за всю ту боль, что девушке пришлось пережить… И сейчас, столкнувшись с ней здесь, Алиса вновь почувствовала, как болезненно сжалось сердце и подкатила волна дикой ненависти.

Вечером она расспросила санитарку, с которой успела как бы подружиться, о своей новой соседке. Чуть подглуповатая хохотушка-медсестра охотно поведала, что это жена одного крутого бизнесмена, у которой тоже что-то вроде нервного срыва. «В принципе, она достаточно спокойная, но у неё кажется мания величия… Гипер-завышенная самооценка и всё такое… Это скорее всего издержки модельной карьеры и небольшого количества ума», - захихикала она.

«Кто бы говорил…, - язвительно подумала Алиса, - Интересно, а когда это она успела выскочить замуж?..»

 

В эту же ночь к девушке вернулся её обычный кошмар.

Она проснулась запыхавшаяся и возбуждённая после кровопролитной драки… и почувствовала странно непреодолимое желание убивать… Толком не осознавая, что делает, Алиса поднялась с кровати, кое-как нацепила свою «прогулочную» одежду и бесшумно выскользнула из палаты. В этой части больницы двери на ночь не запирались, поэтому она беспрепятственно проникла в соседнюю комнату.

Вика, по-видимому накачанная лекарствами, крепко спала… Стараясь успокоить своё всё ещё тяжёлое после кровавого сна дыхание, Алиса крадучись подошла к постели бывшей соперницы.

Девушка не понимала, зачем пришла сюда. Словно это была не она. Какая-то невидимая, сила управляла ею… а Алиса наблюдала за всем со стороны.

Эта сила, холодная и злая, заставляла её убить Вику… приказывала и повелевала, заглушая и без того слабенький внутренний голос, который умолял девушку не делать этого.

Перед ней, как на экране, возникла картинка из сна. Сердце бешено колотилось… Увидев волчьи глаза и окровавленные клыки, Алиса потеряла голову, словно превратилась в зверя. Она набросилась на Вику и с наслаждением вцепилась в её горло…

Разрывая жертву, девушка упивалась своей местью. Она мстила за всё горе, все слёзы, все мучения, что та ей причинила. Это был настоящий пир израненного сердца…

 

...С трудом оторвавшись от растерзанного трупа, Алиса поняла, что ей срочно надо бежать. Она открыла окно в комнате, взобралась на подоконник.

Второй этаж.

Не задумываясь о высоте, девушка прыгнула и почти не удивилась тому, что ничего себе не сломала. Она даже не почувствовала никакой боли. «Наверно я просто перестаю быть человеком…», - вроде бы пугающая догадка не вызвала у неё никакого беспокойства.

Алиса прокралась к саду, пересекла его, достигла забора. Она уже давно приметила высокое дерево, стоящее рядом… У неё появились какие-то нереальные силы. Ловко забравшись на дерево, Алиса оттолкнулась и легко перемахнула через совсем не маленький забор, лишь слегка расцарапав ногу о колючую проволоку.

 

 

 

Девушка в странном наряде, залитом кровью, бежала по ночному городу. Находясь в каком-то зверином возбуждении, она не задумывалась, куда направляется. Какое-то чувство… что-то вроде охотничьего инстинкта гнало Алису по определённому маршруту.

Поворот, другой… Её подсознание похоже точно знало дорогу, но сама она плохо соображала где находится и что делает. Девушку не оставляли кровавые образы, а в голове снова звучал вой, от которого волосы вставали дыбом…

Наконец она почувствовала, что приближается к цели. Всё вокруг было как в тумане…

Алиса видела лишь два человеческих тела.

Две жертвы.

Как опытная хищница, она замерла в кустах, готовясь к прыжку. Тут в её голове несколько прояснилось, и девушка быстро огляделась… Неизвестный ей, глухой и тёмный двор. На углу одного из домов стоят двое подозрительного вида парней, что-то шёпотом обсуждают. Как ей показалось, Алиса их не знала, но всё та же злая сила неудержимо тянула её к ним.

 

Услышав в голове чью-то властную команду, девушка бросилась на парней… Одному из них она молниеносно перегрызла горло. Бедняга даже не успел ничего понять.

Второй парень с ужасом смотрел на происходящее, не веря, что перед ним – всего лишь молодая девушка… Когда Алиса метнулась к нему, он стал отбиваться. Завязалась драка. Пытаясь добраться до горла мужчины, девушка случайно разорвала ему рубашку и на мгновение замерла.

На его груди была татуировка тигра…

Алиса бросила оторопевшего парня и наклонилась над первой жертвой. Так и есть. Хоть и остекленевшие, но ещё насмешливо-холодные карие глаза. Глаза, которые она никогда не забудет. Они тут же вызвали в памяти девушки картины, захлестнувшие её приступом боли, страха и дикой злости: казавшаяся ледяной земля, острые камни, чужие мужские тела… и давящее чувство безысходности…

Она поняла, что гнало её сюда. Всё та же жажда мести… Алиса вконец озверела и с удвоенной силой набросилась на парня.

Через пол минуты всё было кончено. Девушка удовлетворенно оглядела своих насильников и протяжно завыла…

 

 

 

Скоро Алиса оказалась возле своего дома. Перед подъездом к ней, потявкивая, бросился щенок. Всё ещё во власти агрессии, она подняла его, схватив за горло. Собачка жалобно заскулила… и тут за спиной девушки раздался встревожено-удивлённый голос:

- Алиса, что ты делаешь?!

 

Неожиданно резко успокоившись и выпустив щенка, который, повизгивая, скрылся в темноте, Алиса медленно повернулась…

Перед ней стоял Макс. А на его лице – шок, даже немного смешавшийся с отвращением, когда он увидел кровь на её лице и одежде.

Словно испугавшись самой себя… точнее той, кем она предстала перед его глазами, девушка ответила дрожащим голосом:

- Ничего. Уходи.

 

Мужчина помолчал пару секунд…

- Только после того, как узнаю, что с тобой происходит. Видимо интуиция привела меня сюда… Ответь – почему ты вся в крови? Зачем, что тебе сделал этот щенок? И самое главное – почему ты не в больнице?.. Что ты натворила?!

 

Алиса подняла на него свои глаза. Казалось, что она сейчас заплачет… но ни одной слезинки не сбежало по её щекам. Она ведь давно перестала плакать.

С трудом сосредоточившись на словах Макса, девушка произнесла:

- Я не знаю… не знаю что тебе ответить… Кажется, я схожу с ума. Мне так плохо.

- Так зачем ты ушла из больницы? Тебе бы там помогли.

- Вряд ли…

- Ладно, неважно. Забудем о больнице. Позволь тогда мне помочь тебе!

- У тебя не получится… Слишком поздно…

 

Макса поразили незнакомые нотки в её голосе. Казалось, она кричит о помощи. Но это был странный крик… Словно последняя мольба человека, который падает в пропасть. Он знает, что всё кончено, что он сейчас погибнет, но кричит… сам не знает почему, ни на что не надеясь… он просит о помощи.

И теперь Макс слышал это в словах Алисы – женщины, которую он любил больше всего на свете.

Безразличие перед своей судьбой смешанное с жаждой жизни. Такой вот парадокс.

Нужно было срочно что-то делать… Как-то убедить её принять помощь и вернуться. К нему.

А он… Давно считающий себя взрослым и сильным мужчиной, он сейчас терялся и не знал, что сказать, совсем как юный мальчишка…

- Дождик мой солнечный, ты знаешь, я действительно очень тебя люблю. И я прошу тебя, послушай меня, постарайся понять и поверить, - он тяжело вздохнул, и продолжил - Я от всей души желаю тебе добра…

 

 

 

… Макс сказал много хорошего и правильного.

Алиса слушала его, и ей так хотелось поверить… броситься к нему, прижаться к его груди, почувствовать такие тёплые руки, такие родные губы…

Она по-настоящему устала. Устала убегать и прятаться… от самой себя.

Она боялась существа, в которое превращалась.

Она хотела избавиться от боли и этих тяжёлых видений.

Она мечтала просто заснуть на плече у любимого человека, обнять его… И больше не видеть никаких кошмаров.

«Слишком много пафоса!», - насмешливо произнёс чужой голос в голове Алисы.

 

Но она-то уже почти согласилась… Девушка приоткрыла дверь в своём сердце, опять была готова впустить туда любовь.

И тут Макс допустил ошибку. Он стал умолять: «Вернись ко мне, и всё будет как раньше».

Алиса вздрогнула.

Внимательно посмотрев на мужчину, она с горькой печалью в голосе ответила: «Так, как было раньше, уже не будет никогда. Поздно. В одну реку не войти дважды».

Дверца захлопнулась.

Интонации в голосе девушки ясно дали понять Максу, что он всё испортил. Какая-то странная идея возникла в его голове… Поцеловать её, коснуться любимых губ… Словно она принцесса из сказки, которую просто нужно разбудить. Он сделал шаг к девушке… Но Алиса посмотрела на него таким холодно-жестоким взглядом, что Макс понял: он проиграл.

 

- Нам больше не о чем говорить. Уходи, – сказав это, Алиса отвернулась от него и пошла к подъезду. В лифте её сердце кольнула боль.

По телу пробежал холодок страха.

Странно.

А ей-то казалось, что она давно перестала бояться смерти…

 

Уже светало…

Алиса вышла на балкон, нашла там сигареты. Теперь не было смысла бросать курить, не было смысла ни в чём – девушка чувствовала, что умирает…

Огонь щёлкнувшей зажигалки вызвал дежа вю… пожар в лесу… сейчас он почему-то больше не пугал её. Всё стало безразлично. Хотя… сейчас её пожалуй всё-таки интересовало, почему она вообще до сих пор жива? След от капкана и появляющиеся после ночных кошмаров синяки, ожоги и царапины служили веским доказательством реальности происходящего с девушкой во сне. Но тогда почему, умирая во сне, Алиса всё-таки просыпалась после этого, живая и здоровая? Это было совершенно нелогично.

Через пару минут тщетных размышлений, она вернулась в комнату, упала на кровать и заснула, даже не сняв окровавленную больничную одежду.

 

 

 

Ей снился знакомый лес. Но без огня, без преследователей, даже без холода и боли… Было темно и тихо… ноги окутывали клочья нереального, сказочного тумана. Алиса медленно брела по почти незаметной тропинке вслед за волчицей. Той, в теле которой она столько раз пыталась спастись от жуткой стаи.

Потом волчица обернулась… Чёрные холодные глаза.

«Алиса!..», - в голове девушки возник уже где-то слышанный голос. Она проснулась с осознанием того, что её ждут. В лесу.

Солнце почти село…

 

 

Девушка переоделась и привела себя в порядок… Дождавшись, пока окончательно стемнеет, Алиса машинально взяла сумочку с телефоном и уже выходила из квартиры, как вдруг передумав, вернулась в комнату. Сумку она бросила на кровать – вряд ли та ей понадобится… Следом должен был отправиться и мобильник, но девушке почему-то захотелось сначала отправить Максу sms.

«Я решила разобраться в себе. Схожу на прогулку в лес. Спасибо тебе за всё».

Стерев отчёт о доставке, она наконец-то швырнула ненавистный предмет на кровать. Столкнувшись с подушкой, телефон подлетел в воздух, отрикошетился от стены и упал на пол. Поднимать его было неохота, поэтому Алиса решила продолжить своё «путешествие». По дороге к двери девушка прихватила карманный фонарик, и неожиданно пожалела, что в её доме нет никакого оружия…

 

 

До лесополосы она добралась на такси. Водитель удивлённо смотрел на девушку, отважившуюся в такое время суток идти в лес, тем более после этих сообщений о волке, убивающем людей. Он предложил подождать её, но Алиса ответила, что потом доберётся сама. «Если конечно будешь жива», - проскользнула в её голове холодная мысль.

 

В темноте лес выглядел зловеще. Алиса забрела уже достаточно далеко, когда неизвестно откуда взявшийся туман стал медленно расползаться по земле. «Дежа вю…», - уже не удивляясь, привычно подумала девушка. Всё действительно было как во сне, поэтому она даже не испугалась, когда из тумана появилось несколько взъерошенных серых теней с горящими глазами. Лишь сердце будто пропустило пару ударов…

Как всегда бывает в напряжённых ситуациях, мгновения показались девушке вечностью.

Волчья стая…

Она словно в ожидании замерла перед Алисой, не сводя с неё кровожадных глаз. Один из волков протяжно и холодно завыл, подняв кверху тёмно-серую морду. Он был такой же, как во сне – большой, жуткий, с чёрными и злыми глазами. Вот только пасть его не была в крови. Пока…

Звери стали медленно окружать свою жертву. Алиса была абсолютно спокойна… ей ведь уже было в сущности наплевать на всё. Вот только в висках стучала противно-навязчивая боль.

 

Неожиданно откуда-то сзади раздался грозный рык, и в потихоньку сужающийся круг прыгнул ещё один волк. Он был гораздо светлее, почти серебристого цвета. Шерсть на его загривке встала дыбом, когда он угрожающе оскалил зубы, пятясь к девушке и словно намереваясь загородить её от стаи.

Это была та самая волчица из снов. Алиса не то, что узнала её, она просто почувствовала странную связь… Связь, которая так часто делала их одним существом.

Увидев нового противника, волки резко подались назад. Девушке даже показалось, что звери испугались её, хотя непонятно было, как целая стая могла бояться одного волка.

«Бежим. Скорее», - услышала Алиса в своей голове, когда волчица, пользуясь всеобщим замешательством, бросилась в сторону. Долго раздумывать девушка не стала и поспешила вслед за своей неожиданной спасительницей.

 

Пока девушка с волком с трудом прорывались через тёмный лес, Алиса ощутила, как её нос щекочет знакомый запах. Запах дыма.

Наконец они попали на небольшую, тускло освещённую звёздами, поляну. Волчица встала перед девушкой, и в голове той снова зазвучал голос:

- Слушай меня внимательно. Времени очень мало, они скоро найдут нас…

- Кто они? – перебила Алиса голос.

- Они… ну скажем так, они – это что-то вроде демонов. Тёмная сила.

- Прямо как в фантастическом романе – усмехнулась девушка, - И что же им надо от меня?

- Им нужна ты сама. То, что я сейчас скажу, возможно, покажется тебе чересчур банальным и пафосным, но тем не менее… В тебе есть сила. Сила чистой души. Нет смысла объяснять подробнее, для восприятия человека это слишком высокие и сложные понятия. Но знай, что ты очень сильна. Твоя душа сохранила себя, не погибнув и не очерствев из-за всех страданий. Причем в большинстве этих страданий виноваты эти демоны…

- Но как… - начала девушка.

- Не спрашивай о подробностях. Я не хочу причинять тебе ещё больше боли. Это всё в прошлом, важно то, что происходит сейчас…

Всё это время они старались сломить тебя, перевести на свою сторону, чтобы ты не мешала их злу. И им это почти удалось… Ты стала очень похожа на этих «зверей». Но тебя всё ещё удерживает любовь к Максу, хоть и все мои попытки подтолкнуть вас друг к другу не увенчались успехом…

- Но кто тогда ты?!

 

Волчица наклонила голову. Чуть виновато, как показалось Алисе.

- Я была направлена защищать тебя, но получилось так, что они использовали и меня. Я впускала тебя в свою душу, хотела помочь тебе сбежать от них, найти верный выход. Но это только сыграло на руку демонам, ускорило твоё превращение в зверя.

…Ты должна убить эту тёмную силу. Но не так, как пыталась во сне. Ты обязательно должна покончить с ними не как зверь, а как человек.

Если ты поддашься инстинкту, который они пробудили в тебе – всё потеряно… Для тебя. Для Макса. А потом и для других. Не так много осталось в мире сильных светлых душ, способных противостоять злу. Ты светлая по своей природе, хоть и сама всегда очень сопротивлялась этому.

Не позволяй им окончательно превратить тебя в зверя! …Возьми это и борись за своё право жить.

 

Из воздуха возник и упал к ногам девушки блестящий обоюдоострый кинжал с искривлённым лезвием. Кажется, девушка где-то читала, что такие раньше использовались для жертвоприношений…

 

 

Алиса и не заметила, как их окружила стая – она словно зачарованная разглядывала кинжал. Его холод почему-то обжигал руку … Девушка опять почувствовала едкий запах лесного пожара, который заставил бешено, до тошноты запульсировать кровь в висках.

Большой волк, вожак стаи, как она поняла, выступил вперёд и замер, приготовившись к прыжку. Он достаточно долго стоял перед девушкой, вонзив в неё свои ледяные глаза. Алиса выдержала и не отвернулась. Затем волк ощетинился и резко прыгнул…

Будто загипнотизированная его взглядом, девушка в первое мгновение не шелохнулась.

Но инстинкт самосохранения возобладал.

Сама того не осознавая, Алиса закрылась от зверя руками, выставив нож перед собой… Лезвие пронзило волка прямо в центре груди. Он не сдох сразу и успел вгрызться девушке в плечо… ещё чуть-чуть, и он бы достал до горла…

 

Когда тёмно-серый труп соскользнул с кинжала и с глухим стуком упал на землю, рядом с девушкой снова оказалась её волчица. И вовремя. Потому что стая, увидев поверженного вожака, словно получила команду: убивать! Они бросились вперёд сплошной шерстяной массой.

Алиса не верила, что они с волчицей смогут победить. Глупо было даже надеяться на это. Слишком многочисленны и кровожадны были звери…

Поэтому девушка оборонялась кинжалом просто так, лишь бы не погибать впустую. Но… Это было невероятно, но её не растерзали в первые же секунды боя. Девушку конечно же кусали острые зубы, царапали огромные когти… она уже вся истекала кровью…

Однако у волков не получалось убить её.

Каждый удар странного кинжала, каждый, даже малейший, порез были смертельны для её врагов. Да и серебристая волчица без дела не сидела – вокруг неё стремительно росла гора растерзанных тел.

Туман, перед этим словно затаившийся в ожидании, теперь стал быстро сгущаться. К тому же теперь он перемешивался с вонючим дымом. Так что через некоторое время Алиса перестала что-либо видеть и била ножом наугад.

 

 

…Уже начинало светать, когда битва неожиданно закончилась.

Измученная девушка без сил упала на землю. Когда-то светлая, а сейчас грязно-красная волчица лежала неподалёку и тяжело дышала. Алиса подползла к ней и заглянула в глаза… Они смотрели совершенно спокойно и мудро, лишь где-то в чёрной глубине плескалась с трудом сдерживаемая боль.

Почему-то девушка поняла, что если она сейчас не бросит свою «помощницу», вынесет её отсюда, та обязательно выживет. Она взяла волчицу на руки, с трудом приподнялась и замерла в каком-то непонятном ступоре.

Боль захлестнула её. Но не боль от ран… как ни странно, кроме укуса на плече они практически не болели…

Нет. Другая боль. Внутри.

Она напомнила ей слова врача: «…порок сердца… Вам нужен покой...»

…Каждый удар сердца создавал ощущение, что в грудь изнутри вонзаются раскалённые шипы… Смерть подобралась совсем рядом, она уже положила свою липкую холодную руку на плечо девушки…

 

Алиса не знала, что делать.

Она обессилела… она истекала кровью… волчица на руках была непосильной ношей.

Она не знала, где находится, и понятия не имела, в какую сторону ей идти, чтобы избежать пожара.

Она чувствовала, что её сердце сейчас разорвётся.

Дым заполнял лёгкие. Беспощадный огонь приближался.

 

 

 

Макс проснулся от ужасного кошмара и в ту же секунду забыл, о чём тот был. Только смутное чувство тревоги и неприятное дежа вю продолжали беспокоить мужчину.

Судя по дате и времени на мобильнике, он проспал почти сутки. Ему сейчас казалось, что вчерашний разговор с Алисой был целую вечность назад.

На телефоне обнаружилась непрочитанная смска.

«Открыть».

Почему-то руки задрожали и похолодели.

Тут же перезвонил, но абонент отказался взять трубку. «Может ещё спит» - подумалось с нервной надеждой.

Он бесцельно послонялся по квартире, затем вспомнил, что всё-таки надо умыться и выпить кофе. На автомате почистил зубы, даже побрился, закипятил воду и затопил ею тёмно-коричневые гранулы. Хотел почитать газету, но не нашёл свежей.

Не придумав ничего лучшего, Макс включил телевизор и конечно же наткнулся на утренние новости…

Калейдоскоп картинок… огонь… чёрные деревья… Он даже как будто почувствовал запах дыма. «По невыясненным пока причинам… возможно поджог… выгорел практически весь лес… подробности будут известны позже…»

Лес. Смска. Мерзкая дрожь по спине.

Неужели?.. Нет, этого не может быть.

Макс выхватил телефон… Он всё нажимал и нажимал на повтор вызова, но безразлично-вежливый голос всё так же уведомлял его о недоступности абонента.

С лихорадочной поспешностью одевшись, мужчина вылетел из квартиры, даже не закрыв её на замок…

 

Девять этажей… Знакомую дверь никто не хотел открывать.

Макс снова набрал номер Алисы… Вспомнил о ключах, которые так и не вернул ей.

Поворот ключа. Щелчок. Изнутри на него пахнуло таким родным запахом её духов.

Тоскливо надрывался мобильник… в пустой квартире. Он звучал как реквием.

Реквием по мечте, жизни и любви…

 

«Где твои крылья, которые нравились мне…»

 

 

Он вернулся домой совершенно опустошенным. Мозг сверлили фразы: «выгорел лес»… «схожу на прогулку»…

Алиса пошла туда вчера ночью. Если она в порядке, то уже должна была вернуться… если бы…

Мир треснул, как стекло.

От него медленно стали отваливаться куски, по пути разрывая душу… в клочья…

Макс надеялся, что это просто продолжение его ночного кошмара. Это сон. Надо только проснуться… Но не получается.

Войдя на кухню, мужчина машинально включил радио и практически свалился на стул.

 

Хаос в голове. Сердце сдавливала рука с острыми когтями… Она всё давила и давила.

Сначала только слегка начинавшая пульсировать, боль вскоре превратилась в постоянный поток. Кровь хлестала из сердца, проткнутого когтями, из разорванной души, заполняла всё пространство внутри. Она заливала лёгкие, не давая возможности вдохнуть… она заполняла живот, смешиваясь со своей противной ноющей сестрой, проявлявшейся в нервных ситуациях… она затопила конечности, делая их ватными и неподвижными… Она уже начинала выливаться наружу… из носа, ушей… глаз... горячими, солёными слезами…

Макс не мог поверить, что Алиса… что её больше нет. Он даже мысленно не мог произнести это слово.

М-е-р-т-в…

Нет, дальше нельзя. Нельзя верить. И невозможно смириться.

Но видимо придётся.

 

Тупик. Он знал, что это тупик. Холодный, бездушный, жестокий, и в то же время, уныло-безразличный. Тупик. Конец. Finita la comedia.

И он понял, что ему, в сущности, наплевать. Наплевать на всё и всех. Кроме Неё.

Всё кончено. Он сам загнал себя сюда.

Жизнь… его пропащая и бесценная жизнь потеряла смысл. Без Алисы… больше не будет ничего. И никого. Просто не нужно.

Его ждало только бесповоротное и болезненно-глубокое одиночество.

Кровь. Боль. Тоска.

Он не хотел этого, не смог бы этого вынести. Какая-то ниточка в нём оборвалась.

Выбор был сделан.

 

Словно зомби, уже ни на что не обращая внимания, Макс поднялся, зашёл в ванную, отыскал там набор лезвий для старой «опасной» бритвы и вернулся на кухню. Снова уселся на стул, достал одно из лезвий…

…Он сидел и обреченно наблюдал, как солнце переливается на гладкой смертоносной поверхности… Потом взгляд его упал на пол.

Наверно это красиво – красная тушь на белоснежном кафеле. Кровь с молоком, как говорят… Это выражение почему-то всегда казалось ему бессмысленно глупым. Ещё глупее ему казались люди, полностью обложившие белой кафельной плиткой ванную, туалет и кухню в его квартире. Белое блестящее полотно вызывало ассоциации с больницей, да и вообще, было таким бесчувственно-холодным, что казалось, будто ты уже находишься на том свете…

Макс усмехнулся. Бесполезные мысли о бесполезных вещах… Лучше думать об Алисе.

Металл блеснул на него солнечным зайчиком…

Если Она желала уйти так, то… ему сейчас хотелось быть как можно ближе к ней, к её мыслям и чувствам… Стоит попробовать.

Он приложил лезвие к вене…

 

По так и не выключенному радио заиграла странно знакомая мелодия. Дежа вю. Так ли это называется?..

Макс неожиданно ясно вспомнил серые глаза Алисы…

 

«Волки уходят в небеса…»

 

В мелодию Би-2 бесцеремонно ворвался дверной звонок.

Три коротких трели.

Лезвие с мягким холодным звоном застучало по плитке…

 

«Приказа верить в чудеса не поступало…»

 

 

 

Конец.

 

Юлия Крупина

2006-2007

Link to comment
Share on other sites

Спасибо вам большое)))))

Я думала всем лень читать будет :)

А всё-таки хотелось бы критики... Расти надо=)

Link to comment
Share on other sites

Критики не будет, Принцесса)) Ибо все замечательно. По-настоящему мне нравится. А чтобы расти... пиши дальше!))

Link to comment
Share on other sites

Serenity, ох....Понравилось безумно. Давно так не читала, не отрываясь, жадно, дрожа от нетерпения, что же дальше, предчувствуя такой конец. Прямо мороз по коже от всего этого.

Говорить красиво не умею. Одним словом--гениально!

Link to comment
Share on other sites

Любомира, ой, спасибо, спасибо, спасибо огромное)) Очень тронута, очень приятно, очень рада, что прочитали и оценили... фсё, засмущали совсем)))))

Ещё раз всем большое СПАСИБО!

 

/а я всё ещё упрямо жду критики))/

Link to comment
Share on other sites

Кровельщик, спасибо большое)) Не ожидала:)

А троеточия и короткие предложения - эт моя слабость. Воспринимайте это как мой стиль))

Link to comment
Share on other sites

Серенечка, ты только ошибки чужие не повторяй: нет никаких "троеточий", есть только многоточие)) Между прочим, этот твой прием мне очень нравится, я и сам его в последнее время часто использую.

Link to comment
Share on other sites

Кровельщик, спасибо большое)) Не ожидала:)

А троеточия и короткие предложения - эт моя слабость. Воспринимайте это как мой стиль))

Сонц, это и есть твой стиль) И, действительно, слушать тут никого не надо. У тебя все замечательно. Особенно концовка мне понравилась. Вот такая, и никакая другая...
Link to comment
Share on other sites

Я в принципе не придираюсь. Но на том же самом самиздате, или на другом литературном поприще за такой стиль ох как высмеять могут. Так что я Принцессу исключительно из добрых побуждений предупреждаю. По воле случая, мне часто приходится читать начинающих авторов, и критику к ним. Так вот, эти многоточия и краткие предложения считаются стилистическими ошибками.

Ну кто не знает таких простых вещей, товарищи писатели, я не виноват.

Просто Серенити, решишь пойти дальше в литературное поприще придется либо править, либо привыкать к критике.

Link to comment
Share on other sites

Вспомнилось сразу: тот, кто не умеет готовить, становится кулинарным критиком) То же самое можно и о литературе сказать.

Link to comment
Share on other sites

Вспомнилось сразу: тот, кто не умеет готовить, становится кулинарным критиком) То же самое можно и о литературе сказать.

Эт ты зря. В самиздате, например, критикуют наиболее "сильные" авторы)

Link to comment
Share on other sites

Ребятки, не будем засорять тему Серенити. Если кому-то интересны проблемы лит. критики, откройте отдельную тему.

Link to comment
Share on other sites

Я не говорил, нравится или не нравится, мне все равно. У меня - другое. Если тебя это так раздражает, то это твои проблемы)

Link to comment
Share on other sites

Да, давайте не будем спорить))

Я же говорю, я к критике отношусь совершенно нормально, даже приветствую её)

Может потом и буду писать в другом стиле. Но для этого рассказа мне нужен был именно такой))

Так что, Кровельщик, искренне, спасибо за совет, я учту на будущее.

Дани, Драйвер, и вам спасибо, друзья, за то, что оберегаете мой покой:)

 

Каждый из вас всех по-своему прав, и каждый мне чем-то помог)) Спасибо, я очень ценю ваши мнения!

 

Сонц...да, концовка действительно просто должна была быть такая) Все, кто читал, сказали мне за неё спасибо))

Хотя когда-то я хотела в конце всех убить, настроение такое было=)))

Link to comment
Share on other sites

Серенька, а еще что-нибудь выложишь? Буду злобным критиком)))) (не я такой, жизнь такая, пообщайся с ними столько, сколько я). Попробуй начать с простого. С фиков. И выложить на каком-нибудь тематическом сайте. Может я потом твои книги вместо Роулинг и Гамильтон читать буду.

Link to comment
Share on other sites

Серенька, а еще что-нибудь выложишь? Буду злобным критиком)))) (не я такой, жизнь такая, пообщайся с ними столько, сколько я). Попробуй начать с простого. С фиков. И выложить на каком-нибудь тематическом сайте. Может я потом твои книги вместо Роулинг и Гамильтон читать буду.

Выложу, как допишу)) Ну или может из старенького... есть пару рассказиков. Но они, как я сама считаю, слабоваты. Я ведь прозой совсем недавно увлеклась, благодаря Даньке))) А то все как-то стихи в основном.

Критика эт хорошо, уважаю) Спасибо)

Эмм... простите блондинке, а что такое фики???

=)

Link to comment
Share on other sites

Ну, спасибо, Серенька)) Хоть какая-то польза и от Даньки была)) А у тебя всё впереди - ты же талантище, мне очень нравится читать тебя.

Link to comment
Share on other sites

Выложу, как допишу)) Ну или может из старенького... есть пару рассказиков. Но они, как я сама считаю, слабоваты. Я ведь прозой совсем недавно увлеклась, благодаря Даньке))) А то все как-то стихи в основном.

Критика эт хорошо, уважаю) Спасибо)

Эмм... простите блондинке, а что такое фики???

=)

Эх, меня бы кто на счет прозы попинал) Совсем бросил.

Фики... Ну если в двух словах, берешь каких-нибудь известных персонажей и пишешь что-нибудь про них, стараясь сохранить их характер. В качестве тренировки хорошо.

Link to comment
Share on other sites

Эх, меня бы кто на счет прозы попинал) Совсем бросил.

Фики... Ну если в двух словах, берешь каких-нибудь известных персонажей и пишешь что-нибудь про них, стараясь сохранить их характер. В качестве тренировки хорошо.

Угу... А потом появляются продолжения "Трех мушкетеров". Говорят, неплохо расходятся. Впрочем, в кино тоже часто заезживают популярные сюжеты так, что смотреть их уже без тошноты невозможно. Нет, я не против, главное, чтобы кому-то по душе было, а кому-то нравилось. Если нравится хоть одному - значит, уже имеет право на существование.
Link to comment
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Loading...
 Share

×
×
  • Create New...