Jump to content
Форум - Замок

Recommended Posts

Страшный и тяжелый день...

 

В результате войны - 27 человек из моего рода - погибли.

 

Вечная память ВСЕМ ГЕРОЯМ победившим нацизм!!!!

Link to post
Share on other sites

Россия отмечает День памяти и скорби

 

День памяти и скорби отметят в России в среду. Он установлен указом президента РФ от 8 июня 1996 года и отмечается в день начала Великой Отечественной войны советского народа против немецко-фашистских захватчиков.

 

Как сообщил начальник Управления Минобороны РФ по увековечению памяти погибших при защите Отечества Александр Кирилин, «общие потери СССР в Великой Отечественной войне, продолжавшейся 1418 дней и ночей, составили 26 600 тысяч человек, в том числе военные — 8 668,4 тысячи человек, включая потери армии и флота — 8 509,3 тысячи человек, пограничных войск КГБ СССР — 614 тысяч человек, внутренних войск МВД СССР — 97,7 тысячи человек». В бою погибли 6,5 миллиона человек.

 

На момент начала войны в Красной армии находились 4 826 тысяч военнослужащих, 75 тысяч сотрудников других ведомств, которые стояли на довольствии Министерства обороны. За все время войны было мобилизовано 29,5 миллиона человек.

 

Сведения о них, как сообщил Кирилин, будут содержаться в создаваемой сейчас «Единой электронной базе архивных документов Минобороны России». Размещенный на официальном сайте военного ведомства общий банк данных «Подвиг народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» содержит более 16 тысяч отсканированных архивных дел и почти 1,5 тысячи оперативных документов за начальный период войны, сообщает ИТАР-ТАСС.

 

«В последующем в него войдут сведения по основным операциям минувшей войны, описание более 30 млн подвигов, — подчеркнул Кирилин. — Мы обеспечим электронный доступ к более 100 млн листов приказов, приложений и карточек. Прогнозируемое интернет-посещение создаваемого электронного ресурса составит около 2 миллионов в год».

 

70 лет назад, на рассвете 22 июня 1941 года, фашистская Германия вероломно напала на Советский Союз. Ее авиация нанесла массированный удар по аэродромам, железнодорожным узлам, военно-морским базам, местам расквартирования военных частей и многим городам на глубину до 250-300 км от государственной границы. Против СССР выступили Италия, Венгрия, Финляндия и Румыния.

 

Подробнее: http://news.mail.ru/society/6172230/?frommail=1

Link to post
Share on other sites
  • 1 year later...

На чьи деньги построен мемориал в Нетании

 

24 июня 2012. 25 июня 2012 года в Нетании состоится торжественное открытие Мемориала Победы Красной армии над фашистской Германией. Это первый общенациональный мемориал в Израиле, посвященный вкладу России в победу во Второй мировой войне, а также первый в новейшей истории памятник такого рода, возведенный за пределами бывшего СССР. В церемонии открытия мемориала примут участие лидеры России и Израиля.

 

Идея создания столь значимого совместного проекта правительств двух стран принадлежит премьер-министрам Владимиру Путину и Биньямину Нетаньягу. Изначально было решено возводить Мемориал Победы не на государственные средства, а за счет частных пожертвований. На самом раннем этапе Российский еврейский конгресс (РЕК) взял на себя почетную обязанность сбора средств на этот грандиозный монумент, став его генеральным спонсором. Среди тех, кто внес через РЕК свое пожертвование на памятник – и крупные бизнесмены из списка Forbes, и известные общественные деятели, и просто неравнодушные люди, которым не безразлична память о Великой Отечественной войне. Партнер РЕК по возведению памятника – израильский фонд «Керен ха-йесод».

 

Право творческого воплощения идеи получил победитель международного конкурса, российский авторский коллектив: архитектор, народный художник РФ Салават Щербаков, скульпторы Василий Перфильев, Михаил Народицкий и Василий Данилов.

 

Российский еврейский конгресс будет способствовать развитию инфраструктуры вокруг Мемориала Победы в Израиле, чтобы превратить его в место паломничества туристов как из России, так и из других стран. «Взаимодействуя с Центральным музеем Великой Отечественной войны на Поклонной горе, Российский еврейский конгресс рассчитывает сделать территорию вокруг мемориала отправной точкой изучения истории Великой Отечественной войны. Здесь планируется открыть музей воинской славы или учебный центр, – рассказывает президент РЕК Юрий Каннер. — Кроме того, РЕК разрабатывает проект виртуальной аллеи памяти героев. Имена ветеранов будут вноситься через информационные экраны на территории мемориала, а также через специальный сайт». По словам президента конгресса, эти шаги позволят привлечь за рубежом дополнительное внимание к увековечению памяти жертв и героев Великой Отечественной войны, что особенно важно сегодня, когда в разных странах пытаются пересмотреть взгляд на ее историю.

 

Специально на церемонию открытия мемориала из Москвы прибудет внушительная делегация Российского еврейского конгресса во главе с Президентом РЕК Юрием Каннером. В ее составе видные бизнесмены и меценаты, общественные деятели, звезды эстрады: Генри Резник, Тамара Гвардцители, Михаил Фридман, Герман Хан, Борис Минц, Герман Захарьяев, Дмитрий Босов, Михаил Мирилашвили.

 

Президент РЕК Юрий Каннер также включен в официальную делегацию президента России Владимира Путина в ходе его предстоящего визита в Израиль 25-26 июня. Ю. Каннер уже прибыл в Нетанию, чтобы проинспектировать подготовку к открытию монумента. Его сопровождают представители муниципалитета Нетании и депутаты городского совета, а также руководители израильского фонда «Керен ха-йесод».

«Создание Мемориала Победы в Нетании – большая честь для города и огромная ответственность, — отметил депутат городского совета Нетании Борис Цирульник. – Здесь, на берегу Средиземного моря, каждый житель и гость страны сможет почтить память погибших в войне против фашизма и отдать дань уважения ветеранам Второй Мировой».

 

Пресс-служба РЕК

Link to post
Share on other sites
  • 11 months later...

Россияне отмечают День памяти и скорби — 72 года назад началась Великая Отечественная война

 

 

22 июня 1941 года немецкая армия вторглась на территорию СССР, и началась Великая Отечественная война, в которой погибли около 27 миллионов советских граждан. Авиация фашистской Германии нанесла массированный удар по аэродромам, железнодорожным узлам, военно-морским базам, местам расквартирования военных частей и многим городам на глубину до 250-300 км от государственной границы. Против СССР выступили Италия, Венгрия, Финляндия и Румыния.

 

По традиции, в этот день президент России возложит венок к могиле Неизвестного солдата в Александровском саду у Кремлевской стены. В Мытищинском муниципальном районе Подмосковья сегодня состоится церемония открытия Федерального военного мемориального кладбища (ФВМК).

 

«В этот памятный день будет зажжен Вечный огонь и возложены венки и живые цветы к монументу “Скорбь” и мемориалу Неизвестному Солдату, посвященных памяти павших за свое Отечество воинов», — сказано в сообщении управления пресс-службы и информации.

 

Отмечается, что открытие ФВМК «является очередным этапом деятельности министерства обороны РФ по увековечению памяти защитников своей Родины.

Link to post
Share on other sites

Музыка: Е. Петербургский

 

Слова: народные

 

 

Двадцать второго июня,

Ровно в четыре часа,

Киев бомбили, нам объявили,

Что началася война.

 

Кончилось мирное время,

Нам распрощаться пора,

Я уезжаю, быть обещаю

Верным тебе навсегда.

 

И ты смотри,

Чувством моим не шути,

Выйди, подруга, к поезду друга,

Друга на фронт проводи.

 

Дрогнет состав эшелона,

Поезд помчится стрелой,

Я из вагона — ты мне с перрона

Грустно помашешь рукой.

 

Пройдут года,

И снова я встречу тебя,

Ты улыбнешься,

К сердцу прижмешься,

Я расцелую тебя.

 

1941

Link to post
Share on other sites

Опубликованное фото

 

Вспомним всех поимённо,

горем вспомним своим...

Это нужно — не мёртвым!

Это надо — живым!

Вспомним гордо и прямо

погибших в борьбе...

 

Есть великое право:

забывать о себе!

Link to post
Share on other sites
  • 11 months later...
  • 1 year later...
22 июня 1941 года, 74 года назад, армия Гитлера начала наступление на территорию Советского Союза. Как описывали эти дни, навсегда вошедшие в мировую историю, иностранные СМИ и почему советские газеты написали о начале войны только спустя сутки?

55d024612716ab80079b5da8debb2e52.jpg

Link to post
Share on other sites

b852cf8998378e131f25a1a5cd12b18c.jpg

 

На 22 июня 1941 года в Киеве были запланированы большие спортивные события. Об этом сообщает на первой полосе газета «Известия». В этот день в Киеве должны были открывать большой спортивный стадион имени тов. Н. С. Хрущёва:

«Торжество открытия республиканского стадиона начнётся парадом, в котором примут участие физкультурники спортивных обществ столицы Украины. После этого начнутся соревнования легкоатлетов Киева и Харькова, выступления тяжелоатлетов и мастеров других видов спорта. В июне на новом стадионе состоятся традиционные встречи между сборными командами легкоатлетов Украины и Грузии».

Link to post
Share on other sites

Также сообщается, что в Сталиндорфе Днепропетровской области (ныне с. Жовтневое Днепропетровской области Украины — прим. ред.) открыты новый парк, школа и родильный дом.

Уделено внимание и международным событиям. В колонке «Война в Западной Европе» публикуются сообщения информационных агентств из Берлина и Лондона.

 

Так, германское информбюро передаёт, что «в Северной части Атлантического океана германские подводные лодки потопили торговые пароходы, а также один вспомогательный крейсер». В свою очередь, агентство «Рейтер» передаёт, что «в ночь на 21 июня английская авиация совершила непродолжительный, но ожесточённый налёт на французское побережье, оккупированное Германией. Наблюдатели, находившиеся на юго-восточном побережье Англии, видели разрывы осветительных ракет». Также освещаются, но более скупо военные действия в Северной Африке, на Ближнем Востоке и в Китае.

Link to post
Share on other sites

25e6acb83a3c8064a7f10bf033ed6712.jpg

 

«Комсомольская правда» выходит 24 июня и сразу же на первой полосе публикует выступление по радио заместителя председателя Совета народных комиссаров СССР В. Молотова. Рядом — портрет Сталина и Указ Президиума Верховного Совета СССР «О военном положении». Сводки за последние два дня сообщают о ходе военных действий и потерях противника.

 

На второй полосе «Комсомольской правды» публикуются сообщения из разных городов Советского Союза о «готовности советской молодёжи обеспечить своим самоотверженным трудом Красную Армию и Военно-Морской флот всем необходимым для победы над врагом». Баку, Ташкент, Ленинград, Киев, Фрунзе, Рига — из всех уголков слетаются горячие заявления.

 

«У меня четверо детей, но в случае надобности я пойду на фронт и буду защищать свою социалистическую родину плечом к плечу с солдатами Красной Армии и Военно-Морского флота», — говорит, выступая на митинге, стахановка с рижской фабрики «Красная Балтика» тов. Захарая.

 

Только на четвёртой полосе «Комсомольская правда» переходит к освещению международных событий. Публикуется выступление Черчилля по радио и послание Рузвельта Конгрессу, а также репортаж из мобилизационного пункта Дзержинского района в Москве.

 

«Ещё задолго до полуночи, когда Указ Президиума Верховного Совета СССР о мобилизации должен был вступить в силу, здесь собрались большие группы москвичей. Подлинные патриоты своей родины, они пришли сюда по первому зову Советского Правительства… Ещё затемно сюда стали приходить в одиночку и группами рабочие, инженеры, техники, служащие. Среди них есть участники боёв с белофиннами… Волнующую картину представляли собой проводы бойцов на фронт. Девушки преподносили воинам букеты цветов, а когда уезжающие садились в голубые автобусы, чтобы следовать в часть, им долго и горячо аплодировали»

Link to post
Share on other sites

aab715e68aa28dae35579f29bd617c11.jpg

 

И если отечественные газеты, которые вышли в свет 22 июня, ещё не успели опубликовать информацию о вероломном вторжении на территорию Советского Союза вооружённых сил Германии, то их зарубежные коллеги сумели это сделать с поражающей воображение оперативностью. Большой заголовок на первой полосе «The New York Times» от 22 июня 1941 года гласит: «Гитлер начал военное наступление на Россию». Здесь же размещена карта западной части СССР с подписью «Здесь немецкие войска вторглись в Россию», а рядом развёрнутая колонка берлинского корреспондента «The New York Times» К. Брукса Питерса «Нет веры подписанному».

 

«Едва рассвет забрезжил над Европой, как легионы национал-социалистической Германии начали давно предсказуемое вторжение в коммунистическую Советскую Россию. Пакт о ненападении и дружбе между двумя странами, заключённый в августе 1939 года, забыт, — пишет Питерс. — Немецкое вторжение началось на громадном фронте, простирающемся от Арктики до Чёрного моря. Вместе с немецкими войсками маршируют также войска Финляндии и Румынии.

Адольф Гитлер в обращении к народу, зачитанному по радио министром пропаганды доктором Иосифом Геббельсом сегодня в 5:30 утра, определяет военную акцию, начатую сегодня, величайшей в мировой истории. Это было необходимо, подчёркивает фюрер, так как, несмотря на его непрекращающиеся усилия сохранить мир в этом районе, было определённо доказано, что Россия находилась в союзе с Англией и добивалась развала Германии путём затягивания войны».

 

В своей колонке Питерс также приводит слова Риббентропа, который сообщил корреспондентам, что «Советский Союз в противоположность всем своим соглашениям, которые он принимал, и в абсолютном противоречии со своими торжественными декларациями выступил против Германии». В довершение всего рядом с колонкой публикуется «Декларация Гитлера», в которой нет и слова о «Плане Барбаросса», а только эмоциональные обвинения Гитлера в том, что Советский Союз «вывел его из терпения», и он решил начать вторжение «от Арктики до Чёрного моря».

Link to post
Share on other sites

87163dbe6f6558718559999027e8675f.jpg

 

23 июня 1941 года утренний выпуск норвежской газеты «Aftenposten» взрывается статьёй «Германия и Россия сцепились между собой».

 

«Война началась вчера утром — как результат двойной игры Москвы. Договор о ненападении между Германией и Россией был всего лишь тактическим манёвром Советов. Советское правительство и Коминтерн долгое время вели целенаправленную политику, направленную против Германии, констатировал германский министр иностранных дел Риббентроп в своём выступлении рано утром 22 июня в Берлине перед представителями немецкой и иностранной прессы. В своей речи Риббентроп обвинил советское правительство в подготовке войны против Германии и сказал, что немецкое командование было вынуждено нанести предупреждающий удар».

 

Норвежская газета сообщает о том, что и другие страны — Финляндия, Румыния, Италия — тоже объявили войну Советской России. «Начало войны с Россией воспринято в Берлине совершенно спокойно. Люди спрашивают, когда флаги со свастикой появятся над Кремлём и Кронштадтом?» — сообщает собкор «Aftenposten» из столицы Германии.

Link to post
Share on other sites

Большую аналитическую статью о происходящих событиях под заголовком «Сколько продержится Россия?» 30 июня 1941 года публикует американский журнал «Time».

 

«Немец, спрятавшись за деревом, вглядывается в русские позиции. Он в мундире, но без оружия. Он возбуждённо говорит что-то в трубку полевого телефона — но это не доклад командованию.

Он — один из бойких пропагандистов доктора Геббельса, словно коммивояжёр, «продающий» соотечественникам очередную войну.

 

В голосе немца чувствуется ликование; в остальном же его рассказ звучит непринуждённо, словно репортаж о теннисном матче на корте берлинского Красно-белого клуба. «Сейчас солнечное летнее утро, и события развиваются просто отлично», — так начинается этот материал от имени вымышленного немецкого репортёра. Однако автор осаждает пыл германского «корреспондента», заявляя, «что никогда ещё столь многочисленные армии (общая численность русских вооружённых сил — 10 000 000 человек, германских — 9 000 000) не сходились в бою на столь огромном фронте, опытные немцы начали войну с Россией точно так же, как и со всеми другими своими противниками — невозмутимо и умело… но вопрос о том, станет ли Битва за Россию самой важной битвой в истории человечества, решают не немецкие солдаты. Ответ на него зависит от русских.

 

Сколько они смогут продержаться? Почти никто, кроме самих русских, не считает, что они способны разгромить немцев. Но если они смогут навязать вермахту затяжную и кровопролитную борьбу на собственной территории, заставить Гитлера платить за успехи дороже, чем он предполагает, и особенно, если они смогут затянуть войну ещё на одну зиму, Битва за Россию обретёт славу, соразмерную её масштабу». Рассуждая о причинах наступления немецкой армии, автор «Time» пишет, что пакт со Сталиным для Гилера «не стоил и гроша» и немцы изначально намеревались «силой взять от России всё, что им нужно».

Link to post
Share on other sites

be5e4fee6c2bcf949401ddce3b39173a.jpg

 

Отдельного внимания заслуживает пресса, которая вышла в эти дни в Германии. Так, печатный орган НСДАП «Völkischer Beobachter» 24 июня 1941 года публикует статью влиятельного немецкого политика с русскими корнями Альфреда Розенберга «Час Востока». Вот, как автор видит важнейшие проблемы для Германии: «Теперь пробил решительный час на Востоке. Две проблемы стоят перед национал-социалистической революцией и Германской державой. Первая есть свержение большевизма как идеи и как политической силы, вторая есть решение исторических судеб гигантского пространства, населяемого народами Советского Союза». Статья, безусловно, далека от объективности и представляет собой яркий пример немецкой пропаганды. Розенберг пишет, что «Москва оценивает свои военные силы как слишком малые для такого гигантского предприятия, как революционизирующая война с Германией… свобода и величие Германии совпадают со свободой и величием европейского континента».

Link to post
Share on other sites

7debbc244924f336ebe2bcaced34c556.jpg

В то же время немецкая пропаганда не оставляла «без внимания» и русскоязычное население, проживающее в Германии. В годы войны здесь активно распространялась на русском языке газета «Новое слово».

 

Вот как в своей статье «Советские подделки», опубликованной в «Новом слове» 6 июля 1941 года, характеризует происходящие в Советском Союзе события автор Владимир Ильин: «Противоестественно, когда коммунисты вместе с капиталистами подделывают народ, армию, культуру, отечество, подделывают даже религию и церковь. Совсем другое дело, когда находящуюся в ничтожном меньшинстве по отношению к остальной массе населения компартию… называют «народом» и волю их объявляют «народной».

 

Совсем другое дело, когда набранные из народа рекруты превращаются в вооружённых охранителей мирового капитало-коммунизма и получают название «рабоче-крестьянской» армии, защищающей интересы еврейского капитала.

Ещё хуже, когда от великой страны, от России, отнимается её славное имя, а её территорию превращают в плацдарм мирового чекизма, населённый крепостными рабами.

 

Отвратительно, когда этот плацдарм называют «Союзом Советских Социалистических Республик» и приказывают считать эту мерзость, прикрытую пятиконечной безбожной звездой, „отечеством“».

 

В своей статье Ильин называет пролетариат «коллективным чучелом» и призывает красноармейцев не сражаться «за лондонских богачей», а повернуть свои штыки «против Англии и её союзника и прислужника — красного Кремля».

Link to post
Share on other sites
  • 2 years later...

Сравнение советской и немецкой пехоты: мнение германского генштабиста

Красноармеец лучше в ночном, лесном и зимнем бою
Кустов Максим
 

Едва отгремели последние залпы Второй мировой, как многие немецкие генералы и офицеры принялись вспоминать ее и размышлять - как же это они умудрились проиграть так успешно начатую войну против СССР? 

Такие  мемуары-исследования носили научно-практический характер  и предназначались, прежде всего, американцам, которые собирались извлечь уроки из немецкого опыта и заранее составить представление о сильных и слабых сторонах Советской Армии.


Одним из таких мемуаристов-исследователей был Эйке  Миддельдорф, повоевавший на Восточном фронте, а затем служивший референтом по обобщению тактического опыта в Генеральном штабе сухопутных войск Германии. Один из интересовавших его вопросов – сравнение боевых качеств советской и немецкой пехоты. 


Миддельдорф утверждал в своей работе «Русская кампания: тактика и вооружение»: «Немецкая сухопутная армия как в начале, так и в конце войны располагала наиболее боеспособной пехотой».  Кто бы сомневался в том, что немецкий офицер придет именно к такому выводу.
 

Откуда бралась у немецкого генштабиста уверенность в том, что именно Германия вплоть до окончания Второй мировой  войны располагала «наиболее боеспособной пехотой»? Ведь сам же Эйке  Миддельдорф подробно описал сильные стороны пехоты Красной Армии? ( впк Сравнение советской и немецкой пехоты: мнение германского генштабиста).

 

Вот что он считал наиболее сильными немецкими «козырями»: «Немцы превосходили русских в организации наступления и взаимодействия между родами войск, в подготовке младшего командного состава и в оснащении пехоты пулеметами. В ходе войны противники учились друг у друга и сумели в некоторой степени устранить имевшиеся недостатки».


В превосходстве немцев в организации наступления и взаимодействия родов войск в начальный период войны сомневаться было бы просто смешно. В июне сорок первого  отчаянные атаки советских мехкорпусов, когда танки шли в бой зачастую вообще без сопровождения пехоты и огня своей артиллерии, не говоря уже об авиационном прикрытии,  немцы отражали отлично организованными усилиями разных родов войск. И пехота здесь играла очень заметную роль.


В дальнейшем РККА устраняла недостатки, училась у врага, но до самого конца войны организация наступления и обороны, взаимодействие родов войск оставались важнейшими козырями вермахта. 


Превосходство в оснащении пулеметами в начале войны обеспечивал  MG 34. Единый пулемет – он и станковый,  и ручной, а при необходимости и зенитный. Переносить его куда легче и проще, чем русский «Максим», и «пить» во время боя он не просит, с поисками воды возиться не нужно.


А принятый на вооружение в 1942 году MG 42 оказался настолько удачным, что в модернизированных вариантах использовался в армиях многих стран несколько десятилетий после окончания Второй мировой.


Особо стоит оговорить успехи немцев в подготовке младшего командного состава, и не в одной только пехоте. Немецкой унтер-офицер, безусловно, получал к началу войны замечательную подготовку.


Чрезвычайно подробно ее описал, например, Бруно Винцер в своих воспоминаниях «Солдат трех армий». Поступив на службу еще в рейхсвер Веймарской республики, он, прежде чем до ефрейтора дослужиться, несколько различных курсов обучения прошел. Но командир роты, в которую  его перевели, из личного дела выяснил, что Винцер водительского удостоверения не имеет. Непорядок, как же это можно ефрейтора назначать на высокую должность командира противотанкового орудия, если он автомобиль водить не умеет? Пришлось идти на частные курсы шоферов и в неслужебное время учиться автоделу.


Лишь после этого повысили ефрейтора - в унтер-офицеры произвели. А потом готовили так, что Винцер с удивлением заметил, что сам Гитлер, как-то лично посетивший учения и с умным видом принявшийся оценивать позиции противотанковой артиллерии, допустил грубую тактическую ошибку. Увы, фюрер, ефрейтор пехоты Первой мировой войны, умению бороться с танками обучен не был, подготовки соответствующей не получил…


Тягаться с прошедшими такую подготовку немецкими унтер-офицерами советским сержантам было очень нелегко. В организации подготовки младшего комсостава Красная Армия очень серьезно отставала от вермахта. В целом надо признать, что оценка Миддельдорфом боевых качеств советской и немецкой пехоты выглядит достаточно объективной.


Да и безосновательным такое утверждение назвать трудно. В вермахте все его составные части отличались высокой боеспособностью, чего уж там отрицать очевидное.


Но при этом Миддельдорф  признавал: «Однако по ряду важных вопросов боевой подготовки и вооружения русская пехота, особенно на начальном этапе войны, превосходила немецкую. В частности, русские превосходили немцев в искусстве ведения ночного боя, боя в лесистой и болотистой местности и боя зимой, в подготовке снайперов и в инженерном оборудовании позиций, а также в оснащении пехоты автоматами и минометами».


В том, что в зимнем бою красноармейцы превосходили немцев,  ничего неожиданного нет. Это просто закономерно – зимой  41-42, 42-43, 43-44 годов бои шли на оккупированной  советской территории. Понятно, что к родной зиме наши бойцы (за исключением уроженцев южных республик СССР) были лучше подготовлены. Сказывалось и превосходство зимнего советского обмундирования,  от валенок до шапки-ушанки. 


Тенденция – «немцы бьют нас летом, мы бьем их зимой», возникла не случайно, и ее удалось преодолеть лишь в июле 1943 года на Курской дуге. 


Понятна и лучшая готовность наших бойцов к боям в лесах и болотах. Даже для немецких солдат,  призванных из сельской местности, русские, украинские и белорусские леса и болота были пугающе огромными, чужими и непривычными. Где-нибудь в Полесье  немецкие леса и болота показались бы какими-то карликовыми парками и лужами.


В ночных боях меньше ощутим общий уровень организации войск, зато возрастает роль индивидуальной смекалки бойца, его готовности  быстро принять  решение в неясной ситуации, уповая на «авось получится».


Что касается подготовки снайперов, то, по мере накопления боевого опыта, советские снайперы становились грозной и очень неприятной для немцев силой. Здесь решающую роль сыграли два фактора. 


Во-первых, нужно учесть  целенаправленные усилия по стрелковой подготовке советской молодежи. Затраты на создание и развитие ОСОАВИАХИМА (Общество содействия обороне, авиационному и химическому строительству) оказались в целом не напрасными. Роль, которую сыграли в Победе усилия по популяризации комплекса ГТО (Готов к труду и обороне), включавшего в себя стрелковую подготовку, еще предстоит изучить подробнее.


А количество обладателей значка «Ворошиловский стрелок» исчислялось в миллионах, причем с 1936 года стрельбы для его получения проводились только из боевой винтовки. Разумеется, значок «Ворошиловский стрелок» еще не делал его обладателя снайпером, но подготовить значкиста к этой роли в армии было уже значительно легче.


Когда студентка истфака Киевского университета Людмила Павличенко решила заняться стрелковым спортом, мог ли кто-то из окружающих ее предположить, чем это решение обернется для 309 уничтоженных ею в годы Великой Отечественной вражеских солдат и офицеров? И 309 Гансов и Михаев не ужаснулись тому, что симпатичная студентка Люда уже изучает не только историю, но и винтовку, для чего Советская власть создала необходимые условия…


Во-вторых, в СССР было, по понятным причинам, гораздо больше, чем в Германии, и профессиональных охотников,  и тех, кто просто «баловался» охотой время от времени. Потомственный профессиональный охотник Семен Номоконов, например,  уничтожил 360 немецких солдат и офицеров, в том числе одного генерала, и 8 японских. Откуда немцам было взять прирожденных  охотников – эвенков?
А Василия Зайцева, самого, пожалуй, знаменитого снайпера Сталинграда, дедушка в детстве на охоту водил.  Потом  он с 10 ноября по 17 декабря 1942 уничтожил 225  вражеских солдат и офицеров, из них 11 снайперов.


Способность красноармейцев быстро и качественно оборудовать позиции отмечал не только Миддельдорф, но и многие немецкие мемуаристы. Наверное, сказывалось наличие у многих советских пехотинцев довоенного опыта всевозможных земляных работ.
А вот превосходство советской пехоты над немецкой, да еще в начальный период войны, в оснащении автоматами (то есть пистолетами-пулеметами в то время) кому-то может показаться неожиданным. А как же бесконечные рассказы о цепях немецких автоматчиков сорок первого года, причем непременно с закатанными рукавами?


Но в пехотных частях вермахта в начальный период войны знакомых всем по кинопродукции MP 38, MP 38/40, MP 40  было относительно немного, ими вооружали, прежде всего, командиров пехотных отделений и взводов. И по количеству пистолетов-пулеметов в пехотных подразделениях вермахт значительно уступал РККА.


Возникает вопрос – а чем же тогда немецкая пехота, по мнению Эйке  Миддельдорфа,  превосходила Красную Армию?

Link to post
Share on other sites
  • 11 months later...

Другой сорок первый. Как сражались 22 июня 1941 года бойцы и командиры Красной армии

Другой сорок первый. Как сражались 22 июня 1941 года бойцы и командиры Красной армии
За последнюю четверть века мы привыкли слышать, что 22 июня 1941-го — это сплошные поражения Красной армии: отступление, куча пленных и разбитой техники. Все эти годы нам упорно вбивают в сознание что в те трагические дни Красная армия никаких успешных действий не вела

Признаётся только героизм гарнизона Брестской крепости, потому что он настолько невероятен, что его невозможно не признать. Однако есть и другой 41-й год, в котором наши подразделения героически сражались, наносили противнику потери, отбрасывали его, контратаковали, наступали, закладывая еще не видимую основу будущей Победы. Об этих страницах истории современные публицисты и журналисты предпочитают умалчивать.

Тем более стоит рассказать об этом другом 22 июня 1941 года на украинской земле.

В первый день войны по всему фронту немецкими авиаударами было уничтожено 1200 советских самолетов, из которых 800 — на земле. Это всегда стараются подчеркнуть, аккуратно забывая, что люфтваффе пришлось заплатить за этот успех. Немного, поскольку все утро в советских ВВС еще действовал приказ «огонь не открывать» и лишь немногие командиры решились его нарушить. Но пришлось.

За 22 июня немецкая авиация потеряла 78 самолётов и 133 лётчика.

Первый вражеский бомбардировщик сбили в 3:30 в Белоруссии пилоты 33-го истребительного полка. А вот первый воздушный таран произошел в небе Украины у села Загороща на Ровенщине. Старший лейтенант Иван Иванович Иванов таранил своим И-16 бомбардировщик Хе-111, уронив его на окраине Дубенского аэродрома, который немцы летели бомбить. Истребитель лейтенанта тоже оказался сильно повреждённым. Прыгать было низко, Иванов пошел на посадку и разбился. Но стал одним из первых Героев Советского Союза Великой Отечественной войны.

 

Таких таранов в первый день войны советские летчики совершили пятнадцать.

А один Ю-88 сбил во время первого немецкого налета на Киев капитан Иван Красноюрченко, герой Халхин-Гола и инспектор по подготовке истребительной авиации Управления ВВС Киевского Особого военного округа. Он один успел рвануть из-под бомб свой И-16 и одержал победу, которую потом одновременно записали на свой счет и зенитчики, и моряки Пинской военной флотилии.

Самым неприятным сюрпризом для вермахта стала стойкость пограничных застав.

Другой сорок первый. Как сражались 22 июня 1941 года бойцы и командиры Красной армии

Их было 485 на всём протяжении западной границы СССР, и ни одна из них не отошла без приказа. Ввиду того, что НКВД сейчас демонизирован, как-то не принято вспоминать, что погранвойска являлись его неотъемлемой частью и подчинялись непосредственно наркому внутренних дел Лаврентию Берии.

Кроме этого, ведомство командовало железнодорожными войсками, войсками охраны объектов государственного значения и конвойными подразделениями. В стойкости и боевой подготовке бойцы данных частей ничем не уступали парням в зеленых фуражках. В наградном листе старшего сержанта Ивана Коновальчука, до войны успевшего отслужить в войсках НКВД, говорится о личной выучке:

«Немцы контрударами с двух сторон… хотели ударить в тыл наступающей пехоты. Заметив это, Коновальчук из-под укрытия вступил в бой со 100 фашистами, ведя винтовочный огонь. Коновальчук заставил залечь немецкую пехоту. Неравный бой продолжался 1,5 часа, через 1,5 часа на помощь подошли разведчики Лунин и Шаблинский. Открыв совместно огонь, они заставили немецкую пехоту отступить».

Многократно воспетый в литературе подвиг бронебойщика Михаила Паникахи еще в июне 41-го совершил старший военфельдшер 4-й комендатуры 90-го Владимир-Волынского пограничного отряда Владимир Карпенчук. Во двор полуразрушенного здания Сокальской пограничной комендатуры, где в подвале укрылись женщины и дети, ворвался немецкий танк. Противотанковых средств у пограничников не было, но Карпенчук решил пожертвовать собой, заложив в моторную решетку пропитанный бензином пылающий халат, сгорев вместе с вражеской машиной.

Многие помнят кадры из советского фильма, как в первый день войны немцы провезли в фальшивых вагонах с углём своих солдат, чтобы захватить мост через пограничную реку Сан в Перемышле.

Так вот, такая попытка действительно была, но в реальности успехом она не увенчалась. Пограничники 14-й заставы 92-го Перемышлянского погранотряда и бойцы 66-го полка 10-й железнодорожной дивизии НКВД открыли шквальный огонь по подозрительному составу с паровозом сзади.

Затем этот мост стал немцам костью в горле. Отряд гарнизона «243-й километр» одну за другой отбил восемь атак двух немецких рот. Противник просочился на советский берег выше и ниже моста, где его встретили пограничники. Одним из отрядов командовал помощник начальника заставы лейтенант Петр Нечаев. В живых он остался последним и подорвал себя гранатой вместе с пятью врагами.

Выигранное время позволило перегруппировать силы и на следующий день не только отбить советскую часть города, но еще и захватить немецкую, то есть вторгнуться на территорию Третьего рейха. Таким образом, Перемышль стал первым городом, отбитым у немцев.

Прорвавшись через тонкие заслоны пограничников, немцы столкнулись с железобетонными дотами, вооруженными пушками и пулеметами.

Это была так называемая линия Молотова, которая строилась в 1940-41 годах вдоль новой западной границы СССР и состояла из цепочки укрепрайонов — УРов, прикрывавших западную границу страны. К 22 июня строительные работы на многих объектах завершены еще не были, и гарнизонам пришлось принять бой в недостроенных дотах. Но это не помешало защитникам маленьких крепостей проявить чудеса отваги.

Другой сорок первый. Как сражались 22 июня 1941 года бойцы и командиры Красной армии

Унтер-офицер немецкой армии Ганс Юрген Симона, участник боёв под Владимир-Волынским, где находился одноименный УР, писал в своем дневнике:

«23 июня лейтенант Ланг приказывает мне направиться на НП, находящийся на русском еще действующем доте. Один из моих товарищей при этом получил ранение в живот. Находящимся в доте русским предлагают сдаться, причем переводчиком служит один ефрейтор. В виде ответа ефрейтор падает, сраженный пулей из дота. Ручные гранаты, бросаемые в дот, ничем не изменили обстановки, огнеметов не было. Наконец, вливаем в дот бензин, затем забрасываем его ручными гранатами».

Командир гарнизона дота «Грозный» лейтенант Иноземцев подорвал свою крепость вместе с немецкой штурмовой группой. В Струмиловском УРе гарнизон дота лейтенанта Дмитрия Рогаченко подорвал себя, когда немцы подкатили задним ходом к повреждённой амбразуре танк, решив выгнать бойцов выхлопными газами. Но бетонная коробка вдруг лопнула изнутри, уничтожив и танк, и солдат, окруживших дот.

Подобные случаи произвели на противника пока еще не удручающее, но неизгладимое впечатление, примеры самоподрыва отметил в записи от 24 июня начальник генштаба сухопутных войск вермахта генерал Франц Гальдер.

Особняком в истории первых боев частей Юго-Западного фронта (ЮЗФ) стоят действия 41-й стрелковой дивизии генерал-майора Георгия Микушева.

Как и другие дивизии приграничных округов, она начала выдвигаться к границе уже после начала боевых действий с одним только отличием: Микушев приказал «не ждать полного построения частей… выдвигаться по мере готовности подразделений».

В результате во второй половине дня в выступе между 24-й и 262-й пехотными дивизиями IV армейского корпуса вермахта, которые застряли на позициях Рава-Русского УРа, генералу удалось сконцентрировать большую часть своих сил. Долго не раздумывая, он ударил во фланг 262-й дивизии немцев. Те не ожидали такого поворота событий и откатились к границе. В штабе группы армий «Юг» происходившее описали словами: «262-я пд оказалась подвержена боязни противника и отступила».

Другой бы остановился на достигнутом, но не таков был красный командир Микушев.

Он развернул свои войска и ударил во фланг 24-й пд, в результате чего её левый фланг также оказался отброшенным назад. В итоге 41-я стрелковая дивизия спасла силы ЮЗФ от флангового удара силами вражеского XIV моторизованного корпуса, который немцы планировали ввести в прорыв на данном участке фронта. Да вот только прорыв не состоялся.

Чуть севернее, в районе Владимир-Волынского, в полосе 87-й стрелковой дивизии генерал-майора Филиппа Алябушева немцы вообще зафиксировали вторжение «двух русских рот с артиллерией» на западный берег Буга, то есть на свою территорию. Для отражения этой вылазки уже глубокой ночью им пришлось задействовать батальон мотопехоты 14-й танковой дивизии.

Изданный в 2017 году двухтомник «Пишу исключительно по памяти…» — сборник свидетельств командиров о лете 1941 года — содержит огромное количество воспоминаний артиллеристов, инженеров, связистов, разведчиков, которые отмечают одни и те же проблемы, лежащие в основе катастрофы лета 41-го.

Неопределенность первых часов, отсутствие нормальной связи как таковой, особенно радиосвязи, неработающая ПВО, о которой просто никто не подумал. Строительство новых укреплений не окончено, а старые демонтированы, войска и артиллерия на лагерных сборах, а боеприпасы и имущество — на складах в пунктах постоянного расквартирования, нет подвоза горючего. Не было понимания, что происходит, отчего многие просто впадали в панику, все бросали и уходили.

Но тем ценнее инициатива отдельных командиров, умелое руководство и локальные победы.

Другой сорок первый. Как сражались 22 июня 1941 года бойцы и командиры Красной армии

22 июня у Луцка для 14-й танковой дивизии вермахта такой препоной стала 1-я противотанковая артиллерийская бригада генерал-майора Кирилла Москаленко, будущего маршала. Когда генерал в первый раз увидел вражеские танки, он сначала засомневался, не наша ли это дивизия совершает маневр. Но кресты на башнях сомнений не оставили. Расчетам 76-мм пушек и 85-мм зениток пришлось спешно готовить позиции. Вскоре начался уникальный в военной истории бой — танковая дивизия против артбригады… и никакой пехоты.

Развернувшиеся в боевой порядок танки атаковали артиллеристов с ходу, пытаясь прорвать их оборону. Несколько раз техника врывалась на боевые позиции, давя расчеты и прислугу, но врага каждый раз отбрасывали. К вечеру на поле боя горело около 70 танков, бронемашин и другой техники. Немцы откатились назад, но и бригада понесла потери — четыре артбатареи: 16 орудий вместе с личным составом навсегда остались на своих разбитых позициях.

Вот так сражались 22 июня 1941-го бойцы и командиры Красной армии.

Были и у них пусть небольшие, пусть тактические, но успехи. Именно благодаря им уже к августу в ставке Гитлера стали понимать — план «Барбаросса» сорван. Из победного всесокрушающего марша к Уралу Восточная кампания, вопреки тщеславным планам, превращалась в затяжную кровавую мясорубку, исход которой на тот момент был непредсказуем.

Link to post
Share on other sites

«Умираю, но не сдаюсь»: Герои Брестской крепости остановили врага, уничтожив множество фашистов (ВИДЕО)

«Умираю, но не сдаюсь»: Герои Брестской крепости остановили врага, уничтожив множество фашистов (ВИДЕО) | Русская весна

Крепость, на взятие которой фашисты отводили полчаса, сражалась больше месяца.

Хожу по опаленной огнем земле, и в памяти всплывают слова песни: «Здесь птицы не поют, деревья не растут… И только мы плечом к плечу врастаем в землю тут…»

В далеком мае 1941 года отсюда писал своей маме и моей бабушке Сергей Григорьевич Громак. Он заканчивал службу в Брест-Литовске, его с нетерпением ждали в украинской Новоалексеевке. Бабушка Лена, мой отец, дядя и тетя ждали своего сына и брата до конца дней. Они не хотели верить в слова «Пропал без вести…»

На местном мемориальном кладбище много табличек со словом «Неизвестный». Словно солдаты на вечерней поверке выстроились они на плитах Брестского мемориала. Защитники крепости и Брест-Литовска не знали, что им в планах гитлеровских захватчиков отведено на жизнь только полчаса: за это время должны быть сломлены все сторожевые посты на 3000-километровой западной границе.

А граница приняла бой. Сражалась каждым окопом, каждым дотом, каждой высоткой. И день, и второй, и третий, нарушая все планы врага. Стреляла Брестская крепость. Мучаясь от жажды, голода, истекая кровью.

Не полчаса — более месяца держала около себя вражеские дивизии.

Возможно, под одной из плит с надписью «Неизвестный» покоится мой дядя.

Теперь мы точно знаем, что 78 лет назад с первых минут войны Брест и крепость подверглись массированным бомбардировкам и артиллерийскому обстрелу, тяжелые бои развернулись на границе, в городе и крепости. Ее штурмовала полностью укомплектованная 45-я пехотная дивизия вермахта (около 17 тысяч солдат и офицеров), которая наносила лобовой и фланговые удары во взаимодействии с частью сил 31-й пехотной дивизии. С ними взаимодействовали 34-я пехотная дивизия и две дивизии 2-й танковой группы Гудериана при активной поддержке авиации и частей усиления, имевших на вооружении тяжелые артиллерийские системы.

Противник в течение получаса вел ураганный прицельный артобстрел по всем входным воротам в крепость, предмостным укреплениям и мостам, автопарку, складским помещениям с боеприпасами, медикаментами, продовольствием, казармам, передвигая шквал огня каждые четыре минуты на сто метров в глубь крепости.

Следом шли ударные штурмовые группы. В результате артобстрела и пожаров большинство складов и материальная часть, многие другие объекты были уничтожены или разрушены, перестал действовать водопровод, прервалась связь. Значительная часть бойцов и командиров погибли в первые минуты войны, гарнизон расчленен на отдельные группы.

В бой вступили пограничники на Тереспольском укреплении, красноармейцы и курсанты полковых школ 84-го и 125-го стрелковых полков, находившихся у границы, на Волынском и Кобринском укреплениях.

Упорное сопротивление позволило утром 22 июня выйти из крепости примерно половине личного состава, вывести несколько пушек и легких танков в районы сосредоточения своих частей, эвакуировать первых раненых.

В крепости остались 3500–4000 красноармейцев. Противник имел почти 10-кратное превосходство. Он ставил цель: используя внезапность нападения, захватить в первую очередь цитадель, затем другие укрепления и принудить гарнизон к капитуляции.

К девяти часам утра крепость была окружена. Передовые части 45-й немецкой дивизии попытались с ходу овладеть ею (по плану немецкого командования — к 12 часам дня). Через мост у Тереспольских ворот штурмовые группы врага прорвались в цитадель, захватили доминирующее над другими постройками здание полкового клуба, где сразу же обосновались корректировщики артиллерийского огня. Одновременно противник развил наступление в направлении Холмских и Брестских ворот, надеясь соединиться там с наступавшими со стороны Волынского и Кобринского укреплений. Но этот замысел был сорван. У Холмских ворот в бой вступили 3-й батальон и штабные подразделения 84-го стрелкового полка, у Брестских в контратаку пошли бойцы 455-го стрелкового полка, 37-го отдельного батальона связи, 33-го отдельного инженерного полка.

Штыковыми атаками враг был смят и опрокинут. Немногим из прорвавшихся в цитадель немецких автоматчиков удалось укрыться в здании клуба и в рядом стоявшей столовой комсостава. Противник здесь был уничтожен на второй день. В последующем здания неоднократно переходили из рук в руки.

Ожесточенные бои развернулись на всей территории крепости. С самого начала они приобрели характер обороны отдельных укреплений без единого штаба и командования, без связи и почти без взаимодействия между защитниками. Оборонявшихся возглавили офицеры и политработники, в ряде случаев — принявшие на себя командование рядовые бойцы. Уже через несколько часов командование немецкого 12-го армейского корпуса вынуждено было направить на крепость все имевшиеся резервы. Однако, как доносил командир немецкой 45-й пехотной дивизии генерал Шлипер, это «также не внесло изменения в положение.

Там, где русские были отброшены или выкурены, через короткий промежуток времени из подвалов, водосточных труб и других укрытий появлялись новые силы, которые стреляли так превосходно, что наши потери значительно увеличивались».

Обо всем этом рассказывают экспонаты и документы в музее крепости. Здесь же экспонируется боевое знамя 393-го отдельного зенитно-ракетного дивизиона. Вокруг своего тела по приказу командира его обмотал в июне 1941 года младший сержант Родион Семенюк. Когда почти все его боевые товарищи погибли, он закопал красное полотнище в одном из казематов крепости, обернув предварительно брезентом и поместив в цинковое ведро.

Через 15 лет, когда о героической обороне цитадели узнала вся страна, солдат приехал в Брест из Сибири и нашел хорошо сохранившуюся боевую реликвию своей части там, где оставил.

Красноармейцам приходилось отбивать по шесть — восемь атак в день. Рядом с бойцами были женщины и дети. Они помогали раненым, подносили патроны, занимали в обороне места погибших.

Фашисты пустили в ход танки, огнеметы, газы, поджигали и скатывали с внешних валов бочки с горючей смесью. Горели и рушились казематы, нечем было дышать, но когда враг начинал атаку, снова завязывались рукопашные схватки.

В короткие промежутки относительного затишья в репродукторах раздавались призывы сдаться в плен. Находясь в полном окружении, без воды и продовольствия, при острой нехватке боеприпасов и медикаментов гарнизон продолжал сражаться с врагом. За первые девять дней боев защитники крепости вывели из строя около 1500 вражеских солдат и офицеров.

К концу месяца гитлеровцы захватили большую часть крепости, 29—30 июня предприняли непрерывный двухсуточный штурм с использованием мощных (500- и 1800-килограммовых) авиабомб. В результате кровопролитных боев и понесенных потерь оборона крепости распалась на изолированные очаги сопротивления.

До 12 июля в Восточном форте продолжала сражаться группа бойцов во главе с майором Гавриловым, а позже, вырвавшись из форта, — в капонире за внешним валом укрепления. Тяжелораненые Гаврилов и заместитель политрука Деревянко 23 июля попали в плен.

Но и позже 20-х чисел июля крепость продолжала сражаться. Последние дни борьбы овеяны легендами. На стенах сохранились надписи: «Умрем, но из крепости не уйдем», «Я умираю, но не сдаюсь. Прощай, Родина. 20.VII.41 г.». Ни одно из знамен воинских частей не досталось врагу.

В июле 1941 года генерал Шлипер в донесении о занятии Брест-Литовска сообщал: «Русские в Брест-Литовске боролись исключительно упорно и настойчиво. Они показали превосходную выучку пехоты и доказали замечательную волю к сопротивлению».

Говорят, строители крепости знали особый секрет кирпичной кладки. Потому и не брали ее снаряды, отскакивали пули. Когда держишь в руках оплавленный кирпич, веришь в этот секрет.

И все же не стены сделали ее неприступной цитаделью. Была и другая тайна, которую до самого конца так и не поняли нацисты.

Ее знал солдат, слабеющей рукой высекавший под пулями слова клятвы: «Умрем, но из крепости не уйдем…» Ее знал майор Гаврилов, принявший свой последний бой в одном из капониров на 32-й день войны.

И ее знал неизвестный пулеметчик, отстреливавшийся до последнего патрона на перекрестке двух дорог. Подступы к нему были устланы трупами в серо-зеленых мундирах. Даже враги поразились такой стойкости — немецкий офицер приказал похоронить бойца с воинскими почестями. Имя пограничника осталось неизвестным, рассказ о нем передавали местные жители из уст в уста. Так и донесли до Победы.

Хожу по крепости… И все сильнее стучит в сердце клич павших: «Мало только любить Родину, надо ее и защищать!»

 

Валерий Громак, для «Русской Весны»

 
Link to post
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Loading...
×
×
  • Create New...