Jump to content
Форум - Замок

Recommended Posts

  • Replies 115
  • Created
  • Last Reply

Top Posters In This Topic

Прислали на иврите, вот перевод:

 

Моему дорогому мужу!

 

Пишу тебе это письмо чтобы сообщить, что я ухожу от тебя. Звонил твой

начальник чтобы сказать мне, что ты уволился с работы и вчера был твой

последний день на этом месте.

 

Я хорошо относилась к тебе и была уважающей тебя женой на протяжении

семи лет, в то время как ты совершенно не ценил меня. Последние две

недели были подобны аду. Неделю назад, придя домой ты даже не обратил

внимания, что я подстригла ногти волосы, сделала маникюр и укладку. Ты

не заметил, что я приготовила твою любимую еду и одела в твою честь

красивое нижнее белье, купленное мной. Ты никак не отреагировал на это,

в течении нескольких минут закончил с едой, после чего посмотрел футбол

по телевизору и отправился спать.

 

Ты больше не говоришь мне, что любишь меня и не прикасаешься ко мне. Я

уверена что ты мне изменяешь или не любишь меня. Поэтому я оставляю

тебя.

 

PS.

 

Не пытайся меня искать, ты меня не найдешь. Я и твой брат уезжаем в

отдаленное место, где будем счастливо жить. Ищи себе другую жизнь.

 

Твоя бывшая жена.

 

 

 

 

Письмо мужа

 

Благодаря тебе это был удачный день. Закончив читать твое письмо, я

подпрыгнул от радости.

 

Мы действительно женаты уже семь лет, но в последнее время ты не ведешь

себя как любящая жена. Да, я смотрю футбол - это для того, чтобы

успокоить себя после того, что ты мне кричишь. Я обратил внимание на

твои ногти и прическу, но первой мыслью было то, что ты очень похожа на

мужчину.

 

Я не сказал тебе об этом, потому что моя мать научила меня, что лучше

промолчать, если ничего хорошего сказать нельзя. Когда ты готовила мою

любимую еду, то, по всей видимости, ты перепутала меня с братом: я не ем

паштет с хасой уже 10 лет.

 

После того, как я увидел, что на твоем лифчике висит ценник "49.99

шекелей", я вспомнил, как неделю назад мой брат одалживал у меня 50

шекелей и немедленно ушел спать.

 

Я по-прежнему любил тебя и надеялся, что мы сможем справиться с

проблемами.

 

В любом случае, после того, как я выиграл в лото 14 миллионов, я

уволился с работы и купил нам билеты в кругосветное путешествие. Однако,

вернувшись домой, я не обнаружил тебя. Я желаю тебе счастливой жизни,

как ты всегда хотела.

 

После того, как я показал адвокату письмо, которое ты мне написала, он

сказал, что теперь я не должен тебе ни единого цента. Береги себя.

 

PS.

Не помню, говорил ли я тебе, что мой брат Ариэль получил при рождении

имя Ариэлла?

Надеюсь, это не станет проблемой.

 

Твой очень счастливый бывший муж.

Link to post
Share on other sites

Речь о тех временах, когда русскоговорящих интервьюеров в израильских военкоматах еще не было, а русские призывники уже были. Из-за того, что они в большинстве своем плохо владели ивритом, девочки-интервьюеры часто посылали их на проверку к так называемым "офицерам душевного здоровья" (по специальности - психологам или социальным работникам), чтобы те на всякий случай проверяли, все ли в порядке у неразговорчивого призывника. Кстати, офицер душевного здоровья - "кцин бриют нефеш" - сокращенно на иврите называется "кабан". Хотя к его профессиональным качествам это, конечно же, отношения не имеет.

Офицер душевного здоровья в военкомате обычно проводит стандартные тесты - "нарисуй человека, нарисуй дерево, нарисуй дом". По этим тестам можно с легкостью исследовать внутренний мир будущего военнослужащего. В них ведь что хорошо - они универсальные и не зависят от знания языка. Уж дом-то все способны нарисовать. И вот к одному офицеру прислали очередного русского мальчика, плохо говорящего на иврите. Офицер душевного здоровья поздоровался с ним, придвинул лист бумаги и попросил нарисовать дерево.

Русский мальчик плохо рисовал, зато был начитанным. Он решил скомпенсировать недостаток художественных способностей количеством деталей. Поэтому изобразил дуб, на дубе - цепь, а на цепи - кота. Понятно, да?

Офицер душевного здоровья придвинул лист к себе. На листе была изображена козявка, не очень ловко повесившаяся на ветке. В качестве веревки козявка использовала цепочку.

- Это что? - ласково спросил кабан.

Русский мальчик напрягся и стал переводить. Кот на иврите - "хатуль". "Ученый" - мад'ан, с русским акцентом - "мадан". Мальчик не знал, что в данном случае слово "ученый" звучало бы иначе - кот не является служащим академии наук, а просто много знает, то есть слово нужно другое. Но другое не получилось. Мальчик почесал в затылке и ответил на вопрос офицера:

- Хатуль мадан.

Офицер был израильтянином. Поэтому приведенное словосочетание значило для него что-то вроде "кот, занимающийся научной деятельностью". Хатуль мадан. Почему козявка, повесившаяся на дереве, занимается научной деятельностью, и в чем заключается эта научная деятельность, офицер понять не мог.

- А что он делает? - напряженно спросил офицер.

(Изображение самоубийства в проективном тесте вообще очень плохой признак).

- А это смотря когда, - обрадовался мальчик возможности блеснуть интеллектом. - Вот если идет вот сюда (от козявки в правую сторону возникла стрелочка), то поет песни. А если сюда (стрелочка последовала налево), то рассказывает сказки.

- Кому? - прослезился кабан.

Мальчик постарался и вспомнил:

- Сам себе.

На сказках, которые рассказывает сама себе повешенная козявка, офицер душевного здоровья почувствовал себя нездоровым. Он назначил с мальчиком еще одно интервью и отпустил его домой. Картинка с дубом осталась на столе.

Когда мальчик ушел, кабан позвал к себе секретаршу - ему хотелось свежего взгляда на ситуацию.

Секретарша офицера душевного здоровья была умная адекватная девочка. Но она тоже недавно приехала из России.

Босс показал ей картинку. Девочка увидела на картинке дерево с резными листьями и животное типа кошка, идущее по цепи.

- Как ты думаешь, это что? - спросил офицер.

- Хатуль мадан, - ответила секретарша.

Спешно выставив девочку и выпив холодной воды, кабан позвонил на соседний этаж, где работала его молодая коллега. Попросил спуститься проконсультировать сложный случай.

- Вот, - вздохнул усталый профессионал. - Я тебя давно знаю, ты нормальный человек. Объясни мне пожалуйста, что здесь изображено?

Проблема в том, что коллега тоже была из России...

Но тут уже кабан решил не отступать.

- Почему? - тихо, но страстно спросил он свою коллегу. - ПОЧЕМУ вот это - хатуль мадан?

- Так это же очевидно! - коллега ткнула пальцем в рисунок.- Видишь эти стрелочки? Они означают, что, когда хатуль идет направо, он поет. А когда налево...

 

Не могу сказать, сошел ли с ума армейский психолог и какой диагноз поставили мальчику. Но сегодня уже почти все офицеры душевного здоровья знают: если призывник на тесте рисует дубы с животными на цепочках, значит, он из России.

Там, говорят, все образованные. Даже кошки... :070::070::070:

Link to post
Share on other sites
  • 3 weeks later...

Идет еврей по Тель-Авиву, по центральной улице Дизенгоф. Проходя мимо

большого магазина, он громко вслух говорит: "Дерьмовая страна!"

Охранник услышал его, хватает в охапку и тащит в полицию. Находит там

офицера и рассказывает ему:

- В такое трудное время для страны, когда такая сложная обстановка

вокруг, мы должны быть единым, особенным народом, этот негодяй в людном

месте, вслух, говорит подобные вещи! Что это такое! Он всю страну оскорбляет! Его надо оштрафовать!

Офицер выслушал охранника, согласился с ним:

- Действительно, это что ж такое, в такое время, такая у нас обстановка,

а ты подобные вещи говоришь! Есть у тебя что сказать в свое оправдание?

Еврей говорит:

- Да, действительно, я шел по улице и, проходя мимо магазина, сказал

вслух "Дерьмовая страна!" Только я в этот момент думал о Швейцарии!

Офицер разворачивается к охраннику:

- И зачем ты его сюда приволок? Шел человек, думал о своем, а ты его

схватил, оскорбил, привел в полицию. Тут еще мое время отнимаешь.

Чтобы ты больше нам голову не дурил, вот тебе штраф на 200 шекелей. Иди в банк - плати.

Вконец охреневший охранник выходит вместе с этим евреем на улицу и говорит ему:

- Это что же получается? Ты шел по улице, сказал вслух "Дерьмовая

страна!", я тебя привел в полицию, и теберь я же должен заплатить штраф - 200 шекелей?"

А тот:

- Дак что ж ты хотел? Дерьмовая страна!

Link to post
Share on other sites

Ночь в Одессе. Сара, внезапно проснувшись, толкает локтем в бок мужа:

- Мойше! Я слышу, там, в углу, скрипит МЫШЬ!!!

Мойше(недовольно):

- Так и шо? Я теперь посереди ночи должен вставать и идти ее смазывать?!

Link to post
Share on other sites
  • 1 month later...

Вопрос армянскому радио:

 

- Когда президент Израиля встречается с Папой Римским, как узнать, кто из

них кто?

 

Ответ:

 

- Очень просто - у Папы Римского на голове кипа...

Link to post
Share on other sites
  • 2 weeks later...

*ЯФФСКИЕ ВОРОТА** *

>

> *ВИКТОР ЛОЗИНСКИЙ*

>

> *Маленькие рассказы маленькой страны*

>

> * * *

>

> Рассказ о человеке, у которого был любимый тост: "За то, чтобы у нас всё

> было и нам за это ничего не было", и у него ничего не было, но за это ему

> всё время что-то было.

>

> * * *

>

> Рассказ о том, как безымянный начальник маленькой сибирской железнодорожной

> станции, сам того не предполагая, стал автором крылатой фразы, которую так и

> тянет произносить в родном Израиле по многу раз в день, а случилось это в

> начале августа 1941 года, когда на его станции остановился какой-то

> бесхозный поезд и из этого поезда вывалили сотни чего-то кричащих, просящих,

> требующих людей, и делали они это все одновременно и сразу на нескольких

> языках; он спросил их, кто они, и из ответных криков понял, что это беженцы

> из Латвии и большинство из них евреи, тогда он схватил рупор и что было мочи

> заорал: "Евреи, говорите по трое!".

>

> * * *

>

> Рассказ о том, что если вы спросите программиста из Риги, что такое

> политическая прозорливость, он тут же приведёт пример из своего далёкого

> детства, когда он жил со своими родителями в общей квартире, и был у них

> сосед - старый еврей, парикмахер, горький пьяница, который однажды в

> какой-то забегаловке так напился, что сорвал со стены портрет Никиты

> Хрущёва, растоптал его и описал, после чего был доставлен в милицию и

> жестоко избит в КПЗ, но под утро был разбужен лёгким поглаживанием ладони

> начальника участка, который шептал: "Мы сейчас отвезём вас домой, и простите

> нас, если сможете, только скажите, откуда у вас были сведения, что этой

> ночью его снимут со всех постов".

>

> * * *

>

> Рассказ о том, что израильское правительство должно было бы присвоить звание

> "Праведника Мира" знаменитому советскому кулинару, историку, этнографу

> Вильяму Васильевичу Похлёбкину, который по праву может считаться одним из

> инициаторов массовой репатриации советских евреев в Израиль, потому что его

> книга "Национальные кухни наших народов" (изд-во "Пищевая

> промышленность",1981), выпущенная тиражом 600.000 экземпляров, любому

> прочитавшему её еврею могла показаться сигналом надвигающейся беды, так как

> автор включил еврейскую кухню в главу "Кухни народов Заполярья и Крайнего

> Севера".

>

> * * *

>

> Рассказ об одном очень старом и очень известном в Риге еврейском адвокате,

> который во времена буржуазной Латвии закончил Сорбонну, воевал в Латышской

> дивизии против фашистов, был ранен, потом несколько лет сидел за сионизм в

> сталинских лагерях, откуда вернулся тяжелейшим инвалидом, который сказал

> программисту, пришедшему с ним прощаться перед отъездом на Обетованную

> землю: "Ты знаешь, куда едешь? Ты не знаешь, что такое хозяин-еврей, а я

> знаю".

>

> * * *

>

> Рассказ о том, как новый репатриант, программист из Риги, впервые стоит

> посреди рынка в Петах-Тикве, голова его с непривычки раскалывается от криков

> "Ночью воруем - днём продаём! Хозяин сошёл с ума! Морковка без косточек!", а

> хозяин овощной лавки в полуспущенных трусах, слегка прикрывающих попную

> извилину, говорит ему: "Ты вообще понимаешь, что находишься теперь в

> западном мире?".

>

> * * *

>

> Рассказ о том, как на рынке в Петах-Тикве религиозная покупательница, с

> сомнением рассматривая пачку печенья, спрашивает арабского продавца:

> "Кошерное?" и после положительного кивка продолжает расследование: "А кто

> дал подтверждение кошерности?", на что получает немедленный ответ: "Как кто?

> Главный раввин Джальджулии!"..

>

> * * *

>

> Рассказ о новой репатриантке - музыкальном работнике в детском саду, которая

> успешно провела свой первый открытый урок, доставивший удовольствие и детям,

> и родителям, и местной инспекторше, сказавшей после урока героине рассказа:

> "Всё было замечательно, но в следующий раз скажите, что композитора зовут

> Бах, а то израильским детям трудно выговорить Римский-Корсаков".

>

> * * *

>

> Рассказ об одном коллекционере, который собирал в Израиле оригинальные

> объявления, и одним из шедевров его коллекции было объявление из рекламного

> бюллетеня на русском языке: "Прерывание беременности на любом сроке, плюс

> подарок".

>

> * * *

>

> Рассказ о том, что население Израиля по его отношению к новым репатриантам

> делится на две равные части, одна из которых говорит: "Я ел дерьмо, пусть и

> они его поедят", а вторая: "Я ел дерьмо и не хочу, чтобы они его ели" - и не

> нужно быть великим математиком, чтобы вывести из вышесказанного аксиому:

> "Дерьмо здесь ели все".

>

> * * *

>

> Рассказ о том, как опасно думать, что окружающие не понимают твой родной

> язык, и примером тому служит случай на шоссе Тель-Авив-Хайфа, когда один

> водитель взял попутчицей смуглую темноглазую кудрявую солдатку, голосовавшую

> на дороге, а у жены водителя, сидевшей рядом с ним, был довольно сварливый

> характер, и она всю дорогу его пилила и требовала, чтобы он выкинул солдатку

> на ближайшем перекрёстке, и делала она это по-литовски в полной уверенности,

> что девушка с явно сефардскими корнями её не понимает, и можете представить

> себе её шок, когда девушка вдруг сказала: "Не нужно меня выкидывать, я могу

> и сама выйти", и сказала она это на чистейшем литовском языке.

>

> * * *

>

> Рассказ о том, как опасно думать, что окружающие не понимают твой родной

> язык, и примером тому служит случай на кипрском пляже, когда два российских

> парня делились между собой самыми пикантными подробностями последней ночи,

> думая, что сидящие напротив и говорящие между собой на иврите мама с дочкой

> их не понимают, но когда степень пикантности зашкалила, ивритоговорящая мама

> достала из сумочки книгу на русском языке и демонстративно раскрыла её

> обложкой в сторону парней, что заставило их густо покраснеть, сказать: "Да,

> надо быть поосторожней" и быстренько ретироваться.

>

> * * *

>

> Рассказ о том, как программист из Риги с женой в городском музее маленького

> провинциального города Падуя увидели настоящую итальянскую мадонну - на

> входе в музей стояла симпатичная светловолосая голубоглазая женщина лет

> сорока, которая, оторвав корешки билетов, спросила их с милой улыбкой: "Вы

> сегодня первые посетители, откуда вы?" и, когда услышала, что они

> израильтяне, воскликнула, сложив молитвенно руки на груди: "Господь послал

> мне вас, с самого утра по телевизору показывают интифаду, и я думаю о вас,

> дай вам Бог мира и покоя, я так люблю Израиль" - и прекраснее мадонны, чем

> эта, они больше не встречали ни в одном итальянском музее - ни на входе, ни

> на полотне.

Link to post
Share on other sites
  • 2 weeks later...

ИДИШ

 

МАЙН ГОТ, опять кружится голова.

Ты снова в талесе фигуру деда видишь,

Опять тебя преследуют слова

На сладостном полузабытом ИДИШ.

 

Опять приходит к деду тот старик,

Картинно отразясь в буфетных дверцах,

Чтоб с дедом пять минут поговорить,

Потолковать ВОС МАХЦАХ УН ВОС ГЭРЦАХ.

 

Те пять минут мой слух не обманут,

Хоть разговор не для меня затеян,

Ведь старики ежовщину клянут

АФ ИДИШ, ЗОЛ ДЭР ИНГЛ НИТ ФЭРШТЭЕН.

 

Старик принес в граненой стопке мед.

Я слышал, что он сладок и целебен.

Он для меня: Ребенок ведь растет,

На тот год в школу, ЛОМИР НОР ДЭРЛЭБН.

 

ИН УНЗЕР ШТУБ (три-на-три, но паркет!)

Весь мир семьи, огромен и укромен,

А на стене мой будущий портрет -

Отец, ВОС НИТ ГЭКУМЭН ФУН МИЛХОМЭ.

 

Пусть эти годы страшно далеки,

Но в памяти они до боли резки:

Библейские там бродят старики

И нас, сирот, ласкают по-еврейски.

 

Сегодня мир богаче и новей,

Но, я боюсь, не многого мы стоим,

Коль жены нам рожают сыновей,

Что говорят и думают как ГОИМ.

 

Ты виноват пред каждым стариком,

Что сам невольно ветвь родную пилишь,

Оплакивая русским языком

Уходы тех, кто говорил на ИДИШ.

 

Мы все уйдем. Ведь, сколько ни ершись,

Любой из нас и уязвим и бренен,

Но сволочей, им сокративших жизнь,

Пока живем, мы помним, ЗОЛН ЗЭЙ БРЭНЭН

Link to post
Share on other sites

Мэра Хайфы очень беспокоила зараза от голубей в Хайфе. Ему не

 

удавалось изгнать голубей из города. Вся Хайфа была запачкана помётом,

жители Хайфы не могли ходить по тротуарам, ездить по дорогам. Стоило

огромных денег держать чистыми улицы и тротуары.

 

Однажды человек пришёл в Городское Управление и сделал предложение мэру:

 

"Я могу избавить Хайфу от голубиной заразы и это ничего не будет

 

стоить городу. Но Вы должны обещать, что не будете мне задавать

 

никаких вопросов. Если же Вы хотите спросить меня, как я это сделаю,

 

Вам придётся заплатить мне за один вопрос 1миллион долларов".

 

Мэр быстро оценил сделанное ему предложение и решил не задавать

 

никаких вопросов.

 

На следующий день этот человек забрался на крышу Городского

 

Управления, распахнул своё пальто и выпустил голубого голубя.

 

Голубой голубь пролетел круг над крышей, а затем стал подниматься

 

высоко в ярком голубом небе над Хайфой. Все голуби Хайфы последовали

за ним к югу и исчезли из виду.

 

На следующий день только голубой голубь вернулся в на крышу Городского

Управления к хозяину.

 

На мэра это произвело большое впечатление. Он чувствовал, что этот

 

человек и его голубой голубь совершили чудесное деяние, избавив город

от голубиной заразы.

 

Хотя хозяин голубого голубя не просил никакой платы, мэр дал ему чек

 

на 1 миллион долларов и сказал, что у него есть один вопрос, за ответ

 

на который он и платит этот миллион долларов.

 

Человек принял плату и сказал мэру, что он может задать один вопрос.

 

Вы, конечно, думаете, что мэр спросил, как голубому голубю удалось

 

увести навсегда всех голубей из Хайфы?

 

Вы думаете, мэр спросил, куда улетели все голуби?

 

Вы думаете, мэр спросил, где человек взял голубого голубя?

 

 

 

Ничего подобного!

 

 

 

Мэр спросил: "Есть ли у Вас голубой араб?"

 

 

 

(Перевод Елены Левин)

Link to post
Share on other sites
  • 2 weeks later...

"Гуляя по Парижу, в парке Тюильри, турист-израильтянин увидел, что гигантский ротвейлер напал на гулявшую с ним пятилетнюю девочку. Он (резервист-десантник, понятно) бросился на собаку и начал душить ее. Окровавленную, но живую девочку увезла машина "амбуланса", а вокруг израильтянина собрались возбужденные журналисты:

- Назовите ваше имя, и завтра весь город узнает, как отважный парижанин спас ребенка!

- Я не парижанин -- улыбаясь, сообщает мужчина.

- Неважно, вся Франция узнает, как отважный француз спас от смерти девочку!

- Я не француз, замявшись, говорит турист.

- И это не беда! Назовите свое имя, и завтра вся Европа узнает, как отважный европеец спас девочку от гибели!

- Я не европеец...

- А кто же вы?!

- Я израильтянин.

Смена выражения на лицах.

- Завтра весь мир узнает ,что израильтянин убил собачку пятилетней девочки! -- отчеканивает журналист".

Link to post
Share on other sites
  • 1 month later...

Шлимазл по-палестински

 

Несколько лет назад палестинский террорист-смертник отправился «на дело». При полном параде (бомба, взрыватель, винты-шурупы и все прочее, что ему по специальности положено) пошёл в наш народ, с целью выбрать место помноголюдней и взорваться.

 

Казалось бы, начало такое, что не предвещает смеха даже отъявленному антисемиту.

Неизвестно, какой была квалификация того героя палестинского народа, только рабочим местом он выбрал не абы-что, а одно из самых оживленных мест Иерусалима. Огляделся, пристроился среди толпы и нажал на взрыватель. Но у Всевышнего, судя по всему, были другие планы на день.

 

Взрыватель сработал, бомба – нет, щелчок и тишина. И только звук падающего тела — террорист, когда взрыватель щелкнул с перепугу сознание потерял. Слава Б-гу, отводящему от своего Народа руку врагов – Он то саперов вовремя подошлет, то разведданные точные и своевременные подкинет, а то и просто тех самых врагов умом обидит. В тот раз весьма кстати произошло последнее — на наше счастье арабские Эйнштейны чего-то там с бомбой недомудрили.

 

 

Бдительные граждане увидев оседающего араба позвонили «куда надо» и через несколько минут на месте была армия, полиция и эти самые «кто надо» — ШаБаК в общем. Район оцепили. Саперы бессознательного палестинца по-тихому расчленили: взрывчатку обезвредили, тушку отправили в госпиталь Хадасса, душу оставили разговаривать с праотцами. Праотцам душа, видно, не сгодилась и вскоре она вернулась в тело. Врачам Хадассы даже стараться особенно не пришлось – террорист пришёл в сознание довольно быстро.

 

А там, в сознании, этого события ожидало немало служивого народу.

Представители Шабака и прочих органов, которым по долгу службы полагалось иметь к террористу вопросы, ждали его пробуждения в палате, а прочие силовые структуры охраняли её снаружи. И вот их клиент оклимался, сел на койке, поднял правую руку в повелительном жесте, твердо, внятно и очень серьезно произнес «Вводите их всех!».

 

Опешивший сотрудник Шабака, специально для такого случая арабоязычный, решил что он чего-то не понял и на чистом же арабском переспросил:

«Кого?». «Всех» повелительно молвил палестинец. «Вводите их сюда вместе и сразу, я приму всех!».

После дополнительной фразы-двух до Шабака дошло, что террорист решил, что он уже в раю и требует себе положенного. Между тем, шахидский фольклор гласит, что за «святое дело в борьбе с неверными», в раю полагается аж 72 девственницы. Гурии, дескать, одна другой пригожее, да и выдаются гуртом в нелимитированное пользование. А это вам не какая-нибудь путёвка от профсоюза, особенно после нищей арабской деревни, где и коза одна на всё село, и та у самого крутого парня.

 

В общем, такая вот незатейливая сценка – палестинский террорист в израильской больнице требует у контрразведчика положенных по Корану гурий. Да не абы как хаотично, а всех сразу, оптом.

 

Вволю отсмеявшись, шабаковцы столкнулись с небольшой проблемой – верить в жестокую реальность палестинец напрочь отказывался. Уж они к нему и на иврите обращались, и так, и эдак, а он на своём стоит, «я, мол, дело сделал, мне положено». Требовал с напором завзятого шнорера и торг по поводу количества гурий считал неуместным. Психологи наверняка сказали бы, что так его психика оборонялась от суровой действительности. Они, психологи, почти всегда так говорят. Людям, по ходу пьесы, клиента допрашивать надо, а у него одни глупости на уме.

 

И тогда следователь привел самый весомый аргумент – представился по должности, документы ивритским языком написанные предъявил и спросил,

«Как ты думаешь, я — еврей, да ещё и работник Шабака в один рай с тобой попасть мог?» «Нет» — ответил террорист, и… заплакал.

Link to post
Share on other sites
  • 2 months later...

История первая

 

Место: Израиль, "оккупированные территории", перекрёсток Тапуах.

Время: 1973 год, сразу после войны Судного дня.

Главный герой: Хаим, молодой репатриант из Польши, солдат ЦАХАЛа.

Армейский заслон перекрывает дорогу No. 60 на север - левым

демонстрантам. Весь заслон - пара солдат и офицер.

Шуламит Алони (активистка ультралевых сил в Израиле), глава

демонстрантов, пытается пройти.

Хаим: "Гверти (моя госпожа), это оккупированные территории?"

Ш.А., с воодушевлением: " Да!!! "

Хаим: "Тогда, согласно международным законам, здесь правит

оккупационная армия. Поэтому, вам прохода нет. И Ваша депутатская

неприкосновенность здесь не действует - Вы можете быть арестованы".

Алони, потрясённая речью молодого солдата отходит.

 

На помощь ей приходит молодой араб.

 

Хаим, на иврите: "Адони (господин мой), прохода нет, согласно распоряжению Армии."

Араб, приисполненный национальной гордости: "I don't speak Hebrew!"

Хаим : "O, yes! You speak English!?"

Араб, гордо: " No!"

Хаим, несколько растерянно: " What language do you speak?"

Араб, (видимо выпускник университета им. "Патриса Лумумбы") ещё более

гордо и победоносно, типа вставил оккупантам: "Russian!!"

Хаим, чеканя слова с тяжёлым польским акцентом: ... " Ах ты ёб***я собака,

не понимаешь, да?! Пошёл отсюда на х** , быстро!!!"

 

Потрясённый араб окаменел на несколько минут. Больше у него вопросов не было...

 

Вечером телеведущий Хаим Явин в новостях Первого Канала : " Маса-у-матан бейн

а-мафгиним и ЦАХАЛь итнаэль бе-сафа а-русит". (Переговоры демонстрантов с Армией

велись на русском языке)!

 

История вторая

 

История рассказана приятелем, случилась с ним в середине 70-х в России. Как раз

после войны "Судного дня" (Кто не знает, война 73 года, когда Израиль

в очередной раз трахнул Египет и Сирию, несмотря на военную помощь

СССР техникой и военными советниками).

Он тогда учился в Союзе, в институте. Был на стрельбище, от военной кафедры.

Выходили на огневой рубеж по три человека. Так случилось, что все трое были евреи,

с очень еврейскими фамилиями. Стреляют, не только в круг, - в мишень попасть не могут.

Тут офицер, недавно вернувшийся с Ближнего Востока, который наблюдал за этим,

задумчиво так говорит

- "Б**дь, объясните, что с вами происходит когда вы границу пересекаете!"

Link to post
Share on other sites
Link to post
Share on other sites
  • 3 weeks later...

Дина Рубина

 

"Я НЕ ЛЮБОВНИК МАКАРОН", или кое-что из иврита.

 

Ажиотаж в Москве вокруг многочисленных курсов по изучению иврита.

 

Не помню, кто из моих приятелей обронил после первого занятия: "Как вообще сознание русскоязычного человека может воспринять язык, на котором неприлично звучащее слово "ялда" означает - "девочка "?

 

И вот - приезд, Иерусалим, обязательный " ульпан" -курсы иврита...

 

Что там "ялда", доложу я вам ( которая, кстати, через каких-нибудь два -три урока бегло и просто произносится всеми как "елда"! Что там невинная "ялда", повторяю, если наш преподаватель - неулыбчивая религиозная женщина в парике, в глухом, под подбородок, платье с длинным рукавом ( в июле), каждые три минуты бодро повторяет непристойное слово "схуёт", от которого напрягается и переглядывается вся группа.

 

Вдруг Хана прервала свою речь, по-видимому, заподозрив, что мы не все понимаем.

 

- Как будет по-русски "схуёт"? - спросила она на иврите, оглядывая класс. Повисло секундное молчание и один из учеников, пожилой доктор исторических наук, сказал в тишине мрачно:

 

- Да так и будет...

 

И все расхохотались.

 

Впоследствии выяснилось, что Хана, добрейшей души человек, рассказывая о непростой жизни в этой стране, просто советовала всем нам хорошенько изучить свои права (они же " схуёт" с тем, чтобы во всеоружии вступить в борьбу с пресловутым чудовищем - вездесущей израильской бюрократией.

 

И просто неловко вспомнить, как по приезде в Иерусалим я отказалась от прекрасной съемной квартиры (редкая удача , наплыв репатриантов, все квартиры нарасхват) только по одной причине: дом, в котором маклер предлагал нам снять эту квартиру, стоял на улице Писга. Я представила себе, как сообщаю свой адрес московским друзьям и как, посылая письма, они выводят на конверте: Pisga - strit...

 

- Нет-нет, сказала я маклеру, эта квартира мне не подходит. Вид из окна, знаете ли, спальни не очень, знаете ли, не фонтан...

 

(Между прочим, "писга" означает - "вершина". Я потом жила в поселении, которое называлось " Вершины" - во множественном числе - "Псагот". И ничего . Очень любила это место).

 

Но в по-настоящему идиотское положение я попала месяца три спустя после приезда. У меня заболел зуб , и приятели порекомендовали хорошего зубного врача, не забыв предупредить меня, что Фирочка (именно так!) - женщина религиозная, в высшей степени деликатная, прекрасно воспитанная и щепетильная до чопорности. Таким образом мне намекали, чтобы у Фирочки я не давала воли своему языку и своей свободной манере выражаться. Какой там выражаться, отмахнулась я, рта не могу раскрыть, всю ночь по стенкам гуляла.

 

Фирочка и вправду оказалась приятнейшей особой - с круглым улыбчивым лицом, ласковым голосом и убаюкивающей речью.

 

- Откроем ротик, - бормотала она нежно, колдуя над моим зубом, - сейчас откроем зубик... положим ватку с лекарством... поставим пломбочку... полощите ротик..." и т.д.

 

Я расслабилась. Я, можно сказать, совсем размякла. Ангелы, кроткие ангелы реяли надо мной, и один из них - в белом халате - нежно овевал меня крылами...

 

Наконец я покинула кресло. То, что у зубного врача может быть совсем не больно, само по себе было ошеломляющей новостью. Все еще пребывая в сферах небесных, я достала из сумки чековую книжку , ручку и, почти без усилия придав голосу интонацию кротости, приличествующей этому религиозному дому , спросила:

 

- Сколько я должна вам выписать, Фирочка?

Не меняя лучезарного выражения на лице, Фирочка ласково сказала:

 

- Можете выписать дохуя...

 

Моя рука над чековой книжкой окаменела. Умолкла музыка небесных сфер. Все смешалось в доме Облонских .

 

Повторяю - я далеко не ханжа. Я, можно сказать, человек циничный, крепкое слово ценю и употребляю, но... В нужном контексте, помилуйте, в соответствующем окружении близких по духу людей и, главное -к месту . Так сказать, ложка к обеду.

 

Не поднимая глаз от бланка чековой книжки, я сказала суховато:

 

- Ну... столько у меня нет. Но если вы назовете определенную сумму, то я выпишу чек.

 

Взглянув на Фирочку, я впервые в своей жизни увидела физическое воплощение литературного штампа "алая краска залила ее лицо ". Фирочка стала даже не багровой - фиолетовой. Крупные капли пота выступили на ее высоком опрятном лбу. Я испугалась за ее давление.

 

- Боже мой! Боже мой! - вскрикнула она, всплеснув руками, - Что вы подумали?! Чек "дахуй " - это значит, "отсроченный чек", а вы подумали... в моем доме!

 

Бедная! Движимая религиозным чувством сострадания неимущей репатриантке, она хотела облегчить мне условия выплаты . Хорошая штука - отсроченный чек. Выписываешь его сию минуту, а деньги со счета в банке сходят через месяц или два .

 

Словом, я оскандалилась.

 

Мои приятели сказали на это: сама виновата, мы тебя предупреждали, что дом приличный, а ты со своими замашками...

 

Что касается отсроченного чека, тут я уже навсегда держу ухо востро, и меня провести не так просто . И вообще как услышу незнакомое словосочетание на иврите, в котором явственно слышны знакомые русские слоги или даже слова, стараюсь помалкивать или , по крайней мере, реагировать осторожно. Правда, и тут случались накладки.

 

Однажды в поликлинике, в очереди к врачу, со мной разговорился старичок, одинокий репатриант . То, сё - как всегда, разговоры у эмигрантов, особенно пожилых, особенно одиноких, особенно неимущих , крутятся вокруг темы: "где еще что можно получить". Он говорил , я вежливо слушала вполуха. Он рассказывал о благотворительной столовой, в которой бесплатно кормят стариков -репатриантов.

 

Этим же вечером нас пригласили в гости. Семья адвокатов, в Израиле лет уже тридцать, люди респектабельные. За ужином речь шла о колоссальных благотворительных суммах, перечисляемых сюда американскими еврейскими общинами . О том, как эти суммы контролируются и на что идут. Словом, как всегда, - о злоупотреблениях израильских чиновников.

 

Тогда я встряла, как обычно со мною бывает, - некстати. Полезла защищать этих чертовых чиновников. А вот, говорю, есть благотворительная столовая.

 

Хозяин дома небрежно так пожал плечами, закуривая.

 

- А, - говорит, - да. Тамхуй.

 

Черт меня потянул за язык.

 

- Что, - спрашиваю сочувственно, - плохо кормят?

 

- Да нет, почему - плохо? Кормят хорошо . Только это не выход из положения.

 

Тогда я и сообразила, что слово "тамхуй", собственно, и означает - "благотворительная столовая". ( Обыгрывая непристойность для русского уха звучания некоторых слов в иврите, можно было бы привести немало примеров. Что стоит, например, одно только слово "ибуд" ("потеря "? А производное от него - "ибадти" (" я потерял"?

 

Но мне не хотелось бы приводить их здесь только ради легкой усмешки читателя. В любом языке есть слова, воспринимаемые с трудом носителями других языков. Важно то, как влияет на человека чужая языковая среда в совершенно новой реальности.)

 

В совсем уже запредельную ситуацию я попала месяца два спустя после приезда. С моим хорошим приятелем - историком и журналистом Мишей Хейфецем мы ехали в автобусе в Тель- Авив на писательский семинар. Сидели через проход друг от друга и, надо полагать, громче принятого разговаривали. Впереди нас сидел почтенный господин лет шестидесяти, который время от времени оборачивался и внимательно на нас с Мишей посматривал.

 

В один из таких его оборотов, когда на нас вновь остановился пристальный изучающий взгляд, Миша , улыбнулся и спросил доброжелательно:

 

- Ата (ты) - мудак?

 

Я онемела.

 

Во-первых, это неожиданное, неоправданное, чудовищное хамство по отношению к пожилому человеку так было несвойственно Мише! Во- вторых, непонятна была Мишина доброжелательная улыбка, сопровождающая хамский текст, - она усиливала циничность оскорбления. И в третьих, откуда израильтянин вообще мог знать это исконно российское словечко из сленговых пластов последних лет? И почему Миша уверен, что тот его знает?!

 

На какую-то долю секунды я почувствовала дурноту нереальности происходящего. И в этот момент , так же доброжелательно улыбнувшись, почтенный господин охотно откликнулся на иврите:

 

- С чего это вдруг я - мудак? Я вовсе не мудак. - И отвернувшись, уставился в окно на дивный пейзаж, бегущий вдоль шоссе.

 

- Так вот, - увлеченно продолжал Миша Хейфец, как ни в чем не бывало, снова обращаясь ко мне, - я, значит, иду в Центральный архив...

 

- Миша... - пролепетала я, впервые в жизни ощущая буквально, что значит выражение "поехала крыша", - Миша, за что ты обозвал этого человека?

 

- Кого? - изменившись в лице, спросил Миша. - Как - обозвал?

 

- За что ты обозвал его "мудаком"?

 

Хейфец напрягся и... расхохотался.

 

- "Мудъаг"! - повторял он, хохоча , - "мудъаг" - " обеспокоен"! Я спросил его, не обеспокоен ли он чем-то. Он ответил : с чего это вдруг мне беспокоиться?

 

Однако, живешь-живешь и привыкаешь... Более того - постепенно теряешь чувствительность "русского уха" к звучанию слова, начинаешь прилагать немыслимые усилия, чтобы не засорять речь привычными названиями на иврите. И это, поверьте, действительно требует значительных усилий, потому что иврит как язык более "удобен" в употреблении, сжат, краток, ёмок.

 

Отрывок из Пятикнижия на иврите занимает на странице, скажем, три-пять строк; перевод на русский того же отрывка занимает почти всю соседнюю страницу.

 

Гораздо проще, рассказывая о знакомом, которого на службе перевели в статус постоянного работника со всеми вытекающими из этого статуса льготами, сказать "он получил "квиют", чем вот так, как я - двумя строками выше - объяснять это по-русски.

 

Гораздо быстрее сказать "мисрад-клита", чем "министерство абсорбции новых репатриантов". Посопротивляешься с полгода, а потом и рукой махнешь. Жизнь плотная, не до разговоров, ну его - так проще . Вот и слышишь то и дело в автобусе разговор двух, вполне российского происхождения, особ :

 

- Я говорю "менаэлю" (начальнику): пока я не подпишу "хозе" (договор) со всеми "тнаим"(условиями), я работать не стану. Я без "пицуим" (денежной компенсации при увольнении), без оплаченных "несиёт" (поездок на работу), без "битуах леуми"(национального страхования) и без " купот-гимел" (пенсионных касс) не буду работать !

 

До отъезда мне несколько раз попадались книги ивритских писателей, переведенные на русский язык. Одна была из жизни мошава - сельскохозяйственного поселения. Жители мошава назывались "мошавники". Я читала и содрогалась . Как же не чувствует переводчик, думала я, что это слово ассоциируется в русскоязычном сознании сразу с тремя словами : "мошенник", "шавка" и " мошонка"!

 

Прошло несколько лет, и я совершенно спокойно слушаю в последних известиях и про мошавников, и про кибуцников . Да что там! Абсолютно не моргнув глазом перевариваю какое-нибудь " мемшала мехуевет" (правительство обязано).

 

Я даже привыкла, наконец, к тому, что имя моей дочери Евы звучит в настоящем, первородном варианте как "Хава" ( правда, с ударением на последнем слоге). Мне уже не слышится в звучании этого имени словечко провинциальных лабухов - " хавать". Я уже не морщусь, когда звонит ее одноклассница и спрашивает Хаву. Я просто вежливо отвечаю, что Хавы нет дома. Больше не ассоциирую. Сознание отсекает . Сознание раздваивается и живет отдельной - русской - жизнью дома, в кругу близких друзей.

 

Мимо меня течет густая плотная река жизни на иврите. По необходимости я вступаю в эту реку и осторожно плыву мелкими неуверенными гребками, никогда не заплывая на глубину - боюсь утонуть.

 

Вот и сейчас: сижу за компьютером, а в соседней комнате ссорятся на древнееврейском дочь и сын . Они долго и подробно выясняют отношения, прибегая к сложным словесным выкрутасам (большинство из них я не понимаю и не вдаюсь ); это совершенно не похоже на русскую ругань - иные принципы словообразования. И я уже не расстраиваюсь, я смирилась: у них свой язык, у меня - свой.

 

Вот только пытаюсь еще - довольно жалко - "качать права" в собственном доме. " Со мной - только по-русски!" - кричу я в ответ на ту или иную обращенную ко мне фразу на иврите. И они пытаются, бедные. "Хочешь макарон?" - спрашиваю я дочь, и она отвечает смиренно:

 

- Нет, спасибо. Я - не любовник макарон.

 

Или, когда мне звонят и, попадая на дочь ( голоса похожи), спрашивают: "Это Дина?", она отвечает терпеливо: "Нет, это ребенок от Дины. Она не находится ". Как говорит мой муж ядовито: "За этим, кажется и ехала, голубушка?"

 

Кстати, есть слова в иврите до смешного похожие и по смыслу и по звучанию на русские. Например , слово "нудник", означающее просто - " зануда". Израильтянин, мой сосед, прогуливая своего кобелька , не обделяющего вниманием ни одной суки, говорит горделиво:

 

- У (он) романтик ве ( и) нудник!

 

Что касается настоящего русского мата в полнокровной повседневной жизни израильтян, то он тоже имеет место. Да и как же иначе - страну эту строили, главным образом, выходцы из России, люди , поди, не чуждые традиции ядреного русского слова. А условия жизни в Палестине начала века, губительный ее климат и непростые, мягко говоря, взаимоотношения евреев с арабским населением очень и очень располагали к широкому употреблению глубинного матерного пласта русского фольклора.

 

Правда, с течением времени смысл того или иного выражения сместился, как- то смазался, пожух. Например, очень распространенное здесь выражение "лех кебенимат" означает всего навсего что-то вроде - "иди к черту".

 

В Тель-Авиве даже есть ресторанчик - "Кебенимат".

 

Не была там ни разу. Не знаю - что подают.

Link to post
Share on other sites

Во времена исполнения Голдой Меир обязанностей премьер-министра, она

попыталась убедить Генри Киссинджера сделать Израиль своим

первоочередным

приоритетом.

Киссинджер ответил ей письменным посланием: "Я хочу проинформировать

Вас о том, что во-первых я - гражданин США, во-вторых государственный

секретарь, а только в-третьих - еврей".

На что Голда ответила: "Мы, в Израиле, читаем справа налево".

Link to post
Share on other sites

Виктор Лозинский

Маленькие рассказы маленькой страны

< < - > >

* * *

Рассказ о человеке, у которого был любимый тост: "За то, чтобы у нас

всё было и нам за это ничего не было", и у него ничего не было, но за

это ему всё время что-то было.

* * *

Рассказ о том, как безымянный начальник маленькой сибирской

железнодорожной станции, сам того не предполагая, стал автором

крылатой фразы, которую так и тянет произносить в родном Израиле по

многу раз в день, а случилось это в начале августа 1941 года, когда на

его станции остановился какой-то бесхозный поезд и из этого поезда

вывалили сотни чего-то кричащих, просящих, требующих людей, и делали

они это все одновременно и сразу на нескольких языках; он спросил их,

кто они, и из ответных криков понял, что это беженцы из Латвии и

большинство из них евреи, тогда он схватил рупор и что было мочи

заорал: "Евреи, говорите по трое!".

* * *

Рассказ о том, что если вы спросите программиста из Риги, что такое

политическая прозорливость, он тут же приведёт пример из своего

далёкого детства, когда он жил со своими родителями в общей квартире,

и был у них сосед - старый еврей, парикмахер, горький пьяница, который

однажды в какой-то забегаловке так напился, что сорвал со стены

портрет Никиты Хрущёва, растоптал его и описал, после чего был

доставлен в милицию и жестоко избит в КПЗ, но под утро был разбужен

лёгким поглаживанием ладони начальника участка, который шептал: "Мы

сейчас отвезём вас домой, и простите нас, если сможете, только

скажите, откуда у вас были сведения, что этой ночью его снимут со всех

постов".

* * *

Рассказ о том, что израильское правительство должно было бы присвоить

звание "Праведника Мира" знаменитому советскому кулинару, историку,

этнографу Вильяму Васильевичу Похлёбкину, который по праву может

считаться одним из инициаторов массовой репатриации советских евреев в

Израиль, потому что его книга "Национальные кухни наших народов"

(изд-во "Пищевая промышленность",1981), выпущенная тиражом 600.000

экземпляров, любому прочитавшему её еврею могла показаться сигналом

надвигающейся беды, так как автор включил еврейскую кухню в главу

"Кухни народов Заполярья и Крайнего Севера".

* * *

Рассказ об одном очень старом и очень известном в Риге еврейском

адвокате, который во времена буржуазной Латвии закончил Сорбонну,

воевал в Латышской дивизии против фашистов, был ранен, потом несколько

лет сидел за сионизм в сталинских лагерях, откуда вернулся тяжелейшим

инвалидом, который сказал программисту, пришедшему с ним прощаться

перед отъездом на Обетованную землю: "Ты знаешь, куда едешь? Ты не

знаешь, что такое хозяин-еврей, а я знаю".

* * *

Рассказ о том, как новый репатриант, программист из Риги, впервые

стоит посреди рынка в Петах-Тикве, голова его с непривычки

раскалывается от криков "Ночью воруем - днём продаём! Хозяин сошёл с

ума! Морковка без косточек!", а хозяин овощной лавки в полуспущенных

трусах, слегка прикрывающих попную извилину, говорит ему: "Ты вообще

понимаешь, что находишься теперь в западном мире?".

* * *

Рассказ о том, как на рынке в Петах-Тикве религиозная покупательница,

с сомнением рассматривая пачку печенья, спрашивает арабского продавца:

"Кошерное?" и после положительного кивка продолжает расследование: "А

кто дал подтверждение кошерности?", на что получает немедленный ответ:

"Как кто? Главный раввин Джальджулии!".

* * *

Рассказ о новой репатриантке - музыкальном работнике в детском саду,

которая успешно провела свой первый открытый урок, доставивший

удовольствие и детям, и родителям, и местной инспекторше, сказавшей

после урока героине рассказа: "Всё было замечательно, но в следующий

раз скажите, что композитора зовут Бах, а то израильским детям трудно

выговорить Римский-Корсаков".

* * *

Рассказ об одном коллекционере, который собирал в Израиле оригинальные

объявления, и одним из шедевров его коллекции было объявление из

рекламного бюллетеня на русском языке: "Прерывание беременности на

любом сроке, плюс подарок".

* * *

Рассказ о том, что население Израиля по его отношению к новым

репатриантам делится на две равные части, одна из которых говорит: "Я

ел дерьмо, пусть и они его поедят", а вторая: "Я ел дерьмо и не хочу,

чтобы они его ели" - и не нужно быть великим математиком, чтобы

вывести из вышесказанного аксиому: "Дерьмо здесь ели все".

* * *

Рассказ о том, как опасно думать, что окружающие не понимают твой

родной язык, и примером тому служит случай на шоссе Тель-Авив-Хайфа,

когда один водитель взял попутчицей смуглую темноглазую кудрявую

солдатку, голосовавшую на дороге, а у жены водителя, сидевшей рядом с

ним, был довольно сварливый характер, и она всю дорогу его пилила и

требовала, чтобы он выкинул солдатку на ближайшем перекрёстке, и

делала она это по-литовски в полной уверенности, что девушка с явно

сефардскими корнями её не понимает, и можете представить себе её шок,

когда девушка вдруг сказала: "Не нужно меня выкидывать, я могу и сама

выйти", и сказала она это на чистейшем литовском языке.

* * *

Рассказ о том, как опасно думать, что окружающие не понимают твой

родной язык, и примером тому служит случай на кипрском пляже, когда

два российских парня делились между собой самыми пикантными

подробностями последней ночи, думая, что сидящие напротив и говорящие

между собой на иврите мама с дочкой их не понимают, но когда степень

пикантности зашкалила, ивритоговорящая мама достала из сумочки книгу

на русском языке и демонстративно раскрыла её обложкой в сторону

парней, что заставило их густо покраснеть, сказать: "Да, надо быть

поосторожней" и быстренько ретироваться.

* * *

Рассказ о том, как программист из Риги с женой в городском музее

маленького провинциального города Падуя увидели настоящую итальянскую

мадонну - на входе в музей стояла симпатичная светловолосая

голубоглазая женщина лет сорока, которая, оторвав корешки билетов,

спросила их с милой улыбкой: "Вы сегодня первые посетители, откуда

вы?" и, когда услышала, что они израильтяне, воскликнула, сложив

молитвенно руки на груди: "Господь послал мне вас, с самого утра по

телевизору показывают интифаду, и я думаю о вас, дай вам Бог мира и

покоя, я так люблю Израиль" - и прекраснее мадонны, чем эта, они

больше не встречали ни в одном итальянском музее - ни на входе, ни на

полотне.

Link to post
Share on other sites
  • 2 weeks later...

Идеальное решение проблемы экономии воды)))))))

 

Опубликованное фото

Link to post
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Loading...

×
×
  • Create New...