Jump to content
Форум - Замок
Sign in to follow this  
Алесь

Животные на поле боя....

Recommended Posts

Спецпроект Ленты.ру

 

Война зверей Галерея животных, втянутых людьми в мировую бойню

Как только люди научились использовать животных, они немедленно втянули их в войны. Человеческие страсти животные оплачивали своими жизнями. Так продолжалось тысячи лет. Так происходит и теперь.

Первая мировая война задумывалась противниками как маневренная и скоротечная, а потому в решении тактических и стратегических задач ключевое место отводилось коннице и гужевому транспорту. Но уже в 1914 году стало очевидно, что война превращается в позиционную и затяжную, а победу в ней принесут не стремительные кавалерийские прорывы, а тяжелая артиллерия, паровозы, автомобили, аэропланы и танки.

Животная сила безвозвратно и повсеместно уступала механизмам. Уступала во всем, кроме одного — в цене. Сломавшийся автомобиль или броневик вытаскивали с поля боя, часто жертвуя жизнью. За брошенный в болоте танк можно было попасть под расстрел. Раненого же коня просто добивали. На полях сражений Первой мировой погибло около восьми миллионов лошадей. Других животных никто не считал.

Эту галерею мы посвящаем всем животным, участвовавшим в Великой войне.

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

preview_252bf77ca54cad71db50c109342282e4

Южно-африканская открытка
Изображение: из архива Петра Каменченко

 

В мире не так много памятников, посвященным животным, участвовавшим в войне. Один из первых был открыт в 1905 году в Порт Элизабет (Южная Африка).

Share this post


Link to post
Share on other sites

preview_66f744a345af89005472fb9e084aff22

Немецкая открытка
Изображение: из архива Петра Каменченко

Немецкая открытка выпуска 1914-1915 годов. На обороте печать «Красного креста» (Roten Kreuz), штамп Специального батальона 41-го пехотного полка и почтовое гашение города Клайпеды (Memel) от 2 апреля 1916 года.

Share this post


Link to post
Share on other sites

preview_f3d339dff21f8ac69d08a86d57ae0799

Французский конный парад в честь приезда Российского императора Николая II
Изображение: Le Petit journal, 1914 год

Сегодня животные продолжают «служить» в регулярных армиях, силах самообороны и полицейских формированиях большинства стран мира. Кони, слоны, верблюды, быки, ослы, собаки... они по-прежнему преданы человеку и готовы отдать жизнь за его интересы.

 

Говорят, что на Зимней Олимпиаде 2014 года акваторию сочинского порта охраняли два дельфина. Две беломорские белухи, специально натренированные на поиск и уничтожение вражеских диверсантов. Возможно, это всего лишь байка, но автору рассказали о боевых дельфинах непосредственно сочинские обыватели и даже показали издалека место, где те содержатся.

Share this post


Link to post
Share on other sites

preview_1eb17bb10bf63835525fd6d997e358b9

На германской открытке 1916 года английский конный разъезд попал под огонь немецкого броневика
Изображение: из архива Петра Каменченко

Весьма символичное изображение для нашей галереи. В начале Первой мировой войны на конницу делалась особая ставка. Молниеносные кавалерийские атаки, рейды по тылам противника, лихая рубка... Реальность оказалась куда более жестокой. Попадая под артобстрелы, пулеметный и винтовочный огонь, кони оказывались фактически беззащитными и гибли тысячами.

Share this post


Link to post
Share on other sites

preview_d75a5a04027a0232698bf8f8a74bddba

Конное сражение из Русско-японской войны, 1904 год
Изображение: из архива Ильи Усова

В Первую мировую войну европейские армии нуждались в лошадях даже в большей степени, чем во время предыдущих крупных военных конфликтов, включая Наполеоновские войны. К примеру, в ходе Франко-прусской войны (1870-1871) немецкому армейскому корпусу было необходимо 357 повозок, а в 1914 году — уже 1168. То есть более чем в три раза. Но лошадей, впряженных в эти повозки, нужно было кормить, а требовался еще и транспорт для подвоза фуража. Лошадь съедает в сутки корма по весу в десять раз больше человека — значит, нужно еще больше повозок, еще больше лошадей и так далее...

Share this post


Link to post
Share on other sites

preview_981001ffb0c8cc147aa785833e4ccf0f

Немецкая открытка 1915 года. Схватка германской кавалерии с казаками
Изображение: из архива Петра Каменченко

Только за первую неделю августа 1914 года более миллиона лошадей было мобилизовано в русскую армию. 715 тысяч — в германскую, 600 тысяч — в австро-венгерскую, 115 тысяч — в британскую...

Share this post


Link to post
Share on other sites

preview_716bff8bde98ccee9c717df1c1a18466

На рисунках из австрийского журнала 1914 года венгерские гусары успешно атакуют русскую пехоту (сверху), а казаки бегут с поля боя. Так тоже бывало, но значительно чаще случалось наоборот
Изображения: из австрийского иллюстрированного журнала Österreichische Illustrierte Zeitung, 1914 год

 

«Их первые конные атаки, в особенности венгерских полков, поражали своей стройностью и выдержкой. Перед моментом атаки австрийцы стреляют с коня из карабинов и пистолетов...».

 

Из газеты «Русский инвалид», октябрь 1914 года.

Share this post


Link to post
Share on other sites

preview_d4a47431305afa72d401cf781eb17637

Немецкая открытка 1914 года
Изображение: из архива Петра Каменченко

 

«От их кавалерийских сабель веет средневековьем, недаром наши драгуны называют их железной кочергой. Зато снаряжение и обмундирование войск отличное. Все хорошо пригнано, из хорошего материала и, насколько возможно, красиво».

 

Из газеты «Русский инвалид», октябрь 1914 года.

Share this post


Link to post
Share on other sites

preview_8f251ccd689b552058075124339abc68

«Казаки». Иллюстрация из французского журнала Le Petit journal, 1914 год
Изображение: из архива Петра Каменченко

Подъесаул Мухортов рассказывает о гибели своего кабардинского серого в яблоках коня по кличке Отборный:

 

— Во время одного из горячих боев, я был послан с очень важным донесением. При мне был вестовой. Вдруг мы неожиданно наткнулись на немецкую засаду. Град пуль осыпал нас. Конь вестового повернул обратно и понесся. Моя-же лошадь была сразу ранена несколькими пулями и упала. Я вскочил на ноги и первым делом стал уничтожать вверенный мне пакет. Немцы, увидев, что я уничтожаю бумаги и решив, что мой конь убит, бросились ко мне...

Share this post


Link to post
Share on other sites

preview_632d4c2703059b4aefbd452a423067b1

Немецкая (слева) и русская открытки 1914-1916 годов
Изображение: из архива Петра Каменченко

— Конь донес меня до места назначения, но тут-же и пал. Раны оказались смертельными. Восемнадцать пуль попало в Отборного. Четыре пули попали ему в правую сторону шеи, шесть в грудь с правой стороны, две в живот, а остальные в правый бок и заднюю ногу...

Share this post


Link to post
Share on other sites

preview_06e33490cb14660008d9fc7e346de548

Русская (слева) и немецкая открытки 1914-1916 годов
Изображение: из архива Петра Каменченко

— Это чудо, что конь смог после этого донести меня к своим. Мне было невыразимо больно потерять верного боевого товарища. Бумагу, которую я уничтожил, я знал наизусть и передал ее содержание на словах. Поручение было исполнено.

 

Из журнала «Война» (Петроград), 1914 год

Share this post


Link to post
Share on other sites

preview_98e29bbb92ed24ab290a44b7a209d79a

Захват автомобиля с русским генералом австро-венгерскими драгунами. Конница берет реванш!
Изображение: из австрийского иллюстрированного журнала Österreichische Illustrierte Zeitung, 1914 год

 

«Кроме солдат, которых во время войны берут в плен, есть еще и другие военнопленные. Попадают в плен так же лошади, и эта военная добыча ценится очень высоко. Однако, не так-то легко справиться с лошадьми неприятеля. Их приходится заново дрессировать и приучать к командам на незнакомом языке. Часто эта попытка оказывается тщетной. Труднее всего справиться с казацкими лошадьми, не поддающимися никакой новой дрессировке. По-видимому, они признают на своей спине только казака.

 

Пленные казацкие лошади представляют много хлопот германцам. Они сбрасывают их на землю, и когда на них найдет норов, их невозможно заставить идти вперед ни добрым словом, ни ударом».

 

Из журнала «Война» (Петроград), октябрь 1914 года.

Share this post


Link to post
Share on other sites

preview_eb1f8c565adbd0fbebc6449dd1a3671f

На австрийской открытке (слева) обоз в Альпах. На иллюстрации из журнала гибель сербского обоза в горах на Балканах
Изображение: из архива Петра Каменченко и Österreichische Illustrierte Zeitung, 1914 год

При условии отсутствия дорог с твердым покрытием и значительной перегруженности железнодорожного транспорта, гужевая тяга становилась единственной возможностью для переброски артиллерии, боеприпасов, снаряжения и продовольствия.

 

В ходе Первой мировой войны лошади, ослы, мулы, верблюды... перевезли миллионы тонн грузов.

Share this post


Link to post
Share on other sites

preview_98696cc501bcf5e7cf3074f8b761c27e

Гаупман фон Эркерт. Немецкая открытка
Изображение: из архива Петра Каменченко

 

Капитан Фридрих фон Эркерт считается «отцом» германской верблюжьей кавалерии. Он происходил из прусской офицерской династии и прожил короткую, но полную приключений жизнь. Служил в конной гвардии в Берлине, работал военспецом в Чили, писал репортажи для газет, был автором популярных работ по военной теории. Но особенно отличился фон Эркерт в немецкой Юго-западной Африке (Намибии), где создал из представителей местных племен весьма эффективную колониальную армию.

 

16 марта 1908 года во главе верблюжьей кавалерии он вступил в сражение с восставшими готтентотами и был убит первой же пулей начавшегося боя.

 

Канонизирован как национальный герой намибийского народа, похоронен в пустыне Калахари. Где именно находится его могила до сих пор неизвестно.

 

По крайней мере, европейцам.

Share this post


Link to post
Share on other sites

preview_71f051625ad799df200e2cb4b49433de

Немецкая открытка, 1915 год
Изображение: из архива Петра Каменченко

Бой индийской верблюжьей кавалерии (в составе английских экспедиционных войск) с турецкой конницей во время первого из сражений за Суэцкий канал, 1915 год.

Share this post


Link to post
Share on other sites

preview_e7d4665a53a3230a66686cc86045ff7f

Этот голубь снабжен портативной фотокамерой. Было ли подобное приспособление эффективным, сказать сложно
Фото из альбома «Великая война в образах и картинках», 1916 год

 

Бывало, что особенно отличившихся птиц не только награждали, но и присваивали им воинские звания. Так, английскому почтовому голубю №888 за выдающиеся заслуги было вполне официально присвоено звание полковника британской армии. Во время войны он доставил несколько сотен сообщений и погиб при выполнении особо важного боевого задания. Звание он получил уже посмертно. Похороны отважной птицы были проведены со всеми подобающими церемониями.

 

Другой голубь был послан из осажденного немцами французского форта Во под Верденом во время боев в июне 1916 года. Птица была смертельно ранена, но успела доставить важнейшее донесение. В память о ней в форте установлена мемориальная доска.

 

Известна и история голубя по кличке Cher Ami (Милый друг), который во время боев в Аргонском лесу в октябре 1918 года, несмотря на пулю в груди и оторванную лапку, сумел доставить донесение от окруженной американской части. Голубь был награжден Военным крестом. Нынче его чучело хранится в Смитсоновском музее в Вашингтоне.

Share this post


Link to post
Share on other sites

preview_10b5979f6f7b0aea5ec2a380f5ce48ea

Найдя раненого, собака забирала его фуражку и относила ближайшему санитару
Изображение: из архива Петра Каменченко

Использовать собак на войне и в бою стали очень давно. Еще древние римляне сталкивались с применением собак во время атак на свои когорты. Ганнибал противопоставил римским построениям «бронированных» собак. Защищенные панцирями из толстой кожи с металлическими шипами, они должны были ломать боевой строй противника.

 

В своих De bello gallico Юлий Цезарь упоминает о галльских собаках, отличавшихся свирепостью и ростом, и сражавшихся вместе с галлами против римлян.

Share this post


Link to post
Share on other sites

preview_40ce69def4a2618654920fab44403db4

Тысячи раненых Первой мировой войны были обязаны санитарным собакам жизнью
Изображение: из архива Петра Каменченко

 

Один раненый солдат передает: «Лежал я на поле поздно ночью и стонал. Слышу шорох, оглядываюсь: около меня стоит собака и смотрит на меня. Потом она приблизилась, легла на землю и замерла. Я хотел было достать бинт, но рука у меня была сильно поранена, и я не мог ничего сделать. Тогда собака начала лаять, сначала тихо, потом все громче и, наконец, завыла. Когда подошел санитар, она мотнула головой в мою сторону и затихла.

 

Санитар сделал мне перевязку, произнес какое-то слово и велел мне идти за собакой, которая привела меня на перевязочный пункт»

 

Из журнала «Война» (Петроград) №13, октябрь 1914 года.

Share this post


Link to post
Share on other sites

%25D1%2581%25D0%25BB%25D0%25BE%25D0%25BD

Всем, кто интересовался военной историей термин «Боевые слоны» вполне привычный, он уже прочно врос в военно-историческую мифологию. Изображенные художниками и иллюстраторами «живые танки» внушают восхищение боевой мощью и силой этого животного. Их сокрушительная эффективность не оставляет сомнений. Но все дело в том, что их применимость как танков, с их мощью - является вымыслом. Это смог показать известный профессиональный егерь - охотовед и практик -натуралист Кесри Сингх. Он является потомком старинного рода воинов - кшатриев, проработавший всю жизнь в индийских парках- заповедниках, у которого на счету более сотни уничтоженных тигров-людоедов и намного больше пойманных браконьеров.

Кесри Сингх в своей книге «Тигр Раджастхана» описывает, охоту на слонах и притом специально тренированных. Как, оказывается, стрелять сидя на бегущем слоне совершенно невозможно. Когда слон бежит, тогда хоудах (слоновое «седло») прыгает и раскачивается так, что самому профессиональному всаднику, чтобы удержаться, ничего не остается как вцепиться в него ногами, руками и зубами, дабы не свалиться под многотонного зверя. Ни о какой стрельбе на «боевых слонах» и речи не может быть. К тому же эта махина, несмотря на свою внушительность и силу, сама легко пугается и утрачивает самообладание, как только заметит, или ей покажется какая-то угроза для себя. Если лошадей побывавших на поле боя приходиться едва сдерживать, как только прозвучит сигнал, зовущий в атаку, а не пришпоривать, то слон предпочитает бежать от проблем, куда глаза глядят, едва учуяв опасность. Что поделаешь, такова нервная конституция слона.

В Индии используют слонов на охоте, но лишь с целью, наблюдательной вышки, чтобы вовремя заметить цель. Затем слона останавливают и стреляют в цель. И даже в такой спокойной обстановке охоты эти «живые самородки» могут доставить большие неприятности своим поведением. И это полбеды, если слон чего-то, испугавшись пуститься наутек. Но бывает, что от испуга, слона охватывает ярость, тогда не поздоровиться рядом идущим людям принимающим участие в охоте. Интересно, что из - за стадного инстинкта, такое состояние передается и другим слонам.

А теперь представьте настоящее поле битвы. Что видят глаза слонов выстроенных на бой в шеренгу? Они видят древних воинов, которые выходят на сражение по 10 тысяч человек в блестящих на солнце доспехах выход, которых сопровождается ревом, грохотом и отражающимися на доспехах вспышками солнечного света. И когда эта громыхающая стена приближается все ближе, громко вопя и потрясая копьями и клинками, то, как бы ни старались погонщики слонов, их «танки» сразу взбесятся и бросятся наутек от угрожающей цели. Здесь легко предугадать исход такой «битвы».

Существует предположения, что перед боем слонов поили наркотическими веществами, чтобы слоны вели себя смирно. Но это все го лишь предположения. Скорей всего слоны, участвующие в боевых стратегиях, играли роль этаких тыльных передвижных опорных пунктов – крепостей.

И как нам не жаль расставаться со сказкой, но факты говорят, что на самом деле легенда о слонах-танках к реальности никакого отношения не имеет.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Мировая история — это история войн. Задолго до изобретения пороха полководцы вели в битву боевых слонов, совсем недавно в бой пошли дельфины и тюлени, но самое известное боевое животное — это собака. Собаки поля боя: их целью была живая сила, а позже — техника противника.

2011111301.jpg

Собака против человека

 

Тысячи лет назад в древней Месопотамии (ныне Ирак) была выведена порода ассирийских догов. Их мощные челюсти, сила и злобность успешно противостояли и крупным животным, и примитивному оружию людей. До нас дошли изображения этих могучих животных: крупные, мощные псы устрашающего вида, звери для сверхтяжелой работы. На глиняных табличках запечатлена их охота на львов и лошадей. Тогда не было такой разновидности пород, как ныне. Потому для войны использовались те же псы, что и для охоты. Как правило, это были собаки молосской группы — мастифы и доги. Вероятным предком всех древних догообразных собак был тибетский мастиф, происходивший от ныне вымершего большого черного тибетского волка. Одно из первых упоминаний о тибетце относится к 1121 году
до н. э., когда один из них, обученный розыску людей, был подарен китайскому императору. Постепенно собаки появились в Индии, на Ближнем и Среднем Востоке, Египте, Греции. Люди считали это огромное животное помесью собаки и тигра, а Марко Поло заявлял, что видел тибетского пса «ростом с осла». Гигант (высота в холке 90 см) был пастухом, сторожем, охотником, но главное –неустрашимым бойцом.

 

Селекцией «индийских собак» занялись вавилоняне, ассирийцы, персы. Они громили соседей, применяя новшества — осадную технику, боевые колесницы. Но одним из козырей были «собаки поля боя». На древней терракотовой доске из руин Бирс Нимруда (XII век до н. э.) изображена идущая рядом с человеком большая тяжелая собака, похожая на современного мастифа. Найденные останки показали, что тогда они были крупнее, достигая в холке 80 см (ныне 70 см). Древние селекционеры отмечали у них очень высокую обучаемость, прекрасные боевые качества, крепкую мускулатуру и мощный скелет. Строение тела отличало их от других собак, обеспечивая явное превосходство в силе и скорости передвижения.

 

Войн было много, спрос на живое оружие — огромен. Его подготовка была поставлена на широкую ногу. Целые регионы занимались исключительно выращиванием и дрессировкой боевых собак. Порой их большая концентрация даже порождала проблему кормления. Древнегреческий историк Геродот в своей «Истории» пишет: «Сколь велико богатство Вавилона, я могу показать на многих примерах, но ограничусь следующим: наместник Тритантехм держал так много индийских собак, что четыре больших селения в Вавилонской долине должны были поставлять пищу для них и за это были освобождены от прочих обязанностей». Население других стран тоже отдавало часть продуктов для кормления собачьих полчищ повелителя.

 

Собак натаскивали для войны со щенячьего возраста. Для их простой будущей задачи — физического истребления врага — обучение было простым и эффективным. Помощник дрессировщика в накидке из толстой шкуры дразнил пса, доводя его до бешенства. Спущенный с поводка, тот бросался на «врага», вгрызался в него, а ему подставляли под укусы потенциально уязвимые части тела, исходя из защищенности воина в доспехах. Так в собаке развивали привычку брать противника точно по месту. Одновременно прививался навык преследования бегущего человекам. «Врага» часто меняли, чтобы развить в звере злобу ко всем людям. Позже поверх защитной шкуры надевали доспех противника, потом доспех надевали и на собаку, обучая в обстановке, максимально приближенной к боевой. В учебных боях «курсантов» приучали к толчкам, ударам, шуму, звону оружия, лошадям. Подготовка была направлена на то, чтобы, вцепившись во врага, пес боролся с ним, пока не победит или не погибнет. Оторвать или поразить тяжелую, физически очень сильную, специально натасканную для убийства человека собаку было крайне сложно.

 

В эпоху царя Ашшурбанипала (669–627 гг. до н. э.) боевые псы стали массово применяться в войнах. Преемниками ассирийцев стали персы: на известном барельефе со стены вавилонского храма эпохи Кира II Великого (559–530 гг. до н. э.) изображен воин, держащий догообразного боевого пса на поводке. Стокилограммовых мастифов бросил против Египта сын Кира царь Камбиз. Египтяне не отставали, есть изображения больших собак, сопровождающих черных нубийских лучников: сильные, злобные, они громили врага не менее эффективно, чем вооруженные люди. Но более свирепые выходцы из Азии быстро разобрались с ними — и египтяне стали покупать собак-воинов в Вавилоне.

 

Живое чудо-оружие хорошо зарекомендовало себя: огромные псы производили опустошения в рядах пехоты, калечили кавалерию. Умевшие убивать льва, они без труда валили всадников с тяжелым вооружением. В бой их бросали в первой шеренге, во 2-й шли рабы и лишь в 3-й — воины.

 

Можно себе представить, какую кровавую кашу заваривала на поле боя свора псов размером с небольшого льва с их ужасными клыками. Иногда их облачали в полные или частичные доспехи для защиты от холодного оружия. Доспехом была свободно свисавшая кольчуга-попонка, порой — металлический шлем. Дополнительное оружие – длинные шипы на ошейнике – не давало вражеским собакам хватать бойца за горло, а обоюдоострыми лезвиями на шлеме он кромсал атакуемого воина, резал сухожилия ног и вспарывал животы лошадям. Персидский царь Ксеркс бросил догов против Греции, но этот номер не прошел. В войне с персами греки кавалерию не применяли, а войско состояло исключительно из гоплитов — пехотинцев с копьями длиной в 2 м и защитой из шлема, панциря, поножей и щита, для ближнего боя был короткий меч. Гоплиты составляли «фалангу» — плотное тактическое построение во много шеренг. Тесно сомкнутые большие прочные щиты стояли сплошной стеной, а копья и мечи били противника — двуногого или четвероногого — на средней/близкой дистанции. У фаланги была слабость: если врагу удавалось охватить ее хотя бы с одного фланга, в то время как фронт занят, она погибала; бойцы из крайних рядов не выдерживали натиска врага. Но впавшие в ярость псы атаковали фалангу в лоб, пока она не истребляла их до последнего.

 

Победив азиатского агрессора и получив его собак в качестве трофея, греки стали дрессировать их сами. В IV веке до н. э. в регионе Молоссия (Греция) сформировалось ядро племенного материала, и дело поставили на поток; храня монополию на породу, продавали только кобелей. Огромные псы с широкой пастью, квадратной головой, массивной шеей и «манерами льва» стали называться «молосскими догами» (canis molossus) или «эпирскими собаками». Особенная сила, рост, свирепость и выносливость делали их эффективным живым оружием.

 

Страстным любителем боевых догов был Александр Македонский, сыгравший большую роль в их распространении. У него было «под ружьем» 4000 огромных мастифов в кольчугах, обращавших в бегство пехоту, кавалерию и даже персидских боевых слонов. Хватая вражеских лошадей за ноздри, они валили их вместе с всадником. Александр Македонский собирал крупных боевых собак как трофеи и дары подвластных правителей. Так, царь Эпира (Греция) прислал ему двух огромных псов, в одиночку бравших льва и слона! А подарком из Индии стали 156 «огромных, ужасающего вида, необыкновенной величины и силы псов, которые вдвоем могли растянуть льва».

 

Собаки не только дрались, но и конвоировали пленных, караулили крепости, передовые посты. Древнегреческий историк Плутарх так описал подвиг пса по кличке Сотер (IV век до н. э.): «Коринф охранялся гарнизоном, которому помогали 50 молоссов, спавших на берегу. Однажды ночью с моря высадились вражеские войска. Гарнизон, пропьянствовав накануне, этого не заметил, и врага встретили только собаки. Однако силы были неравны, и 49 псов были истреблены. Лишь одному Сотеру удалось ускользнуть и поднять тревогу лаем. Коринфяне взялись за оружие и отбили врага. В награду пес получил серебряный ошейник с надписью «Защитнику и спасителю Коринфа», а в городе был поставлен памятник собаке».

 

Дошли боевые собаки и до Рима. Впервые на земле Италии они вместе с боевыми слонами дрались при Гераклее за эпирского царя Пирра (280 год до н. э.). Рим умел учиться — скоро боевые псы появились и в его легионах. В много воюющей стране качества этих животных пришлись ко двору, и римляне закупали их в больших количествах в Греции. А потом, победив греков, и вовсе захватили их собак и были в восторге от такого наследства.

 

Так, консул Люций Эмилий Павел Македонский привез в столицу 100 трофейных псов для парада по случаю победы, одержанной в 168 году до н. э. над македонским царем Персеем. Их провели по улицам Рима вместе с Персеем, закованным в цепи. Правда, великолепно организованная римская армия не особо нуждалась в дополнительном оружии и поначалу использовала собак лишь для прикрытия тыла и обеспечения связи (участь «связных» была незавидна: заставив пса проглотить донесение на пергаменте, ему по прибытии на место вспарывали живот и доставали письмо). Бывало, что Рим не воевал, но собаки воевали всегда. Их бои на арене в одиночку и сворой против быков, львов, слонов, медведей и гладиаторов собирали массы зрителей. На знаменитой колонне Марка Аврелия изображены собаки, участвующие в сражении, но явление это было очень редкое. Всю мощь «собак поля боя» Рим оценил, воюя в Европе с варварами, использовавшими живое оружие намного активнее. Применяя его в завоеваниях Галлии и Британии, легионеры натолкнулись на мощное сопротивление живших там кельтов, у которых было большое количество огромных мастифов, давших достойный отпор римским молоссам. Кельтские доги передними лапами бросались на щит легионера, валя того на землю — а дальше было дело техники. Звери были столь хороши, что у римлян даже была должность закупщика собак с Британских островов (procurator cynogie). Предполагается, что кельты привели с собой этих огромных псов со своей исконной родины в Азии.

 

Боевых псов использовали и очень ценили германцы, давая за одного двух хороших лошадей. Прошедшие полмира легионеры содрогались от одного вида этих бестий. Впервые об этом упоминалось после победы легионов Гая Мария над тевтонами в битве при Верцеллах (101 год до н. э.). При раскопках города Геркуланум был найден барельеф с изображением собак в доспехах, защищающих римский пост, атакованный варварами.

 

Не обошлось без собак и в Средневековье. Их, правда, использовали меньше, чем раньше, однако с большей пышностью; так, в 1100 году во Франции для награды рыцарей за преданность был даже утвержден орден Пса.

 

Собаки несли сторожевую и активно-боевую службу. При сопровождении обозов или перед битвой их облачали в доспехи из металлических пластин с острыми клинками, и противнику приходилось туго при атаке таких «рыцарей». Конечно, не стоит преувеличивать степени технической вооруженности четвероногих бойцов. Изготовление защитного снаряжения было делом долгим и затратным. Но даже усиленные всего лишь ошейником с лезвиями, гигантские псы наносили страшный урон, мечась под незащищенными животами лошадей, рвя направо и налево все живое своими страшными клыками. Ни один патруль рыцарей-тамплиеров не выходил без четвероногого бойца. Разбойные викинги везли на борту драккаров свирепых боевых псов, и противник порой бежал от одного их вида. Воинственных шотландцев всегда сопровождали своры собак, откуда пошла порода колли.

2011111302.jpg

Бургундские войны: в 1476 году в битве людей при Муртене шла параллельная битва между швейцарскими и бургундскими псами, окончившаяся полным истреблением бургундцев. На высоте была служба боевых собак («секбан») в корпусе янычар. В 1778 году при осаде Дубницы турецкие псы обратили в бегство целые подразделения австрийской армии! Воюющему с Францией испанскому королю Карлу V английский коллега Генрих VIII прислал в помощь 4000 воинов и столько же боевых псов. В битве при Валенсии бежавший впереди французского войска собачий авангард напал на этих испанских собак. В упорной кровавой схватке победили «испанцы», полностью истребив «французов» еще до столкновения людей. Карл V поставил четвероногих в пример двуногим солдатам: «Будьте храбрыми, как ваши псы!»

 

С появлением огнестрельного оружия значение «собак поля боя» сошло в европейских войнах на нет, зато они отличились при покорении Америки. Для индейцев, никогда не видавших таких монстров, собаки испанских конкистадоров стали сущим исчадием ада. В штатном расписании войск Колумба были такие подразделения, как «200 пехотинцев, 20 кавалеристов и столько же собак». Речь — об испанских бульдогах алано. Для истребления аборигенов набожные европейцы использовали целые отряды этих крайне опасных бестий. Скотоводы усмиряли ими агрессивных быков породы «эль торо браво», выращиваемых для корриды, травили диких кабанов. Очередь дошла и до людей. Мощная хватка и огромная сила алано не мешают ему иметь быструю реакцию, он способен развивать большую скорость на короткой дистанции, преодолевать в прыжке 2-метровый барьер («могучий алано держит крепче, чем три кабана»). Их скрупулезно натаскивали на конкретную работу. Пес хватал индейца за руку, и если тот повиновался, уводил в плен, не причиняя вреда, при малейшем же сопротивлении загрызал. Алано так работали при завоевании Мексики и Перу, что испанский король назначал им пожизненные пенсии. В Ла-Веге (ныне Доминиканская Республика) несколько тысяч индейцев были обращены в бегство отрядом всего из 150 пехотинцев, 30 всадников и 20 псов. Позже европейцы использовали собак для поиска рабов, сбежавших с плантаций, натаскивая их на кожаные манекены черного цвета, наполненные кровью и внутренностями животных, которые затем шли им в пищу. Догоняя негра, пес видел все тот же манекен, и шансов остаться в живых у беглеца не было.

Противотанковая собака

Казалось, что уж в эпоху скорострельного оружия активно-боевая деятельность собак совершенно невозможна, однако в СССР применение им все-таки нашлось. Правда, сначала дело шло вяло: в 1924 году Реввоенсовет принял решение «Об использовании собак в военных целях», и лишь в 1935 году на вооружение поступили «собаки-истребители танков» (официальный термин). Создание «живой мины» подстегивала растущая вероятность войны; в начале 1941 года были сформированы специальные противотанковые подразделения («Спецслужба»), которые состояли из четырех рот со 126 собаками в каждой. Нападение Германии и особая опасность ее бронированных сил ускорили работы. «Курсантов» готовили к их единственному и последнему бою в условиях постоянного недокорма. А кормили исключительно рядом со стоящим танком, воспитывая у собаки рефлекс «танк — пища». Потом пищу ей начинали давать из его нижнего люка. Задача усложнялась: танк двигался, но если собака забегала под него, останавливался, люк открывался — и вот тебе вознаграждение! Потом кормежка проводилась в условиях, когда танки стреляли из пушек и пулеметов, газовали, маневрировали, крутились на месте. Постепенно животные утрачивали страх перед гремящей, изрыгающей пламя, грохот и вонючий дым боевой машиной и старались попасть под ее днище. Далее собаке навешивали макет взрывного устройства и приучали залезать под танк уже с ним.

 

На фронте собак также держали впроголодь, а перед боем не кормили совсем. При появлении противника «живую мину» выводили из траншеи; после опознания ею ближайшей цели и проявления готовности двигаться заряд ставили на боевой взвод, и собака шла на танк, доставляя к нему фугасную противоднищевую мину, конструктивно представлявшую собой брезентовый вьюк с двумя боковыми сумками по 6 кг тротила в каждой и взрывателем.

 

Датчиком цели был подпружиненный штырь, взрывавший заряд под слабо бронированным днищем.

 

В период разгрома немцев под Москвой отмечалось: «При массированном применении противником танков собаки являются неотъемлемой частью противотанковой обороны… противник боится противотанковых собак и специально за ними охотится».

 

Да, они были для нацистов проблемой. Высокорасположенный танковый пулемет не рассчитан на низкий собачий силуэт, да и трудно попасть в юркую и плохо видимую на местности цель до ее исчезновения в «мертвом» пространстве. Пытаясь хоть как-то решить проблему, немцы придумали защитный фартук из металлической сетки с шипами внизу, препятствующий подлезанию под танк спереди. У страха глаза велики: по верху сетки и по броне шли шипы для защиты от прыжка животного сверху, хотя так атаковать собак не учили. Но дело не шло: сетка цеплялась за препятствия, загребала целые копны мусора, обрывалась, а шипы на броне угрожали экипажу гибелью в случае аварийного покидания машины. Да и русские стали учить собак заходить под цель сзади. Так что оставалось стрелять и маневрировать, и уже этим четвероногие отчасти делали свое дело, заставляя врага подставлять уязвимые борта под огонь противотанковых средств. Немецкие командиры не раз отдавали танковым подразделениям приказ отступить, если замечали на поле боя собак-подрывников. А солдатам вермахта на Восточном фронте было приказано уничтожать в прифронтовой полосе всех собак. Тем не менее в Великой Отечественной войне четвероногие подрывники уничтожили более 300 танков противника, то есть примерно две танковые дивизии. Так, в Сталинградской битве были сожжены 63 танка (целая танковая бригада), на Курской дуге — 12. Конечно, в тех битвах полегло гораздо больше этих бойцов. Многие из них даже не дошли до врага, пав на пути к цели. Их расстреливали и свои, ведь вернувшаяся собака с миной была опасна.

 

В той войне были случаи и прямого выполнения собаками древней своей работы — уничтожения живой силы врага. Так, среди отступавших порядков Красной Армии был отдельный батальон Коломенского пограничного отряда с 250 служебными собаками. Кормить их было нечем, и комбату майору Лопатину приказали распустить четвероногих бойцов. Он ослушался приказа и в самый критический момент нескончаемых немецких атак близ села Легездино, поняв, что уже не устоять, бросил в бой своих овчарок. Старожилы села до сих пор помнят дикие крики, панические вопли, лай и рык собак, звучавшие окрест. Даже смертельно раненные «бойцы» не отпускали врага. Не ожидавший такого оборота враг отступил. А 9 мая 2003 года благодарные потомки поставили на окраине села памятник в честь пограничников и их четвероногих помощников. И это не единичный случай.

2011111303.jpg

В кадрах кинохроники исторического Парада Победы 24 июня 1945 года в Москве видна необычная колонна: вслед за сводными полками и боевой техникой под звуки марша идут, четко держа равнение, 86 собак со своими проводниками. Это были питомцы Центральной ордена Красной Звезды школы военного собаководства, выжившие на войне. Им была оказана честь пройти по Красной площади.

 

Противотанковые собаки применялись до октября 43-го, но готовили их до 1996 года! Есть сведения об использовании «собачьего оружия» движением Вьетминь в индокитайской войне в конце 40-х годов. В последние годы были попытки использовать собак для подрыва американских конвоев в Ираке.

Собачий спецназ будущего

Поможет ли собака человеку в предстоящих «войнах будущего»? Конечно, ее активно-боевое применение — уничтожение живой силы и техники противника — вряд ли возможно в его прежних формах. Современные системы наблюдения, контроля территории, охраны объектов, оружие и средства индивидуальной защиты солдата, казалось бы, не оставляют четвероногому бойцу ни малейшего шанса прорваться. Однако в специальных операциях для собак работа скорей всего еще найдется. Опыт ВСЕХ войн скрупулезно собирается и тщательно анализируется. И специалисты уж найдут прорехи в самой изощренной системе защиты, в которые и проникнет четвероногий помощник — обученный новой тактике, защищенный, оснащенный и вооруженный самыми современными средствами. А важных целей у него будет хоть отбавляй.

 

Наличие собак в группе спецназа значительно поднимает дух бойцов, а некоторых особенно сильных и злобных псов дрессируют только с одной целью — охранять группу и уничтожать собак противника при их появлении. Собаки специального назначения могут помочь при проведении операций на местности, особенно плохо просматриваемой. Их задача — уничтожение засад и огневых точек врага: огромный пес молча находит затаившегося в зеленке противника и рвет ему глотку.

 

О том, что в таком деле на хорошо обученную собаку можно положиться, свидетельствует почти невероятный факт, имевший место на Дальнем Востоке. Группа диверсантов, наткнувшись на пограничников, рассеялась под вечер в заросшем овраге. Овраг оцепили, решив ждать до утра. Кинолог пустил на поиск собаку — и за ночь она вывела из кустов 15 нарушителей, у всех были изуродованы кисти рук. Пес подползал к человеку, бросался, перегрызал руку с оружием, при сопротивлении грыз вторую и гнал врага к пограничникам, как загоняли добычу его предки.

 

Боевую службу собаки несут и сегодня. Примером тому — израильтяне. Постоянный террористический прессинг вынуждает их усиленно использовать собак для выполнения четырех главных задач: спасения людей в завалах, задержания террористов, обнаружения взрывных устройств, нейтрализации боевиков в укрытиях. Первые три задачи — обычное дело для многих стран, в том числе и России, а вот четвертая пока уникальна. Крупные, сильные, агрессивные, обученные однозначно выявлять террориста собаки выделяют свою цель даже среди одинаково одетых невооруженных людей, исходя из их поведения (ведь именно бандит командует, прессует, избивает других людей). Пес первым врывается в помещение, мгновенно вычисляет врага по оружию или манерам, валит и калечит его, своим появлением и свирепым видом отвлекая внимание от действий антитеррористической команды.

 

Проблемами военного применения животных занимаются очень серьезные научные центры. При всем уважении к техническим достижениям можно предположить, что с рядом задач животные все равно будут справляться лучше людей. Скажем, с такими, как уничтожение кораблей или боевых пловцов противника силами «военных» дельфинов или морских котиков. При использовании же современных технологий рамки боевого применения «братьев наших меньших» значительно расширяются.

 

А что касается использования на войне собак, так это тема старая, спорная и не утратившая своей актуальности. Меняются эпохи, нравы, вооружения, но человек так и не может отказаться от услуг своего четвероногого помощника в борьбе против другого человека. Работа «собак поля боя» началась в незапамятные времена и неизвестно, когда закончится.

 

Собака — самый преданный друг человека, и никого человек не использовал безжалостней, чем этого друга. Он не ошибся, приблизив ее к себе в далеком прошлом, и получил от нее больше, чем сам ей дал.

Из нашего досье

От молоссов произошли сенбернар, ньюфаундленд, леонберг, русский меделян, алабай, кавказец, буль-мастиф, мастино-наполетано, фила бразилейро, мастин эспаньол, ротвейлер, все доги, боксеры, бульдоги, швейцарские пастушьи собаки. А тибетца сегодня можно найти в природных условиях лишь в предгорьях Гималаев. Ближайший его потомок, монгольская овчарка, еще недавно был распространен в Читинской области и Бурятии.

Из нашего досье

 

Старания рейхсминистра пропаганды Геббельса не пропали даром. Вот цитата из российского Интернета: «Увы, 300 немецких танков — не решающая для такой огромной войны цифра, а вот 300 доверившихся и погубленных жизней, которым до сих пор нет даже памятника…» А по-моему, этой цифрой можно гордиться. Это все-таки как-никак минимум 300 сбереженных ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ жизней. Стоя в Музее бронетанковых войск бундесвера перед концентратом боевой мощи — настоящим «тигром», я четко понял: «Врага, у которого были ТАКИЕ танки, нужно было останавливать ЛЮБОЙ ценой!»

 

И наши деды с этим прекрасно справились. Практика «противотанковых собак», несмотря на свою жестокость, была оправданна обстановкой.

 

И если бы врагу могли наносить урон, скажем, муравьи, то необходимо было бы привлечь к борьбе даже их.

Из нашего досье

О заслугах собак сказано много, так что ограничимся лишь кратким перечнем сделанного за 4 года в одной стране. Речь — о четвероногих бойцах Красной Армии периода Великой Отечественной войны:

 

1. Собаки-санитары, сведенные в 36 батальонов и 69 взводов, вытащили с поля боя 700 тысяч тяжело раненных бойцов (для справки: в состав дивизии РККА в 1941 году входило от 9700 до 17000 штыков, т. е. было спасено почти 40 дивизий полного состава!).

 

2. Собаки-саперы (2 отдельных полка, 19 батальонов и 29 рот) разминировали территорию в 15 тысяч кв. км (для справки: площадь Бельгии — 30 тысяч кв. км), в т. ч. 303 города, среди которых Псков, Смоленск, Брянск, Львов, Минск, Киев, Сталинград, Одесса, Харьков, Воронеж, Варшава, Вена, Будапешт, Берлин, Прага; нашли 4 миллиона мин.

 

3. Собаки-связисты в обстановке боя и непроходимой для людей местности доставили 200 тысяч боевых донесений, проложили 8000 км телефонного кабеля.

 

4. Собаки доставили на огневые рубежи 5862 тонн боеприпасов, проводили бойцов в тыл врага через его позиции, подрывали железнодорожные пути, поезда, стационарные объекты, танки.

 

Колли по кличке Дик спас в г. Павловске под Ленинградом старинный дворец, обнаружив за час до взрыва заложенную нацистами мину (2,5 тонны тротила) с часовым механизмом. Дик принимал участие в разминировании Праги. Трижды был ранен, но дожил до собачьей старости и был похоронен с воинскими почестями, как герой.

 

Артем Денисов

Share this post


Link to post
Share on other sites

Чем помогли верблюды советской армии во Второй Мировой войне?

В Великой Отечественной войне в состав наших войск входила 28-я резервная армия, в которой тягловой силой для пушек были верблюды. Она была сформирована в Астрахани во время боёв под Сталинградом: нехватка машин и лошадей вынудила выловить в окрестностях диких верблюдов и приручить их. Большинство из 350 животных погибло на поле боя в разных сражениях, а выживших постепенно переводили в хозяйственные части и «демобилизовывали» в зоопарки. Двое верблюдов по имени Яшка и Машка дошли с солдатами до Берлина.

Rx2vNZKW80I.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

Боевые пловцы против "живых" торпед

 

СРАЗУ 36 ДЕЛЬФИНОВ-УБИЙЦ ПРОПАЛИ ИЗ ОКЕАНАРИУМА ВОЕННОЙ БАЗЫ "ПОНЧАРТРЕЙН"

 

Исследования нейрофизиологов, особенно фундаментальные труды Джона Лилли, доказывают, что дельфины обладают разумом, сравнимым с человеческим. Они прошли в океане процесс эволюции, похожий на процесс эволюции приматов на суше, но не создали технологической цивилизации, потому что она им просто не нужна. Может, поэтому ВМС США давно приступили к обучению морских млекопитающих на предмет их использования в своих интересах. Наиболее подходящими для боевой службы во флоте были признаны дельфины, гринды, морские львы, котики и тюлени. Они идеально приспособлены для океана. Им неведома кессонная болезнь, они обладают совершенной эхолокацией, надежным механизмом кислородного обмена, великолепным зрением. У одних - выше скорость, у других - большая предрасположенность к дрессировке, у третьих - меньшая зависимость от окружающих условий.
issue_215_10_02_01.jpg

Русский дрессировщик Дуров еще в 1915 г. предложил применять морских животных в борьбе против вражеских подводных лодок.

Фото ИТАР-ТАСС

В 1915 году знаменитый русский дрессировщик Дуров в своем запросе в Генштаб русской армии впервые в мире предложил применять морских животных в борьбе против вражеских подводных лодок. Из докладной записки дворянина В. Дурова в Морской генеральный штаб: "Я добился поразительных результатов, но чьей-то злоумышленной рукой они (морские животные) все были отравлены, что подтверждено медицинским вскрытием... Для расходов на приобретение новых тюленей, считая мой месячный оклад, необходимо 50 тысяч рублей". Расследованием диверсии занялась флотская контрразведка. Но началась Октябрьская революция, и дело о гибели боевых морских животных закрыли. Бывший военный министр генерал Беляев с приходом большевиков уничтожил всю методическую литературу по дрессировке морских животных, подготовленную В. Дуровым. К 1917 году было выдрессировано 20 боевых сивучей, но в феврале того же года (в результате всем известных событий) все они были отравлены, а наука дрессировки долго была невостребованной и не развивалась.

 

Но к началу 80-х гг. русские морские боевые животные снова стали лучшими в мире. Кроме поиска вражеских торпед, они могли поднимать их на поверхность, а боевые сивучи могли атаковать пловцов-диверсантов. В 70-е гг. в СССР появилось несколько учебных центров по подготовке боевых животных - под Севастополем, во Владивостоке, в Клайпеде, Мурманске и Батуми. Уже к началу 80-х питомцы этих школ ни в чем не уступали своим американским сородичам. Боевой опыт отечественные "живые торпеды" приобретали во время войн в водах Эфиопии и Анголы. К моменту развала СССР в распоряжении советского ВМФ имелось более сотни готовых к боевым действиям дельфинов и несколько десятков сивучей. На один только океанариум в бухте Казачьей работало 80 научных институтов и конструкторских бюро. Когда, в самом начале войны во Вьетнаме, в порту Камрань американские корабли подверглись атакам вьетнамских боевых пловцов, в ходе которых Пентагон лишился двух кораблей, в Москву было отправлено сообщение следующего содержания: "Полученные данные позволяют утверждать, что в акваторию Сайгона Военно-морскими силами США доставлены дельфины-убийцы, задача которых - уничтожать диверсантов, устанавливающих подводные мины на американские авианосцы".

 

Командование специальной разведки ВМФ СССР вышло к руководству Министерства обороны с предложением создать свой собственный научный центр по подготовке боевых дельфинов. Были выделены деньги, и в короткое время такой научный центр был создан. Базой стала Казачья бухта в окрестностях Севастополя. Работами по программе обучения морских млекопитающих занималась лаборатория специальных видов оружия ЦНИИ-6 Главного разведывательного управления Генштаба СССР. Именно в Советском Союзе впервые в мировой практике была осуществлена воздушная транспортировка "воспитанников" Севастопольского центра с дальнейшей выброской в воду с бреющего полета. Стало возможным использовать боевых дельфинов практически в любой точке земного шара, где необходимо было их присутствие.

 

К 1991 году в составе ВМФ СССР находилось больше 100 морских млекопитающих, включая дельфинов, сивучей, котиков и белух. Тренировки с дельфинами были самые разные - от поиска затонувших мин и торпед до борьбы с субмаринами противника и подводными диверсантами. Своими "эхолокаторами" дельфины пеленговали пловца на расстоянии до 400 метров. Нажав на специальный рычаг подводной клети, морское животное подплывало к судну-носителю за оружием. Обычно это была полая игла с баллончиком углекислого газа высокого давления. Как только игла, закрепленная на роструме (носу) дельфина, вонзалась в диверсанта, расширяющийся газ разрывал внутренности пловца. С 1975 по 1987 г. дельфины несли боевое дежурство у входа в главную Севастопольскую гавань с кораблями Черноморского флота. Одновременно они охраняли и Балаклавскую бухту с подземным ремонтным заводом подводных лодок. За это время, по данным военной разведки, ни один подводный диверсант не сумел проникнуть в акватории военных портов. С развалом Союза программа подготовки этих уникальных "боевых сил" флота была свернута. Животных передали в аквапарки, а научные центры, Севастопольский и Владивостокский, расформировали.

 

В США широкий размах подготовки боевых животных пришелся на 60-е гг. прошлого века, когда начали развертывать силы специальных операций. Наиболее подходящими для боевой работы были признаны дельфины, гринды, касатки, морские львы и котики, а также тюлени. Их учили следующим действиям: защите акваторий, портов, кораблей, гидротехнических сооружений от подводных диверсантов; поиску, обозначению и подъему различных предметов, оказавшихся на дне; разминированию; спасению утопающих, защите находящихся в воде людей от акул; помощи боевым пловцам и водолазам в проведении различных работ; подрыву разнообразных морских целей; технике связи с глубоководными базами. Поэтому, несмотря на дороговизну подобных "боевых сил", работы в данном направлении ведутся широко и обстоятельно.

 

Дельфины и котики стали тем супероружием, которое могло эффективно противодействовать вражеским боевым пловцам, защищая акватории и военно-морские базы, подрывать надводные и подводные суда, участвовать в поисках мини-торпед. Местом проведения первых практических операций был избран Вьетнам. Группа из 6 дельфинов охраняла от подводников-диверсантов подходы к бухте Камрань. Дельфин подавал особый гидроакустический сигнал своему дрессировщику. Тот принимал решение и посылал дельфину звукоподводный сигнал-команду, после чего животное атаковало пловца, нанося укол специальной иглой, закрепленной с помощью "намордника" на передней части рыла. Игла была связана с баллончиком, наполненным двуокисью углерода. Шансов спастись практически не было. В некоторых источниках приводятся данные человеческих потерь - 40 боевых пловцов.

 

Во время войны в Персидском заливе в 1991 году дельфины оказали неоценимую помощь американским военным, перед которыми тогда встала непреодолимая преграда в виде подводных и плавучих мин, которыми нашпиговали море у побережья Кувейта иракские боевые пловцы. Тогда в зону Персидского залива в срочном порядке с базы "Пагет Саунд" самолетами было переброшено подразделение дельфинов и сивучей. Выпущенные у побережья Кувейта животные практически сразу изменили ситуацию. Большая часть иракских боевых пловцов была убита сивучами-диверсантами. Остальные всплыли и сдались. При допросе пленных выяснилось, что все они прошли обучение в Крыму. Иракцы рассказали, что во время учебы они видели, как русские дрессируют дельфинов, касаток и сивучей, и поняли, что спастись от них в воде невозможно.

 

Тема подготовки военными специалистами дельфинов всегда была "тайной за семью печатями", поэтому она и остается привлекательной до сих пор. Но из истории развития прикладных работ по боевому применению морских животных известно, что морские биотехнические системы являются технологическими разработками двойного назначения и могут использоваться как для военных целей, так и для решения сугубо гражданских хозяйственных задач. Тем не менее длительное время морские млекопитающие рассматривались исключительно с точки зрения их военного применения.

 

В США существуют пять центров ВМС, где готовят морских животных для выполнения боевых заданий: на мысе Пойнт-Лома (Сан-Диего, штат Калифорния); в зоне Панамского канала; на станции в бухте Канеоха-Бэй (штат Гавайи); на озере Панд-Орей (штат Айдахо); на мысе Принца Уэльского (штат Аляска). Кроме того, подобной деятельностью занимается ЦРУ в Ки-Уэст (штат Флорида). Есть достоверные сообщения об использовании морских животных в военных целях во Франции, Иране и некоторых других странах. Природа наделила их совершенным эхолокационным аппаратом, прекрасными двигательными качествами, надежным механизмом кислородного обмена. Выполняя боевое задание, они не ведают страха, так как не знают, что их ждет впереди.

 

Слабая же сторона животных заключается в том, что они действуют согласно приобретенному навыку (или врожденному инстинкту), следовательно, их атаки однообразны. Какому способу атаки животное научили, так оно и будет действовать, пока не достигнет своей цели, продолжая тогда атаковать труп, если не будет отогнано или уничтожено само.Требует осмысления и следующий факт: сразу 36 дельфинов, натасканных на обезвреживание террористов-водолазов, пропали из океанариума американской военной базы "Пончартрейн" после пронесшегося над США урагана "Катрина". Воды реки Миссисипи и озера Пончартрейн затопили Новый Орлеан, а затем схлынули и унесли дельфинов в Мексиканский залив. Во-первых, это подтверждает факты продолжения использования американскими ВМС так называемых боевых дельфинов. Во-вторых, дельфины-убийцы оказались на свободе. Любой человек в гидрокостюме является для них врагом и будет немедленно атакован. Поэтому в первую очередь дельфины-убийцы представляют опасность для дайверов.

 

Учитывая великолепный слух и зрение морских животных, следует предполагать, что преимущество в обнаружении будет на их стороне. Не только игла с баллоном углекислого газа является оружием дельфинов. Это могли быть ампула с ядом, подводный нож, пистолет, который также крепился на роструме. Дельфин быстро подплывал к диверсанту и касался его своим оружием. Защититься от атаки боевого дельфина почти невозможно. Само по себе "дикое" морское животное не представляет особой опасности для боевого пловца, потому что чаще всего принимает его за своего. Другое дело - специально выдрессированный экземпляр. Однако распознать такое существо можно лишь при ближнем рассмотрении, например по специальному "наморднику" с устройством для поражения боевого пловца. Поэтому любой появившийся в поле зрения силуэт животного следует считать сигналом опасности и немедленно приводить себя в "полную боеготовность".

 

Правда, осуществлять постоянный визуальный контроль во всех направлениях одному боевому пловцу не под силу. Поэтому они действуют группами, в которых у каждого свой сектор наблюдения. Расположение пловцов при движении под водой выбирается так, чтобы охватить по возможности больший сектор обзора без каких-либо дополнительных перемещений. Но преимущество все равно остается на стороне животного. Если нападение замечено своевременно, то подается условный сигнал и группа перестраивается отработанным маневром так, чтобы, во-первых, прикрывать спину товарища и, во-вторых, ходить по кругу. Дело в том, что животных натаскивают именно на "заход со спины" или снизу для выталкивания на поверхность. Заняв позицию, группа действует по обстановке. При наличии подводных пистолетов (автоматов) задача упрощается, а шансы выравниваются. При их отсутствии остается нож. Основные моменты боя с морским животным следующие. Его атака, как правило, прямолинейная, поэтому надо пропускать ее мимо себя по касательной, используя уходы с линии атаки вращением вокруг своей оси. Можно подставлять руки таким образом, чтобы тело животного служило опорой. Смещаясь с линии атаки, необходимо одновременно контратаковать ножом, колющими либо режущими ударами.

 

Помимо поражающего действия, они еще и отпугивают животное, которое после этого может и не пойти на второй заход. Если животное приближается медленно, заходя на исходную позицию для атаки, можно попытаться спугнуть его резкими выпадами руки с ножом в его сторону. К другим способам отпугивания и отвлечения внимания относится подводный фонарь. Занятие группой боевых пловцов "круговой обороны" не значит, что они "прилипают" один к другому, сбиваясь в кучу. Расстояние между ними позволяет каждому выполнять движения, не задевая других. К тому же группа не "висит" в воде на одном месте, а движется подобно карусели, не давая животному выбрать какую-то одну цель и смещаясь в сторону ближайшего укрытия. Когда животное бросается в атаку, другой или два других пловца в этом время не являются пассивными наблюдателями. Совершив кратчайший маневр, они атакуют животное со своих позиций. Короче говоря, бой под водой с морским животным - достаточно сложное и неприятное дело. По возможности такой встречи следует избегать.

 

Намерение Индии подготовить дельфинов для минирования кораблей противника вызвало бурю возмущения. Защитники прав животных осудили намерение индийской армии использовать дельфинов для установки мин на корабли и подводные лодки противника, сообщает Daily Telegraph. "Ни одна страна не должна использовать животных ни для ведения боевых действий, ни для проведения химических или биологических испытаний", - заявил Поорва Йошипура из бомбейской организации People for Ethical Treatment of Animals. По его словам, дельфины станут невольными жертвами войны. Они не способны различать своих и чужих. "ВМС стран Запада пришли к выводу, что, несмотря на свои удивительные способности, дельфины не способны различать корабли и вполне могут установить мину на своем корабле", - подчеркнула Митали Каккар из бомбейской организации Reef Watch Marine Conservation. Она призвала ВМС отказаться от подготовки дельфинов к участию в войне.

Владимир ШЕНК

Бер-Шива, Израиль

Подробнее: http://vpk-news.ru/articles/4904

 

Share this post


Link to post
Share on other sites
С рогами в армию не брали

 

«Олений призыв» стал спасением в Заполярной войне

Одной из самых серьезных проблем, с которой в начале зимы 1941 года столкнулось командование Карельского фронта (Карфронта), было обеспечение транспортного сообщения при огромной протяженности линии боевых действий. Трактора, грузовики и даже лошади оставались не у дел из-за отсутствия дорог и глубокого снежного покрова.

Надо учитывать, что впервые в истории длительные боевые действия велись крупными силами в условиях полярной зимы. На линии фронта одновременно находились десятки тысяч бойцов и командиров, ежедневно нуждавшихся в продовольствии и боеприпасах, связи, эвакуации раненых. И командующий Карфронтом генерал-лейтенант Фролов отдал приказ о формировании армейских оленьих транспортов.

В ноябре 1941-го это решение было одобрено Военным советом 14-й армии. Главным организатором оленно-транспортных подразделений стал начальник ветеринарного отдела армии военветврач 1-го ранга Дмитрий Тульчинский. Штаты были разработаны еще до войны. Каждый транспорт (рота) включал 154 человека (из них 77 оленеводов-ездовых), 1015 ездовых оленей, 15 оленегонных лаек, 237 грузовых и 76 легковых нарт. Он делился на три взвода, а те в свою очередь на отделения. В штат армейского оленьего транспорта входили штаб, хозяйственное отделение, медицинский пункт и ветлазарет.

 

Саамские эшелоны

 

Первые транспорты формировались за счет Ловозерского и Саамского районов Мурманской области, где на выпасе до войны находились около 60 тысяч оленей. Всего за годы Великой Отечественной колхозы и совхозы Ловозерского района передали фронту 5900 транспортных оленей, 1600 комплектов упряжи, 1119 нарт. Боец оленно-транспортного отряда К. Чупров вспоминал: «В октябре 1941 года из Варзино, Йоканьги, Лумбовки, Поноя, Сосновки и других сел ехали оленеводы в Каневку, где группировались все призванные в армию. 21 октября поехали двумя группами в сторону Ловозера, куда добрались 5 ноября. Дальше двигаться стало гораздо легче. Буквально за одну ночь добрались по шоссейной дороге до станции Пулозеро, совершив 90-километровый бросок. Здесь каждому оленю спилили рога. До Мурманска оленей везли в вагонах, а там грузили в трюм самоходной баржи. Ночью перевезли на мыс Мишукова».

Сверх задания совхоз обеспечил пастушескую бригаду лыжами,другим производственным и кухонным инвентарем. Выделены даже патефон с богатым набором пластинок, домино, шашки

Саамы в силу своего опыта и знания местных условий составляли ядро этих подразделений. Всего для формирования оленно-транспортных отрядов призвали 77 лучших оленеводов-саамов. Кроме того, призывались ловозерские коми и немногочисленные кольские ненцы. Например, взвод 2-го транспорта возглавил ненец Алексей Летков 1909 года рождения.

 

В заснеженных сопках и горных ущельях Кольского полуострова, который стал зоной боевых действий, на передовых позициях и в близком тылу олени оказались незаменимы. Легкая упряжка одолевает по крепкому насту 50–80 километров за сутки. Олень сам себя кормит в тундре и в лесу. Не боится холода и вьюги. Не нарушает тишины, даже раненый не издает ни звука. Оленья упряжка с легкой нартой устраивала и фронтовых медиков: быстрая, повсюду проходимая. Саам Сорванов вспоминал: «Раненый человек много крови теряет, тепло из него выходит. Стынет человек, погибает. А вот оленья шкура тепло очень хорошо держит. Завернешь раненого в шкуру, положишь на нарты и везешь. Доставишь в госпиталь – человек теплый, живой».

 

Сначала было создано три армейских оленно-транспортных дивизиона, потом еще четыре. Ездовые олени появились в боевых порядках наших войск не только на Мурманском, но и на Кандалакшском и Лоухском направлениях. Когда в марте 1942 года образовалась 19-я армия Карельского фронта, один из отрядов передали ей.

 

Ненецкие эшелоны: начало формирования

 

Подготовка к формированию оленно-транспортных эшелонов началась в Ненецком национальном округе осенью 1941 года. 13 сентября начальник строевого управления Северного флота письменно запросил начштаба Архангельского военного округа (АрхВО) призвать для нужд флота 50 оленеводов-каюров и направить их в Мурманск. 17 сентября бюро Ненецкого окружкома ВКП(б) приняло совершенно секретное решение о подготовительных мероприятиях по формированию оленьих транспортов для Карельского фронта. В начале октября областные власти шифрованной телеграммой конкретизировали задание: «Нужно восемь тысяч ездовых оленей по колхозам и совхозам. Нужно 100–120 человек ездовых, хорошо владеющих русским языком, честных и смелых. Готовность – на 10 октября 1941 года».

11-01.jpg

В конце сентября началась подготовка контингентов ездовых оленей для РККА. Индигский оленесовхоз направил в распоряжение Архангельского военного округа 715 голов отборных быков (ездовых оленей), 77 грузовых и 19 легковых нарт с упряжью. Это была первая партия ненецких оленей для фронта.

 

Начались подготовительные мероприятия по созданию оленьих транспортов. 1 октября главный интендант АрхВО полковник Радуто направил в Ненецкий окрис-полком требование в течение месяца для обеспечения действующей армии изготовить две тысячи комплектов оленьей упряжи. 3 октября первый секретарь Архангельского обкома ВКП(б) Огородников телеграфировал окружным властям: «Готовьте за счет обобществленного стада две тысячи упряжек, для личного пользования впредь до особых указаний не брать». А 5 октября Архангельский обком обратился в ЦК ВКП(б) с докладной запиской, в которой предлагал широко использовать ездовых оленей на фронте.

Окружные власти вели активную подготовительную работу по формированию спецэшелонов: отбирались олени, готовилась упряжь. Колхозы и совхозы округа располагали достаточным количеством ездовых животных. Сложнее обстояло дело с упряжью и санями: не хватало материала, некому было их изготовить. Вопрос решался по-военному быстро – недостающее снаряжение стали собирать у оленеводов.

 

Первый секретарь Ненецкого окружкома ВКП(б) Кузин информировал областное руководство о ходе работы: «К 15 октября подготовлено четыре тысячи оленей, 685 саней, 632 упряжи, подобрано 80 человек ездовых. Подготовка продолжается. В кооперации, в колхозах нет кожи».

Сталинские олешки

 

В этот период ситуация под Москвой была катастрофической, вермахт окружил у Вязьмы войска Западного фронта. В конце ноября бои шли практически у стен столицы.

 

Немудрено, что Государственный Комитет Обороны (ГКО) рассмотрел вопрос о формировании оленье-лыжных частей лишь на заседании 20 ноября. В день, когда танки и пехота противника находились в сорока километрах от стен Кремля, принимались решения об изготовлении опытных бронеплощадок для гвардейских минометов, об организации выпуска зажигательных бомб типа «огневые мешки», об увеличении производства гексогена, о производстве минометов в Ленинграде. Предпоследним, восьмым вопросом повестки было предложение Военсовета АрхВО о создании оленье-лыжных батальонов. Члены ГКО приняли его без возражений. В тот же день вышло секретное постановление № 930-с «О проведении мобилизации оленей, оленьих упряжек и ездовых (каюров) в Коми АССР и Архангельской области» за подписью председателя ГКО и Верховного главнокомандующего И. Сталина. Высший орган власти предписывал Военному совету АрхВО организовать мобилизацию из расчета:

 

Всего планировалось поставить под ружье невиданную доселе армию в 10 000 ездовых оленей, 2000 нарт и 1400 каюров. Вся эта масса должна была организационно влиться в 12 лыжно-оленьих батальонов – ударную силу для разгрома врага в Заполярье в надвигающемся 1942-м.

 

11-02.jpg

22 ноября 1941 года во исполнение решения ГКО Военный совет АрхВО строго секретным постановлением обязал органы власти и военные комиссариаты Коми АССР и Ненецкого национального округа подготовить оленей, нарты и каюров для отправки на фронт. Срок исполнения установили по-военному жестко – к 1 января 1942-го. На всю организацию, сборы и тысячеверстный путь отводилось пять недель. В приказе указывалось: «Каюров направить в исправной собственной одежде и обуви, обеспечить продовольствием и фуражом до пункта назначения».

Несмотря на масштабность и сложность задач, окружные власти быстро определили разнарядки на поставку оленей колхозам и совхозам, назначили ответственных за организацию перехода эшелонов в Архангельск. Подбирали людей с опытом работы в тундре, знавших оленеводство, одновременно обладавших организаторскими способностями, решительных и жестких. 25 ноября 1941 года состоялось решение бюро окружкома ВКП(б) по формированию оленно-транспортных эшелонов: «Мобилизовать из районов округа ездовых (каюров) 600 человек, из них по районам: Канино-Тиманскому – 185, Нижне-Печорскому – 160, Большеземельскому – 40 и городу Нарьян-Мар – 215 человек.

Оленей по Канино-Тиманскому району – 1400 колхозных и 1100 из Индигского оленесовхоза, по Нижне-Печорскому району – 1630 колхозных и 900 совхозных и по Большеземельскому району – 1000 колхозных и 1100 совхозных». Из анализа этого документа явствует, что для исполнения решения ГКО мобилизовали не только оленеводов, а всех пригодных для этого призывников (колхозников, рыбаков, портовиков). Предполагалось, что тундровики быстро обучат остальных бойцов. Этот факт в личной беседе подтвердил один из последних солдат 31-й отдельной бригады Иван Филатов: «Выдали мне малицу, тобоки и поручили упряжку с хамбуем. Учился запрягать и вести оленей у Ивана Соболева».

 

Автору удалось собрать данные по 95 процентам призванных (570 человек) по решению ГКО в ноябре 1941 года. Собственно оленеводов-ненцев среди них насчитывалось всего 106 (18,3%). Фронтовик Алексей Латышев вспоминал: «На войну уходили из Шойны.

 

Мобилизовали пастухов вместе с оленями, грузовыми и ездовыми нартами отправляли на фронт. Из того, первого призыва почти никто из молодых оленеводов назад на Канин не вернулся. Почти все пропали без вести. Пропасть без вести нашим тундровикам в те годы было очень просто, русский язык наши в то время плохо знали. Очень много ненцев утонуло во время переправ через реки, плавать у нас никто не умел». Действительно, ненцы, плохо знавшие русский язык, не понимали команд и в результате оказывались на фронте в трудном положении. Сознавая значимость оленеводов, старший политрук Панов (окружной военный комиссар), «будучи в Пеше, свыше 20 тундровых колхозников фактически в армию не призвал и медосмотра им не делал, а приказал зав. спецчастью т. Кобелеву внести их в списки призванных. По приезду в в/часть свыше 15 человек из них оказались со свидетельствами об освобождении от воинской обязанности, несколько человек сразу были отправлены в госпиталь на излечение». Как сообщал в феврале 1942-го начальник ненецкого эшелона № 3 Иван Талеев, окружной военный комиссар, не особо разбиравшийся в оленеводстве, активно вмешивался во все дела, «несколько раз публично оскорблял, называя перестраховщиком, бездельником и даже негодяем». Некомпетентность командиров

Красной армии, участвовавших в формировании эшелонов, вносила значительную нервозность.

 

Но колхозы и совхозы оперативно выделили поголовье. Например, Индигский оленесовхоз сформировал стадо – 1100 быков (11,5% взрослого поголовья). Руководители с гордостью рапортовали: «По заданию совхозом выделены 1100 отборных транспортных оленей. Полностью выделен транспортный инвентарь. Сверх задания совхоз обеспечил пастушескую бригаду кроме чума лыжами, тынзеями и другим производственным и кухонным инвентарем. Выделены даже патефон с богатым набором пластинок, домино, шашки».

 

В конце ноября – начале декабря 1941 года оленно-транспортные эшелоны один за другим уходили на фронт. Собирали их в спешке, не всегда продумывая вопросы организации и отправки крупных стад. Темп продвижения задавался кавалерийский – 50 километров в сутки, тогда как реально стада могли проходить 15–20. Шедший головным по хорошим пастбищам канинский эшелон Ивана Дитятева сообщал 3 января 1942 года: «Отсутствие кормов, олени разошлись, мох предполагается впереди 50 км. Принимаю меры по сбору и продвижению». Эшелон Талеева – 1059 ездовых оленей, принятых из шести колхозов, – дошел, потеряв 107 голов, из них пропало – 50 и забито на мясо «присталых» – 57. Командир эшелона указывал основные причины потерь: во-первых, не имелось конкретного маршрута движения и не хватало пастбищ, во-вторых, часть оленей, прибывших из малоземельских колхозов, оказалась ослабленными, поэтому их пришлось выбраковать.

Вперед, на Запад!

 

В ноябре-декабре 1941-го Ненецкий национальный округ отправил на фронт более семи тысяч ездовых оленей. Стоит отметить, что ездовыми являются лишь самцы-кастраты, достигшие трех-четырех лет. С учетом всего поголовья в тот год мобилизовали практически три четверти ездовых оленей округа. Некоторые хозяйства отдали на фронт почти всех обученных животных. Колхозница Н. Ардеева вспоминала: «Из колхоза «Северный полюс» взяли 400 быков. Многие уходили в армию, забирая своих личных оленей. А потом большинство пастухов ездило на важенках и ланчаках». Действительно, многие оленеводы брали на фронт личные упряжки. Дочь погибшего ездового Романа Выучейского В. Гордеева до сих пор помнит его четверку прекрасных быков белее снега. Еще в памяти осталось обещание отца свернуть Гитлеру шею и вскоре вернуться с победой. Е. Канюкова рассказывала: «У моего отца была прекрасная упряжка и очень красивый бык-вожак, он его сам всему научил, выпестовал и вырастил, можно сказать. И на войну ушли все вместе: ненцы и их олени». Бригадир колхоза «Путь Ильича» Степан Хатанзейский вспоминал: «Помню, во время войны совсем пастухов в тундре было мало. Главный оленевод была женщина. Она и детей нянчила, и обед готовила, и чум на ее плечах держался, и стадо пасла».

 

Поражают стремительность и четкость решений того сложного времени. В кратчайшие сроки на огромной территории округа было сформировано пять эшелонов, подготовлены команды призывников, собраны упряжь, нарты, чумы. И вся эта масса людей, сопровождая тысячные стада, ни дня не мешкая, отправилась на фронт. Совершенно верным оказалось решение сформировать из ненецких и саамских оленеводов транспортные подразделения для нужд Карельского фронта. Тогда это было наиболее эффективное средство снабжения войск самого протяженного фронта.

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Loading...
Sign in to follow this  

×
×
  • Create New...