Jump to content
Форум - Замок

Малоизвестные и малопопулярные факты истории...


Алесь
 Share

Recommended Posts

Как англичане предали Англию. История забытого позора

Вторая мировая война хранит не только много тайн, но и имеет немало малоизвестных страниц

 

Вроде никто не скрывает, но почти никто и не знает. Материал, который вы прочтете ниже, как раз именно из этой категории.

 

brit_1.jpg

 

Ничего не находите на этой фотографии странного ?! Английский констебль и солдаты вермахта, не так-ли ?! ) И это не постановочное фото, и не съёмки фильма. Как же так ?! Ведь Великобритания не была оккупирована немцами во время Второй мировой войны, скажите вы. Не совсем так. Были оккупированы Нормандские острова у берегов Франции, они принадлежали Великобритании. Думаете на островах было Сопротивление и партизанская война ?!

 

Тогда познакомьтесь с материалом, который прочёл у Георгия Зотова . Ниже его пост:

 

В 1940 году Черчилль сказал пламенную речь о возможном вторжении нацистской Германии в Великобританию: «Мы будем оборонять наш остров, чего бы это ни стоило, мы будем сражаться на побережье, мы будем сражаться в пунктах высадки, мы будем сражаться на полях и на улицах, мы будем сражаться на холмах, мы не сдадимся никогда». Звучало всё это очень красиво, но вот что именно случилось в реальности, когда немцы оккупировали в 1940-1945 гг. британскую территорию в Европе - Нормандские острова у побережья Франции…

 

brit_2.jpg

 

За время оккупации не прозвучал ни один выстрел - на 66 тысяч англичан на островах не нашлось ни одного партизана. Ни один немецкий солдат не был убит или даже ранен. Общее мнение выразил некто доктор Джон Льюис - «любой саботаж будет не только опасен, но и совершенно контрпродуктивен».

 

Никто не вышел сражаться на поля и улицы. Работали суды, но по законам Третьего рейха, британская полиция продолжала нести службу на улицах - только платили им уже в рейхсмарках. Работали кино и театры. Англичане не стонали от угнетения. Добровольческие отряды охраняли аэродромы, откуда взлетали самолёты бомбить Лондон. Все были уверены, что Лондон падёт.

 

brit_6.jpg

 

«Сопротивление? Какое сопротивление?» - с удивлением спрашивали островитяне британскую писательницу Мадлен Бантинг, в девяностые написавшую книгу об оккупации, и опросившую для этого многих очевидцев. 570 человек были отправлены в концлагеря в Европу - среди них было трое евреев, три коммуниста, остальные - «за уголовные преступления» («карманники», нарушение комендантского часа, кража еды со складов), 22 не вернулись назад.

 

Нет, о чем я, сопротивление случалось. Некий человек отказался жить в одном доме с женой, которая шила одежду для немецких солдат. Ещё один раз немецкий ефрейтор, стоящий на постое у горожанина, сфотографировал его дочь без разрешения. Тот храбро пожаловался в комендатуру, и военного перевели в другой дом. Кстати, постой солдат щедро оплачивался.

 

brit_5.jpg

 

Доносительство было распространено, информаторы получали за донос 20-50 рейхсмарок. Так, один островитянин донес на трех друзей, что они слушают британское радио, и тех отправили в заключение.

 

«Две добрых подруги» предали старую женщину, спрятавшую сбежавшего пленного из немецкого лагеря. После освобождения предатели не были осуждены, ибо ну знаете, случается такое: чего уж тут страшного, люди немного хотели подзаработать, всё оккупанты проклятые виноваты. Ни один инцидент коллаборационизма не был расследован.

 

Случай реальной храбрости был один. Мэри Озанн, проповедник «Армии спасения», протестовала против жестокости по отношению к советским военнопленным на островах. Её предупредили, что добром не закончится. Она сказала, что ей плевать, и она всё равно протестовала. Женщину посадили в тюрьму, где она и умерла в апреле 1943 года.

 

Другие же случаи сопротивления - хоть стой, хоть падай. Например, описывается инцидент, где с лестницы спускался пьяный немецкий солдат, а полицейские-англичане видели это, и не помогли ему. Тот свалился и потерял сознание - тогда они вызвали ему «скорую». Вот какие храбрые люди были, не то, что сейчас.

 

На островах было 4 концлагеря для военнопленных (в основном из СССР), которые строили военные укрепления. 700 человек погибло и похоронены на острове. Как явствует из случая со старой леди, иногда их прятали и кормили, но в целом подобные проявления доброты были единичны. Островитяне не хотели ссориться с немцами, и не хотели ввязываться в проблемы. «Но относились к пленным с сочувствием», как пишет историк. Пленным от этого, конечно же, становилось намного лучше.

 

brit_3.jpg

 

9 мая 1945 года немецкие войска на островах капитулировали - причем, на одном острове они и вовсе сдались только 16 мая, так как за ними никто не приезжал. Островитяне радостно приветствовали британцев, чиновники оперативно сняли портреты Гитлера, флаги со свастикой, и повесили портреты короля. И даже в центре теперь есть площадь

 

Освобождения от ига проклятой оккупации. Та же полиция, что служила при немцах, с честью несла службу и далее в честь короля.

 

brit_4.jpg

 

Красивые слова Черчилля остались в памяти, и британцы их часто цитируют в знак храбрости и несгибаемости своей нации. Это чудесно, поскольку часто правды лучше не знать».

Link to comment
Share on other sites

  • 2 months later...

Обратная сторона «Дюнкерка»: чего не покажут в кинотеатрах

Обратная сторона «Дюнкерка»: чего не покажут в кинотеатрах | Русская весна

Журналист-международник и писатель Георгий Зотов на страницах личного блога вспоминает бомбардировки Гамбурга в рамках операции союзнических войск «Гоморра».

74 года назад, 28—29 июля 1943 года, состоялся самый разрушительный налёт англо-американской авиации на Гамбург в рамках операции «Гоморра». Многие знают, собственно, Дрезден как символ безжалостных союзных бомбардировок в конце войны, однако Гамбург даст ему фору ещё как.

Только за один-единственный день там погибло 42 600 гражданских лиц, 37 000 было ранено. Для сравнения — во время атомной бомбардировки Нагасаки были убиты около 39 тысяч человек.

В результате взрывов англо-американских бомб образовался огненный смерч, выгорело более 20 километров площади Гамбурга, раскалённый воздух создал сильную тягу, буквально засасывая людей в огонь. Горел асфальт, а люди в бомбоубежищах умирали из-за выгорания кислорода или сгорали заживо.

Всё бумажное, тканевое и деревянное сгорало мгновенно. Всё алюминиевое и свинцовое становилось жидким, стальное — становилось пластичным и деформировалось, не выдерживая конструкционных нагрузок. Кирпичи медленно горели и плавились, трансформировались под своим весом, как мягкая глина, и взрывались в пыль. Здания рушились.

В налёте принимали участие 787 самолётов. Сначала они сбрасывали фугасы, чтобы пробивать крыши, а потом зажигательные бомбы. Результат оказался эффектным.

Правда, число погибших среди вермахта и СС оказалось минимальным, но кого смущают подобные тонкости? Командующий британскими ВВС Артур Харрис в ответ на обвинение, что он убивает не солдат, а обычных людей, сообщил — «уничтожение немецких рабочих, членов их семей и их жилья столь же эффективно, как и уничтожение промышленных предприятий, где были заняты эти рабочие». Милый человек. Стихи и прозу любил, наверное.

Советский Союз таких бомбардировок городов рейха с массовым убийством гражданского населения не устраивал: извините, нравится сие кому-то или нет. Например, те же сильные бомбардировки Хельсинки в 1944 унесли жизни 146 человек — Харрис бы долго смеялся. Но ясное дело, Сталин против таких бомбардировок союзников не возражал. Ему чего — больше немцев сгорит, меньше потом разбираться.

Фильм про это в Голливуде не снимут никогда, зато все будут смотреть «Дюнкерк» и поражаться дивному мужеству британской армии во время «события, которое изменило мир».

Но это так, к слову.

Zотов

Обратная сторона «Дюнкерка»: чего не покажут в кинотеатрах | Русская весна
 
Link to comment
Share on other sites

Венгерские оккупационные войска в Советском Союзе

Венгерские СМИ, близкие к правящей сегодня партии, проводят активное переосмысление исторических событий Второй мировой войны

Нетрудно даже угадать главные тематические направления: ревизионизм, представление Венгрии как жертвы агрессоров, и даже больше – акцентирование на преступлениях Красной Армии.

Несколько неожиданно к последней годовщине событий на Дону, ознаменовавших крах 2-й венгерской армии, прибавилась многоголосица, что венгерские солдаты не только героически сражались, но и защищали национальные интересы на территории СССР.

Особую пикантность такому подходу придавал тот факт, что венгерский глава правительства В. Орбан на пике кампании (сам читал заголовки типа «Венгерские солдаты на Дону сражались за Родину») посетил Москву – договариваться об активизации экономических отношений.

Тем не менее «активное переосмысление» не осталось незамеченным, что и подтверждает данный материал. Прошу обратить внимание на статус представлявших Россию на описанной ниже встрече историков, как и на слова ведущего: больше нет целесообразности прятать в архивах свидетельства преступлений оккупантов. Отдельное спасибо венгерским историкам, выступавшим против тенденций в освещении событий прошлого.

На основании архивных документов

5 марта 2013 г. в клубе Кошута прошла презентация серии документальных книг «Венгерские оккупационные войска в Советском Союзе. Архивные документы 1941 – 1947 гг.» (редакторы: Тамаш Краус – Ева Мария Варга, издательство Bp. L’Harmattan). Сборник представили: историк Петер Шипош; историк Василий Степанович Христофоров, начальник Управления регистрации и архивных фондов (УРАФ) ФСБ России, руководитель Центра публикаций источников по истории ХХ века; эстет Акош Силади; историк Андрей Николаевич Артизов, архивист, глава Федерального архивного агентства; историк Габор Дьони.

Ниже мы публикуем стенограмму выступления Петера Шипоша.

В наши дни прослеживается конъюнктура на экскурс в историю венгерского участия во Второй мировой войне, в особенности связанную с трагедией 2-й армии в излучине Дона. Один за другим появляются монографии, исследования, дневники, мемуары, фотоальбомы и иные произведения в подобном жанре. Самой главной чертой для них является оправдание военной политики режима Хорти и её апологетика, vulgo – обеление.

Для раскрытия области источников, служащих инструментарием для аргументации, не нужно вести длительной исследовательской работы. Достаточно внимательно изучить выступления венгерских политических и военных руководителей в критическом 1941 году, особенно в весенние и летние месяцы. Общей характерной чертой этих документов является то, что авторы единогласно декларируют венгерское участие в войне против Советского Союза в качестве, так сказать, национальных интересов Венгрии. 

Генерал от инфантерии Генрих Верт, начальник штаба венгерской армии, написал в своих мемуарах, что участие требуется «ради территориальной целостности государства, а также безопасности государственного и общественного устройства, к этому обязывает наше христианское, покоящееся на национальной основе мировоззрение, потому что в плане политического союза мы окончательно определились со странами Оси, и наше дальнейшее территориальное расширение зависит от этого».

Глава правительства Ласло Бардоши, пусть и не чужды были ему взгляды Генриха Верта, из тактических соображений был против добровольного предложения участия. Его мнение разделял и Миклош Хорти. Глава государства и премьер-министр считали, что надо подождать немецкого сигнала для вступления в войну, ибо в таком случае можно просить встречных уступок. Но немцы как раз не желали делать предложения, ибо единственной территорией, которую они могли обещать в качестве награды, была местность Банат, на которую претендовала и Румыния.

Патовую ситуацию между Берлином и Будапештом разрешила бомбёжка Кашши. (Кошице, ныне город в Словакии - переводчик). Город на севере Венгрии, как известно, 26 июня 1941 г. бомбили самолёты без опознавательных знаков, принадлежность группы атакующих самолётов определить было невозможно, тайна осталась нераскрытой по сей день.

Бардоши посчитал, что государственная принадлежность бомбивших Кашшу самолётов не столь важна. Он считал главным то, что венгерский штаб согласовал с немцами версию, согласно которой атаковавшие город самолёты являются советскими, и это доказывает, что именно немцы желают вступления Венгрии в войну.

Итак, вот он долгожданный знак, дальнейшим колебаниям больше не место. За вступление в войну определённо нельзя привести тот аргумент, что Советский Союз проводил бы агрессивную политику против Венгрии. Более того, из Москвы в 1940-41-ом недвусмысленными жестами давали понять о намерениях иметь добрососедские отношения.

Бесспорно и то, что участие в войне не имело отношения к каким-либо венгерским национальным интересам. Едва ли найдётся более достоверный свидетель, чем один из самых значимых политиков эпохи Иштван Бетлен. В своих мемуарах, написанных в июне 1944-го, горькими словами осуждал он внешнюю политику Венгрии 1940-41 годов. Он считал, что венгерская политика «серию роковых промахов начала с присоединения к «Тройственному пакту», когда без всякой серьёзной необходимости и встречных выгод мы присоединились к такому союзу, который был создан для разрешения вопросов между мировыми державами. И этим сделала первый шаг в направлении катастрофы…».

Говоря о вступлении в войну против Советского Союза, Бетлен отверг пропаганду, «которая занималась тем, что рисованием на стене призрака большевизма втягивала нас в войну. Большевизм, безусловно, является опасностью для всей Европы, но не призвание маленькой Венгрии жертвовать цветом нации, чтобы отвести от Европы эту угрозу».

Бетлен видел национальную цель в том, чтобы «снова сшить разрезанную на куски страну. К сожалению, в июне 1941-го мы отклонились от этой аксиомы национальной политики, и вновь горько будем искупать допущенные ошибки».

Венгерская историография, занимающаяся исследованием войны против Советского Союза, в первую очередь направляет своё внимание на бои венгерской армии на советско-немецком фронте, и едва интересуется деятельностью венгерских оккупационных войск. С осени 1941-го, в составе Западной и Восточной Оккупационной Группы, 90 тысяч венгерских солдат решали оккупационные задачи на площади около 500 тысяч квадратных километров на территориях России и Белоруссии. Оккупация означала так называемое «военное применение» в тылу, практически охоту на партизан.

О поведении венгерских частей можно узнать от такого свидетеля, как Йозефа Геббельса, доверенного лица Гитлера. Министр пропаганды империи 18-го мая 1942-го о проходящих в местности брянских лесов боях написал следующее: «Южнее этого региона воюют венгерские формирования. Им нужно занимать и пацифицировать одно село за другим. Когда венгры заявляют, что они пацифицировали одно село, это обычно означает, что там не осталось ни одного жителя».

Было бы серьёзной ошибкой утверждать, что речь идёт об отдельных случаях, и с венгерской стороны не случались массовые расправы над мирным населением. Венгерские охотники за партизанами регулярно сотрудничали с немецкими отрядами.

Об этом свидетельствовал сержант отряда жандармерии:

«В 1941-м я вступил в батальон 32/II., и с этим подразделением в октябре 1941-го вошёл на советские территории военных действий… Мы сменили немецкий батальон, и немецкое командование возложило на наше подразделение задачу по борьбе с партизанскими отрядами… В декабре 1941-го немецкое командование переслало батальону для допроса около 80-ти советских граждан, после чего их следовало уничтожить. Допрос советских граждан проходил в здании тюрьмы… так как советские граждане не давали показаний, их подвергли ужасным пыткам. Это я знаю оттуда, что из здания тюрьмы доносились крики и стоны. Вместе с расстрельной командой мы окружили советских граждан и повели их на место казни.

Когда мы достигли находящихся возле железнодорожных путей воронок от попадания бомб, капитан дал приказ советским гражданам раздеться. Некоторые не слушались приказа, этих людей раздели члены расстрельной команды, при этом жестоко избивая. Советских граждан члены расстрельной команды сталкивали в воронки…».

В 1942-1945 годах в Советском Союзе работала Чрезвычайная Государственная Комиссия «по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников и причинённого ими ущерба гражданам, колхозам, общественным организациям, государственным предприятиям и учреждениям СССР».

ЧГК на основании показаний 250 тысяч свидетелей только по убийствам составила 54 тысячи протоколов, а по ущербу – около 4 миллионов. В достоверность документов неверующие Фомы вынуждены поверить уже только потому, что фальсификация такого огромного количества материала или любая другая манипуляция с ним просто по техническим причинам невозможна и невообразима.

Документы содержат достоверные описания убийств членов семей, родственников, друзей и коллег, солдат и военнопленных, свидетельства очевидцев о жестокостях. Каждый протокол является в то же время и обвинением.

Свидетельства, выступления, письма выживших советских и венгерских граждан, картотеки военнопленных и другие документы раскрывают страшные подробности той деятельности, в процессе которой венгерские солдаты в отсутствие мобилизовавшихся в армию мужчин с почти невообразимой жестокостью физически истребляли в основном массы советского гражданского населения, стариков, женщин, детей, а также военнопленных.

Не случайно, что местное население десятилетия спустя по сей день хранит память о действиях венгров, и по случаю напоминает о них приезжим венгерским исследователям и туристам…

Дозвольте pars pro toto процитировать два документа. «Согласно итоговому отчёту Чрезвычайной Государственной Комиссии от 28 марта 1945 года, лишь в 12 районах Черниговской области венгерские солдаты убили 38611 мирных советских граждан. Центром массовых убийств был город Щорс, где в тюрьмах, парках, лесах – перед большими ямами для братских могил, вырытыми приведёнными на казнь лицами – после самых ужасных пыток было казнено много тысяч людей. Во многих местах частым способом казни было сожжение. Жертвы большей частью были стариками, женщинами и детьми, но убивали и грудных младенцев вместе с матерями. И Щорс был лишь одним из мест для казни».

Гонвед Ференц Болдижар (рота 46/1.2., полевая почта 115/20) в своём дневнике описал как раз одно из таких «геройств», которым к тому же и гордился: «Когда мы зашли в село, первые три дома поджёг я сам. Мужчин, женщин, детей мы убили, село сожгли. Пошли дальше… Наши великолепные гусары подожгли село, третья рота поджигала ракетами. Оттуда дальше мы пошли в разведку. За время, которое мы провели в разведке, гусары сожгли шесть сёл…».

Раскрытые документы делают ad acta такие допущения, такую релятивизацию, такие формулировки, как оправдания типа «с одной стороны – с другой стороны», что «в войне неизбежны эксцессы, злодеяния», что «можно говорить лишь об ограниченном количестве недисциплинированных солдат», «такие происшествия являются неизбежностью войны», и т. д.

На основании архивных источников мы можем определить, что венгерские части на захваченных советских территориях между 1941-м и 1945-м проводили геноцид. На страницах представленного сборника документы раскрывают нам «венгерскую главу» нацистского геноцида. Эти преступления как преступления против человечества не забудутся никогда.

Совершённый венгерской королевской армией на советской территории геноцид до сих пор не являлся объектом научных исследований и составленных на их основании выводов. В этом отношении образовался вакуум, который не может быть оправдан отсутствием источников даже перед раскрытием советских архивных данных.

Для венгерских исследователей в распоряжении имелась бы как раз документация, находящаяся в Архиве Истории Служб Государственной Безопасности и Военно-историческом Архиве. Всплеск интереса к теме как в Венгрии, так и в Советском Союзе парализовывали политико-идеологические кандалы и делали его невозможным.

Партийные и государственные органы идею коснуться фактов массовых убийств и грабежей на советских территориях находили слишком деликатной и разжигающей страсти, неизбежно породивших бы намерения расследовать советские преступления на венгерской территории. Поэтому на всю эту область тематики было наложено табу, дабы преступления прошлого не привели к созданию напряжённости в отношениях между Советским Союзом и новоиспечёнными восточно-европейскими союзниками.

Доступ к советским архивам открывает возможности и перспективы исторических сведений о страшных и коварных преступлениях, о чём раньше можно было лишь надеяться. Тем более, что и связанные с актуальной политикой мелочные резоны о целесообразности расследования исторических событий сданы в утиль.

Этот сборник в своём роде новаторский. Его создатели проделали огромную работу над морем документов путём их исследования, отбора, упорядочения, перевода и создания необходимого для интерпретации научного аппарата. Бесспорно, база фактов данного сборника не вызовет безраздельной радости и одобрения в определенных кругах общественного мнения, публицистики, исторической науки. Но всё же откроет занавес молчания, за которым всегда таится мрак.

Оригинал, перевод сделал civilizaciokapcsolat

Link to comment
Share on other sites

  • 5 months later...

Сергей Черняховский. Польша и фашизм

Да, нынешняя Польша права, осуждая украинский нацизм и его преступления. Но при этом она хочет забыть либо оправдать польский нацизм и его преступления

Польская власть запретила пропаганду бандеровской идеологии и чествование украинских нацистов. И оправдание Волынской резни

Что правильно и естественно. Только одновременно запретила и упоминание о вине и ответственности польских нацистов и польского режима 20-30—х годов. И по прежнему заявляет, что нынешняя украинская власть – ее друг и союзник в борьбе против общего врага – России.

И запретила упоминание словосочетания «польские лагеря смерти».

1_1.jpg

Юзеф Пилсудский – первый диктатор Европы. Фото с сайта wpolityce.pl

Никто не задумывается, что Освенцим – это польское название. И лагерь, который немцы называли Аушвиц, был построен не ими, а поляками: поляки строили будущие лагеря смерти, чтобы отравлять туда коммунистов, социалистов и демократов.

Да, Волынская резня была преступлением украинского нацизма, который сегодня поддерживают и оправдывают страны Западной коалиции.

И Польша права, называя его геноцидом. Но только никто не вспоминает, что преступления Волынской резни – возникла не на пустом месте – а были ответом на польскую политику «пацификации» на территории Западной Украины, политику, которая сама была как минимум близка к геноциду – украинские земли заселяли польскими «осадниками», жгли дома украинцев, выдавливали и переселяли украинское население с их земель.

Зачистке подвергались сотни сел Западной Украины.

Концлагерь в Берёзе-Картузской был создан поляками задолго до того, как немцы начали строить свои лагеря. Да и Освенцим – название польское. И начал он строиться еще до войны Польши с Германией. Но - в тех же целях и по разработкам немецких союзников.

Ничто из этого не оправдывает ни преступления бандеровцев, ни преступления нынешнего украинского режима. Но делать из той Польши безвинную жертву украинского (да и германского) нацизма – это все равно, что называть солдат рейха, погибших в Сталинграде, «безвинными жертвами войны».

Диктатура Пилсудского второй половины 20-х, первой половины 30-х годов многим походила на диктатуру Гитлера. Разница, пожалуй, была в том, что если формально Гитлер пришел к власти в рамках «демократической процедуры» , то Пилсудский захватил власть в результате военного переворота: собрал верные части и двинулся на Варшаву.

Польский режим «санаций» Пилсудского - это запреты политических партий, антикоммунизм, пропаганда «кризиса демократии», политические процессы над оппозицией, концентрационные лагеря, избиения демонстрантов, ограничения свободы печати и собраний, антисемитизм, милитаризация общества, интернирования без судебных решений. внесудебные расправы.

В Польше существовал, в общем-то, такой же фашистский режим. Как и в Германии – с поправкой на традиционную польскую безалаберность.В Германии только права рабочих получше защищены были. И это была схватка между двумя фашистскими государствами. При этом Польша, по сути дела, с 1920 года вела постоянную приграничную войну с нами, чего Германия не делала.

Современные польские националисты при этом стараются подчеркивать разницу своих предшественников той эпохи с нацистами украинскими и видят ее в том, что если последние сотрудничали с гитлеровцами, то они, поляки, против него боролись – и кивают на Армию Крайову.

Да, она была. Да, она героизировалась – даже во многом в Народной Польше – но именно поэтому о ней никогда не говорили всей правды.

То, что называли Армией Крайовой, было остатком польского фашистского режима, подчинявшимся «правительству в изгнании», то есть преемникам диктатуры Пилсудского. Это военное образование было очень разнородным подразделением, но значительная ее часть, ее костяк  были польские нацисты, были тем же самым, чем являлись отряды бандеровцев на Украине.

Разницы никакой нет. Украинские и польские нацисты резали друг друга,  но еще больше уничтожали мирное население: украинские – польское, польские – украинское. И та часть Армии Крайовой, которая собрала нормальных людей, которые реально хотели сопротивляться немцам, она потом вошла в Войско Польское, после освобождения - расходилась по домам, объединялась с нами, а вот тот нацистский костяк, наследники Пилсудского, они вели против освободителей борьбу.

Те историки, которые занимаются изучением боевых отрядов в Польше, признают, что последние «немножко воевали против гитлеровцев и, в основном, против нас».

Армии Крайова не столько воевали против оккупационной нацистской власти, сколько «готовилась к восстанию», когда рухнет Третий Рейх. То есть они не воевали с Гитлером – они ждали, когда Гитлера разобьют другие, а они – «восстанут», присваивая себе чужую победу.

Антисемитская, националистическая в массе своей, ждавшая освобождения своей страны - ценой чужих жизней. Для нее всегда существовала концепция «двух врагов», и она выжидала, когда обескровленные войной Германия и СССР, по мнению ее идеологов, должны будут утратить возможность к дальнейшим военным действиям, что позволило бы польским нацистам АК при поддержке Великобритании и США поднять «победоносное общенациональное восстание».

Формально максимальная численность Армии Крайовой насчитывала до 400 тысяч человек, только ее руководство постоянно отказывалось от ведения партизанской войны, в 1942 году полностью, в 1943 – старалось ее минимизировать  и не вступать в боевые столкновения с немцами. Стратегический план «Буря» предполагал, что отряды Армии Крайовой перейдут к прямым боевым действиям против немецких войск, только когда те будут разбиты Красной Армией и будут отступать под ее давлением, а представители Армии Крайовой начнут входить в контакт с Красной Армией  с тем, чтобы объявить себя законной властью на освобожденной ей территории.

Из 400 тысяч Армия Крайова в своих 60-ти партизанских отрядах имела порядка одной десятой, а основная часть никогда не вела активных действий и состояла из «ополченцев», которые должны были ждать «часа Х». При этом  категорически не допускали в свои ряды евреев и, по многим данным, уничтожали еврейские партизанские отряды, выдавая захваченных в плен евреев немцам.

По данным специалистов, Армия Крайова уничтожила немецких оккупантов заметно меньше, чем убила советских солдат,  и меньше, чем уничтожила нацистов в несколько раз уступавшая ей в официальной численности просоветская Армия Людова. Просто Армия Людова – сражалась, а Армия Крайова – готовилась взять власть, когда врага разобьют другие.

Начиная примерно с 1922 года, Польша постепенно отдалялась от Франции, с которой имела союзный договор, и переориентировалась на Германию, что стало особенно явным после прихода к власти Гитлера. Германия стала привлекательна для Польши тогда, когда там установился фашистский режим – по сути, довольно родственный польскому режиму второй половины 20-х гг.

Разделившие власть после смерти Пилсудского в 1935 году Замковая группа и Правая санация практически взяли курс на все большее сотрудничество с Германией, нацистские советники и инструктора помогали строить польские концлагеря, иногда становившиеся точными копиями нацистских.

Во второй половине 30-х гг. Польша выступила как союзница Германии в Европе, поддержав ее позицию в ситуации Мюнхенского соглашения и совместно с Германией разделив Чехословакию. А затем, как известно, аннексировав часть Литвы, которая была спасена от польского завоевания лишь в результате защиты со стороны СССР.

Да, нынешняя Польша права, осуждая украинский нацизм и его преступления. Но при этом она хочет забыть либо оправдать польский нацизм и его преступления. Официально признавая себя преемницей довоенной Польши 30-х годов. То есть официальным преемником польского фашизма той эпохи.

Поэтому, когда журналисты удивляются проходящим в Польше молодежным вечеринкам, проходящим под нацистской символикой – они удивляются напрасно. В этом - в нацизме и союзе с гитлеризмом – была суть той довоенной Польши, наследником которой считает себя нынешнее польское государство. А их ссора 1939 года, дорого обошедшаяся польскому народу, была лишь эпизодом, кровавой схваткой двух преступных хищников, передравшихся между собой в ссоре над планами по разделу будущей добычи. Ровно как и боевые столкновения между нацистами бендеровского толка  и нацистами из Армии Крайовой.

И еще один значимый момент: если 400 тысяч поляков, «копивших силы», пока антифашисты разных стран сражались с наицстами, и числят себя формально борцами с Гитлером, то почти полмиллиона поляков  ему просто служили в тех или иных организациях оккупационной власти – от прямой службы в вермахте  до службы в т.н. «синей полиции».

Link to comment
Share on other sites

Розенберг. Идеолог Третьего рейха

16:48 1.02.2018 , Илья Полонский

Имя этого человека никогда не появится в почетном списке выпускников «бауманки», хотя оно и известно всему миру

На заре своей жизни он получил в Российской империи качественное образование, а в зрелости принес своей родине колоссальное зло. Он не только направил против страны, где родился, армии захватчиков, но и вынашивал планы по ее полному уничтожению и расчленению.

rosenberg.jpg
Фото с сайта wikimedia.org

Альфред Розенберг был главным идеологом нацистской партии и автором плана по освоению «восточных территорий», сыграв важнейшую роль в развязывании агрессивной войны против Советского Союза.

Вряд ли ревельский башмачник Вольдемар Вильгельм Розенберг, прибалтийский немец по происхождению, и его жена Эльфрида Каролина Зире, происходившая из семьи переселившихся в Эстляндию французских протестантов-гугенотов, могли предположить, что их сын Альфред, появившийся на свет 12 января 1893 года, сыграет впоследствии очень значительную роль в мировой истории.

Сегодня Ревель носит название Таллина и является столицей Эстонии, а тогда, в 1893 году, он входил в состав Российской империи в качестве столицы Эстляндской губернии. Большую часть городского населения Эстляндии составляли остзейские или прибалтийские немцы.

Из остзейских немцев вышло множество российских государственных деятелей, полководцев и флотоводцев, ученых, инженеров, врачей, деятелей культуры. Но были среди них и такие как Альфред Розенберг – ненавидевшие Россию и никогда себя с ней не идентифицировавшие.

Юный Альфред получил образование в Ревельском Петровском реальном училище, а осенью 1910 года, в 17 лет, поступил на архитектурный факультет Рижского политехнического института (ныне – Рижский технический университет). Неплохо жили башмачник Вольдемар и его Эльфрида, раз смогли обеспечить в будущем сыну неплохое образование.

Когда началась Первая мировая война, Альфреду был 21 год. Но ни в российскую армию, ни на фронт он не попал: перевелся в Москву, на архитектурный факультет Московского высшего технического училища, который и окончил в 1918 году в возрасте 25 лет. В том же 1918 году Альфред вернулся в родной Ревель.

К этому времени Эстония была уже в руках германских войск. РСФСР по условиям Брестского мира отказалась от притязаний на прибалтийские земли, а Германия, в свою очередь, отказалась признавать независимость Эстонской республики и установила здесь оккупационный режим.

В молодом Розенберге, еще вчера учившемся в российском вузе, взыграли национальные чувства. Он подал заявление о вступлении в немецкий экспедиционный корпус, но его на военную службу не приняли. Вердикт командования был однозначным и оскорбительным для остзейского немца Розенберга – «Русский!».

Молодому человеку ничего не оставалось, как устроиться скромным учителем в ревельскую мужскую гимназию (ныне это Гимназия Густава Адольфа в Таллине). Однако, такая работа казалась амбициозному молодому человеку, да еще в столь бурное время, скучной и бесперспективной. К тому же Розенберг с крайней ненавистью относился к Октябрьской революции, к марксистским и коммунистическим идеям. Именно антибольшевизм подтолкнул молодого инженера – архитектора и школьного учителя к более радикальным националистическим взглядам.

В конце 1918 года Альфред Розенберг перебрался в Германию, а точнее – в Мюнхен. В баварской столице к этому времени действовало «Общество Туле» — не то оккультная, не то политическая организация, объединявшая немецких националистов особого толка – т.н. «фёлькише» (от Völkische Bewegung – Народное движение).

Члены «Общества Туле» искали истоки происхождения арийской расы и стремились обосновать ее превосходство над другими расами. Это был маленький кружок мюнхенских интеллигентов, которые, возможно, и представить себе не могли, к каким последствиям для человечества приведут уже через два десятилетия их теоретические и философские изыскания.

Альфред Розенберг познакомился с 50-летним Дитрихом Эккартом – талантливым драматургом и журналистом, сыгравшим на ранних этапах становления германского нацизма очень важную роль. Именно Эккарт ввел Розенберга в «Общество Туле», а вскоре молодой прибалтийский немец познакомился с ветераном Первой мировой войны Адольфом Гитлером.

Ко времени знакомства Розенберг, человек образованный и эрудированный, близко воспринявший расистские и антисемитские идеи, уже занимался публицистической деятельностью. Он оказал очень большое идеологическое влияние на Адольфа Гитлера, способствовав укреплению антисемитских взглядов последнего (прежде Гитлер был весьма равнодушен к «еврейскому вопросу» и даже старался избегать оскорбительных высказываний в адрес евреев).

В отличие от большинства основателей «Общества Туле» — интеллектуалов и мечтателей, далеких от «народной политики», Альфред Розенберг отличался своей способностью объяснять расовые идеи в популярной и доступной широким массам форме. Он рассматривал все происходящие в мире события с точки зрения расовой теории. Досталось, разумеется, и Октябрьской революции, которую Розенберг ненавидел.

В 1920 году Розенберг вступил в Национал-социалистскую немецкую рабочую партию и получил партийный билет № 625. Он быстро выдвинулся в число важнейших фигур партии, фактически став ее главным идеологом. В 1921 году Розенберг занял пост главного редактора партийной газеты «Völkischer Beobachter», а в апреле 1933 года возглавил Внешнеполитическое управление НСДАП.

Перу Розенберга принадлежит целый ряд книг, излагающих основы нацистской расовой теории. Важнейшим трудом Розенберга считается книга «Миф ХХ века».

Уже после прихода Гитлера к власти, Альфред Розенберг в 1934 году был назначен Уполномоченным фюрера по контролю за общим духовным и мировоззренческим воспитанием НСДАП, по вопросам Германского рабочего фронта и всех связанных с ним организаций. Одновременно с 1940 года Розенберг возглавлял и Центральный исследовательский институт по вопросам национал-социалистической идеологии и воспитания.

Еще одним проектом, который возглавил Розенберг, стал авторский «Штаб рейхсляйтера Розенберга». Именно эта структура занялась в годы Второй мировой войны расхищением культурных ценностей с территорий оккупированных стран и вывозом их в Германию.

С весны 1941 года Альфред Розенберг становится одной из ключевых фигур в разработке планов гитлеровской Германии по нападению на Советский Союз. Конечно, не будучи военачальником или «силовиком», Альфред Розенберг отвечал исключительно за идеологическое и политическое обеспечение готовящегося «блицкрига».

2 апреля 1941 года Гитлер поручил Розенбергу разработать основы оккупационной политики Германии на востоке. Спустя чуть более двух недель, 20 апреля 1941 года Гитлер назначил Розенберга уполномоченным для централизованного решения вопросов восточноевропейского пространства.

Очевидно, фюрер считал, что беззаветно преданный идеям национал-социализма уроженец Прибалтики Розенберг – идеальная фигура для руководства оккупационной администрацией на востоке после того, как Советский Союз будет разгромлен.

При этом, к Розенбергу в нацистской военной и политической элите было весьма двоякое отношение. С одной стороны, и фюрер, и его окружение признавали идеологические заслуги Розенберга для формирования нацистской идеологии, с другой стороны относились к нему весьма снисходительно, поскольку управленцем Розенберг был весьма посредственным.

Играя важную роль в нацистской партии фактически с первых лет ее существования, Альфред Розенберг так и не смог стать действительно влиятельным соратником фюрера не в идеологических, а в организационных вопросах – он пользовался куда меньшим влиянием, чем Геринг, Гесс, Гиммлер, Геббельс, Борман и некоторые другие важные руководители Третьего рейха.

Именно Розенбергу Гитлер доверил создание специального плана по расчленению Советского Союза. Идеолог нацизма был убежден, что для сокрушения мощи советского государства необходимо поощрять сепаратистские движения на территории Советского Союза, культивировать русофобский национализм среди народов различных республик СССР.

22 июня 1941 года Германия и ее сателлиты напали на Советский Союз. Не прошло и месяца после начала войны, как 17 июля 1941 года было официально создано Имперское министерство оккупированных восточных территорий. Министром стал Альфред Розенберг.

rosenberg_2.jpg
С 1942 офис министра по делам оккупированных восточных территорий Альфреда Розенберга. Фото Burkhart Rüchel с сайта wikimedia.org

Таким образом, именно он возглавил деятельность всех германских органов управления на оккупированных территориях Советского Союза – на Украине, в Белоруссии, Латвии, Литве, Эстонии и некоторых областях РСФСР. Это обстоятельство делает Розенберга одним из главных нацистских военных преступников, ответственных за уничтожение и ограбление советского населения на оккупированных территориях.

Министерству по делам оккупированных восточных территорий подчинялись нацистские органы управления – рейхскомиссариаты: «Остланд» (штаб-квартира в Риге) – Прибалтика и Белоруссия, руководитель – рейхскомиссар Генрих Лозе; «Украина» (штаб-квартира – в Ровно) – территория большинства областей Украины, а также юг Брестской области, Гомельская область Белоруссии, часть Пинской и Полесской областей, руководитель – рейхскомиссар Эрих Кох.

После планируемого занятия Кавказа и Закавказья, Розенберг планировал создать рейхскомиссариат «Кавказ» с центром в Тбилиси и во главе с рейхскомиссаром Арно Шикеданцем. На территории Центральной России до Урала должен был быть создан рейхскомиссариат «Московия» под руководством Зигфрида Каше, а в Средней Азии – рейхскомиссариат «Туркестан».

Хотя аппараты рейхскомиссариатов «Московия», «Кавказ» и «Туркестан» были сформированы уже в 1941 году, к непосредственным обязанностям их чиновникам так и не было суждено приступить – под Москвой наступление «железных колонн вермахта» было сломлено.

О том, что творили гитлеровцы на оккупированных территориях Советского Союза, до сих пор невозможно вспоминать без содрогания. Список нацистских военных преступлений на Украине, Белоруссии, в Прибалтике, на Северном Кавказе огромен. И колоссальная доля вины за них лежит на Альфреде Розенберге – человеке, чей фанатизм во многом подтолкнул гитлеровское руководство к тем зверствам, которые изначально оно и не планировало.

Так, именно Розенберг был инициатором тотального уничтожения ряда национальных групп Советского Союза (евреи, цыгане), одновременно он стремился максимально культивировать антирусские настроения на оккупированных территориях – среди украинцев, белорусов, казаков, прибалтийских народов.

Под непосредственным руководством Розенберга осуществлялся вывоз культурных ценностей из оккупированных городов, а вывезено было, как мы знаем, немало произведений искусства, литературы, просто исторических и культурных ценностей. Есть вина Розенберга и в угоне советских граждан для рабских работ на территории Германии и других европейских стран.

Известно, что Розенберг относился к народам Советского Союза как к людям второго или даже третьего сорта. Сам архитектор по образованию, теоретик, не воевавший и не убивавший людей, Розенберг высказывал наиболее кровожадные и античеловечные идеи даже по сравнению с другими нацистскими лидерами.

Однако уже в 1944 г. была освобождена большая часть территории Советского Союза. Чиновники рейхскомиссариатов в спешке эвакуировались, спасаясь от наступающих частей победоносной Красной армии. Но Розенберг продолжал настаивать на целесообразности сохранения своего Министерства восточных территорий даже тогда, когда гитлеровские армии были вытеснены с Украины, Белоруссии и Прибалтики.

Стремление Розенберга сохранить министерство вызывало раздражение даже у ближайших соратников по партии, которые и так постоянно подсмеивались над главным нацистским идеологом, у которого хорошо получалось рассуждать о неполноценных расах, но практически не получалось наладить нормальную административную работу.

Тем не менее, Розенберг оставался министром по делам восточных территорий до самых последних дней существования гитлеровской Германии. После победы он бежал на север страны, где обосновалось правительство официального гитлеровского преемника адмирала Карла Деница. Однако 19 мая 1945 года в госпитале Фленсбурга Альфред Розенберг был арестован военнослужащими британской 11-й армии. Избежать ответственности за преступления во время кровавой войны, развязанной во многом при непосредственном участии Розенберга, у него не получилось.

Гитлеровский идеолог и министр по делам восточных территорий стал одним из главных обвиняемых на знаменитом Нюрнбергском процессе. В отличие от многих других видных нацистских деятелей, которые хотя бы пытались изобразить раскаяние, Альфред Розенберг так ни в чем и не раскаялся, по крайней мере, публично.

rosenberg_1.jpg
Альфред Розенберг (справа) на Нюрнбергском процессе. Фото Charles W. Alexander с сайта wikimedia.org

Он отказался от последнего слова перед казнью и взошел на эшафот, так и не отрекшись от убеждений, приведших к смерти миллионы людей и стоивших жизни и ему самому. 16 октября 1946 года Альфред Розенберг закончил свое существование на виселице в Нюрнбергской тюрьме. Ему было 53 года.

Link to comment
Share on other sites

Побывал на собственных похоронах

В 1831 году в Англии во время свирепствовавшей эпидемии тифа студенты медики вырыли из могилы для учебного вскрытия труп человека, похороненного четыре дня назад. Но только профессор сделал первый надрез, мертвец закричал и схватил профессора за руку. События, которые привели к мнимой смерти этого человека, были еще загадочней.

Бедный англичанин рассказал, что, хотя он сильно ослабел из-за перенесенного тифа, но ни разу не терял сознания. Он не мог говорить или сделать какой нибудь другой знак, ему пришлось покорно выслушать, как врач объявлял его умершим. Он лежал с накрытым лицом и слушал, как друзья и родные убивались по нему. Пережив ужасное обращение могильщика, он в конце концов услышал треск дерева — это в крышку гроба забивались гвозди. Скрюченный в своем узком ящике, «покойник» чувствовал, будто у него отрывают голову, руки и ноги. Еще пришлось услышать надгробные слова, сказанные в его собственный адрес.

Последующие четыре дня он все чувствовал и сознавал. Но когда его начал резать профессор, ему удалось вдруг громко закричать, как бы разорвать этим оковы смерти и вернуться к жизни.

Link to comment
Share on other sites

Волынская резня: геноцид и право поляков (ФОТО)

Волынская резня: геноцид и право поляков (ФОТО) | Русская весна

Девятое февраля 1943 года считается днем начала Волынской резни — массового убийства жителей Волыни польской национальности как боевиками ОУН-УПА, так и их украинскими соседями.

В этот день в селе Паросла Перша было убито 179 человек: мужчин, женщин, детей, стариков. Только за то, что они поляки. В конечном итоге этнических поляков погибло от 60 до 200 тысяч, украинцев — до 30 тысяч.

Как часто бывает, историческая дата условна. Поляков убивали и раньше (чего стоит хотя бы убийство польских профессоров во Львове в июле 1941 года немецкими оккупационными властями при активной и инициативной поддержке украинских националистов).

Массовый характер Волынская резня приобрела позже, с 11 июля 1943 года, когда в один день атаке подверглось 150 населенных пунктов с преимущественно польским населением.

Нынешняя бандеровская Украина заявляет, что и украинцев поляки убивали.

Правда. Убивали. И «мирных» жителей тоже.

Формально, если принять украинскую точку зрения, Волынская резня была следствием долговременного польско-украинского противостояния, в котором обе стороны допускали действия, осуждаемые мировым сообществом.

Современная Украина в своей дискуссии с Польшей обращается не только к событиям 1943 года, но и к тому, что происходило в XV-XVIII веках.

Если быть абсолютно точным, то, с точки зрения Киева, польское господство на Украине в Средние века оправдывает украинские зверства в отношении поляков в ХХ веке. Более того, любые украинские зверства в отношении живших на Украине поляков — ответ на то, что украинцы в Польше были угнетенной нацией.

Никто не спорит: поляки, подавляя казацкие восстания на Украине, зачастую применяли неадекватные современному восприятию средства (сажали на кол, сжигали живьем и так далее).

Тем не менее, если мы обратимся к «кодексу» наказаний того века, то обнаружим, что ничего экстраординарного не происходило. Самые же страшные казни, как правило, постигали тех, кто и сам был, мягко говоря, садистом.

Подавляя восстания, поляки жестоко расправлялись с участниками мятежей. Уровень жестокости более чем объясним: не только потому, что каждый желающий может прочесть «Тараса Бульбу» Гоголя и понять, что из себя представляет хоть любое казацкое «восстание», хоть Запорожская Сечь (которая на тот момент была Украиной).

На деле это был мятеж маргинальных бандитов против слабой, средневековой, размытой, но все же устойчивой польской государственности.

Если мы обратимся к XVIII веку и вспомним мятеж Гонты и Зализняка, то нам придется признать, что такой геноцид, какой устраивали украинские «повстанцы», мир до них видел только в колониях (и то случайно).

В Умани, Гайсине и прочих малых местечках тогдашней Виннитчины население было вырезано полностью (на 100 процентов). Украинское село полностью уничтожило польско-еврейский город.

Сегодняшние украинцы обвиняют Россию Екатерины II в. том, что она не поддержала «освободительную борьбу» гайдамаков. Но Российская империя потому и умыла руки, что зверства «повстанцев» выводили их за пределы цивилизованного мира.

Даже сегодня автохтонное население этого региона вспоминает гайдамаков с ужасом. Они для местных не борцы за свободу, но простые бандиты, грабители и садисты, хуже татар. Именно этих бандитов правительство Екатерины II и отказалось поддержать против Варшавы.

Итак, к концу первой трети ХХ века сложилось польско-украинское территориально-идеологическое противостояние. Обе стороны в давние времена совершали друг против друга зверства, не выходящие за пределы обычной практики того времени. Мы не можем утверждать, что Волынская резня исторически обусловлена. Все эти проблемы были давно забыты к 1943 году.

Но украинцы начали массово вырезать поляков, живших на территориях, которые украинцы считали своими. После первых эксцессов (не случайно мы обозначили 9 февраля в качестве международно признанной годовщины Волынской резни) Польша (в лице лондонского эмигрантского правительства) попыталась вступить в переговоры и мирно урегулировать конфликт.

1508399626.jpg

Сегодняшняя бандеровская Украина рассказывает нам, что ОУН-УПА боролись «против двух тоталитарных режимов» (то есть против Москвы и Берлина одновременно). Но почему-то на ее счету (по германским данным) нет убитых немецких солдат.

С советскими солдатами бандеровцы начали воевать только в 1944 году. Зато польское мирное население Волыни было уничтожено ими практически полностью.

После убийства почти двухсот мирных жителей польской деревни Паросла Перша поляки не объявили войну украинцам и не ответили зеркально. Они попытались договориться.

Исходя из того, что, как утверждают бандеровцы, германские оккупанты были для них главным врагом (невзирая на службу лидеров и активистов ОУН-УПА* в Вермахте и СС), поляки решили скоординировать свои действия с украинскими националистами. И напрасно.

Представитель польского эмигрантского правительства на Волыни Зигмунд Ян Румель после первых «эксцессов» начал переговоры с бандеровцами об урегулировании ситуации. Завершились эти переговоры тем, что Румель, прибывший на очередной раунд «консультаций» в гости к бандеровцам, был убит. По основной версии — после избиений и пыток он был разорван лошадьми.

Это похоже на бандеровскую практику, но, при всем уважении к Румелю, формат его убийства не так важен. К бандеровцам на переговоры прибыл польский офицер, одетый в военную форму.

Даже если они его просто расстреляли, это военное преступление. Более того, атака на польские села на Волыни началась на следующий день после убийства Румеля. То есть была заранее спланирована.

И вот здесь мы подходим к главному моменту Волынской резни. Пытаясь разделить ответственность с Польшей, Киев утверждает, что просто украинцы и поляки друг друга так не любили, что взяли и начали убивать. А то, что поляков погибло в два-семь раз больше, чем украинцев, так это историческая случайность.

1512778201.jpg

На самом деле мирное польское население убивали не только вооруженные отряды бандеровцев, но и население соседних (или смешанных) сел. 

Доходило до того, что мужчинам-украинцам, женатым на польках, их же односельчане-украинцы предлагали, чтобы сохранить свою жизнь, убить жену и детей. Тех же, кто отказывался, убивали вместе с семьей.

Причем тем, кого рубили топорами, пристреливали или вешали, еще везло. Убийства совершались самым садистским образом.

Через два-три месяца в регион вошли отряды подчиняющейся польскому эмигрантскому правительству Армии Крайовой. Спасать им уже было некого, и они начали мстить. Именно поэтому украинцы сегодня говорят, что поляки тоже убивали мирное население.

Это правда, поляки тоже убивали не только вооруженных бандеровцев, но и формально мирных граждан. Только, с точки зрения международного права, они не убивали, а казнили.

Потому что до этого «мирные» граждане (без какой-либо помощи бандеровских вооруженных отрядов) зверски расправлялись с польским населением.

Таким образом, они прекращали быть нонкомбатантами, но сразу становились не просто участниками войны, а военными преступниками. Гаагский и Нюрнбергский трибуналы на тот момент еще не были учреждены, так что суд и казнь военных преступников на месте были вполне правомерны.

Конечно, как и в XVII веке, случались эксцессы. Но на войне всякое бывает.

До сих пор, сколько ни говорят на Украине, что это была «гражданская война», «взаимная трагедия» и так далее, не могут доказать, что погибшие украинцы стали жертвами геноцида и были ни в чем не повинны.

Киев просто заявляет, что помимо 60-200 тысяч поляков на Волыни погибло 30 тысяч украинцев. И на этом основании предлагает «свести баланс» и извиниться друг перед другом.

Причем наследники Бандеры делают вид, что не понимают, что от трети до половины погибших украинцев — жертвы бандеровцев, те, кто отказался отречься от жен, мужей, детей, и убитые вместе с ними.

Большая же часть остальных «мирных жителей», погибших от рук бойцов Армии Крайовой — те самые соседи, зверски убивавшие своих вчерашних друзей, свояков и родственников только за то, что они поляки или родственники поляков.

Польским мстителям можно вменить в вину то, что они убивали бандитов и садистов без суда, но в военное время в тылу врага обычные законы не действуют.

Именно поэтому польский Сейм принимает закон, определяющий Волынскую резню как геноцид, а украинская Рада, как ни кричат ее депутаты об обоюдной ответственности, аналогичный закон принять не в состоянии, поскольку, если перевести эмоции в правовую плоскость, то окажется, что в 99 процентах случаев поляки были правы.

Ростислав Ищенко

Link to comment
Share on other sites

  • 4 months later...

О Николае Пржевальском в советское время писали очень много – и про природу, и про птичек, и про лошадок. Главный наш первооткрыватель Азии, выдающийся путешественник, натуралист. Даже сняли в 50-е о Пржевальском художественный фильм, который вызвал тяжелейшие ректальные колики у бонз из компартии Китая. Дошло даже до официального заявления протеста, а Мао строго-настрого запретил съемочной группе снимать на пекинской натуре. А все потому, что у китайских коммунистов учебники истории были свои, и вместо сказок о добром путешественнике дяде Коле, о котором знал каждый советский подросток, они повествовали о царском шпионе, империалисте и вредителе, отнявшем у матери-Поднебесной и миллионов ее желтоликих чад многие километры исконно китайской земли. Кино, к слову, все-таки сняли – советское правительство надавило на китайских товарищей, и Мао, который на тот момент еще окончательно не перестал с нами знаться, дал добро, хоть и со скрипом зубовным. 

 

Нужно сказать, что в чем-то китайцы были правы – не был Пржевальский никаким мирным путешественником, а был он генерал-майором Генштаба РИА, полевым разведчиком и уже потом – географом и натуралистом. К слову, во всех экспедициях отряд Пржевальского шел вооруженным до зубов, что не раз и не два пригодилось во время встреч с туземцами. 

 

Если бы Николай Пржевальский жил в наше время, он был бы русским националистом, а о своих путешествиях рассказывал бы в личном видеоблоге и на сайте «Спутник и погром». Вот что, например, писал он в 1873 году одному своему другу об азиатских делах: «Здесь можно проникнуть… с деньгами в кармане, со штуцером в одной руке и с ногайкой в другой… С ними должны идти сюда европейцы и снести, во имя цивилизации, всех этих подонков человеческого рода. Тысячи наших солдат достаточно, чтобы покорить всю Азию от Байкала до Гималаев… Здесь можно повторить подвиги Кортеса». И сам он, в том числе, был совсем не против примерить личину конкистадора. 

 

Современник покорения Дикого Запада, Пржевальский покорял Дикий Восток, благо нравы там царили едва ли отличимые от заокеанских прерий. Неслучайно в своем дневнике он записал фразу, которая буквально пропитана духом вестерна: «Лучший паспорт для Китая – это умение быстро и метко стрелять». 

 

Пржевальский был суров и скор на расправу. Однажды китайский наместник одной из мелких приграничных областей отказался продать отряду верблюдов и баранов, и запретил наниматься к ним в проводники. Генерал, не заботясь о дипломатических тонкостях обращения с иностранными подданными, вразумил несговорчивого чиновника: «Тогда без всяких дальнейших рассуждений я посадил Дзун-Засана под арест у нас в лагерной палатке, возле которой был поставлен вооруженный часовой. Помощник князя, едва ли не еще больший негодяй, был привязан на цепь под открытым небом». 

 

Если бы Пржевальский жил в наше время, он мог бы стать админом паблика ТНН – генерал искренне полагал, что только слабак и размазня променяет полную опасностей и приключений жизнь разведчика на семейный быт, и станет вести хозяйство вместо того, чтобы форсировать пустыни, карабкаться по горам и стрелять из «берданки» по китайцам. «Женатиков» генерал незамедлительно гнал из отряда – так, например, было с поручиком Михаилом Пыльцовым, который по возвращении из первой экспедиции в Азию женился – Пржевальский тут же вычеркнул его имя из состава участников нового похода. Похожая ситуация сложилась и с переводчиком –драгоманом Абдулом Юсуповым. 

 

Когда русский конкистадор скончался в 1888 году, писатель Антон Чехов написал: «В наше больное время, когда европейскими обществами обуяла лень, скука жизни… подвижники нужны, как солнце. Есть, есть еще люди подвига, веры и ясно осознанной цели».

 

_l0s6-MPCss.jpg

Link to comment
Share on other sites

  • 2 weeks later...

Интересный факт: ни Спартак, ни его почти забытый предшественник Евн, истребляя рабовладельцев, не пытались отменить рабство, как таковое. Свободу получали рабы, вливавшиеся в войско. Всё. Не участвовал в восстании — таскай ошейник дальше. Спартак ещё и гладиаторские представления с пленными римлянами устраивал. На это у него время нашлось — как у Евна на чеканку монет со своим тронным именем (недолгий повелитель Сицилии принял, по обычаю далекой сирийской родины, царское имя Антиох). На хоть какое-то шевеление в сторону отмены рабства — нет.

Link to comment
Share on other sites

САРА УОКЕР 

Первая чернокожая миллионерша, придумала средства для выпрямления курчавых волос

Система Уокер 
Это только кажется, что всякие приспособления для волос - копеечные штучки. На волосах можно заработать миллионы. Что и доказала Сара Уокер - черная американка, фигурирующая в Книге рекордов Гиннесса как первая чернокожая миллионерша. Ее лицо красуется сегодня на американских почтовых марках, и ее биографию учат в американских школах. Свои миллионы Сара сделала на средстве для выпрямления волос. 
 
 
Начало жизни будущей миллионерши-почти литературное сочетание всех мыслимых и немыслимых негритянских бед. Ее родители - Оуэн и Минерв Бридлавы, бывшие рабы,-умерли от желтой лихорадки в 1874 году, когда Саре было шесть лет. После их смерти Сара и ее старшая сестра хрестоматийно зарабатывали на жизнь рубкой сахарного тростника. В 14 лет Сара вышла замуж, как и положено, за огромного негра много старше себя - просто чтобы иметь крышу над головой. В 19 лет родила дочь, а на следующий год ее муж погиб, став жертвой суда Линча во время расовых беспорядков в Гринвуде. Потом она 18 лет работала прачкой, пытаясь совмещать стирку с учебой в вечерней школе и воспитанием дочери. В общем, жизнь ее была несладкой. Ну а вдобавок ко всем несчастьям 
 
Сара, когда ей исполнилось тридцать шесть, начала быстро лысеть. Никакие снадобья и фабричные натирки-мазилки ей не помогали, Сара была на грани отчаяния, но тут, как это обычно и бывает, случилось чудо -ей приснился сон. В котором Сара - так, во всяком случае, она сама говорила - увидела рецепт чудодейственного средства для ращения волос Сары Бридлав. Судя по всему, оно действительно заметно отличалось от других чудодейственных средств для ращения волос -с его помощью Сара не только улучшила плачевное состояние собственной прически, но и смогла начать бизнес, сразу ставший успешным. 
 
Она поселилась в Денвере, где занялась распространением панацеи. И тут ей повезло второй раз: в 1906 году она вышла замуж за Чарльза Уокера; тот работал в газете и помог жене в рекламе ее снадобий. А потом ее осенило по-настоящему, и она придумала то, что прославило ее на всю Америку,- средство для выпрямления курчавых негритянских волос. Система Уокер - средство для размягчения волос в комплекте со специальным стальным гребнем для их выпрямления - давала черным женщинам возможность сделать себе прическу белого образца. Теперь не только белые женщины могли завиваться, но и черные - развиваться. А значит - выглядеть на равных. 
 
Поначалу Сара Уокер распространяла свое средство сама - обходя черные кварталы. А когда адресный маркетинг доказал свою эффективность и домашнее производство уже потребовало расширения, она создала сеть агентов. Точнее, агентш: товар был скорее женский. Такая работа для темнокожих женщин была просто находкой - как правило, до этого они работали только судомойками, прачками или домработницами. А тут они открывали для себя новые возможности. При этом продавался не только и не столько продукт - продавалась целая новая философия жизни: не просто уход за волосами, но и установка на опрятность и обаяние, на улучшение социального имиджа всей женской половины черной расы. Ценно было и то, что средство Уокер ни на одном из этапов производства и распространения не выходило за пределы этого признанного всеми несамостоятельным сообщества - от главы компании до потребителя, от директора колледжа до последней студентки это были цветные дамы. 
 
Все это работало на популярность компании, и фирма Уокер быстро росла. В 1910 году она перевела Денверское отделение в Индианаполис, построила лабораторию, фабрику, новую школу косметологии. В период расцвета - с 1911-го по 1919 год - ее компания зарабатывала по $100 тыс. в год, выпускала полную линию средств для ращения волос и ухода за ними, для оздоровления кожи головы, для лица и тела, помады, бальзамы от облысения висков, косметическое оборудование. Оптовые дистрибуторы работали в Нью-Йорке и Филадельфии, расширялась франчайзинговая сеть. При этом на фабрике Уокер трудилось всего 15 рабочих, а несколько тысяч агентов вели деятельность в США и за их пределами - были не просто коммивояжершами, но и стилистами-консультантами, прививавшими культуру ухода за внешностью. Настоящий триумф фирмы состоялся в Париже, когда Джозефин Бейкер, самая популярная певица конца 10-х-начала 20-х годов нашего века, воспользовалась Системой Уокер. И с этого началось совсем уж победоносное ее шествие по миру. Муж Сары Уокер не выдержал испытания успехом жены, и они развелись в 1912 году. Тогда она, еще явственнее ощутив воздух свободы, перебралась в Нью-Йорк, в Гарлем, и начала строительство образцово-обязательной миллионерской виллы - конечно, в стиле итальянского Возрождения. Земельный участок в 4,5 акра она выбрала не случайно: дом должен был быть хорошо виден с оживленного шоссе, являя собой пример того, как сказала Уокер водном из интервью, чего может достичь человек ее расы и пола. Мраморные ступени и бассейн, великолепный орган и позолоченное фортепьяно, расписные потолки и люстры ручной работы, итальянский садик - все необходимые атрибуты личного благосостояния были сполна представлены в доме Сары Уокер. 
 
В 1916 году агенты Уокер объединились в Национальную ассоциацию косметологов и Добровольную ассоциацию агентов мадам Уокер, которые в 1917 году были преобразованы в Союз косметологов (Madam С. J. Walker Hair Culturists Union). Членский взнос составлял 25 центов в месяц, в случае смерти бенефициария союза его семье выплачивалось $50. При этом местные организации союза занимались в равной степени и бизнесом, и просветительством, и благотворительностью. 
 
Сама Сара в последний период жизни тоже большую часть времени посвящала просветительству и благотворительности. Именно она в 1915 году начала судебный процесс против расовой дискриминации в театрах Индианаполиса. Именно она в 1917 году настояла на том, чтобы Добровольная ассоциация объявила суд Линча федеральным преступлением. Она выступала в Вашингтоне против сегрегации перед президентом Вудро Вильсоном. Она была крупнейшим пожертвователем в пользу Национальной ассоциации прогресса цветного населения, оказывала финансовую помощь яслям и сиротским приютам, церквям и учебным заведениям в Индианаполисе, Сент-Луисе, Флориде, Северной Каролине, Джорджии, основала Академию для девочек в Западной Африке. И открыла путь всем своим родственникам в созданный ею бизнес.
Источник: http://facecollection.ru/people/sara-uoker
Автор: Anthony22 из английский Википедия, CC BY-SA 3.0, https://commons.wikimedia.org/w/index...

CPLdV4ex9Tw.jpg

Link to comment
Share on other sites

Князь Владимир и Рогнеда: самый странный брак в русской истории

15101425.032432.1056.jpeg
 
Князь Владимир Святославович, известный как Владимир Красное Солнышко или Владимир Святой, был женат законным браком то ли семь, то ли восемь раз. Кроме законных жен, было у Владимира и несчетное количество наложниц.
Князь и сам был сыном Святослава и наложницы Малуши, рабыни великой княгини Ольги. И хоть отец признал его, и даже дал ему в княжение Великий Новгород, обидное прозвище «робичич» (сын рабыни) долго не давало Владимиру покоя. [С-BLOCK]
Из всех жен Владимира можно выделить двух, особенно ярко характеризующих две стороны его противоречивой натуры: необузданного и жестокого варвара до крещения и столь же пылкого и не ведающего компромиссов неофита-христианина, получившего в крещении имя Василий. Речь о дочери полоцкого князя Рогнеде и сестре византийского императора Анне. [С-BLOCK]
 
К Рогнеде Владимир посватался совсем молодым. Он был к тому времени уже женат, но для язычника это не было препятствием, ведь как уже говорилось, наши предки до принятия христианства были полигамны. [С-BLOCK]
Рогнеда предпочла его брата Ярополка, а Владимира отвергла, сказав: «не хочу розути робичича». Важнейшей частью свадебного обряда у славян был момент, когда молодая в знак покорности разувала жениха. Так вот, гордая Рогнеда становиться на колени и снимать обувь с «робичича» не пожелала. [С-BLOCK]
 
Но Владимир Свтославич был не из тех, кто удовлетворится подобным ответом. Он явился с дружиной в Полоцк, сжег город, изнасиловал Рогнеду на глазах ее родителей, а затем убил отца, мать и братьев Рогнеды. Бедняжка, наверное, была бы рада тоже погибнуть, но жестокий киевлянин обрек ее на другую участь. Он сделал ее своей законной женой, и она вынуждена была нести узы этого постылого брака и рожать князю детей. [С-BLOCK]
Впрочем, гордый нрав Рогнеды все же давал о себе знать. Как-то, в один из приездов Владимира, когда князь уснул на ложе любви, Рогнеда вознамерилась зарезать спящего повелителя. Но разве может женщина справиться с таким закаленным воином, каким был Владимир? Он мгновенно проснулся и поймал руку с занесенным кинжалом. Разгневавшись, он приказал жене готовиться к смерти. При этом казнить Рогнеду он решил с варварской изощренностью. Князь приказал Рогнеде нарядиться, как для свадьбы и ждать его, сидя на брачном ложе. Не желаешь, дескать, с князем жить как покорная жена, так со смертью тебя сочетаю! Рогнеда послушно выполнила все условия супруга, но успела поговорить с Изяславом, своим семилетним сыном от Владимира. [С-BLOCK
И вот, дыша гневом и яростью, Владимир переступает порог горницы, где ждет его Рогнеда, обнажает меч, и тут навстречу ему шагает мальчик, тоже с мечом в руках. Он еще маленький, и меч еще слишком тяжел для его рук. Но малыш храбро говорит Владимиру: «Мнишь, ты един зде, отче?» (Ты думаешь, ты один здесь, отец?). И жестокий воин, варвар, воспитанный в варяжской дружине …отступил перед ребенком. Опустив свой меч, он только и смог сказать: «Хто мнил тя зде?» (Кто же думал, что ты здесь?). [С-BLOCK]
В общем, князь Рогнеду простил. И, судя по тому, что после Изяслава она родила мужу еще двух сыновей, один из них — знаменитый Ярослав Мудрый, и двух дочерей, дальнейшая семейная жизнь вполне заладилась.
Анна была дочерью византийского императора Романа II, сестрой императоров-соправителей — знаменитого Василия Болгаробойцы и Константина VIII. К ней сватались представители европейских королевских династий. Однако, свою судьбу она нашла в лице киевского варвара. Вероятно, Анна была хороша собой, поскольку ее мать Феофано, по свидетельствам современников, была настоящей красавицей, да и оба брата отличались приятной внешностью. [С-BLOCK]
 
Владимир отправился в Крым и захватил Корсунь. Смириться с потерей этого важного пункта на Черном море императоры Византии никак не могли, поэтому начали переговоры с Владимиром. Он обещал им мир, если они отдадут ему в жены свою сестру Анну, а в противном случае грозил пойти на Константинополь. Не то чтобы повелители Империи очень испугались варварской дружины, но хлопот Владимир мог причинить им немало, государство было истощено войнами, да и казна оскудела. В общем, братья принялись уговаривать Анну согласиться на этот брак. Та, поплакав, приняла предложение. Но поставила условием крещение Владимира. Владимир легко согласился, поскольку к тому времени уже подумывал о принятии христианства и даже отправлял в Константинополь своих послов, которые вернулись, очарованные красотой православного Богослужения. [С-BLOCK]
 
Владимир крестился в Корсуни, заключил брак с Анной по православному обряду, а в качестве вена (свадебного дара) отдал братьям-императорам взятый им с бою город.
Анна приехала на Русь, конечно же, с большой свитой, в которой были и священники, и ученые мужи, и архитекторы, и разная челядь, которая должна была организовать ей жизнь хотя бы в некоторой степени напоминающую ту, к которой она привыкла в пышном Константинополе. [С-BLOCK]
И, первым делом, взялась образовывать мужа. Тот оказался послушным учеником. Вообще, судя по поступкам, описанным в летописи, Владимир до крещения и после — просто два разных человека. Летописец относит это на счет благотворного влияния христианства. Но, думается, не обошлось и без влияния жены — красивой, образованной, утонченной византийской принцессы. [С-BLOCK]
 
Приехав в Киев, Владимир принялся за преобразования. В столице Руси началось масштабное строительство храмов и дворцов, князь учредил «учение книжное», то есть, школу для отпрысков знатных семей, при дворе началось летописание. Можно говорить даже о смягчении нравов. Пылкий и страстный, как все неофиты, Владимир затеял было отменить смертные казни, но его убедили, что для подобных мер еще не пришло время. [С-BLOCK]
И, разумеется, Анна ввела при киевском дворе византийскую моду. Отныне и на многие века вперед русская знать стала одеваться так, как это было принято в Константинополе.
Link to comment
Share on other sites

  • 2 months later...

Почему жестокие монгольские воины, дошедшие до стен Вены, не разорили западную Европу

 

Татары ушли из Венгрии так же быстро, как и пришли. Европейцы того времени так никогда и не узнали причины отступления и не понимали, насколько близко от пропасти они находились. Но почему монголы так и не вернулись? В Каракоруме 2000 потомков Чингисхана избрали нового лидера, и начался новый медленный процесс, разрушивший единство, сохранявшееся при первых двух поколениях империи.

 

Чингисхан провел большую часть своей жизни, наводя порядок в кочевых племенах. Только в зрелом возрасте он смог насладиться плодами своей невиданной экспансии во все стороны Азии. Монголы проглотили добрый кусок Китая и со временем основали империю, простиравшуюся от Кореи до Болгарии.

 

Завоевания продолжились и после смерти Чингисхана, Великого хана Монгольской империи, однако болезненная одержимость захватом каждого видневшегося на горизонте кусочка земли прекратилась. Западная Европа избежала татарского нашествия не потому, что была сильнее других государств, проглоченных азиатами, и не потому, что была сплоченнее, а потому что этому препятствовали внутренние войны за наследство в Монголии.

 

Мечта завоевать мир 

 

После смерти Чингисхана в 1227 году его планы по дальнейшим завоеваниям оказались невыполненными, и система наследования, установленная основателем империи, подверглась серьезному испытанию. Как велел Сына Неба незадолго до своей смерти, новый хан должен быть признан всеми его потомками на общем собрании (курултае) на монгольской земле. Это означало, что на каждый курултай войска должны были собираться со всех отдаленных уголков империи. 

 

Удегей, третий сын Чингисхана, вышел победителем с этого Совета и приказал продолжить расширение империи, начатое его отцом, главным образом в сторону Китая и Центральной Азии. И монголы начали четыре одновременных похода: одна армия была послана, чтобы закончить завоевание Китая, другая — в сторону Малой Азии, третья — чтобы подавить восстание в Корее и четвертая — чтобы завоевать Запад. 

 

Европа представлялась местом, изобилующим богатствами и новыми врагами. В Азии очень немногие страны смогли выстоять перед монгольским натиском. В 1236 году Угедей собрал армию в 150 тысяч всадников под командованием виднейшего генерала Чингисхана, непобедимого Субэдея, который подсчитал, что за восемь лет он сможет захватить всю Европу. Не был ли этот расчет слишком оптимистичным? Нет, если учесть, что Сын Неба прошел огромные земли Азии с невероятной скоростью. Кроме того, как объясняет Михаил Правдин в своей книге «Чингисхан и его преемники: Апогей и распад Монгольской империи», на руку монголам шла политическая ситуация в раздираемой противоречиями Европе и ее недавняя неудачная попытка захвата Святой Земли. 

 

«Европа была разочарована результатами крестовых походов. Сила Египта помешала возврату Иерусалима; ислам снова захватил Анатолию», — пишет Правдин. Те войска, которые изгнали крестоносцев из Азии, теперь были отхлестаны всадниками, намеревавшимися завоевать Европу. И, к большому несчастью Старого Континента, папа Иннокентий IV и император Фридрих II Штауфен, возможно, единственные две силы, представлявшие реальную угрозу захватчикам, воевали друг с другом.

 

Грабить, уничтожать, доминировать… 

 

В разгар похода против Рима Император получил из России известия о том, что русские войска были разгромлены, города сжигали, женщин насиловали, стариков и детей убивали. Ситуация не была новой для русских князей, которые уже сталкивались с монголами пятнадцать лет назад. Но Западная Европа, закрывшая тогда на это глаза, с подобным еще не сталкивалась. Весной 1238 года шведские, немецкие и литовские рыцари направились в русские степи, однако не для того, чтобы сражаться с ордами кочевников, а для того, чтобы захватить разоренные ими земли. Они думали, что буря уже прошла.

 

Ничего подобного. Вместо того чтобы уйти, монголы воспользовались своими успехами в России, приведшими их к самым воротам Новгорода, колыбели русской цивилизации, чтобы захватить в плен и обучить еще больше всадников. Субэдэй вступил в Россию сильным, а ушел из нее еще сильнее. 

 

Из российских степей, ранее подчинявшихся Золотой Орде, монгольские армии двинулись на запад и опустошили Литву, Польшу, Силезию, Хорватию и Болгарию, тем самым подавив всякое сопротивление в Восточной Европе. В декабре 1240 года киевские князья сбросили со стены монгольских послов. За это они поплатились своей жизнью и разрушением города. В открытом бою монголы были опытными всадниками, а в осадах они использовали военные машины из Китая, Персии и арабского мира. 

 

Через несколько месяцев после падения Киева сдались три польские армии, а древний Краков был сожжен. Монголы оставляли в живых только молодых женщин, умелых ремесленников и крепких рабов. В случае с Венгрией, могущественным королевством, граничившим с восточным миром, было ясно доказано, что метод Субэдэя не всегда основывался только на грубой силе. 

 

Вопреки распространенной в Европе идее, монголы не продвигались необдуманно, а подробно планировали каждый поход и заранее исследовали черты своего врага. И если Венгрия не знала ничего конкретного о монгольских ордах, обрушившихся на страну, то монгольские военачальники знали о сильных и слабых сторонах своей жертвы, о ее врагах и союзниках, о ее внутренних беспорядках… Это отчасти объясняет то, что они смогли за несколько месяцев и без особых трудностей уничтожить это воинственное государство. 

 

Недостатки Европы 

 

После внезапных и одновременных атак Субэдэя с разных сторон стали очевидны недостатки европейских средневековых армий и эффективность манипулирования людьми при помощи ужаса. Монголы, привыкшие к быстрому перемещению по бескрайним степям, могли продолжать наступление без отдыха, с разных отдаленных точек. При встрече с ними казалось, что их гораздо больше, чем на самом деле. К тому моменту, когда венгерский монарх Бела добился политической и военной поддержки, Субэдэй со своими войсками уже прошел полстраны. 

 

Битва, которая определила судьбу страны, застала венгров врасплох в разгар полного краха и внутренних междоусобиц. После сражения, в котором король Бела потерял лучшую свою кавалерию и политическую и религиозную элиту, он утратил и свое королевство, пустился в бега и продал свои сокровища другим странам, чтобы вернуть свою землю. 

 

Один варвар летописец писал: «Королевство Венгрия, начавшееся с императора Арнольфа и простоявшее три столетия, было уничтожено татарами». Это утверждение не соответствует тому, что произошло на самом деле. Монголы обосновались в Венгрии, назначили судей и чиновников, организовали власть на местах и создали передовую администрацию по подобию китайской. Затем Субудэй продолжил свое наступление на запад и весной 1242 года приготовился осаждать Вену. Однако преждевременная смерть Угэдэя заставила его вывести свои войска со всех фронтов, чтобы обсудить на курултае вопрос о правопреемстве. 

 

Татары ушли из Венгрии так же быстро, как и пришли. Европейцы того времени так никогда и не узнали причины этого отступления и не понимали, насколько близко от пропасти они находились. Но почему монголы так и не вернулись? В Каракоруме 2000 потомков Чингисхана избрали нового лидера, и начался новый медленный процесс, разрушивший единство, сохранявшееся при первых двух поколениях империи. 

 

Несмотря на то, что в будущем в Монголии недостатка в авторитетных и могущественных императорах не было, никто уже не думал о продвижении в Европу. Их приоритеты сместились на Азию, в частности, потому, что государство, которое распространялось по России, Золотая Орда, становилось новым, независимым образованием. Интерес к западу иссяк.

Link to comment
Share on other sites

«Русские — вон!»: почему произошли беспорядки в 1969 году в Ташкенте 

 

Дружба народов в СССР была одним из основных идеологических постулатов. Ее воспитывали в людях с детства, о ней писали в газетах и снимали фильмы. И в целом внедрение этой идеи шло достаточно успешно — конфликтов на национальной почве было немного. Однако иногда они все же случались. 

 

4 апреля 1969 года на центральном стадионе Ташкента «Пахтакор» состоялся первый матч 31-го футбольного сезона Чемпионата СССР по футболу среди команд Высшей лиги. Играли узбекский «Пахтакор» и минское «Динамо». 

Согласно некоторым источникам, противником «Пахтакора» были самарские «Крылья Советов», но в турнирной таблице они находятся в другой подгруппе, а значит, встретиться в первой игре сезона не могли. Игра этих команд состоялась 27 сентября этого же года. 

Ташкентцы забили гол, но судья его не засчитал. Тогда на узбекских трибунах появились плакаты националистического содержания, начались словесные перепалки между болельщиками команд. Проигрыш команды хозяев со счетом 0:1 разогрел толпу до предела, и по окончании матча беспорядки вылились на улицы Ташкента. 

 

Начались драки между группами узбекской и русской молодежи, движение по центральному проспекту Навои, находившемуся рядом со стадионом, было перекрыто. Узбеки нападали на русских.

 

По словам очевидцев, толпы хулиганов с криками «Ур!» («Бей!»), гиканьем и руганью гонялись по улицам города за женщинами, одетыми в европейские платья. Они валили их наземь, разрывали одежду в клочья, оставляя голыми. Когда из общежития строительного техникума кто-то, увидев происходящее, выкрикнул: «Что вы делаете, сволочи!», окна здания забросали камнями. Толпа кричала: «Ур урус!» («Бей русских!»). [С-BLOCK] 

Милиция не могла остановить беспредел, у многих свидетелей сложилось впечатление, что блюстители порядка сочувствовали узбекам. Хулиганов старались оттащить от жертв, но этим все и ограничивалось. Беспорядки продолжались несколько дней: 8 апреля после матча между «Пахтакором» и московским «Спартаком», а также 12 апреля 1969 года после встречи с московским же «Торпедо». 

 

Властям все же удалось навести порядок в городе. Для этого пришлось задействовать оперативные силы МВД, спецсредства и военную технику. Были арестованы около тысячи человек. 

 

Почему это произошло? 

 

Численность русского населения в Узбекистане сильно возросла после трагических событий апреля 1966 года, когда со всей страны в Ташкент съехались тысячи людей, чтобы ликвидировать последствия страшного землетрясения. После окончания восстановительных работ большинство вернулось на родину, но многие остались жить в Ташкенте. 

Это были не только высококвалифицированные специалисты, такие как строители, учителя, врачи, инженеры, но и обычные работяги, среди которых оказалось немало бывших уголовников. Представители последнего «сословия» стали источником проблем для властей города. Они не бросили свои привычки, количество преступлений росло, а вместе с ним и социальная напряженность. 

 

Примерно с марта 1969 года ситуация стала угрожающей. Многие русскоязычные жители Ташкента чувствовали агрессию узбекской молодежи и отчуждение старшего поколения местных. По почте стали рассылать письма с угрозами расправы и требованиями покинуть Узбекистан, между русской и узбекской молодежью начали происходить драки. [С-BLOCK] 

 

Неудача узбекской команды в футбольном матче стала детонатором в условиях сложившейся напряженности. Есть мнение, что беспорядки были не слишком похожи на спонтанные. Историк Л. Левитин писал: «Согласованность и размах действий участников массовых беспорядков в течение трех дней, бесспорно, превышали уровень спонтанной организованности. Кто же стоял за спиной участников этих событий? Во всех этих случаях милиция, состоявшая в подавляющем большинстве из узбеков, действовала вяло и, по существу, не пресекала противоправные действия. Впоследствии это квалифицировалось как безответственность и трусость, а не как солидарность с действиями толпы, которая, кстати, милиционеров не трогала». 

 

В прессе националистический характер беспорядков старательно замалчивался. Для поддержания порядка в Ташкент из Москвы был прислан спецбатальон. Произошла «чистка» рядов местной милиции. Новые кадры были набраны из числа бывших военных и мобилизованных с промышленных предприятий. 

 

События повторились в Ташкенте 27 сентября того же года во время матча между «Пахтакором» и самарскими «Крыльями Советов». Узбеки пришли с плакатами «Русские — вон!», выкрикивали речовки антирусского содержания. По окончании игры толпа радикально настроенной молодежи организовала «коридор», через который пришлось пройти всем, кто был на стадионе. 

 

При этом вооруженные кольями и ножами узбеки избивали славян. Защититься не было возможности. После хулиганы врывались на улицы и в общественный транспорт, искали там русских и избивали их. На подавление беспорядков были брошены силы милиции и военные. [С-BLOCK] 

Власти старательно избегали упоминания о национальной неприязни и представили дело как хулиганство на почве спортивных страстей. Но русское население Ташкента протестовало и писало жалобы в Москву с требованиями разобраться. Поэтому в 1974 году из центра в город прибыла комиссия во главе с заместителем генерального прокурора Гусевым. 

Следователи выявили оппозиционные Рашидову националистические структуры, нашли их связь с функционерами узбекского ЦК и Президиума. Например, председатель Верховного суда Пулатхаджаев приказывал прекращать дела в отношении задержанных погромщиков. Суд признал его виновным и назначил наказание в виде 10 лет лишения свободы.

 

Когда следствие вышло на председателя Совета министров Узбекистана Рахманкула Курбанова и председателя Верховного совета республики Ядгар Насретдинову, последняя на заседании ЦК покаялась в содеянном, рассказала о взятках и публичных домах для членов ЦК. В итоге Кремль решил не придавать полученные сведения огласке и ограничился снятием этих фигурантов с постов.

Link to comment
Share on other sites

  • 4 months later...

АНАЛИЗ ВОПРОСА ДАРЕНИЯ ИНДЕЙЦАМ ЗАРАЖЕННЫХ ОСПОЙ ОДЕЯЛ В 1763 ГОДУ БРИТАНСКИМ ГЕНЕРАЛОМ АМХЕРСТОМ

 

Военная история США, в том числе колониального периода, а также колонизация белыми европейцами североамериканского континента традиционно окружена огромным количеством неточностей. Одним из подобных вопросов, который стоит уточнить, являются знаменитые истории о передаче индейцам зараженных оспой одеял. О популярности данного вопроса в русскоязычном сегменте мировой сети говорит например тот факт, что поисковая система «Google» января 2012 года показала 70 тысяч 700 актуальных упоминаний словосочетания «оспенные одеяла» и 17 тысяч 200 актуальных упоминаний фразы «одеяла зараженные оспой». Кратко о сути вопроса (опять же, звучит с приписыванием не проверенных фактов): "в ходе войны индейцы уничтожали женщин и детей колонистов, проводили обряды каннибализма, поедая пришельцев. Европейцы удерживали территорию при помощи укрепленных фортов. В районе одного из таких фортов англичане по приказу генерала Джеффри Амхерста подарили индейцам одеяла, которыми ранее накрывали больных оспой. В результате этой акции было уничтожено большое количество индейцев".

 

Так, известный деятель отечественной фольк-хистори Олег Платонов, в своем опусе «Почему погибнет Америке» писал: «Те индейские племена, которые оккупанты не могли уничтожить силой оружия, они истребляли подлостью и коварством. Самыми распространенными методами в этом роде были продажи индейцам одеял, зараженных черной оспой или другими страшными болезнями, а также отравленной водки». В рунете можно также встретить такие пассажи: «Нынешние американцы — потомки тех переселенцев, что огнём и мечом прокладывали дорогу на запад, которые сдирали скальпы с убитых индейцев и подбрасывали им зараженные оспой одеяла». «Продажа индейцам одеял, зараженных вирусом оспы, была повсеместно. И потом, какой бизнес! Ведь одно одеяло, приносящее смерть, можно было продавать много раз».

 

В тоже время, рассмотрение инцидента, легшего в основу многочисленных инсинуаций безусловно должно быть осуществлено в историческом контексте. Прежде всего необходимо ответить, что использование «биологического оружия» в войнах имеет давнюю историю. Так, еще Гомер упоминает яд, которым участники легендарной Троянской войны обрабатывали наконечники стрел и копий. Известен и эпизод из эпохи монгольских завоеваний, когда в 1346 во время осады Кафы монголы забрасывали трупы умерших от чумы воинов за стены осажденного города. Имела определенную историю традиция применения «биологического оружия» и на североамериканском континенте. Например, в 1761 году индейцы пытались заразить гарнизон форта Лигонье, отравив источник с помощью трупов больных животных. (Dixon D. Never Come to Peace Again… P.153.) 

 

Однако, нас интересует эпизод, имевший место в период так называемого восстания Понтиака. Война Понтиака (в русскоязычной историографии более известная как «Восстание Понтиака») стала одним из крупнейших восстаний индейцев против политики британской администрации в XVIII столетии. Начавшись вскоре после окончания Семилетней войны, конфликт охватил огромную территорию – район Великих озер, долину Огайо и часть территории современного штата Иллинойс.

 

Еще до подписания знаменовавшего конце войне в колониях Парижского мирного договора в феврале 1763 года, британские войска заняли на этой территории целый ряд фортов, в которых до этого находились французские гарнизоны. Параллельно этому шел процесс инфильтрации английских колонистов. Переход под власть британской короны вызвал недовольство местных племен, в большинстве своем в период Семилетней войны сражавшихся на стороне французов. 

 

Кроме того, генерал Амхерст, исполняющий обязанности командующего войсками в северной Америке упорно игнорировал все опасности, которые представляло соседство британских солдат и колонистов с агрессивными и профранцузски настроенными индейцами. В частности, из 8000 солдат находившихся в Северной Америке, примерно 4 тысячи солдат базировались в оккупированной Канаде, 1700 в Новой Шотландии и Ньюфаундленде. На огромной же территории Тринадцати колоний было разбросано чуть более трех тысяч солдат. (Dixon D. Never Come to Peace Again… P. 157-158.). В то же время, во время восстания только племенам объединенным Понтиаком в итоге удалось собрать около 3 тысяч воинов.

 

Кроме того, Амхерст отказался от широко применявшейся французами практик дарения подарков индейцам, укреплявших хрупкий союз с племенами. Французами широко применялось дарение индейцам пороха, ружей, ножей, одежды, киновари и много другого, для чего использовались выделенные королем 20 тысяч ливров. (White R. The Middle Ground: Indians, Empires, and Republics in the Great Lakes Region... P. 180). Недовольство вызвало также прекращение торговли оружием, что было связано с опасениями Амхерста по поводу возможных восстаний хорошо вооруженных индейцев. С точки зрения индейцев, британцы намеренно разоружали их. (White R. The Middle Ground: Indians, Empires, and Republics in the Great Lakes Region... P. 258). И хотя восстание вспыхнуло лишь весной 1763 года, переговоры между индейскими племенами велись начиная с 1761 года. (Dixon D. Never Come to Peace Again… P. 85-86.). 

 

Подписание мира и окончательное поражение Франции сделали войну неизбежной. 27 апреля 1763 года Понтиак, вождь Оттава выступил перед вождями племен в 10 милях от Детройта. 1 мая с отрядом из 50 воинов Понтиак совершил разведку местности вокруг форта с целью оценки сил британцев, после чего по словам французского хрониста призвал к изгнанию британцев: «Самое важное для нас, братья, это искоренить на нашей земле людей, стремящихся уничтожить нас. Вы также как и я видите, что мы больше не можем удовлетворять наши потребности, как мы это делали благодаря нашим братьям, французам. Поэтому, братья мои мы должны поклясться уничтожить наших врагов не медля более. Ничто не может остановить нас. Они малочисленны, и мы справимся с ними». (Peckham H. Pontiac and the Indian Uprising... P. 119-120).

 

7 мая с отрядом в 300 воинов Понтиак попытался взять форт Детройт хитростью, но английский гарнизон был предупрежден и план индейцев провалился. Два дня спустя Понтиак осадил форт. Параллельно осаде, отряды индейцев рыскали по округе уничтожая английских колонистов, в том числе женщин и детей оставшихся за пределами форта, поскольку несмотря на предупреждения, колонисты не восприняли угрозу атаки индейцев всерьез. (Dixon D. Never Come to Peace Again… P. 112.) 

 

К концу мая в лагере Понтиака собралось около 900 воинов. Воспользовавшись неосторожностью британцев, 31 июля Понтиак разгромил их в битве при Блад Ран. Однако это не помогло индейцам в осаде Детройта, в результате чего Понтиак в конце октября снял осаду и перешел к тактике атак на мелкие форты и поселения колонистов.

 

К этому времени пламя войны уже разгорелось далеко за пределами окрестностей Детройта. 16 мая отряд виандотов хитростью захватил форт Сандуски, убив офицера, 15 солдат и британских торговцев находившихся в форте. После этого виандоты сожгли форт. В май-июне также были захвачены форт Сент-Джозеф, Майами и еще пять фортов на территории современных Иллинойса, Пенсильвании и Мичигана. (Dixon D. Never Come to Peace Again… P.121, 126, Nester W. R. "Haughty Conquerors… P. 86-90). 22 июня индейцами был атакован форт Питт (нынешний Питтсбург). В форте к этому моменту находилось 338 мужчин, 104 женщины и 106 детей. 289 мужчин были вооружены, считая 145 солдат, 125 ополченцев и 19 пушкарей. Поскольку форт был переполнен людьми, сразу возникла опасность возникновения эпидемии оспы. (Nester W. R. "Haughty Conquerors… P. 92).

 

В это время, осознав серьезность положения, генерал Амхерст впервые задумался о возможности использования оспы против индейцев. В своем письме от 29 июня, которое Амхерст адресовал полковнику Г.Буке, готовившему в Ланкастере экспедицию в помощь осажденному форту, генерал писал: «Возможно ли распространить эпидемию оспы среди племен восставших индейцев? Мы должны использовать любую хитрость, чтобы ослабить их». (Memorandum by Sir Jeffery Amherst, May 4, 1763, HBP, series 21634, 161. Цит по. Grenier J. First Way of War… P. 144).

 

Буке ответил согласием 13 июля: «Я постараюсь заразить этих ублюдков с помощью одеял, которые могут попасть в их руки, и постараюсь не заразиться сам». 16 июля Амхерст ответил на это письмо: «Ты должен сделать все возможное, дабы заразить индейцев с помощью одеял, также как ты должен использовать любой другой метод, ради искоренения этой отвратительной расы». (Bouquet to Amherst, July 13, 1763, ibid., series 21634, 215. Цит по. Grenier J. First Way of War… P. 145). 

 

Офицеры осажденного форта по всей видимости пытались сделать тоже самое и без прямого указания начальства. Капитан С.Эквер во время переговоров 24 июня с двумя представителями (Сердце черепахи и Мамалти) осаждающих форт делаваров передал им два одеяла и носовой платок, принадлежавшие заболевшим оспой людям. (Anderson F. Crucible of War… P. 541-542).

 

Таким образом, нет никаких оснований приписывать генералу Амхерсту использование биологического оружия против индейцев. Передача одеял состоялась даже до того, как он направил первое письмо Буке. Нет также никаких сведений о том, что Амхерст пытался позже повторить эту попытку. 

 

(См. Fenn E. Biological Warfare…). Более того, неясно, связана ли эпидемия оспы с «подарком» Эквера. Хотя эпидемия оспы действительно бушевала среди индейцев весной-осенью 1763 года, безусловно ослабив их военный потенциал, нет никаких оснований связывать ее именно с переданными из форта Питт одеялами. В апреле 1764 года, в расположение британских войск добрался Гершом Хикс, плененный делаварами в мае 1763 года. По словам Хикса, эпидемия оспы бушевала среди индейцев с весны 1763 года, вызвав массовую смертность среди минго, шауни и делаваров. (Deposition of Gershom Hicks, April 14, 1764, in Papers of Col. Henry Bouquet, ed. Stevens and Kent, ser. 21650, part 1, p. 102. Цит. По: Fenn E. Biological Warfare…). Другой пленник, Джон Маккулох сообщил, что эпидемия оспы среди индейцев разразилась после контакта с поселенцами на территории Пенсильвании. (M'Cullough's report is in Archibald Loudon, ed., A Selection, of Some of the Most Interesting Narratives, of Outrages, Committed by the Indians, in Their Wars, with the White People (1808; 2 vols., New York, 1977), I, 331. Цит. По: Fenn. E.A. Biological Warfare in Eighteenth-Century…).

 

Впрочем, исключать возможность начала эпидемии в связи с инцидентом в форте нельзя. Однако, по мнению Диксона одеяла из форта Питт могли стать лишь одним из многочисленных источников инфекции. (Dixon D. Never Come to Peace Again… P. 152-155). По мнению Макконела, у индейцев к середине XVIII столетия уже был большой опыт борьбы с различными инфекционными заболеваниями, поэтому усилия гарнизона вряд ли могли увенчаться успехом. (McConnell M. N. A Country Between… P.195-196).

 

Выводы:

 

Таким образом, можно сделать ряд выводов касающихся одного из антиамериканских мифов: 

1) Безосновательным выглядит обвинение британских солдат и американских колонистов в ведении «тотальной» войны с помощью биологического оружия. Во-первых, подобные приемы ведения войны использовались еще в древности, во-вторых, к ним еще ранее прибегали и сами индейцы. 

2) Нет никаких оснований обвинять генерала Амхерста в том, что передача одеяла состоялась по его приказу. Амхерст действительно допускал возможность использования оспенных одеял против индейцев, но по всей видимости Эквер принял это решение без указаний Амхерста. 

3) Решение передать одеяла было отчаянной мерой, учитывая то тяжелейшее положение, в котором оказались люди в форте, в том числе две сотни женщин и детей, которых, в случае взятия форта скорее всего ждала бы смерть. 

4) Целью британцев было вовсе не уничтожение индейских женщин и детей, а, прежде всего, крупного контингента воинов осаждавших форт Питт. 

5) Сомнительным выглядит то, что именно переданные Эквером одеяла стали единственным источником эпидемии, поразившей индейцев района Великих озер и долины Огайо.

Link to comment
Share on other sites

  • 11 months later...

«За службу и храбрость»: подвиги сотен воинов России и 250 лет ордену Святого Георгия (ФОТО)

«За службу и храбрость»: подвиги сотен воинов России и 250 лет ордену Святого Георгия (ФОТО) | Русская весна

В конце 2019 года исполнилось 250 лет с момента учреждения ордена Святого Георгия Победоносца — высшей военной награды Российской империи, существующей и поныне Орден учрежден императрицей Екатериной II спустя год после начала русско-турецкой войны в 1769 году. Им награждались воины проявившие в бою доблесть, отвагу и смелость.

За 250-летнюю историю этой награды были удостоены сотни прославленных воинов, однако кавалерами всех четырех степеней стали всего лишь четыре человека. История символики, разновидности ордена, его самые знаменитые обладатели и привилегии, которые им полагались, – об этом и многом другом в историческом материале НИИ военной истории академии Генштаба ВС РФ. 

В 1769 году учрежден орден Святого Георгия Победоносца. Им награждались воины, проявившие в бою доблесть, отвагу и смелость.

За 250-летнюю историю этой награды были удостоены сотни прославленных воинов, однако кавалерами всех четырех степеней стали всего лишь четыре человека. История символики, разновидности ордена, его самые знаменитые обладатели и привилегии, которые им полагались, — об этом и многом другом ниже.

Идея учредить награду, даваемую исключительно за боевые заслуги, принадлежала Петру I. Однако замысел его воплотила в жизнь Екатерина II.

1_94.jpg

Отдавая должное воинской славе русской армии, императрица в 1769 году учредила новый орден. В его статуте говорилось:

Kaк Poccийcкия империи слава нaипaчe распространилась и возвысилась Bepнocтию, Xpaбpocтию и Благоразумным поведением воинского чина: то из особливой нашей императорской милости к служащим в войсках наших, в награждение им за оказанную от них во многих случаях нам и предкам нашим ревность и службу, также и для поощрения их в военном искусстве, восхотели мы учредить новый военный орден… Именоваться будет орден сей: военным святого Beликoмyчeникa и Победоносца Георгия орденом.

В статуте также указывалось:

Сей орден никогда не снимать, ибо заслугами оный приобретен.

Учреждение ордена Георгия было торжественно отмечено в Санкт-Петербурге 26 ноября 1769 года. Причем Екатерина II, как его учредительница, в тот же день возложила на себя знаки 1-й степени.

Первым георгиевским кавалером, получившим эту награду за боевой подвиг, стал подполковник Федор Иванович Фабрициан, награжденный 8 декабря 1769 года. Его отряд, насчитывавший всего 1,6 тыс. человек, 5 ноября 1769 года был окружен у Дуная семитысячным турецким отрядом. Несмотря на явное неравенство сил, Фабрициан смело атаковал противника. Турки бежали, бросив пушки и потеряв 1,2 тыс. человек убитыми.

Отряд Фабрициана, преследуя отступавших, с ходу взял неприятельский город Галац. За это отличие подполковник Фабрициан был отмечен орденом Св. Георгия сразу 3-й степени.

27 июля 1770 года за блестящую победу при Ларге, одержанную 7 июля, выдающийся русский полководец П. А. Румянцев-Задунайский был награжден орденом Георгия 1-й степени. Одновременно с ним награды 2-й степени получили генералы П Г. Племянников, Н. В. Репнин и Ф. В. Боур. Первым кавалером ордена Георгия 4-й степени 3 февраля 1770 года стал премьер-майор Р. Паткуль.

4-я степень ордена Георгия давалась также за выслугу в офицерских чинах: 25 лет — в полевой службе и 18 кампаний — в морской (при условии участия хотя бы в одном сражении). При этом с 1816 года на знаках, полученных за выслугу лет, помещались надписи соответственно «25 лет» или «18 кампаний».

В 1855 году выдача орденов Георгия за выслугу лет была прекращена. С 1845 года на знаках ордена, предназначенных для нехристиан, вместо изображения святого Георгия и вензеля помещался двуглавый орел.

2_76.jpgЗаслужить орден Георгия было чрезвычайно трудно.

Например, за первые 100 лет существования этой награды орден низшей, 4-й степени за боевые отличия получили 2239 человек, 3-й степени — 512 человек, 2-й — 100 человек и высшей, 1-й степени — 20 человек.

Высший орден Российской империи Андрея Первозванного получило более 1 тыс. человек, в то время как ордена Святого Георгия 1-й степени за всю историю его существования были удостоены 25 человек. Среди них кроме упомянутого П. А. Румянцева-Задунайского генерал-аншеф А. Г. Орлов-Чесменский (за Чесму, 1770 г.), генерал-фельдмаршал Г. А. Потемкин-Таврический (за Очаков, 1788 г.), генерал-аншеф А. В. Суворов (за Рымник, 1789 г.). Ряд кавалеров орденов Георгия 1-й степени XIX века открывает генерал-фельдмаршал М. И. Кутузов-Смоленский, награжденный «за поражение и изгнание неприятеля из пределов России в 1812 году».

После Русско-турецкой войны 1877–1878 годов орден Георгия 1-й степени не был выдан ни разу. Всего четыре человека за всю славную историю русской армии и флота стали полными кавалерами ордена, то есть имели все четыре степени: генерал-фельдмаршалы М. И. Кутузов-Смоленский, М. Б. Барклай де Толли, И. Ф. Паскевич-Эриванский и И. И. Дибич-Забалканский.

В 1869 году в связи со 100-летним юбилеем учреждения ордена император Александр II возложил на себя знаки отличия 1-й степени и послал такую же награду прусскому королю Вильгельму I.

Единственной российской женщиной (кроме Екатерины Великой), награжденной орденом Святого Георгия, стала сестра милосердия Римма Иванова, удостоенная награды 4-й степени посмертно в Первую мировую войну.

В 1916 году французская крепость Верден за мужество ее защитников при обороне так называемого «Верденского выступа» также была отмечена орденом Святого Георгия 4-й степени. Это единственный случай коллективного награждения.

3_57.jpg

Кавалеры ордена имели целый ряд привилегий. Помимо приобретения потомственного дворянства награжденный любой степенью ордена автоматически производился в следующий чин. Выйдя в отставку, кавалеры ордена имели право носить военный мундир (даже если не выслужили положенного для этого десятилетнего срока), могли изображать на своих гербах, вензелях и печатях знак ордена.

Несмотря на то что с 5 апреля 1797 года императором Павлом I были утверждены определенные взносы за получение орденов, а Александр I увеличил эти взносы в два-шесть раз (получение андреевских регалий, например, обходилось тогда в 800 руб.), кавалеры ордена Святого Георгия всех степеней, согласно его статуту, от денежных взносов освобождались. Более того, при награждении их другими орденами за боевые подвиги брать с них указанные суммы не полагалось.

Особо следует сказать о «кавалерских» пенсиях. Выплаты по ордену Святого Георгия начиная с 1869 года производились из капитала георгиевских кавалеров, который был образован к 100-летней годовщине учреждения награды за счет средств, переданных из Капитула российских орденов (30 тыс. рублей), а также личных пожертвований императора Александра II (65 тыс. рублей) и наследника престола великого князя Александра Александровича (5 тыс. рублей).

В Первую мировую войну в целях увеличения материальной помощи георгиевским кавалерам был создан Георгиевский комитет. Его возглавил брат Николая II великий князь Михаил Александрович. Уже в течение первого года деятельности в распоряжение комитета было передано в виде пожертвований от воинских частей, различных учреждений и граждан свыше 4 млн. рублей.

В статуте ордена Святого Георгия было предусмотрено создание «кавалерской думы», которая должна была «рассматривать наградные росписи и удостаивать орденскими почестями только тех, коих отменные действия и службы от обыкновенных отличены».

4_40.jpgЧлены думы, кавалеры данного ордена, гласно обсуждали на своих заседаниях поступившие на имя императора представления. Они же являлись первой инстанцией, решавшей вопрос о назначении конкретным лицам кавалерских пенсий, оказания нуждающимся кавалерам и их семьям другой помощи.

Размеры и порядок выдачи пенсий не раз пересматривались, но существовало одно неизменное правило: они полагались не всем. Был установлен «комплект пенсионеров по орденам» — скольким кавалерам данного ордена и данной его степени полагаются пенсии. Зачисление в «комплект» производилось в последовательности, зависевшей от даты награждения.

В начале XX века расписание пенсий по ордену Святого Георгия составляло:

1-й степени — шесть человек по 1000 рублей,

2-й степени — пятнадцать по 400 рублей,

3-й степени — 50 человек по 200 рублей

4-й степени — 325 человека по 150 рублей.

То есть, всего поощрялось пенсиями 396 кавалеров ордена на общую сумму в 70 тыс. 750 рублей, что составляло треть от общей суммы пенсий по всем орденам Российской империи.

Вакансии же для включения новых лиц в «комплект пенсионеров» образовывались как по смерти кого-либо из получавших орденские деньги, так и в связи с решениями верховной власти об увеличении числа поощряемых. Кроме того, после награждения орденом более высокой степени кавалер переводился и в соответствующую группу, освобождая свое место новому лицу.

Никто не мог получать двух пенсий по одному и тому же ордену (разных степеней) либо по нескольким орденам одновременно. Но это правило не распространялось на георгиевских кавалеров. Имея наряду с георгиевской наградой и другие ордена, они получали выплаты по нескольким наградам.

«Комплект пенсионеров по орденам» неоднократно пересматривался, и, как правило, цифра жалуемых деньгами кавалеров наград высших степеней уменьшалась в пользу обладателей низших. Если в 1816 году право на пенсию по ордену Святого Георгия 1-й степени имели 12 человек, то через столетие — только шесть, а количество пенсионеров ордена Святого Георгия 4-й степени за тот же период со 100 человек выросло до 325 — более чем в три раза.

Лицам, впервые удостоенным четвертой степени ордена Святого Георгия полагалось единовременное денежное вознаграждение в 115 рублей.

За счет средств капитала георгиевских кавалеров выплачивались не только пенсии и единовременные наградные. Из них поступали деньги и на покрытие расходов по обучению детей отличившихся (обычно девушек). По окончанию обучения дочерям кавалеров выплачивались некоторые суммы из так называемого «приданного капитала». Сыновья же кавалеров ордена имели преимущества при поступлении в кадетские корпуса и юнкерские училища, на их обучение переводились денежные пособия.

Солдатский знак отличия орден Святого Георгия

В 1807 году был учрежден знак отличия ордена Святого Георгия для награждения солдат и матросов. Эта награда представляла собой серебряный крест без эмали, носили его также на георгиевской черно-желтой ленте на груди.

Уже в Первых правилах, касающихся знака отличия, указывалось:

Он приобретается только в поле сражения, при обороне крепостей и в битвах морских. Им награждаются только те из нижних воинских чинов, которые, служа в сухопутных и морских русских войсках, действительно выкажут свою отменную храбрость в борьбе с неприятелем.

Заслужить знак отличия — солдатский Георгиевский крест можно было, лишь совершив боевой подвиг, например, захватив вражеское знамя или штандарт, взяв в плен неприятельского офицера или генерала, первым войдя во время штурма во вражескую крепость или при абордаже на борт неприятельского корабля. Получить эту награду мог и нижний чин, спасший в боевых условиях жизнь своему командиру.

5_37.jpg

Награждение солдатским Георгием давало отличившемуся следующие льготы: прибавку трети жалования, сохранявшуюся и при выходе в отставку (после смерти кавалера его вдова в течение года пользовалась правом на ее получение); запрещение применения телесных наказаний по отношению к имеющим знак отличия ордена; при переводе кавалеров георгиевского креста унтер-офицерского звания из армейских полков в гвардию сохранение их прежнего чина, хотя гвардейский унтер-офицер считался на два чина выше армейского.

С самого момента учреждения знак отличия военного ордена, кроме официального, получил еще несколько названий: Георгиевский крест 5-й степени, солдатский Георгии («Егорий») и др.

Солдатским Георгием № 6723 была награждена знаменитая «кавалерист-девица», героиня войны с Наполеоном Надежда Дурова, начавшая службу простым уланом.

Самые тяжелые для России годы, когда народ, движимый чувством патриотизма, вставал на защиту Отечества, отмечены и наибольшим количеством георгиевских солдатских наград. Так, во время Отечественной войны 1812 года, Крымской войны 1833–1856 годов, главным и самым ярким эпизодом которой стала героическая защита Севастополя, знаком отличия военного ордена были награждены десятки тысячи героев. Самый большой номер из бесстепенных знаков отличия — 113248. За храбрость при обороне в 1854 года Петропавловска-на-Камчатке его получил Петр Томасов.

6_20.jpgВ 1839 году для раздачи солдатам-ветеранам прусской армии, участвовавшим в сражениях с наполеоновскими войсками в 1813–1815 годов, было отчеканено 4,5 тыс. знаков, на которых в отличие от обычных Георгиевских наград на оборотной стороне на верхнем луче креста изображен вензель Александра I. Таких знаков, имевших особую нумерацию, было роздано 4264.

В 1844 году появилась разновидность знака отличия для награждения лиц нехристианского вероисповедания. На нем помещался государственный герб.

7_17.jpgУказом от 19 марта 1856 года знак отличия военного ордена был разделен на четыре степени:

1-я, высшая степень — золотой крест на георгиевской ленте с бантом из ленты тех же цветов;

2-я степень — такой же золотой крест на ленте, но без банта;

3-я степень — серебряный крест на ленте с бантом;

4-я степень — такой же серебряный крест, но на ленте без банта.

На оборотной стороне креста указывалась степень знака и выбивался, как и раньше, номер, под которым награжденный заносился в так называемый «вечный список» георгиевских кавалеров.

По новому положению 1856 года о Георгиевском солдатском кресте награждение начиналось с низшей, 4-й степени и затем, как и при награждении офицерским орденом Георгия, выдавались последовательно 3-я, 2-я, и, наконец, 1-я степень.

Нумерация крестов была новой, причем отдельно для каждой степени. Носили награды всех степеней на груди в один ряд. Уже в 1856 году солдатским Георгием 1-й степени был отмечен 151 человек, то есть они стали полными георгиевскими кавалерами. Многие из них заслужили эту награду раньше, но лишь с разделением ордена на степени смогли получить видимое отличие на мундир.

8_11.jpgВ 1913 году был утвержден новый статут знака отличия военного ордена. Он стал официально называться Георгиевским крестом и нумерация выдававшихся с этого времени знаков началась заново.

Солдатский Георгий 1-й степени № 1 получил в самом начале мировой войны, осенью 1914 года, подпрапорщик Никифор Климович Удалых, спасший знамя 1-го Невского пехотного полка.

В связи с разразившейся в 1914 году мировой войной количество награждений Георгиевскими крестами резко возросло. К началу 1917 года (уже с новой нумерацией) 1-я степень была выдана около 30 тыс. раз, а 4-я — более 1 миллиона.

Статутом 1913 года не предусматривалось награждение иноверцев особыми знаками с изображением орла. Само название «георгиевский» предполагало изображение на кресте Святого Георгия. К тому же часто сами мусульмане требовали, чтобы их награждали знаками не с орлом, а с «джигитом» (Святым Георгием).

Приказом по военному ведомству № 532 от 19 августа 1917 года был утвержден рисунок несколько измененного образца Георгиевской награды — на ленту креста положена металлическая лавровая ветвь. Отличившиеся в военных действиях награждались такими крестами по приговору солдат. Причем офицер мог быть отмечен солдатским крестом «с веточкой», а рядовой в случае исполнения обязанностей начальника — офицерским Георгием, то же с прикрепленной к ленте ветвью.

89.jpgМногие советские военачальники, начинавшие трудную военную школу еще в огне Первой мировой войны, были георгиевскими кавалерами. Среди них полный бант, то есть, все четыре солдатских креста, имели герои гражданской войны С.М Буденный, И. В. Тюленев. В. И. Чапаев и другие.

В суровые годы Великой Отечественной войны 1941–1945 годов многие солдаты, принимавшие участие еще в Первой мировой войне, с гордостью носили рядом с советскими наградами полученные много лет назад Георгиевские знаки отличия. Полный Георгиевский кавалер, донской казак К. И. Недорубов за отличия в боях с фашистами был удостоен звания Героя Советского Союза.

Продолжая славные героические традиции, в ноябре 1943 года для награждения лиц рядового и сержантского состава Красной Армии, проявивших в боях за Родину славные подвиги храбрости, мужества и бесстрашия, был учрежден орден Славы трех степеней. Знак ордена носился на орденской ленте георгиевских цветов, а статут ордена во многом напоминал статут знака отличия Военного ордена.

Георгиевские медали «За храбрость»

Первые русские медали с надписью «За храбрость» для ношения на георгиевской ленте появились в XVIII веке. Это связано с событиями Русско-шведской войны 1788–1790 годов. Они были выданы егерям гвардейского Семеновского полка за смелую и удачную атаку шведских батарей в устье реки Кюмень.

К середине XIX века серебряная медаль «За храбрость» на георгиевской ленте становится наградой для нижних чинов за разнообразные военные отличия. Этой медалью награждали иногда и гражданских лиц — недворян, за мужество в боевой обстановке.

По новому статуту 1913 года медали «За храбрость» четырех степеней получили официальное название «Георгиевских» и могли быть выданы любому нижнему чину армии и флота за подвиги в военное или мирное время. Медаль эта могла быть пожалована и лицам гражданским за боевые отличия в военное время.

Георгиевское золотое оружие «За храбрость»

27 июня 1720 года русский галерный флот в морском сражении при острове Гренгам разгромил шведскую эскадру. Победители были щедро награждены.

Командовавшему русскими силами в этом бою М. М. Голицыну была «в знак воинского его труда послана шпага золотая с богатым украшением алмазов». Это первое известное награждение золотым оружием в регулярных русских войсках. В дальнейшем известны десятки награждений холодным оружием как боевым знаком отличия, предназначавшимся лишь для военнослужащих. Получение шпаги расценивалось как высокая боевая индивидуальная награда. Уже в середине XVIII века к пожалованным шпагам прилагались императорские Грамоты, текст которых дает основание считать выдачу шпаги не подарком, а боевой наградой.

В 1775 году при праздновании годовщины мира с Турцией после войны 1768–1774 годов 11 наиболее выдающихся военачальников русской армии, в их числе и генерал-поручик А. В. Суворов, были награждены золотыми шпагами с бриллиантами. Позже великий русский полководец еще раз был награжден золотой, с драгоценными украшениями шпагой за победу при Рымнике в 1789 году.

До 1788 года получить в награду шпагу мог лишь военачальник, имевший генеральский при фельдмаршальский чин. Шпаги при этом украшались алмазами или бриллиантами. С 1788 года право быть отмеченным шпагой, но без украшений было распространено и на офицеров. На эфесе офицерской наградной шпаги появляется надпись «За храбрость».

В XIX веке золотое оружие «За храбрость» стало одним из самых почетных боевых отличий, о котором, как и об ордене Георгия, мечтал каждый командир. За сражения с наполеоновскими войсками в 1805–1807 годах многие русские офицеры и генералы были отмечены золотыми шпагами и саблями, среди них П. И. Багратион, Д. В. Давыдов, Д. С. Дохтуров, А. П. Ермолов и другие.

28 сентября 1807 года был подписан Указ о причислении офицеров и генералов, награжденных золотым оружием, к кавалерам русских орденов. Фамилии лиц, получивших золотое оружие, должны были вноситься в общий кавалерский список Капитула орденов Российской империи.

В 1855 году, в разгар Крымской войны, было указано носить при офицерском золотом оружии «За храбрость» темляк из георгиевской черно-оранжевой ленты. Близость ордена Святого Георгия и золотого оружия как по характеру отмечаемых подвигов, так и по уважению, которое вызывали имевшие эти награды, привела к тому, что в год столетнего юбилея ордена Святого Георгия в 1869 году все лица, награжденные золотым оружием, были причислены к кавалерам этого ордена и старшинство их считалось сразу после получивших орден Георгия 4-й степени.

9_15.jpg

В 1913 году появился новый статут ордена Георгия, и относящееся к этому ордену золотое оружие получило новое официальное название — «Героическое оружие» и «Георгиевское оружие, украшенное бриллиантами».

Маленький эмалевый крестик ордена Георгия стал помещаться на всех видах этого оружия, с той лишь разницей, что на оружии с бриллиантами украшался драгоценными камнями и крестик.

На генеральском оружии надпись «За храбрость» заменялась указанием на конкретный подвиг, за который пожалована награда. В начавшейся в 1914 году мировой войне Георгиевское оружие стало одной из самых почетных наград. Знаменитый генерал А. А. Брусилов за разгром австро-венгерских армий в конце мая 1916 года («Брусиловский прорыв») был отмечен золотой Георгиевской шашкой с бриллиантами и надписью: «За поражение австро-венгерских армий на Волыни, в Буковине и Галиции 22–25 мая 1916 года».

44_2.jpg

Коллективные георгиевские награды

Кроме индивидуальных георгиевских наград в русской армии существовали также и коллективные, присваивавшиеся целым воинским частям за особые боевые отличия: Георгиевские знамена и штандарты, Георгиевские трубы и сигнальные рожки.

33_2.jpg

Прообразы Георгиевских знамен, особые боевые стяги с надписями, объясняющими, за какие подвиги они выданы, были установлены Павлом I, который наградил ими в 1800 году за боевые отличия четыре полка — Таврический, Московский, Архангелогородский и Смоленский.

При Александре I наградные знамена получили еще большее отличие от простых на навершии древка вместо двуглавого орла стали прикреплять изображение креста ордена Святого Георгия, знаменные кисти стали подвешиваться не на серебряной тесьме, а на черно-оранжевой георгиевской ленте.

Первое награждение собственно Георгиевскими знаменами состоялось в 1806 году, когда Павлоградский гусарский, Черниговский драгунский, Киевский гренадерский полки и два казачьих полка Войска Донского получили: первые два — кавалерийские штандарты, а остальные — знамена с Георгиевскими крестами и лентами, с памятной надписью. В дальнейшем десятки полков русской армии заслужили эту почетную награду.

Выдавались, но реже Георгиевские флаги и боевым кораблям. Первым заслужил право поднять кормовой Георгиевский флаг линейный корабль «Азов», который под командованием капитана 1 ранга М. П. Лазарева отличился в Наваринском сражении 1827 года с турецкой эскадрой. Вторым кораблем в русском флоте, получившим право поднять Георгиевский флаг, был 18-пушечный бриг «Меркурий», который под командованием капитан лейтенанта А. И. Казарского выдержал 14 мая 1829 года бой с двумя турецкими линейными кораблями. Несмотря на десятикратное превосходство в артиллерии, туркам не удалось захватить русский бриг. Наоборот, меткими выстрелами русские моряки нанесли сильные повреждения противнику и заставили его прекратить бой.

Весь экипаж «Меркурия» был представлен к наградам (А. И. Казарский получил орден Георгия 4-й степени), а на корме брига взвился Георгиевский флаг. Одновременно было установлено, что в составе Черноморской эскадры должен всегда находиться корабль с названием «Меркурий» или «Память Меркурия», носящий кормовой Георгиевский флаг.

В русской армии был еще один вид коллективной боевой награды — Георгиевские серебряные трубы (в кавалерии — сигнальные рожки) с прикрепленными к ним серебряными Георгиевскими крестами и черно-оранжевыми лентами. Первые серебряные наградные трубы, еще без дополнительных украшений, были выданы в 1737 году батальону лейб-гвардии Измайловского полка за отличие при взятии крепости Очаков.

В 1760 года за взятие Берлина в Семилетнюю войну было выдано несколько десятков наградных труб частям русской армии, особенно отличившимися в этой операции. После 1769 года, с учреждением ордена Святого Георгия, наградные трубы украшались георгиевскими крестами и лентами.

В настоящее время в России в целях совершенствования системы государственных наград Указом Президента Российской Федерации от 8 августа 2000 года № 1463 восстановлен орден Святого Георгия Победоносца и утверждены Статут ордена и его описание, но до 2008 года награждений не производилось. Это было связано со статутом ордена, по которому удостоиться награды можно было только во время боевых действий при нападении внешнего врага. Российская Федерация таких войн за истекший период не вела.

13 августа 2008 года статут ордена был изменён и появилась возможность награждать им за проведение боевых и иных операций на территории других государств при поддержании или восстановлении международного мира и безопасности (миротворческие операции).

Первым кавалером возрождённого ордена стал командующий войсками Северо-Кавказского военного округа генерал-полковник С. А. Макаров, награжденный 18 августа 2008 года орденом 4-й степени за успешное проведение операции по принуждению Грузии к миру. За участие в этой же операции ордена Святого Георгия 2-й степени были удостоены начальник Генерального штаба Вооружённых Сил Российской Федерации генерал армии Н. Е. Макаров, главнокомандующий Сухопутными войсками генерал армии В. А. Болдырев, главнокомандующий Военно-воздушными силами генерал-полковник А. Н. Зелин.

Со дня учреждения ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия в 1769 года императрицей Екатериной Великой этот день стал считаться праздничным Днём Георгиевских кавалеров, который должен был ежегодно праздноваться как при дворе, так и «во всех тех местах, где случится кавалер большого креста».

Местом проведения главных торжественных церемоний, связанных с орденом, со времени Екатерины II стал Зимний дворец. Заседания Думы ордена Святого Георгия собирались в Георгиевском зале. Ежегодно проходили торжественные приёмы по случаю орденского праздника, для торжественных обедов использовали Георгиевский фарфоровый сервиз, созданный по заказу Екатерины II на заводе Гарднера в 1777–1778 годах.

Последний раз в Российской империи георгиевские кавалеры отмечали свой орденский праздник 26 ноября 1916 года.

21_8.jpg

В современной России этот день празднуется как День Героев Отечества (ныне 9 декабря). Памятная дата была установлена 26 января 2007 года.

В пояснительной записке к документу говорилось следующее:

Мы не только отдаем дань памяти героическим предкам, но и чествуем ныне живущих Героев Советского Союза, Героев Российской Федерации, кавалеров ордена Святого Георгия и ордена Славы.

Там же авторы законопроекта выражали надежду, что новая памятная дата России будет способствовать «формированию в обществе идеалов самоотверженного и бескорыстного служения Отечеству.

 

Материал подготовлен в Научно-исследовательском институте военной истории ВАГШ ВС РФ

Link to comment
Share on other sites

  • 2 weeks later...

Русские «Сушки» нарушили границу и отработали уничтожение авианосца США — рассказ лётчика (ФОТО)

15.01.2020 - 10:50
Русские «Сушки» нарушили границу и отработали уничтожение авианосца США — рассказ лётчика (ФОТО) | Русская весна

В этом году исполняется 20 лет одному знаменательному для современной российской военной авиации событию. 17 октября 2000 года самолет-разведчик Су-24МР и истребитель Су-27, в паре преодолев ПВО американской авианосной группировки во главе с «Китти Хок», несколько раз пролетели над авианосцем на малой высоте и выполнили его визуальную и фоторазведку. 

Визит наших «Сушек» застал боевой ордер врасплох. По сути, это было условное уничтожение авианосца. 

Военный лётчик и по совместительству автор популярного блога Fighterbomber («Хроники истребителя-бомбардировщика в отставке») взял интервью у полковника Александра Ренёва, командира эскадрильи, на «отлично» выполнившего боевую задачу, после которой многие американские военачальники лишились своих должностей.

aleksandr_renyov_0.jpg
Александр Ренёв, 2005 год

— Александр, зайду чуть издалека: какие основные задачи обычно ставятся самолетам-разведчикам и какое было у вас задание в тот день, 17 октября?

— Выявление систем ПВО соседних государств, наблюдение за военными учениями, происходящими вблизи наших границ, также «вскрытие» кораблей или группировки кораблей вблизи наших территориальных вод… Если помните, авианосец ВМС США «Китти Хок» участвовал тогда в совместных учениях с Японией, группировка находилась в Японском море и бряцали оружием участники учений достаточно недалеко от наших границ.

Соответственно, полетное задание было найти авианосную группировку, произвести фотографирование. Эта задача, в общем-то, стояла всегда.

На поиски авианосца «Китти Хок» выходили неоднократно и до этого. Удачная разведка дает возможность определить порядок построения, состав и типы вооружения на авианосце, в том числе типы самолетов, определить время действия дежурных сил.

Обывателю кажется, что махину размерами более 300 метров легко найти, но в море или океане это иголка в стогу сена. Бывало, что мы встречали палубные истребители F-18, F-14, понимали, что они с авианосца и, значит, он где-то недалеко. Но они улетали от него километров на 200, встречали, сопровождали нас, не подпускали, одним словом. Несколько раз мы находили военные корабли другого класса, снимали и даже проходили над ними. Но «вскрыть» авианосец никому не удавалось.

rabochie_budni._v_obektive_esminec_vms_s
Рабочие будни. В объективе эсминец ВМС США.

В тот день несколько экипажей были с утра на боевом дежурстве. Еще утром представители ТОФ передали координаты группировки по закрытой связи, но в генштабе достаточно долго решали, лететь или не лететь нам, поэтому вылетели мы на поиски уже в районе 15 часов. Два экипажа разведчиков в сопровождении истребителей. Я был в экипаже со штурманом Игорем Радченко, второй экипаж — Михаил Аристархов и штурман Владимир Осипов.

— Истребители знали ваше задание?

— Нет. Они вылетали с другого аэродрома по согласованию. Задача истребителей была прикрывать нас.

— Вы же искали группировку, находясь на предельно малой?

— Да, порядка 50 метров. Я понимал, что иначе нас обнаружат издалека и успеют поднять свои самолеты. Когда мы шли на предельно малой высоте, нас никто не видел и не слышал. Для того, чтобы с нами связываться, специально Су-27 подняли на высоту 12 тысяч как ретранслятор, мы через него вели доклады и связывались с другими экипажами.

Причем у наших экипажей был допуск для полетов на предельно малой, а истребитель, когда мы с ним встретились, сообщил, что у него нет такого допуска.

Говорю: «Я даю тебе допуск, прилетишь — запишешь». Пауза такая, потом: «Понял». И еще когда мы встретились после залива Преображение, смотрю, он «плавает». Спрашиваю: «Давно летал строями?» — «Давно».

Но он был просто молодец — пристроился и справился отлично. Истребитель Дима Казаринов, он тогда капитаном был.

— Далеко не все читатели блога имеют отношение к авиации, поэтому, полагаю, не все сейчас поняли, в чем сложность полета на предельно малой высоте.

— Когда летишь над водой без видимости горизонта и визуальных ориентиров и особенно если штиль, то сложно понять, летишь ты на 50-ти метрах от воды или на пятистах и выше. Мы летели на скорости под 1000 км/ч, иногда подскакивали до 100 метров, чтобы передохнуть. То есть полет очень напряженный. Поэтому по всем методическим указаниям летчик, пролетев над поверхностью 1–2 минуты на предельно малой высоте — допустим от 25 до 50 метров, — должен набрать высоту в 100–200 метров, отдохнуть и вернуться на прежнюю высоту.

— Писали, что вы нашли группировку в самый последний момент, буквально дойдя до рубежа возврата.

— Да, мы изначально понимали, что бесполезно искать группировку в районе полученных координат — за столько часов они ушли далеко. Я считаю, нам просто повезло. Искали их интуитивно. Нашел штурман. Когда я сказал, всё, уходим, он вдруг заметил на горизонте справа антенны. «Смотри, командир, — говорит, — какие-то сетки». — «Да это ж антенны!»

Начинаю подниматься, и появляется такая махина здоровая — стоит в километрах двадцати. Его прикрывал эсминец УРО. А остальная вся группа была где-то в километрах десяти, там около двадцати кораблей. Как оказалось, они отошли, потому что рядом с ним стоял танкер дозаправки. Вот мы и накрыли эсминец, танкер и авианосец.

— Проход над авианосцем — буквально секунды. Надо же еще успеть выполнить качественную фотосъемку.

— Ну да, над ним я проходил где-то на 900 км/ч. Поэтому, когда первый раз проходили, штурман переживал: «Командир, будут разрывы в фотографиях». Но вышло просто идеально. И перспектива, и панорама. Сделали все, что могли… На корабле была видна паника, конечно…

paluba_kitti_hok_0.jpg
Палуба «Китти Хок»

tanker_3.jpg
Танкер

tanker_i_avianosec_0.jpg
Авианосец и танкер 

— Это событие обросло разными байками, где-то писали, что палубники только через 30 минут взлетели. Но я так понимаю, что они сразу пытались взлететь…

— У них была тревога, они увидели нас, но они опоздали. У них есть такая 7-минутная готовность, поэтому, конечно, они подняли в воздух самолет, и когда я выполнял над ними второй заход, F-18 стоял на старте готовый взлететь. Как только я пролетел, он оторвался от палубы, и на третий заход мы уже шли втроем, потому что F-18 моментально встал рядом, а Су-27 встал между мной и им. Расстояние от меня до истребителя было метров десять и там метров десять. То есть мы шли в плотном строю. Выполняли заход где-то метрах на 400-х, потом я резко упал вниз до 50-ти, а они остались наверху. И затем я передал своему истребителю: «Все. Работа закончена, форсаж, набор высоты», — мы набрали около семи тысяч метров, а F-18 ни на один метр не отстал. Он так и летел с нами, где-то за 100 км от Владивостока развернулся и ушел.

— Американцы брали вас на автосопровождение?

— По оружию, если вы имеете в виду, то, естественно, они вели нас. Индикатор боевой обстановки на самолете весь мелькал-светился, потому что по нам сразу стали работать локационные станции, системы обнаружения и наведения.

— Почему только один взлетел?

— Нууу, это же все было скоротечно. К тому же я сразу передал координаты авианосца экипажу Аристархова. И вот их уже перехватила пара с авианосца. Но ниже пятисот метров ему не дали снизиться. Подходили под него, включали перед ним форсаж. Из-за таких действий возможна остановка двигателя, а на пятистах метрах остановка двигателя — это сразу катапультирование. Он тоже сфотографировал их с разворота, но это уже было расстояние в несколько километров.

— Пытались ли американцы с вами связываться по радио? — ну, типа, вы нарушаете границу…

— Нет, не связывались. Но сложность в том, что связаться с нами можно только на аварийной частоте, у нас она постоянно включена. На этой частоте, кстати, с нами нередко связывались японцы, т. к. мы часто летали в нейтральных водах и проходили вдоль границ. Вот у них постоянно фразы звучали такие: «Русский самолет, вы приближаетесь к территориальным водам Великой Японии…» Вот мы, кстати, никогда не говорим Великой России по радиообмену, а они всегда говорили:)…

А американцы просто не успели. Мне повезло, что я их так выловил врасплох. Поэтому у них и поснимали многих — практически все ПВОшники были сняты с авианосца в качестве наказания, потерпел фиаско командир крыла — полковник, такой же молодой как я, его сняли с должности.

Но сразу скажу, что я однозначно нарушал государственную границу. Потому что в зависимости от водоизмещения судна стоят ограничения по проходу высоты с правой и левой стороны, кормы и носа, когда нельзя проходить над этим судном, потому что это является госграницей. И над авианосцем мне надо было пройти не ниже 3600 метров.

aleksandr_renev_s_synom_0.jpg
Александр с сыном

— Были же случаи неоднократные, когда самолеты-разведчики не возвращались. В 1964-м году, 68-м, 80-м. Вы же все это знали, когда летели?

— Конечно. У меня полетов в нейтральные воды более 600. И днем, и ночью. Мы знали, что пропадали в нейтральных водах наши воздушные разведчики. Понятно, что причины могли быть разные. Но даже при удачном катапультировании, в случае чего остается только ждать, когда тебя найдут и заберут.

— В любом случае вы понимали, что рискуете?

— Да. Если бы мы были на тот момент в состоянии конфронтации, нас бы, не задумываясь, сбили. При третьем заходе точно. И были бы правы.

— В наших СМИ об этом событии достаточно много писали, иногда даже не понять, что было на самом деле, а что — домыслы. Например, что экипаж, проходя над авианосцем, выпускал шасси, что американцы в страхе рубили шланги, соединяющие с танкером, так как они мешали взлететь самолетам.

— Про шасси глупость несусветная и фантазии журналистов. Никто, конечно, не выпускал никаких шасси. А шланги они действительно отстегивали, чтобы увеличить скорость авианосцу. Шланги мешали ему набрать нужную скорость, при которой обеспечивается безопасный взлет/посадка для самолетов.

— Когда вы вернулись, что сказало наше командование, когда увидело ваш объективный контроль?

— Во-первых, я сразу доложил с воздуха по радиорелейной связи координаты и информацию. Сразу же доклад пошел в вышестоящий штаб и оттуда вылетел самолет за результатами. Потом по телевизору был репортаж, Главком ВВС выступал.

— А лично вам что сказали? Молодец?

— Ну типа такого (смеется). Командир полка был очень доволен. Потому что мы выполнили боевую задачу, в которой даже сомневались — делать или не делать. Когда вернулись, нас уже на базе ждали и технический состав, и летный. Потом еще командующий армии дня через четыре вызвал экипажи разведчиков в управление армии в Хабаровск, принял нас, побеседовали, доложили ему все подробности полета.

aleksandr_renyov2_0.jpg

— Представляю, какой кураж был у истребителя после выполнения этой задачи, с учетом того, что до этого столько не летал…

— Конечно. Мы потом когда встретились на Центральной Угловой, истребитель сопровождения стал рассказывать, что видел и как летел, стал в полку героем. Они тогда редко летали, только когда приглашали на прикрытие. И потом еще смеялись: он подошел к командиру полка и говорит, разведчик мне допуск выдал на полеты на предельно малой, где, мол, расписаться (смеется). Я-то в качестве юмора сказал, типа держись, боевая задача, ее надо выполнять. Потому что если бы он стал подниматься выше, он бы просто демаскировал нас.

— После того случая американцами были приняты новые вводные, и теперь вряд ли такое возможно повторить.

— Да, но после этого пролета все учения с авианосцами в Японском море американцы прекратили, а до этого ежегодно проводили их в разное время, чувствовали себя там хозяевами.

— Если читать СМИ тех лет, этот случай иногда подается с некоей долей хвастовства или даже превосходства, тогда как у вас чувствуется уважение к противнику.

— Однозначно. Недооценивать противника или хвастаться не было смысла. Сильный противник. Мне, во-первых, нравилась летная натренированность американцев и японцев. Я с ними часто сталкивался в воздухе.

— Что американцы — сильный противник, видно даже уже по тому моменту, когда вас F-18 перехватил на третьем заходе, раз он шел в 10 метрах и не боялся опасных маневров.

— Да, подошел плотно, слетанный, встал и стоит. И вообще, у летчиков, независимо от национальности и принадлежности, если мирное время, есть эта некая летная спайка — летчики с уважением друг к другу относятся. Зачастую мы, когда пролетали рядом, приветствовали друг друга рукой — американцы там или японцы. Естественно, если начнутся боевые действия, тут уже плевать на все уважения, бой есть бой. Хотя элементы уважения проявлялись у летного состава и во время Великой Отечественной войны. У настоящих летчиков, а не у тех, конечно, которые добивали прыгнувших с парашютом.

yaponskiy_letchik_na_f-15_0.jpg
Дежурные полеты: Японский летчик на F-15

yaponskiy_letchik_na_f-4_0.jpg
Дежурные полеты: Японский летчик на F-4

— Какой у вас общий налет?

— У меня 3000 часов налета, около 900 вылетов на специальные задания. Я пролетал 36 лет и уволился в 54 года, причем причиной было не состояние здоровья, а семейные обстоятельства. То есть мог бы еще летать. С 21 на 22 августа 2009 года я совершил крайний полет.

— На каких самолетах летали и в какой должности закончили службу?

— Летал на L-29, Ил-28, на Як-28 всех модификаций, на Миг-25РБ, Су-24. Ушел с должности старшего инспектора-летчика управления армии, в звании полковника.

— Как так получилось, что вы столько налетали с учетом малолётных 90-х?

nakanune_novogo_goda_odnokursnik_boris_i
Накануне Нового года однокурсник Борис Ишков подарил Александру Ренёву картину, которую сам нарисовал. На заднем плане можно разглядеть авианосец

— Другие виды авиации действительно летали мало, был такой период. Кроме нас, разведчиков. Потому что вышестоящий штаб постоянно ставил нам задачи, и мы были очень хорошо подготовлены. Для других летчиков было удивительно, что мы мало того что постоянно летали, еще и по разным маршрутам. Пришла задача, проложили маршруты на картах и полетели — то на южные моря, то на оперативные аэродромы, то в Тихий океан, а они постоянно оттачивали мастерство по избитым маршрутам, на полигонах. Коллеги к разведчикам относились с уважением. И уровень подготовки у нас был высокий.

— А какие у разведчиков дополнительные летные навыки?

— В плане применения оружия практики было мало, за исключением на Миг-25РБ — там бросали сверхзвуковые бомбы. На остальных самолетах мы были готовы, но не использовали оружие. У нас акцент был на разведку, а это найти цель, выполнить точный проход, выдерживать самолет по направлению. Маневрирование от предельно малых высот до стратосферы. То есть техника пилотирования. Мы были подготовлены для работы во всех метеоусловиях. Вот взять даже 78-й год, когда возник конфликт между Северным Вьетнамом и Китаем, первыми, кого послали на воздушную разведку гос. границы, как раз нас. И я туда попал. Но это отдельная история…

Еще для разведчиков штурманские навыки большое значение имеют. Не только штурман должен иметь высокую квалификацию, но и сам летчик-командир экипажа должен быть очень хорошо подготовлен в штурманском деле.

Кстати, Игорь Радченко, с которым мы над авианосцем пролетели, был очень профессиональным штурманом, на которого полностью можно было положиться, мы с ним 7 лет пролетали и сейчас общаемся. Мне вообще всегда со штурманами везло. А когда я был молодым летчиком, мне приходилось все рулить самому, поэтому у меня и навыки вырабатывались, и карты я сам рисовал, но зато хорошая школа была. Вообще, разведчик — лучшая профессия среди летчиков, на мой взгляд. Много полетов, самостоятельности и автономности.

para_su-24mr_0.jpg
Пара Су-24 МР

P. S. За выполнение этой боевой задачи Александра Ренёва наградили орденом «За военные заслуги», Михаила Аристархова медалью к ордену «За заслуги перед Отечеством» с мечами, медалью Нестерова наградили обоих штурманов и пилотов истребителей сопровождения.

 

Фото из архива Александра Ренёва

Fighterbomber

Link to comment
Share on other sites

  • 2 weeks later...

Как Новороссия стала настоящим «Эльдорадо» для переселенцев со всей Европы (ФОТО)

Как Новороссия стала настоящим «Эльдорадо» для переселенцев со всей Европы (ФОТО) | Русская весна

Шведы и шведские поселения на территории Новороссии, или немного о «шведском» прошлом, настоящем и будущем в составе «Украинского Государства» (УГ).

Современная украинская машина пропаганды уверяет весь мир в том, что «Украина и украинцы» проживали на территории современного «Украинского Государства» на протяжении последней тысячи лет.

Украинские учебники истории повествуют о том, что «украинцы проживали и за Днепровскими порогами, и на Слобожанщине, и по берегам Черного и Азовского морей ещё задолго до того, как была построена Москва».

Но давайте обратимся к истории «молодых» поселений на территории Новороссии, ведь согласно альтернативной (а точнее сказать — «адекватной») истории, в конце XVIII века Новороссия стала настоящим «Эльдорадо» для болгарских, сербских, хорватских, греческих, немецких и многих других переселенцев!

Русский Императорский дом предоставлял такие льготы, такие ссуды и земельные наделы всем желавшим поселиться в Новороссии, что сюда потоком хлынули переселенцы со всей Европы!

Но как же «украина и украинцы», которые должны были жить на берегах Черного и Азовского морей?..

Напоминаем: в связи с опасным соседом в лице Крымского Ханства многие столетия территория современной Новороссии носила название «campus desertus», то есть «дикое поле».

Жить здесь можно было, но как в печально известной истории с употреблением мухоморов в пищу — «лишь один раз». Другими словами: приходи и живи себе на берегах Черного и Азовского морей, но когда придут татары — быть тебе невольником на одном из рынков по продаже рабов в Османской империи.

shveciya_04.jpg

И вот мы плавно подошли к главному объекту нашего повествования, а именно: к шведским поселениям на территории нынешней Херсонской области Украинского Государства. А дело было так…

После блестящих побед Русского военного гения над Турцией в двух больших войнах второй половины XVIII века территория современной Новороссии постепенно начала принимать нескончаемые потоки переселенцев, которым была обещана защита, ссуды и земли.

Именно вследствие таких процессов и по приглашению Русской администрации региона в 1782–1783 гг. в Новороссии селятся первые шведские переселенцы с острова Даго.

Свое поселение они называют незатейливо — Gammalsvenskby, или на местном шведском диалекте Gammolsvanskbi (нем. Altschwedendorf). Однако, на данный момент данное поселение более известно широкой общественности под названием с. Старошведское, Бериславского р-на, Херсонской обл., Украинского Государства.

Чуть позже, в 1804 году, неподалеку от шведов селятся и немецкие колонисты, которые основывают три своих поселения: Шлангендорф, Мюльхаузендорф и Клостердорф.

Спустя 80 лет после «подселения» к шведам немцев в русской печати встречаются упоминания о том, что в Швеции и Великом Княжестве Финляндском проводился сбор денег и других пожертвований, в результате чего в 1885 году в селе была открыта заложенная в 1882 году шведская церковь. В Старошведское слали также литературу на шведском языке (в основном старые нравоучительные и религиозные книги: в 1908 году в библиотеке было всего около ста «достойных чтения томов»).

Преподавание в школе велось на русском, но существовали также уроки родного языка и катехизиса на шведском (правда, как указывается в Nordisk familjebok, в 1908 году платили учителю-шведу «крайне плохо»).

Вместе с тем, шведы из поселения Старошведское пережили и революцию 1917 года, и диктатуру УНР, и коллективизацию в составе УССР, и 1991 год «великого развала», и «лихие девяностые». Более того, 2 октября 2008 года шведское поселение Херсонщины (читайте — с. Старошведское) посетил король Швеции Карл XVI Густав со своей женой королевой Сильвией!

На данный момент с. Старошведское входит в состав пос. Змиевка, Бериславского р-на, Херсонской обл., которое включает в себя поселения Шлангендорф, Мюльхаузендорф, Клостердорф и Старошведское (Gammalsvenskby). Сам же пос. Змиевка местные жители называют не иначе, как Шлангендорф (Schlangendorf).

shveciya_01.jpg

Но даже в самом страшном сне жители деревни не могут себе представить свою «украинскую историю», в которой они «якобы переселяются на украинскую землю по просьбе украинских властей».

Нет, ни в коем случае! Каждый житель помнит и бережно хранит в своем сердце память о том, что его предки переселились со шведского острова Даго на русскую землю Новороссии!

shveciya_02.jpg

И переселились шведы по воле Русской, а не «протоукраинской» администрации. И строили шведы свои шведские дома на русской земле, за русские рубли, используя русский лес и русские кирпичи, привезенные на конной тяге из русского города Херсона!..

shveciya_03.jpg

Запомните: шведы Херсонской области — живое доказательство эфемерности, лживости и несостоятельности всей украинской идеи, украинской нации и Украинского Государства!

 

Далиант Максимус, специально для «Русской Весны»

Link to comment
Share on other sites

Афон и Греция: «Адольф Гитлер, великий Царь Европы» (ФОТО)

Афон и Греция: «Адольф Гитлер, великий Царь Европы» (ФОТО) | Русская весна

История нам преподаёт интересные и удивительные уроки, некоторые «совпадения» с современностью просто шокируют последовательностью текущих обстоятельств. О чем же речь?..

В апреле 1941 года гитлеровские войска вторглись в Грецию и оккупировали эту страну. Первоначально это были болгары. Болгарское правительство намеревалось присоединить гору Афон к Болгарии, а это означало, что гипотетически большинство монастырей могли заселить болгарами.

В связи с этим Священный кинот горы Афон (правительственный совет монашеской республики, состоящий из игуменов 20 монастырей), находящийся в управленческом центре Карелии, решил обратиться за покровительством непосредственно к Адольфу Гитлеру: «Его Превосходительству канцлеру славного Германского государства, господину Адольфу Гитлеру».

Как вы понимаете, противоположное мнение меньшинства (не греческих монастырей) на этом совете, а именно русского, сербского, грузинского, а тем более болгарского, не принималось во внимание.

Послание было составлено иеромонахом Гавриилом и переведено на немецкий язык монахом Герасимом (Менагиасом), насельниками Дионисийского монастыря.

afon_monastyr_dionisiat.jpg
Афон, монастырь Дионисиат

Священный кинот просил Гитлера «взять Афон под своё высокое покровительство и попечение». Послание было утверждено на заседании Священного кинота 26 апреля 1941 года.

И здесь, заметьте, проявились исторические способности совсем не святости греков. Вы только вдумайтесь, до какого нужно было дойти шовинистического великовизантийского блюдолизства и лицемерия, чтобы вместе с письмом отправить образ самого Гитлера в иконографическом виде.

Его сделал известный афонский мастер резьбы по дереву, греческий монах Арсений Ксилоглиптис (резчик) из скита Святой Анны, с надписью на греческом «Адольф, великий царь».

podarok_gitleru_ego_ikony.jpg
Вручение Гитлеру его иконы

Существует фотография этой иконы, которую по понятным причинам греки не афишируют.

Духовенство и монахи-эллинисты, а вместе с ними и большая часть мирян до сих пор живут с таким сознанием, для которого любая действительность преломляется по модели византийского политического мировоззрения, в основе которого лежит тоталитарное византийско-римское понятие о государстве (стоит вспомнить, хотя бы, что монах Критовул писал дифирамбы новому императору ромеев — завоевателю Константинополя мусульманину Мухаммаду II 1453 г.).

Лично Гитлер не был в восторге от такого византийского идолопоклонства, он заявлял: «Если монахи с горы Афон вдруг объявят себя преемниками византийских императоров, то это надлежит немедленно пресечь» (29.06.1942, «Застольные разговоры Гитлера»).

kareliya_1941_afonskie_monahi_s_soldatam
Карелия, 1941 г., афонские монахи с солдатами вермахта

Гора Афон была включена непосредственно в зону оккупации германских войск, куда был назначен немецкий комендант. Фашисты первыми проложили на Афоне дороги и провели электричество. Это обязывало к тому, что во всех монастырях был вывешен портрет Гитлера, в том числе и в русском Свято-Пантелеимоновском, в «Царских покоях».

Но этот монастырь первым, уже в 1942 г., снял портрет рейхсканцлера (фотографии Гитлера в этом году там уже не было), в отличие от греческих, где портрет Гитлера висел до конца оккупации. В период войны русский монастырь больше всего был угнетаем от ревнителей эллинизма, претерпевал голод, а русскую братию затравливали и вытесняли из монастыря.

Еще до прихода «спасителей» гитлеровцев в 1941 г. на греческих монастырях висели вывески, написанные большими буквами: «Адольф, великий царь Европы!»

Большой портрет в виде картины висел в монастыре Ксиропотам, его фото представлено в книге, подготовленной членами немецкой экспедиции. А ведь их никто не принуждал к такой «афонской святости».

При этом прослеживается интересная наследственная закономерность в связи с современностью. Оказывается, именно те греческие монастыри, которые сегодня поддержали раскольническую деятельность патриарха Варфоломея по признанию раскольников «ПЦУ» и служения с ними и с латинянами, вывешивали надписи, прославляющие Гитлера как великого царя Европы.

В июне 1942 года Святую Гору посетили корреспонденты немецкого информационного агентства DNB. Священный кинот в 1943 г. распространил через них своё заявление, в котором выразил благодарность Германии за её политику в отношении Афона. Кинот также заявил о поддержке усилий Третьего рейха в войне с Советским Союзом. Частично процитирую:

«С великим умилением следили мы за мужественной борьбой немецкой армии и её союзников… Всюду, куда приходят немецкие войска, восстанавливается религиозная жизнь и снова звонят церковные колокола… Священная община на святой горе Афонской с уверенностью ожидает победы защитника христианства — немецкого рейха и его союзников. Она молится, да благословит Господь победоносное оружие вождя рейха, и шлёт верующим в восточных областях свои сердечные поздравления и искреннейшие пожелания добра». (Церковное обозрение, 1943 г., № 6. С. 8).

Напомню, что такое сердечное заявление, поздравление, «пожелания добра» происходит в период массового уничтожения народов Европы, кровавых расправ над мирным населением, когда в концлагерях на полную силу дымили печи крематориев.

Аналогично по поводу «великого царя Европы» Гитлера высказывались и другие иерархи Элладской Церкви. Митрополит Фессалоникский призывал возносить молитвы «за всех тех, кто с оружием в руках борется на Восточном фронте против безбожного большевизма и этим даёт возможность нам свободно исповедовать православную веру». Митрополит Флоринский Василий выражал «глубокую благодарность всего цивилизованного человечества вождю германского рейха». Митрополит Халкидский Ириней призывал Божье благословение на германское оружие.

1941_privetstvie_grecheskogo_episkopa_st
1941 г., приветствие греческим епископом старшин немецкой армии

Интересно, что позиция русских и греческих простых монахов-отшельников была весьма твердой: немцы — захватчики, компромисс невозможен. Так и сейчас простые монахи-отшельники категорически против раскольнических действий патриарха Варфоломея.

Но, может быть, гитлеровцев-греков можно оправдать тем, что они боролись против безбожия и большевизма, ревновали за чистоту канонов, за спасение Русской Церкви и русского народа от безбожия в тех сложных исторических обстоятельствах?

Да вот нет, когда гитлеровцы оккупировали Польшу и Западную часть УССР, то на этих землях, на канонической территории РПЦ они организовали церковный раскол, известный под названием «раскол Поликарпа Сикорского» (1942–1944гг.).

Этих раскольников, нарушая все каноны, как и сегодня, признал Константинопольский патриархат. Поликарп Сикорский известен своей открытой антисемитской и русофобской пропагандой.

polikarp_sikorskiy_s_fashistami.jpg
В центре на фото: Поликарп Сикорский с фашистами

Но этому предшествовало еще одно чудовищное каноническое преступление, т. е. вмешательство константинопольского патриарха Григория Седьмого в каноническую территорию РПЦ — это создание под влиянием политических сил Польской Автокефальной церкви в 1924 г, а также признание расколов «Живоначальной церкви» и Липкивцев.

Диаспорные остатки украинских раскольников Липкивцев, Поликарповцев были организованы за рубежом в церковные структуры с неканонической «апостольской» иерархией под названием УПЦ в Канаде и УПЦ в США, которые вошли в состав в константинопольского патриархата в 1990 г. и 1994 г.

Как известно, сейчас современная секта «ПЦУ (Православная церковь Украины, как ее назвал константинопольский патр. Варфоломей)» героизирует помощников гитлеровцев, например «епископ» Луцкий и Волынский Михаил (Зинкевич) освящает храм в честь убийц УПА* как «святых украинских мучеников-героев», которые устроили геноцид полякам, русским, чехам в УССР и тем украинцам, которые не разделяли бандеро-фашистские убеждения убийц-«самостийников».

Хочется задаться вопросом, что это — совпадение, случайность или наследственность предательства веры в Бога греческих афонских монастырей, греческих иерархов Элладской, Константинопольской, Александрийской Церквей в угоду политическим предпочтениям?

Интересное «совпадение», что константинопольский патриарх Варфоломей украинских националистов, которые убивают других только за то, что они русские, или украинцев за то, что те не разделяют их бандеро-фашистские идеалы, отбирают насильно храмы у представителей иной конфессии, распространяют ксенофобию, русофобию, антисемитизм, не обладают апостольской преемственностью, канонизируют фашистских пособников-убийц, вдруг, по мановению американской волшебной палочки, назвал «Православной Церковью Украины»!!!

И, мало того, признавшие «ПЦУнов» греческие иерархи с ними служат, дискредитируя каноническую Украинскую Православную Церковь.

Как тогда, признавая Гитлера «великим царем Европы», тем самым легитимизируя чудовищные преступления против человечества фашистских мразей, так и сегодня, признавая раскольников, легитимизируют, «благословляют» убийства православных христиан, захваты храмов, гражданскую русофобскую войну в угоду политическим интересам США и греческому шовинистическому этнофилитизму.

Как же мерзко было видеть, когда весьма почтительные и влиятельные в православном мире архимандрит Ватопедского Афонского монастыря Ефрем  и Александрийский патриарх Федор сначала заявляли о поддержке гонимой Церкви УПЦ, а потом целовались с раскольниками и провозглашали их на службе…

otprysk_daniila_chekalyuka_epifaniy_dume
Отпрыск Даниила Чекалюка (покойного «архиерея» Ровенского УПЦ КП), называемый Епифаний Думенко глава «ПЦУ», он же Сережа Чекалюк, и «старец» Ефрем, архимандрит Ватопедского монастыря

Хочется по этому поводу вспомнить библейское исповедование святых мучеников Маккавейских, когда старца Елеазара принуждали под угрозой смерти, хотя бы притворно, на показ съесть идоложертвенное мясо, на что он ответил: «ибо недостойно нашего возраста лицемерить, дабы многие из юных, узнав, что девяностолетний Елеазар перешел в язычество, и сами вследствие моего лицемерия, ради краткой и ничтожной жизни, не впали через меня в заблуждение, и через то я положил бы бесчестие и пятно на мою старость. Если в настоящее время я и избавлюсь мучения от людей, но не избавлюсь теперь с жизнью, сам я явлюсь достойным старости, а юным оставлю добрый пример — охотно и доблестно принимать смерть за досточтимые и святые законы. Сказав это, он тотчас пошел на мучение» (2 Мак.6:24-28).

Но, к глубокому сожалению, исповедование веры в истинного Бога ни архимандриту Ефрему, ни Александрийскому патриарху Федору и другим греческим иерархам, признавшим секту «ПЦУнов» церковю, не свойственно.

Только каноническая церковь УПЦ, находясь в гонении, не лицемерит перед лицом смерти и достойно, как мученики Маккавейские, держит ответ перед Богом во главе с современным исповедником, блаженнейшим митрополитом Онуфрием — «наша Церковь основана Христом»!

onufriy_2.jpg

Дорогие отцы, братья и сестры Церкви-мученицы, с нами Господь, Он еще две тысячи лет назад сказал нам:

«В мире будете иметь скорбь; но мужайтесь: Я победил мир» (Ин. 16:34).

 

Доктор богословия, писатель-публицист, протоиерей Олег Трофимов, для «Русской Весны»

Link to comment
Share on other sites

  • 3 months later...

Как армяне казаков встречали. Восстание Хмельницкого и диаспора

Как армяне казаков встречали. Восстание Хмельницкого и диаспора
28 мая в Армении отмечают день республики и это отличный повод вспомнить об одном из эпизодов жизни армянской общины Украины - а именно о лихих временах казацкого восстания. Какое место армянская община занимала в жизни Речи Посполитой и как это положение изменилось в период войны Хмельницкого с поляками?

К началу восстания Хмельницкого на современных украинских территориях проживало чуть меньше 12.5 тыс. армян — примерно половина из них жила на территориях Речи Посполитой — а остальные проживали на пограничных территориях Габсбургов, Османской империи и их вассалов.

Откуда на Украине взялись армяне вопрос сложный, хотя известно, что абсолютное большинство из них были местными и только 200-300 относились к заграничным (т.е. родом из Персии и других восточных государств).

Гораздо проще дело обстоит с определением того, чем армяне занимались — преимущественно торговлей (в основном с восточными странами) и ремеслами с высокой добавленной стоимостью (изготовление предметов роскоши). В отличие от евреев, занимавших промежуточное положение между городом и деревней (значительное число евреев в городах с лихвой компенсировалось стимулируемым шляхтой переселением евреев в сельскую местность и пригороды), армяне практически поголовно селились в городских центрах и были заметным меньшинством в Каменце, Киеве и Львове.

При этом их положение было очень неоднозначным ввиду сложного характера Речи Посполитой (свет на эту тему проливает серия работ львовского историка Ярослава Дашкевича, использованных при написании этой статьи).

С одной стороны, король и шляхта были заинтересованы в привлечении армян как важных контрагентов в торговле с богатыми странами Востока (очень важное значение для верхушки Речи имел импорт предметов роскоши), поэтому верхними слоями и королём были гарантированы защита свободы вероисповедания и имущества армян. Проблемы, однако начинались в городах, немногочисленность и малонаселённость которых с лихвой компенсировались огромной степенью их автономии.

Городские элиты Речи Посполитой были очень пестрыми по составу — колоссальную роль в их развитии играли немцы и другие иностранцы (большой след оставило даже такое экзотическое меньшинство как шотландцы которых в Польше насчитывалось около 30 тыс. человек). Но их всех объединяло католичество и все некатолики подвергались жесткому прессингу.

Армяне как комплементарное меньшинство в массе своей согласились на унию с католиками в 1630 по образцу православно-католической унии 1596 года чтобы повысить свой статус — однако никакой пользы это решение не принесло, прессинг не ослаб и в стране даже начался исход армян за пределы Речи Посполитой.

К моменту начала восстания казаков хитроумные поляки превратили изначально лояльных армян в озлобленное меньшинство.

В войне Хмельницкого огромную роль играла осада городов и залогом спокойствия поляки считали не только прочность крепостных стен, но и надежность тыла. А с этим не всё было однозначно…

С польской стороны опасались восстания армян. Станислав Темберский описывая осаду Каменца прямо говорил о том, что «казаки надеялись поднять восстание среди многочисленных схизматиков и других симпатизантов, включая армян и прочих».

Нужно сказать страх поляков был небезосновательным — на стороне казаков можно было действительно встретить армян. Например, там было несколько командиров армянского происхождения (Фёдор Ярмяк, Василий Сараджин и Иван Оручияненко), а при осаде Яворова несколько местных армян поддержали казаков.

В целом отношения между казаками и армянами были очень позитивными, во многом потому что армяне были очень полезны обеим сторонам конфликта (королевским войскам и казакам) как важные торговые агенты. Проблемы начинались уже со стороны крымских союзников Хмельницкого, которые поехали на эту войну ради богатой добычи (и кто как не армянские купцы мог стать её источником в разорённой войной местности).

С другой стороны, несмотря на все трудности, война Хмельницкого дала армянской общине дополнительные возможности по обогащению — под раздачу со стороны казаков и шляхты попали их конкуренты, еврейские купцы. Польские власти смотрели на операции армян сквозь пальцы примерно, как сегодня руководство Украины смотрит на вывоз донбасского угля через Мариуполь.

Отчасти это делалось и затем, чтобы поддерживать каналы связи с мятежными казаками, с которыми король надеялся договориться. Так, главным переговорщиком от Львова на переговорах с Хмельницким был один из лидеров армянской купеческой диаспоры города Христофор Захнович, который также успешно торговал с казаками во время осады.

Встаёт вопрос почему не отличавшиеся терпением поляки дозволяли такую двойную игру. Но у них в этом тоже был свой интерес: через посредничество армянских купцов получалось вернуть добычу казаков в руки поляков.

Например, львовский армянин Якобович в 1651 продавал сопровождал польскую армию и продавал ей то, что скупил у казаков. 

С позиции казаков армяне были важны как источник быстрой продажи награбленной добычи, отягощавшей войско (запорожцам необходимо было быть очень мобильными) и посредники в дипломатических сношениях с поляками.

И конечно обеим сторонам армяне были нужны как источник новостей и посредники в выкупе пленных, поэтому за исключением крымцев, армян никто не трогал.

При этом, стоит сказать, что, хотя симпатии армян клонились скорее в сторону казаков и России, они работали на все стороны: в 1648 году они вместе с греками выкупили в Крыму большую группу польских офицеров, включая гетманов Вишневского и Потоцкого, а в 1655 году помогали русскому посольству в Крыму освободить группу православных украинских невольников.

Собственно, за то армян высоко ценили все стороны конфликта.

По большому счёту, восстание Хмельницкого помогло армянам также укрепить свои позиции на польской стороне — в «военное время» полякам было важно сохранить лояльность городов, где армяне играли диспропорционально большую роль, поэтому на это время прессинг со стороны католиков ослаб. В 1651 польский король даже даровал армянской общине расширение её торговых привилегий.

Но эта победа оказалась временной — после того как Левобережная Украина отошла к России, региональная шляхта и бюргеры Польши сосредоточились на очищении Польши от «некатолического» элемента и все привилегии у армян под их давлением забрали.

Однако вскоре последовала череда военных конфликтов Польши с Россией, Швецией и Османской империи которые привели к потрясениям столь сильным, что армян полякам пришлось оставить в покое, а сами армяне смогли сохранить и общину, и свои позиции как контрагенты для всех заинтересованных сторон.

История армянской диаспоры Украины в период восстания Хмельницкого это интересный пример того, как меньшинство может маневрировать в условиях восстания между репрессиями суверена и инсургентами.

Также показательно и то, что поляки не вынесли никаких уроков из этой истории и продолжили прессовать армян. При этом насилие и ограничительные меры не были чем-то системным — в основном это было самодеятельностью местных элит. Что наводит на мысли о том, что рыхлая и отчаянно борющаяся за сохранение территориального единства полития может быть опасной даже для лояльных меньшинств.

Всё это очень напоминает историю сегодняшней Украины.

Link to comment
Share on other sites

  • 4 weeks later...

Уманская резня. «Пик освободительной борьбы украинского народа» или этническая чистка

Уманская резня. «Пик освободительной борьбы украинского народа» или этническая чистка
21 июня 1768 года гайдамаками была взята Умань (ныне - Черкасская область), после чего несколько дней шла резня еврейского и польского населения. Это событие стало одной из основополагающих частей украинского мифа и вдохновляло погромщиков более поздних времён на повторение зверств. Как это было и кто прославил убийц, мы расскажем в этой статье

Предательство со всех сторон

Местечко Умань принадлежало графу Салезию Потоцкому. Еще в 1749 году на город впервые напали бандиты, именовавшие себя гайдамаками: они сожгли часть Умани и убили многих поляков и евреев, находившихся там. В 1761 г. граф отстроил город и учредил в нем ярмарку; в это время здесь проживало около 450 евреев.

В 1768 году на правом берегу Днепра, принадлежащем Речи Посполитой, началось крестьянское восстание, участники которого — местные крепостные и беглые запорожские казаки — назвались гайдамаками. Их возглавил российский подданный Максим Железняк (Зализняк).

В июне в хорошо укрепленной Умани нашли убежище тысячи евреев и поляков из соседних местечек.

Когда повстанцы двинулись на Умань, губернатор (управляющий графа и комендант) Младанович послал против них местных казаков под командованием сотника Ивана Гонты. Однако тот, несмотря на богатые подарки, полученные от еврейской общины, перешел на сторону гайдамаков и вместе с ними осадил Умань, перебив всех евреев и поляков, не успевших укрыться за городскими укреплениями.

Вскоре отряды Железняка и Гонты ворвались в Умань (по некоторым сведениям, их впустил Младанович, положившись на обещание Гонты пощадить поляков). Около трех тысяч евреев укрепились в синагоге и под руководством Лейбы Шаргородского и Моше Менакера отразили натиск гайдамаков, пытавшихся взять ее штурмом. Повстанцы разрушили здание пушечным огнем, и все защитники погибли.

Сам Железняк на допросе скромно вспоминал: «Как скоро в местечко Умны вошли, то хотя по нас и было из одной прежде пушки, а потом из мелкого ружья выстрел, однако нам никакого урону, кроме одного человека, не учинено».

Всего в ходе резни в Умани, продолжавшейся три дня, было убито около 20 тыс. евреев и поляков, в том числе и сам Младанович. Когда он перед смертью напомнил Гонте о его обещании, тот возразил: «Но ведь и ты изменил данному евреям слову не выдавать их мне».

«Резня была так велика и ужасна, что кровь зарезанных стояла в синагоге повыше порогов… Потом буяны вынесли из синагоги все свитки Торы, разложили их по улицам города и верхом проезжали по ним… Трупы убитых евреев десятками тысяч валялись по городу…

Их подвергали мучительным истязаниям: рубили, кололи, четвертовали и колесовали, они же с радостью принимали смерть, а Богу своему всё-таки не изменили… Малюток отрывали от грудей своих матерей и колесовали…. Один буян заколол на одном чурбане несколько сот евреев… Дети пострадали за грехи своих отцов и матерей.

Валявшиеся трупы бросали за лишь (?) от города; ручьи крови всюду виднелись. Трупы сделались добычей свиней и собак. Резня эта продолжалась восемь дней. Спустя несколько времени Гонта объявил приказ, что никто не смеет скрывать у себя еврея; кто ослушается, голова того будет рассечена», — описывал происшедшее чудом спасшийся еврей-аноним, чей рассказ представил историк Элияху Галант в Нежине в 1895 году.

«Из местечка Умны, — поинтересовались у Железняка следователи, — ты и сотник Гонта с командами почему на здешнее место, на котором вы с казаками взяты под караул, выступили?»

И получили такой ответ: «Из местечка Умны я и сотник Гонта вышли потому, что от великого побитого народу жить было не можно».

Писатели прославляют

Колиивщина стала частью национального мифа благодаря поэме Тараса Шевченко «Гайдамаки» (1841).

В «Предписаниях» (рус. — примечаниях) к поэме Шевченко ссылался на работы, послужившие источником вдохновения: труды Бантыша-Каменского, «Энциклопедический лексикон» А. Плюшара, «Историю Королевства Польского» Е. Бендтке. Также Шевченко пользовался рукописью труда М. А. Максимовича «Сказание о Колиивщине» и польской мемуарной литературой. Среди источников и слышанные в детстве рассказы его деда, который был свидетелем восстания.

В поэме впервые происходит прославление погрома, не скрываются антисемитские и полонофобские интонации, есть и русофобия, хотя и в меньшем объеме.

«Неистовый» Виссарион Белинский в статье «Гайдамаки. Поэма Т. Шевченко» пишет в свойственной для него манере:

«…новый опыт спиваний г. Шевченка, привилегированного, кажется, малороссийского поэта, убеждает нас ещё более, что подобного рода произведения издаются только для услаждения и назидания самих авторов: другой публики у них, кажется, нет.

Если же эти господа кобзари думают своими поэмами принести пользу низшему классу своих соотчичей, то в этом очень ошибаются: их поэмы, несмотря на обилие самых вульгарных и площадных слов и выражений, лишены простоты вымысла и рассказа, наполнены вычурами и замашками, свойственными всем плохим пиитам…

Что касается до самой поэмы г-на Шевченко «Гайдамаки», здесь есть всё, что подобает каждой малороссийской поэме: здесь ляхи, жиды, казаки; здесь хорошо ругаются, пьют, бьют, жгут, режут».

А вот его оценка данная знаменитым русским критиком личности Кобзаря: «…здравый смысл должен видеть в Шевченке осла, дурака и пошлеца, а сверх того, горького пьяницу, любителя горелки по патриотизму хохлацкому» (из письма Белинского Павлу Анненкову).

Николай Гоголь так отозвался о поэзии Шевченко: «Дёгтю много, и даже прибавлю, дегтю больше, чем самой поэзии… Да и язык…» (из работы Г. П. Данилевского «Знакомство с Гоголем»).

В том же духе оценивает поэму в письме к нему от 25 июля 1846 г. приятель Шевченко Пантелеймон Кулиш: «Это торжество мясников, а драма Ваша — кровавая бойня, от которой поневоле отворачиваешься». Он же критиковал «цинизм Шевченко», назвав его музу «полупьяной и распущенной».

Антисемитские нотки звучат и в других произведениях Шевченко:

Поэт сокрушается о «запроданих жидам» родных степях («Розрита могила», 1843) и православных церквях (Тарасова нiч, 1838). Обращается к одной из столиц казачества Чигирину, который спит «повитий жидовою» («Чигрине, Чигрине, всё на свiтi гине…», 1844), и самой Запорожской сечи, которая «жидовою поросла». (Великий льох, 1845)

Мотив о неправедном богатсве евреев, служивших экономическим агентами польских панов звучит в поэзии Шевченко регулярно:

А препоганii пани
Жидам, братам свої м хорошим,
Остатнi продають штани…

(«I вирiс я на чужинi…», 1848)

Черным для украинского крестьянина — лирического героя Шевченко — становится деть, когда «жиди в селi з грiшми (деньгами — Ред.) появились» (Княжна, 1847). Последнюю корову «жидам продав» отец (Сон, 1844). Не ограничиваясь последними штанами и бурёнками, евреи скупают и краденное (Кавказ, 1845)

Однако Шевченко, конечно же, был не последним литератором, писавшим о гайдамаках, Колиивщине и взятии Умани. Григорий Данилевский написал роман «Уманская резня», где не сочувствовал жертвам, а автор бессмертной пьесы «За двумя зайцами» Михаил Старицкий оставил после себя и прозу, правда, на русском языке, на эту тему.

Историки утверждают

Основными источниками, благодаря которым мы знаем об этой кошмарной резне, являются воспоминания очевидцев, чудом избежавших гибели — детей Младановича и нескольких евреев-анонимов.

Их подверг тщательному анализу киевский профессор Владимир Антонович, заметивший, что «современники-мемуаристы, принадлежавшие к потерпевшей стороне, оставили нам лишь яркие картины пожаров, убийств и грабежа, сопровождавших катастрофу; но о поводах, вызвавших эти печальные явления, о причинах, которые довели постепенно народ мирный, земледельческий, стремившийся к прочной, оседлой и хотя сколько-нибудь обеспеченной и спокойной жизни, они или вовсе не упоминают, или же говорят в самых общих выражениях.

По их мнению, страшное народное волнение в Украине было, с одной стороны, плодом якобы дипломатической интриги России, с другой — результатом врожденного будто бы южнорусскому народу варварства, его злой природы и главное — страсти к грабежу».

Так противоречивость оценок оказалась не только в художественной литературе, но и в трудах уважаемых историков.

Но и Антонович не пытается ничего ни приукрасить, ни скрыть. Будучи добросовестным историком, он воссоздаёт картину случившегося и, в частности, персону одного из вождей повстанцев — Гонты.

Изучив и воспоминания очевидцев, и местные источники, он обнаружил, что Гонта был вполне зажиточным казаком, женатым на единоверке и имевшим четырёх дочерей и сына. Так что приходские книги полностью разоблачают придуманную Тарасом Шевченко историю об убийстве жены-католички и сыновей.

Много и другого, сопоставив факты, выяснил этот историк. Например, «в действиях Гонты гораздо более желания смягчить расправу, чем усилить ее, и во многих случаях он, очевидно, прибегает к всевозможным компромиссам и хитростям для того, чтобы исторгнуть ту или другую жертву от ярости народного озлобления; он старается оттянуть время, делает распоряжения будто грозные для жертв, но в сущности имевшие целью спасти их и т. п.».

Но, как и полтора века спустя Петлюра, он был бессилен перед собственным войском и не стал перечить «воле народа».

В курсе еврейской истории Семёна Дубнова, своего рода канонической версии, принятой для этого народа, говорится:

«…когда гайдамаки ворвались в город, то они прежде всего бросились на евреев, метавшихся в ужасе по улицам: их зверски убивали, топтали копытами лошадей, сбрасывали с крыш высоких зданий; детей поднимали на концы пик, женщин мучили. Масса евреев, числом до трёх тысяч человек, заперлась в большой синагоге. Гайдамаки приставили к дверям синагоги пушку, двери были взорваны, разбойники проникли в синагогу и превратили её в бойню.

Покончив с евреями, гайдамаки принялись за поляков; многих они перерезали в костёле; губернатор и все прочие паны были убиты. Улицы города были усеяны трупами или изувеченными, недобитыми людьми. Около двадцати тысяч поляков и евреев погибло во время этой уманской резни».

Во времена Железняка и Гонты еще не было кондиционеров, которые «взрывались» и никто не додумался до того, что евреи и поляки сами себя сожгли, но историк Николай Костомаров высказывался в этом направлении, оправдывая действия гайдамаков:

«…Паны, ленясь управлять имением сами, отдавали их в аренду иудеям с полным правом господства над мужиками. И тут-то не было предела истязаниям… Отдавать имения в аренду казалось столь выгодно, что число иудеев-арендаторов увеличивалось все более и более, и Южная Русь очутилась под их властью.(…) Крестьянам не дозволялось ни приготовлять себе напитков, ни покупать их иначе как у жидов, которым пан отдает корчму в аренду».

«…Самое ужасное остервенение показывал народ к иудеям, — отмечал Костомаров. — Они осуждены были на конечное истребление, и всякая жалость к ним считалась изменою. Свитки Закона были извлекаемы из синагог, казаки плясали на них и пили водку, потом клали на них иудеев и резали без милосердия; тысячи иудейских младенцев были бросаемы в колодцы и засыпаемы землею…».

Советские историки пытались представить Колиивщину и всю Гайдаматчину как социальную революцию тогдашнего «пролетариата», то есть крестьян (представителей разных национальностей), стремившихся «воссоединиться с русским народом». По этому лекалу создан и фильм режиссёра Ивана Кавалеридзе 1933 года «Колиивщина».

А вот украинские идеологи ныне заявляют так, как, например, Сергей Грабовский: «На мой взгляд, ни тотальное осуждение Колиивщины и ее участников как «резунов», «бандитов», «убийц», ни не менее тотальная их героизация как «борцов за свободу украинской нации» не выдерживают научной критики».

И он переходит разоблачению «руки Кремля», ссылаясь на фальшивый манифест Екатерины Великой, который любил цитировать Железняк: «А чем была «Золотая грамота» с призывами «истребить с Божьей помощью всех поляков и жидов», якобы подписанная лично Екатериной ІІ? Ее зачитывали гайдамакам перед церемонией «освящения ножей», свидетелей этого события — которое в немалой степени, если не в решающей мере инициировала жестокость участников Колиивщины, — было немало. Так что «Золотая грамота», бесспорно, существовала. Но… пропала».

Национальная память 

Вослед историкам идут и идеологи — специалисты по «национальной памяти».

В Умани открыт памятник Гонте и Железняку. На его открытии Иоанн, «митрополит Черкасский и Чигиринский УПЦ Киевского патриархата». сказал:

«Подвиг Гонты и Железняка напоминает слова Спасителя: возлюби ближнего своего, как самого себя. Поэтому любя свой род, любя свой народ, они пошли на этот подвиг. Память о них мы будем уважать вечно. Они всегда будут героями Украины. Сегодня современные герои Украины повторяют их подвиг и дадут отпор тем, кто посягнул на наше государство».

«Скорее всего, сам Гонта никого из уманчан не убивал, поскольку даже предвзятый польский суд не акцентировал на этом внимание. Но он был одним из вожаков восстания, полковником своей крестьянской армии и, безусловно, нес опосредованную ответственность за смерть невинных жертв», — пишет карманный еврей бандеровцев Иосиф Зисельс.

«С одной стороны, фигуры Гонты и Железняка олицетворяют собой пик освободительной борьбы украинского народа в ту эпоху. С другой — речь идет о трагических страницах нашей истории, и очень важно не просто помнить о прошлом, но и делать из него должные выводы. Само открытие памятника можно приветствовать, но после этого должна начаться спокойная и серьезная общественная дискуссия, затрагивающая проблемные моменты нашей истории.

Ведь и этот памятник можно трактовать и как символ раскола страны по религиозному и национальному принципу, и как попытку понять легитимное стремление украинцев творить свою национальную историю и строить независимое государство», — заявил глава украинской греко-католической церкви Святослав (Шевчук). И это при том, что все униаты, находившиеся в Умани, и других охваченных восстанием населенных пунктах, были перебиты гайдамаками.

12 сентября 2020 года в Умани состоится фестиваль современной украинской музыки «Гонта-Фест». Организатор — «Гонта-центр» при поддержке Уманского горсовета, мэра Александра Цебрия, генеральний спонсор фестиваля — бывший глава «Укравтодора», уманский бизнесмен Бахтияр Сапаров. Призовой фонд фестиваля — 50 тысяч гривен.

Link to comment
Share on other sites

  • 3 weeks later...

Кристин Килер: главная героиня крупнейшего шпионского скандала в истории Великобритании

Детали громкого «Дела Профьюмо» засекречены по сей день, и так до конца и неясно, кем была юная Кристин Килер в истории, где сплелись секс, политика и слава, — злодейкой или жертвой.

 

Эта история началась 8 июля 1961 года. Именно в этот день в поместье Кливден в Бакингемшире 19-летняя Кристин Килер познакомилась с военным министром Джоном Профьюмо. А на следующий день домой до Лондона ее подвозил другой мужчина — Евгений Иванов, помощник военно-морского атташе СССР в Великобритании и, с высокой долей вероятности, агент ГРУ. Но тогда никто из участников этих событий даже не подозревал, какой скандал, связанный с их именами, грянет через полтора года. Обо всем по порядку.

 

Детские травмы

Кристин Килер родилась 22 февраля 1942 года в небогатом предместье Лондона городе Аксбридж. Дом, в котором она росла, представлял собой два переоборудованных железнодорожных вагона. Отец девочки Колин Килер ушел из семьи в 1945-м, когда дочери было всего три. Ее мама Джули быстро нашла ему замену и повторно вышла замуж. В 9 лет Кристин чуть было не забрали органы опеки — у нее было истощение, денег на пропитание ребенка в семье катастрофически не хватало. В 12 лет отчим изнасиловал Кристин, а потом предложил ей бежать с ним, потому что, по его словам, он не любил свою жену. С тех пор Кристин спала с ножом под подушкой. Но от домогательств и насилия это ее не спасло — девушка подрабатывала няней у знакомых родителей, и отцы детей, за которыми она приглядывала, регулярно проявляли к ней нездоровый интерес.

 

В 15 лет Кристин бросила школу, так и не получив аттестат. Она нашла работу в одном из магазинов Лондона — демонстрировала покупательницам одежду. Примерно в это же время у нее начался роман с афроамериканским офицером из ВВС США. В 16 лет девушка забеременела, но вопрос о том, чтобы оставить ребенка, не стоял — во-первых, она была не замужем, во-вторых, межрасовый союз в то время мог стоить ей не только карьеры, но и жизни. Кристин несколько раз пыталась избавиться от ребенка самостоятельно, но ей это не удалось. В результате в апреле 1959 года она родила мальчика, который прожил всего шесть дней. После этого Килер окончательно перебралась из Аксбриджа в Лондон.

 

Жизнь в Лондоне и знакомство с доктором Стивеном Уордом

Кристин мечтала стать моделью, но на пути к мечте не гнушалась любыми другими вариантами заработка. Помимо живого манекена она успела побывать официанткой, хостесс и консультантом в магазине, пока не познакомилась с владельцем кабаре Перси Мюрреем. Тот мгновенно оценил потенциал девушки и пригласил ее выступать в эротическом танцевальном шоу. С этого момента ее дела пошли куда лучше, чем раньше. По вечерам Кристин танцевала в Murray's Cabaret Club перед состоятельной публикой, а заодно заводила выгодные связи. Одним из новых приятелей Килер стал лондонский светский лев Стивен Уорд, остеопат по профессии, художник по призванию, сводник по велению души.

 

Доктор Уорд практиковал в личном кабинете в апартаментах на Уимпол Мьюс в Мэрилебон. К нему на прием заглядывали представители высших кругов британского общества, в том числе члены парламента, лорды, герцоги и даже муж королевы принц Филипп. Тут же Уорд писал портреты своих приятелей, которые позже печатались в журналах или демонстрировались на частных выставках художника-любителя. Помимо портретной живописи Стивен был знатоком еще одного вида искусства — любви. В своей квартире или в принадлежащих высокопоставленным друзьям поместьях Уорд регулярно устраивал вечеринки, периодически заканчивающиеся оргиями. На этих вечеринках он знакомил своих юных протеже с обеспеченными мужчинами. Одной из таких протеже и стала Кристин Килер. Их с Уордом связывала исключительно дружба, отношений у них никогда не было, но они были настолько близки, насколько это возможно, и даже называли друг друга братом и сестрой или близнецами. Через некоторое время после знакомства с доктором Кристин переехала к нему на Уимпол Мьюс. По сути, Килер была проституткой, а Уорд ее сутенером, но оба не признали этого факта даже под присягой.

 

На вечеринках Уорда Кристин, как правило, работала в паре со своей подругой и экс-коллегой по кабаре Мэнди Райс-Дэвис, мечтающей стать актрисой. Мэнди была на три года младше Кристин, но выглядела старше своих лет. Девушки прекрасно взаимодействовали во время общения с мужчинами: Кристин была милой, но простоватой брюнеткой, Мэнди — остроумной и хваткой блондинкой.

 

У Кристин было множество бойфрендов, иногда несколько одновременно, к которым она периодически переезжала, но вскоре неизменно возвращалась к Уорду.

 

Доктор Стивен Уорд никогда не переживал, что его деятельность могут прикрыть, ведь среди его клиентов — и как остеопата, и как сводника — было множество весьма влиятельных лиц. Кроме того, есть свидетельства, что он плотно сотрудничал с британской разведкой MI5. Одним из постоянных клиентов Уорда в течение 1950-х годов был лорд Астор (один из любовников Мэнди Райс-Дэвис) — именно ему принадлежало поместье Кливден, на территории которого был расположен Спринг-коттедж, который Астор за символическую плату по дружбе сдавал Уорду.

 

«Дело Профьюмо»

В жаркий июльский уикенд 1961 года лорд Астор давал в поместье Кливден торжественный ужин в честь президента Пакистана Аюба Хана. Среди гостей был военный министр Великобритании и член партии тори Джон Профьюмо с женой Валери Хобсон, в прошлом известной актрисой. В это же время в Спринг-коттедж на территории Кливдена отдыхал Стивен Уорд вместе со своими юными подругами Кристин Килер и Мэнди Райс-Дэвис. Вечером 8 июля компании объединились у бассейна. 19-летняя Кристин Килер случайно или намеренно забыла купальник, но от удовольствия освежиться в бассейне решила не отказываться. Рядом оказалось лишь крошечное полотенце, которым она могла прикрыть либо грудь, либо бедра. Вскоре понаблюдать за заплывами Кристин пришли лорд Астор и Джон Профьюмо. Так и состоялось это роковое знакомство. Кристин игриво то распахивала полотенце, то снова прикрывалась им, Профьюмо это крайне забавляло — ровно до того момента, как рядом не оказалась его супруга. Через несколько минут он предложил Кристин осмотреть главный дворец Кливдена, где их общение продолжилось. Кристин мгновенно очаровала министра.

 

На следующий день к компании присоединился еще один приятель Уорда — молодой и харизматичный помощник военно-морского атташе СССР в Великобритании Евгений Иванов. У MI5 были свидетельства о том, что Иванов работал на советскую разведку, и они хотели перевербовать его с помощью Уорда. Евгений отлично провел время в Кливдене и вечером отправился в Лондон в компании Кристин. Были ли у них сексуальные отношения, неизвестно до сих пор. Килер позже косвенно подтверждала свою интимную связь с Ивановым, он же отказывался от комментариев и заявлял, что это не имеет отношения к делу.

 

Зато в существовании другого романа сомнений не было — тайные отношения Килер и Профьюмо длились несколько месяцев. В основном они встречались дома у доктора Уорда, но бывала Кристин и в доме министра, когда его жена и дети уезжали из города. Как позже рассказывала Килер, во время ее романа с Профьюмо доктор Уорд иногда словно в шутку просил ее узнать у Джона данные о расположении британских ракет или другую подобную информацию. Кристин уверяла, что это была простая забава. Кроме того, иногда она передавала Иванову некие записки от Уорда, о содержании которых она не знала.

 

В то время в Великобритании больше всего опасались советской угрозы — Карибский кризис в октябре 1962 года показал, что главные соперники в холодной войне, США и СССР, готовы пойти на самые радикальные меры. Но бояться нужно было вовсе не советских бомб — куда большую опасность для страны представляла юная Кристин. Девушка была не слишком разборчива в связях, в отличие от своей подруги Мэнди не хотела встречаться с мужчинами ради денег и вскоре после расставания с Профьюмо закрутила роман с ямайским джазовым музыкантом Лаки Гордоном, а от него ушла к уроженцу Антигуа Джонни Эджкому. Ее роман с министром и связь с советским шпионом так и осталась бы тайной, если бы два этих ухажера не повздорили между собой. Гордон и Эджком никак не могли поделить Кристин — каждый клялся ей в вечной любви. В итоге дело дошло до поножовщины и перестрелки возле дома доктора Уорда в декабре 1962 года. Расследование этого эпизода и привело полицию, а затем и прессу к связи юной femme fatale с многоуважаемым военным министром.

 

Газеты давно копали под Профьюмо, он метил в кресло премьера, шпионская тема в 1960-е была востребована как никогда, а публика жаждала крови и зрелищ. Обстоятельства сошлись идеально. Джон Профьюмо сначала публично в парламенте опроверг свою связь с Килер, но затем девушка решила продать свою историю газетам, сообщив все подробности, и отрицать очевидное стало бесполезно. Джон Профьюмо ушел с поста министра и занялся волонтерской деятельностью, а на следующий год правительство консерваторов сокрушительно проиграло выборы, во многом из-за подпорченной в ходе этого скандала репутации. Евгений Иванов, как только стало понятно, что намечается неладное, экстренно покинул Великобританию и вернулся в Москву, где продолжил работать на административной должности в ГРУ.

 

Кристин мгновенно стала самой известной девушкой в Великобритании, она раздавала одно интервью за другим, ее фотографии были во всех газетах, папарацци преследовали ее. Но вряд ли она желала именно такой славы — в прессе ее выставили как злодейку, пособницу советской разведки, изменницу родине и девушку легкого поведения. На суде по делу доктора Уорда, который обвинялся в сводничестве и проживании на средства от проституции, она давала показания в его защиту. Все друзья-аристократы, которые регулярно бывали в его кабинете на Уимпол Мьюс, словно растворились — никто не пожелал вступиться за некогда уважаемого в Лондоне остеопата. Не дождавшись вынесения приговора, 30 июля 1963 года доктор Уорд принял смертельную дозу барбитуратов и умер в больнице три дня спустя, не приходя в сознание. Материалы по его делу засекречены до 2046 года.

 

Жизнь после скандала

Под занавес «Дела Профьюмо» Кристин и сама оказалась на скамье подсудимых — девушка заявила, что ее бывший возлюбленный Лаки Гордон напал на нее. Гордон свою вину не признавал, ссылаясь на свидетельства очевидцев, которых следствие разыскать не смогло. В результате Гордона посадили, но почти сразу выяснилось, что он говорил правду. А вот Килер обвинили в лжесвидетельстве — ей присудили девять месяцев тюремного заключения, из которых она фактически отбыла за решеткой четыре с половиной.

 

Выйдя на свободу, Кристин продолжила зарабатывать тем, что продавала СМИ подробности своей связи с высшим британским обществом — она получала гонорары за интервью и съемки. Модельная карьера так и не задалась. Вскоре после выхода из тюрьмы она первый раз вышла замуж, но довольно быстро развелась. Второй брак тоже продлился около года. От обоих мужей Кристин родила по сыну. После этого она зареклась выходить замуж — и свое обещание сдержала, проведя последние десятилетия жизни в одиночестве. Как позже рассказывала Килер, в 70-е годы она едва сводила концы с концами. А затем она открыла в себе писательский талант и начала издавать мемуары, сдобренные пикантными подробностями интересующей всех истории. В одной из книг Килер написала, что во время отношений с Профьюмо она забеременела, но решила сделать аборт. Всего Кристин написала шесть книг — последнюю, «Секреты и ложь», в 2012 году, за пять лет до смерти от обструктивной болезни легких в возрасте 75 лет.

Link to comment
Share on other sites