Jump to content
Форум - Замок

Олесь Бузина и его мысли о истории Украины-Руси...


Recommended Posts

  • 5 weeks later...
  • Replies 102
  • Created
  • Last Reply

Top Posters In This Topic

  • 1 month later...
Истории от Олеся Бузины: Новороссия против Галичины. Вековая борьба

Олесь Бузина



На днях по одному из телеканалов мне пришлось смотреть интервью с каким-то человечком, выдававшим себя за "фахового історика". Разговор шел об уроках прошлого в связи с нынешним политическим кризисом. В профессионализме этого псевдоисторика сильно сомневаюсь, ибо на вопрос о региональных различиях нашей страны он ответил, что "все це – спекуляції, бо Україна завжди була однакова і єдина".


ЗАСЕКРЕЧЕННАЯ НОВОРОССИЯ


Но тогда почему же даже по киевским майданам видно, что коалицию поддерживает, прежде всего, восток и юг, а оранжевых – запад и центр? В школьных учебниках на это нет ответа. Нашим детям сейчас впаривают все, что угодно, кроме правды. К примеру, в истории Украины для 9-го класса приводится мнение некоего Романа Шпорлюка – "о расширении украинской этнической территории во второй половине XVIII в." "Территориальные приобретения России в районе Черного моря XVIII в., -- пишет Шпорлюк, -- революционизировали политическую и историческую географию Украины… Упомянутые геополитические решения создали предусловия для великих миграционных процессов, а эти процессы, в свою очередь, создали новую украинскую этническую территорию, которая не имела прецедента во всей предыдущей истории украинского этноса. Вполне серьезно можно говорить о возникновении новой Украины, существенно отличающейся от исторической территории украинского поселения и от всех государственно-администротивных структур, в которых украинцы жили в прошлом"…


Какая-то доля правды в этих словах есть. Но еще больше умолчания, которое хуже лжи. Ведь в результате победоносных войн Суворова и Потемкина возникла не "новая Украина", а Новороссия – так официально до самой революции 1917 года и большевистской политики украинизации 20-х годов называлась эта земля, приобретенная кровью русских солдат и запорожских казаков.


Причем, справедливость заставляет признать, что русской крови там было пролито значительно больше. Запорожцы столетиями сосуществовали с Крымским ханством. Иногда воевали с ним. Но еще чаще просто торговали или занимались взаимным мелким разбоем. То татары угонят у казаков скот, то "христианские лыцари" стащат у кочевников, что плохо лежит.


Екатерина II мыслила на порядок шире, чем любой кошевой атаман. У нее были великие замыслы. Вплоть до возвращения христианской цивилизации Константинополя, захваченного турками. Часть этих проектов ей удалось воплотить в жизнь. Так в результате двух войн России с Турцией в конце XVIII столетия перестало существовать Крымское ханство. Ногайская орда, кочевавшая в Причерноморских степях, эмигрировала в Турцию. На целинные земли с севера хлынули новые поселенцы – и русские, и украинцы, и греки, и болгары, села которых до сих пор сохранились в Одесской области, и сербы, под защитой России спасавшиеся от турецкого притеснения.


"НАША АМЕРИКА"


Через весь юг от нынешнего Донбасса до самого Дуная пролегла полоса этой колонизации. Современники называли Новороссию "нашей Америкой". Тут так и не прижилось крепостное право. Чернозем можно было купить буквально за копейки. Бешено развивалось сельское хозяйство и торговля. Один за другим росли города – Екатеринославль (нынешний Днепропетровск), Николаев, Херсон, Елисаветград (Кировоград) и знаменитая Одесса, поднявшаяся на режиме "порто-франко" -- зоны свободной торговли.


Писатель Григорий Данилевский, живший в XIX веке, воспел этот край в романах "Беглые в Новороссии" и "Новые места". Во втором из них, при советской власти никогда не переиздававшемся, молодой русский помещик одной из северных губерний – Алексей Чулков решает эмигрировать в Америку. Душно ему в царской России. Но по дороге мечтатель проезжает через южные степи возле Николаева и совершенно неожиданно для себя покупает на аукционе 500 десятин земли по 40 копеек за каждую. "Какую штуку отмочил! – думает герой, -- Ну, ожидал ли я этого вчера… Да и чем эти новые, непочатые места хуже самой Америки? А чего бы и здесь не попытать счастья? За океан недолго уехать"… Роман заканчивается хэппи-эндом. Американская мечта Чулкова о богатстве и счастье сбывается на Причерноморском юге.


КРАЙ РУДЫ И ХЛЕБА


Дореволюционный "Краткий курс географии России" относил к Новороссии губернии Бессарабскую, Херсонскую, Екатеринославскую, Таврическую и Донскую область. "Главным богатством Новороссии, -- писал он, -- являются каменный уголь и железо. Первый встречается здесь в так называемом Донецком бассейне…Главную массу южнорусского железа дает Криворожское месторождение… Колоссальные природные богатства края и удобное географическое положение на берегу незамерзающего моря вызвали к жизни обширную торговлю, как с внутренними областями России, так и с заграницей. Наибольшее значение в торговле с заграницей имеет, конечно, хлеб, который в громадном количестве поступает в черноморские гавани… Из гаваней наибольшую важность имеет Одесса, первый порт России; замерзает только на три недели. Из менее значительных гаваней можно назвать следующие: Николаев, Херсон, Севастополь…, Мариуполь, Бердянск, Феодосия, Ялта, Керчь"


Смешанный характер населения привел к тому, что на протяжении XIX-XX вв. тут создался новый субэтнос со своей ментальностью и языком. Примечательно, что во время гражданской войны именно эти области стали базой для анархиста Нестора Махно. Население Новороссии отличал интернационализм и отсутствие ксенофобии. Недаром махновцы жестко наказывали за попытки погромов на национальной почве.


Когда после гражданской войны встал вопрос о новом административном делении, победившие большевики включили новороссийские губернии в состав Украинской социалистической советской республики. Когда в 1939 году Сталин добавил к этому новообразованию еще и Западную Украину, в один плавильный котел были брошены совершенно разные по происхождению территории. Так и плавимся до сих пор, пытаясь произвести на свет единую нацию. И если Галичина – националистическая, сельскохозяйственная и уже давно выбравшая для себя идеологические принципы, то Новороссия только просыпается. Но сущность будущей украинской истории кроется в противоборстве этих двух географических и мировоззренческих крайностей.


НОВОРОССИЙСКИЙ ДИАЛЕКТ РУССКОГО ЯЗЫКА


Любой, кто хотя бы листал знаменитый Толковый словарь Владимира Даля, знает, что он открывается большой статьей "О наречиях русского языка". Отдельная главка носит название "Наречие новороссийское". "Как в Сибири господствует низкий говор первых поселенцев, -- пишет ученый, -- а в Астрахани – высокий, так в Новороссии на говор, даже высшего сословия, наложил неизгладимую печать своя язык малорусский; но общая наклонность и желание – говорить по-московски… Язык там вообще пестрый… Ударения крайне изменчивы и шатки…, каждый ставит его почти наугад, где ему кажется звучнее. Если с одной стороны иноплеменцы здесь обмоскалались, то с другой, во всех даже и великорусских селениях, народ принял этот говор. Здесь в общем ходу обороты: это было за губернатора NN; вы смеетесь с меня; он похож с ним; ты мне виноват, для какой причины… Слов, принадлежащих собственно Новороссийскому краю, кажется нет".


Иными словами, Даль утверждал, что новороссы говорят по-русски, но с некоторыми особенностями произношения. Справедливо ли подвергать насильственно украинизации этот замечательный и уже прописавшийся в литературе – прежде всего одесской, язык?


КАК ЛЕНИН БОРОЛСЯ С ДОНЕЦКО-КРИВОРОЖСКОЙ РЕСПУБЛИКОЙ


Во время гражданской войны у Новороссии было свое государство – Донецко-Криворожская республика. Ее провозгласили в начале февраля 1918 года на одном из местных съездов рабочих депутатов. "Донецкий и Криворожский бассейны, -- указывалось в решении этого съезда, -- как область, которая уже и теперь имеет определенную экономическую хозяйственную физиономию, должна иметь собственные органы экономического и политического самоуправления"…


Тогда же был создан Совет народных комиссаров Донецко-Криворожской республики. Возглавлял его знаменитый революционер с партийным прозвищем Артем – настоящая фамилия Сергеев. Он прожил короткую, но весьма авантюрную жизнь. Распространял ленинскую "Искру", сидел в тюрьме, в эмиграции жил в Париже, а одно время даже в Австралии. После февральской революции вернулся в Россию и в 1917 году возглавил большевистскую фракцию в Харьковском совете. Трудно сказать, как у него возникла идея Донецко-Криворожской республики. Зато доподлинно известно, что разрушили ее не белогвардейцы или петлюровцы, а сам Владимир Ленин.


Большевистский вождь в это время как раз заключил унизительный Брестский мир с немцами, по которому все территории юга Российской империи вплоть до Кавказа признавались зоной влияния Германии. А так как Донецко-Криворожская республика тоже попадала под этот кайзеровский колпак, то хитрый Ильич считал, что выскочивший как внезапная инициатива масс донецкий совнарком Артема перессорит московских социал-демократов с Берлином. "Что касается Донецкой республики, -- писал Ленин Орджоникидзе, -- передайте товарищам, что она, судя из географии Винниченко, все равно будет включена в Украину и немцы будут ее завоевывать".


В результате, Ильич предал интересы донецкого пролетариата, поддержки "донецким товарищам" не оказал, и замечательная рабочая республика погибла под ударом оккупантов.


БУДУЩЕЕ ЗА ЛИБЕРАЛЬНОЙ УКРАИНОЙ


Наши политики, выдающие себя за националистов, совершенно не хотят учитывать исторический опыт распавшихся империй. Им бы только давить и стричь под одну гребенку! Иногда кажется, что, становясь президентом, такой руководитель идеалом страны представляет фольклорный ансамбль, где все в одинаковых костюмах пляшут то, что ему хочется, а думают только так, как он.

Но приведем пример двух стран, в состав которых некогда входила Украина – Речи Посполитой и России. Пока первая из них допускала многообразие религий, личную свободу своих граждан и гарантировала их безопасность от внешних врагов, она была крепка. Но стоило в конце XVI века королю Сигизмунду III пожелать превратить всех своих подданных в католиков, как Украина взорвалась целой серией казачьих восстаний. Запорожцы были православными. Они не потерпели насилия над своей душой. И хотя им доказывали, что быть католиком – куда более модно, престижно и, если хотите, "по-европейски", казаки не предали веру отцов. Польша стояла на своем. Но и наши предки были упрямы. В результате после серии гражданских войн из мощнейшей державы Восточной Европы Речь Посполитая превратилась сначала в марионетку соседей, а потом больше чем на столетие вообще исчезла с политической сцены.


Как это напоминает излюбленную идею Виктора Ющенко образовать из разных ветвей украинского православия единую поместную церковь! Но не дело государства вмешиваться во внутреннюю жизнь верующих. Ведь недаром церковь от него конституционно отделена. Грубым нажимом на "нелюбимые" властью конфессии "злагоди в державі" не достичь. А перессорить всех со всеми можно.


Точно также и Российская империя пока не проводила политику русификации, была непобедима. Нелюбимый нашими историками Николай I никогда не насаждал русский язык. Но из всех писателей больше всего ценил украинца Гоголя, сочинявшего по-русски не потому что заставляли, а потому что так хотелось.


Стоило при Александре II петербургской бюрократии отойти от этого либерального курса, как сразу же появилась прослойка антирусски настроенной украинской интеллигенции. А дальше это движение политически оформилось и всего через два поколения обернулось Симоном Петлюрой. Почему же сейчас наши киевские бюрократы из министерств культуры и образования не хотят понять, что упорное насаждение в Крыму, Одессе и Донецке украинского языка уже порождает аналогичное явление. Только теперь интеллектуалы в этих регионах будут настроены уже антиукраински.


Давайте представим, что русский язык получил статус государственного в Украине. Разве это развалило бы страну? Скорее, только бы укрепило. Ведь кусок Области Войска Донского, Крым и Донецко-Криворожскую республику при советской власти никто не спрашивал, хотят ли они войти в УССР. Но именно от нынешней украинской элиты сейчас зависит, чтобы эти регионы чувствовали себя в новой стране, как дома, а не на положении золушек у неразумной мачехи. Ведь нет ничего хуже, если она уподобится тому хаму из народной поговорки, который стал паном.


Олесь Бузина, 13 апреля, 2007 года

Link to post
Share on other sites
Истории от Олеся Бузины: Крах неравного брака Галичины и Украины?


Эта статья Олеся Алексеевича пятилетней давности ранее не публиковалась в сети. Она проливает свет на предпосылки нынешних драматических событий и на их исторические причины. Факты, факты и одни лишь голые факты, которые так блестяще выстаривал в стройные ряды Олесь Бузина. Из подшивки за 5 июня 2010 года (прим. ред.)


Я не стал бы касаться этой болезненной темы, если бы не разлетевшееся на днях по медиа скандальное откровение бывшего министра внутренних дел Юрия Луценко. «Простые люди, живущие на Западной Украине, сейчас интенсивно обсуждают необходимость разделения страны, — заявил он. — Я в выходные был на Западной Украине — в Тернополе, во Львове, был в Луцке, Ровно. Я видел обстановку среди людей. Я в основном был в книжных магазинах и разговаривал с продавцами. Такого напряжения и количества вопросов: «Не пора ли уже разделять страну?», я никогда раньше не слышал. Сегодня начинают говорить, что страна стенка на стенку дальше жить не может — или миримся, или разделяемся. Не дай Бог об этом говорить политикам, но это начали говорить простые люди».


Интересно, что бы сказал грозный министр Юра, озвучь нечто подобное пять лет назад кто-нибудь из политиков Восточной Украины — в те времена, когда «оранжевая влада» метала громы и молнии в адрес участников Северодонецкого съезда, а сам Луценко сторонников не то что отделения, но даже безобидного федерализма честил не иначе, как «федерастами»? Кто бы мог подумать, что длинный язык Юрия Витальевича заведет его так далеко от стольного Киева? И не просто в оппозицию, а почти в сепаратизм!


И все-таки дело не только в любви одного бывшего чиновника к пустопорожней болтовне в тернопольских книжных магазинах. Впервые с призраком галицкого сепаратизма мне пришлось столкнуться весной 2003 года во время очередной поездки во Львов. На одной из центральных улиц прямо на заборе крупными латинскими литерами белой краской было начертано: «Svobodu Galichini!». Я сразу же вспомнил ходившие тогда в некоторых западно-украинских газетах рацпредложения перевести украинский язык с отсталой православной кириллицы на передовую западную латиницу.


Было это на исходе кучмовского правления, закончившегося великой «помаранчевой» бузой. Вернувшись из Львова, я оказался в компании галицких «эмигрантов» в Киеве и поделился с ними своими наблюдениями о посещении их малой родины. Один из них — с кольцами и перстнями чуть ли не в носу, как у папуаса, — тогда рок-музыкант, а впоследствии прославленный телеведущий правильной евроориентации, который пять лет будет бросать свои «пять копеек» на одном из честнейших телеканалов, объяснил мне: «То не жарти! У нас на Галичині є великі розчарування і навіть настрої відділятися, якщо все так піде далі».


Стояла, повторяю, весна 2003-го. Тихим, но уверенным шагом продвигалась кучмовская украинизация (читай — «галицинизация»), вытеснялся русский язык из школ, фабриковались в открытую новые мазепинско-бандеровские «герои», которые через пару лет станут монументами. И пусть этот шаг еще не напоминал по опереточному выбросу ноги размашистый ющенковский, но делалось все явно на пользу моему собеседнику, а не, скажем, донецкому шахтеру, одесскому моржу или мне, опальному киевскому литератору, оплачивающему эта культурные «эксперименты» над собой. Подумалось тогда: чего же вам еще хочется? Неужели этой самой латиницы?


Люди на западе и востоке нашей страны действительно очень разные. Сколько третировали культуртрегеры из Западной Украины схидняков за то, что они неправильные — «несвідомі» украинцы! И как болезненно были восприняты в ответ Галичиной статьи Дмитрия Табачника, заявившего, что украинцы-малороссы и украинцы-галичане — это два разных народа.


Раздел этот давний. Просто в нашей официальной историографии он долгое время был табу. Основоположники украинского национализма, сформулировавшие свой проект единой неделимой Украины на рубеже XIX—XX веков, как раз тогда, когда ее будущая территория была разделена между двумя крупнейшими восточноевропейскими империями, исходили из теоретического постулата, что галичане и надднепрянцы — один народ, разделенный только по злой воле австрийского и русского императоров. И что их вековечная мечта — жить в одной общей стране «од Сяну до Дону», где ясные зори и тихие воды, Карпаты и широкий Днипро, степи с запорожцами и полонины с пляшущими гуцулами.


В эту прекрасную утопию совершенно не вписывалось то, что с середины XVII века Галичина и Украина не имели общей истории. Раздел между ними произошел во время восстания Богдана Хмельницкого. Понятия «украинцы» тогда еще не было. Все православное население Речи Посполитой называло себя русинами. Русины востока поддержали Богдана и выбрали ориентацию на Москву. Русины Галичины остались с польским королем. Вскоре к этому прибавился еще и религиозный раскол. В конце того же XVII столетия последний православный епископ Львова Иосиф Шумлянский перевел свою епархию в унию. В это же время Восточная Украина не только сохранила православие, но и дала подавляющую часть церковных иерархов для русской православной церкви (как пишет современный немецкий историк Андреас Каппелер, «коли Петро Великий почав «озахіднювати» Росію... 60% єпископів Росії прибули з України». Пока малороссы — предки нынешних схидняков — принимали активное участие в создании Российской империи, становясь фельдмаршалами, министрами и всемирно Известными писателями, русины Галичины незаметно превращались в неизвестный народ. Австрийское правительство, получившее этот край после раздела Польши, обнаружило, что этот самый многочисленный и одновременно наиболее отсталый этнографический элемент края, живущий под властью польских помещиков, представлен только «хлопами» и попами.


«Тирольцы востока»


Под воздействием культурного возрождения в Малороссии — появления таких писателей, как Котляревский, Квитка-Основьяненко и Шевченко — произведения которых просачивались через русскую границу в Галичину, там тоже начался поиск «корней» и ответов на вопросы: кто мы и чьи мы? Это породило жаркие идеологические споры. Ныне предпочитают не вспоминать, что даже в начале XX века среди греко-католического населения Галичины существовало три этнических самоидентификации. Одни галичане считали себя общим народом с малороссами Российской империи. Другие (так называемые «москвофилы») утверждали, что они русские — такие же, как в Москве или Костроме, только «испорченные» многовековым польско-австрийским владычеством. А третьи — те, чью точку зрения ныне озвучил Луценко, пришли к выводу, что они и не великороссы, и не малороссы, а просто галичане — отдельный народ с особой исторической судьбой. В целом же, несмотря на эти различия, галичане оставались глубоко лояльными к Австрийскому двору, надеясь только на заступничество «доброго цісаря» в своем извечном региональном конфликте с поляками, господствовавшими в королевстве Галиция и Лодомерия. Они даже заслужили от Вены прозвище «тирольцев Востока» — не за арийское происхождение, а за демонстративную экзальтированную преданность австрийскому императору, отличавшую уроженцев немецкоязычного Тироля — самой германской области многонациональной Австро-Венгрии. Кстати, до самого 1918 года не существовало даже понятия Западная Украина — эту территорию называли или на немецкий манер Галицией, или Червонной Русью.

Link to post
Share on other sites
Истории от Олеся Бузины: Украинец, выигравший Вторую мировую

Олесь Бузина


derevianko_main.jpg

Кузьма Николаевич Деревянко, генерал, дипломат, герой Украины


Его имя сделала знаменитым всего одна подпись, поставленная в официальном документе. Хотя он был достоин славы и без нее. Сын простого украинского крестьянина – один из тех, о ком говорили, что они «рождены революцией». Талантливый разведчик, умевший добыть самую засекреченную информацию. Знаток нескольких иностранных языков – в том числе и экзотического японского. Мастер спецопераций. Неутомимый спортсмен – силач с телосложением борца, гнувший монеты и стиравший пальцами в пыль кусочки кирпича. Блестящий штабной офицер – начальник штаба нескольких победоносных советских армий в Великую Отечественную. Генерал-лейтенант в сорок лет. Кавалер множества орденов. И, наконец, красавец и любимец женщин, пользовавшийся у них неизменным успехом.


Хмурым утром 2 сентября 1945 года утра, сверкая золотыми погонами с двумя крупными звездами, он поднялся на палубу американского линкора «Миссури» в Токийской бухте, и под вспышками десятков фотоаппаратов и стрекотание кинокамер четко вывел под текстом договора от имени Советского Союза: «Генерал-лейтенант Деревянко». Документ, под которым он поставил автограф, назывался Актом о капитуляции Японии. Он означал, что на всем Земном шаре с его материками и океанами закончилась Вторая мировая война. Рядом с командующим американской армии генералом Макартуром и адмиралом Нимитцем, возглавлявшим флот США, навеки расписался хлопец из украинского села Косенивка под Уманью – самого сердца Украины, славного казатчиной. Потомок гайдамаков, даже не подозревавших о существовании слова «военный дипломат», поднялся в число тех, кого принято называть «мировой элитой».


derevianko_podpis.jpg

Деревянко ставит свою подпись под актом о капитуляции Японии


И это не громкие слова. У нас была тогда (совершенно прав Эдуард Лимонов, так назвавший ее) Великая Эпоха – время Сталина, от которого невозможно отделаться однозначными определениями. Люди теряли головы и взлетали на самый верх. Глупость и гениальность шли рука об руку. Преступления и героизм уживались не только в одной стране, но даже порой в одной голове. Коллективизация и индустриализация – все это было. Более того, все это не могло осуществиться друг без друга. Но чего не было, так это геноцида, ибо сын раскулаченного становился советским офицером и орденоносцем, а люди с украинскими фамилиями Малиновский, Тимошенко и Рыбалко – красными маршалами.


Советская Украина еще ждет своих историков. Но уже рождаются и родились люди, которые будут вспоминать о ней с восхищением и ностальгией и любить ее вместе с фильмами Довженко, пьесами Корнейчука и Днепрогесом так же сильно, как любят Украину Запорожской Сечи и летописей Самойла Величко. И бесспорным фактом останется то, что очень многим она подарила шанс невиданной прежде для крестьян судьбы писателей и инженеров, летчиков и министров, актеров и, как ни смешно это звучит, даже рабочих-горожан, впервые узнавших, что такое туалет в доме и паровое отопление.


Кузьма Деревянко был одним из этих поднятых общим вихрем атомов. По странной прихоти истории, он родился в самый разгар неудачной русско-японской войны 1904 – 1905 годов, когда царская армия бестолково топталась на сопках Манчжурии. Это случилось 14 ноября в день святых Козьмы и Домиана. В честь первого из них будущий генерал и получил свое имя.


Ничто не предвещало будущей летящей, словно стрела, судьбы. Отец нашего героя Николай Кириллович в годы первой русской революции поучаствовал в «беспорядках», как и многие из украинских крестьян. Что он громил или, что кому сказал – осталось неизвестным. Но в 1907 году его вместе с женой и маленьким сыном сослали в Великий Устюг под Вологдой. Там Кузьма прожил целых шесть лет, совершенствуясь в русском языке и расширяя свою славянскую душу, после чего вернулся на родину.


Село Косенивка славилось своими каменотесами. Зарабатывал этим ремеслом и отец Деревянко. Но хотелось им другой жизни. Была в этой семье любовь к образованию и тяга к карьере. Поэтому после окончания церковно-приходской школы Кузьма проучился еще три года в Уманской классической гимназии, откуда был вынужден уйти из-за недостатка средств.


Первая мировая война и революция перевернули все вверх дном. Не стала исключением и семья Деревянко. Братья отца подались, кто в петлюровцы, кто в банды к различным менее именитым, чем Симон Васильевич, атаманам, в лице которых нежданно проявился творческий дух украинского народа. Один из них – Родион – погиб в 1919 году в бою с красными на станции Христиновка, где подрастал в это время будущий знаменитый драматург Александр Корнейчук – еще один любимец Сталина и баловень судьбы. Двое других счастливо пережили гражданскую войну, занялись хозяйством и уже в 30-е попали под вал репрессий, когда советская власть, зачищая возможных противников коллективизации, решила припомнить бывшим повстанцам старые «грехи».


На судьбе Кузьмы Деревянко это тоже аукнулось в 1938-м – в самый разгар сталинских репрессий, когда он вернулся со своим первым орденом --Ленина – из заграничной «командировки» в Китай, где помогал коммунистам Мао Цзэдуна громить политических конкурентов из армииа буржуина Чан Кайши.


Но пока он об этом не подозревает и в 1922 году, когда все в стране устаканилось, поступает добровольцем в Красную Армию. Сначала в Киевскую, а потом в Харьковскую школу червонных старшин (то есть, красных командиров), известную тем, что обучение военным наукам велось в ней на украинском языке. Это военное заведение возникло на волне большевистской украинизации, когда Харьков волевым порядком из типично русского губернского города решено было превратить в столицу УССР. Однако Кузьма Деревянко уже знал и украинский, и русский языки, а потому неожиданно для всех увлекся японским. Загадочные иероглифы, в которых, казалось, была зашифрована вся тайна Востока, влекли его так непреодолимо, что к окончанию школы он научился достаточно свободно говорить и писать по-японски. Скорее всего, молодой человек выбрал для изучения язык самураев, поддавшись романтике, так как в семье все постоянно вспоминали, что он родился в самый разгар русско-японской войны, в которой участвовали и односельчане Деревянко, служившие в царской армии.


А дальше – служба в войсках и поступление в 1933 году в Военную академию им. Фрунзе на спецотделение, готовившее разведчиков. Там к японскому Кузьма добавил еще и язык сэров и лордов – английский, стремительно вытеснявший французский с позиций главного мирового. Ничего странного в его тяге к языкам не было. Точно также, примерно в это же время, зубрит с частным преподавателем английский будущий адмирал флота Советского Союза Кузнецов – тоже сын крестьянина из Архангельской губернии. Выходцы из народа ни в чем не хотят отставать от дореволюционной имперской элиты. СССР нужны дипломаты, разведчики, инженеры, способные свободно разговаривать с иностранными специалистами и читать технические документы в оригинале. Страна вроде бы отгорожена от капиталистического запада непроницаемыми границами. Но в этих границах полно официальных и полуофициальных каналов по обмену информацией, через которые просачиваются новейшие технологии, а заодно шпионы и диверсанты.


В промежутке между службой и учебой молодой красный командир успел еще и жениться. В том, что это было по любви, а не по расчету, можно не сомневаться. Он выбрал девушку из собственного села – Галину, дочь местного попа, что в годы ранней советской власти считалось ужасной крамолой для любого комсомольца или коммуниста. Но чувства оказались сильнее правильной анкеты. У пары родился сын – в 1971 году он опубликует в Днепропетровске маленькую книжечку об отце «Солдат, генерал, дипломат». В годы застоя только из нее и можно было узнать хоть что-то о человеке, принявшим капитуляцию Японии.


В 1936 году, после выпуска из академии, капитан Деревянко становится сотрудником Разведывательного управления Красной Армии – предшественника знаменитого ГРУ Министерства обороны СССР. И тут же следует двухлетняя командировка в Китай. Через пустыню Гоби, по которой в 1945 году в тыл японцам хлынут танковые дивизии Красной Армии, Деревянко поставляет китайским повстанцам боеприпасы и снаряжение, которое Сталин выделяет для своего друга Мао. Это приносит ему редкий в те годы орден Ленина – награду счастливчику вручит лично «всесоюзный староста» Михаил Калинин.


И тут же бравому капитану приходится выдержать волну доносов на себя, грозящих в 1938 году или смертью, или многолетним заключением. Эти события тоже нельзя рассматривать однозначно. С одной стороны, именно тогда Сталин сломал хребет «старой гвардии» в партии – кровавым маньякам гражданской войны и мировой революции. А с другой – под каток репрессий попадали ни в чем не повинные люди. Причем, преимущественно по доносам завистников, боявшихся, что они обгоняют их по карьерной лестнице. В эти годы попадает в лагерь Рокоссовский и едва не оказывается репрессированным Жуков – самые знаменитые полководцы Великой Отечественной. Деревянко спасает письмо лично наркому обороны Клименту Ворошилову. Он пишет, что никогда не скрывал информацию о своих репрессированных родственниках и просит направить его на любую самую опасную службу – хоть в пекло. На Запад или на Восток – все равно. Если нельзя принять участие в боевых действиях, он готов ехать в экспедицию в отдаленные пустынные или лесные районы, где его способности могут найти применение.


Активность молодого разведчика, не желающего сдаваться в хитросплетениях московских интриг в аппарате Разведуправления РККА, и тут приносит плоды! Ворошилов распоряжается пересмотреть его дело. Деревянко получает отличную характеристику и отправляется на финскую войну. Теперь он – начальник штаба Отдельной особой лыжной бригады – специального диверсионного подразделения, сформированного из ленинградских спортсменов. В тылу он не прячется. Когда одна из групп лыжников попадает в засаду, Деревянко во главе другой группы выносит с поля боя раненных. Войну он заканчивает полковником, а 1941-й встречает на должности начальника разведотдела Прибалтийского особого военного округа, 22 июня ставшего Северо-Западным фронтом. Тут 37-летний полковник совершает свой, наверное, самый большой подвиг – в августе он планирует и проводит рейд в тыл немецких войск под Старой Руссой и освобождает из концлагеря две тысячи пленных. Можно представить, как это поднимало боевой дух в самое тяжелое время войны, когда поражение следовало за поражением, а советский фронт откатывался к Ленинграду.


Но в годы войны вывелся еще один талант украинского супермена. Учеба в Академии не прошла даром. Он оказался замечательным оператором – специалистом по планированию военных действий. Его способности замечены. И вот уже первая генеральская звезда ложится на погон: отныне Деревянко – начальник штаба сначала 53-й армии, потом 57-й и, наконец, 4-й гвардейской. Он участвует в форсировании Днепра, окружении немцев под Корсунем, блистательной Ясско-Кишиневской операции, когда в окружении оказалась целая немецкая группа армий (по нашей классификации – фронт), берет Будапешт и Вену, осуществляя недостижимую мечту русской армии эпохи Первой мировой. Великую Отечественную Кузьма Деревянко закончил генерал-лейтенантом – кавалером всех трех «полководческих» орденов – Кутузова, Суворова и Богдана Хмельницкого.


Derevyanko_memorial.jpg

Мемориальная доска на стене дома в Киеве, где проживал генерал


Существует несколько версий, почему именно его Сталин выбрал в качестве советского представителя для подписания капитуляции Японии. Исследователи говорили, что Верховный Главнокомандующий не хотел слишком уж надувать самомнением полководцев с громкими фамилиями. Официально операцией по разгрому Японии руководил маршал Василевский, бывший начальник Генерального штаба. Но не ему было предоставлено право подписаться под документом, удостоверявшим реванш за Порт-Артур 1904 года. Вот и понадобился, мол, «малоизвестный» генерал – просто функция.


При этом, все забывают о двух фактах – генерал-лейтенант Деревянко был единственным в советской армейской элите, кто знал одновременно и английский, и японский языки. А именно они и были нужны на этой церемонии. Английский – чтобы общаться с союзниками – англичанами и американцами. И японский – для должного понимания сдающегося на милость врага. Сталин заботился об имидже Советского Союза. Ему хотелось, чтобы на Западе воспринимали его державу в виде этого красивого и интеллигентного генерала, свободно общавшегося без переводчика со своими зарубежными коллегами не хуже дореволюционных русских аристократов.


Japanese-surrender-mac-arthur-speaking-a

Деревянко на палубе «Миссури» (второй слева)


Нужно отдать должное генерал-лейтенанту Деревянко. На фоне американцев, канадцев или британского адмирала, явившегося принимать капитуляцию в шортах, согласно тропической форме, советский представитель смотрелся настоящей «звездой». Кадры кинохроники и цветные фото, сделанные на палубе «Миссури» 2 сентября 1945 года, подтверждают это. О таких, как Деревянко, говорят: камера любит их. Генеральские лампасы, золотые погоны с двумя звездами, фуражка с золотым шнуром – это был образ новой Империи, которая сумела превзойти царскую Россию. Некоронованный император ее мог гордиться в Кремле своими «орлами», как Наполеон – маршалами. И в то же время подпись под договором ставил еще и просто украинец – один из тридцати пяти миллионов украинцев, на фронте и в тылу участвовавших в Великой войне и ковавших победу.

Link to post
Share on other sites
  • 3 months later...
На Украине признали пропажу документов по делу Бузины (ДОКУМЕНТ)

 

11.07.2016 - 17:17

buzina_7.jpg?itok=eSd5VZeX

 

Украинская прокуратура признала факт пропажи ряда документов из дела об убийстве писателя Олеся Бузины.

 

Об этом сообщил адвокат матери убитого, бывший зам генпрокурора Ренат Кузьмин.

 

«На мое заявление о возбуждении уголовного производства по факту похищения из дела об убийстве О. Бузины важных документов прокуратура города наконец-то ответила.

 

Признав факт пропажи документов, прокуратура внесла информацию об этом в ЕРДР и начала расследование. Примечательно, что по мнению прокуратуры города, материалы из дела О. Бузины пропали в тот период, когда само дело расследовалось в МВД», — отметил он.

 

По словам Кузьмина, из дела были похищены материалы проверки версии о причастности к убийству организации УПА, фотороботы преступников, составленные по показаниям свидетелей преступления и не имеющие сходства с подозреваемыми, материалы наружного наблюдения и прослушивания телефонов подозреваемых, а также другие документы, имеющие важное значение для установления истины.

 

«Похоже, виновными в развале дела об убийстве О. Бузины прокуратура собирается назначить сотрудников МВД…», — делает вывод адвокат.

 

dokument_27.jpg?itok=ON4EjlhX
Link to post
Share on other sites

Спор с Олесем Бузиной во время Евромайдана

 

“ПолитНавигатор” публикует отрывок из будущей книги лидера “Русского блока” Геннадия Басова, посвященный встрече политика с писателем Олесем Бузиной во время Евромайдана. Сегодня Бузине исполнилось бы 47 лет, позапрошлой весной писатель был убит во дворе собственного дома. Судьба автора этого текста также сложилась не лучшим образом – с прошлой осени он находится в СИЗО без доказанной вины.

 

 

…Сегодня – день рождение замечательного человека, очень талантливого, который любил жизнь и очень многое в ней мог сделать. Хотел бы, чтобы каждый год в этот день СМИ вспоминали Олеся. Я передаю фрагмент будущей книги. Сразу отвечу болванам и мерзавцам, что я нахожусь в том месте, где нет смысла пиариться. Цель материала – лишь напомнить маленький эпизод – нашу встречу и небольшой спор с Бузиной во время Евромайдана.

 

Я не спеша добрался до места встречи. Это была кафешка под названием «Катюша». На втором этаже торгового комплекса, где мы уже несколько раз встречались с Олесем Бузиной.

 

Сеть ресторанов «Катюша» распространена в Киеве. Ее отличием было меню, представленное ассортиментом блюд, популярных еще со времен Советского Союза. Теперь это уже экзотика – макароны по-флотски и бутерброды со шпротами. Сеть “Катюш” запустил один предприниматель из Севастополя. Он вышел с идеей в Киев, нашел компаньонов, которые запустили процесс, а потом отстранили его от этого бизнеса.

 

В кафе была спокойная обстановка, а негромко звучащая музыка 70- 90-х создавала приятный фон и отбивала желающих «греть уши». Я пришел немного раньше, чем мы договорились и, заказав себе перекусить, размышлял о том, что я видел и слышал в Киеве по пути к месту встречи.

 

Должен сказать, что большинство жителей столицы жили своей жизнью, а часть из них даже раздражалась от возникающих в результате кризиса проблем.

 

В вагоне метро я слышал как мужчина пожилого возраста рассказывал о том, как преступный беспредел начал захватывать сферы привычной жизни. Большая часть милиции Киева была задействована в околомайданных мероприятиях, а в это время участились грабежи, вымогательства, убийства и другие преступления.

 

Мужчина в метро рассказал, как он с женой ехал в скоростном трамвае, когда в вагон зашли трое здоровых мужиков и потребовали от всех показать билеты. У него с женой были куплены билеты, но не прокомпостированы. Такая же ситуация была еще у одного мужчины пожилого возраста. Эти трое потребовали от них выйти, и после того, как все трое отказались, их на первой же остановке грубо за шиворот вытащили из трамвая. Все, кто сидели в трамвае, не проронили ни слова.

 

Когда трамвай тронулся, и на остановке почти не осталось людей, здоровяки начали действовать. Одного мужчину ударили в живот, другого – в лицо, да так, что тот моментально упал и потерял сознание. После этого они обшарили их карманы, забрали все деньги, а у жены пожилого мужчины забрали кольцо. Затем спокойно ушли.

 

Когда же пострадавшие обратились в милицию, то заявление у них приняли, но при этом с иронией сообщили, что у них и не такое бывает…

 

Наконец, в кафе появился Олесь, – наголо бритый, с холеными усиками. Он вызывал у меня ассоциации с поручиком времен Первой мировой.

 

– Здравствуйте Геннадий Анатольевич, давно ждете?

 

– Добрый вечер Олесь Алексеевич, минут пятнадцать. Что-нибудь будете?

 

– Спасибо, чай.

 

Олесь удобно устроился в кресле и сразу же спросил.

 

– Надолго?

 

– Нет, завтра собрание тех киевлян, кто записался к нам в организацию или самооборону, потом зайду в Мариинский парк, хочу своими глазами лицезреть, что там происходит. А как

Вы? Что новенького?

 

– Да новенького немного, а то, что новенькое, в основном воняет либо нафталиновыми политическими неудачниками, либо заезжими бомжами из сельской глубинки, которым куда комфортнее здесь, чем у себя в деревне. Тут лучше кормят, да еще и денег могут дать. К сожалению, Киев в последнее время перестал быть городом коренных жителей. Окраина заселена теми, кто с Западной Украины или из Центра приехали искать себе лучшей доли. Что Вы думаете о происходящем?

 

-Знаете, Олесь Алексеевич, – сказал я, – предчувствие дурное, сегодня несколько раз вспоминал первый Майдан. Помните, чем все закончилось? Трусостью и бегством Януковича. Не дай Бог все повторится, последствия будут катастрофическими. Нам нужен год, только год, тогда мы сможем чего- то добиться, при этом, может быть, все сохранить.

 

– Что Вы имеете ввиду под словами “все сохранить”? Сохранить Украину, как государство? – спросил Олесь, пристально глядя мне в глаза.

 

– Лукавите Геннадий Анатольевич вы ведь пророссийский политик, а я проукраинский, к тому же, начинающий. Я люблю Украину. На девять десятых я украинец и хочу видеть великую богатую братскую Украину матерью городов русских. А в ваших глазах читается, что, если все развалится, и начнётся смута, то это далеко не самый плохой вариант? Ведь это так?

 

Я немного смутился:

 

– Вариант очень плохой, но когда встанет вопрос, мне придётся думать о людях.

 

– О людях? Кого вы имеете ввиду? Севастопольцев, крымчан, одесситов, харьковчан? А вы подумали обо всех остальных, о тех кто живёт в Киеве, обо мне, например? И вообще, – он усмехнулся,- Что вы можете сделать? Вы – маленькая мошка в политическом поле Украины.

 

-Я тоже хотел бы видеть братскую Украину. Именно сейчас, на пике противостояния, к нам пошли люди, сотни людей во всех регионах, у нас появился небольшой финансовый ресурс, которого раньше не было.

 

Я прагматик. Нужно создавать про российскую политическую силу. Регионалы и коммунисты под давлением будут плясать под дудку западенцев. В наше время я не верю в тех, у кого нет идеи. К сожалению у них она есть, а у нас, тех кто живёт на Юго-Востоке, её либо нет, либо она в состоянии зародыша. Если политсилы не будет, то ничего не будет. С мнением миллионов людей никто не будет считаться, их заставят бояться. Демократа Ющенко больше не будет, будет диктатура. Все, кто встанут на ее пути, либо будут за решеткой, либо уедут за границу, а возможен и более гнилой сценарий.

 

– Не сгущайте краски. Никогда Вас раньше не видел в роли паникера, – усмехнулся Олесь.

 

– Ладно, давайте сменим тему, – сказал я, – Что думаете о настроениях в Киеве?

 

– На фоне этой истерии, какие могут настроения? Даже те, у кого нет никаких настроений, поддаются всеобщему информационному гипнозу. Мне кажется, снова пришло время личностей. Смотрите, сколько народа сегодня гипнотизируют именами, поэтому политсила, о которой Вы твердите, – это не серьезно.

 

– Категорически с Вами не согласен, – сказал я, – только организованная партия, с четко поставленными задачами и целями, способна сегодня бороться за власть. Посмотрите, все личности обзаведутся партиями и даже такие отморозки, как “Правый сектор”. Я сегодня, думаю о потерянном времени, о бездарности российских клерков, работающих с людьми на Украине.

 

– Что Вы имеете ввиду? – с лёгкой иронией спросил Олесь.

 

– Знаете, наглядный пример, когда-то Затулин пригласил меня на круглый стол, посвященный вопросам деятельности организаций соотечественников на Украине. Собралось много народа, депутаты Госдумы, чиновники высокого ранга и руководители организаций на Украине. И давай разводить словесный понос о фестивалях, книжках, песнях, пожалуй, только кружка российской кройки и шитья не хватало. Так вот я терпел, терпел, злился, злился и в конце концов не выдержал, попросил слово и говорю;

 

– Какие книжки? Какие песни? Забудьте. Сегодня нужно только одно, если хотите видеть союз России и Украины, – надо тратить миллионы на развитие общественно-политической силы. Всячески ее лелеять и объединять, нет, не объединять, а загонять в нее всех, кто способен бороться за власть, еще раз повторю, – за власть. Так же поддерживать, как поддерживают западные страны свои организации на Украине. Не хотите сегодня тратить миллионы на Украину, – завтра будете тратить миллиарды на оборону.

 

Моя короткая речь не вызвала ни у кого ни малейшего энтузиазма, более того, какой-то ЛДПРовец, руководитель комитета, вообще смотрел на меня как на идиота.

 

Вы посмотрите, на Украине создан координационный совет российских соотечественников. Туда входят более пятидесяти общественных организаций, считающих себя соотечественниками. Общество татар, бурятов, финно-угров и так далее. Где они? Ау? У большинства из них, кроме лидеров, есть еще люди? Их кто-то видел? Имитируют всякую деятельность. Бездарная трата денег и нулевой результат.

 

– А вас туда таскают насильно? Что вам мешает туда не ходить? Не нравится – не ходите, но вы же туда ходите, что это? Дань моде? Или, думаете, вдруг всем денег дадут, а вам не достанется? – Олесь рассмеялся.

 

– Мне кажется, вы туда идете и думаете, вдруг там случится что-то важное, что пройдёт мимо вас, вы себе этого не простите. Вы и такие, как вы, во всём этом – мошки, руководители – мухи, возможно, среди них есть даже шмели, в стране и обществе решается всё на другом уровне. Помяните теперь вы моё слово, когда будет что-то решаться, ни вас, ни меня , ни таких, как вы, спрашивать ни о чем не будут. Мой сайт читают тысячи, а сколько из них со мной во всем согласны? Вы знаете? Я думаю нет, я и сам не знаю. Но я знаю, что, если то, что я пишу, читают, значит, это кому-то нужно, и у кого-то это отложится. А вот у тех, с кем вы там общаетесь, ничего, кроме денег, в карман отложиться не может.

 

Вы же меня понимаете, – смеясь, закончил Олесь.

 

Далее мы много говорили о политике. О чем – я сейчас уже и не вспомню, не отложилось в памяти. Олесь рассказал о новой книге, как два нормальных мужика поговорили о женщинах, и когда нас очередной раз начали выгонять из заведения в связи с его закрытием, мы отправились по домам. Хотя, правильнее будет сказать, Олесь – домой, а я в гостиницу…

Link to post
Share on other sites
  • 9 months later...

О борьбе Добра и Зла: памяти Олеся Бузины

 

16.04.2017 - 22:44

oles_buzina_15.jpg?itok=oLjM8GxL

 

Возможно, неправильно в Светлый Праздник писать на эту тему. А может, как раз сегодня и нужно. Нужно еще раз поговорить о борьбе Добра и Зла. Как это выглядит не в теории, а в лицах…

 

14 апреля вечером в Умани прошло очередное факельное шествие радикалов «свободовцев».

 

Почему я обратил внимание именно на это шествие, а не на много десятков подобных мероприятий, постоянно происходящих на территории Украины? Потому что оно во многом показательно. Показательно для понимания духовной (или антидуховной) матрицы сегодняшней борьбы.

 

Итак, почему же в Умани? Все просто. Колиивщина — это восстание крестьян Черкащины. Главным эпизодом которой была так называемая уманьская резня.

 

Да, именно резня, страшная и беспощадная, как в Доме Профсоюзов в Одессе 2 мая 2014 года.

 

Все местные поляки и евреи и униаты (те, кто предал, по мнению восставших, Православие) собрались в Умани, надеясь пересидеть страшное время и спастись. Но восставшие взяли город и в течение двух недель упивались кровью побежденных.

 

Как бандеровцы на Волыни через 175 лет или как их духовные последователи сегодня.

 

Кроме десяти тысяч «врагов» тогда было убито и примерно две тысячи «своих». Таких же православных, которые прятали своих соседей и знакомых от беспощадной резни. Точно также были убиты в годы ВОВ многие обычные украинцы за то, что посмели спрятать от кровожадных фашистов-националистов евреев и поляков. Все они были убиты за то, что посмели сострадать и были готовы жертвовать во имя Добра и против Зла.

 

Сегодня все то же самое. Все, кто готов сострадать и противиться злу, тех режим беспощадно стирает (как ровно два года назад был убит великий гуманист Украины Олесь Бузина).

 

Он тоже мешал. Мешал силам Зла творить свои преступления, а главное, мог стать заразным примером для остальных.

 

Как видим, в том, что нынешние националисты восхваляют Колиивщину, есть своя логика. Страшная логика, которая роднит это событие с другими. Вообще никакое это не было освободительное восстание (как нас учили в школе), а обычная этническая чистка в отдельно взятом районе.

 

Это часть той истории, уроков из которой мы не вынесли (потому что не изучали). Именно поэтому Колиивщина затем вернулась в Волынские села в 1943–44 гг., а потом возродилась в XXI веке в современной Украине.

 

По сути, у нас сегодня происходит то же самое. В результате пришедшие к власти в Киеве политики (такие себе современные Гонты и Зализняки) культивируют в своих последователях ненависть и злобу.

 

Сначала они приучили их ненавидеть русских. Теперь, когда русских выжили, это перекидывается на поляков и евреев.

 

Странны зигзаги истории. Как и в XVIII веке, мы видим опять Умань, опять нагнетание ненависти. Мы помним, как в декабре 2016 года «неизвестные» осквернили здесь синагогу и могилу основателя брацлавского хасидизма Нахмана, облив помещение краской и подбросив на могилу свиную голову с вырезанной свастикой. А 28 марта тоже неизвестные «агенты» Кремля» расписали стены города антисемитскими надписями «хватит нам ж…в», «вон ж…в».

 

А 14 апреля 2017 года видимо все те же, никак не пойманные, но уже известные «агенты» из «Свободы», провели факельное шествие с лозунгом «Знай чужинец, тут хозяин украинец»… Причем, они («агенты») известны поименно и особо не скрываются. Но никто их не арестовывает и не мешает им творить Зло. Потому, что мы помним, современные железняки и гонты сидят не в схронах, они сидят в Киеве, и то, что сегодня происходит на Украине, их устраивает.

 

А потому стоит ли удивляться, что ненависть и нетерпимость разливается по регионам Украины.

 

Только последние случаи.

 

20 марта, в с. Березовка Одесской области, вандалы разбили надгробья погибших во время Великой Отечественной евреев (думаю, долго искать не надо, кто не любит на Украине Советский Союз и евреев).

 

24 марта еще одни «патриоты» (в смысле «агенты Кремля») разрисовали свастикой и повредили монумент жертвам Холокоста в с. Петриков Тернопольской области.

 

Достается при этом и полякам. В Киевской области вандалы осквернили кладбище, где покоятся 3,5 тыс. польских военных («Быковнянские могилы»), а во Львовской области кому-то помешал памятник полякам, убитых бандеровцами в 1944 году (тоже, наверное, русским).

 

Апофеозом стал расстрел из гранатомета здания польского консульства в Луцке.

 

И опять мы видим ту же матрицу ненависти. Матрицу Колиивщины, только в гораздо больших масштабах. Нынешний режим превратил сегодня в Колиивщину всю территорию подконтрольной им Украины, а отсюда и все его преступления против человечности: Одесская Хатынь, война против населения на Донбассе, которую нынешние «железняки» стыдливо называют «АТО».

 

Когда меня спрашивают, почему я, украинец, борюсь против своих братьев украинцев вместе с «клятыми москалями» (есть такие письма), мне хочется им ответить (и, пользуясь случаем, я это делаю)…

 

Для меня брат тот, кто вместе со мной делает Добро и несет его людям. Для меня нет разницы между русским и украинцем. Все это деление было выдумано, чтобы сеять между нами вражду. Чтобы находились вот такие вот «железняки», «шухевичи», «билецкие» и «тягнибоки», которые бы искали корень всех бед в «не таком» ближнем: поляке, еврее, русском и … украинце, посмевшем помогать и бороться против них.

 

И это правило верно не только для Украины. Точно такие же «борцы» есть и в России, и в странах Европы, а самым известным предводителем таких «рыцарей света» был псих Адольф Гитлер.

 

Для меня не существует и не может существовать борьбы русских с украинцами, украинцев с поляками или украинцев с евреями. Как сотни и тысячи лет назад, сегодня для меня есть борьба между Добром и Злом. И тот, кто борется за Добро и не сеет вокруг ненависть, тот мне брат и союзник, даже с черным цветом кожи и живущий в Антарктиде. А тот, кто раздувает конфликты и учит людей ненавидеть, тот мне не брат, а враг, пусть он и живет при этом за стенкой…

 

Юрий Подоляка (Yurasumy), специально для «Русской Весны»

Link to post
Share on other sites

Два лика Олеся Бузины, — мнение

 

17.04.2017 - 5:00

oles_buzina_14.jpg?itok=Zwdkrbp2

 

На Пасху исполнилось два года, как в Киеве, во дворе собственного дома по улице Дегтяревской, украинскими националистами был убит писатель Олесь Бузина. Имена подозреваемых давно известны, но украинская власть не хочет проводить никакого расследования.

 

К этой печальной дате я не могу рассказать ничего нового о ходе следствия, а тем более ничего утешительного о перспективах возмездия и наказания убийц. Видимо, при этой власти они осуждены не будут.

 

Поэтому хотел бы попытаться ответить на такой вопрос: а мог бы Олесь Бузина избежать смерти?

 

Ведь, казалось бы, ему ничего не стоило спокойно уехать в Москву и неплохо там устроиться. Он прекрасно отдавал себе отчет, как он воспринимается в кругах украинских националистов после его «украиножерской» книги «Вурдалак Тарас Шевченко». Иллюзий на этот счет у него не было.

 

Но почему он в таком случае не уехал? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно понять, что его держало в Киеве.

 

ea_eiaz1.jpg_resized.jpg

 

На Украине Олесь воспринимался (объектом ненависти одних и образцом для подражания других) как герой булгаковского романа — офицер «Белой гвардии», как русский имперец, взывающий к совести украинца — твоя судьба, хохол, быть вместе с Россией.

 

В Москве же, наоборот, его приводили как пример некоего «правильного украинца» («верного малоросса»): мол, и на мове говорит, и сало ест, и в вышиванке ходит, но в то же время за «дружбу народов», за братство с русским народом, за Переяславскую раду, против Бандеры… Вот смотрите, товарищи, «правильный украинец» выглядит как Бузина.

 

И тот, и тот взгляд на Бузину были абсолютно правильными и совершенно не противоречили друг другу.

 

В Бузине действительно жили и, подчеркну, боролись два человека, две сущности: русский и малоросс.

 

Акцентирую — малоросс, а не украинец. Он сам себя так определял и мне говорил неоднократно: «Я — малоросс, но одновременно и русский». Если он говорил о себе как об украинце, то в этом случае, в противоположность украинским националистам, этот этноним он употреблял как синоним, а не как антоним слова «малоросс».

 

Ему нравилось себя ощущать уроженцем и жителем Малороссии как части великой Российской империи, в которой одну из главных ролей, на что всегда обращалось внимание Олесем, играли его земляки. «Это мы, хохлы, Чаленко, построили Империю». Для него вне и без Российской империи Малороссия была неинтересна. Империя придавала смысл ее существованию.

 

Одна из его главных книг так и называется — «Воскрешение Малороссии». Он постоянно любил подчеркивать, что лучшее время для этого края — время со второй половины XVII века, когда он присоединился к Русскому царству, и до 1917 года, до большевистской катастрофы.

 

Войны тогда прекратились, установился мир, пришла родная православная власть — и Малороссия расцвела. Именно тогда возник архитектурный облик Киева, Чернигова, Полтавы и других малороссийских городов и городков, существующий и поныне. Малороссы стали делать успешную военную и статскую карьеру в Петербурге. Малороссия смогла самовыразиться и реализовать свой творческий потенциал только в составе Империи.

 

Украина была для Бузины чем-то противоположным этому идеалу, существовавшему в исторической реальности. Причем эта противоположность была искусственно сконструирована, выдумана. Такую Украину Бузина считал ненастоящей, неаутентичной, не своей. Об этом была его следующая после «Воскрешения Малороссии» книга — «Как придумали Украину».

 

8ad53b37f423d1f88549a5f8a05eaa3414211747

 

Украинец для Олеся — это понятие политическое. Украинство, да, создано на малороссийской основе, но это искусственное, русофобское, привнесенное извне, совершенно негармоничное явление в Малороссии, к тому же не имевшее никаких корней в народе и в народном мировоззрении. Украинец отрицает русского, а значит, для Олеся украинство неприемлемо.

 

В противоположность украинцу малоросс для Бузины — это природный обитатель края, казак и крестьянин, говорящий на малороссийском диалекте (проще говоря, на суржике), а не на «украинской мове», православный, гармонично ощущающий себя на просторах России.

 

Процесс русификации Малороссии — это совершенно естественный процесс, так как современная русская культура возникла в том числе и на малороссийской основе и при активном участии малороссов.

 

Но русификация Малороссии по Бузине не должна была отрицать малоросса. Русский и малоросс должны были сосуществовать одновременно. Это было главным в философии и мировоззрении Олеся.

 

И если, например, Захара Прилепина, выходца из крестьянской семьи, вполне удовлетворял бы такой взгляд на вещи даже после 2014 года, то для большей части русской интеллектуальной публики он был искусственным и абсолютно нереалистичным.

 

Бузина, увы, не понимал, что малоросс со всеми его вышиванками и казачками — это сельский, рустикальный тип. Поэтому это тип, уходящий в прошлое. На смену малороссу давно уже пришел русский человек — человек города и высокой классической культуры. Точно так же было и Великороссии, где русский, как городской культурный тип, отменял архаичного великоросса.

 

К тому же малоросс должен был уйти в прошлое и как потенциальный носитель бациллы украинства.

 

Но Олесь не мог и не хотел приносить малоросса-в-себе в жертву своей русскости. «Малороссофобия» его очень сильно обижала.

Помню, как, по-моему, в 2012 году киевский политолог Владимир Грановский пригласил нас с Бузиной в свой офис на Европейской площади.

 

Его коллега из России Дмитрий Куликов хотел нам показать спродюсированный им фильм «Матч» с Безруковым и Боярской. В нем рассказывалась легендарная история игроков киевского «Динамо», которые выиграли в оккупированном Киеве несколько матчей у немцев и за это поплатились своими жизнями.

 

В фильме главные и положительные персонажи говорили по-русски. А вот негодяи, в частности продажный герой Остапа Ступки, ставший полицаем, — по-украински. Лично я обратил внимание на этот момент. Действительно тут была некая не совсем реалистичная пропагандистская прямолинейность, но меня это никак не обидело, потому что во мне не жил вместе с русским малоросс. Не задело это и Грановского по той же причине. А вот Олеся это очень сильно обидело, и он разразился по этому эмоциональным спичем.

 

По той же причине ему очень не понравилась и российская восьмисерийная экранизация «Белой гвардии» с Хабенским и Пореченковым. Он даже напечатал гневную двухполосную рецензию в газете Рината Ахметова «Сегодня».

 

Ему страшно не понравилась «украинофобия» телефильма. Я с удивлением открыл в нем тогда, что ему не по душе, что «украинцев» позволили себе презирать не малороссы, такие как он, а великороссы. Он считал, что «россияне», с презрением говоря об «Украине», презирают и его, малоросса. Мол, хохлы они все, что с них взять. Все это было очень и очень болезненно для него. Мириться с этим он не хотел.

 

Тут всегда надо помнить о том, из какой семьи он происходил. Его родители выходцы из крестьянства левобережной Украины. В семье, несмотря на то что мать была русским филологом, говорили не на суржике, а на литературном украинском. Отец был по образованию украинским филологом, любил украинскую литературу (кстати, он служил в КГБ, в отделе, занимавшемся украинскими националистами).

 

Украинский, в отличие, например, от меня, был родным языком Олеся. Он мне рассказывал, что вплоть до старших классов киевской школы сам был чуть ли не националистом. И только киевский роман Булгакова «Белая гвардия» произвел в нем переворот.

 

Он влюбился в белое офицерство, он влюбился в Российскую империю. «Белая гвардия» сделала его русским.

 

Он привозил из поездок в Москву килограммы мемуаров белых генералов и полководцев Первой мировой. Помню, с каким ироничным презрением он вертел в руках купленный мною в Москве второй том исследования великого Мирчи Элиаде, посвященного мировым религиям. Для него это было барахло, а вот мемуары каких-нибудь дроздовцев или каппелевцев — это было ого-го-го!

 

Он пошил себе белогвардейскую форму, купил шашку, участвовал во всевозможных реконструкциях (уверен, эмигрируй Бузина в 2014 году в Москву, он бы спелся с белогвардейским реконструктором Стрелковым).

 

Он мог рассказывать мне часами о белогвардейцах, их подразделениях, форме, оружии, роли малороссов в Кавказской, Крымской и Первой мировой войнах. Он этим жил и дышал.

 

Героем своего так и недописанного исторического детективного романа в стиле Бориса Акунина он сделал Алекса Тугарина, офицера Семеновского полка. Действие происходило в Петербурге.

 

И вот что интересно. Несмотря на малоросса-в-себе, в личных беседах он почти ничего не рассказывал о малороссах. Его эта тема волновала гораздо меньше, даже совсем не волновала. Но малороссами были его мать и отец, малороссом был он сам. Как в таком случае он мог от этого отречься? Это означало, что надо отречься и от родителей, и от своего детства, и от себя. Такого позволить себе он не мог. Он и погиб в 2015 году, потому что не захотел отречься.

 

Он чувствовал, что переезд из Киева в Москву будет означать окончательный разрыв с его Малороссией и малороссиянством в пользу общерусской идентичности. Поэтому тянул до самого последнего времени, не желая делать выбор, не желая резать себя по-живому.

 

C1wCN8t4.jpg

 

 

Я бы сказал, что это нежелание было каким-то бессознательным стремлением к самоубийству.

 

Смерть Бузины учит нас, русских Малороссии и Новороссии, что надо не пытаться стоять на двух берегах, а сделать окончательный выбор в пользу русскости — мы в точке бифуркации.

 

И этот выбор для нас означает жизнь, а значит — Победу. Нашу Русскую Победу!

 

 

Александр Чаленко

Link to post
Share on other sites
  • 2 months later...

О Бузине и не только: заочная дискуссия со Светланой Алексиевич

 

26.06.2017 - 4:00

svetlana_aleksievich_1.jpg

 

Светлана Алексиевич в своем скандальном интервью не сказала ничего нового. Она лишь обобщила то, что они думают о России и русских. Иначе им думать запрещено. А кто-то уже и не способен. «Они» — это, к слову, из формулировок самой Алексиевич.

 

Подчеркну, я с колоссальным уважением отношусь к книгам Светланы Александровны Алексиевич, однако когда она начинает обличать цензуру, российскую угрозу, милитаризм и тому подобные штампы, то говорит как раз-таки в полном соответствии с ними. Это странное навязчивое желание заявлять об одних и тех же вещах по-разному, в зависимости от того, кто их совершил.

 

Да, в братоубийственной войне априори нет и не может быть ничего хорошего — это самое чудовищное из того, что в принципе существует. Но почему, говоря о Донбассе, Светлана Александровна забывает о том, как поступали с русскими в Украине на протяжении 20 с лишним лет? Разве их не украинизировали? Не закрывали школы? Не переписывали историю?

 

И разве не это стало глобальной причиной того, что на Евромайдане агрессивные люди кричали и прыгали с откровенно русофобскими лозунгами? И разве не после Евромайдана украинские депутаты первым своим решением посчитали нужным фактически запретить русский язык?

 

По мнению Алексиевич, «революция достоинства» была вызвана тем, что люди «устали так жить». Да, устали — и, действительно, хватало и коррупции, и беспредела, но разве всего этого нет сейчас?

 

Или в Украине стало меньше коррупции и больше работы? Простые люди начали лучше жить? Нет, конечно. Но об этом Алексиевич молчит.

 

Подобные вопросы можно было бы задавать долго, и скорее всего, они так и останутся риторическими, но все это, так или иначе, касается одного системообразующего понятия — правды. А вот ее Светлана Алексиевич, как писатель, общественный деятель, Нобелевский лауреат, обязана отстаивать. И, прежде всего, в вопросах слова.

 

Видим ли мы его свободу сейчас в Украине, когда систематически уничтожаются неугодные СМИ? Например, только что мы стали свидетелями того, как издание «Страна.ua» закрывается на основании странных обвинений, без каких-либо процессуальных решений, а нардепы и общественные деятели радостно подвывают, что уничтожено еще одно «сепарское издание». Это такая свобода слова? И можно ли было представить подобное при «диктаторе» Викторе Януковиче?

 

Но более всего меня возмутили в интервью Алексиевич ее размышления об убийстве Олеся Бузины. Надо сказать, что издание моей книги «Дневник русского украинца» было во многом вдохновлено Олесем. За день до его убийства я написал ему письмо относительно нашего сотрудничества. А потом его убили. И здесь не может быть никаких трактовок и оправданий.

 

Потому что Олеся убили за правду.

 

Незадолго до гибели Бузина писал с отсылкой к Булгакову: «Я писатель, а задача писателя — говорить правду. Делать это легко и приятно».

 

Как мы увидели позднее — нелегко, но это необходимо. В том числе и для самой Алексиевич.

 

Она живописует ужасы братоубийственной войны, но разве не против них выступал Олесь Бузина? Разве не он был одним из немногих, кто говорил о единстве, братстве народов России и Украине? Я был с ним не на одной телепередаче, и в Украине Олесь говорил добрые слова о России, а в России — об Украине. Это был не просто смелый поступок честного человека, но миротворческая миссия патриота.

 

Да, он был патриотом, искренним, преданным патриотом двух стран. И вот за это его убили.

 

Неужели не понимает этого Алексиевич?

 

Ведь убили не сепаратиста, а почвенника, не предателя, но патриота. И главное — стреляли в человека, который был одним из немногих связующих звеньев между украинским и русским народами. Нужно было иметь колоссальную смелость, чтобы говорить так о России в Украине, а об Украине в России. И Олесь обладал ею. Достаточно сказать, что говорил он свои слова не из Москвы, Нью-Йорка или Вены, а из Киева. А ведь мог бы уехать, мог построить карьеру в той же России, но Олесь любил свою землю, свою Украину — ту, в которой он родился. И погиб.

 

Олесь Бузина был истинным украинцем, плоть от плоти своей страны, и украинцы (хотя можно ли их так называть?) убили украинца. Вот почему эта трагедия вызвала столь мощный резонанс. И вот почему дальше началось еще большее мракобесие.

 

Той Украины, настоящей Украины, больше не стало, ее заменили суррогатом квазирабства, где не осталось ничего подлинного украинского, а за него выдается гротеск, китч, почти карикатурное изображение, вызывающее либо усмешку, либо отторжение.

 

Можно по-разному относиться и к Евромайдану, и к России, и к творчеству Бузины, но не понимать этого нельзя. Тем более человеку, которому вручили Нобелевскую премию с формулировкой «за многоголосное творчество — памятник страданию и мужеству в наше время».

Так разве жизнь и особенно смерть Бузины не есть памятник мужеству и страданию? И разве не важно в Украине сегодня, прежде всего, многоголосие? Но как оно может быть, возможно, если навязывается один язык и одни ценности, и полностью уничтожаются другие? Это не многоголосие — это диктатура и натуральный фашизм, который, по выражению другого Нобелевского лауреата, Альбера Камю, есть презрение.

 

Слишком много его стало в Украине. Презрения, которое убивает, презрения, которое разрушает — и преодолеть его можно лишь через слово, несущее правду и мир.

 

К сожалению, я не увидел этого в высказываниях Светланы Алексиевич. Возможно, потому она и забраковала публикацию данного интервью. Так бывает, когда человек не уверен в собственных словах, и где-то внутри краснеет совесть. Я хочу верить, что у Светланы Алексиевич пробудилась именно она.

 

 

Платон Беседин, писатель, публицист

Link to post
Share on other sites

Вообще то грохнули его и всех делов... одни мерзавцем меньше... как можно простить Бузине книгу "Вурдалак" о Тарасе Шевченко?... вот его "оправдание"...

 

«Мета цієї книги — розвінчати міф про Шевченка. Ви дізнаєтеся про зовсім іншого Кобзаря — не генія і святого, а алкоголіка та заздрісника. Незграбного ловеласа, який відбирає у колишньої нареченої подарунки. Охоронця моральності, який шпигує за дружиною друга. І „революціонера“, що розкаявся та випрошує у влади прощення. Цю темну сторону Тараса завжди ретельно приховували. Але вона є. Він був і таким — у своїх щоденниках, листах і десятках мемуарних свідчень, які не перевидавалися після 1917 року. Я починаю там, де інші закінчували»

 

Вот интересно, где это означеный автор находил такие факты как указано выше? Из каких источников? ...вобщем собаке собачья смерть да простят меня собаки за такое сравнение

post-249-0-37933000-1498665904_thumb.jpg

Link to post
Share on other sites

Э, друже.

 

Мы с тобой - тоже не во всем думаем одинаково...

Так значит и я - собачьей смерти достоин?

Мне думается - Бузина - был патриотом, не меньше чем ты...

Link to post
Share on other sites

Кстати, сегодня по телеку услышал, что следствие по делу об убийстве Бузины окончено. Подозреваемые сейчас с ним ознакамливаются. После чего состоится суд.

Link to post
Share on other sites

Э, друже.

 

Мы с тобой - тоже не во всем думаем одинаково...

Так значит и я - собачьей смерти достоин?

 

 

А при чём тут ты и Бузина?...я про собачью смерть в русле его книги про Шевченко - ни фактов ни здравого смысла...

Link to post
Share on other sites

А при том, братко, что право мыслить по своему - никто не отменял...

Разумеется. Но именно мыслить. Написание книги, это уже действие. И если в этой книге обнародованы мысли, задевающие чувства других людей, то необходимо учитывать и возможность ответного выражения мыслей в действиях. Я не считаю Шевченко гениальным поэтом. Даже очень хорошим тоже не считаю. Но я не пойду на митинг с плакатом "Долой Шевченко". И не только потому, что понимаю, что могу огрести этим плакатом по голове.) Но и потому, что не хочу оскорблять чувства людей, считающих иначе. Не говоря уже о том, что и я, и Бузина можем ошибаться по его поводу. Не уверен, что покойный Олесь обладал непревзойдённым литературным вкусом и непогрешимостью суждений. Не говоря уже о том, что он обгадил Шевченко и как человека. А имел ли он право оценивать? Являлся ли он сам непререкаемым моральным авторитетом? Не уверен. Он был довольно скандальной личностью. Любил эпатировать окружающих. Думаю, что и книгу с таким вызывающим названием он написал исключительно в коммерческих и самопиарных целях. Вот только таких последствий явно не предполагал.

Link to post
Share on other sites

Разумеется. Но именно мыслить. Написание книги, это уже действие. И если в этой книге обнародованы мысли, задевающие чувства других людей, то необходимо учитывать и возможность ответного выражения мыслей в действиях. Я не считаю Шевченко гениальным поэтом. Даже очень хорошим тоже не считаю. Но я не пойду на митинг с плакатом "Долой Шевченко". И не только потому, что понимаю, что могу огрести этим плакатом по голове.) Но и потому, что не хочу оскорблять чувства людей, считающих иначе. Не говоря уже о том, что и я, и Бузина можем ошибаться по его поводу. Не уверен, что покойный Олесь обладал непревзойдённым литературным вкусом и непогрешимостью суждений. Не говоря уже о том, что он обгадил Шевченко и как человека. А имел ли он право оценивать? Являлся ли он сам непререкаемым моральным авторитетом? Не уверен. Он был довольно скандальной личностью. Любил эпатировать окружающих. Думаю, что и книгу с таким вызывающим названием он написал исключительно в коммерческих и самопиарных целях. Вот только таких последствий явно не предполагал.

Безусловно...

Мысль - она материальна...и подразумевает ответку Мира...

Т.е. - вопрос кармический...

 

Бузине - предполагая ответку - предлагали не ехать в Киев...

Будучи уверенным в своей правоте - поехал и поплатился...

 

Теперь можно только предполагать - где истина...

 

Но не уважать смелость и стремление отстоять свою

точку зрения - у Бузины - не возможно...

 

Хотя...можно плевать ему на могилу, завидуя его совести...

Link to post
Share on other sites

Да не собираюсь я плевать на его могилу. Сказал бы, что мне было плевать на самого Бузину и при его жизни, и после смерти, но прозвучит грубо. Поэтому просто отмечу, что и к его творчеству, и к его личности я был и остаюсь глубоко равнодушен. Также, кстати, и как к творчеству и личности Тараса Шевченко. Не моё они. Оба.

Link to post
Share on other sites

Вообще то грохнули его и всех делов... одни мерзавцем меньше... как можно простить Бузине книгу "Вурдалак" о Тарасе Шевченко?... вот его "оправдание"...

 

Вот интересно, где это означеный автор находил такие факты как указано выше? Из каких источников? ...вобщем собаке собачья смерть да простят меня собаки за такое сравнение

Пдц. Приплыли.

Показное убийство публичного человека из-за его взглядов - террористический акт.

Публичное одобрение этого действия можно квалифицировать как пособничество и призыв к террористической деятельности.

 

Но не это главное. Человек, который одобряет убийства человека за его убеждения созрел уже для того, чтоб служить охранником в концлагере.

Link to post
Share on other sites

Пдц. Приплыли.

Показное убийство публичного человека из-за его взглядов - террористический акт.

 

 

 

Такой публичный человек как Борис Немцов тебе знаком? Шо там на мосту произошло? Как назвать убийство Немцова?

 

Но не это главное. Человек, который одобряет убийства человека за его убеждения созрел уже для того, чтоб служить охранником в концлагере.

 

И даже не это главное...Главное, что человек считающий что несколько десятков миллионов людей должны на своём родном языке разговаривать разве что в хлеву или с барского плеча на сенокосе прячет в шкафу фашистскую форму напялив на себя машкару этакого борца с неспаведливостью... Не старайся Круз... одним постом ты открыл своё фашитское лицо...хотя фашисты на оккупированых землях Украины не загоняли как ты украинцев в хлев что бы разговаривать на родном языке... ты фашист Круз...я всё сказал!!!
Link to post
Share on other sites

 

Такой публичный человек как Борис Немцов тебе знаком? Шо там на мосту произошло? Как назвать убийство Немцова?

И что?

Ты тоже про него сказал, что собаке - собачья смерть?

 

И даже не это главное...Главное, что человек считающий что несколько десятков миллионов людей должны на своём родном языке разговаривать разве что в хлеву или с барского плеча на сенокосе прячет в шкафу фашистскую форму напялив на себя машкару этакого борца с неспаведливостью... Не старайся Круз... одним постом ты открыл своё фашитское лицо...хотя фашисты на оккупированых землях Украины не загоняли как ты украинцев в хлев что бы разговаривать на родном языке... ты фашист Круз...я всё сказал!!!

 

Ты все сказал словами "собаке - собачья смерть" в отношении Олеся Бузины.

Правда, за несколько постов до этого рисовался - "о покойных или хорошо или ничего"...

 

Вот и вылезло твое лицо, Лепа. Я же говорю, потенциальный вертухай из концлагеря. Если бы жил в те времена.

 

А мои посты про украинский язык не надо перевирать. Не думаю, что у тебя с пониманием прочитанного настолько плохо. Просто врешь.

Link to post
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Loading...

×
×
  • Create New...