Jump to content
Форум - Замок

Главный вопрос современности для современной Прибалтики...


Recommended Posts

Русским Прибалтики уготована роль первой цели новых «информационных пушек»
Латвийский журналист Владимир Веретенников высказался для портала «Ритм Евразии» о подоплёки расширения контента для прибалтийской русскоязычной аудитории.
17 09 2014


Как известно, современные войны ведутся в трёх плоскостях: информационной, экономической, и лишь на последнем этапе в ход вступает оружие. И если применение огнестрельного оружия в современном конфликте Русского мира с западным сообществом пока локализовано пределами Донбасса, то баталии за содержимое мозгов уже давно бушуют во всю мощь. В этих условиях особенно ожесточенные «бои» ведутся за Прибалтику, которая всё более явственно становится одним из плацдармов информационного наступления на Москву.

На линии фронта

В одном из своих романов Виктор Пелевин так описывает сущность информационного противостояния: «История человечества – это история массовых дезинформаций. И не потому, что люди глупые и их легко обмануть. Люди умны и проницательны. Но они с удовольствием поверят в самую гнусную ложь, если в результате им устроят хорошую жизнь. Это называется "общественный договор"».

Таким образом, каждая цивилизация создаёт специфическую реальность, построенную на собственных взглядах на историю и современность, на своих особенных традициях и моральных нормах. Соответственно, все войны начинаются после того, как правители того или иного общества объявляют «чужую» реальность вражеской и злодейской. Странам Прибалтики в этом плане особенно «повезло» – волею судеб они оказались как раз на «тектоническом разломе», пролёгшем между российской и западной реальностями.

Хотя власти Латвии, Литвы и Эстонии всецело демонстрируют полную приверженность мировоззрению, высшими выразителями которого являются Вашингтон и Брюссель, в этих республиках проживает много русского населения, традиционно ориентирующегося больше на восток, чем на запад. Да и многие природные латыши, литовцы и эстонцы, особенно из тех, кто постарше, ещё помнят русский язык и с удовольствием смотрят российские каналы, что усугубляется откровенной убогостью продукта, предлагаемого местными телерадиовещательными компаниями. Дошло до того, что спикер сейма Латвии, одно из первых лиц в государстве, Солвита Аболтиня откровенно призналась, что редко смотрит латышские телепередачи!

Подобное положение дел уже много лет служит предметом озабоченности местной правящей элиты. Но лишь с начала 2014 года, особенно после того, как Крым откололся от захваченного хунтой Киева, власти стран Прибалтики встревожились по-настоящему. Страх того, что Латгалия и Иду-Вирумаа последуют примеру крымчан, обусловил судорожные попытки обуздать «российскую пропаганду». Это выразилось в запретительных мерах: например, «Россию-РТР» стали отключать от кабельных сетей под предлогом борьбы с «разжиганием ненависти». Однако подобными действиями проблему не решишь, особенно в наш век интернета и спутникового вещания. Нужно предложить потребителю какой-то равноценный продукт, способный удержать его в кресле без необходимости переключать кнопки на пульте.

Так, премьер-министр Латвии Лаймдота Страуюма заявила в марте, что результаты предпринятого накануне в государстве опроса, в ходе которого 34% респондентов согласились, что у России есть основания для ввода войск в Крым, вызывают у неё глубокую озабоченность. Страуюма отметила, что особенно её тревога связана с Латгалией, где местами латвийские каналы вообще не транслируются. Она подчеркнула, что государственное телевидение должно создавать более интересные сюжеты и передачи, в том числе на русском языке, чтобы их смотрели и в приграничных районах.

Даже в Полиции безопасности дали понять, что одними запретительными мерами ограничиться нельзя: «Необходимо, чтобы латвийские СМИ предлагали зрителям конкурентоспособные информационные программы».

Вскоре от общих разговоров перешли к конкретным планам. В апреле председатель правления «Латвийского телевидения» Ивар Белте сообщил о проекте создания общего для республик Прибалтики русскоязычного канала. По словам Белте, не менее шестнадцати часов его вещания займут приобретенные российские и украинские фильмы и сериалы, которые не будут содержать «пропаганды» и военной темы. На их покупку предполагалось тратить до 2 млн. евро ежегодно. Остальное эфирное время авторы идеи хотели заполнить новостными передачами, информационными программами из Латвии, Литвы и Эстонии, ток-шоу и дискуссиями.

По этому поводу политолог Ивар Иябс заявил: «Намерение создать СМИ, способное соперничать с ВГТРК и Дмитрием Киселёвым, свидетельствует о том, что у государства появилось понимание значимости русскоязычной части населения».

Коллеги из соседних республик данный проект одобрили, однако камнем преткновения стал вопрос о том, кто и как новый телеканал станет финансировать. Первоначально предполагалось, что затраты на его содержание разделят все три республики, позже стало обсуждаться привлечение европейских денег. В частности, эстонский медиаэксперт Анвар Самост признал:

«Даже если бы все три государства Прибалтики объединились в данном начинании и пожелали создать общий канал на русском языке, это оказалось бы слишком дорогим проектом, который мы не можем позволить себе финансово. Поэтому финансировать такое начинание должен Евросоюз. Пусть русскоязычная аудитория, привыкшая к российским телеканалам, переключится на что-то совсем иное, новое, сделанное на высоком уровне, связанное с качественными развлекательными программами и объективными новостями. Это дорого, но по меркам ЕС обошлось бы в приемлемую сумму».

Однако конкретные сроки воплощения данного плана в жизнь до сих пор неизвестны, равно как и точные возможности финансирования. Более того, в какой-то момент речь зашла даже о том, что может не хватить денег на немногие существующие русскоязычные программы! В августе член правления «Латвийского телевидения» Сергей Нестеров признал, что в 2015 году понадобится не менее 1,5 млн. евро, чтобы обеспечить работу службы новостей и существование ряда передач на русском. Он выразил беспокойство тем, что необходимые деньги могут и не изыскать. В то же время Нестеров признал, что «Латвийскому телевидению» нелегко конкурировать с российскими телеканалами.

«Креаклы» подоспели на подмогу

После этого государство спохватилось. В сентябре было объявлено, что «Латвийское телевидение» существенно расширяет контент, предназначающийся для русскоязычной аудитории, в частности на канале LTV7 появятся несколько новых программ. Их задача, по словам руководства канала, состоит в том, чтобы «предоставить жителям, для которых латышский язык не является родным, возможность получать правдивую, объективную и профессиональную информацию о событиях в Латвии, странах Прибалтики и в мире».

Белте по этому поводу удовлетворенно сказал: «Таким образом, закладывается основа для создания дискуссионной площадки для русскоговорящих, на которой мы будем стараться предоставить аудитории нужный и желаемый контент».

Выделим наиболее интригующий момент. Власти Литвы, Латвии и Эстонии с самого начала давали понять: «идеологически выдержанный» продукт на русском языке может быть предназначен не только для местных нацменьшинств, но и для российской аудитории! И здесь их намерения вошли в резонанс с устремлениями представителей «либеральной оппозиции» из самой России.

Как известно, в последнее время власти РФ тоже предпринимают шаги к тому, чтобы обеспечить суверенитет информационного пространства внутри страны. Полгода назад совладелец «Rambler & Co» Александр Мамут уволил редактора информационного портала «Lenta.ru» Галину Тимченко, сделав это сразу после того, как этот ресурс получил предупреждение от Роскомнадзора за публикацию экстремистских материалов. Вслед за уходом Тимченко в знак солидарности уволилась и большая часть коллектива, разделявшая её взгляды.

Прошло совсем немного времени, и Тимченко, как и кое-кто из её бывших сотрудников «всплыли» уже в Прибалтике. Летом в рамках старейшего и наиболее читаемого русскоязычного информационного портала Латвии «Delfi» был запущен особый проект «Спектр», начавший публиковать статьи россиян-либералов, таких как Алексей Венедиктов, Ольга Романова, Артемий Троицкий, Валерий Панюшкин и прочих представителей «креативного класса». Поддерживаемый «Спектром» накал разоблачений «кровавого режима» зашкаливает.

Кстати, редактор не стал сохранять инкогнито. Выяснилось, что это бывший зарубежный корреспондент «Ленты.ру» Антон Лысенков. По его словам, представители «Delfi» сами предложили ему сделать проект для российской аудитории.

«Это связано с тем, что в самой России в последнее время закрылось много достаточно хороших изданий и есть ощущение, что информационное поле стало там несколько разрежённым. Именно это ощущение и подвигло агентство на то, чтобы провести такой эксперимент и попробовать запустить проект, который будет обсуждать жизнь и важные события для россиян, находясь за пределами России», – пояснил Лысенков.

Он уточнил: «Мы планируем, что материалы «Спектра» будут выходить в русскоязычных версиях агентства во всех прибалтийских странах. Кроме того, самые интересные материалы будут ещё переводиться на национальные языки, потому что они вызвали интерес у местных жителей. Мы работаем для всех, хотя опять же уточню, что основная наша аудитория – читатели в России».

Зачем руководству портала «Delfi» мог понадобиться подобный ресурс? Возможно, объяснение заключается в том, что этот портал, судя по имеющейся в общественном доступе информации, принадлежит через цепочку посредников компании «TeliaSonera». А та уже, в свою очередь, является собственностью правительств Швеции и Финляндии, а также нескольких фондов, включая американский «The Capital Group Companies». Одновременно, свой собственный проект нового политического массмедиа воплощает и Тимченко. Известно, что новое интернет-СМИ, поиск сотрудников для которого ведется в настоящее время (судя по всему, значительную их часть составят бывшие работники «Ленты»), начнёт свою деятельность в течение второй недели октября – тогда же станет известно и его название.

Интересен вопрос финансирования создаваемого Тимченко портала. Первоначально речь шла о том, что требуемые деньги даст ни кто иной, как Михаил Ходорковский. Как экс-олигарх объяснял изданию «Ведомости» в июле, он собирался стать пассивным инвестором, а контроль над деятельностью нового источника информации намеревался получить Борис Зимин, сын основателя телекоммуникационной компании «Вымпелком» Дмитрия Зимина.

Но в итоге Тимченко так и не сумела столковаться с Зиминым, а вслед за ним из проекта выбыл и Ходорковский. Впрочем, Тимченко договорилась с другими инвесторами, имена которых «светить» не пожелала. «Это не публичные люди, некоторые из них из России, другие – нет, они не имеют отношения ни к политике, ни к медиа», – пояснила она.

Эксперты указывают, что русскоязычное население Прибалтики используется как среда для запуска и обкатки новых проектов по противоборству с Россией в рамках новой холодной войны. Местным русским, хотят они того или нет, уготована роль первой «цели», с которой новые «информационные пушки» начнут работу по площадям.

Link to comment
Share on other sites

  • Replies 62
  • Created
  • Last Reply

Top Posters In This Topic

Между сланцем и газом в... молоке

 

Публицист Владимир Веретенников проанализировал для читателей «НьюсБалт» главный на сегодня прибалтийский вопрос.

25 09 2014

 

 

Вчерашнее заявление украинского «Нафтогаза» о грядущем подорожании - в 4 раза! - голубого топлива для рядовых украинцев, по сути, является горячим приветам трём странам Прибалтики, которые уже пятый год хотят освободиться от российской энергетической независимости. Как сегодня обстоят дела у прибалтов с поисками альтернативных источников энергии, разбирался публицист информационно-аналитического портала «НьюсБалт» Владимир Веретенников.

 

Раздоры вокруг терминала в Литве

 

Одно время в качестве панацеи от всех бед рассматривалось строительство терминалов сжиженного газа. Причём, сначала власти выступали за создание одного такого большого объекта сразу для всех трёх республик – если бы проект стал региональным, то он мог бы претендовать на финансовую помощь со стороны Евросоюза.

 

В июле 2011 года президент Латвии Андрис Берзиньш, тогда едва успевший вступить в должность, отправился в Литву, где обсудил со своей тамошней коллегой Далей Грибаускайте разные аспекты строительства терминала. В ходе визита он заявил журналистам, что реализация данного проекта - это вопрос времени, который будет решён в ближайшие годы.

 

Берзиньш доказывал, что лучшим местом для строительства терминала является Рига. Он упирал, что неоспоримым преимуществом Латвии является наличие подземного газохранилища в Инчукалнсе, способного хранить почти весь объём газа, нужный странам Прибалтики. Да и вообще, в Латвии, мол, лучше развита сеть газопроводов - а это удешевляет транспортировку газа. Опять же, хоть та же Литва не связана газопроводами ни с одной из стран ЕС за пределами Прибалтики, но у неё имеются соединительные нити с Латвией. По мнению экспертов, строительство в Риге одного регионального терминала позволило бы создать конкуренцию на местном рынке и обеспечить более выгодные тарифы на «голубое топливо» - как для промышленных потребителей, так и для домашних хозяйств. Опять же, по их прикидкам, такой терминал смог бы на 25% снизить зависимость прибалтов от монопольного поставщика - в том случае, если проект окажется реализован до 2016 года.

 

Эстония со своей стороны полагала, что терминал надо строить в Палдиски, неподалёку от Таллина. Но в этой стране потребление газа является очень низким - порядка 10 процентов от общего в Прибалтике.

 

Как подсчитали специалисты, возведение терминала в Риге (без соединения с подземным хранилищем газа в Инчукалнсе) обошлось бы в 300-400 млн. евро. Осенью 2011 года латвийские должностные лица демонстрировали несокрушимый оптимизм. Однако, в ходе заседания Совета министров транспорта, телекоммуникаций и энергетики стран ЕС, прошедшего 24 ноября 2011 года, три государства так и не пришли к единому мнению о месте строительства. В итоге, решение этого вопроса так и «зависло»…

 

С особым недоверием к идее отнеслись литовцы. Мол, возведут прибалты общий терминал, а потом какой-нибудь коварный «Газпром» возьмёт его да перекупит! Поэтому, в Литве решили строить свой собственный, как выразилась президент Даля Грибаускайте, «терминальчик». Пусть маленький, зато только свой. Подходящее место для него присмотрели в Клайпедском морском порту. Ведь именно Литва после закрытия Игналинской АЭС сильнее всего зависит от российского газа и получает его по самой высокой цене. Тогдашний литовский премьер Андрис Кубилюс заявил, что для государства важно как можно раньше получить альтернативные поставки.

 

«Сколько доводилось разговаривать с премьер-министром Латвии, они до 2017 года изменить ситуацию не могут, потому что подписали такие договоры с «Газпромом». Это означает, что любые планы относительно строительства регионального терминала где-нибудь в Латвии, в Риге, против чего мы тоже не возражаем, могут быть реализованы только после 2017 года. Этот промежуток между сейчас и 2017-2018 годами будет для нас действительно сложным», - указывал Кубилюс.

 

Вообще, план строительства данного объекта подвергается достаточно серьёзной экономической критике. Так, председатель правления компании Itera Latvija (занимающейся импортом газа), член совета газотранспортной компании Latvijas gāze («Латвийский газ») Юрис Савицкис считает, что с появлением терминала цены на газ не снизятся, а наоборот – повысятся.

 

Бизнесмен заявил в местной прессе: «Многие говорят, что терминал сжиженного газа может быть использован для того, чтобы вынудить «Газпром» и Itera Latvija снизить цену на поставки, но из этого ничего не выйдет. Каждое государство заинтересовано в том, что энергоресурсы поступали из разных источников, поэтому данный проект, главным образом, связан с энергетической безопасностью Латвии, а не с ценами на газ. В свою очередь, безопасность стоит денег...»

 

Савицкис признал, что на биржах энергоресурсов в летнее время сжиженный газ дешевле, чем поступающий по трубопроводу, но обратил внимание, что газопотребление всегда увеличивается зимой. Он доказывает, что сжиженный газ в долгосрочном периоде не дешевле газа, поставляемого по трубопроводам:

 

«Издержки, связанные с использованием терминала и закупкой сжиженного газа, придётся покрывать потребителям. Это означает, что к нынешним тарифам на газ придётся прибавить сумму, которая пойдёт на возврат вложений в создание терминала. Ни одна сравнительно дорогостоящая техническая установка не может снизить цену на газ, а наоборот - может её повысить... Не надо обманывать народ рассказами о том, что сжиженный газ будет дешевле. Надо, наконец, четко сказать: "Господа, мы хотим увеличить надёжность поставок, поэтому желаем диверсифицировать каналы поставок, но за это нам придется доплатить 10%. Хотя в этом случае цена на газ вырастет на 10-15%, у нас будет несколько источников поставки газа, и несколько путей доставки". Если мы готовы платить больше за свою безопасность, то вперед, давайте сделаем это!»

 

В настоящее время работы в Клайпеде идут полным ходом – и ожидается, что к концу нынешнего года свежеиспечённый терминал сможет принимать газ со всего мира.

 

В поисках чудодейственной палочки в Латвии

 

Что касается Латвии, то она в поисках энергетической независимости от России пытается идти своим путём. Весной премьер-министр Лаймдота Страуюма совершила визит в США, по возвращении из которого триумфально объявила, что американские газовые компании могут выйти на местный рынок в течение двух лет. По словам Страуюмы, она встречалась с представителями газовиков США, показавших ей расчёты по инвестициям в Латвии.

 

По этим расчётам, если верить премьеру, цены на газ из США для Латвии вполне конкурентоспособны сравнительно с российскими. Глава правительства подчеркнула: «Теперь мы должны сделать нашу домашнюю работу и принять решение о нашей энергетической независимости». По её словам, процесс может занять около двух лет, в течение которых Латвия должна решить ряд технических вопросов.

 

На днях в США побывал уже президент государства Андрис Берзиньш. Свой визит он начал с посещения Хьюстона в Техасе, где встретился с руководством ведущих американских компаний. Также он посетил местный научный центр, где разрабатываются, тестируются и производятся технологии по разведке сланцевого газа и нефтяных месторождений. В ходе состоявшейся дискуссии Берзиньш признал, что зависимость от одного поставщика в Прибалтике в настоящее время составляет сто процентов – с чем, по его мнению, нужно бороться.

 

Президент обратил внимание американцев на текущую ситуацию: компания «Латвийский газ» переживает процесс смены владельцев, а вопрос о месте, где будет построен региональный терминал, ещё не решён. «Латвия имеет ряд преимуществ в плане строительства терминала - как возможности подземного хранилища газа в Инчукалнсе, так и географическое положение страны», - добавил он.

 

Преимущества Латвии непосредственно в плане хранения газа Берзиньш неустанно подчёркивал и в дальнейшем. Он напомнил, что зимой Инчукалнское хранилище полностью обеспечивает внутренний спрос в Латвии, а также поставляет газ потребителям в других странах Прибалтики, на Северо-Западе России и в Калининграде. Президент отметил, что последние события у внешних границ ЕС показали - тесная связь с третьими странами в области энергоснабжения подвергают Европу высоким рискам.

 

«Поэтому сейчас самое подходящее время, дабы активизировать все имеющиеся ресурсы для предотвращения нестабильности. Нам необходимы независимые и мощные инвесторы для стабильной долгосрочной работы не только в Латвии, но и в регионе» - подчеркнул Берзиньш.

 

Он с большим намёком добавил, что немецкая компания E.ON Ruhrgas International, являющаяся одним из основных владельцев «Латвийского газа», недавно решила продать свои акции. Президент подчеркнул, что «Латвийский газ» находится в очень хорошем экономическом состоянии – что, по его словам, должно являться важным аргументом для инвесторов, имеющих большой опыт и долгосрочные планы для бизнеса в Европе. Собеседники нахваливали Берзиньша: «Вы движетесь в правильном направлении».

 

Президенту сообщили, что американские компании по добыче и транспортировке газа «уже сейчас рассматривают возможности развёртывания региональных центров сотрудничества в Европе, где Латвия имеет ряд объективных преимуществ». Была упомянута и предстоящая либерализация газового рынка, которая пройдёт с апреля 2017 года. Она фактически будет означать разделение операторов системы передачи и распределения. По мнению янки, это станет «важным фактором для будущего развития газового рынка в Латвии, который также значительно повлияет на привлечение инвесторов».

 

В свою очередь, Андрис Берзиньш пообещал, что поиск решений вопросов энергетической безопасности Европы станет приоритетом председательства Латвии в Совете ЕС в первой половине 2015 года. Заодно обсудили проблему исследования и освоения недр Латвии. К настоящему моменту комплексного изучения страны на предмет нахождения месторождений сланцевого газа ещё не проведено – что, по мнению, американских газовиков, не следует считать подтверждением того, что подобных месторождений не может сыскаться.

 

В самой Латвии многие авторитетные эксперты восприняли перспективу перехода на «заморский газ» со скепсисом. Помимо вышеупомянутого Савицкиса, крайне недвусмысленно на эту тему высказался экс-премьер Латвии Айгар Калвитис, возглавлявший правительство республики в 2004-2007 гг:

 

«Вопрос экономического сотрудничества – это вопрос о том, хотим ли мы кушать или не хотим? Всегда есть выбор. Например, Австрия только что заключила договор с Россией о доставках газа. В их национальных интересах получить российский газ. И в наших интересах тоже получение по возможности более дешёвого газа от России, потому что у нас нет альтернативных предложений – и никогда не появится. У нас слишком маленький потребительский объём, поэтому никто сюда новых трубопроводов проводить не станет – так как это экономически не выгодно. Какие тут вообще могут быть альтернативы? Отапливать Латвию дровами? Покупать сжиженный газ на 30-40% дороже? Если мы на такое готовы, можно сказать: прощай, Россия, мы теперь станем ввозить газ от арабов! Главное, чтобы, не дай Бог, какой-нибудь корабль зимой не опоздал бы из-за льда – тогда мы останемся вообще без тепла. Ко всему нужно подходить с умом и вести политику на началах как самоуважения, так и сотрудничества».

 

Журналист издания NRA, интервьюировавший бывшего премьера, упрекнул Калвитиса в том, что из его слов вытекает невозможность энергетической независимости Латвии от России. В ответ тот подчеркнул: «Это было возможным - если бы все три государства Балтии решили создать общую атомную электростанцию. Моё правительство делало всё возможное, чтобы данный план воплотился в реальность. Уж не знаю, отчего политики Литвы выбрали иную дорогу, поскольку Латвия и Эстония выполняли все условия».

 

В свою очередь, специалист компании Prudentia Energy Markets Анна Никулина подчеркнула на «Латвийском Радио-4», что оптимизм Лаймдоты Страуюмы по поводу импорта дешёвого газа из США вместо российского преждевременен.

 

«Поставки сжиженного газа из Америки начнутся не раньше 2015 года, в то время как у Латвии нет необходимой для этого инфраструктуры. На её создание потребуются сотни миллионов евро, что в конечном итоге, разумеется, окажется ростом цен на газ для конечных потребителей. Также неизвестно, какова будет наценка американских поставщиков. Более того, неясно, какой окажется цена на газ в самих США, где за последнюю зиму наблюдались двукратные колебания в сторону роста. Как там дальше станут развиваться цены - непонятно, и прогнозировать, что будет в обозримом будущем, сегодня крайне сложно», - отметила специалист.

 

Газ в... молоке!

 

Споры на газовую тему кипят и в самом северном из прибалтийских государств. В конце прошлого месяца глава Министерства экономики и коммуникаций Эстонии Урве Палло направила руководителю предприятия EG Vorguteenuse Сергею Ефимову письмо, в котором просила разъяснить, как будет действовать газовая сеть в случае, если прекратятся поставки из России. В то же время руководители концернов Eesti Gaas и EG Vorguteenuse (поставщик и доставщик) подобные страхи отвергают. По мнению этих предприятий, Россия была и остаётся надежным поставщиком.

 

Впрочем, трезвые голоса тонут в панических воплях – правящие круги всерьёз опасаются, что Россия отключит их от отопления. Волны паники распространяются и на простых жителей, заставляя их, порой, выдвигать совсем уж фантастические прожекты. Так, недавно латышский крестьянин Янис Вишневскис предложил перерабатывать в газ… молоко! Дескать, Россия всё равно наложила эмбарго на молочные продукты – так что, пусть они послужат хоть таким образом.

 

Увы, эксперты разочаровали находчивого агрария: переводить-то молоко в газ и электричество можно, да слишком затратно. Скажем, если сегодня за тонну молока можно выручить около 300 евро, то электричество, произведённое из той же тонны, будет стоить всего 40 евро - что в семь раз дешевле. Мол, ситуация в регионе пока не настолько трагическая…

Link to comment
Share on other sites

  • 8 months later...

Африканцы вместо русскоговорящих: Прибалтика в страхе перед «нашествием негров и арабов»

13 июня 2015

 

438ea0e9f31d4b58b0d8d48f228e4.jpg

Одной из главных «страшилок» для Прибалтики, после ее вступления в ЕС в 2014 году, является наплыв мигрантов из Азии и Африки — понаедут, мол, «дикари» в гордые маленькие государства и уничтожат в них весь национальный менталитет. В течение последних одиннадцати лет эти прогнозы не оправдывались, но сейчас, похоже, наступает время исполнения затаенных страхов. Обрушив, словно Самсон стены дворца себе на голову, стабильность в Ливии и Сирии, Евросоюз столкнулся с усиленным притоком беженцев. Всю эту ораву людей, рвущихся в «цивилизацию», нужно где-то пристраивать. Тут-то и вспомнили о трех крохотных республиках, население которых до сих пор остается, в подавляющем большинстве, белокожим. «Непорядок!» — наверняка воскликнули брюссельские бюрократы.

Пустеющий регион

Одной из примет последних лет для стран Прибалтики является острый демографический кризис — население этих государств неуклонно сокращается, а их территории пустеют. Скажем, в Латвии к началу 90-х проживало 2,7 млн. человек — сейчас их осталось менее 2 млн. Население Эстонии тоже неуклонно сокращается и, согласно прогнозам ООН, к 2050 году в этом государстве будут жить 1 млн. 233 тыс. человек — что на 100 тыс. меньше, чем сейчас. Что касается Литвы, то, согласно данным проведённой переписи населения, там проживает чуть больше 3 миллионов — притом, что двадцать лет назад обитателей этой республики насчитывалось почти 3,7 млн. Причем, народонаселение тает прямо на глазах: если на начало 2014 года в Риге числилось 701 тыс. жителей, то к началу 2015 — уже только 698 тыс. Основной из причин такой убыли является эмиграция. Профессор кафедры истории Вильнюсского университета Людас Труска даже сравнил сегодняшнюю эмиграцию с чумой, опустошившей Литву в начале XVIII века, когда был потерян каждый третий житель. «Я не осуждаю уезжающих, я бы на их месте тоже, наверное, уехал, но с точки зрения интересов и перспектив народа — что будет? Один вариант, что впустим китайцев, арабов и они в будущем заработают нам на пенсии», — рассуждает профессор.

Таким образом, территории, прилегающие с востока к Балтийскому морю, постепенно освобождаются от населения. Кто же будет здесь жить в будущем? На этот счёт у местного населения развиваются разного рода фобии и мифы, которые охотно воспроизводятся в прессе и постепенно занимают всё более значительное место в общественном сознании. Так, латвийский демограф Илмарс Межс, рассуждая о будущем родного государства, заявил: «Я допускаю, что лет через сто большинство жителей нашей страны может спросить, почему эта территория вообще называется Латвией. К тому времени латыши станут составлять 10 процентов населения страны». А кто будет составлять остальные 90%? Русскоязычные? Сомнительно, ведь они сейчас количественно «усыхают» даже быстрее «титульного населения» — в ходе последней переписи в Латвии демографы отметили тенденцию к росту доли латышского населения (с 57,7 до 62,1%). Остаются приезжие: турки, африканцы, арабы, от засилья которых уже задыхаются государства старой Европы. Еще в 2012 году глава миссии Международной организации по миграции в Риме Жозе Анджел Опореза заявил своим литовским собеседникам: «В ближайшие 30−40 лет развивающиеся страны не смогут абсорбировать имеющуюся рабочую силу, поэтому в мире появится 1,3 млрд. людей, которые могут работать, но у них не будет работы. Они будут искать возможности в других странах, а эти возможности кроются в странах Европы. Поэтому, думаю, часть из них приедет и в Литву».

Неудивительно, что представители «титульного населения очень» опасаются, что под натиском неукротимых сынов третьего мира латыши, литовцы и эстонцы могут превратиться в персонажей этнографического музея. Реакция на любые намеки такого рода всегда бывает резкой и недвусмысленной. Например, года четыре назад латвийская общественность весьма болезненно отреагировала на некоторые пассажи из опубликованного в газете Diena интервью c комиссаром внутренних дел Европейского Союза Сесилией Мальмстрём. Еврокоммисар напомнила «о солидарности по отношению к другим странам Европейского Союза в вопросе о беженцах из Ливии».

Ужас наплыва мигрантов

Впрочем, наиболее прагматичные прибалты понимают, что каменную стену вокруг региона не выстроишь, и предлагают взглянуть на ситуацию трезво. Например, латвийский экономист Райта Карните считает, что через несколько лет страна ощутит резкую нехватку рабочей силы и будет вынуждена открыть границу для иммигрантов. По мнению Карните, это абсолютно неизбежно, поскольку кому-то необходимо будет платить налоги, содержать государственные социальные службы и пенсионеров — коренных жителей к тому моменту останется слишком мало для данных целей. Другой экономист, Айнар Комаровскис, приводит дополнительный довод: «Евросоюз, захлёбывающийся от притока мигрантов из Ливии, Египта и Туниса, поднял вопрос о том, что все члены ЕС должны солидарно решать эту проблему. В Латвии неправительственные организации уже проводят семинары по толерантности к мигрантам, а европейские комиссары ведут кулуарные секретные переговоры с нашими властями о заселении необъятных, необжитых просторов страны всяким сбродом». Свой вариант развития событий предлагает известный общественный деятель Александр Гапоненко. В своё время в беседе с автором этих строк он заявил: «Если ничего не изменится, то нас ждёт судьба заштатной африканской страны. К нам будут отправлять этническую рабсилу из Франции и Германии». Причём, как сказал в 2011 году Гапоненко, это может произойти довольно скоро: «Разговор, думаю, идёт о близком будущем, поскольку и Германия, и Франция, изменив свою политику мультикультурности, решили избавиться прежде всего от арабов и турок, которые очень мешают их развитию, абсолютно не ассимилируются, живут своими общинами… Думаю, они просто выжмут часть этих людей в ту же Латвию, построят здесь не очень сложные заводы — тот же Volkswagen или Renault в Резекне или Даугавпилсе — и пришлют сюда 100 тысяч человек, чтобы они здесь работали и жили. Даже содержать их будут в первое время. Заставить Латвию это сделать могут по простой причине: мы должны 7 миллиардов евро. За такую вынужденную услугу Латвии могут списать часть долга».

Занимательно, что некоторые жители Прибалтики испытывают страх не только за свое будущее, но и за весь Евросоюз. «В Западной Европе, самое позднее через двадцать лет, начнутся серьезные конфликты между аборигенами и переселенцами из Азии и Африки. Это неизбежно. Число и влияние мусульман на Западе быстро растет. Через десять лет во Франции, в Дании, в Бельгии, в Великобритании они начнут получать политическую власть, влияние в парламенте и правительстве. Они будут выдвигать все более экстремальные требования, которые приведут к поляризации общества. Аборигены постараются сопротивляться эти процессам, и вспыхнут кровавые конфликты, со временем под угрозой окажется экономическое развитие. Это грозит Евросоюзу», — заявляет, например, экс-депутат Сейма Латвии, один из наиболее уважаемых политиков государства, Янис Лагздиньш.

Впрочем, до последнего времени столь страшные «гости с юга» сами по себе в Прибалтику отнюдь не стремились. Причины этого разъясняет эксперт Алвис Шкендерс, работающий в сфере приема беженцев: «Действительно, те люди, которые приезжают, к примеру, из Африки, не могут тут нормально жить. Они не способны поехать на курсы местного языка, пойти на собеседование. Не могут выйти на улицу, говорят, что слишком холодно». Главные проблемы, однако, кроются не в климате, а в социально-экономической интеграции приезжих. «Они нуждаются во всем. Работы у них нет, жилья нет, языка они не знают, о социальной системе не имеют представления, о нашей системе образования и здравоохранения тоже ничего не знают. Не в курсе, куда идти, кто им может помочь — наше общество их не информирует. Получая статус беженца, соискатель очень счастлив. Но государство платит ему 256 евро месяц в течение года и потом беженец остается предоставлен самому себе. Но при этом он уже привязан к Балтии, куда бы ни отправился», — указывает Шкендерс.

«Оккупация» в роли последнего козыря

Апокалиптические предсказания постепенно начинают сбываться. Как известно, в этом году общественность ЕС оказалась потрясена картинами массовой гибели беженцев, пытавшихся переправиться через Средиземное море в Европу. Только в 2014 году Европа приняла 180 тыс. человек, проникших в нее незаконно. Главный вопрос заключается в том, как распределить 625 920 мигрантов, которые уже находятся на территории ЕС и подали заявления о присвоении им статуса беженца. Всего пока планируется расселять по ЕС 50 тыс. беженцев, что, по словам экспертов, не решит всех затруднений: поскольку только за этот год, согласно разным прогнозам, в ЕС могут прибыть до 200 тыс. беженцев. «Проблема, безусловно, колоссальная. Ее масштабы в нынешнем году стали более очевидны, что в первую очередь, конечно, связано с большим потоком беженцев из стран Африки, стран Ближнего Востока, но не только. Европа также сталкивается с притоком беженцев из балканского региона и даже некоторых стран Дальнего Востока», — признал госсекретарь МИДа Латвии, страны, председательствующей в настоящее время в Совете ЕС, Андрей Пилдегович. А глава МВД Германии Томас де Мезьер потребовал более справедливого распределения беженцев в рамках Евросоюза. По словам министра, несправедливо, что основной поток беженцев принимают 4−5 государств, тогда как «малонаселенные страны ЕС, такие как Литва и Латвия, могли бы часть беженцев разместить у себя».

23 апреля состоялось внеочередное заседание Совета ЕС, в ходе которого прозвучала мысль, что нужно ввести систему квот на обязательный прием мигрантов для каждой страны союза. Мол, если не наладить систему распределения, то многие жители третьих государств, заплатив контрабандистам за свою доставку в Европу, просто погибнут в пути. 11 мая глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер предложил, чтобы эти квоты исчислялись в зависимости от объема ВВП той или иной страны. Также, при распределении беженцев Юнкер считает необходимым учитывать численность населения государств, уровень безработицы и количество выходцев из третьих стран, которым уже было предоставлено убежище. На это депутат Европарламента от Латвии Артис Пабрикс тут же заявил, что его республика «должна иметь послабление в квотах на прием беженцев, так как на ее территории и так проживает большое число мигрантов советского времени». Пабрикс подчеркнул: «Речь идет не только о негражданах. Вопрос стоит шире и затрагивает все последствия миграции в советский период. Те, кто в те годы прибыл в страну — иммигранты в первом или втором поколении. И сегодня Латвии необходимо защитить свои интересы». Именно предложенный Пабриксом подход стал общим для группы эстонских и латвийских евродепутатов, которые продемонстрировали готовность костьми лечь, но не допустить беженцев в свои страны.

Позже сопредседатель радикального Нацблока Янис Домбрава сказал: «В период советской оккупации произошла масштабная колонизация Латвии, которая существенно изменила этническую ситуацию в стране. В настоящее время среди всех стран Евросоюза в Латвии по-прежнему самый большой удельный вес представителей некоренных национальностей, поэтому прием новых приезжих невозможен». Затем парламентский секретарь министерства внутренних дел Эвика Силиня официально заявила: «Латвия не готова принять систему обязательных квот на беженцев, поскольку считает, что это не единственный механизм борьбы с этой проблемой. Необходимо учитывать историю Латвии и годы оккупации. Существенен также тот факт, что в Латвии удельный вес людей латышской национальности немногим превышает 60 процентов».

Вообще, нужно отметить, что «оккупация» для прибалтийских политических элит выступает в роли магической карты, которую они любят выкладывать практически постоянно. Когда требуется объяснить практически любую беду государства, политики ссылаются на «тяжелое оккупационное наследие». Но в данном случае подобная аргументация не всем показалась убедительной. Правозащитница Елизавета Кривцова прокомментировала ситуацию следующим образом: «Аргументация „потому что оккупация“ переходит рамки разумного. МИД Латвии считает, что из-за своего этнического состава страна не может помочь людям, бегущим от войны. По-моему, когда гуманизм отрицается из этнических соображений, это называется расизмом».

Как выкручивают руки ради «солидарности»

Панические настроения своих политиков относительно грядущего нашествия мигрантов вполне разделяют простые литовцы, эстонцы и латыши. Хотя многие из них успели побывать в странах Западной Европы, где обширные негритянские и азиатские кварталы в порядке вещей, у себя дома видеть такое они не хотят. А вот отношение русскоязычной общины можно охарактеризовать, как сдержанное злорадство: «Не хотели с русскими уживаться по доброму, теперь придется „интегрироваться“ с неграми и арабами. Уж они-то вам живо поправят генетическую карту!»

Обычно, прибалты привыкли покорно исполнять повеления Брюсселя. Но то, что последовало дальше, можно было бы охарактеризовать, как «бунт на коленях». «Мы не поддерживаем введение квот на беженцев. Нужно думать, конечно, о солидарности с другими странами. Но солидарность может быть разной! Как я проинформировала Евросовет, мы готовы послать катер, и один вертолет для погранохраны в Средиземном море», — сказала премьер Латвии Лаймдота Страуюма. Но катером и вертолетом отделаться не удалось. К счастью, у прибалтов нашлись союзники, также настроенные против квот: Дания, Великобритания. «Государства по-разному к этому относятся. Однако и мы должны думать, не придется ли нам самим когда-то… не хочу поминать сейчас. Ситуация в любом регионе мира может обостриться. И это очень опасно», — отметила Страуюма, признав, что Латвия не готовилась к массовому приему беженцев. Пока, по ее словам, «нелегалы» стремятся проехать Прибалтику транзитом: их конечной целью являются страны с более развитой экономикой и более высоким уровнем жизни — главным образом, Скандинавия. По мнению Страуюмы, прием беглецов должен осуществляться на добровольной основе. «Я согласна, что возможны и политические риски. Во-первых, этих людей придется содержать. И это другая культура, другой язык, другая религия. Это всё проявляется — как ужиться? Проблема интеграции остается. В целом, в Европе за время нашего председательства в ЕС этот вопрос усилился, в связи со Средиземным морем. В первую очередь, мы думаем, как защитить границу Европейского сообщества, как не допустить контрабанды людей, происходящей там сейчас», — заявила премьер-министр Латвии.

Со своей «пугалкой» выступила и Полиция безопасности государства. «Опыт прочих европейских стран показывает, что иммигранты, прибывающие с других континентов, оказавшись в новой среде, часто сталкиваются с проблемами интеграции и идентичности. В результате они попадают под идеологическое влияние исламистских террористических группировок. Если доля иммигрантов будет расти, в Латвии возможно усиление праворадикальных настроений в обществе и рост поддержки правой экстремистской идеологии», — указали в ПБ, реагируя на предложения Еврокомиссии о том, что первоначальная квота Латвии может составить 737 человек. Кстати, эти опасения небеспочвенны. Скажем, Норвегия согласилась принять в этом году 2 тыс. сирийцев, а затем в течение двух лет по 3 тыс. человек ежегодно. Так вот, по оценкам норвежских спецслужб, от пяти до десяти человек из каждой тысячи выбранных для переселения, имеют отношение либо к ИГИЛ, либо подразделению «Аль-Каиды» — «Фронту Ан-Нустра».

Латышей тут же стали стыдить за их «уклонизм» из Брюсселя. Комиссар по правам человека Совета Европы Нилс Муйжниекс (кстати, сам латыш по национальности) высказался, что в столь актуальном для ЕС вопросе Латвия не может позволить себе проявить отсутствие солидарности с другими странами. Он отметил, что не должно быть ситуации, когда всю тяжесть работы с иммигрантами берут на себя Италия и еще несколько государств. Муйжниекс подчеркнул, что на проблему беженцев Латвия должна смотреть в долгосрочной перспективе. «Что будет делать наша страна, если к нам вдруг хлынет поток беженцев с востока? Тогда мы захотим, чтобы с нами были солидарны», — заявил комиссар. А вице-президент Еврокомиссии Франц Тиммерман отметил, что «солидарность подразумевает ответственность», и все, кто нуждается в убежище, должны иметь возможность найти его в Европе.

Меняем африканцев на украинцев или китайцев

Под натиском «больших дядек» Страуюма отступила от первоначальной позиции и начала торговаться. Она заявила, что сумма в 6000 евро, определенная Еврокомиссией к выплате за каждого беженца, которого разместит у себя государство, не является достаточной. Политик отметила, что в данный момент Латвия без дополнительных инвестиций может самостоятельно принять только 50 беглецов, и подчеркнула, что стране придется инвестировать средства не только в обеспечение жизни мигрантов, но и в обучение их латышскому языку. По ее словам, важным также является вопрос о том, где именно окажутся размещены беженцы. «Нежелательно было бы поселять их всех в одном месте», — считает Страуюма.

А вот журналист Байба Лулле предложила вместо мигрантов из Африки принимать беженцев с Украины. «Для Латвии было бы мудрым решением вести свою иммиграционную политику самостоятельно, для начала разместив у себя беженцев из соседних стран, ведь понятно, что только ресурсами латвийцев экономику страны в долгосрочном контексте обеспечить нельзя. Официальная статистика показывает, что за последний год мы потеряли около 15 400 жителей. Вместе с экономическим спадом возрастает эмиграция, падает рождаемость. Для поддержания экономики нужна критическая масса, и она должна быть качественной», — считает Лулле. Это предложение нашло поддержку со стороны демографа Илмара Межса, считающего, что большинство приезжих африканцев не сумеют включиться в местный рынок труда. «Очень часто они умеют лишь пасти скот, строить жилища из глины или грязи, рыбачить и охотиться. И где в Латвии те рабочие места, которые им можно предложить?» — задался вопросом демограф. Совсем другое дело украинцы, или, скажем, китайцы. «Уже сейчас в Латвии живут многие сотни китайцев, которые официально приехали в Латвию — через программу видов на жительство в обмен на инвестиции, открытие своих ресторанов, еще как-то… И что латвийское общество делает? Оно смотрит, оценивает… Понятно, что целый условный Пурвциемс (район Риги — авт), населенный выходцами из Азии, не появится тут за один день. Это будет происходить постепенно, в течение нескольких десятилетий…», — считает специалист.

В настоящее время руководство ЕС еще не определилось окончательно с вопросом конкретной величины квот — по разным оценкам на долю каждой из республик Прибалтики может выпасть от 200 до 7000 беженцев ежегодно. В ближайшее вопросы иммиграции будут обсуждаться на совещании министров внутренних дел ЕС, затем на саммите глав государств союза, но никакой конкретики не ожидается. Ссылаясь на источники во властных структурах Евросоюза, агентство AFP сообщает, что решение вопроса о квотах отложено по крайней мере до сентября. Впрочем, несомненно, что до конца нынешнего года оно будет все же принято — и тут уж прибалтам не удастся отвертеться. Придется брать под козырек и исполнять. Что ожидает латышей, литовцев и эстонцев при подобном раскладе? Скорее всего, ничего хорошего, если исходить из признанного многими европейскими политиками провала «практики мультикультурализма», призванного обосновывать появление в ЕС огромных толп смуглокожих уроженцев юга и востока. Хотя и на этот счёт существуют разные мнения. Например, латвийский публицист Михаил Губин в свое время опубликовал вполне «тролльскую» по духу заметку, в которой уверяет: «Всё будет постепенно и неумолимо. Турецкий язык в школах и на бесплатных курсах, кебабы и кальяны, магазины халяльных продуктов… Комбинат по производству халяльного мяса (животных, убитых по мусульманским традициям) у нас уже есть. Как и решение Сейма на этот счёт. Положительное. Приходишь в магазин — а там появился отдел исламских товаров. Заходишь в парикмахерскую — а там зал для женщин-мусульманок отгородили. И сами они появятся в соответствующих нарядах. Включаешь телевизор: мэр города торжественно открывает мечеть. И уже никто не удивляется требованию знать турецкий язык…» Хорошо, если бы и в самом деле обошлось так мирно…

Link to comment
Share on other sites

  • 6 months later...
Почему ЕС прощает Латвии неонацизм?

 

22.01.2016 - 14:44

nacizm_latviya.jpg?itok=WwthIorV

 

В Латвии продолжается скандал вокруг перстней с нацистской символикой, которые собиралось вручить выпускникам руководство 1-й Резекненской государственной гимназии.

 

Естественно, администрация поспешила откреститься от странного выбора памятного подарка, а виновником «подорванной» репутации учебного заведения был «назначен» Вадим Гилис — человек, посмевший опубликовать на своей страничке в Facebook информацию, снабженную фотографией, которую сделали сами учащиеся во время примерки того самого перстня с гитлеровской свастикой.

 

Конечно, это породило волну публикаций в самых разных изданиях. Вслед за суетливыми попытками руководства гимназии замести следы появилось заявление городской думы для СМИ, в котором говорилось о чести и достоинстве, провокациях и обращении в компетентные органы.

 

Дошло до того, что в еженедельный европейский «Обзор дезинформации» был включен материал о перстнях. Кто не в курсе, «Обзор дезинформации» («Disinformation Review») — это такой еженедельник, в котором обобщаются примеры «российской пропаганды», а вернее будет сказать — неудобной для Запада правды.

 

Его цель — показать европейскому обществу большое количество якобы недостоверной информации, объектом которой становится европейская аудитория. Готовит обзор недавно созданная специальная оперативная группа ЕС по развенчанию мифов — East StratCom Task Force.

 

И был бы я жителем пригорода Брюсселя, то наверняка бы принял сообщение о резекненских любителях нацистской эстетики за атаку русских «информационных агрессоров», что с маниакальной упёртостью расширяют поле битвы «гибридной войны».

 

Но я родился и живу в Латвии — в стране, где чествуют недобитков из Waffen SS, ставят мюзиклы, прославляющие Герберта Цукурса — палача и детоубийцу из рижского гетто, запрещают символику Победы над нацизмом, а свастика, потерявшая этнокультурное значение, все чаще изображается в привычном для Третьего рейха исполнении.

 

И чтобы не оставить без работы европейское «Псаки-бюро», обыденно и не вдаваясь в подробности записывающее любую правду в разряд «российской пропаганды», опубликую еще одну фотографию, сделанную в латвийском учебном заведении.

 

Итак, 17 декабря 2015 года мне прислали фото новогодней елочки, украшенной учащимися 5-й средней школы города Лиепая. Уверен, что не обязательно быть дипломированным геральдистом, чтобы провести визуально-исторические параллели, невольно возвращающие нас в эпоху факельных шествий под бравурное звучание марша Ганса Хорста Весселя.

 

После публикации фотографии нестандартно украшенной елки в интернете и вмешательства местных русскоязычных депутатов руководство школы «переукрасило» лесную красавицу, объяснив происшедшее личной инициативой детей. Вот такие в Латвии «инициативные» дети, сами по себе, без старших наставников и пропагандистов.

 

И это ничего, что еще в начале учебного года, в латвийских школах развесили агитационные плакаты, в числе которых изображение президента Латвии на фоне свастики.

 

И это уже инициатива не несмышленых детишек, а Государственного центра содержания образования.

 

Случай с елкой стопроцентный факт, подкрепленный фотографиями очевидцев и возмущением непосредственных свидетелей. Но поскольку история с новогодней елкой в простой латышской школе не получила широкой огласки в СМИ, европейские борцы с «российской пропагандой» не занесли этот случай в «Обзор дезинформации». Все прошло тихо, по-европейски.

 

Осталось вспомнить русского школьника, протестующего в 2004 году против уничтожения русских школ и держащего в руках плакат с перечеркнутой свастикой. Тогда мальчишку с нацистским цинизмом оштрафовали за использование нацистской символики… вот такое латвийское «кривое зеркало», в отражении которого Европа видит то, что сердцу милее.

 

Евгений Осипов

Link to comment
Share on other sites

В Латвии боятся превращения африканских беженцев в русских

 

Sat, 23 Jan 2016 16:28:25 +0000

Прибалтбюро сообщает:

804960d4b303e75a77cc50d35e37c9be.jpg

 

В Латвии не утихают страсти вокруг средиземноморских беженцев. В Риге проходят новые акции протеста, а в СМИ продолжают появляться политические заявления расистского толка. Помимо боязни роста преступности и появления этнических гетто, у власть имущих появились новые опасения относительно нежданных гостей: как бы африканские беженцы, прибывающие в Латвию, ненароком не превратились в «русских».

 

Главным аргументом против приема беженцев по-прежнему остается загадочная «непригодность» страны к столь экзотическим переселенцам. За невнятными и витиеватыми оборотами политиков скрывается простая истина: латвийское государство не в состоянии успешно интегрировать даже несколько сотен незваных гостей.

 

Рецепты, которые предлагаются для решения проблемы переселенцев, больше похожи на крики отчаяния, чем на действенную программу. Одни эксперты назойливо твердят о необходимости расселить беженцев по латвийским селам и весям, лишив их возможности компактного проживания. Другие — успокаивают негостеприимных соотечественников тем, что афролатыши надолго не задержатся в холодной прибалтийской стране и при первой же возможности рванут в западноевропейский рай.

 

Достаточно наивные доводы…

 

Раскидать беженцев по латвийским регионам, тем самым решив проблему их адаптации, не удастся. В соответствии с общей теорией миграции, приезжие не демонстрируют тенденции двигаться в направлении малых городов и сел. Миграция всегда идет в сторону мегаполисов. Поэтому и средиземноморские гости Латвии, как их ни расселяй, будут стекаться в столицу и оседать именно там.

 

Версия о том, что беженцы используют прибалтийские страны как перевалочный пункт, а после поголовно уедут в Англию или Германию, также не может быть полностью рабочей. Подобное, конечно, будет происходить, но на какое-то время средиземноморские гости будут вынуждены осесть именно там, куда их распределят брюссельские бюрократы.

 

Определенное время займет подготовка документов, позволяющих беженцам передвигаться по ЕС. Наверняка появятся и другие преграды. За это время часть гостей непременно успеет «пустить корни» в странах Прибалтики. После получения ВНЖ начнется логичный процесс объединения семей. Смуглые «новоприбалты» начнут перевозить из зон конфликта собственных жен и детей (Европейская директива о воссоединении семей — вещь непреодолимая). Не стоит забывать, что у некоторых из них может оказаться сразу несколько жен…

 

На самом деле официальная Рига не столько боится формирования этнических гетто из приезжих, сколько опасается того, что сирийские и североафриканские беженцы превратятся… в русских.

2546a71bdb09623c70cbaff8a089abf4.jpgТак, по мнению профессора востоковедения гуманитарного факультета

 

Латвийского университета Леона Тайванса, уже в Муциениеках (центр для мигрантов, расположенный в 20 км от Риги — прим. RuBaltic.ru), «где, главным образом, русские», беженцы оказываются в их окружении и русифицируются. «Там они выучат русский язык и станут еще одними здешними русскими», — сокрушается профессор.

 

«Латышский язык они учить уж точно не будут, даже при самом интенсивном обучении. Беженцы и эмигранты учат русский, который дает им большую возможность для маневра. Они смотрят на жизнь широко. Просекают, что тут можно обойтись и с русским, на котором работает большая часть производства, а также с ним можно успешнее перемещаться в соседние страны. Латыши чаще заняты в сфере сельского хозяйства, образования и госуправления, где беженцам явно места не найдется. Так что никакой латышской интеграции тут не выйдет — пустые мечты. Если вам хочется побольше узнать о проблемах — посмотрите на Францию, где самый большой процент мусульманских иммигрантов», — рисует прискорбную картину для национально мыслящих политиков Тайванс.

 

Видимо, как раз для недопущения «тАйванского сценария» на днях латвийский сейм в итоговом третьем чтении принял новую редакцию закона о предоставлении убежища. Поправки предусматривают, что несовершеннолетним искателям нового пристанища будет обеспечена возможность получения образования на латышском языке в государственном или муниципальном учебном заведении.

 

Вместо того, чтобы подготовить школьных учителей к работе с носителями других культур, законотворцы выбрали самый примитивный и самый бесперспективный вариант: сразу же, наиболее радикальным образом, попытаться олатышить детей беженцев.

 

Подобный подход, скорее всего, не только нанесет психологическую травму юным переселенцам, но и навсегда поставит крест на их желании интегрироваться в латвийское общество.

 

В вопросе средиземноморских мигрантов латвийские правящие всеми силами пытаются наступить на свои любимые грабли недееспособной модели политики «интеграции». Политики, основанной на латышском языке и исключительно латышской культуре, которая, даже по словам ее архитектора экс-министр культуры Сармиты Элерте, давно потерпела фиаско.

 

Как и в случае с русскоязычным населением, национальное большинство рассматривает беженцев исключительно в качестве объекта для интеграции (читать «ассимиляции»), забывая, что сам интеграционный процесс — это дорога с двусторонним движением. При этом правящие упорно отказываются задуматься над тем, что, может, и самих латышей стоило бы больше просвещать о культуре и особенностях тех народов, которые живут рядом или начнут соседствовать с ними в ближайшее время…

Link to comment
Share on other sites

  • 3 months later...

О Прибалтике завтра и экономическом похмелье после русской халявы

Наблюдая за постоянными шараханиями из стороны в сторону наших прибалтийских соседей, задумался, почему все так странно выглядит. Нелогично. С одной стороны — постоянные крики об оккупации "в те времена" и демонстрация откровенной русофобии, с другой — постоянные визиты в Россию различных представителей от экономических структур разного уровня.

Получается, политика политикой, а бизнес — бизнесом? Опять нелогично. Вообще, если глубоко не копать, то логику проследить сложно. Но можно. И на поверку, логика находится весьма легко и просто.

Все началось не вчера. Начну с небольшого экскурса в историю. А именно в тридцатые годы прошлого века, когда темная империя Советский Союз подмяла под себя гордые, но маленькие прибалтийские государства и сделала их своими республиками.


Хотя насчет государств — это я погорячился, да. Та же Литва, если кому интересно, до момента окончательного попадания в СССР меняла независимость на принадлежность и обратно как носки. Ну да ладно, речь не о том.

А речь о том, что, как и положено империи, СССР начал злобно угнетать свои новые приобретения. А так как в этих республиках ровным счетом не было ничего из полезных ископаемых, и вывозить было реально нечего, то началась индустриализация. И были построены десятки промышленных объектов на прибалтийских территориях.

Построены и запущены. И территории, которые испокон веков были задворками и огородами других империй, вдруг преобразились и стали развиваться. Развились...

Особенно красочно это демонстрировалось и преподносилось после того, как республики в очередной раз стали независимыми. То есть, после 1991 года. Но к вопросу независимости мы вернемся чуть-чуть позже, тут интересный аспектик возникнет.

Вроде бы да, ВВП на душу населения с 1993 по 2008 гг. в Прибалтике вырос аж в 3,6 раза. Если в долларах на душу населения, то в Латвии 18 тысяч, в Литве 19,5 тысячи, в Эстонии 22 тысячи.

А в России он вырос только в 2 раза и составил 21,6 тысячи тех же американских долларов.

Вроде бы все логично и все сходится. "Отпущенные на волю" государства начали самостоятельный путь развития и демонстрацию небывалого роста экономики.

Однако давайте повнимательнее посмотрим, а за счет чего прибалты так успешно развивались и поднимали этот самый ВВП. Понятно, что не за счет шпрот и своего могучего сельского хозяйства и промышленности. Собственное производство так и не стало сильной стороной прибалтов, чтобы они об этом не говорили. Все выглядело более чем скромно, что в тоннах, что в рублях или долларах.

А контрсанкции последнего времени со стороны России очень здорово ударили по этому самому ВВП. Шум и крики от Европы все помните? Польские яблоки, молдавские сливы, бельгийские груши и так далее? Прибалтов как-то на общем фоне слышно не было, хотя поставляли они в Россию от 60 до 80 процентов своей сельхозпродукции.

На самом деле прибалты, как в поговорке про "А и Б", сидели на трубе. Не совсем, конечно, на трубе, но похоже.

Львиная доля прибылей прибалтийских теперь государств складывалась из денег, полученных от России. То есть, фактически мы содержали и пока продолжаем содержать тех, кто в нас старательно плюет. Парадокс, правда?

А все просто. Никто же не отнял у прибалтов порты. Роскошные, заново выстроенные после войны порты на Балтике. Через которые проходил грузооборот объемом примерно 100 млн. тонн, за перевалку которого Россия платила до 1 млрд. долларов в год. Миллиард немного? Возможно.

Смотря по чьим меркам. А по меркам Прибалтики — вполне. Почти 4,5% суммарного ВВП Литвы, Латвии и Эстонии вместе взятых за 1998 год. Потом же начался рост экономики и у нас, уже после 2000 года. Естественно, экспорт России тоже рос, а вместе с ним увеличивался и объем перевалки в прибалтийских портах.

По итогам 2014 года этот показатель достиг 144,8 млн. т., в том числе:
Рига — 41,1 млн. т.
Клайпеда — 36,4 млн. т.
Таллин — 28,3 млн. т.
Вентспилс — 26,2 млн. т.

И где тут шпроты и молоко, ударно пополняющие бюджеты прибалтийских стран?

Кстати, о трубе. Труба есть. И сидит на ней Латвия. Огромный и современный по тем меркам терминал в Вентспилсе. Один из двух в СССР, где кроме нефти можно было транспортировать, например, аммиак. Очень дорогое сырье, кстати. Второй терминал был в Одессе...

Труба Вентспилса позволяла перекачивать более 30 млн. т. нефти в год. Перевалка обходилась примерно в 0,7 доллара за баррель, а баррелей в тонне 7,33. Применив страшное оружие калькулятор, получаем цифру в 154 миллиона долларов. И то по самым скромным прикидкам.

К 2009 году общий объем зарубежных поставок российской нефти достиг 246 млн. т, из которых через прибалтийские порты в год проходило 140 миллионов. Это уже другие расклады. Это 700 миллионов долларов. Увесисто, учитывая, что фактически никаких особых затрат Латвия на строительстве не несла. Сплошная халява и денежный поток со стороны "оккупантов".

Это в других странах, победнее, этих цифр не знают. А то бы к Лаврову уже очередь выстроилась с просьбой о такой оккупации. Или к Путину.

Хорошо, труба. Но раз есть порт — значит, есть и перевалка морских контейнеров. Даже сегодня, когда в активную работу включились Санкт-Петербург, Калининград и Усть-Луга, на долю Латвии (Рига, Лиепая, Вентспилс) приходится 7,1% нашего контейнерного оборота (392,7 тысячи штук), Литвы (Клайпеда) — 6,5% (359,4 тысячи штук), Эстонии (Таллин) — 3,8% (208,8 тысячи штук).

За перевалку одного контейнера берут от 180 до 230 долларов США, что на троих портовладельцев в год составляет больше 200 млн. долларов в год.

А ведь кроме нефти, угля и контейнеров, Балтийским морем Россия возит минеральные удобрения, лес, металлы. До 2004 года через Прибалтику проходило около 90% всего российского морского экспорта, обеспечивая странам не менее 18−19% их совокупного ВВП. Сюда еще следует приплюсовать и железнодорожный транзит. Он тоже денег стоит. Например, в 2006 году только одна Эстония принимала из России в среднем 32 поезда в сутки, что только Таллинскому порту приносило около $117 млн. долларов ежегодно.

А хорошо устроились, да?

И вот после этого всего еще и звучат какие-то постоянные вопли о "советской оккупации". Ничего себе оккупация, наследие которой дает 30% того самого ВВП, которым так кичатся в Прибалтике. И постоянно говорить о каких-то там долгах России перед странами Балтии... Кто кому должен?

Не стоит еще забывать о рабочих местах, которые обеспечивала им Россия в портах, на железнодорожных узлах и так далее.

Теперь плавно перехожу к основному тезису. И звучит он так:

Халява не может быть вечной!

Тем более откровенно антироссийской направленности.

Мы наблюдаем сегодня, что произошло с одной страной, правители которой возомнили, что сидя на трубе в Европу, они могут диктовать условия. Результат очевиден. Труба будет в другом месте, а стране Европа больше не светит, поскольку без трубы она ничего из себя сегодня ценного для Европы не представляет. Увы, но факт.

А началось-то все не вчера. Хотя как посмотреть. Я думаю, что точкой отсчета начала конца прибалтийских монополий стало 15 июня 2000 года, когда Министерство транспорта РФ приступило к реализации проекта строительства порта в Усть-Луге.

Хотя правильнее говорить о целой программе, предусматривавшей опережающее развитие всех российских портов на Балтике. Благодаря ей грузооборот Усть-Луги вырос с 0,8 млн. тонн в 2004 году до 10,3 млн. тонн в 2009-м и 87,9 млн. тонн в 2015-м.

А по итогам 2014 года российские порты обеспечили уже 35,9% всего контейнерного оборота на Балтике, и эта цифра будет только увеличиваться.

Использование своей инфраструктуры без таможенных оформлений и валютных операций более выгодна российским экспортерам. И ключевое слово здесь — собственная.

Да, наследие Советского Союза в некоторой степени нам дается тяжело, особенно в таких вопросах, как транспортировка грузов через территории бывших советских республик. Но процесс перехода запущен, и, уверен, в итоге транспортное "окно в мир" станет на 100% российским.

Это и к тому относится, что некоторые силы у нас в стране огульно рассказывают на всех углах о "стране-бензоколонке", в которой ничего не строится, кроме танков. Оказывается, строится. И строится так, что надобность в прибалтийских транзитерах отпадает с каждым днем все больше и больше. Сами сможем.

Взаимодействие с Прибалтикой в транспортных вопросах неуклонно падает. По железнодорожным перевозкам — в пять раз. По контейнерным — в четыре. По объему генеральных грузов — в три. Только за 2015 год перевозка нефти и нефтепродуктов через порты стран Балтии упала на 20,9%, каменного угля — на 36%, даже минеральных удобрений — на 3,4%. Да, по минудобрениям прибалты еще сохраняют позиции. Пока сохраняют...

А если взять цифры открытых источников за первый квартал 2016 года... Относительно снижения товарооборота в прибалтийских портах, там вообще зрада. Или перемога, смотря с какой стороны поглядеть.

Рига — снижение на 13,8%. Таллин — снижение на 16,3%.

На фоне этого падения товарооборота становятся понятными участившиеся визиты представителей сектора экономики стран Балтии.

Опомнились... Иначе и не скажешь.

Первыми, как ни странно, сообразили в Эстонии. Там оперативно подсчитали, что к концу текущего года в таллинском порту без работы могут оказаться примерно 6 тысяч человек. И еще до 1,2 тысячи придется сокращать на железной дороге, из которых как минимум 500 человек — в ближайшие 2−3 месяца. Вообще, в сегодняшних реалиях тотальная убыточность железных дорог Прибалтики в целом, уже не вызывает сомнений. Понятно, что пассажирскими перевозками никогда не компенсировать деньги, которые "ушли" по российским дорогам в российские же порты.

Доигрались, с чем и поздравляем. Дальше-то что?

А дальше печаль и тоска в стиле Украины. Не стоит лишний раз говорить, но скажу: что Украина, что Прибалтика все эти 20 лет независимости жили исключительно благодаря огромному терпению России. А терпению вдруг пришел конец.

И выяснилось, что и без украинской трубы мы проживем, и без литовских, латвийских и эстонских портов. Сложнее, конечно, но процесс запущен. Да, ситуация складывалась так, что наша сторона была вынуждена терпеть хамство в ответ на уговоры и увещевания в стиле "Ребята, давайте жить дружно!"

Теперь будем наблюдать, что же дальше-то, как пойдет процесс развития могучих экономик стран Балтии, без подпитки со стороны России.

Конечно, это не завтра и не послезавтра. Думаю, в течение 4-5 лет, когда товарооборот России и Прибалтики будет приближаться к уровню нуля, можно будет начать наблюдать превращения Латвии, Литвы и Эстонии в их историческое состояние. А именно в бедные, глухие и, самое обидное, никому не нужные хуторки-задворки. Не нужные никому: ни России, ни США, ни Европе.

А то, что это мы будем наблюдать, сомнений почему-то не возникает. И, кстати, войска НАТО, скорее всего, из Прибалтики уйдут. Сами. Ибо смысла их там держать не станет никакого. Охранять от России ржавеющие рельсы и портовые краны — удовольствие дорогое и более чем сомнительное. И пустеющие никому не нужные территории, жители которых будут крутить гайки или что-то еще в Европах.

Похмелье от окончания российской халявы будет тяжелым.

http://topwar.ru/95216-o-pribaltike-zavtra-i-ekonomicheskom-pohmele-posle-russkoy-halyavy.html
Link to comment
Share on other sites

  • 4 weeks later...
В «захват Россией Прибалтики» не верит никто, кроме самих прибалтов

 

10.06.2016 - 6:00

pribaltika_nato.jpg?itok=iUb6fIKe

 

Россия может захватить страны Прибалтики за три дня. В этом уверены представители Пентагона, и в НАТО заявляют о намерении «защищать „восточные рубежи“».

 

Заявления о возможном захвате Россией Прибалтики звучат давно, а после крымских событий их поток лишь усилился. Действительно ли западные военные и политики сами верят, что России зачем-то нужна Прибалтика?

 

Помощник замминистра обороны США Майкл Карпентер на слушаниях в сенатском комитете по международным отношениям заявил накануне о том, что сейчас Россия способна захватить Таллин и Ригу за 60 часов. Так он подтвердил февральский доклад аналитического американского центра Rand Corporation с изложением и обоснованием подобных оценок.

 

Однако к 2017 году, полагает Карпентер, когда США разместят на восточном фланге НАТО дополнительные силы в размере бронетанковой бригадной боевой группы, ситуация с безопасностью улучшится, хотя у России «сохраняется географическое преимущество».

 

«Если Россия решит предпринять агрессию в Прибалтике, у нее будет отчетливое преимущество во времени и дистанции, — считает Карпентер. — Мы стараемся… разместить войска и технику так, чтобы в первую очередь иметь возможность сдержать российскую агрессию».

 

На слова представителя Пентагона срочно отреагировал Генсек НАТО Йенс Столтенберг, который заверил, что альянс способен и готов „защитить всех союзников от любых угроз, и это также является причиной, по которой мы сейчас адаптируем нашу организацию обороны“. Генсек подчеркнул, что альянс уже осуществили крупнейшее усиление обороны со времен холодной войны в ответ на усиление влияния России.

 

В Москве не устают опровергать подобные заявления. В начале недели министр иностранных дел России Сергей Лавров говорил об отсутствии угроз в регионе Балтийского моря, оправдывающих его милитаризацию. Лавров ранее заявлял, что от политики по «сдерживанию» России давно пора отказаться и сдать ее в архив истории, а руководство НАТО и ряда европейских стран раздувает миф о «российской угрозе».

Кто хочет войны?

 

В странах Прибалтики регулярно звучат обвинения в адрес Москвы за «аннексию» Крыма и за «вторжение» в Донбасс. Видные политические и общественные деятели Литвы, Латвии и Эстонии неоднократно высказывали «прогнозы» о том, что Россия готовит нападение на Прибалтику. Подобные заявления делались и до крымских событий. Еще в 2013 году президент Эстонии Тоомас Хендрик Ильвес сетовал, что «мы не живем в мире вечного покоя». «Теперь предстоят учения «Запад-2013», в рамках которых Россия будет отрабатывать захват Прибалтики», — предупреждал Ильвес.

 

В самих республиках не только говорят о возможной агрессии, но и предпринимают некоторые действия. Весной прошлого года парламент Литвы вновь ввел всеобщую воинскую повинность, которая была отменена в 2008 году. А в Латвии была разработана инструкция о поведении населения во время войны и вторжения в страну.

 

Член правления эстонского Международного центра обороны и безопасности Мартин Хурт в интервью западным СМИ высказывал мнение, что любые российские военные учения вблизи границ НАТО на самом деле могут быть частью стратегии Москвы по быстрому нападению на Прибалтику. «Вероятность успеха подобного нападения намного больше, чем у сценария гибридной войны, который мы наблюдали в Крыму», — говорил Хурт.

 

О способности России захватить Прибалтику за два дня весной прошлого года на конференции НАТО «Наша безопасность» говорил чешский генерал Петр Павел. Он пояснял, что Россия может принять решение о захвате в считанные часы, а у стран НАТО на согласование единой позиции уйдет много времени.

 

Исключением на этом фоне голосов звучала лишь позиция президента Чехии Милоша Земана. Он выражал твердую уверенность в отсутствии у Москвы планов по военному захвату стран Прибалтики, потому что «Путин не самоубийца и осознает последствия такого нападения».

Нужна ли России Прибалтика?

 

Научный директор МДК «Валдай» Федор Лукьянов отчасти согласен с оценкой, что с точки зрения гипотетического военного сценария Россия просто на основе военных возможностей способна взять под контроль Прибалтику за 60 часов, однако произойти это может только «при непонятных обстоятельствах».

 

«Страны Балтии боятся этого, без сомнения. Они так представляют себе то геополитическое окружение, в котором живут», — сказал Лукьянов.

 

Что касается мнения в Европе и в НАТО, то оно на этот счет разное.

 

«В каких-то странах Восточной Европы полагают, что это возможно. Есть алармисты, которые если и не верят в высокую вероятность этого сценария, но считают — особенно военные — что такой сценарий надо иметь в виду и надо быть готовым. В странах, которые традиционно относятся к российской угрозе без особого интереса, например, юг Европы, то там в это не верят и не очень участвуют в этой дискуссии, потому что их это мало касается», — считает политолог.

 

Зампредседателя комитета по правам человека и общественным делам сейма Латвии, член ПАСЕ Борис Цилевич отмечает, что после крымских событий и Донбасса был «создан прецедент», что усилило тревогу некоторых стран. «Отношение практически всех европейских государств к этим событиям известно хорошо, вся эта история с «вежливыми людьми» и прочим… Трудно отрицать, что Россия сыграла определенную роль в этих событиях», — сказал Цилевич газете ВЗГЛЯД.

 

Что касается намерений России относительно соседних стран, то Цилевич подчеркнул, что в обществе единого взгляда на этот вопрос нет.

 

«Националистические партии (в Прибалтике — прим.ред.) всегда видели в России врага независимо от того, что Россия делала. После последних событий это не просто абстрактные разговоры. Я отношусь к таким разговорам скептически. Мне кажется, к данной ситуации применим термин «самоисполняющееся пророчество». Много лет идут ожесточенные дискуссии внутри, отношение очень разное. Я думаю, тут не стоило бы обобщать», — считает Борис Цилевич.

В преддверии выборов

 

Президент американского Центра глобальных интересов (Center on Global Interests) в Вашингтоне, политолог Николай Злобин отметил, что любые заявления, сделанные американскими чиновниками, носят отчасти внутриполитический характер. Тем более, в преддверии выборов.

 

«Вряд ли кто-то считает, что Россия нападет на Прибалтику. Это чисто теоретический сценарий: мол, если они нападут, то будет так. Ключевое слово здесь «если». Из этого следует вывод: страны ЕС, дайте нам больше денег», — уверен собеседник. — Сейчас идет процесс формирования будущей политической конфигурации и перераспределения финансов. Пентагон и так получает наибольшую долю от американского госбюджета, но всегда хочется больше. Тем более что Обама существенно сократил расходы на вооружения, что вызвало недовольство ВПК и военных».

 

С другой стороны, этим заявлением Вашингтон хочет показать союзникам свой взгляд на ситуацию. «США хотелось бы, чтобы страны Европы увеличили свои доли в финансировании НАТО. Известно, что сейчас НАТО финансируется непропорционально, многие страны ЕС просто не выполняют своих обязательств. Прибалтика, в свою очередь, хороший пример», — добавил политолог.

 

Собеседник также отметил, что США являются объектом колоссального лоббирования интересов разных стран. «В этих заявлениях есть и элемент лоббизма представителей стран Прибалтики. Все страны мира пытаются влиять на политику США. В Белый Дом стоят очереди из людей, которые хотят объяснить Вашингтону, как нужно действовать в мире. Это нормальная политическая ситуация в США, все к этому привыкли», — подытожил Николай Злобин.

Нагнетают страх

 

Эстонский правозащитник Дмитрий Линтер уверен, что цель заявлений о «захвате» Прибалтики и тому подобных — создать истерику в отношении России. «Это нагнетание преследует целью получение военных бюджетов, создание зоны нестабильности вокруг Российской Федерации и подрыв отношений РФ с Евросоюзом», — рассказал он.

 

В реальности же людей, которые верят в то, что Россия планирует напасть на Прибалтику, единицы. «В основном это политический заказ, вызванный необходимостью создать имитацию того, что Россия представляет угрозу, и прибалтийские страны могут расстаться со своей независимостью», — подчеркнул он.

 

Несмотря на абсурдность подобных заявлений, они очень помогают оправдать присутствие в Прибалтике войск НАТО, на что и делается расчет. Линтер рассказывает: тем, кто выступает против усиления НАТО, приходится несладко.

 

«Вчера в Таллине прошла акция протеста, проводили пикет у польского посольства, связанный с расширением НАТО и с вмешательством натовских структур в деятельность общественных организаций. Пикет был сорван: полиция вычислила организатора и задержала его», — говорит он.

 

Линтер также отмечает, что в прибалтийских странах России есть, кого защищать.

 

«Тут на протяжении десятилетий существует институт безгражданства и идет уничтожение прав русскоязычного населения. И Россия должна использовать механизмы, в том числе юридического свойства, чтобы защищать соотечественников как можно более активно», — подчеркнул он.

 

На данный момент у Москвы такой стратегической линии, к сожалению, нет, отметил правозащитник. «Было бы полезно создать структуру, которая занималась бы соотечественниками по всему миру — не просто при МИД, а отдельную госструктуру, с серьезными полномочиями и финансированием», — считает он.

 

 

Андрей Резчиков, Юрий Богданов, Екатерина Нерозникова

Link to comment
Share on other sites

  • 5 weeks later...

Бумеранг ксенофобии: Прибалтика озабочена судьбой соотечественников в Британии

Ощущения литовцев, латышей и эстонцев после Brexit – калька с ощущений русскоязычных после распада СССР

 

Исход британского референдума о выходе страны из Евросоюза поставил под вопрос благополучие многочисленных иммигрантов из стран Балтии.

 

По самым скромным подсчётам, на территории Альбиона проживают порядка 145 тысяч литовцев, 100 тысяч латышей и 17 тысяч эстонцев.

 

Большинство отправились в Британию в поисках лучшей жизни после вступления Литвы, Латвии и Эстонии в ЕС в 2004 году. Теперь они опасаются, что после Brexit атмосфера в Соединённом Королевстве изменится в худшую сторону.

 

Некоторые уже ощущают негатив на себе, что немудрено, ведь одним из ключевых посылов сторонников кампании за выход была простая мысль, что мигранты разрушают национальную экономику.

 

Переживают за сограждан и власти на родине. Министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичюс написал письмо на имя британского секретаря внутренних дел Терезы Мэй с просьбой не допустить ксенофобских выпадов в адрес литовцев. «Мы обеспокоены такими участившимися случаями, так что я… выразил обеспокоенность в связи с этими участившимися событиями, когда люди становятся жертвами насилия предположительно по этническому принципу», – передал министр содержание письма.

 

Он также передал британским властям, что литовская диаспора напугана повысившимся напряжением в британском обществе, и пожелал, чтобы ксенофобские настроения не распространялись дальше.

 

Ранее схожие идеи высказывал его латвийский коллега Эдгар Ринкевич, который сообщил, что защита соотечественников станет приоритетом в дальнейших переговорах с Британией.

 

Он выразил надежду, что Лондон «эффективно отреагирует на все случаи проявления нетерпимости по отношению к латвийцам».

 

Если переговоры в формате Британия – ЕС окажутся безрезультатными, Латвия рассчитывает продолжить общаться с британской стороной в двустороннем порядке и даже заключить с Лондоном особый социальный договор относительно заботы о латышах. О важности защиты «своих людей» на чужбине говорили и в МИД Эстонии. Все, как одна, страны Балтии ещё до Brexit настаивали на том, что мигранты ни в коем случае не должны подвергаться дискриминации в Британии.

 

Тревогу Вильнюса, Риги и Таллина за судьбу своих сограждан нельзя назвать безосновательной. Ещё до дня голосования 23 июня в диаспорах циркулировали панические настроения.

 

Немецкая газета Deutsche Welle специально пообщалась с мигрантами из Прибалтики накануне референдума – многие говорили о беспокойстве, чувстве неопределённости и том, что живут в «режиме ожидания». Их опасения подтвердились: практически сразу после известий о победе сторонников Leave («за выход») по Британии прокатилась волна антимигрантских выступлений – вандализм, угрожающие граффити, всплеск неприязни на бытовом уровне.

 

Уроженцы Прибалтики стали чаще жаловаться на агрессивное отношение со стороны британцев.

 

Им пришлось основать тематические сообщества в социальных сетях, чтобы делиться историями нападок. «Мне даже плакать хочется. Приходится слышать такие комментарии, как "пакуй свои чемоданы и езжай туда, откуда приехала", – жаловалась Лайма Бренцс, руководитель бюро консультаций и переводов в городе Спалдинг. – Даже коллеги, с которыми многие годы были дружеские отношения, позволяют себе спрашивать: "Ну, ты уже закончила собирать сумку?"»

 

Глава литовской диаспоры Даля Асанавичюте выразила настроения общины: «Мы шокированы. Буквально шокированы... Никто не знает, что будет дальше». Ситуация может ухудшиться – прибалтийская пресса обсуждает, что получить разрешение на работу отныне мигрантам будет сложнее без заключения новых международных договоров.

 

В некоем кармическом смысле страхи и тревожные ощущения литовцев и латышей в современной Британии, выбравшей путь неограниченного суверенитета, являются зеркальным отражением того, как ощущали себя русскоязычные в Прибалтике в 1988–1991 годах, когда три республики мчались к независимости от СССР.

 

Обидные граффити «убирайтесь, паразиты» и националистические лозунги опьянённых успехом Brexit в Британии до боли напоминают «убирайтесь, оккупанты», «Иван, иди домой» и «чемодан, вокзал, Москва», звучащие на митингах и фигурирующие в газетах эпохи «Саюдиса» и Народных фронтов.

 

Равно как и немыслимые ситуации, когда вчерашние соседи и коллеги по работе начинают вдруг намекать людям на то, что им пора убраться на историческую родину, – это также отлично знакомо русскоязычным Прибалтики, и именно это сейчас испытывают литовцы, латыши и эстонцы в Британии, а балтийские власти пытаются предотвратить. Не говоря уже об известной истории, когда в начале 90-х сотни тысяч русскоязычных Латвии и Эстонии в одночасье лишились гражданства и получили беспрецедентный в европейской и мировой практике статус неграждан.

 

Вместо возможной канадской или бельгийской модели многоязычия три республики объявили государственными исключительно языки титульных наций. В Литве, помимо русских, ущемлёнными себя ощутили поляки; до сих пор они вместе с русскими проводят митинги и пикеты в защиту школ нацменьшинств и права учиться на родном языке (последний состоялся 16 июня у посольства США в Вильнюсе).

 

Чаяния тысяч прибалтийских мигрантов в Британии сейчас выглядят как вернувшийся бумеранг из 90-х – напоминание о том, насколько ужасно оказаться чужим в стране, где на тебя сваливают все беды, что в итоге приводит ко множеству личных трагедий.

 

Власти Литвы, Латвии и Эстонии, в свою очередь, получили редкую возможность понять, почему Москву волнует судьба соотечественников, где бы они ни находились, и почему русских беспокоит институт негражданства и дела с русскоязычным образованием в странах Балтии.

 

 

Читать полностью: http://www.km.ru/world/2016/07/08/evropeiskii-soyuz-es/780137-bumerang-ksenofobii-pribaltika-ozabochena-sudboi-sootec

Link to comment
Share on other sites

  • 2 weeks later...

«Чемодан, вокзал...» Как прибалтам указывают на дверь в Туманном Альбионе

Как аукнется, так и откликнется – сейчас эту оскорбительную формулу напоминают «гордым» прибалтам

 

Вынесенный в заголовок слоган хорошо знаком нацменам в странах Балтии, которые после восстановления независимости оказались людьми второго и даже третьего сорта, персонами «нон грата». Он востребован до сих пор, на заседании эстонского парламента его озвучил недавно, например, видный деятель правящей коалиции, экс-министр народного просвещения (можно представить, чему учил детишек этот махровый русофоб!) Юрген Лиги, призвавший «чужих», не коренной крови коллег с вещичками отбыть на свою этническую родину.

 

Вспомнить эти события заставил все тот же Brexit, поставивший на уши весь Старый Свет, но особенно больно ударил он по иждивенцам Евросоюза... В связи с чем и вспомнилась эта поговорка.

 

Действительно, как аукнется, так и откликнется – сейчас эту без сомнения оскорбительную формулу на берегах Туманного Альбиона напоминают «гордым» прибалтам, занятым в основном на черных работах, и если терроризируемые властями бывших советских республик и фашиствующей элитой русскоязычные вынуждены были терпеливо глотать оскорбления, то теперь эстонцы, латыши и литовцы возмущаются - почему мы, истинные европейцы, должны терпеть унижение в стране, за свободу и процветание которой стояли на «баррикадах», моем посуду в лондонских ресторанах и чистим коровники на йоркширских фермах?

 

Посол Литвы Асте Скайсгирите сообщает о десяти расследуемых правоохранительными органами случаях нападений на литовцев по этническому признаку (а сколько атак остается неизвестными!), 12-летнего ученика избили в школе, Лаура Гудаускене подверглась агрессии в университетском Кембридже...

 

Противостояние достигло такого накала, что в Лондон отправляется спецпосланник министерства иностранных дел, посольство Латвии завело специальный сайт для сообщений о притеснениях.

 

Понять тревогу государственных мужей можно, ведь до четверти бюджетов Эстонии, Латвии и Литвы составляет помощь объединенной Европы, в том числе и Британии. Кроме того, те, по приблизительным подсчетам, полмиллиона выходцев из Прибалтики отправляют родным и близким приличные деньги, в Литве это более 1 млрд евро ежегодно при расходной части бюджета в 6 млрд. Уже сейчас денег остро не хватает для социальных программ, НАТО требует наращивания военных расходов, траты и без того намного превышают доходы, растет госдолг...

 

Этот негатив применительно к гастарбайтерам - малая толика террора по отношению к некоренным прибалтам. Разумеется, более воспитанные англичане не позволяют себе ломиться в квартиры «оккупантов», как это делают прибалтийские борцы за демократию, не поджигают двери их домов, не запрещают российские учебники с Пушкиным и Чеховым, чужие и чуждые языки и культуру, не отказывают в медицинской помощи по признаку неправильной национальности.

 

Так и подмывает с сочувствием спросить – каково оказаться в роли париев, которым хозяева указывают на дверь?

 

Еще один важный момент в новых реалиях отметил Тийт Вяхи, один из совладельцев морского порта в эстонском Силламяэ, оперирующем российскими грузами: возможное переформатирование Евросоюза. После объявления итогов референдума в Берлине, а не в Брюсселе собрались главы ведущих стран, что выглядит тревожно – симптоматично, ведь о разноформатной и разноскоростной Европе, о супергосударстве из этих лидеров речь идет уже давно.

 

Как это скажется на малых странах, не идет ли дело к тому, что они окажутся в роли тех же притесняемых второсортных? Как в изменившихся форматах почувствует себя бизнес, в том числе транзитный, насколько увеличиваются риски? И такое развитие событий вполне возможно, ведь, как известно, деньги у Евросоюза элементарно заканчиваются.

 

А вот глава внешнеполитического ведомства Эстонии Марина Кальюранд полна желания угодить вашингтонскому и брюссельскому боссам, по итогам натовского саммита поддержавшая его решения: «Россия не желает исправляться, потому мы должны ответить ей решительностью, силой и присутствием (натовских гарнизонов)...»

 

Мотивы примерного рвения в поддержке агрессивного блока читаются легко: мы вам территорию для баз, вы нам продление материальной поддержки, которая, согласно договору, через четыре года заканчивается. А на новом этапе вооруженного противостояния она крайне необходима, министр обороны Латвии Раймонд Бергманис сетует: надо отстраивать военные городки, оборудовать новый полигон, а денег нет. Предстоят сложности с размещением 200 американских морпехов, прибывших вместе с ударными вертолетами «Блек хоукс» - реализация варшавских договоренностей началась.

 

Так что латвийским учителям и медикам вряд ли светит повышение зарплаты и улучшение условий труда, чего они добиваются уже не первый год, а фермеры, вынужденные сворачивать животноводство из-за убыточных закупочных цен на молоко и мясо, точно не дождутся реальной помощи от государства и Евросоюза.

 

Денег нет не только у премьера Медведева, но и у балтийских тигров, как еще недавно величались эрзацгосударства на восточном фланге НАТО, потому ищут их в самых экзотических вариантах. Какое, казалось бы, отношение имеют они к «Шелковому пути», где Китай и где Балтика? Ан нет, имеют, притом самое непосредственное. Вот, например, местные СМИ с гордостью сообщают: археологи нашли капли янтаря явно неместного происхождения в древних захоронениях мандаринов.

 

Министр транспорта Латвии Улдис Аугулис отправился в Пекин, чтобы подтвердить их латышскую природу и доказать, что латвийские порты - оптимальные гавани для этого магистрального потока грузов и пассажиров в будущем (в этом году перевалка грузов рухнула на 15%, в портах и на железной дороге сотни работников оказались ненужными).

 

Не менее амбициозны транспортники в Вильнюсе и Таллине, причем каждый в борьбе за желанный куш может подставить ножку соседу. В Литве даже известный журнал, освещающий проблемы транзита, завел корпункт в Поднебесной и стал дублировать материалы на китайском, не стесняясь подчеркивать преимущества литовского варианта перед конкурентами.

 

Еще одна горячая тема, которая на «языке» политикума и масс-медиа: поездка группы европарламентариев в пылающую Сирию и встреча с «кровавым диктатором» Башаром Асадом. Оценка их визита дружбы резко негативная, в латвийских СМИ задаются вопросом: а знает ли Татьяна Жданок, член группы, что отец Асада отличился жесточайшими репрессиями против бунтовщиков и что на совести нынешнего президента тысячи загубленных жизней?

 

Но особо злобную реакцию у главы латвийского МИДа Эдгара Ринкевича вызвал отзыв Жданок об Асаде: «Мы разговаривали долго, и мое ощущение, что он вовсе не диктатор» - «Ее устами говорит Кремль».

 

Так и хочется этим критикам возразить: а знают ли они, что Ближний Восток ввергнут в катаклизмы исключительно США и его союзниками (бывший премьер-министр Британии Тони Блэр на днях признал свою ошибку в том, что он поддержал Америку в этой смертоносной агрессии), что именно этим объясняются миллионы беженцев и переселенных лиц, заполонившие Европу, что и сейчас дядя Сэм ведет здесь двойную игру и на его руках крови больше, чем на всех диктаторах мира вместе взятых? И разве не долг народных избранников - делать все для мира на Земле, в том числе наводить мосты между странами и регионами?

 

О заботе отъявленного демократа в лице США о недоразвитых странах Балтии известно, как и то, что тренды их политики определяются тоже на берегах Потомака. Им здесь многое позволяется – дискриминация значительной части населения, чего нет ни в одной стране мира, языковой геноцид, запрет на национальные школы и пр.

 

Но вот строки из последнего отчета госдепа: «Эстония не полностью соблюдает минимальные (!) стандарты по ликвидации торговли людьми, она является страной – источником, страной транзита и страной назначения для женщин и девушек, подвергаемых сексуальной эксплуатации, и для мужчин, женщин и детей, принуждаемых к подневольному труду...»

 

Как это понимать? Как показушную игру в демократию или действительно распоясавшиеся власти страны-клиента утратили чувство меры? Скорее всего, и то, и другое, и никакой надежды на то, что эта критика заставит принять действенные меры.

 

Еще один факт, показывающий глубину системного кризиса в этих истинно европейских республиках: в вузах Латвии не могут набрать абитуриентов на специальности физика, химия, оптометрия. Они не пользуются популярностью давно, здесь всегда был недобор на платное обучение, но чтобы не нашлось желающих окунуться в мир естественных наук за государственный счет - такого еще не было.

 

Мотивы понятны: отток молодежи за кордон и нежелание после окончания трудиться, как правило, в школе (академическая наука по сути приказала долго жить) за мизерную зарплату. Что называется, приплыли!

 

 

Читать полностью: http://www.km.ru/world/2016/07/23/evropeiskii-soyuz-es/781020-chemodan-vokzal-kak-pribaltam-ukazyvayut-na-dver-v-tuma

Link to comment
Share on other sites

  • 5 weeks later...
Народы Европы ведут на убой

 

22.08.2016 - 4:00

nato_70.jpg?itok=XbMWDKp0

 

22 августа в Риге начинается суд над российскими гражданами, нацболами Александром Куркиным и Андреем Попко и негражданином Латвии Владимиром Линдерманом.

 

Коротко напомню суть дела. 10 июня 2015 г. Куркин и Попко провели в Латвии мирную акцию против наращивания сил НАТО на рубежах России. С помощью лестницы они перелезли через забор военной базы Адажи, подняли знамя цветов георгиевской ленты и прошагали с развернутым знаменем до здания, где размещался штаб международных учений Saber Strike-2015.

 

По ходу движения раздавали листовки, призывающие американских военнослужащих отправляться домой в США. Патруль задержал участников акции и передал их Полиции безопасности.

 

Умники из Полиции безопасности (ПБ) возбудили против задержанных уголовное дело по статьям «шпионаж» и «терроризм». Не было ни единого факта, уличающего Куркина и Попко в шпионских или террористических намерениях, но это не помешало продержать их четыре месяца в Рижской центральной тюрьме по обвинениям, грозившим пожизненным сроком.

 

Меня присоединили к делу как сообщника, якобы оказавшего участникам акции организационное содействие (ПБ и прокуратура утверждают, что я приобрел ту самую лестницу, с помощью которой Куркин и Попко преодолели проволочное ограждение базы).

 

В дальнейшем обвинение переквалифицировали в «хулиганство». Куркина и Попко выпустили из тюрьмы, несколько месяцев они жили в Риге под полицейским надзором, а затем суд разрешил обвиняемым до начала процесса находиться в России.

 

Скорей всего, латвийские власти рассчитывали, что нацболы не рискнут явиться на процесс: по статье «хулиганство» им грозит до пяти лет лишения свободы. Это позволило бы тихо, без лишнего шума в СМИ, осудить обвиняемых в их отсутствие, благо закон позволяет. Потом, на основании действующего российско-латвийского соглашения, потребовать от России, чтобы она исполнила приговор. Исполнит — хорошо, добились своего, не исполнит — тоже хорошо, еще один повод обвинить Россию в несоблюдении международных соглашений.

 

Но Куркин и Попко решили явиться в суд. Сейчас оформляют необходимые документы для въезда в Латвию.

 

Мне, как подельнику, запрещено с ними общаться, сошлюсь на информацию от адвоката Иммы Янсоне: «Мои подзащитные хотят участвовать в судебном процессе, это их законное право. Их абсурдно обвиняют в хулиганстве, поэтому они считают важным еще раз публично заявить о политических мотивах акции».

 

Каковы перспективы процесса? Политический контекст явно неблагоприятный. Надежда на то, что в час «икс» НАТО явится как ангел-спаситель и разобьет вдребезги Россию-агрессора, стала чем-то вроде национальной идеи. На закупку вооружений тратятся деньги, совершенно неадекватные национальному бюджету и общему состоянию латвийской экономики, по принципу «пушки вместо масла».

 

Вынашиваются амбициозные планы превратить Лиепайский порт в военно-морскую базу НАТО и разместить в Латвии зенитно-ракетные комплексы Patriot.

 

В такой ситуации мне трудно представить судью, который рискнет вынести оправдательный приговор. Национально-озабоченная общественность его просто заклюет. Хотя были в моей жизни случаи, когда судьи, игнорируя политическое давление, выносили справедливые приговоры.

 

Что касается правовой стороны дела, то здесь на нашей стороне стопроцентная, железобетонная правота. Ни один честный юрист не найдет в действиях Куркина и Попко признаков уголовной статьи «хулиганство».

 

Единственное правонарушение, которое они совершили, — незаконно проникли на территорию военного объекта, но это действие, согласно латвийскому Кодексу административных нарушений, карается денежным штрафом. Разумная власть так бы и поступила, но Полиции безопасности дозарезу нужны были «шпионы» и «террористы», чтобы доказать агрессивные замыслы России. После чего «съехать» на какую-то мелкую административную статью было уже сложно.

 

Для меня акция Куркина и Попко — глоток свежего воздуха в захтлой, отравленной миазмами попсового милитаризма, атмосфере. Имею в виду не только Латвию или Прибалтику, но и всю Восточную Европу.

 

Такое ощущение, что народы этих стран смирились с тем, что их ведут на убой. Антивоенного движения практически нет. И не скажешь, что все слепо верят антироссийской пропаганде, но и те, кто не верят, как будто впали в ступор. Может быть, предстоящий суд поможет кому-то из них очнуться.

Link to comment
Share on other sites

Плакали латвийские шпроты Эксперты стран Балтии подвели итоги двухлетнего российского эмбарго и прослезились

 

По случаю двухлетия российского продовольственного эмбарго, введенного в ответ на санкции Запада, в странах Балтии подводят итоги. Они неутешительные. Но прежде чем рассказать о них, заметим — специально для русофобов, набегающих в «Свободную прессу» с обличениями: мол, «кремлевская пропаганда». Так вот: все оценки прибалтийских экономических потерь, которые перечислим, принадлежат не российским экспертам, а латышским, эстонским, литовским.

Сначала напомним: 6 августа 2014 года Владимир Путинподписал Указ «О применении отдельных специальных экономических мер в целях обеспечения безопасности Российской Федерации». Список товаров, попавших под российское эмбарго, определило правительство. В нем мясные и молочные продукты, рыба, овощи, фрукты и т. д.Ограничения коснулись государств, которые ввели санкции против нашей страны: Европейского союза, США, Австралия, Канады, Норвегии. Россияне поддержали эти меры. Опрос, проведенный в канун выхода Указа Левада-Центром о возможности введения ответных санкций,, показал: 39% респондентов высказались за, 33% ответили «скорее, да», 12% «скорее, нет», 6% «определенно, нет», 10% затруднились с ответом. Ну а наши фермеры, как известно, недавно обращались к Владимиру Путину с просьбой не отменять эмбарго, ведь оно позволило им свободнее вздохнуть на рынке, освобожденном от импортных продуктов. Академик Российской Академии Наук Виктор Викторович Ивантер еще в начале 2014-го говорил о необходимости «прежде всего избавиться от критической зависимости от импортного продовольствия», которое составляло почти 40%. Так что наши западные партнеры попыткой давления на Россию поспособствовали мудрому решению руководства страны.

Итак, итоги. В Латвии по случаю двухлетия российского эмбарго их подвело министерство земледелия. Национальный портал Delfi. lv сообщив о своей попытке установить размер убытков, нанесенных российскими санкциями, привел данные ведомства: больше всего пострадал молочный сектор. Начиная с августа 2014 года убытки латвийских производителей молочных продуктов превысили 104 млн евро, и к концу 2017 года эта цифра может увеличиться до 233,5 млн евро. «Финансовые отчеты молочных хозяйств показывают, что у многих из них оборот сократился на четверть — причем, это касается и кооперативов, и крупных переработчиков молока», — говорится в сообщении.

Но, естественно, чиновники пытаются найти оправдывающие их объяснения. «В этот период друг на друга наложились три кризиса — российское эмбарго, отмена квот Евросоюза и перепроизводство продукции», — заявил журналистам председатель правления Латвийской ассоциации сельскохозяйственных кооперативов Индулис Янсонс. Это звучит как оправдание, потому что на самом деле решающую роль в кризисе молочного сектора сыграло все-таки российское эмбарго. Например, в руководстве предприятия по переработке молока Rīgas Piena kombināts, чей оборот в прошлом году упал на 26,4%, называют главную причину: резкое снижение экспорта в Россию. Оборот другого переработчика — Valmieras piens — снизился на 33,1%, Jēkabpils piena kombināts — на 32%. Председатель правления компании Jaunpils pienotava Илзе Айзсилниеце пожаловалась: «Перед введением эмбарго уже был готов заказ сыра в Россию на октябрь, со всеми кодами. Он остался на заводе и позже его пришлось продавать по любой цене».

Суть молочного кризиса понятна: по данным министерства земледелия Латвии, 80% производителей молока продавали продукцию предприятиям, которые перерабатывали сырье и продавали готовые товары в Россию. Латвийские молочники ищут новые рынки, они считают, что перспективными являются китайский, иорданский, катарский, иранский. Сообщают, что латвийские продукты вышли на 17 новых рынков. Но, видимо, российский они пока не в состоянии заменить, иначе потери были бы не столь существенными.

Еще более тяжелые проблемы у молочников Литвы, о чем рассказывала «Свободная пресса» («Россия топит Финляндию в молочных реках», 28 июля). Председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер считает, что эта балтийская республика пострадала от российского эмбарго больше остальных стран ЕС. Премьер-министр Литвы, лидер правящей Социал-демократической партии Альгирдас Буткявичюс признал: молочная отрасль на грани краха. Министр сельского хозяйства Виргиния Балтрайтене сетовала: «Очень важно как можно скорее найти возможности дополнительно поддержать производителей молока, которые балансируют на грани банкротства, из бюджета ЕС». Но помощи ЕС не хватает даже на «поддержку штанов». Европейские деньги не покрывают убытков.

Рушится и шпротный бизнес. Крупнейший производитель этих консервов в Латвии — компания Gamma-A — сообщила о падении оборота на 34%. В руководстве предприятия сообщили: шпроты, производимые для России, не пользуются спросом на Западе. Рушатся надежды на новые рынки.

Ну а зачем нам прибалтийские шпроты, если есть свои? Калининградские рыбоперерабатывающие предприятия успешно заменили латвийскую продукцию, эмбарго на прибалтийские консервы стимулировало отечественное производство. Эксперты к тому же поясняют: если на предприятиях Латвии используют так называемый жидкий дым, коптильную жидкость, то у калининградских переработчиков только естественные технологии — натуральное копчение. В области работают как маленькие перерабатывающие предприятия, так и крупные — «Главпродукт» — Балтийский консервный завод в Черняховском, рыболовецкий колхоз «За Родину», «РосКон» в Пионерском. Их шпроты пользуются спросом в России. А в латвийских уровень канцерогенного бензапирена нередко превышал норму, установленную в нашей стране, поэтому их импорт и до 2014 года иногда приостанавливался. Ну а сейчас шпротной отрасли Латвии и вовсе «кирдык», если Запад не отменит санкции.

Проблемы и в Эстонии, контрсанкции в отношении которой сбили товарооборот с Россией на 30%. Там тоже больше всего пострадали молочники и производители шпротов.

Правда, сетуя на российское эмбарго, в странах Балтии по политическим причинам не планируют устранять первопричину потерь, несмотря на требования своих фермеров.

И даже наоборот, требуют продления или усиления санкций против России. Это выбор прибалтийских элит. А вот Национальное собрание Франции поддержало проект резолюции, требующий не продлевать действие санкций Евросоюза против нашей страны. Глава МИД Венгрии Петер Сийярто выступал против автоматического продлении санкций. Президент Чехии Милош Земан говорил, что всегда был против антироссийских санкций. «Санкции никогда ничему не помогли», — заявил он. Сомнения возникли в Италии, где настаивали на возможности пересмотра в конце 2016 года санкционной политики в отношении России. Глава МИД Германии Франк-Вальтер Штайнмайер признал сложности процедуры продления санкций в отношении РФ из-за внутренней оппозиции этому решению в Евросоюзе. Парламент Кипра проголосовал за рекомендательную резолюцию — отменить санкции в отношении России и инициировать отмену запрета на ввоз товаров из Кипра в РФ.

В Евросоюзе на глазах вызревает прагматичное решение, касающееся отношений с нашей страной. Но не столько на основе стремления к добрососедству, сколько на почве тяжелого личного опыта.

Link to comment
Share on other sites

  • 1 month later...
Прибалтам аукнулась русофобия: санкции вернулись бумерангом

 

Как передает «ПолитПазл», постепенно температура антироссийской ненависти в Прибалтике спадает, а прибалты начинают понимать, что загнали себя в угол.

 

Еще в начале лета мэр Юрмалы Гатис Трукснис признался, что латвийский курорт скучает без русских. Бодрого и активного российского туриста, умеющего отдыхать на широкую ногу, в Юрмале сменили немцы. Но очнулась Прибалтика слишком поздно, когда ситуация успела пошатнуть экономику страны.

 

Брошенный в Россию «камень» в виде санкций вернулся бумерангом. Латвия, едва ли не опередившая Запад в продвижении санкций против РФ, поняла, что Россия вдруг дала жесткий ответ, последствий которых не избежать. В целом, можно сказать, что прибалты получили, что хотели: связи с Россией разрушены, от чего страдает вся страна.

 

Пару дней назад президент «Транснефти» Николай Токарев отчитывался перед Путиным о положении дел в сырьевой отрасли. Для Прибалтики этот отчет звучит как приговор. Товарооборот между странами Балтики и РФ грозит совсем прекратиться, а нефть, идущая по трубам Прибалтики, свернет в другую сторону.

 

Мэр морского порта в Вентспилсе испугался, пытаясь навязать «Транснефти» контрольный пакет компании Ventspils Nafta за четверть миллиарда долларов. Естественно, российская компания предложила латышам сбавить обороты, и в итоге соглашение так и не было заключено. В «Транснефти» предложили Латвии заняться вязкой носков и продавать их, зарабатывая на этом.

 

Потеряв надежную связь с Россией, Прибалтика потеряла и свою прибыль.

Link to comment
Share on other sites

  • 2 months later...

Дональд Трамп вежливо посоветовал странам Прибалтики заткнуться

30 ноября 2016

 

"Президент Литвы Грибаускайте, позвонившая избранному президенту США Дональду Трампу и несанкционированно организовавшая конференц-связь, никак не ожидала услышать такую реакцию первого лица Соединенных Штатов." - передаёт CNN.

"Советница Трампа, Келлиэнн Конуэй в интервью журналисту CNN Кристиен Аманпур сказала, что "наблюдаются вопиющие случаи невежества в дипломатии, такте и этикете со стороны некоторых малозначительных государств".

По словам советницы, в конце ноября президент Литвы Даля Грибаускайте договорилась о телефонной связи с избранным президентом США Дональдом Трампом и этот разговор состоялся в конце прошлой недели. Однако, вопиющая наглость Грибаускайте, вопреки дипломатическому этикету, односторонне подключившая президентов Эстонии и Литвы поставила под сомнение адекватность и порядочность политиков этих стран.

"После телефонного приветствия Грибаускайте Дональду Трампу, в эфире неожиданно выразили приветствие президент Эстонии Керсти Кальюлайд и президент Латвии Раймондс Вейонис." - говорит Конуэй. - "Их участие не было предварительно согласовано, однако Трамп не стал прерывать разговор. Но когда они перебивая друг друга начали говорить о русской агрессии, 45-й президент США не выдержал, сказав: "Заткнитесь, пожалуйста и давайте следовать элементарной порядочности. Тогда может быть все у вас получится.", после чего прекратил разговор."

Нет ничего удивительного, что эти страны так себя ведут. Когда нет ничего позитивного ни в экономике, ни в демографии, ни где либо еще, начинает падать культура, уступая место беспринципной наглости и глупости" - констатирует ведущий.

Link to comment
Share on other sites

  • 2 months later...

Прибалтика лишилась медицины из-за бегства врачей

Население Латвии и Литвы фактически лишилось доступной медицины

 

Причина – повальное бегство врачей в другие страны ЕС. Ситуацию называют катастрофической, но власти разводят руками: лишних денег в бюджете нет, а приоритет сейчас – защита от России. Доведенные до отчаянья пациенты решаются на крайние меры.

 

Истоки ситуации, сложившейся в латвийской медицине, нужно искать в 2009 году, когда латышское государство, испытав на себе первый удар мирового финансового кризиса, принялось срочно резать расходы на социальные нужды, в том числе на медицину. Сокращение финансирования отрасли составило в том году 62% от имевшегося уровня и скатилось ко временам 2005 года.

 

Положение усугубилось тем, что финансирование больниц резко уменьшили как раз в тот период, когда из-за роста НДС подорожали коммунальные услуги, медицинские материалы и инструменты. Все это обернулось тем, что некоторые лечебные учреждения лишились даже возможности проводить плановые хирургические операции, не связанные с оказанием неотложной помощи. Неудивительно, что в течение полугода после этого число пациентов латвийских стационаров уменьшилось на 15–20%.

 

Великий исход

 

В Латгалии – восточной провинции Латвии, чуть менее чем наполовину заселенной русскими, медицина в те дни сама напоминала тяжело больного пациента, дышащего на ладан.

 

Началось свертывание деятельности лечебниц, а пациентов решено было свозить в Даугавпилс. В сущности, на всю Латгалию с ее 330 тысячами жителей остались лишь три полноценные многопрофильные больницы – в Даугавпилсе, Резекне и Прейли.

 

Зачастую, чтобы доставить находящегося в тяжелом состоянии пациента до места, где ему могли оказать полноценную помощь, скорой помощи приходится преодолевать свыше сотни километров.

 

Но даже в Даугавпилсе (а это, между прочим, второй по значению город Латвии) катастрофическая нехватка медиков наблюдается до сих пор, и ради даже самых несложных операций многим приходится путешествовать в столицу (около четырех часов езды в один конец).

 

Ситуация в других регионах республики немногим лучше – квалифицированный медперсонал буквально бежал из маленького государства, и бегство продолжается до сих пор.

 

«За последние четыре с половиной года клинике, которой я руковожу, пришлось расстаться более чем с двадцатью медсестрами высокой квалификации. Уехали лучшие, с самым большим опытом. Качество услуг напрямую связано с тем, насколько люди довольны условиями и оплатой своего труда. Но беда в том, что, чтобы заработать достаточное для содержания семьи количество денег, люди вынуждены трудиться сразу на нескольких работах», – жалуется глава одной из рижских клиник.

 

Президент латвийского Общества врачей Петерис Апинис подтверждает диагноз: «Мы теряем много медсестер из-за того, что у нас все время ведется активная вербовка. Ежедневно к ним на почту приходят различные письма с предложениями выучить иностранный язык за полгода – например, норвежский – и уехать работать в другую страну. Богатые страны неохотно вкладывают деньги в обучение молодых специалистов. Они просто покупают готовый продукт. К сожалению, здесь все не так, как в футболе, когда мы можем натренировать молодого нападающего и продать его Англии за миллион. Здесь наоборот: наших специалистов мы отдаем бесплатно».

 

И удивляться нечему, если вспомнить, что, например, в Германии или во Франции медсестра в государственной клинике получает в месяц порядка 3–5 тыс. евро (в Латвии – 350–550), а врач как минимум 7–10 тыс. евро (в Латвии – 1,1–2 тыс.). Свидетельствует пациент латвийской больницы: «Ситуация в палатах сейчас напоминает военное время, когда ходячие ухаживали за лежачими, сестричек не дозовешься». Сегодня одна сестра нередко обслуживает по 60 человек вместо положенных законом восьми. И то, что медицинский персонал сталкивается с подобной перегрузкой, разумеется, серьезно сказывается на качестве его работы.

 

В приоритете – Россия

 

Семейный врач Андрис Бауманис считает, что дальше будет только хуже: «Уже сейчас из 1370 латвийских семейных врачей свыше 200 говорят, что они не будут работать в этом бардаке. Они просто уйдут на пенсию, потому что каждый пятый врач у нас пенсионного возраста. Часть уедет за границу. А оставшимся придется распределять между собой освободившихся пациентов. Количество же выпускающихся врачей у нас очень маленькое, и при этом половина из них покидает государство в течение шести месяцев после получения диплома. И еще 25% – в течение года».

 

К примеру, за последние 25 лет в больнице Краславы не появилось ни одного нового специалиста. «За период независимости, с 1991 года, на работу в Краславскую больницу не приехал ни один врач», – рассказал в телеэфире главврач больницы и вице-мэр Краславы Александр Евтушок.

 

Член правления муниципального ООО «Резекненская больница» Марита Гейде жалуется прессе, что магнитного резонанса пациенты ждут в среднем по 145 дней (в очереди сейчас более тысячи человек), компьютерной томографии – 140 дней, исследования кровеносной системы – полгода. В провинции остро не хватает лоров, хирургов, урологов, гинекологов, инфектологов, травматологов, ортодонтов, педиатров, акушеров, неврологов. В результате растет количество несчастных случаев, увеличивается число безвременно скончавшихся от инсульта.

 

Директор Екабпилсской больницы Иварc Звидриньш признается, что многие горожане просто не рискуют томиться в очередях по два–три месяца и выбирают платные визиты. И недавно екабпилсские врачи выдвинули благородную инициативу: в течение недели самые бедные горожане имели возможность обследоваться и получить консультацию бесплатно.

 

Жаль только, что услуги медиков требуются людям не в течение одной недели, а постоянно.

 

Даугавпилсской региональной больнице пришлось объявить, что она больше не помогает людям с заболеваниями уха, горла и носа – из-за полного отсутствия отоларингологов.

 

Также не осталось специалистов по челюстной хирургии, способных оказывать круглосуточную помощь (в силу чего автору этих строк вправляли сломанную носовую перегородку в Риге), а лечить острые травмы глаза удается только на протяжении стандартного рабочего времени.

 

Местная пресса периодически публикует тоскливые истории о мытарствах пациентов, которым приходится выстаивать в длинных очередях, но в итоге все равно ехать в Екабпилс или Ригу. В том же Даугавпилсе настоящей знаменитостью стал Леонид Крумплевский – вполне возможно, что он достоин занесения в Книгу рекордов Гиннесса как самый пожилой практикующий отоларинголог: ему 84 года. Леонид Казимирович с удовольствием ушел бы на покой, но не позволяет чувство долга – других лоров в городе нет.

 

Правительство Латвии объясняет, что сейчас самые крупные средства нужно вкладывать в армию: за восточными рубежами находится «агрессивная Россия», которая, не ровен час, нападет. В связи с этим экс-директор ДРБ Инта Вайводе заявила газете ВЗГЛЯД: «Конечно, оборона важна, но и внимание к проблемам здравоохранения должно входить в число основных приоритетов государственной власти. Я хочу сослаться на красноречивый пример: зачастую людям с подозрением на онкологические заболевания приходится месяцами выстаивать в очереди на бесплатное обследование. Мы могли бы проводить компьютерную томографию очень быстро, но государство просто не выделяет нам для этого достаточного количества квот! Абсурд! Недавно я была в Нидерландах, так там годовое финансирование больницы, сопоставимой по масштабу деятельности с нашей, составляет 480 млн евро. Тогда как у нас государство на всю медицину выделяет в год 700 млн. Из этих денег наша больница получает около 18 млн – вот и сравнивайте».

 

«Мне кажется, – соглашается даугавпилсский депутат Юрий Зайцев, состоящий в думской бюджетной комиссии, – что государство у нас рассматривает медицину сугубо под финансовым углом. Дай им волю, они бы вообще постарались закрыть большинство медучреждений, чтобы сократить «лишние» траты. Но так как с политической точки зрения это очень сложно, то просто стараются давать как можно меньше денег. При разделе министерских портфелей всякий раз оказывается, что никто не хочет связываться с минздравом. У нас с удовольствием дают на оборону, на культуру, но не на здравоохранение. Так, может, «там» чуть-чуть отрезать и «сюда» добавить? У нас же люди умирают... От коллег из Прейли я знаю, что у них стоит вопрос о возможном закрытии родильного отделения. Это что же, женщины начнут теперь снова рожать, как в старину, в банях? Единственный выход – возить рожениц либо в Резекне, либо к нам в Даугавпилс».

 

Врачи доброй неволи

 

В прошлом году Латвию всколыхнул скандал – правоохранительные органы начали уголовный процесс в отношении сорокапятилетнего мужчины, угрожавшего открыть стрельбу в здании минздрава. История этого человека во многом типична – за исключением того, что он, в отличие от многих других, решил пойти на крайние меры. Его дочь, нуждавшуюся в помощи, последовательно «отфутболили» сначала в елгавской больнице, а затем и в рижской клинике «Гайльэзерс». Последнее учреждение незадолго до того «отличилось» дополнительно – там отказались госпитализировать пациента-сердечника с воспалением легких и высокой температурой, история попала в СМИ.

 

Представитель уголовной полиции позже рассказал в телеэфире: «С направлением от семейного врача дочь отправилась прямо в «Гайльэзерс». Там несколько часов никто ею не занимался, даже обругали, отправляли обратно в Елгавy. Она связалась с отцом».

 

После этого в бюро главы минздрава Гунтиса Белевича раздался звонок – звонивший сообщил, что у него есть оружие с оптическим прицелом и он собирается пустить его в ход против чиновников учреждения. Пока бойцы батальона спецназа спешили, дабы взять минздрав под охрану, полиция развила лихорадочную деятельность по розыску звонившего, и два часа спустя его задержали в городке Вангажи. Никакого оружия у него не нашли, более того, до того момента этот человек был абсолютно законопослушным.

 

Полицейским мужчина рассказал, что позвонил в министерство от отчаяния. Рассказывают, что в той же больнице «Гайльэзерс» спустя несколько часов после открытия записи на различные обследования закончились все оплаченные государством квоты на месяц. Медики жаловались, что бывали моменты, когда в регистратуру одновременно пытались дозвониться 400 пациентов и в системе возникали сбои. Тем же, кто пытался получить медицинскую помощь в режиме живой очереди, нужно было оказался в первых рядах, чтобы оной дождаться.

 

Конечно, если деньги есть, подобные вопросы можно решать быстрее (так, компьютерная томография мозга обошлась корреспонденту газеты ВЗГЛЯД в 42 евро, бесплатную альтернативу пришлось бы ждать два месяца). Но как быть тем, у кого нет необходимой суммы, а таких немало, ведь Латвия – небогатая страна? Тем более если речь идет о жизни и смерти, а счет идет на дни, а то и на часы?

 

На решение насущных проблем медицинской отрасли за счет увеличения бюджетного дефицита государством было дополнительно выделено 34 млн евро. Эти деньги обещают потратить на сокращение очередей, ускорение диагностики онкологических болезней и доступность компенсированных лекарств. Медики, впрочем, особого энтузиазма не проявляют, называя эту меру «очередным латанием дыр».

 

Стоит добавить, что плачевная ситуация с медобслуживанием сложилась не только в Латвии, но и в соседней Литве. До такой степени плачевная, что ответственный за здравоохранение и продовольственную безопасность еврокомиссар Витянис Повилас Андрюкайтис (бывший министр здравоохранения Литвы) предложил ввести для медиков, получивших высшее образование за государственный счет, обязанность отработки в провинции. «Поступающим с самого первого курса должны быть предложены такие контракты, что если ты обучаешься на средства всех налогоплательщиков, то они вправе знать, что и в Рокишкисе, и в Нямунелё-Радвилишкисе, и в Виштитисе иногда нужны доктора», – считает Андрюкайтис. Надо полагать, что рано или поздно к идее насильственного распределения медиков придут и в Латвии.

Link to comment
Share on other sites

Новые американские войска и радиоактивные отходы в Прибалтике

 

08.02.2017 - 3:00

esminec_voenno-morskih_sil_ssha_uss_hue_

 

В литовский порт Клайпеда в понедельник вошел ракетный эсминец Военно-морских сил США USS Hue City/CG-66 класса Ticonderoga, который, по сообщению Минобороны Литвы, «демонстрирует решимость Вооруженных сил США и в дальнейшем укреплять сотрудничество с союзниками по НАТО в Балтийском регионе».

 

В этот же день в Эстонию прибыла тяжелая техника армии США.

 

Ранее представители посольства США в Таллине сообщили, что вооружение роты первого батальона 68-го бронетанкового полка американской армии в Эстонии включает четыре танка M1A2 Abrams и 15 боевых машин пехоты (БМП) Bradley.

 

Истребители НАТО продолжают тренировочные полеты над Эстонией на сверхмалых высотах (до 150 м). Ранее Эстония и США подписали договор о сотрудничестве в области обороны.

 

Накануне в Латвию прибыли более 220 военнослужащих роты тяжелой бронетехники 3-й бригады армии США. Их танки M1A2 Abrams и БМП Bradley еще в пути и появятся в Латвии на этой неделе.

 

Близ латвийского города Гулбене начался демонтаж последней советской военной базы, где четверть века назад стояли на боевом дежурстве ядерные ракеты. Это четыре шахты (глубиной 32 метра) и подземный командный центр (демонтаж оценили в 190 тысяч евро).

Основа существования

 

Создается впечатление, что горячая Прибалтика активно готовит площадку для большой войны. Что происходит у наших границ?

 

Эстония, Латвия и Литва вошли в НАТО 13 лет назад. Они сделали это, невзирая на категорические возражения России, которая рассматривала принятие соседних государств в военный блок под руководством США как недружественный шаг. Цели очевидны. Для Запада территория Балтии привлекательна как военный плацдарм на границе с Россией, и это основа интеграции Эстонии, Латвии и Литвы в ЕС.

 

Сегодня в Эстонии, Латвии и Литве проживают 1,31 млн, 1,96 млн и 2,85 млн человек соответственно. В составе союзного государства в 1990 году населения было заметно больше: в Эстонии — на 250 тыс. человек, в Латвии — на 700 тыс. человек, в Литве — на 850 тыс. человек. За четверть века Прибалтика в целом потеряла более 21% жителей.

 

Поэтому корабли ВМС США в Балтийском море чувствуют себя как дома, и визит в Литву ракетного эсминца Hue City — обычная практика. В июне 2016 года в Клайпеде побывал флагманский корабль 6-го флота ВМС Mount Whitney, в апреле — эсминец Donald Cook.

 

Государства Балтии неуклонно движутся в демографический и экономический тупик и видят перспективу лишь в дальнейшей милитаризации, которая стала основой существования.

 

1459824642.jpg

© РИА Новости. Спутник, Александр Заболотный

Флагманский корабль шестого флота США Mount Whitney, прибывший для участия в международных учениях ВМС НАТО Baltops, в порту Таллина. Июнь 2016 года

 

Гость из солнечной Флориды, эсминец USS Hue City с управляемым ракетным оружием на борту (включая крылатые ракеты BGM-109 Tomahawk и противокорабельные ракеты RUM-139A VL-ASROC и «Гарпун»), будет находиться в Клайпеде до 10 февраля (о дате его захода в литовский порт заранее не сообщалось). Намечены взаимные визиты американских и литовских военных моряков, встречи с командованием ВМС Литвы.

 

Надо ли говорить, против кого направлена эта дружба?

Передовое базирование

 

Во вторник около 200 военнослужащих 503-го кавалерийского полка США и разведывательного батальона Сил обороны Эстонии начали трехдневный 53-километровый марш-бросок в полном походном снаряжении на северо-востоке республики, вдоль границы с Россией.

 

Пешие кавалеристы и разведчики посетят преимущественно русскоговорящие города Силламяэ, Нарва-Йыэсуу и Нарву, где американцы планируют выступить перед школьниками, учащимися гимназий и студентами Нарвского колледжа Тартуского университета.

 

Американские военнослужащие останутся в Эстонии до весны, то есть до прибытия подразделений-сменщиков международного батальона НАТО, в составе которого будет 1200 человек (800 военнослужащих из Великобритании, остальные — из Франции и Дании).

 

Великобритания выделит боевые машины Warrior, танки Challenger 2 и разведывательные беспилотники. Франция также пришлет бронетехнику. Международный батальон разместится в военном городке Тапа (220 км до Санкт-Петербурга по прямой) для взаимодействия с 1-й пехотной бригадой Сил обороны Эстонии.

 

Четыре танка M1A2 Abrams, 15 боевых машин пехоты Bradley и 23 километра забора на российско-эстонской границе — только начало.

 

1487386443.jpg

Совместные учения войск НАТО на полигоне в Пабраде, Литва

 

Как известно, передислокация сил альянса в Восточной Европе проходит на основании решений Варшавского саммита 2016 года.

 

В Латвии, Литве, Эстонии и Польше будут размещены многонациональные батальоны на основе ротации. Основу контингента в Латвии составят канадские военнослужащие, в Литве — немецкие, в Эстонии — британские, в Польше — американские.

 

И все же американцы пришли в Эстонию надолго.

 

Подписанный 17 января договор между Эстонией и США регламентирует беспрепятственный доступ Вооруженных сил США к эстонским военным объектам (авиабаза Эмари, центральный полигон сил обороны, городок Тапа).

 

Пентагон может строить и улучшать военные объекты для проживания персонала, обучения, обслуживания техники, формирования и развертывания подразделений и других согласованных мероприятий. Договор подробно регламентирует пребывание в Эстонии американских военнослужащих и членов их семей. Уточняются случаи применения налоговых льгот в отношении Вооруженных сил США.

 

Фактически документ становится основой для создания в Прибалтике постоянной американской военной базы. США имеет подобные договоры с Испанией, Нидерландами, Польшей, Болгарией и рядом других государств.

Латвийский рай со счетчиком Гейгера

 

В советское время на латвийской территории дислоцировались 12 наземных и подземных баз со стратегическими ракетами, учебный центр подводников ВМФ в Палдиски (с ядерными реакторами, которые были демонтированы и вывезены в Россию в начале 1990 годов) и другие военные объекты.

 

Латвия также готова стать раем для американских солдат — здесь договорились до иммунитета от уголовного преследования военнослужащих США. Однако латвийский рай имеет свои особенности.

 

В 2013-м центр подготовки офицеров-подводников полностью ликвидировали, а в мае 2016 года правительство Эстонии решило построить в городе Палдиски постоянное хранилище радиоактивных отходов стоимостью 90 млн евро. Завершение проекта намечено на 2040 год.

Военно-политическая инерция

 

Вероятно, у латвийского хранилища радиоактивных отходов большое будущее. Запад не стал бы тратить огромные деньги исключительно на экологию малонаселенного и экономически депрессивного Балтийского региона. В ЕС слишком много АЭС.

 

Неочевидную «российскую угрозу» странам Балтии альянс сделал своей главной темой, но она все же не является реальной военной проблемой.

 

Нет никаких признаков существования у РФ агрессивных планов в отношении Эстонии, Латвии и Литвы.

 

Американское аналитическое издание The National Interest пишет: «Благодаря реформам, начатым в октябре 2008 года, и программе модернизации, оцененной в 670 млрд долларов, вооруженные силы стали одним из наиболее надежных орудий российской национальной мощи…

 

Действительно, принуждение к миру без аннексии Россия эффективно продемонстрировала в Грузии в 2008 году.

 

Россия не угрожает существованию европейских стран или даже Украины, но может силой навязать свою волю соседним странам. Если бы Россия захотела захватить Балтию, НАТО не слишком подготовлено, чтобы это предотвратить».

 

И все же автор The National Interest Майкл Кофман упускает главное: военная и морская доктрины России «накрывают» не только окраины СНГ и Европу. Боевая мощь России не ограничена пространством у ее границ. Москва имеет возможность действовать в глобальном пространстве. Это ключ к пониманию партнерских отношений.

 

Без участия Пентагона Европа не имеет полноценных сил сдерживания.

 

Однако Вооруженные силы США «размазаны» по планете тонким слоем, и в случае непредвиденных обстоятельств на границе российские войска наверняка сумеют оказаться на месте первыми, овладеют инициативой и обеспечат решающее превосходство над противником. В чем же скрытый смысл маневров и передового базирования Пентагона и НАТО в опасной близости от российских границ?

 

Полагаю, это военно-политическая инерция и косность, которые в обозримой перспективе не исчезнут, но и не окажут существенного влияния на волю Кремля, на дальнейшее развитие экономики и Вооруженных сил Российской Федерации.

 

Если Москва и ее геополитические союзники решат изменить «текущий мировой порядок», это будет длительная многоходовка, а не блицкриг в Прибалтике.

 

И недавний инцидент с ведущим Fox News (это ресурс республиканцев), который назвал президента РФ Владимира Путина убийцей и не извинился, говорит об экзистенциальной проблеме Запада.

 

«Главная слабость Америки — не в недостатке военной или экономической мощи, но в неспособности ее руководства сформулировать стратегию и недостаточной информированности руководства для принятия важных решений, даже когда дело касается других ядерных держав.

 

Военная мощь сама по себе не исправит этих фундаментальных слабостей», — пишет The National Interest.

 

 

Александр Хроленко, обозреватель МИА «Россия сегодня»

Link to comment
Share on other sites

  • 4 weeks later...

Беженцы раскололи Прибалтику по удивительному принципу

1_0.jpg

 

Мир уже привык к новостям о бесчинствах, которые мигранты с Ближнего Востока и из Африки творят в странах ЕС

 

Принято считать, что общеевропейский кризис с беженцами отразился на странах ЕС более-менее одинаково. Но на поверку даже в республиках Прибалтики, которые в восприятии многих россиян составляют чуть ли не единое целое, ситуация кардинально разнится. Из Латвии беженцев выдавливает нищета, из Литвы – агрессия местных жителей, а в Эстонию беженцы, напротив, стремятся и даже готовы влиться в ряды местных национал-патриотов.

 

 

«Это изменило наше мнение о литовцах»

 

На исходе прошлого года в Литве разразился скандал. Три с половиной десятка мигрантов с Ближнего Востока, находившиеся в Центре временного размещения беженцев в городке Рукла, покинули страну на арендованном автобусе и направились в Германию. Уехали беспрепятственно – автобус остановили для проверки на литовско-польской границе, но вскоре пропустили, поскольку у беженцев были шенгенские визы.

 

Чуть позже попрощаться с Литвой решили еще две семьи с двумя детьми в каждой – из Ирака и с не установленным гражданством. Но им не подфартило: иракцы были задержаны на польской границе, а «апатридов» арестовали ввиду отсутствия необходимых документов уже на территории Польши.

 

Всего Литву обязали разместить у себя 1105 мигрантов. Пока в страну прибыла лишь десятая часть от этой цифры, но уже сейчас в Центре временного размещения катастрофически не хватает мест. Переселить же мигрантов у ответственных служб получается далеко не всегда. Как жалуется социальный работник каунасского муниципалитета Эгле Рушинскайте, литовцы не соглашаются сдавать свое жилье мусульманам даже за хорошую цену. Возникли и другие проблемы: мигрантам из Сирии и Ирака не удается выучить даже основ литовского языка, зато они бегло заговорили на русском, благо в окрестностях Руклы русский язык употребляют чаще, чем литовский.

 

Не обходится без драк и других стычек. Но их особенность в том, что агрессорами часто выступают не мигранты, а литовцы (что заметно отличается от ситуации, например, в Германии). Так, в конце октября двое четырнадцатилетних сирийцев подверглись нападению литовских сверстников: подростки закидали беженцев камнями «из хулиганских побуждений». При этом глава самоуправления Руклы Гинтас Ясюлёнис в определенной степени встал на сторону хулиганов, заявив, что «нападения провоцирует слишком большое для маленького города количество беженцев», и если «мигранты собираются интегрироваться в общество, им придется адаптироваться к литовской культуре».

 

Действительно, это был уже третий подобный инцидент в Рукле за месяц. Ранее несколько школьников пытались сорвать хиджаб с одной из девушек – беженки с Ближнего Востока, а двое неизвестных молодых людей напали на двух жительниц центра для беженцев, везших в коляске малолетнего ребенка. Женщинам преградили путь, хватали за одежду, даже сломали одной из них очки. Заплаканные и напуганные, они вернулись в центр. Услышав их жалобы, мужчины пришли в ярость – они намеревались отправиться на поиски обидчиков, но помешала полиция.

 

«В нашей стране нельзя дотрагиваться, а тем более пытаться сорвать платок с головы женщины – это преступление! – негодовал сириец Мохамад Али Алабдуллах. – Мы сюда приехали в поисках мира и покоя, а случается такое... До сих пор после восемнадцати часов наши женщины одни не выходили. Сейчас они вообще не будут ходить в одиночку. Честно говоря, этот инцидент изменил наше мнение о литовцах». «Мне запомнилось высказывание беженцев, что они будут защищать не только своих, но и литовских женщин», – добавил от себя директор центра Робертас Микуленас. Виновных в инциденте так и не нашли, хотя в Руклу было отправлено больше десяти экипажей полиции и Службы общественной безопасности, так что у мигрантов не было другого выбора, кроме как успокоиться.

 

Чиновники ЕС уже давно заявляют, что Литва крайне неохотно выполняет свои обязательства по приёму беженцев с Ближнего Востока. Еврокомиссия грозит запустить программу штрафов – 250 тыс. евро за одного непринятого мигранта. Но местные жители только рады тому, что программа размещения гостей с юга, мягко говоря, не задалась.

 

 

Где ваше языковое удостоверение?

 

Другое дело, что в Латвии она «не задалась» в еще большей степени. На днях СМИ республики опубликовали показательную новость: из двухсот мигрантов, прибывших в республику в рамках программы ЕС по перемещению беженцев, в стране остались только пять человек.

 

«Первое, что шокирует людей, – это сравнительно суровый климат, из-за чего многие беженцы заболевают. Человек приезжает, и его ожидания гораздо выше, чем мы можем дать.

 

Наша страна небогата», – заявила руководитель общественной организации «Убежище «Надежный дом» Сандра Залцмане, объясняя, почему беженцы бегут из Прибалтики, будто она тоже часть Дальнего Востока.

 

Но главная проблема для мигрантов заключается в том, что для официального устройства на любую работу (хоть директором, хоть слесарем, хоть в государственном секторе, хоть в частном) представителю «нетитульного населения» необходимо обладать специальным удостоверением, подтверждающим знание государственного языка. Вездесущий Центр госязыка (ЦГЯ) выявляет и штрафует тех, кто знает латышский «в недостаточных для исполнения рабочих обязанностей объемах».

 

Журналистка Оксана Антоненко подробно рассказала о конфликте, который возник у ЦГЯ и латвийского торговца оптикой и очками Мартиньша Коссовича – одного из немногих местных бизнесменов, решившихся взять на работу беженца. «После долгих поисков нашелся кандидат – бывший студент медицины из Эритреи Филман. Пока он живет в государственном центре «Муцениеки» и учит латышский язык, однако этих знаний по-прежнему недостаточно. Для каждой профессии есть свой языковой минимум, и такие низкоквалифицированные профессии, как дворник или грузчик, не являются исключением. Еще больше требований государство предъявляет к медикам и их помощникам – как раз в этой сфере мог бы работать Филман вместо того, чтобы сидеть дома и получать пособие из госбюджета», – пишет Антоненко.

 

Откровенно говоря, население Латвии, судя по данным опросов, не радо мигрантам и их отъезд никого не расстраивает. Латвийцы шутят, что бедность их государства хоть в чем-то сослужила гражданам добрую службу. СМИ в свою очередь смакуют красочные подробности: например, Латвию покинула даже мать троих детей из Сирии по имени Бунана, еще недавно рассказывавшая в телеэфире о своих планах обустроиться в Прибалтике.

 

Ситуация объяснима: каждому получившему статус беженца Латвия в течение года выплачивает весьма скромное по меркам ЕС пособие в размере 139 евро в месяц и еще по 97 евро на каждого члена семьи. Об условиях жизни мигрантов свидетельствует прошлогодний митинг в центре временного размещения беженцев в поселке Муцениеки под Ригой: искатели убежища протестовали против неудовлетворительных бытовых условий и того, что на деньги, выделяемые им государством, невозможно прожить.

 

А когда нищета и безделье заедают, возможны эксцессы. Еще позапрошлой осенью руководитель самоуправления Ропажского края Зигурд Блаус заявил, что у коренных жителей Муцениеков растет стремление переехать «в более спокойные места». Имели место случаи, когда мигранты, слоняясь без дела по улицам, провоцировали местных на драки. В этом смысле ситуация в Латвия похожа на таковые в других странах ЕС. С поправкой на общую бедность, к которой оказались приговорены и беженцы, не знавшие особенностей местного языкового законодательства.

 

 

Сыновья Одина и дочери Родины

 

Эстония заметно богаче и Литвы, и Латвии. Но в вопросе беженцев она стоит особняком не только поэтому. Недавно эстонские СМИ сообщили о трех девочках из семей сирийских беженцев, которые активно участвуют в работе регионального отделения молодежной организации гражданского ополчения «Кайтселийт» в городе Тарту. «Девочки принимали участие в построениях и в праздновании дней рождения. Если все пойдет по плану, то надеемся торжественно принять девочек в члены в августе, во время летних лагерей отдыха», – пояснила вожатая Керсти Кивирюйт.

 

Отряд «Кайтселийта» Kodutütred («Дочери Родины») является добровольной скаутской молодежной организацией патриотического воспитания. «Взрослый» «Кайтселийт» в то же время проводит учения, «легенда» которых связана с возможным проникновением «зелёных человечков» из России или волнениями местного русскоязычного населения.

 

Со своей стороны, министр иностранных дел Эстонии Кристина Оюланд потребовала от «Кайтселийта» объяснений. «Прибывшие в Эстонию в качестве беженцев лица должны при первой возможности вернуться на родину. Особенно с учетом ближневосточного происхождения беженцев не может быть никаких оснований для доверия им настолько, чтобы подпускать их к обороне Эстонии. Народ Эстонии желает, чтобы стало ясно, можно ли и в дальнейшем нацеливать наших детей на вступление в члены этой организации без опасения, что там начнется мультикультурная промывка мозгов, что предшествующие благородные лозунги будут заменены демагогией и что слова «преданность Отечеству» и «патриотизм» будут вообще исключены из лексикона?» – вопрошает Оюланд.

 

Так или иначе, факт остается фактом – из Эстонии беженцы не бегут сломя голову, как из других стран Балтии (страна пока приняла около сотни человек из 550, предусмотренных квотой ЕС).

 

«Процесс приема у нас и наших соседей очень разный. Мы проводим беседы с беженцами еще до прибытия к нам, а Латвия и Литва их сразу привозят к себе и только потом начинают их интервьюировать. Мы в ходе беседы основательно знакомим беженцев с Эстонией – показываем фотографии, рассказываем о том, как мы живем. И у них всегда есть возможность отказаться ехать в Эстонию. Второе – мы селим людей не в центрах по приему беженцев, а сразу предлагаем им своё жилье. Это помогает им ощутить уважительное к себе отношение, почувствовать себя членами нашего общества. Я считаю, это два очень важных отличия», – отмечает советник по вопросам политики международной защиты Министерства социальных дел Кайса Юпрус-Тали. При этом знаменитый национализм никуда не делся и выразился не только в словах Оюланд. Далеко не все эстонцы с восторгом встретили гостей. Имели место даже случаи избиения темнокожих военнослужащих НАТО, которых перепутали с беженцами. Этими настроениями решили воспользоваться финские неонацисты. СМИ активно пишут об усилении праворадикальной группировки из Финляндии «Воины Одина», пополняющей свои ряды за счет эстонцев. Даниель Пуудер, глава этой группировки, ранее осужденный за сбыт наркотиков и избиение сокамерников, заявил, что его люди намерены организовать в Эстонии патрулирование районов и улиц, где будут заселяться беженцы, дабы те вели себя «подобающим образом».

 

Если судить по общению радикалов в их группе в «Фейсбуке», их последовательно призывают «вести себя разумно» и не разглагольствовать о том, как они кого-то где-то побили.

 

Еще 14 февраля 2016 года в одном из баров Старого города в Таллине прошел сбор «Воинов Одина», объявленный «учредительным собранием». Один из участников данного сборища Валдо Кенд торжествующе сообщил, что они уже официально зарегистрировались в качестве НКО. Однако минувший год не был отмечен какими-либо громкими инцидентами с участием «сыновей».

 

Надо полагать, сотрудники эстонских правоохранительных органов доходчиво разъяснили финнам необходимость сидеть тише воды и ниже травы. Скандалы с избиениями беженцев Таллину, собирающемуся в этом году председательствовать в Совете ЕС, не нужны от слова «совсем».

Link to comment
Share on other sites

 

 

Имели место даже случаи избиения темнокожих военнослужащих НАТО, которых перепутали с беженцами.

:36_1_1:

Понаехали всякие - фиг разберешься, кого можно бить, кого нельзя)))))))))

Link to comment
Share on other sites

Вот, кстати, веселая статейка попалась про избиение солдат НАТО)))

 

Медовая ловушка

Ну до чего же стало интересно жить в этом многополярном мире! Каждый вечер я засыпаю, и не знаю, в чем еще будет виновата Россия, когда я проснусь. В хакерских атаках на британских ученых. В принуждении Европы к покупке русского газа путем применения климатического оружия. В том, что от Антарктиды откололся айсберг размером с Манхэттен.

И вот — новое дело. Глава департамента информации Эстонии — а так в этой стране называется служба внешней разведки — Микк Марран заявляет, что Россия может провоцировать драки британских военных, прибывших в страну в составе контингента НАТО, с местным населением. «Мы это уже наблюдаем, — встревожен чиновник, — Ходят разговоры из серии, что местное население не радо этим солдатам. Там будет 800 молодых британских солдат. Они будут ездить с баз в города. Вероятно, они будут ходить по пабам.» А дальше он добавляет, что драки возможны, потому что русские будут применять технологию «медовой ловушки». Это когда в пьющую компанию внедряется специальная женщина раздора, приводящая к неизбежным разборкам.

Вообще-то такое обвинение вовсе не ново. Еще в ноябре издание Daily Telegraph писало, что когда пьяный британский солдат напал на стоящего в очереди в рижский McDonald’s местного жителя и сломал ему нос — это на самом деле была русская провокация. Специально, чтобы выставить британцев бандитами и хулиганами.

Конечно, стремление чиновника заранее оправдать возможные эксцессы понятно — ведь весь мир знает, что такое пьяные молодые британцы. Но вот что меня в этом во всем заинтересовало — так это подробности той самой «медовой ловушки». Какую именно специальную женщину видит в этой роли глава эстонской разведки? Ведь это очень важный вопрос! Крохотная страна, маленькие города, все друг друга знают. Если ловушкой окажется чужая незнакомая женщина — то с чего, спрашивается, местные будут за нее заступаться? Ведь они уже предупреждены — возможны провокации. Любая чужая женщина в пабе — потенциальная агентша русской разведки.

Но ведь нам нужна драка! Поэтому мы можем, во-первых, завербовать местную женщину. А, во-вторых, мы можем прислать в паб взвод вежливых людей в гражданской одежде, чтобы они заступились за нашу агентшу.

И что означается каждый из этих гипотетических случаев? Он означает полный провал эстонской разведки.

И ее руководитель, заранее предупреждая свой народ о провокационной природе любой совершенно неизбежной драки с пьяными англичанами, попросту расписывается в своей профнепригодности.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Link to comment
Share on other sites

  • 5 months later...

НАТО – русским Прибалтики: Вешать вас будем потом

 

Феномен Русской Весны, полыхнувший на Востоке Украины в качестве ответной реакции на форсированную бандеризацию и попытку окончательно оторвать Украину от России, вот уже четвёртый год не даёт покоя американским и натовским аналитикам. Причина их кручины прозрачна и лежит на поверхности: ещё недавно казалось, что России не одолеть хватку колец Анаконды.

Четверть века – большой срок – СССР нет, его вчерашние союзники и даже некоторые из бывших союзных республик по собственному желанию сделались прислугой и дрессированными собачками Запада, русские за пределами России атомизированы и вот-вот ассимилируются «титульными» нациями – осталось только в нужный момент потуже сжать кольца, чтобы расчленить и задушить по отдельности некогда единое русское пространство…

Как вдруг русские Украины, которые, казалось бы, были почти доведены до состояния готовности на медленном огне украинизации, оказали сопротивление, восстали и смешали все геополитические карты. Крым вернулся в состав России без единого выстрела, а в Донбассе упорно не сдаются две народные республики. Таким образом, проект Новороссия (или как угодно назовите идею Русской Украины) всего лишь приостановлен репрессивными мерами и ждёт своего часа, но не убит окончательно. Иначе зачем копья ломать?

В этой связи Запад волнует ближайшее будущее не только Украины, но и бывших прибалтийских республик СССР, вовлечённых в орбиту ЕС и НАТО, где до сих пор живёт большая русская община. Похоже, что прибалтийские русские, пребывающие в условиях дискриминации последние 25 лет, снова находятся в фокусе внимания, как «путинский резерв», способный внезапно разорвать кольцо Анаконды, но уже изнутри.

ChJ_JwkW4AI1YMf.jpg

С 2015 года различными исследовательскими центрами США ведётся мониторинг ситуации по «русскому вопросу» в Прибалтике, выраженный в конкретных документах и посланиях правительствам «шпротных» лимитрофов.

В частности, известный исследовательский центр RAND по заказу армии США выпустил документ под названием «Гибридная война в Балтии: угрозы и потенциальные ответы».

Согласно рекомендациям RAND, для уменьшения влияния Москвы на русских Эстонии, Латвии и Литвы, хуторским правительствам и местным организованным рагулям рекомендовано снизить накал русофобии, расширить права русского населения, решить вопрос с гражданством и официальным признанием русского языка.

В том же документе эксперты RAND озабочены неожиданной для них ситуацией: оказывается, у русских в Прибалтике нет ни одного русскоязычного органа СМИ, в котором подавался бы позитивный образ НАТО, как защитника от российской агрессии.

583da892c3ed5.jpg

В документе есть одна интересная фраза, разъясняющая прибалтийским русофобам смысл предлагаемой программы расширения прав русских: «сделать надо это не потому, что русскоязычные тоже люди, а чтобы усыпить их бдительность и веру в Москву». Тактическое отступление, чтобы позже взять стратегический реванш.

(Это, кстати, очень напоминает высказывание Бориса Филатова, соратника Игоря Коломойского, времен Русской весны: чтобы сорвать референдум в Крыму, он предлагал обещать русским полуострова «что угодно» — «а вешать их будем потом», — добавлял Филатов).

Интересно, что прибалтийские рагули, по своим фашизоидным замашкам соответствующие своим украинским «побратимам», не собираются откладывать в сторону циркули для измерения черепов и исполнять (надо признать) толковые советы кураторов. В латвийской прессе, например, усомнились, что источником доклада выступил RAND Corporation, а не МВД России.

Весной прошлого года русским населением Прибалтики заинтересовалось Командование объединёнными силами НАТО (JFC) совместно с военной разведкой США, проведя в голландском Брюнсюме конференцию «Русскоговорящие меньшинства трёх балтийских стран». Повестка дня всё та же: возможные действия Москвы по раскачиванию единства НАТО через русских Прибалтики.

d1c0bb1e990ebca7eeac2b8442802aab.jpg

Целью конференции было заявлено «улучшение понимания ситуации среди русскоговорящего меньшинства в странах Прибалтики». Командующий JFC генерал Фарина заявил, что для эффективности действий в данном вопросе необходимо принятие целостных решений и четкая осведомленность. «Чтобы не было мучительно больно потом». По итогам конференции военные пришли к выводу, что мероприятие дало альянсу возможность сделать кое-какие предварительные выводы. При этом источниками информации «о возможных действиях России в отношении русскоговорящего населения Прибалтики» стали приглашенные из Вильнюса, Риги и Таллина гражданские и военные «эксперты» высокого ранга. И можно себе представить, какие материалы они нарыли и притащили с собой в Голландию.

Инициатор сего русофобского сходняка – полковник армии США, начальник разведки и контрразведки армейской группировки США в Европе Лора Аннабель Поттер. Свой пост она заняла в 2013 году, ранее работала в Пентагоне и почти 30 лет оттарабанила в сапогах. От многих других карьерных офицеров-женщин из соответствующих семей Поттер отличает то, что она считается специалистом по российским и восточноевропейским проблемам, поскольку окончила соответствующую магистратуру в Университете Джорджтауна, в котором действует специализированный фонд, который узко заточен на «русологию».

В функции полковника Поттер входит не только разведка и контрразведка, но и натаскивание прирученных туземных армий, а также ряд представительских функций: ей приходится мелькать на светских мероприятиях наподобие вручения почетных наград и премий ветеранам польской разведки или Европейско-американской лаборатории безопасности, как это было в мае 2015 года в Италии.

Именно на этом мероприятии рядом с Поттер засветились избранные прибалтийские кадры, участвующие теперь в «оценке русскоязычных меньшинств». Генерал-майор Виталиюс Вайкшнорас, литовец, возглавляющий объединенный Балтийский оборонный колледж в эстонском Тарту. Янис Гарисонс, государственный секретарь министерства обороны Латвии, учившийся в американском военном колледже. Канцлер министерства обороны Эстонии Йонатан Всевиов, ранее отвечавший за перевооружение эстонской армии и поставки вооружения из США и Скандинавии. Это не считая табунов экспертных поляков и несметные стада украинцев, заслонивших своим телом старушку Европу от полчищ Северного Мордора, и теперь жаждущих поделиться за долю малую передовым опытом с новыми «братьями по оружию».

Американскому взгляду на мир, особенно военному, не свойственно вникать в детали местной жизни. На зависть Порошенко, американские и натовские разведорганы во главе с полковником Поттер теперь смотрят на Россию мутными глазами прибалтийского истеблишмента: «русские всегда были агрессорами» и «Россия вот-вот атакует!». Это гарантирует регулярное финансирование различных «исследований» алармистского характера, тематические конференции и тусовки (на которых на все лады говорится о скором вторжении российской армии в Прибалтику), развёртывание дополнительных сил НАТО в «шпротном домике», всевозможные совместные учения и передачу устаревшей военной техники в пользу «жертв советского и российского тоталитаризма».

Ещё один соцопрос русских Латвии, Эстонии и Украины совсем недавно провёл американский некоммерческий центр Pew Research. Респондентам задавали вопросы о балансе сил России и Запада, мере «агрессивности» России, должна ли Россия защищать своих соотечественников за рубежом.

С какой целью Pew Research интересовался этими вопросами, центр не сообщает, но, судя по результатам, вот-вот должны последовать оргвыводы. Так, опрос показал, что подавляющее большинство русских жителей Украины и Прибалтики считают, что Москва должна защищать их интересы, что сильная Россия необходима для уравновешивания Запада. Более трети русских жителей Эстонии и более четверти русских Латвии до сих пор не воспринимают себя гражданами этих республик, что само по себе повод крепко задуматься.

1474795487_wr_720.sh-18.jpg

Исходя из всего вышеизложенного, многие наблюдатели и аналитики делают вывод, что США и НАТО ищут подходы к русскому населению Прибалтики. В июне текущего года Госдеп США объявил о программе «Алло, мы ищем таланты», в рамках которой в странах Балтии будет создаваться «привлекательный русскоязычный контент». Соответствующая информация была размещена на сайте для соискателей финансовой поддержки правительства США. Госдеп обещает выделить гранты по 3 млн. долларов всем прошедшим отбор «независимым СМИ», не считая мелких грантов для методической подготовки новых русскоязычных кадров.

Что касается уже имеющихся русскоязычных СМИ в странах Балтии, то их в принципе раз-два и обчёлся. Если не считать нескольких новостных порталов, в Латвии, Литве и Эстонии нет крупных русскоязычных газет и телеканалов (кроме совсем небольших, региональных). Государственная русофобия «шпрот» штрафует, преследует, лишает лицензии даже развлекательные кабельные телеканалы, просто за русский язык.

russkie-shkoly-1000x500-e1502055883518.j

Понятное дело, что в угаре хуторянской идеологической борьбы создать хоть что-то привлекательное за НАТО против России на русском языке не выйдет. Следовательно, если в ближайшее время из Прибалтики начнут доноситься сигналы о развороте местных «свидомых» лицом к русскому населению, это не значит, что «шпроты» взялись за ум и отрастили совесть. Это будет значить, что программа их кураторов из США и НАТО начинает свою работу.

Link to comment
Share on other sites

  • 1 month later...

Учись, Прибалтика, как стать Европой

 

Бывшие советские республики, к «европейскому выбору» не стремящиеся, на поверку оказываются большими европейцами, чем страны Прибалтики

Постсоветская история Прибалтики подается властями ее стран как «возвращение в Европу». При этом раз за разом Литва, Латвия и Эстония показывают, что относятся к Европе лишь формально. Другие страны, в том числе не считающиеся и не считающие себя европейскими, демонстрируют куда больше европейской культуры и куда более отвечают критериям «просвещенной Европы». Прибалтике у этих стран не грех поучиться: например, в вопросах языковой политики и соблюдения прав национальных меньшинств.

В начале прошлого года одновременно произошли два события. Латвийская «языковая полиция» потребовала от мэра Риги Нила Ушакова объяснений, почему он общается в социальных сетях с рижанами на русском языке. В это же время президент Казахстана Нурсултан Назарбаев пригрозил, что будет увольнять тех чиновников, которые демонстрируют хамство и неуважение к гражданам, отвечая им на казахском, когда люди обращаются к ним по-русски.

Президент Назарбаев тогда напомнил чиновникам, что Казахстан является многонациональной страной, в которой требуется толерантность в языковой политике. Казахский язык, в соответствии с Конституцией республики, является государственным, однако русский язык наравне с ним официально употребляется в государственных органах и органах местного самоуправления.

«До меня доходят слухи, что человек на русском обращается и получает ответ на казахском. Почему прокуратура не проверяет? Если он обратился на русском, то и ответ должен получить на русском... Поручаю аппарату президента проверить по всем областям. Всех, кто это делает, — снять с работы», — заявил казахстанский лидер.

И в те же дни в Риге Центр государственного языка Латвии пригрозил Рижской думе составлением административного протокола и потребовал предоставить письменное объяснение, почему мэр города общается с русскоязычными рижанами по-русски. Интересный вопрос, если учесть, что 55% жителей Риги — русскоязычные.

Пересечение этих историй приводит к парадоксальному выводу.

Азиатская страна, не так давно бывшая лишь территорией для кочевий степных племен, борется за европейскую этику и культуру при общении госслужащих с населением, а страна — член ЕС, кичащаяся своей европейской идентичностью, поощряет и даже навязывает чиновникам административное хамство и оскорбления при общении с нелатышами.

Несоответствие такого вывода устоявшимся стереотипам о культурной европейской Прибалтике и более отсталых от «цивилизованного мира» по сравнению с ней других частях бывшего СССР заставляет эти стереотипы пересмотреть.

В азиатском Казахстане наряду с государственным казахским допускается использование в государственных учреждениях других языков, а президент страны грозит увольнять тех чиновников, которые знают русский язык, но оскорбляют посетителей, отказываясь на нём разговаривать.

«Последняя диктатура Европы», Беларусь, — единственная постсоветская республика, в которой два государственных языка: русский и белорусский. А о положении белорусских поляков даже официальные лица в Варшаве говорят, что в Беларуси права польского населения соблюдаются лучше, чем в соседней — входящей в ЕС и НАТО — Литве.

Наконец, «неоимперская тоталитарная Россия» — единственная на постсоветском пространстве федерация, причем федерация, созданная по национальному признаку: с республиками и национальными автономиями, где в качестве официальных утверждены местные языки.

После присоединения Крыма к России в Крыму было провозглашено три государственных языка: русский, украинский и крымско-татарский. Все крымские татары получили гражданство России и были признаны коренным населением полуострова со всеми положенными ему согласно международным договорам правами и гарантиями поддержки народной культуры в качестве автохтонного национального меньшинства.

Бывшие советские республики, к «европейскому выбору» не стремящиеся, на поверку оказываются большими европейцами, чем страны Прибалтики, гордо вещающие, что из всех частей распавшегося СССР только они стали полноценной частью Западного мира.

Вот только к последнему утверждению тоже возникают вопросы. Если начать сравнивать Прибалтику с настоящей Европой, неизбежно окажется, что Литве, Латвии и Эстонии тому, чтобы быть европейцами, еще учиться и учиться.

В первую очередь в языковой политике и вопросах соблюдения прав национальных меньшинств.

Возьмем объективно главную страну Евросоюза — Германию. Из 82 миллионов населения ФРГ к автохтонным национальным меньшинствам относится 250 тысяч человек. Из них на севере страны 50 тысяч датчан и около 15 тысяч северных фризов. Северные фризы имеют ряд культурных учреждений и один научно-исследовательский институт. Кроме того, западнофризский вариант фризского языка является официальным языком района Фрисландия в Нидерландах.

Если в северном приграничье Германии живет датское население, то в южном приграничье Дании — немецкое. С 1955 года между ФРГ и Датским королевством действует соглашение о симметричной и скоординированной поддержке обоих трансграничных меньшинств. Сравните это с бесконечными дрязгами Вильнюса с Варшавой по поводу дискриминации литовских поляков Виленского края.

Германия признаёт автохтонным национальным меньшинством польское население Рурского края, переехавшее туда в XIX веке. Латвия с Эстонией отказались подписывать Европейскую хартию о региональных языках на том основании, что их русскоязычное население якобы не является автохтонным. И это притом, что в Латвии русские живут с XVII века, а северо-восток Эстонии (Принаровье, или Ида-Вирумаа) — это историческая территория проживания русскоязычного населения.

Под такие регионы, как Ида-Вирумаа, как раз и принималась хартия о региональных языках: по идее, именно на северо-востоке Эстонии должен быть региональный местный язык, русскоязычная топонимика и так далее.

Но ничего подобного нет, что еще раз доказывает, что страны Прибалтики не являются европейскими.

В частности, они не являются скандинавскими и не относятся к Северной Европе, как утверждают прибалтийские политики. В Конституции Финляндии, например, закреплено двуязычие: шведский и финский языки в стране равноправны.

Законодательно прописано и право ребенка получать образование на родном языке: в шведских школах финский является обязательным иностранным языком, а остальные предметы преподаются на шведском. В финских школах главный и обязательный к изучению иностранный язык — шведский.

Автохтонное шведское меньшинство в Финляндии признано официально. Финские шведы (проживающие преимущественно в северо-западном приграничье) составляют 5% населения — почти столько же, сколько поляки в Литве.

Столетиями Финляндия входила в состав Шведского королевства и шведы в Суоми были нацией господ. Но историческая месть государственной политикой Финляндии не стала и на простых шведах Хельсинки за былые обиды не отыгрывается. В отличие от южных соседей — Литвы, Латвии и Эстонии.

Равным образом в Ирландии, куда так любят эмигрировать латыши и литовцы, английский «язык оккупантов» является вторым государственным языком и, благодаря Дублину, останется официальным языком ЕС, несмотря на «брексит».

Латвия и Эстония — это в чистом виде двухобщинные государства. Для сравнения, в Бельгии 31% населения составляют франкоязычные (в Латвии русскоязычных 37% населения). Так вот, с 1967 года Бельгия разделена на четыре языковые зоны: французскую, фламандскую, немецкую и Брюссель.

Официальная документация в каждой из зон ведется на своем языке. Территорией стопроцентного многоязычия является столица Евросоюза Брюссель, потому что в столице все языковые общины перемешиваются. Первые лица Литвы, Латвии и Эстонии мечтают работать в Брюсселе, но делать у себя, как в Брюсселе, они не хотят ни при каких обстоятельствах.

С какой стороны к ним ни подойди: с севера, юга, запада или востока, — их страны не являются частью Европы и никак не соответствуют европейским ценностям и стандартам.

Примерами им могут быть Скандинавия, Западная Европа, Беларусь, Америка или Россия, но сами страны Прибалтики не могут быть примером ни для кого. Те, кто берет с них пример, как Украина, следом за ними впадают в неадекват.

Этим странам надо не учить, а учиться. Они еще только формирующиеся, слабые в умственном отношении государства. Они должны молчать и слушать, молчать и слушать, что им говорят. Учиться и стараться стать хоть сколько-нибудь приемлемыми членами европейского сообщества.

Link to comment
Share on other sites

Прибалтика не Белоруссия

 

Прибалтбюро сообщает:

Политолог и философ Алексей Дзермант представил три возможных сценария развития Прибалтики. Согласно первому сценарию, которого придерживаются местные элиты, должна произойти «косовизация» региона.

http://www.rubaltic.ru/upload/iblock/96c/96c850aef919929bf4890bafc4875a8e.jpg
«Этому сценарию, мне кажется, элиты хотят следовать. То есть это создание из своих небольших и теряющих экономический потенциал государств неких агрессивных форпостов Западного мира. Именно на этом, на противостоянии с Россией, намерены зарабатывать местные власти».

По его словам, сравнение с Косовом уместно, так как именно этот анклав стал «черной дырой, которая добила политические амбиции Сербии. Поэтому и прибалтийские элиты хотят превратить свои страны в такое Косово, чтобы Западу было выгодно милитаристское, сильно вооруженное фронтирное (приграничное) государство, в которое вкачиваются деньги именно на вооружение», — отметил эксперт.

Тем не менее Дзермант указал на низкую вероятность реализации именно этого сценария. Согласно его мнению, судьбу Прибалтики будут определять договоренности треугольника ЕС — США — Россия, а ради Литвы, Латвии и Эстонии эти страны серьезный конфликт развивать не будут. «Это не тот ресурс, за который стоит воевать», — подчеркнул он.

Второй сценарий  — медленная контролируемая деградация. Дзермант пояснил, что в рамках реализации этого сценария процессы в странах Балтии будут идти в том же негативном ключе: депопуляция, ухудшение социальной инфраструктуры.

«Это будет медленное сползание по всем аспектам жизни, и это может растянуться на 20–30 лет. Процесс будет проходить под контролем, чтобы не было серьезных социальных взрывов. Спасать Прибалтику никто не будет, но будут доводить до состояния никому не нужной земли».

По его словам, спасительным для Прибалтики был бы третий сценарий, который заключается в идее моста. Однако от этого оптимистического сценария, как отметил Дзермант, отказались местные элиты.

«Вместо того чтобы сделать ставку на сценарий сотрудничества и некого моста, прибалтийские элиты разыгрывают сценарий фронтира и агрессии. В этом плане страны Прибалтики — неудачники, мостом они не стали, фронтиром тоже, скорее всего, не станут, так как нет необходимого потенциала. То есть самый вероятный сценарий — это медленная деградация», — объяснил политолог.

Он отметил, что через 20–30 лет при реализации сценария медленной деградации возникнет вопрос прибалтийского наследства. Однако, по его словам, сложно спрогнозировать, кто захочет тянуть никому не нужный, обременительный регион.

«Возникнет ли новое качество у Белоруссии и России? Или, возможно, появится новый интерес у Запада или Китая?.. У Британии, ЕС и США в странах Балтии есть свои военные базы, поэтому им они еще могут быть интересны. России Прибалтика уже менее интересна», — предположил Дзермант.

Link to comment
Share on other sites

Эстонский юрист о близости Прибалтики и Киева: Украина — «раковая опухоль» Европы

Близость Прибалтики и Украины может быть чревато экспортом в Литву, Латвию и Эстонию идей неонацизма и радикализма.
11:34 Сегодня 48
 

Эстонский юрист о близости Прибалтики и Киева: Украина — «раковая опухоль» Европы