Jump to content
Форум - Замок
Sign in to follow this  
Полынь

Петербург

Recommended Posts

А это один из пригородов Питера. Петергоф - летняя резиденция русских царей.

 

На фото Петродворец и Большой каскад...

 

Опубликованное фото

Share this post


Link to post
Share on other sites

Диана Арбенина

Автомобильный блюз

 

По мостам, по мостам, по мостам, по помостам.

Рядом с тобой, но так далеко от тебя.

Солнце в лицо, небо безоблачно,

Адмиралтейство в Неве отражается

золотом, медом, игольчатым конусом

в темных зрачках преломляет себя.

И проносятся архитектурные подвиги

мимо машин, в одной из которых

мне так сладостно-больно видеть тебя.

Свет одиночества, тени сомнения,

горсти забвения, свет неприкаянный.

Поздно раскаянье. Суть вдохновения -

только желание - суть поражения.

И я не стою твоих устремлений,

но горло поет неуставаемо,

и я нечаянно вдруг получу

в награду твой взгляд, и растаю случайно.

И продолжать не стоит нам более,

но траектория к нам возвращается.

Я остаюсь собой тем мне менее

в чьём-то авто, несущим тебя и меня.

Золото плавят - руно получается,

но не кончается, не обнаружится

зелень материи, бабочкой брови -

и мы кончаемся, мы образуемся,

мы образумились и заключается

в этом ответ на мое одиночество.

Ты станешь легче, для всех мы веселые,

мы для себя все же будем печальными.

Трагикомедию - к черту! Феерия -

лучший подарок для сердца и памяти.

Стоило броситься ласточкой, теменем,

чувствуя в чьём-то авто близость тебя.

Ты - против ветра, но против отчаянья.

Я - за спиной, напротив луны.

Ты открываешь секрет обаяния

и перспективы уже не нужны.

Вязь муравьиная почерка нежного

нужного, главного, необходимого.

Радость познания, мера дознания,

выбор идти по пути серединному.

Мы обручились, и мы не расстанемся,

но растворяемся. Время осознанно.

Только не думай об этом заранее,

мне оставляя свободу, не более.

Мы еще съездим в далекие страны

и в близкие тоже, об этом особо.

Ты сделал меня абсолютно спокойной,

спасибо тебе, безупречно жестокий.

Свечи при встрече, и - безусловно -

игристые вина на трезвый рассудок.

Мне без тебя - невыносимо.

С тобой - не дожить до следущих суток.

Скоро мой выход...

Скоро мой выход, и скорость сбавляя,

мотор прибавляет себя к тишине.

Кивок, поцелуй - ритуал безупречен.

Что еще нужно мне?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Несколько интересных работ Алексея Лисогорова из альбома "Графика Петербурга".

 

Опубликованное фото

 

Опубликованное фото

 

Опубликованное фото

Share this post


Link to post
Share on other sites

…Напиши мне, как живет Нева,

как ей ветер дует в рукава.

Помнишь ли смешной со львами мостик,

где нашел я нежные слова.

Напиши мне, как живет Нева,

и сходи к ней непременно в гости…

 

О.Н.Шестинский

 

Опубликованное фото

Share this post


Link to post
Share on other sites

Опубликованное фото

 

Опубликованное фото

 

Этот уникальный памятник православного зодчества в самом центре города в народе для краткости привыкли именовать просто: церковь на Моховой. Полное же название храма - Церковь Святых Праведных Симеония Богоприимца и Анны Пророчицы. До 1802 г. он считался придворным (ряд исторических фактов свидетельствует об особом внимании императорской фамилии, уделявшемся ему в пору строительства). Храм уберегся от разрушений периода богоборчества 30-х гг. прошлого столетия, пережил войну и устоял до наших дней.

Первая деревянная церковь была начата на этом месте в 1712 г. "тщанием царевича Алексея". Сроки строительства, как сказали бы сейчас, были сжатыми, а темпы - быстрыми. Уже 3 февраля 1714 г. в память о рождении дочери Петра I - Анны, церковь освятили. Собственно же каменное строительство началось здесь несколько позднее. Вступая на престол и во исполнение своего обета, новая государыня Анна Иоанновна повелела приступить к возведению трехпридельной церкви с многогранным куполом.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Б.Пастернак

Петербург

 

Как в пулю сажают вторую пулю

Или бьют на пари по свечке,

Так этот раскат берегов и улиц

Петром разряжен без осечки.

 

О, как он велик был! Как сеткой конвульсий

Покрылись железные щеки,

Когда на Петровы глаза навернулись,

Слезя их, заливы в осоке!

 

И к горлу балтийские волны, как комья

Тоски, подкатили; когда им

Забвенье владело; когда он знакомил

С империей царство, край - с краем.

 

Нет времени у вдохновенья. Болото,

Земля ли, иль море, иль лужа, -

Мне здесь сновиденье явилось, и счеты

Сведу с ним сейчас же и тут же.

 

Он тучами был, как делами, завален.

В ненастья натянутый парус

Чертежной щетиною ста готовален

Bрезалася царская ярость.

 

В дверях, над Невой, на часах, гайдуками,

Века пожирая, стояли

Шпалеры бессонниц в горячечном гаме

Рубанков, снастей и пищалей.

 

И знали: не будет приема. Ни мамок,

Ни дядек, ни бар, ни холопей.

Пока у него на чертежный подрамок

Надеты таежные топи.

________

 

Волны толкутся. Мостки для ходьбы.

Облачно. Небо над буем, залитым

Мутью, мешает с толченым графитом

Узких свистков паровые клубы.

 

Пасмурный день растерял катера.

Снасти крепки, как раскуренный кнастер.

Дегтем и доками пахнет ненастье

И огурцами - баркасов кора.

 

С мартовской тучи летят паруса

Наоткось, мокрыми хлопьями в слякоть,

Тают в каналах балтийского шлака,

Тлеют по черным следам колеса.

 

Облачно. Щелкает лодочный блок.

Пристани бьют в ледяные ладоши.

Гулко булыжник обрушивши, лошадь

Глухо въезжает на мокрый песок.

________

 

Чертежный рейсфедер

Всадника медного

От всадника - ветер

Морей унаследовал.

 

Каналы на прибыли,

Нева прибывает.

Он северным грифилем

Наносит трамваи.

 

Попробуйте, лягте-ка

Под тучею серой,

Здесь скачут на практике

Поверх барьеров.

 

И видят окраинцы:

За Нарвской, на Охте,

Туман продирается,

Отодранный ногтем.

 

Петр машет им шляпою,

И плещет, как прапор,

Пурги расцарапанный,

Надорванный рапорт.

 

Сограждане, кто это,

И кем на терзанье

Распущены по ветру

Полотнища зданий?

 

Как план, как ландкарту

На плотном папирусе,

Он город над мартом

Раскинул и выбросил.

________

 

Тучи, как волосы, встали дыбом

Над дымной, бледной Невой.

Кто ты? О, кто ты? Кто бы ты ни был,

Город - вымысел твой.

 

Улицы рвутся, как мысли, к гавани

Черной рекой манифестов.

Нет, и в могиле глухой и в саване

Ты не нашел себе места.

 

Воли наводненья не сдержишь сваями.

Речь их, как кисти слепых повитух.

Это ведь бредишь ты, невменяемый,

Быстро бормочешь вслух.

 

1915

Share this post


Link to post
Share on other sites

На левой стороне Невского, где его пересекает Мойка, под номером 18 высится торжественное, впечатляющее здание, вошедшее в историю главной магистрали города как дом Котомина. А жителям Петербурга оно больше известно знаменитой кондитерской Вольфа и Беранже, которая располагалась на углу дома.

В первые годы существования Северной столицы на этом месте стоял небольшой домик сподвижника Петра Великого вице-адмирала Корнелия Ивановича Крюйса.

 

В 1738 году дом перешел к портному Иоганну Нейману. Дом Неймана выходил двухэтажным фасадом на Мойку, а на Невский гляделся длинной, довольно унылой стороной, вовсе не имеющей окон. И это подчеркивает, что до главной, наряднейшей улицы Петербурга этой першпективной дороге было еще далеко.

 

Если в архитектурном отношении дом не представлял из себя чего-либо интересного, то в истории житейских отношений петербуржцев он заслуживает внимания. Тут впервые в Петербурге появился музей восковых фигур. Реклама утверждала: "У нас можно видеть персону короля французского с королевою, дофином и принцессами... Так же всю высочайшую фамилию короля английского и всех знатнейших министров... в совершенном величии их роста, в платье и со всем убором, в котором они при дворе ходили..."

 

Музей просуществовал всего год, видимо, зазывания были более красочными, чем сами восковые персоны.

 

В 1743 году немецкий купец Иоганн Альбрехт в доме Неймана торговал прямо-таки волшебными сервизами из серпантинового камня, "которые не терпят ничего ядовитого". Для XVIII века такое свойство тарелок и чашек имело немаловажное значение. И совсем уже курьезно выглядело предложение некоего француза Шарпантье покупать у него хорошую пудру целыми бочками. Даже если учесть, что тогдашние модницы очень любили пудриться, такие объемы не могли не обескуражить.

 

Голландский торговец Ле Роа содержал в доме Неймана магазин под громким названием "Роттердам", где продавал сельтерскую воду, отличный шоколад, ваниль и... чернила разных сортов.

 

Наконец дом переходит к купцу Котомину. Некогда крепостной князей Куракиных, он за двадцать лет сколотил огромное состояние и решил на месте заурядного дома построить дом-дворец, как бы соревнующийся в красоте со стоящим на противоположной стороне Невского куракинским домом с колоннами.

 

Может быть, это чистая случайность, а может, и тщеславный замысел определил выбор именно этого места. И уж несомненно желал Котомин, чтобы принадлежащее ему здание соперничало по красоте с княжеским домом.

 

Архитектор Стасов украшает новостроящееся здание величественным портиком, а по углам дома создает оригинальные четырехколонные лоджии.

 

На том углу дома Котомина, который обращен к Мойке, открылась одна из самых знаменитых кондитерских Невского проспекта. О ней газетчики писали как о храме лакомства и мотовства, как о произведениях искусства, созданных из сахара, шоколада, безе. Здесь и фигуры рыцарей, и портреты, и бюсты знаменитых людей, фигурки различных животных и сказочные замки. Появилась эдакая кулинарно-педагогическая азбука, созданная из экзотических сластей. Теперь уже трудно установить: помогал ли нерадивым ученикам такой способ быстрее овладевать алфавитом.

 

В середине XIX века в доме Котоминых располагалась крупная книжная лавка. Позднее - Литературное кафе.

 

А рядом с нею торговало знаменитое на всю Россию семейство Елисеевых, пока для них на том же Невском напротив памятника Екатерине II не было построено огромное и помпезное здание.

 

В 1846 году "для уширения тротуара" были ликвидированы лоджии и уничтожен портик. Дом сразу выпал из пушкинской эпохи, стал громоздким и неприветливым. Какое счастье, что лет тридцать назад дому во многом вернули его первозданный вид: восстановили портики с трехчетвертными колоннами на высоту двух этажей, вернули некоторые детали декора. Не удалось только возвратить портик. К сожалению, слишком узким оказался в этом месте Невский проспект.

Снова из небытия вернулась на свое место кондитерская Вольфа и Беранже. Реставраторы сделали многое, чтобы обстановка в ней напоминала о том, когда в этих стенах бывали Пушкин и многие его друзья.

 

Опубликованное фото

Share this post


Link to post
Share on other sites

А теперь для контраста еще немного дворов и закоулков))))

 

Опубликованное фото

 

Опубликованное фото

 

Опубликованное фото

Share this post


Link to post
Share on other sites

Мойка

 

Опубликованное фото

Бывшее название речки - Мья.

Мойка протекает в центральном районе города, берет свое начало в реке Фонтанке, возле Летнего сада, и впадает в Неву. Длина ее - свыше пяти километров.

В начале XVIII века она представляла собой тинистую, застойную речку, вытекавшую из болота, которое находилось на месте нынешнего Марсова поля. В 1711 году эту речку соединили с Безымянным ериком (Фонтанкой), а в середине XVIII века вычистили, берега обшили тесом, а позже одели камнем.

 

Название Мойка неоднократно привлекало внимание историков Санкт-Петербурга.

А.И.Богданов писал:"Сия речка названа Мойка от прежней ее нечистоты, понеже она была глухая, протока себе сквозного не имела, была вся тинистая и вода мутная". Название Мойки он, как и многие другие историки, производил от глагола "мыть". Были попытки связать это название с построенными на берегах Мойки общественными банями.

На самом же деле, название Мойки произошло от прежнего, старинного наименования реки - Мья. Возможно, здесь имело место влияние звукового сходства слова "мья" с русским "мыть", "мою", "мойка" и другими. Само же название Мья восходит к древнему ижорско-финскому наименованию Муя. Есть документальные свидетельства преобразования названия Муя в Мойку. На старых шведских картах XVII века левый приток Невы, называемый сейчас рекой Мойкой (между поселком Отрадное и городом Кировском), обозначен - "пиени муя йоки".

По-русски это значит:"маленькая грязная река". В русских писцовых книгах данная река именовалась Мья. Относительно исходного названия Муя следует сказать, что небольшие болотные речки Ижорской земли нередко носили такое имя. Вероятно, что и наша Мойка была грязной болотной речкой.

 

Опубликованное фото

Share this post


Link to post
Share on other sites

о. «НОВАЯ ГОЛЛАНДИЯ»

Опубликованное фото

 

 

На карте этот небольшой островок сразу привлекает внимание своей неожиданно правильной треугольной формой, наводящей на мысли о его рукотворности. И действительно, Новая Голландия - единственный из 42 островов Санкт-Петербурга, созданный людьми. Новая Голландия - это первый военный порт России, который был основан по указу Петра I 21 сентября 1721 года. Площадь острова составляет 59 тысяч квадратных метров. Расположенные здесь здания считаются ценнейшими памятниками промышленной архитектуры XVIII века. Комплекс объектов недвижимости на острове включает в себя 26 зданий общей площадью 68 тысяч квадратных метров. Общую стоимость проекта реконструкции Новой Голландии в правительстве Санкт-Петербурга оценивают в 400 миллионов долларов. Знаменитая арка Новой Голландии.

 

Новая Голландия - уникальный памятник промышленной архитектуры раннего классицизма. Искусственный, треугольный в плане остров площадью 7,6 га, образованный Мойкой и прорытыми по судостроительным надобностям Крюковым и Адмиралтейским каналами, возник в районе верфей в Петровскую эпоху и тогда же получил название Новая Голландия. В 1730-х годах здесь построили деревянные склады для сушки и хранения корабельного леса, а в 1765-1780 годах их заменили каменными. В основу складского комплекса, окружающего остров по периметру, был положен проект выдающегося мастера елизаветинского барокко Саввы Чевакинского: ему, в частности, принадлежала новаторская идея сушить лес стоймя, а не в штабелях, что предохраняло дерево от гниения, отсюда и оригинальная, авангардная для XVIII века конструкция зданий. Отделку фасадов поручили знаменитому архитектору-классицисту Жану Батисту Валлен-Деламоту. Им спроектирована и самая известная часть ансамбля - переброшенная над входом в канал, соединяющий бассейн (ковш) в центре острова с Мойкой, гигантская кирпичная арка с тосканскими колоннами. В 1820-е годы по проекту Александра Штауберта на западной стрелке острова было построено кольцеобразное в плане здание морской тюрьмы, которое автор называл арестантской башней, а в народе прозвали «бутылкой» (отсюда якобы пошло выражение "лезть в бутылку"). Рядом с ней в середине XIX века по проекту военного инженера Пасыпкина выстроили кирпичную кузницу. В 1893-м в северной части острова устроили опытовый бассейн, который использовал для своих экспериментов выдающийся кораблестроитель Алексей Крылов. В годы Первой мировой в Новой Голландии оборудовали самую мощную на тот момент в России радиостанцию морского штаба, прославившуюся в том числе и тем, что с ее помощью в ноябре 1917-го большевики вели информационную войну с генералом Красновым. В советское время Новая Голландия была закрытой зоной, на ее территории располагались склады Ленинградской военно-морской базы.

 

Опубликованное фото

 

Опубликованное фото

Share this post


Link to post
Share on other sites

Музей-квартира Александра Блока

 

Я пришла к поэту в гости

Ровно в полдень. Воскресенье.

Тихо в комнате просторной,

А за окнами мороз...

 

...Запомнится беседа,

Дымный полдень, воскресенье

В доме сером и высоком

У морских ворот Невы.

 

Анна Ахматова

 

Опубликованное фото

 

Дом №57 по Офицерской улице (ныне ул. Декабристов) был построен в 1874-1876 гг. архитектором М.Ф.Петерсоном. В 1911 году по проекту гражданского инженера А.И.Фанталова была произведена перестройка служебных помещений и построены прачечная и конюшня во дворе. В 1914 г. флигель, выходящий на набережную реки Пряжки, был продлен по проекту архитектора Б.Н.Басина. Одновременно построен и пятиэтажный флигель во дворе дома.

Опубликованное фото

 

Опубликованное фото

 

В этом доме Александр Блок прожил 9 лет - с июля 1912 до августа 1921 года. После смерти поэта его архив, библиотека и собрание личных вещей сохранялись его женой - Л.Д.Блок. После ее кончины в 1939 году они были переданы в Институт русской литературы Академии Наук СССР (Пушкинский дом), где частично экспонировались в 1960-1970-х годах. В 1980 году в доме был открыт музей-квартира Александра Блока - филиал Государственного музея истории Ленинграда - первый музей культуры Серебряного века в Петербурге.

Share this post


Link to post
Share on other sites

В 1877 г. в Санкт-Петербурге открылось первое в России каменное здание цирка, построенное с учетом специфики циркового зрелища.

 

Опубликованное фото

 

Цирк Чинизелли, акварель архитектора здания В. А. Кенеля, 1877 г.

 

 

"Новое зданiе ... сделало бы честь даже не настолько скромной и скучной местности, какъ уголокъ къ Семiоновскому мосту и на Фонтанку... Наружность новаго цирка больше чем красивая...".

 

Так писал автор статьи "Каменный цирк Чинизелли", помещенной в журнале "Всемирная иллюстрация" № 384 8 мая 1876г.

При воплощении проекта были внесены изменения в убранство фасада. Новое более легкое пластическое решение органично сочеталось с назначением здания. Действительно, первый каменный цирк России поражал и величием, и изяществом, радовал взор современников, "мало избалованныхъ еще роскошью публичныхъ зданiй" (там же), богатым декором, особенно нарядным со стороны главного подъезда. Одним из красивейших цирков Европы назвали это здание артисты, видавшие на своем европейском гастрольном пути немало цирков.

 

До начала строительства цирка на "уголке к Семионовскому мосту и на Фонтанку" стояли экипажи извозчиков. Рядом, в сквере Инженерного замка, гуляли няньки с детьми. А цирковой оркестр гремел на Михайловской (ныне Манежная) площади, в цирке Карла Гинне. Этот деревянный цирк господину Гинне было разрешено открыть в 1867г. сроком на 1 год. Однако неугомонному немецкому артисту удавалось продлевать разрешение на последующие годы. Одновременно с этим Карл Гинне предпринимал попытки получить в аренду участок Инженерного сквера, "на уголке к Семионовскому мосту и на Фонтанку", для постройки каменного стационарного цирка. Неоднократные отказы городской власти в удовлетворении его ходатайства и нарастающие сложности в деле содержания ветшающего цирка заставляют Гинне в 1872 году покинуть Петербург. Управление цирком он передает своему зятю (мужу сестры) - Гаэтано Чинизелли.

 

Опубликованное фото

Share this post


Link to post
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Loading...
Sign in to follow this  

×
×
  • Create New...