Jump to content
Форум - Замок
Sign in to follow this  
Алесь

Народ должен знать своих героев!!!

Recommended Posts

Власти ДНР приступили к возведению на кургане Саур-Могила часовни в память об ополченцах Республики, погибших в боях за эту стратегическую высоту летом 2014 года.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Иван Грек — павший Герой Донбасса (ФОТО)

 

30.01.2017 - 9:27

ivan_grek.jpg?itok=HDg8piug

 

Вчерашний день, 29 января, унес жизнь мужественного сына Донбасса, командира 3 батальона 11 ОМСП Ивана Андреевича Балакая с позывным «Грек».

 

Вчера Александр Ходаковский разместил фото, которое подписал так:

 

«За моей спиной стоит командир батальона Иван Андреевич, мой старый друг и верный соратник, одним из первых пришедший в „Восток“ и помогавший мне его создавать. Сегодня утром он лично повел подкрепление на уничтожаемую позицию. А теперь его нет. Один из раненых, выведенных из боя, сообщил эту трагичную весть. Пишу об этом для того, чтобы долго жил, если вдруг раненый ошибся».

 

Несколько часов спустя — короткий комментарий под фото: «Не ошибся».

Строитель по профессии Иван Андреевич встал на защиту родного края. Он пришел в «Восток» в самом начале формирования подразделения. Боевое крещение и первое ранение получил 23 мая 2014 года в поселке Карловка, в бою с нацбатальоном «Донбасс». С тех пор всегда стоял на передовой, на самых опасных рубежах.

 

Светлая память Герою Донбасса!

 

grek.jpg?itok=F7bxKSja

Share this post


Link to post
Share on other sites

Что бояться смерти? Главное, чтобы она красивая пришла, — памяти Михаила Толстых (ФОТО)

08.02.2017 - 19:51

givi_27.jpg?itok=dmdLytp_

Михаилу Сергеевичу Толстых в этом году могло бы исполниться 37 лет. Рожденный в Иловайске и получивший известность в боях за родной город летом 2014 года, он был верным сыном Донбасса. Его боялся и ненавидел противник. Безоговорочно уважали и любили свои.

Сегодня «Русская Весна» вместе с вами вспоминает защитника Отечества и Героя Донецкой Народной Республики.

Летом 2015 года Гиви, обычно неохотно и отрывочно говоривший с журналистами, дал большое интервью порталу Украина.ру на позиции возле донецкого аэропорта.

— Пузо вывалил, иди давай, — cмеясь, командует Гиви своему подчиненному, который сидит у входа в штаб батальона «Сомали».

— Ты веселый такой по жизни? — спрашиваю я. Ополченцы носятся туда-сюда. Вокруг хаос. За окном рвутся снаряды. Командир только и успевает отдавать приказы, прикуривая одну за другой сигареты.

— У людей это лучше спросить, что вы у меня спрашиваете?

— Вообще, как жизнь воспринимаешь? Ты пессимист, оптимист?

— Я всегда оптимист. Я всегда считаю, что все будет на нашей стороне… — В этот момент его рация заводится в истошном вопле. — Я больше, чем уверен, да не то, что я знаю… — опять прерывают.

— В чем ты уверен?

— Что победа будет на нашей стороне, и удача. Понимаете, у меня люди. Был бы я другим, я не знаю — служили бы они у меня или нет. Ну, у них, в первую очередь, ко мне уважение, во-вторых, я их уважаю. Иногда могу на чем свет стоит, не буду скрывать…

givi.jpg

— Я уже услышала.

— Иногда могу шутками, иногда… по-разному. Это же люди… Вы поймите, да и я такой же обыкновенный человек, как и все остальные.

— А на войне это помогает? Вот этот задор, запал?

— Конечно. Когда они видят, что все в порядке — у них вера в себя появляется, а ты это просто поддерживаешь.

— Встал ты в бою, начинаешь стрелять, что ты при этом чувствуешь?

— Все хорошо. Я хочу видеть результат нашей работы. Нашей работой я называю именно службу Родине. Когда работают артиллерия, танки, люди, стрелковое оружие, «Утесы», «БМП», «МБМ-21», вот это я понимаю. А я чувствую, когда враг несет большие потери — удовлетворен.

— То есть, когда ты смотришь в прицел, ты видишь врага или солдата? Вот кого ты видишь — человека или все-таки «киборга»?

— Я в нем вижу обычного человека, но я понимаю, что это враг. В данный момент, к сожалению, это враг. Потому что я служил в Украинских Вооруженных Силах, и все нормально было, и офицеры были, и все было, и все нормальные.

— Вот ты служил в Украинских Вооруженных Силах, и что дальше? Началась война, война с ними же, как она началась?

— С Майдана. Без жалости к ним.

— Почему ты понял, что твое место здесь, а не там?

— Во-первых, сильно меня перевернуло то, что происходило в Мариуполе и Одессе, на Майдане. «Беркутята» эти, бедные пацаны, которых убивали там, их закидали смесью. И бензином всех. Я могу сказать вам честно, что не было у них оружия.

— У «Беркута»?

— У них если и были, то помповики обычные, но именно такого оружия, чтобы они могли работать на поражение — не было.

 

— Ты сказал, что конфликт на Юго-Востоке Украины изменил твое отношение ко всему. Какие события больше всего повлияли на тебя, на решение остаться здесь и продолжать?

— Повлияла потеря своих людей.

— Расскажи про Иловайск.

Пускай потеряли очень мало, но они мои, и я когда глаза им закрываю, не хочу им в глаза смотреть — не отпускают.

— Иловайск — все было распланировано заранее, и мы делали свое дело, поставленную задачу. Эту задачу мне поставил Кононов Владимир Петрович, министр обороны: поддержать Иловайск любыми путями. Я удержал Иловайск своими людьми, в первую очередь. Потом были вторая славянская рота, третья рота и четвертая рота, которая стояла за моей спиной практически. Плюс Моторола приехал на помощь. Моторола вообще внес большой вклад.

— До «Сомали» где служил?

— Командиром второй роты Славянского батальона.

— А потом решил создать свой батальон?

— Да. А потом я стал командиром батальона, Славянского, опять же, по приказу Кононова. Я занял высшую должность, и оттуда уже я начал формировать батальон по-своему, как я видел и как считал нужным.

— А каким ты видишь свой батальон?

— Вот какой сейчас у меня есть, пехоты немного бы побольше, и вообще, человек триста еще, это было бы замечательно. Так, слава Богу, в моем батальоне все есть. Мой батальон механизированный, сильный, людей обучали мы сами. Я по специальности танкист, наводчик, командир. Так что у меня ничего сложного не было.

— Давай, вернемся к Иловайску. Гелетей (экс-министр обороны Украины) утверждает, что с их стороны было чуть больше сотни убитых. Что видел ты?

— Четыре тысячи трупов. Они их сами закапывали, и здесь все засыпали… Это мы знали, это мы видели, разведка моя работала. Мы все видели, как они закапывали пацанов бедных, как мясо никому не нужное.

— То есть, до дома их не довезли.

— Нет! А то, что мы забрали — мы им вернули. Все, что мы находили, отправляли туда, к ним.

— А боевой техники сколько потеряли?

— Ну, тысячу двести. Дорога от Иловайска до Успенки была забита сожженной техникой, забита в хлам. Так что невозможно было проехать, мы оттягивали технику своими силами, чтобы люди могли ездить по этой дороге освобожденной.

 

— А Дебальцево?

— Ну, в Дебальцево я не был, давайте не буду про это рассказывать.

— Хорошо, давай тогда опять про тебя. Ты сказал, что веришь в людей.

— Да. В своих людей.

— А что для тебя твои люди?

— Это мой батальон.

— В чем эта вера проявляется?

— Я знаю, что они за мной, а я за ними. В чем-то я ошибаюсь, может быть, но я не сомневаюсь. Я уверен, что мои люди будут идти за меня до конца, как и я за них.

— А вообще у тебя как-то поменялось отношение к людям?

— Ну, в чем-то да, в чем-то нет. Например, к своим людям я стал еще больше привязан. Тяжело их терять. Даже когда рапорт об увольнении пишут по семейным обстоятельствам — тяжело отпускать, но отпускаем, заставлять никого не хочу. Кто хочет быть со мной, он и будет. У мирных жителей неуважение проявляется к людям в форме. Хотя с одной стороны тут мы и сами виноваты, «другие ополченцы», как я называю таких людей.

555408ac065d3_1431570604.jpg

Во-первых, кто-то начал чудить что-нибудь, и все, значит все такие. Обидно. А когда начинается резня, когда артобстрел, все надеются, что батальон «Ростов», батальон «Сомали» выстояли и удержались, тогда они за нас, по-моему. А так — мы для них враги номер один почему-то стали. Ну, это мое мнение, по крайней мере, я говорю так, как есть. Начинают в чем-то обвинять, начинают там писать какие-то уголовные дела. Хорошо, что министр МВД адекватный человек. К нему обращаешься и говоришь об этом. А он: «Я разберусь». Он разбирается, и действительно, там даже мои люди ни при чем.

— Стараешься пресекать это?

— Очень редко среди моих такое бывает, но наказываю сильно, очень сильно. Люди должны до конца оставаться людьми, защитниками своей Родины. Не нужно борзеть и не нужно садиться на голову мирным жителям, они тут ни при чем, это мое мнение.

— Расскажи что-то, что запомнилось и стало такой, может быть, историей номер один в твоей жизни, вот именно здесь, в жизни Гиви как командира батальона «Сомали».

— Да такого много было, разного. Наверное, самое тяжелое было — когда у людей не было ни «броников» (бронежилет — прим.ред.), ни шлемов. А потом, когда они начали появляться, у меня другая проблема началась — чтоб они их носили. И вот у меня один есть подчиненный, вот он сидит перед вами, кивает на молодого паренька лет 25, тот смущается и опускает глаза. — И это была проблема.

— А проблема в чем?

— Не хотел! И если ему кто-то сообщал, что я еду, он быстренько одевался весь такой. Вот это проблема была — заставлять людей носить то, что нужно. Это в целях вашей безопасности от осколков, от пуль, от всего. Да, пускай сто двадцать пятый снаряд не выдержит, но осколки он выдержит. Вот это, можно сказать, честно, стоило много нервов. Приходилось воспитывать, отстегиваешь ремень и гоняешь их, не без этого.

— А ты находился когда-нибудь между жизнью и смертью?

— Да, было. И в Иловайске, и в Ямполе, и в Семеновке, и в Славянске. Еще раз повторюсь, в Иловайске больше всего мы находились под ударом, и в аэропорту, когда штурмовали старый терминал, позже штурмом командовали я и Моторола. Мы с Мотором вместе там были, шли на штурм, и ничего. В Иловайске был ранен снайпером, чуть промазал — повезло, зацепило голову.

givi-motor_0.jpg
Они ушли непобеждёнными

— Тебе было страшно?

— Нет, было обидно, что скотина чуть не завалил. А так — нет.

— То есть, ты не боялся умереть?

У меня был момент такой, когда стояли, отдыхали, мне что-то нехорошо стало, а наутро я к себе вызвал начмеда, дежурную по части. Она ко мне прибегает, а у меня первая мысль: что ж ты такая страшная? Я все понимаю, девчонка-то симпатичная, но она прибежала — у нее все тут торчит, в каком-то костюме непонятном, тут бушлат, тут этот, давление мерить, и главное — глаза бешеные. Я на нее посмотрел — ой, елки, что же ты такая страшная за мной пришла-то!

— Да что бояться смерти, главное, чтобы она красивая пришла.

— Сказал или подумал?

— Нет, сказал! А она, мол, что я страшная? А я ей — а я не про тебя! Ну, вы понимаете, да? Я и говорю — главное, чтобы красивая пришла, а остальное не важно. Я одно знаю — что в плен никогда не сдамся.

— А «красивая» это какая? Как женщина твоей мечты?

— Нет, у меня нет женщины мечты. Все женщины по-своему красивы и все женщины по-своему очаровательны. В каждой женщине есть своя изюминка, просто нужно ее рассмотреть.

— А вообще планируешь семью заводить?

— Нет, как-то не планирую сейчас. Да и кто со мной будет жить? Я же ходячий ураган, дома не бываю, по ночам не сплю. Моя семья — это мой батальон. Большая, правда, семья.

— А про сны расскажи, какие сны тебе снятся?

— А бывает так, что вот хочется побыть одному?

— На войне не снятся сны. На войне вообще не спишь. Сколько бы ты не спал, все равно не высыпаешься. Я уже говорил миллион раз, и еще раз скажу, что не высыпаешься совершенно.

— Бывает.

— И какие мысли, когда наконец-таки удается?

— О войне.

— А о мире?

— Ну, когда он будет, тогда будем думать о мире.

— А каким ты его видишь?

— Тихим, спокойным, чтобы дети не боялись по улицам гулять, это самое главное. Чтобы не боялась беременная женщина, да и просто даже, чтобы женщины и мужчины, престарелые — да любые люди — не боялись ходить по улицам. Пускай они работают на благо Отечества. Все вносят свою лепту по-своему. Поверьте мне на слово — все, что разрушено, все снова построят. Я верю, что скоро и аэропорт восстановят, все будет на месте. Ну, аэропорт проще восстановить знаете как — укатать все, а потом заново восстанавливать.

— Я смотрю, отсюда «укатывают» металл каждый день.

— Металл укатывается предприятиями Донецка. Все думают, что это мы его «подрезаем».

— Ты хотел мне про Бога отдельно сказать.

— Бог… Я больше всего уверен, что девяносто процентов батальона никогда в церковь не ходили, ну, ходили там по праздникам. Но именно, чтобы были такими фанатами Бога — нет, я больше чем уверен. Мы за Бога вспоминаем тогда, когда нам тяжело, очень тяжело, и я это не скрываю, переживаю за ребят, и говорю…

Господи, помоги, Господи, спаси ребят моих.

— Это тебе подарили? — рас​сматриваю браслет из маленьких иконок на его запястье.

— Да, это мама подарила.

— А что мама вообще говорит?

— Мама бедная переживает. Мама переживает, отец переживает, они, слава Богу, в безопасности, я их отправил.

— А братья-сестры есть?

— Есть сестра, она уже давно в России живет и работает.

— А ты собираешься в Россию?

— Зачем? Мне здесь что, плохо что ли? Пока не закончу здесь — никуда не поеду. Потом закончу здесь, поеду на каникулы. Меня на Алтай приглашают.

— Здорово.

— Да, у меня боец с Алтая служит. В Славянске надо еще покуралесить, мне надо вообще другу женщину подогнать.

— «Подогнать», ну что это за слово?

— Ну, это же так, шутки.

— А что вообще для тебя любовь?

— Почему не знаешь?

— Любовь — это все. Просто самое чистое чувство, которое в мире есть. Ну, я его не знаю.

— Ну, потому что не знаю, потому что у меня никого нет, понимаешь?

— Ты любовь воспринимаешь только как «мужчина и женщина»?

— Да. Ну, смотря какую сторону любви брать. Можно любить и родину свою, любить своих родственников, любить своих детей, это одно. А когда отношения между мужчиной и женщиной — это совершенно другое. Это самое высшее чувство, которое может быть, если оно чистое и откровенное. Понимаете?

— Мне тут уже рассказали, что у вас в батальоне и женятся, и детей рожают.

— Да! Тут у меня весело, я на одной свадьбе недавно гулял. Ну как, гулял — поехал, у меня подчиненный есть, подчиненные расписывались. Ну, и выходит, говорит, «а дружка с дружком есть»? Ну, дружка, понятно, была, но я не ожидал, что дружком вдруг стану. И отказать нельзя, стоишь — а-а! Да, Сокол? — подмигивает ему. — И потом, своему подчиненному шампанское подаешь, лично!

Так что. Не, ну было красиво, весело, мне понравилось. Жизнь-то продолжается. Война людям не мешает, понимаете? Влюбляться, жениться, детей делать, это хорошо.

2.jpg

— Есть мнение, что в условиях войны люди становятся настоящими. Ты как считаешь, правда или нет?

— С одной стороны, да, мы знаем, каким ты становишься, какой ты есть, можно увидеть, насколько мужчина действительно мужчина. Поверьте моим словам, мужчина называется мужчиной не только в сравнении с тем, насколько крепки его, извините за грубое выражение, яйца. Мужчина всегда должен быть мужчиной до конца. Начиная с мирной жизни и до боевых действий.

— Ты всегда таким был?

Мужчина — это тот, который защищает свою землю, семью свою, страну, свои интересы. Меня, например, многие не любят за то, что я отстаиваю свое мнение, и никогда ни под кого ложиться не собираюсь. Если я считаю, что это правильно, я буду бодаться до последнего.

— Даже моя мама говорит — как был упертым, так и остался. Я когда принял решение ехать в Славянск, она даже не пыталась отговорить, потому что она не смогла бы этого сделать. Я такой, какой я есть, упертый, как баран. Но, знаете, как у таких людей — вижу цель, но не вижу препятствие, а препятствие-то всегда есть. Его нужно обойти, или снести.

— Ты, тактик, или стратег?

— Иногда нужно действовать, как Чапаев. Шашку наголо — и полетел сносить. Иногда нужно обойти где-то, где-то сработает тактика. Где-то нужно какую-то схему, где-то нужно просто импровизировать, где-то нужно хитростью взять.

— А каким ты свое будущее видишь?

— Вообще молчу. Мое будущее в данный момент, я считаю — это ближайшие сутки, и то я в них не уверен. Я планирую там, распределяю единицы времени, но больше времени я оставляю на передовую со своими людьми. И вот так вот постоянно. Да, у меня ребята опытные, но когда я сам вижу, я принимаю более масштабные решения, чем они могут принять. Я учу людей, конечно, чтобы они более обширно думали, обширно рассуждали, обширно делали, и все остальное, но это все такое дело.

— А ты сам чему-то научился?

— Конечно. Даже те неудачи, что были в Славянске, Ямполе, Семеновке, и то чему-то научили. Из каждой ситуации можно взять плюс или минус — сделать выводы, заключение, и все остальное.

— А кто твой любимый герой был в детстве? А есть сейчас?

— Какие героические поступки помнишь?

— В детстве — Чапаев, сейчас — мои люди. Мои люди — герои, все, все до единого. Все герои, по-настоящему герои.

— Да, их много. Понимаешь, последний из героических поступков, когда на Марьинку выскочили мои танки и вывезли ребят, закрыли своей броней. Семь человек спасли. Это героический поступок. Но, поверьте моим словам, удержаться на позициях, где сейчас держатся — это тоже героический поступок. Они уже держатся не одни сутки, они уже держатся третий месяц. Их там утюжат, но мои люди держатся, и отступать не собираются. Если я дам приказ отступать — они пойдут отступать. Но пока я не даю такого приказа — они будут стоять до последнего.

384549791.jpg

Гиви переводит внимание на экран телевизора. Передают сообщение о пожарах на нефтебазе под Киевом.

— Это Киев горит. Киев горит. Это целый день показывают. Вы понимаете, они провоцируют Россию на войну. Россия показала свою мощь на параде. Я уверен, что у Владимира Владимировича еще заныкано в рукаве тузов под самое горло.

Как можно воевать с самой сильной страной в мире, как?

В одном из последних интервью, посвященном памяти Арсена Павлова, погибшего 16 октября, Гиви сказал:

 

«Мы верим в наших людей, а люди верят в нас. Вот на этом мы и держимся».

Share this post


Link to post
Share on other sites

«Сомали» — дикая дивизия Донбасса

 

08.02.2017 - 22:02

givi_19.jpg?itok=gFBNeHy9

 

Конечно, летом 2014-го никакого батальона «Сомали» не было, как не было и внятной армии, чёткой структуры и разграничения обязанностей — в те дни, армия ДНР зарождалась и закалялась, как и само новое государство, пишет Life.

 

По Донбассу на разных кусках фронта проносились дикие дивизии, одна безбашеннее другой, спонтанно вооружавшихся шахтёров и металлургов. Такую дикую дивизию представлял из себя и будущий отдельный гвардейский мотострелковый (штурмовой) батальон (в/ч 08828) в составе Вооружённых сил ДНР, известный всем как «Сомали».

 

Для военизированной организации, которая находится на стадии формирования, то есть по факту представляет из себя народное ополчение, это нормально — называться, например, «стрелковцы» (подчинённые Игоря Стрелкова), «мотороловцы» (подчинённые Арсена Павлова) или «люди Носа» (подчинённые Виктора Аносова).

 

Вот и я, когда приехал в Иловайск в августе 2014-го, столкнулся там с «людьми Гиви». Внешне они мало чем отличались от других ополченцев.

 

Я не беру во внимание социальные категории. Я говорю о знаках отличия. Стандартов формы не было — все облачились кто во что горазд.

 

Шевроны «Новороссия» или «НОД» (Народное ополчение Донбасса) соседствовали с нашивками «Вежливые люди» и считались дефицитом — каждый покупал себе сам.

 

7c989add63ef2a853c8063a5d5e9c68a__980x.j

Фото: © РИА Новости/Игорь Маслов

 

В Иловайске «сомалийцы» и вправду напоминали африканских пиратов. Смуглые южане (во главе с командиром кавказской окраски) в растянутых футболках и чуть ли не в шортах, пропитанных ГСМ, вооружённые трофейными, и потому расхлябанными автоматами, с криками несущиеся в бой — зрелище устрашающее, даже для дружественных подразделений.

 

«Сомалийцев» побаивались соратники — за суровый нрав и подчёркнутую обособленность.

 

Только «спартанцы» общались с ними на равных: два командира, Гиви и Моторола, вместе освобождали Иловайск, затем пробивали блокаду между Горловкой и Донецком, зачищали село Нижняя Крынка, ну и, конечно, воевали за аэропорт.

 

Я уже писал, что сомалийцами бойцов Гиви окрестил именно Моторола. На ополченском сленге так называли тех, кто сдуру мог пустить очередь в сторону союзников. Поскольку иловайские ополченцы под руководством Гиви продолжительное время в одиночку штурмовали Иловайск и существовали в полуизоляции, настороженно они относились ко всем.

 

Это не значит, что ребята палили по кому ни попадя, но на блокпостах даже высокопоставленные джипы досматривали с пристрастием. Это и служило поводом для приколов — на фронте любую деталь утрируют до состояния ржача, иначе не выжить.

 

Вот и Моторола раз поржал, два поржал, а Гиви взял да и назвал свой батальон «Сомали».

 

Позже, когда подразделение прославило себя в боях за аэропорт Донецка, в него потянулись добровольцы из России и других областей Украины.

 

В «Сомали» воевали ребята из Харькова, среднеазиатских республик, конечно, ехали на подкрепление парни из Крыма, и даже одного выходца из Прибалтики я встретил как-то на передовой с шевроном «Сомали».

 

Ещё одна характерная черта заключается в том, что в батальоне служило много девчонок. Большая часть из них трудилась в тылу, на базе. Они стояли в дозорах, дежурили на КПП. Но были и те, кто оказался на передовой.

Хорошо помню девятнадцатилетнюю девушку с позывным Амазонка — она наравне со штурмовиками прошла все этапы освобождения аэропорта Донецк, была ранена, потеряла в боях жениха и отца. Чуть позже, когда батальон получил в распоряжение «коробочки» (несколько Т-72), пересела в наводчицы и, по рассказам сослуживцев, била из танка без промаха.

 

После того как бои за воздушную гавань Донецка приутихли, «сомалийцев» перекинули на юг ДНР — выполнять оборонные задачи на южных рубежах. (Перед этим, весной 2015-го, танки Гиви успели засветиться под Марьинкой, однако очередные минские дискуссии не дали развиться наступлению).

 

Вялая текучка, конечно, была не для «Сомали». Их стихия — штурмовые задачи, ближние боестолкновения. Когда ВСУ чуть больше недели назад пошли на прорыв позиций армии ДНР под Авдеевкой, то есть напрямую угрожали столице, туда перебросили Гиви.

 

«Сомали» в очередной раз выручил республику. Атака Киева захлебнулась. Для самого Гиви, возможно, слишком дорогой ценой. Во время боёв под Авдеевкой он потерял ближайших друзей и бойцов, которые служили в подразделении со дня основания. Один из них, Антон Сидоров (позывной — Консул), долгое время был его личным телохранителем.

 

Сегодня диверсанты обезглавили батальон. Но это не означает, что подразделение развалится. Место командира «Сомали» могут занять как минимум два человека.

 

Бойцам с позывными Угрюмый (по штату он заместитель комбата) и Малой (начальник штаба) Гиви доверял как себе самому.

 

 

Семен Пегов

Share this post


Link to post
Share on other sites

https://www.youtube.com/watch?v=uVznrN4-dzk

 

«Наполняются яростью наши сердца», — Чичерина посвятила клип Гиви и Мотороле (ВИДЕО)

 

14.02.2017 - 13:28

givi_i_motorola_0.jpg?itok=4IJD_f-A

 

Известная рок-исполнительница Юлия Чичерина посвятила композицию «Рвать» Героям Донбасса, которые погибли, защищая народ и землю Народных Республик от украинских карателей.

 

Напомним, что Чичерина неоднократно приезжала на Донбасс с гуманитарной и культурной миссией, выступала перед мирными жителями и бойцами Народных Республик, лично знакома со многими знаковыми личностями ДНР и ЛНР.

 

Клип на песню включает в себя кадры реальных боев под Донецком и Луганском, вторая часть видеоролика посвящена всенародному прощанию с комбатом «Сомали» Михаилом Толстых (Гиви), погибшим от рук украинских диверсантов 8 февраля 2017 года.

 

Не раз появляется в клипе и другой Герой ДНР, Арсен Павлов (Моторола), также погибший от рук украинской ДРГ в подъезде собственного дома 16 октября 2016 года.

 

..И легко наполняются яростью
Наши сердца.
И плевать,
Что никто не хотел умирать,
Нам не жалко себя,
А тем более слов и свинца...

Share this post


Link to post
Share on other sites

 

Самый колоритный ополченец ДНР награжден медалью (ВИДЕО К. Долгова)

22.03.2017 - 2:00

 

Бенес Айо родился в СССР в латышском городе Резекне.

 

Убежденный коммунист, Бенес последовательно боролся за права русских и русскоязычных в Латвии, участвовал в Крымском референдуме, был в отрядах самообороны полуострова, а сейчас вот уже два года воюет с украинскими фашистами — сперва в ЛНР, а теперь в ДНР. Буквально на днях Министерство обороны ДНР наградило Бенеса медалью.

Share this post


Link to post
Share on other sites

«То, что заменит минские соглашения, удивит весь мир» — Прилепин

 

22.03.2017 - 2:30

zahar_prilepin_7.jpg?itok=aBEuSdZQ

На войне невозможно воевать дистанционно, но давать интервью — запросто. Заместитель командира батальона спецназа ДНР по работе с личным составом Захар Прилепин встретиться лично отказался, но ответил всего через два часа после того, как мы послали ему вопросы.

 

Ответил честно, иногда — зло. Так кто же Прилепин сегодня больше — писатель или солдат?

 

А, может, провидец?

 

Пробил час и скоро весь мир удивится тому, что придет на смену Минским соглашениям, утверждает он.

 

— Может ли война быть источником вдохновения для писателя, тем более, что у вас есть опыт — чеченская война и проза о ней?

 

— Странный вопрос после того, как даже не сотни, а тысячи мировых культур появились на основе национальных героических песен, посвященных в подавляющем большинстве случаев войне. Война — это такая форма жизни. Может ли жизнь служить источником вдохновения?

 

— Чем отличается война в 20 лет от войны в 40?

 

— Ничем.

 

— Самые лучшие и честные книги о войне писал младший командирский состав, обычные лейтенанты, те кто воочию, а не по сводкам, видели бой, кровь, смерть — например, знаменитая в 60-е годы «лейтенантская проза» о Великой Отечественной, Василь Быков, Виктор Некрасов… Вы уже целый майор — не поздно ли?

 

— Не поздно ли что? Леонид Леонов был майором, Константин Симонов, думаю, полковником, а Денис Давыдов и Павел Катенин — генералами. А многие были рядовыми. Я был рядовым, был сержантом, был лейтенантом — тогда было рано? Или вовремя? В общем, смысл вашего вопроса для меня теряется в лёгкой дымке.

 

— А почему, кстати, майор — ведь должность заместителя командира батальона полковничья? Ваши функции как командира — знаете ли вы своих подчиненных? Как вообще происходит ваше с ними взаимодействие?

 

— Я знаю своих подчинённых, функции у меня самые разные, но основная функция — быть с подчинёнными там, где они. Это лучшая форма работы и воспитания.

 

— Чеченская война, которую вы прошли совсем юным, похожа на украинскую или нет? Вообще как ее правильнее называть — гражданская война? Война за независимость? Вооруженный конфликт? Война за Русский мир? Олигархическая война на Украине? Один из этапов Третьей мировой?

 

— Все определения подходят. Но по сути — это конечно же восстание русского народа, не пожелавшего играть в ересь квазиукраинства и «идти в Европу». Где, надо сказать, никто ни русских, ни украинцев не ждёт и за европейцев не считает, не считал и считать не будет.

 

Все войны в чём-то похожи, в чём-то нет. Тогда, в Чечне, городскими партизанами были так называемые ваххабиты. Русская весна начиналась с того, что партизанами были мы.

 

Теперь силы в чём-то уровнялись, но в целом перевес и в живой силе и в технике — на той стороне. Перевес в 3–4 раза, увы. Но это всё равно не принесёт им победы. Потому что правы мы.

 

— Вы понимали, что, открыто поддерживая Донбасс, станете объектом прицельной ненависти у тех же украинских националистов? То есть насколько это было осознанное, продуманное решение или больше эмоциональное?

 

— Я открыто поддерживаю Донбасс и выступаю против националистов ещё с 2013 года. Когда даже Майдан не начинался, я уже писал об этом. Никаких эмоциональных поступков я не совершаю. Я тихо делаю своё дело.

 

— Ну вот Гиви, Моторола — харизматичные командиры, громкие имена, но харизматичные и яркие до победы обычно не доживают. Вы очень известный человек и о вашем непосредственном участии в этом конфликте теперь известно всем, не боитесь ли стать мишенью?

 

— Не уверен, что об этом стоит думать.

 

— Высшая награда Союза добровольцев Донбасса, который возглавляет самый первый глава ДНР Александр Бородай — это Крест добровольцев. За что вам его вручили? И что дает эта награда? Ощущаете себя крестоносцем?

 

— Дали за работу. Я работал и благодарен за то, что это отмечено.

 

— Как вы относитесь к тому, что Ваш отъезд на Донбасс многие называют заранее спланированной пиар-акцией?

 

— У меня четверо детей. Это тоже пиар-акция. Мы родили и воспитали четверых детей, чтоб у меня был подходящий пиар. Теперь я собрал батальон, несколько сот человек — чтоб у меня был пиар. Таким образом могут рассуждать люди не просто инфантильные, а недоразвитые. В конечном итоге, Христа распяли, чтоб у Бога-отца был пиар? Понимаете?

 

— С 2015-го года вы являетесь советником Александра Захарченко, нынешнего руководителя Донецкой республики? Что входит в ваши обязанности? Какие у вас с ним отношения?

 

— До сих пор у нас были отличные отношения. Мы работали по самому широкому спектру вопросов. И я очень ценю его доброе отношение ко мне.

 

b26786f3854ed09fc2e1f6b831ff72db.jpg

 

— Вы согласились пообщаться с «МК» лишь по интернету. Почему вы крайне неохотно соглашаетесь на личные интервью о вашем участии в этом конфликте?

 

— Если я буду соглашаться, я не буду ни в чём участвовать, а буду только давать интервью.

 

— Ок, расскажите подробнее о подразделении, которым вы командуете, и вообще, как все это происходит? Вы же не постоянно находитесь на месте, у вас работа, семья в России…

 

— У меня нет никакой работы в России, если не считать двух телевизионных программ, каждая из которых снимается в течение одного дня — на месяц вперед. Тем более, что в этом месяце мы снимем последние выпуски и уйдём в отпуск. Так что, в сущности я уезжаю не чаще чем любой другой командир. У всех командиров есть дела в России: закупки, обеспечение, переговоры и так далее. У меня тоже есть. 25–28 дней в месяц я провожу на Донбассе.

 

— События на Украине, которые вяло текли последнее время, вдруг внезапно обострились — признание паспортов ДНР и ЛНР со стороны России, блокада непризнанных республик, объявленная Порошенко. Насколько она реально выполнима и к чему может привести?

 

— Блокада приносит неприятности по большей части Украине. Пусть они сами разбираются с собственной глупостью. Собака кусает собственный хвост. Это я не о народе Украины говорю. Это я о буйных на той стороне, взявших в заложники целый народ.

 

— Тогда возможно ли и признание Россией суверенитета Донбасса в той или иной форме? Является ли приятие паспортов ДНР или ЛНР первым шагом к этому? Нужно ли это России вообще?

 

— Вот у вас нашёлся ребёнок или брат, или отец, а я вас спрошу: нужно ли вам это вообще — встречаться с ним? Может, и не надо? Или это не очень уместный вопрос. Донбасс будет русским. Этого желают все нормальные русские люди, а их большинство.

 

— Но достаточно посмотреть на посты в соцсетях и пообщаться с украинцами, как становится, увы, понятно, что сами они вовсе не считают нас братьями, между нами не просто берлинская стена — черная дыра, гноящаяся рана… Время лечит раны, сколько должно пройти, чтобы затянулась эта?

 

— А вы не судите по Фейсбуку о целом народе. Судя по ФБ, либералы в России должны завтра на выборах набрать 90%. А они набирают — 2 %. Странно, да?

 

Вот почти в таком же соотношении квазиукраинские правосеки («Правый сектор» запрещен в России — «МК») и прочие припадочные сторонники самостийного европейского пути по отношению к остальному украинскому народу.

 

Я вам совершенно серьёзно говорю, что если б завтра на Украине решили провести самые честные и прозрачные выборы президента, Порошенко и Тимошенко проиграли бы главе ДНР Захарченко. Во втором туре, в сложной борьбе, но проиграли бы.

 

Потому что, помимо Фейсбука, есть ещё огромная страна, которой в Фейсбуке некогда сидеть. Да и страшновато на нынешней Украине посты строчить. Это вам не Россия. Там быстро к вам придут и под белы рученьки уведут. И никакой Борис Гребенщиков не будет стоять в таком случае с плакатиком: «Свободу украинским патриотам».

 

— Не кажется ли вам, что минские соглашения не срабатывали и не работают уже давно? Что может — или должно — придти взамен? И почему с этим тянут обе стороны, если понятно, что от Минска толка нет?

 

— То, что придёт минским соглашениям на смену — крайне удивит весь мир. Поэтому и тянут, чтоб не так сильно удивлять.

Обратите внимание, что раньше «цивилизованный мир» вводил санкции за всё подряд, а сейчас признали паспорта — и тишина, забрали сразу сорок крупнейших предприятий Донбасса в свои руки — и тишина. Привыкли. И ни к такому привыкнут. В этом и был смысл минских соглашений.

 

— Русские добровольцы на Донбассе. Что сейчас происходит с ними? Я знаю, что многие уехали обратно в Россию, разочаровались, устали. Нужны ли они вообще на сегодняшний момент? Не прошло ли их время?

 

— Я знаю, что многие разводятся с жёнами — значит ли это, что институт брака исчерпал себя? Добровольцам сложно, потому что там профессиональная армия, и нельзя приехать как весной-летом 2014-го на месяц-другой, а потом вернуться домой. Поэтому служат только те, кто переезжает в Донецк. Зарплата у военнослужащих 15–20 тысяч рублей. Много ли россиян готовы оставить дом и уехать воевать — чтоб жить на такие деньги? По объективным причинам — мало. Но они и не нужны. В сущности, Донбасс справляется своими силами. Никакого призыва и набора добровольцев из России не идёт. Здесь свои желающие в очереди стоят.

 

— Русский мир — это мифическое, экзистенциальное или реальное понятие, по вашему мнению? Что значит Русский мир сегодня именно для вас?

 

Русский мир — реальность, такая же как мой дом, моя семья, мои дети, мои родители, история моей страны. Если человек правильно прочитал повесть «Тарас Бульба» и запомнил сказанное там, он таких вопросов не задаёт больше. А если ещё и перечитать несколько стихотворений Пушкина, Батюшкова, Фёдора Глинки, Лермонтова или Тютчева — то вообще не о чем говорить. Всё, что намели в голову фарисеи и мошенники людям за последние несколько десятилетий, унесёт первым же сквозняком. Останется — главное. На Донбассе именно это — самое главное — и происходит.

 

 

 

ИЗ ДОСЬЕ «МК»

 

«Захар Прилепин — один из самых популярных и издаваемых писателей современной России. Публицист и тележурналист. Воевал в Чечне и Дагестане в 90-е. С 1996-го года был сторонником партии Эдуарда Лимонова и национал-большевиком. В 2010-м подписал как многие тогда обращение российской оппозиции „Путин должен уйти”. В 2014-м после Крымского кризиса, говорит, что заново осмыслил отношение к нынешней российской власти.

 

С начала войны на Донбассе лично участвует в этом вооруженном конфликте, отправлял гуманитарную помощь детям Донецка, был военным корреспондентом, является советником главы Донецкой Народной Республики Александра Захарченко, заместителем командира по работе с личным составом, начальником штаба батальона спецназа армии ДНР, с ноября 2016 года — в звании майора. На Украине против Захара Прилепина возбуждены уголовные дела за участие в деятельности террористической организации и финансирование терроризма».

 

Екатерина Сажнева

Share this post


Link to post
Share on other sites
На Донбассе погиб российский актер, воевавший за ДНР

 

06.04.2017 - 1:41

ismanov_erkin.jpg?itok=K16_8jIw

 

В результате обстрела ВСУ в поселке Коминтерново на юге ДНР погиб российский актер Эркин Исманов, ранее воевавший в рядах ополчения Республики под позывным «Кедр».

 

Об этом сообщил заместитель командующего оперативным командованием ДНР Эдуард Басурин.

 

«28 мин выпущено по Коминтерново, где погиб мирный житель Исманов Эркин Махмуджанович, 1974 года рождения, проживавший по адресу ул. Победы, 34», — сказал он.

Исманов известен ролями в фильмах «Кремень» и «Пасечник».

Share this post


Link to post
Share on other sites
Легендарные деды-рокеры Донецка награждены медалями Почета (ФОТО, ВИДЕО)

 

11.05.2017 - 9:15

80-letnie_rokery_doneck.jpg?itok=e3FZ5XU

 

Ставшие легендой Донецка за время войны деды-рокеры награждены медалями Почета ДНР.

 

80-летние Бухтияров Анатолий Петрович (аккордеон) и ударник Гладков Николай Николаевич всю войну играли в самых разных районах города, поднимая настроение дончанам даже в дни самых жестоких обстрелов.

 

Их не смущали пустые улицы, а порой и отсутствие зрителей. Они просто выходили и наполняли тишину рок-хитами Deep Purple, The Beatles. И люди шли мимо, улыбаясь, и, возможно, думая про себя: «Будем жить».

 

9 мая мужественные дончане были награждены медалями Почета ДНР в ознаменование того, что стали символом несгибаемого донбасского духа, одним из символов непобежденного Донецка.

 

80-letnie_rokery_doneck_1.jpg?itok=_z1Du
80-letnie_rokery_doneck_2.jpg?itok=wP1Sl

 

Share this post


Link to post
Share on other sites
Сыновья земли русской: три года интербригаде «Пятнашка» (ВИДЕО)

 

11.07.2017 - 11:15

abhaz.jpg

 

5 июля исполнилось три года со дня образования интернациональной бригады «Пятнашка», которая встала на защиту Донбасса в 2014 году и с тех пор ни на день не покидала своих рубежей.

 

В день трехлетия подразделения бойцы «Пятнашки» помянули всех боевых товарищей, павших в боях.

 

«Когда война закончится, после нашей победы мы будем навещать их могилы и помогать их семьям», — говорят бойцы у мемориала павших в расположении интербригады.

 

«Пятнашка» названа по количеству добровольцев из России, которые в конце июня прибыли на уже кипящую войной землю Донбасса.

 

На видео командир интербригады Ахра Авидзба вспоминает, как зарождалась «Пятнашка», и вехи её боевого пути.

 

Коллектив «Русской Весны» поздравляет интербригаду с трехлетием и желает Победы, крепкого здоровья бойцам и мужества матерям и женам настоящих сыновей Русской земли.

 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

«Мы потрясены приговором»: как британец получил 5 лет тюрьмы за поддержку ополченцев в Донбассе

 

«Мы потрясены приговором»: как британец получил 5 лет тюрьмы за поддержку ополченцев в Донбассе | Русская весна

Британский суд впервые приговорил гражданина страны к реальному тюремному сроку за поддержку ополченцев в Донбассе.

 

41-летний Бенджамин Стимсон, в 2015 году четыре месяца проработавший водителем «скорой помощи» в Донбассе, проведёт в заключении пять лет и четыре месяца за нарушение антитеррористического законодательства Великобритании. При этом судья признал, что Стимсон никому не причинил физического вреда, но «помогал ополченцам своим присутствием и участием и подал пример другим».

Отец осуждённого признался, что не ожидал настолько сурового приговора и не подозревал, зачем его сын поехал в Донбасс.

Манчестерский суд приговорил британца Бенджамина Стимсона, оказывавшего поддержку ополченцам в ходе вооружённого конфликта в Донбассе, к пяти годам и четырём месяцам тюремного заключения за «террористическую деятельность».

Британский суд впервые признал гражданина страны виновным в нарушении антитеррористического законодательства за участие в конфликте на Донбассе, передаёт BBC.

Судья уточнил, что Стимсон приговорён к восьми годам заключения, однако треть этого срока снимается за признание вины.

Оглашая приговор, королевский адвокат Дэвид Стокдэйл заявил: «В конечном счёте вы никому не причинили физического вреда, однако вы помогали ополченцам своим присутствием и участием и подали пример другим».

При этом он отметил, что представление Стимсона в качестве «бойца» в значительной степени является «преувеличением или даже плодом фантазии».

Изначально Стимсону инкриминировалось также участие в подготовке и совершении терактов, но затем эти обвинения были сняты. Сторона обвинения утверждала, что Стимсон имел «намерение при содействии третьих лиц совершить акты терроризма путём вступления в ряды ополчения, противостоящего властям Украины, и службы в качестве бойца ополчения».

Судья, однако, не нашёл этому подтверждений и постановил, что Стимсон не является экстремистом и не представляет опасности для жителей Британии.

«Я принимаю к сведению, что вы не разделяете экстремистских взглядов и раскаялись в совершённых действиях», — отметил Стокдэйл.

В свою очередь, глава Северо-западного подразделения по борьбе с терроризмом Расс Джексон заявил, что фотографии Стимсона в военной одежде и с винтовкой в руках «вызывают глубокую обеспокоенность».

«Он был заключён в тюрьму за роль, которую сыграл в вооружённом конфликте. Я надеюсь, что его приговор станет посланием всем тем, кто рассматривает возможность присоединения к подобным конфликтам», — добавил Джексон.

Согласно британскому законодательству лицам, возвращающимся из стран, где они участвовали в вооружённых конфликтах, могут быть предъявлены обвинения в терроризме. Такие нормы появились после того, как сотни британцев отправились на Ближний Восток, чтобы вступить в ИГИЛ* и воевать на его стороне.

Отец осуждённого Мартин Стимсон был шокирован суровостью приговора и заявил, что не знал о целях поездки своего сына в Донбасс.

«Мы потрясены приговором. Он слишком суровый. Мне жаль, что мой сын туда поехал. Мы об этом не знали. Мы думали, он работает на ферме», — заявил Стимсон-старший.

41-летний Бенджамин Стимсон провёл в Донбассе четыре месяца в 2015 году, помогая местному ополчению, а в октябре он дал интервью журналистам BBC близ Дебальцева. Как заявил Стимсон в ходе беседы, он гордится тем, что сделал.

«Я не террорист, я не как эти джихадисты, которые отправляются в Сирию», — подчёркивал он.

По возвращении в Манчестер он был задержан британскими правоохранительными органами по обвинению в намерении «совершить акты терроризма, будучи членом военизированной группировки, противостоящей правительству Украины». Позднее это обвинение было снято.

В суде Стимсон подчёркивал, что не участвовал в боевых действиях, а все четыре месяца, проведённые на востоке Украины, он работал водителем «скорой помощи».

Как следует из материалов дела, в Донбассе британец несколько недель провёл в больнице из-за расстройства желудка, а затем практически всё время находился в тылу формирований ДНР, лишь эпизодически выезжая на передовую, сообщает BBC.

В официальном Twitter посольства Украины в Великобритании заявили, что решение манчестерского суда создаёт прецедент и посылает сообщение всем, кто намерен присоединиться к ДНР и ЛНР.

При этом председатель комиссии Совета Федерации по информационной политике Алексей Пушков указал на двойные стандарты в системе британского правосудия.

«Британца Стимсона осудили в Англии за войну против „законного правительства Украины“. Закаеву за войну против законного правительства России дали политическое убежище», — написал Пушков.

Напомним, «бригадный генерал» самопровозглашённой Чеченской республики Ичкерия Ахмед Закаев участвовал в первой и второй чеченских войнах против России и обвинялся в организации ряда терактов.

В октябре 2001 года он был объявлен в международный розыск, но в результате судебных процессов в Дании в 2002 году и Великобритании в 2003-м он был отпущен, а решением британского МВД ему предоставлено политическое убежище.

Аналогичный процесс против участника конфликта на Донбассе продолжается в Латвии. Там жителя Даугавпилса Артёма Скрипника обвиняют в участии в незаконных военных действиях за пределами страны, а также в «преступлениях против человечества и геноциде». По этим статьям латвийцу грозит наказание вплоть до пожизненного заключения.

По словам самого Скрипника, он находился в ополчении ЛНР, а после тяжёлого ранения занялся гуманитарной деятельностью.

 

 

Владимир Смирнов

Share this post


Link to post
Share on other sites

Командир ДНР подорвался на гранате, чтобы не попасть в плен к украинцам

 

Командир разведгруппы ДНР подорвался на гранате, чтобы не попасть в плен к украинцам, сообщает в своем блоге военкор Марина Харькова.

«Командир нашей группы разведчиков, позывной Князь, получил тяжелые ранения в ноги во время обстрела и решил остаться, чтобы группа прикрытия не погибла. Он отказался от того, чтобы люди рисковали, вынося его с задания, и дал команду к отходу. Когда его окружил враг, Александр взорвал под собой гранату», — сообщает репортер.

По данным Харьковой, успехи на фронте позволили ДНР не только отбросить позиции ВСУ от Донецка, но и расширить зону разведывательной деятельности.

«Группы разведчиков западного фронта вчера ночью уже заходили на окраины оккупированной Красногоровки, что стало возможным после успешного продвижения в этом направлении накануне. На районе Восточный местные видели группы наших армейцев. Они приняли встречный бой и через некоторое время отошли от города. В ходе боев были задействованы артиллерия, ВСУ применили «грады» и танки. Стрелковые бои длились с четырех до семи утра. Наших пехотинцев также прикрывала бронетехника. По данным разведки, ВСУ скрывают многочисленные потери после боя у Красногоровки», — пишет военкор.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Садовник из Техаса воюет с "украинскими фашистами" на Донбассе

 

 

57-летний Рассел Бентли из города Остин, штат Техас, проводит кампанию по сбору денег, предназначенных для борьбы с правительственными войсками на востоке Украины. Он уже третий год живет на Донбассе и собрал более 2.000 долларов с помощью сайта GoFundMe, который недавно удалил его запрос.

 

Об этой пророссийской миссии под названием "Сбор информации на Донбассе" пишет во вторник, 25 июля, сетевое издание Сhron.

"Марионеточное правительство Киева, финансируемое США, утверждает, что жители Донбасса – террористы, а российские войска якобы вторглись на территорию Восточной Украины. Но дончане говорят, что они сражаются против неонацистского режима, совершающего военные преступления. Кто-то из них лжет, и я хочу разобраться в этом лично", – пишет Бентли на сайте GoFundMe.

Сайт новостной службы ВВС сообщает, что американец, вооруженный гранатометом, принимал участие в боях за аэропорт Донецка. Он регулярно публикует видеоролики на ресурсе YouTube, собирает деньги с помощью собственного сайта и дает интервью ведущим СМИ – в частности британской газете Тhe Guardian.

У себя на родине Бентли не достиг впечатляющих успехов: он зарабатывал тем, что подстригал деревья. Но видео от 2014 года, где была запечатлена атака украинских ВВС на город Луганск, вдохновило его и подвигло на активные действия.

"Если Донбасс падет, и фашисты окажутся прямо на российской границе, начнется ядерная война, которая коснется всех нас, чуваки. Я воюю с реальными нацистами уже два года, а вы – тряпки, только и можете, что закрыть мне доступ к деньгам", – таким незатейливым образом он излагает свое политическое кредо.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Зрада: Настоящий герой Украины оказался дончанином и «сепаратистом» (ФОТО, ВИДЕО)

Зрада: Настоящий герой Украины оказался дончанином и «сепаратистом» (ФОТО, ВИДЕО) | Русская весна

Позавчера широкий резонанс получила новость об украинском пилоте, мастерски посадившем сильно поврежденный самолет в турецком аэропорту Ататюрк и спасшем жизни 121 пассажира и 6 членов экипажа.

Рейс турецкой авиакомпании Atlas Global по маршруту Стамбул — Эрджан (непризнанная Турецкая Республика Северного Кипра) мог окончиться трагически и пополнить список авикатастроф, если бы не мастерство пилота Александра Акопова. Его опыт и хладнокровие помогли посадить полууничтоженный Airbus A320 в аэропорту вылета, куда он решил вернуться, попав в грозу.

Экипаж рейса рассказывает, что начавшийся град буквально бомбардировал самолет, а градины достигали размеров яйца. Очень быстро растрескались окна кабины пилотов, отказала автоматика, град разбил кок.

Акопов принял решение возвращаться в аэропорт вылета.

Садиться пришлось вслепую, единственным неповрежденным окном было боковое окно кабины пилотов — через него и ориентировались. Потому на посадку зашли с большим креном, чтобы хоть как-то видеть полосу.

Мастерство пилота вызвало овации у сотрудников стамбульского аэропорта. Порошенко моментально отреагировал, выдав Акопову орден «За мужество» III степени и пообещав вручить награду лично, когда летчик окажется на Украине.

В интервью украинским СМИ Александр Акопов попросил: «Только не делайте из меня героя, хорошо? Не нужно преувеличивать. Я просто выполнял свою работу».

Но профессиональные украинцы не были бы таковыми, если бы первым делом не решили проверить героя на «сепаратизм». Достоин ли восхищения?

Тут-то и притаилась та самая зрада, которая сопровождает каждую перемогу: пилот-герой оказался дончанином.

И не просто дончанином, а «сепаратистом»: на фото профиля в социальной сети Акопова изображен глава МИД России Сергей Лавров. До 2014 года он работал в авиакомпании «Донбассавиа», после — перешел на работу по контракту в турецкую авиакомпанию.

pilot_aleksandr_akopov_stranica_lavrov.j

Напомним, год назад в ходе Олимпийских игр в Рио первое «золото» Украине добыл Олег Верняев, который оказался дончанином, получившим старт спортивной карьеры в донецком дворце спорта «Шахтёр», хорошо знакомого каждому жителю города. Тут же тренировалась в своё время и олимпийская чемпионка Полина Астахова, на счету которой 10 Олимпийских медалей, в том числе пять золотых.

pilot_aleksandr_akopov_kommentariy_1.jpg

pilot_aleksandr_akopov_kommentariy_2.jpg
pilot_aleksandr_akopov_kommentariy_3.jpg

Зрада: Настоящий герой Украины оказался дончанином и «сепаратистом» (ФОТО, ВИДЕО) | Русская весна
Зрада: Настоящий герой Украины оказался дончанином и «сепаратистом» (ФОТО, ВИДЕО) | Русская весна
 

Share this post


Link to post
Share on other sites

В гостях у Захара Прилепина и Александра Казакова — Глава Донецкой Народной Республики Александр Захарченко.

Небыстрый разговор о Донбассе, России и мире. О войне и мире. О свободе, совести и справедливости. 

И, главное, о людях!

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ополченец из США: Не сомневайтесь — мы удержим фронт, а киевский режим уничтожит сам себя

 

С начала войны Донбасс приезжают защищать добровольцы из разных стран: Сербии, Словакии, Чехии, Польши, Испании. Случается, что для помощи ДНР люди пересекают океан. Так, довелось повидать здесь врача из Чили. Или вот, достаточно известная в Донецке личность – американец Рассел, воюющий в армии ДНР под позывным «Техас». Интервью с добровольцем-коммунистом из США, принявшим Православие и гражданство Донецкой Республики, для «ПолитНавигатора» записала журналист «Комсомольской правды-Донбасс» Ольга Жукова.

— Рассел, когда и как вы оказались в ДНР?

— В декабре 2014 года. Я смотрел телевизор, читал интернет, знал про зверства и военные преступления ВСУ, про события в Одессе, Мариуполе, Луганске. Я понимал, что все события на майдане от начала и до конца срежессированы и организованы правительством США, а нынешний киевский режим не более чем американские марионетки. Как гражданин США я чувствовал свою ответственность за произошедшее и понял, что обязан приехать сюда, чтобы воевать против тех, кто совершает преступления под руководством правительства моей страны. Чтобы показать жителям Донбасса, что не все американцы фашисты и преступники.

— Вы выросли в США?

— Да.

— Почему вы тогда полагаете, что правительство США делает неправильные вещи? Большинство американцев его поддерживает.

— Войны во Вьетнаме, Афганистане, Ливии, Ираке, Югославии — это не просто войны, это агрессивные войны, развязанные США под надуманными предлогами и с преступными намерениями. И когда я увидел, что они делают на Украине, понял, что сам должен что-то сделать.

— Многие в Америке думают так же, как вы?

— Нет, но с каждым днём таких людей становится всё больше. Американцам столько лет вешали лапшу на уши, и, тем не менее, они потихоньку начинают понимать, что к чему, и кто здесь на самом деле хорошие парни, а кто плохие.

— Рассел, сколько вам лет, есть ли у вас семья?

— Я не женат, когда приехал на Донбасс, мне было 54 года, сейчас 56. Мой брат, на три года младше меня, умер год назад. В Америке остались папа и сестра.

— Как семья отнеслась к вашему решению?

— Впервые я сказал им, что собираюсь отправиться на Донбасс в июне 2014-го, как раз после удара украинских ВВС по Луганску. Я видел репортаж, там была женщина, её звали Инна Кукуруза, одна из раненых в той атаке. Она будто смотрела на меня и спрашивала: «Что ты собираешься с этим делать?». И я сказал: «Я еду».

— Именно тогда вы решились?

— Да. Когда я впервые сказал семье, что еду защищать Новороссию, они поначалу не поверили. Но  если что-то говорю, я это делаю. Я собирался приехать сюда к концу августа 2014 года, но, чтобы собрать деньги и получить российскую визу, потребовалось время. В итоге я прибыл в Ростов первого декабря. Еще два дня выделил на поездку в Волгоград, на Мамаев Курган. Хотел почтить память советских воинов, погибших в Сталинградской битве. Потом вернулся в Ростов и уже оттуда 7 декабря приехал в Донецк.

Буквально через пять минут после того, как приехал в Донецк, я услышал звуки сильного обстрела. При этом прохожие, таксисты, бабушки – вели себя, как будто ничего не происходит. Это меня удивило, но я понял, что должен как-то так же это всё воспринимать.

— До Донбасса вы где-то ещё воевали?

— Три года – с 1981 по 1984-й — служил в американской армии, в том числе в Западной Германии. Я специалист по минно-взрывному делу. Но в боевых действиях не участвовал.

— И вот приехали вы на автовокзал «Южный» и?

— Через неделю оказался в батальоне «Восток». Прошёл курс молодого бойца в Ясиноватой. Потом познакомился бойцами из отряда «Суть времени». Они спросили, коммунист ли я, я ответил, что да. Они увидели, что я хорошо стреляю, намерения у меня самые серьёзные, и пригласили меня к себе.

13406929_10209653938248152_6009226048767

31 декабря я прибыл под аэропорт, на позиции возле Иверского монастыря. И сразу попал в очень сильный бой. В январе вместе со «Спартой» штурмовали новый терминал, с «Сомали» пытались повалить диспетчерскую вышку. В итоге в районе аэропорта я провёл три месяца, потом ещё столько же – недалеко от посёлка Спартак.

Уже там, на Спартаке, в марте 2015 года мы ожидали серьёзное украинское наступление, наша позиция была сильно выдвинута вперед, в сторону ВСУ. Украинцы были с трёх сторон: с севера, запада и востока, и только с юга были наши тылы. В эфире мы слышали американскую, польскую речь. Против нас стояло порядка двухсот человек, нас было меньше двадцати. Я вспоминал битву при Аламо 1836 года, когда 183 техасца обороняли крепость от мексиканцев, которых было больше двух тысяч.

— Техас? Там что-то похожее на события в Донбассе происходило?

— Думаю, похоже. После той войны Техас в течение двадцати лет был независимым государством. В состав США он вошёл при условии, что сможет в любое время выйти. Техас лишили этой  возможности после гражданской войны, где он выступил на стороне Конфедерации. Однако многие техасцы и сегодня помнят о прошлом и думают о независимости.

— И много так думают?

— Достаточно. Точно так же, как в Калифорнии, на Гавайях, на Аляске. Я провёл на Аляске шесть месяцев в 2000-м году, там, кстати, много русских. И там живут очень серьёзные люди, другие в тех суровых краях не выживают.

— Как власти США будут реагировать, если техасцы все-таки решатся на протест?

— В США, если в толпе из сотни протестующих найдётся один, который бросит в полицейских коктейль Молотова, те немедленно откроют огонь на поражение по всей толпе.

— Почему американцы тогда не позволяли Януковичу стрелять?

— Это хороший вопрос. Я не знаю. Однако пожелания США это не всё: посмотрите, что происходило в Минске. Но Лукашенко далеко не Янукович. Я смотрел видео из Белоруссии, там ясно видно, что протестующие были вооружены, у одного из них определённо был пистолет Макарова.

— Может быть, это не боевой ствол, а травматический или пневматический? Внешне отличить почти невозможно…

— Может быть. Американский полицейский точно не стал бы разбираться.

— Вы полагаете, у белорусских оппозиционеров есть оружие?

— Вполне вероятно. Я заметил в минской толпе людей в форме «Правого сектора», до Украины оттуда рукой подать. Не думаю, что провезти оружие через границу большая проблема.

— Вы помните свой первый бой?

— Конечно. Это был Новый год 2015-го. После ужина я пил чай со своим командиром. Электричества не было, только свечи. Командира звали «Рим», он был большим человеком в Макеевке и обладал таким, знаете, громоподобным голосом. Говорил не то чтобы громко, но так глубоко, основательно. Как стрельба далёкой артиллерии.

Я очень плохо говорю по-русски, но он как-то объяснил мне, что по радио передали: через десять минут укропы пойдут в атаку. Мы тогда исключительно оборонялись. Я надел бронежилет, каску, взял автомат и занял позицию на чердаке, рядом со снайпером, которого прикрывал. Мы стреляли через окно.

Была уже ночь, в один момент мы увидели летящий в нашу сторону зелёный трассер. Один трассер означает, как правило, три-четыре пули. Когда прилетело прямо в наше окно, мы засмеялись, потому что они промахнулись, а мы продолжили бой.

— Военные часто говорят, что в своём первом бою воюют обычно один-два новобранца, остальные прячутся, потому как страшно.

— Мне не было страшно. Когда я только приехал сюда, вообще думал, что зиму не переживу. Мне было 54 года, и настроение было такое, что если суждено получить пулю, пусть я буду на месте какого-нибудь двадцатилетнего парня. Нет, я вовсе не хотел умирать или даже получить ранение, но у меня всегда была с собой граната, потому как я знал, что предпочту смерть плену. Желания погибнуть в бою не было, но внутренне я был к этому готов.

13063281_10209356575774276_2896311167592

Следующая позиция, на которой я воевал, называлась «Уши». Там мало стреляли из лёгкого оружия, зато активно работала артиллерия, 122 миллиметра, 152 миллиметра. 152-мм снаряды падали в 20 метрах от меня, такой снаряд запросто разносит две рядом стоящие машины. И украинские артиллеристы точно знали, в каком именно доме мы находимся. Нам повезло: вокруг было много высоких деревьев, они спасали нашу жизнь много раз. Знаете, некоторое время в Америке моя работа была спиливать деревья, и теперь мне немного стыдно. Наверное, никогда больше этим заниматься не буду.

— Иностранные солдаты с той стороны попадали к вам в плен?

— Я ни одного не видел. Но речь поляков, американцев, грузин мы регулярно слышали в эфире. Я лично слышал.

— Как вы определили, что это были именно американцы? По-английски говорят многие.

— По произношению.

— Вы общаетесь с американскими военными в интернете? 

— Несколько раз было. Он воюет на той стороне в рядах «Правого сектора», довольно известный персонаж по имени Крэйг Лэнг. Полагаю, он приехал ради денег, в Америке у него финансовые проблемы. Плохой солдат.

— Как вы считаете, насколько важно признание Россией докуменов ДНР?

— Да, конечно. На Донбассе живут русские люди, и поддержка России для них очень важна. Кстати, я сам подал заявление на получение паспорта ДНР.

— Вы не планируете возвращаться в Америку?

— Нет. С точки зрения властей США я террорист. Не знаю, отправят ли меня в случае приезда в Гуантанамо, но проверять нет никакого желания.

— А как же семья?

— Если есть желание, они всегда могу приехать ко мне сюда.

— Скучаете? 

— Конечно. Регулярно общаемся через интернет. Мы очень близки, особенно были близки с братом. Помню, в сентябре 2015-го разговаривал с ним, и как раз в это время украинская артиллерия обстреливала Донецк. Я вышел на балкон с ноутбуком, показал ему, что происходит, и сказал: «Вот, смотри». После этого мы долго говорили, о смысле жизни, о смерти… Через месяц мой брат умер, это было очень неожиданно. У него случился инфаркт. Знаете, в этом какая-то жуткая ирония: я здесь, на войне, он там, дома, а умер не я, а он. Все мы смертны.

— Вы тяжело это переживаете?

— Да. Но мне помогает Бог. Я крещён в Православии. В храм каждый день не хожу, но молюсь ежедневно. Молитва очень помогает, если знаешь, что можешь умереть в любой момент
— Вы достаточно известны в республиках. Не думали, что вам может угрожать что-то помимо боевых действий?

— Да, меня тут многие знают, и на той стороне тоже. Понимаю, что могу стать мишенью для диверсантов. Я хожу по улицам, люди меня узнают, просят сфотографироваться. При этом мне ясно, что не каждый, кто узнает меня на улице, мой друг. Здесь есть разные люди.

— Вы серьёзно опасаетесь за свою жизнь?

— Умереть не так страшно, как попасть в плен.

18423081_10212997229508344_6527629074344

— Какими вы видите перспективы Донбасса, Украины?

— Их несложно видеть. Не сомневаюсь, что мы удержим фронт, а киевский режим в конце концов уничтожит сам себя. Посмотрите, что происходит в Харькове, в Киеве, «Правый сектор» воюет с украинской армией. О каком государстве можно тут говорить?

— Однажды я видела вас в компании очень красивой девушки…

— Да, мы планируем пожениться, создать семью. Если Рассел по-русски Руслан, она – моя Людмила. Она коренная дончанка, преподаёт английский язык.

— Вы не разочаровались в своих представлениях о Донбассе, приехав сюда?

— Ни в коем случае. Природа, земля, люди здесь невероятно красивы. Это лучшее место на Земле, где я когда-либо был. Я вообще считаю, что вся моя предыдущая жизнь была лишь подготовкой к этой поездке. Донбасс — это моя судьба. Это мой дом.
18451811_10212997260309114_7195170399340

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

«Я воюю за русский народ». Как сын афганского губернатора оказался в ДНР (ФОТО)

«Я воюю за русский народ». Как сын афганского губернатора оказался в ДНР (ФОТО) | Русская весна

В одну из больниц Донецка после взрыва мины был доставлен ополченец с позывным Абдула. Его зовут Рафи Джабар и он довольно известный человек среди военнослужащих ДНР. Еще до ранения АиФ.ru планировал материал об этом человеке — сейчас мы публикуем рассказ о потрясающей судьбе «Абдулы из Донецка». В этом тексте будет мало цитат, мы приводим их по более раннему общению с Рафи. Сейчас врачи борятся за его жизнь.

Рафи Джабар обладает удивительным обаянием. Лучезарная улыбка, отличный русский язык и неподдельная любовь к людям подкупают сразу же. Его даже зовут «Афганец с русским сердцем» — за обостренное чувство справедливости, за готовность до конца отстаивать свои убеждения.

В СССР Рафи оказался в 1985 году, в возрасте 7 лет. Тогда он в числе детей военно-политической элиты Афганистана поселили в специальном интернате.

Гражданская война в Афганистане расколола семью Рафи. Его отец был активным участником Апрельской революции 1978 года, членом Народно-демократической партии Афганистана. Он выбрал свою сторону — пытался организовать жизнь в стране, возглавил провинцию Бадахшан. Именно на этой «губернаторской» должности и был зверски убит моджахедами. А по другую сторону баррикад оказался троюродный дядя Рафи — не кто иной, как Гульбеддин Хекматияр по прозвищу «Мясник Кабула». Тот был лидером Исламской партии Афганистана, воевал против советских войск, уже в девяностые стал премьер-министром страны, а в 2003 по инициативе США объявлен «глобальным террористом», внесен в «черный список» ООН.

37e5bad8c19f0b48d76b248bd6eb2c18.jpg
Рафи Джабар на Донбассе. Фото: АиФ/ Андрей Незваный

Правда, Рафи, единственный наследник своего рода, которого не убили моджахеды, эти новости заставал уже в СССР и России. В интернате он проходил обучение, которого не мог получить в родной стране.

Сам Рафи рассказывает, что учили и воспитывали «на совесть», с учетом национальных особенностей. Даже преподавали основы ислама — уникально для страны победившего атеизма.

«Это страшная война, где родственники уничтожают дуг друга», — так вспоминает Рафи про события в родном Афганистане.

После распада СССР интернат был распущен. Дети фактически стали изгоями, их принудительно депортировали в Афганистан. Который к тому времени уже был в руках людей, воевавших с их отцами.

«Мы оказались без документов, без средств к существованию, из-за чего были большие проблемы с миграционной службой. И нас тупо стали сдавать моджахедам», — вспоминал «Абдула».

Талибы автоматически считали всех «вернувшихся» коммунистами. Им прямо в лицо заявляли «Вы чужие для нас». В итоге лишь единицы остались там жить. Многие были убиты, но большинство, как и Рафи, приехало обратно в Россию. Говорит, до сих пор не может понять, почему он — человек, который вырос в России, получил здесь образование и воспитание, ведет себя законопослушно и искренне любит страну, не может получить от нее элементарной поддержки.

«Все это преподносилось как бы „от имени русских“, что бы мы злость, которая накапливается от административных структур, изливалась на саму нацию. Зато нас принимают в США, дают жилье дают возможности… Много наших ребят, которые были реально за Россию, уничтожены или просто вытравлены миграционными службами, все об этом знают и это не для кого не секрет», — говорил Рафи.

В итоге, оставшись без документов, живя вне правового поля, он перебивался случайными заработками, подчас — с криминальным оттенком. За это был осужден — не давая прав, ему припомнили все обязанности. Лишь потом, «с горем пополам» и взятками, Рафи удалось купить афганский паспорт.

Когда на Донбассе началось вооруженное противостояние, Рафи поехал в Донецк и добровольцем поступил в ополчение республики. Вспоминая все то, что когда-то произошло в Афганистане.

«То, что сейчас происходит, было в нашей стране. Она оказалась поделена на два лагеря, одной стороне помогал СССР — второй весь мир во главе с США. К сожалению, мы ту войну проиграли. Посмотрите, что сейчас с Афганистаном? Там полностью разрушена инфраструктура, нет работы, мы самая нищая страна. Работы практически нет, а все плодородные поля засеяны маком, опиум из которого потом везут в Россию», — с горечью говорил Рафи.

4018988f51f5f49e5d4b3ebf5bbd2ef0.jpg
Рафи Джабар. Фото: АиФ/ Андрей Незваный

Но именно тогда, в восьмидесятые, Рафи и полюбил Россию (тогда — советских людей). Он вспоминает, что именно «шурави», как называли советских граждан афганцы, строили школы и больницы. До сих пор большую часть страны обеспечивает электроэнергией электростанция в Наглу, выстроенная «советскими».

«Я помню колонны „Камазов“, везущие продукты голодающим людям. Они прорывались к нам под обстрелами и многие не доезжали. Вы понимаете, человек садился за руль машины зная, что его могут убить, но все равно ехал, потому что хотел помочь голодным. Я скажу честно, сейчас многие из тех, ко воевал с русскими тогда, об этом жалеют», — вспоминал Рафи.

В наше время личность афганского добровольца, воюющего за ДНР, вызвала неподдельный интерес по обе линии фронта. Рафи не скрывает, что ему поступали предложения украинских командиров перейти на их сторону. Думали, что он какой-то наемник.

Говорили: «Россия уничтожила твою страну, что ты здесь делаешь, иди к нам, у нас платят». На что он отвечал: «я мусульманин и за деньги не воюю».

Текущий конфликт на Донбассе он рассматривает как элемент глобальной политики установления мировой гегемонии США, которым мешает Россия.

«Я здесь воюю за русский народ, он очень добрый и несет в себе особый цивилизационный код, который противоречит этому бизнесу мирового господства. Им этот дух не нужен. Им не нужны и украинцы, эти „иваны, родства не помнящие“, их потом тоже уничтожат. С нами почти разобрались и вот дошли до славян, и здесь их надо остановить», — говорит «Абдула».

Почти четыре года Рафи почти безвылазно находится на передовой в армии республики. И соратники надеются, что он уже заслужил право стать гражданином ДНР. Честным путем, а не в состоянии «чужой среди своих», как получалось у него в скитаниях между Россией и Афганистаном.

b789aab83cb852eb04aace4e868112b2.jpg

На момент публикации этого материала Рафи Джабар находился в палате реанимации, после взрыва ему пришлось ампутировать обе ноги. Боец в крайне тяжелом состоянии.

Андрей Незваный

Share this post


Link to post
Share on other sites

Командир ополчения с позывным «Керчь», он же Вадим Погодин в интервью «Политнавигатору» объяснил, почему отказывается получать российское гражданство. По его словам, он это делает осознанно, хотя, проблем со сменой документа у него не возникло бы: по Федеральному закону о Крыме ему как крымчанину «положено» российское гражданство.

Однако он его не получает, поскольку в статусе гражданина Украины проще действовать. По его мнению, если все, кто выступает «против того беспредела», который происходит в стране, примет российское гражданство, то некому будет наводить порядок. А работы много. Кроме того, сохранение украинского гражданства ополченцами – доказательство того, что никакой войны с Россией Украина не ведет. Жители Донбасса – фактически еще граждане Украины, и это ее жители выступили против незаконных действий нынешней власти.

По мнению Погодина, заокеанским хозяевам Киева нужно сделать так, чтобы «вокруг России все полыхало». Именно поэтому, по его убеждению, сейчас в Киеве разгораются нешуточные страсти, связанные с Тимошенко и Саакашвили. Кроме того, они чувствуют, что теряют свои позиции «мирового господина», поэтому и нужна война в Европе, Украина сейчас подходит для этого лучше всего. Однако, выразил надежду ополченец, до этого не дойдет, и порядок будет наведен, в том числе и благодаря ополчению.
Автор: Мария Красикова

Share this post


Link to post
Share on other sites

Легендарный «Деки» в гостях у Захара Прилепина и Александра Казакова (ВИДЕО)

Легендарный «Деки» в гостях у Захара Прилепина и Александра Казакова (ВИДЕО) | Русская весна

В восьмом выпуске программы «Донецкий формат» в гости к ведущим Захару Прилепину и Александру Казакову пришел знаменитый сербский ополченец, снайпер Деян Берич («Деки»).

Уроженец Сербии, уже получивший паспорт ДНР, достаточно давно воюет на стороне жителей Донбасса против украинских оккупантов.

«Донецкий формат» — это небыстрый разговор о Донбассе, России и мире. О войне и мире. О свободе, совести и справедливости. И, главное, о людях!

 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Военкор News Front взяла интервью у бывшего офицера НАТО, который стал бойцом ДНР

News Front:  Паскаль, откуда Вы? Почему Вы решили приехать в Донбасс?

Боец армии ДНР: Я из Акселя, Нидерланды.  Пятнадцать лет назад я покинул НАТО. Меня выгнали и после этого я начал думать, почему НАТО повсюду. Мы тогда стояли в Боснии, и я думал, а зачем мы здесь, страна растерзана. И на протяжении этих пятнадцати лет мы увидели множество подобных ситуаций, которые произошли в Ливии, Сирии, Ираке. Не все идентично, но везде война начиналась со лжи. И люди говорили: «Да, он диктатор, нехороший человек. А наши политические лидеры много, что делают  это хорошо, мы оплатим это». Они это делают везде, без какого-либо разрешения, просто для обогащения. Это не просто наши политические лидеры, за ними стоит большой бизнес. Такое было и во время Второй Мировой войны. После войны мы создали НАТО. Сейчас же происходит тоже самое, если посмотреть статистику, множество людей было убито в войнах, развязанных ложью запада.  За последние пятнадцать лет, количество жертв уже достигло числа времен Второй Мировой. Это форма фашизма. Есть различные его формы, например, когда люди носят символику, как это делается здесь, на той стороне. Для меня это было мотивацией – я не хочу жить в обществе, где правит фашизм. Фашизм не виден у нас – во Франции, Бельгии, Германии, его не видно, потому что он спрятан…  На западе мы платим Киеву и они развязывают войну с «террористами». Я не знаю, кого они здесь называют террористами. Здесь люди живут, в трех километрах отсюда.  Вот Вы отсюда, Вы не террористка.  Люди здесь просто защищают свои дома. А там, на той стороне, люди, носящие символику «Волчий крюк», «Мертвая голова», на западе мы поддерживаем этот режим. Правительства поддерживают. Есть скрытый фашизм, есть разные его формы, по моему мнению. Именно все это стало толчком, что я решил уйти от этого всего.

News Front:  Когда Вы решили  приехать сюда?

Боец армии ДНР: Сейчас у нас сентябрь, получается, год и два месяца назад. Мы запланировали уехать, потребовалось полгода, у нас был дом, собака.  Меня, наверное, ищут там, потому что дом не был продан.  Вот, кстати, они опять шумят.   Итак, мы все распланировали в марте минувшего года, собрались и сели в машину. Мы – это моя гражданская жена, двое моих детей и собака. Мы просто уехали, просто уехали.

News Front: Был ли языковой барьер? Учите ли сейчас русский язык? Сколько времени это заняло?

Боец армии ДНР: Поначалу да. Как Вы заметили, Нидерланды далеко отсюда. Хотя с запада на восток это не очень далеко, на своей предыдущей работе я ездил по 800-900 километров в день.  Я проехал через Германию, Польшу, затем на север, Латвия, Москва, и через Ростов в Донецк, потому что я не хотел ехать по укропской территории. Это приблизительно четыре тысячи километров. Это была захватывающая поездка. Около двух недель, так как в Ростове у нас были небольшие проблемы. Я провел два дня на границе, потому что сначала российские пограничники не хотели меня пропускать в ДНР из-за моей визы – там ведь один выезд и один въезд. То есть, если в ДНР меня не приняли, я бы не смог вернуться назад, так как пересекая границу здесь, вы оказываетесь в затерянном мире. Это заняло два дня, но офицеры из армии ДНР услышали мою историю и забрали меня, за что я им очень благодарен.

News Front: Каковы Ваши впечатления от Донбасса?

Боец армии ДНР: Дружелюбные люди, очень, но многие боятся заводить новых друзей, так как, я думаю,  потеряли много друзей за эти три года. Я могу все это представить. Иногда это тяжело, но также есть семьи, которые распались из-за войны. Например, не называя имен, скажу, что на той стороне есть родственники людей, живущих здесь. Встречал много грустных людей, раненых. Я был на кладбище, и мой сосед сказал мне, показывая кладбище: «Ты видишь те могилы? Три года назад их не было». Вот это и есть фашизм.

News Front: Что Вы могли бы сказать людям в западных странах? Что бы Вы хотели сказать им о том, что происходит здесь?

Боец армии ДНР:   Я хотел бы им сказать, что если они хотят знать, что происходит здесь, они должны побороть свою лень, и с помощью компьютера найти информацию и не доверять СМИ, потому что западные СМИ – это полная чушь. Если ты хочешь найти информацию, то ты ее найдешь, потому что мы живем не в бронзовом веке, а в эпоху технологий, эру информации. Ты можешь найти информацию. Если взять, к примеру, майдан. СМИ говорили одно, но я находил видео, снятые людьми прямо на майдане, и я видел абсолютно разные вещи. То же самое с МН-17.  Когда это случилось, когда везли останки погибших, дороги Нидерландов были полны людьми. А сейчас, когда упоминаешь МН-17, говорят: «Мне все равно». Я этого не понимаю. Если ты знаешь о чем-то, что произошло, как ты можешь от этого отвернуться. Это неправильно. Поэтому…

Share this post


Link to post
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Loading...
Sign in to follow this  

×
×
  • Create New...