Jump to content
Форум - Замок
Sign in to follow this  
Алесь

Новороссия - прошлое...настоящее...будущее...

Recommended Posts

Точка невозврата: если бы Донбасс сдался, а киевские фашисты победили (ИНФОГРАФИКА)

 

16.01.2016 - 12:19

 

furazhka.jpg?itok=f_jqNLBa

 

История не любит сослагательных наклонений. Однако кровавые события в Донбассе пока еще не стали историей.

 

Как пишет ФАН, свежа не только память двух военных кампаний 2014 и 2015 годов, но и сама гражданская война в регионе далека до завершения. Несмотря на неоднократные минские договоренности. А что было бы, если бы Донбасс сдался? Если бы после падения Славянска пал бы Донецк, а вслед за ним неизбежно — Луганск?

 

Очень уж сознательные и ультрапатриотичные украинцы до сих пор утверждают: всей это крови не было бы. В Донбассе воцарился бы мир, порядок и всяческое благоденствие.

 

Счастливые граждане ходили бы, беспрерывно улыбаясь. Пели бы вволю гимн Украины и любовались памятниками своего любимого Бандеры. Ведь Бандеру все любят в Донбассе.

 

Это общеизвестно.

 

И все это, по мысли свидомых, должно было происходить под клятвы в вечной любви к Донбассу и его жителями. А что на самом деле? А вот что.

 

И до развала СССР между западной и восточной частями Украины была, мягко говоря, неприязнь. Разные истории, религия, менталитет. После 1991 года ситуация резко ухудшилась.

 

Западноукраинский национализм выполз из городских кухонь и хуторских хатынок, где прятался все годы советской власти, и начал расправлять крылья.

 

20 лет в стране тщательно пестовался культ «истинной Украины» с центром во Львове. В конце концов, недалекий президент-пчеловод Виктор Андреевич Ющенко то ли по глупости, то ли на радостях от якобы победы на выборах проговорился:

 

"Киев — сердце Украины, Запад — ее совесть, а локомотив — Восток и Юг".

 

Таким образом, Юго-Востоку было недвусмысленно указано на его место. Конфигурация будущего страны, задуманная украинскими националистами, и без того уже понятная, была предельно четко артикулирована. Все стало на свои места.

 

«Когда Янукович сбежал, у нас уже не было сомнений относительно того, что произойдет дальше, — рассказал депутат Народного совета ДНР Владислав Бриг. — Мы знали: нам будут мстить. За все. Начиная от Януковича и заканчивая тем, что за все эти годы мы так и не приняли их ценностей — УПА, Бандеру, национализм, оголтелый антикоммунизм. И это было понятно уже в апреле. Поэтому Славянск, первая линия обороны. А после, 2-го мая в Одессе и 9-го в Мариуполе, сомнений не оставалось: нас будут убивать до конца. Нас не будут брать в плен, условно говоря. Просто загонят в гетто. Как скот. Был ли у нас выбор?»

 

Неудивительно, что Донбасс приготовился к обороне и стал сражаться. Выбора, по большому счету, действительно не было.

 

Кроме элементарной гордости, естественному нежеланию подчиняться чужой воле (что и есть свобода — а не мифическая ассоциация с Европой на кабальных условиях), были еще и совершенно прагматические соображения: это наша земля, и другой не будет.

 

Сдадимся — потеряем Родину. Наши дети ее лишатся. А это хуже, чем смерть. Это значит — пожертвовать будущим.

 

А если бы все-таки сдались? Если бы уступили, или украинским военным удалось бы сломить сопротивление ополчения? Была бы эта еще большая кровь, большая трагедия, чем то, что происходит сейчас? Как объяснил мне политолог, публицист и историк, родившийся в Липецке, но часть жизни отдавший Донецку, знаток истории Донецко-Криворожской республики Владимир Корнилов, украинская власть и сама не скрывала своих намерений.

 

«Я бы мог фантазировать, но ведь та сторона прямо пишет, что было бы.

 

„Вешать будем потом“, — обещал нынешний мэр Днепропетровска.

 

„Сначала виселицы, потом школы“, — требовала для Донбасса бывшая донецкая профессорша, ставшая теперь одним из рупоров ненависти к дончанам.

Ляшко открыто призывал после „освобождения Донбасса“ оставить города в руинах, чтобы научить тамошнее население „родину любить“.

 

Я могу еще многих цитировать. Они не скрывают, что сотворили бы с Донбассом и дончанами в случае, если бы победили», — объяснил Корнилов.

 

И действительно, фантазии тут излишни. И для того чтобы понять, какая судьба ждала бы Донбасс в случае поражения, не нужно гадать на кофейной гуще или писать фантастические романы. Достаточно посмотреть на реалии сегодняшней Украины. Той самой, «свободной» и «неоккупированной». Где, по уверению президента Порошенко, все замечательно и по плану.

 

infografika.jpg

Большой террор

 

Самое очевидное — это волна политических репрессий. Тех самых, что прокатились по Центру и Востоку страны в последние два года. Только в многократно более крупных масштабах. Как я уже писал — «любовь» Западной Украины к Донбассу не имеет границ. И очень хорошо, что эти границы установили ополченцы.

 

Но если бы им это не удалось, Киев сделал бы все, чтобы запугать и сломить волю жителей непокорного региона.

 

Если в остальной части Украины число арестованных идет уже на тысячи, при этом сотни уже получили реальные тюремные сроки, а десятки числятся пропавшими без вести, то в Донбассе эти цифры легко можно было бы умножить на десять.

 

Впрочем, зачем умножать в сослагательном наклонении? За один только день, 10 декабря прошлого года, СБУ арестовала в «свободном от сепаратистов» городе Красногоровка Донецкой области 85(!) человек. За один день! И зачистки в «свободном» Донбассе продолжаются.

 

Плакаты «Сдай сепаратиста», прямые линии СБУ для доносительства, аресты за одни только намерения, позиции, высказывания, то есть за «мыслепреступления». Все по Оруэллу.

 

Только это была бы не антиутопия, а прямая реальность. Как реальность это в сегодняшней Украине.

 

Нет сомнений, что размах террора на территории Донбасса был бы сравним с Чили или Эквадором, ну, может быть, в не столь кровавой вариации. Но сломанные судьбы и полная беззащитность населения перед аваковской полицией лишь на толику менее страшны. Да и крови там не намного меньше, просто про многое мы пока не знаем.

 

Особенно это касается «эскадронов смерти» из праворадикалов и бойцов добровольческих батальонов: «Айдара», «Азова», «Донбасса-1» и других. И если в остальной Украине они сейчас соблюдают хотя бы призрачную видимость приличия, то в Донбассе майданные отморозки вряд ли сдерживали себя. Как и не сдерживают сегодня в «АТО».

Экспроприация имущества

 

Вот в этом вообще нет никаких сомнений. Рейдерство, бандитизм, грабеж. Расхожее мнение: революции и войны затеваются ради «бабок». Пусть это не до конца верно, но материальный мотив всегда присутствует. Рядом с идеалистом Махно были бесконечные петлюровские «атаманы», далекие от соображений политики, но чувствительные к материальной выгоде.

 

Вот и в этот раз протест на Майдане как-то незаметно перерос в рейдерство и перераспределение имущества. Сейчас имущество отнимается у прежних владельцев по всей Украине бандами незаконно вооружённых праворадикалов, оставшихся не у дел после роспуска «майдана».

 

В Николаеве с помощью батальона «Айдар» Ляшко «отжал» себе несколько терминалов порта.

Идет возня вокруг Одесского припортового завода, и она далека от деловой респектабельности.

Коломойский не брезгует использовать силовой ресурс для «отжима» собственности у тех, кто послабее.

 

Одним словом, «сотни майдана», нашли себе работу. Они выполняют заказы на рейдерские захваты и даже банальные грабежи. Разгул преступности, банальной уличной преступности достиг рекордной величины со дня образования «незалежной». И это в «патриотичных» регионах Центральной и даже Западной Украины. Там, где нет войны и ситуация контролируется хваленой «честной, обновленной полицией» Авакова и Саакашвили.

 

А что бы произошло в районах, традиционно поддерживавших Януковича и дружественно настроенных по отношению к России? Там, где никаких моральных обязательств перед местными жителями ни полиция, ни тем более патриоты явно не чувствовали? Вопрос риторический. «Право победителя» или «город на три дня». Если разгулявшихся «правосеков» с трудом остановили в Закарпатье и до сих пор толком не могут провести суд над ними, то уж в Донбассе они чувствовали себя и подавно безнаказанно.

 

К этому стоит добавить, что местную милицию, несомненно, очень быстро ротировали бы на выходцев из западных регионов. Как это сделали в Харькове. Так что ничего хорошего Донбасс не ждало бы.

Обнищание населения

 

Помнится, президент и кондитер Петр Порошенко в самом начале «АТО» не только обещал украинским добровольцам и военным, которые отправятся в Донбасс, золотые горы в виде 1000 гривен боевых в сутки, но и грозил жителям Донбасса всевозможными гуманитарными карами: «Вы будете без пенсий, света и воды, а ваши дети вместо школ будут сидеть по подвалам». Сокращение социальных программ, ликвидация льгот, повышение коммунальных платежей.

 

Несмотря на все попытки Киева задушить Донбасс, он выживает, в том числе и с помощью российских гуманитарных конвоев. Правительства ДНР и ЛНР делают все возможное, чтобы помочь пенсионерам и устранить последствия военных действий — восстановить инфраструктуру. Выполняются социальные обязательства государства. Люди получают безвозмездную помощь на восстановление своих домов.

 

В это время правительство Яценюка исправно выполняет все обязательства перед МФВ: повышает тарифы, срезает пенсии, отменяет социальные льготы и помощь инвалидам и детям. То же самое ждало бы и Донбасс. Только в еще большей степени. Как и все годы «незалежности», Киев решал бы свои финансовые вопросы не за счет наглого и «расово правильного» Запада Украины, а за счет «схидняков» — Донбасса и Слобожанщины.

 

Поэтому порошенковское «вы будете жить без пенсий» исполнилось бы в любом случае.

Партизанская война

 

Донбасс — это не тот регион, где можно запугать население только одним своим страшным видом: балаклавами, автоматами, нацистскими нашивками. Это показал пример Мариуполя, где жители 9–10 мая пытались останавливать БМП голыми руками.

 

Население региона продолжало бы оказывать вооруженное сопротивление, но в формате партизанской войны. Нет сомнений, что ситуация только накалилась бы. «Правосеки»* и ультранационалисты не принесли бы в регион мир, о котором они так активно говорят сейчас.

 

В условиях разгула преступности и безнаказанности, унижения и дискриминации в адрес мирного населения, бесконечного навязывания культа Бандеры, что самое страшное, детям в школах и детских садах, народ, показавший примеры мужества в Славянске и на Саур-Могиле, не сдался бы. Началась бы партизанская война.

 

Во что это вылилось бы? Посмотрите на пример Вьетнама, Афганистана и Чечни.

Полное уничтожение остатков промышленности

 

Одной из целей Запада на Украине является уничтожение любых конкурентов на европейских рынках сбыта. А дешевый металл Ахметова угрожал французским и немецким сталелитейным компаниям. Поэтому банкротство предприятий, распродажа имущества и инфраструктуры — это одна из самых главных целей «майдана».

 

Уже сейчас видно, к чему ведет политика Яценюка на «мирной» и «благополучной» Украине, где, цитируя Порошенко, «дети ходят в школы, а не сидят в подвалах». Производства, в том числе и частные, банкротятся одно за другим и терпят громадные убытки. Европе не нужны конкуренты, и правительство Яценюка исправно выполняет заказ на уничтожение промышленности Украины. Украина должна покупать, а не продавать. Украина должна поставлять Европе дешевый рабочий ресурс, а не ученых и инженеров.

Полная распродажа недр Донбасса иностранным компаниям

 

Куда бы ни пришла «помощь» Запада — везде Запад не остается внакладе. Верить в альтруизм США и их союзников — это все равно, что поверить скорпиону. Все равно ужалит.

 

Несомненно, что, как и во всех других случаях, именно недра, особенно — углеводороды, являются предметом самого жгучего желания западных компаний и правительств. Особенно если эти ресурсы залегают на территориях слаборазвитых и несамостоятельных государств, суверенитет которых легко отнять.

 

Во что сейчас превратилась Украина, видно невооруженным глазом. Именно распродажа недр и земли по демпинговым ценам остается главным заработком для нынешних украинских элит.

 

До войны главные активы Ахметова — уголь и сталь — вызывали нездоровый аппетит многих олигархов Украины. В случае победы Киева все эти активы были бы немедленно проданы западным компаниям с последующим «распилом» — разделением и распродажей по частям наиболее ценных активов.

 

Недра выкачивались бы варварски: только «вершки», то есть наиболее рентабельная часть добычи. Экстенсивная добыча вместо интенсивной. Как только уголь в шахте повышался бы по себестоимости, она тут же закрывалась бы, и копалась бы новая. Земля Донбасса превратилась бы в «голландский сыр», непригодный для жизни. И из этого непосредственно вытекает следующий пункт.

Уничтожение экологии Донбасса для добычи сланцевого газа технологиями фрекинга — гидроразрыва пластов

 

Особо стоит отметить сланцевый газ, который сопровождает любые залежи углеводородов. В последнее время о «сланцевой революции» говорили много. И чем больше говорили, тем более она походила на «сланцевый пузырь».

 

Что такое добыча газа технологиями фрекинга? Кроме дополнительных объемов разведанных запасов газа, это быстрая истощаемость скважин и колоссальные проблемы для экологии.

 

Несомненно, что одной из целей войны в Донбассе стала именно добыча сланцевого газа. Еще в 2010 году Украина выдала лицензии на разведку сланцевого газа для Exxon Mobil и Shell. Причем последняя победила в конкурсе на разработку Юзовского месторождения в Донецкой области. К этому времени стал очевиден непоправимый вред окружающей среде при использовании технологии разрыва гидрослоев — фрекинге.

 

Разберемся. Поскольку скважины быстро истощаются, а уже через год добыча газа в них становится на грань рентабельности, требуется бурить все новые и новые скважины.

 

В результате районы добычи растут не по дням, а по часам, занимая все большие площади. В плотно заселенных районах Донбасса, замечу.

 

При этом технология фрекинга требует колоссального количества воды. Именно с ее помощью, сгущая песком и чрезвычайно ядовитыми реагентами, и «рвут» пласты буквально выдавливая из них небольшие газовые линзы.

 

К примеру, для одного разрыва понадобится более 19 миллионов литров воды. Для сравнения, такого количества воды хватило бы в среднем для обеспечения 1000 жителей небольшой европейской страны в течение одного года. И это в Донбассе, где воды еле хватает на сельское хозяйство и существующую промышленность.

 

Кроме того, реагенты загрязняют водоносные слои. Кроме ядовитых веществ и тяжелых металлов, в эту воду попадает большое количество метана. В районах добычи сланцевого газа в Канаде и США есть городки, где вода из-под крана горит, если поднести к ней спичку.

 

Особенное внимание стоит уделить токсичным отходам, поскольку в процессе каждого гидроразрыва под землю закачивается до 300 тонн высокотоксичных химикатов, включая летучие органические соединения и нефтепродукты. Радиоактивные элементы и тяжелые металлы высвобождаются из-под земли и попадают на поверхность. Часть подобных отходов испаряется и превращается в канцерогены в воздухе, другая часть хранится в отстойниках или утилизируется.

 

Большинство сооружений по очистке отработанной воды с химикатами не имеют нужного оборудования для работы с токсичными смесями. Радиоактивные элементы, тяжелые металлы и прочие ядовитые отходы просто остаются под землей. Неисправность оборудования, просачивания, разливы, человеческий фактор — все это во много раз увеличивает возможность загрязнения питьевой воды в процессе гидроразрыва. В результате грунтовые воды «обогащаются» толуолом, бензолом, мышьяком и другими не совсем «веселыми» элементами.

 

При этом химическая смесь загрязняет не только грунтовые воды, но и обширные площади земных пород. Делая не только земледелие, но и жизнь в целом на этих участках невозможной. В том числе и для животных.

 

Уже через три-четыре года добычи огромные площади Донбасса превратились бы в пустыню. А Shell набил бы себе карманы сверхприбылью и скромно удалился. По-английски.

 

Не прощаясь. И не отвечая за то, во что превратил землю Донбасса.

 

Одним словом, как писала дедушка Маркс в своем «Капитале»: «Обеспечьте капиталу 10% прибыли, и капитал согласен на всякое применение, при 20% он становится оживленным, при 50% положительно готов сломать себе голову, при 100% он попирает все человеческие законы, при 300% нет такого преступления, на которое он не рискнул бы пойти, хотя бы под страхом виселицы».

 

А тут и виселицей никто не угрожал.

Итог

 

Так это порошенковский «мир»? Это то, что хотел обеспечить Донбассу Киев под сладкие обещания и посулы? Это то, от чего отказался Донбасс в пользу войны?

 

Говорят, что худой мир лучше доброй ссоры. Не уверен. Кажется, в нашем случае лучше трудная и опасная жизнь, чем медленная смерть.

 

Олег Денежка

Share this post


Link to post
Share on other sites
73-ю годовщину освобождения области от гитлеровцев в Луганске отметили многотысячным антифашистским маршем


Около трех тысяч жителей Луганска и регионов ЛНР приняли сегодня в Луганске участие в акции «Антифашистский марш», посвященной 73-й годовщине начала освобождения Красной Армией Луганской (Ворошиловградской) области от немецко-фашистских захватчиков. Об этом сообщил Луганский информационный центр.


Основной целью марша, организованного активистами через социальные сети, стал протест жителей ЛНР против неофашистского киевского режима, который развязал братоубийственную войну в Донбассе.


1000wmmwm.jpg

1000wmsms.jpg

1000wm1.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

Наиболее популярными мужскими именами среди новорожденных Луганской Народной Республики в 2015 году стали Владимир и Максим. В то же время девочек чаще всего называли Анна и Мария. Об этом сообщили в министерстве юстиции ЛНР, передает ЛИЦ.

 

“Самые популярные имена прошедшего года, которыми родители называли своих малышей, у девочек – Анна и Мария, у мальчиков – Владимир и Максим”, – рассказали в Минюсте ЛНР.

Share this post


Link to post
Share on other sites
В ЛНР презентовали детский журнал «Вежливые человечки»

 

18.02.2016 - 0:45

Сегодня в Луганске состоялась презентация детского журнала «Вежливые человечки».

 

Новое издание презентовал его главный редактор Сергей Колесников.

 

По его словам, основной целью журнала является патриотическое воспитание подрастающего поколения Луганской Народной Республики.

 

Основной целевой аудиторией журнала станут дети младшего и среднего школьного возраста. Многие рубрики журнала предназначены для семейного чтения.

Название «Веселые человечки», по словам редактора, продиктовано событием последних двух лет.

 

«Вежливые человечки» — это уже бренд, который связан с защитниками Отечества, с защитой слабых и беззащитных, с мужеством и отвагой», — рассказал редактор журнала.

 

«Наши дети должны стать людьми без страха, без упрека, вежливыми, честными, благородными защитниками своего Отечества», — отметил он.

 

В журнале «Вежливые человечки» будут также познавательные и развлекательные рубрики. В этом направлении за основу был взят опыт советского детского журнала «Веселые картинки».

 

Что касается первого номера журнала, то он открывается рассказом «Как пришла беда в Край холмов Вежливых человечков» о событиях украинской агрессии в отношении свободного Донбасса.

Также в пилотном выпуске дети найдут материал о легендарном луганчанине, Герое Советского Союза Иване Малько, ушедшем в 2015 году.

Приобрести журнал можно в киосках Луганскпечати уже с завтрашнего дня.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Аристократы и самозванцы Донецка


Глядя на сегодняшний Донецк, всякий раз удивляешься и втайне, признаюсь, отчасти даже радуешься: как мимолетна и неустойчива власть всех этих «серьезных людей», которые совсем недавно были столь преисполнены чувства своей неоспоримости и незаменимости.


Андрей Пургин, один из отцов донецкой революции (или контрреволюции, если угодно), как-то, в частном разговоре, признавался, что на один из первых митингов собирал... бомжей. Подсмотрел, как это делалось в самом начале на майдане, и решил использовать опыт противника. Но тут же выяснилось: на митинг выходит такое количество дончан, что никакая массовка не нужна.


Однако в понятиях «серьезных людей» еженедельные манифестации в десятки тысяч человек были нелепой суетой. Смотрели и ухмылялись: сейчас придет самое большое начальство и всыплет буйным по первое число.


Депутаты, вся эта Партия регионов — подарочная коллекция миллиардеров, миллионеров и кандидатов в миллионеры, прочие ревностные законодатели, главы спецслужб, чиновники всех уровней, мэры и пэры, большой бизнес, да и средний бизнес тоже, маститые журналисты, pr-технологи по вызову — все посмеивались.


Потому что: кто это там орет? Грязные работяги? Завтра уйдут в свои шахты.


Начальство из Киева вроде прислали, но справиться оно ни с чем не смогло.

Нежданный случился референдум, заявивший: прочь от Украины.

И тут многим «серьезным людям» ситуация показалась необратимой.


Константин Долгов, ныне официальный представитель МИД ДНР, рассказывает: «Сразу после референдума из Донецка повалили прочь богатые люди — и, по странному стечению обстоятельств, из них кто в прокуратуре работал, кто в полиции, кто начальником паспортного стола. Короче, съехали все. Включая начальника паспортного стола. Они еще и все печати забрали».


Посещая в разгаре войны ДНР и ЛНР, я дивился на огромное количество пустых особняков. Большинство из них до сих пор пусты, когда города Донбасса уже не бомбят.


Поначалу, что скрывать, часть эти особняков занимали ополченцы, но масштабы экспроприаций преувеличивать не стоит. Скажем, Донецк был очень богатым городом — там строили такие большие особняки, что в одном могла рота «сепаров» поместиться. Так что все ополченцы вместе взятые, при всем желании, могли заполнить только процентов пять коттеджей, да и то лишь тех, что располагались «в шаговой доступности» от «передка» (так называют передовую).


Но потом ополчение распределили (а иной раз можно сказать — разогнали) по казармам, и теперь дворцы стоят как архитектурные памятники.


Упорядочивать жизнь без печатей, списков и прочих реестров было крайне сложно. Управленческий аппарат исчез почти безвозвратно. Это, признаюсь, втайне наводит на какие-то смутные мысли: может быть, и здесь все эти люди, которые так ласково смотрят на нас с предвыборных плакатов, или пекутся о нас в судах, социальных конторах и паспортных столах — они в трудную минуту оставят нас? Одних!


Казалось бы: аппаратчики служат не Януковичу или Порошенко, а людям, обычным людям. Или это действительно только кажется и надо креститься, когда такое на ум приходит?


Втайне догадываюсь, что весь этот управленческий, такой незаменимый аппарат первый год потирал руки: скоро-скоро у вас все рухнет, и вы позовете нас, как призывали варягов в свое время, ибо «порядка нет».


Беспорядка действительно хватало.


Дмитрий Трапезников, первый замруководителя администрации главы ДНР, молодой, ему еще нет сорока, мужик (родом из Донецка, три высших образования, в момент майдана был главой Торгового дома в Киеве, оттуда, насмотревшись на известные события, уехал домой и вступил в ополчение) честно признавался мне: «История любой революции — повторяется. Не зря когда-то Булгаков высмеивал шариковых и швондеров. Конечно, и у нас это все было. Почему здесь называли первый депутатский созыв «нулевым»? Я просто помню тот состав: у многих была полная невменяемость. Они не ориентировались ни в политике, ни в экономике, ни в войне, ни в чем. Кто-то пришел ради идеи, а кто-то пришел нажиться. Люди абсолютно разные были».


Можно было руки опустить. Но опускать руки было некогда.


Общаясь с Трапезниковым (мы ехали в сторону Новоазовска на открытие консервного завода), я больше всего удивлялся, что он с одной и той же интонацией рассказывает о вещах, казалось бы, несовместимых: «Мне сказали: возьмешь Тельманово? (это такой населенный пункт в ДНР. — З.П.) — да, говорю, возьмем... Вот здесь мы налетели на украинскую колонну... С этой лощины нас обстреливали... — и уже через минуту: — В Тельманово мы одними из первых выдали учителям зарплату, одними из первых организовали банк. Я приехал в Донецк, говорю: мы открываем банк. Они говорят: надо то-то и то-то. Говорю: у меня все готово. Мне говорят: «Что вы тут рассказываете? Люди месяц все необходимое готовят!» Говорю, завтра вечером можете приехать принимать у меня банк... Правда, сутки там все у меня работали не покладая рук, но и мебель мы нашли, и компьютеры, и все. Нашли банкиршу — женщина до этого работала в «Райффайзене», и вот до сих пор работает».


И тут же: «А вот здесь я диверсантов задержал. Они были не местные, побежали, не зная дороги, и прибежали в тупик. Я уже знал, что они в тупик бегут. На машине подъехал, я в «гражданке» был, вышел с автоматом...»


И через минуту — опять про хозяйство, с тем же невозмутимым видом.

Спрашиваю, много ли важных специалистов — без которых в республике как без рук — выехали. И насколько сильно они обижены на новую власть.

«Во многих случаях выехали те люди, что сидели у бюджетного корыта, а их оторвали, — спокойно отвечает Трапезников. — И для них это очень больно. Они понимают, что больше сюда не вернутся. К примеру, начальники БТИ, начальники теплосетей. Здесь было больное государство, была система откатов. Те же теплосетевики показывали, что они убыточные. Что население платит тариф меньше, чем поставляют, за газ, значит, нужны от государства дотации. Соответственно зарабатывали миллионы. Часть отдавали своим вышестоящим руководителям. Как правило, именно они те люди, которые ожидали, что все вернется. И теперь у них в голове страшная ситуация: нужно самим зарабатывать».

Я посмеиваюсь; Трапезников даже не улыбается — он не шутил, он рассказывал банальные истины.

На счастье, в Донецке остался основной средний состав врачей и коммунальщиков: как выяснилось, это не «аристократия», и бежать им некуда.


Константин Долгов рассказывал: «Врачи — просто красавцы. Они только спустя год после начала войны стали получать республиканские зарплаты! А до этого на них был огромный объем работы — ампутации, раненые, и то, и сё, и они выполняли свой долг с честью. 21-я больница есть в Октябрьском районе. Там Надежда Ивановна — просто героическая женщина! Она стала точкой сборки для всех жителей этого поселка. Ее больница в некотором смысле — как дом Павлова в Сталинграде. Директор больницы сбежал, она взяла больницу в управление, и у нее получилось. Вот она теперь главврач. Там в окрестностях есть большие дома, где по нескольку человек оставалось, и они все бежали в больницу укрываться от обстрелов. В больницу тоже прилетало бесчисленное количество раз, но за счет того, что это массивное здание, выдержали стены. Это прифронтовая больница!»


«А коммунальщики? — говорит Долгов, и глаза у него горят, как будто он про очередные бесподобные боевые выходки Моторолы рассказывает. — Коммунальщики — это героические люди! Прошлым летом ВСУ разбомбили коммуникации Кальмиусского водохранилища. Жара, степь, миллионный город без воды. Два человека героически погибли при ремонте, но дали воду миллионному городу.


Помню 18 января прошлого года — это был первый и единственный раз, когда ВСУ зашли в город: пятиэтажки начались, прямой Киевский проспект. Мы тогда сидели в бригаде «Кальмиус». Со мной подполковник, мой товарищ — он глава Куйбышевского района. Ему звонит эмчеэсник и докладывает:

— Иван Сергеевич, мы поедем на Путиловку. Там вызов.

— Какой вызов, там бой идет!

Оказывается, позвонила какая-то бабушка из уцелевшей пятиэтажки и сказала: «Хлопци, тут танк горыть. Прыедьте, потушите».

Люди, которые не получали зарплату уже полгода, у них без ложного пафоса простая реакция: «Ну как не ехать, там же вызов? Нет, нужно ехать». Это на уровне условных рефлексов. По большому счету отмороженные люди, но героические. Но самое занятное для меня, феномен, то, что они даже не считают себя героями. Вот ты с ним беседуешь, а он даже не понимает, о чем идет речь. Я говорю потом этому коммунальщику: «Ты хоть понимаешь, что ты герой вообще?» А он так даже опешил: «В смысле?»

Их награждать надо. Тридцать девять коммунальщиков в Донецке погибли при исполнении своих обязанностей. Им нужно давать «героев ДНР».


Люди в Донецке — самый важный запас. Особенно те, кто все эти два года, или большую часть военного времени, пережили дома — заново запуская все механизмы и шестеренки остановившегося государства.


Сегодня и мировые, и российские, и украинские СМИ молчат о войне — официально на Донбассе перемирие.

На самом деле война не прекращалась ни на день. Заметьте, я не говорю: ни на неделю или ни на месяц. Позиционные бои, снайперские дуэли, минометные обстрелы позиций, вылазки диверсионных групп — все это идет в ежедневном режиме.


Заходя по утрам к главе ДНР Александру Захарченко на планерку, я слышал информацию, которая не уходит в печать: сегодня с той стороны 37 погибших, с нашей 18... Сегодня с той... с нашей...

И так каждый день.

Донецк — даже не прифронтовой город, Донецк город фронтовой.

Войны нет только в том смысле, что не работает артиллерия и авиация.

Но возле города, непосредственно на его окраинах, согнано такое количество украинских войск и техники, что здесь, в большой России, никакая человеческая нервная система не выдержала бы знания об этом.


Представьте себе на минуту: вот вы живете в своем городке, испытываете волнение по поводу курса рубля или «двоек» ребенка в школе, и вдруг выясняется, что на выезде сосредоточено сорок тысяч войск потенциального противника, бронетехника; артиллерию отвели подальше — но, если что, мощностей у нее хватит, чтобы снести полгорода, не сдвигаясь с места. И наступление может начаться в любую минуту.

Что вы будете делать?


Помню, когда был майдан, вся эта майданная публика ежедневно строчила в блоги: «Сообщили, что в Киев завтра войдут российские танки! Сообщили, что в город вошел российский спецназ! Сообщили, что за городом высадился российский десант! И боевые морские котики в Днепре еще...»

Истерика ни на минуту не прекращалась.


И сравните с дончанами! Никакой суеты, никакого шума. Каменный характер.

Все-таки шахтерская работа — она отражается на психотипе.

Это спокойствие — оно заражает даже тот сорт людей, которые любят многозначительно говорить о себе: «...в отличие от этих — мне есть что терять».


Несмотря на чудовищное скопление войск, средний бизнес стал возвращаться в Донецк. Эти люди долго выжидали: два года — и все эти два года думали, что Киев вот-вот вернется, и все будет, как было.

Теперь поняли: не будет. И если не занять какое-то место, твое место займет другой.


Донецк нынче — если смотреть внешне — ничем не отличим от любого российского города; разве что в лучшую сторону. Горят вывески, открыты магазины, театры и кино; как правило, отличные дороги (только не возле самой «передовой»), фонари сияют, огромное количество автотранспорта, в том числе и общественного...


Я еще помню, как я на своем джипе ездил по полупустому городу на аварийках (так ополченцы обозначали свое движение, чтобы им уступали дорогу), и все, кому надо, знали мою машину, потому что других джипов с российскими номерами в городе не было или почти не было. Теперь я там не заметен в общем потоке, и за езду на аварийках меня тут же оштрафуют и правильно сделают; но я не ностальгирую.


Знаете, чем Донецк отличается от наших кавказских «непризнанных республик» — Абхазии, Южной Осетии? Там до сих пор следы войны — очевидны. В Донецке все латается немедленно, на следующий день. Если вы там не были во время войны и приедете сейчас, подумаете: ничего там и не было. А там было такое, что не приведи Господь.


Нынче даже людей с оружием на улицах нет. Где война, какая война?


В кафе — как правило, полных кафе — сидят чудесные донецкие девушки и пьют свое капучино.


У донецкого студенчества нынче золотой век. Я был на встрече Захарченко со студентами: он объявил, что ждет — немедленно, завтра же — с каждого курса по десять отличных ребят, не обязательно отличников. Все будут распределены по различным ведомствам администрации. Те, кто отлично проявит себя, получают должности. Вакансий хватает.


Все следующее утро в администрации принимали студентов. Хорошие ребята, выглядят как настоящие московские хипстеры, внешний их вид ну никак не говорил о том, что они живут в состоянии «то ли мир, то ли война».


После студентов Захарченко принимал двух мэров. Очень дельные мужики, особенно тот, что теперь возглавляет Тельманово.

Спрашиваю у Захарченко: кто это?

Он говорит: а танкист, аэропорт брал, награжден орденом и именным оружием за мужество.

Скрывать не стану: мне все это нравится. И этот танкист, и как непривычно сидит на нем чиновничий пиджак, и то, с какой четкостью он излагает все, что ему нужно от главы ДНР.


Спросил у Трапезникова: а из бывшего руководства никто не вернулся?

— У нас есть такой город Ждановка, — ответил он мне, — Тот, кто был мэром до войны, мэр и сейчас. Рейтинги у него хорошие, люди о нем хорошо отзываются: порядочный человек. Из бывшего руководства в правительстве работает человек по фамилии Алипов. В свое время он был замминистра ЖКХ Украины. Грамотный работник, и мы даже попросили, чтобы МГБ его пропустило: никаких плохих дел за ним не числится.


Собственно, все. Два исключения. Государство строится с нуля.

Но «нулевой призыв» уже сменили на первый. И этот призыв дает результат.

Доказать это просто: в минувшем году налогов на той территории Донбасса, что сегодня контролирует ДНР, собрали больше, чем в позапрошлом — довоенном! — году.

Объяснение этому прозрачное и простое: все то, что «серьезные люди», «опытные управленцы» и «незаменимые аппаратчики» уводили по сложным схемам в параллельное пространство, пошло в карман республики.

И это еще при том условии, что часть производственных мощностей разбомблена, а многие экономические связи элементарно разорваны.

То ли еще будет.


На всякий донецкий праздник собираются тысячи людей: когда на своем квадроцикле, под струящимся на ветру флагом ДНР, проезжает мимо, к примеру, Моторола, он же комбат Арсений Павлов — ему машут, как народному герою, а мамы несут детей сфотографироваться с легендарным командиром.


Такое, сами понимаете, не сымитируешь.

Прямо говоря, нам есть чему поучиться у дончан.


В их выдержке, в их умении улыбаться и сносить истинные невзгоды я вижу большое, почти религиозное чувство человеческого достоинства.


Эти люди и есть — элита и аристократия. А самозванцы убежали.


Захар Прилепин www.novorosinform.org

Share this post


Link to post
Share on other sites

В Донецке установлен памятник погибшим детям

15.jpg
111.jpg
13.jpg
13.jpg


В Донецке, в Парке Победы, возле городского Дворца детского и юношеского творчества, установлены памятник погибшим детям и памятный камень с именами погибших в этой войне детей Донбасса.

Памятник представляет собой металлическую арку высотой в 2,5 м и шириной в 2 м. Композиция состоит из металлических роз как символа Донецка, а между ними есть гильзы от крупнокалиберного пулемета. На металлических розах выкованы 4 голубя.+

Автором памятника погибшим детям Донбасса является известный донецкий кузнец Виктор Михалев. Торжественное открытие этого памятника состоится на днях, но уже сейчас к нему дончане приносят живые цветы и мягкие игрушки.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Уже 68 человек...

 

68...

 

И конца войне не видно...

 

324527954.gif

Share this post


Link to post
Share on other sites

Уже 68 человек...

 

68...

 

И конца войне не видно...

 

324527954.gif

 

Светлая память...68 детишек, самым маленьким всего по годику.

Share this post


Link to post
Share on other sites

 

Памятник Героям войны 2014-2015 годов появится в Луганске ко Дню республики — 12 мая

 

Share this post


Link to post
Share on other sites
Жители ДНР и ЛНР смогут поступать в ВУЗы Белоруссии с аттестатом республик (ДОКУМЕНТ)

 

01.04.2016 - 7:30

belorus-flag.jpg?itok=dpwXaQsw

Жители ЛНР и ЛНР будут поступать в ВУЗы Белоруссии почти на тех же условиях, что и граждане Белоруссии, говорится в сообщении белорусского информагентства.

Государственное агентство belta.by сообщает, что Министерство образования определило сроки и условия проведения вступительной кампании в учреждениях высшего образования РБ.

 

Кроме прочего Министерство образования определило сроки приема документов на бюджетные и на платные места для жителей Луганской и Донецкой областей Украины.

В отделе работы с иностранными гражданами БГУ сообщают, что поступить в университет с аттестатом ДНР или ЛНР можно. Но сначала нужно отдать этот документ на специальную проверку.

 

«Республиканский институт высшей школы проводит экспертизу и дает вывод о возможности или невозможности поступления в вузы. Там будет проверяться подлинность и аутентичность документа, а не знания», — пояснил представитель отдела.

 

В конкурсе на получение высшего образования на условиях оплаты, предусмотренном для граждан Белоруссии, жители ДНР и ЛНР смогут участвовать с 8 июля до 15 октября.

Следует отметить, что и российское Министерство образования считает аттестаты с ДНР и ЦНР эквивалентными тем, которые выдаются в Украине, и открывает широкие возможности для получения образования в российских ВУЗах.

bel-vuzy.png?itok=6ZMfSkPF

Share this post


Link to post
Share on other sites
5.04.2016 - 12:02

«Донецк и Луганск должны двигаться к тотальному объединению, между собой и с Россией» — интервью с Андреем Пургиным


purgin_10.jpg?itok=undagZVp

Интервью с общественно-политическим деятелем, экс-председателем Народного Совета ДНР Андреем Пургиным


Среди лидеров Донецкой Народной Республики Андрей Пургин стоит особняком. То, за что Донбасс поднялся во время «Русской весны», он отстаивал еще с 2005 года. Не удивительно, что в высших эшелонах власти ДНР именно Пургин вызывал у людей доверие, а его отставка в сентябре прошлого года заставила жителей Донецка выйти на стихийный митинг. Корреспондент «Свободной прессы» узнал, чем сейчас занимается экс-председатель Народного Совета и что думает о происходящем в республике.


— Андрей Евгеньевич, на днях в ЛНР была сорвана конференция с вашим участием, причём сорвана вооружённым путём, с блокированием вашей машины на трассе сотрудниками МГБ, которые впоследствии вызвали подкрепление в виде взвода автоматчиков. Можете рассказать, что произошло?


— Это обычная ситуация для нашей сегодняшней жизни. В этот день в Луганске решались определенные внутренние вопросы. И, видимо, кто-то «перебдел». Сотрудники МГБ блокировали наш въезд в город. Мы простояли больше двух часов, затем нас сопроводили под конвоем до границы ДНР/ЛНР. И уже на въезде в Дебальцево мы дождались делегацию из Ростова и Луганска и перенесли мероприятие в Дебальцево. Хотя в том формате, в котором мы планировали его провести, оно уже, к сожалению, не состоялось. Изначально готовилось несколько докладов по теме встречи. То есть, нас просто не пустили в Луганск и не дали провести запланированное мероприятие. Это была закрытая конференция под названием «Историко-географическое обоснование единства Юга России» — специфическое и довольно скучное событие, интересное для узкого круга специалистов. С моей точки зрения, это говорит о двух вещах. Во-первых, у нас слишком много силовых органов, они имеют слишком большие полномочия и получают слишком большие деньги. Во-вторых, МГБ деградирует как структура.


Нас блокировал взвод автоматчиков, обвешанный всей «оружейкой», какая у них только была. Я рад за этих молодых ребят: им удалось из душных казарм выехать на природу, почувствовать себя нужными. Но это говорит о том, что людям нечего делать. Они ведь блокировали профессоров, писателей, философов, многие из которых уже в возрасте. Это даже смешно, когда возле наших машин окапываются два крупнокалиберных пулемета, причем друг напротив друга. В кого они стрелять собирались, я не знаю. Видимо, луганское МГБ восприняло наш приезд как возможность провести учения. Что ж, бывает и такое. Наша профессура столкнулась с реалиями жизни, это тоже полезно.


Мероприятие состоялось в Дебальцево, но это была уже не конференция. Наведение мостов с Ростовом и Луганском продолжилось в неформальной обстановке.


— После отставки вы заявляли о планах создания сетевой Донецкой Республики…


— На самом деле, «Донецкая Республика» образца 2005 года, как сетевая структура, существует и сейчас. Она развивается, мы проводим мероприятия не публичного характера. Наша задача состоит не в том, чтобы влиять на ситуацию при помощи непрямых методов. Мы ищем иные пути воздействия.


— Вы недавно упоминали, что в ДНР присутствует украинская агентура. Насколько велико влияние этих людей? Пытаются ли с ними бороться?


— Я бы расширил этот вопрос. Дело даже не в украинской агентуре, а в том, что за годы независимости у нас образовался целый пласт людей, которые побывали во всех западных грантоведческих структурах. У нас огромное количество чиновников получали западные гранты (на Украине это было разрешено). Это люди вчерашнего дня, которые не должны находиться при власти. Но они более организованы. Это позволило им постепенно вытеснить так называемый революционный элемент. Их нельзя назвать прямыми агентами, хотя таковыми они являются по своим идеологическим воззрениям: они чтят Украину, только под другими флагами. Украина — это не только полунацистское государство с человеконенавистнической идеологией, но и определенная система, которую выстраивают у нас агенты влияния.


Не буду называть фамилии, это не столь важно. Скажу о другом: меня поражает, что несколько бывших чиновников «Партии регионов» за 2013 год провели порядка 40 крупных мероприятий по внедрению евроинтеграции в Донбассе, топтали все пророссийские организации и даже позволяли себе русофобские высказывания. И сегодня они достаточно известные публичные лица в Республике и не только, которые учат нас патриотизму. Это маразм.


— Что вы думаете о «Комитете спасения Украины»? Есть ли у него будущее?


— Думаю, что нет. Его влияние будет носить скорее экономический характер (то есть, отстаивание и лоббирование каких-то экономических интересов). Но каким образом «Комитет спасения Украины» может влиять на политику? Не вижу вариантов. Кроме того, эта структура из разряда тех, которые убивают все идеологическое. «Партия регионов» имела четкую антиидеологическую направленность. Идейные люди оттуда вытравливались, что и привело в итоге к катастрофе. Сегодня нас ожидает то же самое. С большим трудом нам удалось в этом году отметить годовщину Донецко-Криворожской Республики, празднование Дня русского единства в 2015 году вообще отменили. Тем не менее, в начале марта с пафосом отмечали день рождения Шевченко. Такие профанации совершаются не злонамеренно. Просто люди так делали десять лет и продолжают делать теперь. Это «Партия регионов» чистой воды, а местами сегодняшние чиновники её даже переплюнули. Думаю, некоторые «регионалы» сейчас с завистью смотрят на то, что у нас происходит.


— Камнем преткновения в вопросе выборов в ДНР стало участие украинских партий и кандидатов. Киев настаивает, что они должны принимать участие, а глава республики от этой перспективы наотрез отказывается. По-вашему, возможно ли, что украинская сторона будет представлена на выборах?


— Я очень надеюсь, что этого не произойдет. Местные выборы во всем мире считаются не политическими, они имеют особый формат. В этом вопросе и мы, и Россия, и, частично, Европа являемся относительными союзниками. А в политизации наших местных выборов заинтересована только украинская сторона.


Другое дело, какой смысл мы в эти выборы вкладываем. Европа, к примеру, будет пытаться «впихнуть» нас в общее юридическое поле Украины. Вкладывание смыслов после выборов у всех будет разное, если они, конечно, состоятся.


— В конце 2014 года вы уже давали интервью «Свободной прессе» и говорили, что не видите перспектив мирного разрешения конфликта.


— И сейчас не вижу. Ситуация зашла в тупик. Гражданский конфликт невозможно решить абсолютно мирным путем. Кроме того, наш враг целенаправленно строит антироссийское государство и не собирается сворачивать с этой стези. На территории Украины почти открыто проводится сегрегация населения. Как с ними можно договориться, я не знаю.


Конфликт может затухать, но его причины (очень мощные и глубинные) не позволяют сесть и обо всем договориться. Это не отменяет Минский формат, но я смотрю на него как на площадку для выстраивания дипломатических отношений. Проблема в том, что эту площадку у нас превратили в фетиш, хотя Минский процесс — это совсем небольшая часть политического процесса в целом.


— Как думаете, к чему придет комиссия по «делу Ходаковского»?


— Это позор. Я понимаю, у нас здесь «пиратское королевство», но давайте рассмотрим вопрос с точки зрения закона. Какой юридический статус имеет данная комиссия? Группа депутатов, которая что-то расследует, кого-то выслушивает и т. д. Пока что это политический процесс, его широко освещают в республиканских СМИ, но к правосудию он никакого отношения не имеет.


Хочу напомнить, что летом 2014 года сложилась ситуация, когда нам нужно было отстоять республику. И многие решения носили вынужденный военный характер. Мы же не говорим, что Жукова после Великой отечественной войны или Шарля де Голля после вывода французских войск из Алжира нужно было привлечь к ответственности за действия диктаторского характера? Но нужно отдельно разбираться с действиями, которые привели к личному обогащению. Если такие факты будут всплывать, то, думаю, сам Ходаковский будет заинтересован в том, чтобы помочь следствию.


Я подписал огромное количество бумаг, которые, с точки зрения сегодняшнего дня, носят спорный характер. Например, для ремонта техники и выпуска минометов, нами был изъят завод Гормаш, принадлежащий Ринату Ахметову. Давайте меня посадим за это.


Таковы реалии военного времени: нужно быстро принимать решение. И вы никогда не узнаете, правильным оно было или нет. Давайте пофантазируем, что бы было, если бы Стрелков не вышел из Славянска? Украина уничтожила бы всех находившихся там бойцов? Может быть. А может и нет. В этом мы уже не разберемся.


Предъявляют ли Ходаковскому обвинения в личном обогащении? Насколько я знаю, нет. Бойцов «Востока» обвиняют в том, что они заняли какое-то общежитие и вынесли оттуда ковры. Давайте покажем людей, которые отвезли награбленное к себе на дачу. Но если ковры привезли на блокпосты или в блиндажи, то это другой разговор…


— Новостные ленты сегодня пестрят сообщениями о скором наступлении ВСУ…


— Я внимательно за этим слежу. Есть большая вероятность того, что огромное количество территориальных батальонов, которые Украина просто переименовала в части ВСУ, ввяжутся в крупномасштабные боевые действия. У них плохая боевая подготовка, они безграмотны и неадекватно воспринимают действительность. Все это может толкнуть их на обострение ситуации, чего не станут делать кадровые офицеры.


Сегодня тербаты по всем фронтам заняли нейтральные зоны, в некоторых местах сократили до 100 метров расстояние до наших позиций, что приводит к вялотекущим боям. Мы уже ведем полувоенные действия. Ситуация не веселая.


Но сегодня Украина не может позволить себе те бомбардировки, которые применялись раньше. Использование тяжелой техники — дорогое удовольствие.


— Расскажите, какие цели преследует общественное объединение «Юг России»? Какова его концепция?


— Наша стратегическая цель — это соединение Русского мира и евразийского пространства, как духовного и светского элементов. Это, на самом деле, и есть цель русской цивилизации. Но сейчас она находится за горизонтом планирования. Её необходимо разбить на определенные этапы. «Юг России» — это и есть один из этапов.


Если до цели десть ступенек, то мы стали на первую. Используя региональный патриотизм, мы сумели себя защитить. На следующей ступеньке к нам должно прийти осознание единства с соседями. «Юг России» — это возможность договориться для всех живущих в большой степной зоне от Дуная до Волги, понять друг друга и найти какие-то общие ценности, связи.


Сегодня мы сталкиваемся с многовекторностью в идейной сфере. Вы можете слышать разные концепции: Донецкая Народная Республика — как отдельное государство, Донецкая и Луганская Народные Республики — как единое целое, но отдельное от России, ДНР и ЛНР — как часть России и т. д. Насчитывается до 16 векторов (5−6 основных и несколько более экзотических). С такой какофонией далеко не уйдешь.


Поэтому мы и пытаемся найти короткие тактические построения, которые позволят нам двигаться вперед. Привлекаем к работе людей, для которых идеология является профессиональной сферой деятельности, а также группы региональных патриотов — носителей восприятия малой Родины, как части большого Русского мира. Они должны получить промежуточный вектор в виде единства Юга России и определенный словарь терминов. Ведь проблема состоит еще и в том, что многие люди, формирующие системный дискурс в своих регионах, разговаривают с соседями об одних и тех же вещах, но называют их разными словами. Получается, что мы не достигаем результата по чисто техническим причинам.


«Юг России» объединяет людей, готовых нести ответственность за свою территорию, но не являющихся политическими фигурами. Напрямую они не заинтересованы в получении власти. Я считаю, что оппозиция — это тоже, по большому счету, власть. Она имеет свои интересы, поэтому ценности у неё находятся на бытовом уровне. Подлинные ценности исповедуют люди, не имеющие отношения к власти. Хорошая власть дышит в затылок своему народу, поспевает за ним. Это одна из причин классической нелюбви народа к власти, как таковой.


Наша задача — создать платформу для взаимодействия лидеров мнений, заставить их вести диалог и порождать те смыслы, которые будут понятны людям. Этим и занимается «Юг России». Прямых политических целей мы не преследуем.


— Многочисленные споры ведутся по поводу состояния экономики ДНР. Есть ли она вообще, эта экономика? Или Донбасс сегодня выживает исключительно благодаря России?


— У нас многие кричат, что «всё пропало». Хотел бы обратить внимание этих людей на то, что сегодня весь мир переживает катастрофу. Идет смена эпох. Ситуацию в Донбассе нельзя рассматривать в отрыве от международной конъюнктуры. Иначе создается впечатление, будто везде хорошо, и только в Донбассе плохо.


Безусловно, причины плачевного положения экономики нужно искать в конкретных фамилиях. Насколько я знаю, уже создается комитет для борьбы с коррупцией, которая у нас достигла чудовищных размеров. Это правильно. Нужно думать не о том, как у нас все плохо, а о том, как сделать лучше. С моей точки зрения, одна из главных задач — это объединение Донецка и Луганска. Нужно также работать с элитами Воронежа, Ростова и других ближайших соседей. Вести диалог нужно не только с центральной российской властью, но и с приграничными субъектами федерации. Тем более, для этого уже существует наработанная база.


Есть определенные направления, в которых должно работать общественное мнение. Общество должно постоянно спрашивать у власти: что делает таможня между Донецком и Луганском? Что происходит на практически закрытой сегодня границе с РФ? Ответ на это тоже никто не дает. Что мы там проверяем? Мы не доверяем российским таможенникам и пограничникам? Съездите в Дебальцево, и вы увидите полноценную таможню, которая возникла между Донецком и Луганском. Не за это люди воевали. Для меня это очень важные вопросы. Их нужно активно включать в повестку дня.


— Если бы сегодня вам предложили какую-то государственную должность, как бы вы отреагировали?


— Я никогда не видел Донецкую Народную Республику неким автономным государством, отдельным от России и всего Русского мира. И сегодня попытки создать некую «донецкую национальность» переходят рамки разумного. Поэтому задам ответный вопрос: государственную должность где? Нам нужно ломать границы, а не строить. Донецк и Луганск сегодня должны двигаться к тотальному объединению. Народ поднялся не за построение отдельных республик. Я имею право об этом говорить, поскольку активно занимался отстаиванием донецкой субэтнической общности последние 10 лет. И я, как никто другой, знаю ей ценность. Но нужно понимать, что строительство донецкой государственности в XXI веке просто невозможно. Это попытки повернуть колесо истории вспять. То же самое делает сегодня Украина, возрождая нацизм, которым мир и Европа переболели давно. Вот почему украинский национализм для всех смешон. Это вчерашний день!



Share this post


Link to post
Share on other sites

 

Еще один отрывок почти готовой книги о донбасских событиях. Он немного вырван из общего текста, но я не стал ничего адаптировать под отдельное изложение:
Сейчас, по прошествию двух лет после начала описываемых событий, можно предположить и дать ответ — почему российское руководство вело и продолжает вести себя столь нерационально. Ответ не понравится пламенным сторонникам президента Путина, однако он единственный, который вытекает из логики событий — президент Путин не является субъектом событий. Он их объект и исполняет предписанные ему решения субъектом более высокого порядка в неких жестко заданных рамках. Внутри этих рамок есть определенная свобода действий (скажем, операция в Крыму), однако за ними существует жесткий запрет на действия — и недоведение операции по присоединению Крыма до логического завершения явно говорит о том, что границы дозволенного Путину проходят по этой черте.


Тем же самым можно объяснить и последующие действия России на Донбассе — внутри рамок находится право Кремля поддерживать кровавый гражданский конфликт на Украине, за рамками — возможность его прекращения на условиях России. Всё это, конечно, весьма конспирологично, однако если кто-то может представить более рациональное объяснение — я с радостью выслушаю эту точку зрения. Версию про нечеловеческий гений и глубоко продуманные планы Путина прошу не предъявлять по причине ее полной неадекватности. Сложно глубоко продумывать свои действия, набрасывая план минского сговора на коленке во время воздушного перелета.

Однако в контексте событий апреля-мая 2014 года все эти рассуждения имели глубоко умозрительный характер. Менее месяца назад была проведена блестящая и практически бескровная операция в Крыму, достигнут стратегический во всех отношениях политический результат по присоединению Крыма, Украина на глазах разваливалась — никаких сомнений в том, что повторение крымских событий возможно, пусть и в более сложных условиях, не было ни у кого. И точно мы не можем говорить о каких-то ошибках и просчетах восстания в Новороссии в целом и Стрелкова, и других командиров отрядов восставших на этом этапе. Решения были логичными, события развивались в единственно возможном направлении.

Создание ДНР и ЛНР в любом самом зачаточном виде, прикрытие их ополчением и проведение референдума с политическим результатом — объявлением независимости от Украины — и было тем самым «крымским планом», который реализовывался в Донецкой и Луганской областях Украины в апреле-мае 2014 года. Никаких шансов у пребывающей в коматозном состоянии киевской хунты противостоять этому плану не было.

Нужно сказать, что хунте несказанно повезло, причем это везение еще требует своего будущего осмысления и изучения. Жесткость в проведении Майдана-2013/14 с его кровавым сценарием и дезинтеграцией государственного аппарата была вызвана объективными обстоятельствами — никакой «революционной ситуации» а Украине не было и в помине. Совершить государственный переворот можно было только через тотальное разрушение государственной власти, чем Майдан и занимался с ноября по конец февраля — четыре месяца. Победа Майдана привела к тому, что победителям досталась полностью дезорганизованная и деморализованная государственная машина, причем дополнительным грузом на ней лежал уход Крыма — это было тяжелейшее поражение новой власти, виновником которого была она и только она.

В этих условиях, нужно отметить, возможные ожидания Кремля на самопроизвольный распад Украины, которая просто не выдерживала груз противоречий, выглядели вполне разумными и рациональными. Однако как Стрелков стал своеобразным «черным лебедем» - неизвестным фактором, который сломал относительно естественный ход событий и развернул его в ту сторону, которую мы все видели, так и в Киеве возник свой собственный «черный лебедь». Фамилия его — Турчинов. Ничем особенно не выделявшийся партийный деятель, пребывающий как правило в чьей-то тени, Турчинов оказался способным организатором, сумевшим в период распада государственности удержать обстановку и развернуть ее в сторону сборки новой Украины. Новая Украина выглядела страшно, была уродливой и не слишком-то жизнеспособной. Однако она выжила и сумела мобилизоваться. И трудно сказать, могла ли она вообще выжить после госпереворота, не будь у ее руля в тот момент Александр Турчинов.

Однако в апреле-мае даже у Турчинова с его колоссальной работоспособностью и непрерывными попытками «сшивки» распадающейся ткани госуправления не было никаких шансов для противодействия «крымскому сценарию» на территории Донецкой и Луганской областей. Помешать ему хунта могла и пыталась делать это изо всех сил, но спасти ситуацию она уже была не в состоянии. Нацистов в итоге спас Путин — однако это было потом.

Стрелков и его команда, а затем и Славянское ополчение, встав на острие удара хунты, выполнили свою задачу: они позволили провести референдум 11 мая, который прошел и дал тот самый политический результат, ради которого всё и происходило.

На этом ключевая цель восстания, в сущности, была выполнена — никто изначально не ставил задачу создания независимой территории, самостоятельного государства. Точнее, были, конечно, самые разные точки зрения, в том числе и у сторонников радикальных решений на отделение с последующим созданием аналога Донецко-Криворожской Республики, существовавшей в свое время на данной территории, но на первых этапах основная масса людей была полностью уверена в возможности повторения крымских событий и сценария присоединения к России, а потому остальные идеи выглядели совершенно маргинальными.

Проблемы начались уже на следующий день. Министр иностранных дел России Лавров сделал заявление, причем оно было сделано в ряду других его заявлений и сообщений. Было сказано об «уважении» итогов референдума, но и только. По сути, ни о каком признании речь не шла, а значит, крымский сценарий стал невозможным.

Здесь нужно упомянуть, что буквально за несколько дней до 11 мая президент Путин выступил со специальным и крайне обескураживающим заявлением, в котором просил жителей Донецкой и Луганской области повременить с референдумом. Заявление было сделано по итогам встречи со швейцарским президентом Буркхальтером, после которой позиция Путина ощутимо претерпела изменения по сравнению с предыдущими его заявлениями. Просьба о переносе мотивировалась необходимостью налаживания диалога с киевскими властями, которые до этого именовались исключительно нелегитимными и даже жестче — хунтой.

Смена риторики и главное — резкий разворот в ожиданиях вызвал к жизни десятки разнообразных толкований происходящего, которые очень быстро получили саркастическое наименование «хитрых планов».

При этом киевская хунта несмотря на прозвучавшую по итогам встречи Путина и Буркхальтера просьбу о прекращении огня, наоборот, с удвоенной энергией начала приготовления к силовому решению конфликта, используя его в качестве точки сборки новой версии украинского государства вокруг борьбы с сепаратистами, а затем — и российскими оккупантами, используя тот факт, что к середине мая из России начался массовый приток добровольцев на помощь восставшему народу Донбасса. В России сотни и тысячи людей восприняли идею Русского мира как идею помощи соотечественникам, и никак иначе.

Уже была трагедия в одесском Доме профсоюзов, уже был расстрел Мариуполя, начались обстрелы Славянска, тиражировались кадры героического сопротивления практически безоружных мирных жителей, стоящих на баррикадах и блок-постах, останавливающих голыми руками бронетехнику ВСУ.

Смена риторики Кремля воспринималась как досадная, но временная оттяжка, после которой все равно всё вернется к прежнему сценарию и развитию событий. Предположить, что циничное предательство уже произошло, было немыслимо, а первые довольно робкие голоса на этот счет с негодованием глушились массовым шиканьем.

Тем не менее, понимая контекст происходящего, можно сказать, что именно в этот момент начались ошибки самих восставших, главной из которых был отказ от создания запасных сценариев, которые предусматривали переосмысление первоначального замысла. При всем психологическом настрое на продолжение крымского варианта именно тогда нужно было начинать осмысливать принципиально изменившуюся обстановку и вырабатывать в срочном порядке план действий, в котором присоединение к России через её признание итогов референдума и согласие на присоединение отсутствовали.

Как всегда бывает в таких случаях, одна ошибка немедленно стала причиной целой цепи новых, а в целом — перевела восставших из стратегии активных действий в стратегию действий реактивных — по обстоятельствам.

Повторюсь — ставить прямо вопрос о вине восстания в этот момент не приходится — психологически никто не оказался готов даже произнести слово «предательство», не то что учитывать его и ставить в главу угла новой стратегии действий.

Каковы должны были быть действия восставших в этот момент?

Логика происходящего говорила о начавшемся затяжном конфликте, в котором определяющую роль начинало играть соревнование организационных структур. На каком-то этапе разваленное украинское государство сумело собраться и начать возвращать в свои руки пусть и подобие, но управляемости, а значит — возможности создания управляющих контуров и цепочек. По ним начала циркулировать информация, до руководства хунты начала поступать относительно достоверная информация о происходящем, в ответ начались относительно осмысленные приказы и распоряжения.

Циничный отказ России признавать итоги референдума на Донбассе означал качественное изменение обстановки. Первоначальный замысел восстания, которое было нацелено да достижение политического результата — признания Россией итогов референдума — провалился по не зависящим от восставшим причинам. Поэтому 12 мая, когда Кремль устами министра Лаврова озвучил лишь «уважение» итогов референдума, стало поворотной датой восстания, за которой требовалось принятие принципиально иных решений.

На тот момент Кремль еще не стал прямым врагом восстания, однако стало очевидно, что восставшие могут лишь сотрудничать с Россией, причем логика сотрудничества могла вытекать лишь из предельно жесткого принципа принуждения. Так как цели восстания и Кремля разошлись (хотя на тот момент было крайне сложно понять, в чем именно и как далеко), единственный способ сотрудничества заключался в постановке «партнера» перед необходимостью предпринимать те или иные действия, вынуждать его к ним. Надеяться на добрую волю «партнера» становилось попросту опасно.

Непонимание или нежелание понять это серьезное качественное изменение стало еще одной ошибкой восстания.

Хочу отдельно сказать, что не считаю возможным давать оценку действиям восставших — сейчас, по прошествию двух лет, не так уж и сложно их раздавать налево-направо. Тогда, в совершенно неопределенной обстановке, в условиях жесткого противостояния с хунтой, боевых действий, цейтнота и катастрофической нехватки всего требовать от руководства восстания (которое само было представлено отдельными и разрозненными людьми, не объединенными в некую общую структуру) верных, грамотных и своевременных решений попросту нелепо. Но здесь речь идет об ошибках — то есть, решениях, не принятых, не принятых вовремя, принятых неверно. Это предельно важно для понимания причин поражения восстания — а потому категорически отделяю личный фактор от объективного.

Смена стратегии означала, что перед восстанием, начиная с 12 мая 2014 года, встал выбор из двух относительно рациональных вариантов, каждый из которых теоретически мог принести положительный результат, выражающийся либо в военном поражении хунты, либо в создании такой конфигурации противостояния, при котором хунта не имела возможности нанести военное поражение восставшим.

Первый вариант — симметричное соревнование организационных структур восстания и хунты. За хунтой была территория и ресурсы, заведомо превышающие территорию и ресурсы восставших. Однако при этом против хунты работал фактор развала управления, который к маю 2014 года только начал преодолеваться, причем во многом последствия этого развала очевидны даже сейчас, по прошествии двух лет после государственного переворота. За восставших играл фактор прямо противоположный — они контролировали два крупных областных центра, практически не пострадавших от событий Майдана и последующих за ними. Управление не было разрушено, чиновники находились на местах, городские и областные службы находились в работоспособном состоянии, что они и продемонстрировали в страшные месяцы лета 2014 года, когда практически в автономном режиме обеспечивали жизнедеятельность городов: скорые выезжали на места обстрелов, пожарные тушили пожары даже при обстрелах, ремонтные службы ликвидировали повреждения городских коммуникаций и объектов.

Такой вариант предусматривал ускоренный запуск государственного строительства на базе областных структур с последующими (а точнее, параллельно идущими им) мероприятиями по мобилизации экономики, созданию массовой армии, организацию работы тыла, системной эвакуации мирного населения из зоны боев для снижения нагрузки на скудные запасы ресурсов восставших и сохранения жизни и здоровья многих тысяч людей.

Война — это борьба организационных структур. Те структуры, которые более соответствуют текущим задачам, более адаптивны, обладают большей скоростью прохождения информации во всех направлениях, имеют возможность адекватно и своевременно оценивать текущую обстановку, генерировать решения и маневрировать имеющимися ресурсами — те и получают преимущество. Героизм помогает преодолеть недостатки и просчеты в организационном строительстве и решениях, однако работает лишь локально и и краткосрочно. «Порядок бьет класс» - русская адаптация немецкой поговорки "Fleiß schlägt Grips" ("Усердие побеждает талант"). Оба варианта поговорки применимы практически ко всем видам борьбы — вооруженной, спортивной, экономической.

Шансы на реализацию этой стратегии у восставших, без сомнения, были. Однако существовал ряд очень серьезных условий и ограничений, о которых будет сказано ниже. Главное же условие — динамика государственного строительства Новороссии должна была опережать аналогичные процессы, которыми занималась хунта в Киеве. Только так можно было преодолеть существенное ресурсное отставание, объективно существующее у восставших перед нацистской Украиной.

Второй вариант смены стратегии действий заключался в полном «переформатировании» картины военного противостояния между отрядами восставших и карательными формированиями хунты. Нужно было отказываться от позиционной войны ввиду существенного отставания восставших в тяжелом вооружении и численности. Последующие события показали, что города, занятые восставшими — Славянск, Краматорск, Горловка, Луганск, Донецк, Лисичанск и другие — становились в текущей картине боевых действий ловушками, которые окружались карателями и расстреливались изо всех калибров. Массовая гибель мирного населения, превращенного в заложников войны, голод, болезни, опасность эпидемий, огромный расход ресурсов на оперативную ликвидацию последствий обстрелов и поддержание минимальной жизнедеятельности крупных городов и агломераций — все это стало реальностью буквально в ближайшие недели после 12 мая.

Единственной альтернативой позиционной войне становилась война маневренная и война на коммуникациях. Огромный минус украинской армии — ее неповоротливость и привязка к коммуникациям. Подтягивая массы военной техники, вооружений, боеприпасов, людские ресурсы к «зоне АТО», в мае-начале июня 2014 года каратели были абсолютно беспомощны именно в движении. У них еще не была выстроена система контрпартизанской обороны просто по причине нехватки времени и ресурсов. Блок-посты на дорогах, густая сеть которых вместе с резервными, тревожными и патрульно-постовыми группами являются основой такой системы, только начали создаваться, связь между различными подразделениями ВСУ, Нацгвардии, карательных добровольческих зондеркоманд отсутствовала, координация действий была крайне низкой, уровень командования — ужасающе некомпетентен.

В существующей обстановке переход к маневренной рейдовой войне мог позволить дезорганизовать разрозненные силы хунты, создать для нее перманентную катастрофу в ближайшем и дальнем тылу. Кроме того, нельзя сбрасывать со счетов моральный фактор. Нигде, как известно, не врут больше, как на охоте, рыбалке и войне, поэтому к любым фронтовым историям я отношусь осторожно. Однако могу сослаться на рассказы бойцов горловского гарнизона, которые (не один и даже не несколько человек) рассказывали в разных вариациях истории о том, что командующий горловским гарнизоном Игорь Безлер на обстрелы Горловки высылал на позиции карателей диверсионные группы, которые «кошмарили» противника, выработав у них в некотором роде условный рефлекс. Это позволило на некоторое время снизить интенсивность обстрелов города. Точно так же рейд группы Безлера на блок-пост ВСУ под Волновахой, когда противник понес основные потери от «дружественного огня» с воздуха, показал степень дезорганизованности и полной несогласованности действий карателей. Собственно, как раз действия Безлера очень неплохо иллюстрировали все преимущества, которые получали восставшие, используй они такую стратегию действий не в точечном, а в массовом порядке, системно и согласованно.

Блокада карателями городов восставших в таком случае теряла смысл — катастрофа на коммуникациях вела ко многим последствиям для хунты, и все они выглядели крайне негативными для неё.

Моральный фактор позволял восставшим пополнять свои отряды населением территорий, которые формально были им неподконтрольны.

Ключевым минусом такого сценария, безусловно, являлось отсутствие тыла и отрыв рейдовых групп от территории восстания, а значит — отсутствие сколь-либо регулярного и централизованного снабжения, а также проблема раненых и больных.

Выбор второго сценария действий автоматически вел к необходимости совмещения его с первым вариантом — без государственного строительства и мобилизации всех ресурсов рейдовая война могла вестись максимум месяц-полтора, после чего ресурсы на ее ведение попросту истощались. Тем не менее, смена стратегии от обороны к активным действиям была объективно оправданной и пожалуй, альтернативы ей не было вообще. Вопрос стоял лишь в выборе: в каком именно приоритетном направлении активизировать очень скудные и катастрофически дефицитные ресурсы восставших. Аксиома про оборону, которая есть смерть вооруженного восстания, в данном случае обсуждению не подлежит.

Еще раз упомяну имя Игоря Безлера — его активные действия именно в рамках рейдовых операций хотя и носили крайне бессистемный и единичный характер (что вполне объясняется недостаточностью и личного состава, и вооружения), но показывают, что именно они на тот момент давали наибольший эффект. Любые возражения в том, что как раз скудость ресурсов восставших и сделала невозможным для них принятие решения о смене рисунка боевых действий, я принимаю безоговорочно. Однако при этом отмечаю, что альтернатива, которую мы видели в реальности, в итоге привела к поражению, которое было неизбежным при выборе пассивной оборонительной стратегии действий — и уж это было ясно еще тогда.

Подытоживая, можно сказать, что восставшие уже с 12 мая 2014 года, столкнувшись с предательством Кремля, были поставлены в жесточайший цейтнот, что требовало от них сверхусилий по полной смене стратегии своих действий. То, что они так и не сумели переломить себя в первую очередь в психологическом плане и не смогли использовать тот короткий промежуток времени, который был отведен им обстановкой, безусловно, является ошибкой, причем ошибкой, которая привела к самым тяжелым последствиям, ошибкой, которую уже к середине июня было практически невозможно исправить. Должно было случиться чудо, чтобы шанс появился снова. Чудо произошло — и о нем ниже, однако к сожалению, и оно было использовано примерно так же.

Можно сказать, что лидеры восставших так и не смогли даже осознать происходящего и продолжали надеяться на милосердие Москвы и на выполнение президентом Путиным его публичного обещания спасти русское население Украины. Вместо этого придворный пропагандист Кремля Соловьев ввел в оборот фразу «Им ничего не обещали». Справедливости ради, эта фраза была произнесена позже, но уже в мае, когда Россия признала практически сразу итоги выборов украинского президента Порошенко, назвав того «лучшим выбором украинского народа», лично у меня факт предательства уже не вызывал ни малейших сомнений.

Вспоминается, что Игорь Стрелков специально нашел время, чтобы попросить меня не писать тогда резко о действиях Путина — и я пытался максимально сглаживать тон и фразеологию своих статей, по крайней мере, пока Стрелков находился на Донбассе. Основания этой просьбы были очевидны — Стрелков до последнего рассчитывал, что Россия поможет восстанию, однако в августе 14, когда «помощь» пришла, это стало концом восстания. Кремль хладнокровно дождался, когда каратели истребят идейную часть ополчения, и ввел в действие своих «отпускников» лишь тогда, когда ополчение как военная сила перестало существовать. После этого, взяв под контроль управление территориями ДНР и ЛНР, Москва немедленно пошла на перемирие с нацистской хунтой («Минск-1»), что лучше всего показало — для Кремля даже катастрофическое стратегическое положение Крыма, как оторванного от материнской территории эксклава, было менее значимым, чем недопущение развала нацистской Украины. В такой ситуации говорить о субъектности Кремля и отстаивании им национальных интересов России, безо всякого сомнения, явно нелепо, хотя даже двух Минских перемирий оказалось недостаточно для сторонников Путина, готовых аплодировать вообще любым, даже самым абсурдным, его действиям.

Любопытно, но Кремль один в один повторил ту же самую стратегию в отношении Башара Асада. Дождавшись полного истощения сирийской армии, он пришел ему «на помощь» лишь для того, чтобы не допустить прямого военного поражения, но при этом окончательно подорвал боеспособность сирийской армии в бесплодных наступательных операциях. Убогость однотипных приемов прикрывается бравурными криками на ток-шоу и истошным воем пропаганды, однако и здесь вопрос о национальных интересах России выглядит крайне сомнительно.

Збигнев Бжезинский как-то задал вопрос: «Вы подумайте — чья это элита: ваша или уже наша», говоря о российских компрадорах, прячущих на Западе украденное у российского народа. Глядя на «блестящие» внешнеполитические ходы президента Путина, можно тоже задаться аналогичным вопросом — так чей это президент?

Предыдущий отрывок из книги здесь.

Share this post


Link to post
Share on other sites

 

Вокруг полицейской миссии ОБСЕ на Донбассе сегодня снова разгорелись нешуточные битвы спикеров, озвучивающих мнения и решения официальных структур. Российская сторона ожесточенно спорит с теми, кто говорит о ее согласии на такую миссию, "партнеры" с некоторым удивлением говорят о том, что такое согласие имеется, и они вообще не понимают, в чем проблема.

В частности, зам.главы АП Украины Елисеев в интервью "Интерфакс-Украина" весьма однозначно заявил, что "...у нас есть четкие записи всех телефонных разговоров, которые содержат согласие президента России на размещение именно вооруженной полицейской миссии ОБСЕ. Единственное, что я отмечу, что лидеры действительно не обсуждали детали, поскольку это уже должны делать эксперты и специалисты для того, чтобы наработать и предоставить соответствующие предложения на утверждение глав стран "нормандской четверки", - подчеркнул К.Елисеев..."

При этом со стороны России идет опровержение информации о том, что Россия дала свое согласие: "...Россия, вопреки заявлениям Киева, не давала согласия на размещение военизированной миссии в Донбассе, заявили в среду в МИД РФ. "Для обсуждения этих вопросов есть сложившиеся форматы. В первую очередь, это контактная группа, которая соберется в Минске, а также ОБСЕ, в рамках которой соответствующее решение и должно быть принято", - сказал "Интерфаксу" замглавы МИД РФ Григорий Карасин, отвечая на вопрос о том, согласна ли РФ с размещением военизированной миссии в Донбассе..."


Говоря иначе - кто-то врет. Причем врет сознательно. Нужно отметить, что степень доверия что к одной, что к другой стороне примерно одинакова - то есть, нулевая. Самозабвенная ложь из Москвы и Киева несется без остановки. Тем не менее, нужно отметить, что Карасин не стал отрицать или опровергать наличие телефонных разговоров и их содержание, а именно на них указывает Елисеев, ссылаясь на согласие Путина на создание полицейской миссии на Донбассе. То есть - фактически Карасин не опроверг слова Елисеева.

Вокруг этой миссии баталии идут весьма нешуточные, и по понятной причине: создание вооруженой миссии ОБСЕ означает введение на Донбасс третьей стороны, обладающей силовыми возможностями и защищенной с точки зрения международного права. Как поведет себя эта сила - вопрос, однако опыт югославского конфликта однозначно говорит о том, что миротворцы очень быстро превратились в одну из сторон конфликта. Собственно, начало грузино-российской войны тоже сопровождалось обвинением российских миротворцев в том, что они приняли сторону Южной Осетии.

Помимо этого животрепещущего вопроса, под его тенью решаются и другие. До конца лета с территории Донбасса должны быть выведены все "отпускники", а также всевозможные "ихтамнеты". Уже сейчас к границам постепенно перемещают технику и запасы боеприпасов и оружия. На некоторых участках передовой ополченцы находятся только со стрелковым оружием плюс категорическим запретом на открытие огня. Наказание - отказ в подвозе боекомплекта. Ополчения, кстати, уже нет даже формально: есть народная милиция с весьма смутным статусом.

Официальные лица уже в открытую говорят о необходимости скорейшей "имплементации" минских договоренностей, а республиканское руководство в Донецке затевает сбор подписей под обращением к мировому сообществу с жалобой на Киев, который тормозит эту "имплементацию".

В Киеве вовсю идет обработка депутатов и ведущих политиков. Возможно, что к 15 июня будет решен ключевой вопрос со статусом Донбасса, вокруг которого ломаются копья. Особый интерес вызывает позиция Савченко, которую сейчас окучивают, как особо ценный картофельный куст. На волне психоза с ее возвращением ее мнение может оказаться решающим - депутаты не рискнут идти против высказанного ею мнения.

Логика российской власти здесь очевидна - если и выводить "отпускников" и передавать границу - то лучшего времени, чем сентябрь-октябрь, придумать сложно: по всем каналам будут греметь выборы, и разного рода мелочи типа преданных двух миллионов наших людей попросту не пробьются через угар из "ящика". Вот здесь вооруженная миссия ОБСЕ и пригодится - границу логично передать ей, а не напрямую Киеву. И выглядеть это будет красиво, и преподнести это можно будет в выгодном свете, а уж пропагандисты по всем каналам растолкуют, что это очередной гениальный ход - теперь это головная боль Европы, скажут они. Они Майдан устроили - пусть теперь и пытаются разгрести. Какое такое предательство? Мы строго придерживаемся своих обязательств.

Одуревший электорат попросту не сумеет понять, кто и где здесь врет, так как врать будут вообще все и обо всем. Ну, а голоса дончан - да кто их услышит? Они же не встали с диванов, так что это они и виноваты, если что. Сколько мы их можем кормить? У нас у самих не густо.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Одним из итогов Варшавского саммита НАТО стало создание консультативной группы в формате Украина-G5 (США-Франция-Германия-Англия-Италия), целью которой становится принуждение России к безусловному выполнению Минского сговора.

Здесь важны два обстоятельства - Россия очень надеется на Италию, которая периодически совершает если не демарши, то какие-то шаги, которые наша пропаганда тут же объявляет чуть ли не расколом европейской позиции. Включение Италии в "пятерку по принуждению" делает эти надежды призрачными. Второй момент - Россию в эту группу не приглашают вообще. Все будут решать без нас и выдвигать условие с точки зрения консолидированной позиции. Это, конечно, провал нашей дипломатии, которая допустила создание такого союза против, но с другой стороны, возможности российской дипломатии полностью подорваны политическими решениями первого лица. Она вынуждена играть в том коридоре, куда загнал страну лично президент.

....

 

Алекс Андреев мне прислал письмо, я его процитирую полностью:

"...По поводу "G5 + Украина".

Насколько я понял из открытых источников и разговоров с добрыми людьми, планируется примерно следующее.

Будет создана "дорожная карта по имплементации Минских договоренностей", включающая в себя следующее:

1. Развод украинских и ДЛНР-их войск на большее расстояние (пока под вопросом).
2. Складирование тяжелого вооружения ДЛНР в определенных местах под контролем "вооруженных легким стрелковым оружием" участниками миссии ОБСЕ.
3. Передача границы под контроль ОБСЕ.
4. Создание "электоральной" (следящей за выборами) полиции ОБСЕ (под вопросом).
5. Местные выборы на Донбассе по законам Украины.

Никаких "консультаций" с ДЛНР относительно данного закона не предвидится. Никаких изменений Конституции Украины и согласования с ДЛНР не будет.

Россия полностью отстранена от разработки "дорожной карты", ее доведут до росс. руководства по факту и потребуют неуклонного соблюдения.

По последним слухам, выборы в Донбассе могут быть назначены на осень (ориентировочно - конец октября)..."

Он уточняет, что пока это что называется "фифти-фифти", нет полной и достоверной картины происходящего, однако создание "G5+U" без включения России и наше глухое молчание по этому поводу говорит о том, что решено интенсифицировать процесс, а в случае, если Кремль рискнет снова начать затягивать процесс предательства и играть в свои игры, к нему будут немедленно применяться дополнительные санкционные меры. Собственно, Италию в "пятерку" и включили для того, чтобы у Кремля не было соблазна вбивать клин в европейскую позицию. Она, возможно, и не очень-то рвалась в эту консультативную группу, но старшие товарищи сказали "Надо".

ПС. Стоит отметить, что отстранение России от выработки решения имеет под собой хоть и лукавое, но основание: Кремль постоянно говорит о том, что он не участник конфликта, что он просто мимо проходил, что участвует в Минском процессе строго по доброй воле и в свободное от работы время. Как раз эта позиция здесь и оборачивается своей другой стороной: раз у вас не получается, ребята, значит, постойте в стороне. Вы же все равно здесь не причем - сами говорите.

Share this post


Link to post
Share on other sites
ВАЖНО: В Чехии открывается представительский центр ДНР

 

27.08.2016 - 8:40

predstavitelstvo_dnr_v_chehii_soglasheni

 

1 сентября 2016 года в городе Острава (Чехия) состоится торжественное открытие представительского центра ДНР в Чешской Республике.

 

О таком знаковом событии «Русской Весне» сообщили в пресс-службе МИД ДНР, подчеркнув, что этот центр станет первым официально зарегистрированным представительством Республики в странах Европейского Союза.

 

Его открытие поможет координировать действия представителей Чехии и ДНР по защите прав и интересов жителей Донбасса за рубежом, по привлечению инвестиций и формированию позитивного имиджа Донецкой Народной Республики на мировой арене.

 

Также будет осуществляться сотрудничество в информационной сфере, целью которого является ознакомление чешских граждан с объективными событиями на Донбассе, культурой, этносом, наукой и другими сферами общественной жизни Донбасса.

 

Справка:

13 июня 2016 года представительский центр Донецкой Народной Республики был официально зарегистрирован в качестве некоммерческой общественной организации в Чешской Республике.

 

Основателем данного представительства является председатель чешской общественно-политической организации «Народное ополчение» Нела Лискова. Идея открытия представительского центра появилась у нее во время ее первого визита в Донецкую Народную Республику в марте 2016 года.

dnr.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

Глава самопровозглашенной Луганской Народной Республики Игорь Плотницкий рассказал о предотвращенной попытке переворота в государстве. Обращение Плотницкого появилось на официальном YouTube-канале ГТРК ЛНР.

 

По словам главы ЛНР, попытка переворота в республике могла состояться на фоне якобы «возмущения украинского народа», после которого на территорию государства по плану должна была зайти украинская армия.

 

Также Плотницкий рассказал, что общался со своим донецким коллегой Александром Захарченко, поскольку в самопровозглашенной ДНР также готовилась попытка переворота по похожему сценарию.

 

«Призываю не поддаваться на подобные провокации. Они видят, что никаким другим путем нас не одолеть, ни шантажом, ни блокадой, ни войной. Поэтому сейчас пытаются такие вещи прокручивать. Мы как работали, так и будем работать. Ничего у них не получится. Республика давным-давно состоялась», - отметил Плотницкий.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ополченца «Моторолу» взорвали в лифте собственного дома

Один из самых известных бойцов ДНР получил травмы, не совместимые с жизнью


В воскресенье, 16 октября, появилась информация о гибели в Донецкой народной республике (ДНР) ополченца Арсена Павлова, более известного как «Моторола». По предварительным данным, его подорвали в собственном доме. В результате один из самых известных бойцов ДНР получил травмы, не совместимые с жизнью.

«По пока официально не подтвержденным данным, "Моторола" погиб. Был подорван в лифте своего дома», - написал спецкор «Комсомольской правды» Александр Коц в своем микроблоге в Twitter.

Кстати, напомним, совсем недавно «Моторола» сыграл в осажденном Донецке свадьбу. Причем она вошла в историю: молодоженам выдали свидетельство о браке на бланке ДНР. Первое. Под номером 0001, соответственно.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Актер и режиссер Иван Охлобыстин написал заявление на имя главы Донецкой Народной Республики (ДНР) о предоставлении ему гражданства ДНР, сообщил РИА Новости представитель пресс-службы главы ДНР.

 

«Иван Охлобыстин в Ростове, находясь прямо на сцене, написал заявление на имя Александра Владимировича Захарченко о предоставлении ему гражданства ДНР», — сообщил собеседник агентства.

 

Украина в 2014 году запретила въезд в страну ряду российских деятелей культуры, среди которых числится и Иван Охлобыстин.

 

В 2015 году Минкультуры Украины обнародовало «черный список» деятелей культуры из России, которые, по мнению украинских властей, «создают угрозу национальной безопасности» страны. Сейчас он содержит 83 имени.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Антифашистское движение Греции передало на могилу Героя ДНР полковника Арсена Павлова (позывной «Моторола») землю из греческого города Спарта.

 

Доставила сосуд с землей на территорию Донецкой Народной Республики член антифашистского движения Греции, профессор института Достоевского Мария Калиба Прифти.

%D0%BC%D0%BE%D0%B3%D0%B8%D0%BB%D0%B0-%D0

 

«Как вы знаете, Моторола был командиром батальона „Спарта”, поэтому мы решили, что будет кстати привезти землю из региона Спарты и возложить ее здесь, на его могиле», — сказала Мария.

%D0%BC%D0%BE%D0%B3%D0%B8%D0%BB%D0%B0-%D0

 

Она сравнила полковника Арсена Павлова с участником Греко-Персидских войн, царем из Спарты — Леонидом, «который, как и Арсен Павлов, сражался за свободу».

%D0%BC%D0%BE%D0%B3%D0%B8%D0%BB%D0%B0-%D0

 

Арсен Павлов (позывной «Моторола») погиб 16 октября 2016 года в подъезде собственного дома в центре Донецка. Смерть наступила в результате подрыва взрывного устройства.

 

Для расследования привлечены сотрудники республиканских МВД и МГБ. Взрыв был квалифицирован как теракт.

%D0%BC%D0%BE%D0%B3%D0%B8%D0%BB%D0%B0-%D0

%D0%BC%D0%BE%D0%B3%D0%B8%D0%BB%D0%B0-%D0

Share this post


Link to post
Share on other sites

«Я приехал в Россию из Луганска в футболке и шлепанцах»
8 декабря 2016

 

Осенью 2014-го года стало понятно: проект «Новороссия» на Украине похоронен. Все завершились образованием двух «самопровозглашенных государств» — Донецкой и Луганской народных республик. Однако первый глава ЛНР Валерий Болотов, живущий сегодня в Москве, в интервью «Росбалту» заявил, что продолжает верить в эту идею, а также в то, что на Украине возможно широкое движение против нынешней власти. Беседу с ним мы начали с просьбы дать оценку текущей ситуации в Донбассе.

 

— Пожалуй, уже полгода переговоры в Минске не приводят ни к каким существенным изменения. Как вы считаете, вообще у них есть перспектива разрешить конфликт?

 

— Я думаю, по итогам переговоров ничего не меняется, потому что Украина, как всегда, хочет действовать лишь на своих условиях. Вот, к примеру, они же очень хотели открыть КПП «Золотое» в одностороннем порядке, несмотря ни на что. Поэтому я сомневаюсь, что в ближайшее время что-то сдвинется в лучшую сторону, ситуация будет только обостряться.

 

— То есть вы считаете, что может возобновиться вооруженный конфликт?

 

— Он особо и не затихал, просто в силу того, что появилось больше наблюдателей от ОБСЕ, с той стороны стали вести себя тише. Но мы всегда выполняли соглашения, а украинская сторона как всегда вела себя обманным путем: где-то отводила войска, а где-то заводила. И сейчас обстрелы продолжаются.

 

— Вернемся на некоторое время в прошлое. В событиях 2014-го года до сих пор очень много белых пятен, в частности, и по вашей, так сказать, «временной отставке» с поста главы ЛНР. Официально вы уехали на лечение после ранения, но еще тогда говорили, что вас «сливают».

 

— Так и было. Например, я неоднократно, буквально с первых дней, отдавал приказ взять аэропорт, но все мои указания игнорировались. А позже на меня последовали доносы, что якобы это я не отдавал такой приказ. Не нужно быть военным, чтобы понимать, что недопустимо иметь у себя в тылу вражеское вооруженное формирование. У нас были силы отбить аэропорт, не обязательно даже путем штурма. Можно было просто окружить его, перекрыть доступ к воде, и они сами бы сдались через некоторое время. Но этого сделано не было. Военные намеренно находили кучу нелепых доводов, почему нельзя или нецелесообразно захватывать аэропорт.

 

— Это был намеренный саботаж? Командиры вам не подчинялись?

 

— Я бы сказал так: это был один командир, которого я же и назначил — он саботировал выполнение важных боевых задач.
— Вы можете назвать его имя?

 

— На тот момент — министр обороны Игорь Плотницкий.

 

— Известно, что Игорь Плотницкий командовал батальоном «Заря», в Луганске ходят слухи, что именно этот батальон устраивал провокации и обстреливал Луганск летом 2014-го. Это так?

 

— Да. И не только «Заря». Сюда было заслано много людей, которые должны были совершать диверсии и разлагать дисциплину. А в «Заре» оказался самый большой процент этих «диверсантов».

Я в свое время отдал приказ Плотницкому собрать батальон для защиты правопорядка в городе, участия в боевых действиях и защиты границ ЛНР. Однако, как оказалось, батальон «работал» для другого. Я пытался, но у меня не было времени, ресурсов и возможности, чтобы все время находиться рядом и контролировать набор людей. Я доверился Плотницкому, и он сформировал батальон «для себя». Эти люди выполняли приказы Плотницкого, а не мои.

 

— Вы наделили Плотницкого широкими полномочиями, потому что хорошо знали его раньше?

 

— Нет.

 

— А как же он тогда появился в вашей команде, откуда?

 

— Это интересный вопрос даже для меня. Первый раз его увидели во время штурма военкомата в Луганске, это был уже далеко не первый день нашего противостояния, до этого мы уже захватили несколько воинских частей. Но на тот момент я очень нуждался в военном человеке, человеке с офицерским званием и опытом. И то ли специально было так сделано, то ли так сложились обстоятельства, что я не мог найти в своем окружении такого человека.
Я не помню, кто ко мне привел Плотницкого. И скажу честно, первое впечатление от него было хорошее. Он был такой «бравый солдат», внушал доверие, показал себя человеком дисциплинированным. И тогда я взял его командиром батальона, а впоследствии назначил министром обороны. Предательства от него я не ждал.

 

— Ранее вы заявляли, что Плотницкий занял ваше место незаконно, так как вы не уходили в отставку, а лишь на время оставили ЛНР. А это как-то официально оговаривалось?

 

— Я только сделал публичное устное заявление, что ухожу временно. Но еще до этого уже была проведена работа с моими противниками, были договоренности за моей спиной, был заговор, естественно, в нем участвовал и Игорь Венедиктович. Когда я уехал, я назначил его своим заместителем. Естественно, все обстоятельства моего выезда я сейчас рассказать не могу, но пока меня не было, быстро провели выборы. И заранее было ясно, что выберут Плотницкого.

 

— Вы говорите о противниках, то есть с самого начала в руководстве ЛНР было два противоборствующих лагеря?

 

— Изначально была одна команда, но были люди, которые специально пытались нас рассорить, внушали командирам всякую ложь. Некоторым даже нашептывали, что я их «заказал». Специально изнутри кто-то подрывал дисциплину, ссорил нас.

 

— А эти заговорщики не пытались угрожать вам, заставить уйти силой?

 

— Были попытки отстранения, но в лицо откровенно никто ничего не заявлял и не угрожал, все делалось за спиной приближенными ко мне людьми. И самое смешное, когда я покинул Луганск, и они планировали занять какие-то места и получить свои «ватрушки», всех их тоже убрали. Из бывших, с кем мы начинали, у власти никого не осталось.

 

— Игорь Плотницкий тоже говорил, что его пытались устранить. Этим летом на него было организовано покушение…

 

— Это все глупости. Он сам устроил это представление. Куда он ехал в такую рань в субботу? Я знаю, что он даже в туалет без охраны не идет, а тут вдруг сам куда-то отправился. Неужели за дешевыми помидорами на рынок? Просто ему захотелось пиара. Вон Захарченко ездит на передовую, встречается с людьми, а Плотницкий боится выйти открыто к народу, естественно, авторитета у него поэтому и нет. Вот ему и понадобилось что-то громкое — взрыв, переворот. Хоть что-то, что поднимет ему рейтинг.

 

— После отъезда вы не общались с Плотницким?

 

— Ни разу. Я знаю, что в его секретных приказах было распоряжение арестовать меня, как только я появлюсь.

 

— Отставных чиновников ЛНР, да и ДНР постоянно обвиняют в том, что при отъезде они вывезли с собой «несколько КАМАЗов». Не могу не спросить хотя бы для порядка: сколько «числится» за вами?

 

— Говорят, что очень много, но я ни одного не видел. Но по тем суммам, что называют, должна была быть неплохая колонна. Я когда уезжал, поставил охрану во всех банках, собирался восстановить финансовую систему, все банковские запасы до моего отъезда были не тронуты. Я выехал в Россию в футболке, спортивных штанах и шлепанцах, так и остался здесь. А слухи обо мне ходят разные, будто бы я даже танками торговал. Правда, у нас тогда еще и танков-то не было, но говорят, я 12 штук отправил на сторону. А еще — фуру шуб вывез. Слухи распространяют разные, так как у меня остался определенный авторитет, вот меня и пытаются очернить.

 

— Давайте поговорим о вашей команде, ваших соратниках. Алексей Карякин, бывший глава парламента, пожалуй, единственный, кому повезло: ну, по крайней мере, он жив. Как вы думаете, что произошло с Геннадием Цыпкаловым — экс-премьером ЛНР, мог ли он покончить с собой?

 

— С Цыпкаловым мы не один день были вместе, он был одним из моих заместителей, я хорошо его знал. И то, что он покончил жизнь самоубийством, — это ложь. Абсурдно звучит заявление, что он испугался и поэтому решился на такое. Я считаю, что его пытали, возможно, в процессе «переборщили», возможно, убили специально, а потом засунули в петлю. Но это не был суицид.

 

— А за что с ним так?

 

— Цыпкалов был неугоден Плотницкому, он был неуправляемый, неподчиняющийся — у него был другой «куратор» в Москве. Цыпкалов, естественно, мог что-то не то говорить, делать, мог что-то знать и мог это рассказать, поэтому его и убрали. Кроме того, у него был авторитет и за ним могли подтянуться люди, если бы он начал отклоняться от курса Плотницкого. Даже у Беднова был авторитет, которого не было и нет у Плотницкого. Да и вообще очень много исчезло неугодных людей, это вы видите только яркие примеры, такие как Цыпкалов.

 

— Кстати, если уж заговорили о Беднове-Бэтмене, действительно ли он был мародером и преступником, как озвучило следствие, или вы знали его другим?

 

— Я скажу так: конечно, есть командир, но всех проконтролировать невозможно. Наше ополчение формировалось не из профессиональных военных, были люди разные, с разным прошлым. У Беднова было много людей, проследить за каждым физически он не мог. Возможно, к нему попадали нечестные люди, совершавшие в итоге какие-то преступления. Но это не вина Беднова.

 

— То есть вы считаете, что Беднову приписывают всю «славу» его подчиненных?

 

— Я только предполагаю, что могло быть так. Но склоняюсь к мнению, что очернение Беднова просто кому-то выгодно, выгодно, чтобы его считали мародером, убийцей… Точно такая же ситуация и со мной: очень много грязи было вылито в мой адрес и она продолжает литься. Вот и Беднову, Мозговому, Дремову приписывают разное в силу того, что они даже после смерти имеют большой авторитет среди людей. Конечно, это не нравится нынешнему руководству ЛНР, потому что никто из них не участвовал ни в боевых действиях по защите ЛНР, ни в акциях протеста. Зато некоторые из них участвовали в АТО — с другой стороны.

 

— Думаете, что все полевые командиры погибли не случайно?

 

— Мое личное мнение: они были устранены. Убрали всех, кто начинал протестное движение. В анкетах армии ЛНР сейчас есть вопрос: участвовали ли вы в событиях 2014 года? Так вот, если человек участвовал, то в нынешнюю армию его не берут. Это говорит о том, что в ЛНР делается то же, что и на Украине — искоренение памяти и истории. Нынешнему руководству не нужны идейные люди, те кто помнит, с чего все начиналось и для чего. Плотницикий узурпировал власть и не потерпит никакой критики или конкуренции. Я даже знаю, что ему просто неприятно слышать мою фамилию, она раздражает его, возможно, даже пугает.

 

— А как же Дейнего — зампред парламента и переговорщик в Минске?

 

— Дейнего ничего не значит. От этого человека не исходит никакой угрозы — что он есть, что его нет. Он никогда не был инициативным лидером. Он обычный исполнитель поставленных задач, не более. Своего мнения у него нет.

 

— Но из старой команды остались еще министр МВД Игорь Корнет и глава МГБ Леонид Пасечник.

 

— Корнет при мне не занимал такой высокий пост, но он был в ополчении, подчинялся мне. Корнет и Пасечник — действительно старая гвардия, но не приближенная в свое время ко мне.

 

— Вам кто-то знаком по протестному движению из нынешнего состава Совмина? Знаете, кто эти люди?

 

— Мне самому интересно, кто они. Если посмотреть на состав прокуратуры, то невооруженным глазом видно, что создана она из проукраински настроенных людей, тех, кто уехал и потом вернулся, тех, кто работал на СБУ.

Мне часто пишут люди, которые поддерживали народное восстание, были на референдуме. Они рассказывают, что сейчас их массово увольняют, а их места занимают вернувшиеся из Украины. Расцвело кумовство, руководящие должности занимают люди без профильного образования, неспособные управлять чем бы то ни было. Потихоньку власть в ЛНР приближается к краху, а люди, которые более или менее способны руководить, уже выполняют задачи для Украины. Если сейчас что-то не поменять, то боюсь, что результаты будут плачевными.

 

— А как поменять? Народное восстание, переворот?

 

— Народное восстание никто не даст поднять. Из армии убрали идейных, набрали необстрелянных, зато управляемых. Даже если люди захотят подняться, то это закончится плохо, нынешняя власть будет сопротивляться до последнего.

 

— И снова о прошлом, но связанном с настоящим. Скажите, когда все начиналось в 2014-м, вы уже тогда понимали, что впереди война?

 

— Никто даже не подозревал, какие будут последствия. Несколько дней после захвата СБУ мы были в растерянности, ведь не знали — поддержат ли нас. Мы ждали, что нам помогут, как помогли Крыму, а помощь все не приходила, и мы не знали, чем все закончится. Потом на свой страх и риск начали действовать дальше.

 

— Главным лозунгом тогда было присоединение к России, но, тем не менее, обещанный референдум по присоединению так и не провели. Почему?

 

— Потому что мы отослали гонцов, промониторили ситуацию и поняли, что вряд ли Россия нас признает, поэтому не имело смысла затевать второй референдум. Мы хотели, чтобы у нас было, как в Крыму, хотели быть русскими, чтобы украинский фашизм нас не коснулся. И я считаю, что нужно было дожимать до конца, не отдавать наши земли украинским войскам. Но был саботаж… «Благодаря» этому мы и сдали тех людей, на чьих территориях прошел референдум, и я представляю, как злы они на нас: мы ведь их фактически бросили.

 

— То есть вы считаете, что нужно было идти вперед и не соглашаться на перемирие?

 

— Перемирие — это когда стороны могут выторговать что-то каждая для себя. А перемирие 2014-го было однобоким. Мы ничего не получили. Мы тогда и не нуждались в нем, потому что украинские войска начали бежать. У нас тогда было преимущество, кроме того, за нами могли подняться другие регионы Украины. Но нам «влили» в головы, что перемирие необходимо

.
— Именно тогда, я так понимаю, был похоронен проект «Новороссия»?

 

— Да. Наверное, он кому-то сильно помешал: и тем кто в Минске сейчас, и олигархам, которые хотят быть у нас царьками.

 

— Но была еще перспектива ДНР и ЛНР объединиться между собой, но инициативу Александра Захарченко отвергли.

 

— Игорю Венедиктовичу очень удобно ходить в короне. И на это он не пойдет. Хотя логично было бы объединиться против общего врага.

 

— А при вас такой идеи не было?

 

— Тогда было не до этого. Да и Захарченко пришел позже. Если бы он появился, когда я еще был в Луганске, и предложил такое мне, то я бы согласился. Вместе мы смогли бы противостоять врагу более эффективно и более эффективно работать в экономическом плане.

 

— Вы чем занимались после отъезда из Луганска?

 

— Разной деятельностью: организовал общественное движение, в последнее время занимаюсь бизнесом…

 

— А по слухам, вы собираетесь попытаться вернуться в кресло главы ЛНР, уже готовите «плацдарм».

 

— Мне сейчас не составит особого труда подъехать к границе и известить всех, что я «захожу». Не хочу себе льстить, но поддержка будет. Но я и не думал никогда смещать Плотницкого силой, я хочу действовать в правовом поле. Думаю, что после силовых действий нам как государству можно будет вообще забыть о каком-либо признании. Моя главная цель, чтобы все нами начатое дошло до логического завершения. Я чувствую ответственность перед людьми, с которыми мы вместе начинали, которые в нас верили. А потому сидеть, сложив ручки, я не собираюсь.
Мои инициативы направлены не только на Луганск. Я общаюсь с представителями различных регионов Украины. Во многих областях недовольны нынешней экономической и политической ситуацией, люди хотят сопротивляться киевской власти, и это политическое движение охватывает всю Украину. Даже если в Минске достигнут какого-то результата, мы от своей идеи не отступим. Будет съезд нашего движения, на котором мы изберем лидеров. На него приглашены представители Харькова, Запорожья, Херсона, даже из западных областей.

 

— А из ЛНР?

 

— Естественно. Скажу так, пуcть не большинство жителей Луганской народной республики мои сторонники, но подавляющее их большинство — это противники действующей власти.

 

— Так чего ждать и бояться Украине?

 

— Мы уже видели на примере Донбасса, к чему приводит восстание и что такое война. Будем разговаривать политическим языком.

— Делаете ставку на то, что другие регионы потребуют у Киева автономию?

 

— Не знаю, спасет ли сейчас нас автономия, но конфедерация — возможно, так как она предусматривает возможность отделения и присоединения к другой стране. Но с чего-то нужно начинать. Может и с автономии. Посмотрим, о чем удастся договориться.

 

— То есть вы допускаете для Донбасса жизнь в составе Украины?

 

— Если у нас будет какой-то особый статус, то почему бы и нет. Но только при условии, что мы сможем плотно сотрудничать с РФ. «Наедине» с украинцами мы уже не сможем. Мы для них тоже чужие. Посмотрите, они выходят на митинги против тарифов ЖКХ, но ни разу никто не вышел на митинг с требованием прекратить войну. Это потому, что им своя рубаха ближе к телу. Так пусть и у нас будет «своя рубаха».

 

— Как вы себе представляете весь этот механизм?

 

— Я считаю, что нужно провести референдум и спросить, куда люди хотят идти дальше. Но я считаю, что Донбассу нужно право голоса, нужна однозначно такая децентрализация, которая позволит нам ориентироваться на Россию. Она нам нужна не только для реализации инициатив в экономической сфере, она нам близка духовно, у нас русские корни. Но нам не обязательно в итоге к кому-то присоединяться, мы можем жить и самостоятельно.

 

— Кстати, согласно одному из недавних опросов, большинство украинцев не поддержали бы на референдуме даже особый статус Донбасса, не говоря уж о «независимости». А вы всерьез полагаете, что на 90% «дотируемая» сегодня ЛНР в будущем сможет выжить в одиночку?

 

— Я думаю — да. Мы ведь в свое время просчитывали все с экономистами, хотя тогда, конечно, еще не было таких разрушений. Если сейчас начать работать, создавать и вкладывать, а не пилить, то у нас все придет к процветанию. У нас есть предприятия, ресурсы, а главное — люди.

 

— А как вы оцениваете нынешнее состояние экономики ЛНР?

 

— Мне очень много бизнесменов пишут, что сейчас там творится какое-то мракобесие: все обложено налогами, которые в итоге уходят неизвестно куда — даже Украине, а в ЛНР как не было финансов, так и нет, как и экономики. Народ обирают, вместо того, чтобы помогать ему. Всех обложили данью. Даже гуманитарка людям не достается. Она сбывается в магазинах, принадлежащих Игорю Плотницкому, его жене, родственникам. Выдают помощь лишь некоторым. Делается все, чтобы «слить» республику.

 

— Считаете, ситуация не изменится, руководство ЛНР не исправит свои ошибки?

 

— Думаю, что нет. У них другая задача — раскачать республику и показать, что при Украине было лучше. Их задача, как можно быстрее вернуть Донбасс в состав Украины, потому что она без нас задыхается. Они противники той идеологи, с который мы поднимались. Мы видим, что получилась революция не для людей, а против людей. Кроме того, сейчас в Донецк и Луганск возвращаются представители Партии регионов, местные олигархи. Кстати, они сторонники «мини-автономии», им хотелось бы быть фактически независимыми от Киева и управлять ресурсами ЛНР и ДНР. Они хотят свое маленькое государство, у которого будут маленькие царьки в их лице, так что у нас есть еще угроза не только со стороны Украины, но и со стороны олигархата.

 

— Если все так плохо в ЛНР, то почему же Россия не вмешается?

 

— Вы видите, какая сейчас обстановка в России? После Крыма с нее еще не сняли санкции, а если РФ признает Донбасс, то на нее спустят всех собак.

 

— Я не совсем это имела в виду: Россия может ведь, наверное, заменить нынешних руководителей, чтобы улучшить ситуацию в ЛНР?

 

— Я думаю, Плотницкого поменяют в ближайшие несколько месяцев. Он уйдет «по состоянию здоровья», или придумают иную причину. В России понимают, что если это не сделать сейчас, то мы потеряем ЛНР полностью. Ведь Плотницкий не занимается республикой. Он занят своими делами, бизнесом, личным обогащением, как и остальные. Мне известно, например, что в некоторых бюджетных организациях ЛНР зарплату выдали лишь на 50% деньгами, а остальную сумму предложили забрать товарами в магазинах Плотницкого. Выглядит это так, как-будто ему нужно срочно «обналичиться». Видно человек очень торопится сбежать.

 

Беседовала Марина Воронцова

Share this post


Link to post
Share on other sites
Достижения ДНР в итогах года: промышленность, связь, разработки и многое другое

 

04.01.2017 - 7:30

nacionalizaciya_v_dnr_0.jpg?itok=pI1V8e2

 

Республика претерпевает критику практически по всем информационным направлениям. Европа, Россия, Украина и даже сами жители Донецкой Республики всенепременно утверждают убыточность Новороссии. В этом направлении легко мыслить, если не знать или по крайней мере упёрто не хотеть признавать некоторые, не побоюсь этого слова, экономические достижения.

 

Люди, конечно, во многом правы, ведь руководство Республики, мягко говоря, не дотягивает до идеала. Однако я не приучен ныть и всегда ищу лишь позитив. Поэтому как есть — так есть. К тому же, в ДНР и без меня хватает, кому лить помои на наше иногда безмозглое руководство, хотя оно явно учится. Каковы собственно наши достижения? В чём они заключаются, есть ли они, и могут ли быть вообще?

 

Сегодня я перечислю все свои наблюдения в сегменте экономического развития нашей Республики, в условиях войны и неслабого украинского прессинга. Так сказать, «Новогодние плюшки» для поднятия праздничного настроения, которые я припас специально для праздников. Ну и некоторые проблемы не обойду, куда же без них.

Финансы и экономика

 

Развитие экономики – это прежде всего банки, которые держат под контролем финансы и распоряжаются ими. Донецкая Республика выстраивала свою финансовую систему с самого нуля, без документации, что вывезли в Киев, приняв от него в наследие лишь обслуживающий персонал, работающий при Украине.

 

За время открытия ЦРБ, банк взял на себя обязательства не только выплачивать пенсии и осуществлять денежные переводы, но ещё и заниматься кредитованием ведомств и предприятий ДНР. Только за последний год ЦРБ выдал кредиты на сумму более 5 млрд руб.

 

Центробанк обслуживает более тысячи компаний-импортеров и более 500 экспортеров. Ежемесячно банк осуществляет более 4 тысяч услуг по перечислению средств за импорт и более 2 тысяч за экспорт.

 

Общий объем операций по экспорту-импорту составляет более 6-ти миллиардов рублей или 90 миллионов долларов в месяц.

 

Не плохо, да? Это всё благодаря «террористам», которые взяли на себя ответственность и в октябре 2014-го открыли свой банк, а уже к июлю следующего запустили систему пластиковых карт, которая охватила ДНР до конца 2015 года. Для клиентов Центробанка запустили сервис онлайн-консультаций, а с помощью мобильного оператора «Феникс» ведётся SMS-информирование абонентов об изменениях баланса карт.

 

Число открытых счетов ЦРБ в настоящий момент превысило 440 тысяч юридических и физических лиц. В настоящий момент открыто 257 отделений банка, который развился настолько стремительно, что вскоре будет готов возвращать вклады СССР, возврат которых не могла себе позволить Украина. Хотя это только в планах и заявление сделано чисто ради поднятия имиджа Захарченко и Ко, а вклады скорее всего, возвратят в эквиваленте один к одному. Ну, пиар короче.

 

В ДНР объединились исследователи проблем развития банковской сферы из 6 стран.

 

На форумах представляются работы ученых и банкиров из России, Израиля, Беларуси, Туниса, Абхазии и Ливана. На обсуждении также представляются исследования немецких и китайских специалистов.

 

Но Украина любыми способами пытается помешать развитию экономики Донбасса и уже в седьмой раз срывает переговоры минской экономической подгруппы. Но вопреки всем помехам Республика развивается и даже не думает снижать обороты.

Связь

 

Посудить хотя бы по развитию мобильного оператора ДНР «Феникс», который начал работу в тестовом режиме летом 2015-го, а феврале уходящего начал полноценную работу.

 

За прошедший год число активных абонентов достигло 400 тысяч человек, которые получили возможность звонить в 50 стран мира, включая Украину, хотя и говорили, что «шарманка» будет работать только в «Дыре».

 

А уже летом оператор запустил услугу интернет и анонсировал запуск сети 4G. Оборудование для этого довольно сложного проекта будет закуплено в Китае. Вот вам и «террористы», отжавшие «Киевстар». Единственный минус в работе оператора — это нехватка стартовых пакетов. Наши «гении» элементарно не способны обеспечить население «пластиком», а имеющийся продают лишь в отделениях «Почты Донбасса». Маркетологи из них так себе.

Ушедшее

 

А помните смутное время 2014-го? Мы думали, что Украина отрубит мобильную связь, а собственной альтернативы нет, как не было продуктов, топлива и денег, за которые всё это можно было купить. Да ничего у нас не было, даже привычный гудок с ДМЗ и тот пропал. А гудел ведь с XIX века. Помнится, выйдешь в магазин за хлебом, а магазин закрыт. И не то, чтобы нормально так закрыт, с табличкой «закрыто» или «вернусь через 15 минут», а наглухо так заколочен да забаррикадирован старыми поддонами, и вместо окон висят фанерные листы.

 

Если и найдёшь рабочий магазин, то, зайдя в него, попадаешь в прошлое, где, кроме хлеба, есть соль, минералка и морская капуста. Ассортимент понятное дело сменился, и наряду с водой и капустой во всю длину прилавка были расставлены разноцветные напитки и водка, от которых желудок всё также будет урчать и требовать кушать.

 

Ситуация нынче изменилась только благодаря предпринимателям, но не как не нашего руководства, которое давит бизнес проверками, штрафами и налогами. Так начиналась наша с вами свобода.

 

Все понимали как будет тяжело, но мы упорно шли к намеченной цели и готовились к худшему во имя лучшего. Только бы враг не прорвался.

 

ДНР была республикой беспорядочного человеческого движения. Многие аналитики пророчили нам одно десятилетие, чтобы хоть как-то стать на рельсы развития и прийти хотя бы к какой-то стабильности. Уж не знаю, на какие примеры они полагались, но думаю, что это были мирные 90-е, когда Киев тянул нас за собой на дно.

 

После жаркого лета 14-го многие предприятия были разрушены, закрыты или парализованы, но поистине стойкий менталитет Донбасса привык лишь созидать, даже в военное время. И не важно, какой фашист придёт на нашу землю, украинский или немецкий.

 

Осенью 2014-го был заложен фундамент для дальнейшего возведения прочных стен Республики. Мы кирпичик за кирпичиком выкладывали своё будущее, и я уверен что не зря. (Только бы не напортачили наши лидеры).

Промышленность

 

Такие выводы можно сделать, глядя хотя бы на реанимированную промышленность. Конечно, о полной реанимации говорить ещё рано и многие показатели вызывают у меня много вопросов к руководству, но стремительные темпы развития настраивают на позитив.

 

Только за 2015 год возобновили производство более 300 предприятий тяжелой промышленности ДНР, а количество предприятий, работающих на внешних рынках, выросло в 9 раз.

 

Объемы реализации металлургической продукции в ДНР в течение прошлого года выросли в 7 раз.

 

Объем реализации промтоваров вырос с 4 до 10 млрд рублей в месяц. Реализация промышленной продукции всех отраслей составила 90 млрд рублей только за прошлый год, а ожидаемый итог уходящего года составляет пятикратный прирост.

 

Крупнейшие в Донбассе предприятия ДМЗ и ЕМЗ восстановились и постоянно наращивают производство.

 

Наконец-то после 2 лет простоя открылся «Донбасс-Агромаш» (бывший «Точмаш») с огромным потенциалом в военной сфере производства. Предприятие находится в прифронтовом районе возле аэропорта и пострадало больше других.

 

На данный момент, предприятие способно выпускать до 20 агрегатов ежемесячно, а модельный ряда пока ограничен 15-ю видами техники. В будущем планируется наладить изготовление сельскохозяйственных катков, дискаторов и совершенно новую модель культиватора, которую спроектировали донецкие учёные.

 

Однако куда, кроме Республик, будет продаваться техника, это вопрос конечно. Будем надеяться, что некоторые (не будем тыкать пальцами) руководители, не будут как всегда щёлкать и разберутся.

 

Ещё Юзовский метзавод ежемесячно сможет производить около 30 тысяч тонн стали. «Донецкгормаш» впервые за 6 лет запустил собственное литейное производство. Импорт ведётся в ЛНР, Россию и Казахстан, а ожидаемая выгода составляет 500 млн рублей в год.

 

Метизный завод в Енакиево ежемесячно получает заказы из РФ на 160 тонн продукции, а на общий экспорт вся продукция ДНР продаётся в 18 стран мира.

 

Только в периоде с мая по октябрь начали свою работу 20 промышленных предприятий. Среди них предприятия по металлообработке, машиностроению, химической и пищевой промышленности и одно фармацевтическое предприятие. Налаживается производство электродов для сварки чёрных и цветных металлов в «Арксэл» и производство метизов в «Донбасс Метиз».

 

Кроме того, открылись две фирмы по производству строительных материалов и ведётся разработка выпуска автобусов собственного производства. Машиностроители Ясиноватой начали промышленные испытания фильтров очистки жидких неагрессивных сред, разработанных донецкими учёными. После испытаний фильтры будут поставлены на конвейерное производство для внутреннего рынка и на экспорт.

 

За этот год Совет Федерации предложил ДНР нарастить экономические связи с регионами РФ, а вскоре профсоюзы машиностроителей ДНР и РФ заключили договор о сотрудничестве на ближайшие 2 года.

Ученые и их разработки

 

Ещё один показатель любого сильного государства – это его учёные умы, которые уже создали научно-технический совет по вопросам развития промышленности. Ведь экономика может развиваться только на основе научных достижений, взаимодействуя с промышленностью. Совет уже занимается разработкой плана собственного производства сырья и товаров, внедрением инноваций в промышленность, модернизацией оборудования и прочим.

 

Донецкие ученые разработали модуль бесперебойной работы горной техники, который позволяет конвективным способом остужать силовые полупроводники.

 

Это маленькая революция в сегменте охлаждения двигателей, которая выглядит довольно компактно и обходится весьма недорого. Донецкое ноу-хау уже готовы поставить на конвейер ряд заводов ДНР и экспортировать его в Россию.

 

Следующее по списку изобретение позволит превратить угольную пыль в топливо, спрессовывая её в брикеты. Это мобильная установка, которая производит до 15 тонн топлива в час. Но учёные пошли еще дальше и предложили свой метод брикетирования окалины, остающейся при производстве металлопроката. Такие брикеты станут немалым довеском к металлопереработке, без которой не обходится ни одно современное металлургическое производство.

 

Также наши учёные открыли проект по переработке породы терриконов и смогут получать до 12% угля из отходов. Научные труды Института проектирования шахт уже продлили сроки службы не одному горному предприятию, среди которых старейшая «Холодная балка» города Макеевки, срок службы которой удалось продлить ещё на 30 лет вперёд, вместо прогнозируемых 7-ми. Институт занимается планами по угледобыче, возможностями их достижения и увеличением сроков их службы.

 

На 2017 год запланировано разработать более 50 проектов по развитию угольных предприятий ДНР.

 

Учёные ДНР также работают и на аграрный сектор Республики, предлагая свои изобретения практически в любом направлении. Полным ходом внедряется технология восстановления деградированных земель, которая была разработана годом ранее. Также ученые вместе с аграриями начали создание систем управления «умными теплицами» и разрабатывают проект реконструкции Донецкого ботанического сада. И это далеко не всё, что я могу перечислить, но перейдём к следующему.

Торговля и пищевая промышленность

 

Несмотря на экономическую блокаду, в Республике с завидной регулярностью открываются новые супермаркеты и сетевые магазины. Торговый бум говорит о стабильном росте экономики и повышении товаропроизводительности в ДНР и свидетельствует о растущей покупательской способности населения.

 

Торговые объекты появляются на улицах Донецка почти каждый день. За 9 месяцев 2016 года прирост в этой сфере составил свыше 2000 объектов или +29% по сравнению с прошлым годом.

 

Товары агропромышленного комплекса обеспечивают республике продуктовую безопасность, а доля местного производителя выросла по сравнению с прошлым годом в 2,5 раза и ассортимент увеличился в 4,5 раза. Блокада не была снята Киевом, и Республики самостоятельно её преодолели.

 

Количество предприятий пищевой промышленности ДНР выросло на 17% по сравнению с довоенным периодом. Рынок всё больше наполняется товарами собственного производства, что делает нас всё более независимыми от Украины и полностью обезопашивает Республики от очередных нападков со стороны Киева.

 

Иными словами, изоляция нам не страшна и даже в случае ожидаемого украинского дефолта Республика минимально ощутит его последствия, ведь у нас не производят, наверное. только сыр, проблемы с которым у нас были, сколько я себя помню. Ах, ну да, ещё не успели запустить пивное производство. Но и это не за горами. Однако не стоит сильно радоваться, ведь интенсивно развивающаяся торговля говорит о том, что тяжёлая промышленность переживает не лучшие времена.

Агропромышленный комплекс

 

ДНР значительно продвинулась в восстановлении сельскохозяйственной отрасли, включая животноводство и растениеводство. Площадь озимых за год выросла почти в 2,5 раза. Фермеры ДНР отвели под овощи 3,5 тысячи га земель, посевы увеличатся за счет передовых технологий.

 

Площадь посева озимых 2015 года более чем в 2 раза превзошла довоенную, а уже в следующем году было засеяно более 200 тыс. га.

 

Это более чем в 2 раза, превышает довоенный показатель по всей области, которая в 3 раза превышала подконтрольную ДНР и не была заминирована. И это всё Террористы!!?

Строительство и ЖКХ

 

Восстановление Республики началось в 2015 году с ремонта дороги Донецк — Успенка, продолжительностью 31 километр. Было положено 82 тыс. квадратных метров асфальтового покрытия, а потрачено свыше 64 миллиона рублей. Но это была лишь разминка, и Республика охватила ремонтом асфальтного покрытия все дороги и даже дворы, вдвое превысив результаты 2015 года.

 

Было отремонтировано 775 километров дорог по всей Республике. Около сотни предприятий занимаются восстановлением ДНР.

 

За 2016 год было построено 129 частных домов, хоть и планировалось построить на 18 домов меньше. Также выдаются квартиры пострадавшим семьям, но количество выданных ключей не способно обеспечить всех пострадавших. В этом вина откровенного жлобства министерства строительства и ЖКХ, ведь народ никому из них не интересен. Лишь бы больше плюсов заработать.

 

Были восстановлены донецкий Дворец спорта «Локомотив», спорткомплекс «Локомотив» в Иловайске и Донецкий краеведческий музей, которые сильно пострадали от обстрелов ВСУ. Также началось медленное трёхэтапное восстановление Саур-Могилы.

 

С начала программы по газификации ДНР было включено 65 проектов. Только по Донецку после обследования было выявлено 67 км недостроенных сетей, которые были либо запроектированы, либо находились в начальной стадии строительства при Украине. Только газификация Дебальцево обойдётся в 190 млн рублей. И это только до города.

 

«Донбассгаз» ввел в строй два газопровода, которые во времена Украины не могли запустить целых 10 лет.

 

Далее, «Донбассгаз» установил систему контроля над поставками газа в онлайн-режиме. Теперь уровень давления и сбои в системе будут обновляться каждые 30 мин.

 

Это всё ужасные преступления против народа Донбасса, которые регулярно проводят республиканские террористы и нагло открывают свои консульства в станах Евросоюза и планируют открыть ещё пять в 2017 году.

 

Количество турфирм в реестре ДНР за год увеличилось с 11 до 26 турагентств. Больше всего пользуется спросом Российская Федерация, Абхазия, Грузия, Турция, Доминикана и Мальдивы.

 

А число отдыхающих на курортах ДНР за год выросло почти втрое. Вот такие вот дела, товарищи сепаратята.

 

В этом списке собраны далеко не все показатели экономического развития «Дыры», в которой мы, по некоторым убеждениям, «гниём». В список не вошли ряд шахт и заводов ДНР, многие научные разработки, аграрные достижения, результаты восстановления мостов, домов, ж/д путей, теплотрасс и муниципальных зданий Республики.

 

Мы живы! Мы растём и развиваемся! Всё будет хорошо! Я уверен! С НОВЫМ ГОДОМ, ТОВАРИЩИ!!!

 

Алексей Гумилёв, для «Русской Весны»

Share this post


Link to post
Share on other sites
Интернет-конференция Александра Ходаковского 29.12.2016



Share this post


Link to post
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Loading...
Sign in to follow this  

×
×
  • Create New...